Евразийская идея и проблема самоидентификации России тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 09.00.11, доктор философских наук Горяев, Андрей Тюрбеевич

  • Горяев, Андрей Тюрбеевич
  • доктор философских наукдоктор философских наук
  • 2003, ВолгоградВолгоград
  • Специальность ВАК РФ09.00.11
  • Количество страниц 284
Горяев, Андрей Тюрбеевич. Евразийская идея и проблема самоидентификации России: дис. доктор философских наук: 09.00.11 - Социальная философия. Волгоград. 2003. 284 с.

Оглавление диссертации доктор философских наук Горяев, Андрей Тюрбеевич

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. ЕВРАЗИЙСТВО: ОСНОВНЫЕ ВЕХИ

ФОРМИРОВАНИЯ И ЭВОЛЮЦИИ.

§ 1. Идейно-теоретические и духовные предпосылки евразийства.

§ 2. Евразийские «предчувствия» и «утверждения» о самобытности России-Евразии.

ГЛАВА II. РОССИЯ-ЕВРАЗИЯ КАК ЦЕЛОСТНАЯ

СИСТЕМА.

§ 1. Евразийцы об экономико-географической целостности России.

§ 2. Евразийские основания исторического единства России-Евразии.

§ 3. Общие принципы и особенности евразийской культурологии.

ГЛАВА III. ЕВРАЗИЙСТВО: ГЛОБАЛЬНЫЕ ВЫЗОВЫ И

ПОИСКИ ОТВЕТОВ.

§ 1. Евразийское наследие о будущей структуризации мира.

§ 2. Ориентиры самоидентификации российского общества в глобализирующемся мире.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Социальная философия», 09.00.11 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Евразийская идея и проблема самоидентификации России»

Актуальность темы исследования. Современный этап мирового развития, характеризуемый глобальными тенденциями сопряжен с возникновением новых ориентиров, новых ценностей, становлением новой культурно-социальной субъективности. Воплощаются в реальность идеи открытого общества, формируется глобальная взаимозависимая экономика, «всемирная паутина» связывает различные культуры и народы.

Вместе с тем процессы глобализации современной цивилизации сопровождаются и противоположными тенденциями, связанными с возрождением национальных культурных традиций, усиливается стремление народов сохранить свою неповторимость, своеобразие, уникальность. Можно утверждать, что чем сильнее становятся «вызовы» глобализации неолиберальных ценностей, тем с большей энергией и настойчивостью народы стремятся сохранить свою культуру, язык, религию и традиции. Все это приводит к тому, что в периоды глобальных трансформаций актуализируются проблемы национальной идентичности, связанные со стремлением народов к познанию своих истоков, ценностей, традиций. Как справедливо отметил С.Хантингтон, сегодня «люди и нации пытаются ответить на самый главный вопрос из всех, что могут стоять перед человеком: кто мы такие? Люди самоопределяются, отталкиваясь от истории своих предков, религии, языка, ценностей, обычаев, институтов»1.

Таким образом, современная цивилизация находится на стадии поиска своей идентичности с помощью двух альтернативных по сути парадигмальных установок: глобализации и унификации цивилизационного процесса, с одной стороны, и локализации, с другой. В

1 Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. М., 1999. С. 532. реальном историческом процессе эти два процесса взаимодействуют, образуя основную интригу модернизационных трансформаций. Рост объективных интегративных тенденций во всем мире, которые ведут к усилению взаимодействия во всех сферах жизни современного общества — экономической, политической, информационной, культурной - сопровождается не менее устойчивым процессом противодействия интернационализации культуры и духовной сферы в форме протестов отдельных этнических и социальных общностей в разных регионах и странах. Более того, боязнь утратить свой язык, культуру, самобытность, уникальность, национально-хозяйственную самодостаточность, характерная практически для большинства народов, проявляется и на уровне государств, отстаивающих свои национально-государственные интересы, свою национальную идентичность в широком смысле.

Проблема идентификации особенно актуальна для такой полиэтнической и многоконфессионнальной страны как Россия, в которой соприкасаются Европа и Азия, Запад и Восток. И на каждом бифуркационном этапе исторического развития в России вновь встают не только вопросы сосуществования различных культур, традиций, народов внутри страны, но и вопросы, связанные с выбором ориентации на Запад или Восток. Не случайно интеллектуальная история страны пронизана спорами между «западниками» и «славянофилами», сторонниками евразийства и их оппонентами. В этой связи вполне логично появление в 20-е гг. XX в. евразийства не только как общественно-политического движения, но и концептуальной системы, призванной объединить различные, порой альтернативные движения, теоретические подходы, обосновать самодостаточность российско-евразийской цивилизации. Проблема, поставленная евразийцами, — найти необходимое равновесие между западным и восточным в российской ментальности, наисложнейшая. И хотя идеи, выдвинутые классиками евразийского движения, — Н. Трубецким, П. Савицким, Г. Вернадским, Л. Карсавиным, М. Шахматовым, Н. Алексеевым, В. Ильиным и др., - не дали ответы на все вопросы, волновавшие российское общественное мнение, но высказанные ими положения стали существенным стимулом для самоидентификации России в один из наиболее сложных и противоречивых этапов развития страны.

В данном контексте особенно значимой представляется проблема идентичности, поскольку на первый план выходят споры о сходствах и различиях общецивилизационного свойства. Поиск идентичности, коллективной или индивидуальной, действительной или сконструированной, становится фундаментальным источником социальных значений (М. Кастельс). Это объясняется тем, что потеря идентичности, влечет за собой ценностную деструкцию, рассогласование или аномию, попытки же конструирования искусственной идентичности представляют потенциальную угрозу безопасности личности и общества и сопровождаются различного рода конфликтами. Все это свидетельствует о том, что та или иная трактовка идентичности может иметь не только позитивный, но и негативный характер. Сегодня человечество сталкивается с реальной проблемой. С одной стороны, возросли личное самосознание, чувство культурной идентичности и таким образом-различия. С другой стороны, значительно расширился взаимный обмен культурными достижениями между людьми, народами и цивилизациями. Эти два позитивных сами по себе явления становятся проблемой, когда они сталкиваются на практике, как взаимоисключающие. В концептуальном плане решение проблемы лежит в принятии тезиса о положительном значении культурного и цивилизационного многообразия. Сохранение этого многообразия в рамках как отдельных государств, так и человеческой цивилизации в целом должно быть исходной ценностно-мировоззренческой парадигмой глобализирующегося мира. Диалог между культурами и цивилизациями подразумевает «обмен пониманием», а не «столкновение цивилизаций», который ведет к конфликту. В этих условиях перед ведущими странами мира встает вопрос о способах сосуществования людей различных культур и традиций в формирующемся глобализованном мире.

Показательно, что в Декларации «Саммита тысячелетия», проходившем в рамках последней в XX в. сессии Генеральной Ассамблеи ООН на уровне глав государств и правительств, подчеркивается: главная задача, стоящая сегодня перед мировым сообществом состоит в том, чтобы глобализация стала позитивным фактором для всех народов мира. Позитивность предполагает уважительное отношение к многообразию цивилизационных различий, выступающих источниками развития культур. Эта проблема приобретает особый смысл в XXI в., когда под давлением различных проблем существенно возросла напряженность в межцивилизационных отношениях. В подобной ситуации нужна новая стратегия, способная интегрировать в процессе глобализации общечеловеческое и национальное, обеспечить право всех народов на достойную жизнь, культурную и цивилизационную самобытность.

Ситуация в мире в конце XX и начале XXI вв. осложняется тем, что глобализация зачастую интерпретируется как универсализация неолиберальной модели исторического развития1. Между тем

С. Хантингтон, справедливо указывая на разрыв между принципами и практикой Запада, отмечает: «Вера в то, что не западные народы должны принять западные ценности, институты и культуру, если говорить 2 всерьез, аморальна по своим последствиям» .

1 См.: Многогранная глобализация. М., 2003; А.С.Панарин. Искушение глобализмом. М., 2001.

2 Хантингтон С.П. Запад уникален, но не универсален // Международная экономика и международные отношения. № 8. 1997. С. 90-91.

Что касается России, то проблема выработки целостного национально-государственного самосознания связана с решением вопроса о том, существует ли российская цивилизация как особая цивилизация, как особый культурно-исторический тип? Любой ответ на этот вопрос приводит к рассмотрению сложного комплекса проблем об отношении России к Западу и Востоку. Сложность общецивилизационной характеристики России в том, что отличительной чертой российского общества является его полиэтнический, поликультурный характер. Исторически сложилось так, что большое число народов и этнических групп стало жить не только рядом друг с другом, но и вместе друг с другом. При этом указанные культуры и народы оказываются встроенными в общероссийскую культуру, составляя с ней единое целое. И сегодня понять, как они развивались и как будут развиваться в дальнейшем, можно только рассматривая их в историко-генетическом и историко-проблемном ключе.

В отечественной социально-философской и общественной мысли необычайно сильна культурно-историческая доминанта, что обусловлено необходимостью постичь место России во всемирной истории. В этом отношении сегодняшние поиски моделей дальнейшего развития нашего общества продолжают традиции историософской проблематики, всегда волновавшей общественную и философскую мысль России. Те глобальные трансформационные вызовы, с которыми встретилась страна, актуализируют традиционные для России вопросы о «западном» и «восточном» в ее ментальности, что закономерно повышает исследовательский интерес к философским идеям мыслителей прошлого. Вместе с тем задача систематического осмысления имеющегося духовного наследия во всем его богатстве и многоплановости еще далека от своего решения. В первую очередь это относится к интеллектуальному наследию российской эмиграции «первой волны» 20-30-х гг. XX в. идей евразийцев.

Богатое научное и творческое наследие, оставленное российской эмигрантской мыслью 1920-30-х гг., представляет большой интерес с точки зрения современных поисков оснований самоидентификации в российском общественном сознании. Уровень «самопознания» культуры является одним из важнейших показателей, указывающих на степень зрелости духовной жизни общества. Особую роль в самоидентификации общества играют острые социальные кризисы. Сопровождаясь разрушением сложившейся системы традиций и ценностей, они, вместе с тем, высвечивают доселе неизвестные, скрытые потенции культуры, делают необходимым пересмотр традиционных представлений о своей нации и ее месте среди других наций, новое прочтение национальной идеи.

Обращение к идеям российской эмиграции начала XX в. концептуально оправдано еще потому, что в этот период Европа тоже находилась на своеобразной точке бифуркации, осмысливала первую в истории мировую войну, первую в истории социалистическую революцию и т.д. Особенно остро переживали происходящие цивилизационные трансформации эмигранты из России, перед которыми стояли фундаментальные вопросы, во многом аналогичные тем, что и сегодня стоят перед страной.

Период 20—30-х гг. XX в. заслуживает в этом отношении специального внимания исследователей, поскольку именно в это время значительная часть российской интеллигенции, оказавшись за границей после событий революции и гражданской войны, целенаправленно пыталась заново определить смысл русской культуры, направление развития национальной истории для того, чтобы понять причины происшедшего и помочь Родине самоопределиться.

При этом, если многое из того интеллектуального наследия, которое было оставлено первым поколением российской эмиграции, уже стало предметом научного внимания отечественных исследователей, то проблематика идентичности в контексте евразийской идеи еще не стало предметом специального систематического анализа.

Исходя из этого, в данном исследовании рассматриваются те концептуальные прозрения интеллектуальной элиты российского зарубежья, которые, как нам представляется, своей неординарностью предлагаемых подходов и в то же время достаточной полнотой и цельностью, дают возможность по-новому взглянуть на проблему национальной идентичности в целом. При этом, хотя сам термин «национальная идентичность» ими не применялся, но вопросы национального самосознания, сути России, особенностей взаимоотношения «западного» и «восточного» в ментальности россиян, то есть комплекс проблем, которые по существу содержательно обсуждается при выяснении смысла данного термина, активно обсуждался в среде российской гуманитарной интеллигенции, оказавшейся в эмиграции после революции 1917г.

Именно поэтому безусловный интерес представляет наследие весьма оригинального и своеобразного течения мысли, которое известно под названием «евразийство».

При этом как бы не оценивать концептуальный статус нового идейного направления, евразийство как источник споров, полное притяжения или отталкивания, остается базовой ценностно-мировоззренческой идеей, помогающей решать проблемы цивилизационной самоидентификации России. Для консолидирующей, обладающей своим самосознанием народом, Россия всегда будет не только географически, и даже не только культурно, но и ментально мостом, континентом, соединяющим Европу и Азию, Запад и Восток, что необходимым образом вызывает и будет и дальше вызывать в памяти идеи и аргументы евразийцев. Методологическая привлекательность евразийства связана с рядом взаимообусловливающих друг друга обстоятельств: во-первых, с тем, что евразийство поставил в центр своего учения непреходящие, по-своему вечные и каждый раз по-новому актуализируемые метафизические проблемы, во-вторых, евразийство не только фундаментальная теоретическая модель о России, ее прошлом, настоящем и будущем, но и междисциплинарная научно-теоретическая концепция, опирающаяся на достижения естественных и социально-гуманитарных наук; в-третьих, «евразийство есть не только система исторических или теоретических учений. Оно стремится сочетать мысль с действием и в своем пределе приводит к утверждению . определенной методологии действия»1; в-четвертых, евразийцы одними из первых поставили вопрос об исчерпанности формационных и цивилизационных возможностей не только социализма, лишившего их Родины, но и капитализма, принявшего их. Это обстоятельство было подчеркнуто в декларации 1927 г., в которой отмечается, что «в отношении равно капитализма и коммунизма евразийство представляет третье решение, выходящее на путь широкой социальности»2. Отсюда защита общественной системы, которую евразийцы назвали «системой государственно-частного хозяйства».

Указанные обстоятельства, а они не исчерпывают все факторы, которые делают идеи евразийства привлекательными и в наши дни, показывают глубину проблем, поставленных евразийцами. Разумеется, следует при этом считаться с существованием различных интерпретаций евразийства. В этой связи следует различать: 1) евразийство основоположников данного направления теоретической мысли; 2) евразийство последователей нового движения; и, наконец, 3) неоевразийство ряда современных исследователей и политиков. Между

1 Карсавин Л.П. Евразийство // Континент Россия. М., 1990. Вып. второй. С. 35.

2 Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. М., 1993. С. 220. этими интерпретациями евразийской идеи имеется не только общее, но и важные различия, без учета которых нельзя понять насколько аутентично используются идеи классиков евразийства в наши дни, как под влиянием новых факторов меняется истолкование базовых понятий евразийства. При этом необходимо считаться с тем, что в силу известных причин евразийство не было чисто академическим построением, в нем всегда наличествовали внутренние противоречия, что осознавали идеологии нового идейно-теоретического направления.

К евразийцам относилась целая плеяда талантливых философов, историков, экономистов, географов, языковедов, публицистов, литераторов и других представителей российской интеллигенции, оказавшихся в европейской эмиграции после революции 1917г.1. Непосредственными организаторами и интеллектуальными лидерами евразийства на различных этапах были языковед и культуролог Н.С. Трубецкой, географ и экономист П.Н. Савицкий, искусствовед П.П. Сувчинский, историк Г.В. Вернадский, философы Г.В. Флоровский и Л.П. Карсавин. Кроме них, в евразийском движении активное участие принимали филологи и литературоведы P.O. Якобсон, Д.П. Святополк-Мирский, A.B. Кожевников (Кожев), правоведы В.И. Ильин, H.H. Алексеев, писатель В.Н. Иванов, историк П.М. Бицилли, доктор Э. Хара-Даван, С. Балыков, Б. Уланов и др.

Разносторонность интересов участников евразийства предопределила широту поисков, многообразие форм проявления. Евразийство, как было отмечено, представляло собой не просто определенную историософскую школу, академически изучающую прошлое, но и оформленное геополитическое движение, которое пыталось реально претендовать на практическое участие в строительстве будущей жизни России.

1 Савицкий П.Н. Евразийство //ГАРФ. 5783. On. I. Ед. хр. 30. Л. I.

Основные положения евразийских идей были сформулированы в целом ряде статей и работ различных авторов. В своем комплексе они позволяют оценивать их как относительно самостоятельную и целостную концепцию. Однако справедливо будет отметить и определенные противоречия в их программах, в частности, нечеткость по отношению к славянофильству, как идейному течению, близкому по своей интенции к евразийской концепции, различное понимание сторонниками евразийства роли Запада в отечественной традиции, переплетение славянофильских взглядов (евразийцы сами признавали свое «духовное родство» с ними) с пантюркизмом, панмонголизмом, заимствование ряда положений других геополитических доктрин.

За период с 1921 г. (время выхода первого сборника «Исход к Востоку: предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев») и примерно по 1938 г., ими были опубликованы многочисленные исследования под разными названиями: «На путях: утверждение евразийцев», «Евразийские временники», «Евразийские хроники», «Тридцатые годы: утверждение евразийцев», «Евразийские тетради», а также газета «Евразия» и журнал «Версты», в которых излагалась евразийская концепция.

Но все же самым главным в евразийстве выступили не столько широта их интересов, сколько их базовые идеи, которые были -оригинальны в концептуальном отношении и углубляли понимание российской истории и культуры. Именно поэтому многие сформулированные ими социально-философские положения созвучны современным политическим, социальным и культурным процессам, несмотря на те принципиальные изменения, которые произошли в мире.

Своеобразие подходов к оценке социальных и идейных трансформаций, глубина анализа, широта охвата материала, эмпирическая • и методологическая фундированность позволили евразийцам «свежим взглядом в привычных до боли чертах России разглядеть целый географический континент — материк с особой исторической судьбой-Евразию»1. Евразийскую культуру, ядро которой составляла прежде всего русская культура, они воспринимали не как недостаточно развитую, несовершенную часть европейской традиции, а как самостоятельную, самобытную, целостную культуру. По их мнению, евразийская культура в равной мере включала в себя как восточные, так и западные культурные потоки. Исходя из такой концептуальной установки, они доказывали, что «русские люди и люди «Российского мира» не суть ни европейцы, ни азиаты. Сливаясь с родною и окружающей нас стихией культуры и жизни - мы не стыдимся признать себя евразийцами»2.

Подобная трактовка «русскости» и «российского мира» носит принципиальный характер, поскольку служит существенным элементом самостоятельности российской цивилизации. Это во многом предопределило особое понимание пути исторического развития России - Евразии. При этом евразийцы особо подчеркивали восточные корни, которые, по их мнению, были внутренне более близки отечественной традиции, чем западноевропейские. Близость эта обусловливалась и тем, что Восток (это они доказали на основе анализа монголо-татарского периода русской истории), в отличие от Запада, не проявлял агрессивной экспансии в область духовной жизни русского и других народов Евразии. Отсюда важный тезис: «Исход к Востоку». При этом идея поворота к Востоку не затрагивала религиозную сферу. Православие оставалось для них «истинной хранительницей христианства».

Акцент на восточной составляющей российской менталь-ности вполне объясним не только исторически, но и тем, что источником

1 Ключников С. Русский узел евразийства//Наш современник. 1992. № 3. С. 175.

2 Исход к Востоку: предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев. София, 1921. С. 4. бурных революционных потрясений, постигших Россию, явился марксизм, который возник на европейской почве. Социализм, нигилизм, индивидуализм, либерализм, которые были чужды евразийскому мировоззрению, приходили в Россию с Запада, а не с Востока. Это во многом объясняет антизападнические тенденции в работах евразийцев. Вместе с тем, — и это принципиально важно, — тезис «Исход к Востоку» связан не только с подобным фактором, но и с тем, что «русские», «мир россиян» реально полностью нередуцируем к западным стандартам, он действительно более сложен, чем мир западного или мир восточного человека. Отсюда поиски третьего пути для России.

Естественно, что поиски евразийцами третьего пути России были неоднозначно встречены в среде русской эмиграции. В активную полемику по данному вопросу вступили ряд видных ее представителей: Н. Бердяев, А. Кизеветтер, П. Струве, П. Милюков, Ф. Степун, Г. Федотов, И. Бунин и др. При этом оценки евразийства носили противоречивый характер. Например, Ф. Степун называл их «славянофилами эпохи футуризма»1, тогда как А. Кизеветтер считал неправомерным сравнение евразийцев со славянофилами. Критикуя учение евразийцев, он доказывал, что евразийство «представляет собою слишком легкую, как бы воздушно-фантастическую постройку». Г. Федотов видел самый тревожный, мистический симптом в том, что в евразийстве нет столь святого для всякого русского слова, как Россия: «Россия становится географическим и этнографическим пространством, бессодержательным, как бы пустым, которое может быть заполнено любой государственной формой»3. Вместе с тем, концептуально не соглашаясь с евразийцами, многие их оппоненты признавали, что

1 Степун Ф. Об общественно-политических путях «Пути»//Современные записки. Париж, 1926. Т. 29. С. 445.

2 Кизеветтер А. Евразийство//Философские науки. 1991. № 12. С. 15.

3 Федотов Г. Будет ли существовать Россия?// Вестник высшей школы. 1992. №№ 7— 9. С. 98. евразийцы «прислушиваются к тому, что происходит в России, и в этом их сильная сторона»1.

Сложностью и актуальностью поставленных в евразийстве проблем, неординарностью предлагаемых им решений, востребованностью общей направленности евразийской идеологии в условиях глобализации определяется необходимость систематического социально-философского анализа евразийства как социо-культурного явления отечественной истории.

Степень изученности проблем. Многие аспекты идейно-теоретического наследия оставленного первым поколением российской миграции стало предметом систематического изучения исследователей. В советский период отечественной истории взгляды евразийцев упоминались в основном в контексте критики буржуазных, ревизионистских, антикоммунистических концепций. Под этим углом зрения небольшая статья Н. Мешерякова «Евразийство» в первом издании Большой Советской Энциклопедии, тезисы М.И. Черемисской, параграф в монографии В.А. Кувакина, а также статьи A.B. Гусевой, Д.П. Шишкина, И.А. Исаева2. Отдельные вопросы, поднятые евразийством, так или иначе, затрагивались также в работах, посвященных проблемам норманизма3.

Но первые попытки осмысления истоков и сущности евразийства в отечественной науке были предприняты уже в период возникновения

1 Бердяев H.A. Утопический этатизм евразийцев // H.A. Бердяев о русской философии. Свердловск, 1991. С. 204.

Мешеряков Н. Евразийство//БСЭ. Вып. I. М., 1931. С. 827; Черемисская М.И. Концепция исторического развития у евразийцев // Тезисы докладов Межвузовской конференции «Современные проблемы философии истории». Тарту, 1979; Гусева A.B. Концепция русской самобытности евразийцев: критический анализ. JL, 1986; Кувакин В.А. Религиозная философия в России. М., 1980; Исаев И.А. Геополитические аспекты тотальности: евразийство // Тоталитаризм как исторический феномен. М., 1989; Исаев И.А. Идеи культуры и государственности в трактовке «евразийства» // Проблемы правовой и политической идеологии. М., 1989.

3 Изучение истории феодальной России в капиталистических странах в послевоенный период / Под ред. Г.А. Некрасова. М., 1962. данного направления. В этой связи характерны работы членов ассоциации отечественных востоковедов, которые весьма пристально изучали востоковедческие мотивы в концепции евразийства1. Но эти исследования были прерваны в результате радикальных сдвигов в общественно-политической системе страны, которые привели к крайне нигилистической оценке всех концепций и доктрин, не соответствовавшим новым идеологическим стереотипам. Начиная с этого периода, тема евразийства была закрыта для научного изучения в стране.

Другое исследовательское направление принадлежит представителям русской эмигрантской мысли, которые проявили повышенный интерес к евразийству, как социокультурному феномену. Подробный анализ различных аспектов евразийства содержится в работах П. Милюкова, В. Шульгина, В. Зеньковского, Г. Струве, В. Варшавского, М. Агурского и др.2.

Неоднократно обращался к феномену евразийства H.A. Бердяев, который посвятил ему целый ряд публикаций. Характерно, что евразийцы внимательно относились к замечаниям H.A. Бердяева за его «благожелательно-вдумчивый» подход при оценке их взглядов3. Основанием критически-доброжелательного обмена мнениями между евразийцами и H.A. Бердяевым были совпадения их позиций по ряду принципиальных вопросов, таких, например, как оценка русской

1 См.: Задачи Всероссийской научной ассоциации востоковедов // Новый Восток. Кн.

1. М., 1922.

2 Милюков П. Об основах евразийства. Отчет A.C. Изгоева о выступлении П.Милюкова в Праге//Руль. 1927. 8 января; Шульгин В. Злость//Возрождение. 1926. 16 декабря; Зеньковский В. Русские мыслители и Европа. Критика европейской культуры у русских мыслителей. Париж, 1926; Струве Г. Русская литература в изгнании. Опыт исторического обзора зарубежной литературы. - Нью-Йорк, 1956; Варшавский В. Незамеченное поколение. Нью-Йорк, 1956; Агурский М. Идеология национал-большевизма. Париж, 1960; Степун Ф. Бывшее и несбывшееся. Нью-Йорк, 1956; Степун Ф. Россия между Европой и Азией//Новый журнал. №69. 1962; Федотов Г. Россия, Европа и мы//Новый град. № 1. 1932; его же. Национальное и вселенское. Лицо России. Соч. Т. I. Париж, 1980.

3 Карсавин Л.П. Ответ на статью H.A. Бердяев об евразийцах // Путь. Париж, 1926. №

2. С. 97. революции и мировой войны, и, связанных с ними таких последствий, как сближение Европы и Азии, обретение Россией статуса государства мирового значения и т.д.

Вместе с тем, при всей близости взглядов сторон на исторические реалии H.A. Бердяев не принимал евразийство концептуально. В этой связи весьма характерны мысли, высказанные им в письме к П.П. Сувчинскому: «Евразийство есть секта и обладает всеми особенностями сектантской психологии. Секта эта претендует на широкое влияние и предполагает завоевать Россию . Должен Вам откровенно сказать, что все более и более утверждаюсь в зловредности этой психологии, которую укрепляют евразийцы . Ваше отношение к западной духовной жизни я считаю проявлением русского нигилизма. И прошу заметить, что сам я очень хорошо понимаю кризис западной культуры, упадочность Запада. Также неприятно мне потворство русскому самомнению и самодовольству. Русская замкнутость есть греховное состояние. Настоящая русская идея есть идея вселенская. Это признавали великие русские люди. И поскольку евразийцы противятся этому духу вселенскости, они противятся русской идее.»1. Тем самым русский философ подчеркивает необходимость разграничения кризиса западной культуры и попытки противопоставления России и Запада, который проявляется в некоторых работах еразийцев. Но вместе с концептуальным неприятием исходных установок евразийства H.A. Бердяев считал важным подчеркнуть: «Вместе с тем, я признаю, что в новом, пореволюционном поколении вырабатывается новый тип религиозно-национальной интеллигенции, более здоровой и реалистической, более закаленной духовно и преодолевшей рефлектирующую раздвоенность. В этой выработке принимают участие и евразийцы»2. Такова общая мировоззренческая канва взаимоотношений

1 ГАРФ.Ф. 5783. Оп. I. Ед. хр. 411. JI. 171.

2 Бердяев H.A. Евразийцы // Путь. 1925. № 5. С. 105. между H.A. Бердяевым и евразийцами, которая служила основанием диалога по принципиальным вопросам, касающимся статуса и будущего России, отношения России с Западом и Востоком.

Неоднозначным было отношение к евразийству и другого влиятельного представителя русской эмиграции - П.Б. Струве. Изучение и осмысление евразийских идей эволюционизировало у него от «начал терпимости»1 до резко-критической. Двойственность отношения П.Б. Струве к евразийцам была характерной чертой всего его творчества. Причиной столь противоречивой позиции служили как совпадения так и различия их взглядов по многим обсуждаемым проблемам. Совпадения касались необходимости восстановления могущественности российской государственности на основе возрождения национальной идеи. Вместе с тем, П.Б. Струве, который по своему умонастроению был «западником», решительно не принимал одну из исходных основ евразийской концепции - утверждение культурно-исторического своеобразия России-Евразии с ее тезисом «исхода к Востоку». В связи с этим он отмечал: «Евразийство мыслит себе Россию как главный элемент особого культурного целого, противополагаемого им романогерманскому миру, создавшему европейско-американскую культуру. Поскольку у евразийцев есть доктрина, эта доктрина сводится к утверждению культурно-расовых особенностей народов евразийского мира. В этом утверждении повторяется обычная ошибка всех таких схем. Известные черты рассматриваются не как меняющиеся, текучий результат исторической обстановки и событий, а как априорно-данные, определяющие и предопределяющие условия этой обстановки и событий» .

Предметом серьезного анализа тема евразийства была и остается в зарубежной исследовательской литературе. Здесь можно выделить

1 Письмо Флоровского Г.В. Трубецкому Н.С//ГАРФ. Ф. 5783. Оп. I. Ед. хр. 312. J1. 124.

2 Струве П.Б. Россия. Русская мысль. София, 1922. Вып. 3. С. 104. работы таких исследователей, как Н.В. Рязановский, Р. Уильяме, С. Утехин, Г. Кон, Ч. Гальперин, Отто Бесс1. В англо-американской историографии по русской и советской проблематике большой популярностью пользуются историографические взгляды евразийцев. Можно говорить о целой школе историков, продолжающих изучение историографических идей евразийства. Среди ее представителей, кроме основоположников школы Г.В. Вернадского и P.O. Якобсона, можно назвать С.Г. Пушкарева, Ф. Каземзаде, В. Кирхнера, Р.Дж. Кернера и других2.

В силу известных причин в отличие от эмигрантской и иностранной литературы отечественная социально-гуманитарная мысль только в последнее время начала систематически исследовать евразийство, как особое социокультурное явление. Начиная с конца 80-х гг., появилась большая литература, посвященная различным аспектам евразийства. Среди современных исследователей по евразийской теме следует выделить работы A.B. Антощенко, С.Г. Банных, Б.Н.Бессонова, М.Г. Вандалковской, В.В. Ванчугова, А.И. Володина, Ф.И. Гиренка, J1.H. Гумилева, А.Г. Дугина, В.Ю. Ермолаева, С.Ю. Ключникова,

B.В. Кожинова, О.В. Манихина, М.А.Маслина, Межуев В.М.,

C.А. Нижникова, Л.И. Новиковой, H.A. Омельченко, И.Б. Орловой, А.С.Панарина, J1.B. Пономаревой, С.Б.Роцинского, И.А. Савкина,

A.B. Семушкина, В.В. Сербиненко, И.Н. Сиземской, A.B. Соболева,

B.Н.Топорова, И.А. Тугаринова, В.М.Хачатуряна, С.С. Хоружего, В.И.Шевченко и др., а также ряда зарубежных исследователей3. В них

1 Boss О. Die Lehre der Eurasier. Wiesbaden. 1961; Riasanovsky N.V. Asia through Russian Eyes. Russian and Asia. Stanford; Williams R. Culture in Exile. Russian Emigres in Germany (1881-1941). Cornelle univ. Pr. Ithaca and London. 1972; S. Utechin. Russian politica? Thought. Land. 1964; Halperin Ch. Russia and Steppe: George Vernadaky and eurasianiam. Forschungen zur osteuropaischen Geschichte. Wiesbaden. 1985.

2 См.: об этом в статье Гусевой A.B. «Концепция русской самобытности евразийцев». Л., 1986. Рукопись депонированная в ИНИОН РАН.

3 См.: Гумилев Л.Н. Меня называют евразийцем // Наш современник. № 1. 1991; Гумилев Л.Н. Заметки последнего евразийца // Наше наследие. № 3. 1991; Гумилев рассмотрены как классические проблемы, поставленные евразийством, в частности, смысл тезиса «исход к Востоку», суть евразийской духовности, отношение евразийства к спорам «западникови славянофилов», статус философии в евразийской метафизике и т.д. Более углубленному пониманию сути и истоков евразийской концепции способствовали публикации коллективных работ: Россия между Европой и Азией: евразийский соблазн. М., 1993; Евразийская перспектива. М., 1994; Евразийский проект модернизации России: «за» и «против»//Социальная теория и современность. Вып. 14. М., 1995; В поисках своего пути. Россия между Европой и Азией. М., 1997; Евразийская идея и современность. М., 2002 и др. Вопросы, касающиеся

JI.H. От Руси к России. М., 1992; Гумилев Л.Н., Ермолаев В.Ю. Горе от иллюзий // Вестник высшей школы. № 7-9. 1922; Дугин А. Мистерия Евразии. М., 1996; он же. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. М., 1999; Ключников С.Ю. Русский узел евразийства// Наш современник. № 3. 1992; Кожинов В. Историософия евразийства//Наш современник. №2. 1992; Манихин О.В. Евразийство. Предчувствия и свершения // Сов. Библиография. № 9. 1991; Маслин М.А. Неоевразийство о судьбе России // Евразийская идея и современность. М., 2002; Межуев В.М. О национальной идее // Вопросы философии. № 12. 1997; Он же. Российский путь цивилизационного развития // Постижение времени. М., 1998; Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Евразийский искус // Философские науки. № 12. 1991; Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Политическая программа евразийцев: реальность или утопия // Общественные науки и современность. № 1. 1992; Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Два лика евразийства // Свободная мысль. № 7. 1992; Орлова И.Б. Евразийская цивилизация. М., 1998; Панарин A.C. Россия в цивилизационном процессе (между атлантизмом и евразийством). М., 1995; Роцинский С.Б. Общественная мысль в допетровской России: столкновение и примирение позиций. М., 1999; Соболев A.B. Князь Трубецкой и евразийство // Литературная учеба. № 6. 1991; Соболев A.B. Полюса евразийства. Л.П.Карсавин (1882-1952), Г.В. Флоровский (1893-1979)//Новый мир. № 1. 1992; ТопоровВ.Н. Николай Сергеевич Трубецкой — ученый, мыслитель, человек // Советское славяноведение. № 6. 1990; Тугаринов И.А. Евразийство в круге нашего внимания // Вестник высшей школы.-№ 7-9. 1992; Хоружий С.С. Карсавин и де Местр//Вопросы философии. № 3. 1989; Хоружий С.С. Россия, Евразия и отец Георгий Флоровский // Начала. № 3. 1991; Хоружий С.С. Карсавин, евразийство и ВКП // Вопросы философии. № 2. 1992; Омельченко H.A. Споры о евразийстве//Политические исследования. № 3. 1992; Игнатов А. "Евразийство" и поиск новой русской культурной идентичности // Вопросы философии. 1995. № 6; он же. Русская философия истории: романтический консерватизм // Вопросы философии. 1999. № 11; Люкс Л. Евразийство и консервативная революция. Соблазн антизападничества в России и Германии // Вопросы философии. 1996. № 3; Он же. Заметки о "революционно-традиционалистской культурной модели "евразийцев" // Вопросы философии. 2003. №7. проблем национальной идентичности, национального самосознания, самоопределения в условиях глобализации рассматриваются в исследованиях Седовой H.H., Петрова И.А., Бадмаева В.Н., Кибасова Г.П., Делокарова К.Х., Ващекина Н.П., Мунтян М.А., Урсул А.Д., Панарина А.С.и др.1

В данном контексте нельзя не отметить фундаментальные исследования великого "последнего евразийца" - Л.Н.Гумилева. Он не только поддерживал основные идеи классического евразийства, но внес много нового в их дальнейшую разработку. Л.Н.Гумилев считал особенно опасным и недопустимым невнимание к влиянию природной среды на процессы протекающие в этнической сфере. Теория пассионарности стала одним из важных составляющих его концепций этногенеза и обоснования этнической общности народов России. Истинного патриота своей страны Л.Н.Гумилева волновало ее будущее. Последние его публикации пронизаны предостережениями о том, что пока российские народы не познают смысла своего единства, своей евразийской сущности, их существование всегда будет проблемным2.

Евразийству, его различным аспектам посвящены ряд кандидатских и докторских диссертаций: Урхановой Р.И., Горяева А.Т., Данилова С.И., Колесниченко Ю.В., Койшыбаева Г.Т., Губбыевой З.О., Игнатовой C.B., Вилента И.В., Задохина А.Г., Шатилова А.Б., Пишуна К.В., Пащенко В.Я., Исламова В.В., Ждановой Г.В., и др.3.

1 См.: Седова H.H. Человек этнический. Волгоград, 1993; Петров И.А. Россия в этническом времени. Изд-во ВолГУ, 2000; Бадмаев В.Н. Национальная идентичность: дискурс и социальная практика. Элиста, 2002; Кибасов Г.П. Этническое пространство. Волгоград, 2003; Делокаров К.Х. Философия и человек в век глобальных проблем. М., 1998; Панарин A.C. Искушение глобализмом. М., 2000; Ващекин Н.П., Мунтян М.А., Урсул А.Д. Глобализация и устойчивое развитие. М., 2002; Многогранная глобализация (под ред. проф. К.Х.Делокарова). М., 2003.

2 См.: Гумилев JI.H. От Руси к России. М., 1992; он же. Древняя Русь и Великая степь. М., 2000; он же. Этногенез и биосфера Земли. СПб., 2001.

3 Урханова Р.И. Евразийство как идейно-политическое течение в русской культуре XX веке. Автореф. канд. дисс. М., 1992; Горяев А.Т. Евразийство как явление культуры России: историко-фолософский аспект. Автореф. канд. дисс. М., 1993;

В данных публикациях начат систематический анализ ряда сторон евразийской концепции. В частности, в диссертационном исследовании В.В.Исламова рассматриваются проблемы цивилизационной принадлежности России и перспективы дальнейшего развития евразийской цивилизации в контексте происходящих в современном мире разнообразных изменений. А работа Г.В.Ждановой является специальным диссертационным исследованием по философской историографии евразийства. В ней автор предпринимает попытку реализации проблемно-аналитического подхода к философским аспектам евразийского учения в освещении современных философов, а также представителей других гуманитарных специальностей так или иначе интерпретирующих философские идеи представителей классического евразийства. Данная работа в определенном смысле восполняет указанный пробел. Особо хотелось бы отметить одну из первых докторских диссертаций по евразийству В.Я.Пащенко. Она посвящена раскрытию сущности евразийской идеологии. Автор высказывает убеждение, что матрица евразийского учения, наложенная на современное состояние российского общества, в значительной степени может помочь в преодолении тех трудностей, которые переживает сегодня наша страна. Иными словами, русскую идею в ее евразийском

Игнатова C.B. Историко-философский анализ евразийского учения. Автореф. канд. дисс. М., 1995; ВилентаИ.В. Концепция истории России в научном наследии евразийцев. Автореф. канд. дисс. М., 1996; Шатилов А.Б. Евразийство как феномен политической культуры (двадцатые годы XX века). Автореф. канд. дисс. М., 1999; Задохин А.Г. Процесс становления отношений России с новыми государствами Евразии (в аспектах историко-культурной преемственности). Автореф. докт. дисс. М., 1998; Пишун К.В. Политическое учение евразийства (опыт системной реконструкции и интерпретации). Автореф. канд. дисс. Владивосток, 1999; Пащенко В.Я. Идеология евразийства. Автореф. докт. дисс. М., 2000; Исламов В.В. Евразийская цивилизация: социально-онтологические и методологические аспекты исследования. Уфа, 2002; Жданова Г.В. Евразийство в современных исследованиях. Философские аспекты. М., 2002. варианте, он считает одной из наиболее перспективных для адекватного отражения современного состояния российского общества.

В целом же евразийство представляет собой многоаспектный социокультурный феномен, носит полиморфный характер и требует соответствующего подхода и внимания. Именно эта целостность, многоплановость и современность концепции евразийства остается малоизученной. Учитывая указанное обстоятельство, необходимы исследования евразийства, исходя из принципа целостности, всеобщности и синтетичности поставленных проблем.

При этом синтезирующим ядром этой целостности выступает проблема самоидентификации России, своеобразия страны, решившей на практике проблему соотношения Запада и Востока, совместив определенным образом ценности Запада и архетипические установки Востока. Эта центральная для евразийцев проблема актуальна и в наши дни, поскольку мир в условиях глобализации ищет новые основания для идентичности. Суть проблемы в том, что во время радикальных цивилизационных трансформаций меняется смысл Запада и Востока, характер взаимоотношения культурных потоков, идущих от Запада и Востока. Тем самым идентичность оказывается не статичной, а динамичной, зависящей от времени, специфики культурно-исторических трансформаций ментальности российского общества. Исходя из этого в центр диссертационного исследования выносятся концептуальные основы евразийства в целом, а не ее отдельных аспектов, представляющих, на наш взгляд, специальный интерес. Поэтому изучение евразийства, как особого культурного явления в истории России, ведется с учетом востребованности комплекса идей, связанных с проблемой самоидентификации России, высказанных видными представителями отечественной культуры, искавшими решения сложнейших проблем, касающихся сути России в условиях не менее жесткого кризиса, чем тот, который ныне переживает мир и Россия.

Тем самым, на основании систематического анализа творческого наследия евразийцев мы хотим исследовать . проблему самоидентификации России, показать методологические возможности евразийской идеи для решения социально-философских проблем, вставших перед страной в новых условиях.

Включение в контекст анализа широкого круга эмигрантской литературы, изучение ранее неизвестных архивных материалов, дает возможность расширить проблемное поле трактовки евразийства, как социокультурного феномена, выяснить особенности идеологии евразийского движения, определить место евразийства среди других идейно-философских учений первой половины нынешнего столетия, показать концептуальную значимость ряда фундаментальных идей, высказанных классиками евразийства.

Актуализация проблематики, восходящей к евразийству в современной социальной л духовной ситуации, предполагает более основательный анализ ее концептуально-философских основ, получивших новое звучание в современном познании и общественной практике. Оно определяется прежде всего тем, что трансформации, происходящие в жизни общества способствуют раскрепощению мысли, расширяют исследовательское поле и ставят сложные и ответственные задачи, связанные с осмыслением исторического прошлого России, в контексте происходящих модернизационных процессов. С ним связана и возрастающая актуальность учета концептуальных результатов теоретиков евразийства в философском постижении сути российской действительности.

Объект исследования: концепция евразийства и Россия.

Предмет исследования: евразийская идея и проблема самоидентификации современной России.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состоит в систематическом анализе сути евразийской идеи в контексте самоидентификации России.

В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:

- выявить особенности духовного, идейно-политического и философского контекста основных направлений и тенденций в развитии общественно-политической мысли конца XIX- начала XX в., составляющих реальную методологическую и теоретическую базу евразийства;

- определить специфику евразийства, как социокультурного явления, через его сопоставление с известными в философской культуре подходами в оценке осмысления «самобытности России», «идеи России»;

- раскрыть сущность евразийской трактовки России-Евразии как особой целостной системы;

- определить методологические возможности использования идей евразийства для анализа современных трансформаций России;

- выявить фундаментальные социально-философские идеи евразийства, выступающие мировоззренческими ориентирами при решении проблем самоидентификации современной России;

- на основании введения в научный оборот неизвестных источников и архивных материалов показать методологическую плодотворность концептуальной интуиции евразийцев о цивилизационном своеобразии России, ее несводимость ни к Западу ни к Востоку.

Методологическая основа и теоретические источники исследования.

В качестве методологической основы принят диалектический метод, который конкретизируется посредством исследовательских подходов, детерминированных сутью главной цели и соответствующих задач. Необходимость решения поставленных задач исследования определило использование исторического метода, таких общенаучных принципов как принцип системности, структурности, целостности и сравнения.

Теоретическую базу диссертационного исследования составили классические работы евразийцев, изданные в различные годы за рубежом и в России, а также обширные архивные материалы, которые стали доступными с конца 80-х гг. Широко использованы научно-исследовательские публикации, материалы научно-практических конференций, материалы «круглых столов», посвященных евразийству.

Гипотеза исследования состоит в предположении того, исходная идея евразийцев, опирающаяся на тезис «Россия — Евразия», концептуально и методологически продуктивна, особенно в кризисных, переходных стадиях цивилизационного развития, когда происходит очередная «смена вех» и Россия вновь ищет свое место в мире. Характер задаваемых вопросов зависит от особенностей фундаментальных цивилизационных трансформаций. При этом как ни решать проблему о сути России, вопрос об особенностях евразийско-русской культуры, специфики ее отношения к Западу и Востоку не теряет своей значимости. И сегодня явно или подспудно в культуре присутствуют вопросы, поставленные евразийцами, поскольку широко обсуждается проблема цивилизационного своеобразия России. Это свидетельствует не только о непроходящем характере основных вопросов, обсуждающихся в рамках евразийской концепции, но и многих ответов, данных представителями евразийского движения. Заслуживает, в частности, поддержки идея евразийцев о существовании особой евразийско-русской культуры, мысль об опасности некритического механического заимствования западных моделей цивилизационного развития, тезис о необходимости учета влияния религиозных ценностей на менталитет россиян. При всей спорности некоторых конкретных формулировок и акцентов, детерминированных особенностями 20-х гг. XX в., особенно геополитическими событиями, идеи евразийцев остаются важной частью отечественной гуманитарной культуры, помогающей ориентироваться в современных цивилизационных трансформациях.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Евразийство - сложное идейно-теоретическое и геополитическое движение, сформировавшееся в противоречивый переходный период российской истории, — отразило особенности эпохи переоценки базовых ценностей. Это нашло отражение в их трактовке роли духа и бытия, пространства и времени, идеологии и государственности, отношения России к Западу и Востоку.

2. Евразийство, несмотря на относительно небольшой срок своего «официального» существования, смогло вобрать в себя наиболее «болевые» моменты отечественной истории, поскольку попытался ответить на непреходящие, «вечные» вопросы о сущности России, как особой цивилизации, вбирающей в себя нечто и от Востока и от Запада, но не сводимое ни к Западу ни к Востоку.

3. Больше соглашаясь со славянофилами в споре западников со славянофилами, евразийцы не были согласны со славянофилами по ряду фундаментальных вопросов. При этом они концептуально не отрицали значимость основных достижений европейской мысли, исходили из «синтетической» роли христианской культуры, как имеющей универсальное значение. С этим связана идея симфонической личности как особого субъекта евразийско-русской культуры. В этом смысле евразийцам более близка была славянофильская концепция о самобытности России, нежели парадигмальные установки западников, поскольку они не могли принять такие цивилизационные особенности западной культуры, как индивидуализм, сциентизм, либерализм, социализм и т.д., которые расходились с их концептуальными суждениями о симфонической личности, как особого субъекта евразийско-русской культуры.

4. Особый теоретико-методологический интерес представляют «предчувствия», философские интуиции евразийцев о границе, пространстве, роли целостного географического пространства Евразии, в истории взаимоотношения Востока и Запада. Актуализация географической целостности Евразии провоцировала проблему целостности культуры России - Евразии. Суть евразийского подхода к особенностям культурного единства России — Евразии в том, что понятия Россия и Евразия не только и не столько географические, при всей значимости пространственного фактора, сколько общекультурные. Ядром этой культуры выступает истинное православное христианство.

5. Подчеркнутое евразийством органическое единство географической среды, этнического состава, экономического и политического развития актуально и в современных условиях, поскольку процесс глобализации только тогда может стать перспективной тенденцией цивилизационного развития, когда он не разрушает «почву» культуры. Тем самым глобализация комплементарна локализации, культура «моря» дополнительна культуре «степи» и «леса». И подобно тому как в симфонической личности целостно и соразмерно взаимодействуют два образа жизни (оседлый и кочевой), так и в современной, все более глобализирующейся цивилизации, должны сочетаться универсальное и локальное.

6. Концептуально плодотворна мысль евразийства о «подчиненной экономике» (П.Н. Савицкий), поскольку именно разрыв между экономическим и ценностно-религиозным и превращение экономического, материального в самоцель привела современную цивилизацию к системному кризису. Преодоление экономикоцентристской парадигмы возможно на пути учета идей евразийцев об освещении ценностно-религиозными идеями любых действий в экономической и государственной сфере.

7. Высоко оценивая многие социально-философские прозрения евразийцев, их интуитивные «предчувствия» относительно самодостаточности России — Евразии, как цивилизационной целостности, следует учитывать влияние эпохи, времени на акценты, конкретные формулировки идей евразийцев о необходимости сильной централизованной власти, «повороте к Востоку», большем учете «азиатско-азийских» (П.Н. Савицкий) элементов. Этим, на наш взгляд, объясняется определенная непоследовательность евразийской концепции, наличия в ней определенных противоречий, которая была не одним из абстрактных академических философских построений, а реальным мыслительным движением, органически вписанном в политическую топологию своего времени.

8. Евразийцы подчеркивали открытый характер своей концепции, определяя ее, как «предчувствия и свершения». История показала, что они во многом были правы, поскольку, действительно, многие их идеи оказались не просто созвучны нынешнему бытию, но и служат важным аргументом при обосновании тезиса о существовании самостоятельной цивилизации в России. Поэтому в определенном отношении справедливо утверждение о том, что от объективно-критического восприятия идей евразийства в немалой степени зависит настоящая и будущая судьба страны, которую евразийцы именовали «Россия - Евразия».

Научная новизна исследования. На основании систематического анализа широкого круга новой эмигрантской литературы, концептуализации ранее неизвестных архивных материалов, проделанной другими исследователями работы, рассматривается эволюция основных идей евразийства, выясняются философские основания и особенности идеологии этого движения, определяется место евразийства среди других идейно-философских учений первой половины прошедшего столетия, выявляются идеи, позитивно влияющие на самоидентификацию России, решение новых задач, встающих в сфере философского знания и социально-политической реальности в период глобализации.

Научно-практическая значимость работы. В условиях серьезных реформационных процессов как внутри страны, так и тех глобальных изменений происходящих в мире, евразийство может стать одним из эффективных философско-методологических парадигм в разрешении различных противоречий (в особенности в области поиска национальной идентичности), а концепция евразийства как таковая — одним из подходов научного познания и постижения действительности.

Материалы и результаты работы могут также использованы для дальнейших исследований и разработок при изучении русской философии начала XX в., при подготовке лекционных курсов, проведении практических занятий и составлений пособий по социальной философии, истории русской философии, а также в рамках курса отечественной культуры.

Апробация работы. Основные результаты исследования изложены в ряде монографических исследований по данной теме (1. Гражданская война: «Калмыцкий исход» (соавторство). Волгоград, 1996; 2. Очерки истории калмыцкой эмиграции (соавторство). Элиста, 1998. Рецензия проф. А.И. Бурыкина // Язык. Литература. История. Культура. Информационный бюллетень. СПбГУ, 1999. №36; 3. Евразийство: научный замысел» и практические реалии. М., 2001. Рецензия проф. Н.И. Кузнецовой//Вопросы философии. М., 2002. № 10. Рецензия акад. B.C. Мясникова // Вестник КИСЭПИ. Элиста, 2002. № 2; 4. Евразийская идея и проблема самоидентификация России. М., 2003.). Различные аспекты учения евразийцев автором были представлены в выступлениях на Всемирном философском конгрессе (М., 1993), международных научно-практических конференциях, симпозиумах, круглых столах. Евразийской проблематике посвящены свыше сорока статей, опубликованных в различных научных журналах. Диссертантом разработан и читается спецкурс «Проблемы национально-государственного строительства (евразийство как явление российской истории)» на историко-юридическом факультете Калмыцкого университета. Актуальность и необходимость внедрения данного курса в учебные программы вузов отмечено государственной инспекцией по аттестации учебных заведений России. Под научной редакцией диссертанта подготовлены ряд исследований по евразийской проблематике.

Структура диссертации состоит из введения, трех глав, семи параграфов, заключения, библиографии и приложение.

Похожие диссертационные работы по специальности «Социальная философия», 09.00.11 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Социальная философия», Горяев, Андрей Тюрбеевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В исследовании мы попытались на основании социально-философского анализа творческого наследия евразийцев выявить истоки, сущность и специфические особенности евразийства как идейного движения в целом, так философии и мировоззрения определенной части российской интеллигенции, определить их место в русской социально-философской и культурологической мысли, показать их значимость для решения проблемы национальной самоидентификации. В связи с этим были проанализированы работы евразийских авторов, изданные в различные годы за рубежом и в России, архивные материалы, публикации, посвященные их творчеству, а также работы современных исследователей о глобальных трансформациях в России и мире.

Результатом анализа явились следующие выводы:

- евразийство - сложное идейно-теоретическое и геополитическое движение, сформировавшееся в противоречивый переходный период российской истории, - отразило особенности эпохи переоценки базовых ценностей. Это нашло отражение в их трактовке роли духа и бытия, пространства и времени, идеологии и государственности, отношения России к Западу и Востоку;

- основные положения евразийских идей, сформулированные в целом ряде статей и работ, теоретических документах и программах движения, позволяют оценивать их как относительно самостоятельную и самодостаточную концепцию, обусловленную во многом общими идейными установками большинства его участников. Вместе с тем, они характеризовались определенной эволюцией, связанной с динамикой осмысливаемых событий, осознанием ее лидерами узости ряда выдвигаемых положений;

- евразийство тесным образом связано с традициями отечественной и зарубежной, естественнонаучной, философской и общественно-политической мысли, идеями, связанными с проблемами самоидентификации России;

- несмотря на относительно небольшой срок своего "официального" существования, евразийство смогло вобрать в себя наиболее "болевые" моменты отечественной истории, поскольку попытался ответить на непреходящие, "вечные" вопросы о сущности России, как особой цивилизации, вбирающей в себя нечто и от Востока и от Запада, но не сводимое ни к Западу, ни к Востоку;

- особый теоретико-методологический интерес представляют "предчувствия", философские интуиции евразийцев о границе, пространстве, роли целостного географического пространства Евразии, в истории взаимоотношения Востока и Запада. Актуализация географической целостности Евразии провоцировала проблему целостности культуры России-Евразии;

- подчеркнутое евразийством органическое единство географической среды, этнического состава, экономического и политического развития актуально и в современных условиях, поскольку процесс глобализации только тогда может стать перспективной тенденцией цивилизационного развития, когда он не разрушает "почву" культуры. Тем самым глобализация комплиментарна локализации, культура "моря" дополнительна культуре "степи" и "леса". И подобно тому как в симфонической личности целостно и соразмерно взаимодействуют два образа жизни (оседлый и кочевой), так и в современной, все более глобализирующейся цивилизации, должны сочетаться универсальное и локальное;

- отличительной чертой евразийства был новый подход к осмыслению сути России, "русской идеи", судьбы страны. При этом евразийцы рассматривали проблему "Запад-Восток" преимущественно с антизападнических позиций, стремясь преодолеть европоцентристскую схему мирового развития;

- исходной точкой теоретических построений евразийцев стала идея: Россия-Евразия — не только специфический географический, но и самобытный культурно-исторический мир; из этого следовало утверждение о существовании "особой евразийско-русской культуры и особого субъекта, как симфонической личности";

- принципиальное место в евразийской историософии занимала попытка нового осмысления роли восточных народов в истории и будущности России. В этом плане весьма принципиально важными были усилия евразийцев по преодолению в русском общественном сознании имеющего распространение европоцентристского взгляда на мир, ведущего к недооценке Востока;

- сегодняшние поиски "нового третьего пути" развития России свидетельствуют о том, что евразийство как способ мышления и мироощущения имеет глубокие корни в традициях национального сознания народов России, в рефлексии отечественной социально-философской и общественно-политической мысли;

- евразийство обладает значительной интегративной силой, которая может позитивно влиять на проблему самоидентификации России в глобализирующемся мире;

- высоко оценивая многие социально-философские прозрения евразийцев, их интуитивные "предчувствия" относительно самодостаточности России-Евразии, как цивилизационной целостности, следует учитывать влияние эпохи, времени на акценты, конкретные формулировки идей евразийцев о необходимости сильной централизованной власти, "повороте к Востоку", большем учете "азиатско-азийских" (П.Н.Савицкий) элементов. Этим, на наш взгляд, объясняется определенная противоречивость и непоследовательность евразийской концепции, которая была не одним из абстрактных академических философских построений, а реальным мыслительным движением, органически вписанном в политическую топологию своего времени.

Анализ концепций евразийства оказывается востребованным не только социально-философской мыслью, но и политической практикой в силу сходства ситуаций, которые осмысливались тогда и в наши дни.

Смена эпох, парадигм развития мирового процесса, "катастрофичность" мироощущения разных слоев общества того периода поставила многих перед проблемой нового взгляда на Россию, поиска новых аргументов самобытности и уникальности России и раскрытия на этой базе ее потенциальных возможностей в будущем развитии. Одним из направлений поиска стало явление евразийства. Однако в силу многих причин идеи евразийцев не смогли материализоваться.

Сегодня же они вновь востребованы временем. Россия вновь переживает период радикальных перемен. Она ищет свое место в мире, продолжается поиск идей, адекватных реалиям происходящих процессов.

Необходимость систематического осмысления евразийских идей обусловлено, на наш взгляд тем, что евразийство в политическом плане может и уже начинает выполнять интегративную функцию в масштабе всего нашего многонародного сообщества. Потребность же в философском анализе актуализируется тем обстоятельством, что в условиях бурного роста национального самосознания евразийство выступает эффективным научным инструментарием в разрешении различных противоречий (в особенности в области поиска национальной идентичности), а концепция евразийства как таковая — одним из эффективных методов научного познания российской действительности.

И последнее. Разумеется, обращаясь к работам классиков евразийства, мы не должны искать у них ответы на все сегодняшние вопросы. Евразийство — это не новая мессия. Необходимо избежать многих ошибок первых евразийцев, даже в философских оценках. Вместе с тем их идеи, их опыт нельзя игнорировать, поэтому недопустим и нигилизм по отношению к прошлому вообще и к евразийству в частности. Нужно объективное и всестороннее осмысление всего творческого наследия евразийцев, использование его во благо России, ее народов.

Список литературы диссертационного исследования доктор философских наук Горяев, Андрей Тюрбеевич, 2003 год

1. Работы евразийских авторов

2. Алексеев H.H. Общая теория государства. Прага, 1925. Вып. I — 182 е.; Вып. 183-356 с.

3. Алексеев H.H. На путях к будущей России (советский строй и его политические возможности) — Париж, 1927. — 75 с.

4. Алексеев H.H. Собственность и социализм. Опыт обоснования социально-экономической программы евразийства. — Париж, 1928. — 87 с.

5. Алексеев H.H. Русский народ и государство. Путь № 8. — Париж, 1927.-С. 21-58.

6. Алексеев H.H. Религия, право и нравственность. — Париж, 1930. — 105 с.

7. Алексеев H.H., Ильин В.Н., Савицкий П.Н. О газете «Евразия».— Париж, 1929.-31 с.

8. Алексеев H.H. Теория государства. Теоретическое государствоведение, государственное устройство, государственный идеал. Париж, 1931. — 187 с.

9. Алексеев H.H. Идея государства. Очерки по истории политической мысли. -Нью-Йорк, 1955. — 407 с.

10. Бицилли П.М. Народное и человеческое // Современные записки. 1925. - Т.25. - С. 484-494. - Париж.

11. Бицилли П.М. Два лика евразийства // Современные записки.— 1927. -Т.31. С. 421-43. - Париж.

12. Бицилли П.М. Проблема нового средневековья // Новый град.1932.-№ 2.-Париж.

13. Бицилли П.М. Трагедия русской культуры // Современные записки. -1933. -Т.53. С. 252-272. - Париж.

14. Бицилли П.М. Кризис истории // Современные записки. —1933.-Т.58.-С. 176-193.-Париж.

15. М.Вернадский Г.В. Начертание русской истории. Прага, 1927.—235 с.

16. Вернадский Г.В. против солнца. Распространение русского государства к востоку. Вып. I, —Т.35. — М.-Пб., 1914.

17. Вернадский Г.В. Опыт истории Евразии с половины VI века до настоящего времени. — Берлин, 1934. — 187 с.

18. П.Вернадский Г.В. Звенья русской культуры. Берлин, 1938.—280 с.

19. Вернадский Г.В., П.Н.Милюков и месторазвитие русского народа. Новый журнал. Т.77. Нью-Йорк, 1964. - С.254-289.

20. Вернадский Г.В., П.Н. Савицкий. Новый журнал. Т.92. — Нью-Йорк, 1968.-С. 273-277.

21. Версты. Париж. - 1926. - № 1. - 73 с.

22. Версты. -Париж. 1927. -№2.-353 с.

23. Версты. Париж. - 1928. - № 3. - 289 с.

24. Евразия. 25 выпусков. Брюссель, 1929-1934.

25. Евразийство: Опыт сист. излож. — Париж, 1926. — 78 с.

26. Евразийствоб (Формулировка 1927 г.) Б.М., 1927. - 15 с.

27. Евразийство: Декларация, формулировки, тезисы. — Прага, 1932.-28 с.

28. Евразийство и коммунизм. — Б.М., 6.2. — 31 с.

29. Евразия в свете языкознания: Сб. ст. — Прага, 1931. — 11 с.

30. Евразийский временник. — Берлин, 1923. — Кн. 3. — 174 с.

31. Евразийский временник. — Берлин, 1925. — Кн. 4. 445 с.

32. Евразийский временник. — Берлин, 1926. — Кн. 5. 308 с.

33. Евразийский сборник. Прага, 1929. - Кн. 6. - 80 с.

34. Евразийские тетради. — Париж, 1935. № 5. - 60 с.

35. Евразийская хроника. Париж, 1926. Вып.6. — 45 с.

36. Евразийская хроника. Париж, 1927. Вып.7. — 63 с.

37. Евразийская хроника. Париж, 1927. Вып.8. - 86 с.

38. Евразийская хроника. Париж, 1927. Вып.9. - 102 с.

39. Евразийская хроника. Париж, 1928.-Вып.10. — 102 с.39. исход к Востоку: Предчувствия и свершения: Утверждение евразийцев. София, 1921. — 125 с.

40. Карсавин Л.П. Восток, запад и русская идея. -Пб., 1922. 79 с.

41. Карсавин Л.П. О сомнении, науке и вере: (Три беседы) . — Берлин, 1925. — 31 с.

42. Карсавин Л.П. Ответ на статью Н.А.Бердяева об евразийцах. Путь № 2. Париж, 19276. - С. 239-241.

43. Карсавин Л.П. Церковь, личность и государство. — Париж, 1927.-30 с.

44. Карсавин Л.П. Государство и кризис демократии // Новый мир. 1992.-№ 1.С. 183-193.

45. Карсавин Л.П. Жозеф де Местр // Вопросы философии. — 1989. — № 3. С. 93-118.

46. Карсавин Л.П. Философия и В.К.П. По поводу статьи А.В.Кожевникова // Вопросы философии 1992. № 2. - С. 75-77.

47. Кожевников A.B. Философия и В.К.П. // Вопросы философии. — 1992. №2.-С. 72-74.

48. На путях: Утверждение евразийцев. Берлин, 1922. — Кн.2.— 357 с.

49. Полковников Г.Н. Диалектика истории. Париж, 1931. — 70 с.

50. Р.И. (Н.С.Трубецкой). Наследие Чингис-хана: Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока. — Берлин, 1925. — 60 с.

51. Россия и латинство: Сб.ст. Берлин, 1923. -218 с.

52. Савицкий П.Н. Европа и Евразия. Русская мысль. Вып. 1. — София, 1921.-С. 119-138.

53. Савицкий П.Н. Географические особенности России. — Прага, 1927.- 180 с.

54. Савицкий П.Н. Россия — особый географический мир. Сб.ст. — Прага, 1927.-68 с.

55. Савицкий П.Н. О задачах кочевниковедения: (Почему скифы и гунны должны быть интересны для русского?) — Прага, 1928. — 26 с.

56. Савицкий П.Н. В борьбе за евразийство. — Париж, 1931. — 54 с.

57. Савицкий П.Н. Разрушающие с вою Родину: (Снос памятников искусства и распродажа музеев СССР). — Берлин, 1936. — 40 с.

58. Степанов И. Белые, красные и евразийство. — Брюссель, 1927.—63 с.

59. Тезисы, выработанные на Пражском совещании представителей Евразийской организации 15-27 октября 1935 года. — Париж, 1935. — 11 с.

60. Толь Н.П. Скифы и гунны: Из истории кочевого мира. — Прага, 1928.-80 с.

61. Тридцатые годы: Утверждение евразийцев. — Париж, 1931. — Кн. 7.-317 с.

62. Трубецкой Н.С. Европа и человечество. — София, 1920. — 82 с.

63. Трубецкой Н.С. К проблеме русского самопознания: Собр.ст. -Париж, 1927.-94 с.

64. Флоровский Г.В. Письмо к П.Б. Струве об евразийстве. Русская мысль. Кн. 1-2. - Прага. - С.267-274.

65. Флоровский Г.В. Окамененное бесчувствие (по поводу компании против евразийцев). Путь № 2. — Париж, 1926. С. 100-104.

66. Флоровский Г.В. Метафические предпосылки утопизма. Путь. — № 4. Париж, 1926. - С. 21 -40.

67. Флоровский Г.В. Пути русского богословия. — Париж, 1937.

68. Флоровский Г.В. Евразийский соблазн. Современные записки. — Т.34.-Париж, 1928.-С. 312-346.

69. Хара-Даван Э. Чингис-Хан как полководец и его наследие: Культурно-исторический очерк Монгольской империи XII-XIII вв. -Белград, 1929. 232 с.

70. Якобсон P.O. К характеристике евразийского языковогосоюза. Париж, 1931. — 54 с.

71. Якобсон P.O., Поморска К. Беседы. Париж, 1982. - 141 с.1. Работы других авторов

72. Абдуразаков Р.А Атлантизм и евразийство как концептуальные основы внешней политики России 1991-1997. Дисс. на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Махачкала, 1998.

73. Айзатулин Т.А. Судьба России судьба ноосферы: К естественнонаучной теории динамики России в контексте reo- и этнодинамики// Alma mater. 1992, № 7-9.

74. Аксаков И.С. Цивилизация и христианский идеал// Сочинения. М., 1986. Т. 2

75. Ахраменко Л.П. Евразийские взгляды Л.Н. Гумилева и перспективы развития российского суперэтноса// Социальная теория и современность. Евразийский проект модернизации России: «за» и «против». М., 1995.

76. Бадмаев В.Н. Национальная идентичность: дискурс и социальная практика. Элиста, 2002.

77. Баграмов Э. «Евразия» это согласие// Казахстанская правда. 12 августа 1996.

78. Базарбаев Б. Россия или Запад? Философия русских мыслителей// Базарбаев Б. В поисках истинного либерализма. М.: Луч, 1994.

79. Бартольд В.В. История изучения Востока в Европе и России. СПб.,1911.

80. Бердяев H.A. Евразийцы// Путь. Париж, 1927, № 1.

81. Ю.Бердяев H.A. Утопический этатизм евразийцев// Путь. Париж, 1927,2.11 .Бессонов Б.Н. Россия ищет дорогу в будущее// Социальная теория и современность. Евразийский проект модернизации России: «за» и «против». М., 1995.

82. Богачева H.B. Еще раз о тайне евразийства// Вестник Московского университета. Серия социология и политология. 1996,№ 1.

83. Бондарь А. Евразийская государственность в исторической концепции Г.В. Вернадского// Россия в мировом политическом процессе. М., 1997.

84. В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией/ Составитель А. Федоровский. М., 1997.

85. Вандалковская М.Г. Историческая наука российской эмиграции: «евразийский соблазн». М.: Памятники исторической мысли, 1997.

86. Ванчугов В.В. Статус философии в евразийском движении// Вестник Российского университета дружбы народов. Философия. М., 1999, № 1.

87. Васильцов С.И., Обухов С.П., Пешков В.П. Геополитические ожидания россиян. Неизбежность СоюзаII Политическая социология. М., 1999. Вып. 2.

88. Византизм и евразийство как геополитические стратегии России в XXI веке/ Составитель А.Р. Устян. М.: Полтекс, 2000.

89. Вилента И.В. Концепция истории России в научном наследии евразийцев. Дисс. .канд. истории, наук. М., 1996.

90. Волкогонова О.Д. Образ России в философии русского зарубежья. М.: РОССПЭН, 1998.

91. Гаман О.В. Перспективы нового евразийского союза: «за» и «против»// Социальная теория и современность. Евразийский проект модернизации России: «за» и «против». М., 1995.

92. Гарлик А.И. Идеи евразийства в контексте современного развития России. Диссканд. полит, наук. Чита, 2000.

93. Гиренок Ф. Евразийские тропы// Aima mater. 1992, № 7-9.

94. Гиренок Ф. Новые дикие// Евразийская перспектива. М., 1994.

95. Гогохия Е.А. Русская революция 1917 года в идейно-политическом наследии евразийцев. Дисс. .канд. историч. наук. М., 1999.

96. Горяев А.Т. Евразийство как явление культуры России: историко-философский аспект. Дисс. .канд. филос. наук. М., 1993.

97. Горяев А.Т. Евразийство: "научный замысел" и практические реалии. М., 2001.

98. Горяев А.Т. Евразийская идея и проблема самоидентификации России. М. ,2003

99. Губбыева З.О. Историософская концепция евразийства. Дисс. .канд. филос. наук. М., 1995.

100. Гумилев Л.Н. Из истории Евразии. М., 1993.

101. Гумилев Л.Н. Историко-философские сочинения Н.С. Трубецкого (Заметки последнего евразийца)// Трубецкой Н.С. История, культура, язык. М., 1995.

102. Гумилев Л.Н. «Меня называют евразийцем.»// Наш современник. 1991,№ 1.

103. Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории. М.,• 1992.

104. Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии (Эпохи и цивилизации). М., 1993.

105. Гумилев Л.Н. Тысячелетие вокруг Каспия. М., 1993.

106. Данилов С.И. Идея соборности в социальной философии славянофилов и евразийская идеология// Социальная теория и современность. Евразийский проект модернизации России: «за» и «против». М., 1995.

107. Данилов С.И. Социальная философия евразийства: истоки, сущность, современное состояние. Дисс. .канд. филос. наук. М., 1994.

108. Доронченков А.И. Эмиграция «первой волны» о национальных проблемах и судьбах России. СПб.: Буланин, 2001.

109. Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений в 30-ти томах. Л., 1984. Т. 27.

110. Драгунский Д.В. Версия. Этнополитические процессы на постсоветском пространстве и реконструкция Северной Евразии// Полис. 1995, №3.

111. Дугин А.Г. Евразийская платформа// Независимая газета. 15 ноября2000.

112. Дугин А.Г. Консервативная революция. М., 1993.

113. Дугин А.Г. Мистерии Евразии. М., 1996.

114. Дугин А.Г. Евразийский триумф// Савицкий П. Континент Евразия. М., 1997.

115. Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. М.: «Арктогея Центр», 1999.

116. Дугин А. Преодоление Запада (эссе о Николае Сергеевиче Трубецком)//Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. М.: «Аграф», 1999.

117. Дурновцев В.И., Манихин О.В. Евразийство начиналось так.//

118. Глобальные проблемы и перспективы цивилизации (Феномен евразийства). М., 1993.

119. Дьяков В. А. О научном содержании и политических интерпретациях историософии евразийства// Славяноведение. 1993, №5.

120. Евразийская идея и современность. М., 2002.

121. Евразийская идея: вчера, сегодня, завтра/ Материалы конференции, состоявшейся в комиссии СССР по делам ЮНЕСКО. Москва, 1991 // Иностранная литература. 1991, № 2.

122. Евразийская перспектива: Сборник статей// Материалы П-го международного конгресса «Культура и будущее России». М., 1994.

123. Евразийский проект: реальности, проблемы, концепции/ Материалы «круглого стола». М., 1996.

124. Евразийский сборник: Политика. Философия. Россиеведение. Прага, 1929. Кн. 6.61. «Евразийский Союз»: идея, проблемы, перспективы/ Материалы «круглого стола»//Социально-политический журнал. 1995, № 6.

125. Евразийство: за и против, вчера и сегодня/ Материалы «круглого стола»// Вопросы философии. 1995, № 6.

126. Евразия: теория и практика: Сборник статей. М.: «Арктогея Центр», 2001.

127. Ерыгин А.Н. Восток Запад - Россия (становление цивилизационного подхода в исторических исследованиях). Ростов-на-Дону: изд-во Ростовского университета, 1994.

128. Жданова Г.В. Евразийство в современных исследованиях. Философский аспект. Дисс. канд. филос. наук. М., 2002.

129. Живов В.М. Комментарии// Трубецкой Н.С. История, культура, язык. М., 1995.67.3адохин А.Г. Процесс становления отношений России с новыми государствами Евразии в аспектах историко-культурной преемственности. Дисс. докт. полит, наук. М, 1998.

130. Зеньковский В.В. Русские мыслители и Европа. Критика европейской культуры у русских мыслителей. Париж, 1926. (Книга переиздана. М., 1997).

131. Иванов A.B., Фотиева И.В., Шишин М.Ю. Духовно-экологическая цивилизация: устои и перспективы. Барнаул, 2000.

132. Иваск Ю.П. Константин Леонтьев// Константин Леонтьев. Pro et contra. СПб., 1995. Кн. 2.

133. Игнатов А. «Евразийство» как поиск новой русской культурной идентичности//Вопросы философии. 1995, № 6.

134. Игнатов А. Русская философия истории: романтический консерватизм //Вопросы философии. №11.

135. Игнатова C.B. Историко-философский анализ евразийского учения. Дисс. .филос. наук. М., 1995.

136. Игумен Иоанн (Экономцев) Опасности евразийской идеологии// Евразийская перспектива. М., 1994.

137. Идея евразийского союза выгодна только Казахстану// Сегодня. 28 августа 1994.

138. Ильин В. Евразийство// Ступени: философский журнал. 1992, №2(5).

139. Иогансон E.H. Евразийская ностальгия// Глобальные проблемы и перспективы цивилизации (Феномен евразийства). М., 1993.

140. Исаев И. Геополитические корни авторитарного мышления. Исторический опыт евразийства//Дружба народов. 1993,№11.

141. Исаев И. А. Евразийство: идеология государственности// Общественные науки и современность. 1994, № 4.

142. Исаев И.А. Евразийство: миф или традиция?//Коммунист. 1991, № 12. 81 .Исаев И.А. Политико-правовая утопия в России. Конец XIX -начало1. XX вв. M.: «Наука», 1991.

143. Исламов В.В. Евразийская цивилизация: социально-онтологические и методологические аспекты исследования. Дисс— канд. филос. наук. М., 2002.

144. К истории евразийства. 1922-1924 гг.// Российский архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. М., 1994. Вып.5.

145. Казнина O.A. Н.С. Трубецкой и кризис евразийства// Славяноведение. 1995, №4.

146. Калашникова В. Россия и Запад (Заметки по поводу евразийцев и антизападников)//Ступени: философский журнал. 1992, № 3 (6).

147. Кальсин М.Г. Движение евразийцев первой половины 20-х годов. Опыт осмысления феномена России// Традиции русской исторической мысли. Историософия. М., 1997.

148. Карамзин Н.М. История государства Российского. М., 1993. Т. 5.

149. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура М., 2000.

150. Кибасов Г.П. Этническое пространство. Волгоград, 2003.

151. Керимов В. Евразийство: перспективы и тупики// Евразийская перспектива. М., 1994.

152. Киреев Н.Г. Россия и Турция в евразийской перспективе// Россия на грани тысячелетий: историческая трансформация и социально-духовные поиски. М., 1998.

153. Ключевский В.О. Курс русской истории. М., 1987.

154. Ключников С. Восточная ориентация русской культуры// Русский узел евразийства. Восток в русской мысли. Сборник трудов евразийцев. М., 1997.

155. Ключников С. Русский узел евразийства// Наш современник. 1992,3.

156. Кобищанов Ю.М. Место исламской цивилизации в этноконфессиональной структуре Северной Евразии России// Общественные науки и современность. 1996, № 2.

157. КожиновВ. Историософия евразийцев//Наш современник. 1992, №2.

158. Кожинов В.В. О евразийской концепции русского пути// Евразия. 1997, №1-2.

159. Кожинов В. Судьба России: вчера, сегодня, завтра. М, 1997.

160. Козырева Л.Д. Народовластие в политической теории евразийства// Отечественная философия: русская, российская, всемирная. Н. Новгород, 1998.

161. Колеров М.А. Братство св. Софии: «веховцы» и евразийцы (19211925 гт.)//Вопросы философии. 1994, № 10.

162. Колесниченко Ю.В. Евразийская концепция личности. Дисс. .канд. филос. наук. М., 1994.

163. Колчигин С. Никакого отношения к шпионству: о евразийстве// Простор. 1996, № 6.

164. Кошарный В.П. Евразийство// Русская философия. Словарь/ Под ред. М.А. Маслина. M.: ТЕРРА книжный клуб; издательство «Республика», 1999.

165. Кошарный В.П. Евразийство как объект междисциплинарного синтеза// Вестник Московского университета. Серия философия. 1994, №4.

166. Кржевов B.C. Взаимоотношения общества и государства в концепции евразийства: «соборность» или тоталитаризм?// Социальная теория и современность. Евразийский проект модернизации России: «за» и «против». М., 1995.

167. Кривошеева Е.Г. Пореволюционное эмигрантское течение евразийство (1921-1932 гг.). Дисс. .канд. историч. наук. М., 1995.

168. Кривцов В. Отец Иакинф. M., 1984.

169. Кулагин C.B. Эволюция концепции евразийства и перспективы ее реализации в международном сотрудничестве на постсоветском пространстве. Дисс. канд. полит, наук. М., 2001.

170. Кургинян С. Содержание нового интеграционизма. Модели евразийского содружества и их соответствие интересам России// Независимая газета. 7 июля 1994.

171. Лакер У. Черная сотня. Истоки русского фашизма. Вашингтон,1994.

172. Ламанский В.И. Три мира азийско-европейского материка. СПб., 1892.

173. Леонтьев К.Н. Сочинения. М., 1912. T. V.

174. Лесной С. Откуда ты, Русь? Ростов-на-Дону, 1995.

175. Любавский М.К. Историческая география России в связи с колонизацией. Курс лекций, читанных в Московском университете в 1908-1909 гг. М, 1909.

176. Люкс Л. Евразийство// Вопросы философии. 1993, № 6.

177. Люкс Л. Евразийство и консервативная революция. Соблазн антизападничества в России и Германии// Вопросы философии. 1996, №3.

178. Люкс Л. Россия между Западом и Востоком: Сборник статей. М.: Московский философский фонд, 1993.

179. Макаров Н. Кому он нужен, этот ЕАС? О евразийском союзе// Комсомольская правда. 6 сентября 1994.

180. Люкс Л. Заметки о "революционно-традиционалистской" культурной модели "евразийцев" // Вопросы философии. 2003, № 7.

181. Малявин В. Россия. после Запада и Востока// Евразийская перспектива М., 1994.

182. Манихин О.В. Евразийство. Предчувствие и свершения// Советская библиография. 1991,№ 1.

183. Маслин М.А. «Евразийские временники» как источник классического евразийства// Вестник Российского университета дружбы народов. Философия. М., 1999, № 1.

184. Мелих Ю.Б. Попытка обоснования единства многообразия в евразийстве Л.П. Карсавина// Восточно-христианская цивилизация и восточнославянское общество в современном мире. М., 2001.

185. Мечников Л. Цивилизации и великие исторические реки. М.,1995.

186. Миголатьев A.A. Проблемы актуализации евразийской идеи// Социальная теория и современность. Евразийский проект модернизации России: «за» и «против». М., 1995.

187. Милюков П. Евразианизм и европеизм в русской истории// Европейский альманах. История. Традиции. Культура. М.: Наука, 1994.

188. Минаков А.Ю. М.Л. Магницкий: к вопросу о биографии и мировоззрении русских православных консерваторов XIX века// Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее. Сборник научных трудов. Воронеж: Издательство Воронежского университета, 2001. Вып. 1.

189. Мир России Евразия: Антология/ Составители Новикова Л.И., Сиземская И.Н. М.: Высшая школа, 1995.

190. Михалков Н.С. Мост между Европой и Азией// Правда. 7 ноября

191. Многогранная глобализация. М., 2003.

192. Мунтян М.А. Несколько суждений о российском евразийстве// Социальная теория и современность. Евразийский проект модернизации России: «за» и «против». М., 1995.

193. Мурадян И.М., Манукян С.А. «Третий путь» евразийских наций и ирано-шиитская революция. Ереван, 1997.

194. Мяло К. Русский вопрос и евразийская перспектива// Евразийская перспектива. М., 1994.

195. Назарбаев H.A. Евразийский союз: идеи, практика, перспективы. 1994-1997 гг. М.: Фонд содействия развитию социальных и политических наук, 1997.

196. Назарбаев H.A. О проекте формирования Евразийского союза государств// Азия. Экономика и жизнь. 1996, № 9.

197. Назарбаев H.A. Пять лет независимости. Алма-Ата, 1996.

198. Налепин А. Материалы евразийства в «Российском архиве»// Евразийская перспектива. М., 1994.

199. На путях. Утверждение евразийцев. Берлин, 1922.

200. Нарбаев Н.Б. Россия и Евразия: проблемы государственности, вторая половина XIX начало XX века. М.: Наука, 1997.

201. Нарочницкая Н. Россия и Европа: историософский и геополитический подход//Наш современник. 1993, № 12.

202. Нарочницкая Н., Мяло К. Еще раз о евразийском соблазне// Наш современник. 1995, № 4.

203. Нижников С.А. Евразийская доктрина как предмет евразийской самокритики// Отечественная философия: русская, российская, всемирная. Н. Новгород, 1998.

204. Нижников С.А. Между Западом и Востоком: (Заметки по теории и истории евразийской идеи)// Вестник Российского университета дружбы народов. Философия. М., 1999, № 1.

205. Новиков А. Гиперболоид инженера Кургиняна// Литературная газета. 1993, №50(15 декабря).

206. Новикова Л.И. В поисках новой идеологии// Вестник Московского университета. Серия социально-политические исследования. 1993,№5.

207. Новикова Л., Сиземская И. Евразийский искус// Мир России -Евразия. М., 1995.

208. Новикова Л., Сиземская И. Политическая программа евразийцев: реальность или утопия?// Общественные науки и современность. 1992, № 1.

209. Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Русская философия истории. М.: «Аспект Пресс», 1999.

210. Обухов С.П. Да здравствует империя?// Континент-Megapolis.1995,№5.

211. Овчинникова С.П. Российская правовая государственность: евразийский проект Н.Н.Алексеева. Дисс. . канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2001.

212. Омельченко H.A. В поисках России: общественно-политическая мысль русского зарубежья о революции 1917 г., о большевизме и будущих судьбах российской государственности (историко-политический анализ). СПб.,1996.

213. Омельченко H.A. Споры о евразийстве (опыт исторической реконструкции)// Полис. 1992, № 3.

214. Омырзанов Т. Идея евразийства это сочетание культуры Востока и цивилизации Запада//Панорама. 17 января 1997.

215. Орлова И.Б. Евразийская цивилизация. Социально-историческая ретроспектива и перспектива. М: Норма, 1998.

216. Орлова И.Б. Современные цивилизации и Россия. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2000.

217. Очирова Т. Геополитическая концепция евразийства// Общественные науки и современность. 1994, № 1.

218. Панарин A.C. Евразийский проект в постиндустриальную эпоху// Социальная теория и современность. Евразийский проект модернизации России: «за» и «против». М., 1995.

219. Панарин A.C. Россия в цивилизационном процессе (между атлантизмом и евразийством). М., 1995.

220. Панарин A.C., Ильин Б.Б. Россия: опыт национально-государственной идеологии. М., 1994.

221. Панарин A.C. Язык элит и цивилизационные сдвиги в Евразии// Вестник Московского университета. Серия социология и политология. 1995, № 1.

222. Панарин A.C. Россия и Евразия: геополитические вызовы и цивилизационные ответы// Вопросы философии. 1994, № 5.

223. Панченко А. Евразийство как современная проблема// Евразийская перспектива. М., 1994.

224. Парамонов Б. Советское евразийство// Звезда. 1992, № 4.

225. Пастухов В.Б. Будущее России вырастает из прошлого: Посткоммунизм как логическая фаза развития евразийской цивилизации// Полис. 1992, №5-6.

226. Пащенко В Л. Евразийцы и мы// Вестник Московского университета. Серия социально-политические исследования. 1993, №>3-4.

227. Пащенко В.Я. Идеология евразийства. М.: Издательство Московского университета, 2000.

228. Пащенко В Л. Марксизм, большевизм, революция в зеркале евразийства// Вестник Московского университета. Серия политические науки. 1999, №2-3.

229. Петров И.А. Россия в этническом времени. Изд-во ВолГУ, 2000.

230. Пишун К.В. Государство, религия и армия в идеократической концепции евразийства//Поиск молодых. Уссурийск, 1998.

231. Пишун К.В. Политическое учение евразийства: Опыт системной реконструкции и интерпретации. Дисс. .канд. полит, наук. Владивосток, 1999.

232. Подковский Э. Мы не задворки Европы, мы ворота в Азию// Литературные новости. 1992, № 2.

233. Половинкин С.М. Евразийство и русская эмиграция// Трубецкой Н.С. История, культура, язык. М., 1995.

234. Пономарева Л.В. Типология евразийства// Русская эмиграция в Европе в 20-30 гт. XX в. М.: Институт всеобщей истории РАН, 1996.

235. Пономарева Л.В. Вокруг евразийства. Споры в русской эмиграции//Евразия. Исторические взгляды русских эмигрантов. М., 1992.

236. Пономарева Л.В. Испанский католицизм. М., 1989.

237. Проблемы русской геополитики/ Материалы «круглого стола»// Вестник Московского университета. Серия социально-политические исследования. 1994, № 6.

238. Программные документы Общероссийского Политического Общественного Движения Евразия. М.: «Арктогея Центр», 2001.

239. Пути Евразии: Русская интеллигенция и судьбы России/ Под ред. И.А. Исаева М.: Русская книга, 1992.

240. Путин В. Россия: новые восточные перспективы// Независимая газета. 14 ноября 2000.

241. Пушкин С.Н. Евразийское учение. СПб., 1999.

242. Пушкин С.Н. Евразийцы о православных основах отечественной цивилизации// Отечественная философия: русская, российская, всемирная. Н. Новгород, 1998.

243. Разуваев В. Загадка евразийства// Независимая газета. 30 июля 1998.

244. Российское Зарубежье: история и современность. М., 1998.

245. Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть XX века Энциклопедический биографический словарь. М.: РОССПЭН, 1991

246. Россия между Востоком и Западом: традиционные и современные концепции. Хрестоматия. M., 1994.

247. Россия между Западом и Востоком: духовные аспекты цивилизации. М., 1999.

248. Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология. М., 1993.

249. Россия: прошлое, настоящее, будущее/Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 16-19 декабря 1996г. СПб.: БГТУ, 1996.

250. Рязановский Н. Возникновение евразийства// Звезда. 1995, № 2.

251. Савкин И. Евразийская доктрина// Евразийская перспектива. М.,1994.

252. Савкин И., Козловский В. Евразийское будущее России//Ступени: философский журнал. 1992, № 2 (5).

253. Садовский Л.Д. Оппонентам евразийства. Письмо в редакцию// Евразийский временник. Берлин, 1923. Кн. 3.

254. Седова H.H. Человек этнический. Волгоград, 1993.

255. Семенкин Н.С. Перспективы евразийской идеологии// Этнополитический вестник. 1994, № 1.

256. Семушкин A.B. Организационно-политический статус евразийцев: партия или духовное объединение?// Отечественная философия: русская, российская, всемирная. Н. Новгород, 1998.

257. Сиземская И.Н. Идеология фактор социального консенсуса// Вестник Московского университета. Серия социально-политические исследования. 1993, №5.

258. Сильницкий Г. Евразийство в перспективе истории мировой культуры//Евразийская перспектива. М., 1994.

259. Соболев A.B. Евразийство// Новая философская энциклопедия в 4-х томах. М.: Мысль, 2001. Т. 2.

260. Соболев А. Князь Н.С. Трубецкой и евразийство// Литературная учеба. 1991. № 1.

261. Соболев A.B. Полюса евразийства// Новый мир. 1991, № 1.

262. Соболев A.B. Своя своих не познала. Евразийство: Л.П. Карсавин и другие// Начала. 1992, № 4.

263. Соболев А. Уроки евразийства// Евразийская перспектива. М.,1994.

264. Соколов СМ. Социально-философские аспекты евразийства Дисс. . кавд. филос. наук Улан-Удэ, 2002.

265. Солопова О.В. Евразийство (евразийское движение)// Национальные отношения. Словарь/ Под ред. В.Л. Калашникова. М., 1997.

266. Соничева Н.Е. Г.В. Вернадский: Русская история в евразийском контексте// Глобальные проблемы и перспективы цивилизации (Феномен евразийства). М., 1993.

267. Степанов А.И. Структурная политология о Евразии в мировом сообществе// Политическая наука в России (история, современность, модели будущего). М., 1994.

268. Степанов Н. Критика евразийства П.Н. Милюковым// Евразийская перспектива. М., 1994.

269. Субетго А.И. Геополитическая логика взаимодействия русской и мировой культур в контексте философии истории России как евразийской цивилизации: прошлое, настоящее, будущее. СПб-Москва Красноярск, 1999.

270. Султанов Ш. Дух евразийца// Наш современник. 1992, № 7.

271. Сухов А.Д. Социально-философские воззрения евразийцев// Философия и общество. 1998, № 1.

272. Сыздыкова Ж.С. История взаимоотношений России и Казахстана. Перспективы развития евразийской идеи// Историческое сознание разбегающиеся смыслы. М., 1997.

273. Тальберг Н. История Русской церкви. Издательство Сретенского монастыря, 1997.

274. Тимонин Е.И. Исторические судьбы русской эмиграции (19201945-е гг.). Омск: издательство СибАДИ, 2000.

275. Тойнби А. Постижение истории. М., 1992.

276. Тойнби А. Цивилизация перед судом истории. СПб., 1995.

277. Толстогузов П. Камень, который отвергли строители (Идейное наследие евразийцев и сегодняшний день)// Лепта. 1993, № 2.

278. Толстой Н. Истоки евразийства// Евразийская перспектива. М.,1994.

279. Толстой Н.И. Трубецкой и евразийство// Трубецкой Н.С. История, культура, язык. М., 1995.

280. Троицкий Е.С. О русской идее. M., 1994.

281. Тугаринов И.А. Евразийство в круге нашего внимания: (исторический обзор)// Aima mater. 1992, № 7-9.

282. Урманцев Р. За союз: но не советский, а евразийский// Труд. 16 августа 1994.

283. Урханова P.A. Евразийство как идейно-философское течение в русской культуре XX века. Дисс. канд. филос. наук. М., 1992.

284. Урханова P.A. К критике западной культуры в творчестве евразийцев// Философия России XIX начала XX вв.: преемственность идей и поиски самобытности. М., 1991.

285. Уткин В.И. Глобализация: процесс и осмысление. М., 2001.

286. Хавжокова И.Н. Национальный характер и государственность: социологический анализ евразийской концепции. Дисс. . канд. социол. наук. Нальчик, 2001.

287. Хантингтон С. Запад уникален, но не универсален \\ Международная экономика и международные отношения. 1997. № 8.

288. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. М., 1999.

289. Хачатурян В.М. Истоки русской революции в оценке эмиграции 20-30-х гг. XX в.// Культурное наследие российской эмиграции 1917-1940. М., 1994. Кн. 1.

290. Хачатурян Историософия евразийства// Евразия. Исторические взгляды русских эмигрантов. М., 1992.

291. Хачатурян В.М. Культура Евразии: этнос и геополитика// Евразия. Исторические взгляды русских эмигрантов. М., 1992.

292. Хачатурян В. Революция и русская культура в концепции евразийства// Европейский альманах: История. Традиции. Культура. М., 1993.

293. Хачатурян В.М. Евразия между Западом и Востоком// Евразия. 1993, №2.

294. Хоружий С.С. Карсавин, евразийство и ВКШ/ Вопросы философии. 1992, № 8.

295. Хоружий С.С. О старом и новом. Спб.: Алетейя, 2000.

296. Хоружий С.С. Трансформация славянофильской идеи в XX веке// Вопросы философии. 1994, №11.

297. Хотба В.В. Евразийство как явлекние политической культуры. Дисс. . канд. полит, наук. Уссурийск, 2001.

298. Чесноков Г.Д. Евразийство и проблемы современной России// Социальная теория и современность. Евразийский проект модернизации России: «за» и «против». М., 1995.

299. Шалабаева Г. Духовная культура и проблема социальной модернизации в свете евразийской доктрины// Евразийское сообщество. 1997, № 1.

300. Шаповалов В.Ф. Либерализм и евразийская идея// Вопросы философии. 1996, № 2.

301. Шатилов А.Б. Евразийство как феномен политической культуры. Двадцатые годы XX века. Дисс. .канд. полит, наук. М., 1999.

302. Шатилов А.Б. История евразийского движения (20-е годы)// Проблемы источниковедения и политической истории: Сборник статей. М., 1995.

303. Шевелев Г.И. Преображение духа (Заметки евразийца)// Международ ные отношения. 1991, № 11.

304. Шевченко В.Н. К современным спорам вокруг евразийской идеи// Социальная теория и современность. Евразийский проект модернизации России: «за» и «против». М., 1995.

305. Шевченко М. Контуры евразийства// НГ-Религия. Ежемесячное приложение к «Независимой газете». № 12. Декабрь 1997.

306. Ширгазин О. Императив евразийства// Завтра 1994, № 36.

307. Щапов А.П. Неизданные сочинения. Казань, 1926.

308. Янов А. После Ельцина. «Веймарская» Россия. М., 1995.

309. Янов А. Учение Льва Гумилева// Свободная мысль. 1992, № 17.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.