Эпизоотология, эпидемиология трихинеллеза, усовершенствование мер борьбы с ним в Уральском Прикамье тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.00.19, кандидат ветеринарных наук Ворожцов, Владимир Васильевич

  • Ворожцов, Владимир Васильевич
  • кандидат ветеринарных науккандидат ветеринарных наук
  • 2002, КировКиров
  • Специальность ВАК РФ03.00.19
  • Количество страниц 149
Ворожцов, Владимир Васильевич. Эпизоотология, эпидемиология трихинеллеза, усовершенствование мер борьбы с ним в Уральском Прикамье: дис. кандидат ветеринарных наук: 03.00.19 - Паразитология. Киров. 2002. 149 с.

Оглавление диссертации кандидат ветеринарных наук Ворожцов, Владимир Васильевич

1. Общая характеристика работы.

1.1. Актуальность проблемы.

1.2. Цель и задачи исследований.

1.3. Научная новизна.

1.4. Практическая значимость.

1.5. Апробация работы.

1.6. Положения выносимые на защиту.

1.7. Публикации.

1.8. Объем и структура диссертации.

2. Обзор литературы.

2.1. Распространение трихинеллеза в зарубежных странах.

2.2. Распространение трихинеллеза на территории бывшего СССР.

2.3. Ареал распространения Т. рзеисЫркаИз.,.;.

2.4. Эпизоотический процесс при трихинеллеза.

2.5. Иммунодиагностика трихинеллеза.

2.6. Профилактика трихинеллеза.

3. Собственные исследования.

3.1. Распространение трихинеллеза у диких и синантропных животных.

3.1.1. Общая характеристика Уральского прикамья.

3.1.2. Материалы и методы.

3.1.3. Результаты собственных исследований.

3.1.4. Обсуждение результатов.

3.2. Распространение трихинеллеза у свиней.

3.2.1. Материалы и методы.

3.2.2. Результаты исследований.

3.2.3. Обсуждение результатов.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Паразитология», 03.00.19 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Эпизоотология, эпидемиология трихинеллеза, усовершенствование мер борьбы с ним в Уральском Прикамье»

Трихинеллез относится к числу наиболее опасных и имеющих тенденцию к распространению зооантропонозов. В связи с распадом СССР, экономическими преобразованиями, в совокупности с произошедшими на этой основе изменениями, в России ухудшилась эпизоотическая и эпидемическая обстановка по данному заболеванию.

Высокая популяция диких животных в Уральском Прикамье, в сочетании с активной охотой, браконьерством, большим количеством бродячих собак, кошек, свободный выпас свиней, продажа вне рынков свинины подворного убоя, не подвергнутой ветсанэкспертизе, создают угрозу групповой заболеваемости трихинеллезом людей.

Завоз свиней для племенных целей из соседних регионов и стран Европы, а также расширяющиеся поставки свинины из неблагополучных регионов России (Краснодарский и Ставропольский края), СНГ (Р. Беларусь, Украина, Р. Казахстан), стран ЕС, Азии (Китай), Америки, вносят дополнительные трудности в профилактике трихинеллеза.

1.2. Цель и задачи исследований.

Цель исследований - изучить эпизоотическую и эпидемическую ситуации в Уральском Прикамье по трихинеллезу и усовершенствовать меры борьбы с ним.

Задачи исследований:

- Изучить распространение трихинеллеза у диких и синантропных животных Уральского Прикамья.

- Выявить особенности распространения и основных носителей трихинеллеза в различных ландшафтных зонах.

- Изучить эпизоотическую и эпидемическую ситуацию по трихинеллезу в регионе.

- Изучить основные пути и факторы передачи трихинеллезной инвазии.

- Испытать в производственных условиях прижизненную диагностику трихинеллеза свиней методом ИФА.

Усовершенствовать комплекс профилактических и оздоровительных противотрихинеллезных мероприятий.

Разработать пятилетний план ветеринарно-санитарных мероприятий по профилактике трихинеллеза в регионе.

1.3. Научная новизна.

- Впервые изучено распространение трихинеллеза у диких и синантропных животных региона.

- Впервые установлена трихинеллезная инвазия у 14 видов позвоночных животных региона (крысы серой, европейской рыжей полевки, обыкновенной полевки, волка, собаки домашней, лисицы обыкновенной, енотовидной собаки, горностая, европейской норки, американской норки, лесной куницы, росомахи, рыси, кабана).

Впервые установлена экстенсивность и интенсивность трихинеллезной инвазии у различных видов позвоночных животных региона.

- Впервые выявлены особенности распространения и основные носители возбудителя трихинеллеза в разных ландшафтных зонах региона.

- Впервые в регионе, в производственных условиях, испытана реакция ИФА для прижизненной диагностики трихинеллеза свиней.

Впервые изучена заболеваемость трихинеллезом населения региона.

- Установлен новый для региона источник заражения людей трихинеллезом, которым является мясо домашней собаки.

1.4. Практическое значение.

Результаты исследований использованы при разработке плана мероприятий по профилактике трихинеллеза в Пермской области на 2002 - 2006 годы, утвержденного распоряжением губернатора Пермской области 30.05.02 г. № 260 - р. 1.5. Апробация работы.

Результаты исследований представлены на международной научно-практической конференции, посвященной 25-легию Смоленского сельскохозяйственного института (Смоленск-1999) и восьмой Всероссийской конференции по трихинеллезу (Москва-2000).

1.6. Положения выносимые на защиту.

- Распространение трихинеллеза у диких и синантропных животных Уральского Прикамья.

- Особенности и основные носители трихинеллезной инвазии в различных ландшафтных зонах.

- Эпизоотическая и эпидемическая ситуация в регионе, основные пути и факторы передачи инвазии.

- Эффективность прижизненной диагностики^трихинеллеза свиней методом ИФА.

- Усовершенствование ветеринарно-санитарных мероприятий, и комплексный план борьбы с трихинеллезом в регионе.

1.7. Публикации.

По материалам диссертации опубликованы четыре работы, в которых отражены основные направления и результаты исследований.

1.8. Объем и структура диссертации.

Диссертация изложена на 149 страницах машинописного текста и состоит из общей характеристики работы, обзора литературы, пяти глав собственных исследований, выводов, практических предложений, списка литературы и приложения, иллюстрирована 33 таблицами, 1 рисунком. Список литературы включает 208 источников, в том числе 52 иностранных.

2. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

2.1. Распространение трихинеллеза в зарубежных странах.

В странах Европы трихинеллез широко распространен в дикой природе и чаще регистрируется у свиней и человека в Восточной части и на крайнем юге континента. В Великобритании при исследовании трупов людей находят личинки трихинелл. Инвазия регистрируется у диких и синантропных животных (Harvey P.W., Kershaw W.E., 1964). В Ирландии иногда возникают случаи заболевания населения трихинеллезом. Инвазия регистрируется у лисиц, крыс и других животных (Verling V., 1972). В Польше инвазия широко распространена как среди населения, так и у различных животных (Kozar Z., 1960). В скандинавских странах эпидемиологическая и эпизоотическая обстановка более благоприятная (Erkstem M., 1964; Henriksen S.A., Clansen В., 1977; Odebram H., 1973; Tiainen O.A., 1966). Трихинеллез в Норвегии зарегистрирован у барсуков, американских норок, лесных куниц, росомах и свиней. Трихинеллез среди диких и синантропных животных, а также у человека регистрируется в Венгрии, Чехии, Словакии (Prokopic L., 1962; Hovorka J., 1975; Nemeseri L., 1969). В Венгрии существуют природные очаги инвазии среди лисиц, кабанов. Трихинелл определяют у кошек и собак. В Чехии и Словаки трихинеллез не имеет большого распространения, но встречаются случаи заболевания людей. Трихинеллез регистрируется у диких и домашних животных преимущественно в Словакии. В Румынии имеются очень интенсивные природные очаги среди медведей, кабанов, лисиц, волков и других животных. Трихинелл часто находят у собак, кошек и крыс. Имеют место вспышки заболевания у населения (Tintareanu J. et. al., 1972). В Болгарии регистрируются заболевание людей, в виде небольших вспышек. Трихинеллы регистрируются у синантропных и различных видов диких животных (Pavlov Р., 1979). В Югославии заболевание регистрируется среди населения. Трихинеллез распространен у свиней, крыс, кошек, собак. На территории стран имеются природные очаги среди волков, лисиц, шакалов, барсуков, норок, куниц, медведей, кабанов, и других животных (Aganovic F., Aganovic J., Halievac A., 1975). В Греции регистрируются случаи заболевания людей и зараженность свиней (Merle А., 1957). В Австрии зарегистрирована инвазия у диких животных и низкая зараженность у свиней. В Германии с давних пор известны природные очаги среди лисиц, барсуков, норок, кабанов. Отмечены случаи заражения свиней и заболевания трихинеллезом людей (Lehmensick R., 1970). В Дании и Люксембурге трихинеллез регистрируется у диких животных, а в Нидерландах - у свиней и диких животных (Kampelmacher E.H.,Ruitenberg E.J., Berkvens J., 1966). В Швейцарии наблюдаются лишь единичные случаи заболевания людей. Инвазия регистрируется у клеточных зверей, а также у диких лисиц, барсуков, куниц, кабанов (Horning В., 1977). В Италии существуют природные очаги среди лисиц и волков, отмечают инвазию у свиней и заболевания людей (Puccini V., 1975). Зарегистрирован трихинеллез лошадей (Batteli J., Jouberti У., Marttiti M., 1993). В Португалии трихинеллез регистрируется у диких животных (Fraga de Azvedo J., Palmeiro J.M., Rombert P., 1974). В Испании трихинеллами заражены крысы, собаки и различные виды диких млекопитающих. Регистрируется трихинеллез у свиней. Имеют место случаи заболевания у людей (Cordero del Campillo M., Martinez Fernandez A., Aller Gancedo В., 1969). Во Франции регистрируются заболевания трихинеллезом людей, заражение свиней, диких и синантропных животных (Lancastre F., Honin R., Campana-Rouget Y. et. al., 1973). С 1975 года во Франции от употребления конины заболело более 3000 человек (в 5 случаях с летальным исходом). Зараженные лошади поступили из США, Канады, Мексики, Югославии, и Польши.

На североамериканском континенте трихинеллез наиболее распространен в США и Канаде. В США трихинеллез регистрируется у многих видов диких и синантропных животных, свиней, а также у населения (Zimmerman W.J., 1966). В Канаде регистрируется трихинеллез свиней, диких животных и морских млекопитающих. Трихинеллез эндемичен для южной части страны. Известны случаи заболевания трихинеллезом эскимосов (Friis L., 1974).

На южноамериканском континенте трихинеллез имеет широкое распространение во многих странах. Чаще трихинеллез встречается в Чили, где регистрируются заболевания людей, зараженность свиней, диких и синантропных животных (Schenone H., Szekely R., Ramirez R., et. al., 1972). Менее распространен трихинеллез в Аргентине (Neghme А., 1975, 1979) и Мексике (Biagi F.F., Robledo Е.С., 1962). ч

В Азии неблагополучны по трихинеллезу многие страны: Иран (Mobedi J., Afraa F., Mobedi H. et. al., 1973), Афганистан (Kulimann E., 1970), Таиланд (Thitasut P., 1974), Китай (Цзэн Сянь-Жунь и др., 1975) и др. В странах Азии трихинеллез у людей встречается значительно реже, чем в Европе.

В Новой Зеландии трихинеллез регистрируется у свиней, крыс, кошек и человека (Cairns G.C., 1966).

В странах Африки трихинеллез имеет значительное распространение. Трихинеллез регистрируется у многих хищных животных (Forrester А.Т., Nelson G.S., Sander G., 1961; Kruger S., Collins M., Niekerk J., 1969; Goung E., Whyte J., 1975). В Зимбабве на фермах по разведению нильских крокодилов впервые установлено их заражение трихинеллезом.

В Австралийской зоогеографической провинции. W. Henry (1998) и Obendorf et al. (1990) нашли Trichinella pseudospiralis у 25-30% хищных в Тасмании и у 40% хищных сумчатых в Австралии

Широко распространен трихинеллез в Арктике, где его выявили у многих видов животных. Заболевание населения связано с употреблением в пищу мяса различных морских и наземных диких млекопитающих (Roth,

1949; Rausch R., 1960; Holgersen P.B., 1961; Friis L., 1974; Thorshang K., Rosted A., 1976).

2.2. Распространение трихинеллеза на территории бывшего СССР.

Бессонов A.C. (1972) условно разделил территорию бывшего СССР на четыре зоны: стационарные синантропные очаги; временные синантропные очаги; зона угрожаемая по трихинеллезу свиней и человека; условно благополучная по трихинеллезу зона.

По приведенным A.C. Бессоновым (1985) данным за период до 1969 г исследовано на трихинеллез 158000 животных, с 1969 по 1978 гг. - около 100000, с 1979 - 1983 гг. - более 79 тысяч диких и синантропных животных, относящихся к 52 видам. Самые высокие уровни заражения среди крупных млекопитающих отмечены у волков, бурых медведей, енотовидных собак, рыжих лисиц, и рысей, а самая низкая - кабанов. Трихинеллезная инвазия выявлена у 66 видов животных, обитающих на территории СССР. Трихинеллез свиней регистрируется в отдельных зонах РСФСР, Украины, Белоруссии, Литвы и Грузии, очень редко в Молдавии и практически отсутствует в обширных зонах: Сибири, Средней Азии и Казахстане, а также в Центральной, Северной и Дальневосточной зонах РСФСР. Заражение трихинеллами отмечается, главным образом, среди свиней частных владельцев, особенно в зонах, где этих животных выпасают в лесу.

Бессонов A.C. (1996) сообщает о непрерывном нарастании трихинеллезной инвазии у свиней в России, за последние 15 лет. На миллион убитых свиней общественного сектора на мясокомбинатах приходилось зараженных: в 1980 г. - 1,2; 1982 г.- 2,5; 1984 г. - 2,7; 1986 г.- 6,3; 1988 г,-5,9; 1990 г.- 7,0; 1992 г.- 8,4; 1994 г.- 8,9. Число зараженных туш свиней, выращенных в крестьянских и фермерских хозяйствах, в пересчете на миллион: в 1991 г.- 74; 1992 г.- 67,2; 1993 г.- 100,1; 1994 г.- 84,1. Более высокое заражение свиней мелкотоварных ферм и личных подворий граждан, обусловлено низким санитарным состоянием ферм, кормлением не обезвреженными отходами и выгульным содержанием. Заболеваемость трихинеллезом населения составила: в 1992 г. - 673 случая; 1993 г. - 671; 1994 г. - 1043. Большая часть заболеваний связана с употреблением в пищу мяса диких животных.

В Эстонии Пебсен Э. (1972) выявил трихинеллезную инвазию у волков, енотовидных собак и барсуков. В Литве Бизюлявичус С. и др. (1981) сообщают, что в период 1976 -1980 гг. при убое 9 млн. свиней, трихинеллез зарегистрирован у 23. Зарегистрировано 67 очагов, в которых выявлено 405 больных трихинеллезом. В Латвии Виксне А.Е. (1963) и др. выявили трихинеллезную инвазию у многих видов диких и синантропных животных. В Белоруссии проведено множество работ по изучению эпизоотологии трихинеллеза (Богуш A.A. 1985; Бекиш О.-Я.Л., Одинцова Т.М., 1992). Одинцова Т.М. (1994) установила, что в северной части страны (Белорусское Поозерье) ядро паразитарной системы формирует волк. В центральной части страны (Центрально-Березинская равнина) - волк и лисица, при более низкой популяции видов и инвазированности. В южной части страны (Полесский заповедник) ядро системы формирует лисица. На Украине Мельник М.Н и др. (1976) отмечают, что систематические случаи трихинеллеза свиней регистрируются в Виницкой, Хмельницкой, Одесской областях. В большинстве других областей наблюдаются спорадические случаю трихинеллеза свиней. В Молдавии Даныпина М.С. (1976) сообщает о ежегодном выявлении трихинеллеза у свиней в период с 1960 по 1971 годы. Из 32 районов Молдавии наиболее неблагополучны Вулканешский, Котовский, Ниспоренский, Дубосарский, Резинский, Фалештский районы, где зарегистрировано по 5-6 случаев трихинеллеза свиней. В Грузии Зиракишвили Л.М. и др. (1992) сообщают об увеличении с 1980 года числа случаев заражения свиней и заболеваемости трихинеллезом населения.

Участившееся заражение свиней связано с нарушениями условий содержания, как в частном секторе, так и в крупных свиноводческих комплексах (бродяжничество свиней, доступ их на мусоросвалки, а также доступ в свинарники грызунов). В Азербайджане Садыхов И.А., Елчуев М.Ш. (1996) в период с 1977 по 1992 годы исследовали в Шеки-Закатальской зоне пробы мышц от 62 лисиц, 71 шакала, 13 волков, 82 бродячих и 25 чабанских собак, а также 40 свиней. Личинки трихинелл выявлены у шакалов (28,6%), лисиц (17,3%), волка (7,7%). Отсутствие трихинелл у людей в данной зоне и в Азербайджане вообще, авторы объясняют исторически сложившимися национальными традициями в отношении свиней и употребления их мяса. В Армении Асатрян A.M., Мовсесян С.О. (1985) исследовали 298 птиц, относящихся к 21 виду, 1271 млекопитающих 23 видов, а также 300 диафрагм, взятых из трупов людей, в прозекториях г. Еревана. Трихинеллез зарегистрирован у 1 вида птиц (черного дрозда) и 13 видов млекопитающих (землеройки, мыши лесной, полевки обыкновенной, крысы серой, волка, шакала, собаки, лисицы обыкновенной, куницы каменной, барсука, кошки домашней, кабана, свиньи). Природные очаги трихинеллеза находятся в горно-лесной зоне, что обусловлено природно-климатическими условиями и разнообразием видов животных в этой зоне. В Туркмении массовое обследование на трихинеллез диких и синантропных животных не проводилось. Трихинеллезная инвазия зарегистрирована у собак и зоопарковых животных (по Бессонову A.C., 1972). В Киргизии Токобаев М.М. (1969) исследовал мышцы 5 кабанов, 51 лисицы обыкновенной, 3 корсаков, 27 хорей, 16 норок, 28 горностаев, 37 домашних собак, 2 домашних кошек. Трихинеллез зарегистрирован у лисиц (7,8%). В Таджикистане Яхонтов Б.В. (1981) сообщает о трихинеллезе в природных биоценозах. Трихинеллы обнаружены у домашних свиней, кабанов, волков, шакалов, лисиц, собак, бурого медведя, грызунов. В Узбекистане Каиров И.Х. (1976) сообщает о трихинеллезе у крупных хищников: волка, лисицы-караганки, шакала, корсака, перевязки и ласки. Регистрируется трихинеллез свиней и заболевания у людей. В Казахстане Батькаев А.И., Ваккер В.Г. (1992) сообщают, что ведущую роль в циркуляции трихинелл играет волк. В Среднем Прииртышье волк имеет преимущественное значение только в мелкосопочнике и полупустынной степи. В остальных ПТК региона наибольшая инвазированность трихинеллами отмечена у корсака.

В России проведены многочисленные исследования по распространению трихинеллеза. Ежегодно эти сведения дополняются и уточняются.

Бочарова М.М., Кушнарева Ю.В. (2000, 2001) сообщают о неблагополучии по трихинеллезу свиней 7 из 8 административных районов республики Северная Осетия-Алания. Трихинеллез распространен во всех ландшафтно-климатических зонах (субальпийской, нагорной и предгорной лесостепи, в зоне горного леса), исключение составляет степная зона (Моздокский район). Синантропные очаги существуют за счет домашних кошек, свиней, серой крысы. В природных очагах основными накопителями инвазии являются дикие коты, барсуки, куницы, бурые медведи, дикие кабаны.

Валиуллин С.М., Махмутова A.A., Мухаметьянов А.З. и др. (1981), Хазиев Г.З., Сагитова A.C., Подушкина М.А., (2000), в республике Башкортостан установили трихинеллезную инвазию у 11 видов животных (у 8-и диких и 3-х синантропных): енотовидной собаки, волка, рыжей лисицы, бурого медведя, колонка, лесной куницы, барсука и рыси, голубой норки, темно-коричневой норки, хорька. Зараженные животные были добыты на территории 12 из 54 административных районов республики. Василинин М.Г. (1985) выявил высокую интенсивность заражения трихинеллезом у бурых медведей в зоне

БАМ, и высокую экстенсивность инвазии у соболя и собаки.

Васильева Д.В. (1985) при исследовании диких и синантропных животных в Татарии и Башкирии выявила трихинеллезную инвазию у 3,5% собак, 12% лисиц, от 7,7% до 25 % куниц, 25% американских норок и у одного исследованного колонка.

Гаркави Б.Л., Звержановский М.И., Галдина Е.Б., Ильин C.B., Козлова O.K., Мирошниченко Л.П. (2001) сообщают о неблагополучии по трихинеллезу свиней 18 районов Краснодарского края. Наиболее неблагополучны горно-лесные районы: Сочи, Апшеронский, Туапсинский, Мостовской, республика Адыгея. В Сочинском и Апшеронском выявлено в 1996-1998 гг. более 41% всех случаев трихинеллеза в крае.

Губа Л.А. (2001, 2002) установил трихинеллез у лисицы и енотовидных собак в Амурской области. Устойчивость природных очагов в области обеспечивается за счет енотовидной собаки и лисицы обыкновенной.

Довгалев A.C., Сергиев В.П., Каменский А.Ю., Беляров В.М., Романенко H.A., Фролова A.A., Довгалева H.A., Понтюшенко Н.Т., Успенский A.B. (1996) сообщают о 52 вспышках трихинеллеза среди жителей 29 районов и городов Подмосковья в границах Московской области с 1946 года. Из 387 заболевших 4 (взрослые) умерли.

Довгалев A.C., Сергиев В.П., Коваленко Э.Б., Романенко H.A., Полетаева О.Г., Успенский A.B., Шеховцов Н.В., Беляров В.М., Сидоренко А.Г., Довгалева H.A., Пенькова P.A., Полякова И.Е. (1997) условно разделили Московский регион на 4 эпидемиолого-эпизоотические зоны: гиперэндемичная, мезоэндемичная, гипоэндемичная, благополучная.

Жалцанова Д-С. Д., Халина P.P. (1992) сообщает о массовых заболеваниях людей трихинеллезом, после употребления в пищу мяса диких животных, в основном бурого медведя в Забайкалье и Прибайкалье.

Отмечается трихинеллез свиней. Проведено исследование на трихинеллез 38 нерп с отрицательным результатом.

Зиморой И.Я. (1981) сообщал о широком распространении трихинеллезу у диких животных Центрально-черноземной зоны. Заражены трихинеллезом: волк, лисица, собака енотовидная, кабан, куница каменная.

Исаков С.И., Коколова Л.М. Верховцева JI.A. (1996) установили зараженность трихинеллезом в Якутии белого и бурого медведей, волка, собаки, соболя, горностая, белого песца, а также мышевидных грызунов. Заболевание трихинеллезом населения связано с употреблением в пищу медвежатины.

Коновалов В.П., Акбаев М.Ш. (2001) сообщают о трихинеллезе в Зарайском районе Московской области. За 10 лет заболело трихинеллезом 37 человек, выявлено животных зараженных трихинеллами: свиней - 416, диких кабанов - 6, собак - 16, лис - 9, барсуков - 5, кошек - 11, крыс - 52.

Кочетков A.A., ТвердохлебоваТ.И., Нагорный С.А. и др. (1985) провели наблюдения на наиболее неблагополучных территориях Краснодарского края, Северо-Осетинской и Кабардино-Балкарской республиках. За период исследований показатель заболеваемости на 100 тыс. населения составил в Туапсинском районе - 3,3, в Дигорском - 15,2. В 97% случаев заболевания трихинеллезом, источником заражения послужило мясо домашних свиней.

Кушнарева Ю.В. (2002) приводит данные об увеличении числа случаев трихинеллеза в республике Северная Осетия. Инвазия у свиней за неполных три года (1999-2001) значительно возросла и составила 389 случаев, по сравнению с 180 случаями за предыдущие 8 лет.

A.B. Маркин (1994) обобщил сведения заболеваемости населения РФ трихинеллезом за период 1950 - 1990 гг. Наиболее неблагополучной территорией является Северный Кавказ (особенно Краснодарский край и Северная Осетия), где за эти годы выявлено 847 (28,5%) больных. Здесь также отмечено наибольшее (10 из 24) число летальных исходов. Далее следуют административные территории Центра (522 случая, 17,:%), Дальнего Востока (499 случаев, 16,8%) и Восточной Сибири (491 случай, 16,5%). На Северо-западе, включая Калининградскую область, выявлен 331 (11,1%) больной, в Западной Сибири - 188 (6,3%), на Урале - 94 (3,2%) больных. В северных и восточных районах республики значение мяса диких животных как источника инвазии превалирует, а в Центре и на Северном Кавказе основная роль в заражении людей принадлежит свинине.

Масленникова О.В. (2002), Масленикова О.В., Колеватова А.И. (2000), зарегистрировали в Кировской области трихинеллезную инвазию у 14 видов диких и 3-х видов синантропных животных: волка, лисицы, собаки домашней, енотовидной собаки, рыси, куницы, барсука, норки, горностая, выдры, росомахи, ласки, медведя бурого, бурозубки, кабана, свинья домашняя.

Мачинский А.П. и др. (1981, 1985, 1992, 2000) исследовали около 21 тыс. животных (45 видов) Мордовии, а также ножки диафрагмы от 104 трупов людей, умерших в больнице г. Саранска. Трихинеллы обнаружены у 21 вида млекопитающих: собаки, кошки, волка, лисицы обыкновенной, енотовидной собаки, барсука, рыси, куницы, хоря темного, кабана, ондатры, мыши, мыши малютки, мыши домовой, крысы серой, полевки рыжей, полевки обыкновенной, ежа обыкновенного, бурозубки обыкновенной, бурозубки темной, бурозубки малой,

Мурашов Н.Е. и др. (1985, 2001) отмечают, что за период 1983 - 1999 гг. зарегистрировано 853 случая заболевания людей. Основным источником заболевания является мясо домашних свиней - от 59,5 до 76,0%, диких кабанов - до 26,5%, медведей и барсуков - до 3,7%, мясо домашних собак -1,6%.

Нагорный С.А., Русанов И.И., Менасян В.Г., Бобышев Н.М., Васерин Ю.И., (1992) обнаружили трихинеллез у кабанов, лисиц, бродячих собак, кошек и серых крыс и свиней в Калининградской области

Нагорный С. А. и др. (1996, 2000) сообщают о возрастании экстенсивности заражения трихинеллезом кабанов и бурых медведей (в 5 и 10 раз соответственно) на Северном Кавказе. Росту пораженности животных способствуют ряд факторов, в том числе и миграции диких животных. Усилению контактов домашних и диких животных способствуют не только сезонные миграции, но и метод выращивания домашних свиней населением, при котором свиней выпускают весной в лес без надзора, а возвращают их на зиму, или даже отстреливают.

Ошевская З.А., Огурцова Е.Б., Гелыитейн B.C. (2000) сообщают о 9 вспышках трихинеллеза у людей в Тульской области, с 1980 года. Общее число заболевших составило 272 человека.

Попов М.А., Васерин Ю.И., Нагорный С.А., Твердохлебова Т.И. (2002) сообщают, что на Северном Кавказе в 80 годах на каждый миллион убиваемых на мясокомбинате свиней приходилось 1,2 туши, пораженных трихинеллезом. В период 1993-1995 гг. этот показатель вырос более чем в 150 раз (125-183,2).

Ромашов В.А. и др. (1985, 1996, 2000) выявили зараженность трихинеллезом у 9 видов диких и синантропных животных: волка; лисицы; енотовидной собаки; лесной куницы; каменной куницы; барсука; домашней кошки; лесной мыши; обыкновенного ежа.

Рудковский А.И., Халина P.P. (1992) сообщают о выявлении в Норильском промышленном регионе 96 туш свиней, зараженных трихинеллами, за период с 1988 по 1992 гг. За этот период заболело трихинеллезом 52 человека.

Русинова E.JI. (1940) обнаружила трихинеллез кошек (15,4%) в г. Перми.

Рыбакова H.A., Агиевич E.H. (2000) сообщают о вспышках трихинеллеза в Вологодской области. В 1995 г. в п. Шексна заразились трихинеллезом при употреблении свинины 18 человек. В 1998 г. в г. Череповце при употреблении свинины заразилось 11 человек. В 1996 и 1998 годах в г. Вологде заболело 7 человек, из них 3 при употреблении завозной свинины, 4 - местной.

Сапунов А.Я. и др. (1985, 1992, 1996, 2000, 2001, 2002) сообщают об эндемичности территории Северного Кавказа по трихинеллезу, высокой экстенсинвазированности животных трихинеллезом, постоянной и интенсивной циркуляции трихинеллезной инвазии в природных и синантропных биоценозах. Установлено шесть источников инвазирования людей трихинеллами: мясо домашних свиней, диких кабанов, медведей, барсуков, домашних собак и шакала.

Сельницин В.Г., Ошевская З.А. (1985) сообщают о вспышке трихинеллеза в Тульской области с числом заболевших - 19 человек. Диагноз трихинеллеза был поставлен только после смертельного исхода у одного больного. Первоначально больным ставились ошибочные диагнозы.

Степанова Т.Ф., Пекло Г.Н., Филатов В.Г. (1996) сообщают, что причиной большинства заболеваний людей является мясо бурого медведя, и лишь единичные - свинины.

Успенский A.B., Понтюшенко Н.Т. (1996) сообщают о трихинеллеза в Мурманской области. Заболевание свиней регистрируется в шести административных районах, трихинеллез среди населения - в четырех.

Фигурнов В.А. и др. (1981) сообщают о заболевании трихинеллезом 14 человек на Камчатке и островах Курильской гряды. Трихинеллы выявлены у рыжих лисиц, домашних кошек, серых крыс. В районах центрального участка строительства БАМ выявлено 12 человек больных трихинеллезом. Экстенсивность трихинеллезной инвазии у животных на Дальнем Востоке составляет: енотовидных собак - 32,3%, бурых медведей — 25,7%, обыкновенных лисиц - 16,3%, песцов - 7,8%, кабанов - 0,25%, волков - 14%, серебристо-черных лисиц - 16,2%, домашних собак - 24,8%, кошек - 9,2%, домашних свиней - 0,0002%.

Хазиева Г.З и др. (1996, 2000, 2002) сообщают, что трихинеллез свиней в Республике Башкортостан циркулирует среди 11 видов животных (барсук, колонок, куница, рыжая лисица, волк, енотовидная собака, рысь, бурый медведь, голубая норка, темно-коричневая норка, хорек). Заболевания трихинеллезом людей связаны с употреблением в пищу мяса медведя и барсука. Утвержден план мероприятий по профилактике трихинеллеза.

Халина P.P. (1992), проводила типирование изолятов трихинелл по биологическим характеристикам от животных Краснодарского края, Кировоградской и Пермской областей. Наибольшую инвазионность для мышей продемонстрировали изоляты из Пермской области (1450 личинок в диафрагме, 970 в массетере, 670 в языке). Формирование капсул вокруг личинок в диафрагме мышей, зараженных изолятом от бурого медведя из Пермской области, имело сокращенные сроки (к 35 дню), по сравнению с изолятом от бурого медведя из Краснодарского края (к 40 дню). Однако замораживание изолятов трихинелл различий не выявило. Все изоляты показали слабую резистентность их к воздействию низких температур (теряли инвазионность после 12 часового замораживания и не заражали мышей). Изолят из Пермской области как и все другие, отнесены к Trichinella spiralis spiralis.

Шелиханова P.M. и др. (1985) зарегистрировали в качестве хозяев трихинелл в Тюменской области 7 видов животных (бурый медведь, волк, лисица обыкновенная, рысь, кошка, собака, красная сибирская полевка).

Источником заражения людей при всех вспышках явилось мясо бурого медведя.

Шипкова JI.H. (1992) сообщает, что источником трихинеллезной инвазии человека также являются туши диких животных, что составляет 96% из всех имеющихся случаев. Зараженность свиней в Краснодарском крае за последние 15 лет составила 0,01-0,073 %.

2.3. Ареал распространения Trichinella pseudospiralis.

Ареал Trichinella pseudospiralis (впервые описана от енота-полоскуна, убитого в Дагестане, Гаркави Б.Л. 1972), в настоящее время, очень широк На территории Европы, Азии, Северной Америки и Австралии Trichinella pseudospiralis зарегистрирована у мелких хищных животных и 9 видов в основном всеядных и хищных птиц. Установлено в частности, что в естественных условиях Trichinella pseudospiralis заражаются корсаки, сумчатый тасманский дьявол и пятнистые сумчатые куницы, домашние свиньи, крысы; в экспериментальных - все виды лабораторных животных, обезьяны и овцы. Среди естественно инвазированных Т. pseudospiralis птиц в Испании был выявлен канюк, в США - ястреб Купера, в Армении - черные дрозды, на острове Тасмания в Австралии - совы и болотный лунь, в Казахстане - сокол, грач и ястреб-тетеревятник. Экспериментально на курах полный цикл развития Т. pseudospiralis воспроизвела О. Tomasovicova; на курах и японских перепелах - Б.Л. Гаркави; позднее сразу на 12 видах домашних и диких птиц (куры, утки, голуби, серые цапли, черные коршуны, пустельга, ушастые совы, черные вороны, обыкновенные и голубые сороки, горлицы, серые скворцы) - JI.C. Мирошниченко и В.А. Бритов. У кур, грачей, беркутов и орла-могильника цикл развития воспроизвел A.M. Асатрян; у воробьев - Геллер Э.Р.

В России Т. pseudospiralis у свиней зарегистрирована в Тульской области в частном секторе (Пенькова, Ошевская); в Петропавловске

Камчаитском - в откормочном хозяйстве и в Краснодарском крае - в двух свиноводческих хозяйствах.

J.R.H. Andrews et al. (по Гаркави Б.Л., Звержановский М.И.) описал трихинеллез человека, вызванный этим возбудителем.

2.4. Эпизоотический процесс при трихинеллезе.

A.C. Бессонов (1972, 2001) считает, что очаговости природного трихинеллеза фактически не наблюдается, так как Т. spiralis расселена диффузно, всюду, где есть некрофагия и каннибализм. Существуют три самостоятельных биоценоза, в которых возможна, в определенной степени, замкнутая циркуляция трихинеллы: биоценоз лесных и степных животных, биоценоз арктических животных и синантропный биоценоз. Хозяевами Т. spiralis являются более 120 видов млекопитающих, среди которых большую часть составляют микромаммалии (грызуны, насекомоядные и др.). Микромаммалии относительно редко заражены Т. spiralis (десятые и сотые доли процента), но их миллиарды, и они накапливают огромную биомассу инвазионного начала. Хищники, особенно крупные, питаясь микромаммалиями и будучи долгоживущими, концентрируют личинки трихинелл и длительно сохраняют их в мышцах. Погибшие хищники утилизируются насекомыми и теми же микромаммалиями, что способствует переходу «сконцентрированного» трихинеллеза хищников снова в зоологический (рассеянный) трихинеллез микромаммалий. \J

Вероятность передачи трихинеллезной инвазии в естественных условиях, посредством попадания в организм животного половозрелых трихинелл, из-за низкой жизнеспособности и инвазионности, весьма низка (Митникова O.A., Сапунов А .Я., Якимов Г.В., 1999).

Фекальная передача трихинеллеза экспериментально подтверждена Бритовым В.А., (1962) в опытах по заражению животных пометом птиц, кормленных трихинеллезным мясом и Бессоновым A.C. (1972) при совместном содержании поросят, зараженных трихинеллезом и здоровых.

Вишняков Ю.И., М. Георгиев М. (1971) на основании проведенных опытов высказали предположение, что каудофагия, широко распространенная при промышленном свиноводстве в Болгарии, может быть новым звеном в эпизоотологии трихинеллеза свиней. Однако Бессонов A.C. справедливо отмечает, что данная передача инвазии не имеет существенного значения.

Доказана интраутеринная инвазия у крыс, морских свинок и кроликов. Заражению благоприятствует гемохориальный тип плаценты (Hartmanuove В., Chroust К, 1968). Вероятность заражения через молоко матери не исключается у свиней. W.M. Stone, T.B. Stewart, C.W. Graham (1972) выделили живую активную личинку трихинеллы из молока свиноматки на 2-ой день после опороса. Предполагается, что юные личинки трихинелл, выделенные и заглоченные с молоком, могут внедряться в мышцы и развиваться до инвазионной стадии (Denham D.A., 1966).

По результатам исследований А.Я. Сапунова (1994), О.Я. Митниковой, А .Я. Сапунова (1998) проведенных на мышах, крысах, кошках и собаках, находившихся на разных стадиях беременности и лактации в период заражения трихинеллами не было получено подтверждения интраутеринного и лактогенного путей передачи инвазионного начала.

Куликовой H.A. (1967) и др. доказана транзитная передача трихинеллеза через насекомых в экспериментах с жуками-мертвоедами, жужелицами и личинками мух. Транзитную передачу Т. spiralis могут осуществлять 97 видов жуков (13 видов карабид, 1 вид куркулионид и 83 вида тенебрионид). Скармливая жуков после питания последних трихинеллезным мясом, удалось заразить Т. spiralis ежа и мышей (Bockeler W., 1977).

Экспериментально доказана возможность заражения животных через рыб, кормленных пометом птиц, склевывавших трихинеллезное мясо, а также через морских падалыциков (рачков-анониксов, гаммарусов, морских звезд, офиур и др.), специально подсаживаемых к пораженному личинками трихинеллезному мясу (Бритов A.B., 1962). Поедая рачков - падалыциков заражаются трихинеллезом тюлени и, возможно, моржи (Fay F.H., 1968).

2.5. Иммунодиагностика трихинеллеза.

Теоретические аспекты иммунодиагностики трихинеллеза достаточно благоприятны. Бережко В.К. (1994) установила, что каждая стадия Т. spiralis отличается высокой иммуногенностью и способна стимулировать сильную иммунную реактивность во вех системах паразит-хозяин. У отдельных животных преципитины выявляются уже на 7-10 день с максимумом на 35 день инвазии. У свиней преципитирующая активность иммунных сывороток ниже - преципитины выявляются не ранее 14-21 дня. Анологичная динамика наблюдается в титре гемагглютининов, которые регистрируются с 7 дня с последующим повышением и сохранением на высоком уровне до конца наблюдений (210 дней). Суперинвазия во всех случаях усиливает иммунный ответ. В начальный период трихинеллеза (7-8 недель) в иммунной сыворотке превалирует макроглобулины, в последующие сроки повышается уровень IgG, достигающий максимума на 117-145 день инвазии. Анализ фракций сыворотки на наличие специфическихантител показал, что повышение концентрации иммуноглобулинов при трихинеллезе происходит за счет специфических антител всех классов иммуноглобулинов, включая и реагины.

При трихинеллезе испытано множество реакций (A.C. Бессонов, 1975).

Белозеров С.Н. (1976) при производственном испытании РИФ с гистозрезами, проведенном на 2243 убойных свиньях, установил ее высокую чувствительность (100%) и специфичность (99,87%).

Белозеров С.Н. (1985) провел исследование диагностической эффективности иммуноферментного теста при использовании в нем разных антигенов трихинелл. Специфичность ИФМ с антигеном D. Despommier составила 99,67%, с фракционированным антигеном 99,33%, а с антигеном БИЭМ 96,67%, при равной чувствительности всех испытуемых антигенов.

Белозеров С.Н., Гудонавичус Т.И. (1982) испытали реакцию энзимом меченных антител (РЭМА) с фракционированным антигеном Т. spiralis и установили ее эффективность для прижизненной диагностики трихинеллеза свиней. При этом установлено некоторое преимущество РЭМА перед РИФ в сроках появления положительного ответа и более значительное - в продолжителльности сохранения реакции. При исследовании 500 свиней, с последующим убоем, специфичность РЭМА составила 99,8%.

Белозеров С.Н., Шеховцов Н.В. (1981) испытали реакцию радиоактивных антител (РРА) для диагностики трихинеллеза свиней и установили целесообразность ее применения в лабораторной практике. Использованная в качестве контрольного теста реакция иммунофлуоресценции оказалась менее чувствительной. Она уступала РРА в сроках появления (32 и 17 дни) и продолжительности сохранения (150 и 250 дней) положительного ответа.

Белозеров С.Н. (2000), Белозеров С.Н., Шеховцов Н.В. (1992) предлагают применять сероэпизоотические исследования, в первую очередь, в местах возникновения трихинеллеза человека (для выявления границ очага), а в последующем - в 2 этапа: на первом этапе - выявление очага трихинеллеза в данном регионе; на втором - работа в очаге (определение экстенсивности инвазии и выявление положительно реагирующих животных, с последующим их убоем для трихинеллоскопического контроля).

Васерин Ю.И., Попов М.А., Нагорный С.А., Пиголкин А.У. (1996) испытали две фракции аллергена (из юных личинок трихинелл и из трипсинизированных мышечных личинок трихинелл) в неблагополучном по трихинеллезу хозяйстве. Аллерген вводили с помощью безигольного иньектора, внутрикожно, в дозе 0,2 мл. Учет реакции проводили через 30, 60, 90, 120 минут и 24 часа. Положительными считали кожные реакции 10 х10 мм и более. Из 19 обследованных подсвинков положительная реакция выявлена у одного. Трихинеллез подтвержден послеубойной трихинеллоскопией.

Васерин Ю.И., Попов М.А., Нагорный С.А., Сапунов А .Я., Митникова О.В. (1999) провели испытание эффективности двух фракций антигена (мышечных и юных личинок трихинелл) на 280 свиньях, в неблагополучном по трихинеллезу хозяйстве. Препарат вводили внутрикожно, при помощи безигольного иньектора, в дозе 0,2 мл. Обе фракции антигена показали одинаковые диагностические результаты, но реакция на антиген из мышечных личинок трихинелл была более выраженной: проявлялась активней и удерживалась более продолжительное время.

Гаевая Э.А., Васерин Ю.И, Твердохлебова Т.И. (2000) использовали иммуноферментометрический анализ (ИФМА) для выявления растворимых антигенов трихинелл. Применение на практике ИФМА показало, что у зараженных животных антигены трихинелл могут быть обнаружены в гомогенатах мышечной ткани в количестве 2,5 ± 0,3 мкг/мл на 15 сутки после заражения, когда личинки начинают приживаться. В период бескапсульных (30-е сутки) и капсульных личиночных форм (45-е сутки) количество растворимого антигена увеличилось до 5 ±0,2 мкг/мл.

Написанова J1.A. (1996) провела сравнительные исследования реакций ELISA и dot-ELISA при экспериментальной инвазии Т. spiralis у свиней. Обе реакции коррелировали друг с другом и существенных различий в полученных данных не выявлено.

Написанова JI.A., Бессонов A.C. (1999) сравнивали эффективность ELISA и dot-ELISA в динамике на экспериментально зараженных Т. spiralis свиньях и установили, что иммуноферментная реакция типа dot-ELISA проще и дешевле, чем ELISA. Ее результаты можно получить быстрее при обычных (комнатная температура) условиях.

Полетаева О.Г., Тхао Нгуен Суан, Красовская H.H. (1994) провели сравнительный анализ диагностической эффективности 5 серологических реакций (РНГА, ИФА. РСК, PJIA, РПК) при трихинеллезе. Чувствительность РНГА и ИФА была выше, чем РСК, PJIA и РКП и колебалась в пределах 80100% и 70-80% соответственно. Специфичность РНГА и ИФА составила 9297%.

Сапунов А.Я. (1995) провел серологическое исследование 423 свиней, одновременно методами нРИФ и РЭМА, с трихинеллезным антигеном Куриловского ЭНН. В 9 случаях результат был положительный. После убоя, у четырех свиней установлен ларвальный аскаридоз (белопятнистая печень), а также ларвальный аскаридоз + эхинококкоз; у двух - эхинококкоз; у одной -макросаркоцистоз, размером с просяное зерно, с интенсивностью инвазии в мышцах языка, диафрагмы и массетера от 1-5 экз. на пл. 1 см2; у двух свиней признаков, характерных для паразитарных заболеваний, не обнаружено.

Шеховцов Н.В., Успенский A.B., Белозеров С.Н. (1992) исследовали методом ИФР, с применением набора ВИГИС 650 сывороток, из неблагополучного по трихинеллезу хозяйства. Учет результатов реакции выявил 20 положительно реагирующих свиней (3,07%). Послеубойная диагностика методом компрессорной трихинеллоскопии выявила 18 туш (90%) зараженных трихинеллами.

2.6. Профилактика трихинеллеза.

Теоретические основы профилактики, разработанные еще в 19 веке, сохраняют значение до настоящего времени и совершенствуются.

Айдинов Г.В., Швагер М.М., Рыжков В.Ю. и др. (1999) считают, что благодаря проведению дератизации в неблагополучных Зерноградском и Сальском районах Ростовской области, в сочетании с другими профилактическими мероприятиями, в 1997 году не было зарегистрировано ни одного больного.

A.C. Бессонов (1972, 1992, 1996, 2001) считает, что борьба с трихинеллезом в природном биоценозе самая трудная и практически осуществимая только в густонаселенных районах, а на территориях больших естественных лесных массивов и на мало освоенных землях практически не возможна. В целях предупреждения заноса трихинеллезной инвазии из природного в синантропный биоценоз обязательно уничтожение тушек хищников, добытых на охоте, борьба с грызунами и бродячими животными, санитарное благоустройство населенных пунктов, животноводческих объектов и предприятий переработки животноводческой продукции. Заражение свиней предупреждать за счет промышленного приготовления и раздачи кормов, содержания, исключающего контакта животных с источником инвазии. Профилактике трихинеллеза человека включают активные и пассивные мероприятия. Самым важным активным мероприятием является обязательное микроскопическое исследование проб мышц от каждой свиной туши и других животных, из числа потенциальных носителей трихинеллезной инвазии. В рекомендациях международной комиссии по трихинеллезу (MKT) предлагается проводить послеубойное исследование туш свиней, лошадей, промысловых животных (дичи). Мясо животных, не исследованное принятыми методами должно подвергаться обработке (тепловой, замораживанием, инактивация иррадиацией или консервированием). Большое значение уделено вопросам воспитания потребителя, а также контролю на животноводческих фермах, с целью получения свободной от Trichinella продукции.

Бессонов A.C., Успенский A.B., Шеховцов Н.В. (1977, 1985) предложили к применению для групповой диагностики трихинеллеза аппарат АВТ и его модификации.

Бессонов A.C. Пенькова P.A., Успенский A.B., Шеховцов H.B. (1982) предлагают при трихинеллоскопии мяса нутрий использовать наиболее интенсивно пораженные личинками трихинелл мышцы диафрагмы (ножек и реберной части) и языка.

Богуш A.A. (1981, 1985) при разработке и внедрении комплекса мероприятий по оздоровлению очагов трихинеллеза свиней в Р. Беларусь особое внимание отводил: внедрению биркования убойных животных; запрещению подворного убоя и безнадзорного выгула свиней; обезвреживанию кухонных отходов и продуктов животного происхождения, используемых в корм свиньям; повышению ветеринарно-санитарного состояния ферм и населенных пунктов; борьбе с бродячими собаками и кошками; переподготовке кадров трихинеллоскопистов; и просветительской работе.

Васильева Д.В. (1976, 1981) отмечает, что для более полного выявления личинок трихинелл способом искусственного переваривания мышц, при экспозиции в 2 и 3 часа, более эффективным оказался вариант с применением желудочного сока с папаином, при температуре 37°. При добавлении в искусственный желудочный сок химических веществ-ускорителей переваривания (УП-1, УП-2) 0,062%, 0,125%, и 0,25% переваривающая сила сока увеличивается в 1,4 - 1,7 раза.

Владимирова П.А. (1965) предложили ускоренный метод переваривания проб мышц в искусственном желудочном соке. Наиболее быстро (за 3,5-4,5 часа) пробы мышц свиней перевариваются в искусственном желудочном соке, содержащем 1% соляной кислоты и 3% пепсина, при температуре 42-47°, отношении веса мышц (Юг) к объему сока 1:50 - 1:25, при тонком измельчении.

Иващенко A.A., Сапунов А.Я. (2001) отмечают, что лаборатории ветсанэкспертизы г. Краснодара оснащены 22 проекционными трихинеллоскопами различных модификаций и 9 аппаратами АВТ. При этом применение аппаратов АВТ в стационарно-неблагополучной зоне весьма оправдано.

Мягков A.C., Алабугина Т.В. (2000) отмечают, что при судовом промысле моржа используют только мясо филе, язык, сердце и некоторые эндокринные железы, а все остальное выбрасывают за борт. Даже трихинеллезные туши моржей (0,8% исследованных) достаются обитателям моря. Предлагают более рациональное использование продуктов убоя ластоногих.

Никитина H.A. (1996) провела сравнительное исследование автоматизированного и лабораторного методов диагностики трихинеллеза. При использовании аппарата АВТ-Л2 продолжительность процесса до полного переваривания массы составляет 22 минуты, подготовка фарша и заправка аппарата ИЖС - 4 минуты, слив осадка и его исследование на наличие личинок трихинлл - 2 минуты. Всего затраты времени составили 28 минут. При исследовании образцов лабораторным методом (в колбах) общие затраты времени на подготовительные операции, включая заправку емкостей ИЖС и фаршем, находились в пределах 7-8 минут, продолжительность переваривания образцов не превышала 2 ч. 30 мин., фильтрация и отстаивание осадка - 10 мин., просмотр осадка - 2 мин. Общие затраты времени составили около 2 ч. 50 мин. Автоматизированный вариант более технологичен. Практическое значение имеют оба варианта, поскольку они гарантируют выявление личинок в 100% случаев, даже при интенсивности инвазии 0,3 л./г.

Пенькова P.A., Серегин И.Г. (1991) предлагают при диагностике трихинеллеза дополнительно исследовать мышцы: у кабанов, медведей, нутрий и лошадей - языка и шеи; у барсуков - межреберья и языка; у собак, волков, лисиц - языка, межреберья массетеров; у грызунов — массетеров и языка.

Сапунов А .Я. (1994) сообщает, что в некоторых хозяйствах Краснодарского края имело место массовое заражение свиней трихинеллами. При этом в двух случаях количество заболевших свиней достигало соответственно 13 и 14,5 тысяч. Четкое соблюдение и последовательное осуществление комплекса противотрихинеллезных мероприятий позволило в течение двух лет снизить заболеваемость свиней трихинеллезом (с 65,2% в начале вспышки до 0,02% в конце второго года оздоровления), а затем полностью оздоровить от трихинеллеза одно из особо неблагополучных хозяйств.

Сапунов А.Я., Митникова О.Я., Якимов Г.В. (1999) по результатам экспериментального заражения свиней личинками трихинелл, относящихся к видам Т. spiralis и Т. pseudospiralis рекомендуют отбирать для трихинеллоскопии пробы мышц языка наряду с мышцами грудных стенок.

Успенский A.B. (1981) сообщает о производственных результатах эксплуатации аппаратов АВТ. Их использование выгодно на крупных мясокомбинатах с объемом переработки от 800 до 2000 свиней в смену, при этом экономический эффект составляет от 7 до 10 тысяч руб. год. Для мясокомбинатов с объемом переработки до 500-700 туш в смену разработан малогабаритный вариант АВТ-Л.

Успенский A.B. (1994) отмечает, что ведущим направлением противотрихинеллезных мероприятий, позволяющих обеспечить надежную защиту населения, необходимо считать совершенствование методов ветсанэкспертизы, широкое применение иммунологической диагностики, решение основных организационно-хозяйственных административных вопросов, связанных с ветеринарным обслуживанием, регулирование торговых и правовых отношений, улучшение санитарного состояния сельхозпредприятий и населенных пунктов.

Успенский A.B., Никитина H.A. (1996) предлагают повысить эффективность ветеринарно-санитарных мероприятий при трихинеллезе на основе разработки единого международного стандарта на трихинеллоскопию и более широкого применения иммунологических методов диагностики трхинеллеза. Для послеубойной экспертизы предлагается использовать высокоэффективный и экономичный метод группового исследования свинины на трихинеллез в аппарате ABT-JI2. Для иммунодиагностики предлагается исследовать методом ИФА до 30% поголовья свиней (не реже 1 раза в квартал) в угрожаемой зоне и в обязательном порядке всех животных, поступающих в хозяйство для племенных целей. В неблагополучных хозяйствах исследовать все поголовье старше 3 месячного возраста (не реже одного раза в квартал).

Успенский A.B., Гребенкин A.A., Максимов A.A. (2002) предлагают использовать в полевых, охотничьих условиях, для исследования мяса промысловых животных, портативный трихинеллоскоп.

Успенским A.B., Шеховцовым Н.В. (1994), Успенский A.B., Бессонов A.C. Шеховцов Н.В., Дзиковский В.Н. (1992) для совершенствования ветсанэкспертизы предлагают внедрение на мясоперерабатывающих предприятиях высокоэффективной технологии трихинеллоскопии с помощью аппарата ABT-JT3. На один цикл затрачивается около 30 мин. - время, вполне соответствующее скорости конвейера и необходимым срокам выдачи результатов экспертизы. Производительность ABT-JI3 выше производительности компрессорной трихинеллоскопии в 8 -10 раз.

Похожие диссертационные работы по специальности «Паразитология», 03.00.19 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Паразитология», Ворожцов, Владимир Васильевич

ВЫВОДЫ.

1. Трихинеллез в природном биоценозе Уральского Прикамья распространен во всех ландшафтных зонах и регистрируется у диких и синантропных животных в Коми-Пермяцком округе и в 25 (из 39) административных территориальных образованиях Пермской области.

2. Более высокая средняя экстенсивность инвазии наблюдается в таежной (4,6%) и подтаежной (4,9%) ландшафтных зонах, менее - в лесостепной (2,6%) и в горно-таежной ландшафтных зонах (1,7%).

3. Чаще заражаются трихинеллезом представители отряда хищных животных (8,05%), значительно реже - отрядов парнопалые (2,4%) и грызуны (1,34%).

4. Трихинеллезная инвазия регистрируется у 17 видов диких и синантропных животных. Более высокая экстенсинвазированность регистрируется у росомахи (50%) и волка (46,3%), менее - у рыжей (0,46%) и обыкновенной (0,54%) полевок.

5. На территории Уральского Прикамья выделены четыре ландшафтных и четыре фаунистические зоны. В зависимости от ландшафтных зон основными носителями инвазии являются следующие животные: горно-таежная - рысь, росомаха, горностай, куница; таежная -бурый медведь, волк, рысь, норки американская и европейская; подтаежная - лисица обыкновенная, барсук, енотовидная собака, кабан; лесостепная - лисица обыкновенная.

6. Средняя интенсивность инвазии у диких и синантропных животных составляет 17,4 личинки/24среза. Наиболее высокая интенсивность инвазии зарегистрирована у кошки (230/24), наименьшая у кабана

0,63/24). В зависимости от ландшафтных зон средняя интенсивность инвазии составляет: горно-таежная - 2,3/24; таежная - 31/24; подтаежная - 8,3/24; лесостепная - 5,6/24.

7. Трихинеллез домашних свиней регистрируется в четырех районах (Карагайский, Красновишерский, Кунгурский, Ординский), в трех ландшафтных зонах. Экстенсинвазированность домашних свиней за период 1995 - 1999 гг. составляет 0,0011%. Наиболее неблагополучны районы горно-таежной (0,0078%) и таежной (0,0012%) ландшафтных зон, где проживает в основном русское население и практикуется свободный выпас свиней. На юге области, где компактно проживает население исповедующее ислам (татары, башкиры), не практикуется свободный выпас свиней, трихинеллез регистрируется значительно реже (лесостепной - 0,00081%).

8. Подавляющее число случаев трихинеллеза домашних свиней (95%) регистрируется на фермах с поголовьем 150 - 300 голов и в деревнях с населением 140 - 150 человек, расположенных на территориях охотничьих хозяйств. Сезонность заражения свиней связана с летним выгулом свиней и осенне-зимним сезоном охоты. В летний период заразились 88% свиней, осенью - 6%, зимой - 6%. Основными источниками заражения свиней являются отходы убоя свиней и тушки промысловых животных.

9. Испытание в условиях производства для диагностики спонтанного трихинеллеза домашних свиней метода ИФА показало высокую чувствительность (100%) и специфичность (90,9%).

10. Установлена высокая диагностическая эффективность и надежность устройств для переваривания мышечной ткани в искусственном желудочном соке (класса ABT-J1) и приборов полевой трихинеллоскопии ТП-1.

11. Выявлена в последние годы тенденция увеличения уровня заболеваемости людей трихинеллезом на территории Уральского

Прикамья. Показатель заболеваемости из расчета на 100 тысяч населения возрос с 0,1 в 1195 г. до 0,8 в 1999 г. Средний многолетний показатель заболеваемости составил 0,2.

12. Основными источниками заболевания людей трихинеллезом являются: мясо домашних свиней - 38%, а также впервые установленный в этом регионе источник - мясо домашних собак, от которого заразилось 21% заболевших. Мясо медведя и барсука явилось источником заражения 6% людей. У 35% заболевших источник заражения не установлен.

13. Выявлена зависимость уровня инвазированности населения от ландшафтно-географических характеристик административных районов, национальных обычаев в ведении животноводства и плотности популяций домашних животных. В горно-таежной зоне источником заражения населения является мясо домашней свиньи и домашней собаки. При этом наиболее высокий показатель заболеваемости наблюдается на севере зоны (Красновишерский район - 23,2). В таежной зоне источником заражения населения является мясо домашней свиньи, медведя и домашней собаки. В подтаежной - мясо домашней свиньи, медведя, барсука, домашней собаки. В лесостепной - мясо медведя. По национальному составу все заразившиеся - русские. В южных районах компактного проживания народов тюркской группы (татары, башкиры) исповедующих ислам, заболеваемость трихинеллезом населения не регистрируется (за исключением Чайковского района).

14. Оптимизирована система мер борьбы с трихинеллезом на основе комплексного применения иммунологической диагностики, современных методов трихинеллоскопического контроля и организационно-хозяйственных мероприятий.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ.

1. Проведение ветеринарно-санитарных мероприятий выполнять на основе комплексного плана по профилактике трихинеллеза в Пермской

Список литературы диссертационного исследования кандидат ветеринарных наук Ворожцов, Владимир Васильевич, 2002 год

1. Артеменко Ю.Г., Артеменко JI. П. К вопросу восприимчивости различных видов животных к синантропной и природной популяции трихинелл. // Медицинская паразитология и паразитарные болезни. 1997. -№ 1.-С. 19-21.

2. Асатрян A.M., Мовсесян С.О. Распространение трихинеллеза в Армении. // Мат. докл. к 4 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Ереван. - 1985. - С. 34 - 35.

3. Асатрян A.M., Мовсесян С.О. Особенности развития трихинелл (Т. spiralis и Т. pseudospiralis) в организме различных хозяев. // 8 Всеросс. конф. по трихинеллезу. М. - 2000. - С. 72 - 77.

4. Батькаев А.И., Ваккер В.Г. Роль корсака в циркуляции трихинелл в Среднем Прииртышье. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров.- М.- 1992. - С. 24 - 26.

5. Бекиш О-Я. Д., Одинцова Т.М. Экологическая характеристика трихинеллеза в Республике Беларусь. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров, М. - 1992. - С. 27 - 29.

6. Белозеров С.Н. Применение непрямой реакции иммунофлуоресценции (РИФ) для прижизненной диагностики трихинеллеза свиней. // Мат. док. к 2 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. -Вильнюс. 1976. - С. 175 - 179.

7. Бел озеров С.Н. Сравнительная диагностическая эффективность иммуноферментного теста при использовании в нем разных антигенов трихинелл // Мат. док. к 4 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Ереван. - 1985. - С. 131-134.

8. Белозеров С.Н., Жданова О.Б. Прижизненная диагностика трихинеллеза песцов с помощью иммуноферментной реакции. // Ветеринария. 2000. - № 2.-С. 34-36.

9. Бережко В.К. Иммунологическая реактивность, иммунодиагностика и иммунопрофилактика при гельминтозах животных. // Автореф. дисс. на соиск. учен, степени доктора биолог, наук. М.-1994. - С. 48.

10. Бережко В.К. Иммунологические методы диагностики гельминтозов животных. // Труды ВИГИС. 2000. - Т. 36 - С. 10 - 27.

11. Березанцев Ю.А. Трихинеллез. И JL- Медицина 1974. - 160 С.

12. Березанцев Ю.А., Крайняя B.C. Изучение видового состава трихинелл от животных Алтайского края. // Мат. док. к 3 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1981. - С. 37 - 40.

13. Бессонов A.C. Эпизоотология (эпидемиология) и профилактика трихинеллеза. // Вильнюс. «Минтис». - 1972. - 304 С.

14. Бессонов A.C. Диагностика трихинеллеза. // Вильнюс. "Минтис". -1975. - 380 С.

15. Бессонов A.C. Трихинеллез в Советском Союзе (1979 1983 г.г.). // Мат. докл. к 4 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. -Ереван. - 1985. -С. 8- 13.

16. Бессонов A.C. Эпизоотическая и эпидемиологическая ситуация по трихинеллезу в бывшем СССР. // Ветеринария. 1994. - № 2. - С. 34 - 36.

17. Бессонов A.C. Трихинеллез, вызываемый Trichinella pseudospiralis (диагностика и профилактика). // Ветеринария. 1996. - № 1. - С. 26 - 29.

18. Бессонов A.C. Распространение трихинеллеза Trichinella spiralis в России (1980 1994): анализ причин и условий. // Мат. докл. 7 науч. конф. по трихинеллезу человека и животных. - М. - 1996. - С. 10 - 12.

19. Бессонов А. С. Виды и вариететы в роде Trichinella Railliet, 1895. // Мат. докл. 8 Всеросс. конф. по трихинеллезу. М. - 2000. - С. 3 -16.

20. Бессонов А. С. Виды и вариететы нематоды рода Trichinella: систематика, эпизоотологическое и эпидемиологическое значение. // Ветеринария. 2001. - № 6. - С. 27 - 31.

21. Бессонов A.C. Трихинеллез: современные проблемы борьбы и профилактики. // Ветеринария. 2001. - № 7. - С. 3 - 7.

22. Бессонов A.C. Рекомендации международной комиссии по трихинеллезу (MKT) по методам борьбы с трихинеллезом домашних и диких животных, мясо которых употребляется в пищу человеком. // Ветеринария. 2001. - № 8.-С. 57-63.

23. Бессонов A.C., Пенькова P.A., Успенский A.B., Шеховцов Н.В. // Экспертиза тушек нутрий на трихинеллез. //Ветеринария.-1982.-№3 С. 71.

24. Бессонов A.C., Успенский A.B., Шеховцов Н.В. Диагностика трихинеллеза свиней. // Ветеринария. 1977. - № 6. - С. 62 - 64.

25. Бессонов A.C., Успенский A.B., Шеховцов Н.В. Аппарат для групповой экспертизы свинины на трихинеллез. // Ветеринария.-1985.-№10.- С. 71 -73.

26. Бизюлявичюс С., Буракаускас А., Кайрюкштис И., Сангайла И. Ситуация трихинеллеза человека и животных в Литовской СССР и меры борьбы с ними. // Мат. док. к 3 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс - 1981. - С. 25 -30.

27. Богуш A.A. Разработка и внедрение комплекса мероприятий по оздоровлению трихинеллеза свиней в БССР. // Мат. док. к 3 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1981. -С.207-211.

28. Богуш A.A. Трихинеллез животных в Белорусской ССР. // Мат. док. к 4 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. — Ереван.-1985.-С. 37-39.

29. Боев С.Н., Шайкенов Б., Соколова Л.А. Материалы докладов к ареалам видов-двойников трихинелл. // Мат. док. к 3 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1981. - С. 46 - 50.

30. Бочарова М.М., Галазов В.И., Кушнарева Ю.В. Эпизоотология и эпидемиология трихинеллеза в Республике Северная Осетия-Алания. // 8 Всерос. конф. по трихинеллезу. М. - 2000. - С. 86 - 89.

31. Бочарова М.М., Кушнарева Ю.В. Распространение трихинеллеза на северных склонах Центрального Кавказа. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». М. - 2001. - С. 34 - 36.

32. Бритов В.А. О роли рыб и ракообразных в передаче трихинеллеза морским млекопитающим. // Зоол. Журн.-1962.-Т. 41.-вып. 5.-С. 776 777.

33. Бритов В.А. Возбудители трихинеллеза. // М. "Наука".- 1982. - 271 С.

34. Бритов В.А., Хомутова Т.Н. Идентификация видов трихинелл от дикого кабана при смешанной инвазии. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров, М.- 1992. - С. 60 - 61.

35. Валиуллин С.М., Махмутова A.A., Мухаметьянов А.З., Мухаметов Р.Ю. Распространение трихинеллеза у диких млекопитающих Башкирии. // Мат.док. к 3 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. -Вильнюс.- 1981.-С. 51 -53.

36. Вассерин Ю.И., Попов М.А., Нагорный С.А., Пиголкин А.У. К прижизненной диагностике трихинеллеза свиней. // Мат. док. 7 науч. конф. по трихинеллезу человека и животных. М. - 1996. - С. 19 - 21.

37. Вассерин Ю.И., Попова М.А., Нагорный С.А., Сапунов А.Я., Митникова O.A. К совершенствованию прижизненной диагностики трихинеллеза свиней // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». М. - 1999. - С. 45 - 47.

38. Василинин М.Г. Распространение трихинеллеза в зоне БАМ Амурской области. // Мат. док. к 4 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Ереван. - 1985. - С. 42 -43.

39. Васильева Д.В. Сравнительная эффективность методов искусственного переваривания мышц для диагностики трихинеллеза. // Мат. док. к 2 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. -Вильнюс. 1976. - С. 187 - 189.

40. Васильева Д.В. К диагностике трихинеллеза животных. // Мат. док. к 3 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. -Вильнюс. 1981. - С. 146 - 147.

41. Васильева Д.В. Распространение трихинеллеза среди диких животных Татарии. // Мат. док. к 4 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Ереван. - 1985. - С. 42 - 43.

42. Виксне А.Е. Очаги трихинеллеза в Латвийской ССР и некоторые профилактические мероприятия по их ликвидации. // В сб. «Гельминты человека, животных и растений и борьба с ними». Изд-во «Наука». - 1963. -С. 75-77.

43. Ворожцов В.В., Белозеров С.Н. Эпизоотическая и эпидемимическая ситуация по трихинеллезу в Пермском регионе. // Там же. С. 96 - 97.

44. Ворожцов В.В., Шеховцов Н.В. Иммунодиагностика трихинеллеза свиней. // Там же. С. 98 - 99.

45. Гаевая Э.А., Васерин Ю.И., Твердохлебова Т.И. Динамика обнаружения антигенов и антител при трихинеллезе. // 8-я Всеросс. конф. по трихинеллезу. М., 2000. - С. 99 - 101.

46. Гаркави Б.Л. Трихинелла от енота полоскуна. // Мат. док. Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. - Вильнюс. - 1972.-С. 53 - 54.

47. Гаркави Б.Л., Звержановский М.И. Распространения ТпсЫпеНа рБеиёозркаНБ в синантропных биоценозах. // Ветеринария. 1999. - № 5. -С. 35 -37.

48. Гаркави Б.Л., Звержановский М.И. Особенности распространения ТпсЫпеНа рБеиёозрпаПз. // 8 Всеросс. конф. по трихинеллезу. М.- 2000. -С. 101 - 103.

49. Гаркави Б.Л., Звержановский М.И., Сапунов А.Я. Трихинеллез домашних свиней, вызванный ТпсЫпеНа рзеиск^ртаНз. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». М. -1999.-С. 59-61.

50. Гаркави Б. Л., Сапунов А .Я., Меныпинин В.Я. Источники заражения свиней трихинеллезом на Кубани. // Мат. док. к 3 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. -Вильнюс.-1981. С. 53 -56.

51. Даныпина М.С. Трихинеллез свиней в условиях Молдавской ССР. // Мат. док. к 2 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1976. - С. 43 - 45.

52. Дзиковский В.Н. Эпизоотическая и эпидемическая ситуация по трихинеллезу в Хмельницкой области. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных.-Киров, М.-1992. С. 76- 77.

53. Жалцанова Д-С. Д., Халина P.P. К изучению трихинеллеза в Забайкалье и Прибайкалье. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров, М. - 1992. - С. 78 - 79.

54. Исаков С.И., Колоколова Л.М., Верховцева Л.А. Трихинеллез человека и животных в Якутии. // Мат. док. 7-ой науч. конф. по трихинеллезу человека и животных. М. - 1996. - С. 31 - 33.

55. Калюс В.А. Трихинеллез человека. // М.- Медгиз. 1952. - 247 С.

56. Каиров И.Х. О трихинеллезе в Каракалпакии. // Мат. док. 2 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1976. -С. 49-51.

57. Клейн Ю.С., Веденьков A.A. Трихинеллез человека в синантропных очагов Беларуси на современном этапе. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных.-Киров, М. 1992 - С. 88 - 89.

58. Клейн Ю.С., Веденьков A.A. Трихинеллез человека в Белоруссии на современном этапе. // Мат. док. 7 научн. конф. по трихинеллезу человека и животных. М.- 1996. - С. 33 - 36.

59. Коновалов В.П., Акбаев М.Ш. Динамика распространения трихинеллеза и пути передачи инвазии в Зарайском районе Московской области. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». -М. 2001. -С 125-126.

60. Куликова H.A. Роль личинок падальных мух в распространении трихинеллеза. // Мат. к науч. конф. Всесоюз. общества гельминтологов. М. -1967.-Ч. 1.-С. 144- 149.

61. Кушнарева Ю.В. К вопросу о распространении трихинеллеза в Северной Осетии. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями (зоонозы)». М. - 2002. - С. 191 -192.

62. Манчурян Е.Г., Асатрян A.M. Трихинеллез в Армении. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров, М. -1992. - С 108- 109.

63. Маркин A.B. Трихинеллез человека в России (1950-1990 гг.) // Мат. док. науч. конф.: «Гельминтозоонозы меры борьбы и профилактики». - М. -1994.-С. 96-98.

64. Масленникова O.B. Гельминтофауна рыси (Felis lynx L.) Европейского Северо-Востока России. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями (зоонозы)». М. - 2002. - С. 209 -211.

65. Масленникова О.В., Колеватова А.И. Мониторинг трихинеллеза в Кировской области. // 8 Всеросс. конф. по трихинеллезу. М - 2000. -С.108-115.

66. Мачинский А.П. Распространение трихинеллеза среди млекопитающих Мордовского заповедника. // Мат. док. к 3 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1981. - С. 59 - 60.

67. Мачинский А.П., Горбов Ю.К. Трихинеллез животных в Пензенской области. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров, М. - 1992. - С. 108 - 109.

68. Мачинский А.П., Орехов B.C. Трихинеллезный очаг в Саранске. // Мат. док. к 4-ой Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Ереван. - 1985. - С. 45 - 46.

69. Мачинский А.П., Васильева В.А., Горбов Ю.К. Хозяева трихинелл в Мордовии. // 8 Всеросс. конф. по трихинеллезу. М. - 2000. - С. 115 - 117.

70. Мельник М.Н., Грицай М.К., Булгаков В.А., Пономарев В.Е., Павловская Т.Н. Причины неравномерного распространения трихинеллеза в Украинской ССР. // Мат. док. к 2 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1976. - С. 54 - 57.

71. Митникова O.A., Сапунов А .Я. Приживаемость личинок и инвазионность половозрелых трихинелл разных видов. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». М. -1999.-С. 162-166.

72. Мурашов Н.Е., Моренец Т.М., Журба Н.В. Характеристика очага трихинеллеза в Краснодарском крае. // Мат. док. к 4 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Ереван.- 1985. - С. 46 - 47.

73. Мягков A.C., Алабугина Т.В., Кудрявцев В.В. Ветеринарно санитарная экспертиза продуктов убоя ластоногих животных. // Ветеринария. - 2000. -№8.-С. 55 - 58.

74. Нагорный С.А., Артамонов А.Н., Кудактин А.Н. Миграция крупных диких животных Северного Кавказа и трихинеллез. // Мат. док. 7 науч. конф. по трихинеллезу человека и животных. М. - 1996. - С. 46 - 48.

75. Нагорный С. А., Твердохлебова Т.И., Попов М.А. Особенности эпизоотологии и эпидемиологии трихинеллеза на Северном Кавказе, роль диких животных в поддержании синантропных очагов заболевания. // 8 Всеросс. конф. по трихинеллезу. М.- 2000. - С. 122 - 124.

76. Нагорный С.А., Русанов И.И., Менасян В.Г., Бобышев Н.М., Васерин Ю.И. Эпизоотологическая характеристика трихинеллеза на северо-западе РСФСР. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров, М.- 1992. - С. 110 - 113.

77. Написанова Jl.A. ELISA и dot-ELISA в динамике экспериментального трхинеллеза свиней. // Мат. док. 7 науч. конф. по трихинеллезу человека и животных. М. - 1996. - С. 48 - 49.

78. Написанова JI.A., Бессонов A.C. Динамика титров антител в ELISA и dot-ELISA при экспериментальном трихинеллезе свиней. // Ветеринария. -1999. -№ 10.-С. 26-28.

79. ЮО.Никитина H.A. Совершенствование ветеринарно санитарной экспертизы на трихинеллез. // Мат. док. 7 науч. конф. по трихинеллезу человека и животных. - М.- 1996. - С. 49 - 51.

80. ЮЗ.Пебсен Э. Материалы по исследованию диких зверей на трихинеллез в Эстонской ССР. // Мат. док. Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1972. - С. 39 - 41.

81. Пенькова P.A., Серегин И.Г. Диагностика трихинеллеза в продуктах убоя домашних и диких животных. // Ветеринария. 1991. - № 2. - С. 60 -61.

82. Петров Д.В., Скворцова Ф.К., Бессонов A.C. Восприимчивость домашних свиней к заражению Т. pseudospiralis. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». М. - 1999. -С.208 - 210.

83. Юб.Полетаева О.Г., Тхао Нгуен Суан, Красовская H.H. // Оценка эффективности серологических реакций при трихинеллезе. // Мат. док. науч. конф.: «Гельминтозоонозы меры борьбы и профилактика». - М.-1994.-С. 121-125.

84. Попов М.А., Васерин Ю.И., Нагорный С.А., Твердохлебова Т.И. Динамика трихинеллеза на Северном Кавказе. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями (зоонозы)». М. -2002. - С. 246 - 247.

85. Ю8.Ромашов Б.В., Рогов М.В. Особенности распределения личинок трихинелл в различных группах мышц диких хищных млекопитающих. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями (зоонозы)». М. - 2002. - С. 263 -264.

86. Ш.Ромашов В.А., Ромашов Б.В., Неделин В.В. Экологические закономерности функционирования природных очагов трихинеллеза в Центральном Черноземье. // 8 Всеросс. конф. по трихинеллезу. М.- 2000. -С. 136 - 138.

87. Ромашов В.А., Ромашов Б.В., Шелякин И.Д., Коротких Г.А., Устян Б.К. Распределение личинок трихинелл в мышцах обыкновенной лисицы при спонтанном заражении. // Мат. док. 7 науч. конф. по трихинеллезу человека и животных. М. - 1996. - С. 70 - 72.

88. Рудковский А.И., Халина P.P. Трихинеллез в Норильском промышленном районе. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. М. - 1992. - С. 167 - 169.

89. Русинова E.JL // Труды Молотовского государственного медицинского института. Молотов. - 1940. - Т. 19. - С. 23 - 27.

90. П.Сапунов А .Я. Экспериментальное заражение домашних свиней природными штаммами трихинелл. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров, М. - 1992. - С. 170 - 172.

91. Сапунов А.Я. К вопросу о возможности передачи трихинелл млекопитающим животным синантропными птицами и насекомыми трупоедами. // Там же. С. 173 - 175.

92. Сапунов А.Я. Опыт ликвидации трихинеллеза в крупном свиноводческом хозяйстве. // Мат. док. науч. конф.: «Гельминтозоонозы -меры борьбы и профилактика». М.- 1994. - С. 148 - 150.

93. Сапунов А.Я. О возможности внутриутробного заражения разными видами (изолятами) трихинелл и передача их через молоко матери. // Там же.-С. 143-144.

94. Сапунов А.Я. О возможности применения серологических тестов для изучения эпизоотической ситуации по паразитоценозам. // Мат. док. науч. конф.: «Ассоциативные паразитарные болезни, проблемы экологии и терапии». М.- 1995. - С. 155 - 156.

95. Сапунов А.Я. Эпизоотический процесс и очаги трихинеллеза на Северном Кавказе. // Мат. док. 7 науч. конф. по трихинеллезу человека и животных. М.- 1996. - С. 74 - 79.

96. Сапунов А.Я. Собака источник группового заболевания людей трихинеллезом в Краснодарском крае. // Там же. - С. 79 - 81.

97. Сапунов А.Я. Эпизоотология и эпидемиология трихинеллеза на северо-западе Кавказа. // 8 Всеросс. конф. по трихинеллезу. М.- 2000. - С. 51 - 67.

98. Сапунов А.Я., Андрющенко В.Г. Распространение трихинеллеза среди домашних и диких животных в Краснодарском крае. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров, М.- 1992. -С. 177- 179.

99. Сапунов А.Я., Иващенко A.A., Пшеничный A.A., Сапунов В.А. Трихинеллез в условиях города Краснодара. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями (зоонозы)». М. -2002. - С. 290-293.

100. Сапунов А.Я., Мурашов Н.Е., Кривогуз Г.И., Иващенко A.A., Пшеничный A.A., Сапунов В.А. Новый и необычный источник заражения людей трихинеллезом в Краснодарском крае. // Там же. С. 287 - 290.

101. Сапунов А.Я., Меныненин В .Я., Щербаха Ю.И. К природной очаговости трихинеллеза на Северном Кавказе // Мат. док. к 4 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Ереван. - 1985. — С. 50-51.

102. Сапунов А.Я., Митникова O.A., Якимов Г.В. Распределение личинок трихинелл разных видов в мышцах свиней при экспериментальном заражении. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». М.- 1999. - С. 246 - 248.

103. Сапунов А.Я., Мурашов Н.Е. Эпидемиологическая ситуация по трихинеллезу в Краснодарском крае. // Мат. док. 7 науч. конф. по трихинеллезу человека и животных. М. - 1996. - С. 77 - 79.

104. Степанова Т.Ф., Пекло Г.Н., Филатов В.Г., Скареднов Н.И. Особенности эпидемиологии трихинеллеза в Тюменской области. // Мат.док. 7 науч. конф. по трихинеллезу человека и животных. М. - 1996. -С.95-98.

105. Токобаев М.М. О трихинеллезе в Киргизии. // Советское здравоохранение Киргизии. 1969. - № 4. - С. 35 - 36.

106. Успенский A.B. Групповая диагностика трихинеллеза свиней. // Мат. док. к 3 Всесоюз. кон. по проблеме трихинеллеза человека и животных. -Вильнюс. 1981. - С. 148 - 150.

107. Успенский A.B. Особенности эпизоотологии трихинеллеза и совершенствование мер борьбы с ним в современных условиях. // Мат. док. науч. конф.: «Гельминтозоонозы меры борьбы и профилактика». - М. -1994. - С. 162- 163.

108. Успенский A.B. Некоторые особенности распространения трихинеллеза в России. // 8 Всеросс. конф. по трихинеллезу. М. - 2000. -С.68 - 72.

109. Успенский A.B., Никитина H.A. Основные направления международного сотрудничества по трихинеллезу. // Труды ВИГИС.- М. -1996.-Т. 32.-С. 105- 108.

110. Успенский A.B., Понтюшенко Н.Т. Особенности эпизоотологии трихинеллеза в Мурманской области. // Мат. док. 7 науч. конф. по трихинеллезу человека и животных. М. - 1996. - С. 107 - 110.

111. Успенский A.B., Шеховцов Н.В. Совершенствование ветеринарно-санитарных мероприятий при трихинеллезе. // Мат. док. науч. конф.: «Гельминтозоонозы меры борьбы и профилактика».-М.-1994.- С. 163-166.

112. Успенский A.B., Гребенкин A.A., Максимов A.A. Особенности формирования очагов трихинеллеза. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями (зоонозы)». М. - 2002. -С.343-345.

113. Успенский A.B., Бессонов A.C., Шеховцов Н.В., Дзиковский В.Н. Усовершенствование групповой диагностики трихинеллеза. П Мат. док. 6науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров, М.-1992.-С. 199-201.

114. Фигурнов В.А., Бритов В.А., Журавлева Л.Ф., Василинин М.Г., Карпухин А.Т., Тихонова Л.В. Случай трихинеллеза на Камчатке и остравах Курильской гряды. // Там же. С. 67 - 69.

115. Фролова A.A., Довгалева H.A., Понтюшенко Н.Т., Успенский A.B. Трихинеллез в Подмосковье и его профилактика в аспекте обеспечения безопасности мясопродукции. // Мат. док. 7 науч. конф. по трихинеллезу человека и животных. М. - 1996. - С. 24 - 27.

116. Хазиева Г.З., Сагитова A.C., Гайнуллин И.Р. Профилактика трихинеллеза в Башкортостане. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями (зоонозы)». М. - 2002. -С.350 - 352.

117. Хазиева Г.З., Сагитова A.C., Подушкина М.А. Эпизоотология трихинеллеза в республике Башкортостан. // 8 Всеросс. конф. по трихинеллезу. М.- 2000. - С. 157 - 159.

118. Хазиева Г.З., Сулейманова Г.Ф., Фазлаев Р.Г., Сагитова A.C. Профилактика трихинеллеза. // Мат. док. 7 науч. конф. по трихинеллезу человека и животных. М. - 1996. - С. 111 -114.

119. Шайкенов Б., Соколова Л. А. О распространении Trichinella pseudospiralis Garkavi, 1972 в природе. // Мат. док. к 3 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных.-Вильнюс. 1981. - С. 73 - 77.

120. Халина P.P. Биологическое типирование изолятов трихинелл. И Мат. док. шестой науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. -Киров. М. - 1992. - С. 209 - 211.

121. Шелемба И.Ю. Эпидемическая и эпизоотическая ситуация по трихинеллезу в Закарпатье. // Мат док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». М. - 1999. - С. 307 - 309.

122. Шеховцов Н.В., Успенский А.В., Белозеров С.Н. Сероэпизоотические исследования по трихинеллезу свиней в производственных условиях. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. -Киров, М.- 1992. С. 219 - 221.

123. Шипкова JI.H. Эпизоотологическая ситуация по трихинеллезу в Краснодарском крае. // Там же. С. 222 224.

124. Яхонтов Б.В. К изучению трихинеллеза в Северном Таджикистане. // Мат. док. к III Всесоюзн. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1981. - С. 77 - 81.

125. Aganovic F., Aganovic J., Halievac A. Problem zoonoza u SR BIH. // Socijalna med. 1975. V. 22. № 3. - P. 279 - 286.

126. Barret-Cnnor E., Davis C.F., Hamburger R.N. An epidemic of trichinosis after ingestion of wild pig in Havaii. // J. in fekt Diseases.-1976.-V.133.-№ 4-P. 473-477.

127. Batteli J., Jouberti V., Marttiti M. Trichinellosis control in Italy: considerations on sampling in imported horses and their meat. // Eight Int. Conf. on Trichinellosis. Italy. - 1993. - P. 13.

128. Biagi F. Robledo E. Estado actual de conocimientos sorbe Triguinosis en Mexico. // Wiadom. Parazytol. 1962. - № 6. - P. 585 - 588.

129. Bockeler W. Fortführende Untersuchum gen an Käfern als experimentellen Transiwirten Trichinella spiralis (Owen, 1833). // Zool. Anz. Sena. 1977. - V. 199.-№ 1-2.-P. 24-76.

130. Cairns G.C. The occurence of Trichinella spiralis in New Zeland pigs, rats and cats. // N. Z. Vet. J. 1966. - V. 14. - № 7. P. 84 - 88.

131. Cordero del Campillo M., Martinez Fernandez A., Aller Gancedo B. Some data on the epizootiology of trichinellosis in Spain. // In: II International Conterence on Trichinellosis. Wroclaw.- 1969. Abstr. of papers: 192 - 194.

132. Denham D.A. Infection with Trichinella spiralis passing from mother to filial mice pre-andpost-natally. // J. Helmintol. 1966. - V. 40. - № 3-4. - P. 291 -296.

133. Erkstem M. Trikinos. // Svansk veterinartidning.-1964.-V.16.-P. 11-17; 3949.

134. Fay F. Experimental transmission of Trichinella spiralis via marine amphipods. // Canad. J. Zool. 1968. - V. 46. - № 3. - P. 597 - 599.

135. Forrester A.T., Nelson G.S., Sander G. The First record of an outbreak of trichinosis in Africa south of the Sahara. // Trans.R. Soc. Trop. Med. Hyg. -1961.-V. 55.-№6.-P. 503 -573.

136. Fraga de Azevedo J., Palmeiro J.M., Rombert P. Aspectos da triguinelose em Portugal. A. proposito de um caso de parasitis mo no canis. // An. Inst. Higemed Trop. 1974. - V. 2. - № 1. - P. 349 - 356.

137. Friis L. Trichinosis was this the Arctic Killer. // Wieldlife Rev. (Can). -1974.-V. 7.-№2.-P. 14-15.

138. Goung E., Whyte J. Trichinosis in wild animals of the Kruger National Park. // J. S. Afr. Vet. Med. Assoc. 1975. - V. 46. - № 3. - P. 233 - 234.

139. Hartmanuove B., Chroust R. Congenital trichinellosis. // Acta Univ. Agricult. 1968. - V. 37. - P. 93 - 103.

140. Harveu P. W., Kershaw W.E. Low ibcidance of latent trichinosis near Blackpool compared with incidance olswhere in England and Wales. // Brit. Med. 1964. - V. 2. - № 5425. - P. 1632 - 1634.

141. Henriksen S.A., Clausen B. Trichinella spiralis in wild boars (sus scrofa). // Nord Veteriarmed. 1977. - V. 27. - № 12. - P. 143 - 145.

142. Holgersen P.B. Trikinose i Upernsvik vintern 1959 -1960. // Nord. Med. -1961. V. 66.- № 31. - P. 1089 - 1093.

143. Horning B. Weitere Trichinen funde in der Schweiz (1975-1976). // Schweiz. Arch. Tierheilk. 1977. - V. 119. - № 8. - P. 337 - 339.

144. Hovorka J. Trichinellosis in Czechoslovakia (1962-1974). // Wiadom. Parazytol. 1975. - V. 21 - № 4-5. - P. 541 - 544.

145. Kampelmacher E.H. Ruitenberg E.J., Berkvens J. Onderzoekingen naar het voorkomen van Trichinella spiralis bij de mens in Nederland. // Nederl. Tijdschr. geneeskunde. 1966. -V. 10. -P. 1927 -1929.

146. Lehmensick R. Einige Daten über die epidemiologi der Trichinellose in West-Deutschland (Bundesrepublic). // Wiad. Parazytol.-1970.-V.16. № 1.- P. 84 - 89.

147. Martiti M. Trichinellosis control in Italy: considerations on sampling in imported horses and their meat. // Eight Int. Conf. on Trichinellosis. 1993. Italy.-P. 13.

148. Merle A. Enguete sur la trichinose. // Bui. Off. Internat. Epizooties. 1957. -T. 48.-P. 95- 103.

149. Mobedi J., Afraa F., Mobedi H et. al. Sylvatic focus of trichineasis in the Caspian region, northern Iran. // Amer. J. Trop. Med. Hyg. 1973. - V. 22. - № 6.-P. 720-722.

150. Neghme A. Trichinellosis in Latin Amtrica. // Wiad. Parazytol. 1975. - № 4-5.-P. 547.

151. Neghme A. Trichinellosis in Latin Amtrica report for 1976-1978. // Wiad. Parazytol. 1979. - № 5. - P. 586 - 588.

152. Nelson G.S., Forrester A.T. Trichinosis in Kenya. // Wiad. Parazytol. -1962. № l.-P. 17-28.

153. Nemeseri L. Importance of trichinellosis in Hyngary. // International Conference on Trichinellosis Wzoclaw, June 26-29, 1969. Abstracts of Papers: 190-191. Wroclaw.

154. Niphadkar S.M. Trichinella spiralis in Bandicota bengalinsis (Gray) in Bombay. // Curr. Sci. India. 1973. - V. 42. - № 4. - P. 135 - 136. 191.0debram H. A trichinosis outbreak. // Scand. J. Infekt. Diseases. - 1973. -№5.-P. 293-298.

155. Pavlov P. Trichinellosis in Bulgaria. // Wiadom. Parazytol-1979.-№ 5-P.580.

156. Prokopic J. Trichinellosis in Czechoslovakia. // Wiad. Parazytol. 1962. -№ l.-P. 31-36.

157. Puccini V. Rilievi epidemiologici sulla trichinosi in provincis di Foggia: la trichinosi del cane. // Vet. Ital. 1975. - V. 26. - № 9-12. - P. 378-392.

158. Ramisz A., Jarzebski Z. Report on Trichinellosis in pigs in Poland, 19751978. // Wiad. Parazytol. 1979. - № 5. - P. 599 - 600.

159. Rausch R. Trichinosis in the Arctic. // Wiad. Parazytol. 1960. - № 4. - P. 305 - 306

160. Rausch R., Babero B.B., Rausch V., Schiller E.L. Studies on the helmintofauna of Alaska. XXVII. The occurrence of larva of Trichinella spiralis in alaskan mammals. // J. Parasitol. 1956. - V. 42. - № 3. - P. 259 - 271.

161. Roth H. Trichinosis in arctic animals. // Nature.- 1949. Y.163. - P. 805 -806.

162. Schantz P.M. Trichinellosis in the United States. // Wiad. Parazyt. 1979. -№5.-P. 577-578.

163. Schenone H., Szekely R., Ramires R. et. al. Epidemia de triguinesis en

164. Temuco // Bol. chileno parasitol. 1972. - V. 27. - № 3-4. - P. 103 - 107.

165. Stone W.M., Stewart T.B., Graham C.W. Yuvenile Trichinella spiralisrecovery from neonatal swine. // Third. Intern. Conf. on Trichinellosis,nowember 2-4, 1972, Miami Beach, USA. 1972. - P. 105.

166. Thitasut P. Epidemiological study the autbreaks of Trichinosis in Thailand.

167. In 3-d Int. Congr. Parasitol. Proc. -1974. München. V. 2. - P. 679.203 .Thorshang K., Rosted A. Cited by Steele. // Wildlife Diseases New York. 1.ndon. 1976. P. 565 - 584.

168. Tiainen O.A. Occurence of Trichinella spiralis Ow. (Nematoda, Trihinelloidea) in rats at the Helsinki city zoological gardens. // Ann. zool. soc. vanamo. 1966. - V 3. - № 1. - P. 4.

169. Tintareanu J., Smolinski M., Solomon P. et al. Studies on foci of Trichinellosis recorded in Romania during last three years (1969-1972). // In 3 Jnt. Conf. on Trichinellosis. Nov. 2-4, 1972, Miami Beach, USA. 1972. -P.92-93.

170. Zimmermann W.E. The present status of trichinosis in the United States. // Bull. Pathol. 1966. - V. 7. - P. 30 - 31.

171. Valtonen M. Trichinellosis in Finland. // Wiad. Parazytol. 1979. - № 5. -P. 591 -592.

172. Verling M. Trichinella spiralis in the «pasture type» brown rat (Rattus norvegicus) in Irland. // Irish Vet. J. 1972. - V. 26. - № 10. - P. 207.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.