Эпизоотология трихинеллеза среди восприимчивых животных в Брестской области Республики Беларусь, совершенствование мер борьбы и профилактики тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.00.19, кандидат ветеринарных наук Логинов, Александр Витальевич

  • Логинов, Александр Витальевич
  • кандидат ветеринарных науккандидат ветеринарных наук
  • 2005, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ03.00.19
  • Количество страниц 158
Логинов, Александр Витальевич. Эпизоотология трихинеллеза среди восприимчивых животных в Брестской области Республики Беларусь, совершенствование мер борьбы и профилактики: дис. кандидат ветеринарных наук: 03.00.19 - Паразитология. Москва. 2005. 158 с.

Оглавление диссертации кандидат ветеринарных наук Логинов, Александр Витальевич

1. Общая характеристика работы.

1.1. Актуальность проблемы.

1.2. Цель и задачи исследований.

1.3. Научная новизна.

1.4. Практическое значение.

1.5. Апробация работы.

1.6. Положения, выносимые на защиту.

1.7. Публикации.

1.8. Объем и структура диссертации.

2. Обзор литературы.

2.1. Видовой состав возбудителя трихинеллеза.

2.2. Распространение трихинеллеза в зарубежных странах.

2.3. Ареал распространения Trichinella pseudospiralis.

2.4.Распространение трихинеллеза в Белоруссии.

2.5. Распространение трихинеллеза на территории России и других странах СНГ.

2.6. Эпизоотический процесс при трихинеллезе.

2.7. Иммунодиагностика трихинеллеза.

2.8. Профилактика трихинеллеза.

3. Собственные исследования.

3.1. Материалы и методы.

3.1.1. Общая характеристика Брестской области.

3.1.2. Результаты собственных исследований.

3.1.3. Обсуждение результатов исследований.

3.2. Распространение трихинеллеза среди свиней.

3.2.1. Результаты исследований.

3.2.2. Обсуждение результатов исследований.

3.3. Динамика распространения трихинеллеза среди восприимчивых животных в Брестской области.

3.3.1. Результаты исследований.

3.3.2. Обсуждение результатов исследований.

3.4. Заболеваемость трихинеллезом населения.

3.4.1. Результаты исследований.

3.4.2. Обсуждение результатов исследований.

3.5.Совершенствование методов послеубойной диагностики трихинеллеза.

3.5.1. Результаты исследований.

3.5.2. Обсуждение результатов исследований.

3.6. Профилактика трихинеллеза.

3.6.1. Результаты исследований.

3.6.2. Обсуждение результатов исследований.

Выводы.

Практические предложения.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Паразитология», 03.00.19 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Эпизоотология трихинеллеза среди восприимчивых животных в Брестской области Республики Беларусь, совершенствование мер борьбы и профилактики»

1.1. Актуальность проблемы. Основоположник отечественной гельминтологической науки академик К.И.Скрябин (1957г.) указывал, что изучение фауны паразитических червей домашних и диких животных позволяет выяснить гельминтоэпизоотическую ситуацию определенной географической зоны и на основании этого разработать комплекс эффективных мероприятий против основных гельминтозов сельскохозяйственных животных.

Несмотря на значительные успехи в борьбе и профилактике многих паразитарных болезней человека и животных, особую опасность в эпидемиологическом и эпизоотическом отношении представляет трихинеллез. В настоящее время довольно обстоятельно и детально изучены морфология к биология возбудителя болезни Trichinella spiralis, который был открыт более 168 лет назад (Owen 1835). Необходимо особо отметить, что в результате проведения всесторонних практических и теоретических исследований последних десятилетий, были открыты новые, не известные ранее биологические особенности трихинелл, паразитирующие у различных видов животных и птиц.

В Белоруссии трихинеллезная инвазия среди различных видов диких животных регистрируется почти повсеместно. Из исследованных более 11 тысяч диких животных (40 видов), трихинеллезная инвазия выявлена у 3%, а из 26 тысяч синантропных (8 видов) у 1,5%. По трихинеллезу неблагополучны все области республики, но наиболее массивные очаги инвазии свиней сосредоточены на западе (А.С.Бессонов, 1972).

Взаимная циркуляция возбудителя трихинеллеза между природными и синантропными очагами поддерживаются определенными пищевыми отношениями: в результате поедания слабых зверей более сильными, а также через падаль. Из дикой природы через тушки отстрелянных на охоте хищников, а так же грызунами, бродячими собаками, кошками, свиньями, трихинеллез переносится в населенные пункты. Здесь он в дальнейшем поддерживается среди домашних животных на протяжении многих лет. Способы кормления и содержания свиней в теплый период года на свободном выпасе, местные обычаи населения благоприятствуют очаговому распространению трихинеллеза в синантропном очаге.

Трихинеллам свойственны высокая патогенность, большая плодовитость и выживаемость, широкий круг хозяев, прохождение цикла развития в одном организме в независимости от внешних факторов среды и быстрый круговорот инвазии. Это благоприятствует распространению трихинеллеза и затрудняет борьбу с ним (А.А. Богуш, 1976).

Ю.С.Клейн, А.Л.Веденьков (1996) сообщают, что в 1993-1995 г.г. заболеваемость населения трихинеллезом в Белоруссии по сравнению с 1992 годом увеличилась в 4 раза. Всего, за этот период времени, было зарегистрировано 25 вспышек (14 - природного и 11 - синантропного) с общим количеством заболевших 376; в том числе случаев природного -267 (68,3 ± 9%) и синантропного -119 (31,7 ± 4,3%).

Всестороннее изучение трихинеллезной инвазии среди животных в Белоруссии было начато в 50-х годах прошлого столетия. Этим вопросом занимались многие ученые: К.И.Скрябин, 1928; Д.П.Беляцкий, 1958; Х.С.Горегляд, 1950, 1957, 1966; М.Я.Беляева, 1954, 1957; П.МЯмщиков, 1958, 1967; А.С.Бессонов, 1964, 1972, 1975, 1976; М.М.Герасимович, 1966; В.П.Пашук, 1950, 1967, 1970; И.В.Меркушев, 1957, 1965; Ю.А.Березанцев, 1956; Н.Е.Косминков, 1959, 1961; А.А. Boiyni, 1950, 1967, 1975, 1976; А.В.Успенский, 1975,1986; и другие, однако, проблема трихинеллеза среди диких и домашних животных в Республике Беларусь, продолжает оставаться актуальной и в наши дни.

Брестская область на протяжении многих десятилетий является неблагополучной по трихинеллезу. Ежегодное выявление инвазии у свиней и клиническое проявление заболевания среди людей выдвинули необходимость разработки комплексных профилактических мероприятий по борьбе с трихинеллезом.

Следует отметить, что литературные данные о динамике распространении трихинеллеза среди восприимчивых животных в природно-климатических и ландшафтных зонах Брестской области за последние десятилетия практически отсутствуют, что, безусловно, затрудняет организацию и проведение профилактических противотрихинеллезных мероприятий в регионе.

Исходя из вышеизложенного, изучение эпизоотологии трихинеллеза среди домашних и диких животных в различных районах Брестской области, как в синантропных, так и в природных очагах, изучение путей распространения, совершенствование методов послеубойной диагностики, разработка комплекса профилактических мероприятий, направленных на оздоровление очагов трихинеллеза и определяют актуальность настоящей работы, направленной на снижение трихинеллезной инвазии среди свиней, тем самым предупреждение заражения населения этим возбудителем.

1.2. Цели и задачи исследований. Исходя из вышеизложенного и в целях научно-практической разработки предложений по профилактике трихинеллеза среди населения и животных, в данной работе были поставлены следующие задачи:

- изучить эпизоотологию трихинеллеза в Брестской области Республики Беларусь; выявить наличие основных источников и факторов передачи трихинеллезной инвазии среди восприимчивых животных;

- разработать и внедрить методические рекомендации по профилактике трихинеллеза для охотничьих и егерских хозяйств Брестской области;

- разработать научно-обоснованную систему мероприятий, направленную на предупреждение заражения трихинеллезом людей и животных в Брестской области Республики Беларусь;

- разработать ветеринарные методические указания по диагностике трихинеллеза при ветеринарно-санитарном контроле мяса и мясопродуктов в аппаратах АВТ в Республике Беларусь.

1.3. Научная новизна.

Изучена эпизоотология трихинеллеза среди восприимчивых животных в Брестской области за последнее десятилетие.

Изучены основные источники и факторы передачи возбудителей трихинеллеза среди домашних свиней, синантропных животных и животных различных ландшафтных зон дикой природы области.

Разработана картограмма выявленных очагов трихинеллеза на территории области.

Установлена роль диких животных в распространении трихинеллеза среди синантропных животных.

Проведена сравнительная оценка методов диагностики трихинеллеза свиных туш в условиях мясокомбинатов, и лабораториях ветеринарно-санитарной экспертизы рынков области.

Разработаны и представлены в Главное Управление Ветеринарии Минсельхозпрода Республики Беларусь ветеринарные методические указания по диагностике трихинеллеза при ветеринарно-санитарном контроле мяса и мясопродуктов в аппаратах типа АВТ.

Разработаны и утверждены методические рекомендации по профилактике трихинеллеза для охотничьих хозяйств Брестской области.

1.4. Практическое значение.

Результаты исследований использованы при разработке:

- комплексного плана мероприятий по профилактике трихинеллеза на территории Брестской области Республики Беларусь на 2004-2008г.г., утвержденные Заместителем председателя комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Брестского облисполкома 2 августа 2004 года;

- ветеринарных методических указаний по диагностике трихинеллеза при ветеринарно-санитарном контроле мяса и мясопродуктов с использованием метода ферментативного переваривания проб мышечной ткани в аппаратах типа АВТ в Республике Беларусь.

1.5. Апробация работы.

Результаты исследований доложены в Главном управлении ветеринарии Минсельхозпрода Республики Беларусь на совещании по вопросам сравнительной оценки методов диагностики трихинеллеза (23.12.2003г., г.Минск); Республиканском семинаре-совещании «Ветеринарно-санитарная экспертиза продуктов убоя животных. Диагностика трихинеллеза у свиней методом ферментативного переваривания в реакторах типа АВТ» (19-20.05.2004г., г.Брест); 5-й международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы ветеринарной медицины, ветеринарно-санитарного контроля и биологической безопасности сельскохозяйственной продукции» (Москва, 2004г).

1.6. Положения, выносимые на защиту.

- Распространение трихинеллеза у диких и синантропных животных, основные источники и факторы передачи инвазии;

Совершенствование методов диагностики трихинеллеза и их роль в системе противотрихинеллезных мероприятий;

- Комплексный план мероприятий по профилактике трихинеллеза в Брестской области.

1.7. Публикации.

По материалам диссертации опубликованы 3 работы, в которых отражены основные направления и результаты исследований. 1.8.0бъем и структура диссертации.

Диссертация изложена на 144 страницах компьютерного текста и состоит из общей характеристики работы, обзора литературы, шести глав собственных исследований, выводов, практических предложений, иллюстрирована 16 таблицами, одной картограммой, 9 диаграммами. Список литературы включает 225 источников, в том числе 58 иностранных. Приложение на 8 страницах.

2. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

2.1. Видовой состав возбудителя трихинеллеза.

На протяжении последних десятилетий в мировой литературе появилось немало научных публикаций (Э.В.Переверзева, 1966; Н.Н.Озерецковская, 1969; В.А.Бритов, 1969, 1971, 1972а, 19766; Б.Л.Гаркави, 1972, 1996; И.В.Орлов, В.А.Бритов, С.Н.Боев, 1976, А.С.Бессонов, Р.А.Пенькова, 1976; Б.В.Ромашов, 1996; А.С.Бессонов, 1996), в которых сообщается о новых видах трихинелл.

Согласно таксономической ревизии, предпринятой в последнее время (цит. по А.С.Бессонову, 1996), было предложено различать в роде Trichinella по крайней мере 5 близнецовых видов: Trichinella spiralis sensu stricto, T.nativa, T.nelsoni, T.pseudospiralis и T.britovi. В основу такого разделения положены шесть критериев: продукция новорожденных личинок (ПНЛ) in vitro; сроки развития питающей клетки (РПК) (трансформированное мышечное волокно с инкапсулированной личинкой), индекс репродуктивной способности (ИРС) у мышей, крыс и свиней; резистентность к замораживанию (РЗ); число уникальных аллозимных маркеров и патогенность для человека (ПЧ). Анализируя результаты исследований по изучению для перечисленных видов трихинелл этих характеристик, А.С.Бессонов пришел к выводу, что лишь по одному критерию - число уникальных аллозимных маркеров - явно выделяются два вида: T.spiralis (6 маркеров) и T.pseudospiralis (12 маркеров). Если при этом учесть отсутствие капсулообразования у T.pseudospiralis и участие птиц в жизненном цикле этого паразита, то четко определяются два валидных вида: T.spiralis и T.pseudospiralis. Остальные виды предлагается пока относить к вариететам, биотипам или подвидам T.spiralis и обозначить их соответственно T.spiralis nativa, Т. spiralis nelsoni, и Т. spiralis britovi, как это и рекомендуется в «Правилах надзора, профилактики и борьбы с трихинеллезом», опубликованных ВОЗ в 1988 г. (Guidelines on surveillance,prevention and control of Trichinellosis, 1988).

Морфология T.spiralis и T.pseudospiralis по существу идентична у обоих видов, размеры тела бескапсульных трихинелл примерно на 1/3 меньше трихинелл капсулообразующего вида, нет среди этих двух видов и существенных различий в форме и строении внутренних органов и наружных частей тела, на что указывают ряд исследователей Б.Л.Гаркави (1972); И.Б.Соколова, Б.Ш.Шайкенов (1976); Р.А.Пенькова (1978); А.С.Бессонов (1996).

Описанные новые виды трихинелл, связанные с распространением трихинеллеза среди восприимчивых животных в различных странах мира не конкретизируются по видовому составу, исключения составляют только сведения, касающиеся распространения T.pseudospiralis.

2.2.Распространение трихинеллеза в зарубежных странах.

В настоящее время трихинеллез распространен во всем мире чрезвычайно широко. Исследовательская группа ВОЗ постоянно указывает, что в связи сростом международной торговли мясом и мясными продуктами, ростом международного туризма, в связи с усиливающейся миграции населения способствует распространению и росту ряда паразитарных болезней, в том числе и трихинеллеза. Это заболевание, в ряде случаев, получило широкое распространение и нередко стало регистрироваться в регионах, ранее свободных от этой болезни. Практически нет ни одной страны на Земле, благополучной по данному гельминтозу.

Трихинеллез широко распространен в США и Канаде, где он установлен у многих видов животных, (Friis Z, 1974; Smith Н J., Anzengruber A., Dullessis D., 1976). Нередки случаи заболевания людей (Proul X., Zafleur Z., Chicoine Z., 1964; Barr 1966; Bowmer E., 1972). Литературные данные свидетельствуют о том, что в этой стране зараженность свиней самая высокая в мире и достигает на фермах до 1.25 на 1000 голов, а в хозяйствах, где в качестве корма используют пищевые отходы - 5,1 на 1000 голов (Rair Т.,

1972; Rothrock N.P., 1965; Zimmermann W.J., Schad Werhard A., Murrele K., 1985). По данным Zimmermann W.J.(1972), в США ежегодно заражается трихинеллезом 111000 свиней. Случаи массового заболевания людей зарегистрированы более чем в 20-ти штатах США (Zimmermann W.J., 1967; Schultz M.G., Zair M.D., Juramk D.D., 1977). Самыми неблагополучными штатами являются Орегон (8,3%), Нью-Джерси (7,7%), Вашингтон (6,1%).

Трихинеллез в Европе регистрируется почти повсеместно.

В Болгарии (V. Boeva et al., 1992, 1994, 1996) основными источниками инвазии людей были больные свиньи (56%) и кабаны (44%).

В Румынии (G. Olteanu et al.) уровень трихинеллезной инвазии в целом по стране в 1992 году составлял 0,113%, в 1993 - 0,158%.

Случаи заболевания людей и животных отмечены в Югославии (Aganovic F., Yalijevac А., 1975; Bridlez J., Racovec R., Valentincic S., 1967; Petrovic Z., 1977; Pukavina J., Delic S., Dzumarov N., Pavlovic P., 1967); Швейцарии (Horning В., 1977); Италии (Collena., 1975); Испании (Aller Gancedo, 1969); Франции (Lancastre F., Houin R., 1973); ФРГ (Lehmensick R., 1970); Великобритании (Harvey P.W., Kershaw W.E. 1964).

В Польше (Cozar Z., 1965; Czarnowski J., Przylorowski Т., 1969; Czerniak Т., 1974; Zajac A., 1975; Adonojlo A., 1977) установлено широкое и повсеместное распространение трихинеллеза у диких животных, пушных клеточных зверей, свиней, кошек, собак, нередки случаи заболеваний людей. На территории этой страны собаки заражены на 3,6 %, кошки - 5,6 %, серые крысы - 0,05- 9,0 %, дикие кабаны - 0,11 %, волки - 26 %, лисицы — 7,3% , хорьки - 1,3 %, куницы - 1,5 %, барсуки - 2,9 %, пушные звери хозяйств - до 9 % (Kozar Z., 1970).

В странах Азии неблагополучными по трихинеллезу диких и домашних животных - Иран (Mobedi J., Afraa F., 1973); Афганистан (Kullmann E., 1970); Китай (Цэн Сянь Жун, Ли Гоу-и, 1975); Ливан (Stephan S., Mato Н., 1970).

В Новой Зелландии трихинеллез зарегистрирован у свиней, кошек, крыс и человека (Cairns G.C., 1966).

Широко распространен трихинеллез в Арктике, где он обнаружен у 23 видов животных (Friis L., Rosted А., 1974., 1976).

В литературе описаны случаи трихинеллеза диких, домашних животных и населения Сенегала (Gretillat S., 1967); Кении (Forrester А., Nelson G., 1961). Особенно интенсивно заражены гиены, львы, сервалы.

На Южноамериканском континенте трихинеллез широко распространен во многих странах. Чаще всего встречается в Чили, где ежегодно регистрируются случаи заболевания людей, заражения свиней, диких и синантропных животных (Schenone Н., Ramirez R, et all., 1972). Распространен трихинеллез в Аргентине (Neghme А., 1975,1979) и Мексике (Biagi F., Robledo Е., 1972).

На Африканском континенте трихинеллез имеет значительное распространение и регистрируется у многих видов хищных животных (Forrester A., Nelson G., Sander G 1961; Gound E., Whyte J., 1975). Установлено заражение трихинеллезом нильских крокодилов на фермах по их разведению в Зимбабве.

2.3. Ареал распространения Trichinella pseudospiralis.

Т. pseudospiralis впервые в мире выделил и описал Б.Л.Гаркави (1972) при исследовании мышц от енота - полоскуна, отстрелянного на территории Дагестана. Личинки трихинелл в мышечных волокнах были свернуты в виде эллипса. Капсулы вокруг личинок отсутствовали, на этом основании был образован новый вид T.pseudospiralis. Основное отличие его от Т. spiralis состоит в том, что личинки не инкапсулируются мышцах хозяина и полный биологический цикл развития Т. pseudospiralis может проходить в организме птиц.

Адаптация к птицам, по мнению А.С.Бессонова (1996) обеспечила возможность его выживания и процветания как вида. Среди естественно инвазированных Т. pseudospiralis в Армении выявлены черные дрозды; в Казахстане — сокол, грач, ястреб-тетеревятник; в Испании — канюк; в предгорьях Тянь-Шаня - грачи; в США - ястреб Купера, филин; на острове

Тасмания, в Австралии - совы и болотный лунь. Экспериментально, на курах, полный цикл развития Т. pseudospiralis воспроизвели Томашевичева О., Говорка Я., (1976). На курах и японских перепелах - Гаркави Б.Л.(1976). JI.C. Мирошниченко и В.А.Бритов (1976) на 12 видах домашних и диких птиц — куры, утки, голуби, серые цапли, черные коршуны, пустельга, ушастые совы, черные вороны, обыкновенные и голубые сороки, горлицы, серые скворцы, получили подобный результат.

Безусловно, обобщая вышеизложенное, можно сделать вывод о значительном распространении Т. pseudospiralis среди птиц.

К настоящему времени расширился список хозяев Т. pseudospiralis среди млекопитающих - свиньи, собаки, кошки, кролики, хомяки, морские свинки, мыши, крысы (Гаркави Б.Л., 1974, 1983; Martinez F. et all 1988; Steward G.Z., Larsen E.,1989; Бритов В.A., 1973; Асатрян А.И., Мовсесян C.O., 1989). Установлено естественное заражение корсака в Джамбульской области Казахстана (Шайкенов Н.Ш., Соколова JI.A., 1981).

Пенькова Р.А., Ошевская В.А. выявили Т. pseudospiralis в Тульской области у домашней свиньи. В Краснодарском крае (Сапунов А .Я., Митникова О.А. и др. 1996) выделили бескапсульные трихинеллы у прифермской кошки и хряка. Гаркави Б.Л., и соавт. (1999) в станице Львовская Северского района выделил Т. pseudospiralis у одной свиньи из 11 больных трихинеллезом.

Итак, резюмируя все вышеизложенное, следует отметить, что трихинеллез был и до настоящего времени остается серьезнейшей социальной и общебиологической проблемой, как для ветеринарии, так и для медицины. Его актуальность значительно возросла в связи с открытием нового бескапсульного вида - Trichinella pseudospiralis, столь же коварного и опасного возбудителя, что и Trichinella spiralis. Все это ставит перед ветеринарной службой новые и непростые задачи, связанные с диагностикой и профилактикой, направленные на предотвращение возможного распространения инвазии.

2.4. Распространение трихинеллеза в Белоруссии.

Всесторонним изучением проблемы трихинеллеза в республике в разные годы занимались выдающиеся гельминтологи: К.И.Скрябин (1928), Х.С.Горегляд (1966), А.С.Бессонов (1964, 1972) и др.

А.С.Бессонов (1972) отмечает, что многочисленные случаи выявления этого гельминтоза у свиней и частая заболеваемость населения заставляют со всей серьезностью отнестись к изучению всех возможных аспектов проблемы трихинеллеза в республике Беларусь, в том числе к изучению распространения инвазии в биоценозах диких животных и человека.

Впервые инвазия выявлена в свиных тушах в 1897 — 1912г.г. по Минской губернии (Д.П.Беляцкий, 1958). О наличии трихинелл в свином мясе сообщал Л.П.Чистяков, обнаруживший их в Ветковской (1911) и Жлобинской волостях Гомельского округа (Х.С.Горегляд, 1966). Заражение свиней этим гельминтозом достигало 5 - 6 % (М.П.Певзнер, 1927).

Особое место в изучении эпизоотологии трихинеллеза животных в районе Беловежской пущи занимают исследования М.Я.Беляевой (1949; 1954; 1957; 1959) которая установила высокую зараженность трихинеллезом диких животных. Из 21 особи обследованных взрослых волков трихинеллы были найдены у 66,0%, из 11 взрослых лисиц инвазированными оказались 54,5%, у 5 рысей трихинеллы обнаружены в одном случае.

Относительно много выделялось трихинеллезных свиных туш в послевоенные годы. В некоторых деревнях, вблизи Беловежской пущи трихинеллами было поражено от 5,3 до 9,8 % свиней (М.Я.Беляева, 1954). Из 164 районов Белоруссии, 105 были неблагополучными по трихинеллезу свиней (П.М.Ямщиков, 1958).

Анализируя статистические данные по Брестской области и результаты исследований на трихинеллез, проводимых по отдельным более или менее благополучным районам, можно сделать вывод о том, что экстенсивность трихинеллезной инвазии свиней на протяжении 20 — ти послевоенных лет оставалась высокой. Некоторое снижение экстенсивности инвазии с одновременным увеличением количества исследованных свиных туш наблюдается лишь в 1963 - 1965 г.г. (П.М.Ямщиков, 1967).

Всестороннее изучение трихинеллезной инвазии в Беларуси было начато в 50-х годах прошлого столетия.

В.П. Пашук (1970) в разных регионах Беларуси в 1955 - 1966г.г. исследовал на трихинеллез 2592 диких животных 25 видов. Личинки трихинелл обнаружены в мышцах 7 из 447 (1,56%) исследованных домашних свиней, 10 из 41 (2,43%) собак, 104 из 171 (60,81%) кошек, 4 из 182 (2,19%) серых крыс, 4 из 648 (0,61%) домовых мышей, 1 из 134 (0,74%) диких свиней, 2 из 71 (2,81%) рыжих полевок, 21 из 24 (87,5%) волков, 19 из 33 (57,57%) лисиц, 1 из 2 (50,0%) енотовидных собак. В среднем, зараженность животных природного биоценоза составляла 6,79 ± 0,50 % синантропного - 0,83 ± 0,06 %. Личинки трихинелл выявлены у волков - 84,3 % (из 121), лисиц - 59,2 % (из 103), барсуков - 2 из 3, рысей - 2 из 5, серых крыс - 1,1 % (из 92), кабанов -0,74% (из 134).

Интересные данные получил А.А.Богуш (1976), при исследовании экстенсивности заражения трихинеллезом грызунов в зависимости от места обитания: серые крысы в природном биоценозе оказались инвазированными на 1,1 %, в селе на 2,6 % , в городе инвазия не обнаружена: черные крысы соответственно - на 0,75, 1,5, и 0 %, домовые мыши - на 0,08, 0,3 и 0,02 %.

В.П.Пашук (1976) выделил грызунов в группу животных промежуточной связи между биоценозами, поддерживающими природно — синантропный резервуар трихинеллезной инвазии.

Анализ работ, выполненных в Республики Беларусь до 1972 года, показывает, что главный резервуар трихинеллезной инвазии находится в природном биоценозе, а основные носители трихинелл — дикие хищники (А.С. Бессонов, 1972). Дальнейшие исследования показали, что трихинеллез в Беларуси продолжает выявляться в большинстве случаев у диких животных.

До 70-х годов синантропный трихинеллез отмечали, в основном, в Минской, Могилевской, Гродненской и Гомельской областях (Д.П.Беляцкий.,1958). В этих же областях, кроме Гомельской, в 70-80 гг. стали регистрироваться случаи синантропно-природного трихинеллеза (Ю.С.Клейн с соавт., 1984; Ю.С.Клейн, А.Л.Веденьков, 1992).

В Витебской области в послевоенные годы трихинеллез почти не регистрировался. Создание Березинского заповедника привело к появлению в ней природного трихинеллеза (Г.А.Денисенко, О-Я.Л.Бекиш, 1993; Л.В.Скрипова с соавт., 1994).

Х.С.Горегляд, Н.Ф.Карасев, В.Ф.Литвинов (1976) при обследовании 1772 животных 39 видов Березинского заповедника выявили трихинеллоносительство у 13 видов. Наиболее часто трихинеллез встречался у лисиц (84,1%), волков (41,5%), енотовидных собак (37,8), рысей (31,2%), Из синантропных животных высокая степень инвазии отмечалась у кошек (23,2%), черной крысы (16,7%) и собак (6,5%). Выявлен трихинеллез бурого медведя (18%). Кабан оказался зараженным на 0,85%.

Ю.С.Клейн, А.Л.Веденьков (1996) сообщают, что в 1993-1995гг. вспышки синантропного трихинеллеза преобладали в Гродненской (50,4%) и Гомельской (36,2% заболеваемости) областях, в Минской они составили 13,4%, в Могилевской, Брестской и Витебской — отсутствовали.

Исследования, проведенные А.А.Богушем в 1966 - 1973г.г. показывают, что среди кошек трихинеллоносителей — 4,3 % (из 292), среди собак - 1,5 % (из 206), лисиц - 6,3 % (из 48), диких кабанов - 0,7 % (из 425), енотовидных собак - 18,2% (из 11), рысей - 3 из 3, волков - 1 из 2, бурых медведей - 1 из 3. Всего на трихинеллез в Беларуси было исследовано более 15 тысяч диких животных 40 видов и более 30 тысяч синантропных - 10 видов. Средняя зараженность животных природного биоценоза составляет 3 %, синантропного - 1,57 %. Таким образом, подтверждается мнение, что основной резервуар инвазии находится в природе, а основными носителями трихинелл являются дикие животные (А.А.Богуш, 1978).

МЯ.Беляевой (1954, 1957) в Беловежской пуще трихинеллез установлен у 49 % волков, 42 % лисиц, 33 % рысей, 0,99 % землероек. В неблагополучных по данному заболеванию населенных пунктах трихинеллоносительство выявлено у 27,2 % кошек, 1,6 % домовых и 5,1% желтогорлых мышей. В одной из деревень 14,4% мышевидных грызунов оказались инвазированными трихинеллами. Домашние свиньи оказались инвазированными в 5,3 % случаев (11 из 205 обследованных особей), а у 87 кабанов трихинеллы вообще не были найдены.

Трихинеллезные очаги, как правило, обнаруживались в одних и тех же населенных пунктах. Вероятно, такое устойчивое сохранение инвазии обусловлено наличием ее в природном очаге, который, по заключению МЯ.Беляевой (1957), находится в лесах Беловежской пущи.

В поисках источников заражения диких хищников на предмет трихинеллоносительства, М.Я.Беляевой (1954) были исследованы 927 мелких грызунов, 148 насекомоядных, и 189 птиц. В итоге, трихинеллы обнаружены у одной из 38 (2,63%) особей средней бурозубки (Sorex macropyqmaeus Mill), 8 из 16 (50,0%) кротов (Talpa europaea L.), 4 из 57 (7,01%) желтогорлых мышей (Apodemus flavicollis Melch.) и 6 из 401 (1,49%) домовых мышей (Mus musculus L.).

Проведенные исследования позволили М.Я.Беляевой (1954) сделать вывод о том, что на территории Беловежской пущи существует природный очаг трихинеллеза, а носителями и распространителями трихинелл являются хищники и насекомоядные животные. В этом случае число видов -участников эпизоотологического процесса увеличивается за счет мелких насекомоядных, грызунов и, по мнению М.Я.Беляевой — кротов.

А.С.Бессонов (1972) считает сообщение М.Я.Беляевой о находке T.spiralis в мышцах кротов ошибочным. По его мнению, за трихинелл она, очевидно, приняла личинок других нематод.

За период, прошедший после исследований М.Я.Беляевой, до 1965г., количество зараженных трихинеллезом домашних свиней в Беловежской пуще и ее окрестностях, оставалось без значительных изменений.

П.М.Ямщиков (1966) приводит данные об инвазированности трихинеллами диких животных, домашних плотоядных и мышевидных грызунов. Личинки трихинелл обнаружены в мышцах 29 из 92 (31,5%) исследованных волков, 18 из 90 (20,0%) лисиц, 10 из 77 (13,0%) енотов, 0 из 364 диких кабанов, 5 из 15 (33,3%) рысей, 30 из 90 (33,3%) хорьков, 209 из 670 (31,2%) домашних кошек, 48 из 339 (14,1%) собак, 16 из 142 (11,8%) крыс, 1 из 843 мышей (0,12%). Трихинеллы не выявлены у животных зверопитомников (лисиц, куниц, песцов, норок).

Лишь в 70-е годы стали регистрироваться инвазированные трихинеллами дикие свиньи. Так, в 1971г. в Беловежской пуще выявлен трихинеллез у 2 из 392 (0,51%) обследованных диких свиней и 3 из 2049 (0,14%) домашних свиней, причем одна из них принадлежала егерю хозяйства, проживающему непосредственно на территории Беловежской пущи (И.Ф.Василюк, 1972).

А.А.Богуш (1974) сообщает, что в эти годы резко снижается экстенсивность инвазии у свиней и случаи заболеваемости людей, в то же время, зараженность диких животных остается по — прежнему высокой. Причина упомянутого явления автором не объясняется.

При изучении гельминтозов Березинского заповедника (Н.Ф.Карасев, В.Ф.Литвинов, 1974; В.Ф.Литвинов, 1979), получены данные о том, что среди диких животных трихинеллез чаще всего встречается у волков (37,5%), енотовидных собак (от 38,4 % до 50%), из синантропных - у собак (12,5%), крыс (16%).

В очагах трихинеллеза сельского типа, где отмечены заболевания людей, инвазированность синантропных животных достигала 2,2 ± 0,17%. В городах, где случаи заболевания людей связываются главным образом, с употреблением завозных, пораженных трихинеллами мясопродуктов, зараженность животных составляла только 0,07 ± 0,023% (А.А.Богуш, 1976).

В неблагополучных пунктах других районов Республики, трихинеллы были обнаружены у 27,7 % кошек из 353 исследованных, 11,4 % собак из 236, 8,9 % серых крыс из 116, у 2 % мышей из 832. Среди лесных животных трихинеллами поражены 28,5% волков из 42, 34,1% лисиц из 44 исследованных (Х.С.Горегляд, М.М.Герасимович, 1966).

В Могилевской области естественно инвазированы трихинеллами 61,5% волков, 2 из 9 (22,2%) лисиц, 11,4% кошек, 12,4% собак, 9% крыс (В.А.Лохманенко, 1959).

На территории Минской области личинки трихинелл выявлены у 11 видов животных из 20 исследованных: 1 из 9 (11,1%) бурых медведей, 16% енотовидных собак, 1 из 2 (50,0%) лесных куниц, 1 из 3 (33,3%) ласок, 6 % хорей, 2 % бурозубок (Н.Ф. Карасев, 1962, 1966; А.С.Бессонов, 1964)

С целью изучения трихинеллоносительства хищников Беловежской пущи (Брестская область, Каменецкий район) Б.П.Савицкий, Л.С.Цвирко, А.Н.Буневич, Ю.П.Кочко, В.И.Гаевский, (1979,1980,1982,1983) исследованы дикие животные. Самая высокая степень инвазии выявлена у енотовидной собаки - 14 из 37 исследованных (37,8%), лисиц - 6 из 34 (17,6%), инвазированность волка значительно снизилась — 2 из 52 (3,8%).

Тогда же ими было высказано мнение о том, что уменьшение инвазированности волков и лисиц в 1979-1983гг. по сравнению с 1958 г. связано не с уменьшением напряженности эпизоотического процесса, а с изменением рациона этих хищников: снижением доли дополнительных пищевых объектов - мелких млекопитающих, особенно землероек, и резким увеличением числа оленя и косули в пуще, как основных объектов питания волка и лисицы.

В последующие годы носителями трихинеллезной инвазии в Беловежской пуще продолжали оставаться дикие животные. У исследованных в пуще и ее окрестностях 1518 домашних свиней трихинеллы не обнаружены. Но, при исследовании 2246 туш диких свиней, было выявлено 12 (0,5%) трихинеллезных туш. По-прежнему оставалась высокой инвазированность енотовидных собак (38,9%) при относительном уменьшении инвазированности волков и лисиц (Л.С.Цвирко с соавт,1983).

За период с 1994 по 1998гг. трихинеллы обнаружены в 4 из 618 туш диких кабанов, что составляет близкую к предыдущему десятилетию величину инвазированности - 0,64%. В 1996 году имели место 4 случая заболеваний трихинеллезом людей, проживающих в г. Свислочь (Гродненская область), через который проходит северная граница Беловежской пущи и 1 случай заражения людей мясом от домашней свиньи непосредственно на территории пущи (дер. Хвойники, Пружанский район, Брестская область). Также на территории Беловежской пущи (дер. Ясень, Каменецкий район, Брестская область) была обнаружена трихинеллезная туша домашней свиньи. На следующий год зафиксирован еще один случай трихинеллеза домашней свиньи в кордоне «Хвойник». Все эти животные не только выкормлены в самой пуще, но и принадлежали лицам, так или иначе связанным с охотой и объектами промысла.

Б.П.Савицкий, Л.С.Цвирко с соавт. (2001) считают, что приведенные ими выше данные дают достаточно оснований считать, что основой сохранения и циркуляции трихинелл в Беловежской пуще являются дикие животные, от которых заражаются домашние свиньи, таким образом, эпизоотологический процесс имеет природный характер, в котором домашние свиньи играют подчиненную роль, хотя и являются важным эпидемиологическим звеном в патологии человека. Следовательно, по их мнению, T.spiralis необходимо рассматривать в качестве единого биологического вида, паразитирующего как у диких, так и у домашних животных, но сохраняющегося в естественных (природных) экосистемах, чем и определяется природная очаговость вызываемого этим паразитом заболевания.

2.5. Распространение трихинеллеза на территории России и других странах СНГ.

В России первые сообщения о трихинеллезе появились в печати в 1865г. (М.М. Руднев) при патологоанатомическом исследовании трупа человека.

А.С.Бессонов (1996) сообщает о постоянном росте трихинеллезной инвазии у свиней в России за период с 1980-1994г.г. Так, в 1980г. на каждый миллион убитых на мясокомбинатах свиней приходилось 1,2 свиньи, зараженной T.spiralis: 2,5 свиньи/млн. в 1982г.; 2,7/млн. в 1984г.; 6,3/млн. в 1986г.; 5,9/млн. в 1988г.; 7,О/млн. в 1990г.; 8,4/млн. в 1992г. и 8,9/млн. в 1994г. Показатели зараженности свиней T.spiralis, по данным лабораторий ветеринарно-санитарной экспертизы рынков составили: 1991г. - 56,1/млн.; 1992г. - 115,1/млн.; 1993г. - 183,2/млн. и 1994г. - 125,7туши/млн.

В Эстонии Э.А Пебсен (1972); И.В.Миллер (1977), выявили трихинеллоносительство у енотовидных собак (11,2 %) и лисиц (13 %).

В Литве (С. Бизюлявичус., В.В. Станкявичус, А. Буракаускас, И. Сангайла, И. Кайрюкштис, 1976; 3. Свабонас, Б. Шимкунене, 1979) сообщают о высокой экстенсивности инвазии у лисиц (11,1%), кошек (7,8%), собак (5,4%), рыжих полевок (5,8%), серых крыс (4,04%). Трихинеллы обнаружены у 1,25% обследованных диких кабанов.

В Латвии (А.Е. Виксне, и др. 1963), выявляли трихинеллезную инвазию у многих видов диких и синантропных животных.

В Молдавии (М.С. Даньшина 1976) сообщает о ежегодном выявлении трихинеллеза у свиней. И. Чирожану, С. Яуча, (1974) в северной части Молдавии обнаружили личинок трихинелл у 8,9 % собак, 14,03 % кошек, 2,08 % кабанов, 18,18 % медведей, 100 % волков, 11,5 % лисиц, 12,9 % мышей, 8,3 % рысей, 18,51 % хорьков. Упомянутые выше животные, по мнению исследователей, создают основной и постоянно действующий резервуар трихинеллезной инвазии в этой зоне Молдавии.

На Украине М.Н. Мельник с соавт. (1976) отмечают, что ежегодное выявление трихинеллеза свиней регистрируется в Винницкой, Хмельницкой, Одесской областях. Ю.Г. Артеменко (1987) разработав картограмму зараженности трихинеллезом диких, домашних и синантропных животных на Украине, сообщает, что средняя инвазированность трихинеллами хищных животных составляет 8,07%, грызунов и насекомоядных - 0,31%, среди диких кабанов трихинеллез зарегистрирован в 1,7% случаев, животные, обитающие в населенных пунктах, заражены трихинеллами в среднем на 1,8%.

И.Ю.Шелемба, Б.Э.Сабо (1996) сообщают о вспышках трихинеллеза в Закарпатской области в 1987, 1988, 1989, 1991, 1996 гг., источником которых было инвазированное мясо дикого кабана.

В Грузии (J1.M. Зиракишвили и др. 1992) отмечается увеличение с 1980г. числа случаев заражения свиней и заболеваемости трихинеллезом населения.

В Азербайджане систематические исследования на трихинеллез животных в природном и синантропном биоценозах были начаты в начале 60-х годов прошлого столетия (И.А. Садыхов 1963, 1964, 1965, 1967, 1969). И.А. Садыхов, М.Ш. Елчуев (1996) выявили личинок трихинелл у шакалов (28,6 %), лисиц (17,3 %), волка (7,7 %). Отсутствие заболеваемости людей трихинеллезом в данной зоне авторы объясняют национальными традициями в отношении употребления свиного мяса.

В Армении (A.M. Асатрян, С.О. Мовсесян, 1985) выявили трихинеллезную инвазию у землеройки, мыши лесной, крысы серой, полевки, волка, шакала, собаки, лисицы, барсука, кошки, кабана, свиньи.

В Таджикистане (Б.В. Яхонтов, 1981; Х.К. Камардинов, Л.Ф. Дидковская, 1985) обнаружили трихинеллез у домашней свиней, кабанов, волков, шакалов, лисиц, собак, бурого медведя, мышей, серой крысы.

В Узбекистане (И.Х. Каиров, 1973, 1974, 1976), сообщает, что личинки трихинелл обнаружены у крупных хищников - волка, шакала, лисицы, корсака и ласки.

В Казахстане А.И.Батькаев (1972, 1976) исследовал около 4-х тыс. животных 20 видов. Личинки трихинелл обнаружены у 2 волков (5,2%), 14 лисиц (6,7%), 33 корсаков (9,8%). Автор считает, что основную роль в циркуляции возбудителя трихинеллеза играет корсак по сравнению с другими более крупными хищниками.

В Центрально — Черноземной зоне России (И.Я. Зиморой, 1981) сообщает о широком распространении трихинеллеза диких животных волков, лисиц, енотовидных собак, кабанов, лисиц.

В Мордовии (А.П.Мачинский,1976) выявил трихинеллезную инвазию у рыси (50,0%), волка (44,4%), лисицы (9,8%), енотовидной собаки (8,3%), барсука (6,2%), крысы серой (4,4%), кабана (3,8%), кошки (1,5%), собак (0,5%).

В Северной Осетии-Алании (М.М.Бочарова, Ю.В. Кушнарева, 2000,2001) сообщают о распространении трихинеллеза свиней во всех ландшафтно-климатических зонах республики (субальпийской, нагорной и предгорной лесостепи, в зоне горного леса).

На Северном Кавказе А .Я. Сапунов с соавт. (1985, 1992,1996, 2000, 2001, 2002) сообщают о высокой экстенсинвазированности животных трихинеллезом, постоянной и интенсивной циркуляции трихинеллезной инвазии в природных и синантропных биоценозах. В большинстве (63,5%) случаев в качестве основного источника инвазирования людей продолжает оставаться свинина домашнего убоя. Установлены источники инвазирования людей трихинеллами: мясо дикого кабана, реже - медведя, барсука, нутрий и собак (26,3%).

В Башкирии (Г.З. Хазиев, А.С. Сагитова, М.А. Подушкина, 2000), установили трихинеллезную инвазию у 11 видов животных: енотовидной собаки, волка, рыжей лисицы, бурого медведя, колонка, лесной куницы, барсука, рыси, голубой норки, хорька, кабана.

Б.Л.Гаркави, Е.Б.Галдина, М.И.Звержановский, С.В.Ильин, О.К.Козлова, Л.П.Мирошниченко (2001) сообщают о 18 районах Краснодарского края, как неблагополучных по трихинеллезу свиней.

В Якутии (С.И. Исаков, Л.М. Колоколова, Л.А. Верховцева, 1996) выявили зараженность трихинеллезом белого и бурого медведей, волка, собаки, соболя, белого песца, горностая, мышевидных грызунов. Заболевание людей связано с употреблением в пищу медвежатины.

А.В. Успенский, Н.Т. Понтюшенко, (1996), сообщают о трихинеллезе свиней в Мурманской области.

В Магаданской области В.А.Бритов и В.Е.Симаков (1972) установили высокую степень инвазированности песцов (81,9%) и выявили личинки трихинелл у 4 сивучей.

О естественном инвазировании личинками трихинелл северных оленей сообщают В.С.Киричек и В.Е.Абрамов (1980). Факт инвазирования жвачных животных авторы подтвердили в эксперименте.

P.M. Шелиханова с соавт. (1985) сообщает, что причиной большинства заболеваний людей трихинеллезом в Тюменской области является употребление мяса в пищу бурого медведя, экстенсинвазированность которого составляет 27,3%. Из синантропных животных трихинеллы обнаружены у кошек и собак.

2.6. Эпизоотический процесс при трихинеллезе.

Е.Е. Шумакович (1963) пришел к заключению: «Эпизоотология одного и того же гельминта в разных зонах имеет существенное отличие и разработка мер борьбы с гельминтозами в настоящее время невозможна без предварительного изучения их эпизоотологии. Знание закономерностей течения эпизоотического процесса помогает разработать систему противоэпизоотических мероприятий, позволяющую изменять естественный ход, предупреждать его активацию и прерывать этот процесс на отдельных эндемичных территориях».

Количество половозрелых гельминтов в организме животного не может возрасти без его дополнительного заражения. В связи с этим, источником возбудителя гельминтозов следует считать зараженный организм животного, который выделяет его во внешнюю среду в количестве и качестве, способном вызвать заболевание у нового восприимчивого животного. Таким образом, источник возбудителя гельминтоза - естественная среда обитания гельминта (или его личиночных стадий), являющегося по отношению к хозяину паразитом (Р.С.Шульц, 1961).

Большое значение в эпизоотологии различных гельминтозов придавал акад. К.И.Скрябин. Он писал: « Наличие сведений об очагах инвазии в природе и знание путей циркуляции возбудителя между природными и синантропными очагами являются в ряде случаев основой при разработке конкретных планов оздоровительных мероприятий. Мы полагаем, что вопрос природной очаговости гельминтных инвазий представляет серьезную, интересную и практически важную проблему».

В.П.Коряжнов (1957) отнес трихинеллез к числу природно - очаговых заболеваний. Основной и постоянно действующий источник для домашних животных - дикие млекопитающие, особенно хищные.

Мнения о том, что основные первичные очаги трихинеллеза находятся в природе придерживаются А.В.Меркушев, 1951; В.А. Калюс, 1952; МЛ.Беляева, 1954; Ю.А.Березанцев, 1956.

Пути же круговорота трихинеллезной инвазии в природе весьма разнообразны и не могут быть сведены к какой-то одной простой схеме (Н.Е.Косминков, 1961)

Изучая особенности трихинеллезной инвазии в Белоруссии В.П.Пашук (1958, 1961, 1963) разделил очаги трихинеллеза на 2 типа: первичные (природные) и вторичные (поселковые), рассматривая первичные как место сохранения паразита, связывая вторичные с заболеваемостью людей при заражении мясом инвазированных домашних свиней и разделяя их на основные (населенные пункты, где обнаружены зараженные свиньи — источники инвазии) и дополнительные (микроочаги), где заболевания людей связаны с привозом из вторичных очагов зараженной продукции. Впоследствии этот исследователь неоднократно повторял положение о том, что дикие плотоядные и грызуны, особенно синантропные, являются резервуарами трихинелл. Немаловажную роль в возникновении эпизоотического процесса и развитии его интенсивности играют мигрирующие мыши, крысы, от которых возбудитель может передаваться свиньям, собакам, кошкам.

В Белоруссии, которая характеризуется развитым свиноводством, главными источниками и путями инвазирования свиней трихинеллезом являются: a) отбросы подворного убоя свиней, боенские и пищевые отходы; b) туши и трупы кошек, собак, свиней и грызунов; c) туши и трупы диких животных, добытых на охоте.

Сельское население республики выращивает свиней не только для личного потребления, но и для продажи. В процессе откорма животных, владельцы нередко выпускают свиней для свободного выгула, особенно ранней весной и осенью, где они отыскивают и поедают различные отбросы, тушки отстрелянных зимой диких зверей, и т.д. (А.А.Богуш, 1970).

Трихинеллез относится к группе зооантропогельминтозов, при которых человек и животное могут быть попеременно - как дефинитивными, так и промежуточными хозяевами. В результате возникает сложное взаимодействие между эпидемическими и эпизоотическими процессами, так как возбудители зооантропонозов включаются в круговорот инвазии среди человека и животных. Таким образом, биогельминтозы возникают в природе только там, где обитают все группы хозяев и имеются благоприятные условия для их существования и развития. Эпизоотический процесс при гельминтозах зависит от воздействия и взаимодействия многообразных факторов как абиотической, так и биотической среды, природно — климатических и гидрологических условий, степени восприимчивости и устойчивости животных к гельминтам, наличие промежуточных и резервуарных хозяев, механизма передачи, механических переносчиков, времени и др. (Р.С.Шульц, Э.А.Давтян, 1951)

R.Virchow, (1860) высказал мнение о возможности заражения свиней и других животных трихинеллезом через фекалии, содержащие кишечные трихинеллы. Эти предположения подтвердили экспериментально R. Leuckart, A.C.Gerlach, Н. Mosler, К. Matoff. Однако, выживаемость кишечных трихинелл во внешней среде невысока (П.М.Лемишко, 1957). Важное значение в эпизоотологии имеет передача через фекалии инвазионных мышечных трихинелл, выделяемых зараженными животными в первые часы и дни после инвазирования. W.J.Zimmermann (1957) наблюдал заражение свиней, поедавших экскременты зараженных трихинеллезом лисиц.

Это явление подтвердили O.W Olson, Н.А. Robinson (1958), которые установили возможность экспериментального заражения трихинеллезом свиней с фекалиями мышей и крыс, выделенных в первые 24 часа после скармливания им трихинеллезного мяса. В течение первых 96 часов после заражения крысы выделяли с фекалиями 5,6 % всех скормленных им личинок трихинелл.

А.С.Бессонов (1970) так же считает, что некоторая часть свиней заражается в небольшой степени в очагах трихинеллеза в Белоруссии посредством фекальной передачи трихинелл.

Декапсулированные и инкапсулированные жизнеспособные личинки трихинелл могут содержаться в помете птиц (Н.И.Петропавловский, 1905; А.В.Меркушев, 1954; В.А.Бритов, 1962). Скармливание таких экскрементов лабораторным животным вызывали заражение. В связи с этим, заслуживает внимания сообщение А.В.Меркушева (1954) о том, что в передаче инвазии млекопитающим могут играть определенную роль жуки - могильщики, личинки некоторых видов мух, заглатывающие личинки трихинелл, как в капсулах, так и без капсул с падалью. Заглоченные ими личинки сохраняют инвазионную способность до 5 дней, в отдельных случаях - до 8 дней. Плотоядные жуки семейства жужелиц способны заглатывать кусочки мышщ с личинками трихинелл в значительном количестве. В кишечнике инвазионность трихинелл сохраняется до 6 дней.

Личинки мух заглатывают до 30-40 трихинелл, как в капсулах, так и без капсул и сохраняют их инвазионность в течение 8-9 дней (А.В. Меркушев, 1960). Возможность передачи инвазии через насекомых подтвердили М.Я.Беляева (1960); В.П.Негробов (1961).

Немецкий ученый R.Leuckart, (1862) считал, что единственным и основным хозяином трихинелл в природе является крыса, так как она весьма восприимчива к трихинеллезу и может заражать своих сородичей из-за свойственного ей каннибализма, а от крыс заражаются свиньи, и далее — человек. Эта теория получила название " крысиной".

По другой теории, которую предложил другой немецкий ученый Ценкер (1866), единственным хранителем возбудителя трихинеллеза считалась свинья, от которых, через продукты убоя заражался человек и животные.

По мере накопления фактического материала, В.П.Коряжнов (1938), впервые указал на несостоятельность теорий, выдвинутых немецкими учеными и предложил свою схему распространения трихинеллезной инвазии, в которой значительное место уделял диким животным, как основному и постоянно действующему звену в заражении домашних животных и крыс. Свиньи, по его мнению, заражаются от диких животных, а от них инвазия передается к другим, восприимчивым синантропным животным, особенно крысам, которые поддерживают инвазию в очаге. Однако на это указывает А.С.Бессонов (1972), слабым местом в этой системе циркуляции трихинелл является приниженная роль свиньи, которая представлена лишь связующим звеном между трихинеллезом диких и домашних животных.

А.В.Меркушев (1954), использовав новые данные о распространении трихинеллеза в дикой природе и проанализировав их с позиции учения о природной очаговости болезней, выделил:

1. местный биоценоз с ведущим звеном — хищные животные;

2. биоценоз человека, в котором падаль, домашние животные и свиньи создают свой кругооборот инвазии в синантропном очаге.

Ю.А.Березанцев (1956), изучив многосторонние пищевые и экологические связи диких животных, взаимосвязь домашних животных с синантропными грызунами, определил роль насекомых в эпизоотологии трихинелл и впервые ввел в специальную литературу термин «синантропный очаг трихинеллеза». Но схема Ю.А.Березанцева имела свои недостатки, так как в ней не учитывалась роль морских млекопитающих и птиц (А.С.Бессонов, 1972).

В.А.Лохманенко (1959) включила в свою схему имеющиеся данные о роли морских млекопитающих и птиц. Были учтены двусторонние связи животных природного и синантропного биоценозов, а так же внутрибиоценотические связи отдельных видов животных.

Z. Kozar (1962) также предложил свою схему, в которой признается существование природного и синантропного биоценозов, включающие всех известных носителей возбудителя трихинеллеза, а в синантропном, кроме того, включены еще и пушные клеточные звери, чего не было сделано ни в одной из предыдущих схем кругооборота трихинеллы.

И.Я.Зиморой (1964), взяв за основу последнюю схему В.А.Лохманенко, включил в нее в качестве фактора передачи инвазии домашним животным отходы от обработки кожевенного сырья (шкурки) зверей и других инвазированных животных.

В 1972 году, А.С.Бессонов, на основании глубокого изучения этой проблемы, собственных исследований, предложил принципиально новую схему, в которой отражена циркуляция трихинелл в природном и синантропном биоценозах, определены основные группы носителей паразита, установлены и предполагаемые пути передачи инвазии.

Одним из факторов передачи Т. spiralis в свиноводческих хозяйствах могут служить фекалии зараженных животных и помет птиц. Состояние изученности этого вопроса показывает, что при определенных условиях инвазия может передаваться через фекалии животных в первые дни их интенсивного заражения трихинеллезом. При экспериментальном заражении животных трихинеллезом от 5 до 30 % личинок в первые сутки после заражения выделяются во внешнюю среду с калом. Однако, выживаемость кишечных трихинелл во внешней среде невысока (П.М.Лемишко 1957). Подобные случаи заражения свиней могут иметь место в подсобных и личных хозяйствах, где больше возможностей заражения трихинеллезом при свободном выпасе свиней.

Результаты исследований А.Я.Сапунова (1995), О.А.Митниковой (1998), проведенных на мышах, крысах, кошках и собаках, свидетельствуют об отсутствии возможности интраутеринного и лактогенного путей передачи инвазионного начала.

Говоря об эпизоотическом процессе, следует остановиться на характеристике очагов трихинеллеза.

А.В.Меркушев (1954), классифицировал очаги инвазии по территориальному признаку — частоте заражения.

Е.С.Лейкина (1957, 1963, 1969), очаговость трихинеллеза человека связывала с трихинеллезом диких животных и местными традициями и обычаями.

Ю.А.Березанцев (1960) считает, что в природе существует два типа очагов трихинеллеза: природный и синантропный. Первый, по своему происхождению - первичный, основными хозяевами в нем являются преимущественно дикие животные. Распространение возбудителя в синантропных очагах зависит, в первую очередь, от степени поражения свиней. Природный очаг - это те биотопы или ландшафтные зоны, где экологические и особенно биоценологические связи обусловливают передачу возбудителя от одного восприимчивого животного к другому, без участия синантропных животных и человека.

С.Н.Боев, с соавт.,(1965) считают, что трихинеллез приурочен не к определенным ландшафтам, а к определенным животным, то есть этим доказывается, что трихинеллез имеет место там, где существуют резерваты этой инвазии.

Б.П.Савицкий, Л.С.Цвирко, А.Н.Буневич, Ю.П.Кочко, В.И.Гаевский, (2001) считают, что основой сохранения и циркуляции трихинелл в Беловежской пуще (Каменецкий район, Брестская область) являются дикие животные, от которых заражаются домашние свиньи, то есть эпизоотологический процесс имеет природный характер, в котором домашние свиньи играют подчиненную роль, хотя и являются важным эпидемиологическим звеном в патологии человека. Следовательно, по их мнению, T.spiralis необходимо рассматривать в качестве единого биологического вида, паразитирующего как у диких, так и у домашних животных, но сохраняющегося в естественных (природных) экосистемах, чем и определяется природная очаговость этого заболевания. Природный очаг представляется им не в виде территориально ограниченных природных и синантропных (антропургических) очагов, а в форме "очаговой территории" (диффузный очаг), где в единой паразитохозяинной системе существует два пути заражения населения: прямой - при употреблении в пищу мяса и мясопродуктов диких свиней и других животных и опосредованный — через мясо домашних свиней, инвазировавшихся при поедании мелких млекопитающих - носителей трихинеллезва - либо тушек и мяса диких животных, скармливаемых домашним свиньям. Возможно также вторичное инвазирование свиней мясопродуктами и отходами переработки свиных туш, ранее заразившихся животных. Этот процесс может носить и обратный характер. Они утверждают, что в условиях Беларуси существуют два пути заноса возбудителя трихинеллеза из природного очага в населенные пункты:

1) естественный, - связан с миграциями и перемещениями диких, в том числе, синантропных животных;

2) антропический, - связан с заносом в населенные пункты тушек и мяса диких животных человеком (охотники). Не исключена возможность обратного переноса возбудителя из синантропного очага в природный. Но в целом - это единый очаг с одним видом возбудителя и обмен инвазионным началом между дикими, синантропными и домашними животными.

А.С.Бессонов (1972), обобщив и проанализировав литературные данные по данному вопросу, пришел к заключению, что в настоящее время нельзя говорить об очагах трихинеллеза, поскольку этот гельминтоз распространен повсеместно и имеет глобальный характер, он встречается во всех природно - климатических и ландшафтно - географических зонах всех континентов. Борьба с трихинеллезом в природном биоценозе самая трудная и сложная.

А.С.Бессонов (1972) предложил свою классификацию очагов трихинеллеза в синантропном биоценозе, которая наиболее объективно отражает ситуацию по данному заболеванию. Для синантропного трихинеллеза в отличие от природного, характерно не диффузное, а выраженное очаговое распространение. Инвазия поддерживается здесь постоянно, путем циркуляции трихинелл среди свиней, собак, кошек, крыс и других животных, причем может длительное время циркулировать самостоятельно, без проникновения ее из дикой природы через боенские отходы, трупы собак, кошек, крыс и тушки клеточных пушных зверей.

Соответственно характеру трихинеллезных очагов, он условно подразделил всю территорию бывшего СССР на четыре зоны:

1 .Стационарные синантропные очаги трихинеллеза. Для этой зоны характерно ежегодное массовое или спорадическое выявление зараженных свиней и клиническое проявление заболевания людей вследствии употребления ими в пищу свинины. Основными источниками заражения свиней являются необезвреженные продукты убоя свиней, а также инвазированные тушки и трупы кошек, собак, крыс и хищных клеточных зверей. В нее входят Белоруссия, Литва, Молдавия, большинство областей Украины, некоторые области Узбекистана, Казахстана, Российской Федерации.

2.Временные синантропные очаги трихинеллеза. Для этой зоны характерны спорадические (или единичные случаи в десятилетия) трихинеллеза свиней и заболеваемость людей от употребления в пищу зараженной свинины. Инвазия циркулирует в природе и временами переходит на свиней и других домашних животных. Люди заражаются через свинину, а свиньи - через тушки и трупы собак, пушных клеточных зверей, кошек, крыс и диких животных. К этой зоне относят отдельные области Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Украины, Латвии, многие районы России, Грузии, Азербайджана.

З.Зона, угрожаемая по трихинеллезу свиней и человека. В эту зону входят области, края, и республики, в которых трихинеллез зарегистрирован у диких животных, собак, кошек и синантропных грызунов, но не обнаружен у свиней.

4.3она, условно благополучная по трихинеллезу. В нее входят области, края и республики, в которых, по официальным и литературным данным, трихинеллез не был зарегистрирован ни у человека, ни у животных.

Как указывает А.С.Бессонов (1972), «выделение благополучной по трихинеллезу зоны чисто условное и вызвано тем, что по некоторым районам нет сведений о трихинеллезе из-за отсутствия специальных исследований. По мере проведения таких исследований, районы этой зоны будут переводиться в одну из трех других зон — постоянно, временно неблагополучную или угрожаемую по трихинеллезу домашних свиней и человека».

2.7. Иммунодиагностика трихинеллеза.

В настоящее время разработано немало иммунологических методов диагностики трихинеллеза, одним из них является иммуноферментная реакция (ИФР), которая достаточно хорошо известна как эффективный диагностический тест при трихинеллезе и других гельминтозах.

С.Н.Белозеров (1976), применивший ИФР для прижизненной диагностики трихинеллеза свиней, отмечает 100% чувствительность реакции, как с фракционированным антигеном, так и экстрактом инвазионных личинок трихинелл, а специфичность — равную соответственно 95 и 92%. В отдельных экспериментах автору удавалось достигать уровня специфичности ИФР, равную 99-100%, при 100% чувствительности.

С.Н.Белозеров, Н.В.Шеховцов (1981), испытали реакцию радиоактивных антител (РРА) для диагностики трихинеллеза свиней и установили ее целесообразность для применения в лабораторной диагностики. Использованная в качестве контрольного теста, реакция иммунофлуоресценции оказалась менее чувствительной. Она уступала РРА в сроках появления (32 и 17 дни) и продолжительности сохранения (150 и 250 дней) положительного ответа.

Н.В.Шеховцов, С.Н.Белозеров (1992), С.Н.Белозеров (2000) предлагают применять сероэпизоотические исследования в местах возникновения трихинеллеза человека (с целью выявления границ очага): на первом этапе -выявление очага трихинеллеза в данном регионе; на втором - определение экстенсивности и выявление положительно реагирующих животных, с последующим их убоем и трихинеллоскопией.

В.К. Бережко (1994) установила, что каждая стадия Т. spiralis отличается высокой иммуногенностью и способна стимулировать сильную иммунную реактивность во всех системах паразит-хозяина. У отдельных животных преципитины выявлялись уже на 7-10 день с максимумом на 35 день инвазии. У свиней преципитирующая активность иммунных сывороток ниже - преципитины выявлялись не ранее 14-21 дня. Аналогичная динамика наблюдалась в титре гемагглютинов, которые регистрируются с 7 дня с последующим повышением и сохранением на высоком уровне до конца наблюдений.

Л.А.Написанова (1996) провела сравнительные исследования реакций ELISA и dot-ELISA при экспериментальной инвазии Т. spiralis у свиней. Обе реакции коррелировали друг с другом и существенных различий в полученных данных не выявлено.

А.С.Бессонов, Л.А.Написанова (1996) сравнивали эффективность ELISA и dot-ELISA в динамике на экспериментально зараженных Т. spiralis свиньях и установили, что ИФР типа dot-ELISA проще и дешевле, чем ELISA, так как ее результаты получают быстрее при обычных условиях (комнатная температура).

А.В.Успенский, Н.В.Шеховцов, С.Н.Белозеров (1992) методом ИФР исследовали свиней, с применением набора ВИГИС 650 сывороток из неблагополучного по трихинеллезу хозяйства. При учете результатов реакции выявлено 20 положительно реагирующих свиней (3,07%). Послеубойная компрессорная трихинеллоскопия выявила 18 (90%) трихинеллезных туш.

2.8. Профилактика трихинеллеза.

Существующие методы профилактических мероприятий при трихинеллезе преследуют главную и основную цель — обнаружить паразита в мясе, обезвредить или уничтожить предназначенные к употреблению в пищу продукты убоя животных. В связи с этим, в целях предупреждения заноса трихинеллезной инвазии из природного в синантропный биоценоз, большая роль отводится дератизации, обезвреживанию мясных боенских и кухонных отходов, обязательному уничтожению тушек хищников, добытых на охоте, борьбе с бродячими животными, а так же повышению санитарного благоустройства населенных пунктов, хозяйств и комплексов по воспроизводству и выращиванию свиней закрытого типа и предприятий по переработке животноводческой продукции.

Существующие системы профилактики трихинеллеза свиней еще мало учитывают роль природного резервуара инвазии и не предусматривают достаточно эффективных мер по предупреждению заноса паразита из дикой природы. Передача трихинелл от диких животных свиньям через тушки и трупы восприимчивых к трихинеллезу животных имеет первостепенное значение в лесных и лесостепных районах. В формировании синантропных очагов и в их активном функционировании основная роль принадлежит свинье, синантропным и диким животным.

Именно поэтому, как утверждает А.С.Бессонов (1972), комплекс профилактических противотрихинеллезных мероприятий должен включать предупреждение заражения трихинеллезом всех звеньев этой цепи. Он должен осуществляться на основе всестороннего обследования всех возможных факторов передачи инвазии человеку и животным, не исключая отдельных компонентов природного биоценоза.

Основная работа по ликвидации трихинеллеза в Белоруссии началась в 50-х годах прошлого столетия под руководством академика АН БССР Х.С.Горегляда, когда были взяты на учет все очаги трихинеллеза в Республике, в связи с чем значительно расширилась сеть мясоконтрольных станций в районах, увеличилось количество ветеринарных специалистов на мясокомбинатах, улучшилась связь между ветеринарной и медико-санитарной службами. (Х.С.Горегляд, 1958, 1959, 1966, 1967; П.М.Ямщиков 1963, 1967; В.П.Пашук, 1957; А.А.Богуш, 1968,1971,1976,1985).

При организации оздоровительных мероприятий в очагах инвазии, основное внимание обращалось на следующее: а) широту распространения трихинеллезной инвазии в отдельных хозяйствах, населенных пунктах, и в целом по району; б) выяснение широты трихинеллоносительства среди диких хищных, домашних плотоядных животных и грызунов; в) проведение семинарских занятий с районными работниками ветеринарной службы и ознакомление их с новейшими методами исследования свиного мяса на трихинеллез; г) организация ветеринарно-санитарной пропаганды среди населения о мерах профилактики трихинеллеза путем использования в этих целях местной печати, выступлений с докладами, лекциями, беседу на ту же тему непосредственно в хозяйствах, где был установлен очаг инвазии.

С учетом зональных особенностей и с целью более планового обследования неблагополучных по трихинеллезу населенных пунктов была разработана схема оздоровления очагов трихинеллеза свиней (Х.С.Горегляд, 1958,1959,1966,1967; П.М.Ямщиков, 1963, 1967; В.П.Пашук, 1957; А.А.Богуш, 1968, 1971, 1976, 1985).

В комплекс противотрихинеллезных мероприятий, предусмотренных схемой, входило следующее:

1. Трихинеллоскопия всего свиного мяса, оставшегося у населения, в неблагополучном очаге трихинеллеза;

2. Обследование фермы (двора) при каждом случае выявлении трихинеллеза, независимо от того, считался ли данный пункт до этого неблагополучным или нет;

3. Убой и исследование на трихинеллоносительство принадлежавших владельцу трихинеллезной свиньи, кошек и собак с последующим сжиганием инвазированных тушек;

4. Отлавливание крыс, мышей и других грызунов и диких животных в зоне двора или фермы, где выявлен трихинеллез и исследование на трихинеллоносительство;

5. Биркование и исследование на трихинеллоносительство имеющихся в неблагополучном дворе свиней методом биопсии или серологических реакций. Принятие административных мер к предотвращению бесконтрольной реализации этих животных через рынок или заготовительные организации;

6. Запрещение местными органами власти безнадзорного выпаса свиней и подворного их убоя;

7. Обезвреживание кухонных отходов, отбросов убоя свиней и тушек хищных животных, используемых в корм свиньям или зверям;

8. Сбор и дератизация или отлов в населенном пункте через каждые шесть месяцев мышевидных грызунов, не менее 10% кошек и собак и исследование их на трихинеллоносительство;

9. Постоянное уничтожение бродячих собак, кошек, диких животных и сжигание их трупов;

Ю.Убой после доращивания всех свиней, имевшихся в очаге, исследование их на трихинеллез, очистка помещений от навоза и дератизация;

11 .Проведение ветеринарно-просветительной работы среди населения, привлечение внимания общественности к данной проблеме.

При отсутствии в течение двух лет заражения трихинеллезом свиней, заболевания людей и при отрицательных результатах исследования домашних животных и грызунов двор, ферма и населенный пункт объявляются благополучными по трихинеллезу.

Повседневная, кропотливая работа, проводимая в республике по неукоснительному выполнению комплекса противотрихинеллезных мероприятий на протяжении ряда десятилетий дала желаемый результат -количество трихинеллезных туш снизилось с 0,347% в 1950 году до 0,13% в 1962 году; с 0,026% в 1966 году до 0,013% в 1970 году. В 1973 году экстенсивность трихинеллезной инвазии в БССР составила 0,007% (П.М.Ямщиков, 1967; A.A.Boiyui, 1976).

Г.З.Хазиев, Г.Ф.Сулейманов и др., (1996) наряду с основными мерами профилактики трихинеллеза предлагают усилить ветеринарно-санитарный надзор за работой боен, утильзаводов, минимясокомбинатов и миниколбасных цехов различных форм собственности, запретить использование трупов домашних животных в качестве привады на хищников, а также проведение ветеринарно-просветительной работы среди населения, охотников и работников егерской службы.

А.В.Успенский, Н.Т.Понтюшенко (1996), в целях усиления противотрихинеллезных мероприятий предлагают:

- в звероводческих хозяйствах периодически исследовать на трихинеллез всех павших зверей, а также тушки зверей (не менее 30%) в период массового убоя на мех;

- при осуществлении дератизационных мероприятий и уничтожении бродячих собак и кошек, проводить их обязательное исследование на трихинеллез с целью уточнения эпизоотической обстановки;

- обязать охотоведческую и егерскую службы предъявлять для ветеринарно-санитарной экспертизы на трихинеллез все туши медведей, кабанов и плотоядных и всеядных животных, добытых на охоте;

- запретить выдачу лицензий без отметки о проведении ветеринарно-санитарной экспертизы на трихинеллез;

- ветеринарной службе областей подготовить группу ветсанэкспертов для проведения указанных исследований из числа членов охотколлектива.

Безусловно, главным положением в системе профилактических противотрихинеллезных мероприятий является эффективность и качество проведения ветеринарно-санитарной экспертизы, то есть трихинеллоскопии каждой свиной туши и других животных, из числа потенциальных носителей трихинеллезной инвазии, а также применение высокоэффективных и наиболее точных методов исследований, таких, как метод ферментативного переваривания проб мышечной ткани в искусственном желудочном соке, шире применять основанный на этом принципе аппарат выделения личинок трихинелл (АВТ) и его модификации. Применение этого метода особенно рационально на мясокомбинатах с объемом переработки от 500 до 2500 туш в смену. На один цикл затрачивается 25-30 минут - время, вполне соответствующее скорости конвейера и сроком выдачи результатов исследований. (А.В.Успенский, 1986; А.В.Успенский, А.С.Бессонов, Н.В.Шеховцов, В.Н.Дзиковский, 1992; А.В.Успенский, Н.В. Шеховцов, 1994).

По мнению А.С.Бессонова (1975), D. Zinter (1971), F. Knapen (1981), G.A. Polidori et all (1988), метод переваривания мышц в искусственном желудочном соке является более точным и эффективным, чем общепринятая компрессорная трихинеллоскопия, особенно на ранних стадиях инвазионного процесса и при слабой интенсивности поражения мышц личинками трихинелл.

А.В.Успенский, А.А.Гребенкин, А.А.Максимов (2002) предлагают использовать в полевых и охотничьих условиях для трихинеллоскопии мяса промысловых и диких животных, портативный трихинеллоскоп ТП-1.

А.С.Бессонов, Р.А.Пенькова, А.В.Успенский, Н.В.Шеховцов (1982), предлагают при трихинеллоскопии мяса нутрий использовать наиболее интенсивно пораженные личинками трихинелл мышцы диафрагмы (ножек и реберной части) и языка.

Р.А. Пенькова, И.Г.Серегин (1991), предлагают при диагностике трихинеллеза дополнительно исследовать мышцы: у кабанов, медведей, нутрий и лошадей - языка и шеи; у барсуков - межреберные и языка; у собак, волков и лисиц - языка, межреберные, массетеров; у грызунов - массетеров и языка.

А.Я.Сапунов, О.Я.Митникова, и др. (1999), по результатам экспериментального заражения свиней личинками трихинелл, относящихся к видам Т. spiralis и Т. pseudospiralis, рекомендуют вместе с мышцами грудных стенок отбирать для трихинеллоскопии пробы мышц языка.

А.В.Успенский (1994), А.В.Успенский, Н.А.Никитина (1996), считают ведущим направлением противотрихинеллезных мероприятий, позволяющих обеспечить надежную защиту населения от заражения трихинеллезом, в повышении эффективности ветеринарно-санитарных мероприятий на основе разработки единого международного стандарта на трихинеллоскопию. Для послеубойной диагностики предлагается использовать высокоэффективный и экономичный метод группового исследования свинины на трихинеллез методом переваривания, используя аппараты АВТ.

41 гсес-^схля гоедарствЕнндл ЕНБЛКОТЕКЛ

3. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ.

3.1. Материалы и методы.

Представленная работа выполнялась нами за период с 2000 по 2004г.г. Решение запланированных вопросов мы осуществляли методами обобщения и анализа данных статистической ветеринарной отчетности, данных ветеринарно-санитарной экспертизы мясокомбинатов, Облохотинспекции, районных ветеринарных станций, лабораторий ветеринарно-санитарной экспертизы на рынках, Областного ЦГЭиОЗ, Республиканского центра гигиены эпидемиологии и охраны здоровья, результатов собственных исследований, в частности, методами компрессорной трихинеллоскопии и ферментативного переваривания проб мышечной ткани в аппарате для выделения личинок трихинелл АВТ-Л6.

Исследования проб мышц от свиней проводили на мясокомбинатах области, убойных пунктах хозяйств, в лаборатории ветеринарно-санитарной экспертизы Центрального рынка г.Бреста. Для дифференцирования мышечных личинок трихинелл от других паразитов, локализующихся в поперечно-полосатых мышцах, проводили исследования методами компрессорной трихинеллоскопии и ферментативного переваривания исследуемых проб мышц в ИЖС в аппарате АВТ-Л6.

Выяснение роли диких животных в эпизоотологии трихинеллеза невозможно без изучения основных источников и факторов передачи, степени распространения, интенсивности и экстенсивности трихинеллезной инвазии среди различных видов диких животных. С этой целью, распоряжением № 28-07 Областного Управления Ветеринарии главным ветврачам районов, начальникам горветстанций, директорам райветлабораторий, председателям охотхозяйств, предписывалось организовать совместную работу по отбору проб мышц (диафрагма, межреберные, шейные, языка, жевательные) на месте отстрела диких, всеядных, плотоядных и тушек животных, из числа потенциальных носителей трихинеллеза, добываемых в сезоны охоты и их доставку для трихинеллоскопии. Материалом для исследования за вышеуказанный период времени служили пробы мышц от 29 видов позвоночных животных относящихся к двум классам, пяти отрядам и 13 семействам; из них пресмыкающихся - 1 , млекопитающих - 28.

Для исследования доставлялись тушки целиком, пробы различных групп мышц (каждая массой не менее 30 грамм). Исследования проводили методами компрессорной трихинеллоскопии и трихинеллоскопии осадка после ферментативного переваривания проб мышц в ИЖС в аппарате для выделения личинок трихинелл ABT-JI6, массой не менее 10 гр. При этом определялось:

- общее количество животных по видам;

- экстенсивность и интенсивность инвазии;

- определение носителей трихинеллеза по ландшафтным зонам;

- выявление основных носителей инвазии по ландшафтам.

Пробы различных групп мышц от диких животных, отстрелянных в Государственном Парке "Беловежская пуща" и в других охотничьих хозяйствах области во время сезона охоты, подвергали также исследованию двумя методами: компрессорной трихинеллоскопии и ферментативного переваривания проб мышц в ИЖС в аппарате для выделения личинок трихинелл ABT-JI6.

Сезонную и возрастную динамику зараженности определяли, изучая морфологические изменения личинок и капсул трихинелл в мышцах животных, определяли также возраст и дату убоя животного.

В случаях выявления трихинеллезных животных в населенных пунктах, практиковали совместные выезды с сотрудниками паразитологического отдела Областной ветеринарной лаборатории в очаги трихинеллеза для сбора данных о возможных источниках, факторах передачи инвазии, типе кормления и содержания животных. В очагах заболевания, по возможности, проводили отлов кошек, собак, грызунов, которых подвергали трихинеллоскопическому исследованию двумя методами.

Методом ферментативного переваривания проб мышц в ИЖС определяли среднее количество личинок трихинелл, содержащихся в 1 г.

Изучены архивные материалы и данные Государственной ветеринарной отчётности (форма 6-вет) по Брестской области за 1984-2004г.г., в которой отражены сведения о 38 случаях выявлении трихинеллеза свиней по результатам ветеринарно-санитарной экспертизы на мясокомбинатах, убойных пунктах и лабораториях ветеринарно-санитарной экспертизы на рынках.

Для изучения динамики распространения трихинеллезной инвазии в Брестской области за период с 1946 по 2004 годы, использовались архивные и статистические материалы медико-санитарной и ветеринарной служб, литературные данные о трихинеллезе свиней, диких и синантропных животных, а так же результаты собственных исследований.

В целях изучения распространенности трихинеллеза среди людей, изучены материалы отчетности государственной ветеринарной и санитарно-эпидемиологической служб по заболеваемости населения и животных, материалы статистических отчетов Брестского областного центра гигиены, эпидемиологии и охраны здоровья за 1996-2004 годы, информация по ввозу подконтрольных государственному ветеринарному надзору грузов, а также иные статистические и аналитические документы.

С целью изучения диагностической эффективности аппаратов нового поколения для трихинеллоскопии в производственных условиях, проведена сравнительная оценка методов послеубойной (посмертной) диагностики трихинеллеза методами ферментативного переваривания проб мышечной ткани в аппарате ABT-JI6 и компрессорной трихинеллоскопии на Брестском мясокомбинате за 2002-2004 годы, технологичность метода переваривания при исследовании парного, охлажденного, мороженого и дефростированного мяса, а также динамика переваривания мышечной ткани в готовой мясной продукции.

Похожие диссертационные работы по специальности «Паразитология», 03.00.19 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Паразитология», Логинов, Александр Витальевич

ВЫВОДЫ.

1. Брестская область является неблагополучной по трихинеллезной инвазии восприимчивых животных и человека.

2. Трихинеллез регистрируется среди диких и синантропных животных в 5 из 16 районов Брестской области.

3. Возбудителем трихинеллезной инвазии животных и человека в Брестской области зарегистрирован только один вид - Trichinella spiralis, вид Trichinella pseudospiralis среди обследованных животных области не выявлен.

4. Основными носителями трихинеллезной инвазии среди диких животных являются следующие животные: в смешанно-лесной ландшафтной зоне енотовидная собака (34,1%), лиса (18,7%), волк (13,0%), полевка обыкновенная (4,7%), полевка рыжая (2,7%), кабан (1,9%); в полесской -енотовидная собака (22,2%), волк (8,7%), лиса (4,2%), полевка обыкновенная (1,4%), кабан (1,2%). Среди синантропных животных трихинеллез зарегистрирован: в смешанно-лесной ландшафтной зоне — крыса серая (13,7%), крыса черная (11,3%), кошка домашняя (9,0%); в полесской - крыса черная (1,3%), крыса серая (0,9%), кошка домашняя (0,8%).

5. Наиболее высокая интенсивность трихинеллезной инвазии (ИИ) в целом по области выявлена у кабана (94,8±1,8/24), наименьшая - у полевки рыжей (2,2±0,8/24); в смешанно-лесной зоне самая высокая ИИ выявлена у кабана - 144,3±2,2/24 среза, самая низкая - у полевки рыжей (2,2±0,8/24); в полесской зоне самая высокая ИИ выявлена у кабана - 45,2± 1,4/24, самая низкая у- крысы серой 6,0±0,6/24 среза. Из синантропных животных самая высокая интенсивность трихинеллезной инвазии по области выявлена у кошки домашней (22,8± 1,9/24), самая низкая у крысы серой (9,1±1,1/24).

6. В 88,2% случаев трихинеллеза, выявленных у свиней, принадлежали частным владельцам, подворье которых располагалось вблизи или на территории лесных массивов, и только 11,8% выявленных трихинеллезных свиней содержались на личных подворьях в городской черте или районных центрах.

7. Наивысшая сезонная зараженность свиней трихинеллезом приходится на весенние месяцы - 41,6± 1,1%, зимой - 25±2,1%, летом - 25±2,3%, осенью -8,3±2,4%.

8. Возникновение и поддержание синантропных очагов трихинеллеза связано в первую очередь с заносом в населенные пункты возбудителя из дикой природы с охотничьими трофеями.

9. Основным источником заражения людей трихинеллезом в смешанно-лесной зоне (33,8%), является мясо домашней свиньи; в полесской зоне (66,2%) -мясо кабана.

10. Заражение свиней трихинеллезом не зависит от возраста животных, так среди поросят трихинеллез зарегистрирован в 6 месяцев (25,0±2,4%), 8 месяцев (16,6±3,1%), 10 месяцев (33,4±2,2%), 12 месяцев и более (16,6±2,6%).

И. По данным медицинской статистики выявлена тенденция увеличения заболеваемости людей трихинеллезом за последние годы на территории Брестской области. Так, из расчета на 100 тысяч населения процент заболеваемости возрос с 0,4 в 1998 г. до 2,7 в 2004 г.

12. Подтверждена высокая диагностическая эффективность и надежность аппарата для выделения личинок трихинелл ABT-JI6 в производственных условиях.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ.

1. На основании проведенных исследований разработан Комплексный план мероприятий по профилактике трихинеллеза на 2004-2008гг. на территории Брестской области, утвержденный Заместителем председателя комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Брестского облисполкома 2 августа 2004 года.

2. Учитывая высокие диагностические и технологические возможности аппарата для выделения личинок трихинелл ABT-JI6, рекомендовать его для трихинеллоскопического контроля на мясокомбинатах, в лабораториях ветеринарно-санитарной экспертизы крупных рынков, диагностических ветеринарных лабораторных учреждениях.

3. В целях повышения уровня подготовки ветсанэкспертов на факультетах повышения квалификации рекомендовать шире включать в тематические планы результаты наших исследований.

4. Разработаны и представлены в ГУВ Минсельхозпрода РБ ветеринарные методические указания по диагностике трихинеллеза в аппаратах типа АВТ.

5. Разработаны и утверждены методические рекомендации по профилактике трихинеллеза для охотничьих и егерских хозяйств Брестской области.

Список литературы диссертационного исследования кандидат ветеринарных наук Логинов, Александр Витальевич, 2005 год

1. Артеменко Ю.Г., Романенко А.В. Опыт борьбы с трихинеллезом. //Ветеринария.-1979.- № 2. -С. 43-44.

2. Артеменко Ю.Г., Артеменко Л.П. К вопросу восприимчивости различных видов животных к синантропной и природной популяции трихинелл.// Медицинская паразитология и паразитарные болезни.-1997.-№1.-С. 18-21.

3. Артеменко Ю.Г. Изучение роли мясоперерабатывающих предприятий в эпизоотологии трихинеллеза свиней. // Мат. док. 2 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллёза человека и животных. Вильнюс. -1976. - С. 30-34.

4. Асатрян A.M., Мовсесян С.О. Распространение трихинеллеза в Армении.// Мат. докл. 4 Всесоюзной конфер. по проблеме трихинеллеза человека и животных.- Ереван.- 1985,- С.34-35.

5. Асатрян A.M., Мовсесян С.О. Особенности развития трихинелл (T.spiralis и T.pseudospiralis) в организме различных хозяев. // 8 Всеросс. конф. по трихинеллезу.- М.- 2000.- С. 72-77.

6. Бекиш О-Я.Л., Одинцова Т.М. Экологическая характеристика трихинеллеза в Республики Беларусь. // Мат. докл. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных.- Киров. М.-1992.- С. 27-29.

7. Беляцкий Д.П. Трихинеллез в БССР и борьба с ним. // Мн., 1958. С. 38-44.

8. Беляева М.Я. О природной очаговости трихинеллеза в районе Беловежской пущи.//Зоологический журнал. Т.ЗЗ, № 3.- 1954.-С.714-715.

9. Беляева М.Я. Трихинеллез диких животных в БССР. Бюлл. Научно-техн. Инф. ВИГИС, №1,1957. С.4-6.

10. Ю.Беляева М.Я. Фауны млекопитающих в Беловежской пуще и наблюдение по эпизоотологии некоторых гельминтов.//Автореф. канд. дисс., 1958.

11. Березанцев Ю.А. Материалы по природной очаговости трихинеллеза.// Зоолог. Журнал.-1956.Т.35, вып.-11. С.-1730-1732.

12. Березанцев Ю.А. Трихинеллез.// Л.- Медицина 1974.-С.-160.

13. Буневич А.Н. Животный мир Белорусского Полесья.// Третья обл. научн. конф. Гомель.-1983.-С.85-89.

14. Бессонов А.С. Эпизоотология (эпидемиология) и профилактика трихинелл еза.//Вильнюс.-«Минтис».-1912.-С. 304.

15. Бессонов А.С., Пенькова Р.А. Штаммы и виды трихинелл и их роль в эпизоотологии трихинеллеза свиней.//Ветеринария. 1976. - № 10.-С. 47-50.

16. Бессонов А.С. Трихинеллез в Советском Союзе (1979-1983).//Мат.докл. к 4 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных.-Ереван.-1985.-С. 8-13.

17. Бессонов А.С. Трихинеллез, вызываемый Trichinella pseudospiralis (диагностика и профилактика).//Ветеринария.-1996.-№ 1.-С. 26-29.

18. Бессонов А.С. Распространение трихинеллеза Trichinella spiralis в России (1980-1994): анализ причин и условий.//Мат. докл. 7 науч.конф. по трихинеллезу человека и животных.-М.-1996.-С. 10-12.

19. Бессонов А.С. Виды и вариететы нематоды рода Trichinella: систематика, эпизоотологическое и эпидемиологическое значение.//Ветеринария.-2001.-№ 6.-С. 27-31.

20. Бессонов А.С. Трихинеллез: современные проблемы борьбы и профилактики.//Ветеринария.- 2001.-№ 7. С. 3-7.

21. Бессонов А.С. Рекомендации международной комиссии по трихинеллёзу (MKT) по методам борьбы с трихинеллёзом домашних и диких животных, мясо которых употребляется в пищу человеком. //Ветеринария. 2001.- №8.-С. 57-63.

22. Бессонов А.С. Таксономический статус нематод рода Trichinella Railliet, 1895.// Мат. докл.7 науч.конф. по трихинеллезу человека и животных.-М.-1996.-С. 12-14.

23. Бессонов А.С., Успенский А.В., Шеховцов Н.В. Диагностика трихинеллёза свиней. //Ветеринария. 1977. -№6. - С. 62-64.

24. Бессонов А.С., Успенский А.В., Шеховцов Н.В. Аппарат для групповой экспертизы свинины на трихинеллёз. // Ветеринария. 1985.- №10. - С. 71-73.

25. Бизюлявичус С., Буракаускас А., Кайрюкштис И., Сангайло И. Ситуация трихинеллёза человека и животных в Литовской СССР и меры борьбы сними. // Мат. док. 3 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллёза человека и животных. Вильнюс. -1981. - С. 25-30.

26. Бизюлявичус С., Петраускас П., Сенутайте Я., Бута JI., Беркелите А. Распределение личинок трихинелл в отдельных группах мышц у некоторых животных. НИ Мат. док. 2 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллёза человека и животных. Вильнюс. -1976. - С. 67-71.

27. Бизюлявичус С.К. Актуальные проблемы паразитологии в Прибалтике.//Мат.9 научн. коорд. конф. Вильнюс,-1982.-С.-106.

28. Богуш А.А. Разработка и внедрение Комплекса мероприятий по оздоровлению трихинеллёза свиней в БССР. //Мат. док. 3 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллёза человека и животных. -Вильнюс.-1981.-С.207-211.

29. Богуш А.А. Трихинеллёз животных в Белоруской ССР. // Мат. док. 4 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллёза человека и животных.- Ереван.-1985.- С. 37-39.

30. Богуш А.А. Проблема оздоровления очагов трихинеллеза в Белоруссии. // Материалы научно-произв. конференции по ветеринарной гигиене пищевых продуктов животноводства / Тезисы докладов.- Минск, 1969, -С.30-32.

31. Богуш А.А. Комплекс мероприятий против трихинеллеза свиней. // Ветеринария. -1971. № 2. - С. 70-71.

32. Богуш А.А. Трихинеллез и саркоцистоз свиней в Белоруссии. // Материалы республиканской научно-практич. конф. по зоонозным болезням. Минск, 1974. - С. 122-124.

33. Богуш А.А. Состояние и пути профилактики трихинеллеза и саркоцистоза свиней в Белоруссии. // Материалы доклада 2 Всесоюзной конф. по пробл. Трихинеллеза человека и животных. Вильнюс, 1976а. - С. 182-187.

34. Богуш А.А. Паразитозы мышц свиней и меры их профилактики (трихинеллез, саркоцистоз). // Минск. Урожай, 1976.- С. 11-45.

35. Богуш А.А. Пути и источники заражения свиней в Белорусской ССР трихинеллезом. // Современные проблемы профилактики и лечениязоонозных заболеваний и лейкозов / Тезисы докладов научно-произв. конф. Минск, 1982. - С. 140-142.

36. Боев С.Н., Шайкенов Б., Соколова JI.A. Материалы докладов ареалам видов-двойников трихинелл.// Мат. док. 3 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллёза человека и животных. Вильнюс. — 1981. - С. 46-50.

37. Боев С.Н., Шайкенов Б., Соколова JI.A., Тазиева З.Х. Пути циркуляции трихинелл в биоценозах Казахстана. // Вопросы природной очаговости болезней. 1972. -Т.5.- С. 169-179.

38. Бочарова М.М., Галазов В.И., Кушнарёва Ю.В. Эпизоотология и эпидемиология трихинеллёза в Республике Северная Осетия-Алания.// 8 Всерос. конф. по трихинеллёзу. М. -2000. - С. 86-89.

39. Бочарова М.М., Кушнарёва Ю.В. Распространение трихинеллёза на северных склонах Центрального Кавказа.// Мат. док. к науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями».- М. 2001. - С. 34-36.

40. Бритов В.А. Возбудители трихинеллеза. М.,1982.

41. Бритов В.А. О роли рыб и ракообразных в передаче трихинеллёза морским млекопитающим. //Зоол. Журн. 1962.-Т.41.- вып.5.- С. 776-777.

42. Бритов В.А. Возбудители трихинеллёза. // М.- «Наука» 1982. - 272 с.

43. Бритов В.А., Хомутова Т.Н. Идентификация видов трихинелл от дикого кабана при смешанной инвазии.// Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллёза человека и животных.- Киров. М. 1992.- С. 60-61.

44. Бритов В.А. К вопросу о расселении трихинелл в мыщцах. // Учен. Зап Казанского ветеринарного института. Казань. -1958. Т.70. - С. - 117-121.

45. Бритов В.А. Новые данные о видовом составе трихинелл // Трихинеллез. М.: Колос, 19766, С. 43-57.

46. Буневич А.Н. Мат. Док. 3 обл. науч. Конф. «Животный мир Белорусского Полесья, охрана и рациональное использование».- Гомель. 1983.- С. 89.

47. Валиуллин С.М., Махмутова А.А., Мухаметьянов А.З., Мухаметов Р.Ю. Распространение трихинеллёза у диких млекопитающих Башкирии.// Мат.док. 3 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллёза человека и животных.-Вильнюс. 1981.- С. 51-53.

48. Василюк И.Ф. Мат. док. научно-произв. конф. по проблеме «Паразитарные болезни с/х животных».- Минск. 1972. - С. 22.

49. Вассерин Ю.И., Попов М.А., Нагорный С.А., Пиголкин А.У. К прижизненной диагностике трихинеллёза свиней. // Мат. док. 7 науч. конф. по трихинеллёзу человека и животных. — М. 1996. - С. 19-21.

50. Васильева Д.В. Сравнительная эффективность методов искусственного переваривания мышц для диагностики трихинеллеза. // Мат. док. к 2 Всесоюзной конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. -Вильнюс. 1976. - С. 187-189.

51. Васильева Д.В. К диагностике трихинеллеза животных. // Мат. док. 3 Всесоюзной конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. — Вильнюс.-1981.-С. 146-147.

52. Виксне А.Е. Очаги трихинеллеза в Латвийской ССР и некоторые профилактические мероприятия по их ликвидации. // В сборнике «Гельминты человека, животных и растений и борьба с ними». «Наука».- 1963. С. 75-77.

53. Гаркави Б.Л. Трихинелла от енота-полоскуна. // Мат. док. Всесоюзной конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1972. -С. 53-54.

54. Гаркави Б.Л., Звержановский М.И. Распространение Trichinella pseudospiralis в синантропных биоценозах. // Ветеринария. 1999.- №5. - С. 35-37.

55. Гаркави Б.Л., Звержановский М.И. Особенности распространения Trichinella pseudospiralis. // Всеросс. конф по трихинеллезу. М.- 2000. - С. 101-103.

56. Гаркави Б.Л. Состав потенциальных хозяев Trichinella pseudospiralis. // Паразитология, 1974, т.8, №6, С. 489-493.

57. Гаркави Б.Л., Звержановский М.И., Сапунов А.Я. Трихинеллез домашних свиней, вызванный Trichinella pseudospiralis.// Мат.док.науч.конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». М. - 1999. - С 59-61.

58. Гаевский В.И. Мат. докл. научно-практ. конф. К 50-летию регулярных иссл. в Беловежской пуще. Каменюки. - 1989. - С. 202.

59. Горегляд Х.С. Эпизоотология, профилактика и пути ликвидации очагов трихинеллеза в Белоруссии. // Болезни свиней. / Труды объединенного пленума Ветеринарной секции ВАСХНИЛ и научно-технического совета МСХ СССР.- М.: Сельхозгиз. 1958. - С. 236-239.

60. Горегляд Х.С. Трихинеллез сельскохозяйственных животных и его профилактика. // Минск.-1959. 32с.

61. Горегляд Х.С. Основные направления профилактических мероприятий при трихинеллезе. // Материалы научной конференции Всесоюзного общества гельминтологов. -М. 1967. - 1.- С. 47-54.

62. Горегляд Х.С., Ямщиков П.М. О локализации личинок трихинелл, методах трихинеллоскопии и профилактики трихинеллеза. // Борьба с потерями в животноводстве. / Труды НИВИ. Минск. - 1963. - С. 114-123.

63. Горегляд Х.С., Карасев Н.Ф., Литвинов В.Ф. Трихинеллез млекопитающих в Белоруссии. // Мат. док. 2 Всесоюзной конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. — Вильнюс. 1976. - С. 38-42.

64. Даныиина М.С. Трихинеллез свиней в условиях Молдавской ССР. // Мат. док. к 2 Всесоюзной конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. — Вильнюс. 1976. - С. 43-45.

65. Дзиковский В.Н. Эпизоотическая и эпидемиологическая ситуация по трихинеллезу в Хмельницкой области. // Мат. док. 6 науч. конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. — Киров, М. 1992. - С. 76-77.

66. Исаков С.И., Колоколова JI.M., Верховцева JI.A. Трихинеллез человека и животных в Якутии. // Мат. док. 7 науч. конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. М. - 1996. - С. 31-33.

67. Калюс В.А. Трихинеллез человека. // М. Медгиз. - 1952. - 247с,

68. Каиров И.Х. Природно-очаговые гельминтозы в Каракалпакии. // Вопросы природноочаговых болезней. -Алма-Ата 1973. Вып.6.- С. 131-138.

69. Карасев Н.Ф., Литвинов В.Ф. Эпизоотология трихинеллеза животных Березинского заповедника. // Сборник «Березинский заповедник». — Минск. -Урожай. 1974. - Вып.З. - С. 62-65.

70. Киричек B.C., Абрамов В.Е. Трихинеллез животных. // Ветеринария.-1980. №4. - С. 43-44.

71. Клейн Ю.С., Веденьков А.Л. Трихинеллез человека в синантропных очагах Беларуси на современном этапе. // Мат. док. 6 науч. конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. — Киров, М. 1992. - С. 88-89.

72. Клейн Ю.С., Веденьков А.Л. Трихинеллез человека в Беларуси на современном этапе. // Мат. док. 7 науч. конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. — М. — 1996. — С. 33-36.

73. Колокольцев М.М. Морозоустойчивость личинок трихинелл в мышцах бурого медведя. // Мед. паразит, и параз. болезни. 1988. - №5. - С. 62-63.

74. Козло П.Г., Кучмель С.В., Дунин В.Ф. и др. Животный мир Беларуси. Звери.// Ин-т зоологии Нац. АН Беларуси. -Минск.- 2003. С. 53-57.

75. Комардинов Х.К., Дидковская Л.Ф. Трихинеллез в Таджикистане. // Здравоохранение Таджикистана. 1985. - №: 6 - С.46-49.

76. Косминков Н.Е. Результаты сравнительных исследований на трихинеллез поверхностнолежащих мышц у свиней. // Ветеринария. 1959.-№ 9.-С. 52-54.

77. Косминков Н.Е. Изыскание методов совершенствования трихинеллоскопии. // Канд. дисс. М., ВИГИС, 1962.

78. Кочко Ю.П., Гаевский В.И. Мат. докл. научно-практ. конф. К 60-летию образования госуд. заповеди. «Беловежская пуща» Минск. - 1999. — С. 416.

79. Литвинов В.Ф. Зоонозы диких копытных и хищников Березинского заповедника. // Материалы республиканской научно-практич. конф. по зоонозным болезням. Минск. — 1974. - С. 148-149.

80. Логинов А.В., Гарбуз А.С. Эпизоотическая ситуация по трихинеллезу животных в Брестской области Республики Беларусь // Ветеринарная медицина Беларуси. 2003. - №1. - С. 7-8.

81. Лохманенко В.А. К эпизоотологии трихинеллеза в Могилевской области. //Здравоохранение Белоруссии. 1959. - № 1. - С. 50-52.

82. Лохманенко В.А. О некоторых резервуарах трихинеллезной инвазии в синантропных очагах и о возможности перехода инвазии в природные очаги. // Здравоохранение Белоруссии. 1958. - №5. - С. 35-38.

83. Мачинский А.П. Природная очаговость некоторых гельминтозов в Мордовии. // 10 Всесоюзная конф. по природной очаговости болезней. Тезисы докладов. Душанбе. - Алма-Ата. - 1979. - Кайнар. - С. 199-200.

84. Мачинский А.П., Васильева В.А., Горбов Ю.К. Хозяева трихинелл в Мордовии. // 8 Всеросс. конф. по трихинеллезу. М. - 2000. - С. 115-117.

85. Мельник М.Н., Грицай М.К., Булгаков В.А., Пономарев В.Е., Павловская Т.Н. Причины неравномерного распространения трихинеллеза в Украинской ССР. // Мат. докл. 2 Всесоюзной конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. — 1976. - С. 54-57.

86. Меркушев А.В. О круговороте трихинеллезной инвазии в природе и природных очагах ее. // Мед.паразитология и паразитарные болезни. -1955.-24.-2.- С. 125-130.

87. Мурашов Н.Е., Моренец Т.М., Журба Н.В. Характеристика очагов трихинеллеза в Краснодарском крае. И Мат. докл. 4 Всесоюзной конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Ереван. - 1985. — С. 46-47.

88. Мягков А.С., Алабугина Т.В., Кудрявцев В.В. Ветеринарно-санитарная экспертиза продуктов убоя ластоногих животных. // Ветеринария. 2000. -№8.-С. 55-58.

89. Нагорный С.А. Биология T.spiralis, особенности эпизоотологии трихинеллеза на Северном Кавказе.//Автореф. Дисс.канд.биол.наук.- М. 1989.

90. Ю4.Никитина Н.А. Совершенствование ветеринарно-санитарной экспертизы на трихинеллез. // Мат. док. 7 науч. конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. М. - 1996. - С. 49-51.

91. Одинцова Т.М. Особенности формирования паразитарной системы T.spiralis в ландшафтных зонах Беларуси. // Мат. док. научн. конф.:

92. Гельминтозоонозы меры борьбы и профилактика». - М.- 1994. -С. 113115.

93. Ш.Пашук В.П. О первичном очаге трихинеллезной инвазии. // Сборник науч. Трудов Белорусск. Ин-та эпидемиологии, микробиологии и гигиены. -Минск. 1961.- 4.- С. 281-289.

94. Пашук В.П. Краткие итоги изучения трихинеллеза в Белорусской ССР. // Алма-ата. Наука. - 1966. - С. 27-31.

95. Пашук В.П. Особенности распространения и неоьложные меры борьбы с трихинеллезом в БССР. // Мат. докл. научно-практ. конф. по заболеваниям с природной очаговостью. Минск. - 1957. - С. 86-89.

96. Петров О.Г., Скворцова Ф.К., Бессонов А.С. Восприимчивость домашних свиней к заражению T.pseudospiralis. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». — М. 1999. - С. 121-125.

97. Пебсен Э.А. Материалы по исследованию диких зверей на трихинеллез в Эстонской ССР. // Мат. докл. Всесоюзной конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. — 1972. - С. 39-41.

98. Пенькова Р.А., Серегин И.Г. Диагностика трихинеллеза в продуктах убоя домашних и диких животных. // Ветеринария. 1991. - №2. - С. 60-61.

99. Пенькова Р.А., Ошевская З.А. Трихинеллез в Тульской области. // Мат. 5 Всесоюз. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Новочеркасск.-М.- 1988.-С. 144-148.

100. Ромашов Б.В., Рогов М.В. Особенности распределения личинок трихинелл в различных группах мышц диких хищных млекопитающих. // Мат. док. науч. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». М. - 1999. - С. 263-264.

101. Ромашов В.А., Ромашов Б.В., Неделин В.В. Экологические закономерности функционирования природных очагов трихинеллеза в Центральном Черноземье. // 8 Всероссийская конф. по трихинеллезу. М. -2000.-С. 136-138.

102. Садыхов И.А., Елчуев М.Ш. Ситуация по трихинеллезу в Шеки-Закатальской зоне Азрбайджана. // Мат. док. 7 науч. конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. — М. 1996. - С. 72-73.

103. Сапунов А .Я., Меныиенин В.Я., Щербаха Ю.И. К природной очаговости трихинеллеза на Северном Кавказе. // Мат. док. 4 Всесоюзной конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. Ереван. - 1985. - С. 50-51.

104. Сапунов А.Я. О возможности внутриутробного заражения разными видами (изолятами) трихинелл и передачи их через молоко матери. // Мат. докл. научн. конф.: «Гельминтозоонозы меры борьбы и профилактики». -М.- 1994.-С. 143.

105. Сапунов А.Я. Экспериментальное заражение домашних свиней природными штаммами трихинелл. // Мат. док. 7 науч. конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров. - 1992. - С. 170-172.

106. Сапунов А.Я. К вопросу о возможности передачи трихинелл млекопитающим животным, синантропным птицам и насекомыми трупоедами. // Там же. С. 173-175.

107. Сапунов А.Я. Эпизоотический процесс и очаги трихинеллеза на Северном Кавказе. // Мат. док. 7 науч. конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. М. — 1996. — С. 74-79.

108. Сапунов А.Я. Эпизоотология и эпидемиология трихинеллеза среди домашних и диких животных в Краснодарском крае. // Мат. док. 7 науч. конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров, М. — 1992.-С. 177-179.

109. Сапунов А.Я., Иващенко А.А., Пшеничный А.А., Сапунов В.А. Трихинеллез в условиях города Краснодара. // Мат. док. научн. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями (зоонозы)». М. — 2002.- С. 290-293.

110. Сапунов А.Я., Мурашов Н.Е. Эпидемиологическая ситуация по трихинеллезу в Краснодарском крае. // Мат. док. 7 науч. конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. — М. 1996. — С. 77-79.

111. Сапунов А.Я., Митникова О.А., Якимов Г.В. Распределение личинок трихинелл разных видов в мышцах свиней при экспериментальном заражении. // Мат. док. научн. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями». М. - 1999.- С. 246-248.

112. Сельницын В.Г., Ошевская З.А. Вспышка трихинеллеза в Тульской области со смертельным исходом. // Мат. док. 4 Всесоюзной конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. Ереван. — 1985. - С. 116-118.

113. Сорченкова Е.В. Распространение трихинеллеза среди диких и домашних животных Ненецкого национального округа. // Мат. док. 2 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. — Вильнюс. 1976. — С. 60-63.

114. Степанова Т.Ф., Пекло Г.Н., Филатов В.Г., Скаредников Н.И. Особенности эпидемиологии трихинеллеза в Тюменской области. // Мат. док. 7 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. М. - 1996. -С. 95-98.

115. Серегин И.Г, Косминков Н.Е, Матвийчук В.М, Кунаков А.А. Ветсанэкспертиза и оценка продуктов убоя животных при паразитарных болезнях.// М. МГУПБ. - 2000.- С.71.

116. Симаков В.С, Бритов В.А. К изучению трихинеллеза в Магаданской области. // Мат. док. Всесоюзной конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1972. - С. 41-43.

117. Соколова И.Б., Шайкенов Б.Ш. К сравнительной морфологии видов-двойников трихинелл. // Мат. док. 2 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1976. - С. 95-100.

118. Соколов И.В. Влияние высушивания на жизнеспособность разных видов трихинелл. // Мат. док. 3 Всес. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1981.-С. 211-214.

119. Скрябин К.И. Ветеринарная энциклопедия. // М.- 1975.- т. 5. С. 590-594.

120. Станкявичус В. Трихинеллез в Литве в 1969-1974гг. // Труды АН Лит. ССР. Вильнюс. - 1975. - №4. - С. 69-75.

121. НО.Твердохлебова Т.И., Васерин Ю.И. Яроцкий Л.С. Оценка уровня эндемичности очагов трихинеллеза на Северном Кавказе. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров. - 1992. - С. 192-194.

122. Томашовичева О., Говорка Я. Восприимчивость разных групп птиц к Trichinella pseudospiralis. // В кн.: 3-й международный симпозиум гельм. Инта. Высокие Татры. - 1976. - С.43.

123. Токобаев М.М. О трихинеллезе в Киргизии. // Советское здравоохранение Киргизии. 1969. - №4. — С. 36-36.

124. Успенский А.В. Групповая диагностика трихинеллеза свиней. // Мат. док. 3 Всес. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. — Вильнюс. 1981.-С. 148-150.

125. Успенский А.В. Разработка и внедрение технологических процессов диагностики и профилактики гельминтозоонозов. // Дисс. док. вет. наук. М. 1986.-С.378.

126. Успенский А.В. Некоторые особенности распространения трихинеллеза в России. // 8 Всероссийская конф. по трихинеллезу. М. - 2000. - С. 68-72.

127. Успенский А.В. Особенности эпизоотологии трихинеллеза и совершенствование мер борьбы с ним в современных условиях. // Мат. докл. научн. конф.: «Гельминтозоонозы меры борьбы и профилактики». - М. -1994.-С. 162-163.

128. Успенский А.В., Никитина Н.А. Основные направления международного сотрудничества по трихинеллезу. // Труды ВИГИС. М. - 1996. - Т.32. - С 105-108.

129. Успенский А.В., Шеховцов Н.В. Совершенствование ветеринарно-санитарных мероприятий при трихинеллезе. // Мат. докл. научн. конф.: «Гельминтозоонозы — меры борьбы и профилактики»-М-1994. — С. 163-166.

130. Успенский А.В., Понтюшенко Н.Т. Особенности эпизоотологии трихинеллеза в Мурманской области. // Мат. док. 7 науч. конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. М. - 1996. - С. 107-110.

131. Успенский А.В., Гребенкин А. А., Максимов А. А. Особенности формирования очагов трихинеллеза. // Мат. док. научн. конф.: «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями(зоонозы)».-М.-2002.-С.343-345.

132. Успенский А.В., Бессонов А.С., Шеховцов Н.В., Дзиковский В.Н. Усовершенствование групповой диагностики трихинеллеза. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров. - 1992. -С. 199-201.

133. Ушмаев H.JL, Мурый А.А., Сапунов А.Я. и др. Меры профилактики трихинеллеза в Краснодарском крае. // Ветеринария. 1982. - №4. - С. 39-40.

134. Фигурнов В.А. Бритов В.А., Василинин М.Г. и др. Трихинеллез в районах центрального участка строительства Байкало-Амурской магистрали. // Мат. док. 3 Всес. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. — Вильнюс. 1981.-С. 70-72.

135. Филиппов В.В. Особенности общей эпизоотологии гельминтозов сельскохозяйственных животных. //Вест. с-х. науки.-М.,1984.-№4.-С. 107-115.

136. Хазиева Г.З., Сулейманова Г.Ф., Фазлаев Р.Г., Сагитова А.С. Профилактика трихинеллеза. // Там же. С. 111-114.

137. Хазиева Г.З., Сагитова А.С., Подушкина М.А. Эпизоотология трихинеллеза в Республике Башкортостан. // 8 Всеросс. конф. по трихинеллезу. М. - 2000. - С. 157-159.

138. Чистенко Г.Н., Веденьков A.JI. Проявление эпидемического процесса при трихинеллезе в Беларуси. // Мат. док. 7 науч. конференции по проблеме трихинеллеза человека и животных. М. - 1996. - С. 114-116.

139. Шайкенов Б., Соколова JI.A. О распространении Trichinella pseudospiralis Garkavi, 1972 в природе. // Мат. док. 3 Всес. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1981. - С. 73-74.

140. Шимкунене Б., Бизюлявичус С. К вопросу серодиагностики трихинеллеза человека. // Мат. док. 2 Всес. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. — Вильнюс. — 1976. С. 217-218.

141. Шеховцов Н.В., Успенский А.В., Белозеров С.Н. Сероэпизоотические исследования по трихинеллезу свиней в производственных условиях. // Мат. док. 6 науч. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Киров. -М. - 1992. - С. 219-221.

142. Ямщиков П.М. Мероприятия по предупреждению и оздоровлению трихинеллезных очагов. // Мат. док. Всесоюз. науч. конференции посвящ. 90-летию Казанского Вет.ин-та. Казань. - 1963. - С. 200-201.

143. Ямщиков П.М. Трихинеллез и его предупреждение. Минск.: Урожай. -1967.-С.67.

144. Ятусевич А.И, Карасев Н.Ф, Янченко А.Е. Лабораторная диагностика трихинеллеза животных.//Ветеринарная медицина Беларуси.-2003.-№ 2.-С.14-16.

145. Яхонтов Б.В. К изучению трихинеллеза в Северном Таджикистане. // Мат. док. 3 Всесоюзн. конф. по проблеме трихинеллеза человека и животных. Вильнюс. - 1981. - С. 77-81.

146. Aganovic F., Aganovic J., Haljevac A. Problem zoonoza u SR BIN. // Socijalna med. 1975. - V. 22. - №3. - P. 279-286.

147. Andrews J.R.H., Ainstorth R., Andernethy D. Trichinella pseudospiralis in humans description of a case and its treatment. // Trans. Roy. Soc. Trop. Med. And Hyg. 1994. - V.88. - № 2. - P. 200-203.

148. Barr R. Human trichinosis: Report of four cases, with emphasis on contral nervous system. Involvement and a survey of 500 consecutive autopsies at the Ottawa Civic Hospital. // Canad Med. Assoc. J. 1966. - V.96. - № 18.P. 912-917.

149. Barret-Connor E., Davis C.F., Hamburger R.N/ An epidemic of trichinosis after ingestion of wild pig in Hawaii. // J. Infect Dieseases. 1976. - V.133. - № 4.- P. 473-477.

150. Batteli J., Jouberti V., Marttiti M. Trichinellosis control in Italy: considerations on sampling in imported horses and their meat. // Eight Int. Conf. on Trichinellosis. Italy. - 1993. - P. 13.

151. Biagi F., Robledo T. Estado actual de conocimientos sorbe triguinosis en Mexico. // Wiadom. Parazutol. 1962. - № 6. - P. 585-588.

152. Biziulevicus S., Buraskauskas F., Kairinkstis G. et al. On the ways of trichinosis propagation in Lithuania. // Third Intern Conf. On Trichinellosis. -1972. Miami Beach, USA. - P. 84-85.

153. Bourre P., Badjang B. Biological surveg ferst stade of experimental Trichinellosis in rat. // Proceedings of the seventh Internat. Conf on Trichinellosis. Madrid, Spain. - 1988. - P. 299.

154. Cairns G.C. The occurrence of Trichinella spiralis in New Zeland pigs, rats and cats. // N. Z. Vet. J. 1966. - V. 14. - № 7. P. 84-88.

155. Cabaj W., Pryjalkowski Z. Biological characteristics of Trichinella spiralis and T. pseudospiralis infection in mise. // Acra. Parazitol. Pol. 1978. - V. 32 - № 2. -P. 195-204.

156. Denham D.A. Infections with Trichinella spiralis passing from nother to filial mise pre-andpost-natally. // J. Helminthol. 1966. - V.40. - № 3-4. - P. 291-296.

157. Erkstem M. Trikinos. //Svansk Veterinartidning. -1964.-V.16.- P. 11-17; 39-49.

158. Fay F.H. Experimental transmission of Trichinella spiralis via marine amphipods. // Canad. J. Zool. 1968. - V.46. - № 3. - P. 597-599.181 .Friis L. Trichinosis was this the Frctic Killer. // Wieldlife Rev. (Can). 1974. -V. 7.-№2.-P. 14-15.

159. Forrester F.T., Nelson G.S., Sander G. The First recocd of an outbreak of trichinosis in Africa South of Sahara. // Trans. R . Soc. Trop. Med. Hyg. 1961. — V. 55.- №6.- P. 503-573.

160. Goung E., Whyte J. Trichinosis in wild animals of the Kruger National Park. // J. S. Afr. Vet. Med. Assoc. 1975. - V. 46. - № 3. - P. 233-234.

161. Gretillat S., In II International Conference on Trichinellosis, Wroclaw,. -1969, Abstracts of Papers. Wroclaw, P. 194-195.

162. Hartmanuove В., Choust R. Congenital trichinellosis. // Acta Univ. Agricult. 1968.-V. 37.-P. 93-103.

163. Henriksen S.A., Clausen B. Trichinella spiralis in wild boars (sus scrofa). // Nod Veterinarmed. 1977. - V.27. - № 12.- P. 143-145.

164. Hovorka J. Trichinellosis in Czechoslovakia (1962-1974). // Wiadom. Parazytol. 1975. - V.21. - № 4.5. p. 541-544.

165. Huiinska D. Scanning electron microscopic studies on develop mental adult stades of four Trichinella species. // Angew. Parazytol. -1980.-Bd. 21.- P. 150-158.

166. Horning B. Weitere Trichinen funde in derb Schweiz (1975-1976). // Schweiz. Arch. Tierheilk. 1977. - V. 119. - № 8. - P. 337-339.

167. Hunt Y.R. Trichinella spiralis in dogs and cats. // Parasitol. 1967. - V. 53. -№ 3. - P. 659.

168. Karmi A.L., Faubert G. M. Comparativ analis of mobility and ultractructure of intramuscular larvae of Trichinella spiralis and Trichinella pseudospiralis. // Parasitol. 1980. - V. 67. - № 5. - P. 685-691.

169. Kampelmacher E.N., Ruitenberg E.J., Berkvens J. Onderzoekingen naar het voorkomen van Trichinella spiralis bij de mens in Nederland. // Nederl. Tijdschr. Geneeskunde. 1966.-V. 10.-P. 1962-1929.

170. Knapen F. Comparison of four methods for early detection of experimental Trichinella spiralis ingections in pigs. // Veter. Parasitol. — 1981. V. 9. - № 2. — P.l 17-123.

171. Kozar Z., Warda L. Futher investigations on the incident of Trichinella spiralis in animals in Poland. // Wiad. Parazytol. 1960. - № 4. - P. 310-311.

172. Kullmann E. Festellungen zur Trichinellosis in der freien Wildbann Afchanistans. // Wiadom. Parazytol. 1970. - V. 16 - № 1. - P. 111-116.

173. Lamina J. Report on T. spiralis in Federal Republic of Germany (1975-1976). //Wiad. Parazytol.-1978.-№ 1.-P. 111-112.

174. Lancastre F., Honin R., Campana-Rouget Y. et. Al. Decouverte en France dans la region de Bourgegne — France. Comte d un fouer detrichinose sauvage. // Ann. Parasit. 1973. - V. 48. - № 2. P. 315.

175. Lehmensick R. Einige Daten uber die epidemiologi der Trichinellose in West-Deutshland (Bundesrepublic). // Wiad. Parazytol. 1970. - V. 16. - № 1. -P. 84-89.

176. Martiti M. Trichinellosis control in Italy: considerations on sampling in imported horses and their meat.//Eight Int. Conf. on Trichinellosis. — 1993. Italy. — P. 13.

177. Madsen H. On species of Trichinella. // Abstr., In Fourth. Conf. on Trichinellosis. Poznan, Poland. 1976. - P. 5-6.

178. Neghme A. Trichinellosis in Latin America report for 1976-1978. // Wiad. Parazytol. 1979. - № 5. - P. 586-588.

179. Nelson G.S., Forrester A.T. Trichinosis in Kenia. // Wiad. Parazytol. 1962. -№ 1. — P. 17-28.

180. Nemeseri L. Importance of Trichinellosis in Hyngary. // International Conference on Trichinellosis Wroclaw, June 26-29, 1969. Abstract of Papers: 190-191.204.0debram H. A trichinosis outbreak. // Scand. J. Infekt. Diseases. 1973. - № 5.-P. 293-298.

181. Pavlov P. Trichinellosis in Bulgaria. //Wiadom. Parazytol.-1979.- № 5.-P. 580.

182. Prokopic J. Trichinellosis in Czechoslovakia. // Wiadom. Parazytol. 1962. -№ 1.-P. 31-36.

183. Polidori Y.A., Yramenzi F. Experimental Trichinellosis in horses. // Proceedongs of the sevebth Internat. Cong. Of. Trichinellosis. Madrid., Spain. -1988.-P. 268-274.

184. Puccini V. Rilievi epidemiologici sulla trichinosi in provinces di Foggia: la trichinosi del cane. // Vet. Ital. 1975. - V. 26. - № 9-12. - P. 378-392.

185. Ramisz A., Jarzebski Z. Report on Trichinellosis in pigs in Poland, 1975-1978. // Wiad. Parazytol. 1979. - № 5. - P 599-600.

186. Stewart G.Z. Biological and immunological characteristics of Trichinella pseudospiralis. Parasitology Today, vol.5 no 11, 1989,, 344-349.

187. Thitasut P. Epidemiological study the autbreaks of Trichinellosis in Thailand. // In 3-d Int. Congr. Parasitol. Proc. 1974. Munchen. - V.2. - P. 679.

188. Thorshang K., Roster A. Cited by Steele. // Wildlife Diseases New York. -London. 1976. - P. 565-584.

189. Tiainen O.A. Occurrence of Trichinella spiralis Ow. (Nematoda, Trichinelloidea) in rats at the Helsinki city zoological gardens. // Ann. Zool. Soc. Vanamo. 1966. - V. 3. - № 1.-P.4.

190. Tintareanu J., Smolinski M., Solomon P., et all. Studies on foci of Trichinellosis recorded in Romania during last three years (1969-1972). // In 3 Intern. Conf. on Trichinellosis, Nov 2-4, Miami Beach, USA, 1972. P.92-93.

191. Valtonen M. Trichinellosis in Finland. // Wiadom. Parazytol. 1979. № 5. — P. 591-592.

192. Verling M. Trichinella spiralis in the "pasture type" brown rat (Rattus norvegicus) in Ireland. // Irish. Vet. J. 1972. - V. 26. - № 10. P. 207.

193. Yspensky A.V. Mechanisation of trichinoscopy of pork at meat-packing plant. // Trichinellosis Proc. Of the sixth Jnt. Conf. on Trichinellosis. 1984, Far Hills Jnn. Val Morin Canada. State university of New York Press. - P. 216-223.

194. Zimmermann WJ. The present status of trichinosis in the United States. // Bull. Pathol. 1966. - V. 7. - P. 30-31.

195. Zimmermann W.J. Reproductive potential and muscle distribution of Trichinella spiralis in swine. I I Your. Am. Vet. Med. Ass. 1970. - V. 186. - № 6. -P. 770-774.

196. Zimmermann W.J., Wallize F. Come combattere la trichinosis. // Riv. Swinic. 1972.-V. 13.-№2.-P. 13-17.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.