Деревянные изделия позднего мезолита - раннего неолита лесной зоны Европейской части России: комплексные исследования: по материалам стоянки Замостье 2 тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.06, кандидат исторических наук Лозовская, Ольга Владимировна

  • Лозовская, Ольга Владимировна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2011, Санкт-ПетербургСанкт-Петербург
  • Специальность ВАК РФ07.00.06
  • Количество страниц 385
Лозовская, Ольга Владимировна. Деревянные изделия позднего мезолита - раннего неолита лесной зоны Европейской части России: комплексные исследования: по материалам стоянки Замостье 2: дис. кандидат исторических наук: 07.00.06 - Археология. Санкт-Петербург. 2011. 385 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Лозовская, Ольга Владимировна

СОДЕРЖАНИЕ.

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ДЕРЕВО В КАМЕННОМ ВЕКЕ. ПРЯМЫЕ И КОСВЕННЫЕ

СВИДЕТЕЛЬСТВА.

ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ДЕРЕВЯННЫХ ИЗДЕЛИЙ.

ГЛАВА 3. СОХРАННОСТЬ И МЕТОДИКИ КОНСЕРВАЦИИ ДЕРЕВЯННЫХ

ИЗДЕЛИЙ.

ГЛАВА 4. ДЕРЕВЯННЫЙ ИНВЕНТАРЬ СТОЯНКИ ЗАМОСТЬЕ 2,

МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ И ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ.

ГЛАВА 5. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ДЕРЕВЯННЫХ ОРУДИЙ И ОБРАБОТКИ

ДРЕВЕСИНЫ НА СТОЯНКЕ ЗАМОСТЬЕ 2.

ГЛАВА 6. ОСОБЕННОСТИ ИЗГОТОВЛЕНИЯ ДЕРЕВЯННЫХ ИЗДЕЛИЙ МЕЗОЛИТИЧЕСКИХ И НЕОЛИТИЧЕСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ ВЕРЕТЬЕ 1, У СВЯТЫ IV, СЛОЙ Б, НАУМОВО, СЕРТЕЯII И ДУБОКРАЙУ. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ

АНАЛИЗ.

Поселение Веретье 1.

Неолитические поселения Верхнего Подвинья.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Археология», 07.00.06 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Деревянные изделия позднего мезолита - раннего неолита лесной зоны Европейской части России: комплексные исследования: по материалам стоянки Замостье 2»

Актуальность темы. Изучение каменного века базируется преимущественно на истории развития технологии обработки камня. Тем не менее, важная роль дерева на ранних этапах истории человечества мало кем ставится под сомнение. Однако из-за недолговечности этого органического материала прямые свидетельства исключительно редки не только для палеолита (всего около 30 находок), но и для более позднего времени. Для сохранности деревянного инвентаря необходим целый ряд физико-химических условий, который ограничивает территорию распространения стоянок с хрупкими органическими остатками. В первую очередь, это торфяниковые и озерные памятники Северной и Центральной Европы, относящиеся к мезолитическому и неолитическому времени. История исследований озерных поселений в Западной Европе — в приальпийском регионе (Швейцария, Франция) и в Северной Европе (Дания, Германия) — насчитывает более 150 лет. За эти годы были открыты сотни стоянок, многие находки сыграли важную роль в понимании современными исследователями первобытных реалий (охота с копьем и с луком, свайные постройки, первые земледельческие орудия, освоение водных пространств, способы рыбной ловли и т.д.). С 1980х гг. разработка в Западной Европе метода дендрохро-нологического датирования позволила определить с точностью до года время сооружения свайных конструкций и время существования поселений; проводился анализ планиграфии и архитектуры, реконструировались этапы строительства и реконструкции жилых и хозяйственных построек, рассматривались проблемы социально-общественного устройства коллективов. Однако деревянному инвентарю в целом уделялось недостаточно внимания: типология разработана в общих чертах только для отдельных категорий изделий (луков, рукоятей, лодок); специальные работы, направленные на изучение технологии изготовления изделий из дерева, единичны; публикации в основном сосредоточены либо вокруг материалов отдельных стоянок, либо вокруг отдельных категорий находок (луки, лодки) в широком хронологическом диапазоне. До сих пор нет обобщающих работ по деревянному инвентарю каменного века. Кроме того, наиболее хорошо изученные материалы поселений альпийского региона оставлены населением с развитым производящим хозяйством.

Планомерные поиски и исследования торфяниковых памятников каменного века, проводившиеся на протяжении последних 50 лет на территории Европейской части России, выявили несколько десятков стоянок с сохранившимися изделиями из древесины (Г.М.Буров, А.М.Микляев, С.В.Ошибкина, Д.А.Крайнов, М.Г.Жилин, В.М.Лозовский). Но лишь некоторые коллекции деревянных орудий стали предметом подробного анализа (Веретье 1, торфяник Вис 1). Достаточно самобытные по составу инвентаря, они и по сей день остаются изолированными явлениями в археологии мезолита Севера России. Материалы ряда стоянок остались неопубликованными, многие найденные во время раскопок изделия не удалось сохранить. Новый импульс исследованиям деревянного инвентаря мезолитического времени придало открытие в Волго-Окском междуречье многослойной стоянки Замостье 2. Богатая коллекция памятника, почти полностью сохраненная благодаря предпринятой автором своевременной консервации, позволила поставить общие вопросы культурной и хронологической атрибуции разных типов деревянного инвентаря и проследить изменения, произошедшие в конце мезолита — начала неолита. Сравнения с материалами европейских стоянок дали возможность поднять проблемы закономерностей/ особенностей в развитии деревянных орудий. Особое внимание было уделено вопросам техники обработки древесины и способам производства деревянного инвентаря, реконструируемым на основе комплексного анализа следов обработки и выбора сырья. Впервые были охарактеризованы технические традиции в изготовлении деревянных изделий, которые, как показал сравнительный анализ с материалами других коллекций (Веретье 1, Ус-вяты IV, слой Б), отражают культурные особенности развития навыков деревообработки и изготовления орудий.

Хронологические рамки многослойного памятника Замостье 2 определяются на основе калиброванных радиоуглеродных датировок как период с рубежа VIII-VII тыс. до конца VI тыс. до н.э., что соответствует переходу от позднего мезолита к раннему неолиту в лесной зоне Европейской России. Круг привлекаемых сравнительных коллекций и аналогий определяется рамками каменного века, большая часть датируется VIII-III тыс. саЮС.

Географические рамки исследования ограничены территорией Европы. Узкая зона включает Волго-Окское междуречье, в центре которого располагается стоянка Замостье 2. Для сравнительного анализа привлечены крупные коллекции деревянных предметов из Восточного Прионежья (Веретье 1) и Ловатско-Двинского междуречья (Усвяты IV и др.). Широкий круг аналогий включает памятники на территории Швейцарии, Французской Юры, Германии, Дании, Южной Швеции, Финляндии, Прибалтики и Испании.

Цели исследования. Целью работы является выявление культурных и хронологических особенностей деревянного инвентаря стоянки Замостье 2 на основе сравнительно-типологического изучения деревянных орудий и анализа технических особенностей их изготовления, а также оценка значения технических характеристик производства деревянных изделий для культурно-исторических интерпретаций.

Задачи исследования. В задачи исследования входит 1) общий обзор прямых и косвенных свидетельств обработки дерева в каменном веке; 2) анализ истории изучения памятников с деревянным инвентарем на территории Европейской России и Урала; 3) обзор развития методов консервации влагосодержащей археологической древесины; 4) типологическая характеристика коллекции деревянных изделий стоянки Замостье 2 и определение культурной и хозяйственной специфики инвентаря; 5) характеристика древесного сырья и определение подходов к изучению техники изготовления деревянных орудий; 6) сравнительный анализ техники обработки деревянного инвентаря на стоянках Замостье 2, Веретье 1, Усвяты IV и др. и выявление характерных особенностей.

Научная новизна. Научная новизна работы заключается в широком обобщении накопленных данных по деревянному инвентарю стоянок каменного века и во введении в научный оборот обширной коллекции деревянных изделий многослойной торфяниковой стоянки Замостье 2, отражающей период конца мезолита — начала неолита в Волго-Окском междуречье. Впервые кроме сравнительно-типологического анализа, с привлечением широкого круга аналогий из озерных и торфяниковых поселений Европы, был проведен подробный анализ следов обработки, основывающийся на экспериментально-трасологических наблюдениях, и реконструированы технические приемы изготовления деревянных орудий, изучены принципы отбора сырья и заготовок на основе физико-механических свойств разных пород деревьев и их участков. Были прослежены изменения в приемах отделки деревянных изделий в разных культурных слоях стоянки Замостье 2. Сравнительное изучение коллекций деревянных орудий из другой культурной среды (мезолитическая стоянка Веретье 1 и неолитические свайные поселения Верхнего Подвинья) впервые позволило поставить вопрос о культурном своеобразии технических традиций. Данная работа является первой, полностью посвященной деревянному инвентарю каменного века.

Методы исследования. Комплексный подход в изучении деревянного инвентаря включает сравнительно-типологический анализ на обширном культурно-историческом фоне эпохи последних охотников-рыболовов и первых земледельцев Европы и анализ техники изготовления деревянных орудий, основанный на изучении принципов выбора сырья и заготовок в зависимости от физико-механических свойств древесины и трасологическом анализе следов обработки на поверхности изделий, позволяющем реконструировать обрабатывающие инструменты и применяемые операции; экспериментальный метод являлся вспомогательным для создания эталонной коллекции следов на поверхности древесины от различных операций, производимых репликами каменных и костяных/роговых орудий стоянки Замостье 2.

Источники. Основные исследованные материалы стоянки Замостье 2 происходят из раскопок В.М.Лозовского 1989-1991 гг. и совместных археологических работ 1995

2000 гг., в рамках которых автором осуществлялась программа по консервации изделий из древесины. В настоящее время коллекции хранятся в Сергиево-Посадском историко-художественном музее-заповеднике. В качестве дополнительных сравнительных материалов использовались коллекции поселения Веретье 1, раскопки С.В.Ошибкиной (ИА РАН), и свайных поселений Усвяты IV, Наумово, Дубокрай V и Сертея II (раскопки

A.М.Микляева и А.Н.Мазуркевича), хранящиеся в Государственном Эрмитаже (коллекции №№2329, 2419, 2754, 2755 и 2930). Определения пород древесины были выполнены специалистом Отдела научно-технической экспертизы Государственного Эрмитажа М.И.Колосовой и сотрудником Археологической службы кантона Фрибург в Швейцарии Д.Пиллонелем. Консультации по консервации древесины оказывались Д.Рамсейером и Б.Угом, музей Нешатель, Швейцария. Экспериментальная программа проводилась автором на базе Экспериментальной экспедиции ИИМК РАН под руководством Е.Ю.Гири в 2006-2007,2009 гг.

Здесь необходимо высказать признательность всем лицам и организациям, способствовавшим выполнению этой работы. Особую благодарность за предоставленные для изучения материалы, за помощь, ценные консультации и советы хочется выразить

B.Е.Щелинскому, М.И.Колосовой, А.Н.Мазуркевичу, С.В.Ошибкиной, А.Н.Сорокину, В.М.Лозовскому, Е.Ю.Гире, В.И.Вишневскому и Д.Рамсейеру.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации и отдельные ее аспекты докладывались на международных конференциях «Industries in Hard Animal Material» (Бельгия, Трень, 1993), «Современные экспериментально-трасологические и технико-технологические разработки в археологии» (Санкт-Петербург, 2000), «Каменный век Днепро-Донецкого региона» (Донецк, Украина, 2007), «Проблемы первобытной археологии Восточной Европы» (Алушта, Украина, 2008), «Взаимодействие и хронология культур мезолита и неолита Восточной Европы» (Санкт-Петербург, 2009), «The Eighth International Conference on the Mesolithic in Europe» (Сантандер, Испания, 2010), на региональной конференции «Древности земли Радонежской. К 25-летию археологической экспедиции музея» (Сергиев Посад, 2009), на семинаре «Instrumentos en materias duras animals: metodologías de análisis» (Барселона, Испания, 2009) и на заседании Отдела камня ИА РАН. По теме диссертации автором опубликовано 8 работ.

Практическая ценность. Изложенные в работе данные и результаты анализа могут быть использованы в исследованиях по археологии мезолита и неолита Волго-Окского междуречья и Европейской России, в разработке специальных курсов, посвященным как первобытной истории края, так и проблемам технико-типологического и трасологического анализа археологического материала. Обобщенные в работе сведения по истории консервации влагосодержащей археологической древесины и рекомендации по применению метода насыщения сахаром являются ценным источником информации для работников музеев и археологов, столкнувшихся с проблемой сохранения деревянных артефактов.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, списка использованной литературы, списка сокращений. В отдельном томе представлены иллюстрации - рисунки и фотографии деревянных вещей, а также макрофотографии следов обработки, дополняющие информацию по рассматриваемой теме.

Похожие диссертационные работы по специальности «Археология», 07.00.06 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Археология», Лозовская, Ольга Владимировна

Основные выводы, которые следуют из приведенного анализа технических приемов изготовления деревянных орудий и навыков в использовании древесного сырья, заключаются в выявлении характерных черт в производстве деревянного инвентаря на стоянке Замостье 2, таких как: широкое использование разнообразных лесных ресурсов, преобладание древесины лиственных пород деревьев, отсутствие устойчивых связей между типами орудий и породой древесины; наряду с переработкой крупных стволов деревьев активное применение в качестве заготовок веток и тонких стволов; использование наростов и развилок для отдельных категорий инвентаря; отсутствие продуктов первичной обработки стволов или крупных заготовок на территории поселения; преобладание обтески и строгания среди приемов формирования и отделки поверхности, полное отсутствие признаков использования пиления, гнутья и контролируемого обжига; наличие поэтапных изменений в технике обработки орудий от нижнего слоя мезолита к слою раннего неолита. Но для того, чтобы понять степень самобытности этих особенностей и оценить их место в культурном и хронологическом контексте производства деревянного инвентаря в конце каменного века, необходимо провести сравнение с результатами аналогичного исследования материалов других памятников.

ГЛАВА 6. ОСОБЕННОСТИ ИЗГОТОВЛЕНИЯ ДЕРЕВЯННЫХ ИЗДЕЛИЙ МЕЗОЛИТИЧЕСКИХ И НЕОЛИТИЧЕСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ ВЕРЕТЬЕ 1, У СВЯТЫ IV (СЛОЙ Б), НАУМОВО, СЕРТЕЯIIИ ДУБОКРАЙ V. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Для оценки культурно-хронологического значения выявленных особенностей в производстве деревянного инвентаря на стоянке Замостье2 необходим сравнительный анализ с данными других памятников. В Волго-Окском междуречье, в центре которого находится стоянка, к сожалению, нет синхронных представительных коллекций, достаточных для проведения подобного анализа. Поэтому были привлечены материалы удаленных, но хорошо известных и изученных поселений - мезолитической стоянки Веретье 1 на Севере Европейской части России и группы неолитических стоянок в верховьях Западной Двины Усвяты IV, Наумово, Сертея II и Дубокрай V. Автор выражает глубокую признательность С.В.Ошибкиной (ИА РАН) и А.Н.Мазуркевичу (Государственный Эрмитаж) за предоставленную возможность изучения материалов указанных памятников.

Поселение Веретье 1

Поселение Веретье 1 датируется I половиной VII тыс. до н.э., что почти на тысячу лет древнее нижнего культурного слоя стоянки Замостье 2. Первая половина бореального времени характеризовалась холодным климатом. Лесной ландшафт был преобладающим (60-70%), в районе поселения господствовали бореальные леса — сосновые, березовые, с небольшой примесью ели (5%) и лиственницы, на увлажненных участках росла ива и ольха (Ошибкина, 1997, с. 100, 189). Исследование использованных для изготовления деревянных изделий пород деревьев было проведено О.Н.Чистяковой (86 образцов) и показало следующее распределение (табл.12):

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В качестве эпиграфа хочется привести строки из монографии С.В.Ошибкиной: «Принято считать, что орудия из кости и рога, а также деревянные, не имеют такого значения для датирования и определения культурной принадлежности памятников, как орудия из камня. Полагают, что они распространились в сходных формах во времени и пространстве гораздо шире, чем изделия из камня, и больше зависели от назначения и хозяйственной деятельности людей в определенной природной обстановке. Отсюда следует, что вещественный материал из разного органического сырья не имеет существенного значения в реконструкции исторической картины, а играет второстепенную роль, помогая воссоздать этнографические детали древнего быта. Такое мнение отчасти можно понять, поскольку большинство памятников каменного века, особенно мезолитических, не имеет таких материалов, бесследно исчезающих из-за неблагоприятных условий залегания. Постепенное открытие новых памятников с изделиями из кости и рога открывает широкие возможности сравнительного анализа. Выясняется, что рассматриваемая группа вещей из органических материалов так же информативна, как каменные орудия» (Ошибкина, 1997, с.145).

Безусловно, деревянный инвентарь каменного века является еще недооцененным источником реконструкции хозяйственной деятельности, развития технологий и культурных взаимодействий в первобытном обществе. Как очень недолговечный органический материал, древесина сохраняется только при исключительно благоприятных стечениях обстоятельств, чаще всего во влажных озерных или торфяниковых отложениях без доступа воздуха. Поэтому стоянки и поселения с изделиями из дерева очень неравномерно встречаются на территории Европы. Знакомство с древними деревянными артефактами началось во второй половине XIX века со случайных находок на территории Швейцарии, Франции, Дании и России, однако системное изучение памятников с органическими древесными остатками началось почти сто лет спустя. Тогда же на повестку дня вышел вопрос о методах консервации влагосодержащей древесины. От применяющихся методик во многом зависит возможность в дальнейшем комплексного изучения деревянных орудий. Признанный в последние десятилетия метод насыщения древесины полиэтилен гликолем (PEG), в комплексе с лиофилизацией, требует профессионального оборудования и специализированных лабораторий. Более доступным остается метод замещения содержащейся в древесине воды сахаром, который показал удовлетворительные результаты при консервации коллекции изделий из стоянки Замостье 2.

На территории Европейской России за последние 50 лет в результате планомерных поисков найдено несколько десятков стоянок мезолита и неолита с сохранившимися изделиями из хрупких органических материалов. Они сосредоточены на Севере, в Верхнем Подвинье и Волго-Окском междуречье. Среди них представлены как памятники с единичными находками, так и с представительными коллекциями орудий хозяйственного и бытового назначения (Веретье 1, торфяник Вис 1, У святы IV). Особое место в ряду последних занимает многослойная стоянка Замостье 2, материалы которой характеризуют период конца мезолита - начала неолита в Волго-Окском междуречье. Комплексное изучение деревянного инвентаря стоянки, насчитывающего 270 орудий и изделий с обработкой, предоставляет возможность поставить целый ряд вопросов, связанных с информативностью деревянных изделий для реконструкции технологии и историко-культурных обобщений.

Типологический анализ материалов основных культурных слоев стоянки - нижнего и верхнего позднемезолитических слоев, слоев финального мезолита и раннего неолита — позволил выявить следующие культурные особенности:

- процент деревянных изделий, связанных с охотничьим вооружением, значительно ниже, чем это наблюдается на стоянках эпохи мезолита, в т.ч. на поселении Веретье 1 и торфянике Вис 1; в частности, отсутствуют такие категории изделий, как луки, древки стрел и копья;

- типы деревянных наконечников (или головок) стрел не имеют прототипов среди костяного/рогового охотничьего вооружения стоянки; миниатюрный биконический наконечник близок по форме некоторым изделиям Веретья 1 и Нижнего Веретья; уплощенный с ромбовидным пером не имеет аналогов;

- число орудий, составляющий рыболовный инвентарь, также невелико 4,4%, его состав существенно отличается от состава вышеупомянутых мезолитических памятников;

- серия весел указывает на сосуществование разных типов весел в рамках позднего мезолита; яйцевидные поплавки со смещенным отверстием отличаются от всех известных мезолитических поплавков в Волго-Окском междуречье;

- уникальный деревянный крючок из верхневолжского слоя типологически резко выделяется из серии стандартных костяных крючков раннего неолита, что подтверждает разнообразие способов индивидуального рыбного лова;

- съемные деревянные муфты и коленчатые рукояти тесел, найденные в нижнем мезолитическом слое, в контексте европейских стоянок каменного века отражают определенный хронологический этап в развитии способов креплений шлифованных рубящих орудий. Близкие типы муфт и рукоятей находят параллели в разной культурной среде: первые — в мезолите Германии, вторые - в эртебелле Дании, неолитических культурах Швейцарии, раннем неолите Испании, и относятся, таким образом, к надкультурным хронологическим явлениям;

- наличие зооморфных скульптурных изображений и пластин с орнаментом сближает инвентарь нижних слоев с кругом синхронных памятников севера Европейской России и Волго-Окского междуречья (Веретье I, Вис I, Ивановское III и VII); отличием является нестандартный набор животных, представленных в дереве;

- оригинальный тип миниатюрных ложечек верхневолжского горизонта не имеет прямых аналогий в материалах других памятников; блюдо и заготовка ковша из слоев мезолита в целом соответствуют типам повседневной посуды, распространенным в Европе в конце каменного века, по крайней мере, начиная с позднего мезолита;

- на материалах стоянки удалось выделить новый тип орудий - уплощенные острия - представленные выразительной серией; некоторые выявленные типы орудий — орудия с притуплёнными концами, вырезанные округлые палки, детали - не имеют функциональной интерпретации, но им найдены соответствия в материалах других стоянок.

Выявленный типологический облик деревянного инвентаря стоянки Замостье 2 отличает его от всех известных на сегодняшний день коллекций мезолита-неолита, но некоторые типы изделий определяют его место в культурном (предметы «искусства») и хронологическом (муфты, посуда) ряду стоянок каменного века. В составе инвентаря наблюдаются изменения от нижнего мезолитического слоя к ранненеолитическому, которые могут быть связаны с подвижками в хозяйстве и культуре, сопровождавшими появление керамики на этой территории.

Анализ техники изготовления деревянных изделий, проведенный впервые для всего инвентаря отдельного памятника, включал следующие данные: выбор пород древесины, выбор заготовок, операции отделки готовых изделий, орудийный набор, устойчивые приемы обработки. Древесина, обладающая волоконно-клеточной структурой, обладает различными, в зависимости от породы и направления воздействия (вдоль или поперек волокон), физико-механическими и эксплуатационными свойствами, поэтому выбор сырья и типа заготовки являлся важным звеном процесса изготовления орудий. Реконструкция способов обработки и производимых операций проводилась на основе сравнения следов, сохранившихся на поверхностях орудий с экспериментальными эталонами. Для инвентаря стоянки Замостье 2 были выявлены следующие особенности производства деревянных орудий:

- в условиях господства березово-сосновых лесов при увеличивающейся роли широколиственных пород использовалось 12 пород деревьев, среди которых основную роль играли сосна, береза и вяз; в нижнем культурном слое преобладала береза, в верхнем культурном слое - сосна, что в целом соответствует незначительным колебаниям климата в начале атлантикума;

- несмотря на заметное присутствие в составе лесов ольхи и орешника, эти породы не использовались; применялись деревья, не представленные в пыльцевых спектрах — ясень, осина, клен, черемуха, ива, тополь;

- выбор пород для отдельных категорий орудий не являлся постоянным, за исключением вырезанных палок и части уплощенных острий; жесткая регламентация (традиция) в выборе пород отсутствует;

- выбор пород для основных категорий орудий (угловых рукоятей, муфт, весел, зооморфных фигурок) отличается от «общепринятого»; тем не менее, он осуществлялся с учетом определенных свойств древесины;

- отмечается высокий процент орудий из веток (сосны, березы), в их число входят колья, орудия с притуплёнными концами, а также наконечники стрел и дротика; наиболее ответственные категории изделий изготавливались из расщепленных крупных стволов (сосны, вяза, осины); для муфт искали наросты со свилеватой структурой волокон (клен); для угловых рукоятей - ответвления (вяз, черемуха);

- для нижнего слоя мезолита характерны доминирующая роль обтески для формирования и отделки изделий; обтеска поверхностей желобчатым теслом с выпуклым лезвием; фрагментация и притупление концов орудий с помощью тесла;

- в верхнем мезолитическом слое отмечено увеличение роли строгания; использование двуручного струга для обработки удлиненных предметов; использование тонкого строгания и скобления (поперек волокон) для отделки миниатюрных предметов (верхний слой мезолита и ранний неолит);

- появление элементов художественной резьбы в слое раннего неолита, при сохранении приемов грубой отделки;

- использование резца бобра для нанесения орнамента;

- среди устойчивых приемов оформления изделий выделяются обтеска широких и выпуклых поверхностей, остругивание длинных предметов и заострение концов строганием, продольная фрагментация (контролируемый слом);

- отсутствие признаков пиления, сверления, вырезания пазов, обжига и гнутья.

Таким образом, для стоянки Замостье 2 техническая традиция мезолитических слоев определяется как изменяющаяся во времени, основанная на первичных (обтеска, рубка) способах изготовления предметов, без чистовой отделки поверхностей, с высокой долей изделий с минимальной обработкой (орудия из веток); к этому следует добавить преобладание прямолинейных предметов и обработки вдоль волокон. Отсутствие четко оформившихся предпочтений в сырье (породе) и использование широкого спектра пород, в первую очередь, широколиственных, указывают на продолжающийся процесс адаптации к природным условиям. Новые способы обработки (художественная резьба) в ранненеоли-тических слоях не очевидно проистекают из опыта отделки мелких предметов в верхнем слое мезолита, скорее их появление является частью тех инноваций, которые сопровождали появление керамики.

Для подтверждения предположения о культурной специфике выявленных для стоянки Замостье 2 особенностей в выборе сырья и технике изготовления орудий, было проведено сравнительное изучение выборки деревянных изделий поселения Веретье 1 (мезолит) и четырех свайных поселений Верхнего Подвинья - Усвяты IV, Дубокрай V, Сертея II и Наумово (средний-поздний неолит). Все три комплекса показали индивидуальный набор технических приемов и навыков, а также предпочтений в выборе заготовок и сырья, который в каждом отдельном случае можно рассматривать, как техническую традицию, которая на базе собственного опыта сложилась в определенной культурной среде.

Так, для традиции Веретья 1 определяющими чертами являются: осознанный выбор хвойных пород деревьев (83,6%), в первую очередь сосны (65%), что является в данном случае хронологическим показателем; но при этом отсутствие жесткой привязки этой породы к какой-либо категории инвентаря; эксплуатация крупных стволов деревьев, которые служили, в том числе для серийного производства стрел и копий; использование большого числа различных природных форм; уникальный тип заготовки в виде нароста с частью ствола для производства топорищ; среди операций оформления и отделки орудий преобладает строгание, как удлиненных, так и объемных предметов, в том числе поперек волокон; скобление не играет формообразующей роли, резьба используется для разных целей, в том числе для вырезания зубцов, выемок и уступов; известны также техника про-резания пазов, обработка углублений резцом бобра и контролируемый обжиг.

Характерными признаками производства деревянного инвентаря неолитических свайных поселений являются: целенаправленный отбор трех основных пород (более 80% изделий) - ясеня, клена, дуба; устойчивая связь определенных категорий орудий с породой древесины, в некоторых соответствиях орудие/порода проявляются местные черты; активное использование расколотых стволов небольших деревьев; разветвления ствола/ветки применялись для изготовления рукоятей топоров особой конструкции и моты-жек, другие природные формы не использовались; абсолютное преобладание следов чистовой отделки — строгания, резьбы и скобления; высокая роль фигурных деталей - бортиков, уступов, канавок, наверший; отмечен прием вырезания полости (сосудов) пластиной; сверление, пиление, выжигание, резание резцом не применялись. В целом, ограниченный выбор пород, заготовок и технических средств указывает на существование вполне осознанных и устоявшихся традиций в использовании и обработке древесины.

Возвращаясь к началу, нельзя не отметить, что обработка дерева, которое имело чрезвычайно разнообразное и широкое применение, начиная с глубокой древности, на первый взгляд не претерпела особых изменений. Признаки большинства деревообрабатывающих операций, таких как скобление, резание, строгание, сверление, даже пиление, на лезвиях в разной степени приспособленных для этого орудий, обнаружены уже на изделиях раннего палеолита. Грубые чопперы и простые отщепы, хоть и не могли сравниться по эффективности со шлифованными топорами и теслами, но также могли служить по необходимости для перерубания каких-то веток или стволов. Не вызывает также сомнений, что опыт и навыки обращения с этим видом сырья накапливались с течением времени. Однако чтобы судить о сути происходивших изменений, явно недостаточно только анализа орудийного набора. Как показало исследование трех комплексов деревянного инвентаря конца каменного века, навыки обработки древесины и изготовления деревянных орудий не развивались строго поступательно. Они отражали целый ряд внешних и внутренних факторов, в первую очередь, особенности адаптации к изменяющимся лесным ресурсам и устойчивость культурных традиций. Комплекс технических приемов и стратегии в выборе сырья характеризует облик деревянного инвентаря отдельных поселений или групп поселений, наравне с типологической составляющей, что открывает возможность более глубокого изучения культурных особенностей и закономерностей в развитии древних технологий.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Лозовская, Ольга Владимировна, 2011 год

1. Алексеев B.C. Материаловедение: конспект лекций. — М.: Эксмо, 2008. 160 с.

2. Амирханов Х.А. Палеолит юга Аравии. М., 1991. - 343 с.

3. Археологические памятники Шигирского торфяника. Екатеринбург, 2001.193 с.

4. Бадер О.Н. Сунгирь. Палеолитические погребения / Позднепалеолитическое поселение Сунгирь (погребения и окружающая среда). — М.: Научный мир, 1998. С.5-158.

5. Брюсов А.Я. Свайное поселение на р.Модлоне и другие стоянки в Чарозерском районе Вологодской области. / МИА. — 1951. №20.

6. Брюсов А.Я. Очерки по истории племен Европейской части СССР в неолитическую эпоху.-М., 1952-261 с.

7. Буров Г.М. Археологические находки с старинных торфяниках бассейна Вычегды. // СА. 1966. - №1. - С.155-173.

8. Буров Г.М. Древний Синдор. М.: Наука, 1967. - 219 с.

9. Буров Г.М. О поисках древних деревянных вещей и рыболовных сооружений в старинных торфяниках равнинных рек. //КСИА. 1969. - №117 - С.130-134.

10. Буров Г.М. Племена Вычегодского края в эпоху неолита и ранней бронзы. // МИА. 1973.-№172.-С.83-94

11. Буров Г.М. Фрагменты саней с поселений Вис I (мезолит) и Вис II (I тысячелетие н.э.). //СА. 1981а. - №2. - С. 117-131.

12. Буров Г.М. Древние сани Северной Европы (типология, хронология, ареалы и эволюция) // Скандинавский сборник. №XXVI. - Таллин: Ээсти Раамат, 19816. - С.151-171.

13. Буров Г.М. Деревянные орудия охоты у мезолитических племен Крайнего северо-востока Европы. // РА. 1993. - №3. - С.149-164.

14. Буров Г.М. Мезолитические деревянные изделия новых категорий и типов с поселения Вис 1 в бассейне Вычегды. // РА. 2009. - №2. - С. 17-28.

15. Буров Г.М., Романова E.H., Семенцов A.A. Хронология деревянных сооружений и вещей, найденных в Северо-Двинском бассейне.// Проблемы абсолютного датирования в археологии. М.: Наука, 1972. - С.76-79.

16. Ванкина JI.B. Торфяниковая стоянка Сарнате. Рига: Зинатне, 1970. - 266 с.

17. Варпаховский H.A. Рыболовство в бассейне реки Оби. 4.1. Тюмень, 2003.

18. Турина H.H. Водоплавающая птица в искусстве неолитических лесных племен. // КСИА. 1972. -Вып.131. - С.36-45.

19. Турина H.H., Крайнов Д.А. Льяловская культура. / Археология. Неолит Северной Евразии.-М.: Наука, 1996. С.173-181.

20. Долуханов П.М., Микляев A.M. Культурно-исторические основы построения абсолютной хронологии неолита и ранней бронзы в бассейне Западной Двины. //КСИА. — 1979. -№ 157. С.73-81

21. Жилин М.Г. Археологические исследования на Озерецком торфянике в 1990—1992 гг. // Тверской археологический сборник. Тверь, 1994. — Вып.1. -С.47-52.

22. Жилин М.Г. Памятники мезолита и раннего неолита западной части Дубненского торфяника. // Древности Залесского края. — Сергиев Посад, 1997а. — С. 164-196.

23. Жилин М.Г. Орудия из нижних челюстей бобра из поселения Веретье 1. / Ошибки-на C.B. Веретье 1. Поселение эпохи мезолита на Севере Восточной Европы. М.: Наука, 19976.-С. 191-192.

24. Жилин М.Г. Костяная индустрия мезолита лесной зоны Восточной Европы. М, УРСС, 2001.-326 с.

25. Жилин М.Г. Природная среда и хозяйство мезолитического населения центра и северо-запада лесной зоны Восточной Европы. М.: Академия, 2004. - 141 с.

26. Жилин М.Г., Костылева Е.Л., Уткин A.B., Энговатова A.B. Мезолитические и неолитические культуры Верхнего Поволжья. — М.: Наука, 2002. — 244 с.

27. Зверь и Человек. Древнее изобразительное творчество Евразии. / Труды ГЭ. СПб, 2009. — T.XLIV. ^

28. Зимина М.П. Каменный век бассейна реки Меты. М., 1993. - 267 с.

29. Клементе Конте И., Гиря Е.Ю. Анализ орудий из ребер лося со стоянки Замостье 2 (7 слой, раскопки 1996-97 гг.) // Археологические Вести. СПб, 2003. - №10. - С.47-59.

30. Кольцов Л.В., Жилин М.Г. Мезолит Волго-Окского междуречья. Памятники бутовской культуры. М.: Наука, 1999. - 154 с.

31. Косорукова Н.В. Исследование ранненеолитического поселения Караваиха-4 в бассейне Вожжа в 2005 г. / Европейский Север России: традиция и модернизационные процессы. Часть 1. — Вологда-Молочное, 2006. С. 17-25.

32. Косорукова Н.В. Переход от мезолита к неолиту в бассейне озера Вожже (новые материалы). // Русская культура нового столетия: проблемы изучения, сохранения и использования историко-культурного наследия. Вологда, 2007а. - С.41-52.

33. Косорукова Н.В. Археологические исследования на Европейском Севере России. // Историческая наука в контексте социогуманитарного знания: традиции и современные подходы. Часть 1. Череповец, 20076. — С.16-23.

34. Косорукова Н.В. Исследование ранненеолитического поселения Караваиха 4 в бассейне озера Вожже в 2007 г. // Русский Север: вариативность развития в контексте исторического и соцально-философского осмысления. Вологда, 2008. — С. 13-20.

35. Крайнов Д.А. Рыболовство у неолитических племен Верхнего Поволжья. // Рыболовство и морской промысел в эпоху мезолита-раннего металла в лесной и лесостепной зоне Восточной Европы. — Л.: Наука, 1991. С. 129-152.

36. Крайнов Д.А., Костылева Е.Л., Уткин A.B. Скульптурное изображение головы лося с Ивановского болота. // Проблемы изучения эпохи первобытности и раннего средневековья лесной зоны Восточной Европы. — Иваново, 1995. Вып.И. — С.40-47.

37. Лозе И. Поселения каменного века Лубанской низины. Мезолит, ранний и средний неолит. — Рига: Зинатне, 1988. 209 с.

38. Лозовская О.В. Деревянные изделия стоянки Замостье 2 по материалам раскопок 1995-2000 гг. // Человек, адаптация, культура. М., 2008. - С.273-297.

39. Лозовская О.В. Археологическое дерево — как источник изучения каменного века // Археологический альманах. Донецк: Донбасс, 20096. — №20. — С.23-40.

40. Лозовская О.В. Деревянные изделия стоянки Замостье 2 // РА. 2011. — № 1. — С. 15-26.

41. Лозовская О.В., Лозовский В.М. Типология и функция каменных изделий стоянки Замостье 2 (поздний мезолит ранний неолит Русской равнины) // Археологические Вести. - СПб, 2003. -№10. - С.31-46

42. Лозовская О.В., Клементе И., Лозовский В.М. Орудия из челюстей бобра стоянки Замостье 2: экспериментально-трасологический подход // Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда в Суздале 2008 г. М., 2008. - Том 1. - С. 139-141

43. Лозовский В.М. Костяное охотничье вооружение первобытного населения Волго-Окского междуречья // СА. 1993. - №3. - С. 15-23.

44. Лозовский В.М. Рыболовные сооружения на стоянке Замостье-2 в контексте археологических и этнографических данных // Древности Залесского края. Сергиев Посад, 1997а. -С.52-65.

45. Лозовский В.М. Искусство мезолита-раннего неолита Волго-Окского междуречья (по материалам стоянки Замостье 2) //Древности Залесского края. Сергиев Посад, 19976- С.33-51.

46. Лозовский В.М. Переход от лесного мезолита к лесному неолиту в Волго-Окском междуречье (по материалам стоянки Замостье 2) // Неолит — энеолит юга и неолит севера

47. Восточной Европы (новые материалы, исследования, проблемы неолитизации регионов). -СПб, 2003а. С.219-240.

48. Лозовский В.М. Переход от мезолита к неолиту в Волго-Окском междуречье по материалам стоянки Замостье 2 / Автореферат диссертации. канд.ист.наук. Санкт-Петербург, 20036. - 22 с.

49. Лозовский В.М. Изделия из кости и рога мезолитических слоев стоянки Замостье 2 // Человек, адаптация, культура. Москва, 2008. - С.200-222.

50. Лозовский В.М., Рамсеер Д. Предметы из дерева стоянки Замостье 2 // Древности Залесского края. Сергиев Посад, 1997. - С.66-73.

51. Лозовский В.М., Гиря Е.Ю., Кравцов А.Е. Мезолит Волго-Окского междуречья: технологический подход // Археологический альманах. Донецк, «Донбасс»: 2009. - №20.- С.269-288.

52. Лозовский В.М., Лозовская О.В. Изделия из кости и рога ранненеолитических слоев стоянки Замостье 2 // Человек и древности. Москва, 2010. - С.237-252.

53. Мазуркевич А.Н. Художественное творчество древнего населения Северо-Запада России. // Зверь и Человек. Древнее изобразительное творчество Евразии. Труды ГЭ. -СПб, 2009. - T.XLIV. - С.79-87.

54. Микляев A.M. Неолитическое свайное поселение на Усвятском озере. // АСГЭ. — 1971. Вып.13. — С.7-29.

55. Микляев A.M., Минасян P.C. Результаты работ Невельской экспедиции. // Археологические открытия 1967 года. М.: Наука, 1968. — С.9-11.

56. Микляев A.M., Семенов В.А. Свайное поселение на Жижицком озере. / Труды ГЭ.- Л.: Искусство, 1979. T. XX. - С.5-22.

57. Мошинская В.И. Древняя скульптура Урала и Западной Сибири. М., 1976. Ногид И.Л., Поздняк А.И. Консервация мокрой археологической древесины. // CA.- 1964. №3. - С.277-279.

58. Ошибкина C.B. Мезолит бассейна Сухоны и Восточного Прионежья. М.: Наука, 1983.-294 с.

59. Ошибкина C.B. О рыболовстве у населения Восточного Прионежья в эпоху мезолита. // Рыболовство и морской промысел в эпоху мезолита раннего металла в лесной и лесостепной зоне Восточной Европы. - Л., 1991. - С.203-217.

60. Ошибкина C.B. Веретье 1. Поселение эпохи мезолита на Севере Восточной Европы. М.: Наука, 1997. - 202 с.

61. Ошибкина C.B. Мезолит Восточного Прионежья. Культура веретье. М., 2006. —322 с.

62. Ошибкина C.B., Крайнов Д.А., Зимина М.П. Искусство каменного века (Лесная зона Восточной Европы). М.: Наука, 1992. - 135 с.

63. Перелыгин Л.М. Древесиноведение. М.-Л.: Гослесбумиздат, 1949. - 372 с.

64. Раушенбах В.М. Деревянные сооружения Горбуновского торфяника. // СЭ. 1958. -№4. - С.99-105.

65. Римантене Р.К. Озерное рыболовство и морская охота в каменном веке Литвы.// Рыболовство и морской промысел в эпоху мезолита раннего металла в лесной и лесостепной зоне Восточной Европы. - Л.: Наука, 1991. - С.65-86.

66. Сериков Ю.Б. Новые памятники Горбуновского торфяника. // CA. 1984. - №2. -С.102-114.

67. Сидоров В.В., Энговатова A.B., Воронин К.В., Лозовский В.М., Трусов A.B. Работы Подмосковной экспедиции в 1986-1990 гг. // КСИА. М., 1993. - №210. - С.55-63.

68. Сидоров В.В., Сорокин А.Н. Многослойное поселение Замостье 5 // Древности За-лесского края. Сергиев Посад, 1997. - С. 144-163.

69. Сидоров В.В., Сорокин А.Н. Раскопки многослойного поселения Замостье 5 // Тверской археологический сборник. Тверь, 1998. - Вып.З. - С.226-237.

70. Уголев Б.Н. Древесиноведение и лесное товароведение: Учебник. М.: Академия, 2006. - 2 изд. - 272 с.

71. Фосс М.Е. Стоянка Веретье. // Труды ГИМ. 1941. - Вып.ХП. - С.21-66.

72. Фосс М.Е. Древнейшая история Севера Европейской части СССР. // МИА. М., АНСССР, 1952. - №29.

73. Щелинский В.Е. Трасология, функции орудий труда и хозяйственно-производственные комплексы нижнего и среднего палеолита (по материалам Кавказа,

74. Крыма и Русской равнины) / Рукопись докт.диссертации. Рукописный отдел ИИМК РАН. Ф.35, оп.2-Д, д.527. СПб, 1994 - 437 л.

75. Щелинский В.Е. Палеолит Черноморского побережья Северо-Западного Кавказа (памятники открытого типа). — СПб., 2007. 189 с.

76. Эдинг Д.Н. Горбуновский торфяник. // Материалы по изучению Тагильского округа. Тагил, 1929. - Вып.З, полутом 1.

77. Эдинг Д.Н. Новые находки на Горбуновском торфянике. / МИА. 1940а. - №1-С.41-56.

78. Эдинг Д.Н. Резная скульптура Урала. // Труды ГИМ. — 19406. Вып.Х.

79. Энговатова A.B. Деревянные изделия поселения Воймежное 1. / Древние охотники и рыболовы Подмосковья. По материалам многослойного поселения эпохи камня и бронзы-Воймежное 1.-М., 1997. С.91-102.

80. Aguer С. La restauraciô dels objectes de fusta de la Draga. / in: Bosch A. Eis objectes de fusta del poblat neolitic de la Draga: excavacions 1995-2005. Monografies del CASC 6. -2006, Girona. -P.163-166.

81. Andersen K., Jergensen S., Richter J. Magiemose hytterne ved Ulkestrup Lyng. / Nordiske Fortidsminder. Serie В. - Bind 7. - Kjzibenhavn: Det kongelige nordiske oldskriftselskab, 1982.

82. Andersen S. An 8000-year old arrow from Vendsyssel, Northen Jutland. // Acta Archae-ologica. Kjabenhavn, 1979. - Vol.49,1978. - P.203-208.

83. Andersen S. Mesolithic dug-outs and paddles from Tybrind Vig, Denmark. // Acta Ar-chaeologica. 1986, Vol.57. - Kobenhavn: Munksgaard, 1987. - P.87-106.

84. Anderson P. A microwear analysis of selected flint artifacts from the Mousterian of southwest France. // Lithic Technology. 1980. - Vol.IX. - №2. - P.33.

85. Anderson-Gerfaud P., Helmer D. L'emmanchement au Moustérien. // La Main et l'Outil. Manches et emmanchements préhistoriques. — Travaux de la Maison de l'Orient, 15. — Lyon, 1987. P.37-54.

86. Arnold B. Pirogues monoxyles d'Europe centrale: construction, typologie, évolution.

87. T.l. Archéologie neuchâteloise. - 1995. - №20.

88. Arnold B. Pirogues monoxyles d'Europe centrale: construction, typologie, évolution. -T.2. Archéologie neuchâteloise. - 1996. -№21.

89. Arnold B., Hafner A., Maute Wolf M., Mauvilly M., Winiger A., Wolf C. La région des Trois-Lacs, entre Suisse romande et Suisse alémanique. // Archéologie suisse 27. 2004. - №2. - P.42-53.

90. Baudais D. Les manches en bois dans le Néolithique du Jura. // La Main et l'Outil. Manches et emmanchements préhistoriques. Travaux de la Maison de l'Orient, 15. - Lyon, 1987.-P. 197-209.

91. Baudais D. Les objets en bois en écorce du niveau V. // Pétrequin P. Les sites littoraux néolithiques de Clairvaux-les-Lacs (Jura). Tome II. Le Néolithique moyen. Paris, 1989. -P.349-361.

92. Baudais D., Dellatre N. Les objets en bois. // Pétrequin P. Les sites littoraux néolithiques de Clairvaux-les-Lacs et de Chalain (Jura). Tome III. Chalain station 3, 3200-2900 av.J.C. -Paris, 1997. Vol.2. - P.529-544.

93. Becker C.J. New finds of hafted Neolithic celts. // Acta Archaeologica. Kobenhavn, 1945. - Vol.XVI. - P.155-175.

94. Bokelmann K. Duvensee, ein Wohnplatz des Mesolithikums in Schleswig-Holsteine, und die Duvenseegruppe. // Offa. 1971. - B.28. - S.5-21.

95. Bosch A. Eis objectes de fusta del poblat neolîtic de la Draga. Excavacions 1995-2005. -Girona, 2006.-184 p.

96. Burov G.M. Der Bogen bei den mesolithischen Stämmen Nordosteuropas // Mesolithikum in Europa. / Ed.Berhard Gramsch. 1981, Berlin. - S.373-388.

97. Burov G.M. Some Mesolithic Wooden Artifacts from the Site of Vis I in the European North East of the U.S.S.R. // The Mesolithic in Europe. Edinburgh, 1989a. - P.391-400.

98. Burov G.M. Mesolithic art from the European north east (U.S.S.R.) // Mesolithic Miscellany. 19896. - Vol.10. - №1. - P.27-30.

99. Burov G.M. Die Holzgeräte des Siedlungsplatzes Vis I als Grundlage für die Periodisie-rung des Mesolithikums im Norden des Europäischen Teils der UdSSR.// Contributions to the Mesolithic in Europe. Leuven University Press, 1990. - P.335-344.

100. Burov G.M. On Mesolithic means of water transportation in northeastern Europe. // Mesolithic Miscellany. 1996. - V.17, n.l. -P.5-13.

101. Carbonell E., Castro-Curel Z. Palaeolithic Wooden Artefacts from the Abric Romani (Capellades, Barcelona, Spain) // Journal of Archaeological Science. 1992. - №19. - P.707-719.

102. Chaix L. La faune de Zamostje / Lozovski V. Zamostje 2. Les derniers chasseurs-pêcheurs préhistoriques de la Plaine Russe. Treignes: CEDARC, 1996. - P.85-95.

103. Clark J.G.D. The Mesolithic settlement of Northern Europe. Cambridge: Cambridge University Press, 1936. - 284 p.

104. Clark G. The earlier Stone Age settlement of Scandinavia. — Cambridge, 1975.

105. Clark J.D. Kalambo Falls Prehistoric Site. Vol.III. Cambridge: Cambridge University Press, 2001.-704 p.

106. Corboud P., Pétrequin P. Les sites préhistoriques littoraux du Léman et leurs relations avec le Jura français // Archéologie suisse. 2004. - №2. — P.54-64

107. Egloff M. Emmanchements du néolithique à l'âge du bronze dans les palafittes d'Auvernier. // La Main et l'Outil. Manches et emmanchements préhistoriques. Travaux de la Maison de l'Orient, 15. - Lyon, 1987. - P.229-245.

108. Esko E. Die Elchkopfskulptur vom Lehtojärvi in Rovaniemi // Suomen Museo. 1958.

109. Grahmann R., Müller-Beck H. Urgeschichte der Menschheit. Stuttgart, Berlin, Köln, Mainz: W.Kohlhammer Verlag, 1967.

110. Gramsch B. Ausgrabungen auf dem mesolithischen Moorfundplatz bei Friesack, Bezirk Potsdam // Veröffentlichungen des Museums für Ur- und Frühgeschichte Potsdam. — 1987. — Bd.21.-S.75-100.

111. Gramsch B. Friesack Mesolithic Wetlands. // The Wetland Revolution in Prehistory. -Exeter: ed.B.Coles, 1992.-P.65-72.

112. Gross V. Les Protohelvetes ou les premiers colons sur les bords des lacs de Bienne et Neuchatel. Paris: Librairie Asher, 1883. - 112 p., XIV pl.

113. Hoffmann P. Sucrose for stabilizing waterlogged wood some investigations into an-tishrink-efficiency (ASE) and penetration. // Proceedings of the 4th ICOM Group on Wet Organic Archaeological Materials Conference. - Bremerhaven, 1990. - P.317-328.

114. Hug B. Primeres restauracions d'eines de fusta. / El poblat lacustre neolític de la Draga: excavacions de 1990 a 1998. Monografies del CASC 2. - 2000, Girona. - P.38-42.

115. Hug B. Conserver et restaurer assure un avenir à notre passé. // Tracés. 2002. - №17. — P.21-24.

116. Hug B. Conservation et restauration de vestiges organiques découverts en milieu palafítique. // Archéologie suisse. 2004. - №2. — P.65.

117. Junkmanns J. Der jungsteinzeitliche Pfeil vom Zugerberg. // Tugium. 1996. - №12. -S.87-95.

118. Junkmanns J. Arc et flèche. Bienne: Musée Schwab, 2001. — 62 p.

119. Keeley L.H. Exprimental determination of Stone tool uses: A microwear analysis. Chicago-London: The University of Chicago Press, 1980. - 212 p.

120. Keeley L.H., Toth N. Microwear polishes on early stone tools from Koobi-Fora. Kenya // Nature 1981 - № 293 (5832). - P.464-465.

121. Mathiassen T. ^ldre Stenalder. // Danske Oldsager. Kobenhavn, 1948. - №1. - 71 s.

122. Messikomer J. Pahlbau von Robenhausen. / Keller F. Pfahlbauten. Fünfter Bericht. Mittheilungen der antiquarischen Gesellschaft in Zürich. Zürich, 1863. - Bd.XIV. - Heft 6. -S.39-42.

123. Movius H.L. A wooden spear of third interglacial age from Lower Saxony. // Southwestern Journal of Anthropology. 1950. - Vol.6, №2. - P.139-142.

124. Müller-Beck H. Seeberg, Burgäschisee-Süd. Holzgeräte und Holzbearbeitung. /Acta Ber-nensia II. Bern, 1965. - 278 S.

125. Munro R. Les stations lacustres d'Europe aux âges de la pierre et du bronze. — Paris,1908.

126. Nadel D., Grinberg U., Boaretto E., Werker E. Wooden objects from Ohalo II (23,000 cal BP), Jordan Valley, Israel // Journal of Human Evolution. 2006. - №50. - P.644-662.

127. Noël M., Bocquet A. Les Hommes et le bois. — 1987, Hachette

128. Oakley K.P., Andrews P., Keeley L.H., Clark J.D. A reappraisal of the Clacton spear-point. // PPS. 1977. -№ 43. - P. 13-30.

129. Objectif passé. Archéologie et photographie. Catalogue de l'exposition à Laténium. -Hauterive: Laténium, 2002. 93 p.

130. Organ R.M. Carbowax and other materials in the treatment of water logged Palaeolithic wood. / Clark J.D. Kalambo Falls Prehistoric Site. Vol.III. - Cambridge, 2001. -P.663-664.

131. Pälsi S. Ein steinzeitlicher Moorfiind bei Korpilahti im Kirchspiel Antrea, Län Viborg. // Suomen Muinaismuistoyhdistyksen Aikakauskiija (SMYA). -Helsinki, 1920. XXVIII, №2. -S.3-19.

132. Petersen E.B. 01by Lyng. En estsjoellandsk kystboplads med Erteb0Üekultur. //Aarb0ger for nordisk oldkyndighed og historié. 1970. - Kjabenhavn, 1971. - P. 13-42.

133. Radu V., Desse-Berset N. Le rôle du poisson à Zamostje, chez les derniers chasseurs-cueilleurs de la Plaine russe (Mésolithique-Néolithique).// Communication au Congrès ICAZ, август 2010. (в печати).

134. Parrent J.M. The conservation of waterlogged wood using sucrose. // Studies in Conservation. 1985. - №30. - P.63-72.

135. Ramseyer D. Les armes de chasse néolithiques des stations lacustres et palustres suisses. // La chasse dans la préhistoire. 2000. - P.130-142.

136. Ramseyer D., Volanthen D. Archaeology and waterlogged wood. // Museum. Paris, 1987. - Vol.XXXIX. - №1. - P. 18-25.

137. Rimantiené R. Sventoji. Narvos kultüros gyvenvietés. Vilnius: Mokslas, 1979. - 188 p.

138. Rimantienè R. Sventosios 4-oji radimvietè. // Lietuvos Archeologuja. -Vilnius: Die-medzio leidykla, 1996a. -№14. -P.5-79.

139. Rimantiené R. Sventosios 6-oji gyvenvieté. // Lietuvos Archeologuja. Vilnius: Die-medzio leidykla, 19966. -№14. -P.83-173.

140. Rozoy J.-G. Les dernier chasseurs. L'Epipaléolithique en France et en Belgique. Essai de synthèse. / Bulletin de la société archéologique champenoise. Numéro spécial. 1978. - T. 2. — 1256 p.

141. Rust A. Die alt- und mittelmesolitischen Funde von Stellmoor. Neumünster: Archaeo-logisches Institut des deutschen Reiches, 1943. — 242 s.

142. Rust A. Vur 20 000 Jahren. Rentierjägen der Eiszeit. Neumünster, 1962. - 205 s.

143. Schuldt E. Hohen Viechein. Ein mittelsteinzeitliches Wohnplatz in Mecklenburg. — Berlin, 1961.-156 s., 144 taf.

144. Schwabedissen H. Die Bedeutung der Moorarchäologie fur die Vorgeschichtsforschung.1. Offa 8. 1949. - S.46-74.

145. Schwabedissen H. Ertebölle-Ellerbek Mesolithikum der Neolithikum. // Mesolithikum in Europe. - Berlin, 1981.

146. Schweingruber F.H. Conservation of waterlogged wood in Switzerland and Savoy. // Proceedings of the ICOM Waterlogged Wood Working Group Conference. Ottawa, 1981. -P.99-106.

147. Shchelinskij Y.E. Outils pour travailler le bois et l'os au Paléolithique inférieur et moyen de la Plaine russe et du Caucase // Traces et fonction : les gestes retrouvés. Liège, 1993. - V.5. -P.309-315.

148. Skaarup J. Submerged settlements. // Digging into the past. 25 years of Archaeology in Denmark. Aarhus, 1993. - P.70-76.

149. Skaarup J., Gran O. Mallegabet II. A submerged Mesolithic settlement in southern Denmark. // BAR International Series. Langelands Museum, 2004. - №1328. - 199 p.

150. Thieme H. Altpaläolithische Wurfspeere aus Schöningen, Niedersachsen. Ein Vorbericht. // Archäologisches Korrespondenzblatt. 1996. -№26. - S.377-393.

151. Thieme H. Lower Palaeolithic hunting spears from Germany. // Nature. 1997. -Vol.385.-P.807-810.

152. Thomsen T., Jessen A. Une trouvaille de l'Ancien Age de la Pierre. La trouvaille de Brabrand. // Mémoire de la Société Royale des Antiquaires du Nord. Nouvelle série. -Copenhage, 1904.-P. 162-232.

153. Wetzel G. Dechselschäftung von Grieben, Kr.Tangerhütte //Ausgrabungen und Funde. -Berlin, 1966. Band 11.- Heft 1. - S.7-9.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.