Деятельность органов государственной безопасности по реализации политики ВКП(б), конец 20-х - 1941 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, доктор исторических наук Рассказов, Леонид Павлович

  • Рассказов, Леонид Павлович
  • доктор исторических наукдоктор исторических наук
  • 2001, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 503
Рассказов, Леонид Павлович. Деятельность органов государственной безопасности по реализации политики ВКП(б), конец 20-х - 1941 гг.: дис. доктор исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Москва. 2001. 503 с.

Оглавление диссертации доктор исторических наук Рассказов, Леонид Павлович

Введение.

Глава I. Политико-идеологические основы деятельности чекистских органов.

§ 1. Влияние политического курса ВКП(б) на функционирование органов государственной безопасности.

§ 2. Идеологическая база чекистских органов.

Глава II. Организационное обеспечение деятельности органов государственной безопасности.

§ 1. Структурные преобразования в ОГПУ—ГУ I БНКГБ.

§ 2. Кадровая политика в чекистских органах.

Глава III. Правовая база деятельности органов государственной безопасности.

§ 1. Законодательство по борьбе с контрреволюционными преступлениями.

§ 2. Правовое обеспечение административно-репрессивных методов в экономической сфере.

Глава IV. Социально-экономические процессы в стране и органы государственной безопасности.

§ 1. Чекистские органы в функционировании административной модели экономического развития.

§ 2. Реорганизация мест лишения свободы и условия отбывания наказания в лагерях.

§ 3. Роль ГУЛАГа в предвоенных пятилетках.

Глава V. Деятельность органов государственной безопасности по укреплению политического режима.

§ 1. Ликвидация старой большевистской элиты.

§ 2. Политика «большого террора».

§ 3. Разведывательная и контрразведывательная деятельность.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Деятельность органов государственной безопасности по реализации политики ВКП(б), конец 20-х - 1941 гг.»

Актуальность темы обусловливается возросшим интересом общества к деятельности органов, обеспечивающих безопасность страны. Это связано, прежде всего, с процессом политических, социально-экономических и правовых реформ. Проведение их сопряжено с внедрением таких форм и методов работы в деятельности органов государственной безопасности, которые соответствуют принципам и процедурам демократического правового государства, предполагают обеспечение гарантий законных прав и интересов человека. Не менее существенное воздействие на систему обеспечения безопасности оказывают противоречивые тенденции в мире, связанные, прежде всего, с ростом международного терроризма. В связи с этим усложняются задачи органов государственной безопасности, призванные защищать национально-государственные интересы России.

Интерес общества к органам государственной безопасности проецируется на их историю. Особую актуальность представляют вопросы, связанные с изучением опыта чекистских органов Советского государства.

В.И. Ленин и его окружение создавали этот государственный институт как «боевой отряд партии», то есть как партийно -государственную спецслужбу, имеющую четкую идеологическую установку на решительную борьбу с контрреволюционерами и просто сторонниками других взглядов. Данный государственный институт за свою 74 - летнюю историю претерпел большое количество реорганизаций. Изменялись структура, задачи, сфера влияния чекистских органов. Однако они неизменно оставались «боевым отрядом партии», реализуя политические решения партийных органов в сфере соответствующих областей государственной деятельности.

Выяснение подлинной роли чекистских органов в истории Советского государства дает богатейший материал для осмысления ее сложных периодов. Научный анализ их деятельности позволяет сопоставить прошлое с настоящим, глубже проникнуть в природу сегодняшних процессов в стране. Исследование роли органов государственной безопасности в реализации политики правящей коммунистической партии важно для формирования мировоззрения сотрудников правоохранительных органов, осознания ими того, что их работа должна регламентироваться законом, соответствующими государственными учреждениями, призванными осуществлять руководство и контроль над их деятельностью. Квалифицированные оценки развития чекистских органов обусловлены практическими соображениями, отражающими наличие точек соприкосновения исторического прошлого и современности. Настоящее время сопряжено с глубокими реформами правоохранительных органов, и учет исторического опыта полезен при принятии сегодня соответствующих решений. Освещение рассматриваемой проблемы даст возможность извлечь уроки из ошибок, создать в политической системе нашего общества гарантии, которые предупреждали бы повторение трагических событий.

Хронологические рамки исследования охватывают период с конца 20-х гг. по июнь 1941 г., т.е. до начала Великой Отечественной войны, нового периода истории Советского государства. Особенностью рассматриваемого времени являлась сложная международная обстановка, накладывавшая отпечаток на деятельность органов государственной безопасности. Важнейшие события происходили в

Советском Союзе. В нем осуществлялись индустриализация и коллективизация, изменившие социально-экономический облик страны. Значительные изменения происходили в правовой сфере: ужесточалось законодательство; упрощался процессуальный порядок. Прерывался начавшийся в годы новой экономической политики процесс формирования основ законности.

Особую роль в политической системе общества приобрели органы государственной безопасности. Изменились во многом их задачи, которые тесным образом были связаны с внутренней и внешней политикой коммунистической партии. Это находило отражение в их организационной структуре, кадровой политике, правовой базе.

Степень разработанности проблемы.

История органов государственной безопасности Советского государства привлекала внимание историков. Целесообразно различать два качественно различных периода в историографии проблемы. Первый, продолжавшийся с начала 1930-х гг. до рубежа 1980-1990 гг. -советский период. В его рамках выделяются два этапа: 1) начало 1930гг - середина 1950-х гг; 2) вторая половина 1950-х гг.- конец 1980 гг. На всем протяжении названного периода господствовал марксистско-ленинский подход. Научный поиск осуществлялся в русле единой методологической модели.

Второй период характерен изменением общественно-экономического строя, ликвидацией политико-идеологического диктата. Исследования по истории органов государственной безопасности с точки зрения концептуальных подходов уже не представляют собой единого монолита. Появились работы, которые критически оценивали деятельность чекистских органов.

Работы, относящиеся к первому этапу первого периода, написаны с позиции краткого курса истории ВКП(б)1. Их авторы вместо анализа исторического материала подгоняли факты под заранее составленные схемы. Все успехи чекистских органов связаны с именем Сталина. Наиважнейшим направлением их деятельности, по мнению авторов, являлась борьба с Троцким, Каменевым, Зиновьевым, Бухариным и их сторонниками. В этих работах не упоминались имена многих видных чекистов, соратников Ф.Э. Дзержинского, стоявших вместе с ним у истоков органов безопасности Советского государства. Некоторые первые руководители чекистов (Я.Х. Петере, М.Я. Лацис и др.) изображались как агенты иностранных разведок.

Безусловно, на авторов данных работ и на их работы наложила свой отпечаток атмосфера массовых политических репрессий, царившая в стране. Многие' чекисты, в том числе принимавшие участие в становлении ВЧК, участвовавшие в лучших операциях органов государственной безопасности, оказались репрессированными. Поэтому их имена либо умалчивались, либо упоминались как имена врагов народа.

Литература этого этапа малочисленна, беспроблемна. Ее научно-исследовательский потенциал крайне незначителен.

Большие изменения в изучении истории органов государственной безопасности произошли после XX съезда КПСС. Постсталинский период характеризуется значительным расширением методологической и источниковой базы исследований. В вышедшем 5-ом издании полного собрания сочинений В.И. Ленина были опубликованы работы, имеющие

1 Коссой А. О некоторых приемах и методах борьбы контрреволюции против Советской власти (материалы к истории ВЧК-ОГПУ-НКВД). Лекции, прочитанные на шестимесячных курсах ВШ НКВД СССР. М., 1939; Мосолов Ф.И. Курс лекций по истории ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ. М., 1949; Петрихин А.И. История ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ. Введение. М.: ВШ МГБ, 1952 и др. отношение к чекистским органам. Были осуществлены 2-е и 3-е издания избранных произведений Ф.Э. Дзержинского в двух томах1.

Начиная со второй половины 50-х гг., советская историография уделяла органам государственной безопасности, в том числе и проблеме партийного руководства ими, повышенное внимание. В этот период появились монографические исследования, брошюры и статьи, в которых показывалась роль В.И. Ленина, партии большевиков в создании и развитии чекистских органов2.

Среди работ, вышедших в постсталинский период и посвященных истории чекистских органов, самой значимой является монография A.C. о

Велидова . В ней не затрагивается исследуемый нами период. Но монография представляет значительный интерес, так как в ней на основании большого количества источников, ранее никогда не публиковавшихся архивных материалов, раскрыта роль В.И. Ленина, РКП (б) в организации и руководстве деятельностью чекистских органов. Автор подчеркивал, что органы государственной безопасности в своей деятельности строго руководствовались политикой партии и в соответствии с ней вырабатывали тактику, форму борьбы. Работа Велидова интересна и тем, что в ней показываются ошибки, совершаемые чекистскими органами. Приводя примеры «перегибов» в тексте монографии, автор тем не менее в ее выводах утверждал, что

1 Дзержинский Ф.Э. Избр. произв. М., 1967, 1977.

2 Дорошенко И.А. История органов и войск государственной безопасности СССР. М.: Изд. Военного института имени Ф.Э. Дзержинского, 1959; Дорошенко И.А., Коровин В.В. Полвека служения Родине. М.: Изд. «Знание», 1967; Их же: 50 лет на страже безопасности Советского государства. М.: Изд. ВШ КГБ, 1967; Дорошенко И.А., Прокопенко В.В. Славные чекистские традиции. М.:Изд. ВШ КГБ, 1967; Толстиков П. Зарождение внешней разведки органов государственной безопасности Советского Союза // Сборник КГБ - 1965. - № 4 и др.

3 Велидов A.C. Коммунистическая партия - организатор и руководитель ВЧК (1917 -1920 гг). М., 1967. органы государственной безопасности строго соблюдали революционную законность, чем завоевывали авторитет у трудящихся1.

Значительно расширили представления о деятельности органов государственной безопасности исследования о Ф.Э. Джержинском . Много интересных данных о партийном руководстве чекистскими органами содержится в работах о В.Р. Менжинском, А.Х. Артузове., М.С. Кедрове, М.А. Трилиссере, А.К. Скороходове, П.И. Зенцове и других3.

В этих работах, прежде всего, преподносится героический образ стражей революции, отстаивавших ленинский курс. « Вся деятельность Дзержинского - отмечается в биографической монографии - пример самоотверженного служения делу партии. как член ЦК РКП он был образцовым коммунистом, связанным с рядовыми партийцами. так же как и Владимир Ильич, он сочетал гуманное отношение и внимательность к людям с самой строгой требовательностью и беспощадностью к врагам революции и их пособникам»4. Однако в вышеперечисленных публикациях умалчивается, к каким негативным Велидов A.C. Указ. соч. С. 300. Дзержинская С.С. В годы великих боев. М.: изд. «Мысль», 1964; Зубов Н.М. Ф.Э. Дзержинский. Биография. М.: Госполитиздат, 1963; Козичев М.А. Ф.Э. Дзержинский - первый председатель ВЧК - ОГПУ // Сборник КГБ -1967. - №4; Софинов П.Г. Страницы из жизни Ф.Э. Дзержинского. М.: Госполитиздат, 1956; Тишков A.B. Ф.Э. Дзержинский о воспитании чекистов // Пограничник -1957. - № 16; его же: Первый чекист. М.: Воениздат, 1968; его же: Ф.Э. Дзержинский -Председатель ВЧК - ОГПУ. М.: ВШ КГБ, 1962; Хацкевич А.Ф. Солдат великих боев. Жизнь и деятельность Ф.Э. Дзержинского. Минск, 1982; Феликс Эдмундович Дзержинский. Биография. Изд. 2-е. М., 1983.

J Викторов И.В. Подпольщик, воин, чекист. М.: Госполитиздат, 1963; Гладков Т.К., Смирнов М.А. Менжинский. М.: Молодая гвардия, 1969; Кузько В.А., Санина И.И. Пламенный большевик // Вопросы истории КПСС - 1964. - № 9; Ереснева 3. Революцией мобилизованный (Алексеевский Н.Е.) // Гвардейцы революции. Воронеж, 1967; Литвинов Р. Страницы дней суровых (Павлуновский Н.П.) // Там же; Иогансон О.И. Дорогой борьбы. Очерк о жизни и деятельности М.А. Трилиссера. М.: Политиздат, 1968; Сбойчиков М.И., Цыбов С.И., Чистяков Н.Ф. Михаил Сергеевич Кедров. М.: Воениздат, 1969; Солдаты невидимых сражений. М., 1968; Смирнов М.А. Председатель ОГПУ // Пограничник - 1965. - № 15-17; Скородников М.Г. Александр Касторович Скороходов. Биографический очерк. Лениздат, 1965; Тарасов И.Д., ЗенцоваС.П. Петр Иванович Зенцев. Биографический очерк. Уфа, 1966; Гладков Т., Зайцев Н. И я ему не могу не верить! М., 1983; Ратнер E.H. А главное - верность. Повесть о Мартине Лацисе. М., 1983 и др. 4 Феликс Эдмундович Дзержинский. Биография. С . 401, 390. последствиям порой приводила эта «беспощадность к врагам революции».

В произведениях авторов, писавших биографии других известных чекистов, также преподносится образ кристально чистых и принципиальных борцов за дело коммунистической партии. В них нет описания жестокости и насилия, зачастую творившихся чекистскими органами под их руководством.

В 60-70-х гг. появились исследования о работе местных чрезвычайных комиссий1, которые также идеализируют их деятельность.

Таким образом, советские историки в постсталинский период опубликовали большое количество книг и статей по истории органов государственной безопасности. Следует отметить, что для советской исторической науки этого периода методологической основой изучения истории чекистских органов и оценки их деятельности были ленинские работы и партийные документы, относящиеся к государственным органам безопасности. Самым цитируемым историками текстом было выступление Ленина 7 ноября 1918 года на митинге-концерте сотрудников ВЧК, где он подчеркивал: «Для нас важно, что ЧК осуществляет непосредственно диктатуру пролетариата, и в этом отношении их роль неоценима. Иного пути к освобождению масс, кроме подавления путем насилия эксплуататоров - нет»2.

Исходя из этой посылки, публикации по истории ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ в основном раскрывали героические усилия Бударин М.Е. Были о сибирских чекистах. Омск, 1968; По особому заданию. Очерки о чекистах. Саратов, 1967; Чекисты. Горький, 1968; Чекисты. Ленинград, 1967; Арипов P.A., Мильштейн Н.Я. Из истории органов государственной безопасности Узбекистана. Ташкент, 1967; Незримый фронт. 1917-1967. Алма-Ата, 1967; Чекисты Башкирии. Очерки, статьи, воспоминания. Уфа, 1967; Сулейманов С.И. На страже завоеваний октября. Махачкала, 1974 и др.

2 Ленин В.И. Полн. собр. соч. - Т.37 - С. 174. чекистов в борьбе с контрреволюционерами, врагами советской власти.

Сами чекисты изображались как люди, по образному выражению Ф.Э. Дзержинского, «с горячим сердцем, холодной головой и чистыми руками».

Исследования по истории чекистских органов не выходили из русла общей концепции общественных наук, исходившей из того, что политика Советского государства - это марксизм-ленинизм в действии. Решения высших партийных органов лишь комментировались и оценивались как новый этап, развивающий представления классиков марксизма о строительстве нового общества. Деятельность органов государственной безопасности представлялась как последовательное осуществление партийной политики. Недостатки в их работе объяснялись преодолением объективных противоречий в обществе и субъективными ошибками и даже преступлениями некоторых руководителей государства.

В конце 80-х - начале 90-х гг. в освещении истории органов государственной безопасности проявился другой, обвинительный уклон. Появилось большое количество работ публицистов, которые в пылу разоблачительства делали акцент лишь на негативной стороне деятельности чекистских органов. Их история показывалась как сплошная цепь массовых репрессий1.

Один из подобного рода авторов предлагал «на могиле "железного Феликса" и ему подобных палачей по старинному русскому обычаю». забить осиновый кол2. Следует отметить, что в аналогичных работах четко проявляется тенденциозность. Авторы не утруждают себя доказательством приведенных фактов или сделанных выводов.

1 Фельдман Д. Преступление и . оправдание // Новый мир - 1990, - № 8; Феофанов Ю. Идеология у власти // Известия - 1990, 4 окт.; Дмитриев С. По следам красного террора // Наш современник - 1991— № 1 и др.

2 Хлысталов Э. Феликс Дзержинский: мокрушник номер один // Крик - выпуск пятый, 1992, С. 78.

В 1992 г. вышла в свет книга Е. Альбац, в которой автор все беды нашего общества связывает с КГБ. Данная книга, несмотря на претенциозное название «Мина замедленного действия (Политический портрет КГБ)», не является исследовательской работой. Она может представлять интерес, поскольку в ней опубликованы несколько ранее неизвестных документов из центрального архива Министерства безопасности Российской Федерации1.

В 90-е гг. появились исследовательские работы, объективно оценивающие деятельность органов государственной безопасности. Количество их незначительно. В связи с этим следует отметить, что второй период историографии, связанный с деидеологизацией общественных наук, открытием доступа к ранее засекреченным архивным материалам, переживает стадию становления.

К числу немногочисленных, объективных исследований 1990-х годов следует отнести работу О. В. Хлевнюка, в которой рассматривается роль НКВД в массовых репрессиях во второй половине 30-х гг. С использованием новых архивных материалов автор рассказывает о гибели С.Орджоникидзе и смещении П.Постышева, о подготовке и проведении февральско-мартовского (1937 г.) Пленума ЦК ВКП(б), сыгравшего большую роль в терроре 1937-1938 гг. .

Большую ценность представляет книга под общей редакцией А.Н. Яковлева, написанная только на основании достоверных документов, рассказывающая об изучении комиссией Политбюро ЦК КПСС материалов, связанных с репрессиями 30 - 40-х и начала 50-х

1 См.: Альбац Е. Мина замедленного действия (политический портрет КГБ). М., 1992. 2

Хлевнюк О.В. 1937-й: Сталин, НКВД и советское общество. М.: Республика, 1992.

3 Реабилитация. Политические процессы 30-50-х гг. М.: Изд-во политической литературы, 1991

Этой же проблематике посвящены и другие работы, написанные в 1 значительной мере на основании архивных материалов .

Значительно расширили представление о деятельности органов государственной безопасности и другие публикации 90- х гг. .

Безусловный интерес у читателей и у исследователей, занимающихся историей органов государственной безопасности, вызывают работы, посвященные видным чекистам. Одна из них -исследование A.C. Велидова . В ней речь идет о Я. Блюмкине, о котором до недавнего времени было известно только то, что он убил германского посла графа Мирбаха с целью возобновления войны России и Германии. Со страниц книги читатель узнает о его службе в иностранном отделе ОГПУ, о тех операциях, в которых участвовал будучи резидентом советской разведки за рубежом, о тайной связи с высланным в Турцию Л.Троцким, за что и был расстрелян. Книга известного специалиста истории чекистских органов снабжена большим количеством документального материала.

Во второй половине 90-х гг. появилась биографическая работа одного из руководителей советских органов безопасности П.А. Судоплатова. Легендарный человек, прозванный «русским терминатором»4, повествует в ней о диверсионной работе советской разведки за рубежом, о секретных операциях, о тайной дипломатии5.

1 Гордон JT.A., Клопов Э.В. Что это было? Размышления о предпосылках и итогах того, что случилось с нами в 30-40-е гг. М .: Изд-во политической литературы, 1989; Романовская В.Б. Репрессивные органы в России XX века. Нижний Новгород: Арника, 1996.; Костырченко Г. В плену у красного фараона. М. : Международные отношения, 1994; Мартианов Б.Е. Органы НКВД Краснодарского края накануне и в годы Великой Отечественной войны. 1937-1945 гг.: автореф.дис. . канд.ист.наук. - Краснодар, 1998 и др.

Белая книга российских спецслужб. Изд. 2-е. М.: Информационно-издательское агенство «Обозреватель», 1996; КГБ: вчера, сегодня, завтра. III Межд. КСНФ. - 1-3 окт. 1993. Доклады и дискуссии. М., 1994; КГБ: вчера, сегодня, завтра. М., 1997; Воронцов С.А. Правоохранительные органы и спецслужбы Российской Федерации. Ростов-на-Дону, 1999 и др.

3 Велидов A.C. Похождения террориста. Одиссея Якова Блюмкина. М.: Современник, 1998.

4 Красков В. Преступления за Кремлевской стеной. Минск: Литература, 1997. С. 1 52.

3 Судоплатов П. Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930-1950 годы. М., 1998.

Безусловно, в воспоминаниях генерал-лейтенанта НКВД СССР много субъективного. На это он и сам обращает внимание, отмечая, что его «воспоминания ни в коей мере не претендуют на роль научно-исторического повествования. Это субъективный взгляд очевидца на то, как работали механизмы, приводившие в действие политическую машину СССР.»1.

Работа направлена на то, чтобы реабилитировать себя как «ближайшего пособника Берии» и 15 лет просидевшего за это в камере знаменитой Владимирки. Однако заслуживает уважения тот факт, что автор видит своим долгом «призвать общество содействовать упразднению практики единоличного контроля над деятельностью силовых структур, ибо в условиях «политической борьбы без правил», локальных войн и этнических конфликтов, в обстановке разгула политического террора бесконтрольность ведения силовых акций оборачивается самыми трагическими последствиями»2.

В конце 90-х гг. появилась еще одна работа, посвященная деятельности «гроссмейстера сталинской политической разведки» П. о

Судоплатова . Его старший сын Андрей Судоплатов (Каганов) при помощи историка А. Колпакиди расширяет рамки известного о судьбе знаменитого чекиста. В книге показывается трагедия П. Судоплатова, явившаяся и трагедией органов государственной безопасности, использовавшихся как механизм в реализации партийных установок. Впоследствии партийное руководство сделало многих чекистов «козлами отпущения» за совершенные по воле политического руководства страны преступления.

1 Там же, С. 13.

2 Там же. С. 9.

3 Судоплатов А. Тайная жизнь генерала Судоплатова. Правда и вымыслы о моем отце. Кн. 1. М., 1998; Кн. 2. М., 1998.

В 1996 г. вышли еще две работы, написанные ветеранами советской внешней разведки, в которых затрагивается деятельность органов государственной безопасности в исследуемый нами период1. Данные мемуары можно считать историческими очерками о некоторых внешнеполитических акциях Кремля.

Много интересных сведений о деятельности чекистских органов содержится в современных исследованиях, посвященных истории милиции, войск МВД России2. Так, в коллективной монографии, посвященной истории полиции и милиции России, показывается, наряду с милицией, роль органов государственной безопасности в становлении и развитии ГУЛАГа, в борьбе с националистическими вооруженными формированиями3. Значительный интерес представляют очерки о Г.Г. Ягоде, о Н.И. Ежове, о Л.П. Берии, руководивших чекистскими органами в рассматриваемый нами период4.

Большой вклад в разработку проблем истории милиции внесли исследования P.C. Мулукаева и других ученых Академии управления МВД Российской Федерации.5

1 Павлов В. Операция «Снег». Полвека во внешней разведке КГБ. М., 1996; Синицын Е. Резидент свидетельствует. М., 1996.

Ахмадеев Ф.Х., Катаев H.A., Хабибуллин А.Г. Становление и развитие органов советской милиции и исправительно-трудовых учреждений. Уфа, 1993; Некрасов В. Тринадцать железных наркомов. История НКВД-МВД от А.И. Рыкова до H.A. Щелокова. 1917-1982 М.: Версты, 1995; Полиция и милиция России: страницы истории. М.: Наука, 1995; Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. М.: Объединенная редакция МВД России, 1996 и др.

3 См.:Полиция и милиция России: страницы истории, С. 160-219.

4 См.: Некрасов Н. Тринадцать «железных» наркомов. С. 155-257.

3 Мулукаев P.C., Желудкова Т.И., Смоляков В.Т. История органов внутренних дел. М., 1984; Мулукаев P.C., Суслов В.М. Функция советской милиции по предупреждению преступлений (1919-1934 гг). М., 1991; Крылов С. М. и др. История Советской милиции,- Т. 1, 2. М., 1977; История органов внутренних дел советского государства (вопросы по методологии и историографии). М 1881; Мулукаев P.C., Ципуренко Н.И., Баранов Е.В. Обеспечение социалистической законности в деятельности органов внутренних дел (1917-1934 гг). М., 1985; Малыгин А.Я., Суслов В.М. Организационные и правовые основы предупреждения преступлений милицией в период строительства социализма (1917-1936 гг) // Организация профилактики правонарушений органами внутренних дел. М., 1982; Советская милиция: история и современность (1917-1987). М., 1987; Профессиональные и общественные начала в деятельности органов внутренних дел. М., 1990; и др.

Особую ценность для нашего исследования имеет докторская диссертация А .Я. Малыгина1. На основе большого круга источников, в том числе архивных материалов, автор раскрыл основные направления дискуссии по вопросам права и законности, дал анализ правового положения судебно-прокурорских органов и органов государственной безопасности в годы НЭПа. А.Я. Малыгин, проводя данный анализ, исходил из того, что «все элементы правовой системы находились в сложной взаимосвязи, в результате чего изменение компетенции какого-либо правоохранительного органа сказывалось на объеме полномочий остальных. Поэтому для раскрытия государственно-правового статуса милиции необходимо было прибегнуть к анализу правового положения судебно-прокурорских органов и органов государственной безопасности2.

Определенный интерес для изучения чекистских органов представляют исследования истории органов, исполняющих наказание. Среди ученых, занимающихся данной проблематикой, выделяется И.С. о

Кузьмин, у которого имеется большое количество работ .

Принимали участие в освещении проблем истории уголовно-исполнительной системы известный пенитенциарий Стручков Н.В., преподаватели Рязанской и Уфимской высших школ МВД Российской Федерации4.

1 Малыгин А.Я. Государственно-правовой статус милиции РСФСР в период проведения новой экономической политики (20-е годы). Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. М.: Академия МВД РФ, 1992.

2 Там же. С. 14.

3 Кузьмин С.И. Политико-правовые основы становления и развития исправительно-трудовых учреждений (1917-1936 гг.). М., 1988; Исправительно-трудовые учреждения в 1936-1960 гг. М., 1989; Развитие советских исправительно-трудовых учреждений в 60-80-х гг. М., 1990; Исправительно-трудовые учреждения в СССР (1917 - 1953 гг.) . М., 1991; Крестные отцы ГУЛАГа // На боевом посту- 1991,- № 7 и др.

Стручков Н. Зона, приоткрытая для критики // Коммунист - 1989. - № 18; Стручков H.A., Жарый В.Д. и др. Завершение первой кодификации и развитие советского исправительно - трудового права до принятия Основ исправительно-трудового законодательства Союза СССР и союзных республик. Рязань, 1987; Стручков H.A. и др. Становление Советского исправительно-трудового

В 1997 г. вышла книга A.C. Смыкалина, посвященная анализу пенитенциарной системы советского государства с 1917 до начала 60-х 1 гг.

Богата историография о судебных органах, которые были взаимосвязаны с органами государственной безопасности. Среди исследований, посвященных судебной системе можно выделить работы М.Я. Бермана, М.В. Кожевникова, Д.С. Карева, Ю.П. Титова.2.

Следует отметить, что работы, посвященные истории милиции, войск МВД, уголовно-исполнительной и судебной системы, равно как и истории органов государственной безопасности, написанные советскими авторами до начал 90-х гг. отличаются идеологизированностью. Однако в них содержится большое количество ценного фактического материала, необходимого для изучения выбранной нами темы.

Истории органов государственной безопасности пристальное внимание уделяли и зарубежные исследователи. В конце XX столетия российские читатели имели возможность познакомиться с книгами зарубежных исследователей и наших соотечественников, по тем или иным причинам оказавшихся за границей, в которых рассматриваются вопросы развития Советского государства и чекистских органов как составной части государственного механизма. К ним относятся работы права (октябрь 1917 - 1925 гг). Выпуск 1. Часть 1,2. Рязань, 1984; Маслихин A.B., Мурзин Д.М., Стручков H.A. Становление и развитие советского исправительно-трудового права (1917-1969). Вып. 2. Ч. 2. Рязань, 1988; Астемиров З.А. История Советского исправительно-трудового права. Рязань, 1975; Мурзин Д.М. Развитие исправительно-трудовой колонии как основного вида ИТУ. Рязань, 1978; Традиции и обычаи преступного мира среди осужденных в местах лишения свободы. Уфа, 1993 и др.

1 Смыкалин A.C. Колонии и тюрьмы в Советской России. Екатеринбург, 1997.

Берман А.Я. Очерки по истории судоустройства РСФСР. М, 1928; Кожевников М.В. История советского суда. М„ 1957; Карев Д.С. Советское судоустройство. М., 1966; Титов Ю.П. Советские революционные трибуналы в мирные годы строительства социализма. М., 1988 и др.

Э. Kappa1, Д. Боффа 2, JI. Шапиро3, М. Геллера и А. Некрича4, А. Авторханова5, В. Рапопорта и Ю. Алексеева6, М. Восленского7 и др.

Представление о процессах, происходивших в советском государстве, дают и работы, посвященные видным деятелям большевистской партии8. К ним примыкают и новейшие публикации российских исследователей о вождях большевиков9.

Наряду с вышеперечисленными работами зарубежных исследователей, в которых история чекистских органов представляет как бы фон в процессе развития внутрипартийной борьбы и совершенствования государственного механизма для реализации политики партии большевиков, имеется значительное количество публикаций, изданных за границей, предметом исследования которых являются непосредственно органы государственной безопасности СССР.

Следует отметить, что если для работ большинства советских исследователей характерна апология чекистских органов, то в произведениях зарубежных историков в основном фокусируется внимание на «ужасах ЧК-ОГПУ-НКВД» и «большевистском терроре».

1 Kapp Э. История Советской России. Кн. 1. М .,1990; Его же. Русская революция от Ленина до Сталина. 1917-1929. М., 1990.

2 Боффа Д. История Советского Союза. От революции до второй мировой войны. Ленин и Сталин. 1917-1941. Вып. 1. М., 1977.

3 Шапиро J1. Коммунистическая партия Советского Союза. Лондон, 1990.

4 Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. Лондон, 1989.

3 Авторханов А. Происхождение партократии // Октябрь - 1991. - № 2; Его же. Технология власти. М., 1991; Его лее. Загадка смерти Сталина. М., 1992.

6 Раппопорт В., Алексеев Ю. Измена Родине. Очерки по истории Красной Армии. Лондон, 1988.

7 Восленский М. Номенклатура. М., 1991.

8 Белади Л, Краус Т. Сталин. М., 1989; Такер Р. Сталин. Путь к власти 1879-1929. М., 1990; Коэн С. Бухарин. Политическая биография. 1888-1938. М., 1988; Дойчер И. Троцкий в изгнании. М., 1991; Ноймайр А. Диктаторы в зеркале медицины. Наполеон. Гитлер. Сталин. Ростов -на- Дону: Феникс, 1997 и др.

9 Емельянов Ю.В. Заметки о Бухарине: Революция. История. Личность. М.: Молодая гвардия, 1989; Роговин В. Была ли альтернатива? «Троцкизм»: Взгляд через годы. М.: Терра, 1992; Васецкий H.A. Троцкий: Опыт политической биографии. М.: Республика, 1992; Радзинский Э. Сталин. М.: Вагриус, 1997 и др.

Первые произведения такого рода появились за границей еще в 20-30-е гг. и принадлежали перу белоэмигрантов и перебежчиков из ОГПУ1.

Особенно большой резонанс в мире вызвали книги, написанные в 30-50-е гг. видными чекистами, перебежавшими на Запад. Они изданы в настоящее время в России. Одна из них написана Георгием Агабековым2 - бывшего начальника восточного сектора ИНО ОГПУ, резидента ОГПУ на Ближнем Востоке. В 1939 г. за рубежом появилась книга еще одного видного чекиста В.Г. Кривицкого, координировавшего в середине 30-х гг. разведывательную деятельность советских агентов во многих странах Европы3.

Среди книг, изданных за рубежом перебежчиками, можно выделить еще работу А.Орлова4 . Резидент советской разведки в годы гражданской войны в Испании таинственно исчезает в 1938 году из Барселоны и объявляется в США в 1953 году с публикацией своей разоблачительной книги о преступлениях Сталина. В 90-е гг. вышла совместная работа британского историка Джона Кастелло и действующего офицера КГБ Олега Царева (он получил согласие шефа КГБ В.А. Крючкова на сотрудничество с иностранным автором) о жизни и деятельности Орлова5.

Мемуары Агабекова, Кривицкого, Орлова являются уникальными свидетельствами непосредственных сотрудников чекистских органов. Помимо рассказа о средствах и методах органов государственной безопасности, об их основных направлениях деятельности в книгах

1 ВищнякМ.В Черный год. Публицистические очерки. Париж, 1922; Че-ка. Материалы по деятельности чрезвычайных комиссий. Берлин, 1922; Устинов С.М. Записки начальника контрразведки. Берлин, 1923; Беспалов Н. Исповедь агента ГПУ. Прага, 1925; Думбадзе Е. На службе Чека и Коминтерна. Личные воспоминания. Париж, 1930.; и др.

2 Агабеков Г.С. Секретный террор. Записки разведчика. М.: Современник, 1996.

3 Кривицкий В.Г. Я был агентом Сталина. Записки Советского разведчика. М. Современник, 1996.

4 Орлов А. Тайная история сталинских преступлений. СПб, 1991.

5Царев О., Костелло Д. Роковые иллюзии. Из архивов КГБ: дело Орлова, сталинского мастера шпионажа. М.: Международные отношения, 1995. даны выразительные характеристики многих деятелей ОГПУ-НКВД. К публикациям подобного рода следует отнестись критически, так как в них прослеживается субъективизм, связанный с обидой на политический режим СССР. Безусловно, что данные работы появились не без социального заказа новых хозяев.

Указанные работы перебежчиков являлись одним из важных источников зарубежных исследований. Использовал их и известный историк Р. Конквест, написавший книгу «Большой террор», изданную впервые в 1968 г. в США. В СССР она была напечатана только в 1991 г1.

Значительный интерес представляет исследование канадского профессора Питера Соломона об истории развития юстиции, юриспруденции, системы судебных учреждений, органов прокуратуры в 20-50-е гг. . Естественно, что в работе, посвященной такой проблематике, характеризуется и деятельность органов государственной безопасности. Достоинством исследования явилось, в отличие от других зарубежных работ, использование значительного количества архивного материала.

Следует отметить еще один труд, который привлек внимание историков и общественности России. Это русское издание произведения историка из Кембриджа К. Эндрю и О. Гордиевского, бывшего резидента КГБ в Лондоне, предавшего свое ведомство и сбежавшего в о

1985 г. в Англию. На русском языке книга вышла в

1992 г. Это объемное издание, в котором, наряду с другими источниками, используются знания и информация О. Гордиевского как офицера КГБ.

1 Конквест Р. Большой террор.-Т. 1,2. Рига, 1991.

2 Соломон П. Советская юстиция при Сталине. М.: РОССПЭН, 1998.

3 Эндрю К., Гордиевский О. КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева. Лондон, 1992.

Следует отметить, что данная работа страдает теми же недостатками, что и публикации других перебежчиков.

Надо отметить, что большинство зарубежных исследователей ставили перед собой цель представить органы государственной безопасности в неприглядном виде. Однако в оценках и выводах они порой были объективнее, чем советская официальная историография. Опубликованные в последние десятилетия работы российских исследователей, документы и материалы подтверждают репрессивный характер деятельности чекистских органов. Но сведение их истории только к правовому беспределу не является объективным подходом.

Объяснить необъективность можно и тем, что некоторые зарубежные исследователи выполняли социальный заказ, и тем, что они не могли пользоваться многими подлинными документами, архивными материалами. Последнее обстоятельство нередко непреднамеренно приводило к искажению исторических фактов.

Особенно много ошибок у зарубежных исследователей возникает тогда, когда заходит речь о количестве жертв сталинского террора. И это не случайно. Ибо они свои выводы делают либо на основании свидетельских показаний узников ГУЛАГа, либо на основании различных косвенных доказательств. И первый, и второй источники не надежны.

В последнее время появился ряд работ исследователей В.Г. Попова1, В.Н. Земскова2, А.Н. Дугина и А.Я. Малыгина3, которые на

1 Попов В.Г. Государственный террор в Советской России. 1923-1953 гг. // Отечественные архивы - 1992,-№2

2 Земсков В.Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) // Социологические исследования -1991. - № 6; Его же. Спецпоселенцы (по документам НКВД - МВД СССР // Социологические исследования - 1990. - № 11; Его же. Об учете спецконтингента НКВД во всесоюзных переписях населения 1937 и 1939 гг. // Социологические исследования - 1991. - № 2 и др.

Дугин А.Н., Малыгин А.Я. Солженицын, Рыбаков: технология лжи // Военно-исторический журнал - 1991. - № 7; Дугин А.Н. Говорят архивы: неизвестные страницы ГУЛАГа // Социальноосновании подлинных архивных материалов пытаются воспроизвести масштаб сталинских репрессий. Так, в работе Попова на основании официальной ведомственной статистики МВД, Минюста и Прокуратуры СССР утверждается, что общее число осужденных судебными органами за 1923-1953 гг. превышает по РСФСР 40 млн. человек. Если из общей численности населения вычесть лиц до 14 лет и старше 60, как малоспособных к преступной деятельности, то выясняется, что в пределах жизни одного поколения (1923-1953) каждый третий член общества был осужден судебными органами1. Эти цифры не позволяют судить о масштабах сталинского террора, так как не охватывают сведений о контрреволюционных преступлениях, которыми занимались ОСО, тройки, коллегии ОГПУ, трибуналы. В диссертации показывается, что при оценке цифры контрреволюционеров данные исследователей расходятся. Соискатель попытался разобраться в этой проблеме, изучив архивные материалы, часть из которых использовали вышеперечисленные исследователи.

Характеризуя в целом историографию органов государственной безопасности, можно отметить следующее.

Советские историки и юристы до конца 80-х гг. опубликовали большое количество книг, статей, очерков об истории чекистских органов. Но большинство из них крайне идеологизировано. В них исключительно позитивно изображалась роль большевистской партии по руководству органами государственной безопасности. Исторические процессы рассматривались через призму приоритетов «классовых интересов пролетариата». Тенденциозность в виде принципов партийности и классовости провозглашались основой теории и политические науки - 1990. - № 7; Дугин А.Н. Неизвестный ГУЛАГ. Документы и факты. М.: Наука-1999 и др.

1 Попов В.П. Указ. соч., с. 22. методологии исследований общественных явлений. До начала 50-х гг. вообще запрещалось писать о каких-либо ошибках «карающего меча революции», который вел борьбу с контрреволюционерами строго в рамках социалистической законности.

С конца 50-х гг. в работах об органах государственной безопасности начинают осуждаться массовые репрессии второй половины 30-х гг., но они рассматриваются как извращение принципов социализма в период культа личности Сталина. Публикации по истории органов государственной безопасности постсталинского периода несут на себе печать того времени, когда писать можно было то, что разрешали. Историкам, по известным причинам, не было позволено критически оценивать их деятельность. Советская историография длительное время занималась оправданием террора. В работах замалчивалась роль «карающего меча революции» в нарушениях законности, в осуществлении массовых репрессий.

Авторы в своих работах только с позитивных позиций освещали деятельность ЦК коммунистической партии и местных партийных органов по руководству органами государственной безопасности, по подбору, расстановке и воспитанию чекистских кадров, по осуществлению контроля за деятельностью чекистского аппарата. Особенно это проявлялось в выводах соответствующих разделов и в заключениях работ. И, вероятно, это не столько вина авторов, а их беда, что они не могли писать иначе

В работах зарубежных авторов имеется два существенных недостатка. Первым из них является отсутствие или незначительное использование главной источниковой базы - архивных материалов, вторым - сведение в основном истории чекистских органов к правовому беспределу. При этом зарубежные авторы показывают такие количественные показатели массовых репрессий, которые не подтверждаются документальными данными.

Второй недостаток свойственен и некоторым современным российским публицистам, которые повторяли ничем не подкрепленные данные зарубежных исследователей, а всю деятельность органов государственной безопасности преподносили как сплошную цепь массового террора.

Появились в последние десятилетия и работы другого плана. Среди них выделяются мемуары бывших видных чекистов, которые, в основном, посвящаются разведывательной деятельности чекистских органов. Особый интерес представляют объективные исследования, основанные на документальных материалах, посвященные репрессиям 30-50-х гг.

Следует отметить, что, несмотря на обилие работ, в монографическом плане роль органов государственной безопасности в реализации политики коммунистической партии не исследовалась. В некоторых публикациях в общей форме ставился вопрос о «вооруженном отряде партии», о партийно-государственной спецслужбе, приводились отдельные документы и факты, относящиеся к этому вопросу. Не имеется научных произведений, в которых освещалась бы кадровая политика большевиков в чекистских органах, идеологическая и правовая база их деятельности, влияние изменения политического курса правящей партии на задачи органов государственной безопасности, реализации ими политических решений партийных органов.

Важность и актуальность выбранной проблемы, ее недостаточная научная разработанность в исторической литературе, а также идеологизированность и субъективизм большинства работ как советских, российских, так и зарубежных исследователей обусловили выбор темы диссертации.

Цель диссертационного исследования — установление совокупности факторов, определивших исключительное положение чекистских органов как партийно-государственной спецслужбы и по уровню решаемых проблем, и по охвату практически всех сфер жизни государства и общества.

Исходя из этой цели, автор определил в качестве задач исследования: изучение влияния изменения политического курса ВКП(б) на задачи органов государственной безопасности; анализ идеологической и правовой базы деятельности чекистских органов; раскрытие организационного обеспечения деятельности ОГПУ - ГУГБ - НКГБ, особенностей кадровой политики в данных органах; выяснение роли чекистских органов в функционировании административной модели экономического развития, в процессе формирования и эволюции ГУЛАГа; исследование основных направлений деятельности органов государственной безопасности по укреплению политического режима.

Предметом исследования являются органы государственной безопасности СССР, реализующие политические решения ВКП(б) в сфере соответствующих областей государственной деятельности в один из самых драматических периодов истории советской страны.

Методологическая основа. В исследовании применяется совокупность принципов научности и комплексности, что предполагает всесторонний анализ конкретной исторической ситуации, учет общих тенденций общественного развития. В диссертации используется принцип историзма, предполагающий рассмотрение любого явления или события в его развитии и взаимосвязи, взаимообусловленности с другими явлениями и событиями.

В работе над диссертационным исследованием автор стремился в максимально возможной мере реализовать принцип объективности, понимаемым как право ученого на самостоятельное творчество при отказе от конъюнктурных соображений, идеологических штампов.

Источниковая база исследования. Настоящая работа написана в значительной мере на основе изучения неопубликованных архивных материалов.

В диссертации использованы важные документы, хранящиеся в Центральном архиве Федеральной службы безопасности Российской Федерации (ЦА ФСБ РФ). Многие десятилетия к ним не было доступа исследователям. Автору работы была предоставлена возможность ознакомиться с коллекцией документов и впервые ввести их в научный оборот. Особый интерес вызывают приказы, циркуляры ОГПУ и НКВД СССР, которые по своему содержанию можно условно структурировать в несколько блоков.

Первый блок - документы, раскрывающие роль органов государственной безопасности в реализации политики ликвидации кулачества как класса. Анализ данных документов позволяет судить о подготовке чекистских органов к началу развертывания кампании по выселению кулаков, об их переселении, о функционировании спецпоселков, о репрессивных мерах к лицам, незаконно возвратившимся с мест спецпоселения и т.д.

Второй блок - приказы и циркуляры, регулирующие деятельность ГУЛАГа. В них освещается порядок содержания заключенных, их использование в качестве дешевой рабочей силы на строительных и промышленных объектах.

Третий блок - документы, сыгравшие значительную роль в правовом обеспечении массовых репрессий. В них идет речь о борьбе с антисоветскими организациями троцкистов и правых, о проведении операций по репрессированию бывших кулаков, уголовников, жен изменников Родины, иностранных подданных, подозревавшихся в шпионаже против СССР, об образовании особых троек для рассмотрения дел на арестованных и т.д.

В совокупности материалы Центрального архива Федеральной службы безопасности позволяют судить о формах и методах работы чекистских органов, об основных направлениях оперативной деятельности по реализации политики коммунистической партии, раскрывают механизм осуществления карательной политики Советского государства.

Большое количество материалов извлечено из Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ). Автором были привлечены и изучены документы 27 фондов. Особую ценность для разработки темы представляют документы, хранящиеся в фондах Президиума Верховного Совета СССР, ЦИКа, ВЦИКа, Совета Министров СССР, НКВД РСФСР, Верховного трибунала ВЦИК - Верховного суда РСФСР, Главного революционного военного железнодорожного трибунала при НКПС РСФСР - Военно-транспортной коллегии Верховного суда РСФСР, Отдела по спецпереселенцам, Тюремного управления НКВД СССР, Народного комиссариата юстиции СССР, Верховного Суда СССР, Прокуратуры СССР, ГУЛАГа НКВД СССР,

Главного управления местами заключения НКВД РСФСР (ГУМЗ), НКВД-МВД СССР1.

Большой интерес представляет переписка руководства органов государственной безопасности с ЦК ВКП(б), СНК СССР, сводки и справки о проделанной работе, позволяющие раскрыть содержание и формы реализации чекистскими органами основных задач и направлений деятельности, которые определялись партийным руководством.

Насыщена информацией нормативно-директивная документация, извлеченная из фондов Государственного архива РФ. Благодаря ей автору удалось проследить динамику структурных преобразований в ОГПУ-ГУГБ-НКГБ, уяснить роль органов государственной безопасности в правовом обеспечении административно-репрессивных методов в экономической сфере, в процессе формирования и функционирования ГУЛАГа.

В фондах ГАРФа изучены документы по кадровой политике, которые позволили автору проанализировать параметры, характеризующие качественный состав органов государственной безопасности. Постановления ЦИК и СНК СССР, приказы НКВД СССР по личным делам дают возможность проследить судьбу руководителей и видных сотрудников чекистских органов, многие из которых были репрессированы.

Особый интерес представляют архивные данные, позволяющие судить о масштабах сталинского террора. За последнее десятилетие многие авторы пытались поразить читателей цифрами, которые далеко не соответствуют исторической правде. Автор, на основании

1 ГАРФ. - Ф. 7523; Ф. 3316; Ф. 1235; Ф. 5446; Ф. 339; Ф. 1005; Ф. 3042; Ф. 9479; Ф. 9413; Ф.9492; Ф.9474, Ф.813 1; Ф.9414; Ф. 4042; Ф. 9401. подлинных документов, попытался дать объективную картину трагедии предвоенных лет.

В Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) исследованы документы дающие представление о политике ВКП(б). Наибольшее количество материала, который позволяет судить о механизме подготовки и принятии партийных решений, извлечено из фонда ЦК КПСС (Ф. 17). Анализ материалов свидетельствует о том, что партийное руководство уделяло первостепенное значение проблемам борьбы с антисоветскими троцкистскими и правыми организациями, вредителями народного хозяйства, усиления трудовой дисциплины, улучшения качества продукции, охране социалистического имущества, проведению индустриализации и коллективизации.

В целом материалы РГАСПИ отражают организаторскую работу ЦК ВКП(б) по мобилизации государственных органов, в том числе и органов государственной безопасности, на реализацию своей политики.

В Российском государственном архиве экономики (РГАЭ) исследованы материалы фонда Главного переселенческого управления Министерства сельского хозяйства СССР (Ф. 5675), ЦСУ РСФСР (Ф. 1561), ВСНХ РСФСР (Ф.3429), Народного комиссариата тяжелой промышленности (Ф. 7297). Работа с этими документами позволила автору воспроизвести картину массового переселения людей, которым не предъявлялось никаких обвинений, в малообжитые места. Документы свидетельствуют о насильственном характере переселенческой политики, о роли чекистских органов в ее проведении.

Некоторая часть материала, использованного в процессе исследования, обнаружена в региональных архивах: Центральном государственном историческом архиве республики Башкортостан

ЦГИА РБ), Центральном государственном архиве общественных объединений республики Башкортостан (ЦГАОО РБ), архиве министерства безопасности республики Башкортостан (архив МБ РБ), отделении спецфондов информационного центра МВД республики Башкортостан, Центра документов новейшей истории Краснодарского края (ЦДНИКК). В них отложился обширный комплекс документов, отражающих самые различные стороны функционирования органов государственной безопасности. Определенный интерес представляют информационные сводки, справки, представляемые чекистскими органами партийному и государственному руководству и содержащие сведения о положении и настроении населения.

Для получения документальных сведений о голоде 1932-1933 гг., который разразился в ходе коллективизации в самых зерновых районах страны, автор работал в Государственных архивах Херсонской области (ГАХО) и Николаевской области (ГАНО) Украины. Извлеченные архивные материалы воссоздают трагические страницы истории тех лет, раскрывают роль ОГПУ в предотвращении распространения информации о голоде.

Кроме архивных материалов в работе использовано значительное количество опубликованных источников, представленных документами коммунистической партии, высших органов государственной власти, информационно-справочными изданиями. Разнообразная информация, имеющаяся в них, позволила глубже раскрыть тему исследования. Особый интерес представляют сборники нормативных актов1.

1 Собрание узаконений и распоряжений Правительства РСФСР (СУ РСФСР); Собрание законов СССР (СЗ СССР); «Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917 - 1952». - М., 1953; «Сборник нормативных актов по советскому исправительно-трудовому праву». Госюриздат, 1959; «Сборник постановлений, разъяснений и директив Верховного Суда СССР». - М., 1935; многотомник «Декреты советской власти» и др.

Содержание диссертации в значительной мере раскрывается через юридический анализ этих документов.

Большой интерес представляют сборники документов о деятельности органов государственной безопасности. Один из них освещает историю создания и деятельности чекистских органов в 2030-х гг. В нем использовались ранее недоступные документы, хранящиеся в архиве Гуверовского института США1.

К 50-летию победы в войне против фашистской Германии был опубликован первый том (в двух книгах) многотомного издания сборника документов «Органы государственной безопасности СССР в

Великой Отечественной войне». В сборник вошли документы из архива Федеральной службы безопасности. Абсолютное большинство документов было издано впервые. Содержание публикуемых директивных указаний, приказов, ориентировок инструкций и т.п. раскрывает различные стороны деятельности чекистских органов в предвоенный период. Ценность их состоит в том, что они отражают свою эпоху, установки и требования партийно-государственного руководства страны.

Особое место в сборнике занимают трофейные документы специальных служб фашистской Германии, а также документы других государств, захваченные и вывезенные немцами в Германию. По ним можно судить о масштабах и содержании проводимой немецкими спецслужбами работы против СССР, использование ими в своих целях националистических, белоэмигрантских организаций.

1 ВЧК ГПУ. Документы и материалы. М.: Изд-во гуманитарной литературы, 1995. "Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. - Том I. Накануне. Книга первая (ноябрь 1938г.-декабрь 1940 г.); там же. - Книга вторая (1 января-21 июня 1941 г.). М., 1995.

Определенный интерес представляет справочник (составители А.И. Кокурин и Н.В. Петров), посвященный истории Центрального аппарата органов внутренних дел и государственной безопасности СССР в 1917-1960 гг.1. В нем приводятся сведения о структуре чекистских органов, публикуются приказы, определявшие их деятельность, а также биографические данные о наркомах (министрах) внутренних дел СССР и их заместителях.

К 25-летию выхода в свет книги А. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» появился объемный справочник о советской лагерной системе с 1923 по 1960 гг.2. В нем на основе архивных материалов, большого количества научных статей воспроизводится структура Главных управлений и управлений НКВД-МВД, управлений лагерей, лагерных отделений центрального подчинения, территориальных органов управления местами заключения. Составители справочника преследовали не только научные цели. Он имеет и определенное практическое значение для участников реабилитационного и компенсационного процесса. Сведения, содержащиеся в справочнике, облегчили бывшим заключенным и работникам реабилитационных органов поиск сведений о местах лишения свободы.

Определенный интерес для исследования имеет многотомный сборник документов и материалов, в котором содержатся информационные сводки, справки, обзоры чекистских органов, представляемых узкому кругу лиц в высшем партийном и государственном руководстве3.

В диссертации использованы работы К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина. Автор исходил из того, что без рассмотрения идеологических

1 Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ 1917-1960. М., 1997.

2 Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923-1960. Справочник. М.: Звенья, 1998. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. Документы и материалы. Т.2.М.: РОСПЕНДООО постулатов марксизма нельзя в полной мере понять политику большевиков и проанализировать деятельность чекистских органов по ее реализации. Особое внимание автор уделяет анализу наиболее радикальных марксистских идей, которые в рассматриваемый период были особенно востребованы руководством ВКП(б).

В исследовании привлечены публикации, доклады виднейших большевиков: И. Сталина, Ф. Дзержинского, Л. Троцкого, Н. Бухарина и других, которые позволяют более четко представить процессы, происходившие в коммунистической партии и Советском государстве. Анализ этих работ помогает рассмотреть динамику внутрипартийной борьбы, эволюцию политического режима, появление новых задач у органов государственной безопасности в связи с изменением политики ВКП(б).

Научная новизна исследования определяется как выбором темы, так и подходом к ее освещению. Впервые осуществлено комплексное историческое исследование роли органов безопасности в реализации политики ВКП(б) в период с конца 20-х гг. до начала Великой Отечественной войны.

Принципиально новым является предпринятый соискателем анализ политико-идеологических основ органов государственной безопасности. В диссертации прослеживается влияние политики и идеологии правящей партии на деятельность чекистских органов в сложнейший и во многом трагический период Советского государства.

Впервые в отечественной историографии дана подробная характеристика кадровой политики в чекистских органах, осуществляемой под руководством и контролем коммунистической партии. В диссертации прослежен процесс изменения параметров, характеризующих качественный состав органов государственной безопасности. Диссертант проанализировал причины, характер и последствия репрессий, которым были подвергнуты многие работники чекистского аппарата.

Диссертантом рассмотрена правовая база деятельности органов государственной безопасности. При этом анализу подвергалось законодательство по борьбе с контрреволюционными преступлениями и нормативные акты, регулировавшие административно-репрессивные методы в экономической сфере.

Автор обобщил различные подходы исследователей, выясняющих масштабы предвоенных репрессий, дал их критическую характеристику и на основании архивных материалов представил собственное видение этой проблемы. Диссертант сформулировал причины предвоенного террора, увязав их и с реализацией целей, поставленных руководством ВКП(б), и с внутрипартийной борьбой, и с субъективными факторами.

Новизна работы состоит также в том, что автором были обнаружены и введены впервые в научный оборот многочисленные документальные материалы. Новая архивная база позволила выяснить комплекс задач, поставленных партийно-государственным руководством страны чекистским органам, проанализировать характер их деятельности.

Научная новизна исследования обусловила ее теоретическую значимость. Диссертация в определенной мере развивает и дополняет раздел исторической науки исследуемого периода. Результаты работы позволяют составить более полное представление не только о деятельности государственных органов безопасности, но и об отечественной истории в целом. Теоретические положения, содержащиеся в диссертационном исследовании, представляют научный интерес в изучении истории специальных служб Российского государства.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что собранные и проанализированные данные могут быть использованы в процессе углубленного изучения истории Российского государства, при написании вузовских учебников по историческим дисциплинам. Материалы диссертации представляют интерес для законодателя при корректировке уголовной и уголовно-исполнительной политики России на современном этапе. Исторический опыт необходим для переосмысления приоритетов в деятельности правоохранительных органов.

Апробация исследования. Диссертация обсуждена на заседании кафедры истории Российского государства факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова и рекомендована к защите. Выводы и основные положения диссертационного исследования изложены более чем в семидесяти опубликованных работах: шести монографиях; десяти учебных пособиях; лекциях; статьях; тезисах. Общий объем публикаций по теме диссертационного исследования составляет более 200 печатных листов.

Результаты диссертационного исследования использованы при подготовке авторского спецкурса по истории специальных служб Российского государства.

Выводы и предложения исследования доводились до сведения общественности на международных, всероссийских, межвузовских конференциях в Санкт-Петербурге, Уфе, Саратове, Краснодаре, Ростове-на-Дону.

35

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Рассказов, Леонид Павлович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследуемый период характерен значительными изменениями в Советском государстве. Диктатура политической партии большевиков, сложившаяся в Советской России после октября 1917 г., перерастает в диктатуру вождя. Этот процесс сопровождается ожесточенной борьбой в коммунистической партии. Настроение «вождизма», пронизывающее тогда и «низы» общества, и партийные «верхи», подводило эту борьбу к известному финалу - установлению абсолютной личной власти.

Политический процесс установления диктатуры вождя сопровождается ломкой новой экономической политики. С усилением власти Сталина ликвидируется рыночное регулирование хозяйства, экономические методы управления производством вытесняются административными. Изменения в экономической сфере обусловлены тем, что многие руководители коммунистической партии мечтали возвратиться к марксистским положениям о превращении средств производства в государственную собственность и о ликвидации товарно-денежных отношений. С изменениями в экономической политике были связаны и надежды на быстрое развитие всех отраслей народного хозяйства страны, чтобы быть независимой в экономическом отношении от капиталистических государств.

К вышеперечисленным причинам ломки новой экономической политики следует отнести еще одну. Рыночная экономика и абсолютная тоталитарная власть являются антиподами. Поэтому процесс ломки новой экономической политики нужен был и для монополизации экономической власти, необходимой для установления абсолютной тоталитарной власти. На выбор руководством ВКП(б) жесткого варианта социально-экономического развития сыграли свою роль и многовековые традиции, связанные с гипертрофированной ролью государства, преобладанием в обществе уравнительно-коллективистских начал.

На решение всего комплекса социально-экономических задач были направлены и форсированная индустриализация, и сплошная коллективизация, которые осуществлялись зачастую методами силового давления. Два синхронизированных по времени процесса преобразовали и экономический базис, и социальный уклад общества.

Исследуемый период характеризуется значительными переменами в международных отношениях. В конце 20-х - начале 30-х гг. главным противником СССР считалась Англия. После прихода в январе 1933 г. к власти в Германии фашистской партии, открыто провозглашавшей своей целью уничтожение коммунизма, ситуация в мире коренным образом меняется. Страны фашистско-милитаристского блока - Германия, Италия, Япония - требовали «жизненного пространства» за счет других государств. Их агрессивные устремления пришли в столкновение с тем распределением сфер влияния, которое было установлено Версальско-Вашингтонской системой. Правящие круги Великобритании, США, Франции, с одной стороны, пытались умиротворить потенциальных агрессоров, с другой стороны, направить военную мощь фашистско-милитаристского блока против Советского Союза. Политический режим СССР, в свою очередь, стремился, играя на противоречиях капиталистических государств, расширить сферу своего влияния. Руководство Советского государства было и не против столкнуть между собой ведущие капиталистические государства для того, чтобы сложилась благоприятная обстановка для мировой социалистической революции.

Эволюция политического режима, перестройка социально-экономического уклада, обострение международной обстановки привели к изменению внешней и внутренней политики правящей коммунистической партии. Изменились во многом и задачи органов государственной безопасности, которые являлись «боевым отрядом партии». Эти задачи в рассматриваемый период были следующими: ликвидация остатков внутрипартийной оппозиции. С этой целью чекистские органы должны были доказать связь старейших членов организации профессиональных революционеров как с внешней, так и с внутренней контрреволюцией, превратить их во врагов; поддержание населения страны в состоянии повышенной мобилизационной готовности, на что и были направлены сменявшие друг друга массированные пропагандистские кампании, показательные судебные процессы над врагами народа; ведение борьбы против внутренних врагов. В их число попали и члены ленинской гвардии, и представители буржуазной интеллигенции, и члены бывших оппозиционных партий; ликвидация кулачества как класса, подавление крестьянских восстаний, решение хозяйственных, административных и организационных проблем спецпереселенцев; расследование чрезвычайных происшествий на стройках пятилетки и промышленных объектах, осуществление контроля технологическим состоянием и эффективностью деятельности предприятий, выявление причин выпуска бракованной продукции, невыполнения планов, нарушений трудовой дисциплины; организация и функционирование ГУЛАГа. Посредством ИТЛ обеспечивалось усиление репрессий, а также решались народнохозяйственные задачи; охрана руководства ВКП(б) и Советского государства; выявление, предотвращение и пресечение шпионско-диверсионной и иной подрывной деятельности разведывательных служб зарубежных государств; получение информации о политическом, экономическом и военном положении иностранных государств, выявление агрессивных планов о нападении их на СССР; борьба с белоэмигрантскими антисоветскими организациями; укрепление личной власти Сталина. Эта задача официально не декларировалась. Ее выполнение накладывало отпечаток на все другие направления деятельности чекистских органов. Наглядным свидетельством осуществления поставленной задачи являлось развитие политической ситуации в стране, создание атмосферы страха и насилия, переход чекистских органов в личное ведение Сталина.

Идеологической основой деятельности органов государственной безопасности являлось марксистско-ленинское учение, проповедующее классовую борьбу, насилие против эксплуататоров, революционный терроризм.

В конце 20-х годов марксистско-ленинское учение становится своеобразной религией, единственно правильной. Для того чтобы получить право на интерпретацию новой религии, Сталину следовало занять место в формуле: «Маркс - Энгельс - Ленин - Сталин». Именно поэтому в 30-е гг. начинается сталинизация всех общественных наук, всех областей духовной жизни. В результате подводится теоретический фундамент под массовые репрессии и оправдывается политика террора и в прошлом, и в настоящем, и в будущем.

С изменениями внешней и внутренней политики руководства коммунистической партии, задачи органов государственной безопасности видоизменялись, что находило отражение в их организационной структуре. За исследованный период чекистские органы подвергались перестройке неоднократно. Первый этап охватывает временной отрезок с конца 20-х гг. до июля 1934 г., завершившийся созданием общесоюзного НКВД СССР. Второй этап (июль 1934 г. - февраль 1940 г.) характеризуется усложнением, дифференциацией аппарата, приспособлением его к осуществлению массовых репрессий. Начало третьего этапа реконструкции чекистских органов связано с принятием Указа Президиума Верховного Совета СССР о разделении НКВД СССР на два наркомата: Народный комиссариат внутренних дел СССР и Народный комиссариат государственной безопасности СССР. Необходимость этого разделения объяснялась угрозой надвигающейся войны, желанием усилить эффективность работы оперативных подразделений в это тревожное время.

Характер органов государственной безопасности как «боевого отряда партии» определялся в том числе и кадровой политикой. Подбор, назначение, переводы проводились по согласованию с соответствующими партийными организациями. Под контролем партийных аппаратов находились все параметры, характеризующие качественный состав чекистских органов. Важнейшим из них считался удельный вес коммунистов и комсомольцев среди всех сотрудников, который год из года должен был повышаться. Значительное внимание обращалось на специальную подготовку оперативного состава, именуемую во всех документах того времени чекистской подготовкой.

Особое внимание партийные органы обращали на руководящих работников чекистских органов, входящих в номенклатуру ЦК ВКП(б). Их назначение и перевод осуществлялся только по решению Центрального Комитета партии. Естественно, что все это в начале согласовывалось со Сталиным, который подбирал руководителей в том числе и по принципу личной преданности. Во второй половине 30-х годов сменилось три наркома НКВД СССР. На смену Ягоде пришел Ежов. Его, в свою очередь, заменил Берия. Эти перестановки производились не только для того чтобы поставить более удобного Сталину человека. Они нужны были вождю партии для осуществления массовых репрессий против самих сотрудников карательных органов, дабы запугать их, превратить в нерассуждающее орудие террора, беспрекословно выполняющее волю Сталина. В результате перед войной были репрессированы тысячи оперативно-чекистских работников. На смену старым чекистам приходили новые, в большинстве своем из партийно-комсомольских организаций и школ НКВД. Отсутствие опыта компенсировалось у них страстным желанием вести борьбу против классовых врагов.

В своей деятельности органы государственной безопасности опирались на нормативно-правовые акты, на которые существенное влияние оказывали идеологические доктрины коммунистической партии о классовой борьбе, революционном терроре. В данных нормативных актах имелись понятия «классовые враги», «социальная база контрреволюции» и т.п. Важнейшее место среди таких актов, являющихся средством классовой борьбы и инструментом удержания политической власти, занимал Уголовный Кодекс РСФСР, введенный в действие с 1 января 1927 года. Первый раздел Особенной части этого кодекса настолько широко характеризовал «контрреволюционные преступления», что под его действие мог попасть любой человек. В целом этот раздел в истории Советского государства является одним из самых антидемократических институтов уголовного права. За все контрреволюционные преступления предусматривались жесткие наказания вплоть до расстрела с конфискацией имущества.

Значительную роль в произволе карательных органов играла ст. 45 Кодекса, предусматривающая возможность руководствования «социалистическим правосознанием, исходя из учета общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства дела и личности совершившего преступление». Ст. 16 УК допускала применение аналогии, по сути отвергая общепризнанный демократический принцип «нет преступления не указанного в законе».

Сфера действия мер «социальной защиты» против контрреволюционеров расширялась. В 30-е годы в УК были внесены дополнения, ужесточающие санкции против изменников Родины и членов их семей. Ужесточение УК по делам о контрреволюционных преступлениях шло не только путем введения новых статей, но и другим прочтением старых.

В 30-е годы идет процесс ужесточения и уголовно-процессуального законодательства, касающегося контрреволюционеров. Наиболее значительные изменения в УПК РСФСР и других союзных республик были внесены Постановлением ЦИК СССР «О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов». В соответствии с ним дела о «террористических организациях и террористических актах против работников советской власти» слушались без участия сторон, кассационного обжалования приговоров. Приговоры к высшей мере наказания приводились в исполнение немедленно.

С усилением борьбы против контрреволюционеров появляются нововведения и в законодательстве, регламентирующем деятельность исправительно-трудовых учреждений. Для лиц, обвиняемых в контрреволюции, появляются тюрьмы как самостоятельный вид ИТУ. Для содержания «особо опасных государственных преступников» (участников троцкистско-зиновьевских организаций, антисоветских политических партий и т.д.) были образованы особые тюрьмы, находившиеся в подчинении Главного управления государственной безопасности. В 1937 г. максимальный предел наказания в виде лишения свободы увеличивается с 10 до 25 лет. Это новшество касалось главным образом контрреволюционеров.

Анализ развития ГУЛАГа в рассматриваемый период дает основания утверждать, что важнейшим фактором, определяющим формирование уголовно-исполнительной политики, является экономический. При решении задач форсированной индустриализации руководство ВКП(б) поощряло использование рабочей силы заключенных. Они в массовом количестве привлекались к строительству многих крупных народнохозяйственных объектов. К концу 30-х годов ГУЛАГ и его подразделения превратились в крупнейшие строительное, железнодорожное, автодорожное, заготовительное и т.д. ведомства. При этом места лишения свободы находились там, где это требовала экономическая целесообразность. В истории России только во времена Петра I в такой степени экономические соображения были решающими при определении места отбывания тюремного заключения и ссылки. Но в отличие от Петровской эпохи привлечение заключенных к решению экономических задач в рассматриваемый период осуществлялось на идейной основе, заключавшейся в том, что именно труд позволит сбившемуся с пути человеку вернуться к честной жизни в новом социалистическом обществе.

Создание лагерей, подчиненных органам государственной безопасности, вытекало не только из экономической политики, но и из изначальной общей стратегической цели коммунистической партии, связанной с уничтожением эксплуататорских классов. Конкретно это как раз и выражалось в репрессиях представителей «старого режима» и членов «контрреволюционных организаций» в виде изоляции в лагерях. В этом смысле большевики ничего нового не изобрели. Противники власти и в других странах, и в другие времена подвергались опале, изоляции. Другое дело, что в Советском государстве репрессии в виде лишения свободы приобрели невиданные до этого масштабы. Миллионы заключенных, спецпоселенцев нужны были и для поддержания напряжения страха, и для решения народнохозяйственных задач.

Задачи и функции органов государственной безопасности в промышленности, на стройке вытекали из политических установок ВКП(б) об осуществлении индустриализации в виде большого «скачка». Их реализация привела к скороспелым решениям, срывам, авариям, снижению качества продукции и т.п. Чекистские органы организуют борьбу против «вредителей» народного хозяйства, которые якобы сознательно совершают диверсии, чтобы затормозить развитие производительных сил Советского государства и в конечном счете уничтожить его.

Органы государственной безопасности играли большую роль и в коллективизации страны. Они участвовали в политике «ликвидации кулачества как класса»; в борьбе с «вредителями» сельского хозяйства и т.д. Деятельность чекистских органов способствовала созданию нового варианта «крепостного права», охватывающего прежде всего сельское население страны.

Изменения, происходившие в социально-экономической сфере, были связаны с процессом усиления личной власти Сталина. Новая система государственной власти способствовала формированию нового господствующего класса - номенклатуры, которая служила своему вождю. Новой номенклатуре нужно было убрать с видных постов «стариков» - видных членов организации профессиональных революционеров. В этом ее устремления совпадали с устремлениями Сталина, которому представители «старой гвардии» мешали установлению абсолютной власти. Поэтому вначале «ленинскую гвардию» потеснили с политического Олимпа, а затем ликвидировали физически. Последнее сделали карательные органы. Чекисты находили «доказательства» преступных деяний бывших соратников Ленина, а судебно-прокурорские органы выносили соответствующий приговор. Ликвидация старой большевистской элиты явилась лишь небольшой частью самого страшного наследия сталинской диктатуры, жертвами которой явились миллионы людей. С целью проведения террора были подготовлены соответствующие нормативные акты. Его правовое обеспечение подкреплялось приказами, распоряжениями, инструкциями НКВД СССР. Все они создавали правовую базу массовых репрессий, пик которых пришелся на 1937 -1938 гг.

Большая часть жертв террора репрессировалась во внесудебном порядке. Внесудебные репрессии, проводимые коллегией ОГПУ, Особым совещанием ОГПУ (с 1934 года Особым совещанием НКВД), «тройками», коснулись сотен тысяч людей. Только за два года - 1937 и 1938 - по делам органов НКВД было осуждено 1 344923 человека, в том числе внесудебными органами - 1 165112.

Среди жертв террора следует выделить около 1 миллиона расстрелянных, порядка 3-4 миллионов погибших в результате страшного голода 1932 - 1933 г. Количество умерших в местах заключения, в спецпоселках, в пути к месту лишения свободы не поддается даже приблизительной оценке. Безусловно, среди огромного количества репрессированных были шпионы и диверсанты, и люди, сотрудничающие с ними. Были и те, кто вел борьбу против сталинского режима. Однако никакими шпионами, диверсантами, предателями не объяснишь столь массовые репрессии. Объяснение причин преступлений политического режима кроется в характере целей, которые реализовывались в ходе всеохватывающего террора.

Среди истинных врагов политического режима реальную опасность представляли крупные белогвардейские воинские формирования, оказавшиеся за рубежом. В 20 - 30-е годы чекистские органы разрабатывают серию операций по борьбе с ними. Основной упор в данных операциях делался либо на ликвидацию, либо на похищение или «заманивание» в Россию с целью ареста лидеров вооруженных формирований, находящихся и в Европе, и в Азии.

Особую известность получили операции, проведенные сотрудниками органов государственной безопасности под кодовыми названиями «Синдикат-2», «Трест», «Д-7», «Синдикат - 4», «Заморское». В их ходе были арестованы многие видные руководители антисоветских организаций, а чекистские органы усилили свое влияние в среде белой эмиграции.

В рассматриваемый период органы государственной безопасности большое внимание уделяли разведывательной и контрразведывательной деятельности против капиталистических государств. Доктрина большевистской партии о мировой социалистической революции противопоставляла СССР капиталистическим странам. А так как весь мир практически был капиталистическим, то чекистские органы считали себя в состоянии войны чуть ли не со всем миром. Они внедряли агентов в спецслужбы зарубежных государств, создавали нелегальные резидентуры, использовали дезинформацию и т.п. Значительная роль принадлежала чекистским органам в получении информации о политическом, экономическом, военном положении Германии, Японии, Англии, Франции, США и других государств, в выявлении и обезвреживании иностранных резидентур и вражеских агентов. В предвоенный период особое внимание чекистских органов обращалось на получение информации о подготовке к войне Германии и Японии.

В целом, в рассматриваемый период органы государственной безопасности достаточно успешно проводили разведывательную и контрразведывательную работу. Ими был проведен ряд успешных разведывательных действий и контрразведывательных операций как против капиталистических государств, так и против антисоветских белоэмигрантских центров. В ходе их многие чекисты проявили себя как борцы за идеалы революции, в которую они верили.

С другой стороны, чекистские органы, являясь карательной частью партийно-государственного механизма, способствовали становлению и развитию тоталитарной системы. В таких условиях карательные функции, возложенные на органы государственной безопасности, не могли не привести к нарушениям законности, массовым репрессиям, охватившим все слои общества. В результате серьезно подрывался интеллектуальный, экономический и оборонный потенциал государства.

Подводя итоги деятельности органов государственной безопасности, можно сделать следующие выводы.

В исследуемый период органы государственной безопасности являлись уникальной организацией как по уровню решаемых проблем, так и по охвату практически всех сфер жизни государства и общества. Исключительное положение чекистских органов, возможность концентрировать огромный потенциал делало их эффективной силой для решения ставившихся перед ними задач.

Комплекс задач, решаемых органами государственной безопасности, условно можно разделить на две составляющие. С одной стороны, чекистские органы имели функции охраны государственных интересов, защищая суверенитет и территориальную целостность страны. С этой целью они большое внимание уделяли разведывательной и контрразведывательной деятельности.

С другой стороны, чекистские органы выполняли функции тайной политической полиции, призванной охранять и укреплять политический режим. Они использовались политическим руководством в процессе ликвидации внутрипартийной оппозиции, в осуществлении массовых репрессий.

Политико-идеологическую основу органов государственной безопасности составляли марксистско-ленинские идеи, политические решения руководства большевистской партии. Политизированность и идео-логизированность чекистских органов проявлялась в том, что они в своей деятельности часто руководствовались не нормами права, а принципами революционного правосознания. При их участии проводились в жизнь идеологические доктрины правящей партии, которые с течением времени эволюционировали.

С позиций сегодняшнего дня использование коммунистической идеологии чекистскими органами можно рассматривать исключительно как негативное явление. Однако следует отметить, что значительное количество чекистов верило в жизненность этой идеологии и преданно служило ей. И большая часть наиболее ценных агентов, завербованных за рубежом, искренне уверовала в идеалы этой идеологии и согласилась работать с чекистскими органами за утверждение социальной справедливости во всем мире.

Главнейшим принципом органов государственной безопасности являлся принцип партийного руководства. Чекистские органы, несмотря на свою особую роль, никогда не являлись самостоятельной политической силой. Их деятельность находилась под контролем партийных органов, определявших формы и методы работы, кадровые перестановки, структурные реорганизации. Связь чекистских органов с партийными структурами власти способствовала росту их влияния. И в то же время участие руководства органов государственной безопасности в разного рода «дворцовых событиях», чистки и реорганизации в этом ведомстве, равным которым не было в других органах, отрицательно сказывались на эффективности его работы.

Органы государственной безопасности являлись инструментом для прямой реализации политических решений ВКП(б) в сфере соответствующих областей государственной деятельности. С изменением политического курса коммунистической партии острие чекистских органов перенацеливалось, менялись их задачи, степень участия в репрессивной деятельности правящего режима. Зачастую партийное руководство наделяло эти органы особыми полномочиями, выходившими за рамки законности и объективной политической целесообразности.

Новой демократической России нужны сильные органы государственной безопасности. Они необходимы для обеспечения внешней и внутренней безопасности государства, для ограждения российского общества от преступных посягательств спецслужб иностранных государств, экстремистских организаций.

Однако исторический опыт учит, что органы государственной безопасности должны подчиняться не какой-то политической партии, не какому-то вождю, а закону, соответствующим государственным учреждениям, которые осуществляют руководство и контроль за их деятельностью.

Исходя из этого, опираясь на анализ исторических фактов, автор формулирует следующие предложения.

Органы государственной безопасности рассматриваемого периода являлись уникальным комплексом спецслужб, всеобъемлющий характер которых находил отражение в структуре. Они занимались разведкой и контрразведкой, политическим сыском и обеспечением безопасности экономики, пограничной охраной и охраной высшего руководства, шифровальной службой и службой радиоперехвата и т.д. Наличие такого единого механизма позволяло быстро маневрировать силами и концентрировать их на важнейших направлениях работы. Однако это достоинство ведомства перекрывалось его недостатками: сложностью управления гигантской спецслужбы, всеобъемлющим тоталитарным ее характером, монополизмом информационного обеспечения руководства страны.

В настоящее время взамен некогда единого органа государственной безопасности существует система спецслужб. Как показывает практика, дезинтеграция спецслужб имеет определенные издержки. Наличие межведомственных барьеров между разведкой, контрразведкой и другими спецслужбами затрудняет быстрое согласование, разработку и успешное осуществление комплексных долговременных операций. Думается, что с целью повышения эффективности деятельности спецслужб следует создать межведомственный координационный центр, позволяющий повысить качество решения основных задач.

С учетом всплеска террористических актов, вооруженных действий в Чеченской республике целесообразно создать в составе правоохранительных органов и основных силовых структур аналогичные межведомственные центры, предназначенные для обеспечения согласованных действий ФСБ, МВД, Министерства обороны, Прокуратуры и др.

Думается, что давно уже назрел вопрос об изъятии из компетенции ФСБ РФ функции предварительного следствия. Аналогичные меры следует принять и в отношении МВД РФ и Прокуратуры. Полагаю, что для реализации функции предварительного следствия нужно создать структуру, подчиненную непосредственно Правительству РФ. Представляется, что в рамках проводимой судебной реформы следует ввести должность следственных судей, которые решают вопросы относительно заключения под стражу или продления сроков содержания под стражей, возбуждения или прекращения производства по уголовному делу.

С целью усиления контроля за деятельностью органов государственной безопасности нуждается в изменении система назначения и отзыва директора Федеральной службы безопасности. Представляется, что его назначение и освобождение от этой должности, равно как и Министров обороны и внутренних дел, должно производиться Президентом Российской Федерации с согласия Государственной Думы. С этой целью целесообразно внести изменения в ныне действующую Конституцию Российской Федерации.

Задачи дальнейшей демократизации общества диктуют необходимость улучшения информированности населения об основных направлениях работы ФСБ РФ. Думается, что следует публиковать в открытой печати сведения о преступлениях (естественно, с учетом требования конспирации), расследуемых органами государственной безопасности. Атмосфера тайны, существующая в спецслужбах, во многих случаях вызывает лишь журналистский ажиотаж и спекуляцию некоторых лиц.

Нужно более активно вести работу по рассекречиванию архивных документов, в том числе и ведомственных, в соответствии с действующим законодательством. Активизация этого процесса позволит исследователям более широко и подробно осветить опыт (как позитивный, так и негативный) органов государственной безопасности, показать истинную их роль в российской истории и определить пути развития.

469

Исторический опыт спецслужб свидетельствует, что их деятельность имеет в основе своей закрытый характер. В связи с этим актуален вопрос о необходимости эффективного контроля за этой деятельностью. Важнейший принцип, который должен быть заложен в концепции контроля - соблюдение прав и свобод личности при осуществлении органами государственной безопасности своих функций (ограничение прав только на основании закона и в отношении лиц, нарушающих закон). В качестве субъектов такого контроля могут выступать: Президент, Парламент, Правительство, Суд. Определенным субъектом контроля могут выступать и общественные организации, которые, в первую очередь, вправе получать от государственных органов информацию, связанную с ограничением прав и свобод граждан в соответствии с законодательными актами Российской Федерации.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Рассказов, Леонид Павлович, 2001 год

1. Сборники документов, нормативные акты и справочники.

2. ВЧК-ГПУ. Документы и материалы. М.: Издательство гуманитарной литературы. 1995. - 272 с.

3. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Т.1. Кн.1. - (ноябрь 1938 г. - декабрь 1940 г.).М., 1995. - 452 е.; Кн. 2. (1 января - 21 июня 1941 г.). - М., 1995.-398 с.

4. Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1960. М., 1997.-348 с.

5. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923-1960. Справочник. М.: Звенья, 1998 598 с.

6. Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. 1917-1957 гг. Сб. документов в 4-х тт.. Т. I. 1917— 1928. - М.: Госполитиздат, 1957. - 879 с.

7. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам: сб. документов за 50 лет. В 5-ти тт. Т. 1. 1917-1928 годы. - М.: Политиздат, 1967. - 783 с.

8. В.И. Ленин и ВЧК. Сборник документов (1917-1922 гг.). М.: Политиздат, 1975. - 679 с.

9. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952. -М.: Госюриздат, 1953.-464 с.

10. Собрание кодексов РСФСР. М.: Юридическое издательство НКЮ РСФСР, 1927. - 1188 с.

11. Сборник нормативных актов по советскому исправительно-трудовому праву (1917-1959 гг.). История законодательства. М.:1. Госюриздат, 1959. 360 с.

12. Сборник постановлений, разъяснений и директив Верховного Суда СССР, действующих на 1 апреля 1935 г. М.: Сов. законодательство, 1935.- 176 с.

13. Декреты Советской власти. Т. 1-13. -М.: Политиздат, 1957-1989.

14. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. Документы и материалы.- Т.2.- М.: РОСПЕН, 2000,- 1167 с.

15. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. Т.1. - М.: РОСПЕН, 1999,- 878 е.; Т.2.- М.: РОСПЕН, 2000,- 963 е.; Т.З. - М.: РОСПЕН, 2001. - 1006 с.

16. Собрание Узаконений РСФСР (СУ РСФСР) 1926. -№80. -Ст. 600.1928. -№57.-Ст. 426.1930. № 1. - Ст. 6-7; № 7. - Ст. 83.1932. -№59.-Ст. 262.1933. -№48.-Ст. 208.

17. Указ Президиума Верховного Совета СССР 26 июня 1940 г. «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» // Ведомости. 1940. - № 20.

18. Указ Президиума Верховного Совета СССР 10 августа 1940 г. «Об уголовной ответственности за мелкие кражи на производстве и за хулиганство» // Ведомости. 1940. - № 28.

19. Указ Президиума Верховного Совета СССР 19 октября 1940 г. «О порядке обязательного перевода инженеров, техников, мастеров, служащих и квалифицированных рабочих с одних предприятий и учреждений в другие» // Ведомости. 1940. - № 42.

20. Указ Президиума Верховного Совета СССР 28 декабря 1940 г. «Об ответственности учащихся ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО за нарушение дисциплины и за самовольный уход из училища (школы)» // Ведомости. 1941. - № 1.

21. Указ Президиума Верховного Совета СССР 10 февраля 1941 г. О запрещении продажи, обмена и отпуска на сторону оборудования и материалов и об ответственности по суду за эти незаконные действия // Ведомости. 1941. - № 8.2.Книги и статьи

22. Авторханов А. Загадка смерти Сталина (заговор Берия). Слово, 1992.- 140 с.1. М.: изд-во

23. Авторханов А. Происхождение партократии // Октябрь.- 1991. №2.3.

24. Авторханов А. Технология власти. М.: изд-во Слово, 1991. - 638 с.

25. Агабеков Г.С. Секретный террор. Записки разведчика М.: Современник, 1996.

26. Административно-командная система управления. Проблемы и факты. Межвуз. сб. научных работ. М.: РГГУ, 1992. - 146 с.

27. Александровский Б.Н. Из пережитого в чужих краях М.: 1969.

28. Альбац Е. Мина замедленного действия (политический портрет КГБ). М.: Русслит, 1992.-314 с.

29. Анисимков В.М. Традиции и обычаи преступного мира среди осужденных в местах лишения свободы. Уфа.: УВШ МВД РФ, 1993. -126 с.

30. Арипов Р., Милыптейн Н. Из истории органов госбезопасности Узбекистана. Ташкент: 1967.

31. Астемиров З.А. История советского исправительно-трудового права. Рязань: Рязанская высшая школа МВД СССР, 1975. - 52 с.

32. Ахмадеев Ф.Х., Катаев Н.В., Хабибуллин А.Г. Становление и развитие органов советской милиции и исправительно-трудовых учреждений. Уфа: УВШ МВД РФ, 1993. - 216 с.

33. Белади Л., Краус Т. Сталин,-М.: 1989.

34. Белтов Э., Юрасов Д. 1937 год: только факты, только имена // Российская газета 1991.-12,19 дек.; 1992. - 4 янв.

35. Берман Я.М. Очерки по истории судоустройства РСФСР. М., 1928,- 96 с.

36. Борис Савенков перед Военной коллегией Верховного Суда СССР. -М. 1924, С. 118.

37. Боффа Д. История Советского Союза. От революции до второй мировой войны. Ленин и Сталин. 1917 1941. - Т.1. - М.: Международные отношения, 1990 - 628 с.

38. Бухарин Н.И. Избранные произведения. М.: Политиздат, 1988. -500 с.

39. Валентинов Н.В., Вольский Н. Новая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина. Годы работы в ВСНХ во время нэпа. Воспоминания. -М.: Современник, 1991. 365 с.

40. Васецкий H.A. Троцкий. Опыт политической биографии. М.: Республика, 1992. - 350 с.

41. Велидов A.C. Коммунистическая партия организатор и руководитель ВЧК (1917-1920 гг.). -М.: Войсковая часть 33965, 1991. - 308 с.

42. Велидов A.C. Похождения террориста. Одиссея Якова Блюмкина. -М.: Современник, 1998.

43. Войтинский И.С., Данилова E.H. Трудовое право // Основы советского права. -М.-Л.: Государственное издательство, 1927. 520 с.

44. Волкогонов Д. Ленин. Книга 1,2 М.: Изд-во Новости, 1994. - Кн. 1.-480 е.; Кн. 2.-512 с.

45. Волкогонов Д. Триумф и трагедия. Политический портрет И.В. Сталина: в 2-х кн. М.: изд. Агентства Печати Новости, 1989 - Кн. 1 -301 е.; Кн. 2.-267 с.

46. Волкогонов Д. Троцкий: Политический портрет: в 2-х кн. М.: Новости, 1992.-Кн. 1. -412 е.; Кн. 2. -412 с.

47. Воронцов С.А. Правоохранительные органы и спецслужбы Российской Федерации. Ростов-на-Дону: 1999.

48. Восемнадцатый съезд ВКП(б). (10-21 марта 1939 г.). Стенографический отчет. М.: Государственное издательство политической литературы, 1939. - 742 с.

49. Восленский М. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М.: «Советская Россия» совм. с МП «Октябрь», 1991. - 624 с.

50. Восьмой съезд РКП(б) (март 1919). Протоколы. М.: Государственное издательство политической литературы, 1959. - 620 с.

51. Вторая сессия Верховного Совета СССР. Стенографический отчет. -М.,1938.- 815 с.

52. Второй съезд РСДРП (июль-август 1903 г.). Протоколы. М.: Государственное издательство политической литературы, 1959. - 850 с.

53. Вышинский А. За качество. Декрет 8 декабря и задачи органов юстиции.-М., 1934.-34 с.

54. Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в Советском праве. -М.: 1950.

55. Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. Лондон, 1989.

56. Гернет М.Н. Преступность за границей и в СССР. М.: Советское законодательство, 1931. - 143 с.

57. Герцензон A.A. Общеуголовная преступность и классовое начало в уголовной политике СССР // Советское право. 1926. - № 6 (24). - С. 40-52.

58. Гинзбург Г.З. О гибели Серго Орджоникидзе // Вопросы истории КПСС. 1991. - № 3. - С. 88-98.

59. Голанд Ю. Кризисы, разрушившие нэп. М.: МНИИПУ, 1991. -94 с.

60. Голанд Ю. Политика и экономика (очерки общественной борьбы 20-х годов) // Знамя. 1990. - № 3.- С. 116-152.

61. Гладков Т., Смирнов М. Менжинский. М.: 1969.

62. Глотов В. Билет до Ленинграда. Большевик Зинаида Немцова как она есть // Огонек. 1988. - № 27. - С. 4-7.

63. Голинков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. М.: Политиздат, 1975. - 702 с.

64. Голод 1932-1933 роюв на Укршне. К., 1990.

65. Гордон Л.А., Клопов Э.В. Что это было? Размышления о предпосылках и итогах того, что случилось с нами в 30-40-е годы. М.: Политиздат, 1989. - 318 с.

66. Горелов И.Е. Николай Бухарин. М.: Моск. рабочий, 1988. - 282 с.

67. Гусев Л.Н. Советская юстиция в период иностранной военной интервенции и гражданской войны в СССР. М., 1951. - 293 с.

68. Данилов В. Коллективизация. // Переписка на исторические темы. Диалог ведет читатель. М.: Политиздат, 1989. - С. 355-400.

69. Данишевский К.Х. Революционные трибуналы. М.: Издание Рев-воентрибунала Республики, 1920. - 68 с.

70. Двадцать второй съезд Коммунистической партии Советского Союза. 17-31 октября 1961 г. Стенографический отчет Т.2.- М.: Госиздат политической литературы, 1962. - 608 с.

71. Дворжецкий В.Я. Путь больших этапов. // Воля, 1993 — № 1.

72. Детков М.Г. Содержание карательной политики Советского государства и ее реализации при исполнении наказания в виде лишения свободы в 30-е 50-е гг. - Домодедово, 1992.

73. Дзержинский Ф.Э. Биография. М.: Политиздат, 1987. - 511 с.

74. Дзержинский Ф.Э. Избранные произведения. Т. 1. - М.: Политиздат, 1967. - 590 с.

75. Дмитриевский С. Сталин. Берлин, 1931.

76. Дойчер И. Троцкий в изгнании. М.: Политиздат, 1991.-591 с.

77. Дугин А.Н. Говорят архивы: неизвестные страницы ГУЛАГа // Социально-политические науки. 1990. - № 7. - С. 90-101.

78. Дугин А.Н. Неизвестный ГУЛАГ. Документы и факты. М.: Наука, 1999.

79. Дугин А.Н, Малыгин А.Я. Солженицын, Рыбаков: технология лжи // Военно-исторический журнал. 1991. - № 7. - С. 65-73.

80. Еланцева О.П. БАМ: малоизвестные страницы истории 30-х годов // Известия ЦК КПСС. 1991. - № 8. - С. 144-147.

81. Еланцева О.П. Кто и как строил БАМ в 30-е годы // Отечественные архивы. 1992. -№ 5. - С. 71-81.

82. Еланцева О. БАМ: страницы трудной истории // Карта 1995.

83. Емельянов Ю.В. Заметки о Бухарине: революция, история, личность. М.: Молодая гвардия, 1989. - 318 с.

84. Зевелев. Истоки сталинизма. М.: Высшая школа, 1990. - 110 с. 2.64.3емсков В.Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) // Социологические исследования. - 1991. - № 6. - С. 10-27.

85. Земсков В.Н. «Кулацкая ссылка» накануне и в годы Великой Отечественной войны // Социологические исследования 1992. - № 2. - С. 3-26.

86. Земсков В.Н. Об учете спецконтингента НКВД во свесоюзных переписях населения 1937 и 1939 гг. // Социологические исследования. -1991,-№2.-С. 74-75.

87. Земсков В.Н. Спецпоселенцы (по документам НКВД-МВД СССР) // Социологические исследования. 1990. - № 11. - С. 3-17.

88. Из истории Советского государства и права. М.: Академия наук СССР, 1989.- 147 с.

89. Инквизитор. Сталинский прокурор Вышинский. М.: Изд-во «Республика», 1992.-384 с.

90. Иного не дано. -М.: Прогресс, 1988. 680 с.

91. Информация Госплана СССР в ЦК ВКП(б) и СНК СССР 21 января 1941 г. // Известия ЦК КПСС. 1990. - № 5. - С. 180-190.

92. Иоффе Т. Читая «Архив русской революции». Архив русской революции. Т. 1-2. - М.: «Терра», Политиздат, 1991. - С. V - XX.

93. Исаев И.А. Правовые вопросы использования частного капитала в восстановлении советского народного хозяйства. (1921-1925 гг.). М.: ВЮЗИ, 1977.-51 с.

94. Истоки. Вопросы истории народного хозяйства и экономической мысли. Вып. II. М.: Экономика, 1990. - 336 с.

95. История и сталинизм. М.: Политиздат, 1991. - 448 с.

96. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг. Т.1. -М.: Воениздат, 1960.

97. История Отечества: люди, идеи, решения. Т. 1-2. - М.: Издательство политической литературы, 1991. - Т. 1. — 368 е.; Т. 2. - 366 с.

98. История Советского государства и права. Т. I—II. - М.: Наука, 1968.-Т. 1.-608 е.; Т. 2.-622 с.

99. История государства и права СССР. Часть II (Советский период). М.: Юридическая литература, 1981. - 520 с.

100. История государства и права СССР. Часть II. М.: Издательство МГУ, 1986.-320 с.

101. История советской милиции. Т. 1,2. - М.: Академия МВД СССР, 1977.-Т. 1.-346 е.; Т. 2.-338 с.

102. Итоги Второй мировой войны. М.: Изд. иностр. лит., 1957.

103. Kapp Э. История Советской России. Том 1, 2. Большевистская революция 1917-1923 гг. -Кн. 1.-М.: Прогресс, 1990.-763 с.

104. Kapp Э. Русская революция от Ленина до Сталина. 1917-1929 гг. -М.: Сов.-Брит. Изд-во «Интер-Версо», 1990. 206 с.

105. Киржниц А. У порога Китая. М.: 1924.

106. Кириллов В.М. История репрессий в Нижнетагильском регионе Урала. 1920 1950-е годы. - Нижний Тагил: 1996.

107. Климов М.Е. Очерки по истории карательных органов (положение карательных органов и карательная политика в буржуазных государствах и в Советском государстве). М, 1928.

108. Кожевников М.В. История Советского суда. М.: Госюриздат, 1957.-381 с.

109. Козлов В.И. Национальности СССР (этнодемографический обзор). М.: Статистика, 1975. - 263 с.

110. Козловский М. Пролетарская революция и право // Пролетарская революция и право. 1918. - № 1. - С. 7-11.

111. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и Пленумов ЦК. Т. 1-7. Изд. 9-е. - М.: Изд. политической литературы, 1983-1985.

112. Конквест Р. Большой террор. Рига: Ракстниекс, 1991. - 413 с.

113. Кондратьевщина, чаяновщина и сухановщина. Вредительство в сельском хозяйстве. М.: 1930.

114. Коржихина Т.П. История государственных учреждений СССР. -М.: Высшая школа, 1986. 399 с.

115. Корнеев В.Е, Копылова О.Н. Архивы на службе тоталитарного государства (1918 начало 1940 гг.) // Отечественные архивы. - 1992. - № З.-С. 13-24.

116. Коровин В.В, Русаков Э.П. Дело Бориса Савенкова // История СССР 1967-№6.

117. Кору шин Т.Д. Дни революции и советского строительства в Ишимском округе (1917-1926). г. Ишим, 1926. - 54 с.

118. Косицын А.П., Мулукаев P.C. Органы внутренних дел Советского государства на основных этапах его развития // История органов внутренних дел Советского государства (вопросы по методологии и историографии). М.: Академия МВД СССР, 1981. - С. 5-25.

119. Малыгин А .Я. Государственно-правовой статус милиции РСФСР в период проведения новой экономической политики (20-ые годы). Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. М.: Академия МВД РФ. - 1992.

120. Мулукаев P.C. Организационно-правовые проблемы становления советской милиции (1917-1920 гг.). Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. М.: Академия МВД СССР, 1980.

121. Романовская В.Б. Репрессивные органы и общественное правосознание в России XX века. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук.- Спб.: Санкт-Петербургский юридический институт МВД России, 1997.

122. Мартианов Б.Е. Органы НКВД Краснодарского края накануне и в годы Великой Отечественной войны 1937-1945. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Краснодар, 1998.4. Периодические издания

123. Аргументы и факты. 1989-1993.

124. Ведомости. 1940. - № 20, 25.

125. Военно-исторический журнал. 1991. -№ 1.

126. Война и революция. 1926. - № 7.

127. Вопросы истории. 1990. - № 3.

128. Еженедельник Советской юстиции. 1929. - № 7.47. Известия ВЦИК. 1917-1924.

129. Известия ВЦИК СССР. 1934-1939.

130. Известия ЦК КПСС. 1989-1991.410. История СССР. 1970 - № 1.

131. Литературная газета. 1988.

132. Правда. 1917-1941; 1953; 1988.

133. Российская газета. 1991-1992.

134. Советская юстиция. 1932. -№ 6; 1934. -№ 2, 7, 17.

135. Советские архивы. 1990. - № 4.5. А р х и в ы

136. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)

137. ГАРФ. Коллекция документов.

138. Ф. 336.-Оп. 1.-Д. 110.; Д. 138; Д. 361.;1. Оп. 2.-Д. 2.

139. Ф. 337. Оп. 1. - Д. 2; Д. 7.; Д. 15. Ф. 339.-Оп. 89.-Д. 7.

140. Ф. 393. Оп. 1.-Д. 128.; Оп. 2. - Д. 1817(6; Оп. 8.-Д. 8.; Оп. 23.-Д. 7.; Оп. 89.-Д. 6; Д. 7.; Д. 13; Д. 32 б.

141. Ф. 1005. Оп.1. - Д. 1339; Д. 1341;

142. Д. 2049; On. 65.-Д. 482; Д. 483; On. 66. Д. 58; On. 67. - Д. 16; On. 85. - Д. 65; On. 86. - Д. 523; On. 107.-Д. 256; Д. 257. Ф. 8131. - Оп. 1.-Д. 2; Д. 5;

143. Оп. 13.-Д. 1; Д. 10; Оп. 14. Д. 1; Д. 60; Оп. 16. - Д. 1; Д. 2; Д. 71; Оп. 32. - Д. 3286. Ф. 9401.-Оп. 1.-Д. 450; Д. 1728; Д. 4154; On. 1а.-Д. 5; Д. 58;

144. Д. 59; Оп. 4,-Д. 101; Оп. 7.-Д. 125; Оп. 8.-Д. 11;

145. Оп. 9.-Д. 39; Д. 45.-Т. 1; Д. 794; Д. 795; Д. 798; Д. 801; Д. 802; Д. 803; Д. 804; Д. 805; Д. 820; Д. 827; Д. 947; Д. 1081. Оп. 12.-Д. 1; Д. 5; Д. 23;

146. Д. 55; Д. 130; Д. 147. Т. 1; Д. 195.-Т. 1 ; Д. 249; Д. 275.-Т. 1; Ф. 9404.-On. 1а.-Д. 409; Оп. 4.-Д. 101; Оп. 9.-Д. 1594;

147. Центральный архив Федеральной службы безопасности. Российской Федерации (ЦА ФСБ РФ)1. Коллекция документов

148. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ)1. Ф. 2. On. 1.-Д. 27066;1. Ф. 5. -Оп. 1.-Д. 726;

149. Ф.17.-Оп. 2. Д. 1; Д. 5; Д. 9; Д. 10;

150. Д. 16; Д. 20; Д. 21; Д. 24; Д. 31; Д. 32; Д. 355; Д. 577;

151. Оп. 3. Д. 52; Д. 53; Д. 54; Д. 92;

152. Д. 155; Д. 201; Д. 279; Д. 290; Д. 307; Д. 345; Д. 768; Д. 981;Д. 1003; Оп. 84.-Д. 291. Ф. 19. On. 1. -Д. 124. Ф. 76.-Оп. 3. - Д. 307; Д. 345. Ф. 91. - Оп. 3. - Д. 91.

153. Российский государственный архив экономики (РГАЭ)

154. Ф. 1562.- On. 1. -Д. 1073. Ф. 3429.-Оп. 10.-Д. 24. Ф. 5675.- On. 1. Д. 2, 3, 4; Д. 2; Д. 24-30;д. 43;Д. 165;

155. Д. 183; Д. 184; Д. 185; Д. 188; Д. 197; Д. 208; Д. 220; Д. 246.1. Ф. 7297.- Оп. 27.-Д.З.

156. Центральный государственный архив республики Башкортостан (ЦГИА РБ) Ф. 1. Оп. 3.- Д. 82.

157. Ф. Р 1. - Оп. 3. - Д. 83. Ф. 322.-Оп. 2.-Д. 120. Ф. 327.-Оп. 1. - Д. 74. Ф. 369.-Оп. 4.-Д. 2. Ф. 393. - Оп. 1. -Д. 1; Д. 4. Ф. 394.-Оп. 10.-Д. 8. Ф. 396.-Оп. 4. - Д. 2; Д. 4. Ф. 681.-Оп. 1.-Д. 87. Ф. 933.-Оп. 1. - Д. 132.

158. Центральный государственный архив общественных объединений республики Башкортостан (ЦГА ОО РБ)

159. Ф. 122.-Оп. 9. Д. 36 а; Оп. 17.-Д. 48; Оп. 19.-Д. 5. Ф. 342. - Оп. 2. - Д. 1088.

160. Государственный архив Николаевской области (ГAHO) Ф. б.-Оп. 1.-Д. 473; Д. 608.

161. Государственный архив Херсонской области (ГАХО) Ф.П-48. -Оп. 1.-Д. 33; Д. 73; Д. 93.

162. Ф. П-116. Оп. 1.-Д. 95; Д. 117.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.