Экология некоторых видов рыб дальневосточных морей и их использование в качестве биоиндикаторов океанологических условий тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.00.10, кандидат биологических наук Мельников, Игорь Владимирович

  • Мельников, Игорь Владимирович
  • кандидат биологических науккандидат биологических наук
  • 1998, ВладивостокВладивосток
  • Специальность ВАК РФ03.00.10
  • Количество страниц 246
Мельников, Игорь Владимирович. Экология некоторых видов рыб дальневосточных морей и их использование в качестве биоиндикаторов океанологических условий: дис. кандидат биологических наук: 03.00.10 - Ихтиология. Владивосток. 1998. 246 с.

Оглавление диссертации кандидат биологических наук Мельников, Игорь Владимирович

Введение

Глава 1. Океанологические условия дальневосточных морей и их динамика

1.1. Охотское море

1.2. Берингово море

1.3. Японское море

1.4. Тихоокеанские воды Курильских островов и Восточной Камчатки

Глава 2. Материалы и методики

Глава 3. О проблеме биоиндикации

Глава 4. Данные по экологии некоторых рыб дальневосточных морей.с

4.1. Круглопер Солдатова

4.2. Молодь южного одноперого терпуга

4.3. Молодь северного одноперого терпуга

4.4. Дальневосточная песчанка

4.5. Хищные пелагические рыбы - потребители тихоокеанских лососей

4.6. Дальневосточная зубатка

4.7. Запрора

Глава 5. Возможности использования некоторых рыб в качестве биологических индикаторов океанологических условий

Основные выводы

Список использованной литературы

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Ихтиология», 03.00.10 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Экология некоторых видов рыб дальневосточных морей и их использование в качестве биоиндикаторов океанологических условий»

Введение

Актуальность темы. Настоящая работа была нацелена на выявление и изучение видов рыб, особенности экологии которых могли бы быть использованы для оценки некоторых особенностей океанологического режима дальневосточных морей России. Использование видов-индикаторов, по численности и распределению которых можно оперативно оценивать абиотические условия в различных районах, а также учитывать изменения, происходящие в биоценозах, представляется полезным, особенно с учетом современного резкого сокращения числа научных экспедиций.

Уже на первых этапах исследований, т.е. после выявления некоторых из таких видов, стало очевидным, что экология многих из них слабо или почти не изучена. А как справедливо еще в начале текущего столетия отмечал Гран {Gran, 1902), нельзя использовать живой организм в качестве биоиндикатора, не изучив историю его жизни и условия обитания. Учитывая важную роль многих из выбранных видов рыб в экосистемах, а, иногда, и их промысловое значение, а также наличие довольно большого объема информации, собранной в комплексных экспедициях ТИНРО-центра, вопросам изучения экологии таких рыб стало уделяться все больше внимания. В итоге, при подготовке диссертации, именно эта сторона вышла на первый план. Однако и "океанологические" аспекты биологии многих рыб оказались очень важными, ввиду того, что изначально выбирались виды, лимитирующими факторами для которых с высокой долей вероятности считались конкретные океанологические параметры среды обитания. В связи с этим в процессе исследований, наряду с экологией рыб, много внимания уделялось и изучению влияния изменений гидрологического окружения на их обилие, распределение и поведение.

В современных условиях, из-за уменьшения численности некоторых массовых промысловых рыб, более детальное изучение экологии второстепенных в прошлом (а поэтому и слабо изученных) промысловых рыб, био-

масса которых в настоящее время существенно увеличивается (одноперые терпуги, песчанка), а также непромысловых видов, способствует расширению сырьевой базы рыболовства, а кроме того пересмотру роли и места ряда видов рыб в экосистемах.

Цели и задачи исследования. Цель работы состояла в изучении особенностей экологии некоторых малоизученных видов рыб и оценке возможностей использования их в качестве биологических индикаторов океанологических условий. В связи с этим решались следующие задачи:

1. Выявление видов рыб, перспективных для использования в качестве биоиндикаторов океанологических условий.

2. Изучение их количественного распределения с учетом онтогенетических, сезонных, региональных и межгодовых особенностей.

3. Оценка влияния изменений океанологической обстановки (сезонных и межгодовых) на различные стороны экологии видов с целью выявления лимитирующих факторов.

4. Определение возможности использования некоторых из рассматриваемых видов рыб для оценки океанологической обстановки в дальневосточных морях и прогнозирования изменений в ихтиоценах в условиях смены климато-океанологических периодов.

Научная новизна. При анализе накопленного массива данных по их-тиоценам пелагиали различных районов дальневосточных морей выявлен ряд видов, которые могут служить индикаторами температурных условий, силы и направлений основных динамических потоков, типа водных масс и их распространения (круглопер Солдатова, молодь северного и южного одноперых терпугов, кинжалозуб, запрора). Изучены некоторые черты биологии ряда малоизученных непромысловых и малоиспользуемых промыслом видов (песчанка, круглопер Солдатова, запрора, пелагические хищные рыбы, дальневосточная зубатка) и пелагической молоди промысловых рыб (северного и южного одноперых терпугов), оценена их численность и роль в экосистемах. Выявлены межгодовые и межсезонные измене-

ния в распределении рассматриваемых видов рыб, связанные с изменениями океанологических условий. Проведен сравнительный анализ данных в многолетнем аспекте, в частности для 1980-х гг., отличавшихся высокой степенью доминирования минтая в нектоне эпипелагиали и 90-х гг., когда эпипелагические ихтиоцены стали в большей степени полидоминантными. Полученные при исследованиях данные по экологии большинства из рассматриваемых видов ранее не были известны.

Практическая значимость. Полученные данные по северному и южному одноперым терпугам могут использоваться и уже использовались при корректировке прогнозов их вылова. Выявленные новые данные по экологии молоди северного одноперого терпуга в период нагула в пелагиали диктуют необходимость существенного пересмотра методик прогнозирования вылова этого вида. Показана возможность прямой и косвенной оценки уровня запасов одноперых терпугов и песчанки по численности их молоди, нагуливающейся в эпипелагиали глубоководных районов. Выявленные виды-индикаторы (круглопер Солдатова, сеголетки северного и южного одноперых терпугов, запрора и кинжалозуб) могут быть использованы для оперативной оценки океанологической обстановки в экспедиционных условиях и при анализе промысловой статистики по некоторым районам дальневосточных морей. Приводимые по некоторым рыбам количественные данные могут использоваться для оценки их роли и места в экосистемах.

Работа выполнена в рамках темы 2.05.03 тематического плана ТИНРО-центра "Биологические ресурсы Тихого океана и дальневосточных морей, их рациональное использование и переработка".

Апробация. Результаты исследований, вошедших в настоящую работу докладывались на семинарах, посвящённых 15-летию биоценологических исследований ТИНРО (1995 г.) и памяти А.И.Чигиринского (1996 г.), коллоквиуме отдела океанических сырьевых ресурсов ТИНРО-центра (1996 г.), научных семинарах по "кормовым" рыбам Берингова моря в Аляскинском

Рыбохозяйственном Центре (Сиэттл, США) (28 октября и 5 ноября 1996 г.) и отчетной сессии отделения экологии сырьевых ресурсов ТИНРО-центра по итогам НИР 1997 г. По избранной теме опубликовано 9 статей.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, выводов, списка литературы, включающего 242 названия. Объем работы - 246 страниц текста (с рисунками и таблицами). Работа содержит 64 рисунка и 32 таблицы.

Глава 1. Океанологические условия дальневосточных морей и их динамика

Живые организмы и их неживое окружение неразделимо связаны друг с другом и находятся в постоянном взаимодействии. Любая биосистема, включающая все совместно функционируемые организмы на определенной территории, и взаимодействующая с физической средой таким образом, что поток энергии создает четко определенные биотические структуры и круговорот веществ между живой и неживой частями, представляет собой экосистему (Одум, ¡986, Рейтрс, 1994).

Биотопами биоценозов (или абиотическим окружением биосистем) в океане являются водные массы (Беклемишев, 1969). Это сравнительно большие объемы воды, характеризующиеся устойчивыми специфическими физическими, химическими и биологическими свойствами, формирующиеся в конкретном районе Мирового океана под влиянием климата, атмосферной и океанической циркуляции (Добровольский, 1961). Для основных климатических зон океана характерны первичные водные массы, иерархически подразделяющиеся на водные массы второго, третьего и т.п. порядков. Сочетание в пространстве различных водных масс, с учетом их вертикальной слоистости, а также границ между ними, составляет структуру вод конкретных районов и регионов океана. Наиболее общей и характерной чертой размещения структур в океане, как и первичных водных масс, является широтная зональность, нарушение которой имеет место лишь у побережий, где основные структуры сменяются их разновидностями, связанными с трансформацией водных масс и переносом вод вдольбереговыми течениями (Добровольский, 1961; Радзиховская, Леонтьева, 1968).

Основные зонально-климатические комплексы Мирового океана пространственно неоднородны по многим гидрологическим и экологическим характеристикам, так как свойства водных масс зависят от региональных условий. В связи с этим существует много схем подразделенности океана, зависящих от целей классификации и признаков, по которым она произво-

дится. Мы будем использовать классификацию, основанную на представлениях о естественных районах океана (Гершанович и др., 1990). Естественный район представляет собой природный комплекс со сравнительной однородностью различных свойств его вод, являющейся в свою очередь результатом их формирования в конкретных условиях определенного региона. Географические, климатические, гидрологические и гидрохимические условия естественных районов составляют исходную фоновую базу экосистем, определяют многие особенности их функционирования, в том числе формирование биологической продуктивности (.Гершанович и др, 1990).

В субарктической части Северной Пацифики при таком подходе в качестве естественных районов в пределах Российской экономической зоны можно рассматривать Японское, Охотское и Берингово моря и тихоокеанские воды Восточной Камчатки и Курильских островов.

Из океанологических аспектов, рассматриваемых в настоящей работе затрагиваются, в основном, вопросы, касающиеся геострофической циркуляции дальневосточных морей и типов водных масс, выделяемых в их пределах, а также климато-океанологических перестроек, происходящих в рассматриваемом регионе с начала 1990-х гг. Поэтому мы подробно не останавливаемся на их физико-географических характеристиках, изложенных в ряде фундаментальных работ. Межгодовые различия в океанологической обстановке в различных районах по мере изложения будут представлены в разделах, касающихся конкретных видов рыб. Здесь же необходимо дать общую характеристику климато-океанологической обстановки в дальневосточных морях и подчеркнуть различия между периодами 1980-х и 1990-х гг.

1.1. Охотское море

Охотское море - типичное материково-окраинное море, далеко вдающееся в азиатский материк и почти повсеместно имеющее естественные сухопутные границы, за исключением узких проливов, соединяющих его с Тихим океаном и Японским морем.

По классификации Морошкина (1966) в Охотском море выделены следующие основные водные массы:

1. Поверхностная водная масса, имеющая три сезонные модификации: весеннюю, летнюю и осеннюю. Это верхний слой моря, контактирующий с атмосферой и подверженный сезонным воздействиям инсоляции и ветрового перемешивания. Формируется он весной с таянием льдов и прогревом вод, которое сопровождается образованием сезонного термоклина. Летом температура воды в верхних слоях значительно повышается (до 17°С), но гаубина залегания термоклина (15-30 м) обычно не меняется и определяется ветровым перемешиванием. Осенью, с охлаждением вод и разрушением термоклина под влиянием вертикальной конвекции эта водная масса все более утрачивает свои специфические черты и зимой смешивается с нижележащей Охотоморской водной массой.

2. Охотоморская водная масса является отличительной особенностью этого водоема и залегает на глубинах от 30-40 (слой залегания термоклина) до 150-170 м (глубина проникновения зимней конвекции), проявляясь весной, летом и осенью в виде холодного промежуточного слоя. В Охотском море эта водная масса, характерная в целом для субарктической структуры вод, отличается наиболее низкими температурами ядра (до -1.75°С летом), причем отрицательные температуры отмечаются на большей части акватории моря, исключая воды у юго-западного побережья Камчатки и небольшой район у Курильских островов. В северной, мелководной части моря эта водная масса достигает дна (Чернявский1992; рис. 1.1.1).

Рис. 1.1.1 Средняя минимальная температура в холодном промежуточном слое в Охотском море в августе (Чернявский, 1992)

3. Промежуточная водная масса залегает на глубинах от 150-170 до 400-750 м и формируется в результате приливной трансформации верхнего слоя тихоокеанских и охотоморских вод в Курильских проливах, сопровождающейся опусканием вод ХПС и "сползания" холодных вод по материковому склону и их трансформации (.Морошкин, 1966; Kitani, 1973). Его наличие - другая особенность охотоморской разновидности вод субарктической структуры. На значительной части акватории моря в пределах этой водной массы формируется второй нижний холодный промежуточный слой с более высокими значениями минимальных температур (от минус 0.5 до плюс i .7°С), не выделяемый Морошкиным (1966) в отдельную водную массу (Kitani, 1973).

Две другие водные массы - глубинная тихоокеанская и водная масса Южной котловины являются гомологами нижней части теплого промежуточного слоя Субарктической Пацифики и нижележащих тихоокеанских вод.

Описанная слоистая структура водных масс нарушается в районах интенсивного вертикального обмена и перемешивания вод, поэтому, например, в шельфовых районах Охотского моря (над глубинами до 200 м) при более дробном делении различают до 11 водных масс, 6 из которых летом отмечаются на поверхности (Зуенко, Юрасов, 1997; рис. 1.1.2), а в глубоководной части моря выделяются 4 района, характеризующиеся различными модификациями поверхностной водной массы {Жигалов, Матвеев, 1992).

Система течений в Охотском море в целом отражает особенности водообмена в системе "море-океан" и носит общий циклонический характер. В восточной части моря перенос вод происходит преимущественно на север, а в западной - на юг (Леонов, 1960; Морошкин, 1966; Kitani, 1973; Favorite et al, 1976). В процессе взаимодействия этих двух основных потоков с береговой чертой, рельефом дна и друг с другом образуется ряд течений меньшего масштаба (Чернявский и др., 1993\ рис. 1.1.3). Общий циклонический круговорот в масштабах всего водоема характерен для большинства морей се-

158"д. д.

Рис. 1.1.2 Схема распределения водных масс на поверхности Охотского моря в шельфовой зоне в августе (Зуенко, Юрасов, 1997). Водные массы: 1 - поверхностная субарктическая; 2 - приливного перемешивания; 3 - поверхностная шель-фовая; 4 - поверхностная прибрежная; 5 - поверхностная приэстуарная; 6 - поверхностная субтропическая

140* Ш9 190* 155* 160*

60*

50*

45*

Рис. 1.1.3 Схема общей циркуляции вод деятельного слоя Охотского моря в теплый период - июль-сентябрь (Чернявский и др., 1993). Течения: 1 - Западно-Камчатское, 2 - Северная ветвь, 3 - Срединное, 4 - Пенжинское, 5 - Ямское, 6 - Северо-Охотское, 7 - Северо-Охотское противотечение, 8 - Амурское, 9 - Восточно-Сахалинское, 10 - Восточно-Сахалинское противотечение, 11 - Северо-Восточное, 12 - Соя

верного полушария и обуславливается преобладающими барическими ситуациями (Степанов, 1974). Этот круговорот разделяется на три макроциркуляции циклонического характера - на северо-востоке, северо-западе и юге Охотского моря, которые в свою очередь включают в себя ряд более мелких мезоциркуляций и микроциркуляционных вихрей (Чернявский', 1981). Именно двум последним принадлежит главная роль в формировании зон повышенной биопродуктивности {Маркина, Чернявский, 1984 а, б; Шунтов, 1985).

Формирование основных циркуляционных систем и, как следствие, уровень водообмена в системе "море-океан" в конечном счете определяется крупномасштабной циркуляцией атмосферы в зимний период {Леонов, 1960; Морошкин, 1966), когда над акваторией моря господствуют сильные и устойчивые по направлению ветры. Сила и направление этих ветров, а также траектории движения циклонов, зависят от расположения и взаимодействия Сибирского ядра высокого давления (Сибирский максимум - СМ) и Алеутской депрессии (Алеутский минимум - АМ). В теплые годы центр АМ располагается над Алеутскими островами и заливом Аляска, при этом там отмечаются отрицательные аномалии давления, над материком - положительные, что увеличивает градиенты давления между ними. Такая ситуация приводит к повышению интенсивности ветров над северной частью Охотского моря, усилению выноса вод из моря в океан и, соответственно, к большему компенсаторному затоку тихоокеанских вод, увеличению скорости течений. В холодные годы ядро АМ располагается над побережьем юго-восточной Камчатки, аномалии атмосферного давления АМ и СМ носят положительный знак, соответственно это приводит в конечном счете к уменьшению водообмена в системе "море-океан" и снижению скорости основных течений. Непосредственное влияние периодических перестроек атмосферных процессов над Охотским морем на океанологические условия этого водоема рассматривалось в целом ряде работ (по выраженности Западно-Камчатского течения в холодные и теплые годы - И.В.Давыдовым

(1975 а, б; 1984), по изменению площади ядра холода в северной части Охотского моря - В.И.Чернявским (1984), по времени появления паковых льдов у побережья Хоккайдо - Акагавой (Akagawa, 1973), по динамике ледовых условий на североохотоморском шельфе - Ю.П.Заверниным (1972) и др.). Детально динамика AM за период 1899-1990 гг. с использованием индекса AM (суммарная акватория в млн. км2, накрытая системой низкого давления с краевой изобарой 1005 гПа в зимне-весенний период) прослежена Бимешем и Боуилоном в работе, посвященной поискам закономерностей между трендами в продукции тихоокеанских лососей и климатом {Beamish, Bouillon, 1993).

Предполагается, что чередование периодов с тем или иным типом барической ситуации обусловлено 22-летним циклом солнечной активности, состоящем из 11-ти и 5-6 летних циклов (Гире, 1971; Бирман, 1973 и др.). На основе этой цикличности временной период, рассматриваемый в представляемой работе (1984-1997 гт.) прогнозировался как переходный от эпохи теплых 1970-80-х лет к эпохе холодных 1990-х гг. (Давыдов, 1984; Шунтов, 1986). Последние исследования подтвердили это предположение (Радченко, 1994; Самко и др., 1998; Beamish, Bouillon, 1993; Shuntov et al, 1993; Khen el al, 1995).

Смена периодов в Охотском море выразилась в общей тенденции к похолоданию в северной части этого водоема из-за понижения водообмена с Тихим океаном и, как следствие, в некотором ослаблении основных течений (Мороз, 1994; Шунтов, 1994 а; Радченко и др, 1997 а, б; Самко и др., 1998), что, как будет показано в последующих разделах, отразилось на численности и распределении рассматриваемых видов-индикаторов. Одновременно в южной части Охотского моря вследствие ослабления Восточно-Сахалинского течения и усиления течения Соя в 90-е годы произошло изменение крупномасштабного циклонического движения вод на антициклоническое. Кроме того, в летний период из-за снижения интенсивности ветрового перемешивания на всей акватории моря в последние годы отмечается

увеличение температуры в верхнем изотермическом слое (поверхностной водной массе), что в целом свидетельствует о потеплении в этом регионе (во всяком случае в летний период).

1.2. Берингово море

В отличие от Охотского, Берингово море изолировано от океана в гораздо меньшей степени. Интенсивный водообмен позволяет рассматривать этот водоем как достаточно открытый залив Тихого океана (.Шунтов, Дуле-пова, 1991). С Северным Ледовитым океаном оно соединяется мелководным (до 50 м) Беринговым проливом, имеющем поперечное сечение всего 3.4 км2. Поэтому интенсивность поступления арктических вод в Берингово море составляет всего 0.2 СВ (0.2 х 106 м3/с), что не превышает 5% его водообмена и, в связи с этим, предопределяет незначительность их влияния на гидрологию моря. В то же время суммарная площадь поперечного сечения коман-дорско-алеутских проливов, некоторые из которых достигают глубины 1000-2000 м, а Камчатского - 4000-4500 м, составляет 730 км2. Это обуславливает свободный обмен вод Берингова моря с океаном не только в поверхностных, но и глубинных горизонтах. При этом характерно, что в связи с мелководностью восточных алеутских проливов, обособленность моря от Тихого океана резко возрастает с запада на восток (Добровольский, Залогин, 1982). Северная часть моря является более холодной по сравнению с южной, а западная - по сравнению с восточной.

Система течений в Беринговом море весьма сложная. Она формируется в результате суммарного действия ветров, заходящих в море ветвей океанских потоков, а также направляющего влияния основных форм рельефа. Генерализованная схема течений в эпипелагиали Берингова моря (Маркина, Хен, 1990) показана на рис. 1.2.1. Основой всей системы циркуляции вод в этом водоеме является поток тихоокеанских вод. Их поступление осуществляется Аляскинским течением преимущественно через проливы Ам-

J>V ^ 1 (

ш

/

\

/ \

Ы м 4 4

1 t "у С?

' L У J--i

170

180

170

160

Рис. 1.2.1 Генерализованная схема поверхностных течений в Беринговом море в теплое полугодие {Маркина, Хен, 1990). Течения: 1 - Any, 2 - Цент-рально-Беринговоморское, 3 - Западно-Аляскинское, 4 - Наваринское, 5 -

Камчатское

читка и Ближний, а также течениями Западного Субарктического круговорота (ОЫат, 1975). Основными звеньями главного циклонического круговорота Берингова моря, которые определяют принципиальные черты гидрологического режима глубоководных котловин, являются течения Апу, Центрально-Беринговоморское и Камчатское. Из крупных динамических образований заслуживают также упоминания постоянный циклонический вихрь над Командорской котловиной, антициклонический вихрь перед свалом глубин у мыса Наварин и зона дивергенции Центрально-Беринговоморского течения перед Корякским свалом глубин. Из постоянных течений на обширном северном шельфе, следует назвать Наваринское и Западно-Аляскинское. Но главной особенностью динамики вод северо-беринговоморского шельфа является наличие в средней его части (между изобат 50-100 м) застойных зон, обусловленных медленным круговым движением вод - антициклоническим на матвеевско-лаврентьевском мелководье и циклоническим восточнее островов Прибылова.

В зависимости от объема тихоокеанских вод, поступающих в Берингово море с той или иной системой течений (рис. 1.2.2), периодически меняются и схемы циркуляции вод. В периоды ослабления переноса вод Аляскинским течением существенно возрастает в общем объеме доля тихоокеанских вод, вносимых через пролив Ближний течениями Западного Субарктического Круговорота и наоборот. Исходя из этого в динамике схемы циркуляции вод Берингова моря выделяют периоды (Радченко, 1994): 1930-е-40-е, 1970-е-80-е годы, соответствующие первому типу и 1950-60-е, 1990-е, соответствующие второму типу циркуляции (рис. 1.2.3). Таким образом, рассматриваемый в работе период охватывает обе схемы циркуляции вод в Беринговом море. Кроме наличия северо-западного переноса вод в южной части Командорской котловины второму типу циркуляции присущи близкое к меридиональному расположение стержня Центрально-Беринговоморского течения, смещение макрокруговорота к восточной части Командорской и в западную часть Алеутской котловин, а квазистацио-

65

60

55

50

45

40

35 30

ю

130

150

170

170

150

130

Рис. 1.2.2 Генерализованная схема течений в Субарктической Пацифике (ОЫат, 1991). Цифры в кружках - круговороты: 1 - Охотоморский, 2 - Западный Субарктический, 3 - Беринговоморский, 4 - Аляскинский. Течения: 1 - Куросио, 2 -Противотечение Куросио, 3 - Продолжение Куросио, 4 - Северо-Тихоокеанское, 5 - Калифорнийское, 6 - Ойясио, 7 - Западный ветровой дрейф, 8 - Субарктическое, 9 - Аляскинское, 10 - Восточно-Камчатское. Линия с косой штриховкой -

Субарктическая граница, пунктирная линия - промежуточный фронт

65 60

55 65

60 55

Рис. 1.2.3 Две схемы циркуляции вод в Беринговом море {Радченко, 1994)-. а) 1930-е-40-е и 1970-е-80-е гг.; б) 1950-е-60-еи 1990-е гг. Пояснения в тексте

нарного в 1970-е-80-е годы Наваринского антициклонического круговорота - на мелководье северо-западной части моря (Радченко, 1994).

Выше упомянуты только основные, наиболее важные течения и другие динамические образования. Реальная картина течений гораздо сложнее и постоянно изменяется не только в межгодовом и межсезонном плане, но и внутрисезонном. Вероятно по этой причине на существующих, довольно многочисленных, схемах течений, наряду с очевидными сходными чертами имеются и существенные отличия (Арсенъев, 1967; Маркина, Хен, 1990; Favorite et al, 1976; Ohtani, 1991).

В Беринговом море выделяют 4 основных типа водных масс (Арсенъев, 1967; Ohtani, 1973): поверхностная, промежуточная холодная, промежуточная теплая и глубинная. Поверхностная водная масса формируется в результате весенне-летнего прогрева вод, который распространяется на глубину 25-50 м, в зимний период этот слой размывается, образуя гомогенный холодный слой с нижележащей холодной промежуточной водной массой. Нижней границей поверхностной водной массы является слой скачка температур. На шельфе слой скачка может располагаться над дном, окружая линзы холодных вод, которые в летний период наиболее хорошо выражены в Анадырском и Карагинском заливах и на мелководьях в северной части моря, где отмечаются отрицательные температуры (рис. 1.2.4).

Ниже слоя скачка, на глубинах от 20-50 до 150-200 м, располагается холодный промежуточный слой. Это слой остаточного зимнего охлаждения, поэтому в его характеристиках сохраняются различия в зимнем гидрологическом режиме между западной и восточной, северной и южной частями моря. В более холодной западной части температура ядра холодных вод не превышает 1-2 , а в восточной достигает 3.5°С. При этом с запада на восток наблюдается не только повышение минимальных температур, но и уменьшение вертикальной мощности холодного промежуточного слоя. В глубоководной части моря холодный промежуточный слой размыт и имеет сравнительно высокие температуры. Формируется этот слой проникновением

ffi 17? Ï8Ô Î7S Ï70 fë Щ

Рис. 1.2.4 Температура ядра холодного промежуточного слоя в Беринговом море в августе (Маркина, Хен, 1990)

охлаждающихся вод в глубинные слои в результате осенне-зимней конвекции, существенную роль в его формировании и распространении играют антициклонические круговороты над свалом глубин, которые образуются по правой периферии основных течений (ОЫат, 1991), а также мезокруго-вороты на шельфе (Фигуркин, 1992).

В глубоководной части моря под промежуточным холодным слоем во все сезоны года на глубинах 200-600 м (местами до 650-900 м) залегает теплый промежуточный слой, связанный с поступлением более теплых тихоокеанских вод. Ниже его располагается глубинная водная масса. Эти воды наиболее соленые и занимают основной объем глубоководных котловин Берингова моря.

В пределах эпипелагиали при более дробном делении различают до 6 типов поверхностных водных масс (Зуенко, 1991), пространственное распределение которых показано на рис. 1.2.5. Имеются и другие классификации, но приведенная на рис. 1.2.5. наиболее хорошо соответствует обычно выделяемым зоогеографическим единицам (Андршгиев, 1939; Несис, 1982) и распределению некоторых из рассматриваемых ниже видов рыб.

1.3. Японское море

Японское море - обширная глубоководная впадина, отделенная от океана и Охотского моря Сахалино-Японской островной дугой. Оно расположено в двух климатических зонах - субтропической и умеренной, что определяет контрастность гидрометеорологических условий между северной и южной частями моря. Граница между теплым и холодным секторами моря проходит через центральную часть (примерно между 38° и 40° с.ш.), где в течение всего года располагается Субарктический или Полярный фронт, являющийся аналогом Субарктического фронта северной части Тихого океана (южная граница Субарктической Пацифики).

60°

55°

Рис. 1.2.5 Основные модификации поверхностной водной массы Берингова моря (июль) (.Зуенко, 1991). Водные массы: 1 - западная склоновая; 2 - восточная склоновая; 3 - шельфовая; 4 - прибрежная бухт; 5 - прибрежная; 6 -

берингийская (глубоководной части)

В целом в Японском море, как и в других краевых морях северного полушария, имеет место циклоническое движение вод. Однако это характерно только для северной части моря. Южнее полярного фронта, ще проходят основные теплые течения - Цусимское и Восточно-Корейское, замкнутой циркуляции вод нет. Здесь преобладают северные и северо-восточные потоки вод (Юрасов, Яричин, 1991).

В теплом секторе моря основное течение - это входящее через Корейский пролив Цусимское, являющееся ветвью Куросио. Уже в проливе оно разделяется на собственно Цусимское течение, которое, прижимаясь к Японским островам, достигает Татарского пролива, и Восточно-Корейское, которое, повторяя очертания Полярного фронта, огибает возвышенность Ямато и западнее северной части Хонсю сливается с Цусимским течением (рис. 1.3.1).

В холодном секторе Японского моря основными элементами горизонтальной циркуляции являются три циклонических круговорота. Их западную приматериковую периферию образуют три холодных течения - Шрен-ка, Приморское и Северо-Корейское (см. рис. 1.3.1). Основное из них -Приморское, которое следует по кромке шельфа и над свалом глубин. Южнее зал. Петра Великого часть вод Приморского течения отклоняется на юг и образует Южно-Приморское течение, замыкающее с юга основной циклонический круговорот северной части Японского моря. При контакте холодного Южно-Приморского течения с теплым Восточно-Корейским течением и формируется Полярный фронт, являющийся зоной раздела теплого и холодного секторов моря (Яричин, 1980; Маркина, Чернявский, 1985; Юра-сов, Яричин, 1991).

В зависимости от хода температуры с глубиной, с учетом происхождения, в Японском море выделяют две поверхностные водные массы (до 200 м) - тихоокеанскую и япономорскую, и одну япономорскую глубинную (.Радзиховская, 1961а; Хидака, 1974). Поверхностная тихоокеанская водная масса характерная для юго-восточного сектора моря, своим происхождени-

132 136 14О

Рис. 1.3.1 Горизонтальная циркуляция вод Японского моря (Яричин, 1980 с дополн. Чернявского). Светлые стрелки - теплые течения, стрелки со штриховкой - холодные течения. Линия с точками в центре моря - Полярный фронт. Течения: 1 - Цусимское; 2 - Шренка; 3 - Приморское; 4 - ЮжноПриморское; 5 - Северо-Корейское; 6 - Восточно-корейское

ем связана с Цусимским течением (подразделяется на четыре слоя: поверхностный - 10-100 м, верхний промежуточный с толщиной 50-150 м, нижний с толщиной - 100-150 м, нижний промежуточный, отделяющий поверхностную водную массу от глубинной). В связи с усилением Цусимского течения летом тихоокеанская водная масса имеет наиболее широкое распространение. Поверхностная япономорская водная масса является производной от тихоокеанской. Образование ее происходит в связи с выхолаживанием по мере продвижения по восточной части моря на север и перемешиванием с подстилающей глубинной водой. Распространение япономорской водной массы во многом связано с Приморским течением. Эта водная масса подразделяется на три слоя (Радзиховская, 19616; Хидака, 1974): 1) поверхностный, в течение года занимающий толщу от 10 до 150 м и более, 2) верхний промежуточный, толщина которого по сезонам изменяется от 0 до 40-45 м и 3) нижний. Вследствие расширения области занятой тихоокеанской водой, площадь распространения япономорской воды летом сокращается.

Описанные выше особенности структуры водных масс весьма генерализованы. Реальная гидрологическая структура моря более сложна. Так на шельфе, в результате влияния материкового стока, ледообразования, сгон-но-нагонных явлений и пр. на отдельных участках мелководья формируются различные модификации водных масс второго-третьего порядков. На шельфе Приморья по значениям (с учетом сезонных колебаний) температуры поверхностных и придонных слоев, Ю.И.Зуенко {Зуенко, 1994; Зуенко, Юрасов, 1995) выделил семь локальных термически однородных водных масс - три поверхностных, холодную подповерхностную, две глубинные и донную. На основании распространения этих модификаций и их определенного сочетания цитируемый автор выделил на приморском шельфе три зоны: прибрежную (с нестратифицированной однослойной структурой и наибольшими сезонными изменениями температуры), морскую (с адвекцией на шельф глубинных япономорских вод) и шельфовую (рис. 1.3.2). Ниже будет

слое северо-западной части Японского моря зимой (а, г) и летом (б, в) (Зуенко, Юра-сов, 1995). Водные массы: ПСТ - поверхностная субтропическая; ППСТТ - подповерхностная субтропическая трансформированная; ПВФ - поверхностная полярного фронта; ПСА - поверхностная субарктическая; ППСА - подповерхностная субарктическая; ПП - прибрежная поверхностная; ДШ - донная шельфовая; ПШ - поверхностная шель-

фовая; ГШ - глубинная шельфовая

показано, что такое деление полезно с точки зрения понимания особенностей распределения некоторых из рассматриваемых видов-индикаторов.

1.4. Тихоокеанские воды Курильских островов и Восточной Камчатки

В состав российской экономической зоны помимо Охотского, западной части Берингова и северной части Японского морей входит двухсотмильная полоса прикурильских и камчатско-командорских вод Тихого океана. В геологическом отношении рассматриваемый район - это окраина Северо-Западной котловины Тихого океана, обрамленная на северо-западе геосинклинальными складчатыми горными сооружениями Курило-Камчатской островной дуги и сопряженным с ним одноименным глубоководным желобом (впадиной), а на севере - аналогичными элементами Тихоокеанского подвижного пояса Алеутской островной дуги и сопряженным с ней Алеутским желобом (Удинцев, 1955,1972).

Этот обширный район является составной частью субарктической области Северной Пацифики, занятой западной разновидностью субарктической структуры вод, в основном циркулирующей в пределах западного субарктического круговорота. Главные особенности этой циркуляции определяются положением западного субарктического круговорота, контуры которого составляют несколько значительных течений и их ветвей: на западе - Восточно-Камчатское (иногда выделяется его продолжение - Курильское течение) и Ойясио, с юга, юго-востока и востока - Субарктическое и Северо-Тихоокеанский дрейф, с северо-востока - Аляскинское течение (.Dodimeadet al., 1963; Favorite et al, 1976; Ohtani, 1991) (рис. 1.4.1).

Восточно-Камчатское течение формируется в Беринговом море, где трансформируются тихоокеанские субарктические воды, а Ойясио - это трансформированные в Охотском море воды Восточно-Камчатского течения, которые кроме того смешиваются здесь с Восточно-Сахалинским течением и с субтропическими водами течения Соя. В океане восточнее южных

гео

■40

Рис. 1.4.1 Генерализованная схема течений в северо-западной части Тихого океана (Горбанев, Добровольский, 1972). Течения: 1 - Восточно-Камчатское, 2 - Курило-Камчатское, 3 - Прибрежное Ойясио, 4 - Ойясио, 5 - Куросио, 6 -Северо-Тихоокеанское, 7 - Западный ветровой дрейф, 8 - Субарктическое, 9 - противотечение Ойясио, 10 - Аляскинское

Курильских островов они частично смешиваются с водами промежуточной зоны, образующейся на стыке субарктических и субтропических вод. Близость районов трансформации субарктических вод, т.е. Берингова и особенно Охотского морей, к центру холода северного полушария, а также факт обращения части этих вод в пределах Западного субарктического круговорота делают треугольник водного пространства между Хоккайдо, западной частью Алеутской дуги, Командорскими островами, Камчаткой и Курильскими островами вполне обособленной областью со специфическим океанологическим режимом.

Динамика вод в этом регионе пожалуй наиболее сложная по сравнению с другими районами и подвержена существенным сезонным и межгодовым изменениям, поэтому не только детали, но и важные звенья схем течений, в работах различных авторов значительно отличаются. Это относится даже к местоположению на схемах западного субарктического круговорота - только в Тихом океане (Горбанев, Добровольский, 1972; Покудов и др., 1980; ПоШтешI е/ а!., 1963; РауотНе е/ а1., 1976,1977) или с охватом Командорской котловины Берингова моря (ОШат, 1970, 1973, 1991). Как указывалось выше, это связано со степенью выраженности Аляскинского течения, определяющего наличие и чередование двух схем циркуляции вод в южной части Берингова моря (Радченко, 1994). Флюктуации Аляскинского течения в конечном счете отражаются и на интенсивности сточного Восточно-Камчатского течения. Еще более динамичной является южная часть западного субарктического круговорота. В районе средних Курильских островов в продолжение Восточно-Камчатского течения - Курильское течение вливаются воды Охотского моря. В связи с поступлением через северные проливы Курильских островов тихоокеанских вод в Охотское море, Курильское течение до пролива Буссоль бывает ослабленным. Из Охотского моря поступление вод в океан происходит в основном через проливы Буссоль, Фриза и Екатерины. Южнее пролива Буссоль по этой причине поток усиливается и расход его возрастает в 3 раза (Горбанев, Добровольский, 1972). От-

сюда и берет начало течение Ойясио. Две его основные ветви относительно устойчивы (первая проходит вдоль шельфа и свала глубин к Хоккайдо, а вторая на юг или юго-юго-запад от Итурупа), третья ветвь бывает наиболее выраженной при усилении выхода вод через пролив Фриза (Самко, 1992). Кроме холодных вод из Охотского моря в тихоокеанский южнокурильский район вливается и теплое течение Соя (проливы Екатерины и Фриза). Сложность циркуляционного поля в данном районе усиливается встречным движением трансформированных субтропических вод зоны смешения (иногда называемым северо-восточной ветвью Куросио), основной язык которых вклинивается между первой и второй ветвями Ойясио. Обязательным элементом циркуляции вод непосредственно у Курильской гряды являются прибрежные антициклонические круговороты вокруг каждого острова, нельзя не упомянуть и мезомасштабные круговороты и вихри диаметром от нескольких десятков до 200 км, часть из которых - обособившиеся теплые языки Куросио (Булатов, 1994), часть образуется на стыках течений (рис. 1.4.2). Такая многокомпанентность циркуляционной схемы у южных Курильских островов является главной причиной сложной и не устойчивой картины расположения ветвей течений и разделяющих их фронтов (Старицын, Фукс, 1986; Мичурин, Фукс, 1988; Самко, 1992) и "мозаичного" распределения всех гидрологических и гидрохимических характеристик. В свою очередь это определяет и мозаичную картину в распределении обычных и массовых видов нектона с образованием временных ассоциаций (Иванов, 1997).

По существу все пространство северо-западной части Тихого океана в пределах российской экономической зоны занято водными массами субарктической структуры. Лишь в юго-восточной части района, где в летнее время вторгается северо-восточная ветвь Куросио, происходит смешение субарктической и субтропической структур (Самко, 1992; ОЫат, 1989, 1991). При этом в различных участках обширной акватории, занятой Западным субарктическим круговоротом, структура вод не остается однородной и на

Рис. 1.4.2 Вихревая структура Восточно-Камчатского течения и Ойясио по спутниковым данным 29.09-2.10.1980 г. и 21-22.09.1981 г. {ЬоЪапоу, ВиШоу, 1993). Северо-Курильский район в рамке в верхней части рисунка. 1 - холодные течения, 2 - субарктические воды и трансформированные воды холодных течений, 3 - трансформированные воды теплых течений, 4 - ветви

теплых течений

этом основании представляется возможным выделение различных типов и подтипов водных масс.

В особый подтип часто выделяют воды камчатско-командорского района (Манъко, Покудов, 1980). Этот район находится под влиянием бе-ринговоморских вод, выносимых в океан Восточно-Камчатским течением, а также субарктических вод из более восточных областей, распространяющихся с Аляскинским течением, что обуславливает ряд сходных с наблюдаемыми в южной части Берингова моря черт в вертикальной структуре вод и их характеристиках.

Обширная акватория прикурильских вод в зависимости от сезона, выраженности определенных потоков, синоптической ситуации и т.д., с учетом уровня ранжирования подразделяется на различное количество сравнительно однотипных участков. При этом обязательно выделяются водные массы, связанные с Восточно-Камчатским (Курильским) течением (Прикурильская), Ойясио, Соя (Южно-Курильская мелководная), восточными районами Западного субарктического круговорота (Субарктическая океаническая), зоной влияния субтропических вод в южнокурильском районе (Трансформированная субтропическая), водные массы островных шельфов и глубоководных Курильских проливов (Прибрежная) {Самко, 1992; Самко, Новиков, 1998; ОЫат, 1991; Могог, 1996). Взаимное расположение участков с различными модификациями вод изменяется от северных Курильских островов к южным, т.е. вниз по основным течениям (рис. 1.4.3).

Рис. 1.4.3 Распределение термических структур в южно-курильском районе в июле 1980 г. (Самко, Новиков, 1998). Водные массы: 1 - Субарктическая океаническая; 2 - Трансформированная субтропическая; 3 - Ойясио; 4 -Прикурильская; 5 - Южно-Курильская мелководная (Соя). Прибрежная

водная масса не показана

Похожие диссертационные работы по специальности «Ихтиология», 03.00.10 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Ихтиология», Мельников, Игорь Владимирович

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

1. Из рассмотренных в диссертации видов рыб, наиболее пригодны в качестве биологических индикаторов океанологических явлений эндемичные виды (круглопер Солдатова), молодь, обитающая в пелагиали глубоководных районов (сеголетки северного и южного одноперых терпугов, молодь запроры) и некоторые мигранты из субтропических вод и зоны Субарктического фронта, использующие воды умеренной зоны для нагула (кинжалозуб) или встречающиеся в трансформированных субтропических водах (голубая акула).

2. Для круглопера Солдатова характерны узкие пределы толерантности по отношению к температуре воды (от минус 1.8 до плюс 1.2°С) и значительная привязанность к участкам остаточного зимнего охлаждения. В связи с этим, климато-океанологические изменения непосредственно отражаются на его распределении, успешности воспроизводства и общей численности.

3. Сеголетки южного одноперого терпуга встречаются в поверхностных водных массах субарктической структуры япономорского происхождения. В Охотском море они тяготеют к районам, находящимся под влиянием течения Соя. Сеголетки северного одноперого терпуга и молодь запроры в дальневосточных морях встречаются в районах, находящихся под влиянием тихоокеанских вод.

4. Распространение рыб - сезонных мигрантов из субтропической зоны и Субарктического фронта (кинжалозуб) в Охотском и Беринговом морях обычно ограничено слаботрансформированными тихоокеанскими водами. По их распространению можно судить об особенностях циркуляции вод в проливах и в северной части Западного Субарктического круговорота.

5. Мигранты из субтропических вод и Субарктического фронта, у которых сезонность в миграциях слабо выраженна (алепизавр, сельдевая акула), как и многие шельфовые виды и их молодь, как правило не могут использоваться в качестве биоиндикаторов. Распространение этих рыб хотя и определяется океанологическими условиями, но в очень широком диапазоне их значений, при этом не наблюдается привязанности их к каким-либо типам водных масс.

6. Численность сеголетков северного и южного одноперых терпугов в открытой пелагиали отражает урожайность их поколений. У северного терпуга пополнение каждого года складывается из рыб двух поколений ("осенней" молоди текущего года и "весенней" молоди прошлого года), что необходимо учитывать при оценки урожайности поколений. У южного терпуга протяженность миграций, доля мигрирующих в пелагиаль глубоководных районов рыб и продолжительность их нагула там увеличиваются с юга на север.

7. В 1990-е годы происходило увеличение численности северного и южного одноперых терпугов и песчанки. У северного терпуга увеличение численности связано с появлением двух высокоурожайных поколений -1992 и 1993 гг., на которых и базируется современный промысел. У южного одноперого терпуга с 1990 по 1998 г. в Охотском море отмечено пять высоко- и среднеурожайных поколений (1992, 1993, 1995, 1996 и 1997 гг.), тогда как за шесть предыдущих лет - только одно. Повсеместное увеличение численности песчанки, помимо благоприятных условий размножения, по-видимому, связано со снижением численности минтая. Судя по увеличению с 1993 г. численности сеголеток песчанки, выносимых в пелагиаль юго-западной части Охотского моря, в ближайшее время может быть возобновлен промысел песчанки в проливе Лаперуза и прилегающих к нему водах.

Список литературы диссертационного исследования кандидат биологических наук Мельников, Игорь Владимирович, 1998 год

Список использованной литературы

Алимов А.Ф. Введение в продукционную гидробиологию. - JL: Гид-рометеоиздат, 1989. - 152 с.

Алтухов К.А. О размножении и численности песчанки Ammodytes marinus Rait, в Белом море // Вопр. ихтиол. - 1978. - Т. 18, вып. 4. - С. 642649.

Андрияшев А.П. Очерк зоогеографии и происхождения фауны рыб Берингова моря и сопредельных вод. - JL: Изд-во ЛГУ, 1939. - 184 с.

Андрияшев А.П. Рыбы северных морей СССР. - М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954.-566 с.

Арсеньев B.C. Течения и водные массы Берингова моря. - М.: Наука, 1967. - 135 с.

Афифи А., Эйзен С. Статистический подход с использованием ЭВМ. -М.: Мир, 1982.-488 с.

Воланов A.A., Радченко В.И. Новые данные о питании и пищевом поведении кинжалозуба Anotopterus pharao II Вопр. ихтиол. - 1998. - Т. 38, вып. 4. - С. 492-498.

Барсуков В.В. О смене зубов у зубаток (сем. Anarhichadidae) // ДАН СССР. - 1954. - Т. 95, № 4. - С. 897-899.

Барсуков В.В. Фауна СССР. Рыбы. 5.5. Семейство зубаток (Anarhichadidae). - М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1959. - С. 1-171.

Беклемишев К.В. Экология и биогеография пелагиали. - М.: Наука, 1969.-291 с.

Берг Л. С. Недавние климатические колебания и их влияние на миграции рыб // Изб. тр. - М.: Изд-во АН СССР, 1962. - Т. 5. - С. 149-159.

Бирман И.Б. Гелиогидрологические связи как основа для долгосрочного прогнозирования запасов промысловых рыб (на примере лососей и сельди) // Вопр. ихтиол. - 1973. - Т. 13, вып. 1. - С. 23-37.

Благодеров А.И. Сезонное распределение и некоторые черты биологии сельдевой акулы (Lamna ditropis) в северо-западной части Тихого океана // Вопр. ихтиол. - 1993. - Т. 33, вып. 5. - С. 715-719.

Богоров В.Г. Биологические сезоны полярного моря // ДАН СССР. -1938.-Т. 19,№7.-С. 639-642.

Богоров В.Г. Особенности сезонных явлений в планктоне полярных морей и их значение для ледовых прогнозов // Зоол. журн. - 1939. - Т. 18, вып. 5. - С. 735-747.

Богоров В.Г. Роль биологических индикаторов в познании гидрологического режима моря // Арктический научно-исследовательский институт Главсевморпути при СНК СССР. 1920-1945. XXV лет: Докл. юбилейной сессии - JL: Изд-во Главсевморпути, 1945. - 15 с.

Богоров В.Г., Маптейфсль Б.П., Павлова А.Е. Питание песчанки (Ат-modytes tobianus) в мурманских водах // Тр. ВНИРО. - 1939. - Т. 4. - С. 33-67.

Борец Л.А. Состав и обилие рыб в донных ихтиоценах шельфа северной части Охотского моря // Изв. ТИНРО. - 1990. - Т. 111. - С. 162-171.

Борец Л.А. Донные ихтиоцены российского шельфа дальневосточных морей: состав, структура, элементы функционирования и промысловое значение. - Владивосток: ТИНРО-центр, 1997. - 217 с.

Булатов Н.Б. Структура и изменчивость зоны взаимодействия Куро-сио и Ойясио по результатам анализа спутниковых изображений: Дис. в форме научн. докл. - Владивосток: ТИНРО, 1994. - 35 с.

Булатов O.A. Особенности размножения рыб и распределение ихтио-планктона восточной части Берингова моря // Изв. ТИНРО. - 1994. - Т. 115. -С. 17-56.

Булатов O.A., Кулешова М.И. Весенне-летний ихтиопланктон западной части Берингова моря // Изв. ТИНРО. - 1994. - Т. 115. - С. 57-73.

Бышев В.И., Лебедев К.В., Матвеев М.В. Особенности современных изменений климата северного полушария // Изв. ТИНРО. - 1997. - Т. 122. -С. 16-39.

Василенко A.B., Павлычев В.П., Иванов А.Н. Тенденции динамики численности и распределения рыб в эпипелагиали тихоокеанского субарктического фронта в летний период // Биол. моря. - 1997. - Т. 23, № 4. - С. 215-226.

Вдовин А.Н. Биология и состояние запасов южного одноперого терпуга в водах Приморья: Автореф. дис.... канд. биол. наук. - Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1988. - 23 с.

Вдовин А.Н., Швыдкий Г.В. Батиметрические миграции терпуга Pleurograrnmus azonus осенью в заливе Петра Великого // Биол. моря. - 1994. -Т. 20,№5.-С. 351-358.

Великанов А.Я. Характеристика песчанки пролива Лаперуза // Рыб. хоз-во.- 1979.-№9.-С. 8-10.

Виноградов М.Е. Распределение зоопланктона в западных районах Берингова моря // Тр. Всес. гидробиол. об-ва. - 1956. - Т. 7. - С. 173-203.

Виркетис М.А. К вопросу о распределении зоопланктона в горле Белого моря // Тр. ин-та по изуч. Севера. - 1929. - Т. 40. - С. 305-328.

Волков А.Ф. Зоопланктон эпипелагиали дальневосточных морей: состав сообществ, межгодовая динамика, значение в питании нектона: Автореф. дис... докт. биол. наук. - Владивосток: ТИНРО-центр, 1996. - 70 с.

Волков А.Ф., Ефимкин А.Я., Чучукало В.И. Региональные особенности питания азиатских лососей в летний период // Изв. ТИНРО. - 1997. -Т. 122.-С. 324-341.

Гершанович Д.Е., Елизаров A.A., Сапожников В.В. Биопродуктивность океана. - М: Агропромиздат, 1990. - 237 с.

Гире A.A. Многолетние колебания атмосферной циркуляции и гидрометеорологические прогнозы. - JI.: Гидрометеоиздат, 1971. - 290 с.

Гирса И.И. Особенности оборонительно - пищевого поведения молоди сельди, песчанки, трехиглой колюшки и бычков Белого моря в летний период в течение суток // Экология рыб Белого моря. - М.: Наука, 1978. - С. 136-153.

Горбанев В.А., Добровольский А.Д. Некоторые особенности горизонтальной структуры вод западной части субарктического района Тихого океана // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. - 1972. - № 6. - С. 53-61.

Горбатенко К.М. Состав, структура и динамика планктона Охотского моря: Автореф. дис.... канд. биол. наук. - Владивосток: ТИНРО-центр, 1997.-24 с.

Горбунов Г.П. Биологические индикаторы и их значение в исследовании Арктики // Арктика. - 1934. - № 2. - С. 113-121.

Горбунова Н.Н. Размножение и развитие рыб семейства терпуговых (Hexagrammidae) II Тр. ИО АН СССР. - 1962. - Т. 59. - С. 118-182.

Гурьева В.Д. Питание и пищевые взаимоотношения молоди сельди, минтая, наваги и песчанки, обитающих в северо-западной части Охотского моря // Биологические ресурсы морей Дальнего Востока. - Владивосток, 1975.-С. 21-23.

Давыдов И.В. Режим вод западнокамчатского шельфа и некоторые особенности поведения и воспроизводства промысловых рыб // Изв. ТИН-РО.- 1975а.-Т. 97.-С. 63-81.

Давыдов И.В. Некоторые черты атмосферной циркуляции над северозападной частью тихого океана в связи с режимом вод на камчатском шельфе // Изв. ТИНРО. - 19756. - Т. 97. - С. 157-171.

Давыдов И.В. О сопряженности развития океанологических условий в основных рыбопромысловых районах дальневосточных морей // Изв. ТИНРО. - 1984. - Т. 109. - С. 3-16.

Добровольский А.Д. Об определении водных масс // Океанология. -1961.-Вып. 1.-С. 12-24.

Добровольский А.Д., ЗалогинБ.С. Моря СССР. - М.: Московский университет, 1982. - 192 с.

Жигалов И.А., Матвеев В.И. Пространственная структура поверхностных вод Охотского моря // Океанологические основы биологической

продуктивности северо-западной части Тихого океана. - Владивосток: ТИНРО, 1992.-С. 40-46.

Жизнь животных. Рыбы. Т.4. 4.1. - М.: Просвещение, 1971. - 655 с.

Завернин Ю.П. Влияние гидрометеорологических условий на сроки подхода охотской сельди на нерест и урожайность ее поколений // Изв. ТИНРО. - 1972. - Т. 81. - С. 44-51.

Зверькова JI.M., Тарасюк С.Н., Великанов А.Я. Особенности распределения икры и личинок некоторых видов рыб у охотоморского побережья Сахалина // Тез. докл. 111 Всесоюзного совещания "Проблемы раннего онтогенеза рыб". - Калининград, 1984. - С. 45-46.

Золотое О.Г. Распределение одноперого терпуга в прибрежных водах Северных Курильских островов // Изв. ТИНРО. - 1975а. - Т. 97. - С. 37-43.

Золотое О.Г. Некоторые черты биологии и распределения северного одноперого терпуга в водах западной части Командорско-Алеутской гряды // Изв. ТИНРО. - 19756. - Т. 98. - С. 89-98.

Золотое О.Г. О двухлетней цикличности в численности северного одноперого терпуга шельфовых вод курило-камчатского района // Изв. ТИНРО. -1981. - Т. 105. - С. 120-123.

Золотое О.Г. Биология северного одноперого терпуга Pleurogrammus monopterygius (Pallas) в водах Камчатки и Курильских островов: Автореф. дис.... канд. биол. наук. - М., 1984. - 22 с.

Золотое О.Г. Северный одноперый терпуг // Биологические ресурсы Тихого океана. - М.: Наука, 1986. - С. 310-319.

Золотое О.Г., Максименков В.В., Николаева Л.А. Состав личинок рыб в восточной части Охотского моря и их питание // Изв. ТИНРО. - 1990. - Т. 111.-С. 58-66.

Золотое О.Г., Токранов A.M. Экологические особенности репродуктивного периода терпугов (Hexagrammidaé) и получешуйников (Cottidae) в тихоокеанских водах Камчатки // Вопр. ихтиол. - 1989. - Т. 29, вып. 3. - С. 430-438.

Зуенко Ю.И. Использование банка океанографических данных Берингова моря для анализа и классификации водных масс // Тез. докл. конф. мол. ученых 23-25.04.1991 г. - Владивосток: ТИНРО, 1991. - С. 4-7.

Зуенко Ю.И. Типы термической стратификации вод на шельфе Приморья // Комплексные исследования морских гидробионтов и условий их обитания. - Владивосток: ТИНРО, 1994. - С. 21-39.

Зуенко Ю.И., Юрасов Г.И. Водные массы северо-западной части Японского моря // Метеорол. и гидрол. - 1995. - №8. - С. 50-57.

Зуенко Ю.И, Юрасов Г.И. Структура водных масс прибрежных районов Охотского моря // Метеорол. и гидрол. - 1997. - №3. - С. 50-58.

Иванков В.Н. Теплолюбивые виды рыб в северо-западной части Японского моря // Вопр. ихтиол. - 1995. - Т.35, №6. - С. 825-826.

Иванков В.Н., Ивашова З.Г. Японский гипероглиф Hyperoglyphe japónica (Centrolophidae) залива Петра Великого // Вопр. ихтиол. - 1997. -Т.37, №5. - С. 715-716.

Иванков В.Н., Падецкий С.Н., Самуилов А.Е. Проникновение теплолюбивых рыб в российские воды северо-западной части Японского моря в 1995 году // Вопр. ихтиол. - 1996. - Т.36, №6. - С. 838-839.

Иванов O.A. Состав, структура и динамика нектона эпипелагиали прикурильских вод Тихого океана: Автореф. дис.... канд. биол. наук - Владивосток: ТИНРО, 1997. - 24 с.

Израэлъ Ю.А. Глобальная система наблюдений. Прогноз и оценка изменений состояния окружающей природной среды. Основы мониторинга // Метеорол. и гидрол. - 1974. - №7. - С. 3-8.

Израэлъ Ю.А. Экология и контроль состояния природной среды. Изд. 2-е, доп. - М.: Гидрометеоиздат, 1984. - 560 с.

Израэлъ Ю.А., Цыбанъ A.B. Экология и проблемы комплексного глобального мониторинга Мирового океана // Метеорол. и гидрол. - 1984. -№8. - С. 18-33.

Ильинский E.H. Состав и структура нектонного сообщества мезопе-лагиали Охотского моря: Автореф. дис.... канд. биол. наук. - Владивосток: ТИНРО-центр, 1995. - 24 с.

Ильинский E.H., Радченко В.И. Распределение и миграции рыбы-лягушки в Беринговом море // Биол. моря. - 1992. - № 3-4. - С. 19-25.

Кагановская С.М. Материалы к промысловой биологии колючей акулы // Изв. ТИНРО. - 1937. - Т. 110. - С. 103-115.

Кагановская С.М. О распределении икры и личинок некоторых рыб в заливе Петра Великого //Изв. ТИНРО. - 1954. - Т. 42. - С. 165-175.

Кагановский А.Г. О нахождении морского ленка в верхних слоях воды в южном Приморье//Вест. ДВО АН СССР. - 1936.-T. 18.-С. 170-171.

Киселев И.А. Состав и распределение фитопланктона в Амурском лимане // Исслед. морей СССР. -1931. - Вып. 14. - С. 31-120.

Киселев И.А. Фитопланктон дальневосточных морей как показатель некоторых особенностей их гидрологического режима // Труды ГОИ. -Вып. 1(13). - М., Л.: Гидрометеоиздат, 1947. - С. 189-212.

Китакама Н., Нагамити К., Ямамото М., Исикадза М. Исследования стадных признаков одноперого терпуга Pleurogrammus azonus в водах Хоккайдо // Bull. Hokkaido. Reg. Fish. Res. Lab. - 1967. - №33. - C. 2-15.

Кловач H.B., Ровнина O.A., Кольцов Д.В. Биология и промысел тихоокеанской трески Gadus macrocephalus в Анадырско-Наваринском районе Берингова моря // Вопр. ихтиол. - 1995. - Т. 35, вып. 1. - С. 48-55.

Кляигторин Л.Б., Сидоренков Н.С. Долгопериодные климатические изменения и флюктуации численности пелагических рыб Пацифики // Изв. ТИНРО. - 1996. - Т. 119. - С. 33-54.

Кузнецова H.A. Питание некоторых планктоноядных рыб в Охотском море в летний период // Изв. ТИНРО. - 1997. - Т. 122. - С. 255-275.

Кузьмина А.И. Фитопланктон курильских проливов как показатель различных водных масс // Исслед. дальневост. морей СССР: Изд. АН СССР, 1962. - Вып. 8. - С. 6-90.

Лабецкий A.C. Песчанка северной части Охотского моря // Рыб. хоз-во. -1981.-№4. -С. 40.

Лапко В.В. Трофические отношения в эпипелагическом ихтиоцене Охотского моря//Изв. ТИНРО. - 1994.-Т. 116.-С. 168-177.

Лапко В.В. Состав, структура и динамика нектона эпипелагиали Охотского моря. Автореф. дис.... канд. биол. наук. - Владивосток: ТИНРО-центр, 1996. - 24 с.

Леонов А.К. Региональная океанография. - Л.: Гидрометеоиздат, 1960.-765 с.

Линдберг Г.У., Легеза М.И. Обзор родов и видов рыб цодсемейства Cyclopterinae (Pisces)II Тр. Зоол. ин-та АН СССР. - 1955. - Т. 18. - С. 389458.

Линдберг Г.У., Легеза М.И. Рыбы Японского моря и сопредельных частей Охотского и Жёлтого морей. 4.1. - М.: Наука, 1959. - 208 с.

Линдберг Г. У., Красюкова З.В. Рыбы Японского моря и сопредельных частей Охотского и Желтого морей. Ч. 4. - Л: Наука, 1975. - 464 с.

Линдберг Г. У., Красюкова З.В. Рыбы Японского моря и сопредельных частей Охотского и Желтого морей. Ч. 5. - Л.: Наука, 1987. - 526 с.

Мандрица С.А. Новый вид рода Eumicrotremus (Pisces, Cyclopteridae) из Охотского моря // Зоол. журн. -1991. - Т. 70, вып. 7. - С. 148-151.

Манько А.Н., Покудов В.В. Модификация основных структур вод северной части Тихого океана в летний период // Тр. ДВНИИ. - 1980. - Вып. 80. - С. 3-22.

Маркина Н.П., Хен Г.В. Основные функциональные элементы в пелагических сообществах Берингова моря // Изв. ТИНРО. - 1990. - Т. 111. - С. 79- 93.

Маркина Н.П., Чернявский В.И. Количественное распределение планктона и бентоса в Охотском море // Изв. ТИНРО. - 1984а. - Т. 109. - С. 109-119.

Маркина H.П., Чернявский В,К Новые данные о количественном распределении планктона и бентоса в Охотском море // Изв. ТИНРО. -19846.-Т. 110.-С. 94-99.

Маркина Н.П, Чернявский В.И. Количественное распределение фито-, зоопланктона и условия формирования продуктивных зон в Японском море // Изв. ТИНРО. - 1985. - Т. 110. - С. 129-138.

Мельников И.В. Распределение, биомасса и некоторые черты биологии круглопера Солдатова Eumicrotremus soîdatovi в Охотском море // Вопр. ихтиол. - 1995. - Т. 35, №4. - С. 433-439.

Мельников И.В. Молодь южного одноперого терпуга Pleurogrammus azonus в эпипелагиали глубоководных районов дальневосточных морей. 1. Охотское море // Вопр. ихтиол. - 1996а. - Т. 36, № 4. - С. 454-462.

Мельников И.В. Молодь южного одноперого терпуга Pleurogrammus azonus в эпипелагиали глубоководных районов дальневосточных морей. 2. Японское море // Вопр. ихтиол. - 19966. - Т. 36, № 4. - С. 463-469.

Мельников И.В. Пелагические хищные рыбы - потребители тихоокеанских лососей: распределение в экономической зоне России и прилегающих водах, численность и некоторые черты биологии // Изв. ТИНРО. -1997.-Т. 122.-С. 213-228.

Мельников И.В., Худя В.Н. Дальневосточная песчанка (Ammodytes hexapterus Pallas) в Охотском и западной части Берингова морей // Изв. ТИНРО. - 1998. - Т. 124. - С. 134-146.

Микулич JI.B. Питание южного одноперого терпуга Pleurogrammus azonus Jordan et Metz в водах северной части Японского моря // Вопр. ихтиол. - 1965. - Т. 5, вып. 4 (37). - С. 680-685.

Мичурин А.Н., Фукс В.Р. Исследование изменчивости океанологических параметров как условие прогноза промысловой обстановки // География и практика. - Л.: Наука, 1988. - С. 209-226.

Мороз И.Ф. Гидрологические условия в южной части Охотского моря летом 1993 г. в период анадромных миграций лососей // Изв. ТИНРО. -1994.-Т. 116.-С. 111-121.

Морошкин К.В. Водные массы Охотского моря.-М: Наука, 1966.- 67 с.

Мусиенко JI.H. Размножение и развитие рыб Берингова моря // Тр. ВНИРО. - 1970. - Т. 70. - С. 166-224.

Невинский М.М., Мокану И.Д. Некоторые наблюдения за песчанкой у побережья Западной Гренландии осенью 1966 г. // Матер, рыбохоз. исслед. Северного бассейна. -1971. - Вып. 17. - С. 18-22.

Hecuc К.Н. Зоогеография мирового океана: сравнение зональности пелагиали и регионального членения шельфа (по головоногим моллюскам) II Морская биогеография. - М.: Наука, 1982. - С. 114-134.

Одум Ю. Экология. Т.1. - М.: Мир, 1986. - 328 с.

Онищук H.A. О питании северного одноперого терпуга Pleurogram-mus monopterygius (Hexagrammidae) в районе подводного хребта Витязя // Вопр. ихтиол. - 1997. - Т. 37, №5. - С. 647-652.

Орлов A.M. Некоторые особенности распределения и биологического состояния Eumicrotremus soldatovi (Cyclopteridae) в северо-восточной части Охотского моря в весенний период // Вопр. ихтиол. - 1993. - Т. 33, вып. 5. -С. 720-723.

Орлов A.M. О питании северного одноперого терпуга Pleurogrammus monopterygius в тихоокеанских водах северных Курильских островов // Вопр. ихтиол. - 1997. - Т. 37, № 2. - С. 196-201.

Орлова Э.Л., Берестовский Е.Г., Антонов С.Г., Ярагина H.A. Некоторые особенности откорма баренцевоморской трески Gadus morhua в 80-е годы // Вопр. ихтиол. - 1990. - Т. 30, вып. 4. - С. 634-643.

Осипов В.Г. Акулы // Биологические ресурсы Тихого океана. - М.: Наука, 1986. - С. 94-118.

Парин Н.В. Ихтиофауна океанской эпипелагиали. - М.: Наука, 1968. -

186 с.

Патин С.А. Загрязнение Мирового океана и его биопродуктивность // Биологические ресурсы гидросферы и их использование. Биологические ресурсы мирового океана. - М.: Наука, 1979. - С. 208-230.

Перминов Г.Н. Обзор видов рода Eumicrotremus Gill II Вестн. ДВО АН СССР. - 1936. - № 19. - С. 115-129.

Покудов В.В., Вельяотс К.О., Манько А.Н. Горизонтальная циркуляция вод и вертикальная структура течений в северной части Тихого океана летом 1976 г. // Тр. ДВНИГМИ. - 1980. - Вып. 80. - С. 23-33.

Попов A.M. Тихоокеанская зубатка Anarhichas orientalis Pall. (Pisces), ее систематическое положение и распространение, с замечаниями о зубатках СССР // ДАН СССР. -1931. - Вып. 14. - С. 380-386.

Промысловые рыбы СССР. Описания рыб (текст к атласу цветных рисунков рыб). - М.: Пищепромиздат, 1949. - 788 с.

Радзиховская М.А. Водный и тепловой баланс Японского моря // Основные черты геологии и гидрохимии Японского моря. - М: Изд-во АН СССР, 1961а.-С. 132-145.

Радзиховская М.А. Водные массы Японского моря // Основные черты геологии и гидрохимии Японского моря. - М: Изд-во АН СССР, 19616. - С. 132-145.

Радзиховская М.А., Леонтьева В.В. Структура вод и водные массы // Гидрология Тихого Океана. - М: Наука, 1968. - С. 20-68.

Радченко В.И. Состав, структура и динамика нектонных сообществ эпипелагиали Берингова моря: Автореф. дис.... канд. биол. наук. - Владивосток: ТИНРО, 1994. - 24 с.

Радченко В.И., Мельников И.В., Волков А.Ф. и др. Условия среды, состав планктона и нектона эпипелагиали южной части Охотского моря и сопредельных океанских вод летом 1994 г. // Биол. моря. - 1997а. - Т. 23, №1. - С. 15-25.

Радченко В.И., Мельников И.В., Волков А.Ф. и др. Состав планктонных и нектонных сообществ в эпипелагиали северной части Охотского моря осенью 1994 г. // Биол. моря. - 19976. - Т. 23, № 3. - С. 143-150.

Радченко В.И., Рассадников O.A. Тенденции многолетней динамики запасов азиатских лососей и определяющие её факторы // Изв. ТИНРО. -1997.-Т. 122.-С. 72-94.

Расе Т.С., Желтенкова М.В. Некоторые данные об ихтиопланктоне Западной Камчатки // Изв. ТИНРО. - 1948. - Т. 28. - С. 139-150.

Реймерс Н.Ф. Природопользование. - М.: Мысль, 1990. - 638 с.

Реймерс Н.Ф. Экология. - М.: Журнал "Россия молодая", 1994. - 366 с.

Румянцев A.M. Об изменениях в составе тепловодной ихиофауны приморских вод Японского моря // Зоол. журн. - 1947. - Т. 26, вып. 1. - С. 47-52.

Рутенберг Е.П. Обзор рыб семейства терпуговых (Hexagrammidae) II Тр. ИО АН СССР. - 1962. - Т. 59. - С. 3-100.

Самко Е.В. Фронтальные зоны течения Ойясио и их промыслово -экологическое значение: диссертация. - Санкт-Петербургский Гос. Университет: СПб., 1992.-289 с.

Самко Е.В., Глебоеа С.Ю., Новиков Ю.В. Особенности динамики и термики поверхностных вод в Сахалино-Курильском районе в 90-е годы // Изв. ТИНРО. - 1998. - Т. 124. - С. 54-61.

Самко Е.В., Новиков Ю.В. Термическая структура эпипелагиали вод в районе южных Курильских островов // Изв. ТИНРО. - 1998. - Т. 124. - С. 62-71.

Сафронов С.Г., Золотое О.Г. Данные о зоопланктоне и питании молоди терпуга Pleurogrammus monopterygius (Pallas) в восточной части Охотского моря // Рыбохозяйственные исследования умеренных вод Тихого океана. - Владивосток: изд-во ТИНРО, 1982. - С. 50-54.

Старицын Д.К., Фукс В.Р. Синоптическая изменчивость фронтальных зон и разделов в системе вод Ойясио // Вестн. ЛГУ. - 1986. - Сер. 7, вып. 4.-С. 71-81.

Степанов В.Н. Мировой океан. - М.: Знание, 1974. - 256 с.

Степанова B.C. Распространение вод Берингова моря в Чукотском море (по данным анализа зоопланктона экспедиции на ледоколе "Красин" в 1935 г.) // Биологические индикаторы гидрологического и ледового режима полярных морей СССР. - Труды Всес. Арктич. ин-та. - Л.: Изд-во Главсевморпути, 1937а. - С. 113-143.

Степанова B.C. Биологические показатели течений в северной части Берингова и южной части Чукотского морей // Исслед. морей СССР. -19376.-Вып. 25.-С. 113-144.

Таранец А.Я. Краткий определитель рыб советского Дальнего Востока и прилежащих вод // Изв. ТИНРО. - 1937. - Т. 11. - 200 с.

Тарвердиева М.И., Ярагина H.A. Суточные ритмы и рационы питания трески Баренцева моря в летний период // Суточ. ритмы и рационы питания промысл, рыб Мирового океана. - М., 1989. - С. 25-42.

Темных О.С. Пространственная и морфо-экологическая дифференциация минтая в Охотском море. Автореф. дис.... канд. биол. наук. - Владивосток: ИБМ АН СССР, 1990. - 20 с.

Темных О.С. Экологическая и пространственная дифференциация азиатской горбуши во время анадромных миграций // Изв. ТИНРО. - 1996. -Т. 119.-С. 55-71.

Темных О.С., Малинина М.Е., Подлесных A.B. Дифференциация анадромных миграционных потоков горбуши четных поколений в Охотском море в 90-е гг. // Изв. ТИНРО. - 1997. - Т. 122. - С. 131-151.

Удинцев Г.Б. Геологическое строение Курило-Камчатской впадины // Природа. - 1955. - № 12. - С. 79-82.

Удинцев Г.Б. Геоморфология и тектоника дна Тихого океана. - М.: Наука, 1972. - 394 с.

Фадеев Н.С. Промысловые рыбы северной части Тихого океана. -Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1984. - 272 с.

Фигуркин А.Л. Некоторые особенности формирования и распространения вод ХПС в западной части Берингова моря // Океанологические основы биологической продуктивности северо-западной части Тихого океана. - Владивосток: ТИНРО, 1992. - С. 20-29.

Филатов В.Н. Определение перспективных для промысла сайры участков по данным полигонных съемок в Южнокурильском районе // Изв. ТИНРО. - 1984. - Т. 109. - С. 35-40.

Филатов В.Н. Опыт оценки промысловой перспективности районов нагула сайры // Изменчивость состава ихтиофауны, урожайности поколений и методы прогнозирования запасов рыб в северной части Тихого океана. - Владивосток: ТИНРО, 1988. - С. 130-134.

Хидака К. Японское море. Океанографическая энциклопедия. Пер. с англ. - Д.: Гидрометеоиздат, 1974. - С. 626-631.

Христофорова Н.К. Биоиндикация и мониторинг загрязнения морских вод тяжелыми металлами. - JL: Наука, 1989. - 192 с.

Худя В.Н. О количественном распределении личинок песчанки (.Ammodytes hexapterus Pallas, 1811) в заливе Анива и проливе Лаперуза // Тез. докл. 11 научно-практической конф. Сахалинского отдела Географического общества СССР. - Южно-Сахалинск, 1984. - С. 106-107.

Худя В.Н. О нересте и начальных этапах онтогенеза песчанки Ammodytes hexapterus Pallas на шельфе Сахалина и Курил // Тез. докл. IV Всесоюзной конференции по раннему онтогенезу рыб, ч. 2. - Мурманск, 1988.-С. 13-19.

Худя В.Н. Численность песчанки в проливе Лаперуза и заливе Анива // Рыбн. хоз-во. - 1990а. - № 11. - С. 27-29.

Худя В.Н. Песчанка (Ammodytes hexapterus Pallas) шельфовых вод Сахалина и Курильских о-вов и перспективы ее промысла // Всес. совещ.

"Резервы пищ. биол. ресурсов откр. океана и морей СССР". Калининград, 20-22 марта 1990 г. - М. - 19906. - С. 68-69.

Худя В.Н. К вопросу об изменении структуры сообществ массовых видов рыб в зал. Анива и прол. Лаперуза (Охотское море) // Экол. основы рац. природопользования на Сахалине и Кур. о-вах: 4-я научно-практич. конф. - Тез. докл. - Южно-Сахалинск, 1990в. - С. 149-150.

Худя В.Н. Роль теплосодержания вод в формировании численности поколений песчанки в прибрежных водах Южного Сахалина // Пробл. ры-бопромысл. прогнозир.: тез. докл. Всес. научн. конф. 5-7 июня 1991 г. Атлант. НИИ рыб. хоз-ва и океанографии (АтлантНИРО). - Калининград,

1991.- С. 124-125.

Чернявский В.И. Циркуляционные системы Охотского моря // Изв. ТИНРО. - 1981.-Т. 105. -С. 13-19.

Чернявский В.И. Термические характеристики северо-восточной части Охотского моря как основа для определения типа теплового состояния акватории // Изв. ТИНРО. - 1984. - Т. 109. - С. 94-103.

Чернявский В.И. Особенности формирования термики деятельного слоя Охотского моря // Океанологические основы биологической продуктивности северо-западной части Тихого океана. - Владивосток: ТИНРО,

1992.-С. 90-104.

Чернявский В.И., Жигалов И.А., Матвеев В.И. Океанологические основы формирования зон высокой биологической продуктивности // Гидрометеорология и гидрохимия морей. Т. IX. Охотское море. Вып. 2. - СПб.: Гидрометеоиздат/1993. - С. 157-160.

Чучукало В.И., Ефимкин А.Я., Лапко В.В. Питание некоторых планк-тоноядных рыб в Охотском море в летний период // Биол. моря. - 1995. - Т. 21.-№2.-С. 132-136.

Ширшов П.П. Планктон как индикатор ледового режима моря // Научные работы экспедиции на ледоколе "Красин" в 1935 г. - М., Л.: Изд. Главсевморпути, 1936. - С. 59-73.

Ширшов П.П. Сезонные явления в жизни фитопланктона полярных морей в связи с ледовым режимом // Биологические индикаторы гидрологического и ледового режима полярных морей СССР. Труды Всес. Арктич. ин-та. - Л.: Изд-во Главсевморпути, 1937. - С. 47-111.

Шмидт П.Ю. Рыбы Охотского моря. - М., Л.: Изд-во АН СССР, 1950.- 336 с.

Шунтов В.П. Биологические ресурсы Охотского моря. - М.: Аг-ропромиздат, 1985. - 224 с.

Шунтов В.П. Состояние изученности многолетних циклических изменений численности рыб дальневосточных морей // Биол. моря. - 1986. -№3.-С. 3-14.

Шунтов В.П. Губительно ли глобальное потепление для биологических ресурсов Берингова моря? // Биол. моря. -1991. - № 3. - С. 3-14.

Шунтов В.П. Новые данные о перестройках в пелагических экосистемах дальневосточных морей // Вестник ДВО РАН. - 1994а.- № 2. - С. 59-66.

Шунтов В.П. Новые данные о морском периоде жизни азиатской горбуши // Изв. ТИНРО. - 19946. - Т. 116. - С. 3-41.

Шунтов В.П. Перестройки в пелагических экосистемах Охотского моря - реальный факт // Рыбн. хоз-во. - 1998. - № 1. - С. 25-27.

Шунтов В.П., Волков А.Ф., Абакумов А.И. и др. Состав и современное состояние сообществ рыб эпипелагиали Охотского моря // Вопр. ихтиол. - 1990. - Т. 30, вып. 4. - С. 587-608.

Шунтов В.П., Васильков В.П. Долгопериодные флюктуации численности северотихоокеанских сардин. Сообщение 1. Динамика численности дальневосточной Sardinops sagax melanosticta (Schlegel) и калифорнийской Sardinops sagax caerulea (Girard) сардин в XX веке // Вопр. ихтиол. - 1981. -Т. 21, вып. 6. - С. 963-975.

Шунтов В.П., Васильков В.П. Долгопериодные флюктуации численности северотихоокеанских сардин. Сообщение 2. Эпохи атмосферной

циркуляции и цикличность динамики численности дальневосточной и калифорнийской сардин II Вопр. ихтиол. - 1982. - Т. 21, вып. 6. - С. 963-975.

Шунтов В.П., Волков А.Ф., Ефимкин А.Я. Состав и современное состояние сообществ рыб пелагиали западной части Берингова моря // Биол. моря. - 1988а. - № 2. - С. 56-65.

Шунтов В.П., Волков А.Ф., Ефимкин А.Я. Состав и современное состояние сообществ рыб пелагиали тихоокеанских вод Камчатки и Курильских островов // Биол. моря. - 19886. - № 4. - С. 54-62.

Шунтов В.П., Волков А.Ф., Матвеев В.И., Чеблукова Л.В., Гудзь А.В. Особенности формирования продуктивных зон в Охотском море в осенний период // Биол. моря. - 1986. - № 4. - С. 57-65.

Шунтов В.П., Волков А.Ф., Темных О.С., Дулепова Е.П. Минтай в экосистемах дальневосточных морей. - Владивосток: ТИНРО, 1993. - 426 с.

Шунтов В.П., Дулепова Е.П. Экосистемы Берингова и Охотского морей // Рыбн. хоз-во. -1991. - № 6. - С. 25-27.

Шунтов В.П.у Радченко В.И., Чучукало В.И., Ефимкин А.Я., Кузнецова Н.А., Лапко В.В.у Полтев Ю.Н., Сенченко И.А. Состав планктонных и нектонных сообществ верхней эпипелагиали Сахалино-Курильского региона в период анадромных миграций лососей // Биол. моря. - 1993. - № 4. -С. 32-43.

Элькина Б.Н. Материалы по одноперому терпугу юго-восточной части Татарского пролива // Тр. ИО АН СССР. - 1962. - Т. 59. - С. 110-117.

Юрасов Г.И., Яричин В.Г. Течения Японского моря. - Владивосток: ДВОАН СССР, 1991.- 176 с.

Яричин В.Г. Состояние изученности циркуляции вод Японского моря // Труды ДВНИГМИ. - 1980. - Вып. 80. - С. 46-61.

Akagawa M. The characters of atmospheric circulation in the years with abnormal sea ice conditions along the Okhotsk coast of Hokkaido // Japan Oceanograph. Mag. - 1973. - Vol. 24. - P. 81-100.

Aurivillius C.W.S. Anumalisk plankton Bihang till K. Svenska Vet. -Akad. Handl., 1894. - Bd. 20.

Beamish R.J., Bouillon D.R. Pacific salmon production trends in relation to climate // Can. J. Fish. Aqu. Sc. - 1993. - Vol. 50, № 5. - P. 1002-1016.

Brodeur R.D., Wilson M.T., Walters G.E., Melnikov /. V. Forage Fishes in the Bering Sea: distribution, species associations, and biomass trends // Dinamics of the Bering Sea. - 1998 (in press).

Clemens W.A., Wilby G. V. Fishes of the Pacific Coast of Canada // Fish. Res. Board Can. Bull. - 1946. - Vol. 68. - 368 p.

Cleve P.T. A Treatise of the phytoplankton of the northern Atlantic and its tributaries and on the periodical changes at the plankton of Skagerak. -Upsala, 1897.

Compagno L.J. V. Sharks of the world. FAO Species Catalogue. Vol. 4. -Rom., 1984. -248 p.

Dodimead A. J., Favorite F., Hirano T. Salmon of the North Pacific Ocean. Part II. Review of oceanography of the subarctic Pacific region // Bull. Int. N. Pacific Fish. Commis. - 1963. - № 13. -195 p.

Favorite F., Dodimead A.J., Nasu K. Oceanography of the Subarctic Pacific region, 1960-71 // Bull. Int. N. Pacific Fish. Commis. - 1976. - № 33. -187 p.

Favorite F., Laevastu T., Straty R.R. Oceanography of the North- eastern Pacific Ocean and Eastern Bering sea, and relations to various living marine resources // NorthWest - Alaska Fish Center Processed Report. - Seattle. Washington, 1977. -280 p.

Fujita K., and J.Hattori. Stomach content analysis of longnose lancetfish, Alepisaurus ferox in the eastern Indian Ocean and the Coral Sea // Japan. J. Ichthyol. - 1976. - № 23. - P. 133-142.

Gran H.H. Das plankton des Norwegischen Nordweeres // Rep. Norw. Fish. Mar. Invest. - 1902. - № 2 (5). Bergen. - P. 1-222.

Haedrich R.L. Nielsen J.G. Fishes eaten by Alepisaurus (Pisces, Iniomi) in the south-eastern Pacific Ocean II Deep-sea Res. - 1966. - № 13. - P. 909-919.

Hart, J. L. Pacific fishes of Canada // Bull. Fish. Res. Board. Can. - 1973. -№ 180. -741 p.

Haryu Т., Nishiyama T. Larvae from Zaprorid fish Zaprora silenus from the Bering Sea and the Northern North Pacific 11 Japan J. Ichtyol. - 1981. - Vol. 28, №3.-P. 313-318.

Hobson E. S. Predation on the Pacific sand lance, Ammodytes hexapterus (Pisces: Ammodytidae), during the transition between day and night in southeastern Alaska 11 Copeia. - 1986. - № 1. - P. 223-226.

Ihssen P.E., Evans D.O., Christie W.J. et al. Life history, morphology, and electrophoretic characteristics of five allopatric stocks of lake whitefish 0Coregonus clupeaformus) in the Great Lakes Region // Can. J. Fish. Aquat. Sci. -1981.-№38.-P. 1790-1807.

Irie T. Stock Assessment of Hokke (Pleurogrammus azonus) and Estimation of the Effect of Fishing Regulation for the Stock // Rep. Fish. Res. Invest. Sci. of the Fish. Agency Jap. gov. - 1986. - № 25 (Nov.). - P. 74-97.

Kenichi Ebe. О прогнозе вылова тихоокеанской песчанки // Bull. Jap. Soc. Fish. Oceanogr. - 1986. - Vol. 50, № 1. - P. 29-31.

Khen G. V., Bulatov N. V., Glebova S. V. The peculiarities of the Okhotsk Sea water regime and adjacent Pacific areas // PICES Workshop on the Okhotsk Sea and Adjacent Areas. Vladivostok, Russia. June 19-24: Abs. - 1995. - P. 24.

Kikuchi J., Kozo S. Особенности уловов тихоокеанской песчанки в зимне-весенний период 1984 года // Bull. Jap. Soc. Fish. Oceanogr. - 1986. -№1. - P. 27-29.

Kitakata M. Fishery biological stadies of sand-lance (Ammodytes personatus Girard) in waters around Hokkaido on the age and growth // Bull. Hokk. Reg. Fish. Res. Lab. - 1957. - № 16. - P. 39-48.

Kitani K. An oceanographic study of the Okhotsk Sea particularly in regard to cold waters II Bull. Far Seas Fish. Res. Lab. - 1973. - № 9. - P. 45-77.

Kobayashi K. Larvae and yongs of the Atka mackerel, Pleurogrammus monopterygius (Pallas), in the North Pacific // Bull. Fac. Fish. Hokk. Univ. -1958.-V. 8,№4.-P. 297-803.

Kobayashi K. Larvae and young of the sand-lance, Ammodytes hexapterus Pallas from the North Pacific // Bull. Fac. Fish. Hokk. Univ. - 1961. - Vol. 12, №2.-P. 111-120.

Kubota T. Food of lancetfish Alepisaurus ferox Lowe fished by gill-net in Suruga Bay, Japan. //J. Fac. Mar. Sci. Technol. Tokai Univ. - 1977. - № 10. - P. 137-146.

Lee J. U. Studies on the fishery biology of the Atka mackerel Pleurogrammus monopterygius (Pallas) in the North Pacific Ocean // Bull. Fish. Res. Dev. Agen. Korea. - 1985. - № 34 - P. 65 - 125.

Le Brasseur R.J. Stomach contens blue shark (.Prionace glauca L.) taken in the Gulf of Alaska // J. Fish. Res. Board Canada. - 1964. - Vol. 21, № 4. - P. 861-862.

Lobanov V.B., Bulatov N.B. Phisical structure and behavior of the Kuril eddies. Nemuro Workshop on Western Subarct. circulation. Abstract. -Hokkaido. Japan, 1993. - 4 p.

McDevmott S. F., Lowe S. A. The reproductive cycle and sexual maturity of Atka mackerel, Pleurogrammus monopterygius, in Alaska Waters // Fish. Bull. - 1997 - V. 95,№2.-P. 321-333.

Masato M., Fujita K.., HiroshiK. Stomach contens of longnose lancetfish, Alepisaurus Ferox, in Hawaiian and Central Equatorial Pacific Waters // J. Tokyo Univ. Fish. - 1993. - Vol. 80, № 1. - P. 121-137.

Moroz V. V. Oceanological zoning of the Kuril Islands Area in the springsummer period // PICES Rep. №6. Proceedings of the workshop on the Okhotsk Sea and Adjacent Areas. - 1996. - P. 117-119.

Munn R.E. Global environmental monitoring system. SCOPE. Rep.3. -Toronto, 1973. - 130 p.

Nacano H., Nagasava K. Distribution of salmon shark (Lamna ditropis) in the North Pacific ocean and Bering sea // Reports of the Research of Salmon Resources in the North Pacific ocean in 1993. - NPAFC. - Doc. 17. - Vancouver. Canada, 1993. - P. 86-94.

Nagasawa K. Distribution and food of longnose lancetfish (Alepisaurus ferox) in the North Pacific Ocean and Bering Sea // Reports of the Research of Salmon Resources in the North Pacific ocean in 1993. - NPAFC. - Doc. 17. -Vancouver. Canada, 1993a. - P. 79-85.

Nagasawa K. Distribution of daggertooth (Anatopterus pharao) in the North Pacific ocean // Reports of the research of salmon resourcesin the North Pacific ocean in 1992. - NPAFC. - Doc. 16. - Vancouver. Canada, 19936. - P. 107-109.

Nagasava K. Predation by Salmon Shark (Lamna ditropis) on Pacific Salmon (Oncorhynchus spp.) in the North Pacific Ocean // NPAFC. Bull. - 1998. -№1.-P. 419-433.

Nagasawa K., XJeno Y., Azuma T. and al. Distribution and biology of epipelagic animals in the northern North Pacific Ocean and adjacent seas - I. Fishes and squids in the southern Okhotsk Sea and western North Pacific Ocean of Kuril Islands in the autumn of 1993 // Bull. Nat. Res. Inst. Far Seas Fish. -1996.-№33.-P. 149-170.

Nelson, J.S. Fishes of the world (2nd edition). Wiley-Interscience Publ. -John Wiley and Sons: New York, 1984. - 523 p.

Ohtani K. Relative transport in the Alaskan Stream in Winter // J. Oceanogr. Soc. Japan. - 1970. - V. 26, № 5. - P. 271-282.

Ohtani K. Oceanographic structure in the Bering Sea // Mem. Fac. Fish. Hokk. Univ. - 1973. - V. 21, № 1. - P. 65-106.

Ohtani K. The role of the Sea of Okhotsk on the formation of Oyashio Water // Sea and Sky. - 1989. - № 65. - P. 63-83.

Ohtani K. To confirm again the characteristics of the Oyashio // Bull. Hokk. Nat. Fish. Res. Inst. - 1991. - № 55. - P. 1-24.

Pakhomov E.A., Pevissinotto R., MeQuaid C.D. Comparative structure of macrozooplankton / micronekton communities of the Subtropical and Antarctic Polar fronts // Mar. Ecol. Prog. - 1994. - № 111. - P. 155-169.

RadchenkoV.I, Semenchenko A.Y. Prédation of doggertooth, Anatopterus pharao, on immatures of the Pacific salmon // J. Fish Biol. - 1996. - № 49. - P. 1323-1325.

Richards S. W., Pelmutter A., Mc Aneny. A taxonomic study of the genus Ammodytes from the East Coast of North America (Teleostei: Ammodytidaè) II Copeia. - 1963. - № 2. - P. 358-377.

Robertson D.A., Roberts P.E., Wilson J.B. Mesopelagic faunal transition across the Subtropical Convergence east of New Zealand // NZ. J. Mar. Fresh. Res. - 1978. -№12. -P. 295-312.

Russell F.S. Hydrographical and biological conditions in the North Sea as indicated by plankton organisms // J. du Conseil. - 1939. - Y. 14, № 2. - P. 170192.

Shelford V.E. Animal Communities in Temperate America. - Chicago: University of Chicago Press, 1913.

Schulz Br. und A. Wulff. Hydrographische und planktologische Ergebnisse der Fahrt des Fischereischutz bootes "Zieten" in das Barentsmeere im AugustSeptember 1926 // Ber. dep. Deutsch Wiss. Kommission fur Meerforschung, M.F.- 1927.-Bd. III,H.3.

Schultz L.P. Zaprora silenus Jordan from Alaska // Copeia. - 1934. - № 2. -

P. 98.

Shuntov V.P., Dulepova E.P., Radchenko V.l., Temnykh O.S. On the

beginning of large reformation in communities of plankton and nekton of the far-eastern seas // PICES: Seattle. Washington. USA. October 25-30. - 1993. - P. 35.

Ueno T. Studies on the deep-water fishes from off Hokkaido and adjacent regions. I. On a rare fish, Zaprora silenus Jordan, found off Kushiro, Hokkaido //Jap. J. Ichtiol. - 1954. - Vol.3, №2. - P. 79-82.

Ueno T. Fauna Japónica: Cyclopteridae (Pisces).-Tokyo, 1970. - 233 p.

Veno T., Abe K. Studies on deep-water fishes from off Hokkaido and adjacent regions // Bull. Hokk. Reg. Fish. Res. Lab. - Vol. 28. - P. 1-22.

Ueno Y., Shimizu /., Shershnev A.P. Surface water type and distribution of juvenile fishes and cephalopods in Pacific coast waters of Hokkaido and the Kuril Islands in summer, 1989 // Bui. Nat. Res. Inst. Far Seas Fish. - 1990. -№27, March. - P. 57-70.

Waldron K.D. Ichthyoplankton // The eastern Bering Sea shelf: oceanography and resources Washington. D. C.: U. S. Gov. Print, off U. S. Dep. Comm. NOAA, off Mar. Poll. Assess. -1981. - № 1. - P. 471-493.

Welch, D. W., L. Margolis, M.A. Henderson, and S. McKinnell. Evidence for attacks by the bathypelagic fish Anotopterus pharao (Myctophiformes) on Pacific salmon (Oncorhynchus spp.) II Can. J. Fish. Aquat. Sci. - 1991. - №. 48. -P. 2403-2407.

Winslade P. Behavioural studies on the lesser sandeel Ammodytes marinus (Raitt.). I. The effects of food availability on activity and the role of olfaction in food detection. II. The Effect of light intensity // J. Fish. Biol. - 1974. - V.6, № 5.

Yamashita Y., Tsuneo A. Yatcying time, yolk sac absorpshion, on set of feeding, end early growth of the Japanese sand eel Ammodytes personatus II Bull. Jap. Soc. Sci. Fish. - 1985. -V. 51, № 11. - P. 1777-1780.

Young J.W., Lamb T.D., Bradford R.W. Distribution and community structure of midwater fishes in relation to the Subtropical Convergence off eastern Tasmania, Australia// Mar. Biol. - 1996. - № 126. - P. 571-584.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.