Этнокультурная маргинальность в условиях модернизации: На примере бурят Усть-Ордынского Бурятского автономного округа тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 22.00.04, кандидат социологических наук Бухаева, Раджана Владимировна

  • Бухаева, Раджана Владимировна
  • кандидат социологических науккандидат социологических наук
  • 2003, ИркутскИркутск
  • Специальность ВАК РФ22.00.04
  • Количество страниц 168
Бухаева, Раджана Владимировна. Этнокультурная маргинальность в условиях модернизации: На примере бурят Усть-Ордынского Бурятского автономного округа: дис. кандидат социологических наук: 22.00.04 - Социальная структура, социальные институты и процессы. Иркутск. 2003. 168 с.

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Бухаева, Раджана Владимировна

Введение

Глава 1. Теоретико-методологические основы исследования этнокультурной маргинальное™

1.1.Сущность и содержание этнокультурной маргинальное™

1.2. Маргинальный статус и этническая идентичность

1.3. Методологические и эмпирические основы исследования

Глава 2. Факторы этнокультурной маргинальности

2.1.Индустриальный город как фактор этнокультурной маргинальности

2.2. Инонациональная среда и этнокультурная маргинальность

2.3. Варианты идентификации в условиях этнокультурной маргинальности

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Социальная структура, социальные институты и процессы», 22.00.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Этнокультурная маргинальность в условиях модернизации: На примере бурят Усть-Ордынского Бурятского автономного округа»

Актуальность темы исследования. Актуальность исследования проблемы этнокультурной маргинальности определяется, прежде всего, необходимостью решения сложных социальных проблем, выдвинувшихся на стыке веков перед человечеством. Всеобщая глобализация и модернизация вызвала усиление межкультурного общения, укрепление взаимосвязей между нациями и государствами, значительный рост миграционных потоков в современном мире. Сегодня на передний план общественной жизни выдвинулась проблема бытия человека в различных этнокультурных и политических измерениях. Особенно важна эта проблема для такого полиэтнического государства, как Россия.

Проблема этномаргиналов (людей, внутренне разделяющих культуру и традиции двух различных народов) особенно обострилась в связи с глубокими социальными преобразованиями. Распад Советского Союза повлек за собой процессы утраты ощущения принадлежности к общности «советский народ» и рост национального самосознания малочисленных народов, в том числе и бурят. Взрывной характер постсоветской этничности с достаточной очевидностью показал, что не только экономические факторы, но и этнокультурные, психологические особенности могут определять стиль внутри федеративных отношений. Очень часто именно этнокультурный фактор служит обоснованием политического и экономического обособления и даже попыток выхода автономий из состава РФ.

Все это вызывает исследовательский интерес к следующим вопросам: Что реально происходит со взаимодействующими этносами, уменьшилась или увеличилась культурная дистанция между ними? Как научиться соотносить гражданскую и этническую идентичность, не испытывая при этом социального беспокойства, ущемления национальной гордости? Каков механизм преобразования идентифицирующих установок по культурно-языковому принципу? Эти и другие вопросы требуют анализа этнокультурной маргинальное™ во взаимосвязи с национальным самосознанием и этнической идентичностью.

Актуальность темы исследования также обусловлена недостаточной теоретической разработанностью проблемы этнокультурной маргинальное™. В отечественной научной литературе очень часто термин маргинальность используется только в негативном контексте, допустим, проводятся исключительно прямые параллели между маргинальностью и бездомностью, девиантным и делинквентным поведением. Но не всегда ситуация маргинальное™ ведет к фрустрациям и неприспосабливаемости, возможен и вариант успешной социализации в условиях этнокультурной маргинальное™. Варианты социализации зависят от характера реагирования человека на сложившуюся ситуацию. Насколько он готов социально-психологически принять новые условия, новую роль. В условиях модернизации и аккультурации формируются два основных типа поведения: одни группы населения относительно безболезненно вживаются в новую культуру, у других происходят проблемы с адаптацией. Поэтому наше исследование направлено на изучение характера социокультурной и социально-психологической адаптации представителей этнических меньшинств в условиях новых экономических и социальных изменений и в условиях урбанизации образа жизни в инонациональной среде.

Изучение данных процессов позволит проследить тенденции этнокультурного развития бурят Усть-Ордынского Бурятского автономного округа и его межкультурных взаимодействий с русским этносом. Этот вопрос особенно важен в настоящее время, когда речь идет об объединении Округа и Иркутской области.

Степень изученности проблемы. Проблема маргинальное™ как предмет научного исследования является многоаспектной проблемой. Сложилось несколько основных направлений в изучении маргинальное™: социологический, социально-философский, культурологический, психологический, политологический. В настоящее время как западные, так и российские исследователи не выработали единого общепринятого представления об этом феномене. Социологи, историки, политологи, философы по-разному понимают сущность содержания и значения маргинальных явлений. Проведенный анализ научной литературы показал, что в западных исследованиях, посвященных проблеме маргинальное™, условно можно выделить три группы работ:

Первая - это работы преимущественно американских социологов, в которых проблема этнокультурной маргинальное™ рассматривается на стыке социологической теории личности и концепций, исследующих место и роль в обществе этнорасовых меньшинств.(140,146,148,154,155,156,161) Особое внимание в данных исследованиях обращается на социально-психологические особенности маргинальной личности, ее поведение и сознание.

Вторую группу составляют исследования, посвященные международной миграции, положению иностранных рабочих в развитых индустриальных странах. (143,145,149,150) В этой группе работ анализу подвергаются исторические и социально-политические проблемы иммиграции в многонациональных государствах Запада.

Наконец, в третью группу работ входят те, в которых понятие маргинальной личности анализируется в связи с исследованием политических, социальных и культурных проблем слаборазвитых стран.(61,85,89,141,152) Анализируя особенности взаимодействий между различными культурами, авторы данной группы работ акцентируют внимание на таких социальных слоях, как интеллигенция и молодежь и отмечают, что им легче удается приспособиться к ценностям западного мира, к их мышлению и стилю жизни.

Если обратиться к анализу отечественных источников, посвященных данной проблеме, то здесь можно выделить две группы работ.

Первая группа публикаций появилась в советской литературе в 70-е годы. Они в основном носили характер критического исследования маргинальных процессов в западном обществе. К числу таких работ относится коллективная монография «На изломах социальной структуры», а также статьи М.В.Андреенковой, С.Н.Артановского, С.И.Васильцева, А.А.Галкина, Н.Т.Кремлева, В.И.Полякова, В.В.Радаева, Е.Б.Рашковского, В.П.Тугаринова, А.И.Шендрик, Е.Н.Старикова и др.(4,5,62,96,102,112,133)

Вторую группу работ составляют исследования на материалах постсоветского общества. Данные публикации стали появляться с начала 90-х г.г, так как проблема маргинальное™ (в т.ч. этнокультурной) приобрела особую актуальность в связи с глубокими социально-политическими преобразованиями, произошедшими после распада Советского Союза и обострившими проблемы межнациональных и межкультурных взаимодействий. К этой группе публикаций относятся статьи А.И.Атояна, В.Г.Кукяна, М.Новиковой, Ю.М.Плюснина, И.В.Поповой и др.(9,66,88,94,97)

Несмотря на недостаточную разработанность теоретико-методологических подходов к исследованию этнокультурной маргинальное™ (ЭМ), в отечественной научной литературе существует ряд серьезных философских, политологических, культурологических исследований, которые могут составить общетеоретический фундамент для разработки данной проблемы. Среди таких исследований назовем работы С.А.Арутюнова, Ю.В.Бромлея, Л.Н.Гумилева Э.С.Маркаряна, Е.Б.Рашковского, Е.Н.Старикова и др.

Поскольку у маргинального человека происходит трансформация этнической доминанты в самосознании, то проблема этнокультурной маргинальное™ тесно связана с такими понятиями, как «национальное самосознание», «этническая идентичность». В связи с этим обращение к работам общетеоретического плана, касающимся проблем этнического самосознания вполне закономерно. К таким исследованиям следует отнести труды А.Г.Агаева, С.Н.Артановского, Ю.В.Арутюняна, Г.А.Бакиевой, М.С.Джунусова, В.И.Козлова, В.Ю.Хотинец и др.

Отдельную группу исследований представляют этнопсихологические исследования, развивающиеся в русле этносоциологии. Данное направление разрабатывается Л.М.Дробижевой, В.И.Коротеевой, Л.И.Науменко, С.В.Рыжовой, З.В.Сикевич, Г.У.Солдатовой.

Социальные аспекты развития и функционирования этнических общностей рассматриваются в трудах Ю .В. Арутюняна, В. А.Бойко, Г.В.Старовойтовой, А.А.Сусоколова. В Бурятии данный аспект исследований характерен для работ Д.Д.Мангатаевой, Е.В.Петровой.

Этнологическим аспектам исследований этносоциальных процессов посвящены работы Л.Н.Гумилева, Н.Г.Скворцова и таких ученых Бурятии, как Л.Л.Абаева, В.В.Беликов, Н.П.Егунов, Д.Д.Нимаев.

Этнокультурные и социокультурные аспекты исследуются С.А.Арутюновым, С.Н.Ереминым, Н.Л.Жуковской, С.Г.Ларченко, С.В.Лурье, В.В.Мархининым, И.В.Удаловой. В Байкальском регионе В.Х. и Т.Г.Харнахоевыми и др.

Проблемами изучения национального самосознания и этнической идентичности у бурят на современном этапе занимаются следующие бурятские ученые И.Э.Елаева, С.Д.Батомункуев, Т.М.Михайлов, З.П.Морохоева, Ю.А.Серебрякова, Т.Д.Скрынникова, И.С.Урбанаева.

Проблемам этносоциальной структуры населения Бурятии посвящены работы А.В.Бильтриковой, А.А.Буркиной, В.И.Затеева, И.И.Осинского, Ю.Б. Рандалова, Б.В.Хараева, Ц.Ц.Чойропова и др.

Настоящее исследование связано с анализом влияния на этнокультурную маргинальность таких внешних факторов как индустриализация и урбанизация. В этом направлении имеются исследования У.А.Винокуровой, Р.Р.Галлямова, В.И.Козлова, А.С.Московского, Г.В.Старовойтовой,

В.А.Юсупова. Бурятских исследователей К.Б.-М.Митупова, И.И.Осинского Г.Л.Санжиева, Е.Е.Тармаханова.

Поскольку с процессуальной точки зрения этнокультурная маргинальность объективируется через распространение двуязычия и межэтнических браков, автор обращался к работам С.А.Арутюнова, В.В.Гриценко, М.Н.Губогло, М.В.Дьячкова, Е.Е.Кутявиной, А.А.Сусоколова. В Бурятии данный аспект разрабатывается Н.С.Бабушкиной, И.Г.Балхановым.

В работе показывается влияние системы образования, а также роли религиозного фактора на процесс формирования этнокультурной маргинальное™. Данные аспекты освещены в работах М.Ф.Калашникова, И.А.Крывелева, Д.М.Угриновича, И.Н.Яблокова, а также в трудах таких бурятских исследователей, как В.И Андреев, Д.Н.Бурхинов, Г.Р.Галданова, Д.А.Данилов, Н.К.Елаев, Г.Е.Манзанов, Т.М.Михайлов, С.Д.Намсараев.

Несмотря, на возросший интерес исследователей к изучаемой проблеме можно отметить, что на сегодняшний день мало работ, касающихся исследования проблемы межкультурного взаимодействия бурятского и русского народов в условиях происходящей трансформации российского общества.

Особенно недостаточно в этносоциологическом и этнопсихологическом планах исследована этногруппа западных бурят. В частности, мало изучены проблемы их этнической и религиозной идентичности. Почти нет работ, в которых анализируются в сравнительном плане этногруппы «западных» и «восточных» бурят. Настоящее исследование ставит задачей посильно восполнить этот пробел.

Актуальность темы, ее недостаточная разработанность определили цель исследования, его объект, содержание и задачи, решаемые в диссертации.

Объектом исследования является бурятское население Усть-Ордынского Бурятского Автономного округа.

Предметом исследования выступает этнокультурный аспект маргинальное™.

Целью исследования является социологический анализ социально-психологических особенностей этнокультурной маргинальности западных бурят в условиях модернизации в инонациональной среде.

Постановка данной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

• Определить методологические принципы исследования проблемы этнокультурной маргинальное™.

• Выяснить зависимость этнокультурной маргинальное™ от социокультурных, социально-экономических, политических и исторических факторов.

• Провести типологический и сравнительный анализ этнокультурной маргинальное™ в различных территориальных, возрастных и образовательных структурах.

• Выявить положительные и отрицательные последствия этнокультурной маргинальное™.

• Изучить варианты идентификации бурят в условиях этнокультурной маргинальное™.

Основные гипотезы исследования:

Этнокультурная маргинальность выступает одним из способов адаптации к меняющимся условиям окружающей среды.

Этнокультурная маргинальность является закономерным следствием межкультурного взаимодействия и социокультурной модернизации бурятского этноса.

Основными факторами этнокультурной маргинальное™ являются: социализация в условиях инонациональной среды и переезд из села в город. Этнокультурная маргинальность является одним из типов социально-психологической идентичности.

Методологические и теоретические основы исследования

В качестве методологического обоснования диссертационного исследования использованы фундаментальные общенаучные методы познания в их применении к анализу маргинальных явлений: теоретические методы общенаучного анализа и синтеза, исторический подход, структурно-функциональный анализ, методы конкретного социологического исследования: анкетный опрос, интервью, наблюдение. Методика эмпирического поиска базировалась на современной технологии социологического исследования, использовании математико-статистических процедур.

Исследуя этнокультурную маргинальность бурят в современных условиях, а также иллюстрируя важные тезисы диссертации и подтверждая их достоверность были использованы в основном результаты Всесоюзных переписей населения, начиная с 1897 г. по 1989 гг. и частично результаты микропереписи населения 1994 г., статразработки и аналитические записки Госкомстата РБ, например, "Буряты в зеркале статистики" (1996), материалы похозяйственных книг и архивов ЗАГСа.

Источниками исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых по проблемам маргинальное™. Кроме трудов социологов в работе были использованы работы специалистов смежных областей знаний: историков, этнографов, социальных психологов, философов, так как предмет исследования выходит за строгие рамки любой отдельно взятой дисциплины.

Эмпирической базой нашего исследования послужили материалы социологических исследований, проведенных автором в сентябре и феврале 2002г. в трех районах УО-БАО: Боханском, Осинском и Эхирит-Булагатском.

Для опроса использовалась специально разработанная анкета. Объем выборочной совокупности составил 470 чел. Основным критерием для выявления этнокультурной маргинальности являлась социализация в условиях инонационального доминирования. Поэтому для исследования методом случайной выборки были определены три вышеуказанных населенных пункта с преобладанием иноэтничного населения, (соотношение прим. 40% к 60% )

На втором этапе был произведен выбор интересующих нас квот для всей выборочной совокупности. В анализе учитывались такие характеристики респондентов, как пол, возраст, образование, место проживания. В целом выборка репрезентативна генеральному массиву по вышеназванным характеристикам. Отклонение объема выборочной совокупности от генеральной составило не более 4-5%.

Преобладание среди респондентов лиц в возрасте 17-3 5 лет было продиктовано тем, что в данной категории населения наиболее ярко проявляются черты маргинальной личности.

Научная новизна исследования

• Осуществлен анализ места и роли этнокультурной маргинальности в системе таких понятий: «национальное самосознание», «этническая идентичность» и др.

• Показана обусловленность развития этнокультурной маргинальности историческими, социально-экономическими, политическими условиями и культурным взаимодействием народов.

• Проведен социально-философский анализ проявлений этнокультурной маргинальности в условиях социокультурной модернизации и межэтнической интеграции.

• Проведен типологический анализ этнокультурной маргинальности в различных территориальных, возрастных и образовательных структурах.

Теоретическая ценность и практическая значимость работы Научно-теоретическое значение диссертационного исследования заключается в том, что оно впервые методом философско-социологического анализа раскрывает исторические корни и современные особенности такого сложного социокультурного феномена как этнокультурная маргинальность на примере одной из этнических групп региона. Кроме того, обоснованные в работе положения могут служить источником дальнейшего изучения данного явления применительно к региональной тематике.

Практическая значимость заключается в том, что, используя полученные данные можно прогнозировать и разработать сценарий вероятных тенденций этнокультурного развития бурят Усть-Ордынского Бурятского автономного округа и его межкультурных взаимодействий с русским этносом. Диссертант считает, что полученные эмпирические данные дают конкретный материал для исполнительной власти при разработке программ этносоциального развития бурятского населения Усть-Ордынского бурятского автономного округа, в практике управления этносоциальными и культурно-языковыми процессами. Кроме того, на основе социологических данных фиксируется реальное этнокультурное состояние и особенности процессов этнокультурной интеграции и ассимиляции этногруппы западных бурят. И, наконец, результаты исследования могут быть применены в преподавании ряда тем курсов по этносоциологии, культурологии, психологии.

Положения, выносимые на защиту

• Этнокультурная маргинальность рассматривается как сложное социокультурное явление и составляющий элемент этнокультурных процессов.

• Процесс формирования этнокультурной маргинальное™ обусловлен историческими, социально-политическими условиями и межкультурным взаимодействием народов.

• Этнокультурная маргинальность зависит от степени этнической идентичности. Уровень идентификации со своей этнической труппой снижается в условиях инонациональной среды и урбанизации образа жизни.

• Варианты идентификации в условиях этнокультурной маргинальное™ зависят от личностных свойств человека, его готовности принять новые условия и новую роль.

• Неизбежная многовариантность процесса идентификации в модернизирующемся обществе объективирует проблемную и успешную адаптацию. С одной стороны, множественная идентичность, когда человек чувствует свою включенность в значительное число национальных и культурных групп, является очевидным фактором успешной адаптации в условиях инонациональной среды. С другой стороны, она означает частичную или полную утрату традиционной этнокультурной идентичности.

Апробация работы. О результатах исследования были сделаны доклады на следующих конференциях: Международной научно-практической конференции. « Буряты в XX в.».- Усть-Орда - Улан- Удэ, 8-10 июня 2001г., на международной научно-практической конференции «Чингис-хан и судьбы народов Евразии».- Улан-Удэ, 3-5 октября 2002 г. на Всероссийской научно-практической конференции «Взаимоотношение общества и природы: история, современность и проблемы безопасности». - Иркутск, 1999 г.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры социологии и социальной работы ИРГТУ (октябрь 2002 г.), а также на заседании кафедры философии БГУ (ноябрь 2002г.) По итогам обсуждения диссертация рекомендована к защите

Похожие диссертационные работы по специальности «Социальная структура, социальные институты и процессы», 22.00.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Социальная структура, социальные институты и процессы», Бухаева, Раджана Владимировна

Заключение

В представленном диссертационном исследовании был осуществлен теоретико-методологический и социологический анализ такого сложного социокультурного явления, как этнокультурная маргинальность на примере одной из этнических групп региона - бурят Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Вследствии того, что рассматриваемый феномен является предметом изучения различных наук, в работе был применен междисциплинарный подход. В теоретико-методологическом плане были выделены такие направления как: историческое, историко-этнологическое -изучение особенностей межкультурного взаимодействия двух этносов в различные исторические периоды, социологическое, этносоциологическое-изучение процессов взаимодействия и взаимовлияния индивидов и общества и направленное на эмпирическую верификацию выдвигаемых идей и положений, социально-психологическое, психологическое - изучение закономерностей взаимодействия индивида с социальной средой, а также изучение внутреннего мира маргинальной личности, культурологическое направление, в котором этнокультурная маргинальность рассматривается, как составляющий элемент этнокультурных процессов.

В результате анализа научной литературы диссертантом была выявлена ограниченность применения термина «маргинальность» в отечественной социологии, в которой данное явление устойчиво ассоциируется в негативном контексте. Данные обстоятельства требуют сегодня нового подхода, уточнения понятий и определений, в частности установления границ применимости этого термина. В настоящей работе, под этнокультурной марпшальносгью понимается двухкультурье, т.е двойственность по этнокультурным признакам или одновременное присутствие элементов двух различных культур в языке, стереотипах поведения, мышления и.т.п. Кроме того, этнокультурная маргинальность рассматривается, как явление, имеющее разноуровневые последствия: положительные и отрицательные. С одной стороны, множественная идентичность (когда человек чувствует свою включенность в значительное число национальных и культурных групп) является очевидным фактором успешной адаптации и социальной мобильности в условиях инонациональной среды. С другой стороны, она означает частичную или полную утрату традиционной этнокультурной идентичности. В связи с вышеизложенным, в данном диссертационном исследовании рассматривается наиболее значимый для такого многонационального государства как Россия вопрос сохранения национальных особенностей в процессе глобальных изменений.

Исследовав проблему этнокультурной маргинальности в контексте аккультурации и модернизации, автор сделал вывод о том, что процесс формирования этномаргиналов был обусловлен совокупностью исторических, социально-политических условий и культурным взаимодействием народов. Так, историческими предпосылками и факторами формирования этнокультурной маргинальности в ХУП-ЖХ вв. явились следующие детерминанты: утрата (сужение) исконной этнической территории, компактности проживания бурятского этноса, вследствии чего произошли изменения в численности взаимодействуют^« сторон; разрушение традиционного скотоводческого уклада, переход на оседлый образ жизни, в частности, западных бурят; массовая христианизация бурят Предбайкалья; биологическое и культурное смешение коренного и пришлого населения. Обозначенный период был условно отнесен к дореволюционному. Кроме того, он характеризуется как начальный этап взаимодействия культур русских и бурят и ему соответствует такой тип этнокультурной маргинальности как бикультурализм, а ее носитель -бикультурал. К числу бикультуралов в рассматриваемый период мы причисляем:

1. Ясачных, карымов, как результат биологической метисации.

2. Крещенных бурят, первых бурятских интеллигентов, толмачей-переводчиков, как результат культурной метисации.

Следуя хронологии, был выделен и второй период социокультурного взаимодействия двух этносов. На данном этапе (советском), помимо все более углубляющегося межкультурного взаимодействия, на процесс этнокультурной маргинальности бурят стали воздействовать, так называемые, «факторы модернизации» (индустриализация, урбанизация). Так был сделан вывод, что в советский период маргинализации подверглась та часть бурятского общества, которая мигрировала в города. Если в дореволюционный период взаимодействию влияния русской культуры подверглись лишь некоторые слои бурятского общества, то в рассматриваемый период в виду выравнивания социально профессиональных структур бурятского народа и взаимодействующего с ним русского, в городах начинается процесс их культурного сближения, распространяемый уже на значительную часть этноса. Формируется первое поколение этномаргиналов: небольшая прослойка рабочих - бурят, научная и техническая интеллигенция, западные буряты.

Анализируя процесс урбанизации, автор отмечает, что буряты не прошедшие стадии капиталистической урбанизации, резкой ломки экологических условий существования, оказались в сложной ситуации перестройки социально-психологических стереотипов образа жизни и нравственных ценностей. В процессе ускоренной адаптации у них произошли резкие изменения культурных традиций: урбанизация и предшествующие ей индустриализация и коллективизация сопровождались сменой традиционных занятий индустриальными и интеллектуальными (произошла смена способа деятельности), переходом от этнически однородной среды к полиэтнической.

В результате, эти инновации привели к разрушению многих сторон этнической культуры бурят, затронули такие ее основные структурные элементы, как хозяйство, быт, язык, семейно-брачные отношения, традиции и обычаи, изменение ценностных ориентаций в сфере этнической психологии.

Для того чтобы наглядно проиллюстрировать вышеуказанные явления автором подробно была рассмотрена динамика таких основополагающих признаков этничности, как язык, религия, а также показано влияние системы образования и национально смешанных браков на процесс формирования этнокультурной маргинальное™.

Так, рассматривая проблему языковой ассимиляции в ретроспективе, диссертант приходит к выводу о неоднозначности изменений происходящих в языковой сфере. С одной стороны анализ статистического материала показал, что от переписи к переписи уменьшается количество лиц реально владеющих бурятским языком и считающих язык своей национальности родным, что в свою очередь является красноречивым показателем русскоязычной этноязыковой ассимиляции. Проведенное эмпирическое исследование показало, что маргиналы (особенно молодежь) в возрасте 17-35 лет в большей степени испытывают раздвоение по языковому признаку. Родным в равной степени признали и русский и бурятский языки в п.Усть-Ордынском - 39,5 %, в п.Бохан - 65,3% и в п.Оса - 51,4%. С другой стороны, незнание или неполное знание русского языка для бурят означает не просто свободу выбора языкового поведения, а определяет меру социокультурной адаптации и социальной мобильности в современных условиях. Надо отметить, что подавляющее большинство бурят проявило высокую степень адаптивности в условиях инонациональной среды.

Анализируя религиозный фактор в контексте этнокультурной маргинальности, было выяснено, что религиозные верования в условиях, когда бурятский этнос стоит перед опасностью исчезновения и растворения в другом более сильном этносе, начинают играть роль этнозащитного и консолидирующего фактора. Особое значение традиционные религии (шаманизм, буддизм) имеют для маргинальных представителей бурятского этноса, в силу того, что они стабилизируют этнокультурную ориентацию человека, оказавшегося «на грани двух культур». Но в то же время, подчеркивает автор, несмотря, на религиозное возрождение, нельзя категорично утверждать особенно в отношении молодого поколения современных бурят, что для них буддийская или шаманистская традиции станут основой их этнокультурного самоопределения. Эти религии, безусловно, заняли определенные идеологические ниши, особенно востребованы врачевательные (тибетская медицина) и психико-энергетические стороны (гадание, коллективные молебствия и т.п.), но они никогда уже не охватят полностью всю духовную жизнь бурятского народа, особенно сейчас в век глобализации и информатизации.

Особое внимание диссертантом было обращено на изучение такой формы религиозного сознания современных бурят, как религиозный синкретизм (двоеверие) или как взаимодействующие этносы воспринимают традиционные верования друг друга, так как синкретические формы религиозности являются выражением взаимопроникновения русской и бурятской культур. Среди опрошенных бурят - маргиналов, сложились следующие типы религиозности: шаманистский (52,1%), буддистский (7,6%), шаманистско-православный (3,5%), шаманистско-буддистский (7,7%). Отсюда ясно, что взаимопроникновение шаманистской и православной религии не столь существенно, но имеет место.

Изучив проблему национально-смешанных браков диссертант выяснил, что основным фактором распространенности межнациональных браков среди бурят является уменьшение культурной дистанции между контактирующими этносами, вследствие смешанного проживания и длительности межэтнических контактов. Очевидное влияние оказывает и ослабление традиционных родственных и соседских связей. Главным фактором, отражающим направление этнических процессов, является определение представителями второго поколения этих семей своей национальной принадлежности. Выбор национальности подростками из таких семей свидетельствует о тенденциях ассимиляции одного этноса другим. Эмпирический материал показал, что в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе в бурятско-русских семьях, где отец-бурят, детьми чаще выбирается его национальность. В русско-бурятских семьях, где отец-русский, мать-бурятка, дети в основном считают себя русскими. Но нередко у таких людей присутствует сдвоенная идентичность, т.е. в одной ситуации они чувствует себя представителем одного народа, в другой другого. И при этом, нередко испытывают чувство некоторой ущемленности, неполноценности, из-за того, что ни в том ни в другом этносе не чувствуют себя полноправными его членами.

В смешанные браки, в большинстве случаев, вступают мужчины -буряты, но в последнее время, отмечает автор, участились случаи вступления в смешанные браки и женщин-буряток, что свидетельствует об увеличивающейся толерантности бурятских женщин, уменьшении культурной дистанции между двумя этносами и усиливающейся аккультурации бурятского этноса

В среднем эндогамия или количество однонациональных бурятских браков по изученным населенным пунктам составила 85,1%, т.е. этногруппы западных бурят не размываются межэтническими браками, но положение в п.Усть-Ордынский уже вызывает опасение (уровень эндогамии составил 81,4%). Эти данные позволили диссертанту сделать вывод о том, что в будущем тенденция увеличения межнациональной брачности будет усиливаться.

В результате анализа эмпирического материала были выявлены следующие особенности этнокультурной маргинальности западных бурят: восприятие этнокультурной маргинальности у них не отличается насыщенностью негативными эмоциями, интенсивностью переживаний, поэтому ситуация этнокультурной маргинальности в большинстве случаев не сопровождается субъективным ощущением кризиса этнической идентичности. В основе переживания этнокультурной маргинальности, отмечает диссертант, лежит своеобразный внутриличностный идентификационный конфликт. Он выражается, с одной стороны, в высокой личностной значимости своей этнической принадлежности (40% опрошенных нами этномаргиналов ответили, что «относятся с гордостью к своей этнической принадлежности»). С другой стороны, в ощущении своей «небурятскости» в виду плохого знания родного языка, культуры. Поэтому данный уровень этнокультурной маргинальное™ был обозначен, как «субъективное переживание противоречия этнокультурной идентичности», что наиболее полно отражает суть переживаемого феномена.

2) в большинстве случаев, у изученных групп бурят было выявлено наличие такого уровня этнокультурной маргинальное™, как «объективная этнокультурная маргинальность», которая характеризуется объективной двойственностью внешних атрибутов этнокулыуры (языка,традиций,стереотипов поведения). Так, родным языком считают в равной мере бурятский и русский респонденты в возрасте от 17 до 35 лет- 52%, от 35 до 50 лет- 39%, старше 50 лет- 35,4%. Показателем двойственности по культурному признаку служит тот факт, что буряты-маргиналы ощущают одинаковую степень близости, как с людьми своей родной культуры(85,4%), так и с людьми русской культуры (83,2%). О широком распространении двойной национально-государственной идентичности говорит то, что и «бурятами и россиянами в равной степени считают себя 75,2 % опрошенных респондентов.

Учитывая, что переживаемая бурятами Предбайкалья этнокультурная маргинальность в большинстве случаев не отличается явными кризисными формами, можно говорить о том, что западные буряты успешно приспособились к особой форме двойственного существования в модернизирующемся обществе и их можно отнести к такому типу маргинальной личности, как посредник - переводчик между двумя этнокультурными мирами. Исследование показало, что основными критериями для выявления этнокультурной маргинальное™ являются: социализация в условиях инонациональной среды и переезд из села в город. Поэтому к типичным маргиналам в структуре бурятского общества были отнесены городские и западные буряты.

Таким образом, эмпирические данные, полученные автором относительно этнической идентичности западных бурят, современных тенденций в их религиозном поведении, положении в языковой сфере отражают реальное этнокультурное состояние и особенности процессов межэтнической интеграции и ассимиляции, а также позволяют углубить представления об этносоциальной ситуации в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе. Это особенно актуально в современных условиях, когда речь идет об объединении Округа и Иркутской области. Кроме того, полученные данные могут быть использованы в целях дальнейшего изучения такого сложного и малоизученного социокультурного явления, как этнокультурная маргинальность.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Бухаева, Раджана Владимировна, 2003 год

1. Агеев В .С Перцептивные аспекты межгруппового взаимодействия// Межличностное восприятие в группе. -М.: Изд-во МГУ, 1981.- 294 с.

2. Азиатская Россия. 1912. - Т.7. - 233-234, 237.

3. Андреев В.И. История бурятской школы 1804-1962 гг. Улан-Удэ: Бур.книжн. изд-во, 1964. - 566 с.

4. Андреенкова Н.В. Проблема социализации личности//Социальные исследования, вып. 3, М.,1970.

5. Артановский С.Н. Историческое единство человечества и взаимное влияние культур. Философ.- методол. анализ совр. заруб, концепций. JI: Просвещение, 1967. - С.237-238.

6. Арутюнов С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. М.: Наука, 1989.-243с.

7. Арутюнов С.А., Сусоколов A.A., Дробижева Л.М. Этносоциология. М., 1999.-255с.

8. Атеистический словарь/(Абусамедов А.И. и др.).-2-е изд., испр. и доп.- М.: Политиздат, 1986.- 511с.

9. Атоян А.И. Социальная маргиналистика: о предпосылках нового междисциплинарного и культ.-ист. синтеза// Полис: Полит, исслед.- 1993. -№6.- С.29-38.

10. Ю.Бакшеев P.M. Динамика общего и особенного в социальной структуре региона: Дис. канд. философ, наук. Саратов, 1991.

11. Балханов.И.Г. Двуязычие и социализация.- Улан- Удэ, 2002.

12. Басаева К.Д. Преобразования в семейно-брачных отношениях бурят (По мат-м Алар. и Ольхон. р-нов Ирк. обл.) Улан-Удэ: Бур.книжн. изд-во, 1974.-114 с.

13. З.Басаева К.Д. Современные этнические процессы у бурят // Этнокультурные процессы у народов Сибири и Севера. М., 1985. - С. 11-29.

14. Батомункуев С.Д. Проблема концептуализации идентификационного конфликта современных бурят // Мат-лы науч.-практ. конф. "Цыбиковские чтения"-7. 1998. - С.183.

15. Батуев А.Р. О старом письменном языке бурят // "Уур", 1931. С.34.

16. Белинская Е.П., Стефаненко Т.Г. Этническая социализация подростка. М.5 2000.-208 с.

17. Бергер П, Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М.: Медиум, 1995.» 279с.

18. Бердяев И.А. Философия неравенства. Письмо к недругам по социальной философии // Русское Зарубежье. Л.: Лениздат, 1991. - С.79.

19. Боров А.Х., Пшемурзов В.Х., Историческая память и этническая культура// Этническая культура: проблемы самосохранения в современном контексте. М., Нальчик, 1997.- С.200-213

20. Бороноев А.О., Павленко В.Н. Этническая психология. СПб.: СПб гос. ун-т,1994.- 165с.

21. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1973. - 274с.

22. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1982. - 274с.

23. Он же. Очерки теории этноса. М., 1982.

24. Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии. М., 1981. - 269 с.

25. Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. М., 1982. 283 е.

26. М.Боу. А.- М. Время народов. -М., 1985.

27. Бутинов H.A. Папуасы Новой Гвинеи (Хоз-во, общ.строй). М.:Наука, 1968. -256с.

28. Васильев А.И. Египет и египтяне// Князев А.Г. Египет после Насера, 1970-80 г.г. М.: Наука, 1986. - 299 с.

29. Васильева Г.П. Современные этнические процессы в Северном Туркменистане// Советская этнография. 1968. - № 1.

30. Винокурова У.А. Ценностные ориентации якутов в условиях урбанизации. -Новосибирск: Наука. Сиб. изд. фирма, 1992. 142 с.

31. Галимуллина З.Х. Маргиналы: понятие и эмпирическая реальность. Дис. канд.социол. наук. - Казань, 1995.

32. Галлямов P.P. Двуязычие в городах Башкортастана// Социс: Соц.исслед.» М.,1997.- № 8.- С.49-55.

33. Геллнер Э. Пришествие национализма. Мифы наций и класса / Путь. 1992. - № 1.-С.10.

34. Геллнер Э. Нации и национализм. М: Прогресс, 1991.- 320 с.3 5 .Герасимова K.M. Обновленческое движение бурятского ламаистского духовенства (1917-1930). Улан-Удэ, 1964. - 179 с.

35. Грачев C.B. Образование нерусских народов: аксеология и геополитика // Национальные ценности образования: история и современность. М., 1996. -С.204.

36. Губогло М.Н. Современные этноязыковые процессы в СССР: основные факторы и тенденции нац.-рус. двуязычия. М.: Наука, 1984. - 288с.

37. Гузеватый Я.Н. Проблемы народонаселения и социально-экономическое развитие стран Азии, Африки и Латинской Америки. М., 1970. - 365 с.

38. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли.- Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1989.- 495 с.

39. Гусейнов Г., Драгунский Д., Сергеев В., Цимбурский В. Этнос и политическая власть // Век XX и мир. 1989. - № 9. - С. 14.

40. Дмитрова И.И. Этнокультурная маргинальность в современном мире: Дис канд.философ. наук.- М., 1994.

41. Дондуков У-Ж.Ш. К вопросу о развитии бурятского литературного языка // Проблемы истории и национально-культурного строительства в РБ/ Мат-лы республиканской научно-практической конференции. Улан-Удэ, 1998. -С.146.

42. Елаев Н.К. Бурятская школа. История, проблемы и опыт национализации. -Улан-Удэ: Изд-во Бур.пед. института, 1994. -124 с.

43. Елаев A.A. Бурятский народ: становление, развитие, самоопределение. М.: Шанс, 2000. - 349 с.

44. Елаев A.A. Бурятский этнос: внутренняя структура и государственность. -М., 2000.

45. Елаева.И.Э. Этничность бурят в постсоветский период. Традиции и инновации в этнической культуре бурят/ Сибирь: этносы и культуры. Вып. 5 -Улан-Удэ. 1999.-С.78.

46. Ерасов Б.С. Социальная культурология. М.: Аспект Пресс, 2000. - 591 с.

47. Жалсараев А.Д. Некоторые предварительные итоги исследования национального сапмосознания подростков в национально-смешанных семьях // Этнографический сборник. 1969. - № 6.- С.57-61

48. Ильин В.И. Социальная стратификация. Сыктывкар, 1991. - 191 с.

49. Ильинич Т.К. Социально-философский анализ динамики этнической культуры: Дис. канд. филос. наук. Нижний Новгород, 1992.

50. Исторический материализм как социально-философская теория/Под ред. В.И.Разина. -М., 1982. -С.207.

51. Кабузан. В.М. Русские в мире. Динамика численности и расселения. (1719-1918).- М.: Наука, 1994. 307 с.

52. Калашников М.Ф. Молодое поколение и религия. Пермь, 1971. - 312 с.

53. Камынина Т.Н. Маргинализация личности и защита самобытности культуры (системный анализ): Дис. канд. социол. наук.- М., 1997.

54. Козлов В.И. Национальности СССР: Этнодемогр. обзор. 2-е изд., перераб.и доп. - М.: Финансы и статистика, 1982. - 303 с.

55. Козлов В.И. Этнос и культура (к проблеме соотношения национального и интернационального в этнографическом изучении культуры) // Советская этнография. 1979. - № 3.

56. Козьмин Н.Н. М.Н.Богданов // Жизнь Бурятии. 1925. - № 3-4. - С.19.

57. Кон И.С. Социологическая психология: Избр.психол.тр.- М.: Моск.психол.-соц. ин-т, 1999.- 555с.

58. Королев С.И. Вопросы этнопсихологии в работах зарубежных авторов.(На мат-х стран Азии). М.: Наука, 1970.- 100 с.

59. Кребер Т. Иши в двух мирах. Биография последнего представителя индейского племени яна (пер. с англ.) М.: Мысль, 1970.- 207 с.

60. Кремлев Н.Т. Маргинальная личность//Справочное пособие по истории немарксистской западной социологии. М.,1986.

61. Крупник И.И. Национальные вопросы в СССР: поиски объяснений // Советская этнография. 1999. - № 4. - С.3-16.

62. Крывелев И.А. К характеристике сущности и значения религиозного поведения // Советская этнография. 1967. - № 6. - С.20-32.

63. Кулаков и Молодых. Иллюстрированное описание быта сельского населения Иркутской губернии. СПб., 1896. - С.133.

64. Кукян В.Г. Маргинальная личность как результат взаимодействия культур: На прим. арм. диаспоры в России// Кунсткамера: Этногр.тетради.- 1993.-Вып.2/3.- С.29-32.

65. ЛарченкоС.Г., ЕреминС.Н. Межкультурные взаимодействия в историческом процессе. Новосибирск: Наука.Сиб отд-ние,1991. - 172с.

66. Лебедева Н.М. Психологические аспекты этнической экологии мигрантов// Проблемы этнической экологии. М., 1981.

67. Лебедева Н.М. Шкала социально-психологической близости/ Адаптация русских старожилов в Азербайджане. М., 1990.

68. Ленин В.И. Полн. собр. соч. 5-е изд. - М.: Политиздат, 1974.- Т.27. - С.56

69. Лопатин И. Краткий отчет о действиях Витимской экспедиции в 1865 г. // Зап. СОРГО. Кн.IX, X. - Иркутск, 1867. - С.508-526.

70. Люцидарская A.A. Старожилы Сибири. Историко-этнографический очерк. -Новосибирск: Наука, СО, 1992. 196 с.

71. Манжигеев И.А. Янгутский бурятский род: опыт историко-этнографического исследования. Улан-Удэ, 1960. - С.232.

72. Манзанов Г.Е. Религиозные традиции в ценностных ориентациях современной бурятской молодежи. Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 1997. - 115 с.75. Там же. С.66.

73. Мархинин В.В. Национальные отношения в стране: значение теории и поиски решений Новосибирск: Припринт, 1991.

74. Митупов Б.М. Развитие промышленности и формирование рабочего класса Бурятской АССР. Улан-Удэ, 1957.

75. Митупов К.Б-М. Становление социалистической социальной структуры Бурятии, 1938-1960 гг. Новосибирск: Наука, 1986.- 134 с.

76. Михайлов Т.М. Бурятский шаманизм: история, структура и социальные функции.- Новосибирск: Наука, СО, 1987. 288 с.

77. Михайлов Т.М. Бурятия и ее этнокультурная динамика (XVII начало XX века) / Проблемы истории Бурятии. - Улан-Удэ, 1993.

78. Михайлова В.Т. Православие в духовной культуре бурят (30-е гг. XVII в.-1917 гг.). Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 1999. - 173 с.82. Там же.- С.81.

79. Московский A.C., Исупов В.А. Формирование городского населения Сибири (1926-1939 гг.).- Новосибирск: Наука, 1984. 168 с.

80. Мулдашева А.Б. Роль этнопсихологической двойственности в межнациональных отношениях: Автореф. дис. канд. психол. наук. М., 1991.- 20 с.

81. Мюрдаль Г. Современные проблемы "третьего мира"// Ульяновский Р.А., Павлов В.И. Дилемма Азии. Критика концепции Г.Мюрдаля М.: Прогресс 1973. 169с.

82. Новое направление в системе образования инородцев христиан Восточной и Юго-Восточной России // Русская школа. - 1907. - № 9. - С.95-96.

83. На изломах социальной структуры М.: Мысль,1987.- 315 с.

84. Новикова М.Н. Маргиналы // Новый мир. 1994. - № 1. - С.227.

85. Нэсбитт Д., Абурден П. Мегатенденции, год 2000: новые направления 1990-х г.г.: Специализ. информ. по общеакадем. программе «Человек, наука, общество»: комплекс, исслед-я: (Реферат) -М.: ИНИОН, 1992.-39 с.

86. Орсенович С. Религия туземных племен Сибири. М., 1930. - С.98.

87. Парк Р. Э. Маргинальный человек. Исследование личности и культурного конфликта // Современная зарубежная этнопсихология. М., 1979. - С. 100.

88. Первый Восточно-Сибирский краеведческий съезд. Иркутск, 1925. - С.25.

89. Перепелкин Л.С., Шкаратан О.И. Экономический суверенитет республик и пути развития народов // Советская этнография. 1989. - № 4. - С.38.

90. Плюснин Ю.М. Проблемы социалиазации маргинальной личности// Гуманит.науки в Сибири. Сер.: Философия и социол.- 1994.- №1.-С.49-55.

91. Подгорбунский И.А. Буряты: физический тип и духовная личность бурят. -Иркутск, 1908. -С.5, 21.

92. Поляков В.И. Маргинальная личность//Современная западная социология. Словарь.-М.,1990.

93. Попова И.В. Маргинальность: феномен, понимание// Соц. исслед. 1994.-№ 3.- С.158-159.

94. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. 2-е изд., доп. и испр.-М.: НаукаД989. - 232с.99. 50:50. Опыт словаря нового мышления/ Под общей ред. М. Ферро и Ю.Афанасьева.- М.,1989.- С.144.

95. ЮО.Рабанэ Я. Строить вместе разумные отношения // Коммунист. 1989. - № 4.-С.85-86.

96. Рандалов Ю.Б. Социальная структура и образ жизни населения Бурятии. -Улан-Удэ: БНЦ СО АН СССР, 1990.- 126 с.

97. Рашковский Е. Маргиналы// 50/50. Опыт словаря нового мышления.1. М.Д989.

98. Савинов Д.Г. Круглый стол // Вопросы истории. 1989. - № 6. - С.133.

99. Садохин А.П. Этнология: Учебник.- М.: Гардарики, 2001.-256 с.

100. Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений: Учебное пособие.- СПб.: Изд-во Михайлова В.А.Д999. 203 с.

101. Скворцов Н.Г. Этничность в процессе социальных изменений.// Социально-политический журнал.- 1996.- № 1. С. 29-43.

102. Смелзер И.Д. Социология // Социс. 1991. - № 2. - С.120.

103. Солдатова. Г.У. Психология межэтнической напряженности. М.:Смысл, 1998.-389с.

104. Социалистическое строительство в Бурятии за 10 лет. Верхнеудинск, 1933.

105. Ю.Социальная психология личности/ Под ред. В.А.Лабунской. М., 1999.

106. Социально-культурный облик советской нации: По рез-м этносоц. исслед./ Под ред. Ю.В.Арутюняна, И.А Гришаева, М.Н.Губогло и др. М.: НаукаД986. - 453 с.

107. Стариков E.H. Маргиналы и маргинальность в советском обществе// Рабочий класс и современный мир. 1989. - № 4.

108. Старовойтова Г.В. Этническая группа в современном советском городе: Социол.очерки/ Отв. Ред.К.В.Чистов. JL: Наука. Ленингр.отд-еД 987.174с.

109. Стоунквист Э.В. Маргинальный человек. Исследование личности и культурного конфликта // Современная зарубежная этнопсихология. М., 1979. - С.99-100.115. Там же, С.100.

110. Там же. 117/Гамже, С.101-102.118.Там же.119.Там же.120. Там же, С. 107.

111. Терентьева JI.H. Определение своей национальной принадлежности подростками в национально-смешанных семьях// Советская этнография. -1969.-№3.-С.22.

112. Туен Т. Культурная и этническая непрерывность у коренных народов Севера: некоторые антропологические подходы//Советская этнография.1990.- С.56-64123.Там же. С.58124.Там же. С.59

113. Федоров М.М. История правового положения народов Восточной Сибири в составе России (XVII начало XIX века): Учебное пособие. - Иркутск: Изд-во Ирк. ун-та, 1991. - 184 с.

114. Хабибуллин К.Н., Скворцов.Н.Г. Испытания национального самосознания.-СПб: Петрополис, 1993. 119 с.

115. Хантургаева Н.Ц. Этносоциальные процессы в регионе в постсоветский период: Дис. канд. социол. наук. Улан-Удэ, 2000.

116. Хотинец.В.Ю. Этническое самосознание и его роль в развитиииндивидуальности человека.- Ижевск: Издательство Удмуртского ун-та, 1996,- 75 с.

117. Чистов К.В. Некоторые характерные черты сближения духовнойкультуры народов СССР // Современные этнические процессы. 1989,-С.374-384.

118. Чистов К.В. Нужна научная концепция развития советской культуры // Вопросы истории. 1988. - № 11.

119. Шапинский В.А. Культурнная маргинальность как социально-философская проблема: Дис. канд. философ, наук.- М, 1991.

120. Ширапов Ю.С. Традиционное и духовное наследие в мировоззрении бурятской интеллигенции // Проблемы истории Бурятии к 70-летию со дня образования РБ. Тезисы и доклады науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 1993.

121. Шендрик А.И. Духовная культура советской молодежи. М., 1990.

122. Щапов А.П. Историко-географические и этнологические заметки о сибирском населении / Собр. соч. Иркутск, 1937. - С.113.

123. Щапов А.П. Историко-этнографическая организация русского народонаселения. Собр. соч. - Т.2. - С.433, 434.

124. Этнонациональные ценности и социализация молодежи Бурятии: Порез-м социологического опроса молодежи. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2000.- 136 с.

125. Текущий архив Минобразования РБ.

126. Труды Особого совещания по вопросам образования восточных инородцев. СПб., 1905.-С.152

127. Буряты в зеркале статистики. Улан-Удэ, 1996.

128. Antonovsky A. Toward a refinement of the "Marginal Man" concept // Social Forces. 1956. - Vol.35. - p.57-62.

129. Banerjee N. Modernization and marginalisation // Social scientist. -Trivandrum, 1985.-Vol.13.-№ 149/150.-p.48-71.

130. Bargatzky T T. "Das Marginal Man Konzept" // Sociologus. Berlin, 1981. Yg.31. h.2.

131. Between Two Cultures: Migrants and Minorities in Britain. Edby G.L.Watson.-Oxford: Blackwell, 1977;

132. M.Bilson G. No owner of soil. The concept of marginality revisited on its sixtieth Birthday // Intern, rev. of modern sociology. New Delhi, v. 18, № 2, P. 190

133. Chandan A. Indians in Britain. New Delhi; Bangalore sterling publ, 1986;

134. Golovensky D. The Marginal Man concept. An Analysis and Critique // Social Forces. 1952. Vol.30. - № 3. - P.332-340.

135. Golovensky D. The marginal man concept: An analysis and critique // Social

136. Forces. 1956. - Vol.30, -p.333-339.

137. Goldberg M.M. Qualification of the Marginal man theory// American Sociological Review. 1949. - Vol.6. - p.52-58.

138. Gordon Milton M. America as a multicultural society. Philadelphia, 1981 ;

139. Kerkholf A. C., McCormic T. Marginal Status in Marginal Personality// Social Forses, XXXIV,1955.

140. NOU. Samenes Rettsstiling. Ocio. Universitsforlaget., 1984. P.18.

141. Park R. Race and Culture Ylencoe, Free press, 1950.

142. Park R. Human migration and the marginal man // American Gournal of Sociology. « 1928. Vol.33. -P.881-893157. Park R. -P.356.

143. Park R. Introduction // Stonequist E. The Marginal Man. A study in personality and Cultutre Conflict. New York, 1961.

144. Porter J. Ethnic Pluralism in Canada // Enthnicity. Cambridge (Mass).1975. P.298

145. Spicer E.H. Persistent Cultural Systems // Science. 1971. V.6.1. - P.795 161.Stonequist E. The Marginal Man. A Study in Personality and Culture

146. Conflict. New York, 1961 ; 162. Thomas W.L. and F.Znaniesky. The Polish Peasant in Europe and Amerika.-Chicago.-1918- 1920. -Vol.l.-P.31.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.