Динамика культурных процессов в современной России тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 24.00.01, кандидат культурологии Чернова, Валентина Евгеньевна

  • Чернова, Валентина Евгеньевна
  • кандидат культурологиикандидат культурологии
  • 2004, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ24.00.01
  • Количество страниц 136
Чернова, Валентина Евгеньевна. Динамика культурных процессов в современной России: дис. кандидат культурологии: 24.00.01 - Теория и история культуры. Москва. 2004. 136 с.

Оглавление диссертации кандидат культурологии Чернова, Валентина Евгеньевна

Введение.

Глава 1. Динамика культуры как научная проблема и реальный процесс

1.1. Теоретико-методологические основы анализа динамики культурных процессов.

1.2. Определяющие детерминанты динамики культурного процесса в современной России.

Глава 2. Культурные трансформации переходного периода

2.1. Основные векторы культурных трансформаций на этапе перестройки и постперестройки.

2.2. Тенденции культурной динамики в условиях социально-экономического реформирования России.;.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Динамика культурных процессов в современной России»

Актуальность исследования обусловлена тем, что современная культура переживает состояние, определяемое подавляющим большинством исследователей как «кризисное», «критическое», «пограничное», «пороговое» или «межэпохальное».1 Переполнение гносеологического пространства таким количеством синонимов свидетельствует о напряжённых попытках осмысления социокультурного процесса в постсоветской России. С одной стороны, культура испытывает на себе влияние формирующихся сегодня социально-политических и социально-экономических механизмов. С другой стороны, культура сама оказывает заметное влияние на них, выступая своеобразным катализатором социального процесса.

Подобная реальность рассматривается как «переходный тип культуры»,2 т.е. такое состояние культурно-исторического процесса, когда культурная ситуация выходит за границы прежнего качественного состояния («типа культуры»), но еще не достигает характеристики целостности нового типа, другого системного уровня. Именно в такой ситуации находится сегодня культура России, которую необходимо анализировать, прежде всего, в контексте и логике ее переходности.

По мнению автора, любой процесс изменения (формирование, распад, реконструкция и т.п.) культурных форм по своей сущности является развитием. Он всегда имеет определенные акценты, направленность,'скоростные характеристики, которые детерминируют его динамику. Динамика культуры является значимым аспектом при изучении не только ее артефактов, но и изменении жизнедеятельности людей, которая является доминантной в метанаучной

1 Егоров, В.К. Философия культуры России: контуры и проблемы / В.К. Егоров. - М., 2002. - 655 е.; Жидков, B.C. Культурная политика России / В. С. Жидков, К.Б. Соколов. - М.: Академический Проект, 2001. - 591 е.; Лукин, Ю.А. Культурология: вчера, сегодня, завтра / Ю.А. Лукин. - М„ 2001. - 202 е.; Каган, М.С. Введение в историю мировой культуры: В 2-х кн. / М.С. Каган. - СПб.: ООО «Издательство «Петрополис», 2003. - Кн. 2:. - 320 е.; Хренов, H.A. Культура в эпоху социального хаоса / H.A. Хренов. - М., 2002. - 448 с.

2 См.: Каган, М.С. Философия культуры / М.С. Каган; Акад. гуманитар, наук и др. - СПб : ТОО «Петрополис» 1996. культурологии. Проблема культурной динамики принадлежит к числу фундаментальных в культурологии. Интерес к ней обнаруживается на протяжении всей истории культурного процесса.3 Вместе с тем своего рассмотрения требуют и трансформационные процессы, происходящие в самой культурной динамике, которые конкретно-исторически обусловлены, социально окрашены, общественно оформлены.

Актуальность исследования динамики культурных процессов в современной России определяется наблюдающимся усилением диалога и взаимовлияния этнонациональных культур. Кроме того, ситуация, в которой находится российское общество, требует нахождения адекватных механизмов регуляции культурных процессов и научно обоснованных теоретико-практических критериев. Они необходимы для оценки характера культурных трансформаций, соотнесённых с социальной жизнью в целом, ибо наполнение общественно-конструктивным смыслом духовного содержания человека, с одной стороны, и очеловечивание, «окультуривание» общественных отношений, с другой, становятся одной из существенных задач современной культурной политики в России. Вместе с тем культурная сфера в большей степени, чем какая-либо другая, отражает совокупные процессы жизнедеятельности человеческого сообщества, даёт представление о конкретной эпохе, причастности людей к важнейшим историческим событиям.

Проблема настоящего исследования формулируется как противоречие между необходимостью адекватного научного (объективного, рационального, верифицируемого) познания современной культуры России, находящейся в динамическом развитии, и недостаточностью осмысления этого состояния современными культурологами.

3 См.: Бахтин, М.М. Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса / M.M. Бахтин. - М., 1996; Бердяев, H.A. Судьба России / H.A. Бердяев - М.,1998; Гумилёв, Л.Н. От Руси до России / Л.Н. Гумилёв. - М., 1993; Гумилёв, Л.Н. Этногенез и биосфера земли / Л.Н. Гумилёв. - М., 1997; Данилевский, Н. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому / Н. Данилевский. - M., 2003; Сорокин, П.А. Социальная и культурная динамика: Исследования изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений / П.А. Сорокин. - СПб., 2000; Тайлор, Э Первобытная культура / Э. Тайлор. - М., 1989; Тойнби, Д. Постижение истории / Д. Тойнби - М., 2001; Шпенглер, О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории / О. Шпенглер. - М., 1993; Ясперс, К. Смысл и назначение истории / К. Ясперс. - М., 1994 и др.

Степень научной разработанности проблемы. Комплексный характер исследования поставили автора перед необходимостью обращения к нескольким принципиально различающимся областям знания. Первая группа источников непосредственно связана с проблематикой осмысления культурно-истори-ческого процесса в рамках классической и современной философской, исторической, социрлогической мысли, а также в рамках современной метана-учной культурологии. Значительными для нас в этом плане являются труды Дж. Вико, Г. Гегеля, И. Гердера, Н.Я. Данилевского, И. Канта, О. Конта, Ф. Ницше, П.А. Сорокина, А.Дж. Тойнби, Ф. Шеллинга, О. Шпенглера, К. Яс-перса, а также работы B.C. Библера, JI.H. Гумилёва, М.С. Кагана, Н.И. Конрада, В.М. Межуева и других аналитиков4.

Вторая группа источников представляет собственно исследования динамического состояния культуры. Проблематика специального анализа переходных эпох в историческом развитии культуры в культурологии оформилась сравнительно недавно. Если долгое время культурные ценности исследовались в некоем «идеальном», статичном состоянии, в точке «акмэ» (пользуясь термином античной философии), то современных исследователей культуры всё больше начинают привлекать характеристики темпоральной изменчивости культуры (такой подход обосновывался ещё в начале XX века представителями «философии жизни» А. Бергсоном, В. Дильтеем, Г. Зиммелем5), проблемы морфогенеза, трансформации культуры, то есть, культурной динамики и, в

4 Данилевский, Н. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому / Н. Данилевский. - М., 2003; Конт, О. Дух позитивной философии / О. Конт // Родоначальники позитивизма. - СПб., 1910-1913; Ницше, Ф. Полное собрание сочинений. T.1-9 / Ф. Ницше. - М., 1909-1912; Сорокин, П.А. Социальная и культурная динамика: Исследования изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений / П.А. Сорокин. - СПб., 2000; Тойнби, Д. Постижение истории / Д. Тойнби. - М., 2001; Шеллинг, Ф. Философские письма о догматизме и критицизме / Ф. Шеллинг // Новые идеи в философии. - СПб., 1914; Библер, B.C. На гранях логики культуры: Кн. избр. очерков / B.C. Библер. - М., 1997; Гумилёв, JI.H. Этногенез и биосфера Земли / Л.Н. Гумилёв. - М., 1997; Каган, М.С. Введение в историю мировой культуры: В 2-х кн. / М.С. Каган. - СПб., 2003. - Т. 2: Становление, развитие и современное состояние персоналистского типа культуры: закономерности переходного этапа в Европе (XV-XVIII вв.); самоопределение нового типа культуры (XIX-XX вв.); проблема развития мировой культуры в XXI в.; Конрад, Н.И. Запад и Восток / Н.И. Конрад. - М., 1972; Межуев, В.М. Культура и история / В М Межуев -M., 1980.

5 Бергсон, А. Философская интуиция, «Новые идеи в философии», 1912, сб. 1; Длительность и одновременность / А. Бергсон. - П., 1923; Дильтей, В. Типы мировоззрения и обнаружение их в метафизических системах / В. Дильтей // Новые идеи в философии. - № 1. - СПб., 1912; Зиммель, Г. Проблемы философии истории / Г. Зиммель.-М., 1898. частности, моменты наиболее напряжённого динамизма - переходные состояния культуры. Переходные эпохи в истории отечественной культуры исследуются A.C. Ахиезером, И.В. Кондаковым;Н.С. Злобиным, М.Б. Туровским6.

Необходимо также отметить, что усилившийся с 1950-х годов интерес к естественнонаучным изысканиям в области явлений самодвижения и самоорганизации материи,, трансформации сложных систем, обострил интерес философов и культурологов к переходным феноменам, а книга И. Пригожина и И. Стенгерс «Порядок из хаоса» стала методологической базой для некоторых исследований в области культуры. Наиболее полно опыт применения выявленных закономерностей самоорганизации материи к социальному и культурному развитию представлен, на мой взгляд, в работах «Философия культуры» М.С. Кагана, «Культура и взрыв» Ю.М. Лотмана, «Культура как система» A.A. Пелипенко и И.Г. Яковенко7.

К исследованию трансформации социокультурных систем несколько раньше обратились социологи. Однако их интерес концентрируется в области политических, экономических и собственно социальных аспектов жизни общества. «Культурное» же до сих пор понимается недостаточно объемно и рассматривается как ценностно-нормативный аспект в жизнедеятельности социума. Пример такого социологического исследования - книга А.Н. Данилова «Переходное общество: Проблемы системной трансформации». Кроме того, современные социологи, во многом стоящие на позициях классического структурно-функционального анализа Э. Дюркгейма и Т. Парсонса, расценивают нарушение социального равновесия как «дисфункцию» социальных институтов, анемию, а потому их больше интересуют проблемы выхода из «критического» состояния, преодоление дисфункциональное™, нежели исследование динамики переходности как таковой. Тем самым, они улавливают лишь одну сторону сложного движения культуры.

6 Ахиезер, А. Россия: критика исторического опыта (социокультурная динамика России): В 2-х т. / А. Ахиезер. -Новосибирск, 1997; Кондаков, В. Введение в историю русской культуры. Теоретический очерк / В. Кондаков.

- M., 1998; Злобин, Н.С. Культура. Личность. История / Н.С. Злобин, М.Б. Туровский // Постижение культуры.

- Вып. 3-4. - М., 1995; Злобин, Н.С. Культура и общественный прогресс / Н.С. Злобин. - М., 1980.

7 Каган, М.С. Философия культуры / М.С. Каган. - СПб., 1996; Лотман, Ю. Культура и взрыв / Ю. Лотман - М., 1992; Пелипенко, A.A. Культура как система/ A.A. Пелипенко, И.Г. Яковенко. -М., 1998.

Во второй половине XX века усилиями, прежде всего, Р. Мертона и Р. Парка8 социологический интерес всё же обращается к проблемам переходности в более значимом для настоящего исследования ключе - посредством исследования характеристик маргинальной личности, маргинальных, пограничных (лиминальных) культурных общностей и социально-цивилизационных образований. В отечественной науке, совмещая историко-социологический и культурологический подходы, исследованием «пограничных цивилизаций» занимаются A.C. Ахиезер, В.Б. Земсков, Я.Г. Шемякин9.

Современное состояние культуры и сознания глубоко анализируется в работах зарубежных авторов - Р. Гвардини, X. Ортеги-и-Гассета, С. Хантингтона, Й. Хёйзинги; теоретиков постмодерна - Р. Барта, Ж. Бодрийяра, П. Коз-ловски, Ю. Кристевой, Ж.Ф. Лиотара, М. Фуко10 и др. Значимыми для нас представляется исследование постмодернизма в работах И.П. Ильина". Среди наиболее известных трудов отечественных авторов следует также отметить монографию B.C. Библера «От наукоучения к логике культуры: два философских введения в XXI век»12.

Принятые в 1992 году «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» стимулируют правозащитное движение, замечательно увенчавшееся законодательной инициативой Д.С. Лихачёва и его соратников по

1 Ч эколого-правовой защите культуры . В этой связи, имеющих непреходящее не

8 Мертон, Р.К. Явные и латентные функции / Р.К. Мертон // Структурно-функциональный анализ в современной социологии. В. 1. - М., 1968; Парк, Р. Избранное / Р. Парк. - М., 1961.

9 Ахиезер, А. Социокультурная динамика России: к методологии исследования / А. Ахиезер // Политические исследования. - 1991. - № 3. - С. 17-28; Земсков, В.Б. Дисбаланс в системе взаимодействия пластов культуры как фактор культурной динамики / В.Б. Земсков // Общественные науки и современность. - 2003. - № 2. - С. 136-143; Шемякин, Я.Г. Европа и Латинская Америка: Взаимодействие цивилизаций в контексте всемирной истории/Я.Г. Шемякин; Рос. акад. наук Ин-т Лат. Америки. - М., 2001.

10 Ортега-и-Гассет, X. Восстание масс / X. Ортега-и-Гассет // Вопросы философии. - 1989. - № 3, 4; Ортега-и-Гассет, X. Дегуманизация искусства / X. Ортега-и-Гассет. - М., 1991; Huntington, Е. The Human Habitat / Е. Huntington. - L., 1928; Хёйзинга, Й. Человека играющий / Й. Хёйзинга. - М., 1992; Хёйзинга, Й. В тени завтрашнего дня. - М., 1992; Барт, Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика // Р. Барт. - М., 1994; Baudrillard, J. Selected Writings / J. Baudrillard. - M. Poster. N.Y., 1988; Козловски, П. Культура постмодерна / П. Козловски. -М., 1997; Фуко, М. Археология знания / М. Фуко. - Киев, 1996; Kristeva, J. Recherches pour une semanalyse / J. Kristeva. - P., 1969; Postmodernism. An Intern. Anthology. - Seoul, 1991.

11 Ильин, И. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа / И. Ильин. - М., 1998.

12 Библер, B.C. От наукоучения - к логике культуры. Два философских введения в двадцать первый век / B.C. Библер.-М., 1991.

13 См.: Лихачев, Д.С. Декларация прав культуры // Культурология. Научно-образовательный вестник - M 1996.-С. 7-11. только гражданское, но и научно-практическое значение, достаточно своевременной и актуальной представляется постановка проблемы исследования значимости основных факторов культурного развития, методология разрешения которой должна опираться как на опыт прошлого, так и на современные концепции исследователей истории и культуры.

Немаловажное теоретико-методологическое значение для разработки проблем динамики культуры имеют работы общенаучного характера, позволяющие выявить специфику историко-культурологического типа исследования различных культурных феноменов, которые дают обобщённую теоретическую схему культурного пространства, его структуры, закономерностей функционирования и изменения.

Среди такого рода исследований следует назвать работы Г.А. Аванесо-вой, А.И. Арнольдова, И.М. Быховской, П.С. Гуревича, В.К. Егорова, Б.С. Ера-сова, Н.С. Злобина, Л.Г. Ионина, Т.Ф. Кузнецовой, Ю.А. Лукина, Э.С. Марка-ряна, Э.А. Орловой, В.Л. Рабиновича, В.А. Ремизова, В.В. Савельева, Э.В. Соколова, А.Я. Флиера, Ю.У. Фохт-Бабушкина, Н. А. Хренова и других14.

В целом относительно степени разработанности обозначенной нами проблематики можно утверждать, что, несмотря на кажущееся обилие литературы, посвящённой анализу современной культуры, её переходного состояния, целостного культурологического концепта динамики культуры сегодня практически не существует. Проблема динамики культуры остаётся открытой и имеет широкий спектр углов зрения, с позиций которых можно подойти к её

14 Аванесова, A.A. Художественно-творческая деятельность как компонент социокультурной динамики: Дис. . д-ра филос. наук: 17.00.08. - М., 1992; Арнольдов, А.И. Человек и мир культуры: Введение в культурологию / А.И. Арнольдов. — М., 1992; Быховская, И.М. «Человек телесный» в социокультурном пространстве и времени: Очерки социальной и культурной антропологии / И.М. Быховская. - М., 1997; Гуревич, П. Философия культуры / П. Гуревич. - M., 1994; Егоров, В.К. Философия культуры России: Контуры и проблемы / В.К. Егоров. - М., 2002| Ерасов, Б.С. Россия в евразийском пространстве / Б.С. Ерасов // Общественные науки и современность. - 1994. - № 2; Злобин, Н.С. Культурные смыслы науки / Н. Злобин. Рос. ин-т культурологии, ин-т истории естествознания и техники РАН. - M., 1997; Ионин, Л.Г. Социология культуры: Путь в новое тысячелетие / Л.Г. Ионин. - М., 2000; Лукин, Ю.А. Культурология: вчера, сегодня, завтра. (Очерки теории и истории. Библиография. Маргиналии / Ю.А. Лукин. - М., 2001; Маркарян, Э.С. Науки о культуре и императивы эпохи / Э.С. Маркарян. - М., 2000; Орлова, Э.А. Введение в социальную и культурную антропологию / Э.А. Орлова. -M., 1994; Савельев, В.В. Очерки прикладной культурологии: генезис, концепция, современная практика. Ч. 1, 3. / B.B. Савельев. - М., 1993; Соколов, Э.В. Понятие, сущность и основные функции культуры / Э.В- Соколов. -Л., 1989; Флиер, А.Я. Культурогенез / А.Я. Флиер. - M., 1995; Фохт-Бабушкин, Ю.У. Искусство в жизни людей / Ю.У. Фохт-Бабушкин. - M., 2002; Хренов, H.A. Культура в эпоху социального хаоса / Н А Хренов. - М., 2002 и др. изучению.

Таким образом, в качестве объекта настоящего исследования выступают культурные процессы в современной России.

Предмет исследования - динамика культурных процессов, их трансформация; движущие факторы этого процесса и возможные тенденции в условиях социально-экономического реформирования России.

Цель данного исследования состоит в комплексном изучении и анализе динамики культурных процессов в современной России и определении тенденций их трансформации с позиций культурологии.

Определение цели, объекта и предмета исследования позволило сформулировать следующие задачи:

1. Проанализировать теоретико-методологические основы анализа динамики культурных процессов с тем, чтобы обосновать необходимость сопряжения различных аспектов и уровней исследования этого феномена.

2. Исследовать определяющие детерминанты современной динамики культурного процесса в современной России как исходной модели их дальнейшего развития.

3. Выявить основные векторы культурных трансформаций на этапах перестройки и постперестройки.

4. Определить тенденции культурной динамики в условиях социально-экономического реформирования России.

Теоретико-методологическая база исследования. Специфика исследуемой проблематики не позволяет нам оставаться в рамках какого-либо одного методологического подхода, но требует синтеза различных теоретико-методологических оснований. На наш взгляд при решении поставленных исследовательских задач необходимо обратиться, во-первых, к феноменологической традиции, представленной прежде всего в работах Э. Гуссерля15. Феноменологическая традиция получила развитие в трудах отечественных исследователей культуры - М.М. Бахтина, B.C. Библера, Г.С. Кнабе, А.Ф. Лосева,

15 Гуссерль, Э. Философия как строгая наука / Э. Гуссерль. - Новочеркасск, 1994.

M.K. Мамардашвили, A.B. Михайлова16, чьи работы обуславливают теоретическую основу диссертации. В этом отношении особенно ценным является то, что мир культуры осознаётся через способность человека к смыслополаганию -основу человеческой деятельности и человеческого опыта. Феноменологический принцип epoche - принцип воздержания от суждений о существовании или несуществовании тех или иных предметов позволяют анализировать факты культуры в том виде, в котором они явлены или являются сознанию человека.

Поскольку все явления для того, чтобы быть осмысленными в культуре, должны быть объективированы тем или иным образом, опредмечены, означены, то есть представлены в текстах культуры, постольку нам необходимо обращение к структурально-семиотическому подходу. В этом плане автору оказались полезны исследования Вяч. Вс. Иванова, Ю.М. Лотмана, Ю.С. Степанова, Б.А. Успенского17 и др. Особенно важно видение культурной динамики как следствия постоянной верификации человеком представлений об окружающем мире (концептов) и их изменения в результате этой верификации.

Методологическое значение для настоящей работы также имеет фило-софско-исторический подход и опыт системного анализа культуры, наиболее полно представленный в работах отечественного философа и культуролога М.С. Кагана18. Системный подход предполагает понимание культуры как саморазвивающейся и саморефлексирующей целостности, что позволяет рассматривать различные формы и уровни культуры в их динамике, взаимосвязи и взаимодействии, а также трактовать культурологию как форму самосознания (саморефлексии) культуры. Особенно важным для настоящего исследования

16 Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества / М.М.Бахтин. - М., 1986; Библер, B.C. Культура. Диалог культур (Опыт определения) / B.C. Библер // Вопросы философии. - 1989. - № 6; Кнабе, Г.С. Материалы к лекциям по общей теории культуры и культуре античного Рима / Г.С. Кнабе. - М., 1993; Лосев, А.Ф. Философия. Мифология. Культура / А.Ф. Лосев. - M., 1991; Михайлов, A.B. Языки культуры / A.B. Михайлов. - M., 1997 и др.

17 Иванов, В.В. Славянские языковые семиотические системы / В.В. Иванов, В.Н. Топоров. - М., 1965; Лотман, Ю.М. Структура художественного текста / Ю.М. Лотман. - М., 1970; Он же Статьи по типологии культуры. -Тарту, 1970-73; Степанов, Ю.С. Семиотика / Ю.С. Степанов. - М., 1971; Успенский, Б.А. Избранные труды. T.1: Семиотика истории. Семиотика культуры / Б.А. Успенский. - М., 1996; Он же. Поэтика композиции. - М., 1970.

18 Каган, М.С. Человеческая деятельность (Опыт системного анализа) / М.С. Каган. - М., 1974; Каган, М.С. Философия культуры / М.С. Каган. - СПб., 1996; Каган, М.С. Введение в историю мировой культуры: В 2-х кн. / М.С. Каган. - СПб.: ООО «Издательство «Петрополис», 2003. - Т. 2: Становление, развитие и современное состояние персоналистского типа культуры: закономерности переходного этапа в Европе (XV-XVIII вв.); самоопределение нового типа культуры (XIX-XX вв.); проблема развития мировой культуры в XXI в. - 320 с. представляется принцип фундаментального изоморфизма мышления в историко-культурной феноменологии, подробно разработанный в рамках системного подхода И.В. Кондаковым, A.A. Пелипенко и И.Г. Яковенко19.

Сочетание феноменологического, структурально-семиотического и системного подходов в культурологической рефлексии способствуют достижению синергетического эффекта.

Многие авторы, чьи работы связаны с интересующей проблематикой, не выделяли её концептуально из общих исследований, но включали в общелоги-Ш' ческий ход размышлений. В связи с тем, что диссертанта интересуют авторские трактовки динамики культурных процессов, диссертационная работа включает текстуальный анализ трудов представителей современной культурологической мысли.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования заключается в том, что:

- изучена проблема осмысления динамики культурных процессов в Рос-^ сии с целью углубления и детализации уже полученных выводов;

-осуществлён с историко-культурологических позиций ретроспективный анализ и прослежен генезис процессов, происходящих в культурном развитии современной России, проблемное поле которых определяется не только экономическими, политическими, но и многими другими факторами развития общества;

-раскрыты особенности основных культурных процессов советского периода как исходной модели дальнейшего развития российской культуры;

- исследованы трансформационные векторы динамики культурного развития России периодов перестройки, постперестройки и последующего ее реформирования;

- научно обоснована системно-целостная концепция феномена культурной динамики в современной России, где учтены все возможные аспекты её

19 Кондаков, И.В. Архитектоника русской культуры / И.В. Кондаков. - Дис. . д-ра филос. наук в форме научн. докл. : 24.00.01. - М., 1998; Пелипенко, A.A. Культура как система / A.A. Пелипенко, И.Г. Яковенко. - М., изучения,- уточнена теоретико-культурная сущность динамики культуры в современной России.

Положения, выносимые на защиту:

1. Динамика культуры по своей сущности есть процесс изменения культурной жизни общества, выступающий как способность сложных систем адаптироваться к изменяющимся внешним и внутренним условиям существования, в рамках которых одновременно создаются и проявления нестабильности, отклонений, дисбалансов, противоречий, конфликтов, и процессы их преодолела ния, разрешения под влиянием инноваций, обращений к культурному наследию, заимствований путем их синтеза, взаимодействия компонентов самой культуры, характеризуясь периодичностью, стадиальностью и направленностью.

2. Динамические процессы в России на стыке тысячелетий имеют специфический характер. Их трансформация включает динамику идеологизированной культуры тоталитарного общества, динамику культуры «эпохи переЦ стройки», постперестроечного периода и культурно-динамические процессы этапа современного реформирования России. Отмеченные динамические изменения связаны с поступательно-линейными векторами и дополняются (чередуется) фазовыми, циклическими (этапными) вариациями, могущими перерастать в волновое, а так же в кругообразное развитие; они, в свою очередь, формируют виды культурной динамики: «развитие как направленный процесс», «развитие как ненаправленный, циклический процесс». Ф 3. Классическая версия советской культуры в качестве исходной модели для процессов ее динамики в России основывалась на сакрализации секуляр-ных ценностей и вытеснении на периферию сакральных (смысложизненных) ценностей. Несоответствие внутреннего содержания ценностей их официальному положению образовало базовое противоречие советской культуры и породило ось ее динамики, завершившейся крахом. Оказалось, что культуру невозможно узурпировать политикой; нельзя унифицировать средствами насилия, террора, переделать ее существо по меркам идеологических установок и субъективизма, а творческая индивидуальность не может быть без остатка интегрирована в массовое социальное движение.

Динамика культуры эпохи перестройки определялась столкновением официальной и неофициальной культур, прототалитарных и антитоталитарных тенденций в ней, идеологии и обыденного сознания, религии и атеизма, науки и псевдонауки, закостенелых течений в искусстве и авангарда, что придало этому процессу драматический и переломно-кризисный характер. Культурная ситуация этого периода знаменовалась изменениями духовной составляющей • потребностей общества, нарастанием корпоративно-плюралистических тенденций, усилением доли религиозной духовности, большей самостоятельностью учреждений культуры. Вместе с тем в полной мере проявились и такие социокультурные явления как духовная нетерпимость, вседозволенность, культурная «анемия».

4. Постперестроечное время обусловило тип динамики культуры, при котором четко обозначились инверсионные тенденции. Осуществляется тотальная коммерциализация культурной деятельности, связанная с индустрией отдыха, с расширением сети услуг в сфере свободного времени, с изменением социальной базы культурного потребления и структуры последней.

Вместе с тем в это время происходит ускорение темпов включения России в общекультурный мировой процесс, в общекультурное европейское пространство, возвращение утраченного этнокультурного наследия.

5. Современные типологические признаки динамики культуры обуслов-^ лены демократизацией политико-правовой и экономической сфер жизни общества; деидеологизацией и переориентацией социокультурной парадигмы на удовлетворение интересов и запросов личности россиянина.

В современной культуре соединяются антиномичные ценностные ориентации; крайняя политизированность и демонстративная аполитичность; антизападнические, изоляционистские настроения и стремление влиться в мировой цивилизационный поток; секуляризация и сакрализация духовной жизни; «державничества» и анархо-либерализм.

В культуре происходит активизация архаических пластов, резкий всплеск эсхатологии. Формируясь на стыке модернистской и традиционалистской ориентаций, вектор российской культурной динамики пролегает в системе координат глобализации, поиска «отечественных» смыслов развития, реализации принципа «культурно-национальной автономии». Параметры культурной динамики задают взаимодействие культурных моделей, трансформации социума, линии общественного развития. Только сочетание разумной финансовой политики и политико-правового сопровождения позволит преодолеть современные противоречия в культурных процессах и поднять культуру России на более высокий уровень.

Практическая значимость исследования. Научно-практическая значимость диссертации может быть усмотрена в разработке проблем, непосредственно связанных как с осмыслением закономерностей культурно-исторического процесса в целом, закономерностей динамики культуры, так и с осмыслением современного состояния культуры. Авторское понимание самой культурологии, её природы и специфики её познавательных возможностей может способствовать развитию тематики метанаучных культурологических исследований.

Материалы диссертации также могут быть использованы в учебном процессе при изучении студентами как общего курса культурологии, так и специальных культурологических дисциплин. Включение материалов диссертации в учебный процесс может способствовать развитию у студентов более глубокого понимания реальных культурно-исторических процессов, выработке собственной активной позиции по отношению к современному состоянию культуры и к культурологическому знанию, что на сегодняшний день является одной из важнейших задач высшей школы.

Основные положения могут быть учтены и при проведении прикладных исследований социокультурной реальности. Дальнейшая разработка данной тематики может способствовать более целенаправленному выстраиванию культурной политики, адекватной специфике современного культурного сознания.

Апробация работы велась на протяжении всего периода работы над диссертацией. Отдельные положения диссертации освещены на международных научно-практических конференциях «Культура. Искусство. Образование: проблемы и перспективы развития» Смоленского государственного института искусств, 2003-2004 гг.; опубликованы в сборниках Академии переподготовки работников искусства, культуры и туризма «Актуальные проблемы наук о культуре и искусстве», 2003-2004 гг.; некоторые материалы апробированы в ходе учебного процесса в Смоленском государственном институте искусств при чтении лекций и проведении практических занятий.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория и история культуры», Чернова, Валентина Евгеньевна

Результаты исследования общественного мнения, полученные на основе широкомасштабного экспертного опроса «Стратегические цели развития культуры», проведённого в регионах России летом и осенью 2003 г. и обеспечившего измерение ценностных ориентаций и целевых установок региональных лидеров в отношении развития культуры в ближайшем и удалённом будущем, указали на «приоритетность культурного и духовного воспитания народа, обеспечения доступности культурных благ для всех групп населения России, создания благоприятных условий для творчества и самореализации специалистов в сфере культуры, внедрения новых информационных технологий, пропаганды отечественной культуры за рубежом»94.

Таким образом, культурные процессы в России развиваются в постоянной динамике, ведь «культура в абсолютно «замороженном» состоянии (гомео-стазе со средой) может существовать только в условиях исключительно сложных природных условий (так называемые «экологические культуры» архаических обществ, весь энергозапас которых уходит на поддержание подобного го-меостаза). В исторически более динамичных условиях и обстоятельствах «социальные конвенции» совместного бытия создаются сообществами не «навсегда». Каждое новое поколение должно с большей или меньшей радикальностью переосмысливать, обновлять, развивать или по крайней мере творчески реинтерпретировать их (с позиций нового социального опыта, в зависимости от степени модернизированности или традиционности данного сообщества и т. п.), вырабатывать новые эталонные образцы - «культурные тексты» (в религии, философии, искусстве, общественном сознании) и реализовывать их в уже новых исторических условиях существования, переводить их на новые более актуальные языки и коды культуры и транслировать следующим поколениям в постоянно обновляемом виде. И производить все эти трансформации, сохраняя в основном более или менее выраженную лояльность к историческому опыту и традициям своих предков»95.

Назовём факторы взаимодействия пластов культуры и формы их взаимодействия на рубеже веков.

1. Важнейшим фактором, связующим и обобщающим все уровни, касающиеся сущности, структуры и динамики переходности от старого к новому в культуре является тотальный изоморфизм всего целого культуры - онтологического, антропологического, ментального, коллективного, индивидуального, феноменологического, исторического, цивилизационного и т.д. (A.A. Пелипен-ко, И .Г. Яковенко, 1998). Поэтому составляющий основу культурной динамики извечный «ритуал перехода», который опирается на глубинную, «первотекто-нальную» платформу бессознательного, архетипического, воспроизводится на всех уровнях ментальности и деятельности субъекта культуры и культуры в целом как мета-субъекта. Но взаимодействие между разными пластами и уровнями культуры строится не на параллелизме и причинно-следственной связи, а на принципах асимметрии. Все уровни и факторы связаны между собой, но не совпадают в своём действии.

2. Культура, ментальность, сознание в каждый момент своего исторического бытия хранят и поддерживают «готовыми» к действию все пласты изначального и позднее созданного в истории человечества: архаическое, традиционное, модерное. Причём все три компонента выступают в многосторонних и разнообразных отношениях. Это не только отношения противостояния, но и сотрудничества. Срединным членом триады является традиционное - это инновации прошлого, возникшие из архаики и ставшие со временем факторами нормативными, стабилизирующими, «держащими» систему.

Архаическое, в форме современной архаики или в виде универсального тезауруса праформ и культурных архетипов, - не «склад», не пассивное хранилище, но динамичная, живая, «дышащая» масса, всегда готовая активизироваться под воздействием импульсов, исходящих от традиционного или модернового.

3. В состоянии «статичного развития» культурная семантика строится на компромиссном комбинировании упомянутых составляющих. Одни из них активны, другие потенциальны, репрессированы, «связаны». Движение современной культуры к переходу нарушает систему сдержек, и хаотизация в пограничной зоне «канунов и рубежей» есть результат нарушения сложившихся компромиссов в стремлении к перекомбинированию, к поиску нового компромисса, то есть к выработке новой систематики.

4. Простой опыт наблюдения за динамикой культуры в моменты перехода обнаруживает, что нарушение системы взаимных сдержек и компромиссов в результате кризиса традиционной нормативности и соответствующей «картины мира» под натиском модерного проявляется в резкой поляризации оппозитарных отношений. В культуре, работающей в «пороговом» режиме, происходит активизация архаических пластов. Внешне это выражается в том, что «на порогах» всегда происходит резкий всплеск эсхатологического переживания «канунов и рубежей». Каждая из составляющих культуры выдвигает свой сценарий разрешения кризиса, и все они оказываются в большей или меньшей степени эсхатологически окрашенными. Это относится и к модерным, сциентическим сценариям, если они даже не включают в себя эсхатологизм в содержательном плане.

Суть же состоит в следующем. «Механизм кризисной динамики, если рассматривать его в избранном аспекте, определяется тем, что модерное, находясь в оппозиции к традиционному как главному препятствию на пути своего утверждения, апеллирует «через его голову» к архаическому пласту культуры как к целому и к архаическим элементам в традиционном. То есть именно модерное пробуждает архаику» 9б.Причина, кроме всего прочего, в том, что в культурной традиции всякий проект изменений в культуре, в том числе в сциентистском секуляризованном варианте, имеет глубокий утопический фонд, восходящий к изначальной платформе архаических прафеноменов, а его основная идея предполагает либо достижение гармонического будущего в форме коммунитарного хилиазма (тысячелетнего царства Добра), либо в форме «идеально» организованного общества индивидов на принципах юридизма. Традиционный пласт культуры, представляя её актуальное состояние в его нормативности, всегда выступает в такой ситуации под знаком негативизма, как точный слепок реальной дисгармоничности человека и общества.

По мере того, как наука всё больше обнаруживает актуальность архаики, культура движется по необратимому пути сближения с праформами. Можно без колебаний утверждать, что на всех направлениях развития культура XX века выстраивает себя в теснейшем взаимодействии с архаикой, выводя её в итоге из диахронического и латентного состояния в план активной синхронии.

Если «первый», «классический» авангард нашёл свой основной ресурс для борьбы с традиционной «классикой» и нормативностью в глубокой архаике (иррациональное, бессознательное, праязык, миф, эсхатологизм, апелляция к родовому), то «неоавангард», работающий на расчищенной им площадке, порождает насыщенную архаикой «массовую» культуру, «массовое» сознание, основанное на дорефлективной автоматике»97.

Традиционная, «срединная» культура выступает консервативным хранителем устойчивой нормативности, сдерживающим элементом, ресурсом жизненности. Недооценка традиционного чревата ломкой культурной семантики, переоценка - стагнацией и регрессом. Тонкий баланс трёх элементов триады -условие наименее болезненной модернизации, предполагающей минимизацию роли утопической функции. В то же время взаимодействие модернового и архаики - необходимость и неизбежность. В этом состоит драматическая логика модернизации, что обнаружила судьба культуры на исходе XX века.

Описанная логика развития культуры позволяет сделать некоторые выводы относительно общей схематики социокультурной кризисной динамики.

Такого рода динамика описывается как оппозитарная расчленённость традиционного и модернового пластов культуры. На самом же деле, исходя из описанной триадической системности, её следует представлять в трихотомической оппозитарности архаического, традиционного и модерного. Такая схема полнее выражает реальную кризисную динамику. Возможно, такой подход несколько усложнит ставшее столь привычным деление культур на бинарный и тернарный типы98. Привлекающий сейчас широкое внимание механизм инверсии в этом контексте надо понимать не просто как «кувырок» или «взрыв», а как наращивание культурного опыта: «снятые матрицы опыта предшествующей культуры». обладают усиленной «смыслопорождающей валентностью»99. Это касается и русского варианта описываемого кризиса. Россия не обречена на инверсионно-взрывной характер социокультурной трансформации, если будет правильно построена система отношений со «срединным», традиционным слоем культуры.

При решении вопроса об определении тех изменений, которые переживает современная культура на переходе из II в III тысячелетие, из всех бытующих в современной культурологической мысли определений, автор исследования выбирает понятие «Нового мира», которое предлагает А. Неклесса100, подчёркивая радикальное отличие того, что грядёт, от всего предшествующего ци-вилизационного содержания («системная цивилизационная революция», «новая цивилизация») В таком случае происходящие изменения могут определяться как большой «цивилизационный слом».

А. Пелипенко и И. Яковенко различают системные и структурные изменения в цивилизационной семантике. Системные изменения предполагают реорганизацию культуры на той же основе; структурные - исчезновение базовой цивилизационной матрицы, то есть самой локальной цивилизации. И. Яковенко в своих выступлениях проблематизирует историческую ситуацию: цивилизация переживает в своём развитии различные модальности (или модусы)

98 Лотман, Ю.М. Культура и взрыв / Ю.М. Лотман. - М., 1992.

99 Пелипенко, A.A. Культура как система / A.A. Пелипенко, И.Г. Яковенко. - М., 1998. - С. 264.

100 Глобальное сообщество: картография постсовременного мира / Рук. проект, сост. и отв. ред. А.И. Неклесса. - М.: Вост. лит., 2000. - С. 207. базовых матричных основ (например, зафиксировано существование различных модусов русской цивилизации: от реформ Петра I до Октябрьской революции и до распада Советского союза), не утрачивая своей базовой целостности. «Вопрос стоит так: те изменения, которые переживает сейчас Россия, - это слом цивилизационной структуры, рифмующийся с общеевропейским цивили-зационным «сломом», или нет?»101.

Окончательные выводы делать ещё рано, так как на идее «Нового мира» лежит эсхатологически окрашенная эйфория, сейчас возможно говорить не о «сломе» логики предшествующего развития, а о новом витке развёртывания цивилизационного потенциала.

На переходе от II к III тысячелетию говорят о самоочевидности краха предшествующей культуры - христианско-либеральной, антропоцентрической, панэтической, логоцентрической, глобального проекта. Антиутопии поглотили и уничтожили созданную ею систему универсальных ценностей, христианско-коммунитарную перспективу. Новая, виртуальная, финансово-экономическая и политическая систематика размывает и поглощает другую её линию и перспективу - христианско-индивидуалистическую (частная собственность, права человека и т.д.).

Таким образом, российская культура находится сейчас не в состоянии слома, а переходит в новую ситуацию. Если применить схему баланса и сдер-жек, поддерживающих системность культуры: «архаическое - традиционно -модерное», то, очевидно, возможное будущее больше всего похоже на «слипание» супермодерного с суперархаикой, на соединение концов и начал.

Формируясь на стыке модернистской и традиционалистской ориента-ций, вектор российской культурной динамики пролегает в системе координат глобализации и поиска своего места в миропорядке. Выбор конкретных стратегий развития зависит от предпочтения властной элиты, а функции реального социального интегратора выполняет институт политического лидерства. Национальные интересы отождествляются с государственными, а последние нередко подменяются интересами стоящих у власти элитных групп. Высокий уровень социальной разобщённости препятствует накоплению культурных ресурсов модернизации. Параметры культурной динамики задаёт взаимодействие неустоявшихся культурных моделей и социального опыта трансформирующегося социума, расколотого по многочисленным линиям.

Перипетии современного российского культурного развития как нельзя лучше показывают, что российский путь - инвариант мировых процессов. Культурные тенденции глобализации - это та цена, которую «выставляет» российскому обществу глобальный миропорядок. В числе таких тенденций:

- социальная стратификация по линиям разлома, характерным для модернизирующегося общества;

- этнокультурная дифференциация и поддержание очагов реальных и потенциальных конфликтов;

- воспроизводство социальной напряжённости и низкого уровня толерантности в публичной сфере;

- социальная и культурная фрагментация, распространение альтернативных жизненных стилей и культурных моделей, закрепляющих социальную отчуждённость;

- широкомасштабное заимствование стереотипов и моделей потребления глобальной массовой культуры;

- сужение сферы влияния традиционных средств культурной коммуникации;

- зыбкие параметры индивидуальной и групповой идентичности, ориентация на гибридные культурные формы;

- низкие уровни рефлексии группового интереса в массовых слоях при значимом уровне артикуляции интересов элитных групп, определяющих приоритеты развития;

- слабая корреляция между динамикой институционального развития и переменами в индивидуальном сознании, между иерархическими институтами и сетевыми формами взаимодействия социальных субъектов.

Формы взаимодействия человека с политической,' правовой, экономической, информационно-эстетической, идеологической, художественной и нравственно-эстетической культурой является сегодня главным содержанием динамики культуры в современной России, изучение и анализ которых обуславливает конечный выбор приоритетных задач и направлений в развитии и управлении культурой, способствующих решению проблем российского общества. Необходимы:

1. Активная поддержка отечественной культуры; в условиях усиления процессов глобализации - повышение конкурентоспособности её продуктов на внутреннем и мировом рынках.

2. Компенсация негативных воздействий рыночных механизмов, коммерциализации культуры на профессиональное искусство (посредством его адресной поддержки).

3. Развитие эффективной среды для новаторства, экспериментирования в сфере культуры, создание новых технологий распространения и потребления продуктов культуры.

4. Ускорение информатизации процессов создания, распространения и потребления культурных благ, формирование информационных сетей в сфере культуры.

5. Повышение уровня доступности культурных благ и сокращение территориальной дифференциации в обеспеченности населения продуктами культурной деятельности.

6. Улучшение технической оснащённости организаций культуры и повышение их материальной базы.

Герман Гессе в философском романе «Игра в бисер» сказал: мы часто забываем, что находимся не вне истории, как её сторонние наблюдатели и исследователи, но что «сами мы - отрезок истории, нечто постепенно возникавшее и осуждённое на гибель, если мы потеряем способность к дальнейшему становлению и изменению. Мы сами история и тоже несём ответственность за мировую историю и за свою позицию в ней». Между тем, «нам очень не хватает сознания этой ответственности».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наступление нового тысячелетия всё больше осознаётся нами не просто как межевая дата мирового календаря. Оно побуждает к осмыслению прошлого, новому пониманию смысла жизни, к определению контуров грядущего, а также - что особенно важно - к объединению наших действий, направленных на создание лучшего будущего для всех живущих на планете Земля.

В начале наступившего XXI века исследователи стремятся выявить те основные черты, которые будут определять развитие культуры в новом тысячелетии.

Обеспечить гражданское согласие и стабильность, объединить людей в общих чувствах добра, справедливости, правды, уважения человеческого достоинства в наши дни конфронтации и противостояний - экономических, идеологических, социальных, политических, национальных - возможно только культуре, которая является важной интегрирующей силой. Культура выступает как посланник мира, полпред добрососедских отношений, уважения к другим народам без различий - политических, национальных, религиозных, осуществляет взаимообщение государств с различными политическими и социальными системами.

Такого многообразия функций, причём одновременных, не решает ни одна другая форма человеческой жизнедеятельности. Тем более важны и актуальны все эти функции в современных условиях, реализация которых происходит в качественно новой социокультурной ситуации.

В самом широком понимании «культура» является средством межпоколенного воспроизводства общества как устойчивой и исторически своеобразной социокультурной целостности, осуществляемого путём трансляции социального опыта (во всём многообразии форм его манифестации - политико-правовых, религиозных, философских, публицистических, художественных и иных, в чертах обычаев, нравов, этикета, традиций, способов изготовления любой социально значимой продукции и т.п.), что реализуется в социальной практике общества в ходе социализации и инкультурации каждой отдельной личности.

Проблема культурной динамики была и остаётся актуальной на всех этапах исторического развития общества. С момента осознания себя частью общества человек начал задумываться о перспективе развития окружающего его социума. Понять её (перспективу) - означало узнать те законы, на основе которых живёт и развивается любая общественная система. В большинстве случаев это означало не только «осознать себя как данность», но и предугадать своё дальнейшее совершенствование и развитие, спрогнозировать логику общественных изменений.

Особенно важным представляется исследование проблематики динамики культуры для России, поскольку этот динамизм происходил, происходит и будет происходить, пока имеются в наличии его детерминанты: научно-технический прогресс, политическая борьба и самосознание личности с реализующим её свободу правом на творчество. Кроме того, общекультурное переходное состояние накладывается на аналогичное в цивилизационном масштабе. Более того, многими современными исследователями российская культура интерпретируется как принципиально пограничная, а пограничность, длящаяся во времени, неизбежно предстаёт как особый модус динамики.

Наиболее общие и наиболее устоявшиеся подходы к пониманию культуры определяют и возможные взгляды на сущность и специфику динамики культурных процессов в современном обществе. Она в целом предстаёт сегодня как объективная, слабо осознаваемая людьми необходимость адаптации общества и культуры к меняющейся вне и внутри ситуации.

Всё это требует отчётливо выраженных инновационных ориентаций, направленных на прогнозирование и управление процессами развития культуры в современной России, способности к системному культурологическому мышлению, умения проектировать и моделировать социокультурные механизмы с последующим их «включением» в процессы бытия.

Изучение достижений наук о культуре, а также наиболее общей из них

- культурологии, позволило сделать вывод о том, что происходящие в науке и практике процессы культурной активности и социального взаимодействия, в рамках которых создаются предпосылки и для проявления нестабильности, отклонений, дисбалансов, противоречий и конфликтов, и для их разрешения и преодоления, предопределяют принципиальные особенности формирования культурной политики государства.

Движущими силами оптимизации процесса формирования российской культуры в условиях социальных реформ являются объективные социально-экономические, политические закономерные явления и процессы, разрешающие внутренние противоречия между возросшими требованиями общества к программированию собственного развития и фактическим его уровнем.

Проведённое исследование позволило установить, что концептуальные особенности динамики культурных процессов современной России проявляются в:

- изменении культурной жизни российского общества;

- её преобразовании или трансформации, характеризующейся порождением культурных явлений под влиянием внешних и внутренних факторов исторического развития и существования российского общества;

- направленности культурных процессов на обогащение и дифференциацию культуры.

Отмеченные выше положения способствовали решению в ходе исследования поставленных задач.

Проведённое исследование процесса динамики культуры в современной России позволило также установить ряд закономерностей:

1. В числе основных групп культурных процессов можно выделить следующие: культурогенез; диффузия культуры; функционирование культурных явлений; социокультурная коммуникация между людьми; аккумуляция социально значимых знаний и опыта; распредмечивание, усвоение культурного опыта; символизация и маркировка среды обитания сообщества; социальное и историческое самовоспроизводство культурных систем и форм; воспроизводство форм социальной организации и регуляции; реинтерпретация форм культуры или изменчивость культурных явлений; трансформация форм культуры; наследование традиций.

2. В развитии культуры российского общества в зависимости от траекторий и характера движения процессов выделяются следующие различные типы культурной динамики: развитие как направленный процесс (линейный) и ненаправленный процесс (циклический); в зависимости от интенсивности протекания процесса - эволюционный (постепенный) и революционный (фундаментально переломный) динамический процесс.

3. Источниками культурной динамики, способствующими культурному развитию российского общества являются: инновация, обращение к культурному наследию, культурные заимствования и синтез.

4. Для динамики культуры в России характерен устойчивый порядок взаимодействия её компонентов, периодичность, стадиальность, направленность.

Определяя детерминанты динамики культурного процесса в современной России, обращалось внимание на выявление внутренних закономерностей исследуемого явления, так как советский период является исходной моделью дальнейшего развития российской культуры. Исследование показало, что культура советского периода - это сложное, многоаспектное явление, в котором изначально общепризнанной считалась «моностилистическая» модель культуры, согласно которой советская культура рассматривалась как внутренне однородная и не подверженная процессам дифференциации. Позже советская культура основывается на сакрализации секулярных (общественно-политических) ценностей и вытеснении сакральных («смысложизненных») ценностей на периферию. Несоответствие внутреннего содержания ценностей их официальному положению образует базовое противоречие советской культуры. Постепенное изживание этого противоречия, растянувшееся почти на четыре десятилетия, образовало ось динамики советской культуры и в конечном счёте привело её к краху.

Исследование позволило сделать вывод, что анализ основных векторов культурных трансформаций на этапе перестройки и постперестройки должен проводиться с учётом трёх факторов: во-первых, специфики исторически сложившейся социокультурной ситуации (охват всех сфер материальной и духовной жизни рыночными отношениями; изменение мировоззренческих установок, общеметодологических принципов; разложение монополии тоталитарной идеологии; идеологическое многообразие; большие нравственные потери; пересмотр отношения к отечественной истории и культуре); во-вторых, динамики развития социокультурных процессов (изменение культурной составляющей потребностей общества; обретение российской интеллигенцией подлинной свободы творчества и политической независимости, гарантированных Конституцией страны), и, в-третьих, своеобразия культурной политики на уровне федеративного государства и его субъектов-регионов (изменение источников финансирования учреждений культуры; снижение государственных ассигнований на нужды культуры; специфика использования налоговых льгот, предоставляемых учреждениям культуры и разнообразные варианты имущественных отношений).

Выделяя тенденции культурной динамики в условиях социально-экономического реформирования России, необходимо подчеркнуть, что российское общество не созрело для взвешенной оценки реальности, не выработало принципов тернарного мышления и механизмов преодоления бинарности; оно не готово к поиску компромиссов и обретению консенсуса (политического, культурного, идеологического, нравственного, религиозного). Идея плавного перехода русской культуры и российской цивилизации к трихтомическому строению остаётся далёким прогнозом социокультурного развития России в XXI веке.

Основополагающими факторами, влияющими на культурную динамику в условиях современного социально-экономического реформирования России, являются следующие: уровень материального благосостояния становится принципом распределения благ в сфере культуры; усиливающаяся коммерциализация культуры превращает её в источник получения прибылей или дополнительных средств существования; приоритетным направлением в досуговой деятельности членов общества является отказ от коллективно-организованных форм культурной деятельности, а местом проведения свободного времени всё более становится дом человека, что даёт ему возможность уйти от жизненных проблем с помощью не только видов домашнего досуга, но и мистики, религии и других средств.

Исследование показало, что приоритетной является такая модель культурного развития общества, которая была бы построена на методологии и методиках, обеспечивающих формирование самостоятельности мировоззрения и развитие творческих потенций личности. На наш взгляд, это необходимая предпосылка и условие для последующего этапа культурного развития России.

В этих условиях, на наш взгляд, необходимо:

- рассматривать возрождение культуры как одно из определяющих и приоритетных направлений возрождения общества в целом;

- определить философию возрождения культуры как диалектику культурных инноваций, опирающихся на фундаментальные ценности традиционной культуры;

- выработать продуманную, научно обоснованную политику регулирования культурного развития общества, основой которого должны стать бюджет, налоги, цена, ценовая программа, нормативно-правовые акты.

Полученные результаты, подтвердив в целом выдвинутую гипотезу, позволяют сформулировать концептуальный вывод по дальнейшим перспективам развития культуры российского общества: только сочетание разумной финансовой политики и мощной юридическо-правовой базы позволит преодолеть обострение противоречий в сфере культуры и поднять её на качественно более высокий уровень.

Разработанная в результате исследования методика изучения динамики культурных процессов в современной России может быть использована органами управления культурой, искусством, образованием, высшими и средними профессиональными учебными заведениями, учреждениями и организациями социально-культурной сферы.

Следует также констатировать, что данное исследование способствовало установлению в культурологии фундамента взаимосвязи социальной, педагогической, профессиональной, экономической деятельности, обеспечивающего возможность оптимального функционирования системы управления культурными процессами в условиях преобразований российского общества на рубеже эпох. Весь ход исследования показал, что это многоаспектная проблема требует активной культурологической позиции учёных, политиков, деятелей культуры и искусства, средств массовой информации, творческих союзов и других социальных институтов.

Список литературы диссертационного исследования кандидат культурологии Чернова, Валентина Евгеньевна, 2004 год

1. Аванесова, A.A. Художественно-творческая деятельность как компонент социокультурной динамики: Дис. . д-ра филос. наук: 17.00.08 / A.A. Аванесова. -М., 1992.

2. Аверин, Ю. Циклы государственной организации России: из прошлого в будущее / Ю. Аверин // Вестник Московского университета. Сер. 18. -«Социология и политология». - 1999. - № 3.

3. Ф 3. Алтухов, В. Социальная картина мира и новое мышление / В. Алтухов // Мировая экономика и международные отношения. 1991. - № 7. - С. 85-90.

4. Антология исследований культуры. Т.1. Интерпретация культуры. Спб.: Университет, книга, 1997. - 728 с. - (Культурология XX век).

5. Астафьева О.Н. Синергетический подход к исследованию социокультурных процессов: возможности и пределы: Монография / О.Н. Астафьева.

6. М.: Изд-во гос. ин-та делового администрирования, 2002.

7. Ахиезер, А. Архаизация в российском обществе как методологическая проблема / А. Ахиезер // Общественные науки и современность. 2001. -№2.-С. 89-100.

8. Ахиезер, А. От культурологического к социокультурному анализу инноваций в обществе / А. Ахиезер // Вестник Московского университета. Сер. 12. - Политические науки. - 1999. - № 2. - С. 22-35.

9. Ахиезер, А. Россия: критика исторического опыта (социокультурная динамика России): В 2-х т. / А. Ахиезер. 2-е изд., перераб. и доп. - Новосибирск: «Сибирский хронограф», 1997- Т.1: От прошлого к будущему. -805 с.

10. Ахиезер, А. Россия: критика исторического опыта (социокультурная динамика России): В 2-х т. / А. Ахиезер. 2-е изд., перераб. и доп. - Новосибирск: «Сибирский хронограф», 1998. - Т.2: Теория и методология. Словарь. - 595 с.

11. Ахиезер, А. Социокультурная динамика России: к методологии исследования / А. Ахиезер // Политические исследования. 1991. - № 3. - С. 17-28.

12. Ахиезер, A.C. Структура культуры и человек в современном обществе /

13. A.C. Ахиезер, B.J1. Глазычев, В.М. Коган и др.: Отв. редакторы А.И. Арнольдов, Э.А. Орлова; АН СССР, Ин-т философии, Филос. о-во СССР. -М.: Б.и., 1987.

14. Ахиезер, А. Критические пороги социальных систем / А. Ахиезер, Г. Гольц // Общественные науки и современность. 1992. - № 1. - С. 45-56.

15. Велик, А. Социальная форма движения. Явления и сущность / А. Велик. -М., 1982.-270 с.

16. Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования / Д. Белл / Пер. с англ. Под ред. В Л. Иноземцева. М., 1999.- 783 с.

17. Бергсон, А. Французская философия и эстетика 20 века / А. Бергсон, Э. Мунье, М. Мерло-Понти: Сб-к / Предисл. П. Мореля. М.: Искусство, 1995.-269 с.

18. Бердяев, H.A. Судьба России / H.A. Бердяев / Сост., вступ. ст. и коммент.

19. B.В. Шкоды. -М.: Эксмо-пресс, Харьков: Фолио, 1998. 734 с.

20. Библер, B.C. На гранях логики культуры: Кн. избр. очерков / B.C. Библер.- М.: Рус. феноменол. об-во, 1997. 440 с.

21. Библер, B.C. От наукоучения к логике культуры. Два филос. введ. в двадцать первый век / B.C. Библер. - М.: Политиздат, 1991. - 412 с.

22. Бирюков, Б. Простое и сложное в социокультурных концепциях / Б. Бирюков, JI. Эджубов // Вопросы философии. 1996. - № 12. - С. 33-48.

23. Богданов, К. Повседневность и культура / К. Богданов. СПб., 2001.

24. Быховская, И.М. «Человек телесный» в социокультурном пространстве и времени: Очерки социальной и культурной антропологии / И.М. Быховская. М., 1997.

25. Валлерстайн, И. Социальное изменение вечно? Ничто никогда не изменяется? / И. Валлерстайн // Социологические исследования . 1997. — № 1. — С. 8-12.

26. Василенко, И. Классическая концепция прогресса и её альтернативы / И. Василенко // Вестник Московского Университета. Сер. 18. Социология и политология. 1997. - № 4. - С. 43-53.

27. Взаимодействие древних культур и цивилизаций и ритмы культурогенеза. -СПб., 1994.-101 с.

28. Вопросы Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ: постановление Правительства РФ от 6 апреля 2004 г. № 157 // Культура: управление, экономика, право. 2004. - № 2. - С. 2.

29. Гольц, Г.А. Культура и экономика: поиски взаимосвязей / Г.А. Гольц // Общественные науки и современность. 2000. - № 1. - С. 23-35.

30. Государственная программа «Культура России. 2001-2005 гг.» Принята правительством России 31 августа 2000 г. // Россия на пороге XXI века: Федеральная культурная политика. (Сборник документов. 1991 2002 гг.). Автор-сост. Ю.А. Лукин. - М., 2002. - 262 с.

31. Гумилёв, Л.Н. От Руси до России / Л.Н. Гумилёв. М.: ACT: Астрель: Ермак, 1993.-415 с.

32. Гумилёв, Л.Н. Этногенез и биосфера Земли / Л.Н. Гумилёв; Сост. и ред. А. Куркчи. М.: «Институт ДИ-ДИК», 1997. - 640 с.

33. Гуревич, П. Философия культуры / П. Гуревич. М., 1994. - 264 с.

34. Данилевский, Н. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому / Н. Данилевский. -М.: Эксмо: Алгоритм, 2003. 638 с.

35. Делокаров, К.Х. Образование и динамика социокультурных ценностей / К.Х. Делокаров, Г.А. Комиссарова. М., 2000. - 76 с.

36. Дилигенский, Г. «Конец истории» или смена цивилизации? / Г. Дилиген-ский // Вопросы философии. 1991. - № 3. - С. 29-42.

37. Динамика культуры: теоретико-методологические аспекты: Сб. статей. АН СССР, Ин-т философии, филос. о-во СССР / Отв. ред. Э.А. Орлова, А.И. Арнольдов.-М.: ИФАН, 1989. 118 с.

38. Евстигнеев, Р. Цикличность переходного периода / Р. Евстигнеев // Вопросы философии. 1993. - № 11. - С. 3-14.

39. Егоров, В.К. Философия культуры России: Контуры и проблемы / В.К. Егоров. М., 2002.

40. Ерасов, Б.С. Россия в еврозийском пространстве / Б.С. Ерасов // Общественные науки и современность. 1994. - № 2.

41. Замятин, Д. Образ страны: структура и динамика / Д. Замятин // Общественные науки и современность. 2000. - № 1. - С. 107-112.

42. Здравомыслов, А. Власть и общество России: кризис 90-х годов / А. Здра-вомыслов // Общественные науки и современность. 2001. - № 6. - С. 2534.

43. Земсков, В.Б. Дисбаланс в системе взаимодействия пластов культуры как фактор культурной динамики /В.Б. Земсков // Общественные науки и современность. 2003. - № 2. - С. 136-143.

44. Зимин, А.И. Россия в поисках культурно-исторической и национальной самоидентификации / А.И. Зимин, B.C. Зуйков, И.К. Мишарина М., 2001. - 232 с.

45. Злобин, Н.С. Культурные смыслы науки / Н.С. Злобин. Рос. ин-т культурологии, ин-т истории естествознания и техники РАН. М.: Рос. ин-т культурологии, 1997. - 288 с.

46. Зудин, А.Ю. Культура советского общества: логика политической трансформации / А.Ю. Зудин // Общественные науки и современность. 1999. -№ 3. - С. 59-73.

47. Иконникова, Н.К. Механизмы межкультурного восприятия / Н.К. Иконникова// Социологические исследования. — 1995. — № 8. С. 27-30.

48. Ионин, Л.Г. Социология культуры: Путь в новое тысячелетие / Л.Г. Ионин. -М., 2000. -430 с.

49. Ионов, И.Н. Парадоксы российской цивилизации (По следам одной научной дискуссии) / И.Н. Ионов // Общественные науки и современность. — 1999.-№5. -С. 115-127.

50. Каган, М.С. Философия культуры / М.С. Каган; Акад. гуманитар. Наук и др. СПб.: ТОО «Петрополис», 1996. - 414 с.

51. Кантор, К. Дезинтеграция интеграция. Спираль всемирной истории / К. Кантор // Вопросы философии. - 1997. - № 3. - С. 31-40.

52. Кануны и рубежи: Типы пограничных эпох типы пограничного сознания: Материалы рос.-фр. конф. : В 2-х ч. / Редкол.: В.Б. Земсков (отв. ред.) и др. - М.: ИМЛИ РАН, 2002. - С. 65-67.

53. Кара-Мурза, С. После перестройки: интеллигенция на пепелище родной страны / С. Кара-Мурза. М.: Былина, 1995. - 170 с.

54. Каргин, A.C. Традиционная культура в контексте цивилизационных процессов XX века (к постановке проблемы) / A.C. Каргин, А.Н. Соловьёва // Традиционная культура: Научный альманах. 2002. - № 4 (8). - С. 3-9.

55. Князева, Е. Синергетика как новое мировоззрение: диалог с И. Пригожи-ным / Е. Князева, С. Курдюмов // Вопросы философии. 1992. - № 12. - С. 18-25.

56. Комиссарова, Г.А. Образование как социокультурная ценность / Г.А. Комиссарова. М., 1998. - 49 с.

57. Комиссарова, Г.А. Экология, образование и современная цивилизация / Г.А. Комиссарова. М., 1998. - 130 с.57,58

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.