Феномен государственной системы музыкального образования в контексте культурной политики России советского периода тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 24.00.02, кандидат культурол. наук Волк, Павел Леонидович

  • Волк, Павел Леонидович
  • кандидат культурол. науккандидат культурол. наук
  • 2000, КемеровоКемерово
  • Специальность ВАК РФ24.00.02
  • Количество страниц 189
Волк, Павел Леонидович. Феномен государственной системы музыкального образования в контексте культурной политики России советского периода: дис. кандидат культурол. наук: 24.00.02 - Историческая культурология. Кемерово. 2000. 189 с.

Оглавление диссертации кандидат культурол. наук Волк, Павел Леонидович

Введение.

Глава I. Теоретико-методологические и историко - культурные основы исследования государственной системы музыкального образования.

§1. Основные понятия теории самоорганизации.

§2. Общая характеристика культуры советского периода.

§3. Государственная система музыкального образования и ее структура.

Глава II. Динамика культурной политики в России 1917-1991 гг. и ее влияние на развитие системы музыкального образования.

§1. Формирование структуры государственной системы музыкального образования. 1917-1927 гг.

§2.Триумф и трагедия. 30-е - 50-е гг.

§3. Блеск и нищета. Время упущенных возможностей.

60е-80е годы.

§4. Постсоветский период и перспективы развития системы.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Историческая культурология», 24.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Феномен государственной системы музыкального образования в контексте культурной политики России советского периода»

Актуальность темы исследования. Музыкальное искусство России во всем его многообразии является неотъемлемой и весьма существенной частью российской национальной культуры. В свою очередь, государственная система музыкального образования, призванная вести подготовку профессиональных музыкантов, выполняет роль фундамента российского музыкального искусства. Очевидно, таким образом, что процессы, протекающие в государственной системе музыкального образования, оказывают воздействие не только на развитие музыкального искусства в нашей стране, но и на ее культуру в целом. Понимание этого явления особенно необходимо сегодня, в период происходящих в российском обществе радикальных социально-экономических изменений.

Система музыкального образования в России - общепризнанный социокультурный феномен XX столетия. Масштабы ее поражают воображение: свыше 5800 музыкальных школ, 260 средних и 50 высших учебных заведений, в том числе 15 консерваторий. Ни одна страна мира, включая наиболее развитые, не имеет столь мощной сети государственного музыкального образования. Но в этом и состоит главный парадокс: налицо явное несоответствие реально существующего состояния музыкальной культуры в стране тому уровню, который естественно было бы ожидать, исходя из масштабов государственной системы музыкального образования.

Целью, конечным результатом работы государственной системы музыкального образования, так сказать «по определению», является, прежде всего, развитие музыкальной культуры общества в целом. При этом одним из наиболее объективных и наглядных показателей результативности ее деятельности служит наполняемость концертных залов. Здесь фокусируются и качество работы начального звена, призванного дать общее музыкальное образование и развить любовь к музыке у потенциальных слушателей; и уровень подготовки специалистов в среднем звене, поставляющем в начальное звено педагогические кадры, способные (или неспособные) решать поставленные перед школой задачи; и, наконец, результативность высшего звена, которое, с одной стороны, готовит тех, кто находится на сцене, и, с другой стороны, поставляет педагогические кадры в нижестоящее звено. Если концертные залы начинают пустеть, значит, система музыкального образования не полностью выполняет свои функции.

Уже в 70-е годы негативные тенденции в советском музыкальном образовании, накапливавшиеся на протяжении ряда десятилетий, перешли в стадию «опустения залов», наиболее ярко проявившуюся в 80-х. Свою роль в этом, естественно, сыграли происходившие в тот период изменения социальных аттракторов и связанные с этим перемены в обществе. Не следует преуменьшать и значение бурного развития телевидения. Но тем более очевидны на этом фоне проблемы, накопившиеся в системе музыкального образования.

Одни и те же учебные заведения выпускали вундеркиндов, юных виртуозов, поражающих мир блеском и выразительностью исполнения и они же десятками, сотнями, тысячами отчисляли детей, которые не только не смогли закончить полный курс обучения, но и получили устойчивое, на всю жизнь, неприятие музыки.

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена, прежде всего, тем, что советский период в развитии системы российского музыкального образования, уйдя в прошлое, оставил после себя, помимо очевидных и неоспоримых достижений, весь комплекс проблем, о которых мы только что упомянули. Найти пути их решения, выработать новые, адекватные подходы к организации государственной системы музыкального образования невозможно без глубокого научного анализа причин возникновения и развития кризисных явлений.

Степень разработанности проблемы. Попытки анализа причин кризиса в государственной системе музыкального образования предпринимались неоднократно. Одним из первых еще в 60-е годы всерьез заговорил о существующих в ней проблемах Л.Баренбойм. Позднее обращались к этой теме А.Алексеев, Б.Владимирский, Д.Кабалевский, Л.Мазель, А.Николаев и многие другие видные деятели советского музыкального образования. Каждый из них, являясь бесспорным авторитетом в своей сфере, детально анализировал те или иные проявления надвигающегося кризиса. Однако ни один из них не рассматривал проблему в комплексе - как кризис образовательной системы.

В поиске сведений, описывающих процессы, протекавшие в системе музыкального образования, автор диссертационной работы опирался на три категории источников.

Первая из них содержит информацию о системе музыкального образования и делится на три группы.

1. Нормативные документы министерств и ведомств (Народный комиссариат просвещения, Министерство культуры, Министерство образования, постановления партии и правительства), представляющие собой документальное воплощение государственной политики в области искусства, культуры и образования.

2. Специальные периодические издания, освещавшие в той или иной степени проблемы музыкального образования (журналы «Советская музыка», «Музыкальная жизнь», «Художественное образование»). Несмотря на то, что информация по интересующей нас проблеме представлена в них в небольших (относительно иных проявлений музыкального искусства) объемах, с точки зрения исторического анализа она имеет особое значение, так как, в отличие от правительственных документов, позволяет в значительной степени проникнуть в подтекст происходивших событий.

3. Работы видных деятелей советского музыкального образования -Л.Баренбойма, Д.Кабалевского, Л.Мазеля, А.Алексеева, Г.Цыпина. В.Шебалина и др. Помимо содержащейся в этих работах фактологической информации, в контексте настоящего диссертационного исследования особый интерес представляют размышления авторов о проблемах всей образовательной системы.

Вторая категория источников содержит работы по теории самоорганизации. Здесь, прежде всего, упомянем труды «отцов-основателей» синергетики Г.Хакена и И.Пригожина, а также А.Баблоянц, Дж. Николиса, В.Эбелинг, Э.Ласло, К.Майнцера, И.Добронравовой, Н. Климонтовича, Е.Князевой, С.Курдюмова, Г.Малинецкого и др.

Наконец, к третьей категории мы относим работы по истории русской культуры, среди авторов которых Н.Бердяев, А.Сахаров, Ю.Лотман, И.Кондаков и др.

В работе также использованы архивные материалы по истории возникновения и развития системы музыкального образования в Томской области, с помощью которых автор анализирует систему музыкального образования в ее реальном воплощении в одном из конкретных регионов России.

Указанные источники позволяют проследить историю возникновения и основные принципы развития государственной системы музыкального образования в России советского периода в контексте культурной политики, определить механизмы воздействия государства на музыкальное образование и вскрыть причины возникновения и нарастания негативных тенденций.

Изучение перечисленных источников позволяет утверждать, что системный культурологический анализ причин возникновения кризиса в музыкальном образовании России до сего времени не производился. Подобная попытка представляется сегодня весьма актуальной и перспективной, учитывая нарастающие процессы регионализации и реструктуризации системы музыкального образования.

Исходя из обозначенной направленности диссертационного исследования, можно сформулировать анализируемую в нем проблему как противоречие между целями и задачами, поставленными государством перед системой музыкального образования в советской России, и невозможностью их полной реализации в рамках этой системы.

Объектом исследования служит государственная система музыкального образования в России советского периода.

Предметом исследования являются генезис и развитие российской государственной системы музыкального образования и влияние на этот процесс культурной политики в России 1917-1991 гг.

Цель диссертационного исследования состоит в исследовании государственной системы музыкального образования России как сложной нелинейной системы и установлении причин возникновения отрицательных тенденций, приведших к снижению эффективности ее функционирования.

В соответствии с поставленной целью определяется следующий комплекс задач:

-выявление атрибутивных характеристик российского музыкально-образовательного комплекса; раскрытие исторического аспекта развития советской государственной системы музыкального образования;

-определение особенностей функционирования каждого из элементов структуры в образовательной системе и их взаимодействия; -максимально полный историко-культурологический анализ воздействия государственной культурной политики на систему музыкального образования;

-формулирование основных принципов конструирования региональных систем музыкального образования.

Теоретико-методологические принципы исследования. Для анализа генезиса государственной системы музыкального образования в контексте государственной культурной политики России советского периода в качестве теоретико-методологической основы применяется теория самоорганизации.

Теория сложных нелинейных систем в настоящее время является эффективным подходом в решении проблем в естественных науках -от физики лазеров и твердого тела, химии и метеорологии до моделей биологического, нейронного и экологического характера. С другой стороны, специалисты, работающие в социальных и экономических науках, политике и гуманитарных науках, сознают, что основные проблемы человечества также связаны со сложностью и нелинейностью изучаемых процессов.

Идея создания единой теории самоорганизации материи возникла из стремления пересмотреть и дать в соответствии с современным уровнем развития науки удовлетворительную интерпретацию большому количеству наблюдений над живой природой, а также накопленному огромному багажу экспериментальных фактов, как в области естественных наук, так и в области социологии. Характерные черты «эпохи постнеклассической науки» были сфокусированы в синергетике Г.Хакена и теории диссипативных структур И.Пригожина и его коллег, в концепциях нелинейного детерминированного хаоса, странных аттракторов, бифуркаций и т.д.

Синергетика возникла как научное направление, изучающее единую сущность самых разных явлений, рассматриваемых как процесс перехода от неупорядоченности к порядку. Это автоволновые процессы в химических реакциях и биение человеческого сердца, распространение информации в научном сообществе и поведение плазмы в предельных температурных режимах и т.д.

Раскрытие механизмов самоорганизации, какой бы стороны диалектического взаимодействия природных и социальных процессов они ни касались, имеет исключительную по важности значимость для развития цивилизации, ибо раскрытие механизмов ее проявления позволяет человечеству перейти на новый уровень миропонимания и определения своего места в космическом пространстве и времени, вырабатывать новые правила своих взаимоотношений с природными системами; понять свое место и роль в системе развивающегося мирового порядка

Синергетический подход к анализу истории развития музыкального образования как одного из элементов российской культуры в контексте государственной культурной политики поможет постичь те явления, о которых упоминалось выше. В сфере политики непрерывно происходят столкновения необходимых и случайных факторов. Задуманное и спланированное часто при осуществлении оборачивается прямо противоположным, начинает развиваться совершенно иначе, подчиняясь своим, самоорганизационным началам. Политика предстает как сфера возникновений, столкновений и объединений интересов, организации и реализации государственной власти, существования партий, национальных движений и прочих атрибутов политической жизни, демонстрируя торжество синергетического мировосприятия.

Научная новизна работы и положения, выносимые на защиту. Диссертационное исследование, применяющее нетрадиционную для исследуемого объекта методологию, открывает малоисследованную сферу как в отечественной культурологии, так и в теории музыкального образования. Его новизна заключается:

-в реализации на конкретно-историческом материале синергетического подхода в процессе культурологического анализа особенностей формирования и функционирования государственной системы музыкального образования в советской России;

-в ее рассмотрении как сложной нелинейной системы, развивающейся по законам синергетики.

В ходе исследования были получены следующие положения, которые выносятся на защиту:

1. Установлено, что государственная система музыкального образования в России советского периода, будучи органичной составляющей российской культуры, возникла и развивалась как сложная нелинейная система. История развития государственной системы музыкального образования есть история ее саморазвития.

2. Государство по отношению к системе музыкального образования выполняет двойственную функцию. Являясь, с одной стороны, внешней средой, фактором внешнего воздействия на систему, оно, с другой стороны, выступает в качестве одной из подсистем в самой системе музыкального образования (подсистема органов управления музыкальным образованием).

3. В качестве источника возникновения негативных явлений в государственной системе музыкального образования, приведших ее к деградации в конце исследуемого периода, выступает неадекватность взаимодействия между системой музыкального образования и государством, как ее внешней средой, являющая собой нарушение основных законов развития самоорганизующихся систем.

4. На основе выполненного системного анализа автор впервые определяет четыре основных принципа проектирования региональных систем музыкального образования, отвечающие современной социокультурной ситуации в России: а) Наличие «источника энергии» необходимой мощности, функцию которого выполняет бюджет. b) Внутрисистемная сбалансированность наборов-выпусков во всех звеньях образовательного комплекса. c) Возможность создания гибкой системы оплаты педагогического труда с широкой дифференциацией по уровню квалификации и результативности. d) Разработка и построение региональной системы должны производиться специалистами в области музыкального образования при минимальном участии органов управления.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическое значение исследования заключается в расширении границ эмпирического поля синергетики путем включения в него образовательных систем, к которым относится и государственная система музыкального образования.

Материалы и положения работы раскрывают динамику музыкального образования в его социокультурной обусловленности, создают предпосылки для более глубокого исследования теоретиками культуры взаимосвязей между образовательными системами и государством.

Материалы и положения работы могут быть использованы:

- при дальнейшем изучении истории музыкального образования в России; в практике преподавания курсов «История советской музыки» и «Музыкальная педагогика» в средних и высших музыкальных образовательных учреждениях;

- при чтении курсов истории России и политологии; при разработке моделей локальных систем музыкального образования в условиях регионализации образования вообще, и музыкального образования в частности.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования были представлены в качестве докладов на V Международной научно-практической конференции «История музыкального образования как наука и как учебная дисциплина: перспективы развития» (Москва, МО РФ, 1999), на Межрегиональном научно-практическом семинаре «Российская культура на рубеже III тысячелетия» (Кемерово, 1999), на методологическом семинаре аспирантов и соискателей КемГАКИ (Кемерово, 1999), на расширенном заседании коллегии Комитета по культуре, кинофикации и туризму Администрации Томской области (Томск, 1999), на Педагогической конференции учреждений художественного образования (Томск, 1999), а также отражены в ряде публикаций.

Диссертация в полном объеме обсуждалась на кафедре культурологии и искусствознания Кемеровской государственной академии культуры и искусств.

Результаты исследования использовались автором в курсе лекций «История музыкального образования в России» для слушателей Томского областного института повышения квалификации работников искусства, 9 культуры и туризма, а также при разработке концепции реформирования региональной системы художественного образования в Томской области.

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Историческая культурология», 24.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Историческая культурология», Волк, Павел Леонидович

Выводы, сделанные комиссией по результатам работы, характерны для своего времени - во многом правильные, но в своем продвижении к истине останавливающиеся на той грани, за которой начинается политика. Комиссией был обозначен ряд факторов (впрочем, весьма существенных), оказавших негативное воздействие на развитие системы музыкального образования. Комиссия, в частности, отмечала, что «одной из причин развала музыкальной культуры стал и низкий профессиональный уровень у педагогического состава.». Справедливость сказанного не вызывает сомнений: главное условие, необходимое для успешного обучения - это высококвалифицированный педагог. Но как могло произойти, что в российском музыкальном образовании квалификация педагога стала фактически проблемой №1? На этот вопрос комиссия ответа не дала. И не потому, что уровень квалификации ее членов не позволил им проникнуть в суть проблемы (в состав комиссии из 22 человек вошли профессора Академии музыки, психологи, педагоги, медики, экономисты). Для того чтобы найти адекватные ответы, необходимо было выйти за рамки чисто профессионального обсуждения и затронуть вопросы государственной культурной политики, проблемы взаимоотношений государства и системы музыкального образования, адекватности воздействия на сложную нелинейную систему, коей является система музыкального образования. Именно здесь, во взаимоотношениях государственной системы музыкального образования как сложной нелинейной самоорганизующейся системы, и государства, его культурной политики, как «среды обитания» этой системы, лежит источник возникновения кризиса.

Нельзя сказать, что руководство страны не уделяло (во всяком случае, декларативно) внимания этой проблеме. Литература и искусство, как и прежде, были призваны играть в «процессе идейного воспитания людей, обогащения их духовного мира, формирования эстетических вкусов важнейшую роль»[150,1]. В связи с этим, «одна из первоочередных проблем.- всеобщее музыкальное образование.оно должно быть обязательным и повсеместным». Однако, для научно обоснованного, экономически продуманного претворения в жизнь этой декларации у руководства страны того периода уже не было ни средств, ни политической воли, ни исторического времени.

В феврале 1988 г. состоялся пленум ЦК КПСС, посвященный ходу перестройки средней и высшей школы. Вместе с целым комплексом проблем по совершенствованию системы образования в стране рассматривался и вопрос об усилении эстетического воспитания детей, развития их художественного творчества.

Вскоре после пленума ЦК, летом 1988 года, в Москве прошел объединенный пленум правлений Союза композиторов СССР и Всесоюзного музыкального общества, посвященный теме «Художественное воспитание и музыкальное образование в системе духовного развития подрастающего поколения[193,1]. Проблемы эстетического воспитания и образования обсуждались на пленумах СК СССР и раньше, начиная с 1961 года. Однако, в целом, как отметил в своем докладе секретарь правления СК СССР, председатель комиссии по музыкально-эстетическому воспитанию ВМО А.Флярковский, ситуация еще более обострилась.

Отмечалось, что недооценка роли художественной, шире - эстетической культуры является характерной чертой современной советской школы. Подтверждениями тому служат:

-нарушение разумного соотношения количества часов эстетического и других циклов в сетке часов учебного плана;

-исчезновение уроков музыки и изобразительного искусства в старших классах общеобразовательных школ

-пассивность органов народного образования в решении вопроса обеспечения школ квалифицированными преподавателями эстетического цикла - число школ в стране превышает число педагогов музыки.

Участники пленума говорили, что выбор конкретных программ - это дело регионов. В то же время было сказано, что проверка эффективности официально принятой программы Кабалевского «осуществляется методами, которые научными назвать никак нельзя»

Профессор ГМПИ им. Гнесиных Ф.Арзаманов писал в 1989 году: «Десятилетия существования системы эстетического воспитания в нашей общеобразовательной школе практически свидетельствуют, что такой системы не существует. В Индии.человек не получит никакого свидетельства об окончании школы, если не научится играть на 2-3- музыкальных инструментах, не овладеет основами композиции и цвета в живописи и рисунке, не знает секретов стихосложения. Объяснение при этом таково: если ты не можешь грамотно оценить культурного явления, не ценишь труда художника, не упиваешься картинами природы, не можешь отличить красивого поступка от некрасивого (моральный аспект!) —ты не личность. Как известно, в коммунистическом обществе каждый человек должен быть личностью. »[6,1]. Что касается ДМШ, то в них «учится примерно 5 % всех детей, из них лишь

35-40 % (?) поступает в училище (как будто это и есть цель стремления (!). Остальное большинство становится никем (курсив Ф.А.): нет грамотного слушателя., не музицируют дома., не посещают концерты, исчезает интерес к народному творчеству»[197,1].

В результате 70 лет государственного культурного строительства в России была создана уникальная трехступенчатая система государственного музыкального образования - единственная в мире. Сеть учебных заведений охватила всю территорию страны и позволяла не только дать общее музыкальное образование практически всем изъявившим на то желание детям, но и выявлять талантливую молодежь, в каком бы уголке страны она ни находилась.

Парадоксальность же ситуации, сложившейся к концу советского периода, состояла в том, что, несмотря на наличие в стране уникальной образовательной системы, общий уровень музыкальной культуры народа Россия оказался к концу столетия значительно ниже того, который можно было ожидать при наличии этой системы.

Выше неоднократно назывались причины возникновения этого социокультурного парадокса. Перечислим их еще раз:

1. Образовательная система создавалась для решения не столько образовательных, сколько политических задач.

2. Не была разработана концепция музыкального образования в стране. Многие важнейшие решения принимались без необходимых расчетов и обоснований. В результате чего возникали перекосы и разбалансированность между звеньями, приводящие к невозможности достижения поставленных задач.

3. Система развивалась экстенсивным методом. Качество образования было отдано в жертву количественным характеристикам.

4. Теоретическое осмысление в музыкальном образовании значительно отставало от существовавшей педагогической практики. В результате именно в музыкальном образовании, имеющем дело с образами и эмоциями, как ни в какой другой отрасли образования слаба психолого-педагогическая составляющая.

Но главная причина состояла в том, что к сложной самоорганизующейся системой, каковой является система музыкального образования, со стороны государства применялись методы воздействия, недопустимые в обращении с системами такого уровня. С этой точки зрения анализ последнего периода советской истории позволяет сделать следующие выводы:

1. Ослабление идеологического прессинга приводит к снижению активности «странного» аттрактора -культурной политики.

2. Возрастает внутренняя активность в элементах и подсистемах структуры направленная на изучение проблем системы, поисков путей ее развития. Система входит в стадию «самоосознания».

3. Предпринятое в 60-е годы многократное расширение начального звена приводит к изменению его социокультурной функции. Подготовка абитуриентов для музыкального училища, как главное предназначение школы, уступает место общему музыкальному развитию.

4. Расширение начального звена обостряет проблему кадров, что еще более усиливает разрушительное действие отрицательного резонанса, возникшего в системе в предыдущий период.

5. Во второй половине 70-х годов наблюдается тенденция к гармонизации отношений между системой и средой ее обитание -государством. Ряд административных решений предоставляет системе возможность (хотя и весьма ограниченную) для самостоятельного поиска структурных решений. Начинается процесс диверсификации в подсистеме начального звена. Системы входит в длительный период постепенно нарастающих флуктуаций

6. К концу рассматриваемого периода становится очевидной и признается официально неадекватность масштабов государственной системы музыкального образования и эффективности ее функционирования в плане подъема общего уровня музыкальной культуры в стране. Предпринимаются попытки исследования проблемы, обозначающие основные параметры кризиса, но не указывающие источники его возникновения.

§4. Постсоветский период и перспективы развития системы.

Я глубоко убежден, что будущее нашей музыкальной культуры — в руках педагогов-музыкантов»

Л.Баренбойм

События, последовавшие за неудавшимся переворотом в августе 1991 г.: запрещение КПСС; приход к власти в СССР разнородных и противоречивых общественных сил, называвших себя демократическими; официальный отказ властных структур от коммунизма; курс на проведение антитоталитарных реформ в экономике, политике, идеологии, культуре; распад Советского Союза на отдельные государства и все вытекающие отсюда последствия экономического, политического, военного, религиозного, национально-этнического, культурного характера - все эти события стали поворотными не только для населения бывшего СССР, но и изменили лицо всего мира. По своему всемирно-историческому масштабу, ценностно-смысловому содержанию и далеко идущим социокультурным последствиям события последнего времени сопоставимы лишь с полосой революционных преобразований в России 1917 и последующих годов.

Начавшийся распад тоталитарных структур, постоянно расширяющийся и углубляющийся, уже является отчасти свершившимся фактом, отчасти процессом, осуществляющимся на наших глазах и при нашем участии. Мы присутствуем при конце целой цивилизации (а их не так уж много было и во всей мировой истории человечества), которую правильнее всего именовать советской.

Вся история распада СССР, - писал А.Венгеров, - если бы она не была так политически горька и драматична, не задевала так болезненно многих участников этой исторической трагедии, уже сейчас могла бы составить одну из академических, вполне спокойных глав учебника синергетики для сомневающихся»[27,58].

Те сложности, с которыми происходят сегодня преобразования в России, объясняются по существу особенностями советского социалистического тоталитаризма, сложившегося в своем классическом виде еще в сталинскую эпоху. В нем берут начало мощнейшие механизмы торможения, постоянно обновляющиеся, изыскивающие все новые и новые ресурсы, формы, методы, воспроизводящие испытанные «сталинско-брежневские» структуры, лишь меняющие их внешние формы и маскировку.

Роль государства в современной социокультурной ситуации противоречива. Общим результатом процессов реформирования, как отмечает Л.Михайлова, является уменьшение его влияния на различные области жизни за счет замещения гражданскими структурами и создания новых инструментов регулирования деятельности и поведения людей. «Но расстановка социокультурных сил в обществе сегодня такова, что может привести к снижению устойчивости, противоборству различных сил и уничтожению интеллектуального и культурного потенциала. Таким образом, государство оказывается в роли самоликвидатора»[106,39].

А.Сахаров называл пять основных факторов, стабилизировавших тоталитаризм в СССР:

1. Милитаризм, накопление огромных материальных и интеллектуальных сил в военной области.

2. Централизованная, военная по существу, структура управления экономикой, пропагандой, транспортом, связью, международной торговлей, дипломатией и т.п.

3. «Закрытость» общества, обеспечивающая, по замыслу его руководителей, мобилизационные возможности.

4. Полное отсутствие демократического контроля за деятельностью властей.

5. Мощная централизованная пропаганда, «представляющая собой одну из форм экспансии»[154,175].

Процесс детоталитаризации политического строя и всех остальных сфер жизни - особенно в странах с глубоко укорененным и длительно консервируемым тоталитарным режимам, к которым относится и Россия -проходит медленно, мучительно, сопровождаясь отчаянным сопротивлением прежних властных (партийно-государственных структур) и катастрофическими разрушениями политических, экономических, хозяйственных и др. институтов, отношений, форм.

Своеобразие советского тоталитаризма именно в том и заключалось, что «в СССР тоталитаризм <,.> наиболее тотален, он не только проник во все сферы и поры общества, но и успел за семьдесят с лишним лет коренным образом преобразовать их, всецело приспособить к себе»[74,35]. Например, советские колхозы стали прочной, органически сросшейся с партийно-государственной системой управления ячейкой хозяйствования. Аналогичны по своей роли в тоталитарной системе творческие союзы, в основном контролировавшие до последнего времени процессы в сфере художественной культуры. Даже общественные фонды - культуры, детства, милосердия и т.п. -сугубо аппаратные, бюрократизированные, нередко - коррумпированные, пригодные для любых манипуляций.

Тоталитарность, разрушенная на уровне государственных, управленческих структур, сохраняется (по инерции) и искусственно консервируется в форме тоталитарной ментальности, тоталитарного сознания и поведения, которые наряду с сохраняющимися тоталитарными инфраструктурами оказываются оптимальными инструментами поддержания порядка и в рамках посттоталитарного авторитаризма.

Переходный период в России отмечен переменой социальных аттракторов. «Социальные аттракторы формируются с одной стороны «изнутри» на основе синхронизации целей (здесь действует этологический механизм социального облегчения - чем больше особей стремится к некоторой цели, тем более она привлекательна, примером здесь может служить мода) или же активно навязываются извне доминирующей иерархией в виде идеологических установок. Социальный аттрактор - это притягивающее множество состояний субъекта. К этому состоянию субъект может прийти, ставя различные промежуточные цели»[18,43].

Взамен ценностей, которые традиционно воспитывало советское общество, по всей стране активизировались притягательные возможности иных ценностей. Для людей, оказавшихся без работы, без зарплаты, без перспектив на будущее, внедрение этих так называемых новых ценностей оказалось делом достаточно легким. К тому же за плечами были воспоминания о многих негативных явлениях советского периода жизни, например: об «уравниловке», постоянном «урезывании» стремлений к повышению производительности труда и пересмотре планов в связи с этим и т.д. И поскольку, действительно, трудности, испытываемые простым народом России, были не столь объективного, сколь субъективного характера (что стало очевидным после разоблачения мифа о «загнивающем» Западе), то новые, совершенно не традиционные для русского (в широком смысле этого слова) человека ценности стали повсеместно приживаться[210,75].

О степени эффективности влияния государства на обозначенные процессы красноречиво свидетельствуют результаты исследования, проведенного Л.Михайловой в 1996-97 гг. в Пермской области[106,42]. Культурная политика российского правительства как способствующая развитию культуры получила оценку лишь в 1.8 балла (по 5-бальной шкале), в то же время как сдерживающий фактор ее оценили в 4,1 балла. 73% опрошенных отметили ухудшение культурной политики правительства. Эти данные свидетельствуют о снижении роли государства в развитии культуры в сегодняшних условиях.

Постсоветский этап в развитии музыкального образования России берет начало с принятия в 1992 году Закона РФ «Об образовании». В этом Законе нашел выражение происходящий в стране процесс демократизации всех сторон жизни общества, децентрализации управления, а также переход на рыночные отношения.

Первый и, пожалуй, основной результат выражается в следующем: если в советский период государственная система музыкального образования функционировала в контексте государственной культурной политики, то теперь она находится в поле влияния политики образовательной. Следствием этого является не только тот факт, что музыкальное образование развивается на юридической основе Закона «Об образовании», а не Закона «О культуре», но и то, что часть стратегических управленческих функций (лицензирование, аттестация, государственная аккредитация) от органов управления культурой перешла к федеральным и региональным органам управления образованием.

Процессы демократизации и диверсификации в сфере музыкального образования, начавшиеся в 60-е годы, в новом законе нашли свое отражение, прежде всего в возникновении разнообразных путей его получения. Если в советский период монополистом в этой сфере была государственная образовательная система, то теперь каждый волен из многообразия возможностей выбирать то, что ему нравится - государственное или негосударственное образовательное учреждение, индивидуальное обучение у преподавателя. Кроме того, и в государственной системе и в негосударственных учебных заведениях появился достаточно большой выбор образовательных программ. Возникают многочисленные инновационные учреждения, ведущие, помимо образовательного процесса, активную научно-исследовательскую работу, решающие экспериментальные задачи, издающие методическую литературу и учебные пособия

Закон «Об образовании» привел государственную систему музыкального образования к глобальным структурным изменениям, связанным с перераспределением функций между ее подсистемами:

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящее время люди особенно ждут более глубокого диагноза, особенно готовы принять его и испробовать на деле все, что будет казаться имеющим хоть какие-нибудь шансы на успех.

Дж.М.КеИнс

Синергетика учит нас видеть мир по-другому. Во-первых, становится очевидным, что сложноорганизованным системам нельзя навязывать пути их развития. Скорее необходимо понять, как способствовать их собственными тенденциям развития, как выводить системы на эти пути. Проблема управляемого развития принимает, таким образом, форму проблемы самоуправляемого развития.

Во-вторых, синергетика свидетельствует о том, что для сложных систем, как правило, существует несколько альтернативных путей развития.

В-третьих, синергетика открывает новые принципы суперпозиции, сборки сложного эволюционного целого из частей, построения сложных развивающихся структур из простых. Появляется новый принцип согласования частей в целое: установление общего темпа развития входящих в целое частей

В-четвертых, синергетика дает знание о том, как надлежащим образом оперировать со сложными системами и как эффективно управлять ими. Оказывается, главное - не сила, а правильная топологическая конфигурация, архитектура воздействия на сложную систему (среду). Малые, но правильно организованные - резонансные - воздействия на сложные системы чрезвычайно эффективны. Поразительно, что это свойство сложной организации было угадано еще тысячелетия назад родоначальником даосизма Лао-Цзы и выражено в вечно озадачивающей нас форме: слабое побеждает сильное, мягкое побеждает твердое, тихое побеждает громкое и т.д. [78,5]

В свое время А.Блоку удалось почувствовать и гениально сформулировать мысль о том, что культура, жизнь и политика - это три разные, даже противоположные субстанции: ведь политика это не «жизнь» а эксперимент над живой жизнью, т.е. своего рода «искусство», Однако политика так же неорганична подлинному искусству и культуре в целом, как и жизни, потому что она есть насилие над жизнью и культурой, есть произвол экспериментатора, есть попытка втиснуть реальность в теоретическую схему, сделать утопию реальностью, что без помощи лжи и насилия оказывается невозможно. Но невозможно абстрагироваться и от соседства трех несовместимых явлений, от их конфликтного взаимодействия: политика всегда претендовала перестраивать жизнь и командовать искусством, искусство оглядывалось на политику и жизнь, споря с ними; жизнь отвергала и искусство, и политику как искажение реальности, как идеал, далекий от бытия. Отсюда их «нераздельность и неслиянность» (формула, употреблявшаяся русскими богословами при характеристике Троицы). Нечто похожее происходит и в современной российской культуре - нераздельность и неслиянность далеких и конфликтных начал.

Анализ современной социокультурной ситуации в России и ретроспективный взгляд из нее на всю историю отечественной культуры в целом показывают, что корень практически всех явлений и процессов в русской культуре XX в. так или иначе связан с тоталитаризмом, его истоками и последствиями. Это и фанатизм революционеров, и борьба с инакомыслием, и традиции общинного коллективизма, с его патриархальным «мы» - в противопоставлении враждебно-племенному «они». Самое же главное - это стремление к целостному, нерасчлененному взгляду на мир, свойственное русской культуре и ее представителям, - охарактеризованное Н.Бердяевым как «тоталитарность». Иными словами, сама тяга русской культуры к «всеединству», к преодолению своего раздвоения и раскола, вопреки благим намерениям оборачивалась тем «сверхцентрализмом», который ломал культуру и ее естественноисторический процесс, загоняя ее в политическую схему и подвергая репрессивным санкциям.

Даже сегодня, в конце 90-х годов, многие исследования, посвященные вопросам управления культурными процессами в России, несут на себе отпечаток тоталитарного мышления (Г.Галуцкий в книге «Управляемость культуры и управление культурными процессами», признавая государство продуктом самоорганизации общества в целом, далее рассматривает его как абсолютный носитель власти и идеальный субъект управления, отрицая наличие самоорганизационных процессов в инфраструктуре российской культуры [34].)

Эпохально-историческое значение посттоталитарного периода в истории, в который вступила Россия и вместе с ней русская культура, - грандиозно. Ю Лотман пишет по этому поводу: «.Переход от мышления, ориентированного на взрывы, к эволюционному сознанию, приобретает сейчас особое значение, поскольку вся предшествующая привычная нам культура тяготела к полярности и максимализму» [97,258].

Подводя итог исследования в целом, мы можем сделать следующие выводы.

1. Государственная система музыкального образования есть одно из воплощений национального менталитета. Только в России с ее традиционными истоками тоталитарности мышления могла возникнуть идея всеобщего музыкального образования. Только в России с ее крайностями, с ее стремлением к максимуму, к всеохватности могла быть создана грандиозная сеть учебных заведений, покрывающая всю страну. Только в России, с ее веками взращенным этатизмом, сугубо индивидуальное, штучное, элитарное обучение музыканта по инициативе самих же музыкантов могло превратиться в одну из функций государства, и т.д.

2. Государственная система музыкального образования в России советского периода представляла собой сложную нелинейную систему, развивающуюся по законам самоорганизации.

3. Государство выполняло по отношению к системе музыкального образования двоякую роль. С одной стороны, органы управления культурой, непосредственно работавшие с музыкальными учебными заведениями, входили в систему в качестве структурообразующей подсистемы. С другой стороны, государство оказывало на систему музыкального образования внешнее воздействие, являясь для нее внешней средой.

4. Государственная культурная политика по отношению к системе музыкального образования выполняла функцию странного аттрактора.

5. Педагогическое банкротство государственной системы музыкального образования вызвано неадекватными методами воздействия со стороны государства, возбудившими явления отрицательного резонанса и приведшими к нарушению структурных связей.

Происходящая на наших глазах регионализация системы музыкального образования с разделением ее на областные, краевые и республиканские мини-системы - процесс объективный и, на наш взгляд, необратимый. Выполненный в настоящей работе исторический, культурологический и системный анализ государственной системы музыкального образования позволяет вывести основные принципы построения региональных систем музыкального образования, учитывающие как профессиональную музыкально-педагогическую основу, детерминированную специфическими особенностями музыкального искусства как предмета педагогической деятельности, так и постулатами науки о функционировании сложных нелинейных систем. К указанным принципам относятся:

1. Наличие «источника энергии» необходимой мощности, способного поддерживать функционирование системы. Как указывалось выше, функцию такого источника в отношении системы музыкального образования играет бюджет. Построение региональной системы музыкального образования возможно только в условиях гарантированного бюджетного финансирования. Вопрос финансового обеспечения является основным при проектировании образовательной системы.

2. Второй стратегический вопрос - внутрисистемная сбалансированность. Необходимо установить точное соотношение наборов-выпусков во всех звеньях образовательного комплекса с тем, чтобы обеспечить конкурсный отбор при переходе из нижестоящего звена в вышестоящее в зависимости от этого определяются контингенты в образовательных учреждения начального, среднего и высшего звеньев, либо в соответствующих структурах образовательной «пирамиды» (если проектируется учреждение комплексного типа).

3. Качество образовательного процесса, прежде всего, зависит от уровня квалификации и отношения к своему делу главного «действующего лица» - педагога-музыканта. Опыт прошлых лет показывает, что уравнительная система оплаты труда - одна из основных причин, породивших кризис в системе музыкального образования. Исходя из этого, при проектировании региональной системы необходимо предусмотреть возможность создания гибкой системы оплаты педагогического труда с широкой дифференциацией по уровню квалификации.

4. Разработка и построение региональной системы должны производиться специалистами в области музыкального образования при минимальном участии органов управления, необходимо помнить, что система музыкального образования возникает и развивается по законам самоорганизации, и попытки навязывания ей организационных и структурных решений никогда в истории России не приводили к положительным результатам.

А.Марков называет три взаимосвязанные проблемы, решение которых на методологическом, мировоззренческом уровне является предпосылкой преодоления духовного кризиса и восстановления культурной целостности[ 102,49]:

1. Воссоздание в сегодняшней культурной жизни тех духовных ценностей, которые составляют ядро культуры российского общества, определяют ее специфику, уникальность, идентичность.

2. Включение в актуальное поле национального самосознания образов духовных лидеров российской истории, в концентрированном виде олицетворяющих ценности и идеалы русской культуры.

3. Возрождение и утверждение в новом историческом контексте национальной идеи как формы общественной консолидации и национально-культурного самопознания.

Национальная культура является основой социального, экономического и политического развития общества. Выход из сегодняшнего кризиса надо искать, прежде всего, в духовно-нравственной сфере - лишь « культурное самостояние» есть залог величия народа и независимости государственного бытия[60,84]. «Думай о духовном оздоровлении нации - и получишь финансы» - писал в 1881 году Ф. Достоевский. «Духовное единение в общем деле», «духовное слияние, «духовная самостоятельность» - вот залог экономического процветания, ибо при этом «явится целое, а целое повлияет на себя и вызовет разум»[49,27,13].

Но для этого сама культура должна обрести утраченную целостность, исцелиться, т.е. стать равной самой себе, преодолеть синдром «гадкого утенка», восстановить историческую преемственность, понять и принять свою духовную самобытность и осуществить ее на деле. Восстановление целостности и органичности национально-культурного мира - задача не менее существенная, чем сохранение окружающей природы. Если природа необходима человеку для биологической жизни, то культурная среда столь же необходима для его духовной, нравственной жизни, для его «духовной оседлости», нравственной дисциплины и социальности. Убить человека биологически может несоблюдение законов биологической экологии, убить человека нравственно может несоблюдение экологии культурной.

Подводя итого уходящему столетию, Э.Ласло писал:

Когда текущий век называют веком страха и неопределенности, когда молодые люди предпочитают не думать о будущем — своем или своих детей, когда все, что мы ни задумываем, вызывает нежелательные побочные эффекты, а средства массовой информации будят воспоминания о «добром старом времени», чтобы потрафить публике, - когда все это происходит, можно с уверенностью сказать, что с нашим временем не все в порядке. Речь может идти о чем-то более серьезном, чем о временной аномалии, болезненном, но скоропреходящем периоде, по истечении которого все снова становится здоровым и надежным. Вполне возможно, что современность уходит в прошлое^88,84].

Культурная эволюция, в отличие от культурной революции маоистского толка, не нуждается в силовом воздействии «сверху», Она реализуется в ходе развития науки, искусства, религии и образования, постепенно проникая через становление нового сознания широкой общественности в сознание тех, кто занимает руководящее положение в обществе. «Напомним, - пишет Э.Ласло, -что в эпоху бифуркации все структуры в обществе становятся в высшей степени чувствительными: они улавливают малейшую флуктуацию и изменяются вместе с ней. Не составляет исключения и культура. В переходную эпоху новые идеи и ценности, первоначально малые и слабые флуктуации, в изобилии всплывают на поверхность. Появившись в этом качестве, некоторые из них становятся «центрами притяжения» - начинают привлекать внимание широких слоев населения и изменяют доминирующие способы мышления и поведения.с.> Чтобы начать культурную эволюцию, вовсе не нужна тяжелая рука диктатора; достаточно создать заметные флуктуации ценностей и убеждений и не дать им затеряться в столпотворении конкурирующих идей и движений.Существуют различные возможности для реформирования всех областей образовательной системы, но они не свободны от трудностей. Существующие ныне образовательные институты пронизаны устаревшими представлениями о мире и о месте человека в нем. Эти представления фрагментированы замкнутыми контурами естественнонаучно-технической, социальной, научно-политической и художественно-духовно-религиозной субкультур. Подобная классификация, равно как и деление наук на точные и гуманитарные - устарела и даже стала опасной. Она мешает людям обрести целостное видение самих себя и своего века; люди лишаются возможности видеть вещи в целостной перспективе»[88,101].

Хаос общества означает свободу человека - свободу изменять структуры и институты, в которых люди проводят свою жизнь»[88,63]. Предсказать эволюцию системы в состоянии хаоса почти невозможно. Подобно

164 всем эволюционным трансформациям, происходящим в сложных системах, будущая система музыкального образования будет продуктом явления, известного под названием эффекта бабочки.

Эффект бабочки» первоначально был открыт в 60-е годы нашего века американским метеорологом Эдвардом Лоренцом, занимавшимся моделированием мировой погоды на одном из самых больших компьютеров, которые имелись в то время, Лоренц обнаружил, что погода на земном шаре постоянно находится в хаотическом состоянии. Это означает, что предсказать, как будет развиваться погода, совершенно невозможно: траектория чувствительна к малейшим изменениям. Стоит метеорологической обстановке лишь слегка измениться там или здесь, и эволюция мировой погоды непредсказуемым образом смещается с одного из простертых «крыльев бабочки» так называемого хаотического аттрактора на другое. Идеи и точки зрения каждого отдельно взятого человека могут оказаться своего рода бабочками: каждый из нас может взмахнуть крыльями - и запустить подверженное бифуркациям музыкальное образование по новому эволюционному пути.

Список литературы диссертационного исследования кандидат культурол. наук Волк, Павел Леонидович, 2000 год

1. Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность. - М.: Мысль, 1976,- 183 с.

2. Аверьянова О. Мерзляковское училище: годы и лица // Музыкальная академия. 1992.- №1,- С. 186-189

3. Александр Зиновьев. М.: Московский рабочий, 1991. - 412 с.

4. Александрова Е.Я. Становление и развитие системы художественного образования в России.ХУШ начало XX века. - М., 1997.- 183 с.

5. Алексеев А. Педагогика творческого поиска // Советская музыка .- 1981.-№3.- С. 72-76

6. Арзаманов Ф. Музыка и личность // Музыкальная жизнь. 1989.- №1.-С.1

7. Архангельская Е. О чем говорит практика // Советская музыка. 1951.-№8.-С. 1-2

8. Аршинов В., Свирский Я. Философия самоорганизации. Новые горизонты //Общественные науки и современность, 1993.-№3,- С.59-70

9. Аскольдов С.А. Религиозный смысл русской революции // Антихрист. Антология. М., 1995. - 237 с.

10. Ахромеева Т.С., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г., Самарский A.A. Нестационарные структуры и диффузионный хаос. М.:Наука,1992.-544с.

11. Баблоянц А. Молекулы, динамика и жизнь. Введение в самоорганизацию материи. М.:Мир,1990.- 375 с.

12. Баренбойм Л. Педагогические размышления // Советская музыка. -1967,- №6,- С.76-87; №9,- С.74-79

13. Барсуков М. Помочь Кемеровскому музыкальному училищу // Советская музыка. 1953,- №7. - С.110

14. Бердяев H.A. Русская идея Основные проблемы русской мысли XIX и начала XX в. Судьба Росси М.:Сварог и К., 1997. - 540 с.

15. Берталанфи Л. Общая теория систем критический обзор /Исследования по общей теории систем. - М : Прогресс, 1969,- С23-8216

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.