Этническая история Днестровско-Карпатских земель, IX - середина XII в. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, доктор исторических наук Князький, Игорь Олегович

  • Князький, Игорь Олегович
  • доктор исторических наукдоктор исторических наук
  • 1997, КоломнаКоломна
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 374
Князький, Игорь Олегович. Этническая история Днестровско-Карпатских земель, IX - середина XII в.: дис. доктор исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Коломна. 1997. 374 с.

Оглавление диссертации доктор исторических наук Князький, Игорь Олегович

Стр, шдаш. 2

Обзор источников и литературы. 5 сО Оозор ЙСТОЧНИКОВ «•««•«•»••о**«*»»«««***«««*«*«****«*«* о б) Обзор литературы.26

ГЛАВА I. Русь, Болгария и Византия в Днестровско

Карпатских землях в IX - XI вв. 52

ГЛАВА П. Славянское население Поднестровъя и Нижнего Подунавья от Великого переселения народов до Хв---- 78

ГЛАВА Щ. Особенности генезиса и развития древнерусского феодализма в регионе. Древнерусские поселения

Днеетровско-Карпатских земель в X - XI вв. 146

ГЛАВА ГУ.Печенеги в Днестровско-Карпатских землях с конца

1а до середины ам в. 20

ГЛАВА У. Торки, берендей и печенеги в Днестровско-Карпат-ских землях во второй половине II - первой половине XII в. с О О

ГЛАВА У1.Половцы на Нижнем Дунае и на Балканах во второй половине XI - первой половине XII в.

ГЛАВА Ль Взаимоотношения кочевых и оседлых народов в

Днестровско-Карпатских землях к середине XII в. Становление феодальных отношений у кочевого

Ы ¿10 ОиОлЭ 1*1И,ЯЕ 01*13 ♦»»••»•■в»»»»««*«*««*«*«»«»»»»®*« о и с; л к тплт^ттл;1 ^ О

ОГЛАВЛЕНИЕ.

О ( о в * « в • Ив*«»»*®»»*«

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Этническая история Днестровско-Карпатских земель, IX - середина XII в.»

Актуальность изучения этнической истории Днестровско-Карпатских земель в IX - ХП вв. вытекает прежде всего из малоизученное ти этой тематики в отечественной историографии. Комплексное изучение проблем истории различных этносов на этой территории началось только с конца 70-ых гг. текущего столетия» ранее же данная эпоха не столько исследовалась, сколько скупо освещалась в разного рода обобщающих трудах отечественных ученых, посвященных средневековой истории Днестровско-Карпатского региона. Единственным монографическим исследованием в отечественной историографии по этнической истории земель Восточного Прикарпатья, Поднестровья и Нижнего Подунавья является монография автора представленной диссертации "Славяне, воло-хи и кочевники Днестровско-Карпатских земель (конец IX - сер. ГШ вв.), изданная в Коломне в 1997 г.

Особую значимость исследуемой в диссертации тематики придает то обстоятельство, что она находится на стыке ряда отраслей исторической науки. Она пряш относятся к истории Древней Руси, поскольку посвящена в первую очередь историческим судьбам крайних юго-западных земель Киевской Руси. Тема эта имеет выход и в вйзантинистику и в славяноведения, так как исторические события, происходившие в регионе в IX - XII вв. теснейшим образом связаны с радом проблем истории Византии и Первого Болгарского царства. Связана эта тема и с историей королевства Венгрии в домонгольский период.

Весьма актуальной представляется данная тематика и для изучения истории тюркских кочевников южно-русских степей в IX -ХП вв., ибо номады-печенеги, торки, берендеи, половцы - в течение всего данного периода оказывают нарастающее влияние на ход исторических событий в регионе. Именно история пребывания тюрок-номадов в Днестровско-Карпатских землях может стать уникальном лабораторией изучения сложнейших и все еще дискуссионных проблем взаимоотношений мира земледельческого, оседлого с миром кочевых скотоводов. Ведь именно в этом казалось бы незначительным по площади регионе как нигде в Европе жили бок о бок не просто Русь и .Великая Степь, но и две цивилизации: земледельческая и кочевническая.

Более, чем актуально также исследование генезиса и становления феодальных отношений у кочевников-тюрок в этом регионе, где они соприкасались с развитыми феодальными державами - Киевской Русью, Византией, Болгарией, Венгрией.

Чрезвычайно важным представляется также исследование политического и социально-экономического развития Днестровско-Карпатских земель в эпоху существования здесь княжения восточнославянского племени тиверцев и процесса включения его в орбиту государственности. Киевской Руси, что позволяет сделать неординарные выводы по генезису и эволюции древнерусского феодализма.

Исключительную актуальность изучению этнической истории Днестровско-Карпатских земель в IX - сер. Ш вв. придает дне-куссионность основных ее проблем. Это относится и к спорам в отечественной историографии о том, был ли изучаемый период "кочевническим безвременьем" или же позиция Руси здесь оставались относительно прочными. Вело ли местное население постоянную борьбу с кочевниками, или же здесь на границе степи и лесостепи складывается этнокультурная контактная зона кочевья и. оседлости? Но главная дискуссия здесь с румынской историографией. Позиции отечественных и румынских историков на этническую историю Днестровско-Карпатских земель в эпоху IX - сер. XII вв. не просто различны, но, по сути, диаметрально противоположны.

Румынская историческая наука категорически отвергает преимущественно славяно-русский характер населения региона в исследуемую автором эпоху и настойчиво проводит мысль о том, что славянское население здесь было прежде всего миграционными штоками на Балканы в У1 - УШ в.в,, а в IX - X вв. было полностью ассимилировано румынами, которые всегда на территории региона были ведущим этносом.

Отсюда формулируется и важнейшая задача исследования: на основе комплексного исследования с привлечением всего яруга письменных, археологических, палеоант-ропологических, топонимических источников дать истинную картину этнической истории Днестровско-Карпатских земель в IX - сер. ХП в., раскрыть в полном объеме роль и значение Древней Руси в исторических, судьбах региона, показать особенности взаимоотношения мира оседлых земледельческих народов Карпато-Балкаиских земель и кочевого мира тюрок-номадов евразийских степей.

ОБЗОР ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ, а) Обзор источников.

История славянского, кочевнического и волошского населения Днестровско-Карпатеких земель с конца IX в. до середины XII в. отражена в письменных источниках многих государств и народов, В распоряжений историка, интересующегося этими проблемами, - русские летописи, сочинения византийских историков, средневековые венгерские хроники, документы римской курии, восточные средневековые арабские, еврейские, армянские источники.

Эти источники позволяют проследить роль Древней Руси в истории Днестровског'Карпатских земель в период конца IX в» и до середины ХП в*, - судьбы древнерусского населения региона. Они рисуют картину продвижения тюркских кочевников - печенегов, тюрков, берецдеев, половцев в Поднестровье и Нижнее Подунавье в домонгольскую эпоху* содержат сведения о взаимоотношениях кочевников со славянами и соседними государствами Юго-Восточной и Центральной Европы. - Венгерским королевством, Византийской империей, Болгарским царством.

Важнейшими источниками, содержащими сведения о восточнославянском, древнерусском населении региона в изучаемый период, являются русские летописи, презде всего "Повесть временных лет" и южнорусская, так называемая "Ипатьевская летопись*.

Повесть временных лет" сообщает о древнерусском населении Поднестровья и Нижнего Додунавья - тиверцах, участвовавших в составе общерусского войска в походах Олега и Игоря на Вит зантию, В ней же приводятся данные о появлении печенегов на I, Повесть временных лет, 1950, т. I, с. 13-14. т

Нижнем Дунае в начале X в.

Сведения ''Повести временных лет* о восточно-славянском племени тиверцев в Поднестровье, об их многочисленности, согласуются с более ранним источником (843-876 гг.) "Баварским

Географом", сообщающим о многолюдном племени тиверцев, имевр шем 148 укрепленных градов.

Новгородская I летопись младшего извода под 854 г» излагает события, связанные с княжением в земле полян основателя Киева Кия, с именем которого, как известно, связана первая попытка киевских князей утвердиться в Нижнем Подунавье на юге 3

Днестровско-Карпатского региона,

Зешш Поднестровья и Нижнего Подунавья еше не раз упоминаются в русских летописях в связи с важными внешнеполитическими событиями в истории Древней Руси: походами Олега, Игоря, Святослава на Византию в X в.; последним походом Руси против Византии в 1043 году, когда сын Ярослава Мудрого - Владимир Ярославич - во главе русского войска достиг Дуная; в II16 году, когда воевода Владимира Мономаха - Иван Войтишич - закреплял за Русью подунайские "городки"^.

Особого внимания заслуживают сообщения летописи по Ипатьевскому списку о древнерусском населении Днестровско-Карпат-ских земель в середине ХП в. Это упоминания о походе князя Ивана Ростиславича Берладника к берегам Дуная, о галицких ры

1. Повесть временных лет. I.-1., 1950, с. 18.

2. Fggnee Porsviae Fontes Historie!, Brno, 1966-1971, t, I-Iu. (III), s. 288.

3. Повесть временных лет. Ч. I, с. 13*

4. Полное собрание русских летописей. М., 1962, т. 2, стб.283 (Далее ПСР1) т боловах в Нижнем Подунавье.

Помимо летописного свода ценным источником, подтверждающим присутствие и во второй половине ХП в. Галицкой Р^-си в Днестровско-Карпатском регионе, является "Слово о полку Игоревен, сообщающее о политическом влиянии галицкого князя Ярослао ва Самомысла вплоть до Нижнего Дуная .

З^гсские летописные своды "Повесть временных лет", "Ипатьевская летопись" рисуют перед нами картину проникновения тюркских кочевников в Поднестровье и Нижнее Подунавье в X - ХП вв. Повествование Нестора сообщает о появлении печенегов на Дунае в X в.3

В летописях нашли отражение как походы половцев на Нижний Дунай и в пределы Византии, так и борьба 1уси с кочевниками, походы русских войск против половцев вплоть до берегов Дуная.^ Важным историческим свидетельством пребывания русского населения в Нижнем Подунавье и на всей территории Днестровско-Карпатского региона, включая Восточное Прикарпатье и Буковину, является сохранившийся в Воскресенской летописи «Список русских городов дальних и ближних".^*

О восточнославянском населении Днестровско-Карпатских зев IX в. - тиверцах - есть упо* основателя славянской письменности, мель в IX в. - тиверцах - есть упоминание в "Житии б

1. ПСР1, П. стб» 257.

2. Слово о полку Игореве. Л., 1976, с. 33.

3. Повесть временных лет, с. 17.

4. ПСР1, П. стб. 673-674,

5. ПСРЛ, УП, стб. 240,

6. Пространни жития на светите братя Кирил и Методий. Перевод и комментарий Христо Кодова. София, 1981.

Многочисленные известия о продвижении тюркских кочевников в Днестровско-Карпатские земли, начиная с появления в конце IX в. в Северном Причерноморье и на Нижнем Дунае печенегов, и кончая участием половцев в войнах Асеней с Византией, приведших к образованию в 80-х гг. ХП в. Второго Болгарского царства, содержат византийские источники.

Первым историческим д трудом, сообщающим сведения о появлении печенегов на землях Днеетровско-Карпатского региона, является трактат византийского историка X в. Константина Багрянот родшхта:; "Об управлении империей . Константин БагрянородаМ приводит важные данные о расселении печенегов в Нижнем Доду-навье в середине X в., об их общественном строе, о взаимоотношениях печенегов с Византией, Венгрией, Болгарией, Русью, их о роли в международной жизни Юго-Восточной Европы в это время.

Особое значение имеют известия Константина о восточнославянских племенах юга и юго-запада Киевской ^сш, 0б организао ции "полюдья" - сбора дани - киевскими князьями.

Незаменимым источником, содержащим подробнейшие сведения о Древней Руси эпохи Игоря и Святослава, о войнах Святослава с Византией на Балканах и в Подунавье, об обстоятельствах заключения на Дунае русско-византийского договора 971 г., а также и о трагической гибели русского князя в битве с печенегами является "История" византийского хрониста, современника описы

1. Константин Багрянородный. Об управлении империей. Пер. Г.Г. Литаврина. - Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху раннего средневековья. М., 1982, с»267-353.

2. Константин Багрянородный, с. 271, 297,

3. Там же, с. 273. т ваемых им событий, Льва Дштана.

События Х-Х1 вв., связанные с продвижением в Подунавье тюрков и половцев, нашли отражение в "Истории" Иоанна Скили-цы, византийского историка XI в.^

Скилица подробно описывает войны кочевников с Византией, их роль в политических событиях на Балканах. Касается он и событий русско-византийской войны 1043 г.

Продолжателем Скилицы, его "копиистом", был Георгий Кедрин, в трудах которого также немало известий о печенегах и половцах, вторгавшихся в Византию.^

Война Византии с печенегами в середине XI в. подробно описана в сочинении византийского автора XI в. Кекавмена.^

Ко второй половине XI в, относятся сообщения византийского историка этого времени Михаила Атталиата о вторжениях в Византию печенегов в 1048-1053 гг., шрков в 1064 г. и половцев в 1078 г*5

Уникальны, хотя подчас и носят фрагментарный характер, свидетельства Анны о северных соседях Византии: кочевниках влахах, узах, половцах и особенно печенегах. Как ни скудны данные "Алексиады" об этих народах, они заслуживают пристального вни

1. Лев Дщ-кон. "История". М., 1988.

2. Хоапгиз Ski.li.tzae, 51гтрз1& hi.st0ri.3rum, Berli.n-Neu-.York, 1979, рр. 80,83.

3. Сеогд1и8 Сес1гепиз 1оапп1а ^куИ^ве ©pe.II, Золп©@, 1839,

4. Советы и рассказы Кекавмена, византийского полководца XI в. Подготовка текста, перевод и комментарий Г.Г.Литаврина.М., 1972, с. 171.

5. РЦсЬаеН® н1®Ъ©г1а» Веппае, рр. 83,84,204» т мания", - это оценка Я.Н. Любарским известий "Алексиады" Анны Комниной» дочери византийского императора Алексея Комнина (I082-III8 гг.), описавшей в своей хронике основные события его правления, "Алексиад®" содержит подробные описания войн Алексея Комнина с печенегами. Много сведений в ней приводится также и о половцах, об их роли в разгроме печенегов в 1091 г.^ и в походе неудачливого претеццента на императорский престол о

Псевдо-Диогена в 1094-95 гг.

0 массовом переселении печенегов в пределы Византийской \ империи в 1048 г, под натиском т®рков сообщает "Хронография"

Михаила Пселла, византийского историка второй половины XI в.^ •у Михаил Леем, оставил нам также подробнейшее описание событий последней большой русско-византийской войны 1043 г. Особо ценно то, что сам он был и очевидцем решающего сражения этой войны,

Многочисленные известия о борьбе Византии с печенегами, торками, половцами на берегах Дуная содержаться в "Истории" писателя ХП в. Иоанна Киннама. Сообщения Киннама о поселении кочевников на византийских землях после так называемой Верой-ской войны I122-I123 гг., а также описание похода византийского войска в 1148 г. против половцев на северный берег Дуная и предR горьям Карпат, и рада других событий, связанных с историей

I» Анна Комнина. Алексиада. М,, 1965. Перевод и комментарий Я.Н. Любарского, с. 22.

2. Там же, с. 233-239.

3. Там же, с. 366-368.

4. Михаил Пселл. Хронография, М., 1978, с. 180,

5. Иоанн Киннам. Краткое обозрение царствования Иоанна и Мануи-ла Комнинов, Серия "Византийские историки". СПБ, 1859.

Карпато-Дунайских земель, являются для нас важным источником по истории земель Нижнего Подунавья в ХП в.

Подробное описание войны византийцев с кочевниками в

1122-1123 гг. содержится также в хронике сирийского историка

ХП в, Михаила Сирийца (1126-1199 гг.), видного церковного деят теля-якобитского патриарха Востока. Сведения о войне ромеев с кочевниками содержаться также в исторических стихотворениях 2 византийского поэта и писателя ХП в. Феодора Продрома.

Подробнейшие сведения о вторжении кочевников в пределы Византийской империи в ХП в. содержатся в "Истории" крупнейшего византийского историка Никиты Ходаата*

О войне Византии с половцами в 1048 г.» происходившей в Нижнем Подунавье и Восточном Прикарпатье имеются также сведения у византийского автора ХП в, Иоанна Цеца«^

Ломимо нарративных византийских источников, большое значение для исследователя, интересующегося социальным строем кочев

1. Гусейнов P.A. Сирийские источники по истории Византии Х1-ХП в®. Византийский временник, т, 33, 1972, с. 26-54.

2. Theodoros Prodrsmss. Historische Gedichts.

Wien, 1974. 3#Nicitae Chaniatae, Historia. Berlin

No vi Ebaraci, 1975. 4. Ieannis Tzetzae. Epistule. Leipzig, 1972, ников Северо-Западного Причерноморья, имеют актовые источники империи. Как справедливо отмечал Г,Г, Литаврин, сведения о пожалованиях императорами знатным кочевникам земель в нижнедунайских провинциях Византии под условием несения военной службы т неоднократны в XI-XII вв.

Ряд ценных исторических сведений о народах, населявших Днеетровско-Карпатские земли или же проходивших через них в IX-ХП вв. содержат средневековые письменные источники западноевропейских стран. В первую очередь, это источник IX в, (843-876гг) принадлежащий перу т.н. Баварского Анонима или же Баварского Географа, который уже упоминался в связи с его сведениями о племени тиверцев. Помимо тиверцев Баварский Аноним описывает и уличей, соседних с ними.

Также должно выделить венгерские средневековые хроники Анонима, Турещи и Симона де Кезы, а также многочисленные короле вкие документы, отражающие связи венгров с печенегами и поч ловцами в Х-ХП вв.

Венгерский Аноним, источник конца ХП в. сообщает о волохах и славянах в Среднем Подунавье в 1Х-Х вв. о расселении тюркских

1. Литаврин Г.Г. Болгария и Византия в Х1-ХП вв. М.,1960, е,157<

2. P'iagna® Wore viae F©ntes Histeriei. p. 288.

3. C@dex .diplematieus Hungari

Хроника Туроци содержит известия о половецких набегах на Венгрию начиная с 1070 г, и о переселении "куман" в королевство в правление короля Стефана В в 1123 г.^

Историю половецких вторжений в Венгрию подробно прослежиq вает венгерская средневековая хроника Симона де Кезы. Многие документы королевства Венгрии, посвященные истории венгеро-пе-ченежских, венгеро-половецких» венгеро-русских отношений, содержащие сведения по определенным моментам истории Днестровско

Карпатских и Карпато-Дунайеких земель содержатся в ряде изданий 4 источников.

Из западноевропейских источников представляет интерес сообщение исландского средневекового историка ХП в. Снорри Стурлусо-на о походе византийского императора в страну Блёкуманналанд против язычников-кочевников, данное им в описании подвигов наем-ников-скацдинавов на службе у Византии.^ Это сообщение относится к событиям войны императора Иоанна П Комнина с кочевниками в I122-I123 гг. Страна Блёкуманналанд - это "Валахия", земля влахов, территория к югу от Дуная, где совместно с болгарским

1. Scriptores rerum Hungaricarum. Ed. Е. Szentpetery, \1-II, Budapeatini, 1938,pp. 33-117 : SRH).

2. SRH, U-I, p. 336.

3. SRH, V-II, pp. 141-194»

4. Annales Regum Hungaria®. Uirtdebenee, 1?63j Documente privitoare la istoria ramanilor» Bucuresti, 1887.

5. Снорри Стурлуссон. Круг Земной. M., 1980, с. 551. проживало и влашское население.

Заслуживают внимания интересные сведения о половцах и их общественной организации, приводимые еврейским путешественнир ком второй половины ХП в., уроженцем Германии, Ибн-Петахией. При сопоставлении с венгерскими и византийскими источниками они позволяют лучше понять особенности развития половецкого общества и в интересуемом нас регионе.

Ряд сведений о населении земель между Византией и Русью, т.е. как раз Днестровско-Карпатского региона в ХП в. содержится в "Императорских досугах Гервазия Тильберийского, средневео кового английского хрониста (ок, II50-I235? гг.).

Историку, изучающего проблемы истории Днестровско-Карпат-ских земель в домонгольскую эпоху, необходимо обращаться и к документам римской курии, касающихся истории Северного Причерноморья в Х1-ХП вв,^

Некоторые моменты истории Днестровско-Карпатских земель с конца IX до середины XI в. нашли отражение в трудах арабских, еврейских и арманских средневековых авторов."Геродот Востока",

1. Spinei I/. Informetii desprs ylahi, in izvoarele medievale nordice.- Studii cercetari de istorie veche, t, 24, nr, 2, Bucuresti, 1973, p, 279.

2. Три еврейские путешественника Х1-ХП вв., перевод П.В.Марго-лина. Спб 1881.

3. Гервазий Гильберийский. Императорские досуги.

Матузова B.I. Английские средневековые источники. M., 1979, с» 60 - 68.

4*Documente Pentificu cura Remanerum Histeriar Ucrainae (1075-1700)* ftomae, 1953, мусульманский историк Масуди, чей труд датируется 947 г., пишет о южных поселениях древнерусского населения на берегах Черного моря»* По сведениям Масуди, как отметил БД. Рыбаков, русы" проживали там же, где русская летопись локализует ти» 2 верцев и уличеи.

О славянском населении Прикарпатья, возможно, племени тиверцев, есть сведения у * .Еврейского путешественника X в. йбо рагима ибн Якуба в его отчете за 965 г.

Одним из восточных источников, сообщающим сведения о торговых путях, проходивших в X столетии через Днестровско-Карпат-ские земли, является переписка хазарского кагана Иосифа с визирем кордовского халифа Абдурахмана 1 Хасдаем Ибн-Шафрутам, датируемая началом второй половины X в. По словам кагана Иосифа торговые пути, связнвавшие Хазарию с Центральной Европой шли через карпатские перевалы и Поднестровье.^

Арабский географ середины ХП в. Идриси считал Днестр воротами в русские земли, которые начинались от берегов Черного моря.5

1. Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских * Спб., 1870, с. 127.

2. Рыбаков В.А. Киевская 1^гсь и русские княжества ХП-ХШ вв, М., 1982, с. 183.

3. Куник А., Розен В. Известия Ал - Бекри и других авторов о Буси и славянах. Спб, 1876, часть I, ХХХП.

4. Коковцев П.К. Еврейско-хазарская переписка в Хв. Л.,1932, с. 98-102.

5. Рыбаков Б.А.Русские земли по карте Ицриси 1154 г.-Краткие сообщения института истории материальной культуры.!.,1952, с. 15-16.

Армянский средневековый историк Матвей Эдесский сообщал о том, что в 1050 г. кочевники-тюрки разных народов вкупе наI пали на ромеев.

Таковы главные письменные источники, известия которых освещают основные события истории Днестровско-Карпатеких земель с конца IX в» и до середины ХП в» В них содержатся сведения как по древнерусской истории, связанной с Поднестровьем и Нижнем Подунавьем, по истории тюркских номадов - печенегов, тр-ков, берендеев, половцев, чьи кочевые орды и проходили через земли региона, и располагали здесь свои кочевья. Известия эти, как правило, фрагментарны, порой они лишь случайно фиксируют те или иные события, связанные с историей региона* Тем не менее, анализ совокупности сведений письменных источников по истории Днестровско-Карпатских земель этот период позволяет восстановить в целом особенности их исторического развития на протяжении двух с половиной столетий.

Помимо источников письменных в распоряжении исследователя, занимающегося историей Днеетровско-Карпатского региона 1Х-ХПвв. находятся также достаточно многочисленные археологические источники. Их можно разделить на три категории:

- памятники славяно-русской материальной культуры, к которым относятся исследованные как отечественными так и румынскими археологами славянские и древнерусские земледельческие населения и раннегородские центры - селища и городища - Днестровско-Кар-патских земель 1Х-ХП вв.

- памятники материальной культуры южнославянского (болгар

I»Croniqu© de Fiatthien ti^Eéesss trsl. par f'i.E. Dulaurier» Paris, 1858, ского) населения, относящиеся к так называемой Балкано-Дунай-ской культуре;

- материалы раскопок курганных памятников, где были обнаружены погребения средневековых кочевников.:!- печенегов, тйрков, берецдеев, половцев.

Первая категория памятников начала изучаться вскоре после окончания Великой Отечественной войны. Честь открытия материальной культуры ранее только по детопиеям известных тиверцев принадлежит известному отечественному археологу Г.Б. Федорову. Именно его многолетние раскопки и привели к обнаружению на территории Пруто-Днестровского междуречья многочисленных памятников безусловно относимых к древнерусской материальной культуре эпохи Киевской Руси* Г.Б. Федоров проследил генетическую связь древнерусских поселений региона со славянскими предшествующей I эпохи,

Г.В. Федоров и его ученик кишиневский археолог Г,§. Чебота-ренко подготовили и опубликовали полную сводку археологических памятников восточных славян и древнерусского населения на территории Молдавии.

На территории Северной Буковины (Черновицкая область Украины) славяно-русской археологией долгие годы занимались Б,А. Ти-мощук и И,П. Русанова. Ими опубликованы материалы изучения ряда древнерусских памятников Поднестровья.^

Перу БД. Тимощука принадлежит такая фундаментальная монография, посвященная развитию древнерусской материальной культу

1. Федоров Г.Б., Чеботаренко Г,Ф. Памятники древних славян (XI-ХШ вв.).Кишинев, 1974.

2. Русанова ЙД1.» Тимощук Б.А. Древнерусское Поднестровье. Ужгород, 1981. ры на территории Северной Буковины»* В ней дается полный свод всех памятников, содержится тщательный анализ всех археологических находок с древнерусских поселений на Буковине 1Х-Х1Увв.

В своей новейшей монографии "Восточные славяне. От общины к городам" Б.А. Тимощук также публикует ряд археологических вновь найденных источников по истории Днестровско-Карпатских 2 земель в 1Х-ХП вв.

На землях Запрутской Молдовы - меэздуречье Прута и Сирета и Восточное Прикарпатье - исследования археологических памятников восточнославянского населения вели румынские археологи. Ими было обнаружено большое число древнерусских поселений, преq имущественно селищ IX-XI вв. и более позднего периода. И хотя с середины 60-х гг. по политическим причинам исследования славянских и древнерусских памятников румынской археологией прекращены, а многие из них бездоказательно объявлены "румынскими", это не может изменить исторических реалий.

К древнерусской материальной культуре на территории Румынии относятся памятники IX-XI вв. типа Хлийча I и XII—ХШ вв. типа Хлинча П.^ Наиболее подробно памятники славяно-русской археологии на территории Румынии и, в первую очередь на землях Запрутской Молдовы (запад Днестровско-Карпатских земель) описа

1. Тимощук Б.А. Давноруська Буковина. Киев, 1982.

2. Тимощук Б.А. Восточные славяне. От общины к городам. М.,1995.

3. Stuciii si oercetari stiintifice istarie. Annul VII» t. 2, jasi, 1956, pp. 1-56.

4. #едоров Г*Б., Полевой Л.Л, Археология 1^гмынии. М., 1973, сс, 317, 336-337. ны в фундаментальной, до настоящего времени ни в чем не утратившей научного значения книге Б»Федорова "Археология Румынии", написанной им в соавторстве с ЛЛ, Полевым,^

К сожалению, поскольку с середины 60-х гг. по политическим соображениям целенаправленного изучения восточнославянских археологических памятников на территории Румынии практически не ведется, то это негативно сказывается на возможности более углубленного исследования истории западной части Днест-ровско-Карпатских земель в период с конца IX в, и до нашествия монголо-татар.

Следующую часть археологических источников по истории Днестровско-Карпатских земель в 1Х-Х вв. составляют памятники материальной культуры южнославянского населения Первого Болгарского царства, распространенные в южной части региона.

Археологическое изучение памятников этой культуры в Пруто-Днестровском мевдречье было начато в 1956-1957 гг. раскопками на поселееии Криничное Белградского района Одесской области Украины, проведенными под руководством Г.Б« Федорова.

С 1959 по 1966 гг. под руководств«« Г.Ф. Чеботаренко отдельным отрядом Прутско-Днестровской экспедиции производились раскопки на поселении Калфа, а также широкие разведки памятников культуры Первого Болгарского царства. В результате был получен обширный археологический материал, который в сочетании с письменными, этнографическими и другими источниками позволяет охарактеризовать различные стороны памятников культуры Первого Болгарского царства в южной части Пруто-Днестровского мевду

Федоров Г.Б. Полевой Л.Л, Археология Румынии. М., 1973. речья.*

Сводные публикации археологических памятников этой куль-1УРЫ даны в работах ГЛ. Чеботаренко.2

На территории Румынии памятники Балкано-Дунайской культуры (культуры Первого Болгарского царства) известны под названием "культура Дриду". Наиболее подробно они описаны в работах о румынского археолога В* Спинея.

Следует указать, что в современной румынской археологической науке господствует точка зрения, что эта культура в основе своей носила восточнороканский характер. Эта оценка полностью расходится с мнением отечественных и болгарских археологов об этнической принадлежности носителей Балкано-Дунайской культуры, которые считают, что она носила южнославянско-тюркс-кий характер.^

Своеобразной "промежуточной" группой археологических памятников, относящихся как к оседлому славянскому, так и к кочевому, или уже полукочевому, переходящему к оседлости тюркскому населению являются материалы раскопок рада поселений, расположенных в той полосе Днестровско-Карпатского региона, где леео

1. Чеботаренко Г.Ф. Материальная культура Первого Болгарского царства в Прутско-Днестровском меадуречье. Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук, М.,1968, с. 3»

2. Чеботаренко Г.Ф. Материалы к археологической карте памятников УШ-Х вв.южной части Прутско-Днестровского междуречья. -Далекое прошлое Молдавии. Кишинев, 1969; его же;Поселение Калфа. Кишинев, 1973.

3. Зр1пех У. !"®Хс10Уа хп зес®1е!е IX-XIV, Эисигез^, 1982. 4* Степи Евразии в эпоху средневековья.!., 1981, с. 75-76. степь начинает переходить в собственно степь* Она протянулась в центральной части региона от Сирета на западе и до Днестра на востоке. Археологические материалы с раскопок этих поселений опубликованы В, Спинеем (Пруто-Сиретское междуречье)* и р

Г.3>. Чеботаренко (Пруто-Днестровское междуречье).

К третьей категории археологических источников по истории Днестровско-Карпатских земель следует отнести материалы раскопок курганных погребений средневековых кочевников. Они на состояние середины 80-ых гг. были опубликованы в СССР и в Румынии о в монографиях археологов В. Спинея и А.О. Добролюбского. Хронологически они охватывают период с IX по Х1У вв. Чтобы выделить древности изучаемого в настоящей диссертации периода с конца IX до середины ХП в., надо использовать методику изучения курганных памятников средневековых кочевников Восточной Европы, которую разработал и многократно успешно применял видный отечественный археолог Г.А. ФедоровЩавцдов.

На основе подробного изучения и систематизации особенностей погребального обряда различных тюркских кочевых племен и союзов, обитавших в южнорусских степях в 1Х-Х1У вв. - ориенти

1, Spinei V, Contributif la istoria spatiului Est-Carpatie din secolele al Xl-lea pina la invazia mongola tíin 1241.-Remsria antiquitatis VI—VilI (1974-1976), fluzeul de istorie Pistra Weamt,. 1981,pp. 123-126.

2, Чеботаренко К.Ф. Население центральной части Днестровско-Прутского меадуречья в X—XII вв. Кишинев, 1982.

3, Spinel У» Romani si Turanici. 3ssi, 1985?

Добролюбский А.О. Кочевники Северо-Западного Причерноморья в эпоху средневековья. Киев, 1986. ровки погребений, конструкции погребальных ям, наличии рядом с погребениями людей, либо в самих погребениях частей или же цельных костяков коней - он вьщелил четыре хронологические группы позднекочевнических курганных погребений в степях Восточной Европы;

I Конец 1Х-ХГ вв. (господство печенегов и короткий период торчесского нашествия). Погребения ориентированы головой на запад, рядом с человеческим костяком части скелета коня.

П Последняя четверть XI—XII вв. ( начальный период господства половцев). Сокращается число погребений с западной ориентировкой, появляется восточная ориентировка, вместо частей конского скелета - цельный костяк.

Ш Конец ХП- начало XI вв. ( предмонгольский период). Восточная ориентировка погребений, реже северная. Рядом с человеческим погребением яма с костяком коня. т

1У Вторая половина ХШ-Х1У вв. (эпоха Золотой Орды).

К исследуемому в настоящей диссертации периоду относятся археологические памятники тюркских кочевников первых двух хронологических групп. Использование этой уже апробированной многими исследователями методики, разработанной Г,А. Федоровым-Давыдовым, позволяет историку относительно точно определить хронологию и возможную этническую принадлежность кочевнических древностей из курганных памятников эпохи раннего средневековья в Днестровско-Карпатских землях.

Наряду с методологией Г.А, Федорова-Давыдова представляется возможным использование методов изучения этнической принад

I. Федоров-Давыдов Г,А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М., 1966, с. 9. т лежности кочевнических погребений С,А, Плетневой.

С.А. Плетнева на основе изучения огромного количества курганных памятников сделала ряд выводов, позволяющих идентифицировать погребальные обряды печенегов, тюрков и половцев.

К печенежским она относит погребения, имеющие западную ориентировку - когда костяк вытянут головой на запад - при наличии захоронений частей коня рядом с человеком.

Торческие погребения имеют ту же ориентировку на запад, что и печенежские. Их особенностью являются перекрытия из деревянных плах над могилами, а также усложненные формы могилы - приступки, плечики, подсыпки.

Половецкие же погребения ориентированы головой на восток. Рядом с погребением человека находится отдельная яма для захоронения целого костяка коня.

Применение в комплексе обеих методик Г.А. Федорова-Давыдова и С.А. Плетневой позволяет достаточно точно идентифицировать раннесредневековые кочевнические курганные захоронения.

Обобщение материалов археологических исследований кочевнических древностей Днестровско-Карпатских земель, а также Балкано-Дунайской культуры было сделано С,А. Плетневой в книге "Степи Евразии в эпоху средневековья* (один из томов 20-ти томного издания "Археология СССР"), вышедшей в 1981 rß

Восточнославянские древности, относимые археологами к тиверцам и уличам, описаны в томе этого же издания "Археология СССР", посвященном восточным славянам в У1-ХШ вв. Автор всего 3 тома и, соответственно, глав о тиверцах и уличах В.В. Седов.

I» Плетнева С.А. Древности Черных Клобуков М., 1973, с. 20. 2. Степи Евразии в эпоху средневековья. М., 1981. 3* Седов В.В. Восточные славяне в У1-ХШ вв. М., 1982,

Материалы с раскопок городских поселений древнерусского населения Пруто-Днестровского междуречья обобщены в томе "Археологии СССР" "Древняя Русь. Город, замок, село." Здесь автор Б.А, Рыбаков.*

Одним из важнейших источников для изучения этнической истории Днестровско-Карпатских земель 1Х-ХП вв, являются материалы антропологических исследований открытых археологами средневековых могильников. Здесь в распоряжении историков данные научных исследований отечественного ; ушного-антрополога М.С, Великановой. На основе имеющихся материалов археологических раскопок могильников Х-ХП вв. в центральной зоне Пруто-Днестровского междуречья М.С. Великанова установила ряд особенностей этнического состава местного населения в ту эпоху, что позволило историкам сделать о таковом куда более определенные выводы, нежели ранее.

Большую ценность для исследователя представляют нумизматические источники по истории Днестровско-Карпатского региона в 1Х-ХП вв. Нумизматические материалы к которым относятся монеты византийские и куфические (отчеканенные в среднеазиатской державе Саманидов в X в.), достаточно подробно изучены и опубликованы. Здесь прежде всего должно выделить труды В. Спинея и

•э

A.A. Нудельмана.

1. Древняя Русь. Город, замок, село. М», 1985.

2. Великанова М.С. Лалеантропология Пруто-Днестровского междуречья. М., 1975.

3. Spinsi V. Csntributii la istoria. PP* 131-140.

Нудельман A.A. Очерки истории монетного обращения в Днест-ровско-Прутском регионе, Кишинев. 1985.

Топонимические и ономастические источники по истории Румынии были в свое время подробно исследованы румынским ученым Н. Драгану. В его работе, посвященной истории румын в 1Х-Х1У вв., немалое внимание уделено топонимике и онимастике Днестт ровско-Карпатских земель этой эпохи.

Топонимические источники по раннесредневековой истории изучаемого региона можно найти в книге румынского историка

И. Йордана? Славянскую топонимику на территории Румынии в свое 3 время исследовал Е. Петревич, Тюркскую же на территории Пру-то-Днестровского мевдуречья - И.В.Дрон.4

J. Dragonu N» Remanii in Veacuril® IX-XIV pe baza top@ni.miei si onomastiсei. Висures ti, 1933.

2. Isrdan I» Topenimia remenease®, Sucurasti, 1960.

3. Петрович E. Славяно-болгарская топонимика на территории Румынской Народной Республики. - Romanos la viса, IX,

Bucuresti, 1963.

4. Дрон И.В. К вопросу о периодизации тюрко-молдавских взаимо

О в ггппй firOttrttlA*#Л1ГЯП«Л»Т*Л Л«#*ЛТ* if -ж Vir»**» «ь. мм а • —- л " ^

T.'.AV «г«.« •T.WV^MMVAM^V V J- v AimnV/WUUfi истории молдаван. Кишинев, 1983, с, 98-120 б) Обзор литературы.

Отечественная историография. Раннесредневековая история земель Днестровско-Карпатско-го региона и, в частности, ее период с IX по ХП столетия попадали в сферу внимания многих историков разных стран и народов. Это русские и советские историки, историки Болгарии, большое внимание, разумеется уделяли этой эпохе в истории региона румынские ученые. В то же время редко когда историки уделяли специальное внимание истории Днестровско-Карпатских земель в указанную эпоху в целом. Такие исследования появились только т в 80-ые - 90-ые гг. текущего столетия.

Интерес к Днестровско-Карпатским землям историков разных стран объединяется тем, что их история,-это и история Румынии, и история Болгарии, и история Руси, и история кочевых народов южнорусских степей. Да и сама она находится на стыке рада отраслей исторической науки. Тощ, кто ей занимается,должно знать и историю Древней Руст, и разбираться в раде проблем истории Первого Болгарского царства и Византийской империи, вникать в раннесредневековую историю волохов - предков современных восточных романцев, не говоря уже о знании проблем тюркских кочевых народов Северного Причерноморья, ни один из которых не минул Днестровско-Карпатского региона.

Потому-то исследователю истории земель между Карпатами и Днестром в 1Х-ХП вв. приходится обращаться как к трудам по ис

I* Зргпех I/. 1п зес®1е1е 1Х-Х11/; йэтап! в1 Tur@ni.ci,

Князький И.О. Славяне, волохи и кочевники Днестровско-Карпатских земель Фконец IX - сер. ХШ вв.). Коломна, 1997. тории Киевской Руси, так и работам по истории Византии, Болгарии, истории румын догосударственной эпохи (до образования в Х1У в. княжеств Валахия и Молдавия), печенегов, торков, половцев, также оставивших свой след в этих землях в конце первых веках П тысячелетия.

В первую очередь обратимся к трудам отечественных историков, в той или иной мере, затрагивавших в своих исследованиях историю земель Днестровско-Карпатского региона в 1Х-ХП вв. К таковым относятся работы русских дореволюционных историков, советских-русских, молдавских и украинских авторов, современных российских исследователей.

Отдельные моменты истории Днестровско-Карпатских земель в эпоху Киевской Руси были отмечены в "Истории государства Российского" Н.М. Карамзина, Это касается сведений о воеточно-сла-вянском племени тиверцев, о печенегах в Поднестровье и Лоду-навье.* 0 печенегах и половцах в Поднестровье, Подунавье и Прикарпатье упоминал А. Куник, исследовавший венгерские источники 2 о кочевниках южнорусских степей.

Истории пребывания в Днестровско-Карпатском регионе кочевых тюркских народов в первые столетия П тысячелетия уделил о внимание Ф.К. Брун. Эта же тематика нашла отражение и в исследовании Ф.И. Успенского, посвященной образованию Второго Бол

1. Карамзин Н.М. История государства Российского. Т-1, М.,1989.

2. Куник А. О торкских печенегах и половцах по мадьярским источникам. - Записки Академии наук. Том П, вып. 5, Спб, 1855.

3» Врун §.К. Черноморье, Т-1, Одесса, 1879. гарского царства*

Важное значение для понимания роли тюркских кочевников в истории земель Поднестровья, Нижнего Подунавья, Восточного Прикарпатья имеют работы видного русского ученого П.В. Голубовско2 го, посвященные истории печенегов, торков и половцев.

О войне византийцев с половцами в 1148 г., происходившей о в Нижнем Подунавье и Восточном Прикарпатье писал К.Я. Грот.

Особо стоит отметить работу русского историка А.Накко, посвященную истории Бессарабии - территории Пруто-Днестровского междуречья с древнейших времен, где автор касается как вопросов происхождения румынского народа, так и проблем пребывания в регионе славян и тюрок.^ Важно, что А, Накко не ограничивался в своем исследовании только пределами российской Бессарабской губернии, но и касался проблем истории Запрутской Молдовы, Валахии и Трансильваний в той или иной мере связанных историей изучаемого им края. По сути, работа А, Накко первая в отечественной историографии в целом описывала историю всего Днестровско-Карпатского региона в раннесредневековую эпоху. Исключительное значение имела работа российского ученого для изучения истории восточных романцев. Он одним из первых в европейском ученом мире доказывал, что этногенез румын происходил на территории

1. Успенский §,К. Образование Второго Болгарского царства, Одесса, 1879.

2. Голубовский П.В. Печенеги, торки и половцы до нашествия татар. Киев, 1984: его же: Половцы в Венгрии, Киев, 1889^

3. Грот К.Я. Из истории Угрии и славянства в ХП в.Варшава,1889.

4. Накко А. История Бессарабии с древнейших времен. Ч. I, вып.2, Одесса, 1874. бывшей римской провинции Дакия к северу от Дуная - земли Бана-та, Олтении и Трансильвании - где романизованное население проживало автохонно со времен Римской империи. А. Накко опровергал утверждения трансильванского историка и лингвиста немецкого происхождения Роберта Рёслера о том, что все романизованное население римской Дакии после ее эвакуации императором Аврелианом в 271 г. ушло к ifQff за Дунай, а румыны являются потомками волохов, совершивших вторичную миграцию в Карпато-Дунайские т земли уже в первые столетия П тысячелетия в XI - ХШ вв.

О русских городах на Дунае, упоминаемых как в Воскресенской летописи, так и актах константинопольской патриархии писал 2 русский византинист Ю. Кулаковский.

Ряд проблем истории Днестровско-Карпатского региона затронул в своих трудах видный русский историк-византинист В.Г. Васильевский. Он, ссылаясь на список русских городов, сохранившийся в Воскресенской летописи, указывал на многовековое пребывание Руси в Подунавье, Поднестровье и в Восточном Прикарпатье? Также В.Г. Васильевский уделял большое внимание роли тюркских кочевников - печенегов и торков - в истории этих земель, отдельная работа его посвящена византийско-печенежским отношениям. Специально исследовал В.Г. Васильевский тему "Русские на Дунае в XI в."

X, Rosier R. Setrianish© Studien. Untersuchungen zur Älteren Geschieh te Rsroenien®. Leipzig, 1871» з, 4 5-68.

2. Кулаковский Ю. Где находилась Вичинская епархия Константинопольского патриархата? - Византийский временник, т. 1У, вып. 3-4, 1897, с. 335.

3. Васильевский В.Г. Труды Т. I, Спб., 1908.

Говоря о работах русских ученых, посвященных истории тюркских кочевников в южнорусских степях, где авторы в той или иной мере касались отдельных проблем истории Днестровско-Карпатских земель в домонгольскую эпоху, нельзя не выделить труды представителя русского зарубежья историка Д.А, Расовского. Он сумел определить пути движения кочевых орд печенегов, торков, берендеев и половцев на земли Венгерского королевства и большею частью они как раз и проходили через Днеетровско-Карпатекий регион.* Им также исследована и Придунайская Кумания, сложившаяся в результате занятия половцами степей Нижнего Поднестровья, По-прутья и Нижнедунайской низменности. Большое внимание Д.А. Ра-с®вский уделял влиянию кочевников на международные дела в Кар-пато-Балканском регионе, их роли в истории Венгрии, Византии, Болгарии, Латинской империи.

Один из крупнейших историков русского зарубежья Г.Вернадский подробно исследовал русско-византийские отношения XII в. именно в связи с ролью в них кочевников Северного Причерноморья. Он касался вопросов о роли и месте Руси в международных отношениях на юго-востоке Европы в это время, о византийском влиянии на Русь, о русском и византийском противостоянии кочевому миру южнорусских степей.**

1. Расовский Д.А. Печенеги, торки и береццеи на Руси и в Угрии. -Seminar!urn Kendekovisnum, t. У1, Prsgs, 1933, С.3-39, его же: Роль половцев в войнах Асеней с Византийской и Латинской империями. - Списание на Бълrapeката Академия на науките, 58, 1939, с. 203-211.

2. Vernadsky G. Relations byzantino-russes au XII siecle.-Byzantion, 1927-1929. T-4.

В схожем с Г. Вернадским ключе в советской историографии довоенной поры важные проблемы русско-византийских отношений, часто затрагивавшие и судьбы Днеетровско-Карпатских земель, исследовал М.Д. Приселков,^

О связях Половецкой степи с Нижним Подунавьем упоминал К.В. Кудряшов в своих очерках исторической географии половецр ких степей, вышедших вскоре после Великой Отечественной войны.

При всей важности трудов отечественных историков XIX -первой половины XX в, для изучения раннесредневековой истории земель Днестровско-Карпатского региона нельзя не учитывать того обстоятельства, что в большинстве своем они специально изучением проблем Поднестровья, Подунавья, Прикарпатья и Буковины не занимались. Помимо этого, к сожалению, в их распоряжении были только письменные источники, поскольку археологических исследований на научном уровне раннесредневековых памятников 1Х-ХП вв. как в Бессарабии, так и в Запрутской Молдове, по-существу, в те времена не велось.

Положение решительным образом изменилось только после Великой Отечественной войны. Именно тогда стали появляться первые специальные исследования по раннесредневековой истории региона. Йачало этому положили работы первооткрывателя славянорусских археологических памятников на территории Пруто-Днеет-ровского меадуречья Г,Б. Федорова. Работы Г.Б. Федорова, посвященные восточнославянским древностям на территории МССР на

1. Приселков М.Д. Бусско-византийские отношения 1Х-ХП вв. -Вестник древней истории. № 3(8), 1939, с. 88-115.

2. Кудряшов К.В. Половецкая степь. М., 1948. чали выходить с 1953 г. Из 20 опубликованных им работ стоит особо выделить монографию "Население Пруто-Днестровского междуречья в I тысячелетии н.э."» вышедшую в i960 г.* В ней автор прежде всего на материалах археологических источников иссле довал этапы расселения славян в регионе, их взаимоотношения с соседями, в том числе, с кочевниками южнорусских степей.

Г.Б, Федорову принадлежит честь и открытия южнославянских древностей в Дяестровско-Карпатских землях. Он первым начал изучать материальную культуру Первого Болгарского царства 2 на юге региона.

Также перу Г.Б. Федорова принадлежит и первое исследование проблем генезиса и развития феодальных отношений и древнерусского населения Днестровско-Прутского междуречья в 1Х-ХПвв. •

Вслед за трудами Г.Б. Федорова по раннесредневековой истории земель Пруто-Днестровского междуречья стоит выделить исследования H.A. Мохова, посвященные истории Молдавского кня3 жества эпохи феодализма. Опираясь на достижения отечественной археологии в изучении раннесредневековой материальной культуры региона, и используя сведения известных письменных источников - прежде всего "русских летописей" - H.A. Мохов оценивал пери

1. Федоров Г.Б. Население Прутско-Днестровского мевдуречья в I тысячелетии н.э. М., i960.

2. Федоров Г.Б. Салманович М.Я. Этническая и культурная история населения Юго-Запада СССР от начала железного века до XIX столетия - УП Международный Конгресс археологических и этнографических наук. М., 1964, с. I—II.

3. Мохов H.A. Формирование молдавского народа и образование молдавского государства, Кишинев, 1959; его же:Молдавия в эпоху феодализма, Кишинев, 1968. од истории Днестровско-Карпатских земель в 1Х-ХП в, как тесно связанный с историей Древней IfycH, вслед за Г.Б. Федоровым он отмечал разрушительные последствия кочевнических нашествий для древнерусских центров в Поднестровье.

В то же время, необходимо отметить, что поскольку основное внимание H.A. Мохова в его исследованиях отводилось уже истории Молдавского княжества, сформировавшегося в Днестровско-Карпатских землях после 1359 г., то эпоха предгосударственная, раннесредневековая освещалась им кратко и достаточно поверхностно. H.A. Мохов скорее обобщал выводы своих предшественников по истории региона в домонгольскую эпоху, нежели специально таковую исследовал. И все же работы Мохова были шагом вперед, поскольку, если Г.Б. Федоров ограничивал свои исследования территорией Пруто-Днестровского междуречья, то H.A. Мохов обращался также и к истории всего региона, где впоследствии образовалось молдавское средневековое государство,

В 60-ые - 70-ые гг. ряд проблем этнической истории Днестровско-Карпатских земель У1-Х1У вв. исследовал кишиневский арт хеолог И.Г. Хынку. В центре его внимания были вопросы об этнической принадлежности носителей Балкано-дунайской культуры, о взаимоотношениях восточнороманского и восточнославянского населения в регионе. Отдельные его положения о восточнороман

I. Хынку И.Г. К вопросу о судьбах романизированного населения Дунайско-Днестровских земель в У1-1Х вв. (волохи и славяне). - Тезисы докладов первого симпозиума по археологии и этнографии Юго-Запада СССР. Кишинев,1964 ; его же: Лимбарь-средневековый могильник ХП-Х1У вв. в Молдавии. Кишинев,1970. ском характере Балкано-Дунайской культуры на территории Пруто-Днестровского междуречья, о романо-славянском билингвизме тиверцев вызвали серьезные возражения со стороны других кишиневских ученых. С критикой концепций И.Г. Хынку выступили П.П.Екр-ня и И.А. Рафалович, опубликовавшие статью, обобщавшую достижения отечественной исторической науки по изучению проблем этнической истории Днестровско-Карпатских земель в конце I - начат ле П тысячелетия новой эры. Опираясь прежде всего на материалы археологических исследований, а также на ряд письменных источников, П.II, Еырня и Рафалович доказывали, что период истории Днестровско-Карпатских земель в У1 по ХШ вв. должно рассматривать как славяно-русский, а не восточнороманский по преимуществу.

Проблемы этнической истории Днестровско-Карпатского региона находили также отражение в таких изданиях 70-ых гг. как о

Очерки истории культуры Молдавии", "Древняя культура Молдавии?

Многие проблемы истории Днестровско-Карпатского региона затрагивались в трудах отечественных византистов, специалистов по истории Древней Руси, Венгерского королевства.

М«В. Левченко неоднократно касался вопроса о русском населении Нижнего Подунавья и государственном присутствии здесь Киевской 1^си в своих "Очерках по истории русско-византийских

1. Еырня П.П., Рафалович И.А. Проблемы этнической истории Днестровско-Карпатских земель в конце I - начале П тысячелетия н.э. - Славяно-молдавские связи и ранние этапы этнической истории молдован. Кишинев, 1983.

2. Рикман Э.А., Рафалович И,А,, Хынку И.Г. Очерки истории культуры Молдавии. Кишинев, 1971; Древняя культура Молдавии,Кишинев, 1975.

Многие проблемы влияния в землях Днестровско-Карпатского региона государств-соседей, а также судьбы древнерусского населения Поднестровья, Нижнего Нодунавья и Восточного Прикарпатья затрагивались в трудах В,Т. Пашуто, посвященных истории т

Галицко-Волынской Руси и внешней политике Древней Руси.

Г»Г, Литаврин и В,Л. Янин рассматривали русско-византийские отношения 1Х-Х11 вв. с учетом упрочения позиций Руси в р междуречье Днестра и Сирета,

К этнической истории Восточного Прикарпатья в 1Х-ХП вв. э обращался специалист по истории Венгрии В.П. Шушарин.

Проблемам истории восточнороманского населения в Среднем и Нижнем Подунавье были посвящены специальные работы В,Д. Ко-ролюкдд и Г,Г. Литаврина.^ Г.Г. Литаврин также внес значительный вклад в изучение роли тюркских кочевников-печенегов и по

1. Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М., 1950; его же; Внешняя политика Древней Руси. М., 1968.

2. Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы русско-византийских отношений в 1Х-ХУ вв. - История СССР, № 4, с.34-53.

3. Шушарин В.П. Этническая история Восточного Прикарпатья в 1Х-ХП вв. - Становление раннефеодальных славянских государств Киев, 1972, с. 166-179.

4. Королях В.Д. Славяне, волохи, римляне и римские пастухи венгерского "Анонима". - Юго-Восточная Европа в Средние века, Кишинев, 1972, с, 139-158; Литаврин Г.Г, Влахи византийских источников Х-ХШ вв," - Юго-Восточная Европа в Средние века. Кишинев, 1972, с. 91-138. ловцев - в истории Болгарии и Византии в Х1-ХП вв.*

К истории летописного "Списка русских городов дальних и ближних"» сообщающего о многочисленных русских городах в о

Днестровско-Карпатских землях обращался Е.П. Наумов .

Большой интерес для исследователя, изучающего историю Северо-Западного Причерноморья, Днестровско-Карпатского региона представляет монография М.В. Бибикова "Византийские источники по истории Буси, народов Северного Причерноморья и Северного о

Кавказа (ХП-Х1 вв.)" Это глубокое исследование, проведенное с применением самых разнообразных источниковедческих методик, уделяет немалое внимание сведениям о тюркских кочевниках - печенегах и половцах - в Северо-Западном Причерноморье, Нижнем Подунавье, на территории Византийской империи, которые содержаться в византийских хрониках, актовых источниках.

М.В. Бибиков подробно исследовал Веройскую войну Византии с кочевниками начала 20-ых гг. ХП в.^

1. Литаврин Г.Г. Болгария и Византия в Х1-ХП вв. М,, 1960; его же; Византийское общество и государство в Х-Х1 вв. М., 1977.

2. Наумов Е.П. К истории летописного "Списка русских городов дальних и ближних." - Летописи и хроники 1973.М., 1974, с. 150-163.

3. Бибиков М.В. Византийские источники по истории Руси, народов Северного Причерноморья и Северного Кавказа (ХП-ХШ вв.). -Древнейшие государства на территории СССР. 1980. М., 1982, с. 5-151.

4. Бибиков М.В. Источниковедческие проблемы изучения истории кочевников в Нижнем Подунавье в ХП в.

Немалое внимание проблемам этногенеза славян и восточных романцев в Карлато-Балканеком регионе уделял видный отечественный славянист В.Д. Королюк. Его статьи, посвященные политической и экономической истории славян и восточных романцев были объединены в специальный сборник, вышедший в 1985 г.* Сборник был посвящен памяти Владимира Дорофеевича, ушедшего из жизни в 1981 г.

Многие проблемы этнической и политической истории Днест-ровско-Карпатских и Карпато-Дунайеких земель затрагивались в книге "Раннефеодальные государства на Балканах (У1-ХП вв)., 2 вышедшей также в 1985 г. Ответственный редактор книги - Г.Г, Литаврин, авторы - Г.Г. Литаврин, Е.П. Наумов, М.М. Фрейден-берг, О.В. Иванова, O.A. Акимова, A.B. Чернышов. Ряд важных моментов истории изучаемого в настоящей диссертации региона отражен в главах о Византийском государстве в УЛ-ХП вв, и о формировании и развитии Болгарского раннефеодального государо ства (конец УП - начало XI в.). Автор обеих глав Г.Г. Литаврин.

Истории Днестровско-Карпатских земель в 1Х-ХП вв. уделялось внимание и в обобщающих исторических трудах, выходивших в советской Молдавии в 60-80-ые гг. Это и I том двухтомной "Истории МССР", вышедшей в 1965 г., книга "Молдоване", вышедшая в 1977 г., однотомная "История МССР", опубликованная в

1. Королюк В.Д. Славяне и восточные романцы в эпоху раннего средневековья. М,, 1985.

2. Раннефеодальные государства на Балканах У1-ХП вв, М.,1985,

3. Раннефеодальные государства на Балканах, с, 99-188»

1981 г. и наконец , I "Истории Молдавской ССР", планируемой т изначально как шеститомная, вышедший в 1987 г.

Проблемы раннесредневековой истории региона здесь освещались по-разному, В I томе "Истории MCGP" 1965 г. она освещались предельно кратко, отмечая лишь вхождение части Днестров-ско-Карпатских земель в состав Киевской, затем Галицко-Волын-ской Руси и фиксируя разрушительную роль печенегов и половцев в жизни региона.

В книге "Молдоване" отмечалось древнерусское наследие в истории молдавского народа в этно-культурном плане - участие восточных славян в этногенезе молдавской народности эпохи феодализма, языковое влияние (около четверти слов в молдавском языке славянского происхождения), использование восточными ро-манцами славянской письменности (румынами до 1859 г.),

В однотомной "Истории МССР" специального раздела, посвященного взаимоотношениям славянского и тюркского населения на землях региона в IX-XQ вв, нет. Дается лишь краткий обзор последствий вторжений кочевников в Днестровско-Карпатские земли в Х1-ХШ вв.

Определенны! шаг~:л вперед в изучении раннесредневековой истории земель Днестровеко-Карпатского региона был сделан в I томе "Истории Молдавской „ССР", По счастию, том успел выйти в 1987 г. поскольку в дальнейшем это издание, планировавшееся как шеститомное, по политическим соображениям в связи с выходом Молдавии из состава СССР было прекращено.

I. История МССР, T-I, Кишинев, 1965; Молдаване, Кишинев,1977; История МССР. Кишинев, 1982; История Молдавской ССР, Кишинев, 1987. Т - I.

Первый том охватывал эпоху в истории земель будущего средневекового Молдавского княжества с древнейших времен и вплоть до образования во второй половине ХГУ в. молдавского государства, В нем помимо значительного раздела, посвященного истории Днестровско-Карпатских земель в составе Древней Руси есть и специальный параграф о населении региона и кочевниках в XI - ' первой половине ХП вв. Однако, в виду самого характера этого изучения, данные разделы носят не столько научно-исследовательский характер, сколько обобщают материалы имевшихся в тому времени немногочисленных работ, непосредственно посвященных данной тематике.

Истории земель Днестровско-Карпатского региона в 1Х-ХП вв. было уделено внимание и в вышедшей в 1987 г. "Краткой истории Румынии" (автор раздела Л.Е. Семенова), где были обобщены достижения отечественной историографии в изучении политической и этнической истории этой территории в раннесредневековую эпоху. ^

Политические события конца 80-ых - начала 90-ых гг., связанные с распадом СССР, образованием независимой Молдавии самым радикалькьм образом сказались на трактовке молдавскими историками истории Днестровско-Карпатских земель в 1Х-ХП вв. Вышедшая в 1992 г. в Кишиневе "История румын" (авторы - И. Никулина и П. Параска) однозначно прерывала традиции молдавской 2 исторической науки советского времени.

Основная мысль этой книги - перманентное историческое единство восточных романпев-румын. Румынский народ, конститу

I. Краткая история Румынии. М., 1987.

ГзЬогХа гшлапПаг. С1эЫпаи, 199?. ировавшись этнически, духовно и лингвистически на рубеже У1-УП вв. на территории Карпато-Балканских земель, включая и всю территорию Днестровско-Карпатского региона, является с того времени и до настоящего единственным здесь автохтонным населением.

Чем-либо оригинальным эта концепция не отличалась. Фактически это вполне целенаправленное повторение того, что многократно утвервдалоеь в румынской историографии и что, по сути, является краеугольным камнем национально-патриотического направления в ней. Суть этого направления - непрерывное развитие одного и того же этнического субстрата на одной и той же территории на протяжении более, чем двух с половиною тысячелетий, начиная с эпохи проживания в Карпато-Балканском регионе древних фракийцев. Субстрат этот являл собой своеобразный этнический монолит, о который разбивались все иноплеменные вторжения. Исключение - романизация даков в эпоху господства римлян на землях к северу от Дуная (I06-I7I гг.), когда и была заложена т основа собственно румынского народв. Роль иных народов в этногенезе восточных романцев признается совершенно незначительной, также не допускается и само существование самостоятельного молдавского народа.

Подобное совпадение взглядов историков современной Молдавии с известными уже румынскими было бы упрощенно понимать как простое заимствование. Смысл этого прежде всего политический; единая история, единая нация, единое государство. Цель

I, К примеру СМ, Barciu В, Probleme privinc! formarse psperului гштзп irs lurnina cercetarilor archeologice recente.-Revista de istorie, 8, 197E, t-28, p. 1156.

-f^^V-.-i-Г/ ;

- йч.г, ъ> S ■^•-•о/ вполне понятна - скорейшее государственное объединение Молдавии и Румынии.

Такой подход, однако, в Молдавии приветствовали далеко не все. В итоге в этническом самосознании молдаван произошел т ныне (середина 90-ых гг.) глубокий раскол. Призывы к скорейшему объединению двух восточнороманских государств породили, с другой стороны, призывы хранить и укреплять "этническую и культурную самобытность молдован". - так характеризует современную этнополитическую ситуацию в Молдавии, прямо влияющую на состояние исторической науки, С.А. Мадиевский в введении к своей книге, посвященной румынскому обществу конца XIX - начала XX в.2

Противостояние в современной Молдавии двух этнополитичес-ких ориентаций с тенденцией, скорее, не к затуханию, но к обострению создает весьма неблагоприятную обстановку в исторической науке республики. Не может здесь не сказаться и фактическое прекращение научных контактов Кишинева с Москвой. В то же время в российской исторической науке изучение ряда проблем истории Днестровско-Карпатеких земель в 1Х-ХП вв. продолжается. Примером этого является выход уже упоминавшейся книги Б.А.Ти-мощука, где исследуются, в том числе, племенные княжения хорваQ тов и тиверцев.

1. Мадиевский С.А. Румынское общество от буржуазных преобразований 60 гг. XIX в, до 1918 г. Кишинев, 1996, с. 8.

2. Там же. С. 8.

3. Тимощук Б.А. Восточные славяне. От общины к городам.

ЗАРУБЕЖНАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ

История Днестровско-Карпатских земель являлась и является, естественно, объектом исследования в румынской историографии, Интерес к периоду, предшествовавшему образованию средневекового Молдавского княжества, проявляли все без исключения т молдавские летописщ. Опираясь на историческое предание о переселении волохов на земли к востоку от Карпат в середине Х1У в., что и стало началом образования молдавской государственности, все они указывали, что предшествующим населением в регионе были русские (русины), которых волохи здесь, придя из-за Карпат и встретили, Летописец Уреке (конец ХУП в.) писал о молдавских русинах своего времени как о прямых потомках древнего русского населения края и подчеркивал, что "и в Молдар вии звучит русская речь." О русских как о постоянном населении Молдавского княжества с древнейших времен писал молдавский историк первой половины ХУШ в., сподвижник Петра Великого 3

Дмитрий Кантемир,

Таким образом, и фольклорные исторические источники, и молдавские летописцы, и ранняя молдавская историография однозначно писали о восточнославянском населении ^естровско-Карпатских земель как о коренном на этой территории, более того,

1.Lettpisetul Tgrii foltíovei si ш sama de cuvinte, Bucuresti, 1882.

2. Уреке Григоре - летописецул Цэрий Молдовей. Кишинев, 1971, с. 65-66.

3. Cantemir 0. Hrcmicul vecimei a Ramana-fisldo».- 1/lahiJLor. Bucurasti,1901, pp. 222-226» предшествующем восточнороманскому»

Интерес к восточнославянскому прошлому Днестровско-Кар-патского региона сохранялся и в румынской историографии XIX столетия. Более того» известный румынский писатель и историк Богдан Петричейку Хаждеу, отличавшийся русофильскими взглядами, даже сочинил знаменитую "Берладскую грамоту" и опубликовал ее в I860 г. Из нее "следовало", что в 1134 г, русский князь Иванко Ростиславич, правивший в Берладе - древнерусскую Берладь Хаждеу, отождествил с румынским Вырладом - дал право беспошлинной торговли византийским купцам из приморского города Месемврии в своих городах Берладе и Текуче,* И хотя вскоре румынским историком И, Богданом и русским ученым А.И. Соболевским после палеографического, текстологического и смыслового анализа этого "документа" было безусловно доказано, что о грамота эта не более, чем умело составленный фальсификат, многие историки и в XX в, продолжали ссылаться на сочинение Б.П. Хаждеу, как на подлинный исторический документ. Как таковой "Верладская грамота" фигурирует у В,Т. Пашуто, М.В. Левч ченко, H.A. Мохова.

1. Instructiunea publics, 3asi| (24) Januerie, 1860,

2. Bogdan I. Diploma birlaciean© din 1134 si principstului Birladului,- Ansíele Romana, serie 2, XII (1888-1389) p. bö, Соболевский А.И. Грамота князя йванка Берладника. - Труды восьмого археологического съезда в Москве 1890, П, М., 1895, с. 173-174.

3. Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской F^ch, с,168; Левченко М.В, Очерки по истории русско-византийских отношений. с, 438; Мохов H.A. Молдавия в эпоху феодализма, с. 84.

Истории славян на территории Румынии в раннесредневековую эпоху, взаимоотношениям их с восточными романцами немалое внимание уделял крупнейший румынский историк конца XIX - первой половины XX вв. Николае йорга.* В отдельных его трудах присутствовал и момент политический, связанный со стремлением обоснор вать румынскую принадлежность Бессарабии.

Надо сказать, что воздействие политики на историческую мысль Румынии с самого заролодения румынской исторической науки было чрезвычайно сильно. Это связано и с многовековым политическим господством венгров в Трансильвании - исторической прародине румын (Трансильванское княжество и после падения королевства Венгрии во время турецкого господства ХУ1-ХУП вв. оставалось государством, где господствовал мадьярский элемент, хотя восточные романцы и составляли большинство населения), и с вхождением Бессарабии в состав России после 1812 г.

Национально-патриотическое направление в румынской исторической науке было призвано обосновать естественные.права румын на территории по тем или иным причинам Румынией утраченные, а после 1918 г., когда Трансильвания, Банат и Бессарабия были заняты румынами, законность владения этими землями. Отсюда и о навязчивая национальная идея", проходящая красной нитью через всю историю румынской исторической науки XIX-XX вв. Исключение - период с конца 40-ых до середины 60-ых гг., когда это

• lerga N, R@mani si slevi» Bucuresti, 1928.

2. larga N. Bessarabia nostra. Bucuresti, 1912.

3. Platan A.F. Pentru a iatorie mentalitatiler in spatiu rsmanese,- Ansíele ©tiintifice ale Uni vers i tatii ,1A1. I. Cusa* din jasi f serie ñaua ). Sectiunea III a. Isterie. 1986. T. XXII. p. 84. направление в социалистической румынии считалось буржуазно-националистическим, но со времени наступления "эры Чаушеску" (1965 - 1989 гг.) "эта традиция, как Феникс из пепла, возродилась - в причудливом симбиозе с официальным марксизмом-ленит низмом."

Румынский историк А.Ф. Платон объяснял неизбежность приоритета в румынской исторической науке национально-патриотического направления именно из необходимости обоснования естественных прав румын; "Наше тяготение ко всему тому из прошлого, что может убедительно подкрепить наши естественные права, представляет собой императив, гораздо более сильный, чем у других, и потому способный затмить все остальное, вытеснив из сферы научных интересов то, что кажется несущественным, поскольку не по подчинено прямо и с непосредственным эффектом указанной цели, ^

Естественные права" здесь - права на территории, законная принадлежность которых служит предметом явной или скрытой полемики румынских историков с коллегами из соседних стран."3 После падения режима Чаушеску в конце 1989 г. в посткоммунистической Румынии национально-патриотическое направление стало безусловно господствующим, избавившись от марксистско-ленинских наслоений. Очевидно, это отвечает состоянию общественного и тем более профессионального сознания в современной Румынии. Пото^-то иное направление в румынской исторической науке, которое условно можно назвать "социально-критическим"4

1. Мадиевский С.А. Румынское общество, с. 9.

2. Pistan А. Г# Ср.cit. о, 85.

3. Мадиевский С.А. Румынское общество, с, 6

4. Мадиевский С.А. Румынское общество, с. 9. или же "объективистским" представители которого ориентируются на историческую истину, а не на непосредственные государственные интересы, по общественному значению, по влиянию на идейно-психологический климат в историографии явственно устуТ пает традиционной национально-патриотической идеологии.

В силу таких обстоятельств неизбежным является сохранение в современной румынской исторической науке господства теории крайнего автохтонизма, исходящей из того этногенез румын тысячелетиями шел в одних и тех же территориальных пределах. Сначало это гето-даки на землях от Тиссы до Днестра, затем там же романизованное население, затем в конце У1 - начале УП вв. на территории от Северных Балкан до Бескидов (Западных Карпат) и от Паннонии (Среднедунайская низменность) до Днестра, иногда утверждается, что вплоть до Южного Буга конституировалось этнически, духовно и лингвистически ядро румынского народа.

Влияние теории крайнего автохтонизма на труды современных румынских историков невозможно переоценить, что и создает значительные трудности при работе с румынской историографией по раннесредневековой истории Днестровско-Карпатских земель.

В то же время в 50-60-ые гг. работы румынских авторов о славянской проблематике в истории Карпато-Балканских земель носили вполне объективный характер. Стоит выделить работу И. Барни, посвященную международным отношениям в Нижнем Подунавье в Х-ХП вв., где исследовались взаимоотношения Руси, Ви2 зантии и кочевнического мира. Как уже отмечалось активно

1. Мадиевский С.А. Румынское общество, с, 9.

2. Эагпеа I, Byzance , Kiev et X* Orient sur le Bas-Oanube du X-au XII.- Neuveller etudes dfhist®ire» Bucarest» 1955. в те годы велись археологические исследования славянских памятников на территории Румынии У1-ХШ вв. Материалы эти регулярно публиковались.Однако, уже в 1970 г. эти же материалы оценивались далеко не так, как в 50-ые гг. и речь уже шла о быстрой ассимиляции мигрантов славян местным романским населе2 нием и в IX в.

Из числа румынских ученых, занимавшихся в последние десятилетия политической и этнической историей Днестровско-Карпат-ского региона необходимо отметить Дана Теодора, много лет занимавшегося изучением культуры Дриаду на территории Восточного Прикарпатья. Его монография, посвященная Восточному Прикарпатью в У1-1Х вв. основана в первую очередь на археологических данных,

•з большое количество которых впервые вводились в научный оборот.

Вопросы социально-экономической истории региона в Х1-Х1У вв., процесс формирования Молдавского феодального государства были в центре внимания исследований К. Чиходару.^

I.3tudii si csrcetare stiintifice istorie. Anuí УИ, t. 2, jasi, 1956;Anslele stiintifice ale universitatii №A1. I. Cusa" din jasi. Serie nuav®, sectiunea III, t. 11f 1956,

2, Комша M. Проникновение славян на территорию Румынской Народно-Демократической республики и их связи с автохтонным населением. -Труды УП Международного конгресса антропологических и этнографических наук. Т.5,М., 1970, с, 20.

3, leedor 0. Territorial est-carpatic in veaeurile У-IV. 3asi , 1978.

4, Cihodaru C. Observatii.

Большой вклад в изучение истории пребывания тюркских кочевников - печенегов и половцев - на Нижнем Дунае, в Карпато-Дунайских и Днестровско-Карпатских землях внесли работы румынского историка и археолога Петре Дьякону.* П. Дьякону рассматривал активность печенегов и половцев на Нижнем Дунае и на Балканах в тесной связи с событиями в южнорусских степях, где номадам противостояла Древняя Г^сь.

Крупнейшим современным румынским исследователем проблем истории Днестровско-Карпатских земель в Х1-Х1У вв. является ясский ученый Виктор Спиней. Его перу принадлежит большое число научных трудов, охватывающих все стороны жизни региона в первые века П тысячелетия, проблемы как этнической, так и полио тической истории территории будущего Молдавского княжества. В то же время нельзя не отметить заметное влияние на взгляды Спинея национально-патриотической теории крайнего автохтониз-ма, характерное для современной румынской историографии вообще.3

I.Oiaconu P. Les Petchsnegues au Sas-Danube.Sucerast, 1970j

Les Соurnens au Bas-Danube aux -et XII siècles, «ucuresti,1978. 2. Spinei \U Cètributii. . ; f'oidovs in. ;

Romani si Turanici.

3. Князький И.О. Славяне, волохи и кочевники Днестровско-Кар-патских земель (конец IX - середина ХШ вв.).Коломна,1997,с35.

Проблемы раннесредневековой истории земель Днестровско-Карпатского региона находили отражение также в исторической науке Венгрии и Болгарии. Материалы по истории Молдавии X т

ХП вв. специально публиковались в Будапеште в 1936 г.

Передвижения венгров и кочевых тюркских орд в IX-X вв. по территории Днестровско-Карпатских земель исследовал Д. Дьёр2 ффи. Кочевнические древности на территории Молдавии отражены о в работе Иштвана Фод©ра, посвященной истории глиняных котлов.

В исторической науке Болгарии кочевническая тема - печенеги, половцы - была предметом исследований крупнейших болгарских историков - В.Н. Златарского, II. Мутафчиева, К. йречека.^ Специально роль печенегов и половцев в болгарской истории исследовал профессор Стоян Младенов.

1. Havaselve es Г о lci о va nepei a X-XII szazadban-itnografía Nepilet, Budapest,1936.

2. Дьёрффи Д. Время составления Анонимом "Деяний венгров" и степень достоверности этого сочинения. - Летописи и хроники. М., 1974.

3. Feder I» Oer Ursprung der Ungarn gefunden tankessel.-Acta archeolagica Academia® Scientistum Hunggriae

29 (3-4), Budapest, 197?.

4. Златарски В.Н. История на Бьлгарската държава чрез средните векове. София, I97Q-I972 Т. I-Ш; Мутафчиев П. Избрани произведения. София, 1973, т. 1,2; Иречек К. История на бьлгарите. София, 1978.

5. Младенов Ст. Деченези и узи-кумани въ българската история. -Болгарская историческая библиотека, 1У, I, 1931. Славяно-болrapeким населением Подунавья, связанным тесно с южной частью Днестровско-Карпатского региона, занималась т

Ж» Вежарова. Ее работы построены в первую очередь на археологических материалах - раскопках селищ, некрополей.

Проблещу границ Гуси и Болгарии в Днестровско-Карпатском о регионе исследовал болгарский ученый Е. Михайлов.

Большой вклад в изучение истории Нижнего Подунавья внесла о

В. йжкова-Заимова.

Оценивая имеющуюся историографию по истории Днестровско-Карпатских земель в 1Х-ХП вв. в целом, можно отметить, что хотя и специальных работ, посвященных этой тематике немного, но вкупе труды отечественных, румынских, болгарских и венгерских авторов позволяют составить довольно подробную картину политических, этнических и социально-экономических проблем жизни региона в конце I - начале П тысячелетия.

1. Вьжарова Ж, Славянски и славянобьлгарски селища в български-те земи от края на У1-1Х век. София, 1965; ее же: Славяне и прабългари по дании на некрополите от У1 до IX в. на территория на Вьлгария. София, 1976.

2. Михайлов Е. За русско-българската граница до края на X в. -Годишник на Софийския университет. Философско-исторический факультет, 1973, т. 65, кн. 3.

3. Тьпкова-Заимова В. Долни Дунаев - гранична зона на византийская запад. София, 1976; ее же: tes population sedentaires st les tribal en migration face a Is civilisation byzantine (Territoires bulgares ®t contexte balkanique Revue bulgare d'histoire, 1960, § 2.

Перечисленные работы, разумеется, не исчерпывают всех исследований, затрагивающих в той или иной степени проблемы этнической, политической и социально-экономической истории Днест-ровеко-Карпатских земель с IX до сер, ХП в. Остальные работы рассматриваются по ходу исследования в разделах диссертации, затрагивающих их тематику»

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Князький, Игорь Олегович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ,

В истории Днвстровско-Карпатеких земель с конца XX и до середины XII в» произошло много событий» сказавшихся на их политическом» этническом и социально-экономическом положении,

В конце IX в» в этом регионе население состояло в основном из двух этнических групп: в северной и центральной части местным населением были восточные славяне» в южной -южные славяне. Восточно-славянское население Северной Боковины входило в состав независимого племенного княжения хорватов, в центральной части региона располагалось племенное княжение тиверцев» с 885 г, подчиненного Киевской гуси, центром которого могло быть укрепленное поселение (городище) у современного села Алчедар, юг региона вошел после 896 г. в состав Первого Болгарского царства,

У восточных славян в это время шел процесс становления раннефеодальных отношений, следствием чего и явилось образование у них племенных княжений, на южную часть региона начали распространяться феодальные отношения, господствовавшие в Первом Болгарском царстве.

На протяжении X в. в регионе происходят значительные политические перемены, непосредственно связанные со стремлением киевских князей укрепить свое господство на этих землях крайнего юго-запада Руси. Войны Святослава на Дунае (.963-971 ггЛ привели к утверждению границ Руси на Нижнем Дунае» при Владимире Святославиче в 992 г, было включено в состав Киевского государства племенное княжение хорватов и. таким образом, к концу X в. все Днестровско-Карпатские земли оказались в состав© Древнерусского государства - Киевской Руси, С того же времени здесь начинает утверждаться христианство как официальная религия Руси»

Эти события благоприятно отразились на социально-экономическом и культурном развитии края. На Днестровско-Карпатские земли в Х-Х1 вв, распространяются феодально-государственные отношения, господствовавшие в Киевской Руси, "Ячейками" феодализма становятся княжеские крепости и погосты. Вокруг княжеских крепостей формируются торгово-ремесленные посады, способствующие их перерастанию в раннегородские центры.

Дальнейшее успешное развитие древнерусской культуры в регионе затрудняется из-за внешнего фактора - вторжений кочевников.

Ослабление позиций Руси в крае связано было не только с вторжениями кочевников, но и с внутренним положением в самих русских землях. Вторая половина XX в» - это время, когда начинает нарушаться внутреннее единство Руси. Многочисленные усобицы между князьями - Ярославичами - привели к ослаблению внимания к судьбам земель крайнего юго-запада Киевского государства. В это время степной юг региона начинает превращаться в зону постоянного обитания кочевников - печенегов и тор-ков. Когда же при Владимире Мономах© (11X3-1125 гг.) государственное единство Руси восстанавливается, рубежи Древнерусского государства вновь устанавливаются по Нижнему Дунаю, в "городках подунайских" находятся княжеские посадники.

В условиях наступившей поел© 1132 г. феодальной раздробленности на Руси натиск кочевников на Днестровско-Карпатские земли усиливается. Вторжения орд берендеев, торков, печенегов, половцев наносят жесткий удар по очагам древнерусской культуры в регионе.

Периодизация перемещения тюркских кочевых племен на территорию Днестровско-Карпатского региона выгладит следующим образом:

- Печенеги впервые появляются на Нижнем Дунае в 896 г, как союзники болгарского царя Симеона против венгров. Русская летопись отмечает их присутствие в регионе в 915-917 гг. В X в«, предположительно в степных районах Нижнего Под-нестровья и Подунавья располагалась печенежская ифема Гиа-зихопон", упомянутая Константином Багрянородным. В 1048 г. происходит массовое переселение печенежских племен в Под-нестровье и Нижнее Подунавье и, далее, в пределы Византии.

С этим событием связана гибель древнерусского городища у Екимауц.

- В 1064 г, на территорию региона вторгается орда торков и следует далее на юг от Дуная в Византию.

- В 20-® годы ХП в. в Днестровско-Карпатокие земли перемещаются соединенные силы берендеев, торков и печенегов. Результатом этого является упадок Длчедара и других основных древнерусских городищ в регионе.

Взаимоотношения кочевников и древнерусского населения лишь первоначально носили открыто враждебный характер, результатом чего и явилась гибель раннегородских и части сельских поселений. В середине ХП в, постепенно установился мирный образ жизни кочевников и оседлых жителей, что подтверждается образованием в центральной части Пруто-Днестровского междуречья контактной этнокультурной зоны как места расселения древнерусского и тюркского населения, а также болгарского» Здесь же наблюдается начало процесса оседания части кочевников на землю, перехода их к оседлому образу жизни.

После упадка основных раннефеодальных центров развитие древнерусского феодализма в этом регионе затормаживается. На землях, занятых кочевниками, в связи с их переходом от куренного способа кочевания к аильному и наличием условий для перехода к оседлости, начинается развитие кочевого феодализма,

Мнение, что к XI в, в Днестровско-Карпатских землях восточно-славянское население было ассимилировано восточно-романским, носит характер произвольного утверждения, поскольку никакими данными письменных, археологических, антропологических и топонимических источников оно не подтверждается.

Наоборот, именно в XI в. древнерусские центры региона достигают наивысшего расцвета, наиболее многочисленно древнерусское население, наибольших успехов достигает земледелие. Основная масса древнерусского населения была сосредоточена в это время в Пруто-Днестровеком междуречье, наиболее густо населенным было междуречье Рвута и Днестра, но и к западу от Прута Древняя Русь сохраняла свои позиции. Археологические данные свидетельствуют, что "культура населения Молдовы в Х1-ХП вв. продолжала развитие предшествующего времени, носила в основном славянский облик и самым тесным образом была связана с восточнославянской культурой Восточной Европы. I

I, Федоров Г,Б,, Полевой М.Л,, ^Археология Румынии", с. 340,

Нашествия кочевников» приведшие к тощ, что большая часть Днестравско-Карпатских земель - ее южняе и центральные районы оказались с середины ХП в, вне древнерусской государственности» привели не только к изменениям в составе населения региона. Они коренным образом сказались на развитии здесь феодальных отношений.

Каково- было социально-экономическое положение в регионе в X-XI и в начале ХП в., когда практически весь он входил в состав Древнерусского государства?

На землях бывших племенных княжений тиверцев и хорватов распространялись феодально-государственные отношения» характерные для всей Киевской Руси X - начала ХП в, Уровень их развития» правда» был ниже» нежели в наиболее развитых областях Руси» поскольку здесь еще не сложились в полном смысле слова городские центры. Это -било обусловлено и окраинным положением Днестровско-Карпатских земель» и тем» что основной торговый путь С"из варяг в греки") не проходил через регион» и частыми войнами» и набегами кочевников. Тем m менее» наиболее значительные центры - городища у Алчедара, Екимауц, -в меньшей степени у Лукашевки f Рудш - были близки к тоцу» чтобы со временем выроста в подлинно городские центры, В то время наиболее развитой частью региона too Среднее Поднест-ровь®, междуречье Днестра и Реута, где находились крупнейшие центры древнерусской культуры Днестровско-Карпатских земель. Крупнейшие центры на Северной Вуковине» на землях бывшего племенного княжения хорватов» городища Ровно и Горишни-Шеров-цы по уровню развития в то время уступают Алчедару и Екима-уцам. Число городищ - княжеских крепостей и погостов - в центральной части региона в это время значительно больше, нежели на Северной Буковине* Скорее всего такое положение было обусловлено более ранним вхождением земель тиверцев в состав Древнерусского государства по сравнению с Еуковиной» бывшей окраиной племенного княжения хорватов»

Наименее развитой в плане становления городских центров была территория между Прутом и Восточными Карпатами -Запрутская Молдова, но там было достаточно большое число сельских земледельческих поселений древнерусского населения»

После ж© того, как нашествия печенегов» торков, берендеев» половцев привели в XII в, к упадку основных древнерусских городских центров в Пруто-Днестровском междуречье, зешш северной части региона оказались в более благоприятной ситуации, Они прочно входили в состав Галицкого, позже Галицко-Волынского княжества, сюда в значительной мере отхлынуло древнерусское население из разоренных кочевниками земель к югу от границ княжества,

В Запрутской Молдове древнерусское население менее» чем в Пруто-Днестровском междуречье пострадало от кочевнических нашествий и потому восточнославянский мир в этой части Днест-ровско-Карпатского региона к сер, ХП столетия особых изменений не претерпел.

Поступательное развитие феодальных отношений у древнерусского населения продолжалось только на севере региона, в Запрутской Молдове наблюдается стагнация таковых, в Пруто-Днестровском междуречье - резкое снижение уровня.

Таким образом, складывается совершенно новая картина социально-экономического развития региона. Теперь самая развитая часть - северная» где проживает и большинство древнерусского населения региона. В Запрутской Молдове число русского населения в результате кочевнических нашествий также должно было несколько возрости за счет притока части жителей разоренных номадами поселений. Пруто-Днестровского междуречья» но сколь-либо заметшгх перемен в общем уровне развития этой части Днестр©вско-Карпатского региона не происходит, Там же, где до ХП столетия был наиболее высокий уровень развития - в междуречье Днестра и Реута, в центре Пруто-Днестровского междуречья - исчезновение городских центров» сокращение числа сельских поселений и изменение этнического состава населения, из чисто славянского становящегося славяно-тюркским.

Все это произошло в первую очередь из-за ухода из Днест-ровско-Карпатского региона государственной власти Киевской Руси вследствие кочевнических нашествий и, увы, того, о чем сказано летописце®: праздрашася вся Русская земля".

Таким образом» вторжения кочевнико-тюрок - печенегов, торков, берендеев» половцев - на территорию Днестровско-Карпатских земель с конца IX - до середины ХП в. привели к значительным изменениям в этнической и демографической структурах региона и существенно сказались на особенностях его социально-экономического развития.

В то же время они на смогли полностью вытеснить Древнюю Русь из Нижнего Подунавья» Доднестровья и Восточного Прикарпатья, Коренное древнерусское земледельческое население no-прежнее было основным на севере и западе региона» сохранялось и в центральной его части. Конгломерат тюрок-кочевников господствовал в степях у Нижнего Дуная, а там, где были рубежи степи и лесостепи на всем протяжении их от Сире-та до Днестра совместно проживали славяне и тюрки. В пределах небольшого, в общем-то, региона жили бок о бок ?усь и Великая степь.

ОГЛАВЛЕНИЕ .

Стр.

Обзор источников и литературы.». 5 а) Обзор источников •«»»•««»»»»»»»•»•»»»»•»•»»»»»»»»» 5 б) Обзор литературы. 26

ГЛАВА I. Русь, Болгария и Византия в Днестровско

Карпатских землях в IX - XI вв. 52

ГЛАВА П. Восточнославянское население Днестровско

Карпатских земель в IX - X вв. 78

ГЛАВА Ш. Особенности генезиса и развития древнерусского феодализма в регионе. Древнерусские поселения Дне с тро в с ко-Карпатс них земель в X - XI вв. 146 ГЛАВА 1У.Печенеги в Днестровско-Карпатских землях с конца IX до середины XI в. 202

ГЛАВА У. Торки, берендеи и печенеги в Днестровско-Карпатских землях во второй половине XI первой половине XII в. 235

ГЛАВА У1.Половцы на Нижнем Дунае и на Балканах во второй половине XI - первой половине XII в. т. 264 ГЛАВА УП.Взаимоотношения кочевых и оседлых народов в Днестровско-Карпатских землях к середине ХПв. Становление феодальных отношений у кочевого населения региона. 301

ЗАМЮЧЕЬИЕ .«.•».*.•.»».*•**.».*. 3 45

ОГЛАВЛЕНИЕ.«•.*.«.•. 353

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Князький, Игорь Олегович, 1997 год

1. Агаджанов С. Г. Сельджукиды и Туркмения в X1.XII вв. Ашхабад, 1973.

2. Анна Комнина. Алексиада. Перевод комментарий Я. И. Любарского. М., 1965.

3. Анхинжанов С. М. Из истории движения кочевых племен евразийских степей в первой половине XI в. Археологические исследования древнего и средневекового Казахстана. Алма-Ата, 1980, с. 45-58.

4. Артамонов М. И. Вопросы расселения восточных славян и современная история. Проблемы всеобщей истории. Л., 1067, с. 41-54.

5. Артамонов М. И. История хазар. Л., 1962.

6. Арутюнова В. А. К вопросу о взаимоотношениях Византии с печенегами и половцами во время норманской кампании. Византийский временник, т. 33, 1972, с. 117-128.

7. Архив Института археологии АН СССР, д. 2409, л. 4-6.

8. Бартольд В. В. Сочинения. Т. 5. М., 1968.

9. Бешевлиев В. Първобългарите. Быт и культура. София, 1981.

10. Бибиков M. В. Пути имманентного анализа византийских источников по средневековой истории СССР (XI первой половины XIII в.). - Методика изучения древнейших источников по истории народов СССР. М., 1978, с. 92-110.

11. Бибиков М. В. Сведения Ипатьевской летописи о печенегах и торках в свете данных византийских источников XII в. Летописи и хроники. 1980. М„ 1981, с. 55-71.

12. М.Брунн Ф. К. Черноморье. T. I., Одесса, 1879.

13. Бырня П. П. Молдавский средневековый город в Днестровско-Прутском междуречье. Кишинев, 1984.

14. Васильевский В. Г. Византия и печенеги. Труды, т. I, Спб., с. 1-175.

15. Васильевский В. Г. Из истории Византии в XII в. Союз двух империй (1148-1155). Труды, т. IV, Л., 1930, с. 3-48.

16. Васильевский В. Г. Труды. T. I, Спб., 1908.

17. Васильченко И. Еще раз об особенностях феодализма у кочевых народов. Вопросы истории, №4, 1974, с. 192-197.

18. Великанова М. С. Об одной группе средневекового населения Молдавии по антропологическим данным. Советская этнография, 1965, № 6, с. 61-75.

19. Великанова М. С. Палеоантропология Пру го-Днестровского междуречья. М„ 1975.

20. Винокур й. С. Черняховские племена на Днестре и Дунае. Славяне на Днестре и Дунае. Киев, 1983, с. 125-144.

21. Владимирцов Б. Я. Общественный строй монголов. Монгольский кочевой феодализм. Д., 1934.

22. Въжарова Ж. Славяне и прабългари по дании на некрополите от VI до IX в. на территории на България. София, 1976.

23. Въжарова Ж. Славяне и славянобългарски селища в българските земи от края на VI-IX век. София, 1965.

24. Гаркави А. Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. Спб., 1870.

25. Гервазий Тильберийский. Императорские досуги. Матузова В. Л. Английские средневековые источники. М., 1979, с. 60-68.

26. Голубовский П. В. Печенеги, торки и половцы до нашествия татар. Киев, 1884.

27. Голубовский П. В. Половцы в Венгрии. Киев, 1889.32.Гомер. Иллиада. М., 1986.

28. Гончаров К. Лука Райковецкая. Материалы и исследования по археологии, 108, М„ 1963, с. 283-315.

29. Горский А. А. Древнерусская дружина. М., 1989.

30. Горский А. А. К вопросу о предпосылках и сущности генезиса феодализма на Руси. Вестник Московского университета. Серия 8. История, 1982, №4, с. 76-95.

31. Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая орда и ее падение. М-Л., 1950.

32. Грот К. Я. Из истории Угрии и славянства в XII в. Варшава, 1889.

33. Гумилев Л. Н. Динлинская проблема. Известия Всесоюзного Географического общества, № I, 1959, с. 17 -26.

34. Гумилев Л. II. Древние тюрки. М,, 1967.

35. Гумилев Л. Н. Роль климатических колебаний в истории народов степной зоны Евразии. История СССР 1967, № 7, с. 60-72.

36. Гумилев Л. Н., Эрдейи И. Единство и разнообразие степной культуры Евразии в Средние века. Народы Азии и Африки, № 3, 1969, с. 78 - 87.

37. Гуревич А. Я. Проблемы генезиса феодализма в Западной Европе. М,, 1970.

38. Гусейнов Р. А. Сирийские источники по истории Византии XI-XII вв. -Византийский временник, т. 33, 1972. с. 26-54.

39. Добродомов И. Г. О половецких этнонимах в древнерусской литературе. Тюркологический сборник. 1975. М., 1978, с. 102-129.

40. Д обролюбский А. О. Кочевники Северо-Западного Причерноморья в эпоху средневековья. Киев, 1986.

41. Добролюбский А. С., Дзиговский А. И. Памятники кочевников 1Х-Х1У вв. на западе причерноморских степей (материалы к археологической карте). Памятники древних культур Северо-Заподного Причерноморья. Киев, 1981, с. 133-144.

42. Донидзе Г. И. Гидронимические термины в тюркских языках. Ономастика, М„ 1969, с. 161-178.

43. Древнейшие государства на территории СССР 1980. М., 1981.

44. Древняя культура Молдавии. Кишинев, 1975.

45. Древняя Русь. Город, замок, село. М., 1985.

46. Дрон И. В. К вопросу о периодизации тюрко-молдавских взаимоотношений. Славяно-молдавские связи и ранние этапы этнической истории молдаван. Кишинев, 1983, с. 97-120.

47. Дьерффи Д. Время составления Анонимом "Деяний венгров" и степень достоверности этого сочинения. Летописи и хроники 1973. М., 1974, с. 161-184.

48. Дьяконов М. М. Очерки истории древнего Ирана. М., 1961.

49. Изборник. Повести Древней Руси. М., 1986.

50. Иоанн Киннам. Краткое обозрение царствования Иоанна и Мануила Комнинов. Спб., 1859.61 .Иордан. О происхождении и деяниях готов. М., 1960.

51. Иречек К. История на българите. София, 1978.

52. История Болгарии. Т. I, М., 1954.

53. История Молдавской ССР. Т. I. Кишинев, 1987.

54. История МССР. Кишинев, 1982.

55. История МССР. Т. I, Кишинев, 1965.

56. История на Болгария. Т. 2, София, 1981.

57. История южных и западных славян. М., 1969.

58. Карамзин Ii. М. История государства Российского. Т. 1, М., 1989.

59. Карташев А. В. Очерки по истории русской церкви. М., 1992.

60. Князький И. О. Письменные источники о кочевниках в Днестровско-Карпатских землях XI -XII вв. Проблемы источниковедения истории 73. Молдавии периода феодализма и капитализма. Кишинев, 1983, с. 3-19.

61. Князький И. О. Русь и степь. М., 1996.

62. Князький И. О. Славяне, волохи и кочевники Днестровско-Карпатских земель (конец IX сер. XIII вв.). Коломна, 1997.

63. Кобрин В. В. Власть и собственность в средневековой России. М., 1985.

64. Коковцев П. К. Еврейско-хазарская переписка в X в. Л., 1932.

65. Комша М. Некоторые исторические выводы в связи с несколькими историческими памятниками VI-XII вв. на территории PHP. "Dacia", I, Bucuresti, 1957, с. 301-345.

66. Комша М. Проникновение славян на территорию Румынской Народной Республики и их связи с автохтонным населением. Труды VII Международного конгресса антропологических и этнографических наук. Т. 5, М., 1970, с. 283-287.

67. Кононов А И. Родословная туркмен. Сочинение Абул-Гази Хана Хивинского. М-Л., 1958.

68. Кононов А. И. Семантика цветообозначений в тюркских языках. Тюркологический сборник. 1975. М., 1978, с. 171-186.

69. Королюк В. Д. Славяне и восточные романцы в эпоху раннего средневековья. М., 1985.

70. Королюк В. Д. Славяне, волохи, римляне и римские пастухи венгерского "Анонима". Юго-Восточная Европа в Средние века. Кишинев, 1972, с. 139-158.

71. Косвен М. О. Семейная община патронимия. М., 1963.

72. Котляр Н. Ф. О социальной сущности древнерусского государства IX -первой половины X в. Древнейшие государства Восточной Европы. 1992 1993. М., 1995, с. 33-49.

73. Краткая история Румынии. М., 1987.

74. Кропоткин В. В. Время и пути проникновения куфических монет в Среднее Подунавье. Проблемы археологии и древней истории угров. М„ 1972, с. 190-211.

75. Кудряшов К. В. Половецкая степь. М., 1948.

76. Куза А. В. Социально-историческая типология древнерусских городов X-XIII вв. Русский город (исследования и материалы). Вып. 6, М., 1983, с. 4-36.

77. Кузьмин А. Г. "Варяги" и "Русь" на Балтийском море. Вопросы истории. 1970. № 10.

78. Кузьмин А. Г. "Откуда есть пошла Русская земля? " М.» 1987.

79. Кулаковский Ю. Где находилась Вичинская епархия Константинопольского патриархата? Византийский временник, т. IV, вып. 3-4. 1897, с. 331-358.

80. Кумеков Б. Е. Государство кимаков 1Х-Х1 вв. по арабским источникам. Алма-Ата, 1972.

81. Куник А. О торкских печенегах и половцах по мадьярским источникам. Записки Академии наук. Т. II, вып. 5, Спб., 1855.

82. Куник А., Розен В. Известия Ал-Бекри и других авторов о Руси и славянах. Спб., 1876.

83. Кычанов Е. И. Повествование об ойратском Галдане Бошокту-хане. Новосибирск, 1980.

84. Кычанов Е. И. Чжурчжэни в XI в. (материалы для этнографического исследования). Сибирский археологический сборник, вып. 2, Новосибирск, 1966, с. 260-281.

85. Лашук Л. II. Историческая структура социальных организмов средневековых кочевников. Советская этнография, 1967, № 4, с. 25-39.

86. Лашук Л. П. Кочевничество и общие закономерности истории. Советская этнография, № 2, 1973, с. 83-95.

87. ЮО.Ле Гоф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М., 1992.

88. Лев Диакон. История. М.,1988.

89. Левченко М. В. Очерки по истории русско-византийских отношений. М., 1956.

90. ЮЗ.Литаврин Г. Г. Болгария и Византия вХ1-ХН вв. М., 1960.

91. Литаврии Г. Г. Византийское общество и государство Х-Х1 вв. М., 1977.

92. Литаврин Г. Г. Влахи византийских источников Х-ХШ вв. Юго-Восточная Европа в Средние века. Кишинев, 1972» с. 91-138.

93. Юб.Литаврин Г. Г., Янин В. Л, Некоторые проблемы русско-византийских отношений в IX-XV вв. История СССР, № 4, с. 34-53.

94. Ловмяньский X. Русь и норманны. М., 1985.

95. ЮВ.Мавродин В. В. О племенных княжениях восточных славян. Исследования по социально-политической истории России. Л., 1971, с. 44-55.

96. Мадиевский С. А. Румынское общество от буржуазных преобразований 60 гг. XIX в. до 1918 г. Кишинев, 1996.

97. О.Марков Г. Е, Кочевники Азии. М., 1976.

98. Мейер М. С. Проблемы типологии феодализма на Ближнем Востоке.

99. Типология развитого феодализма в странах Востока (тезисы докладов и сообщений). М., 1975, с. 3-6.

100. Мельникова Е. А. К типологии иредгосударственных и раннегосудар-ственных образований в Северной и Северо-Восточной Европе (постановка проблемы). Древнейшие государства Восточной Европы. 19921993. М„ 1995, с. 16-32.

101. Менгес К. Г. Восточные элементы в "Слове о полку Игореве". Л., 1979.

102. Миков В. Происход и значение на имената на нашите градове села, реки, планини и места. София, 1943.

103. Михаил Пселл. Хронография. М., 1978.

104. Михайлов Е. За русско-българската граница до края на X в. Годиш-ник на Софийския университет. Философско-исторический факультет. Т. 65, кн. 3. София, 1973.

105. Младенов Ст. Печенези и узи-кумани в българската история. Болгарская историческая библиотека, IV, I, София, 1931.118.Молдаване, Кишинев, 1977.

106. Монгайт А. Л. Рязанская земля. М., 1961.

107. Мохов Н. А. Молдавия в эпоху феодализма. Кишинев, 1968.

108. Мохов Н. А. Формирование молдавского народа и образование молдавского государства. Кишинев, 1959.

109. Мутафчиев П. Избрани произведения. Т. 1, 2. София, 1973.

110. Мутафчиев П. Съдбинете на средневековния Дръстьр. Избрани произведения. София, 1973. Т. 2, с. 75-92.

111. Накко А. История Бессарабии с древнейших времен. Ч. I, вып. 2, Одесса, 1874.

112. Наумов Е. П. К истории летописного "Списка русских городов дальних и ближних". -Летописи и хроники 1973. М., 1974, с. 150-163.

113. Нидерле Л. М. Славянские древности. М., 1956.

114. Новгородская I летопись. М., 1950.

115. Новосельцев А. П., Пашуто В. Т., Черепнин Л. В. Пути развития феодализма. М., 1972.

116. Нудвльман А. А. Очерки истории монетного обращения в Днестровско-Прутском регионе. Кишинев, 1985.

117. Параска П. Ф. Внешнеполитические условия образования Молдавского феодального государства. Кишинев, 1981.

118. Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968.

119. Пашуто В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М., 1950.

120. Петрович Е. Славяно-болгарская топонимика на территории Румынской Народной Республики. Ыотапозкуюа, IX, Висигевй, 1963, с. 11-35.

121. Плетнева С. А. Древности Черных Клобуков. М., 1973.

122. Плетнева С. А. Закономерности развития кочевнических обществ в эпоху средневековья. Вопросы истории, № 6, 1981, с. 47-64.

123. Плетнева С. А. Земледельцы и кочевники. Тезисы докладов советской делегации на IV международном конгрессе славянской археологии. М„ 1980, с. 18 19.

124. Плетнева С. А. От кочевий к городам. М., 1967.

125. Плетнева С. А. Печенеги, торки и половцы в южнорусских степях. -Материалы и исследования по археологии СССР, № 62, М-Л., 1958.

126. Плетнева С. А. Половецкая земля. Древнерусские княжества, М., 1975, с. 141-167.

127. Плетнева С. А. Хазары. М., 1976.

128. Повесть временных лет. M-JL, 1950, т. I.

129. Подосинов А. В. Певтингерова карта. Свод древнейших письменных известей о славянах. Т. I., М., 1991, с. 63-80.

130. По левой Л. Л. Очерки исторической географии Молдавии XIII-XV вв. Кишинев, 1979.

131. По левой Л. Л. Развитие городов Молдавии в IX-XV вв. Юго-Восточная Европа в эпоху феодализма. Кишинев, 1973, с. 71-77.

132. Полное собрание русских летописей. М., 1962, т. И.

133. Поппе А. Ще раз про повидомлення Гервазия Тильберизьского. Украинский исторический журнал, 1972, № 3, с. 78-90.

134. Приселков М. Д. Русско-византийские отношения IX-XII вв. Вестник древней истории. № 3 (8), 1939, с. 88-115.

135. Прокогшй Кесарийский. История войн. Гръцки извори за българскеца история. Т. II, София, 1958.

136. Просгранни жития на светите братя Кирил и Методий. Перевод и комментарий Христо Кодова. София, 1981.

137. Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху раннего средневековья. М., 1982.151 .Раннефеодальные государства на Балканах VI-XII вв. М., 1985.

138. Расовский Д. А. Печенеги, торки и берендеи на Руси и в Угрии. -Seminarium Kondakovianum, t. VI, Praga, 1933, с. 3-39.

139. Расовский Д. А. Половцы: пределы поля половецкого. Анналы института им. П. П. Кондакова. Т. IV, Прага, 1937, с. 150 -168.

140. Расовский Д. А. Происхождение половцев. Сборник статей по археологии и византиноведению, издаваемый Институтом им. Н. II. Кондакова. Прага, 1935, с. 241-268.дп Г\1. ЬО ~~

141. Расовский Д. А. Роль половцев в войнах Асеней с Византийской и Латинской империями. Списание на Бьлгарската Академия на наукиге, 58, 1939, с. 203-211.

142. Расовский Д. А. Русь, черные клобуки и половцы в XII в. Сборник в память проф. Ников. София, 1940, с. 365-372.

143. Расовский Д. А. Тьлковины. Seminarium Kondakoviarum, t. 8, Praga, 1936, с. 307-313.

144. Рафалович И. А. Молдавия и пути расселения славян в Юго- Восточной Европе. Юго-Восточная Европа в Средние века. Кишинев, 1972, с.7-30.

145. Рафалович И. А. Славяне VI-IX вв. в Молдавии. Кишинев, 1972.

146. Рикман Э. А. О начале расселения и этнических контактах праславян в Карпато-Дунайских землях. Тезисы докладов советской делегации на V международной конференции славянской археологии. М., 1985, с. 41-45.

147. Рикман Э. А., Рафалович И. А., Хынку И. Г. Очерки истории культуры Молдавии. Кишинев, 1971.

148. Розенфельд Р. Л. О производстве и датировке овручских пряслиц. -Советская археология, 1964, № 4, с. 220-230.

149. Русанова И. П., Тимощук Б. А. Древнерусское Поднестровье. Ужгород, 1981.

150. Рыбаков Б. А. Древние руссы. Советская археология. Т. XVII, 1953, с. 25-37.

151. Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII- XIII вв. М., 1982.

152. Рыбаков Б. А. Ремесло Древней Руси. М., 1948.

153. Рыбаков Б. А. Русские земли по карте Идриси 1134. Краткие сообщения института истории материальной культуры. М., 1952, с. 7- 44.

154. Рыбаков Б. А. Смерды. История СССР, 1979, № 2, с, 41-58.

155. Садр ад-Дин Али ал-Хусайни. Сообщения о сельджукском государстве. Сливки летописей, сообщающих о сельджукских эмирах и государях. Издание текста, перевод, введение и примечания, приложения 3. М. Буния-гова. М., 1980.

156. Сахаров А. М. Дипломатия Древней Руси. М., 1980.

157. Сахаров А. М. Феодальная собственность на землю в Российском государстве XVI-XVII вв. Проблемы развития феодальной собственности на землю. М„ 1979, с. 85- 104.

158. Свердлов М. Б. Тезис и структура феодального общества в Древней Руси. Л., 1983.

159. Свод древнейших письменных известей о славянах. Т. I (I-VI в.), М., 1991.

160. Седов В. В. Восточные славяне в VI- XIII вв. М,, 1982.

161. Седов В. В. Происхождение и ранняя история славян. М., 1979.

162. Семенов С. А. Происхождение земледелия. Л., 1974.

163. Слово о полку Игореве. Л., 1976.

164. Снорри Стурлуссон. Круг Земной. М., 1980.181 .Соболевский А. И. Г рамота князя Иванка Берладника. Труды восьмого археологического съезда в Москве 1890. II, М., 1895, с. 171-204.

165. Советов П. В. Общее и особенное в типологии феодализма на Руси и в Дунайских княжествах. Известия АН МССР. Серия общественных наук, 1986, с. 41-64.

166. Советы и рассказы Кекавмена, византийского полководца XI в. Подготовка текста, перевод и комментарий Г. Г. Литаврина. М., 1972.

167. Соловьев С. M. Взгляд на историю установления государственного порядка в России до Петра Великого. Соловьев С. М. Чтения и рассказы по истории России. М., 1988, с. 159-203.

168. Соловьев С. М. Чтения и рассказы по истории России. М.» 1989.

169. Становление и развитие раннеклассовых обществ. Город и государство. Под редакцией Г. Л. Курбатова, Э. Р. Фролова, И. Я. Фроянова. Л., 1986.

170. Станчев С. Славани и прабългари в старобългарската культура. "Археология", IV, София, 1962.

171. Степи Евразии в эпоху средневековья. М., 1981.

172. Сгрижак О. Тиверцы. Мовознавство, 4. Киев, 1969, с. 47-56.

173. Сюзюмов М. Я. Некоторые проблемы истории Византии. Вопросы истории. 1959, №3, с. 11-24.191 .Таскин В. С. Материалы по истории сюниу (но китайским источникам), вып. I, М„ 1968.

174. Тимощук Б. А. Восточные славяне. От общины к городам. М., 1995.

175. Тимощук Б. А. Давнеруська Буковина. Киев, 1982.

176. ЛЧшощук Б. А. Древнерусские города Северной Буковины. Древнерусские города. М., 1981. с. 116-136.

177. Тимощук Б. А. Общинный строй восточных славян VI-X вв. (по археологическим данным Северной Буковины). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. М., 1983.

178. Тойнби А. Дж. Постижение истории. М.,1996.

179. Толстое С. П. Генезис феодализма в кочевых скотоводческих обществах. Известия Государственной Академии истории материальной культуры, выпуск 103,1, 1935, с. 185-198.

180. Толстое С. П. Генезис феодализма в кочевых скотоводческих обществах. Основные проблемы генезиса и развития феодализма. Л., 1934, с. 3.24.

181. Толыбеков С. Е. Кочевое скотоводство и оседлое земледелие. Вестник АН Каз.ССР, 1955, № 5, с. 13 -28.

182. Толыбеков С. Е. О патриархально-феодальных отношениях у кочевников. Вопросы истории, № 1, 1955, с. 23-36.

183. Третьяков Н. И. Восточно-славянские племена. М., 1953.

184. Три еврейских путешественника XI-XII вв., перевод П. В. Марголина. Спб., 1881.

185. Трухачев II. С. Попытка локализации прибалтийской Руси на основании сообщений современников в западноевропейских и арабских источниках Х- XII вв. Древнейшие государства на территории СССР 1980. М„ 1981, с. 159-174.

186. Тъпкова-Заимова В. Долни Дунав гранична зона на византийская запад. София, 1976.

187. Уреке Григоре летописецул Цэрий Молдовей. Кишинев, 1971.

188. Успенский Ф. К. Образование Второго Болгарского царства. Одесса, 1879.

189. Федоров Г. Б. Генезис развития феодализма у древнерусского населения Днестровско-Пругского междуречья в IX-XII вв. (по археологическим данным). Юго-Восточная Европа в эпоху феодализма. Кишинев, 1973, с. 42-51.

190. Федоров Г. Б. Древние славяне в Пруто-Днестровском междуречье. М., 1966.

191. Федоров Г. Б. Население Прутско-Днестровского междуречья в I тысячелетии н.э. М., 1960.2Ю.Федоров Г. Б. Работа Пруто-Днестровской экспедиции в 1963 г. Краткие сообщения Института археологии, ИЗ, М., 1968, с. 90-93.

192. Федоров Г. Б. Салманович М. Я. Этническая и культурная история населения Юго-Запада СССР от начала железного века до XIX столетия.q en ou (

193. VII Международный Конгресс археологических и этнографических наук. М„ 1964, с. 1-11.

194. Федоров Г. Б., Полевой J1. Л. Археология Румынии. М., 1973.

195. Федоров Г. Б., Чеботаренко Г. Ф. Памятники древних славян (VI XII вв.). Кишинев, 1974.

196. Федоров Г. Б., Чебогаренко Г. Ф., Великаиова М. С. Бранештский мо1. V VI . ----—1ПО/1i ильник. л—yvi вв. гч.ишииев,

197. Федоров-Давыдов Г. А. Город и область Саксин в XII-XIX вв. Древности Восточной Европы. М., 1969, с. 253-261.

198. Федоров-Давыдов Г. А. Кочевники Восточной Европы под властью зо-лотоордынских ханов. М., 1966.

199. Федоров-Давыдов Г. А. Общественный строй кочевников в средневековую эпоху. Вопросы истории, 1976, № 8, с. 39 -48.

200. Фрейберг Л. А., Попова Т. В. Византийская литература эпохи расцвета IX -XV вв. М., 1978.

201. Хазанов А. М. Социальная история скифов. М., 1975.

202. Хынку И. Г. Поселения XI-XIV вв. в Оргеевских кодрах Молдавии. Кишинев, 1969.

203. Чеботаренко Г. Ф. Калфа городище VIII X вв. на Днестре. Кишинев, 1973.

204. Чеботаренко Г. Ф. Материалы к археологической карте памятников VIII-X вв. южной части Прутско-Днестровского междуречья. -Далекое прошлое Молдавии. Кишинев, 1969, с. 25-42.оßc1. ООО ~

205. Чеботаренко Г. Ф. Материальная культура Первого Болгарского царства в Прутско-Днестровском междуречье. Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1968.

206. Чеботаренко Г. Ф. Население центральной части Днестровско-Прутско-го междуречья в X-XII вв. Кишинев, 1982.

207. Чеботаренко. К археологической карте Пруто-Днестровского междуречья. Далекое прошлое Молдавии. Кишинев, 1969, с. 205-237.

208. Черепнин J1. В. Русь. Спорные вопросы истории феодальной собственности в IX-XV вв. Пути развития феодализма. М., 1972, с. 135-188.

209. Шайкин А. А. "Се повести временных лет" от Кия до Мономаха. М., 1989.

210. Шафарик П. И. Славянские древности. Т. И, кн. III. M., 1848, прилож. XIX, с. 68 74.231 .Шахматов А. А. Древнейшие судьбы русского племени. Русский исторический журнал. Пг., 1919, с. 20 -50.

211. Шушарин В. Г1. Этническая история Восточного Прикарпатья в IX-XIIвв. Становление раннефеодальных славянских государств. Киев, 1972, с. 166-179.

212. Щапов Я. М. Большая и малая семьи на Руси в VIII -XIII вв. Становление раннефеодальных славянских государств. Киев, 1972, с. 181 186.

213. Analele stiintitice ale univesitatii "Al. I. Cusa" din Jasi. Serie nuova, sectiunea III, 1.11,1956.

214. Annales Regum Hungariae. Vindobonae, 1763.

215. ЗЗб.Вагпеа I. Byzance, Kiev et l'Orient sur le Bas-Danube du X- an XII. -Nouvelles etudes d'histoire. Bucurest, 1955.

216. Berciu. Probleme privind formarea poporului roman in lumina cercetarilor archeologice recente. Revista de istorie, 8,1-28, 1975, pp. 1151-1188.

217. Bogdan I. Diploma birladeana din 1134 si princinatului Birladului. Analele Romana, serie 2, XII (1888-1889), pp. 61-94.

218. Bolsakov-Ghimpu A. La loclisation de la fortess Turns. Revue de etudes Sud-Est européennes. Bucuresti, 1969, t. 7, N4, pp. 675-698.

219. Canteinir D. Hronicul vecimei a Romano-Moldo-Vlahilor. Bucuresti, 1901.

220. Capidava, I. Bucuresti, 1958.

221. Chronique Michel le Syrien. Ed. j.-B Chabot. Vol. III, Paris, 1905.

222. Cihodaru C. Observatii in privire la procesul de formarea si de conso lidarea a statului feudal Moldova in sec. XI XIV (I) Annuarul instutnlui de istorie si acheologie "A. D. Xenopol". T. XVI, 1977, p. 161-215.

223. Codex diplomaticus Hungariae ecclesiasticus et civilis. Ed. Fejer. Budapest, 1829-1844.

224. Comsa M. Slavii de rasarit pe territoriul RPR si patrunderes elementului romanii in Moldova pe baza datelor archeologice. Studii si cercetari de istorie Veche, 1958, pp, 71-88.

225. Comsa M. Unele concluzii istorice pe basa ceramicii din secolele VI- XII. -Studii si cercetari de istorii veche, VIII, 1957, 1-4, pp. 267-294.

226. Constantine Porphirogentis. De administrando imperio. Vol. II. Commentary. London, 1962.

227. Contributii archeologice la problema incepeturilor feudalismului in Moldova. Anale stiintifice ale universitatii "Al. 1. Cusa" din Jasi (serie nuova), sectiunea III, t. 1-2, 1956, pp. 11-36.

228. Cronique de Matthien d'Edesse. Trad par M. E. Dulaurier. Paris, 1858.

229. Diaconu P. Cu privire la problema caldarilor de lut in época feudala timpurie (sec. X-XII). Studii si corcetari de istorie veche. 7. (1956), pp. 257-263.

230. Diaeonu P. Les Coumans au Bas-Danube aux XI- et XII siecles. Bucuresti, 1978.

231. Diaconu P. Les Petchenegues au Bas-Danube. Bucurest, 1970

232. Documente Pontiticu cum Romanorum Historiam IJcrainae (1075 -1700). Romae, .1953.

233. Documente priviloare la istoria romanilor. I, Bucuresti, 1887.

234. Draganu N. Romanii in veacurile IX-XIV pe baza toponimiei si onomasticei. Bucuresti, 1933.

235. Fodor I. Der ursprung der in Ungarn gefunden tonkessel. Acta archeologica Academiae scientiarum Hungariae, 29 (3-4). Budapest, 1977.

236. Georgias Cedrenus Ioannis Skylitzae ope. II. Bonnae, 1839.

237. HavaseIve es Moldova nepei a X-XII szazadban. Etnografía wepilet, Budapest, 1936.

238. Histoire de Seldjoucides de l'Iraq par al-Bundari d'après Imad ad-Din al Kutub al Istahani Recueil de textes relatifs a le histoire de Seldjoucides. Vol. II. Lugduni Batavorum, Leiden, 1889.

239. Horedt R. Ceramica slava din Transilvania. Studii si cercetari de istorie veche, 2, anuí II, julie-Desembrie, 1951, Bucuresti, pp. 206-239.261 .Hiirmuzakhi-Densusianu. Documente privitoare la istoria romanilor. II,

240. Kuum. Codex Cumanicus bibliotecae at templum Divi Marii Venetarium. Budapest, 1880.

241. Leib B. Aîexiade. Paris, I-III, 1937 1945.271 .Letopisetul Tarii Moldavei si o sama de cuvinte. Bucuresti, 1882.

242. Lowmianski H. Poszatki Polski. Warszawa, 1970.

243. Magnae Moraviae Fontes Historiei. Brno, 1970, t. III.

244. Marqwart I. Osteuropaishe und Ostasiatishe streitzige. Etnologis und historisch-topografische Studien zur Geschichte der 9 und 10 jahrhunderts. Leipzig, 1903.

245. Michaelis Attaliat. Historia. Bonnae, 1848.

246. Moravcsic Gy. Bisantinoturcica. II. Berlin, 1958.

247. Nicitae Choniatae. Historia. Berlin Novi-Eboraci, 1975.

248. Nissen W. Die diataxis des Michael Attaleiates, von. 1977. Jena, 1894.

249. Platon A. F. Pentru a istorie mentalitatilor in spatiu romanesc. --■-■ Analele stiintifice ale universitatii "Al. I Cusa" din Jasi (serie noua). Sectiunea III a. Istorie. 1986, T. XXII, pp. 81-94.

250. Poppe A. Panstwo i Kosciol na Rusi w XI wieku. Warszawa, 1968.

251. Rosier R. Romanishe Studien. Untersuchungen zur alteren Geschichte Romaniens. Leipzig, 1871.

252. Sampetru M. Inmorminlari pecenege din Cimpia Dunarii-Studii si cercetari de istorie veche, 3. T.-24, 1973, pp. 455-470.

253. Scriptores rerum Hungaricarum. Ed. E. Srentpetery. V-II, Budapestini, 1938.

254. Spinei V. Contributii la istoria spatiului Est-Carpatic din secolele al XI lea pina la invazia mongola din 1241. - Memoria antiquitatis VI--VIII ( 19741976). Muzeul de istorie Piatra Neamt, 1981.

255. Spinei V. Informatii despre vlahi in izvoarebe medievale nordice. Studii si cercetari de istorie Veche, t. 24, nr. 2. Bucuresti, 1973, pp. 271-298.

256. Spinei V. Moldova in secolele IX XIV. Bucuresti, 1982.

257. Spinei V. Romani si Turanici. Jasi, 1985.

258. Spinei ¥. Zur Geshichte der mittelalterlichen Siedlung Birlad (Sudmoldau) im 10-14 Freibury München, s. 52-74.

259. Theodoras Prodromos. Historische Gedichte. Wien, 1974.

260. Vasmer M. Russisches etimologisches Werterbuch. Bd. III, Geidelberg, 1958.

261. Vernadsky G. Ancient Russia. Vol. I, New-Haven, 1944.

262. Vernadsky G. Relations byzantino-russes au XII siecle. Byzantion, 19271929. T.-4.

263. Vetera Monumenta Histiria Hungarian! Sacram Illustrantia. Ed. Theiner. Roma, I860.

264. Zaharia E. Sapaturile de la Dridu. Bucucresti, 1967.301 .Zaharia N., Petrescu-Dimbovita M., si Zaharia E. Cercetari archeologice in orasul Jasi si imprejurimi. Studii si cercetari stiintifice istorie, anul XIII, t. 2. Jasi, 1956, pp. 42-58.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.