Эволюция внешней политики Польши в системе европейских отношений: 1925-1935 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.03, кандидат исторических наук Офицеров-Бельский, Дмитрий Владимирович

  • Офицеров-Бельский, Дмитрий Владимирович
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2004, ПермьПермь
  • Специальность ВАК РФ07.00.03
  • Количество страниц 240
Офицеров-Бельский, Дмитрий Владимирович. Эволюция внешней политики Польши в системе европейских отношений: 1925-1935 гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.03 - Всеобщая история (соответствующего периода). Пермь. 2004. 240 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Офицеров-Бельский, Дмитрий Владимирович

ВВЕДЕНИЕ.

Глава I Переменные основания внешней политики Польши.

1.1. Национальный интерес и концептуальные основания внешней политики Польши.

1.2. Индивидуальные и ролевые факторы внешней политики санационной Польши.

1.3. Источники новаций внешней политики Польши: конференция в Локарно и майский переворот 1926 г.

Глава II От политики интегрирования к политике равновесия.

2.1. Позиция Польши по вопросам всеобщей безопасности и европейского директората.

2.2. Польско-советский пакт о ненападении 1932 г. и проблема безопасности в Восточной

Европе.

Глава III Инерция внешней политики Польши в трансформирующейся системе европейских отношений.

3.1. Польско-германский пакт в контексте трансформации системы европейской безопасности. ./l

3.2. Вопрос коллективной безопасности в Европе и позиция Польши.

3.3. Декомпозиция санационной власти и континуум внешней политики Польши.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Эволюция внешней политики Польши в системе европейских отношений: 1925-1935 гг.»

История Польши последних двух столетий - это история разделов, зависимости, восстановления государственности в 1918 г. и, наконец, полного самоопределения в 1990 г. Появившаяся в 1918 г. II Речь Посполитая обладала всеми атрибутами независимого государства, наиболее важным из которых являлась возможность самостоятельного ведения внешней политики. Однако вторая мировая война вновь лишила Польшу независимости - сначала немецкая оккупация, а затем годы зависимости от СССР.

Актуальность темы следует из того, что история II Речи Посполитой принадлежит к «вечно живым» и болезненным темам европейской истории. Это во многом обусловлено тем, что именно нападение Германии на Польшу 1 сентября 1939 г. стало началом второй мировой войны. Международная политика 1920-1930-х гг. приковывает внимание исследователей, пытающихся, найти в ней источники конфликта, самого масштабного за всю историю человечества. В различных странах издано и продолжает выходить в свет впечатляющее количество монографий, мемуарной литературы, архивно-документных публикаций, посвященных международной политике лет, предшествовавших второй мировой войне. Ни одно систематическое исследование, посвященное европейским отношениям того периода, не обходится без пристального внимания к политике санационной Польши, являющейся предметом дискуссий в исторической науке.

Традиционно, основное исследовательское внимание уделяется последним годам, предшествовавшим второй мировой войне. Между тем, по признанию большинства исследователей, именно они представляются безальтернативными. Соответствующей является и диспропорция внимания к истории санационной Польши, большая часть которого обращена к событиям второй половины 1930-х гг. Необходимость изучения процесса становления и закрепления внешнеполитической традиции, сложившейся в период нахождения у власти маршала Ю. Пилсудского, кажется очевидной. Именно она во многом определила способы политических реакций на вызовы, создававшиеся тенденцией развития конфликтности в Европе.

Современная Польша, обретя политическую самостоятельность, отчасти столкнулась с теми же проблемами и альтернативами, что и в межвоенный период. Некоторые из внешнеполитических факторов продолжают действовать до сих пор. Поставленный в работе акцент на динамической стороне «политического» обостряет также и проблему наличия постоянных детерминантов, определяющих внешнюю политику государства в различных условиях.

В исторической науке отсутствует бесспорная и общепринятая периодизация внешнеполитической истории Польши межвоенных лет. Как правило, она зависит от частного предмета исследования и поставленных задач. Границы настоящего исследования охватывают период с 1925 по 1935 гг.

Первый рубеж непосредственно связан с конференцией в Локарно, которая явилась одним из важнейших событий международнополитической истории межвоенной Европы. Вслед за М. Захариасом, Ж.-Б. Дюрозелем, 3. Вроняком и другими исследователями мы придерживаемся мнения об определяющем характере Локарнских соглашений для будущего порядка в Европе и положения Польши в частности.

Период 1925-1935 гг. важен тем, что был временем появления в Европе интеллектуальных концептов, призванных обеспечить мир и стабильность. До середины 1920-х гг. запас прочности европейского порядка, гарантировавшийся версальскими постановлениями, позволял европейской дипломатии не думать о создании новых принципов и схем отношений, способных обеспечить бесконфликтное развитие. С момента начала обсуждения Рейнского пакта в 1925 г., все последующее десятилетие прошло под знаком поиска путей обеспечения стабильности. После 1935 г. обычной дипломатической практикой в Европе становится актуализация моделей, взятых из недавнего прошлого, но показавших прежде неэффективность или невозможность реализации.

В предлагаемом исследовании 1935 г. принят в качестве второго рубежа по той причине, что к этому времени относится пресечение прежних тенденций в развитии системы международных отношений и появление новых. Условно говоря, этот год был тем временем, когда мир в Европе был нарушен агрессией Италии против Абиссинии. Он характеризуем зарождением тенденций, в полной мере проявившихся в конфликтах, предшествовавших второй мировой войне. Возможно говорить об эскалации конфликтности, как в рамках европейской системы отношений, так и на глобальном уровне. Доминантой политики западноевропейских демократий становится идея умиротворения, выражавшаяся в готовности согласия с Германией в ущерб возможности согласия с СССР. Вариант развития событий по известному историческому сценарию определился уже в 1935 г., когда Восточный пакт, а затем линия Стрезе показывают свою неэффективность. Следующий, 1936 г. становится временем, когда оказалось возможным окончательное разрушение версальского порядка в итоге Рейнского кризиса, а расстановка сил в будущем глобальном конфликте становится очевидной.

Источники исследования. Представляемое исследование выполнено на широкой источниковой базе. Основными явились материалы, хранящиеся в Архиве внешней политики Российской Федерации1, в фондах рефературы по Польше 122 и 0122. Особое значение имеют источники фонда 0122, засекреченного ранее. Значительная их часть до сих пор не была введена в научный оборот. В фонде 0122 хранятся материалы различного рода -письма Г. Чичерина высшим советским руководителям, в том числе Сталину, отчеты советских полномочных представителей в Польше, адресованные в НКИД, сообщения советских послов в Германии по польским делам, сведения о европейской политике и настроениях государственных деятелей разных стран по вопросам, касающимся Польши. Особый интерес представляет переписка

1 В ссылках обозначается далее как АВПРФ. советского полпреда в Варшаве П. Войкова и высокопоставленного деятеля НКИД Б. Стомонякова, чрезвычайно важная по уровню информативности и отражающая советскую позицию по ряду вопросов двусторонних отношений. В своих письмах П. Войков передает содержание бесед с представителями польских политических партий, официальными лицами правительства и иностранными посланниками, аккредитованными в Варшаве.

В фонде 122 представлены информативные рефераты полпредства о стране пребывания, экономические обзоры, сведения о переговорах между СССР и Польшей, взаимные ноты НКИД и польского министерства иностранных дел, обзоры взаимоотношений и т.д. Немалую часть материалов фонда составляют обзоры польской и европейской прессы, относящиеся к проблемам международной и внешней политики Польши.

Представляет чрезвычайный интерес так называемый архив Г. Чичерина - фонд 04, рассекреченный лишь недавно. Значительную массу материалов составляет запись бесед народного комиссара иностранных дел с иностранными послами и государственными деятелями. В этом фонде собрано также большое количество сообщений, направленных Г. Чичерину и М. Литвинову советскими представителями из-за рубежа. Особенно важными среди них представляются письма полпреда в Германии Н. Крестинского.

Значительное количество сообщений Н. Крестинского помещено в фонде 082, из которого в работе были использованы документы, относящиеся к позиции Германии по польскому вопросу.

Наиболее важными для настоящего исследования являются дневники М. Литвинова, хранящиеся в фонде 09. Глава советской дипломатии обладал феноменальной памятью, которая давала ему возможность практически дословно воспроизводить в дневниках беседы с иностранными представителями. Особенно значимы записи переговоров с польским посланником С. Патеком по пакту о ненападении. Эти материалы способны внести определенность во многие дискуссионные вопросы. К сожалению, лишь в незначительной части дневник Литвинова был прежде объектом внимания исследователей.

В целом, материалы Архива внешней политики Российской Федерации представляют широчайший спектр информации, способный удовлетворить потребности, возникающие при работе над заявленной темой.

Существенное значение для нашего исследования имеют материалы, содержащиеся в фондах Российского государственного военного архива1. Многие из них привлекали внимание исследователей, но, как правило, польских. Речь идет, прежде всего, о документах фондов 308, 460, 461, где фондообразователем являлся II отдел Генерального штаба Польши, выполнявший функции внешней разведки.

Источником документов, хранящихся в фонде 476, являлся Институт Юзефа Пилсудского по изучению новейшей истории Польши, располагавшийся в Варшаве, а после второй мировой войны и в наши дни - в Нью-Йорке, США. В основном, в фонде представлены материалы, имеющие отношение к биографии Ю. Пилсудского - вырезки статей о нем из польских газет и прочее. Некоторый интерес представляют неопубликованные воспоминания польского дипломата, посла в Болгарии В. Барановского о встречах и беседах с Ю. Пил-судским в 1916-1931 гг. В фонде 476 хранятся также важные документы по внешнеполитической истории Польши, такие как письма министра иностранных дел А. Залеского Маршалу Ю. Пилсудскому и некоторые инструкции, предназначенные для внутреннего пользования высшими лицами польского МИД.

В фонде 1353 хранятся материалы Сената вольного города Данцига. К числу представляющих интерес документов относятся информационные сообщения бюро печати г. Данцига о международной политике, обзоры прессы, переписка президента Сената с корреспондентом газет «Тайме» и «Депеш де Тулус» (Швейцария) JI. Немановым о политическом положении в Польше.

1 В ссылках далее как РГВА.

Источником материалов фонда 1364 являлся II отдел Генерального штаба министерства национальной обороны Чехословакии, отвечавший за внешнюю разведку страны. В числе прочих документов представляет особый интерес реферат по истории чехословацко-польского конфликта в Тешинской Силезии, составленный в 1935 г. посольством Чехословакии в Париже.

В фонде 1422 были использованы материалы: вырезки из немецких газет 1917-1938 гг. по вопросам международной политики, разнородные документы по внешней политике Польши и польско-данцигским отношениям на немецком и французском языках, фотокопия книги Х.-Д. Хайна «Торговый договор между Германией и Польшей» 1928 г.

В настоящем исследовании были использованы также опубликованные источники. Наибольшее количество материалов представлено в многотомном собрании «Документы внешней политики СССР»1, к сожалению, в нем оказались опубликованными источники, относящиеся только к деятельности советской дипломатии, и международный контекст не представлен совершенно. Сборник «Документы и материалы по истории советско-польских отношений» охватывает исключительно сферу двусторонних отношений, что не позволяет на его базе полно и адекватно оценить дипломатическую активность двух стран . Общей особенностью источников, опубликованных в двух вышеупомянутых собраниях, является их выборочность. Оказались не представленными многие действительно значимые документы, и это актуализирует необходимость использования неопубликованных архивных источников.

В работе были использованы документы, относящиеся к конференции в Локарно3, а также к истории Мюнхенского соглашения4.

Отдельные международные акты и заявления, как правило, представляющие значительный интерес, были опубликованы сразу же после

1 Документы внешней политики СССР. ТТ.3-21. М., 1958.

2 Документы и материалы по истории советско-польских отношений. ТТ.3-6. М., 1963.

3 Локарнская конференция 1925 г. Документы. М., 1959.

4 Документы по истории Мюнхенского сговора 1937-39. М., 1979. своего оглашения в журнале «Мировое хозяйство и мировая политика» в 19201930-е гг. Некоторые из них оказались опубликованными на русском языке лишь однажды.

Среди польских собраний источников, прежде всего, необходимо выделить «Документы по истории польской внешней политики 1918-1939» под редакцией Т. Ендрушчака и М. Новак-Келбиковой, содержащие, главным образом, источники, долгое время запрещенные к публикации1. Для исследования нами был использован ряд других польских сборников документов, изданных еще в межвоенное время и в ПНР. Среди них -«Материалы, относящиеся к деятельности правительства в период от 15 мая л

1926 г. до декабря 1927 г.» , включающие, в числе прочего, отчет министерства иностранных дел Польши о работе за обозначенный период.

Довольно значительным источниковым пластом является политическая публицистика изучаемого периода. Среди отечественных работ такого рода, прежде всего, выделяются политические очерки К. Радека, посвященные проблемам международных отношений - они представлены в советской прессе, о но часть из них собрана и опубликована в отдельных сборниках . В качестве источников в диссертации был использован и ряд монографий, изданных в СССР в 1920-1930-е гг., посвященных польской политике и взаимоотношениям СССР с Польшей и другими странами Европы4. Такие работы скорее являлись политической публицистикой, нежели научными исследованиями. Они представляют интерес характерным отображением политической позиции советского руководства.

Источниками, представляющими значительный интерес, являются идеологически окрашенные работы польских политических деятелей - Р. Дмов

1 Dokumenty z dziejow polskiej polityki zagranicznej 1918-39. TT. 1-2. W-wa, 1989.

2 Materialy odnosz^ce si? do dzialalnosci rzqdu w czasie od 15 maja 1926 do grudnia 1927. Sprawozdania ministerstw. W-wa, 1928.

3 Радек К. Международная политика. Том 1: Обозрение за 1924 г. М., 1925; Радек К. Подготовка борьбы за новый передел мира. М., 1934.

4 Ламов J1.M. Польша и ее армия. М., 1937; Гессен С. Окраинные государства. JL, 1925; Волынский JI. Антисоветский союз шести. Франция и ее союзники. М., 1932. ского1, Б. Гроха2, В. Грабского3, М. Недзялковского4, А. Скшиньского5, И. Бар-тошевича6. Значительную исследовательскую ценность представляет сборник «Выступления, декларации, интервью 1931-1939» Ю. Бека, министра иностранных дел Польши . Среди мемуарных источников его воспоминания о также принадлежат к числу наиболее ценных . Они были продиктованы им перед смертью в начале 1940-х гг., когда бывший польский министр был интернирован в Румынию. Особенностью этих воспоминаний является то, что Ю. Бек нигде не указывает на наличие неразрешимых для польской дипломатии проблем, не выказывает непонимания причин тех или иных явлений, не пытается анализировать свои неудачи так, как если бы их не было. Может даже создаться впечатление, что агрессия Германии на Польшу 1 сентября 1939 г. не имела предпосылок и разразилась сама собой. Характерным является и недостаток сведений о переговорах, проводившихся польским министром.

Наиболее значительными для настоящего исследования среди мемуарной литературы явились воспоминания польского посла в Вене в 1932-1938 гг. Я. Гавроньского, содержащие богатый материал в виде комментария событий международной политики и характеристики польских политических деятелей и дипломатов9. В работе были использованы воспоминания вице-министра иностранных дел Я. Шембека10, польского дипломата Я. Мейштовича11,

1 Dmowski R. §wiat powojenny i Polska. W-wa, 1932.

2 Groch B. Polska jako czynnik pokoju Europy i swiata (Pod zozwagq sejmu polskiego) II Przemysl, 1919.

3 Grabski W. Idea Polski. W-wa, 1935.

4 Niedzialkowski M. Polozenie miqdzynarodowe Polski i polityka socializmu polskiego. W-wa, 1925.

5 Skszynski A. Dwie mowy. Nacjonalizm a internacjonalizm. Polityka Polski a Liga Narodow. W-wa, 1927.

6 Bartoszewicz J. Zagadnienia polityki polskiej. W-wa, 1929.

7 Beck J., Przemowinia, deklaracje, wywiady 1931-1939. W-wa, 1939.

8 Beck J. Ostatni raport. W-wa, 1987.

9 Gawronski J. Moja misja w Wiedniu 1932-1938. W-wa, 1965.

10 Diariusz i teki Jana Szembeka. Opracowal T. Komarnicki. T.I. Londyn, 1964.

11 Meysztowicz J. Czas przeszfy dokonany: Wsp6mnienia ze stuiby w Ministerstwie Spraw Zagranicznych w latach 1932-1939. Krakow, 1984. мемуары адъютанта Ю. Пилсудского X. Комте1, дневники К. Свитальского л одного из приближенных Ю. Пилсудского , дневники маршала польского Сейма М. Ратая3, воспоминания французских послов в Польше Ж. Ляроша4 и Л. Ноэля 5, мемуары французского посла в Берлине А. Франсуа-Понсе6.

В качестве источников нами была использована также периодика межвоенных лет - газеты и журналы, издававшиеся в Польше, СССР, Германии, Франции, Великобритании и в других странах.

Степень научной разработки темы. Изучение внешнеполитической истории Польши 1920-1930-х гг. первоначально осуществлялось в науке как некое продолжение споров, актуальных еще во времена санации. Одним из первых, кто, не прекратив своей публицистической деятельности, вдруг оказался историком, был лидер виленских консерваторов С. Мацкевич, некогда один из апологетов режима санации. Всегда имевший собственное мнение по вопросам внешней политики, он продолжал давать оценки деятельности польской власти и тогда, когда независимая Польша уже перестала существовать. Его работы не являются историческими исследованиями в полном смысле этого слова, скорее - перенесенными на бумагу рефлексиями с вкраплениями некоторых общеизвестных фактов . Однако, заслугой С. Мацке-вича является первичное осмысление внешней политики Польши и постановка ряда вопросов, ставших дискуссионными в последующие годы. Это проблема эффективности в работе польской дипломатии и преемственности тактики Ю. Бека после 1935 г. прежней линии Ю. Пилсудского. Многие вопросы внешнеполитической истории II Речи Посполитой С. Мацкевич склонен оценивать с позиции альтернативности, предлагая свои варианты решений.

1 Comte Н. Zwierzenia adiutanta w Belwederze i na Zamku. W-wa, 1976.

2 Switalski K. Diariusz 1919-1935. W-wa, 1992.

3 Rataj M. Pamiqtniki. W-wa, 1965.

4 Laroche J. Polska lat 1926-1935. Wspomnienia ambasadora francuskiego. W-wa, 1966.

5 Noel L. Agresja niemiecka na Polskq. W-wa, 1966.

6 Francois-Poncet A. Bylem ambasadorem w Berlinie. W-wa, 1968.

7 Mackiewicz (Cat) S. Historia Polski od 11 listopada 1918r.do 17wrzesnia 1939 r. W-wa, 1989.

Работа известного польского исследователя В. Конопчиньского, посвященная становлению, развитию и гибели польского государства, представляет собой критическое осмысление истории II Речи Посполитой, отчасти — неприятие санационной власти, вполне объясняемое его принадлежностью к правой, национально-демократической оппозиции. «Политическая история Польши 1918-1939» В. Конопчиньского является глубоким исследованием, написанным в 1947 г., по свежим воспоминаниям и изданным только в 1995 г.1. Автор предисловия к первому изданию Т. Витух пишет об этом сочинении: «Опубликованная работа является именно плодом труда и рефлексии известного историка, но также и эффектом декларировавшихся политических взглядов поляка и гражданина»2.

Систематическое изучение истории II Речи Посполитой, особенно такой ее дискуссионной стороны как внешняя политика страны, началось лишь в конце 1950-х гг., когда к проблемам стали обращаться именно исследователи, а не деятели, имевшие отношение к санационной власти или состоявшие в оппозиции к ней. Однако, последовавшая идеологическая конфронтация в значительной мере препятствовала подлинно научному осмыслению истории санационной Польши.

В Народной Польше, первой попыталась объективно взглянуть на внешнеполитическую историю своей страны М. Турлейска, фактически оторвавшись от прежних тенденций в исторической науке, определявшихся идеологическим прессингом советских и польских властей. Ее работа «Год перед катастрофой», изданная в 1960 г., до сих пор представляет значительный интерес3. Дальнейшее развитие польской исторической науки связано с поэтапной публикацией в Польше и в других странах воспоминаний политических деятелей межвоенной поры, сборников документов и прочих источников. В качестве исследований, представляющих наибольший интерес,

1 Konopczynski W. Historia polityczna Polski 1914-39. W-wa, 1995.

2 WituchT. Wstsp do: Konopczynski W. Historia polityczna Polski 1914-39. W-wa, 1995. S.12.

3 Turlejska M. Rok przed kl^skq. W-wa, 1960. следует отметить работы Т. Ендрушчака1, Я. Коженьского2, X. Батовского3, изданные в 1960-е гг. Существенный интерес представляет работа С. Серпов-ского «Польско-итальянские отношения в 1918-1940 гг.», изданная в 1975 г.4. Значительное количество исследований того периода посвящено проблемам двусторонних отношений. Лишь работы X. Батовского удачно осуществили цель включения польской истории в общеевропейский контекст, при том без фактической потери объекта исследования. Свое внимание этот автор концентрирует преимущественно на второй половине 1930-х гг., периоде аншлюса Австрии и мюнхенского раздела Чехословакии.

Особое место в изучении внешнеполитической истории II Речи Посполитой занимает исследование М. Захариаса «Польша в отношении изменений в расстановке сил в Европе в 1932-1936 гг.», по праву признаваемое лучшим из имеющихся на сегодняшний день5. Важным для нас является концептуальное положение М. Захариаса о том, что в 1932-1936 гг. в европейском балансе сил произошли принципиальные изменения, связанные с разрушением прежних структур и началом замещения их новыми, которые дали Гитлеру возможность начать вторую мировую войну.

Появление работы М. Захариаса в 1981 г. имело своим результатом отход многих ученых от попыток полного и всеобъемлющего анализа, но зато их внимание было обращено к рассмотрению вопросов, считавшимся прежде второстепенными. Примером могут служить работы П. Лоссовского, направленные на изучение отношений Польши с малыми прибалтийскими государствами6. Прекрасная работа М. Лечика, опубликованная в кон. 1990-х гг.,

1 Jqdruszczak Т. Stosunki polsko-niemieckie w okresie miqdzywojennym // Z dziejow stosunkow polsko-niemieckich. W-WA, 1964.

2 Kozenski J. Czechoslowacja w polskiej polityce zagranicznej w latach 1932-38. Poznan, 1964.

3 Batowski H. Kryzys dyplomatyczny w Europie. W-wa, 1962; Batowski H. Rok 1938 - dwie agresje hitlerowskie. Poznan, 1985.

4 Sierpowski S. Stosunki polsko-wloskie w latach 1918-1940. W-wa, 1975.

5 Zacharias M. Polska wobec zmian w ukladzie sil politycznych w Europie w latach 1932-1936. Wroclaw, 1981.

6 Lossowski P. Lotwa-nasz sasiad. W-wa, 1990; Lossowski P. Stosunki polsko-estonskie 1918-39. Gdansk 1992. посвящена армейским контактам санационной Польши - важной проблематике, ранее почти не освещавшейся1.

Характерной чертой современной исторической науки в Польше является значительный рост внимания к истории межвоенного двадцатилетия. В первую очередь необходимо обратить внимание на работы посвященные Ю. Пилсуд-скому, среди которых особое место занимают биографические исследования А. Гарлицкого . Существенный интерес представляет исследование Ю. Кукул-ки «Франция и Польша после Версальского трактата»3, а также работы М. Вой-чеховского4, В. Матерского5 и Я. Фарыща6.

Особое место в польской историографии II Речи Посполитой занимает по нашему мнению исследование 3. Вроняка «Политика Польши в отношении Франции в 1925-1932 гг.»7. Автор рассматривает изучаемый им период как единственный, когда Польша была свободна в своей внешней политике и не стеснена диктатом держав. Данная работа представляется нам одной из лучших во многом потому, что автор стремится через призму польско-французских отношений рассмотреть основную массу проблем, стоявших перед польской дипломатией.

Из исследований польских ученых последних лет кажется необходимым отметить работы В. Ройека8, В. Сулейи9 и П. Окулевича10.

1 Leczyk М. Polska i sasiedzi. Stosunki wojskowe. Bialystok, 1997.

2 Garlicki A. Jozef Pilsudski 1867-1935. W-wa, 1989; Garlicki A. Pod rz^dami marszalka. W-wa, 1987.

3 Kukulka J. Francja a Polska po traktacie wiersalskim. W-wa, 1989.

4 Wojciechowski M. Stosunki polsko-niemieckie 1933-38. Poznan, 1980.

5 Materski W. Tarcza Europy. Stosunki polsko-niemieckie 1918-39. W-wa, 1994.

6 Fary$ J. Koncepcje polskiej polityki zagnanicznej 1918-1939. W-wa, 1981; Farys J. Niemcy w mysli politycznej pilsudczykow w latach dwudziestych// Niemcy w polityce miqdzynarodowej. 1919 - 1939. T.I. Era Stresemanna. Poznan. 1990.

7 Wroniak Z. Polityka Polska wobec Francji w latach 1925-1932. Poznan, 1987.

8 Rojek W. Poczynania dyplomacji Polskiej na tie polityki mocarstw w Srodkowej i Poludniowej Europie w latach 1936-38 // Z dziejow polityki i dyplomacji Polskiej. W-wa, 1994.

9 Suleja W. Josef Pilsudski. Wroctaw-W-wa-Krak6w, 1995.

10 Okulewicz P. Koncepcja "mi?dzymorza" w mySli i praktyce politycznej obozu Jozefa Pilsudskiego w latach 1918-1926. Poznan, 2001.

В предлагаемом исследовании были использованы исследования ряда британских авторов. Одной из первых была работа X. Сетон-Ватсона «Восточная Европа между двумя войнами 1918-1941», опубликованная в 1945 г. и впоследствии неоднократно переиздававшаяся1. Она, скорее, представляет взгляды автора на международную политику и принципы его мышления в этой области, нежели является источником объективной информации и глубоких оценок. Выгодно отличается от этой работы исследование В. Джордана «Великобритания, Франция и германская проблема в 1918-1939 гг.», переведенная и изданная на русском языке в 1945 г. . Двухтомная история Польши Н. Дэвиса представляет для нас интерес лишь некоторыми статистическими данными и точками зрения на генезис Л санационной власти . Автор почти не затрагивает вопросы внешней политики, но раскрывает свои взгляды на этот счет в одном из своих интервью4. Чрезвычайно интересным представляется исследование британского историка С. Ньюмана «Март 1939: британские гарантии Польше»5. В нем автор обращает внимание на сам характер отношений Польши и западноевропейских держав, который предопределил начало второй мировой войны.

Из числа германских исследователей следует отметить X. Рооса6, Г. Ро-зенфельда7, Г. Хюбнера8.

Ряд интересных исследований, использованных нами, относится к американской историографии. Это работы: P.M. Цитино «Эволюция тактики

1 Seton-Watson Н. Eastern Europe between two wars. 1918-1941. Colorado, Boulder, 1986.

2 Джордан В. Великобритания, Франция и германская проблема в 1918-39 гг. М., 1945.

3 Davis N. Во2е igrzysko. Historia Polski. Krakow, 1996. Т.Н.

4 Davis N. Polacy jak irlandczycy. Электронная версия: http://www.davies.pl/wpolacyjakirlandczycy.html.

5 Newman S. March 1939: the British guarantee to Poland. Oxford, 1976.

6 Roos H. Polen und Europa. Studium zur polnishen AuBenpolitik. 1931-1933. Tubingen, 1965.

7 Rosenfeld G. Wplyw linii politycznych z Rapallo i Locarno na stosunki niemiecko-polskie // Niemcy w polityce mi^dzynarodowej 1919-1939. T.l. Era Stresemanna. Poznan, 1990.

8 Hiibner H. Traktat wersalski a problem niemieckiego militaryzmu // Niemcy w polityce miqdzynarodowej. 1919 - 1939. T.I. Era Stresemanna. Poznari. 1990.

1 2 блицкрига» , А.Х. Фурниа «Дипломатия умиротворения» и др. К этой же традиции мы относим исследование польско-германских отношений, принадлежащее перу канадского историка немецкого происхождения Г. фон

Рикхоффа3.

Представляют интерес работы французского исследователя Ж-Б. Дюро-зеля, известного специалиста в области теории международных отношений и истории международной политики (прежде всего франко-германских отношений) межвоенных лет4.

Первыми исследованиями, опубликованными в СССР в 1920-1930-е гг. и направленными на изучение международной политики были работы JI. Иванова5 и М. Баха6. Исследования этих авторов отличаются значительной идеологической непредвзятостью, точным анализом и высокой объективностью, что позволяет оценивать их как действительно научные исследования. Работы JT. Иванова, по нашему мнению, до сих пор являются одними из лучших в плане оценки международной политики межвоенных лет.

В 1951 г. в СССР на русском языке была опубликована работа польского коммуниста В. Гроша «У истоков сентября 1939 г.», представляющая, несмотря т на идеологическую окрашенность, определенный научный интерес . В 1956 г. была опубликована работа JI. Гросфельда «Государство досентябрьской о

Польши на службе монополий» , а в 1959 г. исследование И.Д. Кундюбы

1 Citino R.M. The evolution of blitzkrieg tactics: Germany defends itself against Poland 1918-1933. New-York, 1987.

2 Furnia A.H. The Diplomacy of appeasement: Anglo-French relations and the prelude to World War II. 1931-1938. Washington, 1960.

3 Rickhoff H. Von German-Polish relations 1918-1935. Baltimore-London, 1971.

4 Duroselle J.-B. Histoire diplomatique de 1919 a nos jours. Paris, 1962; Дюрозель Ж.-Б. Луи Барту и франко-советское сближение в 1934 г. // Французский ежегодник (1961). М.,1962.

5 См. напр. Иванов JI.H. Англо-французское сближение// Мировое хозяйство и мировая политика. 1928 №11; он же - Мировая политика после Версаля. М., 1928; он же - Лига Наций. М.,1929.

6 Бах М. Проблема безопасности Восточной Европы и страны Прибалтики // Мировое хозяйство и мировая политика. 1935 №8.

7 Грош В. У истоков сентября 1939 г. М., 1951.

8 Гросфельд Л. Государство досентябрьской Польши на службе монополий. М., 1956.

Исторические предпосылки краха панской Польши»1. Характерной чертой этих работ является жесткая привязка всей деятельности польских властей к факту гибели польского государства в 1939 г. В такой постановке проблемы можно увидеть попытку поставить европейскую историю в зависимость от политической линии польского правительства, объясняя ошибками последнего начало второй мировой войны. Согласно этой логике, ее причины, во многом, коренятся в нежелании Польши присоединиться к системе коллективной безопасности, предлагавшейся СССР. Причины отказа польского правительства рассматривались этими исследователями тенденциозно, интерес Польши не учитывается вовсе, но на первый план ставится проблема абстрактного интереса европейского мира. Подобная тенденция прослеживается и в более поздних работах отечественных и, отчасти, польских авторов, находившихся под одним идеологическим прессингом.

Жесткой критике политика Польши была подвергнута в работах Д.С. Климовского, фокусировавшего свое внимание на отношениях с Германией. Первая из его крупных работ - «Германский империализм - злейший враг Польши» была опубликована в

1963 гЛ В последующих работах Д.С. Климовского все более возрастала авторская осведомленность, благодаря которой они представляют интерес до сих пор, их основное достоинство - богатство фактическим материалом3. Этот автор был первым в нашей стране, кто занялся систематическим изучением внешней политики Польши, рассматривая ее историю отдельно, а не в общеевропейском контексте. Исследования И.В. Ми-хутиной являлись для своего времени новым словом, поскольку в них достаточно основательно оказались изученными советско-польские отношения

1 Кундюба И.Д. Исторические предпосылки краха панской Польши. Киев, 1959.

2 Климовский Д.С. Германский империализм-злейший враг Польши. Минск, 1963.

3 Климовский Д.С. Германо-польское сближение в 1933 г. //Дранг нах Остен. М., 1967; он же -Германия и Польша в Локарнской системе европейских отношений. Минск, 1975; он же -Антипольская кампания Тревирануса и заблуждения санационных дипломатов // Вестник Белорус. Ун-та. Сер.З. История, философия, экономика, право. 1971 №3; он же - Зловещий пакт. Минск, 1968. начала 1930-х ггЛ Отчасти, эти работы сохранили свое значение до сегодняшнего дня, несмотря на свою идеологическую окрашенность.

Дальнейшее развитие отечественной историографии внешней политики Польши связано с работами В.Я. Сиполса , B.C. Парсадановой , М.И. Семи-ряги4, А. Трубайчука5, В.М. Фалина6. Однако, необходимо отметить, что внешнеполитическая история Польши тогда уже вновь перестала быть самостоятельным объектом исследования, но лишь вписывалась как малозначимая составляющая в картину исследования международной политики предвоенных лет. Это было связано преимущественно с тем фактором, что критический импульс уже окончательно исчерпал себя, и внешнюю политику Польши стали подвергать изучению в контексте европейских отношений. Однако эта положительная тенденция имела ту негативную сторону, что внешняя политика Польши по существу вышла на долгое время из исследовательского внимания и стала рассматриваться как функция отношений великих держав.

Некоторое переосмысление польской внешнеполитической истории было предпринято в 1989 г., после публикации секретных приложений к пакту Молотова-Риббентропа. Представление о Польше как о жертве не только германской, но и советской агрессии повлияло и на способы осмысления внешней политики II Речи Посполитой в целом, лидеров которой теперь оказалось сложным критиковать или упрекать в непонимании действительности. Появление в зоне исследовательского внимания новых данных, относящихся исключительно к 1939 г. фактически привело к

1 Михутина И.В. Советско-польские отношения 1931-35. М., 1977; она же, Советско-польский пакт о ненападении и внешняя политика Польши в 1931-32 гг. // Советско-польские отношения 1918-45 гг. М., 1974; она же, СССР глазами польских дипломатов (1926-1931 гг.) // Вопр. Истории. 1993, №9.

2 Сиполс В.Я. Советский Союз в борьбе за мир и безопасность. М., 1974; он же-Дипломатическая борьба накануне второй мировой войны. М.,1989.

3 Парсаданова B.C. Трагедия Польши в 1938 г. Новая и новейшая история. М., 1989, №5.

4 Семиряга М.И. Еще раз о «Кризисном годе 1939.» // Мировая экономика и международные отношения. 1989, №2; он же - Советский Союз и предвоенный кризис // Вопросы истории. 1990, №9.

5 Трубайчук А. Пакт о ненападении. Была ли альтернатива второй мировой войне. Киев, 1990.

6 Фалин В.М. 1939 г. Уроки истории. М., 1990. переоценке внешнеполитической истории санационной Польши на всем ее протяжении. Другой негативной реакцией на публикацию полного текста советско-германского соглашения было еще большее усиление наметившейся ранее тенденции рассмотрения внешнеполитической истории Польши как функции отношений великих держав. После распада соцлагеря научный интерес к внешнеполитической истории Польши в нашей стране переживает значительный спад.

Нами было использовано значительное количество исследований, охарактеризовать каждое из которых не представляется возможным. Однако среди тех, которые лишь соприкасаются с избранной нами тематикой, следует выделить ряд работ по политической истории Франции: З.С. Белоусовой1, К.А. Малафеева2, Ю.И. Рубинского3, С.А. Стегаря4, Ю.В. Владимирова и В.П. Петрова5.

Целью данной работы является изучение внешнеполитической адаптации Польши к изменениям в европейских отношениях. Это предопределяет постановку следующих задач:

1) Определить факторы и особенности внешней политики Польши на различных этапах изучаемого периода.

2) Проанализировать связь внешней политики Польши с общеевропейскими тенденциями в вопросах решения проблемы безопасности.

3) Изучить поиски решения проблемы национальной безопасности, предпринимавшиеся польской дипломатией.

Кроме поставленных задач исторического характера существует ряд второстепенных, не подчиняющихся основной цели исследования. Прежде всего, это теоретическое определение таких исходных и необходимых для

1 Белоусова З.С. Советский Союз: поиски безопасности // Европа между миром и войной. М., 1992; она же - Угроза фашизма и народный фронт // История Франции: В 3 т. М., 1973. Т.З; она же -Франция и европейская безопасность. М., 1976.

2 Малафеев К.А. Луи Барту - политик и дипломат. М., 1988.

3 Рубинский Ю.И. Тревожные годы Франции. М., 1973.

4 Стегарь С.А. Дипломатия Франции перед второй мировой войной. М., 1980.

5 Владимиров Ю.В., Петров В.П. Кэ дэ Орсэ. М., 1966.

- 19анализа понятий, как «безопасность», «стабильность», «национальный интерес». В науке, изучающей международные отношения, существует большое число точек зрения относительно этих понятий, поэтому требование определенности и точности анализа делает необходимым создание собственных определений, рабочих в рамках предлагаемого исследования. Вторичной, политологической целью работы является анализ способов моделирования стабильности и ее форм.

Методологические основы исследования. При написании диссертации основным явился историко-генетический метод, предполагающий исследование явления, его предпосылок и взаимосвязей.

Для исторической науки традиционно характерен методологический плюрализм. Его основанием является широкий охват действительности прошлого, делающий необходимым поиск специальных способов познания, адекватных конкретному явлению, подлежащему анализу. В соответствии с изложенной логикой, для решения поставленных в диссертации задач представляется необходимым использование парадигм, относящихся к сфере изучения международных отношений. Магистральными считаются два направления, к которым тяготеют все прочие школы: «реалистическое»1 и «либеральное». В исследовании используются некоторые положения реалистической школы, а также традиционные для нее категории - «национальный интерес», «стабильность», «безопасность», являющиеся полюсами интеллектуального притяжения исследователей данного направления. Однако

Преимущественное внимание представители реалистической школы обращают на государство per se, на источники его политики и дипломатические методы, представляющиеся неизменными на протяжении всей истории. Один из крупных представителей реалистической школы Р. Гилпин, утверждает: «Фундаментальная природа международных отношений не изменялась на протяжении тысячелетий. Международные отношения продолжают оставаться постоянно повторяющейся борьбой за богатство и власть между независимыми акторами в состоянии анархии. Классическая история Фукидида является таким же значимым руководством к поведению государств сегодня, как и тогда, когда она была написана, в V веке до н.э.». Gilpin R. War and Change in World Politics. Cambrige, 1983. P.34. преимущественное значение для предлагаемого исследования имеют положения либеральной школы сфокусированной на изучении процессов институционализации отношений, способствующих миру и общих принципов, на основании которых функционирует и постоянно трансформируется система международных отношений

Значительное влияние на способ рассмотрения оказали идеи нелинейной динамики (синергетики), предложенные и развиваемые в рамках естественных наук, исследователями Г. Хакеном, И. Пригожиным, И. Стенгерс, Д. Нико-лисом и др.1.

Научная новизна. Определяющим для нее является способ постановки проблемы и подход к ее изучению, аналогичных которым не было. Предлагаемое исследование является попыткой подойти к диахронной составляющей внешней политики Польши, выделить наиболее существенные механизмы ее трансформаций, определявшие способы изменения внешней политики.

В данной работе представлена попытка концептуального анализа внешней политики санационной Польши 1925-1935 гг., еще не предпринимавшаяся исследователями после открытия доступа к засекреченным прежде материалам. Использование новых источников способно внести определенность в дискуссии по ряду проблем, дать фактическую точность и способствовать более верной интерпретации событий.

Объем и структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников и литературы. В первой главе, состоящей из трех параграфов, мы имели целью всесторонне проанализировать факторы, имевшие влияние на структуру выбора стоявшего на начальном этапе санации перед польской дипломатией, а так же повлиявшие на характер принятых впоследствии решений.

Похожие диссертационные работы по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Всеобщая история (соответствующего периода)», Офицеров-Бельский, Дмитрий Владимирович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как и в настоящее время, в 1920-1930-е гг. Польша была крупнейшим и наиболее значимым государством восточно-европейского региона. Ее роль была особенно велика еще и потому, что в межвоенный период возможности влияния великих держав в этой части Европы были существенно ограничены. Причиной этого являлось ослабление Германии и России после первой мировой войны, наличие колониальных проблем у Великобритании, изоляционистская политика США и неспособность Франции быть организующим элементом в регионе. Наличие многих территориальных споров, проблема национальных меньшинств, амбиции новых государств Восточной Европы - все это было фактором нестабильности, как и борьба великих держав за влияние в регионе. Контроль над этой частью Европы позволил бы каждой из этих держав занять преимущественные позиции по отношению к остальным. Структура связей в межвоенной Европе была такова, что практически любое международнополи-тическое событие имело резонанс, сказываясь на государствах-лимитрофах и, наоборот, их собственные действия имели большое значение для политики европейских держав (непропорциональное их потенциалу). В первую очередь это относится к Польше, которая являлась буфером между Германией и СССР, а также могла в отношении их служить противовесом или форпостом в пользу западных держав. С последними были связаны основные интересы Польши, относившиеся к безопасности страны. Важным было и то, что государства, победившие в первой мировой войне, были заинтересованы, также как и Польша, в сохранении Версальского порядка. Наибольшую угрозу могло создать антипольское согласие Германии и СССР, реализованное в Рапалло. Поэтому безопасность Польши зависела, в основном, от характера отношений соседних с Польшей держав и только отчасти — от готовности Франции поддержать ее в спорных с Германией и СССР ситуациях.

Итоги конференции в Локарно поставили польскую дипломатию в тяжелое положение, когда заинтересованность в тесном сотрудничестве с западными державами стала как никогда актуальна, а возможности обретения помощи от них оказались призрачными. Однако для внешней политики Польши результаты Локарнской конференции имели то значение, что она оказалась вынужденной перестраиваться на новые, в большей степени реалистические основания. Выявившиеся тенденции были закреплены после майского переворота 1926 г., когда к власти приходит Ю. Пилсудский. Ряд источников указывают на то, что изменившееся в негативную сторону международнополитическое положение Польши также способствовало росту популярности Маршала и, в конечном итоге, имело значение для перемены власти в стране. Внешнеполитические инновации, приписываемые обыкновенно Ю. Пилсудскому, начали складываться еще до майского переворота, как ответ на вызовы, которыми явились результаты конференции в Локарно.

С конца 1925 г. внешняя политика II Речи Посполитой является уже не просто согласованием шагов с Францией, но постоянной борьбой, остроту которой придавало осознание, что Польша не имеет более надежных союзников. Эволюция внешней политики Польши, изменение подходов к проблеме безопасности страны являлись предметом изучения настоящего исследования.

После майского переворота 1926 г. новым министром иностранных дел становится А. Залеский, настаивавший на сохранении преемственности во внешней политике. Но в Польше и за ее пределами политики и дипломаты осознавали, что прежняя политика А. Скшиньского, сводившаяся к участию Польши в работе Лиги Наций и к получению постоянного места в ее Совете осталась в прошлом. А. Залеский фактически только приступил в 1926 г. к формированию двусторонних отношений Польши с рядом государств, несколько усилив активность польской дипломатии.

После майского переворота, идеи, питавшиеся воспоминаниями о былом величии Польши, послужили основой для великодержавных внешнеполитических концепций. Попытки реализации их положений были достаточно поздними и относились к последним годам правления Ю. Пилсудского. Невозможно говорить о планомерности в реализации санационных внешнеполитических концепций. Даже их деление условно, так как, то, что принято считать концепциями Ю. Пилсудского — это только различные стороны единой суммы идей, представлений и эмоций, изредка двигавших Маршалом. В целом, его политические действия соответствовали принципу ad hoc и редко имели основания иные, чем политическая необходимость и реакция на смену обстоятельств.

Культ личности Ю. Пилсудского был не только особенностью, но и принципом, лежавшим в основе функционирования власти в санационной Польше. Это обстоятельство ставило внешнюю политику страны в исключительную зависимость от решений Маршала, но также являлось фактором сдерживавшим личные амбиции ряда представителей властной элиты. Деятели, работавшие вместе с Ю. Пилсудским в сфере внешней политики, выполняли, прежде всего, ролевые функции, которые, однако, нередко соответствовали и их индивидуальным качествам. Ю. Пилсудскому удавалось выполнять роль арбитра различных сил, свойственную многим диктаторам. Однако, этот механизм управления был опасен тем, что создавал возможности распада управленческой структуры после ухода Маршала.

До 1930 г. заинтересованность Маршала в вопросах внешней политики была невелика, но после, фактор индивидуальных особенностей Ю. Пилсудского проявился в полной мере.

Политика Польши после переворота приобрела некий параллелизм. Явная и хорошо известная политика официального МИД соответствовала в целом духу Женевы и Локарно и явно стремилась к тому, чтобы сохранить соглашение с Францией как главное основание внешней политики Польши. Однако наряду с этой официальной политикой существовала и другая - тайная, ставившая перед собой определенные цели и исходившая из предпосылок, в точности неизвестных ни польскому общественному мнению, ни даже большей части правящей элиты. В данном случае такое разделение уместно, поскольку невозможно говорить о типичном проявлении многосторонней дипломатии или хитроумности дипломатических ходов. После 1926 г. две внешних политики Польши существовали раздельно, причем одна не служила целям другой. Также можно говорить и о разделении функций - официальная политика была представлена министру А. Залескому, тайная - его заместителям и в редкие времена инициатором новаций и секретных дипломатических действий был сам Ю. Пилсудский. Распространенным было представление об А. Залеском как о министре, состоявшем в штате у своих заместителей, уполномоченных Маршалом. Тайная внешняя политика терпела деятельность министерства по той причине, что, в сущности, строго не противоречила ей, но в решающие моменты вмешательства были неожиданными и весьма энергичными. Такой параллелизм характеризует внешнюю политику Польши в течение всего периода министерства А. Залеского, то есть до конца 1932 г., позже о нем уже нельзя говорить с такой определенностью.

Двойственность внешней политики Польши имела несколько оснований. Во-первых, она была вызвана сочетанием двух необходимостей - сохранения приязненных отношений с Францией и формирования независимой от этой державы внешней политики. Во-вторых, Ю. Пилсудский осознавал, что искусственное пресечение прежних связей, имевшихся у Польши и тенденций ее политики чревато большими потерями, также как и пренебрежение новыми путями и методами, попыткой польского руководства было сочетать противоречивые тенденции во внешней политике страны. В-третьих, существенную роль в формировании двухуровневой внешней политики Польши играли конспиративные привычки Ю. Пилсудского, сказывавшиеся в том, что даже приближенные лица и министр иностранных дел могли быть в неведении относительно его ближайших внешнеполитических планов.

В 1920-е гг. Польша активно участвует в работе над проектами европейского урегулирования, к которым Ю. Пилсудский не без основания относился скептически. Однако уже в то время проявляются тенденции к созданию индивидуальной системы безопасности для Польши, которая основывалась бы на принципе двусторонних соглашений. Первые неофициальные и полуофициальные шаги в этом направлении Ю. Пилсудский предпринимает уже вскоре после прихода к власти.

Уникальность межвоенного периода состоит в том, что острота проблемы безопасности порождала массу разнообразных попыток создания моделей европейского урегулирования, в которых отразились, пожалуй, все возможные формы политического мышления. Позиция Польши по проектам всеобщей безопасности была благожелательной, но дипломаты во главе с А. Залеским хорошо ощущали недостаточность декларативных средств, которые, пожалуй, не могли дать ничего нового относительно Устава Лиги Наций. Скептическим было и отношение к пан-европейскому движению, которое с момента выступления А. Бриана стало внушать подозрения, что Франция готова таким путем реализовать свои частные интересы в ущерб интересам Польши.

Было общеевропейской тенденцией, что либеральные по своей форме проекты соглашений наполнялись реалистическими и частными по своему характеру интересами. То, чего не было в Женевском протоколе 1924 г., является почти осязаемым в пакте Бриана-Келлога и Московском протоколе. В работе над последним Польша участвует активно, но целью являлось не содержание статей, а нормализация отношений с СССР. После пакта Бриана-Келлога декларативные формы моделирования безопасности уже более невостребованы и в политической практике отныне отдается предпочтение контролирующим формам.

После 1930 г. потребностью внешней политики Польши был поиск новых подходов, обусловленный необходимостью реакции на изменения, происходившие в Европе. Однако новые международные инициативы в деле обеспечения европейской безопасности оказываются для нее опасными. Это является следствием общего и неизбежного разрыва между «безопасностью-для-всех» и «безопасностью-для-одного».

Из предложенного в исследовании определения безопасности следует, что она является достаточно широким понятием и не атрибутом мира. Следовательно, далеко не всякая схема мирного взаимодействия в межвоенной Европе означала бы безопасность для Польши и малых стран-лимитрофов. Невозможность создания в Европе системы всеобщей безопасности стала окончательно очевидной ввиду неудачи пан-европейского проекта А. Бриана.

В начале 1930-х гг. наиболее существенное значение для восточноевропейских стран приобретают горизонтальные связи - т.е. взаимоотношения друг с другом, а не с великими державами. Существенно возрастает и потенциал внешней политики Польши, выражающийся в количестве связей и отношений, которые она была способна поддерживать одновременно. В этот период ее внешняя политика уже более не подчинена только интересам отношений с великими державами.

Системные изменения в европейских отношениях нач. 1930-х гг. во многом предопределили их дальнейшее развитие. Было утрачено убеждение, что европейский мир может иметь в основе доверие и добровольное согласие. Следует предполагать появление и постепенное усиление хаосогенных тенденций, скрытых или не существовавших ранее. Одним из факторов явилось активное включение СССР в европейские отношения, участие которого прежде было лишь частью дипломатической игры. Цели советской дипломатии значительно расширяются в нач. 1930-х гг., и в них уже присутствует заинтересованность в определенных формах порядка для всей Европы. Необходимо констатировать, что событие такого масштабного значения породило значительный резонанс. Новое положение СССР явилось для системы дестабилизирующим фактором, изменив расстановку сил и укрепив позиции западных держав (прежде всего Франции), что породило в Германии опасение предстоящего окружения, усиленное фактическим завершением политики Рапалло.

Перманентное усиление Германии явилось вторым по значению хаосогенным фактором после инкорпорирования СССР в европейские отношения. Ее поэтапное довооружение и усиление должно было с особой остротой поставить вопрос о безопасности в Европе и тем самым стимулировать деятельность держав, которая имела бы своим результатом выбор одного из двух возможных путей.

Важнейшей реалией европейской политики 1930-х гг. становится дилемма, связанная с общей потребностью формирования порядка нового типа, который мог быть основан на принципе баланса сил, что подразумевало союз СССР и западных держав или на разграничении сфер влияния и интересов, возможном при условии согласия западных держав с Германией. Правильным будет предположение, что для Польши, как и других восточно-европейских стран, любое согласие великих держав представляло угрозу, хотя бы потому, что такое соглашение в меньшей степени имело бы в виду их интересы.

В начале 1930-х гг. одним из вариантов развития системы европейских отношений был директорат ведущих держав, смысл которого состоял в согласовании ведущими державами своей политики и разграничении сфер влияния и интересов. Воплощением этой схемы становится проект Пакта четырех, задачей которого является не столько сохранение или осуществление общих ценностей, таких как мир и развитие, но в большей степени реализация частных интересов, таких как индивидуальная безопасность и доминирование.

Острая оппозиция Польши к этой инициативе представляется достаточно обоснованной. В нашем исследовании проект Пакта четырех рассматривается как первая в межвоенной Европе модель безопасности, дискриминирующая малые государства. Согласно свидетельству ряда источников, обсуждение Пакта четырех в 1933 г. оказало значительное влияние на последующую польскую внешнюю политику. Снятие угрозы франко-германского согласия, способного ослабить безопасность Польши и привести к ее изоляции, было возможно лишь посредством тесного сближения Польши с одной из этих держав, к чему с 1933 г. была готова Германия, но не Франция.

Достаточно необычный взгляд на перспективы внешней политики Польши представляли некоторые правые идеологи, не связанные с народными демократами, такие как С. Мацкевич и Е. Сапега. Их мыслью было тройственное согласие Франции, Германии и Польши, своим острием направленное против СССР1.

На смену политике участия в формировании стабильности на континенте приходит политика индивидуального обеспечения безопасности. С начала 1930-х гг. Польша ставит себя в оппозицию по отношению к инициативам великих держав - новые проекты объективно не соответствуют ее интересам, а политики осознают интерес страны, отделяя его от общего интереса мира в Европе.

Для внешней политики Польши 1932 г. становится рубежным, поскольку именно тогда начинают проявляться тенденции формирования политического курса нового типа. Вслед за попытками включиться в процесс созидания европейского порядка, призванного гарантировать мир и стабильность, польская дипломатия прилагает усилия для решения потенциально конфликтных вопросов на двусторонней основе. Выражениями этой линии становятся соглашения о ненападении, подписанные с СССР и Германией в 1932 и 1934 гг.

Следует говорить об отсутствии альтернативных стратегий в политике Польши после 1934 г., задачей которой становится сохранение достигнутого положения на максимально продолжительный срок. Необходимо также отметить и некоторую потерю чувствительности польского руководства в восприятии изменений европейских отношений.

Невозможность участия Польши в предлагавшейся системе коллективной безопасности следовала не только из амбициозных установок Маршала, но имела и объективные основания. Важнейшим из них было то, что любая модель коллективной безопасности типологически близка директорату,

1 Подобного рода идеи, высказывавшиеся их авторами на страницах газет, в публичных или парламентских выступлениях, не играли существенной роли в формировании общественного мнения или внешнеполитического курса. опасность которого для малых государств очевидна. В позиции польского руководства относительно Восточного пакта находит выражение та логика, согласно которой безопасность совсем не является атрибутом мира, и существенные угрозы могут создаваться для конкретного государства и в состоянии системной стабильности.

Модели европейской безопасности могли представлять опасность для Польши не только заложенными в их основу принципами, но и своей уязвимостью и неустойчивостью. Еще И. Кант, скептически относившийся в возможности продолжительного мира, достигаемого равновесием европейских держав, утверждал, что это «чистейшая химера, подобно дому Свифта, который был построен с таким строгим соблюдением всех законов равновесия, что тотчас рухнул, как только на него сел воробей»1. Представленное сравнение можно отнести ко многим моделям европейской стабильности межвоенного V периода.

К 1935 г. все попытки создания концептуальных форм, призванных по осуществлении гарантировать стабильность в Европе, уже исчерпали себя. После этого следует повторение попыток реализации проектов, возникших ранее. Возможно, это служит доказательством ограниченности имеющихся путей поиска безопасности и форм ее осуществления.

Общей особенностью моделей европейской стабильности середины -второй половины 1930-х гг., была их эпизодическая и кратковременная, нередко спонтанная актуализация. Сходство моделей кажется очевидным. Можно провести параллель между схемой, лежавшей в основании Пакта четырех, и политикой умиротворения кон. 1930-х гг., нашедшей выражение в Мюнхенском соглашении четырех держав. Так же Восточный пакт и линия Стрезе обнаруживают сходство целей и принципов их реализации. Каждая из таких моделей, прежде всего, была схемой взаимодействия великих держав, в которой Польша могла бы выполнять лишь функциональную роль. Заложенные в основах существования моделей принципы в своей массе были

1 Кант И. Сочинения: в 6 т. М., 1956. Т.4, И. С. 106. дискриминирующими для Польши. Концептуально близкими, но не преемственными являются системы локальной безопасности - Локарнская и так называемого Западного пакта. Существует и типологическое сходство между различными моделями локальной безопасности для Восточной Европы -Северное Локарно, Восточное Локарно и прочие, возникшие после 1925 г., призванные компенсировать возникшую асимметрию безопасности. Идее локальной безопасности были подчинены и различные проекты Дунайского соглашения, характерные для первой половины 1930-х гг.

Является общим местом в исторической литературе утверждение о том, что политики западных держав не были склонны в своей массе поддерживать идею окружения и ослабления Германии. Значительную роль играл опыт политики, предшествовавшей первой мировой войне, которая лишь стимулировала конфликтное разрешение противоречий. Весьма типичным является мнение политического обозревателя «Тайме», поместившего за полгода до начала второй мировой войны статью в газете, содержавшую следующие утверждения: «Дипломатическое положение Франции очень укрепилось в результате того, что она добровольно пожертвовала своей политикой окружения Германии <.> Теперь никакая пропаганда не сможет воссоздать в германских глазах Францию такой, какой она изображена в книге «Моя борьба», то есть в качестве традиционного врага и неизменного противника законных германских устремлений.»1. Фактический отказ от окружения Германии имел в основании и соперничество западных демократий. Очевидно, что сближение с ними не могло дать Польше гарантий безопасности.

Активные попытки создания блока восточно-европейских государств относятся к 1935-1938 гг., когда Польша уже достигла определенной разрядки в отношениях с соседними державами. Однако, в каждом случае стремление к реализации внешнеполитических концепций было ответом на эпизодически возникавшие возможности, создававшиеся в результате взаимодействия великих держав. Необходимо констатировать, что польские политики были

1 Правда, 14 февраля. более склонны действовать согласно пониманию национального интереса, нежели руководствуясь принципами концепций, лишь в малой части отвечавших реалиям международной политики.

Сотрудничество Польши с Германией после 1933 г., включая период Мюнхенского кризиса, по нашему мнению, объяснимо не столько совместимостью интересов двух стран, сколько стремлением санационного руководства исключить возможность дискриминационной роли для своей страны.

После 1934 г. внешняя политика Польши почти не подверглась изменениям и была подчинена стремлению сохранить приобретенные позиции, поскольку политической данностью для малого государства является жесткая связь между наличием удачно занятой позиции и вопросом суверенитета и национального существования.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Офицеров-Бельский, Дмитрий Владимирович, 2004 год

1. ИСТОЧНИКИ1. Архивные документы

2. Опубликованные документы и материалы

3. Год кризиса 1938-39: Документы и материалы: В 2 т. Д., 1990.

4. Документы внешней политики СССР. ТТ.8-21. М., 1963.

5. Документы и материалы кануна второй мировой войны. ТТ. 1-2. М., 1948.

6. Документы и материалы по истории советско-польских отношений. ТТ.3-6. М., 1963.

7. Документы по истории Мюнхенского сговора 1937-39. М., 1979.

8. Канун и начало войны. Д., 1991.

9. Локарнская конференция 1925 г. Документы. М., 1959.

10. Нота польского товарища министра иностранных дел Високого американскому полномочному министру в Варшаве от 17 июля 1928 г. // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928 №12.

11. Официальное сообщение от 4 июля 1935 г. о польско-германских переговорах // Мировое хозяйство и мировая политика. 1935 №8.11 .Резолюция, принятая конференцией в Стрезе 14 апреля 1935 г. // Мировое хозяйство и мировая политика. 1935 №5.

12. Текст письма, врученного государственным секретарем Соединенных Штатов Келлогом французскому послу в Вашингтоне Клоделю. Вашингтон, 28 декабря // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928 №3.

13. Французский ответ на ноту Келлога, врученный французским послом в Вашингтоне Клоделем 5 января 1928 г. // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928 №3.

14. Текст ответа государственного секретаря Келлога на французскую ноту от 5 января, Вашингтон 11 января 1928 г. // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928 №3.

15. Текст франко-американского договора об арбитраже от 6 февраля 1928 г. // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928 №3.

16. Французская нота Бриана американскому государственному секретарю Келлогу от 21 января 1928 г. // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928 №7.

17. Нота Келлога Бриану от 27 февраля 1928 г. // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928 №7.

18. Нота французского посла в Вашингтоне Клоделя Келлогу от 31 марта 1928 г. // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928 №7.

19. Протоколы заседаний чехословацкого сейма. Электронная версия: http://www.psp.cz/eknich.

20. Циркулярная нота американского правительства британскому, германскому, итальянскому и японскому правительствам от 13 апреля 1928 г. // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928 №7.

21. Dokumenty z dziejow polskiej polityki zagranicznej 1918-39. TT. 1-2. Warszawa, 1989.

22. Lapter K. Pakt Pilsudski-Hitler. Polsko-niemiecka deklaracja о niestosowaniu przemocy z 26 stycznia 1934 roku. Warszawa, 1962.

23. Polityka zagraniczna Polski 1918-94. Warszawa, 1995.

24. Sprawa polska w czasie drugiej wojny swiatowej na arenie mi?dzynarodowej. Zbior dokumentow, Warszawa, 1965.

25. Wniosek rzqdu RP w sprawie generalnej ochrony mniejszosci narodowych, 1934 kwiecien 10, Genewa. Электронная версия: http://www.ibidem.com.pl/ zrodla/1918-1939/polityka/miedzynarodowa/l 934-04-10-mniejszosci-wniosek. html.

26. Wyj^tki z Pism-Mow-Rozkazow Jozefa Pilsudskiego // Idea i czyn Jozefa Pilsudskiego. W-wa, 1934.

27. Дневниковые записи и мемуары

28. Майский И.М. Воспоминания советского дипломата 1925-1945 гг. Ташкент, 1980.

29. Риббентроп И. фон. Тайная дипломатия третьего Рейха. Смоленск, 1999.

30. Табуи Ж. XX лет дипломатической борьбы. М., 1960.

31. Эмери Л.С. Моя политическая жизнь. М., 1960.

32. Эррио Э. Из прошлого. Между двумя войнами. М., 1979.

33. Beck J. Ostatni raport. W-wa, 1987.

34. Comte H. Zwierzenia adiutanta w Belwederze i na Zamku. W-wa, 1976.

35. Diariusz i teki Jana Szembeka, opracowal T.Komarnicki. T.I. Londyn, 1964.

36. Francois-Poncet. Bylem ambasadorem w Berlinie. W-wa, 1968.

37. Gawroriski J. Moja misja w Wiedniu 1932-1938. W-wa, 1965.

38. Jqdrzejewicz J. Wskrzesiciel ducha narodu // Idea i czyn Jozefa Pilsudskiego. W-wa, 1934.

39. Laroche J. Polska lat 1926-1935. Wspomnienia ambasadora francuskiego. W-wa, 1966.

40. Lipiriski W. Tworca i budowniczy polskiej sily wojskowej // Idea i czyn Jozefa Pilsudskiego. W-wa, 1934.

41. Mann Th. Tagebucher. 1937 1939. Franfurt a. M. 1980.

42. Meysztowicz J. Czas przeszly dokonany: Wsponnienia ze sluzby w Ministerstwie Spraw Zagranicznych w latach 1932-1939. Krakow, 1984.

43. Przybylski A. Wodz naczelny // Idea i czyn Jozefa Pilsudskiego. W-wa, 1934.

44. Rataj M. Pamietniki. W-wa, 1965.

45. Sliwinski A. Ze wspomnien osobistych // Idea i czyn Jozefa Pilsudskiego. W-wa, 1934.

46. Starzewski J. Obraz duszy // Idea i czyn Jozefa Pilsudskiego. W-wa, 1934.

47. Switalski K. Diariusz 1919-1935. W-wa, 1996.

48. Работы публицистического и декларативного характера

49. Волынский JI. Антисоветский союз шести. Франция и ее союзники. М., 1932.

50. Гессен С. Окраинные государства. JL, 1925.

51. Ламов Л.М. Польша и ее армия. М., 1937.

52. Зоркий А. Фашистская Польша аванпост интервенции // Мировое хозяйство и мировая политика. 1931 №6.55.3оркий А. Польско-германские отношения в полосе обострения // Мировое хозяйство и мировая политика. 1931 №2-3.

53. Радек К. Международная политика. Том 1: Обозрение за 1924 г. М., 1925.

54. Радек К. Подготовка борьбы за новый передел мира. М., 1934.

55. У. (инициал). Французский империализм гегемон антисоветской военной интервенции // Мировое хозяйство и мировая политика. 1931 №6.

56. Чичерин Г.В. Статьи и речи по вопросам международной политики. М., 1959.

57. Bartoszewicz J. Zagadnienia polityki polskiej. W-wa, 1929.

58. Beck J., Przemowinia, deklaracje, wywiady 1931-1939. W-wa, 1939.

59. Dmowski R. Swiat powojenny i Polska. W-wa, 1932.

60. Grabski W. Idea Polski. W-wa, 1935.

61. Groch B. Polska jako czynnik pokoju Europy i swiata (Pod rozwagq sejmu polskiego) Cz?sc II Przemysl, 1919.

62. Handelsman M. Jozef Pilsudski jako historyk // Idea i czyn Jozefa Pilsudskiego. W-wa, 1934.

63. Jones Gareth. Storm over the Polish Corridor. A Welshman looks at Europe // The western mail and south Wales news, February 22nd, 1933 Электронная версия: http://colIey.co.uk/garethjones/germanarticles/weIshmenIooksateurope9. html.

64. Niebezpieczenstwo koryrarza czesko-rosyjskiego z 2 mapami. W-wa, 1920.

65. Niedzialkowski M. Polozenie miqdzynarodowe Polski i polityka socializmu polskiego. W-wa, 1925.

66. Pobog-Malinowski W. W ogniu rewolucji // Idea i czyn Jozefa Pilsudskiego. W-wa, 1934.

67. Pobog-Malinowski W. W podziemiach konspiracji // Idea i czyn Jozefa Pilsudskiego. W-wa, 1934.

68. Rzymowski W. Zyciorys // Idea i czyn Jozefa Pilsudskiego. W-wa, 1934.

69. Skszynski A. Dwie mowy. Nacjonalizm a internacjonalizm. Polityka Polski a Liga1. Narodow. W-wa, 1927.1. Периодические издания1. Известия. 1925-1939.

70. Мировая политика и мировое хозяйство. 1928-1935.1. Правда. 1925-1939.1. ABC. 1932.1. Czas. 1929-1934.1. Epoka. 1927.

71. Fossische Zeitung. 1925. 26 mai. Gazeta Polska. 1930-1934. Gazeta Warszawska. 1925-1930. Ilustrowany Kurier Codzienny. 1932. Nasz Przegl^d.1932. Nowy Kurier Polski. 1926. Panstwo Pracy. 1932. Rzeczpospolita. 1932.

72. ОБЩАЯ И СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

73. Ахтамзян А. Раппальская политика. Советско-германские дипломатические отношения в 1922-1932 годах. М., 1974.

74. Бах М. Проблема безопасности Восточной Европы и страны Прибалтики // Мировое хозяйство и мировая политика. 1935 №8.

75. Б.Ш. (инициалы). «Европейский комитет» // Мировое хозяйство и мировая политика. 1931 №6

76. Безыменский Л. Альтернативы 1939 года // Новое время. 1989. № 23.

77. Безыменский Л. Второй Мюнхен: замысел и результаты // Новая и новейшая история. 1989. №4-5.

78. Безыменский J1. Советско-германский договор 1939 года. Новые документы и старые проблемы // Новая и новейшая история. 1989. № 3.

79. V 7. Безыменский J1. О чем договорился Сталин с Гитлером в 1939 году // Новое время. 1991. №37.

80. Белоусова З.С. Советский Союз: поиски безопасности // Европа между миром и войной. М., 1992.

81. Белоусова З.С. Угроза фашизма и народный фронт // История Франции: В 3 т. М., 1973. Т.З.

82. Белоусова З.С. Франция и европейская безопасность. М., 1976.

83. Богатуров А.Д. Динамическая стабильность в международной политике // * Очерки теории и политического анализа международных отношений. М.,2002.

84. Богатуров А.Д. Кризис Версальского порядка (1933-1937) // Системная история международных отношений: В 4 т. 1918-2000. T.l. М., 2000.

85. Борисов Ю.В. Советско-французские отношения (1924 1945). М.,1964.

86. Бровкин Е.А. Польско-германские противоречия и проникновение американского капитала в экономику Польши в 1925-1929 гг. // Проблемы славяноведения. Вып.З .Брянск, 2001.

87. J^ 15. Б.Р. (инициалы). Планы Франции в Дунайском бассейне// Мировое хозяйство и мировая политика. 1932 №6.

88. Виноградов М.В. Восточно-Прусский анклав в межвоенный период: геополитическое положение // Общество и власть. СПб., 2001. 4.1.

89. Винокуров С.С. Политические партии Польши и германо-польский договор о ненападении от 26 января 1934 г. //Учен. зап. Моск. Пед. Ин-та. 1971. Т.40.

90. Владимиров Ю.В., Петров В.П. Кэ дэ Орсэ. М., 1966.

91. Волков Ф.Д. Англо-советские отношения (1924 1929). М.,1958.уз 20. Волков Ф.Д. СССР Англия. 1929 - 1945. Англо-советские отношения накануне и в период мировой войны. М., 1958.

92. Выгодский С.Ю. Внешняя политика СССР. 1924 1929. М., 1963.

93. Гаджиев К.С. Геополитика. М., 1997.

94. Гаджиев К.С. Геополитика: история и современное содержание // Полис. 1996. №2.

95. Гинцберг Л.И. Советско-германские отношения в последние годы веймарской республики // Германия и Россия: события, образы, люди. Сборник российско-германских исследований. Воронеж, 1999. Вып.2.

96. Горанович М. Аграрный кризис и распад аграрного блока 1930-33. М., 1971.

97. Горлов С.А. Совершенно секретно: Альянс Москва-Берлин. 1920-1933 гг. М., 2001.

98. Григорьев Л., Оленев С. Борьба СССР за мир и безопасность в Европе (1925 1933). М., 1956.

99. Гросфельд Л. Государство досентябрьской Польши на службе монополий. М., 1956.

100. Грош В. У истоков сентября 1939 г. М., 1951.

101. Джордан В. Великобритания, Франция и германская проблема в 1918-39 гг. М., 1945.

102. Дюрозель Ж.-Б. Луи Барту и франко-советское сближение в 1934 г. // Французский ежегодник (1961). М.,1962

103. Евдокимова Н.П. Франко-германские отношения 1925 1930 гг. во французской буржуазной историографии (основные направления и тенденции) // Из истории межимпериалистических противоречий и буржуазной дипломатии в первой половине XX в. Томск, 1983.

104. Ерин М.Е. План Юнга и реакционные буржуазные партии Германии // Дипломатические отношения западноевропейских стран между двумя мировыми войнами. Ярославль, 1977.

105. Ерусалимский А.С. Антанта, Германия и СССР. М., 1928.

106. Ерусалимский А.С. Германский империализм: история и современность. М., 1936.

107. Ерусалимский А.С. О военных блоках в Европе // Международная жизнь. 1955. №2.

108. Зайкин А.Н. К вопросу о планах создания «восточно-европейской федерации» в годы второй мировой войны // Учен, записки Казах. Ун-т. Т.47, Серия Ист., вып. 6, 1960.

109. Иванов J1.H. Англо-французское сближение// Мировое хозяйство и мировая политика. 1928 №11.

110. Иванов J1. И. Мировая политика после Версаля. М., 1928.

111. Иванов JI. И. Лига Наций. М., 1929.

112. Иванов Л. Н. Крах конференции по разоружению. Харьков, 1934.

113. Иванов Л. Н. Морская политика и дипломатия империалистических держав (между двумя мировыми войнами).

114. Иванов Л. Н. Новейшие тенденции в британской внешней политике // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928. №3

115. Иванов Л. Н. Комитет безопасности и арбитража // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928. №4

116. Иванов Л. Н. Первые итоги и перспективы Женевской конференции // Мировое хозяйство и мировая политика. 1932. №6

117. Иванов Л. Н. Конференция по разоружению // Мировое хозяйство и мировая политика. 1932. №1-2.

118. Иванов Л. Н. Пакт Келлога // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928. №12.

119. Ивашин И.Ф. Международные отношения внешняя политика СССР в 1919 — 1935гг. М., 1956.

120. Ивашин И.Ф. Очерки внешней политики СССР. М., 1958.

121. Ионова Г.А. Борьба СССР против фашистской агрессии и позиция Польши накануне второй мировой войны // Дипломатические отношения западноевропейских стран между двумя мировыми войнами. Ярославль, 1977.

122. К вопросу о дунайской федерации. (Авторство Бригады Института монополии внешней торговли) // Мировое хозяйство и мировая политика. 1932. №6.

123. Кант И. Сочинения: В 6 т. М., 1965. Т.4. И.

124. Каплан М. Система и процесс в международной политике // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. 1998. № 2.

125. Карой JI. Великобритания и Локарно. М., 1961.

126. Кегель Г. Путь к катастрофе // Накануне 1931-39. М., 1991.

127. Кёваго М. Проблемы взаимоотношений малых народов в борьбе против германской экспансии в Центральной и Юго-Восточной Европе во второй половине 1930-х годов XX в. // Дранг нах Остен. М., 1967.

128. Клеванский А.Х. Об антинародной политике Масарика и Бенеша (Обзор чехословацкой исторической литературы) // Вопросы истории № 5, 1955.

129. Климовский Д.С. Антипольская кампания Тревирануса и заблуждения санационных дипломатов // Вестник Белорус. Ун-та. Сер.З. История, философия, экономика, право. 1971 №3.

130. Климовский Д.С. Германо-польское сближение в 1933 г. // Дранг нах Остен. М., 1967.

131. Климовский Д.С. Германия и Польша в Локарнской системе европейских отношений. Минск, 1975.

132. Климовский Д.С. Германский империализм злейший враг Польши. Минск, 1963.

133. Климовский Д.С. Зловещий пакт. Минск, 1968.

134. Княжинский В.Б. Провал планов объединения Европы. Очерк истории империалистических попыток антисоветского «Объединения Европы». М.,1958.

135. Косолапов Н.А. Конфликт как инструмент стабильности в международных отношениях // Очерки теории и политического анализа международных отношений. М., 2002.

136. Красильников А.Н. Политика Англии в отношении СССР. 1929 1932гг. М.,1959.

137. Кремер И.С., Чубарьян А.О. Очерк истории внешней политики СССР (1917 -1963). М., 1964.

138. Крейтор Н. фон. Карл Шмитт, Гроссраум и русская доктрина Монро. Электронная версия: http://press.21.ru/?id=897.html.

139. Кукулка Ю. Проблемы теории международных отношений. М., 1980.

140. Кульбакин В.Д. Милитаризация Германии в 1928 1930гг. М., 1954.

141. Кульбакин В.Д. Очерки новейшей истории Германии. М., 1962.

142. Кундюба И.Д. Исторические предпосылки краха панской Польши. Киев, 1959.

143. Левин И. Международные итоги 1934 года// Мировое хозяйство и мировая политика. 1935. №5.

144. Левин И. Международные основы национального вопроса в послевоенной Европе // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928. №8-9

145. Лопатина О.В. Р. Дмовский и И. Падеревский на мирной конференции 1919 г. в Париже // История и историография зарубежного мира в лицах. Самара, 2001. Вып.5. С.137-145.

146. Лопатина О.В. К вопросу определения польско-германской границы на Парижской мирной конференции 1919 г. // Вопросы зарубежной истории. Самара, 2001. С.53-57.

147. Ляптер К. О польско-германском соглашении 1934 г. // Вопросы истории. 1962. № 10.

148. Малафеев К.А. Луи Барту политик и дипломат. М., 1988.

149. Манусевич А. У истоков санации // Новая и новейшая история. 1974. № 2-3.

150. Матерский В. К вопросу о периодизации польско-советских отношений в межвоенный период // Вестник МГУ. Сер.8. История. 1995. № 4.

151. Мельников Ю.М. США и гитлеровская Германия 1933-39. М., 1979.

152. Михутина И.В. Советско-польские отношения 1931-35. М., 1977.

153. Михутина И.В. Советско-польский пакт о ненападении и внешняя политика Польши в 1931-32 гт. //Советско-польские отношения 1918-45 гг. М., 1974.

154. Михутина И.В. СССР глазами польских дипломатов (1926-1931 гг.) // Вопр. Историию М., 1993. № 9.

155. Морозов С.В. Государственное регулирование экономики в Польше в 19181939 гг. Автореферат канд. дисс. М., 1993.

156. Наленч Д., Наленч Т., Юзеф Пилсудский: легенды и факты. М., 1990.

157. Никонова С.В. Германия и Англия от Локарно до Лозанны. М., 1966.

158. Немо (псевд.). Данциг и Польша // Мировое хозяйство и мировая политика. 1935 №6.

159. Орлова М. Из истории советско-германских отношений в первый период существования Веймарской республики //Международная жизнь, 1955 № 8 .

160. Паевский Я. Участие Густава Г. Штреземана в подготовке II мировой войны // Проблемы истории II мировой войны. М., 1959.

161. Парсаданова B.C. Трагедия Польши в 1938 г.//Новая и новейшая история. М., 1989. №5.

162. Пести М.А. Об англо-германском империалистическом сговоре по вопросу о Балтийском море и Прибалтике (1935 год) // Известия Академии наук Эстон. ССР, Т.4 № 1, 1955.

163. Пирумова О.В. Франко-итальянские отношения накануне итало-эфиопской войны // Дипломатические отношения западноевропейских стран между двумя мировыми войнами. Ярославль, 1977.

164. Поздеева JI.B. Англия и ремилитаризация Германии (1933 1936). М., 1956.

165. Поздняков Э.А. Системный подход и международные отношения. М., 1976.

166. Почс К.Я. «Санитарный кордон». Прибалтийский регион и Польша в антисоветских планах английского и французского империализма (19211929). Рига, 1985.

167. Попов В.И. Англо-советские отношения (1927 1929). М., 1958.

168. Попов В.И. Дипломатические отношения между СССР и Англией (1929 -1939). М.,1965.

169. Рахманинов Ю. Проблема европейской безопасности. М., 1979.

170. Рахшмир П.Ю. Г. Шульц. Подъем национал-социализма. Кризис и революция в Германии. Франкфурт-на-Майне-Западный Берлин-Вена, 1975 //Новая и новейшая история. 1977. №4.

171. Росс Эшби У. Введение в кибернетику. М., 1959.

172. Рубинский Ю.И. Тревожные годы Франции. М., 1973.

173. Рубцов А.Ф. Франция и попытки создания антисоветского «балтийского сроюза» (1920 1923) // Дипломатические отношения западноевропейских стран между двумя мировыми войнами. Ярославль, 1977.

174. Севостьянова Г.Н. Европейский кризис и позиция США 1938-39. М., 1979.

175. Семиряга М.И. Еще раз о «Кризисном годе 1939.» // Мировая экономика и международные отношения. 1989. № 2.

176. Семиряга М.И. Советский Союз и предвоенный кризис // Вопросы истории. 1990. №9.

177. Симонова Т.М. «Прометеизм» во внешней политике Польши 1919-1924 // Новая и новейшая история. 2002. № 4.

178. Симонова Т.М. Стратегические замыслы начальника польского государства Юзефа Пилсудского: Прометеизм во внешней политике Польши 1919-1923 // Военно-исторический журнал. 2001. № 11.

179. Ш.Сиполс В. Дипломатические битвы между двумя мировыми войнами. М., 1979.

180. Современные буржуазные теории международных отношений. М., 1976.

181. ИЗ. Станкевич М. Сентябрьская катастрофа. М. 1953.

182. Стегарь С.А. Дипломатия Франции перед второй мировой войной. М., 1980.

183. Трубайчук А. Пакт о ненападении. Была ли альтернатива второй мировой войне. Киев, 1990.

184. Трухановский В.Г. Внешняя политика Англии на первом этапе общего кризиса капитализма (1918 1939). М. 1962.

185. Турок В.М. Локарно. М.-Л., 1949.

186. Ушаков В.Б. Внешняя политика Германии в период Веймарской республики. М., 1958.

187. Файнгауз Д. Польские буржуазные националисты на службе империалистов Западной Европы и США в 1917-1919 гг. //Учен, записки историко-филологического факультета Вильнюсского Университета. Т.1. 1954.

188. Фалин В.М. 1939 г. Уроки истории. М., 1990.

189. Фолькман Г.Э. Польша в политико-экономических расчетах «Третьего Рейха» в 1933-1939 гг. // http: www. tuad. nsk. ru / ~ history / Author / Engl / F / Folkman / Articles / folkman. html.

190. Фомин B.T. Агрессия фашистской Германии в Европе. М., 1963.

191. Хайцман В.М. Советский Союз, разоружение, мир. 1917 1962. М., 1962.

192. Хрусталев М.А. Политология и политический анализ // Очерки теории и политического анализа международных отношений. М., 2002.

193. Цыганков П.А. Проблемы закономерностей в международных отношениях // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. 1998. № 3.

194. Шкловский Г. Польско-германская таможенная война и проблема Восточной Пруссии // Мировое хозяйство и мировая политика. 1928. №11.

195. Юсупов P.P. Власть и интеллигенция. Казань, 1996.

196. Языкова А. Малая Антанта в европейской политике. М., 1974.

197. Adamczyk A. Stosunki polsko-niemieckie i polsko-radzieckie w latach 1933-1938 w swietle publicystyki Boguslawa Miedzinskiego 11 Acta Univ. Lodziensis. Folia soziologica, 2000. N 69.

198. Balcerak W. Locarno a system wiersalski // Niemcy w polityce miqdzynarodowej. 1919 1939. T.I. Era Stresemanna. Poznan. 1990.

199. Batowski H. Kryzys dyplomatyczny w Europie. Warszawa, 1962.

200. Batowski H. Rok 1938 dwie agresje hitlerowskie. Poznan, 1985.

201. Baungart M. Niemcy w polityce brytyjskiej (1923-1926) // Niemcy w polityce mi^dzynarodowej. 1919- 1939. T.I. Era Stresemanna. Poznan. 1990.

202. Bernas F. Meissner L. Plonaca granica. Warszawa, 1979.

203. Bulhak H. Polska-Francja. Z dziejow sonszu 1933-1936. W-wa, 2000.

204. Cienciala A. Ministr J.Beck i ambasador Erward Raczyriski a zblizenie polsko-brytyjskie w okresie pazd, 38-stycz. 39 // Z dziejow polityki i dyplomacji Polskiej. Warszawa, 1994.

205. Citino R.M. The evolution of blitzkrieg tactics: Germany defends itself against Poland 1918-1933. New-York, 1987.

206. Czubiriski A. Najnowsze dzieje Polski 1914-83. Warszawa, 1987.

207. Davis N. Boze igrzysko. Historia Polski. Krakow, 1996. Т.П.

208. Duroselle J.-B. Histoire diplomatique de 1919 a nos jours. Paris, 1962.

209. Dziewanowski M.K. Jozef Pilsudski: a European federalist, 1918-1922. Stanford (Cal.), 1969.

210. Farys J. Koncepcje polskiej polityki zagnanicznej 1918-1939. W., 1981.

211. Farys J. Niemcy w mysli politycznej pilsudczykow w latach dwudziestych// Niemcy w polityce miqdzynarodowej. 1919 1939. T.I. Era Stresemanna. Poznan. 1990.

212. Fiedor K. «Dyktat Wersalski» w propagandzie i publicystyce Republiki Wejmarskiej // Niemcy w polityce miqdzynarodowej. 1919 1939. T.I. Era Stresemanna. Poznan. 1990.

213. Furnia A.H. The Diplomacy of appeasement: Anglo-French relations and the prelude to World War II. 1931-1938. Washington, 1960.

214. Garlicki A. Jozef Pilsudski 1867-1935. Warszawa, 1989.

215. Garlicki A. Pod rzadami marszalka. Warszawa, 1987.

216. Gilpin R. War and Change in World Politics. Cambrige, 1983. P.34.

217. Gorski G. Prusy Wschodnie w planach Polskiego Paristwa Podziemnego (19391945) // Zapiski hist. Toruri, 2000. T.65, Z.l. S.93-98.

218. Hiibner H. Traktat wersalski a problem niemieckiego militaryzmu // Niemcy w polityce mi^dzynarodowej. 1919 1939. T.I. Era Stresemanna. Poznan. 1990.

219. Jqdruszczak T. Stosunki polsko-niemieckie w okresie miqdzywojennym // Z dziejow stosunkow polsko-niemieckich. W., 1964.

220. Karski J. Wielkie mocarstwa wobec Polski 1919-1945. Od Wersalu do Jalty. Lublin, 1998.

221. Konopczyriski W. Historia polityczna Polski 1914-39. Warszawa, 1995.

222. Krasuski J. Stosunki polsko-niemieckie 1919-1932. Poznan, 1975.

223. Kozeriski J. Czechoslowacja w polskiej polityce zagranicznej w latach 1932-38. Poznan, 1964.

224. Kukulka J. Francja a Polska po traktacie wiersalskim. Warszawa, 1989.

225. Kulak T. Polska wobec Ligi Narodow w latach 1935-1936: (w zwi^zku z politycznymi zmianami w sytuacji europejskiej // Polska wobec idei integracji europejskiej w latach 1918-1945. Toruri, 2000.

226. Leczyk M. Polska i sasiedzi. Stosunki wojskowe. Bialystok, 1997.

227. Lenkiewicz A. Josef Pilsudski (1867-1935). Wroclaw, 2002.

228. Lossowski P. Lotwa-nasz sasiad. Warszawa, 1990.

229. Lossowski P. Najnowsze dzieje Polski 1914-83. Warszawa, 1984.

230. Lossowski P. Polska odrodzona 1918-39. Warszawa, 1988.

231. Lossowski P. Polska w Europie i swiecie 1918-39. Warszawa, 1990.

232. Lossowski P. Stosunki polsko-estoriskie 1918-39. Gdarisk 1992.

233. Mackiewicz (Cat) S. Historia Polski od 11 listopada 1918 r. do 17 wrzesnia 1939 r. Warszawa, 1989.

234. Materski W. Tarcza Europy. Stosunki polsko-niemieckie 1918-39. Warszawa, 1994.

235. Michowicz W. Ewolucja stanowiska Polski wobec Ligi Narodow w okresie miqdzywojennym // Polska wobec idei integracji europejskiej w latach 19181945. Toruri, 2000.

236. Michowicz W. Rola planow i programow rozbrojeniowych w polityce Niemiec w dobie Komisji Przygotowawczej do Konferencji Rozbrojeniowej // Niemcy w polityce miqdzynarodowej. 1919 1939. T.I. Era Stresemanna. Poznari. 1990.

237. Morgenthau H.J. International Relations: common sense and theories // Truth and Power. Esseys of a Decade. 1960-1970. New York, 1970.

238. Newman S. March 1939: the British guarantee to Poland. Oxford, 1976.

239. Nie szabl^, lecz piorem: Batalie publicystyczne II Rzeczpospolotej. W., 1993.

240. Nowak A. Polska i trzy Rosje: Studium polityki wschodnej Jozefa Pilsudskiego (do kwietnia 1920 г.). W-wa: Inst. Historii PAN, Krakow, 2001.

241. Okulewicz P. Koncepcja "mi^dzymorza" w mysi praktyki politycznej obozu Jozefa Pilsudskiego w latach 1918-1926. Poznari, 2001.

242. Paruch W., Trembicka K. Typologia systemow bezpieczeristwa w XIX i XX wieku. Lublin, 1996.

243. Polityka zagraniczna Polski miedzywojennej. W-wa, 1979.

244. Pronobis W. Polska i swiat w XX wieku. W-wa, 1995.

245. Rickhoff H. Von German-Polish relations 1918-1935. Baltimore-London, 1971.

246. Rojek W. Poczynania dyplomacji Polskiej na tie polityki mocarstw w Srodkowej i Poludniowej Europie w latach 1936-38 // Z dziejow polityki i dyplomacji Polskiej. W-wa, 1994.

247. Roos H. Polen und Europa. Studium zur Polnishen ausenpolitik. 1931-1933. Tubingen, 1965

248. Rosenau J. Public Opinion and Foreign Policy. N.Y., 1965.

249. Rosenau J. The Scientific Study of Foreign Policy. N.Y., 1971.

250. Rosenau J. Turbulence in World Politics. Study of Change and Continuity. Princeton, 1990.

251. Rosenfeld G. Wplyw linii politycznych z Rapallo i Locarno na stosunki niemiecko-polskie // Niemcy w polityce miqdzynarodowej 1919-1939. T.l. Era Stresemanna. Poznan, 1990.

252. Seton-Watson H. Eastern Europe between two wars. 1918-1941. Colorado, Boulder, 1986.

253. Sierpowski S. Stosunki polsko-wloskie w latach 1918-1940. W-wa, 1975.

254. Sierpowski S. Pilsudski w Genewie. W-wa, 1987.

255. Sierpowski S. Politycy niemieccy w dzialalnosci organow Ligi Narodow// Niemcy w polityce miqdzynarodowej. 1919 1939. T.I. Era Stresemanna. Poznan. 1990.

256. Skrzypek A. Niemcy w polityce Zwi^zku Radzieckiego w latach dwudzistych XX wieku // Niemcy w polityce miqdzynarodowej. 1919 1939. T.I. Era Stresemanna. Poznan. 1990.

257. Suleja W. Josef Pilsudski. Wroclaw-Warszawa-Krakow, 1995.

258. Turlejska M. Rok przed klqskq. Warszawa, 1960.

259. War potential // What would be the character of a new war. London, 1936.

260. Wapinski R. Swiadomosc polityczna w Drugiej Rzeczpospolitej. Lodz, 1989.

261. Wheeler-Bennet J. Munich: Prologue to Tragedy. N.-Y., 1948.

262. Wituch T. Wstqp do: Konopczynski W. Historia polityczna Polski 1914-1939. W-wa, 1995.

263. Wojciechowski M. Stosunki polsko-niemieckie 1933-38. Poznan, 1980.

264. Wroniak Z. Polityka Polska wobec Francji w latach 1925-1932. Poznan, 1987.

265. Wroniak Z. Niemcy w polityce Francji w latach 1919 1930 // Niemcy w polityce miqdzynarodowej. 1919- 1939. T.I. Era Stresemanna. Poznan. 1990.

266. Wyszczelski L. О czym nie wiedziali Beck i Rydz-Smigly. Warszawa, 1989.

267. Zacharias M. Polska wobec zmian w ukladzie sil politycznych w Europie w latach 1932-1936. Wroclaw, 1981.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.