Деятельность краеведов Южного Урала по сохранению культурно-исторического наследия в 1914-1930-е гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Тугай, Татьяна Ивановна

  • Тугай, Татьяна Ивановна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2006, ОренбургОренбург
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 250
Тугай, Татьяна Ивановна. Деятельность краеведов Южного Урала по сохранению культурно-исторического наследия в 1914-1930-е гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Оренбург. 2006. 250 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Тугай, Татьяна Ивановна

Введение

Глава 1. Сохранение документальных, исторических и культурных памятников в период 1914-1919 гг.

1.1. Проблема охраны культурно-исторических ценностей накануне и после Февральской революции

1.2. Оренбургская ученая архивная комиссия в условиях смены властей

1.3. Разработка советского законодательства и начало его реализации

Глава 2. Деятельность краеведов в реалиях 1920 - 30-х гг.

2.1. Принципы музейного дела в их практическом осуществлении: трудности и противоречия

2.2. Метаморфозы исторического облика южно-уральского города и защита архитектурных памятников.

2.3. Судьбы краеведов и проблема новых кадров.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Деятельность краеведов Южного Урала по сохранению культурно-исторического наследия в 1914-1930-е гг.»

Актуальность исследования. Всплеск интереса к краеведению, происшедший в конце 1980-1990-е гг., заставил исследователей обратить более пристальное внимание на локальную историю, которая выступает одновременно и как метод, и как объект изучения. Такой подход был заложен еще трудами В.О. Ключевского, Н.И. Костомарова и А.П. Щапова, а в советский период - видными теоретиками краеведения 20-х гг. И.М. Гревсом, Н.П. Анциферовым и Н.К. Пиксановым.

Чтобы во всей полноте воссоздать течение исторического процесса, необходимо обращаться к материалам местной истории, которые являются носителями ценнейшей информации. Провинциальные (краеведческие) исследования, сосредоточенные на одной важной проблеме, позволяют ввести в научный оборот широкий круг новых источников, выявить региональное своеобразие, все нюансы и противоречия в развитии и решении проблемы в общенациональном масштабе.

Одной из традиционных в российской истории являлась проблема сохранения культурно-исторического наследия, в решении которой объединялись усилия правительственных ведомств, столичной и провинциальной интеллигенции. Сохранить наследие дореволюционной России и сделать его достоянием народа - в этом видели свою задачу деятели науки и искусства, сотрудники Министерства просвещения и Наркомпроса, отдельные представители местных органов власти и краеведы в 1914-30-х гг.

Локальная история предполагает непосредственное обращение к российской провинции, ее внутреннему миру, к истории культуры. В современной историографии сложилось устойчивое отношение к миру провинции как обладающему высоким культурносберегающим потенциалом, имеющему свой механизм налаживания как внутренних, так и внешних коммуникаций.

В условиях регионализации общественной жизни России этот опыт имеет большое значение. Обогащение культурной истории Южного Урала новыми фактами судеб известных деятелей, "очеловечивание" ее новыми именами позволит углубить представление о южно-уральском краеведении и его вкладе в решение общероссийской проблемы сохранения памятников прошлого. В настоящее время проблема охраны памятников приобрела новое качественное содержание, характеризующееся пренебрежением местных властей. Назрела необходимость разработки нового памятникоохранного законодательства на региональном уровне - при участии власти, интеллигенции и бизнеса, в чье пользование переданы многие архитектурные памятники. В этом отношении может быть использован исторический опыт.

Объектом диссертационной работы является проблема культурно-исторического наследия в исторической динамике 1914-1930-х гг. Предмет исследования - деятельность краеведов по его сохранению.

Территориальные рамки исследования охватывают, в первую очередь, южно-уральский регион. Это города - Оренбург, Челябинск, Уфа - с учетом административно-территориальных изменений, происходивших в рассматриваемый период. Для того чтобы показать глобальный характер проблемы - в масштабах всей страны, прослеживается ее взаимопроникновение - в центре и на периферии.

Хронологические рамки диссертации охватывают период с 1914 г. по конец 1930-х гг. Именно на этом этапе разрушение памятников и изменение культурно-исторического ландшафта городов достигли своей критической массы. Начальная датировка обусловлена первой мировой войной и Февральской революцией, значительно обострившими как саму проблему, так и ценностные приоритеты российской интеллигенции. Выбор конечной точки исследования объясняется окончательным утверждением советского политического режима и новых социокультурных ценностей. Конец 1930-х гг. совпал и с возрастным пределом большинства "защитников древностей".

Состояние научной разработанности темы. Литературу по исследуемой теме можно разделить на две группы: общероссийской проблематики и южноуральской.

Условно названная первая группа исследований представлена достаточно широкой тематикой. Это - работы, посвященные истории охраны памятников и музейного дела. Сюда же отнесены монографии, диссертации и публикации, раскрывающие культурную, научную и социально-политическую жизнь страны 1914-1930-х гг., в том числе, и историю краеведческого движения. Они позволяют глубже понять условия, в которых протекала памятникоохранная деятельность.

С целью проследить определенные закономерности в развитии историографии в рамках обозначенной проблемы анализ литературы проводится в хронологической и тематической последовательности.

Первая группа исследований. Попытки признать заслуги краеведческой интеллигенции по сохранению документальных памятников прошлого были предприняты уже в рассматриваемый период. В 1918 г. академик А.Е. Пресняков дал высокую оценку самоотверженной работе, которую провели в условиях войны и революции архивные деятели, назвав ее "трогательным архивным героизмом" Более сдержанно, хотя и позитивно, отзывался о работе ГУАК Ю.И. Гессен в 1921 г.2

После окончательного разгрома краеведения в конце 1930-х гг., костяк которого составляли представители дореволюционной школы, деятельность ГУАК была подвергнута уничтожающей критике и обвинению в реакционности3. Этот подход к оценке старейших краеведческих обществ был воспринят исследователями и в 50-е гг. Впоследствии - в 60-90-е гг., несмотря на проявление интереса ученых к работе архивных комиссий, немногие из них выделяли заключительный период их существования - при советской власти. Лишь в не

1 Пресняков, А.Е. Реформа архивного дела / А.Е. Пресняков // Русский исторический журнал. - 1918. - Кн. 5. -С. 208-216.

2 Гессен, Ю.И. Из жизни архивных комиссий / Ю.И. Гессен // Исторический архив. - М., 1921. - Вып.1. - С. 320.

3 Назин, И.С. Из истории архивного дела в дореволюционной России / И.С. Назин // Архивное дело. - 1936. - № 39. - С. 26-37. которых работах раскрывается вклад ГУАК в сохранение архивов и других культурных ценностей в период революции

В 1940 г. появляется первая работа, в которой автор - Ю. Оснос анализирует памятникоохранную деятельность Московской и Петроградской комиссий (коллегий) по делам музеев и охране памятников, созданных в 1917г.2 Ю.Оснос опирался на материалы Наркомпроса РСФСР, воспоминания И.Э. Грабаря 3 и дал высокую оценку проделанной работе, подчеркивая, что она велась в тесном контакте с советским правительством (Наркомпросом).

К данной проблеме вернулись только во второй половине 1950-х гг. - после войны и завершения восстановительного периода. В тех условиях неизбежна была аналогия с 1918 - нач. 20-х гг. В исследованиях 1950-60-х гг. убедительно показано создание государственной системы охраны памятников и музейного дела в первые годы советской власти 4.

Историко-статистические исследования Д.А. Равикович и А.Б. Закс позволяют судить о действительном функционировании уже в начале 1920-х гг. широкой сети музеев местного края под руководством Музейного отдела НКП 5. Филимонов, С.Б. Краеведение и документальные памятники (1917—1929) / С.Б. Филимонов. - М.: Наука, 1989. - 175 е.; Петрова, Н.А. Архивное дело в России в годы 1-ой мировой войны, 1914-1918 гг.: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / Н.А. Петрова. - М., 1991. - 28 е.; Адленова, В.А. Историко-краеведческая деятельность Тамбовской губернской ученой архивной комиссии. 1884-1922 гг.: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / В.А. Адленова. - Воронеж, 1997. - 26 с.

2 Оснос, 10. Октябрьская революция и памятники художественной культуры / Ю. Оснос // Искусство. - 1940. -№ 6. - С. 62-70.

3 Прим.: Грабарь Игорь Эммануилович. - живописец и искусствовед, нар.художник СССР (1956). В 1913-25 возглавлял Третьяковскую галлерею, где произвел в 1914-15 реэкспозицию, издал каталог (1917). После 1917 г. руководил Комиссией (Отделом) НКП по делам музеев и охраны памятников искусства и старины, Центр.гос.реставрац.мастерскими. См.: Грабарь, И.Э. Моя жизнь: Автомонография; Этюды о художниках / Игорь Грабарь [Сост., вступ. ст. и коммент. В.М. Володарского]. М.: Республика, 2001. -493 с.

4 Гарданов, В.К. Музейное строительство и охрана памятников культуры в первые годы советской власти. 19171920 гг. / История музейного дела в СССР: сб. ст. / Отв. ред. В.К. Гарданов. - М.: Госкультпросветиздат, 1957. -С. 7-36; Ионова, О.В. Создание сети краеведческих музеев РСФСР в первое десятилетие Советской власти / О.В. Ионова // Там же. - С. 37-72; Раземов, В.А. Богатства, возвращенные народу / В.А. Раземов. - М., 1968 -145 е.; Смирнов, И.С. Ленин и советская культура / И.С. Смирнов. - М., 1960. - 250 е.; Максаков, В.В. История и организация архивного дела в СССР (1917-1945) / В.В. Максаков. - М.: Наука, 1969. - 429 е.; Фрайман, A.JI. Форпост социалистической революции: Петроград в первые месяцы Советской власти / АЛ. Фрайман - JL: Нева, 1969-320 с.

5 Равикович, Д.А. Организация музейного дела в годы восстановления народного хозяйства (1921-1925) / Д.А. Равикович // Очерки истории музейного дела в СССР. - М., 1968, вып.УГ - С. 36-49; Она же. Охрана памятников истории и культуры в РСФСР. 1917-1967 гг. // Тр. НИИ музееведения и охраны памятников истории и культуры. - М„ 1970. Вып. 22. - С. 9-28; Она же. Формирование государственной музейной сети (1917 - первая пол. 60-х гг.) / Д.А. Равикович. - М.: Наука, 1988. - 268 е.; Закс, А.Б. Источники по истории музейного дела / А.Б. Закс // Очерки по истории музейного дела в СССР. - М., 1968. - Bbin.VI. - С. 5-36; Он же. Речь А.В. Луначарского на конференции по делам музеев // Археографический ежегодник за 1976 г. - М., 1977. - С. 210-216; Он же. Первая Всероссийская конференция по делам музеев // Тр. ГИМ. - М., 1982. - Вып. 55. - С. 150-157.

Оба автора внесли весомый вклад в изучение истории музейного строительства в СССР. Последующие исследователи неизменно будут оперировать приводимыми ими фактами. Е.В. Кончин в своей документально-публицистической книге ярко представил практическую деятельность эмиссаров Отдела НКП по делам музеев и охране памятников в центральных губерниях РСФСР летом 1918 г.1 Тем не менее, он отрицал преемственность в создании Музейного отдела НКП с ранее существовавшими, аналогичными по своим задачам учреждениями Петрограда и Москвы. Им не рассматривался также вклад творческой интеллигенции, в частности, И.Э. Грабаря, в советское законодательство.

В начале 1970 гг. М.С. Бастракова и С.А. Федюкин обратились к проблеме сохранения научного наследия в первые годы революции 2. Они продемонстрировали стремление СНК использовать опыт дореволюционной интеллигенции в социалистическом строительстве. Однако краеведческий аспект не был выделен авторами. М.С. Бастракова дистанцируется даже от самого термина «краеведение», неопределенно именуя краеведческие общества "научными ячейками".

Следует заметить, что многие историки-ученые вплоть до 1990-х гг. будут относиться с некоторым пренебрежением к краеведению, отказывая ему в праве выступать в качестве одной из форм научного познания провинции, развития и сохранения культуры. После кратковременного подъема интереса к нему в 1960-е гг.3 оно вновь будет предано забвению на десятилетия.

В книге «С.Ф. Ольденбург», изданной главной редакцией восточной литературы в 1986 г., ни в открывающей статье Г.К. Скрябина «Выдающийся организатор науки», ни в «Основных датах жизни и деятельности» ученого не от

1 Кончин, Е.В. Эмиссары восемнадцатого года / Е.В. Кончин. - М.: Московский рабочий, 1981.-386 с.

2 Федюкин, С.А. Великий Октябрь и интеллигенция: из истории вовлечения старой интеллигенции в строительство социализма / С.А. Федюкин. - М.: Госиздат, 1972. - 382 е.; Бастракова, М.С. Становление советской системы организации науки (1917-1922) / Под ред. С.Р. Микулинского. - М.: Наука, 1973. - 294 е.; См.: Она же: Академия наук и власть: Второе столетие. / Российская Академия наук. 275 лет служения России - М.: РАН, 1999.-800 с.-С.111-199.

3 См.: Ушаков, А.В. Краеведение на службу советской исторической науке / А.В. Ушаков // Тр. НИИ Музееведения. - М., 1961. - Вып.2. - С. 3-31; Кабанов, П.И. О советском историческом краеведении / П.И. Кабанов, А.В. Ушаков // История СССР. - 1963. - № 3. - С. 5-34; Разгон, A.M. Пути советского краеведения / A.M. Разгон // Там же. - 1967. - № 4. - С. 190-201. мечается его роль, как председателя ЦБК, в развитии краеведения. Небольшие по объему, но очень ценные сведения приведены лишь в статье Т.В. Станюковича о деятельности С.Ф. Ольденбурга в области музееведения и этнографии \ Начавшаяся в середине 1980-х гг. перестройка значительно обогатила содержательную сторону исследований. Отказ от историко-статистического подхода, выход из жестких рамок советской методологии придали им проблемный характер. Открытие архивов позволило опубликовать новый документальный материал. Не случайно тематика многих работ того времени имеет

Г) аналогичное звучание: "Из истории." , подразумевая существенные дополнения к исследованиям предшественников, зачастую меняющие прежние концепции.

Так, в советской историографии организация охраны памятников увязывалась, в основном, с деятельностью Наркомпроса и его музейного отдела. Материалы фонда Р-410 (ГАРФ) позволили Г.А. Богуславскому осветить работу другого советского ведомства - Народного комиссариата имуществ республики по созданию первых декретов об охране памятников 3. Однако автор не затрагивал вопроса об участии в этой работе представителей московской художественной интеллигенции, несмотря на то, что материалы фонда свидетельствуют о таковой. Он упоминает о деятельности в данном направлении только Петроградской коллегии. Автор не анализирует также законопроекты, посвященные охране памятников в провинции.

А.П. Пшеничный, Е.В. Старостин и Т.И. Хорхордина раскрыли историю другого декрета - «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР» (1 июня 1918 г.) На основе обширной источниковой базы они показа

1 С.Ф. Ольденбург [Ученый-востоковед: Сборник] / АН СССР, Ин-т востоковедения; [Редкол.: Г.К. Скрябин, Е.М. Примаков (отв. редакторы) и др.]. - М.: Наука, 1986. - 157 с. - С. 86-87.

2 Полякова, М.А. Из истории охраны и пропаганды культурного наследия в первые годы Советской власти / М.А. Полякова // Из истории охраны и использования культурного наследия РСФСР. - М., 1987. - С. 13-20; Богуславский, Г.А. Из истории советского законодательства об охране памятников: Декрет от 5 октября 1918 г./ Г.А. Богуславский // Правоведение. - 1987. - № 5. - С. 87-93; Пшеничный, А.П. Из истории становления управления архивным делом в СССР. 1918-1951 / А.П. Пшеничный // Советские архивы. - 1988 -№ 3. - С. 3-19.

3 Богуславский Г.А. Указ.соч. ли непосредственное участие в разработке соответствующих проектов Союза архивных деятелей во главе с А.С. Лаппо-Данилевским

Ярким примером научно-публицистического жанра, получившего широкое распространение с началом перестройки, является монография Ю.Н. Жукова 2. При несомненной значимости проведенной им работы - исследованию проблемы историко-культурного наследия, начиная с Петровской эпохи - автор высказывает целый ряд дискуссионных положений: о деятельности дореволюционных научных обществ, позиции Временного правительства, о роли интеллигенции в создании государственной системы охраны памятников и др.

Образец другого рода показывают труды А.А. Формозова 3. Посвятив свои исследования истории отечественной археологии, он представляет ее развитие в контексте общей проблемы сохранения исторического наследия прошлого. Большое внимание автор уделяет музейному делу, обнаруживает преемственность в деятельности ведущих археологов, краеведов, музейных работников до и после революции. Он одним из первых высказал мысль, что самые сильные краеведческие общества 1920-х гг. возникли на базе ГУАК.

Особое место в трудах А.А. Формозова занимает проблема влияния политики и идеологии на развитие археологии и охрану памятников. На ярких трагических примерах судеб видных российских археологов он прослеживает наступление тоталитаризма на одну из "устаревших буржуазных наук", закончившееся ее разгромом в конце 1930-х гг.

Влияние идеологического фактора на науку и интеллигенцию анализируется и другими авторами эпохи перестройки - B.C. Брачевым, С.О. Шмидтом,

1 См.: Пшеничный А.П. Указ.соч.; Старостин, Е.В. Декрет об архивном деле 1918 года / Е.В. Старостин, Т.И. Хорхордина //Вопросы истории. - 1991. -№ 7-8. - С. 41-52.

2 Жуков, Ю.Н. Становление и деятельность советских органов охраны памятников искусства и культуры. 19171920 гг. / Отв. ред. Н.М. Катунцева; Библиогр. в примеч.: с.281-302; АН СССР, Ин-т истории СССР. - М.: Наука, 1989.-302 с.

3 Формозов, А.А. Археология и идеология / А.А. Формозов // Вопросы философии. - 1993. - № 2. - С.75-80; Он же. Страницы истории русской археологии / Отв. ред. В.В. Кропоткин. - М.: Наука, 1986. - 240 е.; Он же. Очерки истории отечественной археологии / Российская академия наук, Ин-т археологии. М.: Наука, 1991. - Вып. 3 / [Сост. и автор предисл. А.А. Формозов]. - 2002. - 193 е.: ил.; Он же. Русские археологи в период тоталитаризма: Историографические очерки / А.А. Формозов. - М.: РАН, Ин-т археологии, 2004. - 320 с.

В.А. Куманевым, А.Н. Акиныииным Г.Д. Алексеевой и др.1 Ими приводятся сведения об организованных в конце 1920-1930-х гг. политических кампаниях против ученых, краеведов, музейных работников, в результате которых они уже в те годы были подвергнуты репрессиям. Причем, С.О. Шмидт указывает на необходимость синхронного рассмотрения этих процессов - в центре и на периферии . В исследовании американского исследователя Тимоти О'Коннора показана роль А.В. Луначарского в определении значения для советской власти дореволюционной интеллигенции и ее защите 3.

Обострение интереса к проблеме российской интеллигенции - ее месту и роли в истории на рубеже 1980-90-х гг. объяснялось тем, что идеи перестройки на протяжении предшествовавших десятилетий вынашивались и аккумулировались именно в этой социальной среде. Поворот политики государства от классовых к общечеловеческим ценностям заставил историков перейти от обобщенных социально-политических характеристик к конкретным образам, обратиться к нравственным истокам российской интеллигенции.

Отсюда и возрождение краеведческого движения в конце 80-х гг., и появление большого количества специальных исследований, в первую очередь, диссертаций, посвященных краеведению, значительно расширивших его территориальные границы. Работы по указанной теме можно выделить в качестве отдельного комплекса историографии 1980-90-х - начала 2000 гг.4

1 Брачев, B.C. Дело академика С.Ф. Платонова / B.C. Брачев // Вопросы истории. - 1989. - № 5. - С. 56-66; Шмидт, С.О. «Золотое десятилетие» советского краеведения // Отечество: Краеведческий альманах / [Сост. М.И. Корнилова] - М.: Профиздат, 1990. - Вып.1. - 223 с. - С. 11-27; Куманев, В.А. 30-е годы в судьбах отечественной интеллигенции / В.А. Куманев. - М.: Наука, 1991 - 290 е.; Акиньшин, А.Н. Трагедия краеведов. (По следам архива КГБ) / А.Н. Акиньшин // Записки краеведов: Русская провинция. - Воронеж, 1992. - Вып. I. - С. 208-235; Он же. Судьба краеведов (конец 20-х - начало 30-х годов) // Вопросы истории. - 1992. - № 6-7. - С. 173-178; Алексеева, Г.Д. Историческая наука в России после победы Октябрьской революции / Г.Д. Алексеева // Россия в XX веке. Судьбы исторической науки. М.: Ин-т истории РАН, 1996. - С. 68-89.

2 Шмидт, С.О. К изучению истории советской исторической науки 1920-1930 гг. / С.О. Шмидт. Путь историка: Избранные труды по источниковедению и историографии / Российский гуманитар, ун-т. - М.: РГГУ, 1997. - 612 с. - С. 133. См., также: Горяинов, А.Н. Еще раз об «Академической истории» / А.Н. Горяинов // Вопросы истории.-1990,- № 1. - С. 180-181.

3 О'Коннор, Тимоти Эдвард. Анатолий Луначарский и советская политика в области культуры: [ Пер.с англ.] / Тимоти Эдвард О'Коннор. - М.: Прогресс, 1992.-222 с.

4 Флейман, Е.А. Краеведческое движение в Верхнем Поволжье в 1917-1930 гг.: автореф. дис.канд. ист. наук: 07.00.02 / Е.А. Флейман. - Ярославль, 1987. - 26 е.; Размустова, Т.О. Музей и историческое краеведение (на материалах краеведческих музеев Центрально-Черноземного региона): автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / Т.О. Размустова. - М., 1988. - 32 е.; Луговая, Г.М. Взаимодействие музеев и общественности в области исторического краеведения. 1917-80-е гг. (На мат.Татарской АССР): автореф. дис.канд. ист. наук: 07.00.02 / Г.М. Луговая. - М., 1989. - 24 е.; Юренева, Т.Ю. Формирование кадров советских музейных работников (1917-1941):

Во всех упомянутых работах показана социально-активная роль краеведов в охране памятников истории и культуры, музейном строительстве, влияние демократических традиций прошлого. На преемственность в "золотом десятилетии" советского краеведения 1920-х гг. указывал и академик С.О. Шмидт 1 -председатель Союза краеведов России, созданного в 1990 году на Первом съезде краеведов в Челябинске. Он определил само понятие и значение краеведения - как научной, научно-популяризаторской и общественной деятельности, как комплексного знания и метода познания, как школы воспитания - воспитания культурой. Его заслуга заключается в том, что он обобщил уже имеющиеся исследования и указал, какие вопросы нуждаются в дальнейшей разработке. Среди таковых - самоотверженность "старой" интеллигенции в спасении, охране и использовании памятников истории и культуры в провинции уже после Февральской революции и в первые годы советской власти 2.

С другой стороны, в работах вышеназванных авторов прослеживается влияние идейных установок, сформулированных на краеведческих конференциях 1920-х гг. - придать краеведению характер "массового историко-культурного движения". Чрезмерное стремление исследователей подтвердить этот факт данными о росте краеведческих обществ, музеев местного края выводит на первый план не качественные показатели, обусловленные деятельностью старой интеллигенции, а количественные, связанные с вовлечением в краеведческую работу "молодых сил", не имеющих ни опыта, ни знаний 3.

Заблуждение о массовости краеведения породило отсутствие специальных методов исследования регионов сегодня. Одним из первых обратил внимание автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / Т.Ю. Юренева. - М., 1991. - 22 е.; Тагильцева, Н.Н. Историко-краеведческое движение на Урале в 1920-1930-е гг.: автореф. дис.канд. ист. наук: 07.00.02 / Н.Н. Тагильцева. -М., 1993. - 24 е.; Ратушняк, T.B. Развитие краеведения на Кубани (конец XVIII в. - нач. 1930-х гг.): автореф. дис.канд. ист. наук: 07.00.02 / T.B. Ратушняк. - Краснодар. 1999. - 32 е.; Тамбовцева, Н.Н. Историческое краеведение в Нижегородской губернии 20-х годов XX века: дис.канд. ист. наук: 07.00.02: защищена 20.01.02: утв. 07.08.02 / Н.Н. Тамбовцева. - Нижний Новгород, 2002. - 248 с.

1 Шмидт С.О. "Золотое десятилетие" советского краеведения.; Тихвинский, С.Л. Историки и сохранение культурного наследия человечества / С.Л. Тихвинский, С.О. Шмидт // Новая и новейшая история. - 1991. - № 1. - С. 44-54; Шмидт, С.О. Краеведение и культура России первой трети XX столетия / С.О. Шмидт // Россия в XX веке. Судьбы исторической науки. - М., 1996; Он же. Путь историка: Избранные труды.

2 Он же. "Золотое десятилетие". - С. 12-13, 15-16.

3 См.: Тугай, Т.И. Проблема сохранения кадровой базы краеведения в 1920-е гг. / Т.И. Тугай // Уральские бирю-ковские чтения: Сб. науч. статей / Науч. ред. проф. С.С. Загребин. - Вып.З. Из истории российской интеллигенции. - Челябинск: Изд-во «Абрис», 2005. - 598 с. - С.426-434. на эту проблему С.А. Гомаюнов, подняв вопрос о местной (локальной) истории. Он показал, что за мнимой простотой краеведения кроется огромный научный потенциал На отсутствие пока в России историографической традиции изучения русской провинции постоянно обращает внимание в своих работах и сам С.О. Шмидт . Исследователи "золотого десятилетия" оставили в стороне и те проблемы, с которыми пришлось столкнуться провинциальной интеллигенции уже в первый период сотрудничества с большевиками.

На этом основании некоторые историки не приняли концепцию С.О. Шмидта. Так, А.А. Формозов ставит под сомнение "счастливый ленинский этап в развитии советской культуры", мотивируя это свертыванием археологических исследований и сокращением госбюджетной музейной сети в стране. С критикой "золотого десятилетия" выступили уфимские исследователи Г.Ф. и З.И. Гудко-вы. Они упрекнули Шмидта в забывчивости того обстоятельства, что "золотой век" начался с закрытия исторических журналов, с прекращения деятельности 1

ГУАК, с утверждения "огнем и мечом коммунистической идеологии" . Сам по себе тоталитаризм, - продолжают Гудковы, - является "врагом культуры, врагом интеллигенции, врагом религии и вообще духовности, и сводить отдельные мероприятия советской власти по охране материальных ценностей, связанных с культурой - совершенно необоснованно и наивно" 4.

Категоричность оценок была своеобразной болезнью "перестроечной" литературы. Она была вызвана чисто эмоциональной реакцией на ранее неизвестный фактологический материал. Если исследователи 1950-80-х гг. утверждали ведущую роль советского государства в охране памятников истории и культуры, то авторы эпохи перестройки доказывали, что в 1917-30-е гг. их приходилось защищать .от самого государства.

Со второй половины 90-х гг. наблюдается более взвешенный подход к определению влияния тоталитаризма на культурную жизнь страны. Расширяется

1 Гомаюнов, С.А. Местная история: проблема методологии / С.А. Гомаюнов // Вопросы истории. - 1996. - № 9. -С. 158-163.

2 См.: Шмидт С.О. Путь историка. - С. 327.

3 Гудков, Г.Ф. Краеведение. Теория и практика / Г.Ф. Гудков, З.И. Гудкова. - Уфа: Башкирское кн. изд-во, 1995. - 189 с.-С. 153-160.

4Там же.-С. 154. информационное поле исследований. Самым загадочным и привлекательным для историков временем называет И.Н. Ильина нэповские 1920-е гг., распространяя определение "золотой век" на весь опыт социального творчества этого периода1. Ее работа раскрывает инициативу многих общественных групп в создании новых и сохранении старых научно-просветительских и иных общественных организаций. Мы можем узнать о судьбе в 20-е гг. тех научных обществ, с которыми до революции поддерживала постоянные связи ОУАК.

Современный социальный герой постепенно утрачивает ореол "мученика тоталитаризма", который неизменно сопутствовал ему в историографии перестройки. И.Н. Ильина, а также А. Рожков, И.В. Нарский, В.Г. Рыженко позволяют читателю увидеть уникальность советского общества, проникнуть во внутренний мир человека тех лет 2.

Проблема культурно-исторического наследия рассматривается не только в историческом, но и философском, культурологическом аспектах. Историко-правовой аспект, поднятый В.Г. Качаловой, позволяет глубже проанализировать первые памятникоохранные мероприятия советского государства 3. Это придает фактам, уже известным по исследованиям Ю.Н. Жукова, А.А. Формозова и др. новое значение. В отличие от упоминаемой книги Жукова, автором вводится в научный оборот широкий круг архивных источников. Значительно расширил объект исследования B.C. Соболев, показав деятельность РАН по сохранению научного наследия в 1890-1930 гг. 4, в том числе и краеведческого.

1 Ильина, И.Н. Общественные организации России в 1920-е годы / И.Н. Ильина. - М.: Изд. центр Ин-та российской истории РАН, 2001. - 215 с.

2 Ильина И.Н. Указ.соч.; Рожков, А.Д. В кругу сверстников. Жизненный мир молодого человека в советской России 1920-х гг. В 2 тт. Т. 1 / А. Рожков. - Краснодар: ОИПЦ. «Перспективы образования», 2002. - 405 е.; Рыженко, В.Г. Интеллигенция в культуре крупного сибирского города в 1920-е годы: вопросы теории, истории, историографии и методов исследования: автореф. дис. д-ра ист. наук: 07.00.02 / В.Г. Рыженко. - Екатеринбург, 2004. - 56 е.; Нарский, И.В. Метаморфозы пространства в российской революции (па примере Урала в 1917-1922 гг.) / Урал в контексте российской модернизации: сб.ст. / [Ред. кол.: H.H. Алеврас, Г.А. Гончаров и др.] - Челябинск: Изд-во «Каменный пояс», 2005. - С. 281- 296.

3 См.: Качалова В.Г. Государственная политика России в области охраны культурных ценностей (XVIII-XX вв.) / В.Г. Качалова. - СПб: «Тирекс», 2000. - 297 с.

4 Соболев, B.C. Деятельность РАН по сохранению национального, культурного и научного наследия в переломную эпоху развития России: автореф. дис. д-ра ист. наук: 07.00.02 / B.C. Соболев. - СПб, 1995. - 52 е.;

Он же. Для будущего России. Деятельность Академии Наук по сохранению культурного и научного наследия. 1890-1930 гг. / B.C. Соболев. - М.: «Наука», 2002.-392 с.

1990-е - начало 2000 гг. характеризуются появлением исследований, являющихся существенным вкладом в изучение музейного дела и историю развития музееведческой мысли В 2003 г. вышел солидный труд обобщающего характера группы ученых под руководством М.Е. Каулен 2. Исследуя проблему с XVIII в., авторы делают вывод, что в XVIII в. появился музей, в XIX в. - музейное дело, в XX в. - музееведение. Значительное место отводится теории и практике музейного дела, используются труды организаторов музейного строительства и охраны памятников как до, так и после революции (П.С. Уваровой, Н.И. Троцкой и др.), музейная периодика разных лет. Анализируются различные формы музеев на протяжении трех веков. Для авторов характерен объективный подход к советскому периоду - показаны как позитивные, так и негативные процессы в решении данной проблемы. Труд носит ярко выраженный истори-ко-культурологический характер. Тем не менее, в связи с противоречивостью оценки деятельности Временного правительства, данной в книге 3, проблема охраны памятников после Февральской революции остается открытой.

Исследования последних лет дополнили представление об источниковой базе социальной и политической истории 4. Возникла необходимость изучить опыт сохранения и использования нового вида источников (фотодокументов, воспоминаний) в деятельности истпартотделов 1920-30-х гг. Их роль в создании местных архивов и музеев революции еще нуждается в изучении.

1 Музей и власть: [Сборник: в 2 ч.] / Отв. ред. С.А. Каспаринская. - М.: НИИК, 1991. - 322 е.; Музеи: переосмысление границ: мат. науч. пр. конф., Екатеринбург, май 1994 г. / Управление культуры. Адм. Свердловской обл.: Отв. за вып. Н.А. Узикова. - Екатеринбург: Банк культ, информ., 1994. - 45 е.; Музееведение России в первой трети XX в.: Сб. науч. тр. / Центр. Музей революции [Вып.24] / Редкол.: Т.Г. Шумная (отв. ред.) и др. -М., 1997.-218 с.

2 Музейное дело России / Под общ. ред.: М.Е. Каулен (отв.ред.), И.М. Косовой, А.А. Сундиевой; Коллектив авторов Академии переподгот. работников искусства, культуры и туризма и Российский ин-т культурологии MK РФ.-М.: BK, 2003.-615 с.

3 См.: Там же.-С. 130.

4 Магидов, В.М. Визуальная антропология и задачи кино-, фото-, фонодокументалыюго источниковедения. / Проблемы источниковедения и историографии: Мат. II научных чтений памяти академика И.Д. Ковальченко / Отв. ред. С.П. Карпов. - M.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. - 432 с. - С.336-349; Димони, Т. Жизнь советской провинции 1930-1950-х годов в официальной фотографии / Горизонты локальной истории Восточной Европы в XIX - XX веках: Сб. ст. / Под ред. И.В. Нарского. - Челябинск: Изд-во «Каменный пояс», 2003. - 304 с. - С.251- 263.

Современная историография углубляет наше представление о личности и деятельности выдающихся российских ученых Тем не менее, в более детальном исследовании нуждаются те связи, которые устанавливали А.С. Лаппо-Данилевский, С.И. Руденко, М.И. Ростовцев и др. с провинциальными научными силами, в том числе, краеведами Южного Урала. Для определения роли, которую сыграл П.Н. Столпянский в сохранении исторического облика городов, необходимо провести сопоставление оренбургского и петербургско-ленинградского этапов его деятельности.

В последние годы начали появляться исследования, посвященные отдельным краеведам в провинции - ее "культурным героям". Это направление стало традиционным для краснодарских исследователей. Их работы являются существенным вкладом в изучение провинциальной научной мысли и общественной жизни 3.

Вторая группа. Историография проблемы в региональном и локальном аспектах Южного Урала характеризуется, в основном теми же закономерностями, как и в общероссийских исследованиях. Необходимо выделить и некоторые особенности.

Одним из первых в конце 1980-х гг. поддержал идею возрождения краеведения заслуженный деятель науки, проф. Л.И. Футорянский - председатель Союза краеведов Оренбуржья. Он отозвался целым рядом исследований, в которых восстановил многие забытые имена и страницы оренбургской истории, затронул проблему сохранения исторического облика города и культурного на

1 См.: Скифский роман: Scuthial novel: [Сборник: О жизни и творчестве М.И. Ростовцева] / РАН, Ин-т всеобщей истории РАН и др. / Под общей ред. [и с предисл.] Г.М. Бонгард-Левина. - М.: РОССПЭН, 1997. - 623 е.; Зуев, В.Ю. Материалы к изучению прохоровских курганов в Оренбуржье / В.Ю. Зуев. - СПб: Ин-т всеобщей истории РАН, 2003. - 86 е.; Погодин, С.Н. Творческое наследие А.С. Лаппо-Данилевского / C.H. Погодин // Вопросы истории. - 2002. - № 5. - С. 154-160; Жизненный путь, творчество, научное наследие С.И. Руденко и деятельность его коллег: Сб. науч. ст. / Изд-во Алтайского университета - Барнаул, 2004. - 156 с.

2 См. о нем: Зобов, Ю.С. Историки Южного Урала. Вторая половина XIX - начало XX в. / Ю.С. Зобов. - Оренбург: Изд-во ОГПУ, 1991. - 130 с. - С. 101-104; Острой, О.С. П.Н. Столпянский и его "Петербургиана" в Российской национальной библиотеке / Историко-библиографические исследования: Сб.науч.тр. / РНБ - СПб., 1998. - С.77-92.

3 Бойчук, С.Г. Общественно-политическая и научная деятельность Е.Д. Фелицына: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / С.Г. Бойчук. - Краснодар, 2003. - 22 с. (Здесь дан анализ краеведческой литературы о персоналиях Кубанского края). следия многонационального края Им была организована работа в данном направлении и других ученых 2. Значительное место отводит Л.И. Футорянский проблеме политических репрессий 20-30х гг., в том числе, и против оренбургской интеллигенции 3. Он выступил за возрождение духовных традиций православной церкви и реставрацию культовых памятников 4.

Необходимо отметить, что исторической базой для первой главы настоящей диссертации явилась монография Л.И. Футорянского «Казачество России в огне гражданской войны (1918-1920)» (Оренбург, 2003). Ее изучение позволило глубже понять политическую обстановку, в которой протекала деятельность ОУАК в 1917-1918 гг.

В диссертациях В.М. Войнова и Г.Г. Губсковой на основе обширного фактического материала было исследовано положение интеллигенции региона в 1917-1920 гг.5 Обе работы дают представление о ее поведенческих реакциях на смену властей в крае, качественном изменении положения и состава. Указанные диссертационные исследования раскрывают тот социально-политический

1 Футорянский, Л.И. Современные задачи исторического краеведения Оренбуржья / Краеведение и перестройка: Мат. первого обл. совещ. Оренбуржья / Отв. ред. Л.И. Футорянский. - Оренбург, 1989. - С.3-6; Историческое краеведение: народные музеи / Краеведение и перестройка / Отв. ред. Л.И. Футорянский. - Коломна, 1989. - 96 е.; Футорянский, Л.И. Литературное краеведение // Там же. - 37 е.; Он же. Экология, географическое краеведение, геология и охрана природы // Там же. - 64 е.; Он же. Эстафета из прошлого в будущее // Блокнот агитатора. - 1989. - № 21-22. - С.7-15; Он же. Два памятника // Южный Урал. - 1990. - 20 янв. - С. 2; Он же. Улицы -твоей истории страницы // Оренбуржье. - 1993. - 27 апр. - С. 3; Национальный мир Оренбуржья: Сб. ст. / Науч. ред. Л.И. Футорянский. - Оренбург, 1994. - 128 е.; Футорянский Л.И. Дорогой дружбы / Л.И. Футорянский. -Там же. - С. 4-13; Он же. Люди и судьбы в истории Оренбургского края. - Оренбург, 2000. - 190 е.; Он же. Эт-ноконфессиональпый диалог: состояние, противоречия, перспективы развития. - Оренбург, 2002.-456 с.

2 Исследования и исследователи Оренбургского края в XVIII-XIX вв.: Сб. ст. / Отв. ред. Л.И. Футорянский. -Свердловск, 1983. - 188 е.; Советские исследования и исследователи Оренбургского края: Тез. докл. науч. конф. / Отв.ред. Л.И. Футорянский. - Оренбург: Уральский научный центр АН СССР, ОГПИ, 1987. - 52 е.; Социальное, экономическое и экологическое развитие Южного Урала XIX-XX вв. / 2-е Рычковские чтения: Тез. и мат. / Гл. ред. Л.И. Футорянский. - Оренбург, 1991. - 111с.; Аксаковские чтения: Мат. и тез. докл. / Отв. ред. Л.И. Футорянский. - Оренбург, 1991. - 48 с.

3 См.: История Оренбуржья /Сост. и науч. ред. Л.И. Футоряиский/. - Оренбург, 1996. - С. 239-244; Футорянский, Л.И. Не предавать забвению! / Л.И, Футорянский / Книга памяти жертв политических репрессий Оренбургской области. - Калуга: Золотая аллея, 1998. - С. 10-16.

4 Футорянский, Л.И. Поход на церковь в конце 20-30-х годов и первый шаг по ее возрождению / Л.И. Футорянский / Город, науч. пр. конф., посвященная встрече третьего тысячелетия и празднованию 2000-летия Рождества Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. - Оренбург, 1999. - С.5-11.

5 Воинов, В.М. Интеллигенция Урала в годы революций и гражданской войны (март 1917- 1920 гг.): автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / Воинов В.М. - М., 1991.-28 с.

Губскова, Г.Г. Власти и образование на Южном Урале накануне, в период революций 1917 года и гражданской войны: дис. канд. ист. наук: 07.00.02: защищена 29.12.03: утв. 06.06.04 / Губскова Г.Г. - Оренбург, 2003.-180 с. фон, на котором можно проследить влияние тех же проблем на отдельно взятую личность и понять мотивацию ее деятельности в переломную эпоху.

Что касается работ по краеведению, отражающих проблему сохранения культурно-исторического наследия, то комплексных исследований создано немного. Необходимо назвать екатеринбургского исследователя Н.Н. Тагильцеву (безвременно ушедшую из жизни)1. Охватывая своими изысканиями Урал в целом, она уделяла большое внимание развитию музейного дела, в том числе - в Уфе и Челябинске. Однако исключала из сферы своего исследования Оренбургскую губернию.

Другим опытом комплексного исследования исторического краеведения в л пределах Южного Урала является диссертация Э.Р. Хасанова . В ней анализируется деятельность соответствующих учреждений Оренбурга и Уфы по сохранению и изучению архивов, этнографических и археологических памятников в дореволюционный период.

В основном, в краеведческих исследованиях региона применяется локальный подход. Он позволяет с наибольшей глубиной выявить своеобразие деятельности краеведов Челябинска, Уфы и Оренбурга. Примером может служить обстоятельное исследование B.C. Боже 3. Несмотря на то, что сам автор называет свой труд "справочным пособием", это - первая серьезная работа, дающая общую картину становления краеведения в Челябинске. Книга снабжена богатым научно-справочным материалом - более 40 ст. биографического плана о краеведах с библиографией их работ. B.C. Боже восстановил многие забытые в

1 Тагилыдева, Н.Н. Краеведческое движение и становление музейного дела на Урале (1924-1936 гг.) // НИИ Культуры. Музееведение. Из истории использования культурного наследия в РСФСР. Сб-к науч.трудов. М., 1987. С.155-174; Она же. Историко-краеведческое движение на Урале в 1920-1930-е гг.: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / Тагильцева Наталья Николаевна. - М., 1993. - 24 е.; Она же. Музейное дело на Урале в 1930-е гг.: Краеведческая деятельность и судьбы краеведов / Российская провинция XVIII-XX вв: реалии культурной жизни: Мат. 3-й Всерос. науч. конф., Пенза, 25-29 июня 1995 г.: [В 2 кн.] / Археограф, комис. РАН и др. - Пенза, 1996. - Кн.2. - С.382-392; Она же. Вклад краеведов 1920-1930-х гг. в развитие методики музейного дела на Урале / Музей и наука: Мат. науч. конф., 28-30 апр. 1997 г. / Сыктывкарский Гос. ун-т, Музей просвещения Коми края. - Сыктывкар, 1997 г. - С.114-116.

2 Хасанов, Э.Р. Историческое краеведение на Южном Урале (вторая пол. XIX - нач. XX вв.): дис. канд. ист. наук: 07.00.02: защищена 20.12.02: утв. 28.06.03 / Э.Р. Хасанов. - Уфа, 2002. - 210 с.

3 Боже, B.C. Краеведы и краеведческие организации Челябинска до 1941 г.: Справочное пособие / B.C. Боже. -Челябинск, 1995. - 192 с.

Челябинске имена, например, имя С.Н. Дурылина, не упоминавшееся в советской литературе с 50-х гг.

Под его руководством были созданы и другие книги, посвященные челябинскому краеведению 1920-30-х гг.1 Исследования B.C. Боже и его коллег оказали существенную помощь в написании данной диссертации.

Неизменно обращается к историческому опыту духовной культуры Башкирского края К.К. Каримов. Он одним из первых представил краеведение Южного Урала как неотъемлемую часть советской системы науки. В своей докторской диссертации на примере отдельно взятого региона им было показано, что в организационном плане основной формой объединения научных сил

Башкирии в 1920-е гг. были краеведческие общества .

Очеловечил" оренбургскую историю Ю.С. Зобов. Он стал первым исследователем Оренбургской ученой архивной комиссии и представил ее деятельность яркой когортой провинциальных интеллигентов3. Благодаря Юрию Спи-ридоновичу, в историю оренбургского краеведения 1920-30-х гг. были возвращены также имена А.Ф. Рязанова (это отмечено в книге проф. А.В. Федоровой4) и И.А. Зарецкого 5. Труды Ю.С. Зобова заложили своеобразный фундамент для дальнейших исследований в данном направлении. В частности, возникла необ

1 Летописцы земли Уральской: Материалы к истории Челябинского краеведения / Сост., науч. ред. B.C. Боже. -Челябинск, 1997. - 197 е.; Челябинск неизвестный: Краеведческий сборник. - Вып. 3. - Челябинск, 2002. - 159 с.

2 Каримов, К.К. Очерки по истории культуры Башкортостана. - Уфа, 1999. - 78 е.; Он же. Развитие исторического краеведения в Башкортостане в пореформенный период / История края и судьбы людей. - Уфа, 1994; Он же. Историческое краеведение в Башкортостане: становление и основные этапы / Урал в панораме веков. - Екатеринбург, 1998; Общество по изучению Башкирии (январь 1922 - февраль 1932 гг.) / История края в судьбах людей. - Уфа, 1998; Каримов, К.К. Развитие науки в Башкортостане (вторая пол.Х1Х - первая пол. XX вв.): ав-тореф. дис. .д-ра ист. наук: 07.00.02 / К.К. Каримов. - Уфа, 2000. - 52 с.

3 Зобов, Ю.С. Оренбургская ученая архивная комиссия / Ю.С. Зобов // Восьмые Бирюковские чтения. - Челябинск, 1988. - С. 142-144.; Он же. Становление исторического краеведения на Южном Урале / Краеведение и перестройка: Материалы I съезда краеведов Оренбуржья. - Оренбург, 1989. - С. 10-11; Он же. Роль Оренбургской ученой архивной комиссии в становлении исторического краеведения на Южном Урале / Вторая Всесоюзная Конференция по историческому краеведению - Пенза, 1989. - С 80-81; Он же. Историки Южного Урала. Вторая половина XIX - начало XX в.: Учебное пособие. - Оренбург, 1991. - 130 е.; Он же. Оренбургское историческое краеведение конца XIX - начала XX вв. / Одиннадцатые Бирюковские чтения. - Шадринск, 1994. -С. 15-17; Он же. Вклад Оренбургских историков и краеведов конца XIX - начала XX вв. в отечественную науку / Российская провинция и ее роль в истории государства, общества и развитии культуры народа. Часть1: Культурный потенциал и духовная жизнь российской провинции — Кострома, 1994; Он же. Губернские ученые архивные комиссии / Башкортостан: краткая энциклопедия - Уфа: Научное изд-во «Башкирская энциклопедия», 1996. - С. 247.

4 Федорова, А.В. Народы Южного Урала: этнический взгляд на историю / А.В. Федорова / ОГАУ, Научно-исследовательский центр истории народов Южного Урала. - Оренбург, 2001. - 196 с. - С.17-18.

5 Зобов, Ю.С. Историки Оренбургского края. Советский период / Ю.С. Зобов. - Оренбург: ОГПУ, 1993. - 92 с. ходимость проследить деятельность ОУАК в период смены властей (1917-1919 гг.) и судьбы ее членов в 1920-30-е гг.

Особенность историографии оренбургского краеведения советского периода заключается в том, что первыми к его анализу обратились казахстанские ученые, а также известный исследователь Средней Азии Б.В. Лунин', Это объяснялось тем, что Оренбург традиционно был центром притяжения научных сил по изучению Казахстана, а в первой половине 20-х гг. являлся еще и его столицей. Современные исследователи Казахстана, как показал обзорный просмотр некоторых трудов, уже не выделяют значение Оренбурга в судьбах своей интеллигенции.

Во всех указанных работах отведено значительное место действовавшему здесь в 1920-25 гг. Обществу изучения Казахстана (в те годы - ОИКК), главным назначением которого было изучение и сохранение культурно-национального наследия края.

Политические обвинения конца 1920-х гг. воспроизводятся всеми авторами (за исключением Б.В. Лунина), зачастую, с сохранением стилистики тех лет. Так называемые "национал-уклонисты" или "алашординцы" признаны сегодня классиками казахской культуры. Среди них - бывший председатель Общества, член бывшей ОУАК - Ахмет Байтурсунов - первый нарком просвещения КАССР в Оренбурге. Вместе с представителями казахской интеллигенции под удар исследователей 60-80-х гг. попадают и их русские коллеги, такие как экономист-агроном М.Г. Сириус - председатель правления ОИКК и др.

Свою лепту в разоблачение "врагов" казахского народа в Оренбурге внес и А.К. Бочагов. В начале 1920-х гг. он возглавлял Госиздат Казахстана, а впоследствии работал в системе просвещения, был ректором оренбургского пединститута. Показав в своих мемуарах значение издательства в сохранении и развитии национальной культуры, он, тем не менее, без тени сомнений повторил

1 Масанов, Э.А. Очерк истории этнографического изучения казахского народа в СССР / Э.А. Масанов. - Алма-Ата: Изд-во «Наука» Каз. ССР, 1966. - 350 е.; Сулейменов, Р.Б. Социалистический путь культурного прогресса отсталых народов / Р.Б. Сулейменов, Х.И. Бисенов. - Алма-Ата: Наука, 1967. - 422 е.; Лунин, Б.В. Из опыта ис-торико-краеведческой работы в Средней Азии и Казахстане (20-30-е годы) / Б.В. Лунин. // История СССР. -1968. - № 5. - С. 190-199; Ахметова, С.Ш. Историческое краеведение в Казахстане / С.Ш. Ахметова. - Алма-Ата: Казахстан, 1982. - 169 с. обвинения тех лет против казахской и русской интеллигенции, как "открытых выразителей интересов казахского кулачества - баев-полуфеодалов"

Несмотря на верность авторов идеологическим установкам конца 20-30-х гг., современное прочтение их трудов позволяет увидеть другое: как в Оренбурге бок о бок с казахскими товарищами работали русские краеведы, объединенные общей идеей культурного прогресса казахского народа с наименьшими для него потерями.

Традиционно оренбургские исследователи отводят значительное место роли национальной интеллигенции в духовной и общественно-политической жизни Южного Урала . Интернационализм оренбургского общества тех лет нашел наиболее полное выражение в трудах проф. А.В. Федоровой, которая на протяжении целого ряда лет изучает историю и культуру народов Оренбуржья. Приводимые ею факты значительно расширяют представление о культурной жизни города 20-х годов, для которой было свойственно этническое и организационное многообразие 3. Характерно, что автор прослеживает преемственность в стремлении сохранить многонациональное наследия Оренбургского края в 1920 и 1990-е гг.

Что касается проблемы защиты культурных фондов края в 1917-20-е гг., то некоторые факты мы находим в книге проф. Д.А. Сафонова, написанной в соавторстве с доктором геогр.наук А.А. Чибилевым 4. Она посвящена истории Оренбургского отдела РГО, но в ней уделено внимание ОИКК, а также участию ОУАК в природоохранных мероприятиях Отдела. Авторы показывают ряд ценных инициатив в данном направлении председателя ОУАК А.В. Попова. В книге ярко представлены отдельные эпизоды самоотверженной деятельности оренбургских краеведов по сохранению библиотеки Отдела. Ликвидация ООРГО и

1 Бочагов, А.К. У истоков. Воспоминания / А.К. Бочагов. - Алма-Ата: Казахстан, 1972. - 107 с. - С.97-98.

2 Имамутдинов, Р.Б. Писатели национальных литератур в Оренбургском крае / Р.Б. Имамутдинов. - Оренбург: ОГПУ, 1991. - 102 е.; Футорянский, Л.И. Деятельность X.P. Хакимова среди мусульманской молодежи / Л.И. Футорянский / Татары в Оренбургском крае: науч. пр. конф.: тез. докл. - Оренбург: Изд. «Димур»., 1996. - С. 53-55; Рахимкулова, М.Ф. Фахретдинов Ф.Р. / М.Ф. Рахимкулова / Там же. - С. 104-107.

3 Дубинин, А.Н. Многонациональное Оренбуржье / А.Н. Дубинин, А.В. Федорова. - Оренбург, 1993. - С. 12-13, 20, 28; Федорова А.В. Народы Южного Урала.

4 Чибилев, А.А. На границе Европы и Азии / А.А. Чибилев, Д.А. Сафонов, Ф.Н. Мильков. - СПб - Оренбург: УрО РАН, Изд-во «Оренбургская губерния», 2003. - 158 е.: ил. прекращение краеведческих исследований края связывается с идеологическим давлением на научную интеллигенцию в конце 20-30-х гг.

Музейное строительство в Оренбурге в советский период также еще мало исследовано1. В большей степени уделяется внимание дореволюционному периоду . Единственным источником об истории оренбургского музея в 1920-е гг. остается указанная монография С.Ш. Ахметовой, в которой отдельная глава посвящена развитию музейного краеведения и дела охраны памятников в Казахстане3. Большое внимание уделяется Оренбургскому музею - "Центральному музею Казахстана".

Однако, сфокусировав внимание на позитивных фактах, автор оставляет в стороне проблемы музея, которые имели место в то время. Даже драматическая история вывоза музея в Казахстан и дальнейшая судьба оренбургских экспонатов оцениваются исключительно с положительной стороны. Данный аспект впервые был освещен Д.А. Сафоновым, описавшим конфликт между оренбургской и казахской сторонами и попытки его разрешения 4.

В «Трудах» ООКМ (2003), за исключением вводной статьи Д.А. Сафонова, проблеме сохранения музейных фондов не уделяется внимания. Лишь в статье Н.М. Пляшешник приведены ценные сведения об истории экспонатов церковной направленности 5.

Помимо научных исследований диссертант использовал некоторые факты из документально-публицистических и популярных изданий. Это относится,

1 См.: Футорянский, Л.И. Интеллигенция и культурная жизнь на Южном Урале в годы гражданской войны / Интеллигент в провинции: сб. ст. / Отв. ред. М.Е. Главацкий. - Екатеринбург, 1997. - Вып. 2. - С. 154-156; История Оренбуржья. - С.229.

2 См.: Богданов, С.В. Страницы истории Оренбургского краеведческого музея (Очерк становления и развития музея в XIX - нач. XX вв.) / С.В. Богданов. // Оренбургский край. Вып.1. - Оренбург: Изд-во Оренбургская губ., 1994. - С. 5-7; Матвиевская, Г.П. Первый музей Оренбурга / Г.П. Матвиевская // Оренбургский край: архивные документы, материалы, исследования. Вып.1. - Оренбург: ОГПУ, 2001. - С. 7-36; Матвиевская, Г.П. Владимир Иванович Даль. 1801-1872 / Г.П. Матвиевская, И.К. Зубова. - М.: Наука, 2002. - С.108-126.

3 Ахметова С.Ш. Указ. соч. - С. 130-160.

4 Сафонов, Д.А. Возвращение в Россию: судьба научных и культурных ценностей края / Д.А. Сафонов // Оренбургский край. Вып.1. - Оренбург: Изд-во Оренбургская губ., 1994. - С.9-12.

5 Пляшешник, Н.М. Проблемы экспозиционного показа роли Русской православной церкви в истории Оренбуржья XX века / Н.М. Пляшешник // Труды Оренбургского областного краеведческого музея. Вып.2: мат. науч. пр. конф. «Оренбуржье. Век XX» / Адм. Оренб. обл., Комитет по культуре и искусству. - Оренбург: ОГАУ, 2003.- 124 с.-С. 101-104. прежде всего, к изысканиям известного защитника Оренбурга "исторического" - В.В. Дорофеева

Анализ историографии показывает, что, несмотря на значительное количество работ и широту проблематики, целый ряд вопросов еще остается открытым. Каждый из них может стать предметом отдельного изучения. Исследование, способное объединить все эти вопросы, в известных пределах, должно быть направлено на выявление роли конкретных представителей краеведения, показанной в системе отношений к культурно-историческому наследию деятелей науки и культуры, правительственных ведомств и властных структур па местах. Именно такой подход поможет оценить в наибольшей степени значение памятникоохранной деятельности в первые десятилетия советской власти и осветить ее малоизученные страницы.

Цель исследования состоит в определении личностного вклада краеведческой интеллигенции в решение проблемы, представленной на общероссийском и региональном фоне.

Для достижения поставленной цели автор ставит перед собой следующие исследовательские задачи:

- раскрыть саму проблему культурно-исторического наследия, ее содержание и качественное своеобразие в исторической динамике 1914-30-х гг.;

- осветить заключительный период деятельности ОУАК как составного звена научно-гуманитарной инфраструктуры страны в решении общей задачи сохранения культурных ценностей, выяснить, кто из ее членов продолжал свою работу в 1920-1930-е гг.;

1 Дорофеев, В.В. Над Уралом-рекой / В.В. Дорофеев. - Челябинск: Южно-Уральское кн. изд-во, 1988. - 269 е.; Он же. Символ города. К 250-летию Оренбурга. Издание второе, доп. - Оренбург: ИПК «Южный Урал», 1993. -42 е.; Он же. Оренбург в работах А.Ф. Рязанова. / Советские исследования и исследователи Оренбургского края: тез. докл. конф. /Ред. Л.И. Футорянский/ - Оренбург, 1987. - С. 16-17. А также: Большаков, Л.Н. Клад Комиссара / Л.Н. Большаков. - Челябинск, 1981. - 210 е.; Книга памяти жертв политических репрессий в Оренбургской области. - Орен. лит. агенство «Золотая аллея». - Калуга, 1998. - 415 е.; Мученики и исповедники Оренбургской Епархии XX века. Книга II. / Сост. Прот. H.E. Стремский. - П. Саракташ, Оренб.обл., 1999. - 390 е.; Савельзон, В.Л. Оренбургская история в лицах: 50 портретов на фоне эпохи / В.Л. Савельзон. - Оренбург: ИПК «Южный Урал», 2000. - 320 е.; Десятков, Г.М. Загадки Оренбургского женского монастыря / Г. Десятков. - Оренбург: ИПК «Южный Урал», 2002. - 93 с.

- объективно оценить работу правительственных ведомств после Февральской революции в рассматриваемом направлении;

- выявить вопросы провинциальной охраны в проектах советского законодательства, показать законотворческую и практическую инициативу интеллигенции - в центре и на периферии;

- представить реализацию на Южном Урале первых декретов: «О регистрации, взятии на учет и охрану памятников искусства и старины.» (5.10.1918 г.), «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР» (1.06. 1918 г.) и др.;

- проанализировать принципы музейного дела, трудности и противоречия в их осуществлении музейными работниками Оренбурга, Челябинска, Уфы;

- рассмотреть работу краеведческой партийной интеллигенции по увековечению революционного наследия края;

- продемонстрировать изменение исторического облика южно-уральского города и подвижничество краеведов в защите архитектурных памятников;

- проследить влияние политики и идеологии на деятельность и судьбы краеведов дореволюционной школы в 1920-1930-е гг.

- обосновать проблему кадровой базы краеведения.

Предлагаемые методы и подходы. Методологическими основаниями для решения поставленных задач являются традиционные методы исторического исследования.

Необходимость применения историко-системного метода, состоит в том, чтобы создать цельную, комплексную картину системы отношений к культурно-историческому фонду страны на достаточно противоречивом историческом этапе.

Историко-генетический метод и метод периодизации (диахронный) призваны показать причинно-следственные связи в возникновении и путях решения проблемы, выявить ее качественные изменения и, в соответствии с ними, выделить основные этапы.

Применение историко-сравнительного метода позволит сопоставить отдельные пространственные и временные вариации форм процесса угрозы памятникам прошлого. Будет выявлено общее и особенное в деятельности краеведов Оренбурга, Уфы и Челябинска. В процессе сравнения откроется возможность для ее объективной оценки. Памятникоохранная деятельность предстанет в качестве традиционного направления южно-уральского краеведения, отраженного в деятельности его персоналий.

Историко-типологический метод поможет выделить представителей старой (дореволюционной) краеведческой интеллигенции в особый тип. Так как именно она сохраняла верность традициям в 1917-30-х гг., невзирая на изменение ценностных приоритетов общества в рассматриваемый период.

Нарративный (описательный) и интуитивный методы применены диссертантом в проведении исторической реконструкции деятельности "защитников древности", составлении историко-психологических портретов на основе разрозненных архивных и иных источников.

Указанные методы реализуются в диссертации посредством общепринятых в исторических исследованиях научных принципов или подходов - историзма и объективности. Применяется многофакторный подход, представленный в совокупности исторических, политических, социокультурных, историко-психологических, морально-нравственных факторов, а также во взаимосвязи организационных форм и направлений памятникоохранной деятельности.

Историко-антропологический подход призван углубить представление о роли человеческого фактора в рассматриваемой сфере.

Источниковую базу исследования составили документальные материалы четырнадцати архивов - центральных, областных, музейных, личных и др. Это - ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации), Рукописный отдел НА ИИМК РАН (Научный архив Института истории материальной культуры Российской Академии Наук - СПБ), ПФА РАН (Петербургский филиал архива РАН), Отдел рукописей РНБ (Российская национальная библиотека), НА ИРИ РАН (Научный архив Института российской истории), Архив СПб ИРИ РАН

Санкт-Петербургский Институт российской истории РАН), РГАЛИ (Российский государственный архив литературы и искусства), ЦГИА СПб (Центральный государственный исторический архив СПб), ГАОО (Государственный архив Оренбургской области), ЦДНИ 00 (Центр документации новейшей истории Оренбургской области), Научный архив ООКМ (Оренбургский областной краеведческий музей), ОГАЧО (Объединенный государственный архив Челябинской области), личный архив И.А. Зарецкого (Научная библиотека ООКМ), ЦГА РК (Центральный государственный архив Республики Казахстан).

В общей сложности при подготовке диссертации были использованы материалы тридцати пяти архивных фондов.

К основной группе источников необходимо отнести материалы, раскрывающие заботу о сохранении памятников прошлого в ее личностном проявлении. В качестве критерия здесь выступает характер документа. Это - объяснительные записки и отчеты, проекты законодательства по охране памятников, протоколы заседаний правительственных ведомств и местных отделов, заявления, письма, автобиографии, воспоминания.

О деятельности председателя ОУАК А.В. Попова в 1914-1918 гг. мы узнаем из документов ГАОО (Ф. 96. ОУАК. On. 1, дд. 30, 46, 51, 80, 86, 88, 94, 95, 96, 104, 124, 125); ГАРФа (Ф. Р-7789. Союз российских архивных деятелей. Оп. 1, д. 37); ПФА РАН (Ф. 68. Бартольд В.В. Оп. 2, д. 200; Ф. 155. Документы научных работников СССР. Оп. 2, д. 546); Отдела рукописей РНБ (Ф. 585. Архив С.Ф. Платонова. Д. 3908).

Деятельность Н.М. Чернавского представлена не только в опубликованных источниках, изданных в последние годы челябинскими краеведами но и в материалах ОГАЧО (Ф. Р-874. Чернавский Н.М. On. 1, дд. 20, 21, 96, 100-102, 104; оп. 2, дд. 14 и 43); ГАОО. (Ф. 96, on. 1, д. 95), Отдела рукописей РНБ. Ф. 671. Архив А.Н. Самойловича. Чернавский Н.М.: Письма (1928-1929 ).

1 Чернавский, H.M. Материалы к истории Челябинска / Н.М. Чернавский. - Челябинск, 1993. (Переизданы Центром историко-культурного наследия Челябинска); Архив - хранитель времени: История архивной службы Челябинской области в документах, воспоминаниях, фотографиях. / Под ред. А.П. Финадеева. - Челябинск: ЧПО «Книга», 2004. - 333 е.; К биографии Н.М. Чернавского (К 130-летию со дня рождения) / Публикация Е.П. Турововой / Краеведческий сборник. Челябинск неизвестный: Вып. 3. - Челябинск, 2002. - С. 449-460 (Автобиография Н.М. Чернавского).

Автобиография П.Н. Столпяиского хранится в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (РЫБ) - Ф. 443. Архив Лосева В.М. Д. 207. Диссертантом были обнаружены фонды А.П. Чулошникова в Москве и Петербурге, которые нуждаются в отдельном исследовании. Это - НА ИРИ РАН - Ф.11 "У". Чулошников А.П. On. 1, д. 7. и Ф. 262 - Архива СПб ИРИ РАН. В диссертации использованы некоторые сведения.

Дополнительные факты о деятельности и судьбе А.В. Затаевича найдены в РГАЛИ - Ф. 2658. Асафьев Борис Владимирович. On. 1, д. 561 и Ф. 672. Редакция газеты «Советское искусство». On. 1, д. 112.

В фонде Главнауки была обнаружена переписка (1924 г.) Оренбургского музея с Зав. Главмузеем Н.И. Троцкой по поводу сохранения уникальных экспонатов (ГАРФ. Ф. А-2307. Оп. 10, д. 216, л. 1-19). Здесь же содержится информация об Уфимском художественном музее, а также заявление художника М.В. Нестерова о судьбе своей коллекции в Уфе (Оп. 8, д. 139).

Деятельность музейных работников раскрывают научные архивы краеведческих музеев Челябинска и Оренбурга.

Особую ценность представляет личный архив И.А. Зарецкого. Несколько лет назад при инвентаризации фондов Оренбургского краеведческого музея архив Зарецкого был подготовлен к утилизации как "не представляющий исторической ценности". Благодаря библиотекарю ООКМ - Наталье Михайловне Вы-ставкиной - он был спасен и частично систематизирован по папкам. В настоящее время хранится в научной библиотеке музея.

Для того чтобы проследить преемственность в деятельности бывших членов ОУАК, диссертанту приходилось обращаться к материалам областных и центральных архивов дореволюционного периода.

Значительный материал был выявлен в фондах ЦГА Республики Казахстан: Ф. 693 (Общество изучения Казахстана), Ф. 544 (Центральное Архивное управление), Ф. 921 (Отдел народного образования ВРК), Ф. 1308 (Центральный музей Казахстана). Из них были получены сведения о деятельности уполномоченного Главархива по Оренбургской губернии А.П. Михайлова в 1919

1920 г., о судьбе исследователей Оренбургского края П.А. Воронцовского, о. Н.И. Модестова, Д.С. Медведева и др. В документах 1919-1920 г. обстоятельно отражен оренбургский период историка А.П. Чулошникова. В перечисленных фондах содержатся ранее неизвестные факты архивного и музейного строительства в Оренбурге в первые годы советской власти.

Фонды челябинского и оренбургского Истпартов (ОГАЧО. Ф. 596, on. 1, дд. 24; 25; 70; 234; 235; 285; 300-321; ОДНИ ОО. Ф. 7924, on. 1, дд. 4; 6; 7; 18а; 42; 90.; 126; 318) отражают работу партийной интеллигенции, в частности, М.А. Васильева и А.Я. Закурдаева, по собиранию революционных материалов, сохранению архивов и созданию новых музейных форм. Здесь же хранятся протоколы заседаний, посвященные переименованию улиц, воздвижению новых памятников и мнемотопов (памятных мест).

Роль столичной интеллигенции - научной, художественной и правительственной - в сохранении культурного наследия провинции также широко представлена в архивных фондах.

В материалах Ф. 96 ОУАК ГАОО выявлены письма С.Ф. Ольденбурга, М.И. Ростовцева, С.И. Руденко, А.С. Лаппо-Данилевского, гр. П.С. Уваровой, отражающие заботу о провинциальном научном и культурном наследии, в том числе, и в Оренбурге. Это отношение характеризуют также материалы фонда Союза архивных деятелей (ГАРФ. Ф. Р-7789) и оба фонда С.Ф. Ольденбурга - в Москве и Петербурге (ГАРФ. Ф. 581; ПФА РАН. Ф. 208).

Значительную информацию предоставляют фонды ГАРФа - № 6834 (Особое совещание по делам искусств при Комиссаре Временного правительства над бывшим Министерством Двора и Уделов) и № Р-410 (Народный комиссариат имуществ Республики. 1917-1918). Из последнего, в частности, мы узнаем о значительном вкладе И.Э. Грабаря в советское законодательство, в том числе, в разработку проектов декретов об охране памятников в провинции.

Фонд Главнауки - № 2307 (ГАРФ) содержит важные сведения о Подотделе охраны памятников искусства и старины в провинциях (Оп. 2, д. 19), о судьбе Московского археологического института и его отделений, в том числе, и в

Оренбурге. Архивные данные позволяют оценить деятельность директора МАИ - А.Н. Успенского. (Оп. 2, д. 105, 264). Дополнительные сведения об этом мы находим в фонде ГУСа (Ф. А-298, оп. 2, д. 8).

Практическую и законотворческую деятельность петроградской интеллигенции по рассматриваемой проблеме раскрывают фонды Рукописного отдела НА ИИМК в СПб - Ф.1. (Императорская археологическая комиссия), Ф.67. (Опись архивных мат-лов Отдела по делам музеев и охраны памятников искусства и старины Наркомпроса. 1918-1929 гг.), Ф. 68. (Опись архивного материала Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины. 1910-1917), Ф. P-III. (Указатель церковных метрик и анкеты памятников искусства).

Вторую группу источников составляют публикации 1914-30-х гг. в «Трудах» ОУАК и ОИКК, «Оренб. Церковно-обществ.вестнике», «Вестнике просвещенца», «Советской Киргизии», «Башкирском краеведческом сборнике» и др. За критерий принимается хронологический принцип отбора. Среди центральных библиографических изданий 1920-30-х гг. следует выделить справочник, подготовленный под руководством С.Ф. Ольденбурга - «Научные работники СССР (без Москвы и Ленинграда)» (Л., 1928. - 246 с.) В нем были обнаружены имена исследователей и организаторов краеведческого движения Оренбурга, КАССР и БАССР. Благодаря этому справочнику диссертанту стало известно о дальнейшей деятельности бывшего председателя ОУАК А.В. Попова.

Центральные краеведческие и научные издания не только отражают успехи краеведческого движения, как это принято было подчеркивать в историографии 1990-х гг., но и целый ряд проблем: кадровой базы, трудностей музейного строительства, сбережения исторических памятников в условиях индустриализации и др. В журналах «Краеведение» и «Советское краеведение», в «Сообщениях ГАИМК» и др. мы находим сведения и о положении дел на Южном Урале.

Определенный интерес представляют труды непосредственного организатора советского музейного строительства Н.И. Троцкой К широко известным трудам А.В. Луначарского следует добавить его очерк «По Среднему Поволжью» (Л., 1929), в котором нарком просвещения дал характеристику некоторым архитектурным памятникам Оренбурга и выказал озабоченность их сохранением.

К ценным источникам личного происхождения следует отнести мемуарную литературу и дневниковые записи деятелей культуры 2. Они значительно углубляют представление о духовной жизни и реалиях тех лет.

Правительственные постановления и распоряжения составляют третью группу источниковой базы диссертации. Это, прежде всего, декреты СНК3, а также официальные издания Наркомпроса: Бюллетень официальных распоряжений и сообщений, Еженедельник НКП РСФСР, Бюллетень главного управления научных, художественных и музейных учреждений академического центра Наркомпроса (Главнаука).

Четвертую группу представляют опубликованные архивные материалы, содержащиеся в сборниках документов, изданных в Челябинске, Уфе и Оренбурге. Обширная источниковедческая база позволяет впервые ввести в научный оборот целый ряд архивных материалов и библиографических источников.

Научная новизна диссертационной работы определяется тем комплексом задач, которые поставлены в ней. Впервые локальный аспект сохранения наследия южно-уральской провинции рассматривается в контексте общенациональной проблемы на протяжении одного из самых драматических периодов

1 Троцкая, Н.И. Основные задачи музейного строительства / Н.И. Троцкая // Советская культура. - 1924. - С.3-8; Она же. Музейное строительство и Революция // Наука и искусство. - 1926. - №1. - С. 2-6.

2 Грабарь, И.Э. Моя жизнь: Автомонография / И. Грабарь. - М.-Л., 1937; Анциферов, Н.П. Из воспоминаний / Н.П. Анциферов // Звезда. - 1989. - № 4. - С.117-165; Готье, Ю.В. Мои заметки Ю.В. Готье // Вопросы истории. - 1991. - № 6, 7-8; Веселовский, С.Б. Дневники 1919-1923, 1944 гг. / С.Б. Веселовский // Вопросы истории. -2001. - № 2; Лихачев, Д.С. Избранное / Д.С. Лихачев. - СПб.: «LOGOS», 1987. - 605 с.

3 Декреты СНК: от 28 января 1918 г. «О свободе совести, церковных и религиозных обществах»; от 19.09.1918 г. «О запрещении вывоза и продажи за границу предметов особого художественного и исторического значения»; от 5.10.1918 г. «О регистрации, взятии на учет и охрану памятников искусства и старины, которые находятся во владении частных лиц, обществ и учреждений»; от 26.11.1918 г. «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием»; от 5.12.1918 г. «Об охране научных ценностей» (Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. - 1918. -№ 18-С. 263; №34-С. 282; № 39 - С. 511; № 69 - С. 751; № 73 - С. 794). российской истории. В историографии Южного Урала данное направление краеведения, представленное в деятельности его персоналий, является первым опытом комплексного исследования.

Практическая значимость исследования заключается в том, что ее материалы могут быть использованы при создании обобщающих работ по истории памятникоохранного законодательства, краеведения, музейного дела в регионе.

Анализ источников личного происхождения может послужить определенным вкладом в так называемое "интеллигентоведение", которое выделяется сегодня в самостоятельную область научного поиска 1.

Данная работа содержит существенный фактологический материал, который будет необходим при составлении различных справочных изданий - биографических энциклопедий, каталогов личных фондов и т.п.

В воспитательных и образовательных целях результаты диссертации могут быть использованы в разработке спецкурсов и циклов лекций по истории региона и культуры. Следует заметить, что в школьных и вузовских учебниках по отечественной истории проблеме сохранения культурно-исторического наследия внимания уделяется мало.

Апробация работы осуществлялась на научно-практических конференциях: «Оренбург вчера, сегодня, завтра: исторический и социокультурный опыт» (к 260-летию Оренбурга - 2003 г.); «Оренбургский край в системе евразийских губерний и областей России» (Оренбург, 2004); XVI Уральские Бирюковские чтения: «Интеллигенция в истории России и российских регионов» (Челябинск, 2005). Результаты диссертационного исследования обсуждались на заседании НИИ истории Южного Урала и казачества России Оренбургского государственного университета.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, каждая из которых включает по три параграфа, заключения, списка источников и литературы, перечня основных сокращений, семи приложений.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Тугай, Татьяна Ивановна

Выводы но второй главе. Реалии советской истории 1920-1930-х гг. отразились и на краеведческой деятельности. С одной стороны, краеведы активно включились в музейное строительство, поддержав тем самым государственную программу музейного дела и организацию охраны памятников. В культурной политике большевиков нашли воплощение многие идеи, вынашиваемые научной и творческой интеллигенцией задолго до революции. Краеведение первого советского десятилетия потому и стало "золотым", что опиралось на демократические и гуманитарные традиции.

С другой стороны, трудности экономического характера, противоречивость политики большевиков в период НЭПа и утверждение тоталитарного режима к концу 1930-х гг. деформировали деятельность музеев и поставили под сомнение историческую и культурную значимость памятников прошлого.

За этот период выросло новое поколение людей, воспитанных в духе "новой культурной памяти". Для них более важной была история недавнего революционного прошлого и созидание будущего, чем традиционные ценности русской культуры. Это нашло свое выражение в метаморфозах пространства провинциального города и деятельности новой советской интеллигенции.

Таким образом, к концу 1920-30-х гг., когда ресурсы "золотого десятилетия" были исчерпаны, у краеведов с дореволюционным стажем не оказалось смены. Памятникозащитные традиции некому было развивать, и они были преданы забвению на долгие годы. В этой связи символично звучат последние слова И.А. Зарецкого, которые, по свидетельству сельского фельдшера, он в забытьи повторял перед смертью: ".Надо продолжать путь." 1 Но в тех условиях продолжать путь уже было некому.

1 В архиве краеведа хранится произвольное свидетельство о смерти Зарецкого - описание последних дней и часов его жизни - составленное местным фельдшером.

Заключение.

1. Угроза культурно-историческому наследию страны превратилась в общенациональную проблему уже в 1917 г. - после свержения самодержавия. Ее чрезвычайный характер был обусловлен не только нарастанием разрушительной энергии революции, но и отсутствием юридических норм и государственной охраны памятников. Эта проблема имела свою историческую динамику на Южном Урале, которая, в целом, совпадала с общероссийской, но имела и свое временное и качественное своеобразие.

Революция и гражданская война нанесли непоправимый урон историко-культурным фондам края и, прежде всего, архивам. Памятникоохранное законодательство, созданное в 1918 г., не имело силы в регионе, где неоднократно происходила смена властей, и велись бои.

После окончания гражданской войны встала задача учета и последующего сохранения уцелевших культурных ценностей. Стабилизировала ситуацию организация губернских архивных фондов и музеев, статистических и музейных отделов при местных ВРК и НКП, краеведческих обществ.

Однако уже с начала 1920-х гг. проблема сохранения культурно-исторического наследия переживает новый этап. Неблагоприятные социально-экономические условия, политическое давление на краеведов не позволяют реализовывать в полном объеме созданную советской властью государственную систему охраны памятников и музейного дела.

Негативные тенденции развиваются по нарастающей в течение всего "золотого" десятилетия 1920-х гг. и последующих 1930-х. Этот процесс закончится репрессиями против краеведов и их покровителей в РАН, ГАИМК, властных структурах и полной стагнацией музейного дела в стране.

Однако политические реалии тех лет сыграли и позитивную роль. Была осуществлена задача, выдвинутая Академией Наук после Февральской революции - сохранение революционного наследия. Собирательская деятельность ист-партотделов при местных комитетах ВКПб значительно расширила источниковую базу будущих исторических исследований и ее типологию. Под руководством истпартотделов создавались музеи революции.

Конец 1920-х - 30-е гг. явились очередным этапом, для которого было характерно окончательное утверждение не только политического режима, но и новых социокультурных ценностей. Изменялся исторический ландшафт южноуральского города. Это изменение было связано с решением важнейшей идеологической задачи - конструированием новой культурной памяти. В этих условиях значительно возрастало значение памятникозащитной деятельности краеведов.

Таким образом, проблема сохранения культурно-исторического наследия на протяжении рассмотренного в диссертации периода имела на Южном Урале чрезвычайно сложный и противоречивый характер. В ее решении, а точнее, в значительном уменьшении нанесенного урона ведущая роль принадлежала так называемому человеческому фактору.

2. Известные ученые России - С.Ф. Ольденбург, А.С. Лаппо-Данилевский, М.И. Ростовцев, С.И. Руденко, С.Ф. Платонов - в 1914-1918 гг. основные надежды возлагали на ГУАК. Не последнее место в их мероприятиях занимала Оренбургская архивная комиссия.

Забота о сохранности исторических памятников, в особенности, археологических, было традиционным направлением в деятельности Архивной комиссии. Однако революция 1917 г. придала ему особое значение.

В ходе диссертационного исследования было установлено, что заключительный период существования ОУАК (1917-1918 гг.) был самым драматическим и, возможно, самым значимым. Александр Владимирович Попов - знаковая фигура в южно-уральском краеведении. Еще задолго до революции он принес в жертву свои обширные научные замыслы организаторской работе в качестве бессменного председателя Комиссии. Наиболее полно эта сторона его личности проявилась в 1917-18 гг. при спасении архивов, музеев и библиотек.

Оренбургская Ученая Архивная Комиссия достойно ушла с исторической арены Оренбургского края. Однако многие ее члены и при новом политическом режиме продолжали оставаться хранителями традиций отечественного краеведения. Н.М. Чернавский, И.А. Зарецкий, П.Н. Столпянский, JI.J1. Курашкевич, С.М. Петров, П.А. Воронцовский (член ОУАК и ООРГО), Ф.Р. Фахретдинов и др. сыграли немалую роль в сохранении архивов и организации музеев в Оренбурге, Уфе, Челябинске и других городах в 1920-30-е гг. Все названные лица продолжали оставаться верными тому незримому духовному ордену, которым была для них ОУАК.

3. В составе Временного правительства помимо министров просвещения А.А. Мануйлова и, главным образом, С.Ф. Ольденбурга, который уже в 1917 г. сосредоточил свою работу на сохранении научных сил в провинции, следует выделить комиссара над бывшим Министерством Двора и Уделов П.М. Макарова. Под его руководством функционировало Особое совещание, а затем - Совет по делам искусств. Работа указанных ведомств осуществлялась в тесном контакте с Союзом архивных деятелей, творческой интеллигенцией и ГУАК.

4. В Наркомате имуществ СНК (П.П. Малиновским) была проведена вся подготовка по созданию первых законодательных актов, широко применялся опыт П.М. Макарова по вовлечению интеллигенции столиц в практическую и законотворческую работу. Вопросы провинциальной охраны были выявлены диссертантом в ряде законопроектов. Так, И.Э. Грабарь, возглавлявший Московскую коллегию по делам музеев и охране памятников, составил «Объяснительную записку к декрету о воспрещении вывоза из пределов РСФСР художественно-исторических ценностей»; проект «Об образовании Коллегий по делам музеев и охране памятников искусства и старины при Губернских Совдепах»; «Циркуляр всем земельным комитетам и местным Советам» (о том, что усадебное имущество не подлежит национализации).

Члены Петроградской коллегии разработали проект декрета об учреждении Совета по охране памятников старины и художественных сокровищ, ставший первым документом советского времени, в котором была представлена программа музейного строительства в республике. Большое внимание в нем уделялось провинциальным музеям.

Несмотря на то, что названные проекты так и не получили статуса декретов, некоторые положения были использованы в законодательстве и правительственных инструкциях. Они свидетельствуют о значительном интеллектуальном вкладе творческой и научной интеллигенции в решение проблемы.

5. Осуществление декрета СНК от 5 октября 1918 года «О регистрации, принятии на учет и охранении памятников.» на Южном Урале было сопряжено с большими трудностями военного и послевоенного времени. В Уфе была создана Постоянная Комиссия по охране памятников искусства, старины и природы, организованная в 1919 г. из членов Комиссии Уфимского музея, в Челябинске - Приуральское общество (любителей) изучения местного края (1918 г.).

В Оренбурге эту работу осуществляли Историко-статистический отдел, созданный в 1919 г. по инициативе начальника штаба Кирвоенкомата А.Н.Турского и Ученая комиссия под председательством петроградского историка А.П. Чулошникова. Музейное строительство в Оренбурге велось при активном участии бывших членов ОУАК и ООРГО: Л.Л. Курашкевича, С.М.Петрова и П.А. Воронцовского.

В области архивного строительства в соответствии с декретом «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР» (1. 06. 1918 г.) деятельность председателя ОУАК А.В. Попова продолжил Уполномоченный Главар-хива А.П. Михайлов, возглавлявший в 1919-1920 гг. Оренбургское губернское архивное бюро. Он привлек к деятельности бывших членов Архивной комиссии: А.П. Гра, Д.С. Медведева и др.

А.П. Михайловым и его немногочисленными сотрудниками были разысканы и сохранены ценные архивы, в том числе, из усадьбы А.А. Тимашева в с. Ташла Оренбургского уезда. Фактически, ими и был создан Оренбургский губернский архивный фонд. Работу по систематизации и изучению документального наследия края в 1920-е гг. продолжили М.А. Васильев и А.Ф. Рязанов. В Челябинске такую же подвижническую деятельность по организации губархива провел известный историк Оренбургской Епархии - Н.М. Чернавский.

В решении государственной задачи сохранения культурно-исторического наследия объединились усилия правительственных ведомств - Народного комиссариата по делам имуществ РСФСР, Наркомпроса, Отдела по делам музеев и местной власти - с широким почином российской интеллигенции.

6. В первые годы советской власти музейное строительство велось, в основном, в соответствии с теми идеями, которые разрабатывались музееведческой мыслью прошлого, но были прерваны войной и революцией. Однако с середины 20-х гг. музейной интеллигенции приходится сталкиваться с целым рядом противоречий и отстаивать непреложные принципы музейного дела.

Среди них - централизация музеев и превращение их в государственные учреждения, принцип научности, неделимость и неприкосновенность музейных коллекций. Им приходится считаться и с совершенно новым требованием к практике музейного строительства: идейно-политической направленностью выставочной и экскурсионной работы.

В этих условиях еще больше возросла роль немногочисленных представители старой школы краеведения - хранителей традиций. Музейная работа строилась исключительно на их энтузиазме, как, например, И.Г. Горохова и С.Н. Дурылина - в Челябинске. П.А. Воронцовского и И.А. Зарецкого - в Оренбурге.

7. Благодаря подвижничеству И.А. Зарецкого и других сотрудников, удалось вернуть часть предметов после раздела коллекций с Казахстаном в 1928 г. Именно с этого времени началась в Оренбурге активная памятникозащитная деятельность старейшего краеведа. На основе личного архива Зарецкого удалось определить его вклад в сохранение памятников старины в Оренбурге - Караван-Сарая, здания музея и др. Вандализм оренбургских властей И.А. Зарецкий сделал достоянием научной и музейной общественности страны, выступив на пленуме ГАИМК и информировав об этом ГИМ.

Первым выступил за сохранение памятников истории г. Челябинска Н.М. Чернавский. По сути же противостояние между краеведами и властями строилось вокруг вопроса об историческом облике города, сохранение которого последние уже не воспринимали в качестве одной из насущных проблем культурного развития провинции. Для этого времени было характерно неуклонное изменение исторического облика южно-уральских городов в соответствии с идеологическими задачами советской власти.

8. Среди партийной интеллигенции Оренбурга наиболее значимой была деятельность М.А. Васильева и А .Я. Закурдаева. М.А. Васильев возглавлял Оренбургский Истпарт и облархивбюро, которое находилось в подчинении Истпартотдела. Он проявил научный интерес к фонду бывшего Жандармского управления, спасенного А.В. Поповым. Так же, как и когда-то членам ОУАК, ему было свойственно "зарывание в архивные дела", что вызвало порицание Истпарта при ЦК РКПб.

Уполномоченный окружного истпарта А.Я. Закурдаев был инициатором создания фотоархива оренбургских большевиков, негативы которого были обнаружены только в 1966 г. Он первым занялся исследованием вопроса о существовании мнемотопа на территории Караван-Сарая, вокруг которого развернулась борьба между русской и башкирской партийной интеллигенцией. Закурдаев был назначен новым директором музея и за короткий срок сумел сделать для него немало. Именно он пригласил на работу И.А. Зарецкого, ему музей был обязан новым помещением.

9. В рамках заявленной в диссертации темы всех подвижников сохранения культурного наследия объединяло общее дело, хотя и на разных этапах и территориях, и при различных приоритетах. Для них были характерны: доминирование духовных начал над материальными, потребность в служении, нравственная ответственность за решение общественных проблем, вера в свои силы по переустройству общества, а также уважение к культуре и истории.

Вместе с тем, совершенно особое место занимает в этом ряду дореволюционная интеллигенция - старейшие краеведы Южного Урала. Их отличали высокая духовность и особая нравственная стойкость. Воспитанные на традициях русской культуры, они и стали ее главными защитниками после 1917г.

Политика вероломно вторглась в их жизнь. Революционное противоборство оппозиционных сил невольно заставляло выбирать, какую же власть поддерживать. Главным критерием в данном выборе являлось отношение власти к науке и культуре. Поддержка большевиками инициатив местной интеллигенции по сохранению памятников прошлого в 1918 г. обеспечила ее сотрудничество с ними в 1920-е гг.

В конце 1920-х - 30-е годы, подвергнутые гонениям, обреченные на полуголодное существование, защитники "древности" были "последними из могикан", для которых историческое и культурное наследие представляло собой безусловную ценность — не зависящую от времени и пристрастий новых властей.

10. Поэтому проблема кадровой базы краеведения носила, в первую очередь, не количественный, а качественный характер. Утрата старых кадров была утратой краеведческого наследия в целом, и поэтому ее невозможно было восполнить никакими численными показателями "золотого" и последующего десятилетия.

Задача сохранения культурных ценностей в переломную эпоху первых десятилетий XX в. перекликается с теми проблемами, которые возникли в нашей стране в годы перестройки и постперестроечный период, когда музеи, архивы, архитектурные памятники нашего народа оказались беззащитными перед натиском рыночных отношений. Эти проблемы нужно решать не только органам власти, но и современной интеллигенции. В связи с этим так важно сегодня возрождение основополагающих традиций краеведения.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Тугай, Татьяна Ивановна, 2006 год

1. Неопубликованные (архивные материалы):

2. Архив СПб ИРИ РАН (Санкт-петербургский Институт российской истории)1. Ф. 262. Чулошников А.П.

3. ГАОО (Государственный архив Оренбургской области)

4. Ф. 96. Оренбургская ученая архивная комиссия.

5. Ф. 164. Губернский статистический комитет. ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации)

6. Ф. Р-410. Народный комиссариат имуществ Республики. 1917-1918.5. Ф. 581. Ольденбург С.Ф.

7. Ф. Р-7789. Союз российских архивных деятелей.

8. Ф. 6834. Особое совещание по делам искусств при Комиссаре Временного правительства над бывшим Министерством Двора и Уделов.

9. Ф. 2307. Главное управление научными учреждениями НКП (Главнаука).

10. Ф. А-298. Государственный ученый совет (ГУС).

11. НА ИИМК РАН (Научный архив Института истории материальной культуры -СПБ, Рукописный отдел)

12. Ф. 1. Императорская археологическая комиссия.

13. Ф. 4. Опись дел Московского археологического общества.

14. Ф. P-III. Указатель церковных метрик и анкеты памятников искусства.

15. Ф. 68. Опись архивного материала Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины (1910-1917).

16. Ф. 67. Опись архивных мат-лов Отдела по делам музеев и охраны памятников искусства и старины Наркомпроса (1918-1929 гг.)

17. НА ИРИ РАН (Научный архив Института российской истории РАН)

18. Ф. 11 "У". Чулошников А.П.

19. Научный архив ООКМ (Оренбургский областной краеведческий музей)

20. Ф. 2554. Воспоминания участников революции и гражданской войны.

21. Личный архив И.А. Зарецкого (Научная библиотека ООКМ). ОГАЧО (Объединенный государственный архив Челябинской области)

22. Ф. 596. Челябинский истпартотдел.19. Ф. Р-874. Чернавский Н.М.

23. Ф. Р-627. Челябинский областной краеведческий музей. Отдел рукописей РНБ.

24. Ф. 585. Архив Платонова С.Ф.22. Ф. 443. Архив Лосева В.М.

25. Ф. 671. Архив Самойловича А.Н.

26. ПФА РАН (Петербургский филиал архива РАН).

27. Ф. 68. Бартольд Василий Владимирович.

28. Ф. 208. Ольденбург Сергей Федорович.

29. Ф. 155. Документы научных работников СССР (1916-1934). РГАЛИ (Российский государственный архив литературы и искусства).

30. Ф. 2658. Асафьев Борис Владимирович.

31. Ф. 672. Редакция газеты «Сов.искусство».

32. ЦГА РК (Центральный государственный архив Республики Казахстан)

33. Ф. 693 (Общество изучения Казахстана).

34. Ф. 544 (Центральное Архивное управление).

35. Ф. 921 (Отдел народного образования ВРК).

36. Ф. 1308 (Центральный музей Казахстана).

37. ЦГИА СПб (Центральный государственный исторический архив СПб)

38. Ф. 119. Петербургский археологический институт.

39. ЦДНИ ОО (Центр документации новейшей истории Оренбургской области

40. Ф. 7924. Истпартотдел при губкоме ВКПб.

41. Ф. 6002. Борьба за установление и упрочение Советской власти. Гражданская война.2. Опубликованные источники:

42. Академия наук СССР за 10 лет. 1917-1927 / Ред.: С.Ф. Ольденбург. Л.: Изд-во АН СССР, 1927. - 235 с.

43. Архив хранитель времени: История архивной службы Челябинской области в документах, воспоминаниях, фотографиях / Под ред. А.П. Финадеева. Челябинск: ЧПО «Книга», 2004. - 333 с.

44. Воронцовский, П.А. Экологические условия обитания саранчи в Нижней Дельте Аму-Дарьи / П. Воронцовский //Труды комплексного изучения исследовательского института ККАО. Секция биологическая. Разряд энтомологии. Вып. 1. Турккульт, 1931. - 34 с.

45. Дубровский, К. Что такое ЦБК / К. Дубровский. М., 1931. - 12 с.

46. Книга памяти жертв политических репрессий в Оренбургской области. -Оренбургское лит. агенство «Золотая аллея». Калуга, 1998. - 415 с.

47. Культурное строительство в Оренбуржье. Документы и материалы. 19181941. Челябинск: Южно-уральское кн. изд-во, 1985. - 175 с.

48. Луначарский, А.В. По Среднему Поволжью / А.В. Луначарский. Л.: Изд-во «Красная газета», 1929. - 46 с.

49. Научные работники СССР (без Москвы и Ленинграда). Справочник / Ред. С.Ф. Ольденбург. Л.: Изд-во АН СССР, 1928. - 246 с.

50. Попов, А.В. Очерк палеоэтнологических исследований и достижений Восточно-Сибирского отдела ГРГО за 75 лет (1851-1926) / А. Попов. Иркутск: типография изд-ва «Власть труда», 1926. - 46 с.

51. Прошлое Урала в фотографиях: Каталог фотоархива Института истории материальной культуры РАН / Сост.: Длужневская Г.В., Овчинникова Б.Б. (отв. ред.) и др. Екатеринбург: Изд-во «Виролл ЛТД», 1993. - 198 с.

52. Ростовцев, М.И. Курганные находки Оренбургской области эпохи раннего и позднего эллинизма / М.И. Ростовцев. Петроград, 1918. II. - 102 с. 11 табл. 45 ил.

53. Столпянский, П.Н. Город Оренбург. Материалы по историко-топографическому описанию города / П.Н. Столпянский. Оренбург, 1908.

54. Соколов, Д.Н. Оренбургская губерния. Географический очерк / Д.Н. Соколов. М., 1916. - 104 с.

55. Струминский, В.Я. Настольная книга для работника просвещения трудовой школы. Вып.1: Принципы и методы работы / В.Я. Струминский. Оренбург: Киргизиздат, 1922. - 191 с.

56. Струминский, В.Я. Частушки Оренбургского края / В. Струминский. -Оренбург, 1924.- 68 с.

57. Тихонович, Н. Материалы по организации экспедиции с 1 картой и резюме. № 1. Горный отдел Оренб.казачьего войска (Отчеты горно-разведочной эксп.по учету минер.богатств) / Н. Тихонович. Оренбург: Войск. Типогр, 1918. - 67 с.

58. Чернавский, Н.М. Материалы к истории Челябинска / Н.М. Чернавский. -Челябинск: Центр историко-культурного наследия Челябинска, 1993. 248 с.

59. Чулошников, А.П. Древнее время и средние века. Лекции, читанные в Оренбургском отделении Московского археологического института в 1921 г. Ч. I. / А.П. Чулошников. Оренбург: Киргизиздат, 1924. - 290 с.

60. Периодические издания 1914 30-х гг.:

61. Анциферов, Н.П. Литература по городоведению / Н.П. Анциферов // Краеведение. 1929. - № 6. - С. 321-326.

62. Башкирский краеведческий сборник. 1926. - № 1. - 69 с.

63. Воронцовский, П.А. Краеведение и Центральный музей КССР / П. Ворон-цовский // Советская Киргизия. 1924. - № 2-3. - С. 66-70.

64. Гревс, И.М. Памятники культуры и современность / И.М. Гревс // Краеведение. 1929. - № 6. - С. 311-320.

65. Дорогутин, Н.А. Опыт переподготовки музейных работников / Н.А. Доро-гутин // Краеведение. 1929. - № 2. - С. 84-95.

66. Известия ЦБК. 1928. - № 6.

67. Индустриализация страны и охрана памятников // Сообщения ГАИМК. -1931.-№4-5.-С. 2-8.

68. Исторический архив. 1919. - Первая книга. - Петроград, 1919. - 516 с.

69. К реквизиции семинарской библиотеки // Оренбургский общественно-церковный вестник. 1918. - № 23.

70. Назин, И.С. Из истории архивного дела в дореволюционной России / И.С. Назин // Архивное дело. 1936. - № 39. - С. 26-37.

71. Золотарев, B.C. Научные работники в провинции / B.C. Золотарев // Краеведение. 1929. - № 3. - С. 154-157.

72. Носков, А.К. Задачи краеведения / А. Носков // Башкирский краеведческий сборник. 1926. - № 1. - С. 4-10.

73. Отчеты и протоколы Оренбургской ученой архивной комиссии за 1914-1915 гг. Оренбург, 1917.-98 с.

74. Отчет о деятельности Общества изучения Киргизского края со дня открытия О-ва (15-го октября 1920 г.) до 1 января 1921 г. // Труды Общества изучения Киргизского края. Вып.1. Оренбург, 1921. - 87 с.

75. Отчет Общества изучения Киргизского края за 1922 г. // Труды ОИКК. Вып. III. Оренбург, 1923.- 198 с.

76. Попов, А.В. Воспоминания о почетном члене Оренбургской Ученой Архивной Комиссии, ныне общества изучения Киргизского края, Армане Петровиче Гра / А. Попов // Труды ОИКК. Вып. 3. Оренбург, 1922. - С. 3-6.

77. Пресняков, А.Е. Реформа архивного дела / А.Е. Пресняков // Русский исторический журнал. 1918. - Кн. 5. - С. 208-216.

78. Родневич, Б. (Рецензия на справочник А. Большакова «Советский Оренбург») / Борис Родневич // Советская Киргизия. 1924. - № 7. - С. 147-148.

79. Рязанов, А.Ф. Историческое значение Оренбургского Архива / А. Рязанов // Вестник просвещенца. Оренбург, 1927-1928. - № 9-10.

80. Рязанов, А.Ф. Исторический Оренбург / А. Рязанов // Вестник просвещенца. Оренбург, 1928. - № 4. - С. 41-52.

81. Рянгин И. Оренбург город будущего / Ив. Рянгин // Советская Киргизия. -1924.-№5-6.-С. 161-165.

82. Советское краеведение. 1930. - № 1-2 (Раздел «Хроника»)

83. Спицын, А.А. Примерная анкета по учету памятников древности / А. Спи-цин // Краеведение. 1929. - № 10. - С. 620.

84. Степанов, П. По Казахстану / П. Степанов // Советское краеведение. 1931. - № 11-12.-С. 52-53.

85. Струминский, В.Я. Частушки Оренбургского края / В.Я. Струминский // Труды ОИКК. Вып.1. 1921. - С. 23-69.

86. Троцкая, Н.И. Основные задачи музейного строительства / Н. Троцкая // Советская культура. 1924. - С. 3-8.

87. Троцкая, Н.И. Музейное строительство и Революция / Н. Троцкая // Наука и искусство. 1926. -№ 1. - С. 2-6.

88. Труды Оренбургской ученой архивной комиссии. Вып. XXXV.-Оренбург: Типогр. Тургайской обл. Управы, 1917.-251 с.

89. Успенский, J1. Этнография на службе контрреволюции / JI. Успенский // Советское краеведение. 1931. - № 6. - С. 3-7.

90. Чернавский, Н.М. На краю гибели / Н.М. Чернавский // Оренб. Церковно-общественный вестник. -1917.-15 июля (№ 28).

91. Черных, И. Челябинский музей местного края / И. Черных // Советское краеведение. 1930. - № 3-4. - С. 44-45.4. Нормативные источники:

92. Бюллетень главного управления научных, художественных и музейных учреждений академического центра Наркомпроса (Главнаука). 1922. - № 3-4.

93. Декреты Советской власти. Т.2 (17 марта 10 июля 1918 г.) Ред. коллегия: С.Д. Обычкин и др.-М.: Госполитиздат, 1959.

94. Еженедельник НКП РСФСР. 1923 - №№ 8, 10.

95. Еженедельник НКП РСФСР. 1928 - № 32.

96. Наркомпрос. Бюллетень официальных распоряжений и сообщений. 1921. -№№ 24; 55; 56; 60.

97. Сборник декретов, циркуляров, инструкций и распоряжений по архивному делу / Главное Управление по архивному делу НКП. М., 1921.

98. Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства РСФСР. М., 1918. № 18 - Ст. 263; № 34 - Ст. 282; № 39 - Ст. 511; № 69 - Ст. 751; №73 - Ст. 794.

99. СУ РСФСР (Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства РСФСР за янв.-нояб. (дек.) 1933 г. (1934). М.: Госизд-во «Сов. законодательств», 1933 (1934). - № 45 - Ст. 188; 1934. - № 4 - Ст. 22. - 780 с.5. Мемуары:

100. Анциферов, Н.П. Из воспоминаний / Н.П. Анциферов // Звезда. 1989. - № 4.-С. 117-165.

101. Бочагов, А.К. У истоков. Воспоминания. / А.К. Бочагов. Алма-Ата: Изд-во «Казахстан», 1972. - 107 с.

102. Веселовский, С.Б. Дневники 1919-1923, 1944 гг. / С.Б. Веселовский // Вопросы истории. 2001. - № 2. - С. 29-40.

103. Готье, Ю.В. Мои заметки / Публикация, вступительная статья и примечания подготовлены Т. Эмонсом и С.В. Утехиным // Вопросы истории. 1991. - № 6, 7-8.

104. Грабарь, И.Э. Моя жизнь: Автомонография; Этюды о художниках / Игорь Грабарь Сост., вступ. ст. и коммент. В.М. Володарского. М.: Республика, 2001.-493 с.

105. Лихачев, Д.С. Избранное / Д.С. Лихачев. СПб.: «LOGOS», 1987 - 605 с. II. Монографии:

106. Ахметова, С.Ш. Историческое краеведение в Казахстане / С.Ш. Ахметова. -Алма-Ата: Казахстан, 1982. 169 с.

107. Берлинских, В.А. Уездные историки. Русская провинциальная историография / В.А. Берлинских. М.: Новое лит. обозрение, 2003. - 522 с.

108. Боже, B.C. Краеведы и краеведческие организации Челябинска (до 1941 г.): Справочное пособие / B.C. Боже. Челябинск: Центр историко-культурного наследия г. Челябинска, 1995. - 190 с.

109. Большаков, JI.H. Клад Комиссара / Леонид Большаков. Челябинск: Южно-уральское кн. изд-во, 1981. - 210 с.

110. Гудков, Г.Ф. Краеведение. Теория и практика / Г.Ф. Гудков, З.И. Гудкова.- Уфа: Башкирское кн. изд-во, 1995. 189 с.

111. Десятков, Г.М. Загадки Оренбургского женского монастыря / Г. Десятков- Оренбург: ИПК «Южный Урал», 2002. 93 с.

112. Донцова, З.Н. Сергей Семенович Неуструев (1874-1928) / З.Н. Донцова. -М.: Наука, 1967.- 140 с.

113. Дорофеев, В.В. Над Уралом-рекой / В.В. Дорофеев. Челябинск: Южноуральское кн. изд-во, 1988. - 269 с.

114. Дорофеев, В.В. Символ города. К 250-летию Оренбурга. Издание второе, дополненное / В.В. Дорофеев. Оренбург: ИПК «Южный Урал», 1993. - 42 с.

115. Жизненный путь, творчество, научное наследие С.И. Руденко и деятельность его коллег: сб. науч. ст. / Изд-во Алтайского университета. Барнаул, 2004,- 156 с.

116. Жуков, Ю.Н. Становление и деятельность советских органов охраны памятников искусства и культуры. 1917-1920 гг. / Ю.Н. Жуков / Отв. ред. Н.М. Катунцева; Библиогр. в примеч.: с.281-302; АН СССР, Ин-т истории СССР. -М.: Наука, 1989.-302 с.

117. Зобов, Ю.С. Историки Южного Урала. Вторая половина XIX нач. XX в. / Ю.С. Зобов. - Оренбург: ОГПУ, 1991. - 130 с.

118. Зобов, Ю.С. Историки Оренбургского края. Советский период / Ю.С. Зобов. Оренбург: ОГПУ, 1993. - 92 с.

119. Зуев, В.Ю. Материалы к изучению прохоровских курганов в Оренбуржье / В.Ю. Зуев. СПб.: Ин-т всеобщей истории РАН, 2003. - 86 с.

120. Ильина, И.Н. Общественные организации России в 1920-е годы / И.Н. Ильина. М.: Изд. центр Ин-та российской истории РАН, 2001 .-215 с.

121. Историческое краеведение. Народные музеи / Краеведение и перестройка: сб. ст. / Отв. ред. Л.И. Футорянский. Калинин, 1989. - 40 с.

122. История Оренбуржья / Сост. и науч. Ред. проф. Л.И. Футорянский. Оренбург, 1996.-351 с.

123. Качалова, В.Г. Государственная политика России в области охраны культурных ценностей (XVIII-XX вв.) / В.Г. Качалова. СПб: «Тирекс», 2000.-297 с.

124. Летописцы земли Уральской: Материалы к истории Челябинского краеведения / Сост., науч. ред. B.C. Боже. Челябинск: Центр ист. культ, наследия г. Челябинска, 1997. - 197 с.

125. Максаков, В.В. История и организация архивного дела в СССР (1917-1945) / В.В. Максаков. М.: Наука, 1969. - 429 с.

126. Масанов, Э.А. Очерк истории этнографического изучения казахского народа в СССР / Э.А. Масанов. Алма-Ата: Изд-во «Наука» Каз.ССР, 1966.-350 с.

127. Музееведение России в первой трети XX в.: Сб. науч. тр. / Центр. Музей революции Вып.24. / Редкол.: Т.Г. Шумная (отв. ред.) и др. М., 1997. - 218 с.

128. Мученики и исповедники Оренбургской Епархии XX века. Книга И. / Сост. Прот. Н.Е. Стремский. П. Саракташ, Оренб.обл., 1999. - 390 с.

129. Панов, Д.А. Уральский краевед и писатель Владимир Павлович Бирюков / Д.А. Панов. Шадринск, 1956. - 66 с.

130. Равикович, Д.А. Формирование государственной музейной сети (1917 -первая пол. 60-х гг.) / Д.А. Равикович. М.: Наука, 1988. - 268 с.

131. Рожков, А. В кругу сверстников. Жизненный мир молодого человека в советской России 1920-х гг. В 2 тт. Т. 1 / А. Рожков. Краснодар: ОИПЦ «Перспективы образования», 2002. - 405 с.

132. Савельзон, В.Л. Оренбургская история в лицах: 50 портретов на фоне эпохи / В.Л. Савельзон. Оренбург: ИПК «Южный Урал», 2000. - 320 с.

133. С.Ф. Ольденбург Ученый-востоковед: Сборник. / АН СССР, Ин-т востоковедения; [Редкол.: Г.К. Скрябин, Е.М. Примаков (отв. редакторы) и др.] М.: Наука, 1986.- 157 с.

134. Скифский роман: Scuthial novel: Сборник: О жизни и творчестве М.И. Ростовцева. / РАН, Ин-т всеобщей истории РАН и др. / Под общей ред. [и с предисл.] Г.М. Бонгард-Левина. М.: РОССПЭН. 1997. - 623 с.

135. Соболев B.C. Для будущего России. Деятельность Академии Наук по сохранению культурного и научного наследия. 1890-1930 гг. / B.C. Соболев. М.: «Наука», 2002. - 392с.

136. Сулейменов, Р.Б. Социалистический путь культурного прогресса отсталых народов / Р.Б. Сулейменов, Х.И. Бисенов. Алма-Ата: Наука, 1967. - 422 с.

137. Федоров, Н.Ф. Из философского наследия. Музей и культура / Н.Ф. Федоров. М.: Прогресс, 1995.

138. Федорова, А.В. Народы Южного Урала: этнический взгляд на историю / А.В. Федорова / ОГАУ, Научно-исследовательский центр истории народов Южного Урала. Оренбург, 2001. - 196 с.

139. Формозов, А.А. Русские археологи до и после революции / А.А. Формозов. М.: Наука. - 113 с.

140. Формозов, А.А. Очерки истории отечественной археологии / Российская академия наук, Ин-т археологии. М.: Наука, 1991. Вып. 3. / Сост. и автор предисл. А.А. Формозов. - 2002. - 193 е.: ил.

141. Формозов, А.А. Русские археологи в период тоталитаризма: Историографические очерки / А.А. Формозов. М.: РАН, Ин-т археологии, 2004. - 320 с.

142. Футорянский, Л.И. Казачество России в огне гражданской войны (19181920) / Л.И. Футорянский. Оренбург: РИК ГОУ ОГУ, 2003. - 474 с.

143. Чибилев, А.А. На границе Европы и Азии / А.А. Чибилев, Д.А. Сафонов, Ф.Н. Мильков. СПб - Оренбург: УрО РАН, Изд-во «Оренбургская губерния», 2003.- 158 с.: ил.

144. Шмидт, С.О. Путь историка: Избранные труды по источниковедению и историографии / Российский гуманитар, ун-т. М.: РГГУ, 1997. - 612 с.1.I. Статьи:

145. Акиныиин, А.Н. Трагедия краеведов. (По следам архива КГБ) / А.Н. Акиныиин // Записки краеведов: Русская провинция. Воронеж, 1992. - Вып. I. -С. 208-235.

146. Акиныиин, А.Н. Судьба краеведов (конец 20-х начало 30-х годов) / А.Н. Акиныиин //Вопросы истории. - 1992. - № 6-7. - С. 173-178.

147. Бастракова, М.С. Академия наук и власть: Второе столетие / М.С. Бастракова //Российская Академия наук. 275 лет служения России. М.: РАН, 1999. -800 с.-С. 111-199.

148. Богданов, С.В. Страницы истории Оренбургского краеведческого музея (Очерк становления и развития музея в XIX нач. XX вв.) / С.В. Богданов // Оренбургский край. Вып.1. - Оренбург: Оренбургская губ., 1994. - С. 5-7.

149. Богуславский, Г.А. Из истории советского законодательства об охране памятников: Декрет от 5 октября 1918 г. / Г.А. Богуславский // Правоведение. -1987.-№5.- С. 87-93.

150. Брачев, B.C. Дело академика С.Ф. Платонова / B.C. Брачев // Вопросы истории. 1989. - № 5. - С. 56-66

151. Ганин, А.В. Александр Ильич Дутов / А.В. Ганин // Вопросы истории. -2005. № 9. - С.56-84.

152. Гарданов, В.К. Музейное строительство и охрана памятников культуры в первые годы советской власти. 1917-1920 гг. // История музейного дела в СССР: сб. ст. / Ред. В.К. Гарданов. М.: Госкультпросветиздат, 1957. - С. 7-36.

153. Горяинов, А.Н. Еще раз об «Академической истории» / А.Н. Горяинов // Вопросы истории. 1990. - № 1. - С. 180-181.

154. Димони, Т. Жизнь советской провинции 1930-1950-х годов в официальной фотографии / Горизонты локальной истории Восточной Европы в XIX XX веках: сб. ст. / Под ред. И.В. Нарского. Челябинск: Изд-во «Каменный пояс», 2003.-304 с.-С. 251-263.

155. Закс, А.Б. Первая Всероссийская конференция по делам музеев / А.Б. Закс // Тр. ГИМ. М., 1982. - Вып. 55. - С. 150-157.

156. Ионова, О.В. Создание сети краеведческих музеев РСФСР в первое десятилетие Советской власти // История музейного дела в СССР История музейного дела в СССР: сб. ст. / Ред. В.К. Гарданов. М.: Госкультпросветиздат, 1957. -С. 37-72.

157. Кузина, Г.А. Государственная политика в области музейного дела в 19171941 гг. / Музей и власть: Сборник: в 2 ч. / Отв. ред. С.А. Каспаринская. М.: НИИК, 1991. - 322 с. - С. 96-72.

158. О'Коннор, Тимоти Эдвард. А.В. Луначарский / Тимоти Эдвард О'Коннор // Вопросы истории. 1993. - № 10. - С. 15-28.

159. Лунин, Б.В. Из опыта историко-краеведческой работы в Средней Азии и Казахстане (20-30-е годы) / Б.В. Лунин // История СССР. 1968. - №5. - С. 190199.

160. Острой, О.С. П.Н. Столпянский и его "Петербургиана" в Российской национальной библиотеке / Историко-библиографические исследования: Сб. науч. тр. / РНБ СПб., 1998. - С. 77-92.

161. Погодин, С.Н. Творческое наследие А.С. Лаппо-Данилевского / С.Н. Погодин // Вопросы истории. 2002. - № 5. - С. 154-160.

162. Полякова, М.А. Из истории охраны и пропаганды культурного наследия в первые годы Советской власти / М.А. Полякова // Из истории охраны и использования культурного наследия РСФСР. М., 1987. - С. 13-20.

163. Пшеничный, А.П. Из истории становления управления архивным делом в СССР. 1918-1951/ А.П. Пшеничный // Советские архивы. 1988 - № 3. - С.3-19.

164. Разгон, A.M. Охрана исторических памятников в дореволюционной России / A.M. Разгон // История музейного дела в СССР: сб. ст. / Отв. ред. В.К. Гарда-нов. -М.: Госкультпросветиздат, 1957. С. 110-124.

165. Сафонов, Д.А. Возвращение в Россию: судьба научных и культурных ценностей края / Д.А. Сафонов // Оренбургский край. Вып.1. Оренбург: Изд-во Оренбургская губ., 1994. - С.9-12.

166. Старостин, Е.В. Декрет об архивном деле 1918 года / Е.В. Старостин, Т.И. Хорхордина // Вопросы истории. 1991. - № 7-8. - С. 41-52.

167. Старшова, В.В. Об устройстве публичных библиотек в городе Оренбурге /

168. B.В.Старшова, Т.А. Камскова // Оренбургский край: Архивные документы. Материалы. Исследования. Вып.2. Оренбург: ОГПУ, 2003. - С. 19-22.

169. Формозов, А.А. Археология и идеология / А.А. Формозов // Вопросы философии. 1993. - № 2. - С. 75-80.

170. Футорянский Л.И. Пединституту 60 лет. // Блокнот агитатораг1979,-№ 18.—1. C.25-30.

171. Футорянский, Л.И. Два памятника / Л.И. Футорянский // Южный Урал. -1990.-20 янв. (№17).-С. 2.

172. Футорянский, Л.И. Улицы твоей истории страницы / Л.И. Футорянский // Оренбуржье. - 1993. - 27 апр. (№75). - С. 3.

173. Футорянский, Л.И. Интеллигенция и культурная жизнь на Южном Урале в годы гражданской войны / Интеллигент в провинции: сб. ст. / Отв. ред. проф. М.Е. Главацкий. Екатеринбург, 1997. - Вып. 2. - С. 154-156.

174. Шмидт, С.О. «Золотое десятилетие» советского краеведения // Отечество: Краеведческий альманах / Сост. М.И. Корнилова. М.: Профиздат, 1990. -Вып.1.-223 с. - С. 11-271.. Материалы конференций:

175. Выставкина, Н.М. Из переписки И.А. Зарецкого / Н.М. Выставкина // Охо-рона I досл1дження памяток археолог1 Полтавщини. ТретШ обласний науково-практичний сем1нар. КвГгень, 1990. Тези доповщей. Полтава, 1990. - С. 47-49.

176. Дорофеев, В.В. Оренбург в работах А.Ф. Рязанова. // Советские исследования и исследователи Оренбургского края: Тезисы докл. конф. / Ред. Л.И. Футо-рянский. Оренбург, 1987. - С. 16-17.

177. Калинкина^.А. Новые названия улиц // Исторические чтения. / Материалы науч.конф.: История Челябинска проблемы источниковедения и историографии. (Вып.) 4. - Челябинск, 1997. - С. 109-111.

178. Кобзов, B.C. Оренбург в первые месяцы Мировой войны / B.C. Кобзов // Оренбургу 250 лет: Программа и мат. науч. конф., посвященной 250-летию города. / Отв. ред. проф. Л.И. Футорянский. - Оренбург, 1993. - С. 50-51.

179. Музеи: переосмысление границ: мат. науч. пр. конф., Екатеринбург, май 1994 г. / Управление культуры. Администрация Свердловской обл.: Отв. за вып. Н.А. Узикова. Екатеринбург: Банк культ, информ., 1994. - 45 с.

180. Рахимкулова, М.Ф. Фахретдинов Ф.Р. / М.Ф. Рахимкулова II Татары в Оренбургском крае: науч. пр. конф.: тез. докл. Оренбург: Изд. «Димур», 1996. -С. 104-107.

181. Тугай, Т.И. О чем не сказал Оренбургский историк В. Пищулин // Всерос. науч. пр. конф.: «Оренбургский край в системе евразийских губерний и областей России» / Науч. ред. Л.И. Футорянский. Оренбург, 2004. - С. 141-144.

182. Тугай, Т.И. Архивный героизм оренбургского краеведа//Уральские Бирю-ковские чтения: Сб. науч. статей / Науч. ред. проф. С.С. Загребин. Вып.З: Из истории российской интеллигенции. - Челябинск: Изд-во «Абрис», 2005. - С. 434-441.

183. Тугай, Т.И. Проблема сохранения кадровой базы краеведения в 1920-е гг. // Там же. С. 426-434.

184. Футорянский, Л.И. Деятельность Х.Р. Хакимова среди мусульманской молодежи / Л.И. Футорянский /Татары в Оренбургском крае: Науч. пр. конф.: Тез. докл. Оренбург: Изд. «Димур»., 1996. - С. 53-55.

185. V. Диссертации и авторефераты:

186. Бойчук, С.Г. Общественно-политическая и научная деятельность Е.Д. Фе-лицына: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / Бойчук Светлана Григорьевна. Краснодар, 2003. - 22 с.

187. Войнов, В.М. Интеллигенция Урала в годы революций и гражданской войны (март 1917- 1920 гг.): автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / Войнов Вячеслав Михайлович. М., 1991. - 28 с.

188. Губскова, Г.Г. Власти и образование на Южном Урале накануне, в период революций 1917 года и гражданской войны: дис. канд. ист. наук: 07.00.02: защищена 29.12.03: утв. 06.06.04 / Губскова Галина Геннадьевна. Оренбург, 2003.- 180 с.

189. Каримов, К.К. Развитие науки в Башкортостане (вторая пол.XIX первая пол. XX вв.): автореф. дис.д-ра ист. наук: 07.00.02 / Каримов Кави Каримович. - Уфа, 2000. - 52 с.

190. Обыденнова Г.Т. История развития археологических исследований в Ура-ло-Поволжье (XVIII конец XX вв.): автореф. дис. д-ра ист. наук: 07.00.02: / Обыденнова Галина Тимофеевна. - Ижевск, 2002. - 32 с.

191. Рыженко В.Г. Интеллигенция в культуре крупного сибирского города в 1920-е годы: вопросы теории, истории, историографии и методов исследования: автореф. дис. д-ра ист. наук: 07.00.02 / Рыженко Валентина Георгиевна. -Екатеринбург, 2004. 56 с.

192. Соболев, B.C. Деятельность РАН по сохранению национального, культурного и научного наследия в переломную эпоху развития России: автореф. дис. д-ра ист. наук: 07.00.02 / Соболев Владимир Сергеевич. СПб, 1995. - 52 с.

193. Тагильцева, Н.Н. Историко-краеведческое движение на Урале в 1920-1930-е гг.: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / Тагильцева Наталья Николаевна. М., 1993.-24 с.

194. Тамбовцева Н.Н. Историческое краеведение в Нижегородской губернии 20-х годов XX века: дис .канд. ист. наук: 07.00.02: защищена 15.03.02: утв.0310.02 / Тамбовцева Наталья Николаевна. Н. Новгород, 2002. - 248 с.

195. Хасанов, Э.Р. Историческое краеведение на Южном Урале (вторая пол. XIX нач. XX вв.): дис. канд. ист. наук: 07.00.02: защищена 20.12.02: утв.2806.03 / Хасанов Эдуард Рафисович. Уфа, 2002. - 210 с.

196. Хасанов Э.Р.: автореф. дис. канд. ист. наук: 07.00.02 / Хасанов Эдуард Рафисович. Оренбург, 2002. - 22 с.

197. Юренева, Т.Ю. Формирование кадров советских музейных работников (1917-1941): автореф. дис.канд. ист. наук: 07.00.02 / Юренева Татьяна Юрьевна. М., 1991.-22 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.