Этико-политические идеи нидерландского гуманиста Юста Липсия, 1547 - 1606 тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.03, кандидат исторических наук Новикова, Ольга Эдуардовна

  • Новикова, Ольга Эдуардовна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 1999, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.03
  • Количество страниц 319
Новикова, Ольга Эдуардовна. Этико-политические идеи нидерландского гуманиста Юста Липсия, 1547 - 1606: дис. кандидат исторических наук: 07.00.03 - Всеобщая история (соответствующего периода). Москва. 1999. 319 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Новикова, Ольга Эдуардовна

ВВЕДЕНИЕ.I

ИСТОЧНИКИ.

ИСТОРИОГРАФИЯ.

ГЛАВА I. РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПОЗИЦИЯ

ЛИПСИЯ.

§ 1. ИЗМЕНЕНИЯ В РЕЛИГИОЗНО-ЦЕРКОВНОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПОЗИЦИИ ЛИПСИЯ НА ПРОТЯЖЕНИИ ЕГО ЖИЗНИ.

1.1. "Долейденский" период (1547-1578).

1.2. "Лейденский" период (1578-1591) . I!!!!!!!!!!.*!!!! .*

1.3. "Лувенский" период (1592-1606).

§ 2. ЛИПСИЙ И ФАМИЛИЗМ.

2.1. Учение и история "Дома любви".

2.2. Распространение фамилизма и его связь с миром политики. #

2.3. Идеалы наук и искусств и тайные общества.

2.4. Липсий и "Дом любви".

ГЛАВА II. ФИЛОСОФСКАЯ ОСНОВА ПОЛИТИЧЕСКОЙ

СИСТЕМЫ ЛИПСИЯ.юо

§ 1. ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ В ЭТИКО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ ЛИПСИЯ • • • •.

1.1. "Философская теология" Липсия.Ю

1.2. Провидение, Фатум и проблема предопределения.

1.3. Фортуна.

§ 2. ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА. РАЦИОНАЛИЗМ ЛИПСИЯ.П

§ 3. ДОБРОДЕТЕЛЬ И БЛАГОРАЗУМИЕ.

3.1. Добродетель и ее составляющие. Религия и нравственность в общественной и частной жизни .^^

3.2. Благоразумие и История

§ 4. ПРОБЛЕМА "ХРИСТИАНСКОГО СТОИЦИЗМА" В СОЧИНЕНИЯХ

ЛИПСИЯ.

§ 5. ЭТИКА ЧАСТНОГО ЛИЦА. ПРОБЛЕМА ПАТРИОТИЗМА И

ГРАЖДАНСКОГО ДОЛГА.

ГЛАВА III. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ЛИПСИЯ----*.

§ 1. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ ВТОРОЙ

ПОЛОВИНЫ XVI ВЕКА.

§ 2. ФОРМА И СТРУКТУРА ПОЛИТИЧЕСКИХ ТРАКТАТОВ ЛИПСИЯ И ЕЕ. т ЗНАЧЕНИЕ.

2.1. "Политика'^.jgj

2.2. "Политические указания и примеры".J

§ з. липсий о государстве.!.'!!!!! !.*!!!!.!!!!. Л

3.1. Сущность государства • • • •

3.2. Монархия: ее происхождение, цели и преимущества.J

3.3. Принципы и методы управления монархией.

3.4. Аппарат управления государством.

3.4.1. Монарх и специфические средства управления, находящиеся в его руках. Проблема абсолютизма у Липсия

3.4.2. Королевский совет

3.4.3. Администрация.

3.4.4. Судопроизводство.

3.4.5. Налогообложение и цензовый учет.

3.4.6. Цензура.

3.4.7. Организация вооруженных сил.

3.4.8. Место религии в государстве и проблема веротерпимости. Полемика Липсия с Корнхертом.

3.4.9. Угрожающие государству опасности и средства против них а). Причины гибели государств. Порок и Насилие. б). Тайное насилие: заговоры и государственная измена « • • в). Внешние войны.*.» г). Гражданские войны. д). Партийная борьба. е). Мятежи.£ ж). Тирания.

§ 4. ПРОБЛЕМА ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО УЧЕНИЯ ЛИПСИЯ. ПОЛИТИЧЕСКИЙ НЕОСТОИЦИЗМ, ТАЦИТИЗМ ИЛИ

АНТИМАКИАВЕЛЛИЗМ?.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Этико-политические идеи нидерландского гуманиста Юста Липсия, 1547 - 1606»

Юст Липсий (1547-1606) известен как выдающийся филолог, историк, автор философских и политических работ, имевших общеевропейское значение. Уроженец Южных Нидерландов, он был свидетелем драматичных событий в истории своей родины: религиозного раскола в обществе, борьбы за независимость от Испании, кровавого террора герцога Альбы, гражданской войны и т.д. Все эти события сказались на судьбе ученого, искавшего прежде всего нормальных условий для научной работы: они заставляли его переезжать с места на место, неоднократно менять конфессию и политическую ориентацию.

Получив образование в иезуитской коллегии в Кельне и в Лувенском университете, Липсий в течение двух лет (1568-70) пробыл в Риме в качестве секретаря кардинала Гранвеллы. По возвращении из Италии, он завершил учебу в Лувене, но тяжелая ситуация в стране вынудила его искать подходящего места сначала при дворе Максимилиана II в Вене (1572), а затем в Иенском лютеранском университете, где Липсий преподавал в 1572-74 гг. Когда после отзыва Альбы из Нидерландов новый наместник объявил "всеобщую амнистию", Липсий вернулся на родину, но пробыл здесь лишь три года. В 1578 г. он отправился в Голландию, где стал профессором недавно основанного кальвинистсткого Лейденского университета. В Лейдене ученый написал свои самые популярные произведения: философский трактат "О Постоянстве" и "Политику". В 1591 г. он покинул Северные Нидерланды, находившиеся в тяжелой политической ситуации, и в 1592 г. вернулся в Лувен, где оставался до конца жизни.

Эпоха, в которую жил и работал Липсий, была сложной не только для его страны, но и для Европы в целом. Реформация и Контрреформация необратимым образом разрушили религиозное единство западного мира, породили внутренний раскол во многих странах и жестокие религиозные войны. Существенные сдвиги происходили в политической жизни: укреплялись абсолютистские режимы, изменялись отношения между государствами. Одной из центральных проблем времени стали взаимоотношения государства и находящихся в его рамках различных конфессиональных общностей. Складывались различные системы 2 взглядов, соответствовавшие новой религиозной и политической ситуации. Политическая мысль конца XVI - начала XVII вв. пыталась дать адекватный для сложившихся условий ответ на вопросы о происхождении, сущности и наилучшей форме государства, принципах и методах управления, о сопротивлении тирании, границах религиозной терпимости и т.д. По-новому ставились и проблемы этики, в том числе политической, обсуждавшей обязанности монарха и подданных. Эти и многие другие вопросы нашли отражение в творчестве Липсия.

Нидерландский гуманист1 был одним из тех людей своей эпохи, кто вырабатывал на теоретическом уровне новые принципы политического сознания, сыгравшие важную роль в период перехода к Новому времени. Он сумел создать особую этико-политическую систему, последовательно рассматривавшую взаимосвязь фундаментальных основ государственной жизни и конкретной политической практики. Эта система, апеллировавшая к конфессионально и партийно нейтральному наследию античности, пользовалась огромным уважением в XVI - XVII вв. И если еще в первой половине XX в. исследователи считали "Политику" Липсия, составленную на основе цитат из античных авторов, неким литературным монстром и в недоумении останавливались перед фактом ее популярности, то в последние десятилетия все чаще делаются попытки понять сущность этико-политической системы Липсия и причины устойчивого интереса к ней в XVI - XVII вв. Значение Липсия для развития политической мысли оценивается ныне столь высоко, что его даже называют теоретиком военизированного государства Нового времени или предшественником современного "политического глобализма". Интерпретации этико-политической доктрины гуманиста весьма разнообразны и охватывают различные ее стороны: неостоицизм, тацитизм, государственный интерес и т.д. Уже само многообразие, а подчас и полярность трактовок этико-политической теории гуманиста свидетельствуют о ее сложной сущности и необходимости ее дальнейшего

1 В зарубежной науке распространено представление о поздней фазе гуманизма, связанной с его развитием в эпоху Реформации и Кошрреформации. Основными признаками гуманистической активности считаются в этой связи занятия классической филологией, приверженность к латыни как языку науки и культуры и т.д. Специфика гуманистической идеологии Италии XV в., как и эразмианство, рассматривается в рамках данного подхода лишь как традиция, с которой поздний гуманизм сохраняет определенную преемственность в новых условиях. В настоящей диссертации 3 изучения. В то же время в отечественной историографии уровень представлений о Липсии и его значении пока не соответствует достижениям современной науки. Т.о., специальное исследование, посвященное Липсию, и прежде всего, его этико-политической системе, представляется актуальной научной задачей.

Целью настоящей диссертации является попытка дать этико-политической системе Липсия интерпретацию, которая бы учитывала основные проблемы, поставленные в этой связи в историографии. В исследовании выдвинуты следующие конкретные задачи:

- Последовательно рассмотреть религиозно-политическую позицию Липсия и изменения в ней на разных этапах его жизни, связав эту позицию, в частности, с конкретной интеллектуальной средой (в том числе с сектой фамилистов), к которой принадлежал гуманист; попытаться дать общую характеристику этой среды.

- Осветить общефилософскую основу политической системы Липсия; дать в этой связи интерпретацию специфики его стоицизма.

- Рассмотреть форму и структуру политических трактатов Липсия в их взаимосвязи с основными идеями этих произведений и с задачами Липсия; попытаться раскрыть стратегию авторского воздействия на читателя.

- Представить анализ содержания политической доктрины Липсия в связи с такими проблемами как общие принципы гражданской жизни, сущность государства, происхождение, цели и преимущества монархии, принципы и методы управления, практическая организация управленческого аппарата, вооруженных сил и т.д., место религии в государстве и отношение к веротерпимости, меры по предотвращению и ликвидации государственных кризисов (связанных с внешними и гражданскими войнами, мятежами, тиранией и т.д.).

- Проанализировать основные интерпретации политического учения Липсия ("политический неостоицизм", "тацитизм", макиавеллизм, антимакиавеллизм).

- Дать общую оценку этико-политической системы Липсия. мы принимаем концепцию позднего гуманизма и, в соответствии с общепринятой в зарубежной историографии точкой зрения, рассматриваем Липсия как его представителя. 4

В научной литературе на сегодняшний день отсутствуют исследования, в которых поэтапно прослеживалась бы "религиозно-политическая биография" (да и просто полная биография) Липсия. Последовательный анализ взаимосвязи формы и структуры политических трактатов Липсия с их содержанием также не становился предметом специальных исследований. Освещение всех этих вопросов является, на наш взгляд, актуальной научной задачей. Ее решение требует привлечения широкого круга источников и новейшей литературы. 5

ИСТОЧНИКИ1

Произведения Липсия, послужившие источниками настоящей диссертации, включают в себя как его политические сочинения, так и философские, исторические, филологические работы, обширную переписку гуманиста.

Основным источником по этико-политическим взглядам Липсия, находящимся, соответственно, в центре нашего исследования, является его трактат "Политика" (Politicorum sive civilis doctrinae libri sex) (1589 г.)2. Это произведение уже при жизни автора было переведено на многие языки и только до середины XVII в. выдержало 96 изданий (лишь во Франции Генриха IV в 1590-1613 гг. вышло в свет 11 изданий книги во французском переводе)3. Рассмотрим сначала форму и общую канву "Политики".

Как и многие трактаты того времени, посвященные монархии, "Политика" продолжает средневековую традицию "зерцал государя" в новых социально-политических условиях. Книга обладает своеобразной формой: четкая структура сочетается в ней с жанром центона4, представлявшим новшество для политического трактата. Произведение включает в себя более 2000 цитат из античных историков, философов и поэтов, причем около четверти всех цитат взято Липсием из сочинений Тацита. Цитаты составляют большую часть трактата. Связанные между собой словами самого Липсия, они становятся частью его текста. Вместе с тем, ученый всегда выделяет цитаты курсивом и указывает

1 В данном разделе мы ограничимся общим обзором источников настоящего исследования. При необходимости более детальные характеристики произведений Липсия и других источников приведены в разном контексте в основной части работы.

2 Нами были использованы оба существующих варианта "Политики": первоначальный (1589 г.) и переработаннный в соответствии с требованиями католической цензуры (1596 г.). Все позднейшие издания трактата восходят к одному из них (в протестантских государствах переиздавали в основном текст образца 1589 г., в католических - 1596 г.).

3 О различных изданиях сочинений Липсия см.: F. Valider Haeghen, Bibliographie Lipsienne. Oeuvres de Juste Lipse (Gand, 1886-1888), 3 vols.; G. Oestreich, 'The European Echo': Id., Neostoicism and the Early Modem State (Cambridge, 1982), pp. 90-117. О 96 изданиях "Политики" упоминает А.Корон (A. Coron, Les "Politicorum, sive civilis doctrinae, libri sex" de Juste Lipse. Édition critique du livre IV. École nationale de chartes. Positions des thèses soutenues par les élèves de la promotion de 1974 pour obtenir le diplôme d'archiviste paléographe. Ces thèses seront soutenues le 2 mars 1974 et jours suivants (Paris, 1974), p. 57).

4 Центон (греч.: платье или одеяло, сшитое из лоскутьев) - литературное произведение (обычно поэтическое), составленное из отрывков, взятых у различных авторов. 6 на полях справа их источник. Двойной межстрочный интервал между цитатами не позволяет им сливаться друг с другом. Авторские комментарии на полях слева от основного текста призваны пояснять теоретические построения Липсия и смысл используемых им цитат. Эти маргиналии нередко выстраиваются в самостоятельный последовательный текст, который необходимо постоянно сопоставлять с текстом основным.

Политика" состоит из шести частей или "книг". Первая книга трактата посвящена общим философским основам политической концепции Липсия. Здесь дается определение понятию "гражданская жизнь" и выделяются ее руководящие начала. Гуманист разъясняет характер важных для его политической этики понятий: Добродетели и Благоразумия, Благочестия, Честности и т.д.

Во второй книге автор переходит к вопросу о формах государственного правления, обосновывает преимущества монархии и указывает на общественное благо как ее цель. Особо он останавливается на специфических добродетелях государя.

В третьей книге Липсий говорит об обязательных качествах и задачах монарха, его советников, принципах работы Королевского совета, рассматривает особенности государственной и дворцовой администрации, правила подбора должностных лиц, требования к ним и проч.

Четвертая часть трактата посвящена сфере гражданского управления. Липсий разбирает вопрос, почему в одном государстве должна существовать лишь одна религия, говорит о ее общественных функциях. Липсий исследует причины гибели государств и показывает, как избежать этого с помощью правильной политики монарха в области судопроизводства, налогообложения, контроля над нравами и т.д. Завершается четвертая книга детальным рассмотрением вопроса о допустимости в политике отхода от требований общепринятой морали, прежде всего об использовании обмана и хитрости в интересах государства.

В пятой книге трактата освещаются цели внешних войн, критерии их справедливости. Липсий говорит здесь о наилучшей организации вооруженных сил, разбирает обязанности солдат и военачальников, принципы военной стратегии и тактики. 7

Последняя книга "Политики" повествует о войнах гражданских и об их причинах: партийной борьбе, мятежах, тирании. Освещается вопрос о допустимости тираноубийства.

Т.о., содержание трактата охватывает основные проблемы политической мысли той эпохи. Особенно важно, что Липсий рассматривает их в рамках целостной теоретической системы. В настоящей диссертации на основании "Политики" исследуются прежде всего следующие ключевые для политической концепции Липсия проблемы: руководящие начала гражданской жизни и то, как они должны раскрываться в монархическом государстве; происхождение, цели и преимущества монархии; принципы и методы управления монархией, аппарат управления государством и организация вооруженных сил; место религии в государстве и вопрос о веротерпимости; причины кризисов государства (связанные, в том числе, с внешними и гражданскими войнами, мятежами и тиранией), средства их предотвращения и выхода из них.

Липсий снабдил "Политику" сборником "Кратких замечаний" (Ad libros Politicorum Breves Notae) - своего рода вынесенным в приложение комментарием, содержащим дополнительные примеры из истории и новые цитаты в подтверждение изложенных в "Политике" идей. Эти комментарии охватывают в издании 1589 г. книги I - III трактата, а в издании 1596 г. также две первых главы четвертой книги. "Краткие замечания" использовались нами как один из дополнительных источников, позволяющий, в частности, дополнить наши представления об отношении Липсия к значению истории для государственной мудрости, о его взгляде на достоинства различных историков: как древних, так и современных ему.

В 1590 г. голландский гуманист Дирк Корнхерт выпустил против "Политики" (точнее, против нескольких глав ее четвертой части) памфлет, обвиняя Липсия в религиозной нетерпимости и защите инквизиторских методов борьбы с ересью. В том же году Липсий ответил на этот выпад полемическим сочинением "Об одной религии" (De Una Religione), где отстаивал свои взгляды на проблему веротерпимости и место религии в государстве. Оба эти памфлета будут использованы нами в качестве дополнительных источников, поскольку помогают прояснить отношение Липсия к религиозному культу и свободе совести. 8

Из "политических" сочинений Липсия нами использовалась также его "Небольшая речь перед государями" (Dissertatiuncula apud Principes) - лекция, произнесенная перед четой эрцгерцогов Альбрехта и Изабеллы по случаю их коронации в качестве правителей испанских Нидерландов (ноябрь 1599 г.) и посвященная вопросу об обязанностях монарха. К данной лекции мы обращались прежде всего в связи с вопросом о политической позиции Липсия после его возвращения из Лейдена в католические Нидерланды.

После возвращения в католицизм Липсий был вынужден пересмотреть в соответствии с требованиями цензуры свои сочинения, занесенные в "Индекс запрещенных книг". Он внес некоторые поправки в "Политику", "Краткие замечания" к ней и в книгу "Об одной религии". Издание этих сочинений образца 1596 г. миновало римский "Индекс" (впрочем, уже в 1604 г. все они появились в "Индексе" испанском). К поправкам, внесенным Липсием в указанные произведения, мы неоднократно обращались в ходе нашего исследования, поскольку они позволяют ставить вопрос об отдельных модификациях в политической доктрине Липсия и о причинах таких модификаций.

Уже в 1595 г. Липсий занялся подготовкой нового политического произведения, которое формально должно было послужить пояснением к "Политике". Так появился второй политический трактат Липсия - "Политические указания и примеры" (Mónita et Exempla política) (1605 г.). Его содержание в общих чертах следует логике и положениям первых двух книг "Политики", посвященных основам государственной жизни, преимуществам монархии и добродетелям правителя. Новый трактат построен по иному принципу, нежели "Политика": положения Липсия иллюстрируют здесь примеры из древней, средневековой и современной ему истории. Проблематика нового трактата значительно уже, чем проблематика "Политики". К тому же, он не предлагает читателю целостной политической системы. В этой связи "Указания и примеры" представляют значительно меньший интерес для исследования политических идей Липсия, чем его более ранний трактат. Для нас важно, однако, что ряд положений "Политики" в "Указаниях и примерах" модифицирован или снят. Это позволяет нам ставить вопрос об изменениях политических воззрений ученого и о сущности этих изменений. 9

Итак, в настоящей диссертации использованы все сочинения Липсия, посвященные политической проблематике, причем, основным источником в этой связи является его "Политика".

Важнейшую роль в политических произведениях Липсия играет этика. Более того, политические построения гуманиста имеют под собой конкретную общефилософскую базу. Ввиду важности этой проблемы в настоящей диссертации была предпринята попытка рассмотреть общефилософскую основу политической системы Липсия в рамках отдельной главы. Данная задача требовала обращения не только к политическим, но и к философским работам гуманиста. Особый интерес представлял в этой связи неостоический трактат "О Постоянстве в дни общественных бедствий" ('Т)е Сог^агШа т риЬНшэ таИв")5 (1584 г.), одна из самых знаменитых работ Липсия, выдержавшая до XVIII в. 86 изданий.6 Книга написана в форме диалога, происходящего в 1572 г. в Льеже, где Липсий останавливается у каноника Карла Лангиуса по дороге из Нидерландов в Вену. В уста давно умершего Лангиуса Липсий вкладывает изложение стоических взглядов на мир и человека.

Миросозерцание и добродетели стоиков преподносятся в трактате как внутренняя опора человека среди войн, раздоров, тирании: не случайно диалог Липсия и Лангиуса разворачивается на фоне событий Варфоломеевской ночи и террора Альбы в Нидерландах. "Я искал утешения против общественных зол: кто делал это до меня?"7 - так формулирует Липсий оригинальность своего философского дискурса. Соответственно, он уделяет большое внимание общественно-политическому аспекту этики, определяя, в частности, свое отношение к патриотизму и общественной деятельности. Трактат "О Постоянстве" широко привлекался нами к исследованию онтологических и

5 Уже само название книги перекликается с трактатом Сенеки "О Постоянстве мудрого" ("De Constantia sapientis"), написанным в форме диалога с его молодым другом и родственником Аннеем Сереном, которому Сенека разъясняет положения стоиков относительно бесстрастия мудреца, дает его определение как человека, неуязвимого для волнений, оскорблений, несправедливостей и т.д.

6 Нами были использованы первое издание трактата (1584 г.), а также издание образца 1585 г., содержавшего новое предисловие, авторские дополнения и изменения в тексте в ответ на критику первоначального варианта книги.

7 "Solatia malis publicis quaesivi. quis ante me?" ('Ad lectorem, de consilio meo scriptionis et fine', Const).

10 антропологических принципов, имеющих важное значение и для политической системы Липсия.

В меньшей степени из философских работ гуманиста нами использовались "Введение в стоическую философию" (Manuductio ad Stoicam Philosophiam) и "Физика стоиков" (Physiologia Stoicorum), изданные Липсием в 1604 г. Научное исследование доктрины стоиков сочетается в данных трактатах с апологией стоицизма как практической философии, причем, философии, совместимой с христианством. Эти работы представляют для нас интерес преимущественно в связи с вопросом о соотношении стоицизма Липсия с христианством.

Политические рецепты для современности гуманист обильно черпал из прошлого, прежде всего из опыта Римской империи. Поэтому в отдельных случаях мы обращались в нашем исследовании и к историческим сочинениям Липсия. Так, высказанные в "Политике" идеи об организации военного дела мы сопоставляли с проблематикой историко-антикварных исследований Липсия "О римской армии" (De Militia Romana) и "Об орудиях, снарядах и оружии" (Polyorceticon, sive de machinis, tormentis et telis) (1596 г.). Обсуждая представления Липсия о религии и благочестии, мы обращались и к его трактату "Удивительное или о римском величии" (Admiranda, sive de Magnitudine Romana) (1598 г.), ставившему вопрос о благочестии древних римлян как одной из причин их могущества.

Другими дополнительными источниками нашего исследования послужили филологические работы гуманиста. Так, его издания Тацита (1574 г.) и Сенеки (1605 г.) использовались нами при анализе "тацитизма" и стоицизма Липсия. Привлекались к исследованию также речи ученого, произнесенные им в пору преподавания в лютеранском университете Йены (1572-74 гг.). Эти речи, связанные с различными событиями (инаугурацией Липсия, похоронами курфюрста Иоганна Вильгельма, открытием цикла лекций Липсия по Тациту и Цицерону и т.д.) использованы нами как источник, освещающий религиозно-политическую позицию, которую гуманист занимал в тот период. Рассуждение Липсия в одной из данных речей об актуальности Тацита как политического автора во второй половине XVI в. важно для понимания политических идей гуманиста, его "тацитизма".

11

Важнейшим источником по биографии и религиозно-политической позиции Липсия является его обширная переписка. Среди более чем 600 корреспондентов гуманиста были известные ученые и писатели, государственные и церковные деятели: Монтень и Гроций, Скалигер и Казобон, Ортелиус и Кемден, Филип Сидни и Франсуа Отман, Корнхерт и Марникс, Чезаре Баронио и Беллармин, Гранвелла и Федерико Борромео, Камерарий и папа Павел V, Бредероде и Мориц Нассауский, эрцгерцог Альбрехт и Филипп III, и многие другие. Эпистолярное наследие Липсия огромно: на сегодняшний день известно свыше 4300 писем, автором или адресатом которых был Липсий.8 Следуя гуманистической традиции, ученый публиковал свою корреспонденцию, хотя, разумеется, не всю. Ее современное критическое издание, построенное по хронологическому принципу, еще далеко не завершено.

Ученый не только готовил к публикации свою переписку (первое такое издание появилось в 1586 г.), но и написал особый трактат о принципах эпистолярного искусства. В нем Липсий выделял три типа писем в соответствии с их содержанием: письма на "серьезные", "ученые" и "домашние" темы ([materies] Seria, Docta, Familiaris)9. К серьезным предметам Липсий относил, в числе прочего, "сообщения, рассуждения и обсуждения в отношении государственных дел, армии, мира и т.п."10. Среди предметов ученых он называл литературные, философские и теологические сюжеты.11 В настоящей диссертации непосредственно использовано более 120 писем Липсия, причем нам приходится обращаться ко всем типам писем, упомянутым гуманистом.

В форме письма к Иоханну Воверию, одному из друзей и учеников Липсия, составлена и его автобиография (1 октября 1600 г.). Это сочинение, интересное не только имеющимися в нем данными, но самим их подбором и

8 Такую цифру называли в 1968 г. специалисты по переписке Липсия А.Херло и Х.Ферфлиг (GVi, pp. 5-7). Ж. де Ландтсхейр, крупнейший знаток корреспонденции Липсия, издавшая и подготовившая к изданию несколько томов его переписки, в своей недавней статье об эпистолярном наследии гуманиста говорит о том, что в последние десятилетия обнаружено много прежде неизвестных писем и вариантов писем Липсия (Landtsheer, J. De, 'From Ultima Thüle to Finisterra: Surfing on the Wide Web of Justus Lipsius' Correspondence', Lipsius in Leiden. Studies in the Life and Works of a great Humanist on the occasion of his 450th anniversary. Eds. K. Enenkel & Ch. Heesakkers (Leiden, 1997), p. 62).

9 J. Lipsius, Epistdlica Institutio, cap. V: Id., Principles of Letter-Writing. A Bilingual Text o/Justi Lipsi Epistolica Institutio. Eds. R.V. Young, M. Thomas Hester (Carbondale - Edwardsville, 1996).

10 "Narrationes, Dissertiones, Deliberationes, de statu rerum, de militia, de pace et his talibus" (Ibid.).

11 Ibid.

12 интерпретацией, широко использовалось в настоящей диссертации в связи с проблемами религиозно-политической биографии Липсия.

К особой группе наших источников относятся произведения древних авторов. Гуманист словно находится в постоянном диалоге с античными философами, историками и поэтами. На этом диалоге, когда Липсий обращается к античности за советом для своей эпохи, и построена, собственно говоря, "Политика". В качестве источника идей и рабочего материала для нее гуманист активно использует сочинения десятков античных авторов. От исследователя трактата требуется, т.о., обращение к источникам Липсия, в том числе, сверение цитат, выявление контекста, из которого они взяты и т.д. Это позволяет лучше понять характер использования древних авторов в "Политике" и их воздействия на мысль ученого. Особенно часто нам приходилось обращаться к произведениям Тацита и Сенеки (их влияние на Липсия является важной дискуссионной проблемой), а также Цицерона, Аристотеля, Саллюстия, Плиния Младшего и т.д.

Липсий был прекрасно знаком также с произведениями современных ему (в широком смысле) авторов, в том числе с политическими сочинениями Макиавелли, Гвиччардини, Бодена и т.д. Их работы привлекались нами к исследованию наряду с другими известными и неизвестными Липсию философскими, религиозными и т.д. произведениями его современников, а также некоторых более поздних авторов, у которых можно проследить влияние этико-политической концепции Липсия или разработку сходных идей (Алтузий, Гроций, Спиноза и т.д.). Нами использованы памфлет Корнхерта против "Политики", различные полемические и апологетические сочинения (Сагиттариус, Скрибани, Мирэус и т.д.), вышедшие в свет после смерти Липсия и трактующие в том или ином ключе о его религиозно-политической позиции, переписка его современников, затрагивающая те же проблемы.

В различном контексте нам приходилось обращаться к историческим сочинениям авторов конца ХУ1-ХУ11 вв. об этой эпохе, документам по истории Лейденского университета, индексам запрещенных книг, памфлетам и проч.

Рассматривая круг интеллектуалов, к которому принадлежал Липсий, мы использовали переписку гуманистов, данные их "дружеских альбомов", литературу, связанную с сектой "Дом любви" (Липсий был близок к этому

13 движению), эмблематические сборники, изобразительные источники (например, наполненные политическим и философским символизмом произведения художников из круга друзей Липсия) и проч.

Следует отметить, что современные критические издания сочинений Липсия (за исключением его "Менипповой сатиры" и "Руководства по написанию писем"), до сих пор отсутствуют. Соответственно, большинство использованных нами произведений Липсия представляют собой старопечатные издания, хранящиеся в московских библиотеках (среди них наиболее крупные - свыше 60 экземпляров в каждом - собрания книг Липсия находятся в РГБ и библиотеке МГУ), библиотеке Лейденского университета, а также в частных собраниях в Нидерландах. Рукописные материалы почти не были использованы в диссертации (исключение составляют неопубликованные рукописи первой половины XVIII в. с переводом трактата Липсия "Политические указания и примеры" на русский язык, хранящиеся в рукописных отделах РГБ и РНБ (СПб.)).

Разнообразие привлекаемых к исследованию источников отвечает, как нам кажется, задачам настоящей работы: рассмотрению практической позиции Липсия в религиозно-политических вопросах, ее связи с конкретной исторической обстановкой и интеллектуальной средой, анализу этико-политической системы гуманиста в контексте различных идейных течений.

14

ИСТОРИОГРАФИЯ1

В настоящее время Юста Лнпсия не только по праву считают величайшим гуманистом Нидерландов после Эразма, но и называют наиболее влиятельным европейским философом своего времени2. Блестящий филолог, Липсий распространил свой гуманистически-филологический подход на области философской и политической мысли. Подобный подход, соответствовавший потребностям и вкусам конца ХУ1-ХУ11 вв., высоко ценился в ту эпоху3. Позднее же, в "век Разума", он стал препятствием для адекватной оценки философского и политического наследия ученого. Липсия продолжали ценить как филолога, но понадобилось немало десятилетий, чтобы заново открыть его как философа и политического теоретика.

Вопрос о вкладе Липсия в европейскую культуру был поставлен в середине XIX в., когда развивалось культурно-историческое направление в науке. Борьба с клерикализмом и утверждение индивидуалистических идеалов стимулировали интерес к эпохе Возрождения: результатом этого стали, в частности, классические работы Ж.Мишле (1856 г.) и Я.Буркхардта (1868 г.) о Ренессансе. Французский исследователь Ш.Низар в монографии "Литературный триумвират XVI века: Юст Липсий, Жозеф Скалигер и Исаак Казобон" (1852 г.) ставил вопрос об интеллектуальной жизни в век Реформации и Контрреформации, когда гуманизм постепенно терял собственное идейное содержание. По мнению автора, в литературе первой половины XVI в. главенствовал "триумвират" Эразма, Меланхтона и Камерария, место которых во второй половине столетия заступили Липсий, Скалигер и Казобон, причем, "в их время ученость, по мере того, как возрастала ее рафинированность, становилась

1 Собственно этико-политической мысли Липсия посвящено сравнительно немного исследований. Их анализ и конкретная полемика с ними по ряду вопросов занимает важное место в основном тексте диссертации, поэтому в данном разделе представлялось целесообразным дать более общий обзор литературы о Липсии, показать развитие интереса к нему как автору философских и политических работ, сопоставив его с интересом к Липсию-филологу и т.д.

2 J.I. Israel, The Dutch Republic: Its Rise; Greatness and Fall 1477-1806 (Oxford, 1995), p. 411.

3 Работы XVI-XVTI вв., посвященные Липсию (прежде всего конфессионально окрашенные полемические сочинения его младших современников), рассмотрены в первой главе диссертации, поэтому обзор историографии мы предпочитаем начать с XIX в.

15 все более педантичной"4. Именно таким рафинированным ученым Ш.Низар считал Липсия и уделял большое внимание его филологическим заслугам и литературному стилю. Исследователь признавал также если не значимость, то некоторую оригинальность трактата "Бе Сопэгапйа", но о "Политике" отзывается как о бестолковой и совершенно неоригинальной компиляции из Аристотеля, Тацита, Цицерона и прочих писателей, цитаты из которых едва связаны между собой5.

Исследование ШНизара способствовало увеличению интереса к Липсию6, однако оценка его политической теории оставалась весьма низкой. Так, немецкий историк Р. фон Моль поражался, что "Политика" "пользовалась в свое время совершенно непонятным для нас сейчас уважением". Исследователь не находил объяснения тому, что ее так часто переиздавали, переводили и комментировали. По его словам, это лишь жалкая школьная работа, состоящая из обрывочных и бессвязных фрагментов классической прозы и поэзии, кое-как формально скрепленных редкими словами автора, совершенно непоследовательная и лишенная своеобразия7. Подобное отношение к трактату Липсия сохранялось еще долго и воспроизводилось порой даже во второй половине XX в.8

4 Ch. Nisard, Le triumvirat littéraire au XVIe siècle, Juste Lipse, Joseph Scaliger et Isaac Casaubon (Paris, 1852), p. 526.

5 Ibid, p. 71.

6 Из работ XIX в., посвященных Липсию, следует отметить источниковедческие и биографические исследования бельгийских и нидерландских авторов: G.H.M. Delprat, Lettres inédites de Juste Lipse concernant ses relations avec les hommes d'état des Provinces-Unies des Pays-Bas, principalement pendant les années 1580-1597 (Amsterdam, 1858); L. Galesloot, Particularités sur la vie de Juste Lipse (Bruges, 1877); F. Vander Haeghen, Op. cit.-, P. Bergmans, 'L'autobiographie de Juste Lipse avec une traduction française et des notes', Messager des Sciences Historiques de Belgique, 63 (Gand, 1889); L. Roersch, 'Juste Lipse', BN, 12 (1892/93).

7 R. von Mohl, Die Geschichte und Literatur der Staatswissenschaften (Erlangen, 1858), V. 3, ss. 38384.

8 Вильгельм Дильтей, на рубеже XX в. одним из первых указавший на важность неостоицизма (и, в частности, наследия Липсия) для духовной жизни XVII в., еще не ставил политической этики Липсия во взаимосвязь с его философскими воззрениями и пренебрежительно отзывался о "Политике" как о "широко читаемом, но совершенно незначительном политическом сочинении" (W. Dilthey, Weltanschauung und Analyse des Menschen seit Renaissance und Reformation: Id., Gesammelte Schriften, Bd. II (Stuttgart - Gôttingen, 1957), s. 269). Более полувека спустя Дж.Л.Саундерс, автор известной монографии о неостоических работах Липсия (1955 г.), вновь лишь воспроизводит взгляд на "Политику" как компиляцию из сочинений Аристотеля, Тацита и Цицерона, добавляя, что целью ее было "проиллюстрировать различные теории правления и здравой политической процедуры" (J.L. Saunders, Justus Lipsius. The Philosophy of Renaissance Stoicism (N.Y., 1955), pp. 30, 27) (в действительности, как мы знаем, трактат посвящен отнюдь не "различным теориям правления"). К.Шеллхазе (1976 г.), рассматривавший наследие Липсия в связи с феноменом "тацитизма", в том числе, "политического", продолжает видеть в "Политике" "ученость ради одной учености" (К.С. Schellhase, Tacitus in Renaissance Political Thought (Chicago - London, 1976), p. 196).

16

Тем не менее, интерес к политическим взглядам Липсия прослеживается уже в XIX в9. В 1860 г. французский исследователь П.Жане, в целом отказывавший "Политике" в оригинальности, находил в ней смягченный ю макиавеллизм, предлагая, тем самым, некую интерпретацию этого сочинения . Развитие подобной точки зрения можно найти уже в следующем веке в известном труде Ф.Майнеке, посвященном идеям государственного интереса (1924 г.). Ф.Майнеке относит Липсия к умеренно макиавеллистскому направлению и называет "Политику" полезным собранием материалов античных мыслителей относительно государственного интереса, но полагает, что специального анализа этот трактат не заслуживает11. В целом, в первой половине XX в. политическая система Липсия не привлекала особого внимания исследователей12.

С начала XX в. развивается интерес к неостоицизму и к философским идеям Липсия, в частности. Широкое распространение получил в научной литературе взгляд на Липсия как на обновителя Стой, пытавшегося примирить стоическую философию с христианством13. "Ренессансному стоицизму" ученого посвящено исследование ДжЛ.Саундерса (1955 г.) - одна из немногих монографий о гуманисте, содержащая обширный биографический очерк и анализ трактатов "Введение в стоическую философию" и "Физика стоиков"14. Своеобразие философской позиции Липсия исследователь видел в попытке

9 Например, в работе Э.Амьель, хотя исследовательница еще не рассматривает политические идеи Липсия как систему и дает им в целом негативную характеристику (Е. Amiel, Un publiciste du XVIe siècle. Juste Lipse (Paris, 1884)).

10 P. Janet, Histoire de la science politique dans ses rapports avec la morale (Paris, 1860), Vol. 2, pp. 561-64.

11 F. Meineke, Die Idee der Staatsräson in der neueren Geschichte (München, 1924), s. 248.

12 Этот факт зафиксировала, в частности, посвященная гуманисту статья в "Encyclopaedia Britannica" (1956 г.). Лучшей работой Липсия в ней названо издание Тацита (к тому времени появились специальные исследования о Липсии как издателе Тацита, подчеркивавшие образцовый характер филологического метода ученого (J. Ruysschaert, Juste Lipse et les annales de Tacite. Une méthode de critique textuelle au XVIe siècle (Louvain, 1949); C.O. Brink, 'Justus Lipsius and the Text of Tacitus', Journal of Roman Studies, 41 (1951)). "Политика" же упомянута как сочинение, в котором Липсий высказывал "свои реакционные взгляды на веротерпимость" (Encyclopaedia Britannica. Vol. 14 (1956), pp. 171-73). В 1955 г. подобную точку зрения высказывал Ж.Леклер в своей известной работе о веротерпимости (J. Lecler, Toleration and the Reformation (N.Y., 1960), vol. 2, pp. 282-85).

13 A. Steuer, Die Philosophie des Justus Lipsius (Münster, 1901); L. Zanta, La Renaissance du Stoïcisme au XVI siècle (Paris, 1914); В. Anderton, 'A Stoic of Louvain', Sketches from a Library Window (Cambridge, 1922).

14 J.L. Saunders, Op. cit. Это исследование оказало значительное влияние на интерпретацию творчества Липсия у многих ученых (см., напр.: Н. Ettinghausen, 'Neostoicim in pictures'; K.C. Schellhase, Op. cit.-, H. Trevor-Roper, Princes and Artists. Patronage and Ideology at Four Habsburg Courts 1517-1633 (N.Y., 1979)).

17 создать "христианизированную версию стоицизма" путем внесения в доктрину Стой платонических и герметических элементов15. Липсий интересует Дж.Л.Саундерса не столько как самостоятельный мыслитель, сколько как посредник между стоической традицией древности и европейским христианством конца XVI в., причем, тенденций гуманистической или теологической мысли той эпохи автор не касается. Данная монография, поставившая вопрос о влиянии "ренессансного стоицизма", в немалой мере способствовала усилению внимания к наследию Липсия.

Результатом возросшего интереса к Липсию стали не только новые издания его корреспонденции16, исследования различных аспектов биографии ученого17 и его неостоической философии18, но и специальные работы, посвященные "Политике"19, взглядам Липсия на веротерпимость20, его влиянию в разных странах21. Особо следует рассмотреть концепцию немецкого историка-конституционалиста Г.Острайха, разработанную им в монографиях "Античный дух и современное государство у Юста Липсия (1547-1606). Неостоицизм как политическое движение" (1989 г.) и "Неостоицизм и государство Ранего Нового

15 J.L. Saunders, Ор. cit., 'Introduction', рр. xiv-xv; рр. 54-55 etc.

16 A. Ramírez, Epistolario de Justo Lipsioylos españoles (Madrid, 1966); GF(1967); GVi (1968).

17 A. Gerlo, Tekstkritische bijdrage tot de levensbeschrijving van Justus Lipsius, Mededelingen van de Koninklijke Vlaamse Academie voor Wetenschappen, Letteren en Schone Künsten van Belgie, Klasse der Letteren, Jg. 39, Nr. 7 (Brüssel, 1977); H.D.L. Vervliet, Lipsius' jeugd, 1547-1578. Analecta voor een kritische biografié, Mededelingen van de Koninklijke Vlaamse Akademie voor Wetenschappen, Letterenen Schone Künsten van Belgie, Klasse der Letteren, 31,7 (Brüssel, 1969) etc.

18 L. Forster, 'Lipsius and Renaissance Neostoicism', Festschrift Jür Ralph Farrell. Ed. A. Stephens, H.L. Rogers, B. Coghlan (Bern - Frankfurt am Main - Las Vegas, 1977); G. Abel, Stoizismus und frühe Neuzeit: zur Entstehungsgeschichte modernen Denkens im Felde von Ethik und Politik (Berlin -N.Y., 1978); E. Haitsma Mulier, 'Neostoicisme en het vroegmoderne Europa', Theoretische Geschiedenis, 9 (1982).

19 F. de Nave, Bijdrage tot de kennis van Justus Lipsius' staatsleer (Brüssel, 1967); A. Coron, Op. cit. Оба эти исследования представляют собой неопубликованные диссертации. Работа Ф. де Нафе, не ставившая задачи связать политические идеи Липсия с его философскими или религиозными взглядами, содержит систематическое изложение политических сочинений Липсия и их анализ; особое внимание уделено полемике Дирка Корнхерта с Липсием. Исследование АКорона, сопровождающее его критическое издание IV книги "Политики", является по преимуществу источниковедческим и также не затрагивает вопроса о взаимосвязи политических и философских идей Липсия.

20 G. Güldner, Das Toleranz-Problem in der Niederlanden im Ausgang des 16. Jahrhunderts (^Historische Studien, 403) (Lübeck, 1968); F. de Nave, 'De polemiek tussen Justus Lipsius en Dirck Volckertsz Coornhert (1590). Hoofdoorzaak van Lipsius' vertrek uit Leiden (1591)', De Gulden Passer, 48 (1970).

21 G.A. Davies, 'The Influence of Justus Lipsius on Juan de Vera y Figueroa's Embaxador (1620)', Bulletin of Hispanic Studies, 42 (1965); H. Dollinger, Kurfiirst Maximilian I. von Bayern und Justus Lipsius. Eine Studie zur Staatstheorie eines frühabsolutischen Fürsten (München, 1965); J. Gottigny,

18 времени" (1982 г.)22. Это единственные на сегодняшний день исследования, в которых сделана попытка последовательно связать политическую систему Липсия с его философскими взглядами: неостоицизмом. Философия Неостои интересовала Г.Острайха не только как культурный, но в первую очередь как политический феномен, как основа идеологии абсолютистского государства. Характерно, что Г.Острайх обратился к этой проблематике сразу после окончания Второй мировой войны, когда в немецкой историографии делались попытки по-новому взглянуть на истоки и сущность бюрократического военизированного государства, прежде всего, прусского. По мнению историка, в его развитии следует видеть не только проявление "прусского духа", но и влияние конкретных этико-политических и правовых теорий, пришедших из Нидерландов и имевших общеевропейское значение, в первую очередь, идей неостоицизма, основателем которого был Липсий.

Г.Острайх стремился представить Липсия как важнейшего из "вождей европейского гуманизма" его времени23, "недостающее звено между Боденом и Гоббсом"24, более того - как мыслителя, заложившего теоретический фундамент военизированного и "единодушного" государства (ЕтЬе^аа!) Нового времени25. После подобных заявлений, поставленных Г.Острайхом на теоретическую базу, игнорировать политические сочинения Липсия стало невозможным.

Интерес к Стое не был чужд гуманистам и до Липсия, но именно ему, по мысли Г.Острайха, принадлежит заслуга переноса стоических положений из области чистой моральной философии в сферу политической теории. Историк утверждает, что в центре реального мужественного стоицизма стоит не

Juste Lipse et l'Espagne (1592-1638) (Louvain, 1968); Th.G. Corbett, 'The Cult of Lipsius: A leading source of early modern Spanish statecraft', Journal of the History of Ideas, 36 (1975) etc.

22 G. Oestreich, Antiker Geist und moderner Staat bei Justus Lipsius 1547-1606. Der Neustoicismus als politische Bewegung (Göttingen, 1989) (посмертное издание диссертации 1954 г.). Незадолго до смерти (1978 г.) автор подготовил к публикации монографию "Неостоицизм и государство Раннего Нового времени" (Neostoicism and the Early Modern State). Эта книга, задуманная как английский перевод диссертации Г.Острайха, является, однако, не переводом в собственном смысле, а вариантом данного исследования (немецкий оригинал диссертации, впервые опубликованный в 1989 г., в еще большей мере сконцентрирован на сочинениях Липсия и содержит, в частности, изложение I книги трактата "De Constantia", I-IV книг "Политики"). Что касается теоретических выводов об учении Липсия, сущности и роли "политического неостоицизма" и проч., то в обоих исследованиях они полностью совпадают.

23 G. Oestreich, Antiker Geist und moderner Staat, s. 39.

24 Ibid.

25Ibid., s. 40.

19 теоретическая спекуляция, а практическая служба на благо общества26, и что неостоицизм, некоторым образом "охватывавший сущность Нового времени"27, стал благодаря Липсию международным "политико-военным" движением, связанным с утверждением абсолютизма: его практической базы и идеологии. В Неостое, по мнению исследователя, европейский абсолютизм имел такие могучие корни как идеи ответственной личной власти правителей, военной мощи государства и безусловного подчинения подданных28. Развитие именно этих идей Г.Острайх находит у Липсия, в особенности акцентируя его вклад в милитаризацию политической власти. Кроме того, Г.Острайх отказывается от распространенной концепции "христианского стоицизма" у Липсия, подчеркивает рационализм Неостои и ее вклад в секуляризацию сознания (в том числе, политического сознания) европейца конца ХУ1-ХУ11 вв., указывает на способность этой философии, преодолев конфессиональные преграды, стать подлинно международной29. Концепция политического неостоицизма является в настоящее время наиболее разработанной и наиболее влиятельной интерпретацией политического учения гуманиста.

В последние десять-двадцать лет можно наблюдать существенное усиление интереса к Липсию, и интерес этот продолжает стремительно нарастать30. Это в полной мере относится и к политическим идеям Липсия.

26Ibid., s. 41.

27 Ibid.

2% Ibid., s. 11.

29 Ibid., ss. 90-91; Id., Neostoicism and the Early Modern State, pp. 7-8, 38 etc.

30 В этой связи можно отметить несколько международных конференций (1987, 1994, 1997 гг.), посвященных Липсию (см.: Juste Lipse (1547-1606). Colloque international tenu en mars 1987. Ed. A. Gerlo (Brüssel, 1988) (=Travaux de l'Institut Interuniversitaire pour l'étude de la Renaissance et de l'Humanisme, IX); Juste Lipse (1547-1606) en son temps. Actes du colloque de Strasbourg, 1994, Colloques, congrès et conférences sur la Renaissance, 6 (Paris, 1996); The World of Justus Lipsius: A Contribution Towards his Intellectual Biography. Proceedings of a colloquium held under the auspices of the Belgian Historical Institute in Rome (Rome, 22-24 May 1997). Eds. M. Lawreys - C. Bräunl - S. Mertens - R. Seibert-Kemp (Bruxelles - Brüssel - Rome, 1998) (=Bulletin de l'Institut Historique Belge de Rome/ Bulletin van het Belgisch Historisch Instituut te Rome, 68 (1998)); Justus Lipsius. Europae Lumen et Columen (International Colloquuim K.U.Leuven. September 17-20, 1997). Supplementa Humanistica Lovaniensia, 15 (1999)). Липсию были посвящены специальные выставки (см.: Lipsius en Leuven. Catalogus van de tentoontstelling in de Centrale Bibliotheek te Leuven, 18 September -17 october 1997, Supplementa Humanistica Lovaniensia, 13, red. G. Tournoy - J.Papy - J. de Landtsheer (Leuven, 1997); Justus Lipsius (1547-1606) en het Plantijnse Huis (Antwerpen, 1998)), a также сборник статей о его деятельности в Лейдене (Lipsius in Leiden). Продолжается начатое в 1978 г. полное издание корреспонденции Липсия (ILE I (1978), ILE II (1983), ILE III (1987), ILE V (1991), ILE VI (1994), ILE VII (1997)), изданы современные переводы "De Constantia" на нидерландский и немецкий языки (J. Lipsius, Over standvastigheid bij algemene rampspoed. Vert, en ingeleid d. P.H.Schrijvers (Baarn, 1983); Id., De Constantia. Von der Standhaftigkeit. Lateinisch-Deutsch. Übers.,

20

Еще до появления названных монографий Г.Острайха К.Скиннер в своем известном обобщающем труде "Возникновение современной политической мысли" выделял в "Политике" Липсия две особенности; неостоический элемент31 и близость к доктрине Макиавелли о государственном интересе32. Исследователь, однако, не пытался показать взаимосвязь этих сторон учения Липсия. Г.Острайх же находил в них некое единство: проабсолютистский "политический неостоицизм" представлен у историка как своеобразный и универсальный вариант теории "государственного интереса". Такая интерпретация, однако, не исчерпывает всех проблем, возникающих при анализе "Политики" Липсия.

Как известно, многие теоретики "государственного интереса" широко обращались к произведениям Тацита. Восприятие "Политики" как сочинения "тацитистского" закономерно возникает уже при беглом взгляде на трактат, наполненный цитатами из Тацита, однако сущность этого "тацитизма" не так уж легко поддается определению. Как правило, исследователи рассматривают "тацитизм" Липсия именно в русле "государственного интереса"33, однако более komm., und mit einem Nachwort von F. Neumann (Mainz, 1998)), подготовлены критические издания "Менипповой сатиры" Липсия (J. Lipsius, Satyra Menippaea. Somnium. Lusus in nostri aevi críticos, С. Matheeussen - C.L. Heesakkers (eds.), Two Neo-Latin Menippean Satires. Justus Lipsius: Somnium. Petrus Cunaeus: Sardi venales (Leiden, 1980)) и его "Руководства по написанию писем" (J. Lipsius, Principles of Letter-Writing), опубликовано репринтное латинское издание "Политики" 1704 г. (J. Lipsius, Politicorum sive Civilis Doctrinae Libri sex, qui ad Principatum maxime spectant, ex instituto Mattiae Berneggeri, cum Indice accurato, praemissa Dissertatione Joh. Henr. Boecleri De Politicis Lipsianis (Frankfurt und Leipzig, 1704; reprint: Hildesheim, 1998) [O.H.: Иоганн Генрих Бёклерус (1611-1692), профессор из Страсбурга, в своей работе 1642 г. трактовавший "Политику" Липсия в духе теории естественного права; Маттиас Бернеггер, также страсбургский профессор, издавал "Политику" в 1664 и 1674 гг.], к сожалению, данное издание было нам недоступно), идет работа над современным критическим изданием "Политики" с параллельным переводом на английский язык (дисс. Я.Васзинка (J. Waszink), Лейденский университет). Появились новые исследования, посвященные стоицизму Липсия (К. Beuth, Weisheit und Geistesstärke. Eine philosophiegeschichtliche Untersuchung zur "Constantia" des Justus Lipsius (Frankfurt am Main -Bern - N.Y. - Paris, 1989) [данная диссертация содержит по преимуществу изложение трактата "De Constantia"], J Lagrée, Juste Lipse. La restauration du stoïcisme. Étude et traduction des traités stoïciens "De la Constance", "Manuel de Philosophie stoïcienne", "Physique des stoïciens" (extraits) (Paris, 1994)). Особо следует отметить монографию М.Морфорда "Стоики и неостоики. Рубенс и круг Липсия" (М. Morford, Stoics and Neostoics. Rubens and the Circle of Lipsius (Princeton, 1991)), посвященную влиянию неостоических идей Липсия на Рубенса. Основное внимание в исследовании уделено идее дружбы как одному из практических аспектов стоицизма: в этой связи автор рассматривает "contubernium" Липсия в Лувене как "дружбу" наставника с проживающими у него студентами, контакты Липсия с его друзьями, жившими отдельно, и, наконец, специфическую "ученую дружбу", поддерживавшуюся преимущественно через переписку.

31 Q. Skinner, The Foundations of Modern Political Thought (Cambridge, 1978). V. 2. The Age of Reformation, p. 282 etc.

32 Ibid., V. 1. The Renaissance, p. 254 etc.

33 Такого мнения придерживался, в частности, Г.Острайх (G. Oestreich, Antiker Geist und moderner Staat, ss. 163, 165), см. тж.: P. Burke, 'Tacitism, scepticism, and reason of state', The Cambridge

21 пристальный взгляд на проблему показывает, что подобное обобщение бывает неадекватным34.

Итак, проблема наличия и сущности взаимосвязи между "тацитизмом", неостоицизмом и "государственным интересом" у Липсия является важнейшей для интерпретации его политического учения. В рамках единого дискурса рассматривает данные интеллектуальные течения П.Бёрк. По его словам, сочинения о "государственном интересе" и "тацитизм" как один из вариантов представляемого ими направления "предлагали правителям и советникам рекомендации по решению чрезвычайных проблем того времени", тогда как "стоицизм учил частных граждан переносить выпавшие им на долю чрезвычайные бедствия"35. Т.о., согласно П.Бёрку, "стоицизм находился в гармонии с государственным интересом, как инь и ян"36. Именно так историк воспринимает концепцию Липсия. П.Бёрк в своем обзоре мало говорит о сущности этих подходов, причинах их совместимости и не прослеживает их диалектики ни в целом, ни у Липсия, в частности, поэтому его наблюдения, весьма ценные, также не являются исчерпывающими для интерпретации доктрины Липсия.

Весьма спорную трактовку "государственного интереса" у Липсия предложил историк-иезуит Р.Бёрли37. Он считает Липсия (наряду с Ботеро) основателем контрреформационной "антимакиавеллистской" традиции. Ее представители, в основном иезуиты, выступавшие с позиций "государственного интереса", развивали, согласно Р.Бёрли, "христианскую" политическую программу ("христианский государственный интерес"38), альтернативную программе Макиавелли. Столь однозначное зачисление Липсия в лагерь Контрреформации и характеристика его учения как религиозно (если не узкоконфессионально) окрашенного представляются неправомерными.

History of Political thought, 1450-1700. Ed. J.H. Burns (Cambridge, 1991); M. Morford, 'Tacitean "Prudentia" and the Doctrines of Justus Lipsius', Tacitus and the Tacitean Tradition. Ed. T. Luce, A. Woodman (Princeton, 1993); M. Vielberg, 'Justus Lipsius en Jena', Justus Lipsius (1547-1606) en het Plantijnse Huis.

34 P. Schrijvers, 'Justus Lipsius. Grandeur en misnre van het pragmatisme', Voordrachten. Facultetendag 1980 (Leiden, 1981); M. Morford, 'Tacitean "Prudentia"'.

35 P. Burke, 'Tacitism, scepticism, and reason of state', p. 498.

36 Ibid, p. 492.

37 R. Bireley, The Counter-Reformation Prince: Antimachiavellianism or Catholic Statecraft in Early Modern Europe (Chapel Hill, 1990)

38 Ibid., p. 3 etc.

22

Неправомерность подобной интерпретации не является, однако, самоочевидной, потому, в частности, что в научной литературе широко распространен штамп о "христианском стоицизме" Липсия (конкретное содержание этого термина часто остается невнятным). Т.о., вопрос о контрреформационной и религиозно ангажированной сущности политической системы Липсия нуждается в специальном обсуждении.

Особый взгляд на политический аспект неостоицизма Липсия недавно предложил Х.Кляйншмидт. По его наблюдению, Липсий совместил признание самостоятельности отдельных государств с универсалистским подходом в духе Стой, предполагающим метафизическое единство всех людей. Из этого Х-Кляйншмидт делает вывод о Липсии как теоретике объединяющего человечество "естественного права", представителе "между-народного" подхода avant la lettre39. Хотя многие положения автора спорны и недостаточно аргументированны, уже само выдвижение идеи о Липсии как предшественнике современного глобализма в очередной раз свидетельствует об актуальности изучения его политической системы и о необходимости ее взвешенной интерпретации.

Одной из перспективных, но еще не разработанных в полной мере тенденций интерпретации "Политики" является поиск взаимосвязи между ее формальными характеристиками и содержанием. В форме "Политики", еще недавно вызывавшей у историков лишь пренебрежение, ищут ключ к пониманию ее сущности (в этой связи указывают, например, на форму центона40 и сходство "Политики" с так называемыми "книгами общих мест (loci communes)"41). В то же время рассмотрение стилистических и жанровых характеристик трактата в отрыве

39 H. Kleinschmidt, 'Justus Lipsius (1547-1606). Theorist of International Relations', Why Global Uniformity? The Subsidiary Principle versus the Quest for Globally Applicable Concepts, Standards, Norms, Rules and Values, and the Difficulty to Establish Them. Proceedings of the Second Workshop of the Special Research Project on the New International System. University of Tsukuba. 18-19 February 1994. Ed. by H. Kleinschmidt (Tsukuba, 1995), passim.

40 J. Lafond, 'Le centon et son usage dans la littérature morale et politique', L'Automne de la Renaissance 1580-1630. Ed. J. Lafond, A. Stegmann. XXII-e colloque international d'études humanistes, Tours 2-13 Juillet 1979 (Paris, 1981).

41 A. Moss, 'The Politica of Justus Lipsius and the Commonplace-Book', Journal of the History of Ideas, 59 (3) (1998); J. Waszink, 'Inventio in Lipsius' Politica: Commonplace Books and the Shape of Political Theory', Lipsius in Leiden; Id., 'Instances of Classical Citation in the "Politica" of Justus Lipsius: Their Use and Purposes', Humanistica Lovaniensia, 46 (1997).

23 от анализа его содержания не может, как нам кажется, дать целостной интерпретации политического учения Липсия.

В отечественной историографии Липсий и его взгляды до недавнего времени не становились объектом специальных исследований. Гуманист упоминался по большей части в связи с вниманием к нему российской элиты XVII-XVIII вв., причем перевод на русскии язык трактата "Mónita et exempla" (1721 г.) часто ошибочно считали переводом "Политики"42. Фактическими неточностями изобилуют посвященные Липсию строки недавней монографии

A.А.Столярова "Стоя и стоицизм" (Липсий даже назван здесь французом)43.

В последние годы в России, как и зарубежом, интерес к Липсию возрастает. В контексте развития гуманистической культуры Липсий упомянут

B.М.Володарским в посвященном Нидерландам разделе третьего тома "Истории Европы"44 (о Липсии говорится в связи с концепцией "государственного интереса" в его политическом учении) и учебнике для вузов "Культура Западной Европы в эпоху Возрождения"45 (дается краткая общая оценка его творчества и основных трудов). Автором данной диссертации в ходе ее подготовки были опубликованы отрывки из "Политики" в переводе на русский язык46, биография ученого47, статьи о рецепции Липсия в России эпохи Просвещения48 и о проблемах интерпретации "Политики"49.

42 См., напр.: Д.А.Корсаков, А.П.Волынский. Древняя и Новая Россия. СПб., 1877. Т. 3, с. 320; Д.А.Корсаков. Артемий Петрович Волынский и его "конфиденты". СПб., 1885, с. 16; М.А.Алпатов. Русская историческая мысль и Западная Европа (ХУП-первая четверть XVIII в.). М., 1976, с. 327; А.И.Соболевский. Переводная литература Московской Руси. СПб., 1903, с. 9.

43 А.А. Столяров. Стоя и стоицизм. М., 1995, сс. 341-42.

44 В.М.Володарский. Кулыура Германии, Швейцарии и Нидерландов.// История Европы. Т. 3. От средневековья к новому времени. М., 1993, с. 497.

45 Он же. Культура Нидерландов в конце ХУ-ХЩ в.// Культура Западной Европы в эпоху Возрождения. Под ред. Л.М.Брагиной. М., 1996, сс. 160-61.

46 Ю. Липсий. Шесть книг политики, или государственного учения, рассматривающие по преимуществу монархию (1589 г.). Введение. Книга VI, глава шестая./ Перевод с латинского О.Э.Новиковой.// Антология мировой правовой мысли. В 5 т. Т.2. Европа У-ХУП вв. М., 1999; Он же. Политика (Кн. VI, гл. 6, 7). Перевод с латинского О.Э.Новиковой./ О.Э.Новикова. Нидерландский гуманист Юст Липсий о гражданских войнах// Культура Возрождения XVI века. М., 1997.

47 О.Э.Новикова. Юст Липсий (1547-1606).// Исторический лексикон. М. (в печати).

48 Она же. Липсий в России первой половины XVIII века.// Философский век. Альманах. № 10. Философия как судьба. Российский философ как социокультурный тип. СПб., 1999.

49 Она же. Неостоицизм, тацитизм и (анти)макиавеллизм в "Политике" Юста Липсия.// Культура Возрождения и власть. М., 1999.

24

Следует отметить, что в нашей стране новейшая зарубежная литература о Липсии в основном недоступна. Широкое использование ее данных в настоящей диссертации стало возможным вследствие работы автора в нидерландских и бельгийских библиотеках.

Итак, политические воззрения Липсия привлекали внимание ряда исследователей (особенно в последние десятилетия) и получали различные, порой прямо противоположные, истолкования. Фактически, можно говорить о научной полемике по этому вопросу, хотя никто из исследователей этого не подчеркивает. Интерпретации политического учения Липсия, далеко не всегда опирающиеся на подробный анализ формы и содержания его трудов, столь разнообразны и затрагивают столь важные теоретические проблемы, что их оценка и коррекция является одной из актуальных исследовательских задач при изучении политической системы Липсия.

25

Похожие диссертационные работы по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Всеобщая история (соответствующего периода)», Новикова, Ольга Эдуардовна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Нами были исследованы проблемы религиозно-политической позиции Липсия, общефилософская основа его политической системы, значение формы и структуры политических трактатов Липсия для понимания его целей, представления ученого о государственной власти в целом и монархии, в частности: о ее целях, преимуществах, принципах и методах управления, о государственном аппарате и организации вооруженных сил, о месте религии в государстве, о внешних и гражданских войнах, сопротивлении тирании и т.д. Кроме того, были отдельно рассмотрены проблемы интерпретации политической системы гуманиста.

Последовательное рассмотрение изменений религиозно-политической позиции Липсия на протяжении его жизни привело нас к выводу о ярко выраженном религиозном конформизме ученого. Осмысление сущности этого конформизма требует отказа от упрощенного (и для ряда исследователей конфессионально обусловленного) взгляда на возвращение гуманиста в католицизм и в испанские Нидерланды. Взгляд на Липсия как на конфессионально ангажированного контрреформационного автора опровергают, как мы пытались показать, и данные его биографии, и анализ его произведений. Особенности религиозного конформизма Липсия и его политической позиции связаны, как нам кажется, не только с характерным для многих гуманистов равнодушием к теологии, но и с принадлежностью ученого к секте фамилистов.

В диссертации была сделана попытка проследить основные моменты в истории фамилизма, дать его общую оценку как явления духовной, интеллектуальной и политической жизни второй половины XVI в. Многочисленных интеллектуалов, принадлежавших к этой спиритуалистической в своей основе секте, не всегда отличал последовательный спиритуализм: учение "Дома любви" можно было интерпретировать в общеморальном ключе. В любом случае, важнейшей стороной доктрины фамилистов было обращение к идее универсальной, естественной религии (эта же идея служила оправданием конфессионального конформизма фамилистов).

281

Фамилистов-интеллектуалов не в последнюю очередь объединяло стремление к религиозно-политическому примирению. Осуществлению этого идеала они пытались способствовать через личные контакты во влиятельных политических кругах (при дворе Филиппа II, в окружении Вильгельма Оранского, Франсуа Анжуйского и т.д.), а также своей профессиональной деятельностью в сфере науки и искусства: художественной пропагандой, эмблематической литературой, картографическими, антикварными и классическими исследованиями и т.д.

Секта фамилистов удовлетворяла потребность многих ученых во внеконфессиональной солидарности. Фактически, одной из важных функций "Дома любви" было своеобразное содружество ученых, объединенных "братской любовью". Подобное содружество, предполагавшее обмен знаниями и взаимопомощь независимо от национальных и религиозных границ, предвосхищало идеалы розенкрейцеров и академий ХУП-ХУШ вв. Можно выделить также многочисленные черты сходства идеологии и практической деятельности фамилистов и позднейших масонов.

Липсий имел тесные дружеские и профессиональные связи с сектой фамилистов. Хотя степень воздействия на него спиритуалистической стороны учения фамилистов не вполне ясна (такое воздействие, по нашему мнению, не было обязательным), жизненная позиция Липсия была ярким примером практического фамилизма. Это касается как конфессиональной принадлежности ученого, которую он менял в зависимости от обстоятельств, так и его политических симпатий, принадлежавших поочередно кардиналу Гранвелле, Максимилиану II, Рекесенсу, Вильгельму Оранскому, Франсуа Анжуйскому, графу Лейстеру, Александру Фарнезе и эрцгерцогу Альбрехту. Кроме того, идеи естественной религии и надконфессионального примирения играют важную роль, как мы пытались показать, в наиболее влиятельных произведениях Липсия: "Политике" и трактате "О Постоянстве".

Политическая система Липсия имеет под собой конкретную общефилософскую основу. Такие онтологические категории как Бог и Фатум занимают важное место в "Политике". Для их лучшего понимания у Липсия мы обращались также к трактату "Бе Со^апйа", в определенном смысле составляющему с "Политикой" дилогию. В обоих произведениях Богу дается

282 чисто философское внерелигиозное определение. Божественное начало выступает у Липсия прежде всего как источник необходимости, включая необходимость социальную. Закономерное и случайное (в том числе, применительно к государству) представляют в системе Липсия принципы Фатума и Фортуны. Антропология Липсия имеет рационалистический характер: ученый принимает положение стоиков о разуме как высшей части человеческого существа и о рациональной добродетели как единственном благе. Естественное (=рациональное) происхождение имеют, согласно Липсию, принципы Добродетели и Благоразумия, составляющие стержень его политической системы. Ученый подчеркивает естественный характер гармонии этики и государственной мудрости, их неразрывную связь друг с другом и с практической пользой.

В "Бе Сог^аШла" Липсий развивает стоическую теорию эмоций применительно к общественно-политическому аспекту человеческой жизни. Среди аффектов, борьбу с которыми провозглашает гуманист, находится чрезмерный патриотизм. Липсий отрицает естественный и священный характер уз, связующих человека с родиной. Любовь к "малой родине" согласно Липсию, иррациональна. Ученый противопоставляет ей чувство долга по отношению к государству как единому целому, причем "гражданственность" стоической этики индивида имеет у Липсия своеобразный "оборонительный" характер (это соответствовало общей цели трактата "О Постоянстве" дать человеку опору в условиях социально-политического кризиса).

В целом, стоицизм Липсия, нашедший выражение в трактатах "Политика" и "Бе Сог^агШа", нельзя, по нашему мнению, характеризовать как "христианский", несмотря на устойчивую традицию подобной трактовки. Специфически христианские и вообще религиозные элементы в нем отсутствуют. Представляется возможным говорить о внеконфессиональном и внерелигиозном характере стоицизма в названных произведениях. Стоическая философия выступает в них как теоретическая платформа, опирающаяся на "объективный" (а значит, конфессионально и партийно нейтральный) закон Разума, способная в силу своей "объективности" и "универсальности" удовлетворить и направить в нужном направлении интеллектуальную и политическую элиту различной идейной ориентации.

283

Создание универсальной внеконфессиональной и внепартийной политической системы было, по нашему мнению, важнейшей задачей, которую Липсий выдвигал в "Политике". Уже сама форма центона, избранная гуманистом для трактата, соответствовала данной цели, поскольку позволяла апеллировать к античности, авторитетной для всех образованных людей того времени, как к основному источнику государственной мудрости. В соответствии с этой же целью форма, жанр, стиль, структура и метод "Политики" должны были оказывать на читателя устойчивое комплексное воздействие (рациональное, эмоциональное и эстетическое).

Липсий обходит острый вопрос об истоках государственного суверенитета и концентрируется больше на проблеме целей государства, каковые видит в "общем благе". Формой власти, способной наилучшим образом поддерживать стабильность в обществе, ученый считает монархию. Тот образ правления, который он рисует в "Политике", не предполагает никаких средств контроля за деятельностью государя и может быть обозначен как абсолютистский. В руках монарха должны быть сосредоточены, согласно Липсию, законодательная, верховная судебная и верховная исполнительная власть (о сословно-представительных учреждениях у Липсия нет и речи). Кроме того, монарх должен обладать Авторитетом, особой нравственной властью над подданными. В идеале, в обрисованном Липсием государстве должны сочетаться элементы рационально-правового, традиционного и харизматического господства монарха. В целях обеспечения стабильности, правителю не следует нарушать законов и обычаев своего государства, но это не значит, что он связан ими формально. Согласно Липсию, разумным ограничением абсолютной власти монарха должны служить принципы самодисциплины и долга перед обществом, следовать которым жизненно важно и для самого правителя.

Все политические действия достойного монарха Липсий возводит к этическим принципам Добродетели и Благоразумия, но это не означает пустого морализирования: рекомендации гуманиста относительно дел управления находятся в русле доктрины о "государственном интересе". В особенности это касается развиваемой Липсием концепции "смешанного Благоразумия", т.е. оправдания обмана в политике.

284

В своем трактате Липсий широко обращается к опыту античности, в особенности Римской империи. Это относится не только к общим представлениям о государстве, но и к конкретным советам по его организации. Опыт древних римлян в области военного дела занимает особенно важное место в "Политике". Наряду со специальными работами Липсия о римской армии, "Политика", где, в частности, последовательно разобраны теоретические и практические основания строгой армейской дисциплины, существенно повлияла на военные реформы Морица Нассауского и других видных политических деятелей.

Повышенное внимание Липсий уделяет в своей политической системе состоянию общественного сознания и воздействию на него (через репутацию монарха и т.д.). Важное место в жизни государства ученый отводит религии как форме общественного сознания, во многом ответственной за поддержание в государстве стабильности. Он высказывается за религиозное единство в едином государстве и проводит четкое различие между свободой совести и свободой отправления религиозного культа. В этом взгляды Липсия достаточно типичны как для католических, так и для протестантских мыслителей его времени. Своеобразным является последовательное различие, которое проводит Липсий между внутренней (истинной) религией и религией внешней. Внешняя религия для Липсия не столько имеет сакральный смысл, сколько связана с обычаем и принадлежностью к государству, тогда как внутреннюю религию он в значительной степени сводит к практической нравственности.

Политическая система Липсия в значительной мере строится вокруг проблемы сохранения государства, его защиты и выхода из различных кризисов. Именно в таком контексте ученый рассматривает внешние и гражданские войны, партийную борьбу, мятежи, тиранию и т.д. Характерно для Липсия тонкое уклонение от дискуссионных проблем, например, допустимости политического сопротивления. Рассматривая вопрос о тирании и борьбе с ней, Липсий в принципе не исключает тираноубийства, но более предпочтительным считает все же терпеть тиранию - исходит он при этом из прагматических соображений. Обсуждая данные темы, Липсий никак не касается юридической стороны вопроса и не упоминает инстанций, имеющих право санкционировать тираноубийство (магистратов, папы и т.д.). В этом, как и в ряде других вопросов, Липсий

285 придерживается своеобразного метода неприсоединения к взаимно отрицающим друг друга теориям и отказывается от прямой полемики с ними. Это позволило ученому обеспечить своей системе максимально широкую сферу воздействия на читателей, независимо от их конфессиональных и прочих пристрастий.

Проанализировав основные интерпретации политической системы Липсия, мы пришли к выводу, что концепции "политического неостоицизма" и "тацитизма", доминирующие в современном восприятии государственного учения гуманиста, затрагивают важные аспекты этого учения, однако не охватывают его сущности полностью и к тому же содержат внутренние противоречия. Рационалистический и морально-прагматический подход Липсия к делам государственного управления можно в известной мере рассматривать как приложение идей Стой к проблемам эпохи Раннего Нового времени. Стоическим духом проникнуто и стремление Липсия к сохранению, защите государства в кризисные времена. Обращение к двойственному Тациту позволяло гуманисту использовать его прагматизм и моральный пафос, сохраняя внеконфессиональный и внепартийный подход. С другой стороны, "государственный интерес" у Липсия не носит, по нашему мнению, "антимакиавеллистского" характера. "Воссоединение" принципов морали и практической пользы, которое осуществляет Липсий, не имеет у него религиозной ("христианской") и, тем более, контрреформационной окраски. Оно связано с рационализмом и натурализмом его философского подхода.

Представляется, что важнейшей особенностью политической системы Липсия, в огромной степени определившей ее успех, было внешне удачное сочетание в ней двух уровней: абстрактно-теоретического и конкретно-практического. На теоретическом уровне принципы Добродетели и Благоразумия выступают у Липсия как универсальная основа политической стратегии, на практическом - советы в духе концепции "государственного интереса" обоснованы как подчиненная этой высшей стратегии тактика. Результатом стало убедительное для современников Липсия обоснование взаимосвязи между стоической индивидуальной этикой и государственным интересом. Противоречия собственной эпохи гуманист пытался объяснить на философской основе, действием органического закона фатума. Осознание этого закона выступает у него как равно необходимое и индивиду (для достижения внутреннего покоя и

286 свободы) и государству (в лице правителя и его должностных лиц) для поддержания порядка и сохранения независимости.

Философское обращение к глубинным принципам, управляющим миром и обществом, сопровождалось у Липсия выходом за пределы узкоконфессиональной позиции. Внеконфессиональный и даже внерелигиозный подход к созданию политической системы, по нашему мнению, был связан у Липсия с поиском некоего универсального принципа действий, который способствовал бы установлению религиозно-политического мира - если не всеобщего, то хотя бы локального. Такой подход, как надеялся Липсий, должен был помочь вести разумный диалог между политиками различной идейной ориентации, хотя проблему правовой основы такого диалога Липсий не разрабатывал. Базой примирительного внеконфессионального подхода является у Липсия обращение к опыту античности и принципам естественной религии.

Своеобразие творчества нидерландского гуманиста, сумевшего по-новому поставить и решить ряд важнейших для его времени этико-политических проблем, обусловило широкий международный резонанс на его труды в XVI-XVII вв. Обстоятельное изучение процесса освоения и переработки идей Липсия, оставаясь актуальной исследовательской задачей, выходит, однако, за рамки целей, поставленных в данной диссертации.

287

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Новикова, Ольга Эдуардовна, 1999 год

1. Произведения Юста Липсия и их переводы

2. Burmannus, P., Sylloges epistolarum a viris illustribus scriptarum tomi V (Lugduni Batavorum, 1724-1727), 1 (1724)

3. Delprat, G.H.M., Lettres inédites de Juste Lipse concernant ses relations avec les hommes d'état des Provinces-Unies des Pays-Bas, principalement pendant les années 1580-1597 (Amsterdam, 1858)

4. Gerlo, A. Vervliet, H.D.L. - Vertessen, I., La correspondance de Juste Lipse conservée au Musée Plantin-Moretus (Antwerpen, 1967)

5. Gerlo, A. Vervliet, H.D.L., Inventaire de la correspondance de Juste Lipse, 1564-1606 (Antwerpen, 1968)

6. Papy, J., Justus Lipsius en het Heilige Jaar: Kritische en gecommentarieerde editie van Lipsius' correspondentie uit het jaar 1600 (Leuven, 1992)

7. Ramírez, A., Epistolario de Justo Lipsioy los españoles (Madrid, 1966)

8. Sué, S., Justus Lipsius op de terugweg. Tekstkritische uitgave van decorrespondentie van het jaar 1591, met commentaar en een biografische Studie (ms. diss. Vrije universiteit Brüssel), 2 vols.

9. Аристотель. Метафизика. Пер. и примеч. А.В.Кубицкого. М.-Л., 19342. — Сочинения: В 4-х т. Т. 4. М., 1984

10. Боэций. "Утешение Философией" и другие трактаты. М., 1990

11. Бэкон Ф. Новая Атлантида.// Утопический роман XVI-XVII веков. М., 1971

12. Гвиччардини Ф. Заметки о делах политических и гражданских// Он же. Сочинения. М., 1934

13. Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1994

14. Данте Алигьери. Монархия.// Он же. Малые произведения. М., 1968

15. Лукан М.А. Фарсалия или поэма о гражданской войне. М., 1993

16. Ю.Макиавелли Н. Государь.// Жизнь Никколо Макьявелли. СПб., 199311.— О военном искусстве. М., 193912.— Рассуждения о первой декаде Тита Ливия.// Жизнь Никколо Макьявелли. СПб., 1993

17. Монтень М. Опыты. В 3 кн. В 2 т. М., 1972290

18. Платон. Собрание сочинений в 4 т. М., 1994

19. Плиний Младший. Письма Плиния Младшего. М., 1984

20. Римские стоики. Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий. М., 1995

21. Саллюстий Крисп Г. Сочинения. М., 1981

22. Сенека JI.A. Нравственные письма к Луцилию. М., 197719.-- Трагедии. М., 1983

23. Спиноза Б. Богословско-политический трактат.//Он же. Трактаты. М., 1998

24. Тацит К. Сочинения в двух томах. Т. I. Анналы. Малые произведения. Т. II. История. СПб., 1993

25. Фома Аквинский. О правлении государей./ТПолитические структуры эпохи феодализма в Западной Европе IX-XVII вв. Л., 1990

26. Фома Кемпийский. О подражании Христу.//Богословие в культуре средневековья. Киев, 1992

27. Цицерон М.Т. О старости. О дружбе. Об обязанностях. М., 197525.— Эстетика: Трактаты, Речи, Письма. М., 1994

28. Эразм Роттердамский. Жалоба Мира.//Эразм Роттердамский и его время. М., 198927.— Философские произведения. М., 1986

29. Album amicorum: Abraham Ortelius. Ed. J. Puraye (Amsterdam, 1969 facsimile 1598.)

30. Album Studiosorum Academiae Lugduno-Batavae, 1575-1875, accedunt nomina cutatorum et professorum per eadem secula. Ed. G. du Rieu (Hagae Comitum, 1875)

31. The Apology of Prince William of Orange against the Proclamation of the King of Spain. Ed. H. Wansink (Leiden, 1969)

32. Bellarminus, R., De officioprincipis Christiani libri tres (Antverpiae, 1619)

33. Beza, Th., Concerning the Rights of Rulers over their Subjects and the Duty of Subjects towards their Rulers. Ed. A.H. Murray (Capetown, 1956)

34. Boccalini, Т., De' Ragguagli di Parnaso Del Signor Traiano Boccalini Romano (Venetia, 1612)

35. Boecop, A., Justus Lipsius Catholicus, sive de vera Iusti Lipsi religione Catholica dialogus Arnoldi a Boecop Usiopolitani: Lipsius, J., Opera Omnia, (Antverpiae, 1637), vol. I

36. Bor, P.C., Oorsprongk, begin ende vervolgh der Nederlandsche oorlogen, beroerten en borgerlyke oneenigheden (Amsterdam, 1679-1684)

37. Botero, G., Delia ragion di Stato, Libri dieci. Con tre libri delle cause della qrandezza delle Citta, di Giovanni Botero Benese (Venetia, 1606)291

38. G. Garnett (Cambridge, 1994)

39. Burmannus, P., Sylloges epistolarum a viris illustribus scriptarum tomi V (Lugduni Batavorum, 1724-1727), 1 (1724)

40. Calvin, J., Institutions of the Christian Religion. V. 1-2. Ed. J.T. McNeill (Philadelphia, 1967)

41. Calvin's Commentary on Seneca's "De Clementia". Introd., transi. F.L. Battles, A.M. Hugo (Leiden, 1969)

42. Casaubonus, I. Epistolae, quotquot reperiri potuerunt, nunc primum junctim édita (Hagae Comitis, 1638)

43. Cassander, G., De Articulis Religionis inter Catholicos et Protestantes controversis consultati (Lugduni, 1608)49.— De officio pii ac publicae tranquillitatis vere amantis viri, in hoc Religionis dissidio (Basiliae, 1561)

44. Castellion, S., De Haereticis an sintpersequndi (Genève, 1954 facsimile 1554.) 51 .Confessio fraternitatis: F.A. Yates, The Rosicrucian Enlightenment (London,1972)

45. Correspondance de Christophe Plantin. Ed. M. Rooses (Antwerpen Gent, 1883). Vol. 1-9

46. Crombruggen, H. van, 'Een brief van Adriaan Saravia over Lipsius en "Het Huis der Liefde'", De Gulden Passer, 28 (1950)

47. Daniel, Zacharias., Chronika des Hüsgesinnes der Lieften (fragmenten), Bijlage:

48. H.F. Bouchery, 'Aantekeningen betreffende Christoffel Plantin's houding op godsdienstig en politiek gebied', De Gulden Passer, 19 (1959)

49. Erasmus Roterodamus, D., Institutio Principis Christiani, cui Adjunximus Querelam Pads, undique Gentium ejectae et profligatae: Id. Werke. B. 5.

50. Fama fraternitatis: F.A. Yates, The Rosicrucian Enlightenment (London, 1972)

51. Franck, S., Chronica (Darmstadt, 1969 facsimile 1536.)6S.Der Franckforter., Eyn Deutsch Theologia (Bonn, 1912)

52. Guicciardini, F., Ricordi. Diari. Memorie (Roma, 1981)

53. Justi Lipsi Sapientiae et Litterarum Antistitis Fama postuma. Lipsius, J., Opera Omnia, (Antverpiae, 1637), vol. I

54. Locke, J., Epistola de Tolerantia./A Letter on Toleration. Ed. R. Klibansky (Oxford, 1968)

55. Mariana, J., De Rege et Regis Institutione Libri III. Ad Philippum III. Hispaniae Regem Catholicum (Wechelianis, 1611)

56. Miraeus, A., Vita Iusti Lipsi sapientiae et litterarum antistitis: I. Lipsius, Opera omnia (Antverpiae, 1637), vol. I

57. Molhuysen, P.C., Bronnen tot de geschiedenis der Leidsche Universiteit 15741811 (Den Haag, 1913-1924), 11574 7febr. 1610

58. Quintiiianus, F., Institutionis Oratoriae (The Institutio Oratoria of Quintilian) (London, 1979), vols. 1-4

59. Ramus, P., The Logike of the Moste Excellent Philosopher P. Ramus Martyr. Transi, by Ronald Macllmaine (1574). Ed. C.M. Dunn (San Fernando Valley, 1969)

60. Reusner, N., Emblemata partim Ethica, et Physica: partim vero Historica & Hieroglyphica (Frankfurt am Main, 1581). Mit einem Nachwort und Register von Michael Schilling (Bodenheim, 1990)

61. Sagittarius, Th., Lipsius Proteus ex antro Neptuni protractus et claro soli expositus (Francofurti, 1614)

62. Scribanius, C., Iusti Lipsi Defensio Postuma: Carolus Scribanius Soc. Iesu Theologus Amico bene merentiposuit: Lipsius, J., Opera Omnia, vol. I94.— Politicus Christianus. Liber I (Antverpiae, 1626)

63. Texts concerning the Revolt of the Netherlands. Ed. E.H. Kossman A.F. Mellink (Cambridge, 1974)

64. Veen, O. van (Otho Vaenius), Quinti Horatii Flacci Emblemata. Imaginibus in aes incisis, Notisque illustrata. Hrsg. v. D. Tschizewskij. (Hildesheim Zürich -N.Y., 1996 facsimile 1607.)

65. Алпатов M. А. Русская историческая мысль и Западная Европа (XVII-первая четверть XVIII в.). М., 1976

66. Боргош Ю. Фома Аквинский. М., 1975

67. Володарский В.М. Культура Германии, Швейцарии и Нидерландов.// История Европы. Т. 3. От средневековья к новому времени М., 19934. — Культура Нидерландов в конце XV-XVI в.// Культура Западной Европы в эпоху Возрождения. Под ред. Л.М.Брагиной. М., 1996

68. Герье В. Философия истории от Августина до Гегеля. М., 1915

69. Дельбрюк Г. Макиавелли и его время.// Н.Макиавелли. О военном искусстве. М., 1939

70. Йейтс Ф. Искусство памяти. СПб., 1997

71. Корсаков Д.А. Артемий Петрович Волынский и его "конфиденты". СПб., 1885

72. Корсаков Д.А., Волынский А.П. Древняя и Новая Россия. СПб., 1877 Ю.Лучинский Г. Франк-масонство.// Ф.АБрокгауз, И.АЕфрон.

73. Энциклопедический словарь, т. XXXVI-. СПб., 1902

74. Масонство в его прошлом и настоящем. Под ред. С.П.Мельгунова. 1915

75. Реале Дж, Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. T.I. Античность. СПб., 1994; Т. II. Средневековье. СПб., 1994; Т. III. Новое время (от Леонардо до Канта). СПб., 1996

76. Серегина А.Ю. Идея народного договора в елизаветинской политической мысли: Роберт Парсонс и его "Рассуждения о наследовании английского престола".// Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. Вып. 1, М., 1999

77. Соболевский А.И. Переводная литература Московской Руси. СПб., 1903

78. Столяров A.A. Стоя и стоицизм. М., 1995295

79. Тронский И.М. Корнелий Тацит.// Тацит К. Сочинения в двух томах. T. I.

80. ЮсимМ.А. Этика Макиавелли. М., 1990

81. Аа, A.J. Van der, Biographisch woordenboek der Nederlanden (Haarlem, 1865)

82. Abel, G., Stoizismus und frühe Neuzeit: zur Entstehungsgeschichte modernen Denkens im Feidevon Ethik und Politik (Berlin -N.Y., 1978)

83. Algemene Geschiedenis der Nederlanden. Vol. 5 (Haarlem, 1977). Vol. 6 (Haarlem, 1979)

84. Allen, J.W., A History of Political Thought in the 16th Century (London, 1928)

85. Allgemeine Deutsche Biographie (Leipzig, 1875-1912), 56 vols.

86. Amiel, E., Unpubliciste du XVIe siècle. Juste Lipse (Paris, 1884)

87. Anderton, В., 'A Stoic of Louvain', Sketches from a Library Window (Cambridge, 1922)

88. Bath, M., 'Vaenius Abroad: English and Scottish Reception of the "Emblemata Horatiana'", Anglo-Dutch Relations in the Field of the Emblem. Ed. B. Westerweel (Leiden N.Y. - Köln, 1997)

89. Bergmans, P., 'L'autobiographie de Juste Lipse avec une traduction française et des notes', Messager des Sciences Historiques de Belgique^ 63 (Gand, 1889)

90. Beuth, K., Weisheit und Geistesstärke. Eine philosophiegeschichtliche Untersuchung zur "Constantia" des Justus Lipsius (Frankfurt am Main Bern -N.Y. - Paris, 1989)

91. Bilt, T.M. van de, Lipsius' "De Constantia" en Seneca. De invloed van Seneca op Lipsius ' geschrift over de standvastigheid van gemoed (Nijmegen Utrecht, 1946)

92. AI .Biographie Nationale (Brüssel, 1866 )

93. Bireley, R., The Counter-Reformation Prince: Antimachiavellianism or Catholic Statecraft in Early Modern Europe (Chapel Hill, 1990)

94. Black, A., Political Thought in Europe 1250-1450 (Cambridge, 1992)296

95. Blom, H.W., Carnality and Morality in Politics. The Rise of Naturalism in Dutch 17th-Century Political Thought (Utrecht, 1995)

96. Brink, C.O., 'Justus Lipsius and the Text of Tacitus', Journal of Roman Studies, 41 (1951)

97. Brodrick, J., Robert Bellarmine: Saint and Scholar (London, 1961)

98. Borkenau, F., Der Übergang vom feudalen zum bürgerlichen Weltbild. Studien zur Geschichte der Philosophie der Manufakturperiode (Paris, 1934)

99. Bostoen, K., 'Van der Noot's Apocalyptic visions: do you "see" what you read?', Anglo-Dutch Relations in the Field of the Emblem. Ed. B. Westerweel (Leiden -N.Y. Köln, 1997)

100. Bouchery, H.F., 'Aantekeningen betreffende Christoffel Plantin's houding op godsdienstig en politiek gebied', De Gulden Passer, 19 (1959)

101. Bouwsma, W.J., Concordia mundi. The Career and Thought of Guillaume Postel (1510-1581) (Cambridge, Mass, 1957)60.— Venice and the Defence of Republican Liberty (Berkeley, 1968)

102. Brouwers, L, Carolus Scribani S.J. 1561-1629: Een groot man van de Contra-Reformatie in de Nederlanden (Antwerpen, 1961)

103. Brammel, L., Twee ballingen 's lands tijdens onze opstand tegen Spanje: Hugo Blotius (1534-1608); Emmanuel van Meieren (1535-1612) ('s-Gravenhage, 1972)

104. Burke, P, 'Tacitism, scepticism, and reason of state', The Cambridge History of Political thought, 1450-1700. Ed. J.H. Burns (Cambridge, 1991)64.— 'Tacitism', Tacitus. Ed. T.A. Dorey (London, 1969)

105. The Cambridge History of Political thought, 1450-1700. Ed. J.H. Burns (Cambridge, 1991)

106. The Cambridge History of Renaissance Philosophy (Cambridge, 1990)

107. Carlile, R, Manual of Freemasonry (London, 1912)

108. ChristoffelPlantijn en de exacte wetenschappen in zijn tijd (Brüssel, 1989)

109. Church, W.F, Richelieu and Reason of State (Princeton, N.J., 1972)

110. Corbett, Th.G, 'The Cult of Lipsius: A leading source of early modern Spanish statecraft', Journal of the History of Ideas, 36 (1975)

111. Costello, F.B, The Political Philosophy of Luis de Molina, S.J. (1535-1600) (Roma, 1974)

112. Croll, M.W., 'Juste Lipse et le Mouvement Anticicéronien', Style, Rhetoric, and Rhythm: Essays by Morris W. Croll. Ed. J.M. Patrick, R.O. Evans (Princeton, 1966)

113. Curtius, E.R, European Literature and the Latin Middle Ages (London, 1953)

114. Daniels Kuntz, M.L, 'Introduction': Bodin, J, Colloquium of the Seven about Secrets of the Subleme./Colloquium Heptalomeres de Rerum Sublimium Arcanis Abditis (Princeton London, 1975)297

115. Dankbaar, W.F., 'De stichting van de Leidsche Universiteit en de eerste decennia van haar bestaan': Id., Hoogtepunten uit het Nederlandsche Calvinisme in de zestinde eeuw (Haarlem, 1946)

116. Davies, G.A., 'The Influence of Justus Lipsius on Juan de Vera y Figueroa's Embaxador (1620)', Bulletin of Hispanic Studies, 42 (1965)

117. Davis, N.Z., 'Christophe Plantin's childhood at Saint Just', De Gulden Passer, 35 (1957)

118. Delprat, G.H.M., Lettres inédites de Juste Lipse concernant ses relations avec les hommes d'état des Provinces-Unies des Pays-Bas, principalement pendant les années 1580-1597 (Amsterdam, 1858)

119. Denayer, R., 'Justus Lipsius en zijn bakermat Overijse', Album Lipsianum (=Bijdrage V tot de Geschiedenis van Ijse-, Lane- en Dijleland) (Overijse, 1980)

120. Devine, F.E., 'Stoicism on the Best Regime', Journal of the History of Ideas, 31 (1970)

121. Dilthey, W., Weltanschauung und Analyse des Menschen seit Renaissance und Reformation: Id., Gesammelte Schriften, Bd. II (Stuttgart Göttingen, 1957)

122. Dollinger, H., Kurfürst Maximilian I. von Bayern und Justus Lipsius. Eine Studie zur Staatstheorie eines frühabsolutischen Fürsten (München, 1965)

123. Duke, A.C., 'Calvinisme en vaderlandsliefde', Republiek tussen Vorsten (Zutphen, 1984)

124. Dunn, C.M., 'Introduction': Ramus, P., The Logike of the Moste Excellent Philosopher P. Ramus Martyr. Transi, by Ronald Macllmaine (1574). Ed. C.M. Dunn (San Fernando Valley, 1969)

125. Encyclopaedia Britannica, Vol. 14 (1956)

126. Essen, L. van der Bouchery, H.F., Waarom Justus Lipsius gevierd? Mededelingen van de Koninklijke Vlaamse Academie voor Wetenschappen, Letteren en Schone Künsten van België. Klasse der Letteren, 9, 8 (Brüssel, 1949)

127. Etter, E.-L., Tacitus in der Geistesgeschichte des 16. und 17. Jahrhunderts (Basel, 1966)298

128. Ettinghausen, H., 'Neostoicim in pictures. Lipsius and Quevedo', Modern Language Review, 66 (1971)98.— Francisco de Quevedo and the Neostoic Movement (Oxford, 1972)

129. Evans, R.C., Jonson, Lipsius and The Politics of Renaissance Stoicism (Durango, Colorado, 1992)

130. Eyffinger, A., 'Justus Lipsius and Hugo Grotius: Two Views on Society', Lipsius in Leiden. Studies in the Life and Works of a great Humanist on the occasion of his 450th anniversary. Eds. K, Enenkel & Ch. Heesakkers (Leiden, 1997)

131. Fatio, O., Nihilpulchrius ordine. Contribution a l'étude de l'établissement de la discipline ecclésiastique aux Pays-Bas ou Lambert Daneau aux Pays-Bas (15811583) (Leiden, 1971)

132. Forster, L., 'Lipsius and Renaissance Neostoicism', Festschrift für Ralph Farrell. Ed. A. Stephens, H.L. Rogers, B. Coghlan (Bern Frankfurt am Main - Las Vegas, 1977)

133. Fruin, R, Tien jaren uit de Tachtigjarigen oorlog, 1588-1598 (Amsterdam, 1861)

134. Gelder, R. van, 'De oorlog in beeld', Republiek tussen Forsten (Zutphen, 1984)1.lO.Galesloot, L., Particularités sur la vie de Juste Lipse (Bruges, 1877)1. l.Geyl, P., The Revolt of the Netherlands, 1555-1609 (London, 1962)

135. Gerlo, A., Tekstkritische bijdrage tot de levensbeschrijving van Justus Lipsius, Mededelingen van de Koninklijke Vlaamse Academie voor Wetenschappen, Letteren en Schone Künsten van België, Klasse der Letteren, Jg. 39, Nr. 7 (Brüssel, 1977)

136. Gerlo, A. Vervliet, H.D.L., Inventaire de la correspondance de Juste Lipse, 1564-1606 (Anvers, 1968)llö.Geurts, P.A.M., De Nederlandse opstand in de pamfletten (1566-1584) (Nijmegen Utrecht, 1956)

137. Gilbert, F., 'Machiavelli: The Renaissance of the Art of War', Makers of Modern Strategy from Machiavelli to the Nuclear Age. Ed. by P. Paret (Princeton, 1986)

138. Goetz, G., 'Justus Lipsius und sein Dekanat in Jena', Beiträge zur thüringischen und sächsischen Geschichte. Festschrift für Otto Dobënecker (Jena, 1929)

139. Gottigny, J., Juste Lipse et l'Espagne (1592-1638) (Louvain, 1968)

140. Grafton, A., 'Portrait of Justus Lipsius', The American Scholar, 56 (1987)299

141. Güldner, G., Das Toleranz-Problem in der Niederlanden im Ausgang des 16. Jahrhunderts (=Historische Studien, 403) (Lübeck, 1968)

142. Haeghen, F. Vander, Bibliographie Lipsienne. Oeuvres de Juste Lipse (Gand, 1886-1888), 3 vols.

143. Haeghen, F. Vander Lenger, M.-Th., Bibliotheca Belgica: Bibliographie générale des Pays-Bas (Brüssel, 1964-1975), 7 vols.

144. Hahlweg, W., 'Aspecte und Probleme der Reform des niederländischen Kriegswesens unter Prinz Moritz von Oranien', Bijdragen en mededelingen betreffende de geschiedenis des Nederlande, 86 (1971)

145. Haitsma Mulier, E., 'Neostoicisme en het vroegmoderne Europa', Theoretische Geschiedenis, 9 (1982)

146. Hamilton, A., 'Hiël and the Hiëlists: the Doctrine and Followers of Hendrik Jansen van Barrefelt', Quaerendo, 7 (3) (1977)127.— The Family of Love (Cambridge, 1981)

147. Hamilton, B., Political Thought in Sixteenth-Century Spain. A Study of the political ideas of Vitoria, De Soto, Suarez and Molina (London, 1963)

148. Harrison, A.H.W., The Beginnings of Arminianism to the Synod of Dort (London, 1926)

149. Heer, F., Der europäische Humanismus zwischen den Fronten des konfessionellen Zeitalters (Berlin, 1960)

150. Heesakkers, C.L., 'De Neolatijnse historiografie Janus Dousa', Lampas. Tijdschrift v.oor Nederlandse classici, 18 (5) (1985)132.— Praecidanea Douscma. Materials for a Biography of Janus Dousa Pater (1545-1604). His Youth (Amsterdam, 1976)

151. Hoorn, R.-J. van den, 'On Course for Quality: Justus Lipsius and Leiden University', Lipsius in Leiden. Studies in the Life and Works of a great Humanist on the occasion of his 450th anniversary. Eds. K. Enenkel & Ch. Heesakkers (Leiden, 1997)

152. Israel, J.I., The Dutch Republic: Its Rise, Greatness and Fall 1477-1806 (Oxford, 1995)

153. Janet, P., Histoire de la science politique dans ses rapports avec la morale (Paris, 1860)

154. Juriaanse, M.W., The Founding of Leyden University {Leiden, 1965)

155. Juste Lipse (1547-1606). Colloque international tenu en mars 1987. Ed. A. Gerlo (Brüssel, 1988) (=Travaux de l'Institut Interuniversitaire pour l'étude de la Renaissance et de l'Humanisme, IX)

156. Juste Lipse (1547-1606) en son temps. Actes du colloque de Strasbourg, 1994, Colloques, congrès et conférences sur la Renaissance, 6 (Paris, 1996)

157. AQ. Justus Lipsius (1547-1606) en het Plantijnse Huis (Antwerpen, 1998)141 .Justus Lipsius. Europae Lumen et Columen (International Colloquium K.U.Leuven. September 17-20, 1997). Supplementa Humanistica Lovaniensia, 15 (1999)

158. Ketters en papen onder Filips II. (Utrecht, 1986)300

159. Kirk, R., 'Introduction': J. Lipsius, Two Bookes ofConstancie Written in Latine by Iustus Lipsius (New Brunswick, 1939)

160. Kirsop, W., 'The Family of Love in France', Journal of Religious History, 3 (1974)

161. Klaniczay, T., 'Die politische Philosophie des Manierismus: Paruta und Lipsius': A. Buck, T. Klaniczay, Das Ende der Renaissance: Europäische Kultur um 1600. (Wiesbaden, 1987)

162. R. Klibansky, 'Preface': Locke, J., Epistola de Tolerantia./A Letter on Toleration. Ed. R. Klibansky (Oxford, 1968)

163. Knappert, L., Geschiedenis der Nederlandsche Hervormde Kerk gedurende de 16de en 17de eeuw (Amsterdam, 1911)

164. Kraye, J., 'Moral Philosophy', The Cambridge History of Renaissance Philosophy (Cambridge, 1990)

165. Kuckhoff, J., Die Geschichte des Gymnasium Tricoronatum (Köln, 1931)153 .Kutter, M., Celio Secondo Curione: Sein Leben und sein Werk (1503-1569) (Basel, 1955)

166. Laevinus Torrentius; Tweede bisghop van Antwerpen. Tentoonstelling in de Onze-Lieve-Vrouwenkathedraal te Antwerpen 6 mei 30 juni 1995 en de Faculteitsbibliotheek Theologie van de K. U.L. 29 September - 26 november 1995

167. Lafond, J., 'Le centon et son usage dans la littérature morale et politique', L'Automne de la Renaissance 1580-1630. Ed. J. Lafond, A. Stegmann. XXII-e colloque international d'études humanistes, Tours 2-13 Juillet 1979 (Paris, 1981)

168. Lecler, J., Toleration and the Reformation (N.Y., 1960), 2 vols.

169. Leidse universiteit 400. Stichting en eerste bloei 1575 ca. 1650. Catalogue Rijksmuseum Amsterdam (Amsterdam, 1975)

170. Lewy, G., Constitutionalism and Statecraft During the Golden Age of Spain: A Study of the Political Philosophy of Juan de Mariana, S.J. (Genève, 1960)

171. Lipsius en Leuven. Catalogus van de tentoontstelling in de Centrale Bibliotheek te Leuven, 18 September 17 october 1997, Supplementa Humanistica Lovaniensia, 13, red. G. Tournoy - J.Papy - J. de Landtsheer (Leuven, 1997)

172. Lipsius in Leiden. Studies in the Life and Works of a great Humanist on the occasion of his 450th anniversary. Eds. K. Enenkel & Ch. Heesakkers (Leiden, 1997)

173. Lutz, H., 'Antimachiavellismus im Italien des 16. Jahrhunderts', Mitteilungen des oberösterreichischen Landesarchivs Festschrift für Hans Sturmberger, 14 (1984)

174. MacKendrick, P., The Philosophical Books of Cicero (London, 1989)

175. Manguel, A., A History of Reading (London, 1997)

176. Maréchaux, P., 'Le fantôme de la raison: le paganisme allégorique de Juste Lipse', Juste Lipse (1547-1606) en son temps. Actes du colloque de Strasbourg, 1994, Colloques, congrès et conférences sur la Renaissance, 6 (Paris, 1996)

177. Meineke, F., Die Idee der Staatsräson in der neueren Geschichte (München, 1924)

178. Mellor, R., The Roman Historians (London N.Y., 1999)175.— Tacitus (N.Y. London, 1994)176.— Tacitus. The Classical Heritage (N.Y. London, 1995)

179. Mertner, E., 'Topos und Commonplace', Toposforschung: eine Dokumentation. Hrsg. v. P. Jehn (Frankfurt/M., 1972)

180. Mohl, R. von, Die Geschichte und Literatur der Staatswissenschaften (Erlangen, 1858)

181. Momigliano, A., 'The First Political Commentary on Tacitus': Id., Essays in Ancient and Modern Historiography (Middletown, 1977)

182. Morford, M., Stoics and Neostoics. Rubens and the Circle of Lipsius (Princeton, 1991)181.—'Tacitean "Prudentia" and the Doctrines of Justus Lipsius', Tacitus and the Tacitean Tradition. Ed. T. Luce, A. Woodman (Princeton, 1993)

183. Motto, A.L., Guide to the Thought of Lucius Annaeus Seneca (Amsterdam, 1970)

184. Nationaal Biografié Woordenboek (Brüssel, 1964 )

185. Nave, F. de, Bijdrage tot de hennis van Justus Lipsius' staatsleer (Brüssel, 1967)197.— 'De polemiek tussen Justus Lipsius en Dirck Volckertsz Coornhert (1590). Hoofdoorzaak van Lipsius' vertrek uit Leiden (1591)', De Gulden Passer, 48 (1970)

186. Nederman, C, 'Nature, Sin and the Origins of Society: The Ciceronian Tradition in Medieval Political Thought', Journal of the History of Ideas, 49 (1988)

187. Nickle, B.H, The Military Reforms of Prince Maurice of Orange (Delaware, 1975)

188. Nieuw Nederlandsch biografisch woordenboek> red. P.C. Molhuysen, P.J. Blok, K.H. Kossmann (Leiden, 1911-1937), 10 vols.

189. Nisard, Ch., Le triumvirat littéraire au XVIe siècle, Juste Lipse, Joseph Scaliger et Isaac Casaubon (Paris, 1852)

190. Nolte, M.E, Georgius Cassander en zijn oecumenisch streven (Nijmegen, 1951)

191. Nordman, V.A, Justus Lipsius als Geschichtsforscher und Geschichtslehrer (Helsinki, 1936) (=Annales Academiae Scientarum Fennicae, Vol. XXVIII, 2)

192. Porteman, K., Inleiding tot de Nederlandse emblemataliteratuur (Groningen, 1977)

193. Reiss, T.J., 'The Idea of Meaning and Practice of Method in Peter Ramus, Henry Estienne and Others', Humanism in Crisis: The Decline of the French Renaissance. Ed. Ph. Desan (Michigan, 1991)

194. Rekers, B., Benito Arias Montano (1527-1598). Studie over een groep spiritualistische Humanisten in Spanje en de Nederlanden, op grond van hun briefwisseling (Amsterdam, 1961)

195. Republiek tussen Vorsten (Zutphen, 1984)

196. Risselin-Steenbrugen, M., 'Christophe Plantin, facteur en lingeries fines et en dentelles', De Gulden Passer, 37 (1959)

197. Roersch, L., 'Juste Lipse', Biographie Nationale de Belgique, 12 (1892/93)

198. Rogge, H.C., Caspar Jcmszoon Coolhaes, de voorloper van Arminius en der Remonstranten (Amsterdam, 1856)

199. Rothenberg, G.E., 'Maurice of Nassau, Gustavus Adolphus, Raimondo Montecuccoli, and the "Military Revolution" of the Seventeenth Century', Makers of Modern Strategy from Machiavelli to the Nuclear Age. Ed. by P. Paret (Princeton, 1986)

200. Rowen, H.H., The Princes of Orange. The Stadholders in the Dutch Republic (Cambridge, 1988)

201. Ruysschaert, J., Juste Lipse et les annales de Tacite. Une méthode de critique textuelle au XVIe siècle (Louvain, 1949)

202. Saunders, J.L., Justus Lipsius. The Philosophy of Renaissance Stoicism (New York, 1955)

203. Schellhase, K.C., Tacitus in Renaissance Political Thought (Chicago London, 1976)

204. Skinner, Q., The Foundations of Modern Political Thought (Cambridge, 1978). V. 1. The Renaissance. V. 2. The Age of Reformation

205. S0rensen, V., Seneca. A Humanist at the Court of Nero (Edinburgh, 1984)

206. Steuer, A., Die Philosophie des Justus Lipsius (Münster, 1901)

207. Swart, K.W., 'Wat bewoog Willem van Oranje de strijd tegen de Spaanse overheersing aan te binden?', Bijdragen en mededelingen betreffende de geschiedenis der Nederlanden, 99 (4) (1984)

208. Tewes, G.-R, Die Bur sen der Kölner Artisten-Fakultät bis zur Mitte des 16. Jahrhunderts (Köln Weimar - Wien, 1993)

209. TofFanin, G., Machiavelli e il "Tacitismo", la "politica storica" al tempo della Controriforma (Padova, 1921)

210. Traute, A., Clementia Principis: Der Einfluß hellenistischer Fürstenspiegel auf den Versuch einer rechtlichen Fundierung des Principats durch Seneca (Stuttgart, 1970)

211. Trevor-Roper, H., Princes and Artists. Patronage and Ideology at Four Habsburg Courts 1517-1633 (N.Y., 1979)

212. Tuck, R., 'Grotius and Seiden', The Cambridge History of Political thought, 1450-1700. Ed. J.H. Burns (Cambridge, 1991)241.— Philosophy and Government 1572-1651 (Cambridge, 1993)

213. Vielberg, M., 'Justus Lipsius en Jena', Justus Lipsius (1547-1606) en het Plantijnse Huis (Antwerpen, 1998)

214. Wijn, J.W., Het krijgswesen in den tijd van PrinsMaurits (Utrecht, 1934)

215. Wiser, J.L., Political Philosophy: A History of the Search for Order (Englewood Cliffs, 1983)

216. Woltjer, J. J., De Leidse Universiteit in verleden en heden (Leiden, 1965)

217. Yates, F. A., The French Academies of the Sixteenth Century (London, 1947)255.— Giordano Bruno and the Hermetic Tradition (London, 1964)256.— The Rosicrucian Enlightenment (London, 1972)257.— The Valois Tapestries. 2nd ed. (London, 1975)

218. Young, R.V., 'Lipsius and Imitation as an Educational Technique', Justus Lipsius. Europae Lumen et Columen (International Colloquium K.U.Leuven. September 17-20, 1997). Supplementa Humanistica Lovaniensia, 15 (1999)

219. Young, R.V., Thomas Hester, M., 'Introduction', Principles of Letter-Writing. A Bilingual Text of Justi Lipsi Epistolica Institutio. Eds. R.V. Young, M. Thomas Hester (Carbondale Edwardsville, 1996)

220. Zanta, L., La Renaissance du Stoïcisme au XVI siècle (Paris, 1914)

221. Zijp, R.P., 'Spiritualisme in de 16de eeuw, een schets', Ketters en papen onder Fi lips II. (Utrecht, 1986)

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.