Движение курдского народа за национальное самоопределение в XIX - первой трети XX в. и позиция России (СССР) тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.03, кандидат исторических наук Мустафа Арам Али

  • Мустафа Арам Али
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2007, КраснодарКраснодар
  • Специальность ВАК РФ07.00.03
  • Количество страниц 253
Мустафа Арам Али. Движение курдского народа за национальное самоопределение в XIX - первой трети XX в. и позиция России (СССР): дис. кандидат исторических наук: 07.00.03 - Всеобщая история (соответствующего периода). Краснодар. 2007. 253 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Мустафа Арам Али

ВВЕДЕНИЕ.

Глава I. КУРДСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В XIX В. И ПОЛИТИКА РОССИИ.

1.1.Курдские эмираты в первой половине XIX в.

1.2. Закавказье и Малая Азия в политике России в первой половине XIX в. и курдский вопрос.

1.3. Последствия Русско-турецкой войны для Курдистана. Восстание шейха

Обейдуллы и позиция России.

Глава II. КУРДИСТАН В КОНЦЕ XIX—В ПЕРВЫЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ XX вв. И КУРДСКИЙ ФАКТОР В ПОЛИТИКЕ РОССИИ В ЗАКАВКАЗЬЕ.

2.1. Политика османского и иранского правительств в курдском вопросе в конце XIX - начале XX в. и Россия.

2.2. Формирование курдского национализма в конце XIX - начале XX вв.

2.3. Рост освободительных устремлений курдов в первых десятилетиях XX в.

Интернационализация курдской проблемы.

Глава III. ПОЛОЖЕНИЕ КУРДСКОГО НАРОДА В 1920-е - 1930-е гг. И СССР.

3.1. Северо-Западный Курдистан после распада Османской империи и в первые годы после установления Турецкой республики. Поддержка Советской Россией кемалистского правительства.

3.2. Курдское движение в 1920-1930-е гг. Позиция СССР в курдском вопросе

3.3. Политика советского правительства в отношении курдов Закавказья.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Движение курдского народа за национальное самоопределение в XIX - первой трети XX в. и позиция России (СССР)»

Актуальность темы. Курдская проблема - одна из острейших проблем новейшей истории, занимает важное место на авансцене политической жизни ближневосточного региона. Курдская проблема сфокусирована на одной главной цели: национально-государственном самоопределении курдского народа. Курдский народ все громче заявляет о своих неотъемлемых и законных правах. Борьба курдского народа за независимость и объединение земель (Курдистана) -один из факторов, оказывающих заметное влияние на дестабилизацию обстановки в западно-азиатском регионе. Игнорирование национальной идентичности курдского народа, не изжитое и в наше время, зиждется на двух фундаментальных факторах: сознательном умысле тех политических сил на Ближнем Востоке и вне его, которые враждебны национальным устремлениям курдов и низком уровне знаний об их истории и современном состоянии курдского вопроса.

Курдистан был и остаётся классической ареной чисто национальных движений, ставящих в качестве главной цели общенародные интересы национального освобождения. В настоящее время курдское движение в регионе Ближнего Востока остается не только доминирующим, но и существенным национальным движением, значительно превосходящим по своему значению выступления других меньшинств.

Лейтмотивом курдской истории была борьба за независимость курдского народа, одного из древнейших народов Ближнего и Среднего Востока, являющегося автохтоном Западной Азии. Разделенному между Турцией, Ираном, Ираком и Сирией курдскому народу никогда не удавалось создать объединенного централизованного государства, поэтому понятие «Курдистан» является историко-географическим и означает регион их обитания (см. Приложение, карты №№ 2,4,5,20). Вековое угнетение рождало противостояние. Несмотря на превратности исторической судьбы, курды не только не утратили признаков своей национальности, но, напротив, консолидировались. Мощным этнообъединительным фактором, сплачивающим курдов, были освободительные движения, создавшие стойкую политическую традицию в обществе, наложившие неизгладимый отпечаток на весь психологический облик народа. До начала XIX в. многочисленные восстания в Курдистане, в сущности, не были курдскими, ибо возглавлялись и направлялись феодально-племенной знатью, преследующей своекорыстные цели. С начала XIX в. в Османской империи и Иране эти движения стали объективно приобретать национальный характер, выражая интересы всех слоев курдского общества, однако в политическом отношении они не выходили за рамки феодально-сепаратистских. На рубеже XIX-XX вв. возникли условия для перерастания курдского движения в буржуазно-националистическое, ставившее целью создание единого курдского государства, опирающегося на помощь некоторых великих держав, имевших колониальные интересы на Ближнем Востоке. Эта тенденция окрепла после Первой мировой войны, когда появилась идея создания независимого Курдистана.

Именно для Турции, Ирана, Ирака, Сирии, стран, между которыми после Первой мировой войны оказался расчленённым Курдистан, курдский вопрос являлся одним из самых сложных острополитических. Социальное и национальное угнетение курдского народа, доходящее до геноцида и этнических чисток, и выступающая как следствие этого необходимая защита курдским народом своих интересов и права на национальное существование, вызывала острые конфликты.'

На протяжении более трех столетий курды, помимо своей воли, являлись одним из важных компонентов политики северного могучего соседа, России. Заинтересованность России в курдском вопросе всегда вызывалась, прежде всего геополитическими мотивами. Царизм был заинтересован в территории проживания курдов потому, что этот регион прямо и косвенно стоял на пути реализация его великодержавной политики на Юге, особенно после покорения Кавказа и присоединения Грузии, когда Россия нуждалась в укреплении своих южных границ.

В силу того, что северный и северо-восточный районы Курдистана граничили с южными районами царской России и находились на пути расширения зоны ее влияния, возникали прямые и непосредственные контакты между курдами и русскими иногда как «союзниками», «партнерами», порой в качестве воюющих сторон. На протяжении почти всей истории борьбы курдский народ пытался наладить связи и сотрудничество с Россией в борьбе против «братьев» по религии - турков, персов, арабов. Курдский народ и его руководители - эмиры, князья, шейхи, представители интеллигенции, относились к царской России доброжелательно, однако Россия, исходя из своих геополитических, национальных интересов и государственных отношений с Ираном, Османской империей, а впоследствии и с Турцией, поступалась интересами курдов. Россия не имела четкой политики в курдском вопросе.

Примерно на таких же принципах строилось отношение России к курдскому вопросу в советский период, но под противоположным идеологическим знаком и, естественно, в других исторических и международных реалиях. Курды для Москвы всегда были «антиимпериалистическим резервом», который то выдвигался, то придерживался в зависимости от обстоятельств. Хотя до появления Гамаля Абдель Насера в Египте в 1952 г. и провозглашения республики в Ираке в 1958 г., у Советского Союза, кроме курдов не было друзей на Ближнем Востоке, однако Советская Россия рассматривала борьбу курдского народа как провокации держав Запада в их стремлении дестабилизировать положение на Ближнем Востоке и нанесения удара по союзникам Советского Союза.

Ни царской России, ни Советскому Союзу не удалось обрести прочные позиции в Курдистане, внести реальный и весомый вклад в решение курдского вопроса. Подход к курдской проблеме как в царскую, так и в советскую эпохи всегда отличался узким прагматизмом. Приоритет придавался отношениям с Турцией, Ираном, после Второй мировой войны - с арабскими странами. Курдский вопрос не имел самостоятельного значения и играл функциональную роль.

В Советском Союзе возникли благоприятные предпосылки существования курдского народа, был создан курдский автономный округ на территории Азербайджана. Однако в результате депортации советские курды понесли большие потери в численном составе, оказались разбросанным по всей стране, утратили возможность вернуться в родные места, навсегда потеряли надежду на компактное проживание своего этноса, создание национально-государственного образования, и, наконец, получение национальных прав и возможностей для самоопределения.

Трудности и неудачи, с которыми постоянно сталкивалась борьба курдов за независимость, не пресекли их волю продолжать борьбу. После Второй мировой войны, в обстановке распада колониальной системы империализма курдское движение вступило в новый этап, который можно назвать революционно-демократическим.

Отставание социокультурных условий существования курдов от уровня современной цивилизации порождало и порождает естественный протест всех слоев курдского народа, потенцирует политическую напряженность в Курдистане.

Объект исследования данной работы - курдский народ, борющийся за независимость своих земель, разделенных между Ираном и Османской империей, затем Турцией, Ираком, Сирией, Ираном и российским (советским) Закавказьем.

Предмет исследования - движение курдского народа за национальное самоопределение в рамках курдских вилайетов Османской империи и Ирана, а с

1918 г. - четырех частей Курдистана (турецкого, иранского, иракского, сирийского) и позиция России (СССР) в курдском вопросе.

Хронологические рамки работы - XIX в. - 30-е гг. XX в. Нижняя хронологическая граница обусловлена началом курдского движения за свои национальные права, стремлением курдских лидеров к сотрудничеству с Россией, в которой они видели надежного союзника и спасителя от произвола Турции и Ирана; верхняя - временным прекращением курдского сопротивления в 1930-е гг. в связи с репрессиями со стороны властей стран, разделивших Курдистан.

Географические рамки исследования охватывают территорию проживания курдов: в XIX в. - это Османская империя и Иран, а после распада Османской империи в 1918 г. - Турция, Иран, Ирак, Сирия, а также курды, проживавшие в СССР (Закавказье).

Степень изученности проблемы. В российской и зарубежной исторической науке проблема курдского движения за самоопределение и позиции России (СССР) в этом вопросе в рассматриваемый хронологический период не получила комплексной разработки.

Курдоведение в России прошло три этапа своего развития: первый -становление, когда в царской России были заложены источниковедческие основы и начались фундаментальные и прикладные исследования; второй -советское время - продолжение сложившихся традиций, их обогащение важными и интересными разработками; третий - современный этап, характеризующийся созданием глубоких фундаментальных трудов прикладного значения, а также привлечением молодых специалистов к работе в области курдоведения.

Курдоведение как особая отрасль ориенталистики утвердилась в России в признанном статусе самостоятельной востоковедческой специальности в первой половине XIX в., несмотря на то, что сведения о курдах начали появляться в трудах зарубежных авторов в период усиления европейского колониализма на

Востоке. Россия справедливо считается родиной курдоведения и до недавнего времени все самое значительное в этой науке делалось именно там.

Первым центром курдоведения в России стал Санкт-Петербург, в университете которого существовала авторитетная востоковедческая школа \

Большая заслуга в деле публикации памятников курдской письменности и изучения Курдистана и курдов принадлежит русским ученым и Российской Академии наук, которая во второй половине XIX в. стала организующим центром изучения истории, этнографии, языка и литературы курдского народа. Заслуживают внимания работы известных исследователей П.И. Аверьянова «Курды в войне России с Персией и Турцией», М. Я. Ольшевского «Русско-турецкая война за Кавказом в 1853-1854 гг.», представляющие большой интерес по исследуемой проблеме и освещающие события XIX в., особенно ее первой половины 2. Эти исследования представляют большой интерес при разработке проблем курдского освободительного движения и позиции России в курдском вопросе, однако анализируют конкретные события русско-турецких войн XIX в. и в полной мере не освещают интересующей нас проблемы.

Серьезное влияние на курдоведение 1920-1960-х гг. оказала «яфетическая теория» Н. Я. Марра, известная также как «Новое учение о языке». К числу учеников Н. Я. Марра принадлежал академик И.А. Орбели, занимавшийся л курдскими штудиями в 1911-1912 гг. .

Второй этап развития курдоведческой науки относится к советскому времени. В советский период российское курдоведение развивалось силами Академии наук, российские ученые сохраняли лидирующее положение в мировой науке. Продолжали трудиться востоковеды «старой школы» (Н.Я.

1 Жигалина, О. Курдоведение в России //Азия и Африка сегодня. (А АС). 1999. № 9. С.7.

2 Аверьянов, П.И. Курды в войне России с Персией и Турцией. Тифлис, 1910; Ольшевский, М.Я. Русско-турецкая война за Кавказом в 1853-1854 гг. // Русская старина. 1884. № 10-12.

3 Жигалина, О. Курдоведение в России //ААС. 1999. № 9. С.7.

Марр, И.А. Орбели), появились новые имена (O.JL Вильчевский)4. В Советском Союзе были созданы условия для роста исследований по курдоведению как комплексной науки. Благотворно сказалось привлечение к курдоведению молодых исследователей из Закавказья. В стране возникли новые курдоведческие центры в рамках Академии наук Армении, Грузии, Азербайджана, где работали как русские, так и курдские и национальные ученые. Так, в 1932 г. увидела свет работа А. Букшпана «Азербайджанские курды» (Баку, 1932), представляющая большую ценность для данного исследования, в которой автор, стараясь по возможности сохранять объективность, описывает положение курдского населения Азербайджана в первые годы после установления там советской власти, их экономическое, политическое положение, уровень развития культуры, политику властей по отношению к курдскому национальному меньшинству.

Вышедшая в свет в 1948 г. работа известного советского тюрколога А.Ф. Миллера «Очерки новейшей истории Турции» охватывает межвоенный и военный периоды (1918-1945 гг.) истории Турции и анализирует восстание курдского народа под руководством шейха Сайда, его причины, последствия, показывает реакционную политику турецких властей в национальном вопросе, репрессии в отношении национальных меньшинств, насаждаемый правительством национализм 5. В исследовании несколько затрагивается позиция СССР в курдском вопросе в Турции и политика турецких властей в отношении курдского меньшинства. Политике, государственному строю Турецкой Республики в 1923-1950-х гг., в частности, позиции властей в курдском вопросе посвящен коллективный труд сотрудников сектора Турции Института востоковедения АН СССР «Современная Турция» 6. Ценность

4 Вильчевский, O.J1. Мукринские курды (этнографический очерк) // переднеазиатский этнографический сборник. М., 1958; Его же. Курды: введение в этническую историю курдского народа. M.;J1., 1961.

5 Миллер, А.Ф. Очерки новейшей истории Турции. М.; JL, 1948.

6 Современная Турция / Ред. A.M. Шамсутдинов и др. М., 1958. данного исследования заключается не только в том, что там имеются сведения о курдах, проживающих на территории Турции, но и в том, что в Приложении к работе помимо статистических данных представлен текст Конституции 1924 г. Для данного исследования работа представляет интерес, поскольку в ней уделяется внимание курдской проблеме, однако позиция СССР в курдском вопросе не затрагивается.

Большая заслуга в изучении курдской истории принадлежит профессорам Н.А. Халфину, М.С. Лазареву, М.А. Гасратяну и др., занимающимся в 19501960-е г. проблемами курдоведения в Институте народов Азии АН СССР. В 1963 г. была издана фундаментальная работа Н. А. Халфина «Борьба за Курдистан (курдский вопрос в международных отношениях XIX в.)», в которой на большом фактическом материале показана политика великих держав Запада в курдском вопросе, борьба за влияние на территории Ближнего и Среднего Востока, разменной картой которой нередко являлись покоренные народы Передней Азии 1. Н.А. Халфин, рассматривая позиции великих держав на Ближнем Востоке, не обходит вниманием и политику России, её стремление, с одной стороны, использовать «курдскую карту» в своих интересах, с другой -нежелание сталкиваться с интересами великих держав Запада в курдском вопросе. Курдам Закавказья и Ирана посвящены работы Т. Ф. Аристовой 8. Исследователь дает подробный анализ материальной культуры курдов XIX -первой половины XX вв., затрагивает этнологический и исторический аспекты жизни курдского населения. Актуальным проблемам курдской истории XIX в. посвящены фундаментальные исследования Джалила Джалиле 9. Автор

7 Халфин, Н.А. Борьба за Курдистан (курдский вопрос в международных отношениях XIX в.). М., 1963.

8 Аристова, Т.Ф. Курды Ирана (историко-этнографический очерк) // Краткие сообщения Института народов Азии. Т. 21. М., 1954.; Её же. Курды Закавказья. М., 1966; Её же. Материальная культура курдов XIX - первой половины XX в. М., 1990.

9 Джалил Дж. Восстание курдов 1880 г. М., 1966; Его же. Курды Османской империи в первой половине XIX в. М., 1973; Его же. Из истории возникновения курдской политической печати // Тюркологический сборник. 1973. М., 1975. затрагивает разный спектр вопросов как освободительной борьбы курдов («Восстания курдов 1880 г.»), общественно-политического положения курдов Османской империи («Курды Османской империи в первой половине XIX в.»), так и проблемам возникновения курдской политической печати, сыгравшей немалую роль в процессе формирования национального самосознания народа и национальной интеллигенции («Из истории возникновения курдской политической печати»). Одним из крупнейших советских историков М. С. Лазаревым подготовлен целый ряд работ, посвященных истории курдского народа, перспективам курдского движения. Хронологически охват трудов М.С. Лазарева широк - от XVII-XVIII вв. до XX - начала XXI вв. Однако специальное внимание политике России и СССР в курдском вопросе М.С. Лазарев не уделял в своих исследованиях ,0. Характер и направленность" монографии A.M. Ментешашвили определяются ее названием «Курды», которая состоит из трех частей - «Хозяйство, быт и культура», «Курдские племена и племенные конфедерации», «Аграрные отношения и экономическое развитие»11. А. М. Ментешашвили справедливо отмечает половинчатость и незавершенность аграрных преобразований в курдских районах Ирака, Турции и Ирана, жесткую зависимость местных крестьян от помещиков. Автор касается специфики родственных отношений, внутриплеменных экономических отношений и связей курдских племен. Глубокий анализ общественно-экономических отношений, культуры и быта позволяет ознакомиться с этносом и создать правильные представления о курдах разных регионов Малой Азии.

В конце 1980-х гг. были созданы комплексные фундаментальные, солидно документированные труды, внесшие вклад в развитие курдоведения и позволившие приоткрыть завесу над рядом малоизученных проблем курдской

10 Лазарев, М.С. Курдистан и курдская проблема (90-е гг. XIX В.-1917). М., 1964; Его же. Империализм и курдский вопрос (1917-1923). М., 1964; Его же. Курдский вопрос (1891-1917). М., 1972; Его же. Разделенный народ.// ААС. 1990. №11.

11 Ментешашвили, A.M. Курды. М., 1984. истории. В частности, в работе «Курдское движение в новое и новейшее время», созданной коллективом авторов под редакцией М.А.Гасратяна, М.С.Лазарева, Ш.Х.Мгои, проблемы курдского движения охватывают период новой истории, доводятся до середины 1980-х гг. и территориально-географически включают все страны проживания курдского народа - Турцию, Ирак, Иран, Сирию 12, В работе на большой документальной основе показана эволюция борьбы курдов за свободу и демократические права, становление национально-освободительной борьбы, ее идеология, политическая ориентация, деятельность политических партий, организаций, отражение изменения соотношения социально-классовых, экономических и политических процессов в курдском обществе на борьбе за национально-демократические права.

В фундаментальном исследовании «Очерки истории Турции» М.А. Гасратяна, С.Ф. Орешковой, Ю.А. Петросяна дан анализ непрекращающегося противоборства разнородных социальных и национальных сил в Турции за весь период существования этого государства, в том числе и неприятия турецкими властями курдов как самостоятельного этноса и их социально-экономических и политических требований, вскользь определяется позиция России в курдском вопросе 13.

В секторе современных курдских проблем в составе отдела Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения АН СССР в 1990-е гг. под руководством доктора исторических наук М.А.Гасратяна был издан ряд сборников и коллективных монографий, в которых анализируется современное состояние курдского вопроса во всех странах проживания курдов14. История курдского народа в Турции в работе М.А. Гасратяна «Курды Турции в новейшее время» пронизана борьбой курдов за свободу и демократические права15. В

12 Курдское движение в новое и новейшее время / Отв. ред. М.С. Гасратян. М., 1987

13 Гасратян, М.А. Орешкова, С.Ф., Петросян, Ю.А. Очерки истории Турции. М., 1983.

14 Гасратян, М.А. Патриотический Союз Курдистана // Академия наук СССР. Институт Востоковедения. Специальный бюллетень. М., 1990. № 6 и др.

15 Гасратян, М.А. Курды Турции в новейшее время. М., 1990. работе исследуется процесс становления освободительной борьбы курдского народа, ее идеология, политические взгляды лидеров, изменение соотношения социально-классовых сил в обществе, их влияние на борьбу за национально-демократические права.

В постсоветский период среди российских ученых-историков исследования по курдоведению активизировались, и это можно объяснить актуализацией курдской проблемы, выхода ее за региональные рамки 1б.

В 1991 г. исследователем А.И. Вдовиным подготовлена статья, которая на новой документальной основе рассматривает сталинскую политику по национальному вопросу в 1930-е гг.11. В продолжение этой темы можно назвать исследование известных российских ученых Н.Ф. Бугая, Т.М. Броева, P.M. Броева «Советские курды: время перемен», изданной в Москве в 1993 г. Авторы, опираясь на новые документы, предприняли попытку раскрыть некоторые «белые пятна» истории курдов в СССР, проследить процесс жизнеустройства и деятельности курдского национального меньшинства, особенно в трудные 1930—1940-е гг. Это тем более важно, что в диссертационной работе поднимается проблема советских курдов в межвоенные годы. Доктором исторических наук М. С. Лазаревым написаны

1R десятки статей и несколько монографий по курдской проблеме , в которых глубоко, на основе документальных источников и большого фактического материала, анализируется историческая судьба курдов, ассимиляторская политика правительств стран, разделивших курдов, их национально-освободительная борьба, показаны перспективы движения и пути урегулирования проблемы. Итогом прикладных исследований московских курдоведов стала публикация коллективной монографии «Современный

16 Юсупова, З.А. Курдский диалект горани. СПб, 1998.

17 Вдовин, А.И. Сталинская национальная политика в 30-е гг.: исторические судьбы // Голос курда. 1991. № 6-7.

18 Лазарев, М.С. Курды: дорога длиной в 2500 лет // ААС. 1994. № 5; Его же. Курдская проблема в европейском измерении // ААС. 1997. № 2 и др.

Курдистан» (в 1996 г. переведена на курдский язык и издана в Германии), в которой рассматривается широкий спектр проблем курдского освободительного движения, однако позиция России в курдском вопросе не затрагивается, а также коллективный труд «История Курдистана», в котором на основе широкого круга источников анализируется положение курдского народа в странах Ближнего и

Среднего Востока, тактика движения курдов за независимость, результаты этой борьбы к 1980-м гг.19.

В 1990-е гг.-начале XXI в. российские исследователи издают серию статей по проблемам курдов как в сборниках научных статей, так и в журналах, в частности, в общественно-политическом ежемесячнике РАН «Азия и Африка сегодня» 20. Большой резонанс в научных и политических кругах вызвал выпуск специального издания журнала «Азия и Африка сегодня» в феврале 1998 г., посвященного курдской проблеме. В частности, известные курдоведы страны

М. Гасратян, М. Лазарев, А. Данилов, О. Жигалина, Г. Шахбазян и др.) на страницах журнала анализируют актуальные проблемы курдского движения в странах, разделивших курдский народ, успехи и неудачи, деятельность лидеров

01 освободительного движения, их вклад в развитие борьбы за самоопределение . В статьях курдоведов анализируются новейшие сведения о положении курдов, изменение тактике и стратегии борьбы лидеров курдского народа, высказываются прогнозы о возможностях дальнейшего развития движения за независимый Курдистан. Исследователи продолжают отслеживать изменения в

19 История Курдистана. М., 1999.

20 Гасратян, М. А. Легализация оппозиции // ААС, 1998. № 2; Лазарев, М. Курды - народ гонимый // ААС, 1991.№ 10; Фадеева, И. Ловушки модернизации // ААС. 1997, №3; Её же. СССР и Курдистан // ААС. 1995.№ 3,4; Евроченков, А. «Пакет» демократических реформ // ААС, 1994. № 1; Зиганшина, Г. Турция: марафон на пути в Европу // ААС. 2005. № 5; Старченков, Г., Тураджев, В. Ислам обретает второе дыхание // ААС, 1994. № 2.; Они же. Политик уникальной судьбы // ААС. 1999. № 2.

21 Лазарев, М. Новая Россия и старый курдский вопрос // ААС. 1994. № 1; Его же. Борьба продолжается // ААС. 1998. №2; Шахбазян, Г. На минном поле // ААС. 1998. №2; Жигалина, О. Независимость или автономия? // ААС. 1998. № 2 и др. политике государств, на территории которых проживают курды, изучают историографию исследований по Курдистану .

Крупнейшим исследователем истории курдов в России является Ш. Мгои, автор большого числа публикаций по Курдистану . Исследования Ш. Мгои отличаются глубоким анализом ситуации в странах Ближнего и Среднего Востока, тенденций движения за самоопределение Курдистана, его характера, особенностей, точными характеристиками лидеров освободительного движения. Ш. Мгои был одним из авторов фундаментального исследования «Курдское движение в новое и новейшее время» (М., 1987).

В литературе по истории Турции начальный этап советско-турецких отношений, по мнению российского тюрколога М.С. Мейера, вполне однозначно рассматривается как время, отмеченное стремлением к развитию и упрочению межгосударственных связей 24. Конечно, это обстоятельство разными историками воспринимается неодинаково. Если в российской историографии на нем делается особое ударение, то в зарубежной, в том числе турецкой, оно просто констатируется. Тем не менее, сам факт интенсивных союзнических связей еще никем не оспаривается.

Широкому кругу вопросов истории Турции, ее современной политики, экономики, международных отношений, в том числе различным аспектам российско-турецких связей посвящен сборник «Турция в XX веке» (М., 2004). Особенностью сборника является то, что он отражает точку зрения и оценки как российских исследователей, так и ученых их Турции и Украины, дает возможность взглянуть на поставленные проблемы с различных сторон и

22 Петросян, Ю.А. Османская империя. Книга о могущественной восточной империи, угрожавшей Европе и сокрушенной Россией. М., 2003.

23 Мгои, Ш. Штрихи биографии. Мустафа Барзани // ААС. 1998. № 2; Его же. Председатель Демократической партии Курдистана Масуд Барзани // ААС. 1998. № 2; Его же. Курдский фактор (современное состояние и перспективы) // Дружба. М., 2005. № 2. и др.

24 Мейер, М.С. Советско-турецкие отношения во время Лозаннской конференции в свете архивных документов // Турция в XX веке. М., 2004. С. 9; Российско-турецкие отношения: история, современное состояние и перспективы. М., 2003. позволяет более объективно понять их суть. Вошедшие в сборник статьи подготовлены по материалам двух международных конференций - «80 лет новой Турции» (Лозанна и становление Республики)» и «Российско-турецкие отношения в конце XX века»).

В современном курдоведении весьма малочисленны работы об отношениях между курдами и Россией, а еще меньше о положении закавказских курдов. Эти отношения в той или иной мере рассматриваются в отдельных публикациях, однако не всегда объективно, порой с точки зрения государственной политики и официальной позиции России, а затем и СССР. Особенно это характерно для материалов периодической печати того времени, содержащих по поводу ситуации в Курдистане и вокруг него смесь подлинных фактов, вымыслов, домыслов, слухов и т. д. Конечно, нельзя в этом винить всех тех, кто занимался историей, особенно во времена, когда было можно писать только то, что «сверху» разрешали публиковать. Известный российский курдовед М.С.Лазарев отмечал: «.волнения в Курдистане непосредственно затрагивали безопасность южных границ молодых советских республик . значительная часть содержавшейся в советской прессе информации о курдских делах была из вторых рук, что сказывалось на ее достоверности, . стремление советских авторов актуализировать курдский вопрос не всегда укладывалось в рамки научной объективности. Были и перехлесты (такие, как стремление везде видеть империалистические козни, особенно «руку Англии» и т. п.), вполне впрочем объяснимая обстоятельствами того времени. Отчасти эта неприемлемая для нынешнего состояния курдоведения тенденция сказывалась и на работах серьезных ученых 20-40-х годов»25.

О советских курдах известно крайне мало, исключительно то, о чём советское правительство разрешало писать в пропагандистских целях. Поэтому немаловажное значение имеет стремление заново изучить эти отношения и

25 Лазарев, М.С. Империализм и курдский вопрос (1917-1923). М., 1989. С. 10. осветить те страницы истории советских курдов, которые по каким-либо причинам умалчивались.

Среди курдоязычных исследователей проблем Курдистана можно выделить Р. С. Рашида. Его работа «Этноконфессиональная ситуация в современном Курдистане» вводит читателя в мир верований и обычаев курдского общества, анализирует исторические судьбы важнейших

Л/Г религиозных общин Курдистана . Позиция автора по мусульманским и немусульманским конфессиям в среде курдов основана как на источниках, так и его собственном участии в конфессиональной ситуации региона, и в этом отношении представляет большой интерес для читателя.

Немалый вклад в историческое курдоведение внесли К.К. Курдоев, Ш. Ашири, Ш. Сайда, Б. Расула, X. Барзани, в публикациях которых дана довольно объективная оценка ситуации в курдских районах Ближнего и Среднего Востока, оценки деятельности лидеров курдского сопротивления и положения

97 разных социальных слоев курдского общества . Большой интерес привлекает статья Е. Экрема, посвященная формированию и развитию курдской политической журналистики и ее вкладу в освободительное движение народа28.

Интересна работа курдского исследователя Дерсими М. Н. «Kurdistan Tarihinde Dersim» («Дерсим в истории Курдистана»), изданная в Халебе в 1952 г.29 Работа повествует о славной странице, вписанной жителями Дерсима в историю народа своей самоотверженной борьбой за независимость и самоопределение. Дерсимцы всегда отличались свободолюбием, поэтому турецкие власти применяли особые методы подавления и репрессий по

26 Рашад Сабри Рашид. Этноконфессиональная ситуация в современном Курдистане. М.; СПб, 2004.

27 Курдоев, К.К. Некоторые сведения о курдском языке и истории. Багдад, 1973; Ашири, Ш. Содружество Независимых Государств. Судьбы и надежды // ААС. 1998. № 2.; Сайд, Ш. Штрихи биографии. Генеральный секретарь Патриотического союза Курдистана Джеляль Талабани // ААС. 1998. № 2; Расул, Б. Сирия. Размолвка после «медового месяца» // ААС. 1998. № 2; Барзани, X. Курдские политические партии и общественные организации в борьбе за разрешение курдской проблемы. М., 1971.

28 Экрем, Е. И слово - дело // ААС. 1998. '2.

29 Dersimi, М. N. Kurdistan Tarihinde Dersim. Halep, 1952. отношению к его жителям. Пути улучшения положения курдского населения

Северо-Западного Курдистана пытается указать исследователь А. Кырджа в своей статье «Guney dogunun cikis yolu» («Как выйти из ситуации на Юго

Востоке») 30. Обобщающее исследование под названием «Kurdistanda ulusal kurtulus problemi ve соз um yolu» («Проблемы национального освобождения в

Курдистане и пути решения») было издано в одном из крупных центров

11 эмиграции курдов Кёльне в 1999 г. Работа выдержана в духе времени и пытается указать единственно правильный путь освобождения - мирный, демократический.

Фундаментальные исследования Амина Заки М., Мазхара А. Кемаля, Мардохи Курдистани шейха Мохаммеда, Мирзы Мухаммада Амина Мангури, Касимлу Абдурахмана, Хавара М. Расула, Наджати Абдуллы, Хаурами 1 Афрансиаба и др. затрагивают разные периоды истории курдского народа, отдельных его княжеств (Ар^алан, Бабан и др.), курдскую проблему в аспекте османо-персидских отношений, крупнейшие восстания под руководством вождя курдского народа Симко, шейха Сайда, трагедию советских курдов, позицию

32

СССР в курдском вопросе и др. . Богатый фактический материал, лежащий в основе этих работ, позволил авторам дать всестороннюю оценку важных аспектов освободительного движения курдов и отношение правительств стран Ближнего и Среднего Востока к этому движению.

Среди трудов на персидском языке можно отметить работу Шарафканди Садика «Краткая история национального движения курдов», переведенная с персидского на курдский и изданная в Стокгольме в 1995 г. Автор пытается

30 Kirca, A. Guney dogunun cikis yolu // Sabah. 1997.1 83.

31 Kurdistanda ulusal kurtulus problemi ve cofum yolu. Koln. 1999.

32 Амин Заки M. Курды и Курдистан. Багдад, 1938; Мазхар, А. Кемаль. несколько страниц из истории курдского народа. Багдад, 1985; Мардохи Курдистани шейх Мохамед. История курдов и Курдистана. Багдад, 1991; Харав, М. Расул. Симко (Исмаиль-ага Шукук) и национальное движение курдов. Стокгольм, 1995; Наджати Абдулла. Курдистан и проблемы османо-персидских границ (1639-1847). Хаулер, 2001; Мирза Мухаммад Амин Мангури. Действительные события вокруг шейха Махмуда в деле независимости курдов. Сулеймания, 2003; Хаурами Афрансиаб. Восстание шейха Сайда. Сулеймания, 2003. объективно, на основе документального материала показать славные страницы освободительной борьбы курдского народа, однако специально позиция российского и советского правительств в курдском вопросе в работе не затрагивается.

Исследования турецких, арабских (Ирак, Сирия) авторов в большей части соответствуют официальной политике властей и преследуют цель показать либо равные условия существования курдского народа и арабов, персов, турков и наличие гражданских прав у всех народов, населяющих страны, разделившие Курдистан, либо не скрывают своей позиции игнорирования курдского меньшинства (последнее характерно для литературы более раннего периода). К работам турецких авторов относятся изданные в Стамбуле исследования Айдемира С. «Ikinci adam. Ismet Inonu» («Второй человек Исмет Инёню»), Бешикчи И. «Состояние Восточной Анатолии» (Dogu Anadolunun du3eni, 2 baski»), Джамала Б. «Восстание шейха Сайда» («Seyh Sait Isyani»), Угура Д. «Раны Республики» («Cumhuriyetin Yaralari») и ряд других33. Так, вопрос о причинах и характере восстания шейха Сайда вызвал много противоречивых суждений в турецкой прессе. Эти суждения не были результатом научных исследований, но лишь отражали настроения пристрастных политиков, которые истолковывали курдское восстание главным образом в интересах своей страны и своих классовых групп. Одна точка зрения турецких политиков - это был простой разбой диких племен, другая, в качестве основной причины восстания, называет религиозный фанатизм курдов, которые, якобы, стремились восстановить халифат и султанат, третья точка зрения связывает восстание с интригами иностранцев, в частности англичан 34. Ни одна из этих точек зрения не выдерживает критики, т.к. восстание было вызвано постоянно

33 Aydemir, S.S. Ikinci adam. Ismet Inonu. Cilt I. Istanbul, 1968; Besikci I. Dogu Anadolunun du? eni, 2 baski. Istanbul. 1970; Cemal B. Seyh Sait Isyani. Istanbul. 1955; Ugur Dundar. Cumhuriyetin Yaralari. Ankara. 1998.

34 Hayat Ansiklopedisi. Cilt. 7. Ankara, 1932. N. 4359; Nemal B.Seyh Isyani.IstanbuI,.1955. S. 152. действующими внутренними факторами, а восстановление султаната и халифата не сулило курдам ничего хорошего, поскольку курды и при султане-халифе в XIX в. боролись за свои права и было подготовлено не шейхами, а главным образом Комитетом независимости Курдистана - светской организацией, ставившей задачу освобождения Курдистана35.

Западных исследователей больше интересуют этноконфессиональные и культурологические проблемы курдоведения. С современным состоянием курдского вопроса западная общественность знакомится в основном через информационные материалы периодической печати.

В западноевропейской историографии видное место занимает известный голландский курдовед Мартин ван Брюнессен, находившийся с исследовательской целью в 1974-1976 гг. в районах компактного проживания курдов Турции, Ирана, Ирака. Под впечатлением увиденного и по собственным наблюдениям исследователь написал книгу «Ага, шейхи и государства в Курдистане», а в 1992 г. - фундаментальный труд «Очерки о Курдистане» (издан в Стамбуле на турецком языке). Автор исследует деятельность религиозных орденов накшбанди и кадирия, роль и место религии в курдском обществе, подробно анализирует ситуацию в Курдистане, политическое и социальное положение курдов Турции, Ирака и Ирана. Работы английского ученого А. Сафрастяна «Курды и Курдистан» (Лондон, 1948 г.) и шведского исследователя курдского происхождения Швана «Курдские национальные движения» (Стокгольм, 1970 г.) охватывают территориальные границы Малой Азии и Среднего Востока и анализируют развитие общества и освободительное движение курдов в странах, разделивших Курдистан.

Несомненный интерес представляют материалы русско-, курдо-, арабоязычных журналов и газет, издаваемых курдскими общественными

35 Курдское движение в новое и новейшее время. М., 1987. С. 131-133. организациями - «Дружба», «Курдистан-рапорт», «Свободный Курдистан», «Стон Родины», «Караван», «Рабун», «Голос курда» и т.д.

В публикациях на страницах курдской периодики сосредоточены как материалы исследовательского, так и источникового характера 36. Зарубежные периодические издания курдской эмиграции - «Агшапс» (Стокгольм), «Denge Komkar» (Кельр) знакомят большую курдскую диаспору Европы (наибольшая в Германии) и европейское население с проблемой курдов, их историей и современным положением.

Анализ российской, курдоязычной и зарубежной литературы свидетельствует о том, что в историографии накоплен немалый опыт изучения курдской проблемы, особенно в российской. Целый ряд трудов современных исследователей-курдоведов, посвященных различным периодам курдского национального движения и отношения к ним России, оказал существенную помощь в изучении интересующих автора вопросов и во многом облегчил его задачи при работе над диссертацией. В то же время комплексные, обобщающие труды, анализирующие социально-экономическое, политическое положение курдов в XIX - первой трети XX вв., формирование курдского национализма, интернационализацию конфликта, политику иранского и турецкого, российского, советского правительств в отношении курдского меньшинства отсутствуют. Все это делает необходимым разработку - с учетом уже имеющихся исследований - проблемы борьбы курдского народа за национальное самоопределение и позиции России (СССР) в этом вопросе.

Цель данной работы - раскрыть проблему борьбы курдского народа за самоопределение в XIX - первой трети XX вв. и показать позицию России (СССР) в курдском вопросе.

36Надиров Н. Курдистан в фокусе мировой нефтяной политики // Дружба. 1997. № 1; Нодар Москаи. Этнографический Курдистан: «границы и население // Дружба. 2005. № 26; Асо И. Сопротивление - жизнь // Стон Родины 1999. № 1-2; Джабраилов, К. Пришло время курдов // Свободный Курдистан. 2002.04.

Достижению цели диссертационного исследования способствовало решение следующих задач:

1.Проанализировать положение курдских эмиратов в первой половине XIX в.

2. Рассмотреть политику России в Закавказье и Малой Азии и ее отношение к освободительной борьбе курдского народа в конце XVIII-первой половине XIX в.

3. Осветить последствия Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. для Курдистана.

4. Исследовать восстание курдского народа под руководством шейха Обейдуллы и выявить позицию России в этом вопросе.

5. Продемонстрировать политику османского и иранского правительств по курдской проблеме в конце XIX - начале XX в.

6. Выявить методы подавления освободительных устремлений народа и процесс формирования курдского национализма на рубеже XIX-XX вв.

7. Показать интернационализацию курдской проблемы в начале XX в.

8. Охарактеризовать положение в Северо-Западном Курдистане после распада Османской империи и поддержку Советской Россией кемалистского правительства в курдском вопросе.

9. Оценить размах освободительных устремлений курдов в 1920-1930-е гг. и показать политику СССР в курдском вопросе.

10. Проследить политику советского правительства в отношении курдов Закавказья в межвоенный период (1918-1930-е гг.).

Методологической основой исследования является принцип историзма, который рассматривается также и как принцип познания, система мышления, требующие изучения исследуемых явлений и процессов в их конкретно-исторической обусловленности и развитии. При анализе проблемы автор стремится в объективности, всесторонности изучения предмета исследования в контексте исторической эпохи и взаимосвязи с соседствующими явлениями, событиями и процессами, к свободе от идеологической или любой иной предвзятости и заданности. Весьма важен для данного исследования тезис о праве наций на самоопределение вплоть до отделения и возможность его реализации в разных исторических условиях, что означает свободное установление каждой нацией различных форм отношений с другими народами (автономия, федерация), вплоть до отделения и образования независимого государства, самостоятельное решение всех вопросов своего внутреннего устройства. Необходимо весьма четко уяснить понятия «нация» и «национализм».

Известно, что нация - это историческая общность людей, складывающаяся в ходе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, некоторых особенностей культуры и характера. Национальное самосознание, возникнув, становится важным условием существования и развития нации. Процесс формирования наций определяется соотношением экономических, политических, этнических признаков. Для правильного понимания сущности нации, необходимо различать такие взаимосвязанные, но не идентичные понятия, как «нации» и «национальность». Понятие «национальность», выражая этническую общность, является более узким, чем понятие «нация». Различение их поможет объяснить, почему группы людей, имеющие общую национальность (этнические особенности языка, культуры) с той или иной нацией, но не живущие на её территории, не являются представителями данной нации. Поэтому, разделённый курдский народ скорее можно охарактеризовать как национальность.

Что касается понятия «национализм». В зависимости от исторических условий национализм играет различную роль на разных этапах развития общества. В период перехода от феодализма к капитализму буржуазный национализм, заинтересованный в становлении наций и образовании национальных государств, имел исторически прогрессивное значение. Однако в период империализма национализм реакционной буржуазии становится идеологией и политикой угнетения одних наций другой, великодержавной нацией, господствующие классы которой разжигают расовую и национальную вражду, проводят политику национальной дискриминации, ставят более слабые нации и народности в подчиненное и бесправное положение, нещадно их эксплуатируют.

В национализме же угнетенной нации, в данном случае курдов, есть общедемократическое содержание, направленное против угнетения, к освобождению угнетенного народа, национальной независимости, национальному возрождению, признанию его национальной самобытности, самоидентификации, права народа на самоопределение. В национализме покоренного народа определяется важная роль и значение национальных традиций, национального культурного наследия, включающих в себя также и ценности общечеловеческой культуры и цивилизации.

В то же время нельзя не отметить другую сторону национализма угнетенной нации, выражающую идеологию и интересы реакционной эксплуататорской верхушки. В этом сказывается двойственный по своей природе характер национальной буржуазии, которая по мере нарастания противоречий между трудящимися и имущими группами общества проявляет все большую склонность к соглашательству и внутренней реакцией.

Автор использовал также историко-генетический метод, с помощью которого удалось проанализировать и раскрыть свойства, функции и изменения изучаемой реальности, причинно-следственные связи и эволюцию исследуемых явлений в процессе исторического развития. Борьба курдского народа за независимость - это чередование взлетов и падений, удач и неудач побед и потерь, и в анализе причинно-следственных связей, диалектики этих явлений большую помощь оказывает историко-генетический метод.

Историко-типологический метод позволяет выделить единое, присущее многообразию явлений и применяется автором при изучении особенностей развития Курдистана в XIX и XX вв. В этом контексте весьма важно понять значение словосочетания «курдское движение», включающее в себя борьбу курдского народа в широком смысле этого слова - от антитурецких и антииранских восстаний отдельных эмиров и шейхов до мощных освободительных движений курдского народа, формирование национального самосознания, создание политических партий, организаций, эмигрантских обществ, ставивших целью самоопределение народа, особенно в условиях раздела Курдистана между четырьмя государствами, определение единства целевых установок, методов борьбы курдского народа в разных регионах, сохранение национальной идентичности в условиях раздельного проживания, национального языка, культуры и т.д.

Основой применения историко-системного метода в исследовании является определение общего и единичного в общественно-историческом развитии курдского народа.

Методы конкретно-исторический и сравнительного анализа позволили исследовать явление в динамике его развития, выявить характерное и особенное, провести сравнительный анализ со сходными процессами в других регионах, делать ретроспективные обзоры. Историко-ситуационный метод предполагает также оценку событий и явлений, исходя из реалий конкретно-исторической ситуации, что в известной мере оберегает исследователя от предвзятости. Таких ситуаций в истории Курдистана, его взаимоотношений с сопредельными народами, властями - завоевавшими территорию расселения курдского народа в рассматриваемый период немало.

В своей исследовательской работе диссертант опирался на историографические традиции ученых разных стран, создавших методологию исследования теории национально-освободительного движения. Важное значение для данной работы имеет использование методологических принципов современных специалистов-курдоведов, которые позволили критически взглянуть на проблемы идеологии, внутреннюю политику стран, разделивших Курдистан, их внешнеполитические связи с государствами, имевшими прямые и косвенные отношения с курдами.

Источниковую основу исследования составил комплекс разнохарактерных, но взаимодополняющих источников на русском, турецком, курдском, английском, арабском и других языках, которые можно разделить на опубликованные и неопубликованные. Опубликованные источники, в свою очередь, делятся на следующие группы: дипломатические документы, сборники договоров, материалы международных организаций; 2) речи и выступления государственных, политических деятелей; 3) источники личного происхождения.

К числу неопубликованных источников, использованных автором в работе, относятся материалы Архива внешней политики России, представленные, в основном, перепиской государственных деятелей, министров иностранных дел,

XI послов, представителей консульских отделов России в Иране и Турции и т.д. . Материалы эти крайне важны для понимания позиции России в курдском вопросе в разные периоды истории (XIX - начало XX вв.), зависимость курдской проблемы от национальных интересов России в Малой Азии и на Кавказе, от официальных отношений с османским и каджарским правительствами, изменение политики Советской России в отношении курдского меньшинства Турции и Ирана в 1920—1930-е гг.

В научный оборот введены также документы Российского государственного военно-исторического архива и Центрального государственного исторического архива Грузии 38. Благодаря этим документам

37 Архив внешней политики Российской империи. Фонды: Главный архив 1-9, Политархив, Миссия в Персии, Персидский стол, Посольство в Константинополе, Канцелярия МИД и др.

38 Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 2000. On. 1. Д. 3851; Ф. 450. Д. 48, 98; ЦГИА Грузии. Ф. 11. Дипломатическая канцелярия наместника кавказского. Д. 548. автору удалось объективно показать внутренние и внешнеполитические причины изменения политики Царской России в курдском вопросе, во многом связанные с соперничеством великих держав Запада в Западной Азии, а также эволюцию политики советского правительства в отношении курдского национального меньшинства.

Курдоведением в России с самого начала его возникновения занимались, в основном, военно-политические деятели и дипломатические чиновники, которые имели дело непосредственно с курдами в районах их расселения в Закавказье и особенно Курдистане. Они собрали и опубликовали большое количество разнообразных сведений о курдах, которые являлись ценнейшим источником для академической и университетской науки в России.

К числу опубликованных материалов можно отнести, в первую очередь, документы дипломатических ведомств. Российские дипломаты передали Академии наук собранную ими в курдских регионах обширную коллекцию письменных памятников курдской культуры. Уже в 1826 г. на страницах «Санкт-Петербургской газеты» академик X. Д. Френ указал на особую ценность «Шараф-наме» Шараф-хана Бидлиси как первоклассного исторического источника по истории и культуре курдов. В 1860-1862 гг. В.В. Вельяминов-Зернов, молодой востоковед, позднее доктор турецко-татарской словесности, издал персидский текст «Шараф-наме» 39. Труд курдского историка Шараф-хана Бидлиси «Шараф-наме» - известный памятник по истории курдов и Курдистана, переведенный на многие языки. Доктор исторических наук Е.И. Васильева, крупный специалист санкт-петербургской школы курдоведения, отдавший много лет изучению памятников курдской письменности, в 1976 г. перевела «Шараф-наме». В 1984 г. Е.И. Васильева подготовила к печати и издала текст «Хроники» (История курдского княжества дома Бани Арделан) Хусрава ибн Мухуммада Бани Арделана с введением и примечаниями. В арсенале курдоведения старой России

39 Жигалина, О. Курдоведение в России // ААС. 1999. № 9. С. 7. немало важных исследований и открытий; его достижения признаны мировой востоковедческой наукой. Особенно большими успехами отмечена работа российских ученых в подготовке и публикации исторических памятников и их переводов на русский и западноевропейские языки.

В работе использованы также сборник документов по советско-иранским отношениям, консульские доклады, поступавшие в российскую столицу из Южной Персии, являющейся сферой британского влияния и Северной Персии -российской сферы влияния, сборник документов «Международные отношения 1870--1918 гг.» (М., 1940), материалы Севрского, Лозаннского договоров 40. Севрский и Лозаннский мирные договоры подвели итог под распад Османской империи и обусловили территориально-политические изменения в Турецком государстве после Первой мировой войны. Договоры так или иначе касались и территории Курдистана, оказавшегося расчлененным между Турцией, Ираком, Сирией и Ираном.

При исследовании вопроса о политике России в Иране в XIX в., автор обратился к документам русско-иранских договоров, заключенных по результатам войн между двумя странами, проходившим в первой трети XIX в. -Гюлистанскому 1813 г. и Туркманчайскому 1828 г. Договоры оформили территориальное перераспределение между двумя странами, усиление позиций России в экономике Ирана и льготы для российских купцов на территории Персии. Отсюда и вытекает тот интерес, который проявляли российские власти к иранским делам и нежелание портить отношения с каджарской династией во имя интересов курдов 41. Таким образом, документы проливают свет на позицию России в отношении курдов Персии.

40 Советско-иранские отношения в договорах, конвенциях и соглашениях. М., 1946; Севрский мирный договор и акты, подписанные в Лозанне. М., 1927; Северная Персия (консульские доклады). М., 1973; Сборник консульских докладов (Южная Персия). М., 1932.

41 Трактат, заключенный в Гюлистане 12 октября 1813 г. // Новая история Ирана. Хрестоматия. М., 1988; Трактат, заключенный в Туркманчае 10 февраля 1818 г.; Особый Акт (о торговле), заключенный

Ценным источником по проблеме являются «Советско-иранские отношения в договорах, конвенциях и соглашениях» (М., 1946), в котором отражен ряд интересных материалов, связанных с развитием отношений между Советским Союзом и Персией в межвоенные и военные годы, история первых советско-иранских договоров и соглашений, подтвердивших отказ от Советской России от капитуляционных льгот и своей сферы влияния в Иране после Октябрьской революции. Что касается раннего периода российско-иранских и российско-турецких отношений, то документальной базой этого периода явились материалы, относящиеся к периоду турецко-египетского конфликта, политике поддержки Россией правительства Махмуда II и заключения Ункяр-Искелессийского оборонительного договора между Россией и Турцией сроком на 8 лет, что на время нормализовало двусторонние отношения, а также к эпохе реформ в Османской империи. В документальных материалах представлены положения Гюльханейского хатт-и-шерифа, декларировавшего равенство всех народов империи независимо от национальности и вероисповедания (оставшийся, впрочем, на бумаге). Глубокий анализ двусторонних российско-иранских дипломатических отношений по материалам русских архивов дается исследователем П.П. Бушевым 42. Материалы, правда, охватывают период начала новой истории (XVII в.), но знакомство с ними позволяет глубже ознакомиться с предысторией вопроса и лучше понять характер российско-иранских отношений более позднего периода.

Одним из важнейших источников, позволяющих изучить правовое положение национальных меньшинств Турции - это основной закон в Туркманчае 10 февраля 1828 г. // Новая история Ирана. Хрестоматия. М., 1988; Из англоперсидского договора 1814 г. //Хрестоматия по новой истории. Т. 2. М.,1965 и др.

42 Ункяр-Искелессийский договор об оборонительном союзе между Россией и Турцией (8/VII.1833) // Хрестоматия по новой истории: В 3. т. Т. II. М., 1965; Гюльханейский хатт-и-шериф // Хрестоматия по новой истории: В 3-х тт. Т. 2. М., 1965; Бушев П.П. История посольств и дипломатических отношений русского и иранского государств (по русским архивам). М., 1976. государства - Конституция республиканской конституции 1924 г. 43. Статьи конституции, касающиеся гражданских прав национальных меньшинств, свидетельствуют об отсутствии демократических прав и свобод у нетитульных народов, по сути дела игнорируют чаяния курдского народа, не признают за ним прав на национальную и культурную идентичность. Конституции являются законодательным выражением ассимиляторской политики турецких правящих курдов по отношению к национальным меньшинствам и курдам.

Важным документом исследования являются речи, труды, выступления государственных, политических, общественных деятелей. Весьма ценны для данного исследования речи и выступления первого президента Турецкой Республики Мустафы Кемаля-паши (Ататюрка), которые позволяют проанализировать положение национальных меньшинств в стране с первых лет существования республиканского строя, жесткую политику их тюркизации 44. Принцип национализма, являвшийся одним из шести принципов проправительственной Народно-Республиканской партии, а в начале 1930-х гг. внесенный в Конституцию 1924 г. в качестве дополнения, свидетельствует об угнетенном положении нетурецких народов в государстве, в частности, курдов. •

Записки путешественников - ценный исторический источник, из которых можно почерпнуть важные, правда, порой субъективные сведения о эпохе. Интересны заметки и впечатления о курдах российского исследователя В. Ф. Минорского, курдского - Гаурани Али Сейдо и западного - Рича К. Дж., которые восполняют сведения о курдах Малой Азии, территории их расселения, жизни, быте, традициях, образе жизни, общественно-экономическом и политическом уровне развития45.

43 Конституция Турецкой Республики 1924 г.//Приложение к работе Современная Турция. М., 1958.

44 Мустафа Кемаль. Путь новой Турции. Т. I - IV. М., 1929-1934.

45 Минорский, В.Ф. Курды. Заметки и впечатления. Петроград, 1915; Гаурани Али Сейдо. Из Аммана в Амеди. Путешествие по Южному Курдистану. Каир, 1939; Рич К. Дж. Путешествие Рича в Курдистан. 1820. Тебриз, 1991.

Нельзя обойти вниманием такие важные документы эпохи российско-иранских и российско-турецких противоречий, как статьи и заметки известного российского востоковеда П.А. Чихачева «Великие державы и Восточный вопрос» 46, явившиеся следствием его восьми научных экспедиций по Малой Азии с 1848 по 1863 гг. В его трудах нашли отражение важные события общественно-политической международной жизни стран Запада и Востока, нарастающие социальные противоречия, острая идеологическая борьба. Материалист, гуманист, разносторонне образованный человек, неутомимый путешественник, обладавший выдающимся литературным даром, исследователь П.А. Чихачев по праву заслужил, чтобы его имя стало в ряду тех, кто является национальной гордостью русской науки. Непосредственные наблюдения жизни народов Востока, интерес к экономике, государственному и политическому j устройству стран Малой Азии, изучение положения Османской империи и борьбе крупных европейских держав - России, Англии, Франции, Австрии за господство в районе Ближнего Востока, в частности, накануне, во время и после Крымской войны, блестяще отражены в его статьях, вошедших в указанный сборник. Восточный вопрос неразрывно связан с национально- -освободительным движением разных мусульманских и христианских народов, веками испытывавших гнет султанских властей, этому вопросу в труде П.А. Чихачева уделяется, наряду с борьбой держав, центральное место.

Среди автобиографических и биографических исследований весьма ценным представляются автобиография Бадирхана А., известного курдского общественно-политического деятеля, члены семьи которого - представители курдской интеллигенции, многие из которых получили образование в Европе, сыграли видную роль в истории борьбы курдского народа за независимость, в частности, в формировании курдской прессы, на страницах которой излагали идеи борьбы за самоопределение и способствовали формированию

46 Чихачев, П. А. Великие державы и Восточный вопрос. М., 1970. национального самосознания курдского народа 47. В этой связи интересны воспоминания известного деятеля курдского движения Масуда Барзани о своем отце - лидере курдов Ирака Мустафе Барзани, его роли и вкладе в освободительную борьбу курдского народа, а также «Воспоминания» о борьбе

4Q курдского народа Рафика Хильми, Силопи Зинара .

Ценную информацию, прежде всего в фактологическом плане, дают материалы периодической печати. Пресса является единственным источником информации в освещении последнего периода событий, которые не успели еще найти своего отражения в литературе, она содержит не только широкий спектр сведений о политической и военной жизни организации, но и материалы по истории и культуре Курдистана. Исторически так сложилось, что курдская журналистика родилась и развивалась преимущественно в эмиграции, в силу; этого курдские газеты, журналы издаются за рубежом, исследователи работают и публикуют свои труды тоже в основном за пределами исторической родины. Научная новизна исследования заключается в следующем: впервые курдская проблема анализируется в комплексе социально-экономических, политических, международных факторов и охватывает хронологический период XIX - первой трети XX вв.; показана политика России в Закавказье и Малой Азии в XIX- начале XX в., отсутствие четкой политики царского правительства в курдском вопросе, его стремление, с одной стороны, привлечь курдов Малой Азии на свою сторону, с другой, нежелание осложнять отношения с Портой и каджарскими властями ; выявлены последствия Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. для дальнейших судеб Курдистана и позиция России в курдском вопросе в период восстания шейха Обейдуллы (1880 г.);

47 Бадирхан, А. Автобиография // Метин Дахук. 1999. № 93.

48 Барзани, М. Мустафа Барзани и курдское освободительное движение (1931- 1961). СПб, 2005; Хильми Рафик. Воспоминания; В 2-х т. Багдад, 1988; Силопи, Зинар. Борьба за Курдистан. Воспоминания. Бейрут, 1987. продемонстрирована политика османского и иранского правительств по курдской проблеме в конце XIX - начале XX в., формы и методы подавления освободительного движения курдов; рассмотрен процесс формирования курдского национализма на рубеже XIX - XX вв., вклад курдской интеллигенции, в основном эмигрантской, в развитие освободительного движения, значение политической публицистики в деле роста самосознания курдов; исследована интернационализация курдской проблемы в период и после Первой мировой войны, попытка её решения на Парижской мирной конференции и крушение надежд курдского народа на самоопределение после раздела страны на три части вследствие распада Османской империи - иракскую, сирийскую и турецкую. изучена политика правительства Турецкой Республики по курдской проблеме в 1920-1930-е гг. и определена позиция Советской России в вопросе курдского самоопределения в связи с улучшением советско-турецких отношений; освещена политика советского правительства в отношении курдского меньшинства Закавказья в 1920-е гг. и постепенное ухудшение положения курдов в СССР в 1930-е гг., связанное с началом сталинских репрессий.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Медленные темпы социального, экономического и политического развития курдских вилайетов Османской империи и Ирана явились одной из предпосылок борьбы курдского народа за самоопределение.

2. Политика правительства Российской империи в отношении курдов определялась ее геополитическими и стратегическими интересами и предопределила ее позицию в курдском вопросе, связанную с нежеланием осложнять отношения с Ираном и возможностью использовать курдов Османской империи в своих интересах во время русско-турецких войн.

3. Восстание под руководством шейха Обейдуллы явилось одним из последствий русско-турецкой войны 1877- 1878 гг., своим размахом, организованностью и масштабностью продемонстрировавшее неистребимость стремления курдского народа к независимости с одной стороны, и отсутствие четкой позиции России в курдском вопросе, не пожелавшей осложнять отношения с Османской империей после окончания войны и заключения мирных договоров.

4. Ужесточение политики в отношении национальных меньшинств в Османской империи и в Персии в последней трети XIX - начале XX вв. с одной стороны, тактика лавирования, заигрывания с курдской знатью, стремление расколоть курдское общество путем привлечения племенной и бюрократической верхушки Курдистана на сторону османского и персидского правительств, с другой, - следствие активизации освободительных устремлений курдского народа и важный фактор роста национального самосознания;

5. Рост национального самосознания курдского народа явился также следствием формирования идей национализма в среде курдской интеллигенции, в основном в эмигрантской, её просветительской и политической деятельности, проявившейся в создании патриотических организаций, комитетов, национальных органов прессы, поддержавших движение младотурок в борьбе с абдулхамидовской тиранией и быстро разочаровавшейся в их предательской шовинистической политике, направленной на разжигание межнациональной розни и реализацию идеологии пантюркизма.

6. Выход курдской проблемы на международную арену и попытка её решения при участии великих держав Запада способствовали интернационализации курдского вопроса, однако не удовлетворили чаяний народа, более того, привели к разделу курдских территорий после распада Османской империи на три части.

7. Дискриминация курдского населения правительствами Турецкой Республики и Ирана явилась детонатором мощных движений под руководством Симко в Иране и восстаний в районах Арарата и Дерсима в Турции в 1920-1930-е гг.

8. Позиция Советской России в условиях роста освободительных тенденций в курдском обществе в межвоенные годы определялась ее отношением к Турции и Ирану и формировалась в соответствии с межправительственными официальными договоренностями и национальными интересами России.

9. Политика Советского правительства в национальном вопросе, стремление поднять экономический и культурный уровень курдского населения Закавказья, вовлечь его в общественно-политическую жизнь, формирование Курдской национальной автономии Азербайджана - свидетельство попыток и усилий советской власти в реализации своего видения национального вопроса, однако, в конце 1920-x-l930-е гг. эта политика стала эволюционизировать в сторону ужесточения национальной политики, в частности, в отношении курдского населения, и получила своё уродливое проявление в условиях командно-административной системы в репрессиях и депортациях малых народов.

Теоретическая и практическая значимость настоящей диссертационной работы определяется тем, что положения, собранный фактический материал могут быть использования в научных разработках специалистов, занимающихся исследованием различных проблем курдоведения, в частности, проблем национального движения курдов, их отношений с Россией. Работа может быть востребована в учебном процессе высших учебных заведений, при чтении общих, профилирующих и специальных курсов, в исследовательской работе студентов-востоковедов, историков, международников, при подготовке спецкурсов.

Исследование может иметь практическое значение при анализе успехов и неудач освободительного движения в курдских регионах, а также в контексте урегулирования межнациональных конфликтов.

Апробация диссертационного исследования. Диссертация обсуждалась и рекомендована к защите на заседании кафедры новой, новейшей истории и международных отношений Кубанского государственного университета. Материалы диссертационного исследования послужили основой для докладов на международных, региональных и краевых научных конференциях в 2006 -2007 гг. Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в монографии автора «Курдско-российские отношения», изданной в Стокгольме в 1999 г. (12 п.л.); в статье «Курдистан в период Крымской войны. Отношения с Россией», опубликованной в журнале «Человек. Сообщество. Управление», включенном в список ВАК в научных статьях общим объемом 17,2 п.л.

Похожие диссертационные работы по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Всеобщая история (соответствующего периода)», Мустафа Арам Али

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из изложенного можно сделать следующие выводы:

1. Освободительную борьбу курдов в первой паоловине XIX в. возглавляли лидеры независимых и полузависимых княжеств, феодально-племенной знати, которые вдохновлялись, в сущности, партикуляристско-сепаратистскими идеалами - созданием независимых курдских княжеств, целями расширения территории своих эмиратов, часто через захват мелких бейликов и, наконец, достижения реальной независимости от Османской империи и Персии. Самыми яркими выступлениями были восстания эмира княжества Соран Мир Мохаммеда и ботанского эмира Бадирхана. Однако этот период отличался отсутствием консолидации в среде курдов.

2. Заинтересованность России в регионе Ближнего Востока с рубежа XVIII -XIX вв. проявлялась в экономическом проникновении в Курдистан, однако устремления России в этом направлении не всегда были успешными, особенно в отношении восточных вилайетов Османской империи, вызывавших повышенный интерес европейских держав - соперников России, в первую очередь Великобритании, и в меньшей степени, Франции. Наибольших успехов добилась Россия в Восточном и Северо-Восточном Курдистане, входивших в состав Ирана. Под ее экономическом контролем уже со второй половины XIX в. находились огромные районы Персии, поэтому Россия ни при таких обстоятельствах не могла позволить ослабления Ирана, претендующего на роль крупной региональной державы в противовес Османской империи. Таким образом, в начале XIX в. Османская империя и Иран были марионетками европейских держав, которые не могли допустить распада этих империй и препятствовали освободительным устремлениям курдов.

3. Во второй половине XIX в. национально-освободительное движение курдского народа характеризуется усилением религиозного фактора при общей религиозной умеренности курдов. Даже самые яркие религиозные лидеры курдов не намеревались создать государственных образований, подобных имамату Шамиля. Одна из причин появления такого рода руководителей в освободительном движении курдского народа заключалась в том, что Османская империя и Иран не без помощи Англии и России покончили с традиционными «законными» лидерами курдского народа, навсегда уничтожив очаги национальной государственности в Курдистане. Долгое время место лидера в национально-освободительном движении курдского народа занимало духовенство, а также представители феодальных верхов. Пиком этого этапа борьбы стало восстание под руководством шейха Обейдуллы, впервые в истории курдского народа попытавшегося пробудить национальное самосознание народа и имевшего целью создание курдского государства. Освободительная борьба курдов вела к важным переменам в их общественном сознании: шло расшатывание межплеменной изоляции, ограничение династических притязаний, медленно, в упорной борьбе, формировалась идея курдского единства.

4. Европейские державы вмешивались в дела Порты и Персии, всячески помогали им в подавлении сепаратистских устремлений курдов. Без вмешательства и помощи великих держав Османская империя и шахский Иран не смогли бы противостоять курдам и другим народам региона, борющимся за самоопределение. Ослабление Османской империи не было в их интересах, особенно Англии, которая разными путями противостояла стремлению России укрепиться в регионе. Изменение обстановки, сложившейся в Курдистане на рубеже XIX—XX вв., поставило перед царским правительством курдский вопрос в качестве самостоятельной проблемы ее ближневосточной политики.

5. Со второй половины XIX в., Россия, страдавшая от дипломатической изоляции в результате укрепления османо-английского союза, начала уделять внимание курдам, живущим как в пределах Российской империи, так и вне её. Курды, со своей стороны, нашли в лице России союзника, без которого не смогли бы противостоять сильному врагу. Однако у российских властей не было четкого политического плана по отношению к курдам и курдскому вопросу. Христианским народам (ассирийцам, армянам) было отдано предпочтение в российской внешней политике в Закавказье. Курды, хорошо понимая роль и значение сотрудничества с северным соседом, неоднократно старались завязать связи с представителями России, однако не нашли нужной поддержки. Курдско-российские отношения в этот период не переживали никаких изменений и в отличие от Британской империи Россия не стремилась утвердиться в Курдистане. Политика России по отношению к курдам преследовала в качестве основной цели обеспечение их нейтралитета в войнах царизма с Ираном и Османской империей и вплоть до 90-х гг. XIX в. Россия не предпринимала каких-либо активных действий в Курдистане, ограничиваясь лишь наблюдением за положением в этой области, непосредственно примыкавшей к владениям России в Закавказье.

6. Для рубежа XIX - XX вв. определяющим является организованность и идеологическая борьба в курдском движении. Отличительной чертой курдского движения этого периода было появление первых ростков национализма как политического течения, носителями которого были представители нарождающейся интеллигенции - выходцы из феодально-клерикальной среды, в значительной мере сохранившие присущий ей менталитет. Идея курдского национализма предполагала создание единого независимого государства на территории этнического Курдистана, однако национальное движение, питаемое этой идеей, ввиду отсталости курдского общества, было в организационнополитическом отношении слабо оформлено и не смогло побороть традиционный феодальный сепаратизм.

Организатором этой борьбы за независимость в начале XX в. стали курдские националисты, проживающие большей частью в эмиграции, в культурном отношении европеизированные и политические ориентировавшиеся на помощь Запада.

7. После Первой мировой войны курдский вопрос впервые стал официально обсуждаться на международных конференциях, т.е. интернационализировался, однако решения проблемы в интересах народа не произошло из-за геополитических и экономических интересов великих держав Запада и России на Ближнем и Среднем Востоке.

8. После окончания Первой мировой войны произошел раздел Курдистана и районами проживания курдов стали такие государства как Иран, Ирак, Турция, Сирия. Немало курдов проживало в Закавказье. Следствием раздела Курдистана стали различные социально-экономические и политические условия существования курдов.

Политика террора, проводимая в Курдистане, привела к восстаниям курдов. Если раньше султанское и шахское правительства порой заигрывали с курдами с целью привлечь на свою сторону феодально-клерикальную верхушку, то теперь ультранационалистические круги, захватившие власть в этих странах, особенно в кемалистской Турции, стали проводить в своей внутренней политике жестко шовинистический курс с ярко выраженной ассимиляторской тенденцией. Официальные власти с крайней жестокостью расправлялись не только с восставшими, но и со всем курдским населением, направив силы на то, чтобы убить в курдах чувство национального самосознания, ускорить их ассимиляцию. Антикурдская политика правительств стран, разделивших Курдистан, принесла курдскому народу огромные бедствия. Курдский народ был лишен элементарных конституционных прав и подвергался дискриминации. Все это создавало предпосылки для нового подъема курдского освободительного движения, особенно принявшее широкий размах в Турции с середины 1920-х гг.

9. Политика правительств Турции, Ирана, Сирии, Ирака была направлена на социально-экономическую эксплуатацию курдского народа, использование курдских вилайетов в качестве аграрно-сырьевых придатков растущего национального капитализма. Господствующие на территории турецкого и иранского, а с 1918 гг. также иракского и сирийского Курдистана государства не давали курдскому народу возможностей ни для формирования внутреннего рынка, ни для развития национальных и политических связей. Негативную роль в истории курдского народа сыграло стратегическое положение его земель, наличие нефтяных ресурсов, что превратило регион в яблоко раздора между странами Запада и Востока.

10. После появления на политической карте мира Советского Союза российско-курдские отношения изменились. Во-первых, была устранена угроза Курдистану с севера, во-вторых, первые шаги в решении национального вопроса в СССР на принципах самоопределения наций дали основание курдскому движению видеть в Советской России образец для подражания и естественного союзника. Однако советское государство, которое на заре своего рождения подверглось жестокой дипломатической изоляции, нашло в республиканской Турции ближайшего союзника. Более того, оно стало рассматривать курдское движение как реакционное и пробританское, нарушающее стабильность в регионе в пользу Англии.

Советское правительство - первое государство, признавшее Турцию, оказывало дипломатическую, экономическую и военную помощь стране, беспощадно уничтожавшей не только стремление курдов к свободе, но и ставившей под угрозу само существование курдского народа. СССР не хотел изза курдовосложнять отношения со своими южными соседями - Турцией и Ираном, с которыми были заключены официальные договоры.

11. Уже в 1920-е гг. стал проявляться двойственный характер национальной политики, проводимой правительством СССР, который не мог не сказаться на судьбах народов СССР, в частности курдов. Созданное в 1923 г. на территории советского Азербайджана национальное образование в виде Курдистанского уезда просуществовало не долго. Депортация курдского народа, равно как и других национальных меньшинств СССР в 1930-е гг., явилась проявлением политики авторитаризма, усиления командно-административных тенденций в правительстве Советского Союза и стала трагедией для народов, подвергшихся насильственному выселению с насиженных мест с привычными природно-климатическими и экономическими условиями.

12. Среди республик Закавказья Армения была не только центром духовного и культурного развития курдов СССР, но и оказывала мощное влияние на зарубежных курдов. Однако с распадом СССР эти процессы затормозились. Проблема советских курдов заключалась в том, что в период сталинских репрессий они были депортированы со своей земли, а за пределами СССР у них не было национального государства, которое могло бы их защитить и куда они могли бы эмигрировать. Тем не менее, в таблице о национальном составе СССР графа «курды» сохранилась, и в этом велика заслуга народов Армении и Грузии, на территории которых проживали курды.

Таким образом, освободительное движение в Курдистане было важным фактором развития курдского общества, а процессы, происходившие в нем, придавали им социально-политическую окраску. Поражения курдских движений предопределялись раздробленностью сил повстанцев, как правило локализованных в пределах отдельных частей Курдистана и военно-политическим превосходством противников курдской свободы. Однако трудности и неудачи, с которыми сталкивалась борьба курдов, использование новых методов подавления курдского национального движения не пресекли волю курдов продолжать борьбу, не погубили курдское национальное сопротивление. Напротив, оно продолжало развиваться под воздействием прогрессивных изменений, происходивших в самом Курдистане, в других странах Ближнего Востока и на мировой арене в XX - начале XXI вв.

Словарь терминов

Алавиты - представители секты, название которой восходит к Али, двоюродному брату и зятю Пророка, позднее ставшему правоверным халифом. Приверженцы проживают в Турции и Сирии Ашар - налог, десятая доля урожая

Бабиды - последователи Баба, руководителя антифеодального движения в Иране в середине XIX в.

Бейлик - княжество, эмират Вилайет (ил, иляят) - провинция

ВНСТ - Великое Национальное собрание Турции (парламент) Ильче - уезд Илят - кочевник

Иттихадисты - младотурки, представляющие партию «Иттихад ве терраки» («Единение и прогресс»)

Зулюм - тирания, деспотия (эпоха реакции султана Абдул Хамида II) Каймакам - сельский староста, старшина

Каза (ильче) - низовая единица в административно-территориальном делении Турции

Кади - мусульманский судья

Лива - уезд - низовая единица административно-территориального деления в арабских странах

Медресе - религиозные школы (школы при мечетях)

Меджлис - парламент

Раня - крестьяне, оседлое население

Садр-азам - великий визирь

Санджак - область

Сераскер - военачальник

Сардар - глава, начальник, руководитель племени или отряда

Танзимат- эпоха реформ в Османской империи (1839-1876 гг.)

Текке - дервишские обители

Хаким - чиновник, правитель области в Иране

Хамидие - полурегулярная кавалерия, возданная султаном Абдул

Хамидом II из вождей курдских племен

Хукмадар- управляющий низовой административной единицей Фирман - султанский (правительственный) указ Эйлаг- равнина, пастбище

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Мустафа Арам Али, 2007 год

1. Неопубликованные источники

2. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ). Гл арх. 1 -9. Оп 8. 1842 г. Д. 13. Письмо К. В. Нессельроде от 10 февраля 1842 г.

3. АВПРИ. Гл. Арх 1-9. Оп. 8. 1848 г. Д 12, ч V. Л. 209. Письмо Н. В. Ханькова от 25 июля 1852 г.

4. АВПРИ. Гл. Арх 1-9. Оп. 8. 1848 г. Д. 12, ч V. Л. 237-242 «Записка об изучении «следов Шамилева гонца к Шейху Таха» от 11 июля 1852 г. составленная М. Гамазовым по поручению Е. И. Чирикова.

5. АВПРИ. Ф. «Посольство в Константинополе», 1907-1913 гг. Д. 3572. Л. 24-25

6. АВПРИ. Гл. Арх. 1-9. Оп. 8, 1880 г. Д. 29. Л. 5.

7. АВПРИ. Гл. арх. 1-9. Оп. 8, 1880 г. Д. 29. Л. 12 Телеграмма И. А. Зиновьева от 20 октября 1880 г.

8. АВПРИ. Ф. Гл. архив. 1-9», 1880-882 гг. Оп. 8. Д. 29. Л. 136.

9. АВПРИ. Ф. «Политархив», 1903. Д. 1639. Л. 139 -141.

10. АВПРИ. Ф. «Политархив», 1903. Д. 1639. Л. 92 -93.

11. АВПРИ. Ф. «Политархив», 1906 г. Д. 1642. Л. 142.

12. АВПРИ. Ф. «Полтархив», 1913 г. Д. 1047. Л. 36-37.

13. АВПРИ. Ф. «Миссия в Персии», 1914 г. Д. 90. Л. 53-59.

14. АВПРИ. Ф. «Миссия в Персии», 1912 г. Д. 98. Л. 70-71; 15-16.

15. АВПРИ. Ф. «Персидский стол», 1912 г. Д. 1208. Л. 65-67.

16. АВПРИ. Ф. «Персидский стол Б», 1913-1914 гг. Д. 563. Л. 314.

17. АВПРИ. Ф. «Персидский стол». 1901-1917 гг. Д 4486. Л. 63; Д. 19121914; Д. 3573, Л. 24-25.

18. АВПРИ. Ф. «Персидский стол», 1912 г. Д. 1208. Л. 255.

19. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2000-и. Д. 3931. Л. 90.

20. РГВИА. Ф. 2000. On. 1. Д. 3851. Л. 12-13, 17-18, 302; Ф. 450, д. 98. Л. 15. Ф. 446. Д.48. Л. 92.

21. Центральный государственный исторический архив Грузии (ЦГИА). Ф. 11. «Дипломатическая канцелярия наместника кавказского». Д. 548. «Донесение Кодинца Г. Розину В. от 14 июля 1838 г.»

22. Опубликованные источники 1.2. Сборники документова) на русском языке

23. Бушев, П.П. История посольств и дипломатических отношений русского и иранского государств в 1586-1612 гг.(по русским архивам). М., 1976.

24. Гюльханейский хатт-и-шериф // Хрестоматия по новой истории: В 3-х тг. Т. II. М., 1965.

25. Из англо-персидского договора 1814 г. // Хрестоматия по новой истории. М., 1965. Т. 2.

26. Трактат, заключенный в Гюлистане 12 октября 1813 г. // Новая история Ирана. Хрестоматия. М., 1988.

27. Трактат, заключенный в Туркманчае 10 февраля 1818 г.; Особый Акт (о торговле), заключенный в Туркманчае 10 февраля 1828 г. // Новая история Ирана. Хрестоматия. М., 1988.

28. Ункяр-Искелессийский договор об оборонительном союзе между Россией и Турцией (8/VII.1833) // Хрестоматия по новой истории: В 3. т. Т. И. М., 1965.

29. Советско-иранские отношения в договорах, конвенциях и соглашениях. М., 1946.

30. Северский мирный договор и акты, подписанные в Лозанне. Москва, 1927.

31. Северная Персия (консульские доклады). М., 1933.

32. Сборник консульских докладов (Южная Персия). М., 1932.

33. Международные отношения 1870 -1918 гг. Сб. документов. М., 1940.б) на курдском языке

34. Бидлиси, Шарафхан. Шарафнаме. Багдад, 1973.12.1. Законодательные акты

35. Конституция Турецкой Республики 1924 г. // Приложение к работе Современная Турция. М., 1958.12.2. Речи, труды, выступления государственных и политических деятелейа) на русском языке

36. Кемаль, Мустафа. Путь новой Турции. Т. 1. М., 1929.

37. Неру, Дж. Взгляд на всемирную историю. Том III. М., 1989.б) на английском языке

38. Vilsson, A. Messopotamia 1917-1920. London, 1925.12.4. Источники личного происхожденияа) на русском языке

39. Минорский, В. Ф. Курды. Заметки и впечатления (с приложением карты). Петроград, 1915.

40. Чихачев, П.А. Великие державы и Восточный вопрос. М., 1970.б) на курдском языке

41. Барзани, Масуд. Мустафа Барзани и курдское освободительное движение (1931 -- 1961 гг.) СПб, 2005.

42. Гаурани, Али Сейдо. Из Аммана в Амеди. Путешествие по Южному Курдистану. Каир, 1939. Сулеймания, 2000.

43. Рич, К. Дж. Путешествие Рича в Курдистан -1820. Тебриз, 1991.

44. Хильми, Рафик. Воспоминания: В 2-х т. Т. 2. Багдад, 1988.в) на арабском языке

45. Бадирхан А. Автобиография / Ж. Метин Дахук (Курдистан) 1999 г. №

46. Силопи, Зинар. Борьба за Курдистан. Вспоминания. Бейрут, 1987.13. Периодическая печатьа) на русском языке

47. Азия и Африка сегодня. 1990—2007.

48. Голос курда. М., 1991. №№ 5, 6, 7, 8.48. Дружба. М„ 2003—2005.

49. Заря Востока. 1924,20. 01; 1925, 12. 05; 1926,4.09.

50. Известия штаба Кавказского военного округа. 1907. № 27.

51. Кавказское слово. 1915. 25. 02.

52. Курдистан-рапорт. 2005—2006.

53. Русское слово. 1914. 7. 12.

54. Русская старина. 1884. № 10—12.

55. Свободный Курдистан. 2004 2006.

56. Стон Родины. 2002,2006,2006.б) на курдском языке

57. Банги Курдистан Сулеймания. 1922. № 6.

58. Карван. Багдад, 1987. № 54.59. Матин. Дахук. 2002.60. Пайв. Лондон. 1992. № 1.

59. Рабун. Стокгольм. 2004-2006.62. Сабах. Кёльн. 1997. № 83.

60. Хаукари. Багдад. 1990. № 1140.14. Справочная литература

61. Большая советская энциклопедия. Изд. 2-е. М., 1954. С. 460-461.

62. Всемирная история. Т. VII. М., 1969. С. 574.1.. Литература21. Специальная литератураа) на русском языке

63. Аверьянов, П. И. Курды в войне России с Персией и Турцией. Тифлис, 1910.

64. Агаян, Ц. П. Россия в судьбах армян и Армении. М., 1978.

65. Ашири, Ш. Содружество незавимимых государств. Судьбы и надежды // Азия и Африка сегодня. 1998. № 2.

66. Аристова, Т. Ф. Курды Закавказья. М., 1966.

67. Аристова, Т. Ф. Курды Ирана (историко-этнографический очерк) // Краткие сообщения Института народов Азии. Т.21. М.,1954.

68. Аристова. Т. Ф. Материальная культура курдов XIX первой пол. XX вв. М., 1990.

69. Бабакр, Хошави. Курдистан Россия. М., 2003.

70. Барзани, X. Курдские политические партии и общественные организации в борьбе за разрешение курдской проблемы. М., 1971.

71. Барзани, Б. Мустафа барзани и курдское освободительное движение (1931- 1961).СПб, 2005.

72. Бадини, Р. Аль-Асад и курды: закон джунглей. М., 2004.

73. Башкиров, А.В. Экспансия английских и американских империалистов в Иране. М., 1954.

74. Бугай, Н. Ф., Броев, Т. М., Броев, Р. М. Советские курды: время перемен. М.,1993.

75. Букшпан, А. Азербайджанские курды. Баку, 1932.

76. Васильева, Е. И. Шараф-хан Бидлиси. Эпоха, жизнь, бессмертие. СПБ,2003.

77. Васильева, Е.И. Юго-Восточный Курдистан с VII до XIX вв. (краткая история Ардалана и Бабана), М.,1991.

78. Вильчевский, О. Л. Мукринские курды (этнографический очерк) // Переднеазиатский этнографический сборник. М., 1958.

79. Вильчевский, O.JI. Курды: введение в этническую историю курдского народа. М.;Л., 1961.

80. Вдовин, А. И. Сталинская национальная политика в 30-е годы: исторические судьбы //Голос курда. 1991. № 6-7.

81. Гасратян, М. А. К положению курдов в современной Турции // Национальный вопрос в странах Востока. М., 1982.

82. Гасратян, М. А. Политика турецких правящих кругов по отношению к курдскому населению (1924-1939 гг.) // Краткие сообщения Института народов Азии. Т. 30. М., 1964.

83. Гасратян, М. А. Курды Турции в новое и новейшее время. Ереван, 1990.

84. Гасратян, М. А., Орешкова, С. Ф., Петросян, Ю.А. Очерки истории Турции. М., 1983.

85. Гасратян, М. А., Лазарев, М. С., Мгои, Ш. X., Жигалина, О. История Курдистана. М.,1999.

86. Гасратян, М.А. Патриотический Союз Курдистана // Институт востоковедения АН СССР. Специальный бюллетень. М., 1990. № 6.

87. Годе, М. Реза. Иран в XX в. Политическая история / Пер. с англ. М., 1994.

88. Гессен,И. В. Архив русской революции. Том 2. М, 1991.

89. Гуцало,С. Е. Проблема Мосула в контексте становления независимой Турецкой Республики в 20-е годы XX в. // Турция в XX веке. М., 2004.

90. Дегоев.В. Имам Шамиль: пророк, властитель, воин. М., 2001.

91. ДегоевД Большая игра на Кавказе : история и современность. М.,2003.

92. Джалил, Дж. Курды Османской империи в первой половине XIX в. М, 1973.

93. Джалил, Дж. Восстание курдов 1880 г. М., 1966.

94. Джалил, Дж. Из истории возникновения курдской политической печати // Тюркологический сборник. 1973. М., 1975.

95. Евроченков, А. «Пакет» демократических реформ // Азия и Африка сегодня. 1994. № 10.

96. Жигалина, О. Курдоведение в России // Азия и Африка сегодня. 1999.9.

97. Жигалина, О. Курдский вопрос в ИРИ: решение в диалоге сторон // Азия и Африка сегодня. 1006. № 10.

98. Жигалина, О.Независимость или автономия?//Азия и Африка сегодня.1998.№ 2.

99. Зарбахт, Муртаза. От Иракского Курдистана до берега реки Араке. Исторический переход Муллы Мустафы Барзани. М.; СПб., 2003.

100. Зиганшина, Г. Турция: марафон на пути в Европу // Азия и Африка сегодня. 2005. № 5.

101. Иран. Очерки новейшей истории / Отв. ред. Арабджанян А. 3. М.,1976.

102. История Курдистана. М., 1999.

103. Ислам в странах Ближнего и Среднего Востока// Сб. ст. М., 1982.

104. Камран, Али-Бадрхан. Курдистан // Дружба. М., 2003. № 5.

105. Корсун, Н. Г. Первая мировая война на Кавказском фронте. М., 1946.

106. Курдистан: на перекрестках истории и политики // Материалы научно- практической конференции. М., 1994.

107. Курды в СССР вчера и сегодня / /Сб. ст. М., 1991.

108. Курдское движение в новое и новейшее время. М., 1987.

109. Лазарев, М. С. Курдистан и курдская проблема (90-е годы XIX в.— 1917 г.). М., 1964.

110. Лазарев, М. С. Курдский вопрос (1891—1917 гг.). М.,1972.

111. Лазарев, М. С. Империализм и курдский вопрос (1917-1923) М.,1964.

112. Лазарев, М. С. От Севра до Лозанны (Очерк из дипломатической истории курдской проблемы) // Турция в XX веке. М., 2004.

113. Лазарев, М.С. Нолвая Россия и старый курдский вопррос // Азия и Африка сегодня. 1994. № 1.

114. Лазарев, М.С. Курдская проблема в европейском измерении // Азия и Африка сегодня. 1997. № 2.

115. Лазарев, М.С. Курды: дорога длиной в 2500 лет // Азия и Африка сегодня. 1994. №5.

116. Лазарев, М.С. Разделенный народ // Азия и Африка сегодня. 1990. №11.

117. Лазарев, М.С. Курды народ гонимый // Азия и Африка сегодня. 1991. № 10.

118. Лазарев, М.С. Борьба продолжается // Азия и Африка сегодня. 1998.2.

119. Магдид, Сапан. Печать курдской диаспоры: история и современное состояние. СПб, 1998.

120. Матюшин, А. Н. Между Тигром и Евфратом. М.,1975.

121. Матвеев, К.П. (Бар-Маттай), И. И. Мар-Юхана. Ассирийский вопрос во время и после первой мировой воины. М., 1968.

122. Мгои, Ш.Х. Курдский национальный вопрос в Ираке в новейшее время. М.,1991.

123. Мгои, Ш.Х. Штрихи бтографии. Мустафа Барзани // Азия и Африка сегодня. 1998. № 2.

124. Мгои, Ш.Х. Председатель Демократической партии Курдистана Масуд Барзани // Азия и Африка сегодня. 1998. № 2.

125. Мгои, Ш.Х. Курдский фактор (современное состояние и перспективы) // Дружба. М., 2005. № 2.

126. Мейер, М. С. Советско-турецкие отношения во время Лозаннской конференции в свете архивных документов // Турция в веке. М., 2004.

127. Ментешашвили, A.M. курды. М., 1984.

128. Миллер, А.Ф. Очерки новейшей истории Турции. М.; Л., 1948.

129. Москаи, Н. Этнографический Курдистан: «границы и население» // Дружба. 2005. № 26.

130. Надиров, Н. Курдистан в фокусе мировой нефтяной политики // Дружба. 1997. № 1.

131. Национальное движение курдов в Иране. 1918-1947. М., 1986.

132. Никитин, В. Курды. М., 1964.

133. Луцкий, В.Б. Новая история арабских стран. М., 1966.

134. Новейшая история арабских стран. 1917-1987. М, 1988.

135. Ольшевский, М.Я. Русско-турецкая война за Кавказом в 1853-1854 гг. // Русская старина. 1884. № 10—12.

136. Петросян, Ю. А. Османская империя. Книга о могущественной восточной империи, угрожавшей Европе и сокрушенной Россией. М., 2003.

137. Поладян, А. Курды в VII- X веках по арабским источникам. Ереван,1987.

138. Поцхверия, Б. М. Турция между двумя мировыми войнамим. Очерки внешней политики. М.,1992.

139. Поцхверия, Б. М. Проблема Проливов на Лозаннской конференции // Турция в XX веке. М., 2004.

140. Расул, Б. Сирия. Размолвка после «медового месяца» // Азия и Африка сегодня. 1998. № 2.

141. Рашад, Сабри Рашид. Этноконфессиональная ситуация в современном Курдистане. М.; СПБ, 2004.

142. Российско-турецкие отношения: история, современное состояние и перспективы. М., 2003.146. . Сайд, Ш. Штрихи биографии. Генеральный секретарь Патриотического союза Курдистана Джеляль Талабани III Азия и Африка сегодня. 1998. №2.

143. Современный Курдистан. Проблемы национального движения // М.,1995.

144. Современная Турция /Ред. A.M. Шамсутдинов и др. М., 1958.

145. Старченков, Г., Тураджев, В. Ислам обретает второе дыхание // Азия и Африка сегодня. 2005. № 5.

146. Старченков, Г., Тураджев, В. Политик уникальной судьбы // Азия и Африка сегодня. 1999. № 2.

147. Старченков, Г.И. Население Турецкой Республики. Демографо-экономический очерк. М., 1990.

148. Турция. История и современность // Сб. ст. М., 1988.

149. Турция в XX веке. М., 2004.

150. Фадеев, P.P. Кавказская война. М., 2003.

151. Фадеева, И. СССР и Курдистан //Азия и Африка сегодня. 1995. № 3,4.

152. Фадеева, И. Ловушки модернизации // Азия и Африка сегодня. 1997.3.

153. Халфин, Н.А. Борьба за Курдистан (курдский вопрос в международных отношениях XIX в). М., 1963.

154. Хамад, Д. Национально-освободительное движение в Иракском Курдистане. СПб, 1999.

155. Хейфец, А. Н. Советская Дипломатия и народы Востока 1921-1927-М., 1968.

156. Экрем, Е. И слово дело // Азия и Африка сегодня. 1998. № 2.

157. Юсупова, 3. А. Курдский диалект горани. СПб, 1998.б) на курдском языке

158. Амин, Заки М. Курд и Курдистан. Багдад, 1938.

159. Барзани, Масуд. Барзани и курдское освободительное движение-первое восстание в Барзане 1931—1932. Киркук, 1987.

160. Броннисон, ван Мартин. Ага, шейхи, государство. Стокгольм, 1996.

161. Дерсими, Нури. Дерсим в истории Курдистана. Хаулер, 2001.

162. Джаф, Хасан, Мустафа, Шукур. История Ардалана Мастура Курдистани. Багдад, 1989.

163. Курдоев К. Некоторые неверные сведения о курдском языке и истории. Багдад, 1973.

164. Кырджа, А. Как выйти из ситуации на Юго-Востоке // Сабах. 1997. №83.

165. Мардохи Курдистани шейх Мохамед История Курдов и Курдистана. Багдад, 1991.

166. Мазхар, А. Кемаль. Несколько страниц из истории курдского народа. Т. 1. Багдад. 1985.

167. Мангури, Мирза Мухаммад Амин. Действительные события вокруг шейха Махмуда в деле независимости курдов. Сулеймания, 2003.

168. Миран, Раша д. Религиозное и национальное положение в Курдистане. Стокгольм, 1993.

169. Мустафа, Арам Али. Курдско-российские отношения. Стокгольм,1999.

170. Наджати, Абдулла. Курдистан и проблемы османо-персидских границ (1639-1847 гг). Хаулер, 2001.

171. Проблемы национального освобождения Курдистана и пути решения. Кёльн, 1999.

172. Резази, Насри. Курдские имена. Стокгольм, 1990.

173. Хавар, М. Расуль. Симко (Исмаиль-ага Шукак) и национальное движение курдов. Стокгольм, 1995.

174. Хаурами, Афрасиаб. Трагедия советских курдов. Сулеймания, 2003.

175. Хусен, X. Мукряни. Курдистани мукрян я Атропатин. Равандуз, 1938.

176. Шарафканди Садик. Краткая история национального движения курдов. Стокгольм, 1995.в) на арабском языке

177. Астарджиян, К. История армянской культуры и литературы. Мосул,

178. Джалил,Дж. Курды Османской империи. Багдад. 1987.

179. Джамиль-паша Кадри. Вопрос о Курдистане. Бейрут, 1997.

180. Джунди, Халиль. Курдистанское патриотическое освободительное движение в Южном Курдистане. Стокгольм, 1994.

181. Иглтон-сын, Уильям. Махабадская республика / Пер. и коментарии Дж. Фатхуллы. Бейрут, 1972.

182. Надим, Шукри Махмуд. Русская армия в иракской войне. Багдад,1974.

183. Кемал, М. Ахмад. Курдистан в годы первой мировой войне. Багдад,1989.

184. Седык ал-Дамлуджи. Курдский эмират Бахдинан или эмират Амадии. Мосул, 1952.

185. Фатхулла, Дж. Два исследования о восстании шейха Обейдуллы Нахри. Хаулер, 2000.г) на персидском языке

186. Касимлу, Абдурахвман. Курдистан и курды. Стокгольм, 1996.д) на турецком языке

187. Aydemir, S.S. Ikinci adam. Ismet Inonu (Айдемир, C.C. Второй человек Исмет Инёню). Cilt I. Istanbul, 1968.

188. Besikci, I. Dogu Anadolunun dug eni, 2 baski. Istanbul (Бешикчи, И. Состояние Восточной Анатолии). 1970.

189. Cemal В. Seyh Sait Isyani (Кемаль, Б.Восстание шейха Сайда). Istanbul.1955.

190. Ugur Dundar. Cumhuriyetin Yaralari (Угур, Д. Раны Республики). Ankara. 1998.е) на шведском языке

191. Alakom, Rohat. Svensk-kurdiska kontakter under tusen er. (Шведско-русские отношения на протяжении 1000 лет). Stockholm, 2000.ж) на английском языке

192. Safrastian, A. Kurds and Kurdistan. London, 1948.

193. Paiv, J. Aminian and curds. London, 1992.з) на французском языке

194. Ванлы, JI.UI. Курдистан и вопросы курдам. Париж, 1960.

195. Рамбу, JI. Курды и право. Париж, 1947.

196. Диссертации и авторефераты диссертацийа) на русском языке

197. Мустафа, А. Амаидж. Роль религии в национально-освободительном движении курдского народа: Дис. .канд. ист. наук М., 1993.

198. Таяри, М. А. Ирано-турецкие военные конфликты и курды в первой четверти XIX в.: Автореф. дис. . канд. ист. наук. Тбилиси, 1986.б) на английском языке

199. Jwaid, Wadii. The Kurdish National Movment: Its Origin and Development Дис. защищена в университете Сиравора в (США). Siravor,1960.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.