Эволюция этико-эстетической мысли в русской исторической драматургии XIX века тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.01, доктор филологических наук Дудина, Татьяна Павловна

  • Дудина, Татьяна Павловна
  • доктор филологических наукдоктор филологических наук
  • 2006, ЕлецЕлец
  • Специальность ВАК РФ10.01.01
  • Количество страниц 513
Дудина, Татьяна Павловна. Эволюция этико-эстетической мысли в русской исторической драматургии XIX века: дис. доктор филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Елец. 2006. 513 с.

Оглавление диссертации доктор филологических наук Дудина, Татьяна Павловна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ДИАЛЕКТИКА ЭТИКО-ЭСТЕТИЧЕСКОГО ЕДИНСТВА В ФИЛОСОФСКО-ТЕОРЕТИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ XIX ВЕКА.

§ 1. Формирование этико-эстетического кодекса в европейской теории драмы.

§ 2. «Русская идея» как историософская основа этико-эстетического единства в теоретико-художественной мысли XIX века.

ГЛАВА 2. ИСТОРИЧЕСКАЯ ДРАМАТУРГИЯ НАЧАЛА XIX ВЕКА: ЭТИКО-ЭСТЕТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В ТЕОРИИ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПРАКТИКЕ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА.

§ 1. К вопросу о признаках переходного периода в русской исторической драматургии, его границах и этико-эстетических закономерностях

§ 2. Диалектика этического и эстетического в театральной критике, теоретических трудах и эстетических трактатах переходного периода.

§ 3. Этический аспект художественной историографии русских драматургов первых десятилетий XIX века и его своеобразие в условиях переходного времени.

3.1. Этико-эстетическая природа исторической драматургии В. А. Озерова как воплощение некоторых параметров переходности.

3.2. Аксиология и поэтика исторической драматургии Г.Р. Державина.

ГЛАВА 3. «ВНУТРЕННЯЯ ИСТОРИЯ» НАРОДА В ТЕОРЕТИЧЕСКОМ ОСМЫСЛЕНИИ И ДРАМАТУРГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

30-40-Х ГОДОВ.

§ 1. Развитие этико-эстетического кодекса в теории драмы и литературной критике 30-40-х годов.

§ 2. Религиозно-философская идея «соборности» в этико-эстетической системе исторической драматургии славянофилов.

§ 3. Этика и политика в структурно-семантическом пространстве исторической драматургии A.C. Пушкина.

ГЛАВА 4. ЭТИКО-ЭСТЕТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ ДРАМАТУРГИИ 50-70-Х ГОДОВ XIX ВЕКА.

§ 1. Телеология ценностей и метафизика человека в драматургии середины века.

§ 2. Цель исторического поступка и его моральная ценность в этикоэстетической системе исторических пьес Л.А.Мея.

§ 3. Аксиология и поэтика исторических хроник А.Н. Островского.

3.1. Этический персонализм как выражение «русской идеи» в идейно-художественной структуре хроники «Козьма Захарьич Минин, Сухорук».

3.2. Проблема соотношения «отдельной личности» и «совокупной личности» в этико-эстетическом пространстве хроники «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский».

3.3. Уничтожение «нравственного человека» и инверсия основных моральных категорий в этико-эстетической структуре хроники

Тушино».

ГЛАВА 5. ПОИСКИ НОВЫХ СТРУКТУРНО-СМЫСЛОВЫХ ПАРАДИГМ В ИСТОРИЧЕСКОЙ ДРАМАТУРГИИ ПОСЛЕДНЕЙ

ТРЕТИ XIX ВЕКА.

§ 1. «Альтернативная историософия» А.К.Толстого. Мистико-теургические и гносеологические аспекты драматической трилогии «Смерть Иоанна Грозного», «Царь Федор Иоаннович», «Царь Борис».

1.1. Мотив «неосуществившегося предназначения» в историософской концепции трилогии.

1.2. Мотив «прямого пути». Персональная теодицея исторической личности и возможности осуществления «предназначения».

1.3. Мотив «окольного пути». Теономная этика в персональной телеологии исторической личности и идея «возмездия».

§ 2. Исторический аспект драматургии Л.Н. Толстого: история драмы как история духа.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Эволюция этико-эстетической мысли в русской исторической драматургии XIX века»

Историзация культурного сознания русского общества, получившая развитие в начале XIX века, потребность измерить историческое бытие человека, рассмотрев тот или иной момент исторической жизни человечества, выявить его значение для всемирной истории в целом, определили парадигматический сдвиг в основном гносеологическом назначении сознания - воспроизведении мирового единства. Русская историческая драма, отразившая этот сдвиг, показала, что отношение к истории становится существенным компонентом индивидуальной, культурной и социальной самоидентификации. Историческое сознание начинает выступать в роли одного из конституирующих факторов мировоззренческой культуры, а исторический процесс и историческое существование отдельного человека становятся и предметной областью науки, и объектом художественного рефлектирования. Именно в это время оформляется принцип постижения действительности, получивший название историзма, смысл которого состоит в том, что вся реальность по своей сущности исторична. Характер этого историзма проецируется на русскую историческую драматургию XIX века, когда, собственно, начинает формироваться национальная историческая драма нового типа, эволюционировавшая на протяжении всего XIX века.

В связи с этим весьма актуальным представляется вопрос о характере эволюции этого жанрового образования, до настоящего времени не только не получивший окончательного решения, но фактически почти не исследованный в рамках литературоведческих штудий. Эволюция исторической драмы XIX века до сих пор целиком и полностью рассматривается лишь в контексте эволюции общелитературного процесса с применением обычного инструментария. То есть, исследования истории национальной драматургии на исторические темы, так же, как исследования общих закономерностей движения литературного процесса в целом «распадаются, -по определению Ю.Тынянова, - по крайней мере, на два главных типа по наблюдательному пункту: исследование генезиса литературных явлений и исследование эволюции литературного ряда, литературной изменчивости», что не объясняет всех трансмутаций, происходивших внутри этого художественного явления [518.271].

Поэтому предметом диссертационного исследования стал значительный по объему комплекс драматических произведений русских писателей XIX века, а также сочинения по философии, истории, эстетике, теории драмы, критические статьи и замечания европейских и отечественных авторов, позволяющие в процессе исследования эволюции этико-эстетической мысли выявить некоторые специфические особенности развития этого неоднозначного явления русской культуры.

В теоретическом плане драматический текст (конфликт, драматическое действие, характер) рассматривался либо в плане специфического самоутверждения героя путем мироотрицания (Ф.Шеллинг [566], Ф.Ницше [379], Н.Бердяев [70], А.Лосев [328], и др.), и в этом смысле драматический конфликт осознавался как явление в своей основе внеисторическое, вечное, природа которого метафизична [379]. Так, например, Ницше видел в трагедии исток только эстетического, поскольку, не попадая в область идей, будучи исключенной из мира идей, она аисторична. В связи с этим понятие исторического времени дискредитируется, временной горизонт суживается до момента, а квазиисторическое понятие момента рассматривается не в плане историческом, а в плане эстетическом. Иной принцип рассмотрения драмы осуществлялся в плане истории и идеологии (Вяч.Иванов [208], Е.Яковлев [597], М.Бахтин [55], В.Хализев [545], М.Михайлов [364] и др.), и в этом смысле она включалась в культуру как элемент художественного рефлектирования концептуально-идеологической истории.

Какой из этих планов более соотнесен с природой исторической пьесы? Феноменологичность собственно исторической драматургии, на наш взгляд, состоит в том, что, будучи подключенной к «живой» истории, она полностью находится в области идеологической дискурсивности, поскольку происходящие в ней идейно-эстетические процессы, связанные с включением прошлого в настоящее и в полемику о будущем, являются следствием сложной корреляции различных по своей значимости культурных факторов, как литературных, так и нелитературных (историософии, политики, этики, религии и т.п.). В диссертации ставится цель - исследовать русскую историческую драматургию XIX века как динамическую систему, эволюционирующую в плане этико-эстетического единства исходного инварианта художественной картины мира и взаимодействующих с ней культурных факторов и жанрово-стилевых тенденций.

Такая формулировка цели содержит в себе научную новизну исследования.

1. Развитие исторического сознания, возникновение концептуальных моделей исторического процесса, влияние западных историософских построений и становление отечественной философии истории, характерные для XIX века, несомненно, не просто коррелировали с эволюционными процессами исследуемого нами жанрового образования, а определяли их. То есть эволюция одного культурного ряда напрямую зависела от эволюции других. По определению Тынянова, любое произведение литературы представляет собой «систему» с упорядочивающими ее структурными элементами, и «только при этой основной договоренности» и возможно изучение литературного произведения, «не рассматривающее хаос разнородных явлений, а их изучающее». В то же время литературовед задает вопрос, «возможно ли так называемое «имманентное» изучение произведения как системы, вне его соотнесенности с системою литературы?» И приходит к выводу, что «такое изолированное изучение произведения есть та же абстракция, что и абстракция отдельных элементов произведения <.> Вопрос о роли соседних рядов в литературной эволюции этим не отметается, а, напротив, ставится» [518.271]. Это утверждение Тынянова, будучи распространенным на историческую драму, нуждается в расширении и уточнении. Соотнесенность отдельных драматических произведений на исторические темы с другими произведениями автора, с другими явлениями этой жанровой формы, с предшествующей литературой, с процессами, происходившими в других родовых образованиях, и т.д. достаточно исследована. Однако этого недостаточно, поскольку историческая драма в своей изначальной идейно-эстетической природе выходит за рамки той системы, каковой является литература, и смыкается с несколькими культурными «рядами» и формами общественного сознания - элементами универсальной системы, каковой является культура. Если рассматривать литературу как систему, включенную в свою очередь в качестве структурного элемента в другую, универсальную систему - культуру, то генезис и более или менее плодотворное функционирование исторической драмы как специфически литературного явления (и, тем более, шире - как культурного феномена) не исследовалось во всем многообразии связей с этими «рядами» - комплексом религиозно-философских, историософских, социально-политических и этических проблем, определивших в конечном итоге ее эстетические параметры. В какой-то мере это можно объяснить противоречием эволюционирующей синхронистической системы, о которой Тынянов сказал, что «система литературного ряда есть прежде всего система функций литературного ряда, в непрерывной соотнесенности с другими рядами. Ряды меняются по составу, но дифференциальность человеческих деятельностей остается. Эволюция литературы, как и других культурных рядов, не совпадает ни по темпу, ни по характеру (ввиду специфичности материала, которым она орудует) с рядами, с которыми она соотнесена. Эволюция конструктивной функции совершается быстро. Эволюция литературной функции - от эпохи к эпохе, эволюция функций всего литературного ряда по отношению к соседним рядам - столетиями» [518.277],' В какой степени это утверждение верно по отношению к исторической драматургии? Представленный в работе принцип исследования художественного явления в единстве вертикальных генетических связей, отражающих историческую необходимость, и горизонтальных аналогических и коррелятивных позволяет ответить на ряд вопросов:

- о специфическом характере эволюции исторической драмы в контексте общелитературной эволюции;

-о жанровом своеобразии, условиях и обстоятельствах возникновения различных, более или менее продуктивных жанровых форм и модификаций исторической пьесы;

- о причинах и формах трансформации основных родовых параметров драматического текста (конфликта, драматического действия, характера) в исторической драматургии;

-об эстетических принципах воплощения историософских концепций и др.

2. В то же время, если рассматривать время как один из репрезентативных признаков универсальной картины мира, то историческая трагедия эту картину мира разрушает, а представления о времени предельно трансформирует, что также имеет «эволюционное значение и характерность». Это отражается в том, что, проходя определенные этапы в процессе выделения жанра национальной трагедии по неантичной, православно-исторической тематике, историческая драматургия XIX века свидетельствует о вытеснении теологических представлений об историческом процессе философскими, подчас не отражая это явление, а создавая его - худо

1 Автор приходит к неутешительному выводу, что «эволюционное отношение функции и формального элемента - вопрос совершенно неисследованный. <. .> Примеры того, как форма с неопределенной функцией вызывает новую, определяет ее, многочисленны. Есть примеры другого рода: функция ищет своей формы» [518.276]. жественная мысль опережает научно-философскую. В то же время изменяющаяся трактовка времени вообще как исторической категории и драматического времени в частности приводит к тому, что драматические тексты не только интерпретирую историю, но вмешиваются в историю, задают идеологические параметры ее осмысления. Если в исторической драматургии ХУШ столетия история могла быть либо весьма произвольным фоном (ранние пьесы А.П.Сумарокова), либо «отбор и иерархизация событийных элементов в драме» только начинает становиться «вопросом трактовки времени в драме» (поздние трагедии Сумарокова, пьесы Хераскова, Козельского, Ржевского, Николева, Княжнина), то в драматургии XIX века, восходящей к историческим источникам - летописным фабулам хронологического характера, формируется иной, особый способ смыслообразова-ния. Каждый драматург формирует свою систему соотношений между историческим временем, фактом и авторской волей, выстраивающей эти факты в определенной последовательности и подчиняющей их себе. Возникшая таким образом система вбирает в себя несколько контекстов - литературных, политических, идеологических, этических, эстетических, культурологических, жизненных. При этом возникает не безличный исто-рико-драматический интертекст, а происходит сознательное использование драматургом этих контекстов, формирующего свою модель исторического события, личности и общества в их отношениях со временем, что дает основание для систематизации драматических произведений и установления характера эволюции жанрового образования. В связи с этим в рамках исследования проблемы эволюции исторической драматургии неизбежно ставился и разрешался вопрос о периодах, стадиях и этапах в развитии

2 Проблема связи «аспектов времени», авторского начала («авторской драматической перспективы») и характера развертывающегося действия в драматургии ХУШ века весьма интересно рассматривается в статье Р.Фигута в одном из выпусков Петербургского сборника [530]. данной жанровой формы (Бочкаревым В.А. [86], Лотман Л.М. [313], [315], Штейном А.А. [576], Уманской М.М. [522], [523] Журавлевой А.И. [196] и др.), поскольку мы, как отмечает Т.Венедиктова, «в целом чувствуем себя уютно в обжитом коконе Периодов, Жанров, Направлений и Измов. В качестве объектных и предполагаемо объективных образований они бесконечно подвергаемы ревизии, уточняемы в смысле границ, широких/узких определений, внутренних таксономий и т.д. Работы, как всегда, непочатый край, но прирастание нового чувствуется мало, а подозрение, что маховик академической учености прокручивается вхолостую, возникает довольно навязчиво» [108.13].

3. Очевидно, что трансформация словесно-ритуального поведения человека в исторической ситуации в собственно жанр исторической драмы как особую литературную форму начинается в русской литературе в ХУШ веке и достигает своей полноты в XIX веке. В это время комплекс жизненных ситуаций, подчиненный главной идее - осмыслению исторической судьбы России, осознается как тема, которая становится основным признаком коммуникативной содержательности жанра, а это приводит к тому, что тема (историческое событие) постепенно перестает быть основным и единственным признаком жанра, понятийным содержанием которого становится модальность, порождающая жанровые контаминации и соединение в жанровых формах признаков различных литературных родов. Эта тенденция находит воплощение в различных жанровых образованиях, равновесие или дисбаланс между которыми обусловлены этико-эстетическими ориентирами, сформированными в общественном сознании. Именно в жанре - «структурированном в системе материальных форм», в их языке, видно, как «опыт, идущий через века», перерабатывается каждой эпохой, так как «жанр себя переделывает во встрече с каждым новым читателем, по-своему воспринимающим структуры мышления, живущие в его языке, но и напротив, эти структуры, в свою очередь, тоже формируют сознание читателя, управляют деятельностью художника». [464.123].

Но если в ХУШ веке жанровый пафос был непосредственно связан с темой и определял иерархическую жанровую систему, то в драме начала XIX века зависимость жанра от темы ослабевает, и он становится средством выражения обобщенной персонифицированности автора (происходит разрушение канона и размывание жанровых границ). В условиях преобладающего мышления жанрами, характерного для XIX века, и одновременно нарастающего процесса жанровой деканонизации и драматург, и читатель оказываются в неоднозначном положении по отношению к жанру. С одной стороны, они не могут не учитывать жанровую традицию (трагедия, хроника), с другой - вступая в диалог с жанром, противятся жанровому канону, то есть пытаются приспособить структуру жанра к структуре индивидуально-личностного восприятия исторического события.

Существующие труды дают достаточно широкое представление о развитии отечественной драматургии, определяя в историческом аспекте «судьбы литературного рода, место его в общей структуре словесного искусства, значение в культуре определенной эпохи» [215.3], однако проблема развития и периодизации пьес на исторические тесы XIX века до настоящего времени рассматривалась преимущественно в плане развития традиций, то есть создавалась «вертикаль» генетических связей на уровне смены новым, более значимым в идейно-эстетическом плане художественным явлением предшествующего, на чьих достижениях, как считалось, оно базируется. Однако уже Ю. Тынянов отвергает понятие «традиция» как универсальное, поскольку оно «оказывается неправомерной абстракцией одного или многих литературных элементов одной системы, в которой они находятся на одном «амплуа» и играют одну роль, и сведением их с теми же элементами другой системы, в которой они находятся на другом «амплуа», - в фиктивно-единый, кажущийся целостным ряд». [518.272]

Развивая логику мысли Тынянова, можно сказать, что по отношению к исторической драме традиция и ее трансляция не исчерпывают процессов, происходивших в исторической драматургии, поскольку можно говорить скорее об искажении традиции в рамках исторической актуальности [604.36].

Таким образом, в рамках проблемы эволюции национальной исторической драматургии возникает ряд вопросов, ответы на которые предстоит еще дать. Современное состояние литературоведческой науки, накопившей огромный объем фактического материала, создавшей инструментарий и подготовившей мощную исследовательскую базу, свидетельствует о том, что назрела необходимость пересмотра ряда установок, долгое время казавшихся безусловными, так же, как и некоторых принципиальных основ литературоведческой деятельности, модернизации профессионального подхода к тексту. Одна из основных проблем современного гуманитарного образования - осознание этических норм и поведенческих практик в их историческом развитии и перспективах, и главным источником для этого являлась и является литература. Историческая драматургия в этом отношении - материал, применительно к которому можно сказать, что он в силу «пластичности, многоязычия прошлого и открытости его творческому освоению на новый лад, - иначе говоря, того обстоятельства, что оно существует для нас, сегодняшних, в большей степени, чем мы для него» [108, 13], позволяет проследить эволюцию национального мирообраза, одной из важнейших составляющих которого является этическое сознание. В связи с этим в работе, не претендующей на всеохватное и исчерпывающее разрешение всех вопросов, ставится и решается ряд задач, позволяющих дополнить общий контекст состояния изученности отечественной исторической драматургии:

- проследить диалектику этико-эстетического единства драмы в пространстве европейской мысли XIX века как философско-теоретическую основу русской исторической драматургии;

- рассмотреть природу и характер формирования этико-эстетического кодекса в теории драмы, театральной критике и драматургической практике переходного периода, показать основные тенденции на примере творчества наиболее характерных авторов и выявить перспективные направления развития;

- исследовать своеобразие воплощения «внутренней истории» народа в теоретико-критическом осмыслении и художественной практике 3040-х годов, уяснить логику смены этико-эстетических ориентиров и вместе с ними смену драматургических лидеров;

- проанализировать этико-эстетическую систему исторической драматургии 50-70-х годов в ее гносеологическом и аксиологическом аспектах, на широком фоне эстетических и идеологических притяжений и отталкиваний рассмотреть характер рецепции творчества наиболее ярких драматургов;

- доказать неизбежность поисков новых структурно-смысловых парадигм в исторической драматургии последней трети века как следствие постепенной трансформации ценностной системы по направлению духовного вектора, реализовавшейся в драматургических моделях «альтернативной истории».

Общеизвестно, что модель литературной истории, включающая в себя и историю драматургии и воспринимаемая до настоящего времени как одна из основных, восходит к началу XIX века, когда возникла и утвердилась мысль о самодостаточности и привилегированности литературы (представление о том, что литература представляет национальную и общечеловеческую культуру в целом, служит исчерпывающим источником знаний о человеке и мире и т.п.). Особое положение литературы обусловило и особое положение ее создателя-творца, претендующего на роль пророка и демиурга. Это положение писателя в русском культурном сознании то принималось, то отвергалось, но в целом в русской культуре, как ни в какой другой, литература взваливала на себя и с честью несла подчас несвойственные ей функции (философские, социально-политические, религиозно-мировоззренческие и др.) Историческая драматургия, помимо того, что была средством социализации и морального воспитания человека, влияла на процесс национального самоутверждения и формировала основные направления отечественной историософии. Бочкарев, отмечая, что «по-разному устанавливается в различные периоды соотношение между консервативной и прогрессивной драматургией, <.> большая или меньшая степень достигнутого драматургами историзма, <.> преобладание какого-нибудь единого литературного направления: классицизма, романтизма или реализма», указывает, что «присущие исторической драме черты поэтики также претерпевают изменения» [86.8]. В приведенном высказывании выявляется общая тенденция, обнаруживаемая почти во всех известных работах: национальная драматургия вообще и историческая драматургия в частности традиционно систематизируются преимущественно по факту предложения культурного продукта обществу, то есть по хронологическому принципу: выделяются первая и вторая половины века, трети века, отдельные десятилетия, или развитие этой жанровой формы связывается с линейно-последовательной эволюцией русской литературы от начала века до его конца и, соответственно, со сменой художественных методов и литературных направлений.3 Исследования связи драматургии с историей театра и процессами, происходившими параллельно в лирике и

3 В.А.Бочкарев выделяет пять периодов в развитии русской исторической драматургии XIX века - 1800-1815-е годы, 1815-1825-е годы, 1820-1840-е (до 1855) годы, 1860-е (1855-1870) годы, 1870-1890-е годы; в монографии «История русской драматургии», созданной при Институте русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР, выделяются первая четверть XIX века, 30-40-е годы, вторая половина, конец XIX века и т.п. Внутри выделенных периодов выделяются и систематизируются драматические тексты, несущие черты классицистической эстетики, сентименталистской, романтической, реалистической и т.д. эпосе (А.И.Журавлева), эволюции жанровых форм (Лотман Л.М.) и др. не выходят за рамки этого принципа систематизации.

Подобный подход базируется на убежденности и непререкаемости основных посылок, на уверенности в том, что системность и эволюционная преемственность описания может служить гарантией полноценного и исчерпывающего осмысления материала. Данная систематизация исторической драматургии в свое время действительно сыграла важную роль в постижении национальной драмы, поскольку определяла культурную идентичность художественного явления, образцовые произведения, каноны, воплощенные в списке имен драматургов (и их произведений): Г.Державин - В.Озеров - П.Катенин - В.Кюхельбекер - К.Рылеев -А.Пушкин - А.Хомяков - М.Погодин - А.Островский - Л.Мей - Н.Чаев -Д.Аверкиев - А.Толстой - А.Голенищев-Кутузов - Л.Толстой и т.д. Сравнительное литературоведение предпринимало сравнение литературных явлений как национально и исторически предопределенных и выявляло нормы (специфические или универсальные). Все это привело к созданию ряда фундаментальных трудов и чрезвычайно интересных и результативных исследований отечественной исторической драмы. Но подобная систематизация имела и свои недостатки: отдельные эстетические явления вписывались в малоподвижные системы, в результате чего сознательно отвергалась часть уникальной оригинальности явления; жесткость, негибкость детерминистской монологической логики не позволяла интерпретировать явление вне установленных пределов (идеологических, эстетических и др.); нераспространение рефлексии на область этических и эпистемологических установок, определяющих так называемую «правду жизни», сознательно ограничивало широту герменевтического допущения.

В наличных исследованиях русской исторической драматургии XIX века, как уже было отмечено выше, преобладает преимущественно эволюционистский дискурс, который, по терминологии Фуко, является манифи-стирующим или явным [542.31]. Все остальные дискурсы, которые имеют место в глубинах функционирующих научных текстов, носят латентный характер и по своей сути являются маргинальными. В конституировании универсальной картины развития исторической драмы они не принимаются в расчет, между тем как в драматургии происходили процессы, которые только с помощью эволюционистской парадигмы интерпретировать невозможно. Представление о последовательности, преемственности и постепенности этапов не охватывает всех сложных пермутаций, качественных скачков и катастрофических провалов в развитии исторической драматургии XIX века. Манифестирующий дискурс не отвечает на вопросы, связанные со сложными явлениями внутри драматических текстов, и только при обращении к латентному дискурсу создается новая картина процесса, объясняющая противоречия, взлеты, падения и трансформации в развитии исторической драмы.

Традиционное представление о зарождении, развитии и зрелости художественного явления по отношению к отечественной исторической драматургии не выявляет всего многосложного ее своеобразия, поскольку при таком понимании эволюции национальной исторической драмы предполагается переход от одной стадии или фазы к другой, более совершенной.4 В этом осуществляется принцип прогресса как наиболее репрезентативный признак эволюционистской доктрины.5 Однако представление о

4 Соглашаясь с определением, что «эволюционизм - это такая система интерпретации, когда развитие является синонимом эволюции», <.> а само понятие "эволюция" это " система представлений о логике исторического процесса исходит из понимания времени как времени линейного" [554.19-20], мы неизбежно должны выявлять и исследовать рост, расширение, распространение и дифференциацию явления. То есть под эволюцией следует понимать процесс, при котором раскрываются определенные, присущие с самого начала внутренние потенциальные возможности, развивающиеся постепенно, кумулятивно, проходящие различные стадии или фазы.

5 Абсолютизация линейного принципа развития представлена в философии XIX века в трудах О.Конта, который считал, что для выявления закономерностей развития современной эпохи надо включить ее в более широкий исторический контекст и рассматривать как фазу в историческом процессе, которая тоже проходит свои стадии и фазы. В соответствии с этим художественное мышление развивается от простых к сложным состояниям, ни одна ранняя стадия не повторяется, а каждая последующая по своей сложности занимает более высокую позицию [255]. последовательности, постепенности и преемственности стадий не охватывает и не объясняет всех сложных мутаций (возникновение ряда жанровых модификаций), качественных скачков и катастрофических провалов в развитии исторической драмы XIX века (н-р, с одной стороны, высшее достижение национальной исторической драмы - «Борис Годунов» А.С.Пушкина - появилось если не в стадии становления этой жанровой формы, то, несомненно, в один из ранних периодов ее развития; с другой - конец столетия, точнее, 80-90-е годы не породили подобного пушкинскому «Борису Годунову» значительного явления в области драматургии на историческую тему). Поэтому традиционная эволюционисткая теория, принятая до сих пор в литературоведческом дискурсе об исторической драме, по нашему убеждению, не дает теоретических оснований для полного и адекватного исследования тех процессов, которые происходили в недрах отечественной драматургии.

Еще Гегель подверг критике эволюционизм: он допускал скачкообразное развитие, движение не по кругу, а по спирали, на которой любое повторение оказывается качественно новым. [132]. В зарубежном литературоведении XX века представление об исчерпанности линейно-последовательного метода изучения литературы воплотилось в размышлениях Р.Уэллека о невозможности применить к истории литературного процесса эволюционную, причинно-следственную логику [615]. Рассуждая о непродуктивности описания литературы как поступательного развития художественных форм, он отказывается от создания законов литературной истории, невозможность которых обусловлена широтой дисциплинарного поля. В XX веке утверждается мысль, что «должен быть признан факт внезапных мутаций и неожиданных эволюционных скачков» [236.477], поскольку появление отдельных произведений нарушает эволюционную последовательность.

Альтернативная линейной теория циклов, по логике которой развитие осуществляется не по прямой, а по кругу, так как, исчерпав свой потенциал, историческое развитие любого явления возвращается к своему началу, позволяет сделать вывод, что помимо прогресса в развитии может быть и регресс. Эта теория, достаточно распространенная в историографических исследованиях, позволяет объяснить многие события, недаром одна из авторитетный научных парадигм в историософии связана с переживанием истории как регресса, когда миф осознается как определяющая форма коллективной идентичности.6 Можно ли рассматривать отечественную историческую драму как цикл, или систему циклов, где она проходит этапы возникновения, развития, угасания, а затем их же на качественно новом уровне? С учетом того, что принцип цикличности не уничтожает принципа линейности,7 сложное соотношение этих двух парадигм исторического развития обнаруживается и в научной литературе, изучающей закономерности внутри исторической драмы, и в самой исторической драме, интерпретирующей отечественную и мировую историю. Две альтернативные системы осмысления исторического процесса давали драматургам возможность по-разному интерпретировать национальное прошлое, создавая различные драматические модели одного и того же события, в которых были представлены радикально разные отношения со временем («Годунов» Федорова, «Борис Годунов» Лобанова, «Борис Годунов» Пушкина, «Царь Борис» А.Толстого и др.) А исследователям - широкие возможности для создания принципов систематизации и выявления закономерностей развития интересующего нас жанрового образования. Однако насколько исчерпывающими возможностями обладает традиционный линейно-циклический подход к историческому процессу и существуют ли

6 Эта концепция обнаруживается в работах Шпенглера, Бердяева, Тойнби.

7 Нелинейная интерпретация исторического времени, отражающая принцип «вечного возвращения», отражает древний исторический дискурс, стремившийся создать универсальную картину мира. Вытесненный на периферию в эпоху романтизма, этот дискурс к середине XIX века вновь занимает важное место и в художественной, и в научной, и в философской мысли. иные принципы исследования? Можно ли применить к развитию исторической драматургии инверсионный или бифуркационный методы анализа?

Современный дискурсный подход касающийся и исторического, и культурного процессов, проблематизирует различение исторического, культурного и литературного текста и контекста и предлагает новые возможности понимания истории, культуры и литературы в их взаимодействии. Связь культуры и истории с тотальной текстуализацией приводит к тому, что литература начинает трактоваться как сложный вид социальной коммуникации, в процессе которой исследование эволюции исторической драматургии неразрывно связано с развитием и изменением прежде всего историософских и этических представлений, определяющий к каждом отдельном произведении и его неповторимое своеобразие, и скрытые потенции развития неких общих тенденций.

Безграничность интепретируемого материала дает возможность, с одной стороны, говорить «обо всем», что в конечном итоге, снижает ценность собственно литературоведческого исследования, а с другой - неизбежно заставляет выделять основные аспекты и направления литературоведческой рефлексии. Нельзя не согласиться с заявлением, что «умножению дисциплинарных языков и перспектив сопутствовало нарастающее ощущение гетерогенности, мозаичности культурной жизни вообще - и как предмета, как контекста исследования. Общегуманитарный «кризис репрезентации», разразившийся в итоге, поставил под вопрос не только целостность «традиции», но и способность произведения, сколь угодно выдающегося, ее «представлять». Литературный факт, событие или процесс мыслятся теперь как неотделимые от описания, однако и нетождественные ему. Привычный труд по собиранию историко-литературного «материала» тем самым не то чтобы обессмыслен, но перестает восприниматься как самодостаточно ценный, а научность его систематизации и обобщения оказывается «разоблачена» как специфическая предвзятость. Предпринимаемый «параллельно» критический анализ идеологий обнажает «ненатуральность» национальных культурных комплексов: они предстают столько же сочиненные и сочиняемые (теми же литераторами, но не только ими), сколько детерминирующие литературное сочинительство, - между тем как в процессе глобализации начинают плодиться многофункциональные культурные явления, не вписывающиеся уже ни в какую из наличных традиций [108.16]. Взаимодействуя с литературной и культурной традициями, общественно-социальной реальностью, историческими и политическими обстоятельствами, религиозными концептами и моральными установлениями, они образуют сложные культурные гибриды, которые должны изучаться как динамические и открытые. Однако они не являются прерогативой современного состояния человеческой цивилизации, подобным гибридом можно считать историческую драматургию XIX века, требующую, в соответствии с этим, особых принципов ее исследования.

Поэтому наиболее адекватной методологической основой представляется концепция системного анализа, содержащая в своей основе представление о литературном явлении (исторической драматургии) как системе со сложным соотношением жанров, магистральных и маргинальных течений, завершенных и прерванных тенденций, которые могут быть прямыми и обратными. В это предполагает обращение не к одному, а к целому комплексу методов, поэтому основными принципами и методами системного анализа в работе становятся сочетание историко-литературного, аксиологического, культурно-исторического, сравнительно-исторического, стилистического и мотивного методов.

Основными вопросами, возникающими в связи с проблемой развития исторической драматургии, оказываются два: 1. Как в рамках дис-курсного подхода периодизация исторической драматургии соотносится с периодизацией общелитературного процесса XIX века? 2. По каким признакам возможна (и возможна ли) систематизация исторической драматургии? В этом отношении интересно проследить, в каком направлении распространяются культурологические и философские интенции в попытке выделить периоды и соотнести закономерности развития национальной культуры и литературы.

Г.Флоровский выделяет в развитии литературы три эпохи: 1. От середины 20-х годов до середины 50-х; 2. Вторая половина XIX века; 3. Рубеж Х1Х-ХХ веков [535.228]. Отказавшись от формального деления и не принимая теории циклов, Флоровский исходит из содержания литературы и рассматривает ее развитие как линейный процесс. Драматургия, таким образом, автоматически включается в общелитературный контекст и должна соответствовать тем общим признакам, которые определяет Флоровский для каждого периода. Но соответствует ли?

Н.Хренов, рассматривающий развитие литературы Нового времени как цикл, выявляет четыре особые стадии в развитии этого цикла, Исследователь убежден, что подобные четыре стадии единого цикла транслируются в другой цикл, пришедший на смену этому. Эта концепция получила широкое распространение среди культурологов, рассматривающих развитие человеческой художественной культуры как череду сменяющихся циклов [485.108]. При этом процессы внутри литературы как системы априорно оказываются тождественными процессам внутри универсальной системы - культуры. Но можно ли подобным образом периодизировать историческую драму, или в ней происходят процессы, не укладывающиеся в эту схему?

Как уже было отмечено, существующие периодизации исторической драматургии XIX века, основанные на разных принципах деления литературного процесса на определенные этапы, и в то же время исследующие сложные процессы внутри этого жанрового образования, исходят из линейного принципа развертывания времени.8 Но периоды регресса не укладываются в логику постепенной эволюции как исторического, так и культурного процесса, и более объяснимы с точки зрения идеи «вечного возвращение», то есть циклического принципа, так как логика смены одного явления, так же, как логика взаимного отталкивания разных тенденций внутри явления оказывается реальностью и для духовной, и для политической, и для художественной истории. Драматические тексты, основанные на развернутом сюжете, на активности героев, на разнообразных аномалиях и многочисленных событиях, связанные с линейным представлением времени (исторические хроники), соседствуют в русской исторической драматургии с текстами с безличным, упорядочивающим временем, в которых не имеют значения не только категории начала и конца, но и событийный ряд в его отношении к человеку. Подобные тексты, основанные на циклическом принципе, воспроизводят не столько отношение к человеку с его линейно выстроенной судьбой, сколько к природе, космосу. Но встречаются и двухслойные тексты, в которых ориентация на линейное время допускает сохранение связи со временем циклическим. Все эти три типа текстов одновременно сосуществуют в исторической драматургии, определяя сложную картину ее развития в XIX столетии.

Причем развитие драмы на исторические темы свидетельствует о постепенной трансформации ценностной системы по направлению духовного вектора, что дает основание утверждать роль этического аспекта, выявляющегося в XIX веке как доминирующего, и в перспективе определяюо

Так, например, в фундаментальных работах В.А.Бочкарева, которые до настоящего времени являются самыми обстоятельными исследованиями русской исторической драматургии, выделяется пять периодов в развитии этой жанровой формы в XIX веке - 1800-1815-е годы, 1815-1825-е годы, 1820-1840-е (до 1855) годы, 1860-е (1855-1870) годы, 1870-1890-е годы, Автор отмечает, что «по-разному устанавливается в различные периоды соотношение между консервативной и прогрессивной драматургией, <.> большая или меньшая степень достигнутого драматургами историзма, <.> преобладание какого-нибудь единого литературного направления: классицизма, романтизма или реализма. Присущие исторической драме черты поэтики также претерпевают изменения» [86.8]. щего не только идейный смысл, но и эстетическое своеобразие литературы в целом. Став одним из явлений национального культурного творчества, она проявила феноменологические признаки, выявить которые возможно, только связав ее функционирование с развитием философско-исторической мысли и этического сознания. Историческая драматургия оказывается и областью особого словоупотребления и художественного формообразования, и пространством интеллектуального моделирования различных философских и исторических конструкций, и сферой отражения универсальных законов жизни, и полем воплощения духовности, и зоной «игровой свободы». Несомненно, определенный ракурс на художественный процесс предполагает и определенный ракурс на историю. Распространяющийся и утверждающийся в русском культурном сознании романтизм требовал радикального пересмотра опыта предшествующих эпох и прежде всего ХУШ века, поскольку продолжавшаяся на протяжении ХУШ века активная ассимиляция западного опыта не упразднила самобытности и своеобразия русской культуры, наоборот, спровоцировала их осознание» [554.43]. Драматургия XIX века ставит перед собой задачи сделать массив национальной (и общечеловеческой) историко-культурной информации доступным и привлекательным для современников, активизировать их историческое рефлектирование и в какой-то мере определить вектор и направление интенций, связанных с перспективами развития нации и государства. Эти глобальные задачи осуществлялись без определенной программы (исключением нам представляется историческая драматургия декабристов или драматические произведения славявнофилов), в текстах разной эстетической значимости и художественной ценности и сопровождались как взлетами, так и провалами.

Безусловно, эстетическая замкнутость любого художественного образования содержит и свою историю, и свои потенции. Но наряду с тем, что художественное произведение несет следы предшествующей эволюции жанровой формы и предполагает пути дальнейшего ее развития, оно всегда имеет черты вневременной экзистенции. Этот фактор также нельзя не учитывать в процессе исследования эволюции художественного явления. Отмеченная в свое время В. Одоевским эта особенность исторической драмы дала ему основание предложить свести все существующие системы в одну драму, объединить в действующих лицах философов «от элеа-тов до Шеллинга» и этическое сделать условием эстетического [386.191]. «Можно предположить, что за историческим периодом будет следовать новый период, в котором определяющую рол будут играть ценности духовного плана. В своих высших проявлениях эти ценности не могут быть удовлетворительно описаны исторически и тем белее в прогрессивной перспективе; хронологическая последовательность, циклы, линии восхождения или нисхождения не могут сколько-нибудь удовлетворительно описать различия между Эсхилом, Данте, Шекспиром, Гете, Достоевским; нужны иные средства классификации. По-видимому в этом послеистори-ческом (или «надисторическом») периоде должны отразиться все основные достижения исторического периода, но в иной, не временной аранжировке» [515.148], - продолжает и развивает мысль Одоевского В.Топоров. Эта тенденция, выделенная литературоведом, и, несомненно, возникшая в девятнадцатом столетии, закрепилась и получила дальнейшее развитие в последующих эпохах, что отмечается современными исследователями [554.45], и сыграла свою роль в создании современных принципов периодизации литературы вообще и драматургии в частности.

Из существующих четырех парадигм исследования исторического времени и, следовательно, и исторически изменяющегося эстетического явления (эволюционистской, циклической, бифуркационной, инверсионной) невозможно выбрать ту, которая наиболее соответствует динамике развития исторической драмы и позволяет исчерпывающе объяснить изменение соотношения элементов внутри литературной системы и между литературной и универсальной системами.9 Следовательно, необходимо выработать и предложить особую, в зависимости от того, идет ли речь о постепенной и незаметной замене одной художественной парадигмы на другую, или о мутации художественной парадигмы, смене цикла, эстетическом скачке и т.д. Это возможно при освоении драматических текстов как части общекультурного гипертекста, формирующего представления человека о его положении в мире, о прошлом, настоящем и будущем, изучении в первую очередь проблематики, связанной с индивидуальным историческим опытом личности. Исторический процесс в исторической драме следует связать с исторической антропологией, что позволит проникнуть к сущности изменчиво-неизменного человеческого субъекта - к его ощущению себя в мире, который осознается как исторический.

Теоретическая значимость. Выдвижение этико-эстетического единства в качестве основного параметра позволяет изучение «вертикальных» генетических связей, отражающих историческую необходимость, соединить с изучением связей «горизонтальных», аналогических и коррелятивных, что даст более широкую возможность интерпретации материала. Конечно, свободная комбинаторика и интеллектуальный эксперимент по отношению к драматическому тексту не отменяют полностью упорядочения исторического и художественного материала, несовпадение концепта с реальностью лишь предполагает более широкую зону герменевтического допущения. А это обусловливает перенос интереса с историчности происхождения текста на историчность его восприятия и понимания - текст раз-веществляется и актуализируется (осознается и переживается как важный

9 Тынянов считает, что «если мы условимся в том, что эволюция есть изменение соотношения членов системы, т.е. изменение функций и формальных элементов, - эволюция оказывается «сменой» систем. Системы эти носят от эпохи к эпохе то более медленный, то скачковый характер и не предполагают внезапного и полного обновления и замены формальных элементов, но они предполагают новую функцию этих формальных элементов. Поэтому само сличение тех или иных литературных явлений должно проводиться по функциям, а не только по формам» [518.281]. для реципиента творческий процесс). Способом определения принципов эволюции и периодизации специфического эстетического явления, каковым является отечественная историческая драма, может стать степень погружения исторического в современность и прочтения современного как этической актуализации минувшего. При этом история осознается уже не как хронологическая цепочка, а как духовное напряжение двух несопредельных эпох. Природа такого напряжения, его свойства выявляют характер данного момента, который определяется констелляцией прошлого и настоящего в некой структуре. Феноменологичность драматургии на исторические темы в определенные моменты своего бытования определяется своеобразием этой структуры.

Научно-практическое значение работы состоит в том, что она предоставляет информацию, которая может быть полезна и интересна теоретикам и историкам литературы, культурологам, искусствоведам, преподавателям вузов, читающим курсы истории русской литературы XIX века, теории литературы, теории и истории драмы. Основные материалы и положения диссертации могут найти применение при разработке специальных курсов и семинаров, написании монографий и учебных пособий.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Европейская философско-теоретическая мысль, выдвинув положение о единстве этического и эстетического в драме, не сформулировала его как самостоятельную теоретическую проблему.

2. Этико-эстетический кодекс, представляющий собой устойчивое и в то же время внутренне подвижное этико-эстетическое единство драматического текста, внутри которого соотношение этического и эстетического изменяется в зависимости от ряда факторов (культурных, общелитературных, общественно-социальных, религиозно-философских, историко-политических и др.), позволяет выявить некоторые специфические особенности развития русской исторической драматургии.

3. Историософской основой теоретико-художественной мысли в русской исторической драматургии является «русская идея».

4. В исторической драматургии переходного периода формируются основные принципы художественного постижения отечественного и мирового исторического процесса - гносеологический и аксиологический.

5. При всей пестроте и многообразии драматургических моделей истории в переходный период основные параметры переходности воплощаются в произведениях Г.Р.Державина и В.А.Озерова.

6. Соотношение в русской исторической драматургии пьес на темы из отечественной и зарубежной истории свидетельствует о развитии процесса самоидентификации нации.

7. Русская историческая драматургия не только отражает основные направления исторической мысли, но и предвосхищает их, моделируя в драматическом действии историософские концепции, которые затем получат развитие в отечественной исторической науке.

8. Историческая драматургия А.С.Хомякова и А.С.Пушкина спровоцировала развитие религиозного и социального принципов постижения истории в драматургии последующих десятилетий.

9. Время как один из репрезентативных признаков универсальной картины мира находит свое воплощение в структурно-семантическом пространстве исторической драмы (хроники).

10. Своеобразие этико-эстетического единства в драматических текстах на исторические темы воплощается в различных жанровых формах и модификациях исторической драматургии.

11. В соотношении традиционной высокой трагедии и историко-бытовой драмы в разные десятилетия проявляются представления о роли «отдельной личности» и «совокупной личности» в историческом процессе.

12. Эволюционные процессы в русской исторической драматургии не тождественны общелитературному развитию.

13. Характер эволюции этико-эстетической мысли свидетельствует о постепенной трансформации ценностной системы по направлению духовного вектора, что дает основание утверждать доминирующую роль этического аспекта в развитии русской исторической драматургии.

14. Осознание отечественной истории как истории развития национального духа приводит к поискам новых структурно-смысловых парадигм и появлению драматических произведений, актуализирующих идею «альтернативной истории»

Основные положения исследования прошли апробацию на международных, всероссийских, региональных, межвузовских и внутривузов-ских конференциях, проводимых в различных городах России и стран СНГ; в процессе чтения спецкурсов и проведения спецсеминаров по истории, теории и анализу драмы на филологическом факультете ЕГУ им, И.А.Бунина; нашли свое отражение в публикациях (монографиях, научных статьях в журналах, международных, всероссийских, межвузовских и внутривузовских сборниках научных трудов).

Структура работы определяется поставленной целью, а также решаемыми для достижения этой цели задачами, и состоит из Введения, пяти глав, Заключения и Списка литературы, включающего 615 наименований.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Дудина, Татьяна Павловна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В предложенной диссертационной работе была исследована эволюция этико-эстетической мысли в теоретических рефлексиях и художественной практике русской исторической драматургии XIX века и предпринята попытка выявления универсального критерия, который позволил бы ответить на ряд важных вопросов. В качестве такого критерия был предложен этико-эстетический кодекс, представляющий собой устойчивое и в то же время подвижное единство этического и эстетического, соотношение внутри которого изменяется в зависимости от ряда факторов (культурных, общелитературных, общественно-социальных, религиозно-философских, историко-политических и др.). Избранный основополагающим этико-эстетический аспект предоставил возможность объяснить специфику развития исторической драмы в контексте общелитературной эволюции, рассмотреть ее жанровое своеобразие и причины возникновения как перспективных, так и нежизнеспособных жанровых форм и модификаций, показать условия и обстоятельства трансформации основных родовых параметров драматического текста. Не претендуя на всеохватность и исчерпанность изучения важного художественного явления, каковым является историческая драматургия, работа позволила выявить некоторые специфические особенности его функционирования и рецепции.

Обоснованность и важность проблемы подтверждается анализом теоретических предпосылок, каковыми являются сочинения западноевропейских философов и теоретиков драмы. Проанализированные в работе философско-теоретические рефлексии ученых Запада от Гегеля и Канта до Геббеля и Геттнера свидетельствуют о том, что морально-нравственные противоречия рассматриваются философами и теоретиками драмы как проявление драматизма и трагизма действительности и основной признак родовой специфичности текста. Но, хотя требование диалектического единства этического и эстетического аспектов драмы имманентно присутствует в сочинениях одних ученых, или выдвигается необходимым условием целостности и эстетической значимости драматического произведения в трудах других, категориальным и терминологически обозначенным понятием в европейской теории драмы оно не становится. (Гл.1.§1.)

Феноменологичность отечественной исторической драматургии, на наш взгляд, определяется ее активной связью с «живой историей», что подключает ее к пространству идеологической дискурсивности. Выступая в системе национальной культуры как элемент художественного рефлек-тирования концептуально-идеологической истории, она сложно коррелирует с различными по своей значимости культурными факторами, как литературными, так и не литературными, и формирует свои модели исторического события, личности и общества в их отношениях со временем. Драматический текст в своей родовой специфичности особыми средствами (конфликт, драматическое действие, характер) моделирует концепцию исторической личности, то есть отражает процесс ее национальной самоидентификации. Это приводит к тому, что изменяющаяся трактовка времени вообще как философской категории и драматического времени в частности обусловливает не только принципы интерпретации исторического процесса, но и выдвижение опережающих идеологических параметров ее осмысления. В результате русская историческая драматургия XIX века оказывается не только средством социализации и морального воспитания человека, но формирует основные направления отечественной историософии, связанной с национальным духовно-историческим концептом - «русской идеей». Тематика русской исторической драматургии XIX века -борьба против чужеземных завоевателей или борьба против внутренней тирании власти в различные исторические эпохи (от древнейшей до современной), освободительные и справедливые войны, исторические события из жизни других народов - способствовала развитию и укреплению патриотической идеи и создавала широкий контекст, где основные составляющие «русской идеи» получили своеобразное преломление.

Поскольку важной составляющей «русской идеи» становится постижение духовно-нравственного характера отечественной истории, драматургия на исторические темы неизбежно актуализирует исторические и современные этические доминанты, и в этом отношении выступает как сложный вид социальной коммуникации, что проблематизирует различение исторического, культурного и литературного текстов. Все это обусловливает особый характер эволюции русской исторической драмы, в рамках которой закономерности и противоречия, взлеты и падения, трансформации и трансмутации, эволюционные скачки и инверсионные явления не всегда тождественны процессам, происходящим в общелитературном поле, и требует новых принципов и инструментов для понимания истории, человека и литературы в их взаимодействии. Избранная в качестве принципа исследования концепция изменчивости этико-эстетического кодекса позволила выявить некоторые существенные особенности развития русской исторической драматургии XIX века - эволюция русской исторической драматургии происходит в направлении от христианской нравоучительности ХУШ века к постижению объективных исторических закономерностей, содержание которых связано с пониманием отечественной истории как истории национальных духовных ценностей и устремлений.

Исследование показывает, что жанр исторической драмы достигает высшей степени своего развития и полностью раскрывает свою жанровую специфику в тот период национальной жизни, когда определенного уровня достигает общественное и литературное развитие и происходит окончательное формирование исторического мышления. Но свободная от прямых аллюзий историческая трагедия, поднимающая острые вопросы индивидуальной и коллективной жизни посредством глубокого раскрытия изображаемой действительности в ее историческом осмыслении появляется не сразу и связана с развитием этического сознания и возникновением концептуальных моделей исторического процесса, которые становятся эстетическими факторами. Это обусловливает многочисленные драматургические эксперименты в области художественной формы исторической пьесы и возникновение разнообразных, более или менее актуальных жанровых форм и модификаций, что приводит к взлетам и падениям исторической драматургии в разные десятилетия века. Различные этико-эстетические кодексы не сменяются один другим, но произвольно сосуществуют в общем драматургическом контексте, предлагая на суд обществу одновременно идею соборности и индивидуалистический социализм, христианскую историю и историю социальную, русской мессианство и атеистический гуманизм, идею власти и идею Бога, исторический нравственный оптимизм и эсхатологический морализм с апокалиптическими пророчествами. Тенденции, господствующие в исторической драматургии, оказываются неадекватны тенденциям, развивающимся в общелитературном процессе и, хотя в какой-то мере подчиняются общекультурным и литературным закономерностям, тем не менее, аккумулируют в себе результаты, нетождественные тем, к которым приходит развитие русской литературы XIX столетия. (Гл. 1. § 2.)

В конце ХУШ - начале XIX века театр выдвигается на передний план русской культурной жизни, а драма формирует новые методы постижения действительности, которые охватывают широкий круг гражданских и нравственных идей, свидетельствующих об изменении политического, этического и культурного сознания. В силу переходности, признаком которой становится размывание принципа линейности и утверждение принципа цикличности, изменяются и структуры художественного времени, становясь все более гибридными. Поэтому в драме появляется множество перфективных текстов и переходных форм, представляющих собой межродовые и междужанровые образования. Разрушение существующей картины мира осуществляется и в распаде традиционных принципов сюже-тосложения и жанрообразования, и в дискредитации традиционной аксиологической системы. Жанровая структура исторических пьес становится более гибкой и тематически свободной, начинают образовываться ее разновидности. Лиминарность культуры этого периода во многом определяет творческую иррефлексивность, которая дает место «арабескному» сочетанию полярностей и одновременно производит впечатление эклектического взаимодействия принципов различных художественных систем. (Гл.2.§1.)

Изменение общей онтологической картины мира породило стремление создать идеальную историческую модель, суть которой в индиви-дуализированой мере вечности, проявляющейся через феноменальные признаки исторического объекта. Ключевые моменты прошлого русского народа и государства (эпоха становления Руси и борьба с татарами, Новгородская вольница и правление Ивана Грозного, русская Смута и борьба с поляками и т.д.), к которым обращаются драматурги начала века, оказываются структурными элементами, позволяющими представить историю как особую сферу, наделенную своей бытийной спецификой. Именно в это время возникает проблема соотношения правды исторической и правды художественной. Переход от исторического ряда к ряду художественному рассматривается в работе на материале как можно большего количества контекстов - художественных, теоретических, литературно-критических, что позволило определить соотношение исторической логики и авторской воли и выявить тенденцию совпадения смысло-жизненной проблематики в отношении к истории со смысло-исторической проблематикой. При этом морально-нравственный аспект драматического текста рассматривается как важнейший структурно-семантический фактор, но требование единства этического и эстетического как самостоятельная проблема в начале века не выдвигалось с той необходимой степенью отдифференцированности, с какой ее выдвинули несколько позже декабристы. (Гл.2.§2.)

Противоречивая картина идеолого-мировоззренческих и культурно-эстетических образований первого десятилетия обеспечила почву для философско-художественной рефлексии, в результате которой происходит переход от «рефлективного традиционализма» классицизма (Державин) к «рефлективному персонализму» романтизма (Озеров). В связи с этим историческая драматургия первой трети века носит ярко выраженный переходный характер с характерными для ситуации «перехода» противоречиями и сложным взаимодействием нескольких этических и эстетических систем.

Историческая драматургия Державина свидетельствуют о стремлении подняться на провиденциализмом исторического процесса, соединив в историческом движении политические устремления и духовно-нравственные потребности индивидов, а в поступках исторических личностей закономерное и случайное. Это требовало новых, эстетически значимых жанровых форм, не ограниченных классицистическими канонами, однако Державин этой тенденции не воплотил - ни фантастическая героическая опера, ни традиционная высокая трагедия, в рамках которых он стремился осуществить свои, отличные от классицистических, творческие интенции, не позволяли создать нового эстетически значимого явления.

Этико-эстетический аспект в исторических драмах Озерова неразрывно связан с разработкой общественно-политических проблем, что определяет своеобразие воплощения национально-исторической темы, в которой сохраняется классицистическая коллизия долга и чувства. Долг рассматривается как категория общественная, которая реализуется в поведенческой модели, а чувство трактуется Озеровым как категория личностная и интерпретируется как великое благо, непререкаемая моральная ценность. Но прямолинейное разграничение добра и зла, воплощенное в благородных и коварных персонажах, недоступность новых эстетических позиций, сформированных Пушкиным в процессе создания «Бориса Годунова», и в то же время явное отступление от образцов классицистической высокой трагедии определили и противоречивый характер этико-эстетической природы драматургии Озерова, и неоднозначную оценку его драматургического наследия. Переходный характер времени обусловил то, что драматические замыслы Озерова созревали в ходе его собственной этико-эстетической эволюции, противоречия которой были обусловлены как внутренними причинами, так и антиномиями культурного сознания. Таким образом, в драматургии начала века разрушается жанровая матрица, обеспечивающая центростремительную стабильность высокой трагедии, начинается процесс ее модернизации. Поэтому классический жанр трагедии начинает трансформироваться в творчестве драматургов, но, умирая, он стимулирует этико-эстетические искания современников и последователей. (Гл.2.§3.)

Развитие отечественной историографии, формирование историософских представлений в 30-40-е годы, эволюция теории драмы и литературной критики заставляют драматургов по-новому интерпретировать исторические темы и сюжеты. (Гл.3.§1.) Если декабристы романтизировали освобождение личности и морально-нравственные понятия подчиняли собственной телеологии ценностей, то любомудры, рассматривая историю с позиций народности, в качестве аксиологической основы выдвигают национальные этические доминанты, эволюция которых в значительной степени определяет специфичность исторического процесса, то есть, наполняют ее нравственно-религиозным смыслом. Их идея отречения личности ведет к подчинению и растворению личностного начала в некоей «общности». Романтическая доктрина народности в 30-40-е годы приобретает славянофильский оттенок, идея «соборности» определяет иное понимание идеи государственности и воплощается в структурно-семантической природе исторических пьес Хомякова. (Гл.3.§2.) Начинает вызревать проблема соотношения исторической нравственности и нравственной истории. На первый план выдвигается вопрос о этической природе «отдельной» личности - индивида в его исторической определенности (Хомяков) и «совокупной» личности - народа в его историческом бытовании (Пушкин), влияющей на историческое событие и его результат. Поэтому эволюция этико-эстетической мысли Пушкина - свидетельство очевидного несовпадения безграничности реальной жизни и ограниченности представлений о добродетели, красоте и правде. Творчество связано с поисками смыслов существования и не ответственно за происходящее в макрокосме окружающего мира и микрокосме человеческой души. Вот почему нравственные нормы и императивы не приложимы к высокому искусству, тождественно равному онтологической глубине жизни. Но, воссоздавая эту онтологическую глубину жизни, Пушкин показывает, что человек в любой исторический период в большей или меньшей степени осознает свое противоречие между материальными реалиями эмпирического мира и духовными потребностями. Характер конфликта и своеобразие развития драматического действия «Бориса Годунова» доказывают, что стремление сохранить существующую систему ценностей или попытки переосмыслить ее и составляют смысл и условие развития общества, в сознании которого материальные цели и духовные потребности, находясь в сложном взаимодействии, определяют поступки, влияющие на своеобразие национального исторического процесса. (Гл.3.§3.)

Середина века характеризуется широким и мощным развитием исторической драматургии, которое свидетельствовало о необходимости глубинного осознания собственных начал, обдумывании и определении своего национального пути уже во всей полноте и сложности. Этому сопутствует стремление драматургов окончательно разобраться в своей национальной психологии и собственной истории, обдумать и понять смысл и итоги почти тысячелетнего движения. Все более явно декларируется мысль о самобытности русской истории и русской культуры, о ее иррационально-духовной «особости», непохожести на западноевропейскую. В центре духовных исканий драматургов оказываются прежде всего нравственные проблемы, поскольку все они так или иначе, обращаясь к историческому материалу, решают проблемы добра и зла, справедливости, долга, совести, счастья, смысла жизни. Нравственные интенции создателей драматических произведений устремлены к самой сути человека, к вечным проблемам его исторического существования. Именно моральные ценности в конечном счете утверждаются или низвергаются в исторической деятельности личности и народа, драматурги показывают, что от нравственной привлекательности той или иной цели в значительной степени зависит направленность исторических преобразований и их конечный успех или неуспех Драматические структуры, по-разному констеллирующие прошлое и настоящее, нравственные представления исторических эпох и этические искания XIX века, отличаются разнообразием и разнонаправ-ленностью, что не могло не отразиться на моделировании одних и тех же исторических ситуаций и интерпретации исторической личности разными драматургами, которые по-разному (с религиозных или философских, идеалистических или материалистических, мистических или рационалистических позиций) решают глубинные проблемы исторического бытия человека, его отношений с другими людьми, властью, миром в целом. (Гл.4.§1.)

В начале 50-х годов в исторической драматургии по-прежнему главенствуют и признаются наиболее эстетически значимыми канонические драматические тексты со стройной фабулой, определенно выявленными завязкой и развязкой и доминантной драматической фигурой, которая является носителем единого драматического действия. Постепенно единство действия разрушается, в драму вводятся повествовательные элементы, место центрального героя занимает система персонажей с разнонаправленными интересами, борющиеся за достижение своих целей. Преимущественное развитие получают два типа исторических пьес: историко-бытовая драма и хроника. Сюжетной основой для первого типа становятся такие моменты отечественной истории, которые предельно обнаженно выявляют морально-нравственные антиномии и сталкивают различные исторические и этические концепции (Мей)). Утверждение в культурном сознании линейной модели развития исторического процесса приводит к созданию текстов второго типа, в которых носителем драматического действия становится само историческое движение (Островский). (Гл.4.§1.)

Важным этапом в развитии исторической драмы являются историко-бытовые пьесы Мея. Драматург успешно решает некоторые задачи, стоявшие перед русской исторической драматургией в середине века, в частности, проблему создания достоверной исторической морально-нравственной атмосферы, ставшей одной из важных художественных проблем того времени. Однако неопределенный характер авторской историософии в русле «русской идеи» и неспособность создать принципиально новые эстетические формы определили несовершенство жанрового стиля его историко-бытовых пьес - жанровая нормативность проявилась на уровне функциональной роли, которая определила его значение в контексте исторической драматурги своего времени. (Гл.4.§2.)

Изменение носителя действия ставит драматургов перед необходимостью создания новых принципов организации драматического единства. Хроникальная природа драмы приводит к полному отказу от традиционных законов построения драматического действия (композиционной стройности, причинно-следственных связей между сюжетными ситуациями, соблюдения пропорций, художественной обусловленности завязки и развязки и т.п.) В результате текст приобретает особые свойства, позволяющие рассматривать исторический процесс как развивающийся по независимым от человеческой воли правилам и обусловленный некими высшими закономерностями и причинами. Особый характер этико-эстетического кодекса определяет аксиологию и поэтику хроник Островского, который в структуре своих пьес воплощает этический персонализм как выражение «русской идеи», проблему соотношения «отдельной личности» и «совокупной личности» в истории, условия уничтожения «нравственного человека» и инверсии основных моральных качеств в определенные эпохи национальной жизни. (Гл.4.§3.)

К 70-м годам появление новых этических учений приводит к тому, что нравственно-психологический конфликт в ряде пьес замещает столкновение и борьбу разнонаправленных политических сил. В результате этого диалектика связи концепции личности, типа драматического конфликта и характера драматического действия способствует развитию новых жанровых модификаций исторической пьесы. Обращение к неоднозначно оцениваемым историческим личностям отражает интерес к вечной проблеме личного и сверхличного в истории и художественном творчестве. Новое осмысление важных моментов исторической жизни нации и извлеченных из них уроков подхлестывает возникшее ранее стремление создать идеальную историческую модель, суть которой в индивидуализированной мере вечности, проявляющейся через феноменальные признаки исторического объекта. (Гл.5.)

В структуре исторической драмы последней трети века происходит окончательный отход от дискурсивно-идеологической модели истории как истории общественных движений и политической борьбы. Этот процесс сопровождается размыванием жанрово-родовых границ исторической пьесы, переосмыслением и перестройкой природы трагического, основ драматического действия. Развивающиеся под знаком эсхатологии теургии представления об историческом процессе как чередовании кризисов и перемен порождали потребность «досоздать» или даже «пересоздать» историю. Это влекло драматургов в область мифотворчества, поскольку лишь в этой области мог быть объяснен феномен русской исторической жизни - еще не наступившие но воздействующие из будущего на настоящее события осознавались важными и значимыми символами, которые корректировали и трансформировали настоящее. В контексте этих представлений А.К.Толстой создает драматическую модель «альтернативной истории», этико-эстетический кодекс которой вбирает в себя мотив «неосуществившегося исторического предназначения», представления о персональной теодицее исторической личности и возможности осуществления предназначения», концепцию теономной этики в персональной теодицее исторической личности и идеи «возмездия». (Гл. 5. §1)

Теоретические размышления и художественная практика Л.Толстого-драматурга свидетельствуют о том, что, по его убеждению, существующая историческая драма как жанровая форма, неспособная вместить все многообразие концептуальных моделей истории, изжила себя. Поиски новых принципов постижения исторической действительности привели писателя к представлению о человеческой истории как истории духа, что потребовало создания принципиально новой драматической формы. Но созданная писателем новая художественная парадигма, синтезирующая драму и трактат, «публицистическое действие» и «действенную публицистику» не была воспринята современниками в силу неподготовленности художественного сознания. Неприятие новой драматической формы обусловило непонимание и, как следствие, неприятие толстовских представлений о нравственности истории и исторической нравственности как критериев и условий развития человечества. Это, с одной стороны, не позволило развиться принципиально новой исторической драматургии (структурно традиционные пьесы XX века художественно интерпретируют историческое событие с точки зрения столкновения классовых интересов - «Сполошный зык (Стенька Разин)» Ю. Юрьина, «Пугачевщина» К. Тренева и др.). С другой - исторические представления Толстого 80-х годов, фрагментарно включенные в публицистику и воплощенные в этико-эстетических принципах его драматургии, не воспринимались (и не воспринимаются до настоящего времени) как завершенная целостная концепция, и поэтому в противоречивом контексте отечественной философии истории не заняли значительного места. В связи с этим неприятие драматургии Л. Толстого его современниками и последующим поколением, как нам представляется, было обусловлено неподготовленностью русского культурного сознания к восприятию новых, неопробованных в западном интеллектуальном пространстве исторических моделей, которые писатель попытался воплотить в особой структуре драматического действия. (Гл.5.§2.)

Таким образом, эволюция этических смыслов (историческая интерпретация христианского этического идеала, секуляризация этической мысли, развитие этического образования, формирование отечественной нравственной философии) сложно коррелирует с развитием русской историософии и определяет характер и своеобразие эстетического развития исторической драмы в разные десятилетия XIX столетия. Драматургия воплощает различные аспекты «русской идеи» в соответствующих этим аспектам, по убеждению авторов, драматических формах, вектор развития которых весьма причудлив и неоднозначен. Этико-эстетический кодекс русской исторической драмы XIX века эволюционирует в направлении от подвергавшихся влиянию классицистической традиции этико-эстетической модели в драме переходного периода к эстетическому морализму романтизма; от историко-политической драмы декабристов к религиозно-философской драматургии славянофилов; от пушкинских принципов драмы к идеалистической драматургии 40-х годов; от религиозно-мистической драмы к драме реалистической в драматургии середины века, от предельно социологизированных представлений об историческом процессе до рассмотрения исторического движения как эволюции человеческого духа в последней трети века.

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Дудина, Татьяна Павловна, 2006 год

1. Аверинцев, С.С. К истолкованию символики мира от Эдипа Текст. / С.С. Аверинцев // Античность и современность. М., 1972. - С. 43.

2. Аверкиев, Д.В. О драме Текст. / Д.В. Аверкиев. Спб., 1883. - 410 с.

3. Аверкиев, Д.В. Драмы Текст.: в 3 т / Д.В. Аверкиев. Пб., 1906.

4. Адрианова-Перетц, В.П. К вопросу об изображении «внутреннего человека» в русской литературе XI-X1Y веков Текст. / В.П. Адрианова-Перетц //Вопросы изучения русской литературы XI-XIX веков. М., 1958. - С. 39.

5. Азнауров, A.A. Этика великих русских революционных демократов Текст. / A.A. Азнауров. М., 1960. - 310 с.

6. Аксаков, К.С. О русском воззрении Текст. / К.С. Аксаков //Русская идея. -М, 1992.-С. 111-112.

7. Аксаков, С.Т. Собр. соч. Текст.: в 4 т. / С.Т. Аксаков. М., 1956. - Т.1. -С. 23.

8. Актуальные проблемы семиотики культуры Текст.: сб. научных статей. -Тарту, 1987.-308 с.

9. Алексей Степанович Хомяков в восприятии современников Текст. -Тула, 2004.-351 с.

10. Ю.Алексеев, М.П. Пушкин. Сравнительно-исторические исследования Текст. /М.П. Алексеев. Л., 1972. - 191 с.

11. Алексеев М.П. «Борис Годунов» A.C. Пушкина Текст. / М.П. Алексеев.-Л., 1936.- 190 с.

12. Альтман, И. Драматургия Текст. / И. Альтман. М., 1936. - 291 с.

13. З.Альтман, И. Пушкин и драма Текст. / И. Альтман // Лит. критик. -1937.-№ 10.-С. 85-100.

14. Алперс, Б. Драматургия Текст. / Б. Алперс. М., 1933. - 193 с.

15. Алперс, Б. Театральные очерки Текст.: в 2 т. / Б. Алперс. М., 1977. -Т. 1.-566 с.-Т. 2.-519 с.

16. Алперс, Б. Актерское искусство в России Текст. / Б.Алперс. М.-Л., 1945. - Т.1. - С. 55.

17. Анализ драматического произведения Текст. Л., 1988. - 126 с.

18. Андреев, A.A. Этика великих русских революционных демократов Текст. / A.A. Андреев. М., 1960. - 234 с.

19. Андреев, М.Л. Метасюжет в театре Островского Текст. / М.Л. Андреев. -М., 1995.- 128 с.

20. Андреев, Ю.А. Движение реализма Текст. / Ю.А. Андреев. Л., 1978. -214 с.

21. Анненков, П.В. Новейшая историческая сцена Текст. / П.В. Анненков // Вестник Европы. 1868. - № 3. - С.8.

22. Анненков, П.В. Последнее слово русской исторической драмы Текст. / П.В. Анненков // Вестник Европы. 1868. - № 7. - С. 17.

23. Анненков, П.В. Пушкин. Материалы для его биографии и оценки произведений Текст. / П.В. Анненков. Спб., 1873. - С. 126.

24. Анненков, П.В. Воспоминания и критические очерки. 1849-1868. Текст. /П.В. Анненков.-Спб., 1979. 4.2. - С. 15-233.

25. Анкерсмит, Ф. Нарративная логика. Семантический анализ языка историков Текст. / Ф. Анкерсмит. М., 2003. - 204 с.

26. Аникст, A.A. История учений о драме. Теория драмы на Западе во второй половине XIX века Текст. / A.A. Аникст. М., 1988. - 311 с.

27. Аникст, A.A. История учений о драме. Теория драмы в России от Пушкина до Чехова Текст. / A.A. Аникст. М., 1972. - 643 с.

28. Аникст, A.A. История учений о драме. Теория драмы на Западе в первой половине XIX века. Эпоха романтизма Текст. / A.A. Аникст. М., 1980.-343 с.

29. Аникст, A.A. История учений о драме. Теория драмы от Гегеля до Маркса Текст. / A.A. Аникст. М., 1983. - 286 с.

30. Аникст, A.A. История учений о драме. Теория драмы от Аристотеля до Лессинга Текст. / A.A. Аникст. М., 1968. - 455.

31. Апресян, Р.Г. Проблема другого «я» и моральное самосознание личности Текст. / Р.Г. Апресян //Философские науки. М., 1986. - № 6. - С. 54-56.

32. Апушкин, Я.В. Драматическое волшебство Текст. / Я.В. Апушкин. -М., 1966.- 145 с.

33. Арденс, Н. Драматургия и театр Пушкина Текст. / Н. Арденс. М., 1939. - 198 с.

34. Аристотель. Поэтика. Об искусстве поэзии Текст. / Аристотель // Соч.: в 4 т. Т. 4. - М., 1984. - С. 645-680.

35. Аристотель. Никомахова этика Текст. / Аристотель // Соч.: в 4 т. Т. 4.-М., 1984.

36. Аристотель. Большая этика. Текст. /Аристотель // Соч.: в 4 т. Т. 4. -М., 1984.

37. Артановский, С.Н. На перекрестке идей и цивилизаций Текст. / С.Н. Артановский. Спб., 1994. - 224 с.

38. Архипова, A.B. Драматургия декабристов Текст. // История русской драматургии XYII- первой половины XIX века. JL, 1982. - С. 239-261.

39. Архипова, A.B. Историческая драматургия эпохи романтизма Текст. / A.B. Архипова // Русский романтизм. JI., 1978. - С. 35.

40. Асмус, В.Ф. Этика Канта Текст. / В.Ф. Асмус // Кант И. Соч.: в 4.т. -Т. 1.-М, 1965.-С. 5.

41. Асмус, В.Ф. Античные мыслители об искусстве Текст. / В.Ф. Асмус. -М., 1937.-275 с.

42. Асмус, В.Ф. Немецкая эстетика XYIII века Текст. / В.Ф. Асмус. М, 1963.-311 с.

43. Афанасьева, Н. Теория драмы Л.Н.Толстого Текст. / Н. Афанасьева // Театр. 1960. - № 11. - С. 83-90.

44. Афанасьев, Э.Л. На пути к XIX веку. Русская литература 1790-1810 гг. Текст. / Э.Л. Афанасьев. М, 2002. - 304 с.

45. Ахиезер, A.C. Российская государственность, история, традиции, перспективы Текст. / A.C. Ахиезер. М., 1977. - 412 с.

46. Ахиезер, A.C. Россия: Критика исторического опыта Текст. /A.C. Ахиезер. Новосибирск, 1997. - С. 34-80.

47. Ахиезер, A.C. Социально-культурные проблемы развития России. Философский аспект Текст. / A.C. Ахиезер. -М., 1992. С. 16-19.

48. Ахиезер, A.C. От прошлого к будущему //Россия: критика исторического опыта Текст. / A.C. Ахиезер. Новосибирск, 1997. - Т. 1. - С. 6090.

49. Бабичева, Ю.В. Эволюция жанров русской драмы XIX начала XX века Текст. / Ю.В. Бабичева. - Вологда, 1982. - 198 с.

50. Балухатый, С.Д. Приемы драматургического анализа Текст. / С.Д. Балухатый. -М., 1927. 184 с.

51. Барро, Ж.-Л. Размышления о театре Текст. / Ж.-Л. Барро. М., 1963. -156 с.

52. Барсуков, Н.П. Жизнь и труды М.П.Погодина Текст. / Н.П. Барсуков. -Спб, 1889.-С. 45, 87,315.

53. Барулин, B.C. Социально-философская антропология Текст. / B.C. Барулин.-М., 1994.-255 с.

54. Батте. Начальные основания словесности Текст. / Батте. М., 1806. -С.31.

55. Бахтин, М.М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике Текст. / М.М. Бахтин // Вопросы литературы и эстетики.-М., 1975.-С. 234-408.

56. Бахтин, М.М. Проблема содержания материала и формы в словесном художественном творчестве Текст. / М.М. Бахтин // Вопросы литературы и эстетики. М., 1975. - С. 6-72.

57. Бахтин, М.М. Проблемы поэтики Достоевского Текст. / М.М. Бахтин. -М., 1962.-345 с.

58. Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества Текст. / М.М. Бахтин. -М., 1988.-327 с.

59. Бахтин, М.М. Вопросы литературы и эстетики Текст. / М.М. Бахтин. -М, 1975.-504 с.

60. Барт, Р. Эффект реальности Текст. // Р. Барт. Избранные работы. М., 1994.-570 с.

61. Белозерская, И. Василий Трофимович Нарежный. Историко-литературный очерк Текст. / И. Белозерская. Спб., 1898. - 23 с.

62. Белинский, В.Г. Полн. собр. соч. Текст.: в 13. / В.Г. Белинский. Т. -М.-Л., 1953-1959.

63. Белинский, В.Г. О драме и театре Текст.: в 2 т. / В.Г. Белинский. М., 1983.

64. Бентли, Э. Жизнь драмы Текст. / Э.Бентли. М., 1978. - 321 с.

65. Бердяев, Н. Самопознание Текст. / Н. Бердяев. М.: Харьков, 2005. -620 с.

66. Бердяев, Н. Судьба России. Опыты психологии войны и национальности Текст. / Н. Бердяев. М., 1918. - 260 с.

67. Бердяев, Н. Теософия и антропология в России Текст. / Н. Бердяев. -М., 1991.-278 с.

68. Бердяев, Н. Гносеологические размышления об оккультизме Текст. / Н. Бердяев // Труды и дни. 1916. - № 8. - С. 12.

69. Бердяев, Н. Алексей Степанович Хомяков Текст. Н. Бердяев. М., 1912.-28 с.

70. Бердяев, Н. Философия творчества, культуры и искусства Текст.: в 2 т. /Н. Бердяев.-М., 1994.

71. Березовская, Л.Г. Нетипичная личность в историческом пространстве или эффект «белой вороны» Текст. / Л.Г. Березовская //Общественные науки и современность. 1998. - № 6. - С. 19.

72. Берковский, Н.Я. Литература и театр Текст. / Н.Я. Берковский. М., 1939.-296 с.

73. Бицын, Н. Смута Текст. / Н. Бицын. -М., 1867. 145 с.

74. Блок, В.В. Заметки о драматургическом конфликте Текст. / В.В. Блок // Театр. 1971. - № 4. - С. 34-42.

75. Блок, В.В. Диалектика театра Текст. / В.В. Блок. М., 1983. - 296 с.

76. Блюменфельд, В. Драматургическая теория Дидро Текст. / В. Блю-менфельд. Л., 1936. - 16 с.

77. Богомолов, Н.А Русская литература начала XX века и оккультизм. Материалы и исследования Текст. / H.A. Богомолов. М., 1999. - С. 53.

78. Бонди, С.М. О Пушкине. Статьи и исследования Текст. / С.М. Бонди. -М., 1978.-456 с.

79. Бонди, С.М. Драматургия А.С.Пушкина и русская драматургия XIX века Текст. / С.М. Бонди // Пушкин родоначальник новой русской литературы. -М., 1941. - С. 423-427, 471-491.

80. Бонецкая, Н.К. Русская софиология и антропология Текст. / Н.К. Бонецкая // Вопросы философии. 1995. - № 7. - С. 35.

81. Борев, Ю. Б. О трагическом Текст. / Ю.Б. Борев. М., 1961. - 392 с.

82. Борев, Ю.Б. Основные эстетические категории Текст. / Ю.Б. Борев. -М., 1960.-44 с.83.«Борис Годунов» и драматургия 20-х годов Текст. // «Борис Годунов» А.С.Пушкина. Л., 1996. - С. 43-79.

83. Бочаров, С.Г. Характеры и обстоятельства Текст. / С.Г. Бочаров // Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. -М., 1962.-Т. 1.-С. 312-451.

84. Бочкарев, В.А. Стихотворная трагедия конца XYIII- начала XIX веков Текст. / В.А. Бочкарев // Стихотворная трагедия конца XYIII- начала XIXвеков.-М.-Л., 1964. -С. 5-36.

85. Бочкарев, В.А. Русская историческая драматургия начала XIX века (1800-1815 гг.) Текст. / В.А. Бочкарев.-Куйбышев, 1959.-479 с.

86. Бочкарев, В.А. Русская историческая драматургия периода подготовки восстания декабристов Текст. ] / В.А. Бочкарев. Куйбышев, 1968. -527 с.

87. Бочкарев, В.А. Островский и русская историческая драматургия Текст. / / В.А. Бочкарев. Куйбышев, 1955. - 232 с.

88. Бочкарев, В.А. Проблемы русской поэзии, критики, драматургии XIX века Текст. Куйбышев, 1978. - 90 с.

89. Бочкарев, В.А. Трагедия Пушкина «Борис Годунов» и отечественная литературная традиция Текст. / В.А. Бочкарев. Самара: СамГПИ, 1993.- 146 с.

90. Бочкарев, В.А. Некоторые вопросы теории драмы в освещении Н.Г. Чернышевского Текст. / В.А. Бочкарев // Чернышевский Н.Г. Статьи, исследования, материалы. Саратов, 1961.-С. 174-198.

91. Бочкарев, В.А. Сюжетно-композиционная структура художественного произведения Текст. / В.А. Бочкарев. Куйбышев, 1979. - 154 с.

92. Бочкарев, В.А. Русская историческая драматургия XYII-XYIII в.в. Текст. / В.А. Бочкарев. М, 1988. - 224 с.

93. Боцяновский, H.A. H.A. Полевой как драматург Текст. / H.A. Боцянов-ский. Спб, 1886. - 26 с.

94. Буало, Н. Поэтическое искусство Текст. / Н. Буало. М, 1957. - 231 с.

95. Бухмейер, К.К. Л.А.Мей Текст. / К.К. Бухмейер // Мей Л.А. Избр. произв.-М, 1985.-С. 5.

96. Бухаркин, П.Е. Автор в трагедии классицизма Текст. / П.Е. Бухаркин // Автор и текст: сб. ст. Спб, 1996. - С. 84-105.

97. Бэкон. О достоинстве и приумножении наук Текст. / Бэкон // Соч.: в 2 т.-М, 1977.-Т. 1.

98. Бялый, Г.А. Русский реализм конца XIX века Текст. / Г.А. Бялый. Л, 1973.-321 с.

99. Ванслов, В.В. Эстетика романтизма Текст. / В.В. Ванслов. М, 1966.-402 с.

100. Ванслов, В.В. К методике содержания и формы в искусстве // Философия искусства в прошлом и настоящем Текст. / В.В. Ванслов. М, 1981.-С. 36-66.

101. Ванслов, В.В. Эстетика, искусство, искусствознание: вопросы теории и истории Текст. / В.В. Ванслов. -М, 1989.-398 с.

102. Ванштейн, О. Язык романтической мысли Текст. / О. Ванштейн. -М, 1994.-290 с.

103. Варнеке, Б. История русского театра XYII-XIX веков Текст. / Б. Варнеке. М., 1939.-363 с.

104. Вацуро, В.Э. Историческая трагедия и романтическая драма 1830-х годов Текст. / В.Э. Вацуро // История русской драматургии XYII- первой половины XIX века. М., 1982. - С. 327-368.

105. Вацуро, В.Э. Пушкин и общественно-литературное движение в пе-род последекабрьской реакции Текст. / В. Э. Вацуро, В.В. Пугачев //Пушкин. Итоги и проблемы изучения. M.-JL, 1966. - С. 38

106. Вележев, М., Лавринович М. Сусанинский миф: становление канона Текст. / М. Вележев, М. Лавринович // НЛО. 2003. - № 63. - С. 186204.

107. Бенедиктова, Т. О пользе литературной истории для жизни Текст. / Т. Бенедиктова // НЛО. 2003. - № 59. - С. 12-22.

108. Венелин, Ю.И. О характере народных песен и славян задунайских Текст. / Ю.И. Венелин. M., 1835. - С. 33-34.

109. Венелин, Ю.И. Об источнике народной поэзии вообще и южнорусской в особенности Текст. / Ю.И. Венелин. М., 1834. - С. 14.

110. Вико, Дж. Основания новой науки об общей природе наций Текст. / Дж. Вико. Л., 1940. - С.46-51.

111. Виролайнен, М.Н. Историческая драматургия 50-70-х годов Текст. М.Н. Виролайнен // История русской драматургии. Вторая половина XIX начало XX века. - Л., 1987. - С. 309-335.

112. Владимиров, C.B. Действие в драме Текст. / C.B. Владимиров. Л., 1972.- 159 с.

113. Волгин, И.Л. Метаморфозы власти: покушения на российский трон 18-19 века Текст. / И.Л. Волгин. М., 1994. - 412 с.

114. Волькенштейн, В.М. Драматургия Текст. / В.М. Волькенштейн. -М., 1969.-226 с.

115. Волк, С.С. Исторические взгляды декабристов Текст. / С.С. Волк. -М.-Л., 1958.-214 с.

116. Волков, Г. Мир Пушкина. Личность, мировоззрение, окружение Текст. / Г. Волков. М., 1989. - 270 с.

117. Володин, А.И. Проблема единства личного и общественного в творчестве Герцена Текст. / А.И. Володин // Очерки истории русской этической мысли. -М., 1976. С. 148.

118. Вопросы марксистско-ленинской эстетики и этики Текст. М., 1973.- 182 с.

119. Воробьев, Н. Художественное моделирование, конфликты и теории игр Текст. / Н. Воробьев //Содружеств наук и тайны творчества. М., 1968.-450 с.

120. Время и пространство в театральном искусстве: дискурс Текст. // Театр.- 1978.-№7. С. 15.

121. Выготский, Л.С. Психология искусства Текст. / Л.С. Выготский. -М., 1968.-576 с.

122. Вяземский, П. Эстетика. Литературная критика Текст. / П. Вяземский.-М., 1984.-275 с.

123. Галактионов, А. Русская философия Текст. / А. Галактионов, И. Ни-кандров. Л., 1970.-650 с.

124. Гарин, И. Что такое этика, культура, религия? Текст. / И. Гарин. -М., 2002. 846 с.

125. Гартман, Н. Этика Текст. / Гартман. Спб., 2002. - 710 с.

126. Гатенян, А.Я. Толстой Л.Н. Текст. / А.Я. Гатенян // Классики русской драмы. М.-Л., 1940.-291-329.

127. Гачев, Г.Д. Содержательность художественных форм. Эпос. Лирика. Театр Текст. / Г.Д. Гачев. М., 1969. - 303 с.

128. Геббель Ф. Избранное Текст.: в 2 т. / Ф. Геббель. -М., 1978.

129. Гегель Г-В-Ф. Соч. Текст.: в 6 т. /Г-В-Ф Гегель. -М., 1930-1959.

130. Гегель Г.-В.-Ф. Эстетика Текст.: в 4 т. / Г-В-Ф Гегель. М., 19681973.

131. Генон, Р. Заметки об инициации Текст. / Р. Гекон // Волшебная гора. 1995.-№6.-С. 31.

132. Генсель, П. Основные проблемы этики Текст. / П. Генсель. Спб., 1905.- 154 с.

133. Георгиева, Г.С. История русской культуры Текст. / Г.С. Георгиева. -М., 1998.-360 с.

134. Гердер, И.Г. Идея к истории человечества Текст. / И.Г. Гердер. М., 1977.-С. 228-229.

135. Герцен об искусстве Текст. М., 1954. - 248 с.

136. Герменевтика. Психология. История. Вильгельм Дильтей и современная философия Текст. М., 2002. - 208 с.

137. Гессен, Р. Технические приемы драмы Текст. / Р. Гессен. Спб., 1912.-187 с.

138. Гижицкий, Г. Основы морали Текст. / Г. Гижицкий. Одесса, 1895. -С. 14-28.

139. Гиллельсон, М.И. Вяземский. Жизнь и творчество Текст. / М.И. Гиллельсон. JL, 1969. - С. 66-68.

140. Гинзбург, К. Мифы Эмблемы - Приметы. Морфология и история Текст. / К. Гинзбург. - М., 2003. - 367 с.

141. Глинка, С.Н. Михаил, князь Черниговский Текст. / С.Н. Глинка. -М., 1908.- 143 с.

142. Гоголь, Н.В. Полн. собр. соч. Текст. / Н.В. Гоголь. M.-JL, 1952. -Т. 8.-С. 280-281.

143. Голенищев-Кутузов, A.A. Соч. Текст.: в 4 т. / A.A. Голенищев-Кутузов. Пб., 1914.

144. Гончаров, С.А. Творчество Гоголя в религиозно-мистическом контексте Текст. / С.А. Гончаров. Спб., 1997. - 338 с.

145. Горбунова, Е. Вопросы развития реалистической драмы Текст. / Е. Горбунова. М., 1963. - 508 с.

146. Горбунова, Е. Единство внутреннего и внешнего в конфликте Текст. / Е. Горбунова // Вопр. лит. 1959. - № 11. - С. 22-45.

147. Горбунова, Е. Идеи, конфликты, характеры Текст. / Е. Горбунова. -М, 1960.-419 с.

148. Городецкий, Б.П. Драматургия Пушкина Текст. / Б.П. Городецкий. -М., 1953.-359 с.

149. Городецкий, Б.П. Трагедия А.С.Пушкина «Борис Годунов». Комментарий Текст. / Б.П. Городецкий. JL, 1969. - С. 25.

150. Городецкий, Б.М. Платон Григорьевич Ободовский Текст. / Б.П. Городецкий // Исторический вестник. 1903. - № 12. - С. 34-35.

151. Гордин, A.M. Заметки Пушкина о замысле «Графа Нулина» Текст. / A.M. Гордин // Пушкин и его время. JL, 1962. - Т. 1.

152. Гофман, В. Рылеев-поэт Текст. / В. Гофман // Вопросы поэтики. -Вып. XIII.-Л, 1929.-С. 12.

153. Греков, Б.Д. Исторические воззрения Пушкина Текст. / Б.Д. Греков //Исторические записки. -М, 1937.-T. 1.-С. 44.

154. Гринин, Л.Е. Философия, социология и теория истории Текст. / Л.Е. гринин. Волгоград, 1998. - С.69.

155. Гройс, Б. Поиск русской национальной идентичности Текст. / Б. Гройс // Россия и Германия. Опыт философского диалога. М, 1993.

156. Громов, П. Идеи, конфликт, характер Текст. / П. Громов // Звезда. -1958.-№8.

157. Грот, К.Я. Н.М. Карамзин и Ф.Н.Глинка Текст. / К.Я. Грот. Спб., 1903.-С.52.

158. Грот, Я. Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам Текст. / Я. Грот. Спб, 1880. - С. 877-878.

159. Гуковский, Г.А. Пушкин и проблемы реалистического стиля Текст. / Г.А. Гуковский. М, 1957.-414 с.

160. Гуковский, Г.А. «Борис Годунов» Е.М.Лобанова Текст. // Г.А. Гуковский // Пушкин и проблемы реалистического стиля. М, 1957.

161. Гуковский, Г.А. Русская литературно-критическая мысль в 17301750 г.г. Текст. / Г.А. Гуковский // XYIII век. М.-Л., 1962. - С. 103.

162. Гуревич, A.M. Романтизм в русской литературе Текст. / A.M. Гуре-вич.-М, 1980.-103 с.

163. Гуревич, П.С. Культурология Текст. / П.С. Гуревич. М., 1996. -288 с.

164. Гусев, Ю. Художественные конфликты и реальность Текст. / Ю. Гусев // Вопр. лит. 1986. - № 2. - С. 47-78.

165. Гуссейнов, A.A. Этика Текст. / A.A. Гуссейнов, Р.Г. Апресян. М., 1999.-390 с.

166. Данилевский, Н.Я. Россия и Европа Текст. / Н.Я. Данилевский. М., 1992.-С. 50-508.

167. Данилов, С.С. Русский драматический театр XIX века Текст. / С.С. Данилов.-Л., 1974.-Т. 1-2.-384 с.

168. Данилов, С.С. Очерки по истории русского драматического театра. Текст. / С.С. Данилов. М., 1948. - С. 387-392.

169. Дементьев, А.Г. Очерки по истории русской журналистики Текст. /

170. A.Г. Дементьев.-М., 1951. 308 с.

171. Денисюк, Н.Ф. Гр. А.К.Толстой. Его время, жизнь и сочинения Текст. /Н.Ф. Денисюк. -М., 1907. 112 с.

172. Денисюк, Н.Ф. Критическая литература о произведениях А.Н. Островского Текст. / Н.Ф. Денисюк. М., 1907. - С. 11-340.

173. Державин, Г.Р. Соч. Текст.: в 8 т.: Г.Р. Державин. Спб., 1880.

174. Дмитриев, А. Контекст и метод. Текст. / А. Дмитриев // НЛО. -2004. № 66.

175. Днепров, В. Литература и нравственный опыт человека Текст. /

176. B. Днепров. М., 1970. - 424 с.

177. Добин, Е.С. Сюжет и действительность Текст. / Е.С. Добин. М., 1976.-276 с.

178. Дотцауэр, А.Ф. К вопросу об исторических источниках драматической трилогии А.К.Толстого Текст. / А.Ф. Дотцауэр // Уч. зап. Сарат. госпединст. Вып. 12. - Саратов, 1948. - С. 29-52.

179. Дризен, Н.В. Драматургическая цензура двух эпох. 1825-1887. Текст./Н.В. Дризен. Спб., 1913.-346 с.

180. Дробницкий, О.Г. Моральная философия Текст. / О.Г. Дробницкий. -М., 2002.-390 с.

181. Добролюбов, H.A. Полн. собр. соч. Текст.: в 6 т./ H.A. Добролюбов. -Л., 1935.

182. Дубко, Е.Л. Идеал, справедливость, счастье Текст. / Е.Л. Дубко, В.А. Титов.-М., 1989.- 191 с.

183. Евнин, Ф.И. А.Ф. Писемский Текст. / Ф.И. Евнин. М., 1945. - 234 с.

184. Евреинов, H.H. История русского театра. С древнейших времен до 1917 года Текст./H.H. Евреинов.-Нью-Йорк, 1955.-611 с.

185. Емельянов, Б.В. Этические концепции либеральных народников Текст. / Б.В. Емельянов // Очерки этической мысли в России конца XIX- начала XX века. М., 1985.

186. Еремеев, Т.Д. Искусство как мышление Текст. / Т.Д. Еремеев. М., 1982.-223 с.

187. Еремин, М. Писемский драматург Текст. / М. Еремин //Писемский А.Ф. Пьесы.-М., 1958.-С. 5.

188. Ерыгин, А.Н. Восток Запад - Россия (Столкновение цивилизацион-ного подхода в исторических исследованиях) Текст. / А.Н. Ерыгин. Ростов н/Д, 1993.

189. Есюков, А.И. Философские аспекты русской богословской мысли. (Вторая половина XYIII начало XIX века) Текст. /А.И. Евсюков. -Архангельск, 2003. - 327 с.

190. Жданов, И.Н. О драме А.С.Пушкина «Борис Годунов» Текст. / И.Н. Жданов.-Спб., 1892.

191. Живов, В.М. Иван Сусанин и Петр Великий. О константах и переменных в составе исторических персонажей Текст. / В.М. Живов // НЛО. 1999. -№ 8.

192. Жихарев, С.П. Записки современника Текст. / С.П. Жихарев. М.-Л., 1934.-С. 321.

193. Жуковский, В.А. Полн. собр. соч. Текст. / В.А. Жуковский. Спб., 1902.-Т. 9.-С. 97.

194. Журавлева, А.И. Русская драма эпохи Островского Текст. / А.И. Журавлева // Русская драма эпохи Островского. М., 1984. - С. 54.

195. Журавлева, А.И. Русская драма и литературный процесс XIX века: от Гоголя до Чехова Текст. / А.И. Журавлева. М., 1988. - 198 с.

196. Замотан, И.И. Романтизм 20-х годов XIX столетия в русской литературе Текст. / И.И. Замотан. -М., 1913.

197. Зверев, В.П. Федор Глинка русский духовный писатель Текст. / В.П. Зверев. М., 2002. - 346 с.

198. Зеленецкий, И. О предмете и значении политической истории Текст. // И. Зеленецкий. Опыт исследования некоторых теоретических вопросов.-М., 1835.-Т. 1.-С. 64.

199. Зеньковский, В.В. Русские мыслители и Европа Текст. / В.В. Зень-ковский.-М., 2005.-490 с.

200. Зеньковский, В.В. История русской философии Текст.: в 2 т. / В.В. Зеньковский. Л., 1991.

201. Зись, А. Искусство и эстетика Текст. / А. Зись. М., 1975. - 447 с.

202. Золотухина-Оболина, Е.В. Современная этика: истоки и проблемы. Текст. / Е.В. Золотухина-Оболина. Ростов н/Д, 2000.

203. Зубков, Ю.А. Герой и конфликт в драме Текст. / Ю.А. Зубков. М., 1975.-280 с.

204. Зубов, В.П. Избранные труды по истории философии и эстетики. Текст. / В.П. Зубов. М., 2004. - 448 с.

205. Зубов, В.П. Толстой и русская эстетика 90-х годов Текст. / В.П. Зубов // Избранные труды по истории философии и эстетики. М, 2004. -С. 330-331.

206. Иванов, Вяч. О русской идее Текст. / Вяч. Иванов // Золотое руно. 1909.-№3.

207. Иванов, Вяч. Родное и вселенское Текст. / Вяч. Иванов. М, 1994.

208. Иванов-Разумник, Р.В. История русской общественной мысли Текст. / Р.В. Иванов-Разумник. Спб., 1914.-Т. 1. - С. 341-368.

209. Избранные произведения Блаженного Августина Текст.: в 4 ч. М., 1786.-Ч. З.-С. 2.

210. Ильин, В.В. Российская цивилизация: содержание, границы, возможности Текст. / В.В. Ильин, A.C. Ахиезер. М, 2000. - С. 68-75.

211. Иодль, Ф. История этики в новой философии Текст. / Ф. Иодоль. -М., 1896.-С. 62.

212. Искусство в системе культуры Текст.: сб. ст. JI, 1981. - С. 23.

213. История русской драматургии. XYII первая половина XIX века. Текст.-Л, 1982.-532 с.

214. История русской драматургии. Вторая половина XIX начало XX века (до 1917 года) Текст. - Л, 1987. - 560 с.

215. История русской критики Текст. М.-Л, 1958. - 526 с.

216. История романтизма в русской литературе. 1825-1840 Текст. М, 1979.-С. 203-224.

217. История и историософия в литературном преломлении Текст. -Тарту, 2002. 346 с.

218. История этических учений Текст. М, 2003. - 911 с.

219. История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли Текст. -М, 1964. -Т.1,2.

220. Иоффе, И. Синтетическая история искусства Текст. / И. Иоффе. -Л., 1933.- 168 с.

221. Ищук-Фадеева, Н.И. Драма и обряд Текст. / Н.И. Ищук-Фадеева. -Тверь, 2001.-80 с.

222. Каган, М.С. Искусство в системе культуры Текст. / М.С. Каган. JL, 1987.-298 с.

223. Каган, М.С. Философия культуры Текст. / М.С. Каган. Спб., 1996. -304 с.

224. Кант, И. Соч. Текст.: в 6 т. /И. Кант-М., 1963-1966.

225. Каменский, З.А. Русская эстетика первой трети XIX века. Классицизм. Текст. / З.А. Каменский // Русские эстетические трактаты первой трети XIX века: в 2 т. М., 1974. - Т. 1. - С. 7-70.

226. Капнист, В.В. Собр. соч. Текст.: в 2 т. / В.В. Капнист. M.-JL, 1960. -С. 474.

227. Караганов, А. Характеры и обстоятельства Текст. / А. Караганов. -М., 1959.-398 с.

228. Карамзин, Н.М. История государства Российского Текст. / Н.М. Карамзин.-М., 1993.-Т. 1-12.

229. Кареев, Н.И. Философия истории Текст. / Н.И. Кареев // Философия истории в России. -М., 1996. С. 123.

230. Карская, Т.Я. Крылов и эстетика русского театра Текст. / Т.Я. Карская // Русские классики и театр. -M.-JL, 1947. С. 44.

231. Карташов, A.B. Очерки по истории русской церкви Текст.: в 2 т./ A.B. Карташов. М., 1993.

232. Карягин, A.A. Драма как эстетическая проблема Текст. / A.A. Каря-гин.-М., 1978.-224 с.

233. Карягин, A.A. Некоторые эстетические проблемы современной драмы Текст. / A.A. Карягин. М., 1964. - 18 с.

234. Карягин, A.A. Социальные функции искусства и его видов Текст. / A.A. Карягин. М., 1980. - С. 65.

235. Кассирер, Э. Избранное. Опыт о человеке Текст. / Э. Кассирер. М., 1998.-506 с.

236. Катышева, Д.Н. Вопросы теории драмы. Действие. Композиция. Жанр. Текст. / Д.Н. Катышева. Спб, 2001. - 205 с.

237. Кашин, Н.П. Этюды об Островском Текст. / Н.П. Кашин. М., 1912. -С. 37.

238. Киреевский, И.В. В ответ А.С.Хомякову Текст. / И.В. Киреевский // Русская идея. М., 1992. - С. 66-72.

239. Киреевский, И.В. Критика и эстетика Текст. / И.В. Киреевский. -М., 1979.305 с.

240. Киреевский, И. Обозрение современного состояния литературы Текст. И.В. Киреевский//Полн. собр. соч.: в 12 т. -М., 1911.-Т. 1. -С.145.

241. Киселева, JI.H. Становление русской национальной мифологии в николаевскую эпоху (сусанинский сюжет) Текст. / JI.H. Киселева // Лотмановский сборник. Вып. 2. - М., 1997. - С. 279-303.

242. Классики русской драмы Текст. Л.-М., 1940. - 387 с.

243. Ключевский, В.О. Исторические портреты. Деятели исторической мысли Текст. / В.О. Ключевский. -М., 1991. 624 с.

244. Ключевский, В.О. Соч. Текст.: в 8 т. / В.О. Ключевский. М., 1957. -Т.З.-С. 23.

245. Ковалев, А.Г. Психологические особенности человека Текст. /

246. A.Г. Ковалев, В.Н. Мясищев. Л., 1957. - 264 с.

247. Ковалевская, Н. Русский классицизм. Живопись. Скульптура. Графика. Текст. / Н. Ковалевская. М., 1964. - 287 с.

248. Ковынев, В.М. О диалектико-материалистической природе художественного конфликта Текст. / В.М. Ковынев. Саратов, 1965. - 64 с.

249. Кожина, В.А. Виды искусства Текст. / В.А. Кожина. М., 1960. -122 с.

250. Кожинов, В.В. Художественный образ и действительность Текст. /

251. B.В. Кожинов // Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. М., 1962. - С. 58-72. - Т. 1.

252. Кожинов, В.В. К методологии истории русской литературы (О реализме 30-х годов XIX века) Текст. /В.В. Кожинов // Вопросы литературы. 1968. -№ 5. - С. 16-27.

253. Козмин, Н.К. Очерки по истории русского романизма Текст. / Н.К. Козмин. Спб., 1903. - С. 12.

254. Козмин, Н.К. Взгляд Пушкина на драму Текст. / Н.К. Козмин. -Спб., 1900.

255. Кон, И. Социология личности Текст. / И. Кон. М., 1967. - С. 32.

256. Конт, О. Дух позитивной философии Текст. / О. Конт. Спб., 1899.

257. Кондаков, И.В. Смута: К типологии переходных эпох в истории русской культуры Текст. / И.В. Кондаков // Переходные процессы в Русской художественной культуре. М., 2003. - С. 45-49.

258. Копалов, В.И. Русская идея: история и современность Текст. / В.И. Копалов // Судьба России: прошлое, настоящее, будущее. Екатеринбург, 1994.-С. 46-48.

259. Корман, Б.О. Изучение текста художественного произведения (Драматическое произведение. Способы выражения авторского сознания. Классификация драматических произведений) Текст. / Б.О. Корман. -М., 1974. 125 с.

260. Королева, Н.В. Декабристы и театр Текст. / Н.В. Королева. Л., 1975.-263 с.

261. Королева, Н.В. История русской театральной критики Текст. / Н.В. Королева, Г.А. Лапкина. Л., 1976. - 112 с.

262. Костелянец, П.О. Драма и действие Текст. / П.О. Костелянец // Лекции по теории драмы. Л., 1976. - 157 с.

263. Костомаров, Н.И. По поводу новейшей исторической сцены Текст. / Н.И. Костомаров // Вестник Европы. 1867. - № 2. - С. 97-100.

264. Костомаров, Н.И. Исторические монографии и исследования Текст.: в 2 кн. / Н.И. Костомаров. М, 1989.

265. Костомаров, Н.И. Тайна истории Текст. / Н.И. Костомаров // Философия истории в России. М., 1996. - С. 128-130.

266. Котляревский, П. Трилогия А.К.Толстого как национальная трагедия Текст. / П. Котляревский // Старинные портреты. Спб., 1907. - С. 273-416.

267. Кочеткова, Н.Д. Трагедия и сентиментальная драма начала XIX века Текст. / Н.Д. Кочеткова // История русской драматургии. Конец XYII-первая половина XIX века. Л, 1982. - С. 181 -220.

268. Кошелев, В.А. Эстетические и литературные воззрения русских славянофилов. 1840-1850-е годы Текст. / В.А. Кошелев. Л, 1984. - С. 185 с.

269. Кошелев, В.А. Парадоксы Хомякова: Заметки и наблюдения Текст. / В.А. Кошелев. М, 2004. - 213 с.

270. Кравченко, В.В. Мистицизм в русской философской мысли XIX-начала XX века Текст. / В.В. Кравченко. М, 1997. - 235 с.

271. Кранц, Э. Опыт философии литературы. Декарт и французский классицизм Текст. / Э. Кранц. Спб, 1902. - С. 34-35.

272. Краснобаев, Б.И. Основные черты и тенденции развития русской культуры в XYIII веке Текст. / Б.И. Краснобаев // Очерки русской культуры XYIII века. М, 1985. - С. 80-83.

273. Критическая литература о произведениях А.Н.Островского Текст.: в 4 т. М, 1906-1907.

274. Кропоткин, П.А. Этика Текст. / П.А. Кропоткин. М, 1922. - 406 с.

275. Кубасов, И. Платон Григорьевич Ободовский Текст. / И. Кубасов // Русская старина. 1911. - № 11.

276. Кубланов, Б.Г. Критика теории драмы Г.Фрейтага Текст. / Б.Г. Кубланов. Львов, 1941. - 120 с.

277. Кудрявая, Н.В. Лев Толстой о смысле жизни Текст. / Н.В. Кудрявая . -М„ 1993.-С. 110.

278. Кулакова, Л.И. Очерки истории русской эстетической мысли XYIII века Текст. / Л.И. Кулакова. Л., 1968. - 286 с.

279. Кулешов, В.И. История русской критики Текст. / В.И. Кулешов. -М., 1972.-526 с.

280. Кулешов, В.И. Славянофилы и русская литература Текст. / В.И. Кулешов.-М., 1976.-288 с.

281. Кулешов, В.И. Литературные взгляды и творчество славянофилов. Текст. / В.И. Кулешов. М., 1976. - 342 с.

282. Кулешов, В.И. Славянофилы и романтизм Текст. / В.И. Кулешов // К истории русского романтизма. -М., 1973.-С. 54-55.

283. Куницын, Г.И. Общечеловеческое в литературе Текст. / Г.И. Куни-цын.-М, 1980.-311 с.

284. Купреянова, E.H. К вопросу о классицизме Текст. / E.H. Купреянова //XYIII век. -М.-Л., 1959.-С. 38.

285. Кургинян, М.С. Драма Текст. / М.С. Кургинян // Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. М., 1964. - Т. 2. -С. 317-338.

286. Кьеркегор, С. Наслаждение и долг Текст. / С. Кьеркегор. Спб., 1894.-С. 32.

287. Лаврецкий, А. Эстетика Белинского Текст. / А. Лаврецкий. М., 1959.-С. 22-26.

288. Лаврецкий, А. Эстетические взгляды русских писателей Текст. / А. Лаврецкий. -М., 1963. 303 с.

289. Лавров, П.Л. Исторические письма // Лавров П.Л. Философия и социология. Текст. // Изб. произв.: в 2 т. М., 1965.

290. Лажечников, И.И. Соч. Текст.: в 12т./ И.И. Лажечников. Пб.-М., 1883-1884.

291. Лакшин, В.Я. Искусство психологической драмы Толстого и Чехова Текст. / В.Я. Лакшин. М., 1958. - С. 67.

292. Лакшин, В.Я. Толстой и Чехов Текст. / В.Я. Лакшин. М., 1963. -С. 205.

293. Лапкина, Г.А. У истоков русской театральной критики Текст. / Г.А. Лапкина // Очерки истории русской театральной критики. Л., 1975.- С. 38.

294. Лебедев, A.A. «Русская идея». Опыты анализа и исторического применения. Ретроспекция и прогноз Текст. / A.A. Лебедев // НЛО. -2003. -№63.

295. Лебедев,А.А. Драматургия перед лицом критики. Вокруг А.Н.Островского и по поводу его Текст. / A.A. Лебедев // Идеи и темы русской критики. -М, 1974. 190 с.

296. Лебедев, К. История. Первая часть введения: идея, содержание и форма истории Текст. / К. Лебедев. -М, 1834. С. 14.

297. Лебон, Г. Психология масс Текст. / Г. Лебон // Психология масс. Хрестоматия.-М., 2000.-С. 17-18.

298. Левин, Ю.Д. Шекспир и русская культура Текст. / Ю.Д. Левин // Русский романтизм. М.-Л., 1965.

299. Левитов, Н.Д. Вопросы психологии характера Текст. / Н.Д. Левитов. -М, 1952.-С. 45-47.

300. Левитов, Н.Д. О психологических состояниях человека Текст. / Н.Д. Левитов. М., 1964. - С. 62.

301. Леонтьев, К.Н. Избранное Текст. / К.Н. Леонтьев. М., 1993. - 432 с.

302. Лессинг, Г.Э. Гамбургская драматургия Текст. / Г.Э. Лессинг. М., 1978.-С. 31.

303. Лессинг, Г.Э. Лаокоон Текст. / Г.Э. Лессинг. М., 1976. - С. 23.

304. Летопись о многих мятежах Текст. -Спб., 1771.-С. 249.

305. Лефевр, В.А. Конфликтующие структуры Текст. / В.А. Лефевр. -М., 1973.-С. 48.

306. Лефор, К. Политические очерки (XIX-XX век) Текст. / К. Лефор. -М., 2000.-С. 86-87.

307. Лиддел, Г.Г.Х. Стратегия непрямых действий Текст. / Г.Г.Х. Лид-дел.-М., 1957.-534 с.

308. Литературное наследство Текст. Т. 37-38. - М., 1939. - С. 293.

309. Литературные взгляды и творчество славянофилов. 1830-1850-е годы. Текст. М., 1978. - С. 65-66.

310. Литвиненко, Н.Г. Пушкин и театр Текст. / Н.Г. Литвиненко. М., 1974.-288 с.

311. Линицкий, И.И. Славянофильство и либерализм. Опыт систематического обозрения того и другого Текст. / И.И. Линицкий. Киев, 1882. -С. 39.

312. Л.Н. Толстой в русской критике Текст. М, 1952. - С. 258-259.

313. Лотман, Л.М. Драматургия А.Ф.Писемского Текст. / Л.М. Лотман // История русской драматургии. Вторая половина XIX начало XX века (до 1917 года).-Л, 1987.-С. 194-222.

314. Лотман, Л.М. Островский и русская драма его времени Текст. / Л.М. Лотман.-М, 1961.-360 с.

315. Лотман, Л.М. Драматургия А.Н.Островского Текст. / Л.М. Лотман // История русской драматургии. Вторая половина XIX начало XX века (до 1917 года).-Л, 1987. -С.38-156.

316. Лотман, Л.М. Драматургия 30-40-х годов Текст. / Л.М. Лотман // История русской литературы. М.-Л, 1955. - С. 68.

317. Лотман, Л.М. Эстетические принципы драматургии Л.Н.Толстого Текст. / Л.М. Лотман // Л.Н.Толстой и русская общественно-литературная мысль. Л, 1979. - С. 249.

318. Лотман, Л.М. Драматургия Л.Н. Толстого Текст. / Л.М. Лотман // История русской драматургии. Вторая половина XIX начало XX века (до 1917 года).-Л, 1987. - С. 338-441.

319. Лотман, Ю.М. Культура и взрыв Текст. / Ю. М. Лотман. М, 1992. -390 с.

320. Лотман, Ю.М. Феномены культуры Текст. / Ю. М. Лотман // Труды по знаковым системам. Вып. 7. - Тарту, 1977.

321. Лотман, Ю.М. История и психология русской культуры Текст. / Ю. М. Лотман. Спб, 2002. - С. 53.

322. Лотман, Ю.М. Происхождение сюжета в типологическом освещении Текст. / Ю. М. Лотман // Статьи по типологии культуры. Тарту, 1973.

323. Лотман, Ю.М. Анализ пластического текста. Структура стиха Текст. / Ю. М. Лотман. Л, 1972. - С. 71.

324. Лотман, Ю.М. Об искусстве Текст. / Ю. М. Лотман. М., 1999. -С. 43.

325. Лотман, Ю.М. Исторические закономерности и структура текста Текст. / Ю. М. Лотман // Внутри мыслящих миров. М, 1996.

326. Лотман, Ю. Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XYIII века) Текст. / Ю. Лотман, Б. Успенский // Семиотика истории. Семиотика культуры. -М, 1994.

327. Лосев, А.Ф. Философия. Мифология. Культура Текст. / А.Ф. Лосев. -М, 1991.-398 с.

328. Лосев, А.Ф. История античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития Текст. / А.Ф. Лосев. М, 1992. - Кн. 1. - С. 254.

329. Лосев, А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство Текст. /

330. A.Ф. Лосев. М, 1996. - 312 с.

331. Лосский, И.О. История русской философии Текст. / И.О. Лосский. -М, 1991.-445 с.

332. Лосский, И.О. Бог и мировое зло Текст. / И.О. Лосский. М., 1994. - 432 с.

333. Лосский, Н.О. Условия абсолютного добра Текст. / И.О. Лосский. -М., 1991.-368 с.

334. Лосский, Н.О. Очерк мистического богословия восточной Церкви Текст. / Н.О. Лосский // Богословские труды. Т. 3. - М, 1972.

335. Лукьяненко, A.M. Шиллер, Пушкин и Островский в изображении Смутного времени / A.M. Лукьяненко. Киев, 1906. - 299 с.

336. Лушников, А.Г. Историко-литературная почва нового славянофильства / А.Г. Лушников. Казань, 1913. - С. 49.

337. Лясковский, В.Н. A.C. Хомяков: его биография и его учение Текст. /

338. B.Н. Лясковский. М, 1976. - 224 с.

339. Маймин, Е.А. О русском романтизме Текст. / Е.А. Маймин. М, 1975.-240 с.

340. Майков, В. Общественные науки в России (середина 40-х годов). Краткие опыты Текст. / В. Майков. Спб, 1891. - С. 595.

341. Маковский, М.М. Сравнительный словарь мифологический символики в индоевропейских языках (Образ мира и миры образов) Текст. / М.М. Маковский. М., 1996. - С. 30.

342. Манн, Ю.В. Русская философская эстетика Текст. / Ю.В. Манн. -М., 1969.-303 с.

343. Манн, Ю.В. Поэтика русского романтизма Текст. / Ю.В. Манн. М., 1976.-364 с.

344. Манн, Ю.В. О движущейся типологии конфликтов Текст. / Ю.В. Манн // Вопр. лит. 1971. - № 9. - С. 91-109.

345. Маньковский, A.B. Жанр романтической мистерии в русской литературе 1830-х годов (На примере мистерий А.В.Тимофеева) Текст. / A.B. Маньковский // Четвертые майминские чтения. Забытые и второстепенные писатели. Псков, 2003.

346. Мастера русской драмы XIX века Текст. М., 1975. - 605 с.

347. Марков, П.А. О театре Текст.: в 4 т. / П.А. Марков. М., 1974-1977.

348. Масеев, И. Сущность и роль конфликта в искусстве Текст. / И. Ма-сеев//Проблемы эстетики. -М., 1958.-С. 126-171.

349. Матюшин, Г.Г. Стыд и совесть как формы моральной самооценки Текст. / Г.Г. Матюшин. М., 1992. - 234 с.

350. Машинский, С.А. А.Н. Островский и историческая драма 60-х годов Текст. / С.А. Машинский //Театр. 1939. - № 1. - С. 21.

351. Машинский, С.А. Об исторических хрониках Островского Текст. / С.А. Машинский // А.Н. Островский-драматург. К 60-летию со дня смерти.-М., 1946.-С. 132-161.

352. Медведев, П.Н. Проблемы жанра Текст. / П.Н. Медведев // Из истории советской эстетической мысли. 1917-1932: сб. ст. М., 1980. - С. 53.

353. Медведева, И.Н. Всеволод Озеров Текст. / И.Н. Медведева // Озеров В.А. Трагедии. Стихотворения. Л., 1960. - С.5.

354. Межуев, В.М. Культура и история Текст. / В.М. Межуев. М., 1977.-323 с.

355. Мей, Л. Драмы Текст. / Л. Мей, А. Майков. М., 1961. - 456 с.

356. Мей, Л.А. Избр. произв. Текст. / Л.А. Мей. Л., 1972. - 296 с.

357. Мей, Л.А. Стихотворения и драмы Текст. / Л.А. Мей. Л., 1947. -482 с.

358. Мей, Л.А. Поли. собр. соч. Текст.: в 2 т. / Л.А. Мей. Спб., 1911.

359. Мейерхольд, В.Э. Статьи. Письма. Речи. Беседы Текст. / В.Э. Мейерхольд. -М., 1968.-С. 185.

360. Мейлах, Б. С. Пушкин и его эпоха Текст. / Б. С. Мейлах. М., 1968. -С. 67.

361. Мейлах, Б. С. .Сквозь магический кристалл. Пути в мир Пушкина. Текст. / Б. С. Мейлах. М., 1990. - 399 с.

362. Меринг, Ф. Литературно-критические статьи Текст. / Ф. Меринг. -М.-Л., 1934.-488 с.

363. Методология этических исследований Текст. М., 1982. - С. 194217.

364. Миллер, О. Славянофильство и Европа. Спб., 1877. - 198 с.

365. Милованова, О. Проблема художественного историзма в русской критике пушкинской эпохи (1825-1830) Текст. / О. Милованова. Саратов, 1976.-С. 8.

366. Михайлов, A.A. О художественной условности Текст. / A.A. Михайлов.-М., 1970.-С. 51.

367. Михайлов, М. Эпос, драма, лирика как роды литературы Текст. / М. Михайлов. Н.-Новгород, 2003. - С. 70-85.

368. Мильдон, В.И. Открылась бездна: Образы места и времени в классической русской драме Текст. / В.И. Мильдон. М., 1992. - С. 28.

369. Милюков, П.Н. Главные течения русской исторической мысли Текст. / П.Н. Милюков. Спб., 1913. - 513 с.

370. Милюков, П.Н. Из истории русской интеллигенции Текст. / П.Н. Милюков. Пб., 1902. - С. 49.

371. Морев, A.A. История и литература Текст. / A.A. Морев. М., 1996. -396 с.

372. Москаленко, А.Т. Смысл жизни и личность Текст. / А.Т. Москаленко, В.Ф. Сержантов. Новосибирск, 1989. - 205 с.

373. Мокульский, С. О театре Текст. / С. Мокульский. М, 1963. - 544 с.

374. Моральный выбор Текст. -М, 1980. С. 42.

375. Мочульский, К. Гоголь. Соловьев. Достоевский Текст. / К. Мочуль-ский.-М., 1996.-С. 75.

376. Некрасов, В.Н. Д.В.Аверкиев Текст. / В.Н. Некрасов // Русская драма эпохи Островского. М, 1984.

377. Нефед, К.И. Размышления о драматическом конфликте Текст. / К.И. Нефед. Минск, 1970. - 120 с.

378. Нефедьев, Г.В. Русский символизм и розенкрейцерство Текст. // НЛО. -2001.-№№ 51,56.

379. Нигматуллина, Ю.Г. Методология комплексного изучения художественного произведения Текст. / Ю.Г. Нигматуллина. Казань, 1876. -108 с.

380. Никитенко, A.B. Дневник Текст.: в 3 т. / A.B. Никитенко. М, 19551956.

381. Никитина, И.В. Взаимодействие искусства и обыденного сознания как социокультурная система Текст. / И.В. Никитина. Бийск, 2004. -443 с.

382. Ницше, Ф. Полн. собр. соч. Текст. / Ф. Ницше. М, 1912.

383. Носовский, Г.В. Новая хронология Руси Текст. / Г.В. Носовский, А.Т. Фоменко.-М, 1997.-С. 91.

384. Обанина, Е. Метафизический смысл русской классики Текст. / Е. Обанина // НЛО. 2003. - № 61. - С. 231.

385. Овсянников М.Ф., Смирнова З.В. Очерки истории эстетических учений Текст. / М.Ф. Овсянников, З.В. Смирнова. М., 1963. - С. 82.

386. Овчинников, Г.К. Философия истории в России Текст.: хрестоматия.-М, 1996.-270 с.

387. Овчинников, Г.К. Краткий очерк развития русской историософской мысли Текст.: хрестоматия / Г.К. Овчинников // Философия истории в России.-М, 1996.-С. 5-23.

388. Овчинникова, Р.В. По страницам исторической прозы А.С.Пушкина. Текст. / Р.В. Овчинникова. М, 2002. - 294 с.

389. Одоевский, В. Русские ночи Текст. / В. Одоевский. Л, 1975. - С. 191.

390. Озеров, В.А. Сочинения Текст. / В.А. Озеров. Спб, 1827. - С. ХЬ.

391. Основин, В.В. Русская драматургия второй половины XIX века Текст. / В.В. Основин. М, 1980. - 189 с.

392. Основин, В.В. О некоторых особенностях психологического анализа в драмах Л.Н.Толстого и М.Ю.Лермонтова Текст. / В.В. Основин // Проблемы художественного мастерства и истории литературы. Вып. 77.-Горький, 1967. - С. 123

393. Основин, В.В. О специфике драмы Текст. / В.В. Основин // Проблемы художественного мастерства и истории литературы. Вып. 77. -Горький, 1967.-С. 84.

394. Основин, В.В. Особенности психологической драмы Текст. / В.В. Основин // Метод и мастерство. Вып. 1. - Вологда, 1970. - С. 360.

395. Оснос, Ю. В мире драмы Текст. / Ю. Оснос. -М, 1971. -408 с.

396. Островский, А.Н. Полн. собр. соч. Текст.: в 16 т. -М, 1949-1953.

397. Островский, А.Н. в русской критике Текст. Л, 1948. - 398 с.

398. Островский, А.Н. Сб.ст. Текст. -М, 1929.-255 с.

399. Островский А.Н. Сб. ст. и материалов Текст. М, 1962. - 254 с.

400. Островский А.Н. О театре: записки, речи и письма Текст. М, 1947.-456 с.

401. Островский-драматург Текст. М, 1946. - 255 с.

402. Очерк истории этики Текст. Л.-М., 1969. - С. 226-245.

403. Очерки русской этической мысли Текст. М, 1976. - 336 с.

404. Очерки истории русской театральной критики Текст. Кн. 1-3. -Л, 1975-1979.

405. Палеева, H.H. Проблема личности в русской классической драматургии (философские аспекты) Текст. / H.H. Палеева. М., 1992. - 158 с.

406. Панченко, A.M. Русская культура в канун петровских реформ Текст. / A.M. Панченко // Из истории русской культуры. М., 1996. - Т. 3. - С. 49.

407. Панфилов, М.М. Феномен книжности в мировоззрении славянофилов Текст. / М.М. Панфилов. М., 2004. - 191 с.

408. Петров, С.М. Проблемы историзма в мировоззрении и творчестве А.С.Пушкина. Текст. / С.М. Петров // A.C. Пушкин. 1799-1949. Материалы юбилейных торжеств. -JT., 1951. С. 58.

409. Переходные процессы в русской художественной культуре. Новое и новейшее время Текст. -М., 2003.

410. Перхин, В.В. Д.В.Аверкиев Текст. / В.В. Перхин // Очерки истории русской театральной жизни. Вторая половина XIX века. JL, 1976.

411. Печенев, В.А. Истина и справедливость Текст. / В.А. Печенев. М., 1989.-256 с.

412. Пиксанов, Н.К. Масонская литература Текст. / Н.К. Пиксанов // История русской литературы. M.-JL, 1947.

413. Писарев, Д.И. Мотивы русской драмы Текст. / Д.И. Писарев//Литературная критика: в 3 т. Л., 1981. - Т. 1. - С. 323.

414. Писемский, А.Ф. Собр. соч. Текст.: в 24 т. / А.Ф. Писемский. Пб.-М., 1895-1896.

415. Плотников, Н.С. Жизнь и история: Философская программа В. Диль-тея Текст. / Н.С. Плотников. М, 2000. - 255 с.

416. Плюханова, М.Б. О национальных средствах самоопределения личности: самосакрализация, самосожжение личности, плавание на корабле Текст. / М.Б. Плюханова // Из истории русской культуры. М., 1996. -Т. 3.-С. 380.

417. Плюханова, М.Б. О некоторых чертах личностного сознания в России XYII века Текст. / М.Б. Плюханова // Художественный язык средневековья. М., 1982.-С. 184.

418. Погодин, М.П. Сочинения Текст.: в 5 т. / М.П. Погодин. -М., 1972.

419. Погодин, М.П. Исторические афоризмы / М.П. Погодин. М., 1836. -С. 1.

420. Поламишев, A.M. Мастерство режиссера. Действенный анализ пьесы. Текст. / A.M. Поламишев. М., 1982. - 224 с.

421. Полевой, Н. А. История русского народа Текст. / H.A. Полевой. -М., 1830.-С. 112.

422. Полевой, H.A. Очерки русской литературы Текст. / H.A. Полевой. -Спб., 1839.-4.1.-С. 29.

423. Полевой, H.A. Очерк жизни и деятельности Текст. / H.A. Полевой. -Иркутск, 1947.-223 с.

424. Полевой, H.A. Материалы по истории русской литературы и журналистики 30-х годов Текст. / H.A. Полевой. Л., 1934. - С. 91-92.

425. Полевой, H.A. О купеческом звании Текст. / H.A. Полевой. М., 1832. С. 5.

426. Поляков, М.Я. Теория драмы. Поэтика Текст. / М.Я. Поляков. М., 1980. 118 с.

427. Поляков, М.Я. В мире идей и образов Текст. / М.Я. Поляков. М., 1983.-368 с.

428. Попов, С.И. Политика. Экономика. Мораль Текст. / С.И. Попов. -М., 1989. -240 с.

429. Попов, J1.A. Этика Текст. / J1.A. Попов. М., 1998. - 160 с.

430. Поспелов, Г.И. Проблемы исторического развития литературы (Жанры в драматурги) Текст. / Г.И. Поспелов. М., 1972. - 271 с.

431. Потейнов, A.A. Эстетика и поэзия Текст. / A.A. Потейнов. М., 1976. 187 с.

432. Преображенский, Ф.И. Текст. / Ф.И. Преображенский. Граф JI.H. Толстой как мыслитель-моралист. М., 1893. - С. 66.

433. Прибытков, В.И. Спиритизм в России от возникновения до настоящего времени Текст. / В.И. Прибытков. Спб., 1901. - С. 57.

434. Проблемы этики Текст. М., 1964. - 308 с.

435. Проблемы стиля и жанра в театральном искусстве Текст.: сб. науч. тр. -М, 1976.-С. 41-42.

436. Пропп, В. Фольклор и действительность Текст. / В. Пропп. М, 1976.-С. 36.

437. Психология масс Текст. М, 2001. - 592 с.

438. Путинцев, В.А. А. К. Толстой драматург Текст. / В.А. Путинцев // А.К.Толстой. Пьесы. - М, 1959. - С. 5-29.

439. Пушкин, A.C. Полн. собр. соч. Текст. / A.C. Пушкин. M, 1949.

440. Пушкин, A.C. Мои замечания о русском театре Текст. / A.C. Пушкин // Полн. собр. соч. Т. 7. - М, 1964.

441. Пушкин, A.C. Об искусстве Текст.: в 2 т / A.C. Пушкин. -М, 1990.

442. Пушкин, A.C. Временник пушкинской комиссии Текст. / A.C. Пушкин.-Л., 1941.-С. 160.

443. Пыпин, А.Н. Панславизм в прошлом и настоящем Текст. / А.Н. Пы-пин.-М., 1913.-С. 43.

444. Радлов, Э.Л. Очерк истории русской философии Текст. / Э.Л. Рад-лов // Русская философия. Очерки истории. А.И. Введенский, А.Ф.Лосев, Э.Л.Радлов, Г.Г.Шпет. Свердловск, 1991. - С. 14.

445. Рассадин, С.Б. Драматург Пушкин. Поэтика. Идеи. Эволюция Текст. /С.Б. Рассадин.-М, 1977.-358 с.

446. Раскольников, Ф. «Марфа Посадница» М.Погодина и исторические взгляды Пушкина Текст. / Ф. Раскольников // Русская литература. -2003.-№ 1.-С. 3-15.

447. Ревякин, А.И. Неоконченные исторические пьесы А.Н.Островского «Лиса Патрикеевна», «Александр Македонский» Текст. / А.И. Ревякин // А.Н.Островский и литературный процесс. М., 2003. - С. 137.

448. Ревякин, А.И. А.Н.Островский. Жизнь и творчество Текст. / А.И. Ревякин. М, 1949. - 334 с.

449. Ревякин, А.И. Идейно-художественное своеобразие русской литературы XYIII-XIX века Текст. / А.И. Ревякин. М, 1978. - 185 с.

450. Реизов, Б.Г. О драматической трилогии А.К.Толстого Текст. / Б.Г. Реизов //Русская литература. 1964. - № 3. - С. 138-170.

451. Реизов, Б. Г. Драматическая трилогия А.К.Толстого Текст. / Б.Г. Реизов // Из истории европейских литератур. Л, 1970. - С. 83-128.

452. Реизов, Б.Г. Французская романтическая историография Текст. / Б.Г. Реизов. Л, 1936. - 341 с.

453. Реизов, Б.Г. Творчество Вальтера Скотта Текст. / Б.Г. Реизов. М.-Л., 1965.-С. 263.

454. Рикёр, П. История и истина Текст. / П. Рикёр. Спб, 2002.

455. Рикёр, П. Герменевтика. Этика, Политика Текст. / П. Рикёр. М, 1995.

456. Рикёр, П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герменевтике Текст. / П. Рикёр. М, 2002.

457. Рикёр, П. Герменевтика и психоанализ. Религия и вера Текст. / П. Рикёр.-М, 1996.

458. Ритм, пространство и время в литературе и искусстве Текст.: сб. ст. -Л, 1974.

459. Родина, Т.М. Русское театральное искусство в начале XIX века Текст. / Т.М. Родина. М, 1991.

460. Розанов, В.В. Эстетическое понимание истории. Теория эстетического прогресса и упадка Текст. /В.В. Розанов // Русский вестник. 1892.3.

461. Розанов, В.В. Религия. Философия, Культура Текст. / В.В. Розанов. -М, 1992.-С. 95.

462. Розанов, В.В. О писательстве и писателях Текст. / В.В. Розанов. -М, 1995.-С. 70.

463. Ромашев, Б. Драматургия и театр. Статьи, высказывания, очерки Текст. / Б. Ромашев. М, 1953. - 505 с.

464. Русский театр и драматургия конца XIX века Текст.: сб. науч. тр. -Л, 1983.-288 с.

465. Русские драматурги XYIII-XIX веков. Монографические очерки Текст.-М., 1959-1962.-Т. 1-3.

466. Русские эстетические трактаты первой половины XIX века Текст.: в 2 т. М., 1974.

467. Рымарь Н.Т. Теория автора и проблема художественной деятельности Текст. / Н.Т. Рымарь, В.П. Скобелев. Воронеж, 1994. - 262 с.

468. Рябов, В.Ф. Искусство как общественная потребность Текст. / В.Ф.Рябов.-Л., 1977.-С. 77.

469. Сабиров, В.Ш. Этический анализ проблемы жизни и смерти Текст. / В.Ш. Сабиров.-М., 1987.-С. 14-16.

470. Саккулин, П.Н. Из истории русского идеализма. Кн. В.Ф.Одоевский. Мыслитель. Писатель Текст. / П.Н. Саккулин. М., 1913. - С. 33.

471. Сахновский-Панкеев, В.А. Драма. Конфликт. Композиция. Сценическая жизнь Текст. / В.А. Сахновский-Панкеев. Л., 1969. - 232 с.

472. Символ в системе культуры Текст.: сб. науч. ст. Тарту, 1987. - С. 31.

473. Скабичевский А. Драма в Европе и у нас Текст. / А. Скабичевский // Денисюк Н. Критическая литература о произведениях гр. А.К.Толстого. -М., 1907.-С. 54-61.

474. Скафтымов, А. Нравственные искания русских писателей Текст. / А. Скафтымов. М., 1972. - С. 88.

475. Скворцов, Л.В. Метаморфозы эзотеризма Текст. / Л.В. Скворцов // Человек: образ и сущность (гуманитарные аспекты). Эзотеризм. История и современность. М., 1994. - С. 25.

476. Скурова, А.Б. Конфликты в драматургии Текст. / А.Б. Скурова. -М., 1965.-234 с.

477. Слонимский, Б.В. Мастерство Пушкина Текст. М., 1963. - 180 с.

478. Смирнов, Д.Н. Кузьма Минин. Великое дело Минина и Пожарского Текст. / Д.Н. Смирнов // Сборник статей. Горький, 1944. - 278 с.

479. Смысл жизни. (Сокровищница русской религиозно-философской мысли). Антология Текст. М., 1994. - 592 с.

480. All. Соболев, П.В. Очерки русской эстетики первой половины XIX века Текст. / П.В. Соболев. Л., 1972. - 264 с.

481. Соколов, В.М. Социология нравственного развития личности Текст. / В.М. Соколов. М., 1986. - 240 с.

482. Соколова, Ф. «Народная драма» 50-60-х годов Текст. / Ф. Соколова // История русской драматурги. Вторая половина XIX начало XX века, (до 1917 года).-Л., 1987.-С. 156-194.

483. Соловьев, B.C. Философия искусства и литературная критика Текст. / B.C. Соловьев. -М., 1991.-411 с.

484. Соловьев, B.C. Сочинения Текст.: в 2 / B.C. Соловьев. М., 1988. -С. 437.

485. Соловьев, С.М. Чтения и рассказы по истории России Текст. / С.М. Соловьев. -М., 1990.

486. Соловьев, С.М. История России с древнейших времен Текст. / С.М. Соловьев. Спб., 1862. - Т. 8. - С. 795.

487. Сорокин, П.А. Социологические теории современности Текст. / П.А. Сорокин. М., 1990. - С. 62.

488. Сорокин, П.А. Социальная и культурная динамика: Исследование изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений Текст. / П.А. Сорокин. Спб., 2000. - С. 108.

489. Социологическая мысль в России Текст. М., 1978. - 416 с.

490. Сочинения А.С.Пушкина с объяснениями их и сводом отзывов критики. (Издание Льва Поливанова для семьи и школы) Текст. М., 1887.-Т. 3.-302 с.

491. Сочинения Апполона Григорьева Текст. Спб., 1986. - Т. 1. - С. 145.

492. Спенсер, Г. Основания этики Текст. / Г. Спенсер // Сочинения. -Спб., 1899.-Т. 5.-С. 68.

493. Спенсер, Г. Основания социологии Текст. // Г. Спенсер // Сочинения.-Спб., 1898.-Т. 4.-С. 114.

494. Степун, Ф. Прошлое и будущее славянофильства Текст. / Ф. Степун // Северные записки. 1913. - № 11. - С. 28.

495. Странден, Д. Герметизм. Его происхождение и основные учения (Сокровенная философия египтян) Текст. / Д. Странден. Спб, 1914. - С. 8.

496. Суворин, A.C. Театральные очерки (1866-1876) Текст. / A.C. Суворин.-Спб., 1914.-475 с.

497. Сумцов, А. Ф. JT.A. Мей, А.К.Толстой Текст. / А.Ф. Сумцов. Харьков, 1883.

498. Сочинения Петра Плавилыцикова Текст. Спб., 1816. - Ч. 4. - С. 4.

499. Сумбатов, А.И. Полн. собр. соч. Текст. / А.И. Сумбатов. М, 1901.

500. Тальников, Д.Л. Театральная эстетика Белинского Текст. / Д.Л. Тальников. М., 1962. - 414 с.

501. Таубе, М.Ф. Славянофильство и его определения Текст. / М.Ф. Тау-бе.-Харьков, 1905.- 134 с.

502. Театр и драматургия Текст.: Сб. ст. Л, 1970. - 279 с.

503. Театральная энциклопедия Текст.: в 5 т. М, 1961-1967.

504. Терещенко, С.И. Этическое учение Н.Г. Чернышевского Текст. -М., 1950.-С. 56-57.

505. Тиме, Г.А. Русские писатели и проблема народного театра в 18801890-х гг. Текст. / Г.А. Тиме // Русская литература. 1977. - № 4.

506. Тиме, Г.А. У истоков новой драматургии в России (1880-1890 гг.). Текст. / Г.А. Тиме. Л, 1991. - С. 23.

507. Ткачев, П.Н. Принципы и задачи реальной критики Текст. / П.Н. Ткачев // Кладези мудрости российских философов. М, 1990. - С. 503.

508. Тойбин, И.М. Пушкин и философско-историческая мысль в России на рубеже 20-30-х годов XIX века Текст. / И.М. Тойбин. Воронеж, 1980.-286 с.

509. Тойбин, И.М. Пушкин и Погодин Текст. / И.М. Тойбин // Уч. зап. Курского пединститута. Вып. 5. - Курск, 1956. - С. 78.

510. Тойбин, И.М. Вопросы историзма и художественная система Пушкина 1830-х годов Текст. / И.М. Тойбин // Пушкин. Исследования и материалы. -Т.в.- Л, 1969. С. 63.

511. Тойнби, А. Дж. Постижение истории Текст. / А. Тойнби. М, 1991. -С. 31.

512. Толстой, А.К. Собр. соч. Текст.: в 4 т. / А.К. Толстой. М., 1980.

513. Толстой, Л.Н. Собр. соч. Текст. : в 22 т. / Л.Н. Толстой. M, 1979.

514. Толстая, С.А. Дневники. 1860-1881 Текст. / С.А. Толстая. М., 1928.-С.31.

515. Томашевский, Б.В. Историзм Пушкина Текст. / Б.В. Томашевский // Пушкин. Кн. 2. -М.-Л, 1961.-С. 82.

516. Томашевский, Б.В. Пушкин Текст. / Б.В. Томашевский. М, 1990. -672 с.

517. Томашевский, Б.В. Теория литературы. Поэтика Текст. / Б.В. Томашевский. Л.-М, 1931. - 244 с.

518. Топоров, В.Н. О космологических источниках раннеисторических описаний Текст. / В.Н. Топоров // Труды по знаковым системам. -Тарту, 1973.-Т. 6.-С. 148.

519. Топоров, В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ. Исследования в области мифопоэтического Текст. / В.Н. Топоров. М., 1995. - 622 с.

520. Трубецкой, Е. Смысл жизни Текст. / Е. Трубецкой // Смысл жизни. Антология (Сокровища русской религиозно-философской мысли). М., 1994.-С. 243-488.

521. Тынянов, Ю.Н. О литературной эволюции Текст. / Ю.Н. Тынянов. Поэтика. История литературы. Кино. М, 1977. - 270-282 с.

522. Тынянов, Ю.Н. Пушкин и его современники Текст. / Ю.Н. Тынянов. -М., 1969.-424 с.

523. Уайт, X. Метаистория: Историческое воображение в Европе XIX века Текст. / X. Уайт. Екатеринбург, 2002. - С. 45, 49.

524. У истоков русского штейнерианства Текст. // Звезда. 1998. - № 6.

525. Уманская, М.М. Островский и русская историческая драматургия 60-х годов XIX века Текст. / М.М. Уманская. Саратов, 1961. - 44 с.

526. Уманская, М.М. Русская историческая драматургия 60-х годов XIX века Текст. / М.М. Уманская. Вольск, 1958. - С. 239-267.

527. Усакина, Т. История. Философия, Литература Текст. / Т. Усакина. -Саратов, 1968.-С. 51.

528. Успенский, Б.А. Избранные труды Текст. / Б.А. Успенский: т. 1. Семиотика истории. Семиотика культуры. М., 1996. - С. 18.

529. Файнберг, И.Л. Незавершенные работы Пушкина Текст. / И.Л. Файнберг. М., 1964. - С. 200. - С. 23.

530. Фаликов, Б.З. Теософия Текст. / Б.З. Фаликов // Религии мира, История и современность. Ежегодник. 1989-1990. М., 1993. - С. 38.

531. Фейербах, Л. Избранные философские произведения Текст.: в 2 т. / Л. Фейербах.-М., 1955.

532. Фельдман, О. Судьба драматургии Пушкина. «Борис Годунов» и маленькие трагедии Текст. / О. Фельдман. М., 1975. - С. 22.

533. Фигут, Р. Автор и драматический текст Текст. / Р. Фигут // Петербургский сборник. Вып. 2. Автор и текст. - Спб., 1996. - С. 53-83

534. Филиппова, Н.Ф. Народная драма А.С.Пушкина «Борис Годунов» Текст. / Н.Ф. Филиппова. М., 1972. - 141 с.

535. Философия истории в России Текст. М., 1996. - 269 с.

536. Философия истории. Антология Текст. М., 1994. - 351 с.

537. Флоренский, П.А. Избранные труды по искусству Текст. / П.А. Флоренский.-М., 1996.-С. 187.

538. Флоровский, Г. Пути русского богословия Текст. / Г. Флоровский. -Киев, 1991.-С. 228, 231.

539. Фомичев, С.А. Драматургия Пушкина Текст. / С.А. Фомичев // История русской драматургии. XYII- первая половина XIX века. М., 1992.

540. Фрейденберг, О. Поэтика сюжета и жанра Текст. / О. Фрейденберг. -Л., 1936.-454 с.

541. Фрейтаг, Г. Техника драмы Текст. / Г. Фрейтаг. М., 1911. - 238 с.

542. Фридлендер, Г.М. Поэтика русской реалистической драмы в ее историческом движении Текст. / Г.М. Фридлендер // Поэтика русского реализма. Л., 1971. - 293 с.

543. Фридлендер, Г.М. Л.А.Мей Текст. / Г.М. Фридлендер // Мей Л.А. Избранные произведения. М., 1962. - С. 5.

544. Фромм, Э. Психоанализ и этика Текст. / Э. Фромм. М., 1993. - 415 с.

545. Фуко, М. Археология знания Текст. / М. Фуко. Киев, 1996. - С. 31.

546. Фуко, М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук Текст. / М. Фуко. -М., 1977.-412 с.

547. Хайкин, А.Л. Этика В.Г.Белинского Текст. / А.Л. Хайкин. Тамбов, 1961.-275 с.

548. Хализев, В.Е. Драма как явление литературы Текст. / В.Е. Хализев. -М., 1978.-240 с.

549. Хализев, В.Е Драма как род литературы (Поэтика, генезис, функционирование) Текст. / В.Е. Хализев. М., 1986. - 326 с.

550. Хализев, В.Е Русская литература накануне «Иванова» и «Чайки» Текст.: науч. докл. высш. шк. / В.Е. Хализев // Филологические науки. -М., 1959.-С. 20-30.

551. Холодов, Е. Мастерство Островского Текст. / Е. Холодов. М., 1963.-542 с.

552. Холодов, Е. Драматург на все времена Текст. / Е. Холодов. М., 1975.-354 с.

553. Хомяков, A.C. О старом и новом Текст. / A.C. Хомяков // Русская идея. -М., 1992.-С. 55-63.

554. Хомяков, A.C. Записки о всемирной истории Текст. / A.C. Хомяков //Сочинения. -М., 1904.-С. 31.

555. Хомяков, A.C. Стихотворения и драмы Текст. / A.C. Хомяков. JI, 1969.-595 с.

556. Хренов, H.A. Переход как повторяющееся явление в истории культуры: Опыт интерпретации Текст. / H.A. Хренов // Искусство и наука об искусстве в переходные периоды истории культуры. М, 2000. - С. 48.

557. Хренов, H.A. Переходность как следствие колебательных процессов между культурой чувственного и культурой идеационального типа Текст. / H.A. Хренов // Переходные процессы в русской художественной культурой. М., 2003. - С. 19-59.

558. Христианство. Энциклопедический словарь Текст. М, 1993. - Т. 1.-С. 430-431.

559. Чаадаев, П.Я.Философические письма Текст. / П.Я. Чаадаев. Избр. соч. и письма.-М, 1991.-С. 22-134.

560. Чаев, Н. Дмитрий Самозванец Текст. / Н. Чаев // Эпоха. № 1. -1865.

561. Чернышевский, Н.Г. Литературная критика Текст. / Н.Г. Чернышевский //Полн. собр. соч. -М, 1947.-Т. 1.-С. 732-733.

562. Чернышевский, Н.Г. Об искусстве. Статьи, рецензии, высказывания. Текст. / Н.Г. Чернышевский. М, 1950. - 398 с.

563. Чернышевский, Н.Г. Статьи по эстетике Текст. / Н.Г. Чернышевский.-М., 1958.-316 с.

564. Чернышевский, Н.Г. Антропологический принцип в философии. Текст. / Н.Г. Чернышевский // Полн. собр. соч. М., 1947. - Т.9. - С. 829.

565. Чистов, К.В. Русские народные социально-утопические легенды XYII-XIX веков Текст. / К.В. Чистов. М, 1967.

566. Шахнович, М.И. Современная мистика в свете науки Текст. / М.И. Шахнович. -М.-Л., 1965. С. 25-26.

567. Шеллинг, Ф. Философские исследования о сущности человеческой свободы Текст. / Ф. Шеллинг. Спб, 1908. - С. 19.

568. Шевырев, С.П. Полн. собр. соч. Текст. / С.П. Шевырев. М, 1911.-Т.2.-С. 112.

569. Шеллинг, Ф. Философия искусства Текст. / Ф. Шеллинг. М, 1966. -С. 68.

570. Шестаков, В.П. Эстетические категории Текст. / В.П. Шестаков. -М., 1983.-С. 55.

571. Шестаков, В.П. Гармония как эстетическая категория Текст. /

572. B.П. Шестаков. -М, 1973.-225 с.

573. Шиллер, Ф. Статьи по эстетике Текст. / Ф. Шиллер. J1.-M, 1935.1. C. 123.

574. Шишкин, А.Ф. Из истории этических учений Текст. / А.Ф. Шишкин. -М., 1959.-С. 27.

575. Шкуратов, В.А. Историческая психология Текст. / В.А. Шкуратов. Ростовн/Д, 1994.-С. 81.

576. Шлегель, Ф. Эстетика. Философия, Критика Текст.: в 2 т. / Ф. Шле-гель.-М, 1983.

577. Шопенгауэр, А. Полн. собр. соч. Текст.: в 3 т. / А. Шопенгауэр. -М, 1901-1903.

578. Штейн, A.A. Мастер русской драмы. Этюды о творчестве Островского. Текст./A.A. Штейн.-М, 1973.-С. 16-17.

579. Штейн, A.A. Своеобразие драматической формы Текст. / A.A. Штейн // Вопр. лит. 1964. - № 3. - С. 221-223.

580. Штейн, A.A. Критический реализм и русская драма XIX века Текст. / A.A. Штейн. М, 1962. - 368 с.

581. Шохин, В.К. Гностицизм, гнозис, теософия: проблемы религиоведческой компаративистики Текст. / В.К. Шохин // Культурология. XX век. М, 1998.

582. Шоу, Б. О драме и театре Текст. / Б. Шоу. М, 1963. - 140 с.

583. Штейнер, Р. Из области духовного знания, или антропософии. Статьи, лекции и драматическая сцена в переводах начала века Текст. / Р. Штейнер.-М., 1977.-С. 29.

584. Штейнер, Р. Познание и посвящение Текст. / Р. Штейнер. М., 1992.-С. 96.

585. Штейнер, Р. Очерк тайноведения Текст. / Р. Штейнер. Ереван, 1992.-С. 10-11.

586. Шубарт, В. Россия и душа Востока Текст. / В. Шубарт. М., 2000.

587. Шубарт, В. Европа и душа Востока Текст. / В. Шубарт. М., 1977.

588. Щербина, В. Эстетика Чернышевского и Добролюбова. Вопросы драматургии Текст. / В. Щербина // Театральный альманах. 1946. - С. 135-152.

589. Щеглов, Б. К вопросу о сущности учения Хомякова Текст. / Б. Щеглов // Ранние славянофилы. Ч . 1. - Киев, 1917. - С. 14.

590. Щукин, В. Русское западничество. Генезис Сущность - Историческая роль Текст. / В. Щукин. - Лодзь, 2001. - С. 34.

591. Эйхенбаум, Б.М. О литературе Текст. / Б. М. Эйхенбаум. М., 1987. -360 с.

592. Эйхенбаум, Б. Лев Толстой. Семидесятые годы Текст. / Б. Эйхенбаум.-Л., 1974.-С. 85.

593. Элиаде, М. Тайные общества. Обряды инициации и посвящения Текст. /М. Элиаде. -М.-Спб., 1999. С. 36.

594. Элиаде, М. Священное и мирское Текст. / М. Элиаде. М.-Спб., 1994.-С. 15.

595. Элиаде, М. Мифы. Сновидения. Мистерии Текст. / М. Элиаде. М., 1966.-С. 25.

596. Эмерсон, Р. Нравственная философия Текст. / Р. Эмерсон. Минск-М., 2001.-С. 20-21.

597. Этика Текст. М., 2004. - 159 с.

598. Юзовский, Ю.И. Традиции русской драмы. Опыт характеристики Текст. / Ю.И. Юзовский // Театр. 1958. - № 1. - С. 109-129.

599. Юзовский, Ю.И. О театре и драме Текст.: в 2 т. / Ю.И. Юзовский. -M., 1982.

600. Языков, Д.Д. А.С.Хомяков: его жизнь и литературная деятельность Текст. / Д.Д. Языков. M., 1904.

601. Яковлев, Е. Эстетика Текст. / Е. Яковлев. M., 1991. - 4 94 с.

602. Якобсон, P.O. Работы по поэтике Текст. / P.O. Якобсон. М., 1987.

603. Ямпольский, И.Г. А.К.Толстой драматург Текст. / И.Г. Ямполь-ский // Литературная учеба. - 1939. - № 11. - С. 45-67.

604. Ямпольский, И.Г. А.К.Толстой Текст. / И.Г. Ямпольский // Классики русской драмы. Л.-М., 1940. - С. 229-251.

605. Ямпольский, И.Г. А.К. Толстой Текст. / И.Г. Ямпольский // История русской литературы. М.-Л., 1956. - Т. 8. - Ч. 2. - С. 315-348.

606. Ямпольский, И.Г. А.К.Толстой Текст. / И.Г. Ямпольский // Толстой А.К. Драматическая трилогия. Л., 1939. - С. 529-579.

607. Ямпольский, И.Г. А.К.Толстой Текст. / И.Г. Ямпольский // Толстой А.К. Собр. соч.: в 4 т. -М, 1964.-T. 1.-С. 5-52.

608. Ямпольский, М. История культуры как история духа и естественная история Текст. / М. Янпольский //НЛО. 2003. - № 59. - С. 22-89.

609. Янковский, Ю.З. Из истории русской общественной мысли 40-50-х годов XIX столетия Текст. / Ю.З. Янковский. Киев, 1972. - 160 с.

610. Ярославцев, А. Князь Владимир Андреевич Старицкий Текст. / А. Ярославцев. Спб., 1958.

611. Burckhardt, J. Reflection оп History. Indianapolis: Liberty Fund, 1979. P.33.

612. Dietrich, M. Dramaturgie im 19 Jahrhundert. Graz; Köln, 1961. S. 85.

613. Hetttner, H.Schriften zur Literatur / Hrsg. J. Jahn. В., 1959.

614. Kierkegaard, S.Translated by F.Swenson and L.M.Swenson. Anchor Books. Garden City. N.Y., 1959.

615. Ludwig, O. Gesammelte Schriften. Leipzig, 1891.

616. Meinecke, F. Die Entstehung des Historismus/ Stutgart, 1959. S. 1.

617. Schubert, G.H. Die Symbolik des Traumes. 3 Aufl. Leipzig, 1840.

618. Vischer, F.T. Aesthetik oder Wissenschaft des Schönen. Reutlingen; Leipzig, 1846.

619. Wellec, R. The Attack on Literature and Other Essays. Chapel Hill: The University of North Carolina Press. 1982. P. 67.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.