Феномен крестьянского бунтарства, конец 1917 - начало 1921 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, доктор исторических наук Телицын, Вадим Леонидович

  • Телицын, Вадим Леонидович
  • доктор исторических наукдоктор исторических наук
  • 2002, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 529
Телицын, Вадим Леонидович. Феномен крестьянского бунтарства, конец 1917 - начало 1921 гг.: дис. доктор исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Москва. 2002. 529 с.

Оглавление диссертации доктор исторических наук Телицын, Вадим Леонидович

Введение

Глава 1. "Бунтарский вектор". Историография вопроса.

Глава 2. Крестьянство в условиях смены общественных парадигм (1917 г.). оппозиция":

Глава 3. Государственная власть и деревенская вопросу противоречий

§ 1. Апробация идей всеобщей уравнительности.

§ 2. Мобилизации крестьян и ответная реакция.

§ 3. Деревенский "раскол".,

§ 4. Большевистский прессинг и его последствия.

Глава 4. К характеристике динамики и разновидностей крестьянского бунтарства.

§ 1. Страсти, эмоции и стихия, как факторы структурирования и внутреннего содержания крестьянского сопротивления.

§ 2. "Зеленое дело" и его последствия.

§ 3. Феномен "красного партизанства".

Глава 5. Социально-психологический "портрет" бунтаря: рядовые и руководители.

Глава 6. Противоборствующие стороны: численность формирований, тактика и вооружение.

§ 1. Крестьянская сторона: успехи и причины неудач.

§ 2. О превосходстве большевистской политики.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Феномен крестьянского бунтарства, конец 1917 - начало 1921 гг.»

Пожалуй, ни одно высказывание А. С. Пушкина не пользуется такой колоссальной известностью, как фраза о русском бунте -"бессмысленном и беспощадном". Но много ли мы знаем об этом страшном (и удивительном - одновременно) феномене отечественной истории - бунтарстве? Он не нашел должного отражения в научных исследованиях, оставаясь неотъемлемым элементом любого периода российского прошлого (и настоящего). И рассмотрение основных компонентов бунтарских настроений, следовательно, приобретает особое звучание.

Актуальность темы исследования диктуется неопределенностью сегодняшней социально-экономической ситуации, складывающейся в российской деревне, во взаимоотношениях между крестьянством и властью, крестьянами и городским населением; ситуации, "грозящей" обернуться либо стабилизацией, либо гражданским неповиновением, бунтарством, то есть "проявлением непокорности" и общественным взрывом в крестьянской среде. Поиск общего языка с крестьянами и сохранение социального мира стоит, таким образом, на повестке дня, отсюда и потребность в обращении к истории крестьянского сопротивления: необходимо учесть "плюсы" и "минусы" этого явления, просчеты и ошибки властей, причинно-следственную канву выступлений, и, главное, особенности психологии деревенского населения. Важно, используя опыт улаживания общественных конфликтов, прийти к консенсусу с социальным слоем, создающим те материальные блага, которыми пользуется все общество и которые составляют валовый национальный продукт государства. Исследование первопричин крестьянского недовольства позволит помочь избежать отрицательной реакции и выплеска бунтарства в будущем.

Актуальность темы исследования предопределяется также обращением к основополагающему аспекту отечественной истории - крестьянскому вопросу. Изучение последнего дает реальную возможность подойти к объективному восприятию огромного комплекса экономических, социальных, духовных и политических проблем, ушедших годов и веков, и современного времени, ведь именно российское крестьянство заложило первоосновы Российского государства, наглядно продемонстрировав своим развитием серьезные противоречия и проблемы, пронизывающие абсолютно все стороны общественной жизни, впитав в себя и демонстрируя типичнейшие и колоритнейшие черты русского национального характера. Отдавая себе отчет о превалировании традиционной для России и ни с чем несравнимой ролью государства в жизни общества, компенсирующего собственной активностью откровенную слабость (или полное отсутствие) гражданских институтов, скрепляющего вертикалью власти бескрайние просторы империи, отметим: исследование аграрной проблематики плодотворно лишь сквозь призму взаимоотношения и взаимовлияния, противоборства и поиска компромиссов между крестьянством и государственной властью - двумя равнозначными объектами вновь выходит на повестку дня.

Реформирование российской государственности в сторону действительной (а не показной) эффективности и динамизма, возрождение крестьянства, воспринимаемые современным обществом в качестве безусловных и бесспорных критериев обновленной России, ставят вопрос об обращении к историческому прошлому, осмыслению фундаментальных общественных "поворотов", определивших пути развития аграрного сектора экономики, жизни российской деревни на разных этапах ее становления. (Здесь мы непроизвольно повторяем интересные соображения О. Г. Вронского [1].)

То, что крестьянство остается в центре внимания, свидетельствует огромное количество монографий, статей, рецензий и документальных документаций. А проблема крестьянского бунтарства изучается специалистами - историками, философами, социологами - в качестве одного из аспектов, дающих возможность многое понять в прошлом и настоящем России. Современная источниковедческая и историографическая ситуация позволяет, без экивоков на время и проходившие события, отказаться от традиционных для отечественной исторической науки минувших десятилетий констатации исключительности и доминирования процесса классовой борьбы, проанализировать все многообразие палитры общественных настроений, интересов, поведения, реакций на внешние раздражители, осветить и объективно прокомментировать оттесняемые раннее на второй план тематические вопросы.

Так, до настоящего времени остаются дискуссионными и малоизученными вопросы о степени и формах участия крестьянства в антисоветском сопротивлении, о типологизации последних, внутренних механизмах эволюции бунтарских настроений в среде крестьянства применительно к общеисторическому фону, традициям и модернизаторскому потоку, социально-психологическом облике бунтаря - рядового и руководителя - не только (и не столько) с позиции противостоящего ему государства, сколько с точки зрения самой бунтующей личности и окружающих его обывателей.

Анализ обозначенных выше аспектов имеет безусловную практическую значимость для современного исторического момента, для поиска адекватных оценок эволюции общества и государства, отдельных представителей социальных слоев и чиновничьего аппарата.

Научная новизна данного исследования заключается в том, что представленная работа является одной из первых в отечественной историографии попыткой комплексного рассмотрения эволюции крестьянского бунтарства в контексте общеисторического процесса первого постреволюционного пятилетия. Впервые в научный оборот введен обширный круг архивных, неопубликованных источников, ряд последних был систематизирован автором. А также осмыслены и структурированы ранее опубликованные источники. Ряд тематических "граней", представленных в данной работе, являются первым опытом научной разработки. К последним относятся сюжеты, связанные с эволюционными процессами, характеризующими изменения в настроениях и поведении крестьянства, анализ деятельности центральных и местных органов структур власти, изложения реальной картины событий, происходивших в российской деревне в 1917 -1921 годах.

Предпринятое исследование позволило проанализировать глобальное противостояние сил традиционализма и модернизма с опорой на обширный конкретный материал, характеризующий и жизнь крестьян губерний России, и саму борьбу государства с деревней, и перипетии борьбы во властных структурах по вопросу об отношении к крестьянству.

Целью настоящего исследования является не учет и констатация самого факта крестьянских восстаний, а комплексный анализ "взаимоотношений, взаимовлияния, взаимозависимости, взаимодействия и взаимопроникновения" механизмов, порождающих крестьянское бунтарство - переплетение "подсознательных мотивов" общественного восприятия: "эмоций, иллюзий, поверий, страстей, слухов, предрассудков, представлений, суеверий" и прочего, поскольку субъективный момент, наряду с мировоззренческой симметрией составляют "ткань бытия", саму реальность (вступающую в серьезное противоречие с идеалистическими представлениями крестьянства об окружающем мире) в контексте общеисторического процесса и с учетом региональных особенностей.

Объект исследования: Российское крестьянство, способное повлиять на социально-экономическую и политическую ситуацию в стране - в целом, и в отдельном регионе - в частности, в условиях общественных катаклизмов, каким и явилась Гражданская война.

Предмет исследования: Крестьянское бунтарство - как исторический феномен, с учетом хронологических и территориальных рамок.

Хронологические рамки: Нижняя граница: октябрь - ноябрь 1917 г. - пик интегрального кризиса, поразившего российское общество. Верхняя граница: весна 1921 г. - предопределена тем, что власть пошла на определенные уступки деревне, а вооруженные выступления крестьян все усиливались, грозясь вылиться в настоящую войну. Именно с весны 1921 г. стоит говорить о прин-ципиалъно новом ракурсе противостояния крестьянства и большевиков, требующего отдельного исследования.

Территориальные границы: губернии восточно-европейской России, Урал, Сибирь (за исключением земель, вошедших в ДВР и Приморья), восточные районы Украины и Белоруссии.

Обращаясь к вопросу теоретико-методологической основы работы, следует отметить, что исследование носит конкретно-исторический характер: отбор, классификация, сравнительный анализ и авторская интерпретация всего комплекса источников позволяют выйти на новый уровень общетеоретических обобщений. Принцип системности в изложении материала нашел свое выражение как в рассмотрении поставленных вопросов в их временном и пространственном развитии, так и в непосредственном анализе взаимодействия и противостояния государственной власти России и крестьянства и в выявлении взаимосвязи основных элементов бунтарских проявлений.

Комплексное использование таких методов исследования как структурно-функциональный, причинно-следственный, оценочный и культурологический позволяют излагать поставленные в работе вопросы в контексте различных научных дисциплин -истории, статистики, социологии, психологии, истории права, философии и политологии.

Ключевыми понятиями, используемыми в настоящей работе, выступают определения: "крестьянское движение", "крестьянское восстание", "крестьянская война", "волнение", "выступление", "бунт", "мятеж", "бунтарство", "бунтарь", "повстанец", "бунтовщик", "мятежник".

Под "крестьянским движением" понимаются, прежде всего, формы протеста: защита крестьянами своих интересов посредством открытого массового выступления (с применением или без применения) насилия против представителей власти и ее сторонников (действующих и потенциальных), использования в его ходе (в зависимости от возможностей) всего доступного комплекса мер. Активный протест может принимать формы "при-говорного движения", участия в создании органов власти, отвечающих крестьянским интересам (с полной или частичной заменой действующих), а также волнений, восстаний, войны.

Среди названных форм наиболее употребим термин "восстание". Можно согласиться с определением массового вооруженного выступления - крестьянского восстания, как "формы выступлений с более высоким уровнем сознательности участников". В ходе восстания его участники самостоятельно планируют свои действия, сами выбирают стиль своего поведения. "Восстание, - как считает один из современных исследователей, - начинается по инициативе широких слоев населения, по их собственному почину; для восставших вооруженная борьба - заранее намеченный пункт деятельности" [2]. На наш взгляд, к названным характеристикам следует добавить и иные, такие, как: массовость движения, значительный охват территории, относительная продолжительность движения (как правило, не менее двух - трех недель), использование против восставших значительных сил "карателей".

Волнение - это более низкий (чем восстание) уровень протеста крестьянства. Его участниками выступают крестьяне одной или нескольких деревень, в ходе волнения вполне возможно применение насилия по отношению к представителям власти. Волнение может быть ликвидировано без опоры на вооруженные силы. По времени оно может быть и непродолжительным (всего несколько дней).

Выступление - это единичный факт крестьянской активности, более "примитивный", чем восстание и волнение. В его ходе участвует группа крестьян одного селения (или селение в целом), и ликвидируется оно без привлечения вооруженной силы, являясь непродолжительным по времени, не порождая тяжелых последствий для участников.

В то же время не всегда существует жесткая грань между восстанием и волнением, волнением и выступлением. Наличествует множество факторов "стирающих" любые различия. А потому эти понятия вполне могут совпадать и использоваться для характеристики самого факта крестьянской активности.

Термин "войнана наш взгляд, может использоваться как в широком, так и узком смысле слова. В широком смысле о крестьянской войне можно говорить лишь применительно к ситуации, сложившейся в России весной 1921 года. В этот период крестьянское движение приобрело действительно массовый характер, включая в себя все формы активного (и пассивного) протеста. О крестьянской войне (на данный период) можно говорить лишь как о событии общероссийской значимости, а не регионального масштаба. А крестьянское движение конца 1917 - 1921 годов можно считать "прелюдией" крестьянской войны, шедшей в последующие два года.

Нельзя согласиться со стремлением толковать "крестьянскую войну" в узком смысле слова, как наиболее крупные восстания. По мнению, ряда исследователей (В. В. Кондрашин, Д. А. Сафонов и другие /смотри главу 1 нашего исследования/), их размах, количество участников, ожесточенность вооруженного противостояния сторон дают основания для подобной оценки. На наш взгляд, о крестьянской войне в узком смысле можно говорить лишь с точки зрения языковедческого толкования слова "война", с учетом "аграрной окраски".

Можно согласиться с трактовкой термина "мятеж", как антиправительственного выступления воинского формирования [3], но стоит дополнить: мятеж - "стихийное восстание, а также вооруженное выступление, в результате заговора против государственной власти" [4].

Под "повстанческим движением" понимаются операции вооруженных отрядов, групп восставших крестьян, действующих в одном или нескольких уездах, одной или нескольких губерниях, выдвигающих определенные и вполне конкретные лозунги и осуществляющие их на практике, а также и другие мероприятия в интересах подавляющего большинства населения подконтрольной им зоны.

В данном контексте необходимо остановиться и на термине бунтарской активности - на понятии "бунта".

Бунт - "отдушина" для выплеска социальных эмоций, которые накапливались в душе человека, и которые требовалось -"сбрасывать" [5]. Как правило, более половины всех бунтарских проявлений - эмоциональный всплеск, реакция на будоражившие душу отрицательные эмоции.

Бунт - еще и результат противоречий между идиллическими представлениями о жизни (свойственных русскому обществу, воспитанному более на эгалитарных традициях) и реальной действительностью [6].

Последнее для российской действительности было не в диковинку.

Бунтарь бунтовал не против государства как такового, а против той роли малого и второстепенного "винтика", которая ему была уготовлена, против безудержного вмешательства государства в его личную жизнь. Причем подобная обусловленность места и роли бунтаря в жизни общества свойственна как для начала, так и конца XX века.

Бунтарь в данном случае - непокорный, протестующий против чего-либо человек, призывающий к реальным действиям.

Однако русский язык достаточно богат, и попытка "уложить" какое-либо явление в строгие лексические рамки отдельно взятого словаря ни к чему хорошему не приведут. Спектр толкования и объяснения должен оставаться достаточно гибким и широким, что мы и попытаемся продемонстрировать в своей работе.

Историография темы насчитывает не один десяток наименований исследований, однако, в подавляющей их части "бунтарство" либо вскользь упоминает, либо служить "оттеночным" фактором для освещения иных проблем и вопросов (смотри главу 1 нашего исследования).

А потому задачи исследования состоят в следующем:

1) Осуществить комплексный анализ историографии и источников, что позволит выявить тематические лакуны и документы, способные их ликвидировать.

2) Проследить причинно-следственную связь крестьянского сопротивления с общеисторической событийной канвой и свойственной только крестьянству поведенческой парадигмой.

3) Подойти к проблеме типологизации и систематизации проявлений крестьянского недовольства, используя все разнообразие методологических подходов.

4) Сформулировать и изложить основные социально-психологические характеристики бунтаря - рядовых участников и руководителей - сквозь призму оценок властей и обывателей.

5) Выявить и объяснить наиболее важные и значимые элементы крестьянского сопротивления, и политики властей, стремящейся свести последнее на нет.

6) Обобщить введенный в научный оборот документальный материал, дающий возможность взглянуть на крестьянское бунтарство действительно как на исторический феномен.

О Гражданской войне написано столь много, что даже учесть все книги, диссертации, статьи, рефераты, рецензии, обзоры и прочее, где упоминается сам факт проявления крестьянского недовольства, просто невозможно, и уж тем более нереалистично их скрупулезно проанализировать.

Иное дело - поиск и публикации документов. Относительно большинства российских губерний - это настоящая лакуна. Введенные в научный оборот интересующие нас архивные материалы всегда тщательно отсеивались - с расчетом наполнения ими схемы о приоритетах Советской власти и диктатуры пролетариата [7]. Исключения составляют, пожалуй, эмигрантские издания, например - сборник "Урал и Прикамье, ноябрь 1917 - январь 1919 гг. Народное сопротивление большевизму" [8], среди последних изданий - работа Д. А. Сафонова [9].

Но первый содержит исключительно опубликованные ранее свидетельства очевидцев и официальные документы, правда, тщательно подобранные и откомментированные; второй содержит множество пропусков.

Огромное множество документальных материалов, таким образом, остаются "за бортом" научных исследований, тогда как именно источники позволяют более объективно подойти к осмыслению изучаемой темы. Однако, как справедливо заметил Ю. Тынянов, "документы врут, как и очевидцы". Поэтому и к документальным свидетельствам стоит подходить с достаточной долей скептицизма. Один и тот же источник может содержать и достоверные и недостоверные сведения по различным вопросам; определенную информацию можно извлечь даже из недостоверного источника, который в таком случае выступить в роли "искомого свидетеля тенденциозности". Исторические источники, несмотря на их целевую причину возникновения и субъективное отражение действительности, дают представление о прошлом. Поэтому нет источников вообще непригодных для исследования, наличие (даже незначительных) лакун в источниках не отрицает возможность познания того или иного процесса, вопрос лишь в том, чтобы использовать весь комплекс сохранившихся источников с максимальной полнотой [10].

Характеристику источников по рассматриваемой нами проблеме целесообразно дать, разбив весь аналитический материал на следующие группы:

1) всевозможные архивные материалы;

2) документы советских органов государственной власти и управления, опубликованные в различных изданиях;

3) дошедшие до нас немногочисленные документы крестьянского антибольшевистского лагеря;

4) мемуарная литература;

5) периодическая печать.

Первая группа источников - архивные документы и материалы. Они составили наиважнейшую часть источниковой базы анализируемой проблемы.

Главной источниковой базой стали фонды пяти центральных и трех местных архивов.

В исследовании использованы материалы почти тридцати фондов Российского государственного военного архива (РГВА):

Ф. 1. (Управление делами Народного комиссариата по военным делам); Ф. 6. (Полевой штаб РВСР); Ф. 7. (Штаб Рабоче-крестьянской Красной армии); Ф. 42. (Управления ВОХР и ВНУС); Ф. 106. (Управления армиями Восточного фронта); Ф. 176. (Управление III армии Восточного фронта); Ф. 184. (Управление IV армии Восточного фронта); Ф. 185. (Управление V армии Восточного фронта); Ф. 198. (Управление XIII армии); Ф. 218. (Штаб Западносибирской крестьянской Красной армии); Ф. 442. (Штаб войск охраны и обороны железных дорог V армии); Ф. 982. (Управление 1-й сибирской стрелковой дивизии); Ф. 1317. (Управление 26-й Златоустовской стрелковой дивизии); Управления отдельных стрелковых бригад и бригад, входивших в состав дивизий (Ф. 1318; Ф. 1319; Ф. 1320; Ф. 1650); Ф. 16011. (Управления войсками ВЧК); Ф. 16750. (Отряд особого назначения Н. И. Ко-рицкого); Управления и штабы войск ВОХР (Ф. 17529; Ф. 17534), в частности Управления 65-й отдельной стрелковой бригады ВОХР (Ф. 17590); Ф. 24557. (Штаб войск Низовой Волги.); Ф. 28147. (Штаба особых отрядов 35-й стрелковой дивизии); Ф. 33987. (Секретариат председателя РВСР); Ф. 33988. (Секретариат заместителя председателя РВСР); Ф. 39500. (Управления Волжской группы войск.) и другие фонды.

Такое внимание к военным документам объясняется тем, что именно в архивах структур РККА отложилось огромное (самое большое) количество свидетельств крестьянского сопротивления (отслеживалось военными информаторами) и реакции (приоритет силовых структур, к которым относится и армия) на него.

В содержательном плане главная особенность конкретных документов и материалов Российского государственного военного архива состоит в том, что многие из них - принадлежащие как большевистскому, так и лагерю его противников - содержат порой заведомо недостоверную информацию, тенденциозные (и даже фальсифицированные) обобщения, оценки и выводы, поскольку в форме пропагандистских обращений и оперативных сводок к фальсификации конкретики часто прибегали обе стороны. Руководство восставших в своих лозунгах, обращенных к населению и в оперативной переписке, давало изначально недостоверные данные о социально-политической ситуации в стране, в отдельно взятых регионах, губерниях и уездах, о настроениях и поведении военнослужащих Красной Армии, об итогах боев между повстанцами и красными частями и подразделениями, о потерях и трофеях. Данная дезинформация преследовала цель повлиять на сельское население в благоприятном для восставших духе. Большевики в своей пропаганде, которая велась ими, как правило, в обобщенной форме, занимались дезинформацией обывателя в иных социально-политических ракурсах. Они в предвзятом виде трактовали причины и цели "мятежа", состав его участников и руководителей, взаимоотношения восставших и населения, последствия повстанческой деятельности. Сознательно составлялось негативное представление о восстании и самих восставших. Апогеем коммунистической фальсификации являются документы структур ВЧК и военно-революционных трибуналов содержащие сведения о раскрытии на территории большинства губерний широкой сети подпольных ячеек антисоветских организаций, подобных "Сибирскому крестьянскому союзу" и других, в действительности никогда не существовавших [11].

Использование материалов РГВА, таким образом, требует внимания и осторожности, тщательного отбора и сопоставления с иными источниками, а также с уже опубликованными документами этого архива [12].

Материалы Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) представлены фондами Военного кабинета министра-председателя и политическое управление Военного министерства (Ф. 366); Штаба Московского Военного Округа (Ф. 1606) и Государственного комитета Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам (Ф. 12564) и содержат данные, отражающие состояние дел в деревне и в армейских частях во второй половине 1917 года - начале 1918 года, когда окончательно рушились ("подточенные" еще Февралем) понятия о правовой дисциплине и ответственности, моральных заповедях, об отношениях сельской и городской субкультур.

В Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) нас в первую очередь интересовал фонд Центрального комитета большевистской партии (Ф. 17), в котором отложились многочисленные документы, дающие возможность осветить исследуемые события с точки зрения партийных структур, причем различного уровня - от низовых до центра. В этом же фонде сохранились материалы эпистолярного жанра, могущие многое рассказать о том, чем жила и чем "дышала" постреволюционная деревня.

Материалы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ): Ф. 130. (Совет народных комиссаров); Ф. 336. (Следственная комиссия революционного трибунала при Петросовете); Ф. 382. (Наркомат труда); Ф. 391. (РОСТА); Ф. 393. (НКВД); Ф. 399. (Главное управление милиции); Ф. 543 (Следственная комиссия верховного революционного трибунала); Ф. 1005 (Верховный трибунал при ВЦИК); Ф. 1235 (ВЦИК); Ф. 3875 (Исполком Всероссийского Совета крестьянских депутатов); Ф. 5556. (Военно-продовольственного бюро /Военпродбюро/) и другие, дают возможность взглянуть на события с позиции власти (конечно, не в полном объеме, но, по крайней мере, многопланово - от "управления" милиции волостного исполкома до уровня советского правительства). Позиция властей в истории крестьянских волнений также важна, как и позиция самих восставших, поскольку появляется возможность сравнить точки зрения на одну и ту же проблему со стороны различных общественных страт, возможность выявить мотивы постреволюционного насилия и его вероятных последствий.

Документы Российского государственного архива экономики (РГАЭ), почерпнутые нами из фондов Наркомзема (Ф. 478), Наркомпрода (Ф. 1943) и других, освещают хозяйственную сторону происходящих событий. Материалам этим хотя и отведена в исследовании второстепенная роль, но без их привлечения осветить ряд важных исторических аспектов (влияющих на настроения крестьянства) было бы невозможно. В первую очередь - это состояние крестьянского хозяйства и экономическая "экспансия" государства в его производственную ткань.

Привлечены и материалы ряда местных архивов, что позволяет осветить особенности того или иного региона более рельефно и скрупулезно. Так, извлечены материалы из двух фондов Государственного архива Оренбургской области (Ф. 1. - Губиспол-кома; Ф. 166. - Губпродкома) и из восьми фондов Государственного архива Свердловской области (далее - ГАОО и ГАСО): Ф. 7. (Исполком Екатеринбургского губернского Совета); Ф. 9. (Губернская милиция); Ф. 194. (Екатеринбургский уездный исполком Совета); Ф. 511. (Отдел управления Екатеринбургского губи-сполкома); Ф. 705. (Отдел управления Камышловского уездного исполкома Совета); Ф. 732. (Отдел управления Камышловского уездного исполкома Совета); Ф. 1777. (Екатеринбургский губрев-ком); Ф. 1778. (Остапинский волостной ревком); Ф. 1898. (Комитет по проведению трудовой и гужевой повинности при Екатеринбургском губисполкоме).

Материалы, отложившиеся в этих фондах требуют (как и документы РГВА, ГАРФ и других архивов) тщательной проверки и сопоставления (поскольку являлись "продуктом" государственных структур, склонных к известной фальсификации и цензурированию сообщений о своей деятельности). Но они, в свою очередь, способствуют более глубокому пониманию региональной специфики, более подробному освещению деятельности партийных и государственных кругов, более скрупулезному изучению причин, хода и последствий влияния настроений и интересов крестьян отдельных волостей, уездов и губерний на обстановку в стране в целом.

Центр документации новейшей истории Свердловской области (ЦДНИ СО) [13], представленный фондом Истпарта (Ф. 41), и фондом Екатеринбургского губернского комитета РКП/б/ (Ф. 76) и ранее привлекал внимание исследователей, однако ссылок на указанные фонды достаточно мало, поскольку еще несколько лет назад свидетельства фондообразователей считались "одиозными". Но именно в этих фондах представлены (различные по происхождению), излагающие порой одно и то же событие с различных временных позиций, что дает возможность получить представления о достоверности материалов, почерпнутых из других архивов и появившихся на свет в различные годы.

Сопоставление ряда интереснейших архивных источников показало, что между ними есть расхождения, порой достаточно серьезные.

Так, ход борьбы с повстанцами освещался в оперативных сводках и шифрованных телеграммах красноармейских отрядов и карательных структур, (копии с которых в обязательном порядке представлялись в губернские комитеты большевистской партии). Работа по реконструкции давно минувших событий на основании подобных сводок очень сложна - данные в них чаще всего давались непроверенные: по слухам населения, по сведениям разведки, по результатам допросов и проч., а потому зачастую разнились.

Кроме того, необходимо учитывать и сам подход к получаемой информации - составителей обобщающих сводок и бюллетеней интересовали, прежде всего, оперативные данные: направление движения отрядов повстанцев, их численность, вооружение, потери и т. п. Известия о появляющихся отрядах далее не всегда подтверждались, как и не подтверждались иные сведения тактико-оперативного характера.

Партийные и государственные власти широко использовались для сбора сведений так называемых "информаторов". Факты свидетельствуют, что получаемые таким путем сведения зачастую были неточны, ошибочны, а порой и ложны. ("Информаторы" трудились на двух хозяев, спасая, таким образом, свою жизнь и жизнь своей семьи, свое хозяйство.)

Вторая группа источников - документы советских органов государственной власти и управления, опубликованные в различных изданиях [14].

В большей части изданных сборников, как правило, основное внимание уделялось определенному региону [15], что давало возможность извлекать из хранилищ и пускать в научный оборот огромное количество ранее неизвестных, конкретных свидетельств, способных обогатить любое исследование. Так, в сборнике "Курская губерния в годы иностранной интервенции и Гражданской войны" [16] были использованы практически все известные составителям свидетельства (даже и вызывающие серьезные сомнения).

Но для всех этих публикаций было характерно то, что абсолютное большинство приводимых в них документов происходили родом из одного лагеря - большевиков. Значительную часть документов составляли партийные решения, директивы, постановления, циркуляры, докладные записки о том, что планировалось совершить для изменения ситуации, и практически не приводилось никаких свидетельств о том, как выполнялось намеченное [17].

Значительную часть представленного в сборниках массива материалов составляли данные, почерпнутые в периодических изданиях. И это, во-первых, не случайно, и, во-вторых, предопределено: материалы газет и журналов были идеологически выдержаны, в отличие от "сырых" архивных документов.

Практически для всех сборников документов характерно отсутствие упоминаний крестьянских выступлений периода октября 1917-го - весны 1918 года. По мнению составителей, в это время сообщение об антисоветских выступлениях крестьян - "откровенная фальсификация", поскольку само определение периода -"Триумфальное шествие Советской власти" - свидетельствовало о "всеобщем одобрении" большевистской доктрины. (Подобное отмечают, и другие исследователи [18].)

Из появившихся на свет в советское время публикаций самым серьезным изданием (оно на длительный период времени оставалось едва ли не единственным) можно считать сборник "Революция. Устные рассказы о Гражданской войне" [19], который действительно выделялся на общем фоне многочисленных "воспоминаний коммунистов-ветеранов" [20]. Основное внимание составителями подобных - многочисленных - сборников уделялось деятельности партийных организаций "по пресечению антисоветских выступлений".

О каких-то изменениях в документальных публикациях документов можно говорить только в настоящее время. Например, применительно сборников "Советская деревня глазами ВЧК - ОГПУ - НКВД" [21], "Сибирская Вандея" [22], "Филипп Миронов" [23] и "Антоновщина" [24], основную массу документов, которых составляют материалы (практически и сегодня недоступные исследователям), извлеченные из фондов Центрального архива ФСБ РФ (а также из Российского государственного военного архива). В подавляющем большинстве это информационные сводки ВЧК, составляемые по сообщениям с мест. По мнению составителей сборников, "именно эти документы наиболее оперативно, полно и достоверно представляли высшему руководству страны реальные настроения различных слоев населения, экономического положение и деятельность возможных учреждений и организаций" [25].

Стоит, однако, отметить, что документы подобного рода попадаются и в центральных, и в местных архивах [26], что позволяет сопоставить оригиналы с публичными обобщениями, и судить о степени достоверности информации.

Следует учитывать и разные уровни "откровенности" авторов документов: объяснения одних и тех же событий резко разнились в документах РКП (б) внутреннего, служебного, пользования и в широкой партийной пропаганде и печати.

Есть необходимость остановиться на "недостатках" изданий (если таковые можно так характеризовать, скорее всего это - "пороки" фондообразователей): главная особенность выявленного и публикуемого документального комплекса заключается в том, что подавляющее большинство материалов принадлежит большевистскому лагерю. Материалы "лагеря повстанцев" представляют в этом комплексе откровенно мизерный процент, и к тому же они, бесспорно, фрагментарны. Таким образом, особенность заключается в том, что основной поток информации содержится в материалах враждебной восставшим стороны [27].

Третья группа источников - документы крестьянского антибольшевистского лагеря, опубликованные в различных изданиях. Их крайне мало, но они представляют важную составляющую часть документального материала исследования проблемы [28].

То немногое, что дошло до нас, из лагеря восставших, сохранилось, опосредовано, - преимущественно в материалах чекистов.

Четвертая группа источников - мемуарная литература (которую стоит отличать от "наштампованных" в 1930-е - 1980-е годы "воспоминаний" старых большевиков) [29]. Это своеобразный исторический источник, его следует рассматривать всерьез, обязательно сопоставляя с документами иного плана, осторожно относясь к обобщениям, оценкам и выводам мемуаристов. Мемуарная литература дополняет иные свидетельства, восполняет некоторые пробелы, дает возможность восстановить колорит, "дух" эпохи, раскрыть чувства и мысли свидетелей и очевидцев событий. Но следует учитывать, что анализ мемуаристки затрудняется рядом обстоятельств. На первый план выступают выяснения мотивов для написания мемуаров. Кроме потребности разобраться в минувших годах, извлечь из прошедшего уроки, авторов побуждало к написанию мемуаров стремление свести счеты с бывшими политическими противниками и личными врагами, зачастую откровенно приукрасить свою роль в ярких исторических событиях и свои деяния перед потомками и т.д. Мемуары, таким образом, всегда требуют к себе скептического отношения.

Ряд материалов мемуарного характера по послеоктябрьскому периоду осели невостребованными в местных архивах, преимущественно в фондах Истпартов [30]. И если в мемуарах середины 1920-х годов еще "проскальзывают" элементы объективности, то спустя лет двадцать - тридцать последнему места уже нет. Заключительная волна мемуаров пришлась на начало 1960-х годов. Мемуаристы уже давно не стремились к какой-либо исторической правдивости (об истинности речь и не шла) и "вспоминали" все "правильно". Очевидная субъективность мемуаров бросалась в глаза.

Пятая группа источников - периодическая печать. При работе с ней следует учитывать ряд специфических особенностей: насыщенность периодики в информационном отношении, богатая фактография, "телеграфная" подача информации, актуальность информации к моменту выхода в свет изданий, оперативность реакции на злобу дня, осуществляемая подачей основного массива информации не в аналитическом, а фактографическом, констати

ПРИМЕЧАНИЯ

1. См.: Вронский О. Г. Государственная власть и крестьянская община в годы "великих потрясений" (1905 - 1919). М., 2000. С. 5 - 6.

2. Усиенко А. Г. Психология социального протеста в России ХУП - XVIII веков. Тверь, 1994. Ч. 1. С. 7 - 8.

3. Там же. С. 7 - 8. (См. также: Кондрашин В. В. Крестьянское движение в Поволжье 1917- 1922 гг. Рукопись.)

4. Словарь русского языка. М.: Изд-во "Русский язык", 1983. Т. 2. С. 321.

5. См.: Хобсбаум Э. Разбой как социальное явление // Великий незнакомец. Крестьяне и фермеры в современном мире. Хрестоматия. М., 1992.

6. См. в этом плане: Качаровский К. Р. Русская община. СПб., 1900; Пешехонов А. В. Земельные нужды деревни и основные задачи аграрной реформы. СПб., 1906; Буховец О. Г. Ментальность и социальное поведение крестьян // Менталитет и аграрное развитие Росии. (XIX - XX вв.) Материалы международной конференции. Москва. 14-15 июня 1994 г. М.: РОССПЭН, 1996.

7. См., например: Борьба за власть Советов в Тобольской (Тюменской) губернии (1917 - 1920 гг.). Сборник документальных материалов. Свердловск, 1967; Челябинская губерния в период военного коммунизма, (июль 1919 - декабрь 1920 гг.): Документы и материалы. Челябинск, 1960; Орловская губерния в период иностранной военной интервенции и Гражданской войны (1918 - 1920 гг.). Сборник документов и материалов. Орел, 1963; Десять лет Советов в Рязанской губернии. Рязань, 1927; Борьба за установление и упрочение Советской власти в Карелии. Сборник документов и материалов. Петрозаводск, 1957; Комитеты деревенской бедноты Северной области. Сборник документов. Л., 1947.

8. См.: Урал и Прикамье, ноябрь 1917 - январь 1919 гг. Народное сопротивление большевизму. Париж, 1982.

9. Сафонов Д. А. Крестьянское движение на Южном Урале 1855 - 1922 гг. Хроника и историография. Оренбург, 1999.

10. См.: Актуальные проблемы источниковедения истории СССР, специальных исторических дисциплин и их преподавание в ВУЗах. М., 1997; Ипполитов Г. М. Белое движение в гражданской войне на Юге России (1917 - 1920 гг.): источники изучения проблемы // Армагеддон. М, 2000. Кн. 8. С. 65.

11. См.: Шишкин В. И. Сибирская Вандея. Вооруженное сопротивление коммунистическому режиму в 1920 г. Новосибирск, 1997. С. 5.

12. Автор приносит извинения за совпадения извлеченных им из РГВА документов с материалами, уже опубликованными в сборниках: Шишкин В. И. Сибирская Вандея. Вооруженное сопротивление коммунистическому режиму в 1920 г. Новосибирск, 1997; Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918 - 1939. Документы и материалы в 4 томах. Советская деревня глазами ВЧК - ОПТУ Т. 1. 1918-1922. Документы и материалы. / Под редакцией А. Береловича, В. Данилова. - М.: РОССПЭН, 1998.

13. Архив переименован: Центр документации общественных организаций Свердловской области.

14. См.: Внутренние войска Советской республики, 1917 -1922. Документы и материалы. М., 1972; Из истории ВЧК. (1917 -1922 гг.). Сборник документов и материалов. М., 1958; Сборники приказов, постановлений, распоряжений, циркулярных телеграмм НКВД. Вып. 1. М., 1918; Советы в эпоху "военного коммунизма" (1918 - 1921). Сборник документов. Ч. 1. М., 1928. Ч. 2. М., 1929; Советы крестьянских депутатов и другие крестьянские организации. Т. 1. Ч. 1 - 2. М., 1929.

15. См.: Челябинская губерния в период военного коммунизма, (июль 1919 - декабрь 1920 гг.): Документы и материалы. Челябинск, 1960; и другие.

16. Курская губерния в годы иностранной интервенции и Гражданской войны (1918 - 1920). Сборник документов. Воронеж, 1967.

17. Сафонов Д. А. Крестьянское движение на Южном Урале 1855 - 1922 гг. Хроника и историография. Оренбург, 1999. С. 33.

18. Там же. С. 34. и др. работы.

19. Революция. Устные рассказы о Гражданской войне. / Составители С. Мирер, В. Боровик. М.-Л., 1931.

20. См.: За власть Советов! Сборник воспоминаний участников борьбы за установление Советской власти на Тамбовщине. Тамбов, 1957; Страницы былого (Воспоминания старых коммунистов). Рязань, 1960; Питерцы на фронтах Гражданской войны. Сборник воспоминаний. Л., 1970.

21. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918 -1939. Документы и материалы в 4 томах. Советская деревня глазами ВЧК - ОГПУ. Т. 1. 1918-1922. Документы и материалы. /

Под редакцией А. Береловича, В. Данилова. - М.: РОССПЭН, 1998. - 864 с.

22. В. И. Шишкин. Сибирская Вандея. Вооруженное сопротивление коммунистическому режиму в 1920 г. Новосибирск, 1997; Сибирская Вандея. Документы в 2-х т. Под ред. акад. А. Н. Яковлева. Т. 1. 1919 - 1920. /Составитель В. И. Шишкин. М., 2000. - 664 с.

23. Филипп Миронов. Тихий Дон в 1917 - 1921 гг. Документы и материалы. / Под редакцией В. Данилова, Т. Шанина. М., 1997.

24. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919 -1921 гг. "Антоновщина". Документы и материалы / Под редакцией В. Данилова, Т. Шанина. Тамбов, 1994. -334 с.

25. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918 -1939. Документы и материалы в 4 томах. Советская деревня глазами ВЧК - ОГПУ. Т. 1. 1918-1922. Документы и материалы. / Под редакцией А. Береловича, В. Данилова. - М.: РОССПЭН, 1998. С. 54. (Далее: Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД.)

26. См., например: ГАСО. Ф. 7. (Исполнительный комитет Екатеринбургского губернского Совета.)

27. Что прекрасно демонстрирует "Хроника", составленная Д. А. Сафоновым.

28. Материалы представлены, например, в работах Д. А. Сафонова, В. И. Шишкина и других. (См.: Сафонов Д. А. Крестьянское движение на Южном Урале 1855 - 1922 гг. Хроника и историография. Оренбург, 1999; Его же. Великая крестьянская война 1920 - 1921 гг. и Южный Урал. Оренбург, 1999; Сибирская

Вандея. Документы в 2-х т. Под ред. акад. А. Н. Яковлева. Т. 1. 1919 - 1920. /Составитель В. И. Шишкин. М., 2000; Сибирская Вандея. Вооруженное сопротивление коммунистическому режиму в 1920 г. / Составитель и редактор В. И. Шишкин. Новосибирск, 1997; Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919 - 1921 гг. "Антоновщина". Документы и материалы / Под редакцией В. Данилова, Т. Шанина. Тамбов, 1994.)

29. "Зеленая книга": История крестьянского движения в Черноморской губернии. Сборник материалов и документов. / Собрал Н. Воронович. Прага, 1921. -166 с. Окнинский Н. А. Два года среди крестьян: Виденное, слышанное, пережитое в Тамбовской губернии с ноября 1918 г. до ноября 1920 г. Riga, 1936. -350 с.

30. Например: ЦДНИСО. Ф. 41.

31. См.: Известия ЦИК и Петросовета рабочих и солдатских депутатов. 1917; Земля и воля. 1917; Деревенская беднота. 1917; Известия. 1917; Приволжская правда. 1917; Новая жизнь, 1918; Новое дело народа; 1918; Союзная мысль, 1918; Былое. 1918; Оренбургский край. 1918; Еженедельник чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией. 1918; Земля и труд. 1918; Красный мир. 1919; Большевик, 1919; Степная правда. 1920; Знамя революции. 1920; Красноярский рабочий. 1920; Судженские копи. 1920; Алтайский коммунист. 1920. и др.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Телицын, Вадим Леонидович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы попытались осветить большую часть вопросов, позволяющих более-менее объективно проанализировать особенности крестьянского бунтарства в период конца 1917 -начала 1921 годов, проследить действие бунтарской механики, вовлечения деревни в бунт, эволюцию последнего и постепенный спад.

Осмысление представленного в исследовании фактографического материала позволяет подойти к ряду обобщающих выводов.

Первое.

1917 год - по истине переломный временной момент в судьбах крестьянства в частности и России в целом (отрицать это вряд ли кто сможет, другое дело в оценочных критериях). А за три первых революционных года произошли такие изменения, о которых даже и не представлялось. Пало самодержавие, монархическое мировоззрение постепенно (под воздействием леворадикальных "разоблачителей") покидало крестьянское сознание, была ликвидирована частная собственность на землю, уничтожен класс помещиков, постепенно выдавливалась прослойка зажиточных крестьян. Государство выстраивало с деревней новый стиль отношений, базирующийся исключительно на идеологической подоплеке (с "вкраплениями" политической конънктуры): "Декрет о земле", насильственное изъятие продовольствия и сельскохозяйственного сырья, запрет на свободную торговлю, полный контроль и учет всего процесса производства, огосударствление сельхоз. кооперации, "советское воспитание" крестьян.

В ответ крестьяне "предложили" свое видение большевистской политики, отразившееся в постоктябрьских особенностях деревенского бунтарста: сокращение мощностей хозяйства, массовое оказание сопротивление государственной политике, настойчивость в отстаивании своих интересов, использование крайних мер в борьбе за свои интересы (исключение не составляли даже родственники, в том случае, если они шли "против течения"). Выкристализовывались новые формы бунтарства, ранее неизвестные истории крестьянского неповиновения: дезертирство из армии; восприятие образа воина, как "способа существования".

Складывался особый тип бунтаря: с оригинальным взглядом на мир, на свое место в обществе и политике, на собственную роль в постмонархической России. Феномен крестьянского бунтарства 1917 - 1921 годов, появление крестьянских вождей (способных повести за собой единомышленников, представить логическое обоснование своих действий и "облачение" их в доступные лозунги, объединить и координировать действия разрозненных групп), ожесточенность борьбы, настойчивость своих требований и выход за границы отдельных губерний и регионов позволяет говорить о коренном отличии проявлений крестьянского недовольства постреволюционного времени от аналогичных явлений в начале XX века. Изменилась, наконец, сама власть, не брезгующая догматизмом для камуфлирования своих действий, делающая ставку не столько на постепенность в стремлении "обустроить" деревню, сколько на силовые методы и революционный "блицкриг".

Второе.

Казалось бы, гражданское противостояние должно было закончиться после окончания боевых действий между белыми и красными на Крымском полуострове в ноябре 1920 года. Однако ничего подобного не произошло. На смену боям между "пролетариатом" и "буржуями" пришла настоящая война советского государства с крестьянством, вчерашним союзником, сторонником в коалиции с пролетариатом (и в этом еще один штрих к характеристике феноменальности постоктябрьского деревенского бунтарства). Все рассуждения о революционности крестьянства (даже с оговорками о его тяге к собственности) оказались откровенным блефом. Все возможные модели взаимоотношений деревни с властью, выстраиваемые в кремлевских кабинетах, рассыпались [1]. Кронштадтский мятеж, ожесточенные бои в Тамбовской губернии и в западно-сибирских районах, - наглядное тому свидетельство И хотя весенне-летнему обострению 1921 года предшествовало трехлетнее вялотекущее противостояние, оно, как это не покажется странным, мало чему научила большевиков.

Решив, что отсутствие внешней опасности позволяет навалиться на "мелкого хозяйчика", власть начала "закручивать гайки все дальше и дальше влево". Разверстка распространялась на все новые виды сельскохозяйственные культуры и сырья, наконец, государственной повинностью стал и сам посев, а крестьянин превращался в государственного батрака. В свою очередь, деревня, надеявшаяся на облегчение повинностей ответило массовым массовым неповиновением: выполнение многочисленных революционных повинностей означало для многих селян голодную смерть (что и произошло в 1921 - 1923 годах). Большевики бесспорно внесли свой вклад в гибель от голода миллионов людей в Поволжье и Приуралье, приказывая собирать разверстку в полном объеме, несмотря на прогнозы о втором (а в ряде губерний России и третьем) подряд неурожае [2].

Крестьянская война, более мощная, чем восстания XVII -XVIII века, охватила Украину, Поволжье, Черноземье и Сибирь. (Она продолжалась в европейской России - до весны 1922 года, когда был разгромлен повстанческий отряд Василия Серова, на Украине - до августа 1922 года, когда были ликвидированы остатки махновского и петлюровского движений, а в Сибири, на Алтае и до осени 1923 года.) Война, конечно, была выиграна (пяти миллионной Красной армии хорошо вооруженной и подготовленной, не останавливающейся перед применением отравляющих газов и авиации, тактикой выжженой земли и массовыми казнями, противостоять было очень сложно), но очень дорогой для ортодоксальных большевиков ценой: эволюцией в сторону либерализации новой экономической политики (от элементарного товарообмена к элементарному рынку), бывшего бесспорным отступлением от марксистской линии на форсированное строительство коммунизма [3].

Третье.

С одной стороны многие партийные публицисты называли нэп "Брестским миром, заключенным с крестьянством" [4]. Разумеется, крестьянское бунтарство на постреволюционном пространстве имело и еще одно последствие: многие руководители государства и рядовые аппаратчики стали относится к деревне с недоверием, смешанным страхом и желанием отомстить за пережитые треволнения.

С другой стороны, российское бунтарство (феномен 1917 -1921 годов), несет на себе характеристики, подмеченные современными исследователями: крестьянские восстания, происходящие в сложном обществе и государстве, охваченных интегральным кризисом, имеют тенденцию к самоограничению и, следовательно, к превращению в анахронизм собственных утопий.

Крестьянская утопия - это деревня, свободная от сборщиков налогов, вербовщиков рабочей силы, крупных земледельцев и чиновников. Управляемые, но никогда не управляющие, сами крестьяне не были знакомы с функционированием государства как сложного механизма и воспринимали его только как некое чудовище. Они усвоили, что против этой "враждебной силы" их традиции представляют очень слабую защиту. Самым радикальным средством представлялось обращение к исключительной мере - полному гражданскому неповиновению и открытому, массовому сопротивлению. Для крестьян, таким образом, государство - это негативная величина, зло, которое стоит заменить своим собственным социальным устройством "домашнего производства". Они верят, что такое устройство может существовать без государства. Следовательно, в своем восстании крестьяне - это природные анархисты [5]. л л

Четвертое.

Крестьянское сопротивление, бунтарство в первое постреволюционное пятилетие не являлось простым откликом на местные проблемы (если они вообще когда-либо были таковыми) [6]. Оно представляло собой реакцию на государственную политику, вмешательства государства в крестьянскую жизнь вообще, а не в отдельные ее компоненты (недовольство вызывали не только продразверстка, но и неразбериха в земельном вопросе, налоговой и социальной сфере и прочее). И все же в настоящую гражданскую войну крестьянское бунтарство вылилось лишь весной 1921 года.

Причины этого разнообразны, но все же отметим, что крестьянские войны, как форма долговременного сопротивления -редкость, даже в эпоху гражданского противостояния. Их, по преимуществу, следует оценить как порождение специфической послевоенной ситуации, когда репрессивные структуры, несмотря на прекращение войны, продолжали использовать в своих целях внеэкономического принуждения. Здесь в какой-то мере сказалась догматическая военно-коммунистическая эйфория ведущих большевистских политиков и государственных деятелей, но еще в большой мере падающая эффективность силовых средств принуждения, побуждавшая "дожать" крестьянина более жесткими, чем ранее, способами. Прямое следствие этого - резкое увеличение с начала 1921 года количества заградительных отрядов, наглухо блокирующих крупные промышленные центры, и заметный рост численности продовольственных отрядов. Основная их масса устремилась в восточные губернии России, еще не слишком опустошенных разверсткой и повинностями [7].

Пятое.

Как бы то ни было, крестьянские бунты в условиях военного коммунизма не были ни бессмысленными, или случайными [8]. Они "подтачивали" власть изнутри, демонстрируя новой администрации свои интересы, свое раздражение, свое несогласие с государственной политикой. Последнее всегда выступало одной из причин и катализаторов бунтарства, смысл которого - доказать способность носителей подобных настроений к самореализации и самоосмыслению окружающего мира, к поиску собственного места в социальной и государственной иерархии.

Шестое.

Прививка большевизма" не могла не сказаться на психологии крестьян [9], они отдавали предпочтение не индивидуальным, а коллективным формам бунтарства. Элементы, сплачивающие людей в то или иное из указанных обществ, можно свести в два "списка".

Первый основан на удовольствиях и инстинктах людей. Он включает в себя кровное родство, секс, наркотики, витальные удовольствия.

Второй базируется на элементах воспитания - мораль, традиции, религия или идеология.

Недостаточная сплоченность приводит к появлению так называемого чувства "голода по обществу", которое аналогично чувству голода по пище. Это чувство побуждает индивидуума привлекать к себе внимание, трансформируясь в особый тип с весьма сильным проявлением "голода". Данный тип не имеет индивидуальности и является потенциальным бунтовщиком, динамично влияя на окружающее общество [10].

В качестве примера социальной динамики стоит предложить организацию повстанческого формирования. Стимулом появления подобного объединения является непреодолимые разногласия между государством и личностью. Вопреки привлечению внимания к себе отдельными индивидуумами государство не меняет свою идеологию и разногласия остаются. Так появляется (порой беспричинная) ненависть к государству и его символике, новой "религии", и новым "традициям", вождям, флагу и прочему. Если государство не принимает меры для подавления деятельности бунтаря или поддается их нажиму, ему грозит деградация в "анархию", распространению бунтарских настроений и перерастание локальных выступлений в гражданскую войну. Стабильность государства и общества зависит от стабильности его традиций, морали и законов. Существуют две системы законов. Одна ставит мораль и закон превыше всего: убийство карается смертной казню вне зависимости от его целей. Другая система построена на революционном принципе "цель оправдывает средства" и ставит цель превыше морали и закона: во имя цели можно убить. Две системы наказания так же соответствуют двум разновидностям общества. Индивидуальное наказания может быть только в государстве, основанном на законах "Gesellschaft" (гражданского общества), коллективное наказание ("State terrorism") применяется как при "анархии", так и в обществе "Gemeinschaft" (крестьянская община) [11].

Седьмое.

Социально-психологический облик крестьянского бунтаря постоктябрьского времени был предопределен существовавшей системой социальных представлений и образа жизни россиянина. Социальные представления - это общественное обыденное сознание, в котором очень сложно взаимодействуют на уровне здравого смысла различные представления об окружающем мире (отчасти иррациональные): мировоззренческие взгляды, знание, традиции и прочее, раскрывающие и во многом составляющие общественную реальность.

Особенно важно в изучении бунтарства социальное происхождение таких представлений, как психологическая вера в силу "общности", "мира", "массы", способной заставить окружающих считаться с интересами составляющих их "индивидуумами". В этом крылось феноменальное заблуждение российского бунтаря первого постреволюционного пятилетия.

Люди отдельно друг от друга ведут себя нравственным и разумным образом, но они же становятся безнравственными и неразумными, когда собираются вместе, образуя "большинство", последнее - в отличие от индивидуума - подвержено патологии "безмолвия".

Молчаливое большинство", "масса" своим молчанием никого не одобряет, но и не осуждает. Она просто наблюдает за политическими игрищами с отстраненностью театрального зрителя: народ превращался в публику. Этой публике бесполезно внушать какие-либо идеи, массам преподносят смысл, а они жаждут зрелища. Поэтому их молчание - "это не молчание, которое говорит, это молчание, которое накладывает запрет на то, чтобы о нем говорили от его имени" [12].

Молчаливое большинство" имплозивно, в его массе без ответа исчезают любые энергетические импульсы. За массу борются, ее именем клянутся, ее "бомбардируют пропагандой", пытаясь "мобилизовать" в пользу того или иного дела, а она отвечает поразительной гиперсимуляцией, бесстрастной и хладной пародией на политическую идеологию: "Вы хотите, чтобы мы потребляли. Ну что ж, мы будем потреблять все больше и больше. Мы будем потреблять все что угодно. Без всякой пользы и смысла" [13].

Молчаливое большинство" вовсе не поддерживает слепо традиционные ценности - оно доводит их до абсурда: но это и не то революционное разрушение, вслед за которым, как мнилось можно было бы построить "новый мир".

Молчанию масс" соответствует по контрасту террору. Он все чаще направляется вслепую, не столько против конкретных политических врагов, сколько против случайных людей, доказывая, что он ориентирован именно на деструктированные массы в их молчании, загипнотизированные агитацией и пропагандой. Террор не пытается их "расшевелить" и побудить к какому-либо действию [14].

Молчание массы подобно молчанию животных, более того, оно ничем не отличается от последнего. Масса обходится без истины и без мотива. Она вообще не нуждается ни в сознании, ни в подражании.

Всякая попытка осмыслить "массу" обречена бессильно симулировать это описание, формируя себе фантомный объект.

Но уяснение того, что масса так успешно - хотя в известном смысле и самоубийственно - противится всякому рационально-истинному познанию, может привести к поразительным последствиям [15].

Восьмое.

В феномене "молчаливого большинства", в превалировании "массовой" ментальности крылись причины победы большевизма над крестьянским сознанием: ставка на признание "традиционализма, а не революционности подлинной идеологией деревни", оправдала себя.

Отрицание архаичности общинного землевладения, с любованием "непереходящими ценностями общинной ментальности - коллективизмом, демократизмом, взаимопомощью, социальной справедливостью, равенством" [16], - свойственное сторонникам народнических ("почвеннических") и неонароднических воззрений привело к поражению крестьянского бунтарства в борьбе с властью.

Уступки же 1922 года ("Земельный кодекс") носили временный характер (как и весь нэп), были вызваны конкретной ситуацией, сложившейся в стране, необходимостью для большевиков "остановиться", оценить положение дел, собраться силами, дабы подавить крестьянское недовольство малой (со своей стороны) кровью. Большевистская диктатура вполне была в состоянии обойтись и без нэпа, уничтожить в два - три года все очаги крестьянской войны. Но кое-чему за период вооруженного противостояния научившись, власти решили прибегнуть к иным средствам ликвидации бунтарских проявлений.

Сработали факторы традиционализма: стержнем русской истории остался феномен растворения человеческой личности в государстве.

Крестьянство, в массе своей, отстаивало традиционалистские ценности и боролись за продление жизни привычного им деревенского уклада.

Общинный традиционализм, поднявшийся на борьбу со всем тем, что препятствует привычному функционированию деревенского "мира", - будь то развитие капиталистических отношений в аграрном секторе, или "средневековый помещичий латифундизм" [17] или пролетарский революционизм, - таковой представляется нам феномен крестьянского сопротивления в годы Гражданской войны.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Телицын, Вадим Леонидович, 2002 год

1. Неопубликованные документы и материалы.

2. Российский государственный военный архив: Ф. 1. (Управление делами Народного комиссариата по военным делам.)

3. Ф. 6. (Полевой штаб РВСР.)

4. Ф. 218. (Штаб Западно-сибирской крестьянской Красной армии.)

5. Ф. 442. (Штаб войск охраны и обороны железных дорог V армии.)

6. Ф. 982. (Управление 1-й сибирской стрелковой дивизии.) Ф. 1317. (Управление 26-й Златоустовской стрелковой дивизии.)

7. Ф. 1318. (Управление 76-й стрелковой бригады.) Ф. 1319. (Управление 77-й стрелковой бригады.) Ф. 1320. (Управление 78-й стрелковой бригады.)

8. Ф. 16011. (Управления войсками ВЧК.)

9. Ф. 16750. (Отряд особого назначения Н. И. Корицкого.)

10. Ф. 17529. (Штаб командующего войсками ВНУС при Помглавкоме по Сибири.)

11. Ф. 17534. (Штаб войск внутренней службы ВосточноСибирского Военного Округа.)

12. Ф. 17590. (Управления 65-й отдельной стрелковой бригады ВОХР.)

13. Ф. 24557. (Штаб войск Низовой Волги.)

14. Ф. 28147. (Штаба особых отрядов 35-й стрелковой дивизии.)

15. Ф. 33987. (Секретариат председателя РВСР.)

16. Ф. 33988. (Секретариат заместителя председателя РВСР.)

17. Ф. 39500. (Управления Волжской группы войск.)

18. Российский государственный военно-исторический архив:

19. Ф. 366. (Военный кабинет министра-председателя и политическое управление Военного министерства.)

20. Ф. 1606. (Штаб Московского Военного Округа.)

21. Ф. 12564. (Государственный комитет Всероссийского земского союза помощи больным и раненным войнам.)

22. Российский государственный архив социально-политической истории:

23. Ф. 17. (Центральный комитет Российской большевистской партии.)

24. Государственный архив Российской Федерации:

25. Ф. 130. (Совет народных комиссаров.)

26. Ф. 336. (Следственная комиссия революционного трибунала при Петросовете.)1. Ф. 382. (Наркомат труда.)1. Ф. 391. (РОСТА.)1. Ф. 393. (НКВД.)

27. Ф. 399. (Главное управление милиции.)

28. Ф. 543 (Следственная комиссия верховного революционного трибунала.)

29. Ф. 1005 (Верховный трибунал при ВЦИК.)1. Ф. 1235 (ВЦИК.)

30. Ф. 3875 (Исполком Всероссийского Совета крестьянских депутатов.)1. Ф. 5556. (Военпродбюро.)

31. Российский государственный архив экономики:1. Ф. 478. (Наркомзем.)

32. Ф. 531. (Сельскохозяйственная секция при Всероссийском центральном союзе потребительских обществ.)1. Ф. 1943. (Наркомпрод.)

33. Ф. 7018. (Совет центров сельскохозяйственной кооперации при Всероссийском союзе сельскохозяйственной кооперации.)

34. Государственный архив Оренбургской области:

35. Ф. 1. (Оренбургский губернский исполнительный комитет Советов рабочих, крестьянских, казачьих и красноармейских депутатов.)

36. Ф. 166. (Продовольственный комитет Оренбурской губернии.)

37. Государственный архив Свердловской области:

38. Ф. 7. (Исполком Екатеринбургского губернского Совета.)

39. Ф. 9. (Губернская милиция.)

40. Ф. 194. ( Екатеринбургский уездный исполком Совета.)

41. Ф. 511. (Отдел управления Екатеринбургского губисполкома.)

42. Ф. 705. (Отдел управления Камышловского уездного исполкома Совета.)

43. Ф. 732. (Отдел управления Камышловского уездного исполкома Совета.)

44. Ф. 1777. (Екатеринбургский губревком.)

45. Ф. 1778. (Остапинский волостной ревком.)

46. Ф. 1898. (Комитет по проведению трудовой и гужевой повинности при Екатеринбургском губисполкоме.)

47. Центр документации новейшей истории Свердловской области:1. Ф. 41 (Истпарт.)

48. Ф. 76 (Екатеринбургский губернский комитет РКП /б/.)1. Периодическая печать.

49. Известия ЦИК и Петросовета рабочих и солдатских депутатов. 1917.

50. Земля и воля. 1917. Деревенская беднота. 1917. Известия. 1917. Приволжская правда. 1917. Новая жизнь. 1918. Новое дело народа. 1918. Союзная мысль. 1918. Былое. 1918.1. Оренбургский край. 1918.

51. Опубликованные документы и материалы.

52. Сборники документов и документальные публикации:

53. Аграрная политика Советской власти (1917 1918 гг.): Документы и материалы. М.: изд-во АН СССР, 1954. - 551 с.

54. Большевики Урала в борьбе за победу Октябрьской социалистической революции: Сборник документов и материалов. Свердловск: Книжное изд-во, 1957. 396 с.

55. Борьба за власть Советов в Тобольской (Тюменской) губернии (1917 1920 гг.). Сборник документальных материалов. Свердловск: Уральское книжное изд-во, 1967. - 430 с.

56. В грозные годы гражданской войны 1919 1920 гг. Сборник документов и материалов. Тула: Приок. книжное изд-во, 1973. -288 с.

57. Внутренние войска Советской республики, 1917 1922. Документы и материалы. М.: Юридическая литература, 1972. -709 с.

58. ВЧК ГПУ. Документы и материалы. М., 1995. - 320 с.

59. Голодные годы: 1920 -1921 / Публ. докум., предисл. и примеч. И. Н. Селезневой // Вестник РАН. 1996. Т. 60. № 6. С. 536 -547.

60. Голоса крестьян: сельская Россия XX века в крестьянских мемуарах. М.: МВШС и ЭН, 1996. 411 с.

61. Гражданская война в Оренбуржье (1917 1919 гг.): Док. и материалы. Оренбург: Кинжное изд-во, 1958. - 384 с.

62. Гражданская война на Дальнем Востоке (1918 1922). Воспоминания ветеранов. М.: Наука, 1973. - 351 с.

63. Гражданская война на Южном Урале. 1918 1919: Сборник документов и материалов. Челябинск: Книжное изд-во, 1962. -440 с.

64. Декреты Советской власти. М.: Политиздат, 1957. Т. 1. 626 е.; М.: Политиздат, 1986. Т. 12. - 428 с.

65. Дни грозовые. Воронежская организация КПСС в годы Гражданской войны (1918 1920 гг.). Документы и материалы. Воронеж: Книжное изд-во, 1960,- 276 с.

66. За советы без коммунистов: Крестьянское восстание в Тюменской губернии. 1921: Сборники документов / Сост. В. И. Шишкин. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000. 744 с.

67. Зеленая книга": История крестьянского движения в Черноморской губернии. Сборник материалов и документов. / Собрал Н. Воронович. Прага: Черноморская крестьянская делегация. 1921. 166 с.

68. Из истории Всероссийской Чрезвычайной Комиссии 1917 -1922 гг. Сборник документов и материалов. М.: Мысль, 1958. -620 с.

69. Колыванский мятеж. Документальная хроника / Публ. и вступ. ст. В. И. Шишкина // Сибирские огни. 1990. № 10. С. 132 -148.

70. Комитеты взбесившихся люмпенов / Подг. к печати А. Масальской и И. Селезневой // Родина. 1992. № 8 9. С. 62 - 63.

71. Красный остров. Воспоминания, очерки, документы о борьбе за власть Советов на Амуре. 1918 1922. Хабаровск: Книжное изд-во, 1967. - 357 с.

72. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919 -1921 гг. "Антоновщина". Документы и материалы / Под ред. В.

73. Данилова, Т. Шанина. Тамбов: Редакционно-издательский отдел, 1994. -334 с.

74. Кронштадская трагедия 1921 года / Подг. к печати и вступ. ст. В .П. Наумова и A.A. Косаковского // Вопросы истории. 1994. №7. С. 3-33.

75. Кулацкие восстания в Башкирии в 1918 году: Воспоминания. / Истпарт Башобкома ВКП (б). Комис. по изуч. истории гражданской войны в Башкирии; Под редакией П. А. Кузнецова. Уфа: Башгосиздат, 1933. 178 с.

76. Курская губерния в годы иностранной военной интервенции и гражданской войны (1918 1920). Сборник документов. Воронеж: Центр.-Чернозем. книжное изд-во, 1967. - 359 с.

77. Ну, полно мне загадывать о ходе истории." // Отечественная история. 1997. № 3. С. 76-95.

78. Октябрьская социалистическая революция в Удмуртии: Сборник документов и материалов (1917 1918 гг.). Ижевск: Удмурт, книжное изд-во, 1957. - 395 с.

79. Переписка секретариата ЦК РСДРП (б) РКП (б) с местными партийными организациями (март - июль 1918 г.). Сборник документов. М.: Политиздат, 1967. - 448 с.

80. Письма во власть. 1917 1927. Заявления, жалобы, доносы, письма в государственные структуры и большевистским вождям. /Сост. А.Я.Лившин, И.Б.Орлов. М.: РОССПЭН, 1998. - 664 с.

81. Письма из прошлого: октябрь 1917-го начало 1918 г. / Публ. и предисл. О. Данилова // Свободная мысль. 1993. № 6. С. 79 - 87.

82. Письма из прошлого. 1918 1920 годы / Публ. и предисл. О. Данилова // Свободная мысль. 1992. № 15. С. 50 - 57.

83. Повстанческие движения на Украине. 1921. Копмлекс документов из фондов ЦТ АС А/ Под ред. Н. Е. Елисеевой. М., 1991.- 120 с.

84. Российский зарубежный съезд в Париже 4-11 апреля 1926 г. Париж, 1926. 64 с.

85. Сборники приказов, постановлений, распоряжений, циркулярных телеграмм НКВД. Вып. 1. М., 1918. 22 с.

86. Северный фронт. Борьба советского народа против иностранной военной интервенции и белогвардейцы на Советском Севере (1918 1920). М.: Воениздат, 1961.-296 с.

87. Сибирская Вандея. Документы в 2-х т. Под ред. акад. А. Н. Яковлева. Т. 1. 1919 1920. /Составитель В. И. Шишкин. М.: Международный фонд "Демократия", 2000. - 664 с.

88. Социализм это рай на земле". Крестьянские представления о социализме 20-х гг. /Публикация В. Кабанова, Т. Мироновой, Е. Хандуриной // Неизвестная Россия. XX век. Кн. 3. М., 1993. С. 199-226.

89. Советская деревня глазами ВЧК ОГПУ-НКВД. 1918 - 1939. Документы и материалы в 4 томах. Советская деревня глазами ВЧК - ОГПУ. Т. 1. 1918-1922. Документы и материалы. / Под ред. А. Береловича, В. Данилова. - М.: РОССПЭН, 1998. - 864 с.

90. Советы в эпоху "военного коммунизма" (1918 1921). Сборник документов. М., 1928. 4.1.; М., 1929. 4.2. - 240 с.

91. Советы крестьянских депутатов и другие крестьянские организации.М.: Изд-во Комакадемии, 1928. 4.1. 447 е.; 4.2. М., 1929.-455 с.

92. Съезды, конференции и совещания социально-классовых, политических, религиозных, национальных организаций в

93. Енисейской губ. (март 1917 ноябрь 1918 гг.). /Сост. В. Г. Якимова. Томск, 1991. - 205 с.

94. Съезды, конференции и совещания социально-классовых, политических, религиозных, национальных организаций в Тобольской губернии (март 1917 ноябрь 1918 гг.). / Сост. В. Г. Якимова. Томск, 1992. - 207 с.

95. Съезды, конференции и совещания социально-классовых, политических, религиозных, национальных организаций в Алтайской губернии (март 1917 ноябрь 1918 гг.). / Сост. Э. И. Черняк. Томск, 1992. - 130 с.

96. Урал и Прикамье, ноябрь 1917 январь 1919 гг. Народное сопротивление коммунизму в России. Париж: Имка-Пресс, 1982. - 601 с.

97. Филипп Миронов. Тихий Дон в 1917 1921 гг. Документы и материалы. / Под ред. В. Данилова, Т. Шанина. М.: Демократия, 1997. - 720 с.

98. Челябинская губерния в период военного коммунизма, (июль 1919 декабрь 1920 гг.). Документы и материалы. Челябинск: Книжное изд-во, 1960. - 707 с.

99. Челябинская область. 1917 1945. Сборник документов. Челябинск, 1999.- 180 с.

100. Шишкин В. И. Сибирская Вандея. Вооруженное сопротивление коммунистическому режиму в 1920 г. Новосибирск: Олсиб, 1997. 710 с.1. Библиография.

101. Монографии, статьи, рецензии, опубликованные на русском языке:

102. Абраменко Н. JI. Боевые действия коммунистических отрядов частей особого назначения в Западной Сибири (1920 - 1923 гг.) // Сибирь и Дальний Восток в период восстановления народного хозяйства. Томск, 1965. Вып. 4. С. 18 - 25.

103. Аверьев В. От нейтрализации середняка к союзу с ним (15-летию VIII съезда партии) // Советское государство. 1934. № 2. С. 12-34.

104. Аграрные технологии в России IX XX вв. XXV сессия симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. М.: ИРИ РАН, 1996,- 187 с.

105. Актуальные проблемы источниковедения истории СССР, специальных исторических дисциплин и их преподавание в ВУЗах. М., 1997. 320 с.

106. Акулынин П. В., Пылькин В. А. Бунтующий пахарь. Крестьянское движение в Рязанской и Тамбовской губерниях в 1918 -1921 гг. Рязань, 2000. 142 с.

107. Андреев В. М. Беспартийные конференции крестьян: замысел и реальность (1919 1920) // Власть и общественные организации в России в первой трети XX столетия. М., 1993. С. 89 - 99.

108. Андреев В. М. Российское крестьянство: навстречу судьбе. 1917 1920. М.: МПГУ, 1997. - 175 с.

109. Анистратенко В. П. Мероприятия партийных организаций Урала по лиувидации кулацкого мятежа 1921 // Ученые записки Уральского государственного университета. Серия историческая. 1971. № 120. Вып. 23. С. 65 78.

110. Антоновщина: чья трагедия? О восстании крестьян на Там-бовщине // Мегаполис Экспресс. 1990. 13 сентября.

111. Аншакова Ю. Ю. Формы и методы подавления крестьянских восстаний на территории Среднего Поволжья (1919 1920 гг.) // Самарский земский сборник. Самара, 1996. Вып. 4. С. 72 - 83.

112. Аптекарь П. А. Крестьянская война // Военно-исторический журнал. 1993. № 1.С. 11 16, №2 С. 14-21.

113. Аптекарь П. А. Нет у революции конца. 7 ноября в России -праздник Гражданской войны // www.POLIT.ru.

114. Ахинько В. Нестор Махно. Харьков: Фолио; М.: ООО "Издательство ACT", 2000. 560 с.

115. Базаров А. А. Кулак и Агрогулаг. Челябинск: Южно-Уральское книжное изд-во, 1991. 4.1. 318 с.

116. Базаров А. А. Дурелом или господа колхозники. Курган: "Зауралье", 1998. Т.1.- 414 е.; Т. 2.-511 с.

117. Байрау Д. Янус в лаптях: крестьяне в русской революции (1905 1907) // Вопросы истории. 1992. № 1. С. 19 - 31.

118. Бакулин В. И. Соликамский (Усольский) уезд в 1917 1919 годах. Соликамск, 1995. - 142 с.

119. Балашов Е. М. Крестьянство глазами агитаторов // Северо-Запад в аграрной истории России. Калининград, 1997. С. 80-89.

120. Баранов А. В. Многоукладное общество Северного Кавказа в условиях новой экономической политики. Краснодар: изд-во Кубанского госуниверситета, 1999. 345 с.

121. Баранов В. П. Крестьянское общинное движение в Тамбовской губернии в 1-й четверти XX в. Тамбов: ТГУ, 1996. 68 с.

122. Басманов В. И. Кулацко-эсеровский мятеж 1921 г. в Тюменской губернии // Научные труды Тюменского университета. 1976. Т. 34. С. 32 40.

123. Бахтин М. И. Проблемы творчества Достоевского. Киев: Сов. писатель, 1994. 510 с.

124. Безансон А. Советское настоящее и русское прошлое. М.: МИК, 1999. 154 с. >

125. Белимов И. Т. Разгром Сургутского кулацкого мятежа в 1921 году // Ученые записки Тюменского педагогического государственного института. 1958. Вып. 2. С. 77 95.

126. Беляшов М. Разгром контрреволюционного мятежа в Зауралье II На земле курганской. Альманах. Курган, 1953. № 3. С. 146 -163.

127. Богданов М. А. Из боевой истории частей особого назначения Сибири // Ученные записки Ульяновского пединститута. 1967. Т. 23. Вып. 1.С. 143 172.

128. Богданов М. А. К вопросу о социально-экономических последствиях западно-сибирского кулацко-эсеровского мятежа 1921 г. // Ученые записки Тюменского педагогического института. Тюмень, 1962. Т. 15. Вып. 3. С. 35 45.

129. Богданов М. А. Разгром антисоветских мятежей осенью 1920 года в Сибири // Вопросы истории СССР. Ульяновск, 1974. С. 127 157.

130. Богданов М. А. Разгром Ишимско-Петропавловского кулац-ко-эсеровского мятежа в 1921 г. // Ученые записки Ишимского педагогического института. 1959. Т. 3. Вып. 4. С. 3 42.

131. Богданов М. А. Разгром контрреволюции на Горном Алтае в 1921 1922 гг. // Военно-исторический журнал. 1969. № 5. С. 116 - 122.

132. Богданов М. А. Разгром контрреволюционного кулацко-эсе-ровского мятежа на Обском Севере в 1924 году // Ученые записки Ишимского педагогического института. 1959. Т. 3. Вып. 4. С. 43 -58.

133. Богданов М. А. Разгром кулацко-эсеровского мятежа в Пет-ропавловск-Кокчетавском районе 1921 г. // Доклады и сообщения научной конференции по истории Сибири и Дальнего Востока. Томск, 1960. С. 29 37.

134. Богданов М. А. Разгром западно-сибирского кулацко-эсеровского мятежа 1921 г. Тюмень: Книжное изд-во, 1961. -111 с.

135. Бодрийяр Ж. Соблазн. М.: Ад Маргинен, 2000. 317 с.

136. Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или конец социального. Екатеринбург: Уральский госуниверситет, 2001. -92 с.

137. Боженко JI. И. Актуальные проблемы "военного коммунизма" в публикациях конца 80 начала 90-х гг. // Из истории революций в России (первая четверть XX века). Томск, 1996. Вып. 2. С. 103 -110.

138. Боженко Л. И. Об одной из форм классовой борьбы в Сибири накануне и в первые годы нэпа // Вопросы истории Сибири. Томск, 1969. С. 226 237.

139. Большаков А. М. Советская деревня 1917 1924. Л., 1924.87 с.

140. Бордюгов Г. А., Ушаков А. И., Чураков В. Ю. Белое дело: идеология, основы, режимы власти. Историографические очерки. М.: Русский мир, 1998. 318 с.

141. Борисов В. И., Чернобаев А. А. Хлеб, война, революция. М.Луганск, 1997. 243 с.

142. Борисова Л. В. Военный коммунизм: насилие как элемент хозяйственного механизма. М.: МОНФ, 2001. 236 с.

143. Бровкин В. Н. Россия в Гражданской войне: власть и общественные силы // Вопросы истории. 1994. № 5. С. 24 39.

144. Бруцкус Б. Д. Аграрное перенаселение и аграрной строй // Сельское и лесное хозяйство. 1922. № 7 8. С. 13 - 40.

145. Бруцкус Б. Д. К современному положению аграрного вопроса. Аграрный вопрос в России. Доклад Вольному Экономическому Обществу от 6 апреля 1917. Пг. : Изд. Вольного Экономического Общества и Лиги аграрных реформ, 1917.-32с.

146. Бруцкус Б. Д. Обобществление земли и аграрная реформа. Доклад Вольному Экономическому Обществу от 13 июля 1917 г. Пг.: Изд. Вольного Экономического Общества и Лиги аграрных реформ, 1917. 31 с.

147. Бруцкус Б. Д. О природе русского аграрного кризиса // Сборник статей, посвященных П. Б. Струве. К 35-летию научной деятельности. Прага, 1925. С. 61 67.

148. Бударин М. Разгром эсеро-кулацкого восстания 1921 года // Блокнот агитатора Омского обкома КПСС. 1957. № 2. С. 3 5.

149. Будницкий О. В. "Кровь по совести" терроризм в России: Документы и биографии. Ростов на Дону: РГПУ, 1994. 255 с.

150. Будницкий О. В. Терроризм в российском освободительном движении: идеология, этика, психология (вторая половина XIX -начало XX в.) М.: РОССПЭН, 2000. 396 с.

151. Булдаков В. П. Имперство и российская революционность (Критические заметки) // Отечественная история. 1997. № 1. С. 42 -59; №2. С. 20-47.

152. Булдаков В. П. Истоки и последствия солдатского бунта: психология "человека с ружьем" // 1917 год в судьбах России и мира. Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1997. С. 208 217.

153. Булдаков В. П. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. М.: РОССПЭН, 1997. 376 с.

154. Булдаков В. П. Российская революционность в контексте неудачливого реформаторства: социокультурный аспект // Революция и рефомы в России. Исторический контекст и современное содержание. М., 1999. С. 56 73.

155. Бумажный Е. За год после белых: к вопросу о хозяйственном на Красном Урале // Серп и молот. 1920. № 14. С. 3 7.

156. Бухараев В. М., Люкшин Д. И. Крестьяне России в 1917 году: Пиррова победа "общинной революции" // 1917 год в судьбах России и мира. Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1997. С. 131 -142.

157. Бухараев В. М., Люкшин Д. И. Российская смута начала XX века как общинная революция // Историческая наука в меняющемся мире. Казань, 1994. Вып. 2. С. 74 83.

158. Буховец О. Г. Ментальность и социальное поведение крестьян // Менталитет и аграрное развитие Росии. (XIX XX вв.)

159. Материалы международной конференции. Москва. 14-15 июня 1994 г. М.: РОССПЭН, 1996. С. 184 194.

160. Буховец О. Г. Социальные конфликты и крестьянская мен-тальность в Российской империи начала XX века: новые материалы, методы, результаты. М.: Мосгорархив, 1996. 398 с.

161. Варга Е. Проблемы экономической политики при пролетарской диктатуре. М.: Госиздат, 1922. 147 с.

162. Васина Е. Бандитизм в Саратовской губернии. Саратов: Саратов, гос. обл. музей, 1928. 8 с.

163. Верстюк В. Ф. Февральская революция и украинское национально-освободительное движение // 1917 год в судьбах России и мира. Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению. М.: ИРИ РАН, 1997. С. 182 188.

164. Верт Н. История Советского государства. 1900 1991. М.: Прогресс: Прогресс-Академия, 1992. - 472 с.

165. Войцекян А. И. В зеленом кольце. Очерки движения "зеленых" в Московской губернии в 1919 г. М.-Л.: Московский рабочий, 1928. 120 с.

166. Вольф Э. Крестьянские восстания // Великий незнакомец. Крестьяне и фермеры в современном мире. Хрестоматия. М., 1992. С. 294-304.

167. Воронович H. Н. Меж двух огней. Записки зеленого // Архив русской революции. Берлин, 1922. Т. 7. С. 53 183.

168. Воронский А. К. За живой и мертвой водой. М.: Худ. литература, 1970. 280 с.

169. Вронский О. Г. Власть и общество в 1917 году: к проблеме взаимоотношений и противостояния // 1917 год в истории Тульского края и страны. Тула, 1998.

170. Вронский О. Г. Государственная власть России и крестьянская община в годы "великих потрясений" (1905 1917). М.: МПГУ, 2000.-417 с.

171. Вронский О. Г., Щагин Э. М. Большевистский режим и крестьянство России в 1917 1920 гг. // Власть и общественные организации России в первой трети XX столетия. М., 1994. С. 177 -205.

172. Говорков А. А. К вопросу о судьбе бывших помещиков после аграрной революции 1917 1918 годов (по материалам Курской губернии) // Из истории революций в России (первая четверть XX в.). Вып. 1. Томск, 1996. С. 155 - 158.

173. Голинков Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. В 2-х кн. М.: Политиздат, 1986. Кн.1. 321 е.; Кн. 2. - 320 с.

174. Грациози А. Большевики и крестьяне на Украине, 1918 -1919 годы. Очерк о большевизмах, национал-социализмах и крестьянских движениях. М.: АИРО-ХХ, 1997. 200 с.

175. Грациози А. Великая крестьянская война в СССР. Большевики и крестьяне. 1917 1933. М.: РОССПЭН, 2001. - 96 с.

176. Григорьев В. К. Разгром мелкобуржуазной контрреволюции в Казахстане (1920 1922 гг.). Алма-Ата: Казахстан, 1984. - 270 с.

177. Гурьев Н. В. Чапанная война. Сызрань: Сызранский уездно-городекой музей местного края, 1924. 31 с.

178. Давыдов А. Ю. Мешочничество и советская продовольственная диктатура. 1918 1922 годы // Вопросы истории. 1994. № 3. С. 41 - 54.

179. Данилов В. Аграрная реформа и аграрные революции в России // Великий незнакомец. Крестьяне и фермеры в современном мире. Хрестоматия. М., 1992. С. 310 321.

180. Данилов В. П. Аграрные реформы и крестьянство в России (1861 1994 гг.) // Формы сельскохозяйственного производства и государственное регулирование. XXIV сессия симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. М.: ИРИ РАН, 1995. С. 9 - 12.

181. Данилов В. П. Из истории "перестройки". Переживания шес-тидесятника-крестьяноведа // Новый мир истории России. Форум японских и российских исследователей. М.: АИРО-ХХ, 2001. С. 413-428.

182. Данилов В. П., Данилова Л. В. Крестьянская ментальность и община // Менталитет и аграрное развитие России. (XIX XX вв.) Материалы международной конференции. Москва. 14-15 июня 1994 г. М.: РОССПЭН, 1996. С. 22- 39.

183. Данилов В. П. Крестьянская революция в России. 1902 -1922 гг. // Крестьяне и власть. Материалы конференции. М.-Там-бов: Тамбов ГТУ, Тамбов, гос. техн. ун-т, Моск. высш. школа соц. и экон. наук, 1996. С. 4 23.

184. Данилов В. П. Некоторые итоги научной сессии по истории советской деревни // Вопросы истории. 1962. № 2. С. 34 40.

185. Данилов В. П. По поводу так называемого третьего этапа аграрной революции. (Ответ Ю. А. Полякову) // Вопросы истории. 1962. № 9. С. 242 249.

186. Дементьев В. Д., Самошкин В. В. Восстание крестьян на Тамбовщине в 1920 1921 гг. (Обзор материалов) // История СССР. 1990. № 6. С. 204 - 207.

187. Дементьев Н. Е. К оценке земельной и продовольственной политики Советской власти в 1917 -1918 гг. // Вопросы истории. 1991. №4 -5. С. 204-205.

188. Денисов Н. Сибирский бандитизм // Красная Армия. 1921. № 9. С. 21 39.

189. Десять лет работы Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Златоустовского округа. Златоуст, 1927. 76 с.

190. Дети и война. Киев: Киев. Фребелевское об-во, 1915. 11 с. Дмитриев П. Н., Куликов К. И. Мятеж в Ижевско-Воткин-ском районе. Ижевск: Удмуртия, 1992. - 389 с.

191. Докукин В. М. Правда о бандитах. Тамбов: Прибой, 1921.22 с.

192. Долбилова Л. П. Крестьянский менталитет в первые годы Советской власти 1917 1920 гг. (на примере Вятской губернии) // Вятская земля в прошлом и настоящем. Киров, 1995. Т. 1. С. 125 - 128.

193. Дробижев В. 3. Экономические "исследования" С. Н. Прокоповича и современная реакционная буржуазная историография // История СССР. 1959. № 2. С. 216 223.

194. Дудин. В боях закалялась. (Подавление бандитских восстаний в 1920) //Красное знамя. 1927. 13 ноября.

195. Егоров А. В. Восстание, которого не было. (События 16-25 июня 1918 года в селе Топорнино и отряд А. М. Чеверева) // Страницы минувшего. Уфа, 1995. С. 93 98.

196. Есиков С. А., Канищев В. В. Специфика антигосударственного протеста крестьян (Тамбовская губерния 1861 1921 гг.) // Крестьяне и власть: Тезисы докладов и сообщений научной конференции 7 - 8 апреля 1995. Тамбов: НПЦ ТГУ, 1995. С. 7 - 9.

197. Журов Ю. В. Гражданская война в сибирской деревне. Красноярск: изд-во Красноярского университета, 1986. 196 с.

198. Заподовникова А. Г. Борьба с кулацкой контрреволюцией в Западной Сибире в период перехода от гражданской войны к мирному социалистическому строительству (1920 1922 гг.). Новосибирск: НГУ, 1969. - 21 с.

199. Заподовникова А. Г. Сибирское крестьянство в ходе борьбы с кулацкой контрреволюцией в 1920 1922 гг. // Советское крестьянство - активный участник борьбы за социализм и коммунизм. Барнаул, 1969. С. 81 - 85.

200. Захарова JI. Г. Самодержавие и отмена крепостного права в России, 1856 1861. М.: МГУ, 1984. - 254 с.

201. Земцов А. Трагедия крестьянских командиров // Нива Цари-цинская. 1991. № 1. С. 28 37.

202. Зырянов П. Н. Крестьянская община Европейской России в 1907 1914. М.: Наука, 1992. - 256 с.

203. Иванова Г. М. ГУЛАГ в системе тоталитарного государства. М.: МОНФ, 1997. 227 с.

204. Ильин Ю. А. Советская власть и крестьянство: К вопросу о механизме разрешения аграрных противоречий периода 1917 -1920 годов // История Советской России: Новые идеи, суждения. Тюмень, 1993. Ч. 1. С. 18-20.

205. История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс. М.: изд-во ЦК ВКП (б), 1938. 351 с.

206. История Гражданской войны. М.: Комиссия по истории Гражданской войны, 1934. 438 с.

207. Исхаков С. М. Февральская революция и российские мусульмане // 1917 год в судьбах России и мира. Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению. М.: ИРИ РАН, 1997. С. 189-207.

208. Кабанов В. В. Аграрная революция в России // Вопросы истории. 1989. № 11. С. 28 45.

209. Кабанов В. В. Влияние войн и революций на крестьянство // Революция и человек: социально-психологический аспект. М.: ИРИ РАН, 1996. С. 25 -32.

210. Кабанов В. В. Крестьянская община и кооперация России XX века. М.: ИРИ РАН, 1997. -156 с.

211. Кабанов В. В. С чего начиналась Гражданская война? О значении так называемых первой и второй социальных войн в деревне // Происхождение и начальный этап гражданской войны. М., 1994. Ч. 1.С. 15-17.

212. Кабытов П. С., Козлов В. А., Литвак Б. Г. Русское крестьянство: этапы духовного освобождения. М.: Мысль, 1988. 237 с.

213. Кабытова Н. Н. 2-й Самарский губернский крестьянский съезд // Самарский краевед. Самара, 1994; С. 83 -92.

214. Казаков А. С. Общие причины возникновения бандитизма и крестьянских восстаний // Красная армия. 1921. № 9. С. 11 13.

215. Казаков Р. Бандитизм на территории РСФСР // Красная Армия. 1921. № 21. С. 14-16.

216. Казарезов В, Крестьянский вопрос в России. Конец XIX -первая четверть XX века: Т. 1. М.: Колос, 2000. 470 с.

217. Камю А. Бунтующий человек. М.: Политиздат, 1990. 414 с. Кангацев В. В. Русский бунт - бессмысленнй и беспощадный. Погромное движение в городах России в 1917 - 1918 гг. Тамбов: ТГУ, 1995. - 162 с.

218. Канищев В. В., Мещеряков Ю. В. Анатомия одного мятежа. Тамбовское восстание 17-19 июня 1918 г. Тамбов: ТГУ, 1995. -295 с.

219. Капцугович И. История политической гибели эсеров на Урале. Пермь: Кн. изд-во, 1975. 161 с.

220. Коваль И. И. Переход к нэпу в уральской деревне // История Советской России: Новые идеи, суждения. Тюмень, 1993. Ч. 2. С. 11 13.

221. Кознова И. Е. XX век в социальной памяти российского крестьянства. М.: ИФ РАН, 2000. 205 с.

222. Кознова И. Е. Социальная память русского крестьянства в XX веке // Исторические исследования в России: тенденции последних лет. М.: АИРО-ХХ, 1996. С. 64 76.

223. Колегаев А. Подготовка аграрных волнений // Воля труда. 1918. 20 ноября.

224. Колосов Е. Крестьянское движение при Колчаке // Былое. 1922. №20. С. 91 -101.

225. Колосов Е. Сибирь при Колчаке. Пг.: Былое, 1923. 183 с. Коидрашин В. В. Документы повстанческого движения в Поволжье в годы гражданской войны II Исторические записки. Пенза, 1998. Вып. 2. С. 99 - 108.

226. Кондрашин В. В. К вопросу о крестьянском движении в Советской России в 1918 1921 гг. // Дискуссии по истории Отечества. Симферополь: Таврия, 1997. С. 83 -101.

227. Кондрашин В. В. Крестьянское движение в Поволжье в 1919- 1921 гг. // Крестьяне и власть. Материалы конференции. М.Тамбов: Тамбов, гос. техн. ун-т, Моск. высш. школа соц. и экон. наук, 1996. С. 132 152.

228. Кондрашин В. В. О некоторых количественных и качественных характеристиках крестьянского движения в Поволжье в 1918- 1921 гг. // Исторические записки. Межвузовский сборник научных трудов. Пенза, 1999. Вып. 3. С. 99 105.

229. Кондрашин В. В. Повстанцы во имя царя. Религиозно-монархическое восстание в селе Большой Азясь Краснолободского уезда // Краеведение. 1998. № 1 2. С. 89 - 94.

230. Кондрашин В. В. "Сильные" и "слабые" в крестьянских восстаниях 1918 1921 гг. (На материалах Поволжья) // Зажиточное крестьянство России в исторической ретроспективе. М., 2000. С. 150- 154.

231. Конев А. М. Красная гвардия и защита Октября. М.: ИВИ МО, 1989. 333 с.

232. Константинов С. И. Вооруженные формирования противоборствующих правительств Поволжья, Урала и Сибири в годы гражданской войны. Екатеринбург, 1997. 245 с.

233. Константинов С. В., Ушаков А. И. История после истории. М.: АИРО-ХХ, 2001. 208 с.

234. Коняев Н. Новоладожская Вандея: О крестьянском восстании в Новоладожском уезде в 1918 г. // Новый журнал. 1995. № З.С. 105-118.

235. Королев И. Н. В тяжелые годы. (Кулацкие восстания) // Красное знамя. 1927. 18 дек.

236. Корленко В. Г. Земли! Земли! // Новый мир. 1990. № 1. С. 168 200.

237. Коротаев А. Крестьянские восстания в 1918 году // Кунгур-ский Красный край. Кунгур, 1925. № 6 7. С. 23 - 24.

238. Корушин Т. Д. 10 лет Советской власти в Ишимском округе (1917 1927). Ишим, 1927. - 110 с.

239. Корушин Т. Д. Дни революции и советского строительства в Ишимском округе. (1917 1926). Ишим: "Серп и молот", 1926. -76 с.

240. Кравчук Н. А. Массовое крестьянское движение в России накануне Октября. (Март октябрь 1917 г. По материалам великорусских губерний Европейской России). М.: Мысль, 1971. - 278 с.

241. Крашенинников В. В. Брянский концентрационный лагерь в 1920 1922 гг. // Страницы истории города Брянска. Брянск, 1997. С. 113-120.

242. Крестьянские восстания в 1918 году в Кунгурском уезде. Кунгур, 1922. -6 с.

243. Криптон К. О Тамбовском восстании 1921 г. Из записок очевидца//Вестник РХД. Париж, 1977. Кн. 121. С. 357 366.

244. Крыленко Н. Февральская революция и старая армия // Пролетарская революция. 1927. № 2 3. С. 240 - 252.

245. Кубанин М. Антисоветскаое крестьянское движение в годы гражданской войны (военный коммунизм) // На аграрном фронте. 1926. № 1. С. 84 94, № 2. С. 36 - 44.

246. Кулынарипов М. М. Восстание "Черный Орел" в Башкирии // Актуальные проблемы социально-политической истории советского общества. Уфа, 1991. С. 43 51.

247. Куренышев А. А. Крестьянство России в период войны и революции 1917 1920 гг. (историографические аспекты) // Вопросы истории. 1999. № 4-5. С. 148 - 156.

248. Куренышев А. А. Крестьянство и его организации в первой трети XX века. М.: Гос. истор. музей, 2000. 222 с.

249. Курышев И. В. Крестьянство Западной Сибири в годы Гражданской войны: (Нравственные аспекты.) // Из истории революций в России: Первая четверть XX века. Томск, 1996. Вып. 2. С. 42 47.

250. Курышев И. В. Природа и человек в годы гражданской войны. (По материалам сибирской печати.) // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. Омск, 1988. С. 135 138.

251. Лавров В. М. "Крестьянский парламент" России (Всероссийские съезды Советов крестьянских депутатов в 1917 1918 г.). М.: ИРИ РАН, 1996.-236 с.

252. Лагунов К. Я. Двадцать первый: Хроника Сибирского мятежа // Урал. 1989. № 5. С. 120 142.; № 6. С. 122 - 140.

253. Лагунов К. Я. Двадцать первый: Хроника Западно-Сибирского крестьянского восстания 1921 г.. Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1991. 142 с.

254. Лагунов К. И сильно падает снег. Тюмень, 1994. 144 с.

255. Леонидов Б. Эсеро-бандитизм в Тамбовской губернии и борьба с ним // Война и революция. 1922. №14-15.С. 17-23.

256. Ленин В. И. Заседание Петроградского Совета. 12 марта 1919 года. Ответы на записки // Полн. собр. соч. Т. 38. С. 72-73.

257. Ленин В. И. Пометки и резолюция на телеграмме Н. Н. Смирнова//Полн. собр. соч. Т. 51. С. 67.

258. Ленин В. И. Товарищи рабочие! Идем в последний и решительный бой! // Полн. собр. соч. Т. 37. С. 38 42.

259. Локоть Т. В. Смутное время и революция (Политические параллели 1613 1917 гг.). Берлин, 1923. - 120 с.

260. Лурье М., Никулихин Я. Политика партии в деревне. М., 1934. 240 с.

261. Лысихин Н. Ф. Разгром контрреволюционного мятежа на Средней Волге в 1919 г. // Краеведческие записки. Куйбышев, 1963. Вып. 1.С. 44-48.

262. Люкшин Д. И. 1917 год в деревне: общинная революция? // Революция и человек. Социально-психологический аспект. М., 1997. С. 92-99.

263. Максимов В. А. Кулацкая революция и ижевское восстание (19118 г.). Ижевск: Удпартиздат, 1933. 69 с.

264. Малявский А. Д. Крестьянское движение в 1917 г. Март октябрь. М.: Наука, 1981. - 400 с.

265. Маслов С. С. Россия после четырех лет революции: Общие социально-политические перемены. Интеллигенция. - Крестьянство - Рабочие. - Армия. - Учащиеся. - Коммунистическая партия. Париж: Книгоизд-во "Русская печать", 1922. Т. 1. - 204 е.; Т. 2. -207 с.

266. Мастеров. Русские рабочие и марксизм // По страницам самиздата. М., 1990. С. 43 64.

267. Мацузато Кимитака. Индивидуалистские коллективисты или коллективистские индивидуалисты? Новейшая историография по российским крестьянским общинам // Новый мир истории России. Форум японских и российских исследователей. М.: АИРО-XX, 2001. С. 15-29.

268. Медведев Н. Как уничтожали класс. Читая архивные документы // Иртыш. 1992. № 2. С. 191 227.

269. Метельский Н. Н. Деревня Урала в условиях военного коммунизма (1919-1921 гг.). Свердловск: ИИиА УрО АН СССР, 1991.-65 с.

270. Милосердов В. В. Крестьянский вопрос в России: прошлое, настоящее, будущее. М., 1997.

271. Михайлов И. В. Белое дело: зигзаги, тупики и перспективы историографического осмысления // Академик П. В. Волобуев. Неопубликованные работы. Воспоминания. Статьи. М.: Наука, 2000. С. 397-411.

272. Монякова О. А. Политическая ситуация в Коврове и уезде в 1918 1922 гг. // Рождественский сборник. Ковров, 1996. Вып. 3. С. 56 - 62.

273. Московичи С. Век толп. Исторический трактат по психологии масс. М.: САНРЭЙ, 1996. 478 с.

274. Московкин В. В. Противоборство политических сил на Урале и Западной Сибири в период революции и гражданской войны (1917 -1921 гг.). Тюмень: ТГУ, 1999. 216 с.

275. Мур Б. Революция угнетенных: свидетельство защиты // Великий незнакомец. Крестьяне и фермеры в современном мире. Хрестоматия. М„ 1992. С. 308 309.

276. Нарский И. В. "Жизнь в катастрофе. Будни населения Урала в 1917 1922 гг. М.: РОССПЭН, 2001. - 632с.

277. Нарский И. "Не щадя живота своего". Чем пыталось первое поколение советских граждан в ожидании "светлого будущего"? // Уральская пирамида. 2001. № 9. (Электронный вариант.)

278. Немчинов В. С. Сельскохозяйственная статистика с основами теории. М.: Сельхозгиз, 1945. 359 с.

279. Непеин И. Забытый террор (1918 1923) // Енисей. 1990. № 2. С. 36 - 42.

280. Никитин В. Н. Коммунисты Урала в борьбе с кулацкой контрреволюцией летом и осенью 1918 года // Борьба партийных организаций Урала за азкрепление завоеваний Октябрьской революции и построение социализма. Свердловск, 1976. С. 37 44.

281. Никитина Н. Н. Советская власть и крестьянский мир в ходе выселения бывших помещиков из имений в 1920-е годы // Власть и общественные организации в России в первой трети XX столетия. М., 1993. С. 148 159.

282. Никонов-Смородин М. 3. Поземельно-хозяйственное устройство крестьянской России. София, 1939. Кн. 1. -123 с.

283. Обраковский Н. А. Тобольское антикоммунистическое крестьянское восстание 1921 г. // Революционная Россия. 1921. № 14 -15.

284. Овечкин В. В. Изъятие лошадей у населения для Красной Армии в годы Гражданской войны // Вопросы истории. 1999. № 8. С. 114-124.

285. Окнинский А. Л. Два года среди крестьян: Виденное, слышанное, пережитое в Тамбовской губернии с ноября 1918 г. до ноября 1920 г. Riga: М. Didkovska, 1936. 350 с.

286. Оликов С. Дезертирство в Красной Армии и борьба с ним Б.м., 1926. 54 с.

287. Орлов Н. Девять месяцев продовольственной работы Советской власти. М.: Воен. тип. Упр. делами НКВМ и РВС СССР, 1918. 128 с.

288. Осипова Т. В. Крестьянский фронт в гражданской войне // Судьба российского крестьянства. М.: РГГУ, 1995. С. 90 161.

289. Осипова Т. В. Обманутый класс // Родина. 1990. № 10. С. 2425.

290. Осипова Т. В. Российское крестьянство в революции и гражданской войне. М.: ООО Издательство "Стрелец", 2001. 400 с.

291. Павлуновский И. Обзор бандитского движения по Сибири с декабря 1920 по январь 1922 г. Новониколаевск, 1922. 124 с.

292. Павлюченков С. А. Военный коммунизм в России: власть и массы. М.: РКТ-История, 1997. 272 с.

293. Павлюченков С. А. Крестьянский Брест или предыстория большевистского НЭПа. М.: РКТ-История, 1996,- 299 с.

294. Павлюченков С. А. Почему вспыхнула "антоновщина"? Дополнительные штрихи к истории восстания // Неделя. 1989. № 44.

295. Перейра Норман Г. О. Сибирь: Политика и общество в гражданской войне. М.: ИРИРАН, 1996. 196 с.

296. Першин П. Н. Аграрная революция в России: Историко-экономическое исследование. Кн. 1. От реформы к революции. М.: Наука, 1966. -490 с.

297. Пешехонов А. В. Земельные нужды деревни и основные задачи аграрной реформы. СПб.: "Русское богатсво", 1906. 158 с.

298. Пешехонов А. В. Почему я не эмигрировал. Прага: Обелиск, 1923. 77 с.

299. Поздников Н. Ф. Ликвидация контрреволюционных кулацких восстаний в Оханском уезде в 1918 году // На фронте и в тылу. Пермь, 1959. С. 5 9.

300. Покровский M. Н. Контрреволюция за 4 года. М., 1922. 230с.

301. Поляков Ю. А. Еще раз о некоторых вопросах истории аграрной революции // Вопросы истории. 1963. № 2. С. 206 209.

302. Поляков Ю. А. К вопросу о содержании и этапах аграрной революции в СССР //Вопросы истории. 1962. № 8. С. 204 210.

303. Поляков Ю. А. Переход к нэпу и советское крестьянство. М.: Наука, 1967. 511 с.

304. Померанцев П. Е. Повстанческое движение в Алтайской губернии в 1920 году (1 мая 1 октября 1920). Ново-Николаевск, 1922. - 123 с.

305. Померанцев П. Е. Красная Армия Сибири на внутреннем фронте. (Борьба с восстаниями в тылу за 1920 1922 г.) // Красная Армия Сибири. Новониколаевск, 1923. № 3 - 4. С. 12 - 14.

306. Попов П. И. Производство хлеба в РСФСР и федерирующих с нею республиках. М.: ЦСУ РСФСР, 1921. 56 с.

307. Посадский А. В. Крестьянство и власть: возможности диалога в 1918 1921 гг. (На материалах Саратовской губернии) // Клио. Журнал для ученых. 1999. № 1 (7). С. 124 - 130.

308. Посадский А. В. Российское крестьянство в гражданской войне // Проблемы политологии и политической истории. Саратов, 1994. Вып. 4. С. 38-41.

309. Посадский А. В. Саратовское крестьянство в условиях Гражданской войны // Клио. Журнал для ученых. 1997. № 3. С. 168179.

310. Потанин Г. Н. Областническая тенденция в Сибири // К 80-летию со дня рождения Г. Н. Потанина. Томск, 1915. С. 3 25.

311. Почешхов Н. А. Гражданская война: регулярные военные формирования и "зеленое" движение // Молодые исследователи Адыгеи. Майкоп, 1994. Вып. 1. С. 32 40.

312. Присяжный Н. С. Экономическая чума: Военный коммунизм в России. (Историко-экономический анализ. 1918 1921 гг.) Ростов на Дону: изд-во Ростов, университета, 1994. - 452 с.

313. Провинциальная ЧеКа /Сборник статей и материалов/. Харьков, Спевыпуск журнала "Клио", 1994. 119 с.

314. Прокопович С. Н. Народное хозяйство СССР. Нью-Йорк: изд-во Чехова, 1952. Т. 2. 335 с.

315. Пушкарев Н. О красном и белом терроре периода гражданской войны (на материалах Шадринского уезда) // Революция 1917 года и Зауралье (Поиск и проблемы). Курган, 1997. С. 81 -85.

316. Райхлин Р. Систематика социологии и социальная динамика // www. israel. net/raikhlin/ social dynamics/myrusbook/ referat.htm.

317. Рассказов Л. П. Последствия "военного коммунизма" в Башкирии // История края и судьбы людей. Уфа, 1994. С. 53-63.

318. Рейли Д. Дж. Политические судьбы российской губернии: 1917 год в Саратове. Саратов: Слово, 1994. 395 с.

319. Роднов М. И. Крестьяне Бирского уезда по переписи 1917 года. Уфа: изд-во Филем, 1997. -122 с.

320. Розанов В. В. Когда начальство ушло. М.: Республика, 1997. 668 с.

321. Российская провинция в годы революций и Гражданской войны. Нижний Новгород: Б.и., 1998. 286 с.

322. Рощевский П. И. Восстановление Советской власти в Зауралье после изгнания колчаковщины // Исторический сборник. Тюмень, 1967. Т. 33. С. 44-56.

323. Русский крестьянин: Литературно-общественный и агрономический сборник популярных статей. М., 1918. Сб. 1. 57 с.

324. Саблин В. А. Хроника отчаяния и борьбы (Вологодская деревня в годы гражданской войны) // Вологда: историко-краевед-ческий альманах. Вологда, 1994. С. 180 194.

325. Савченко В. Авантюристы Гражданской войны: Историческое ркасследование. Харьков: Фолио; М.: ООО Издательство ACT, 2000 368 с.

326. Сайн-Витгенштейн Е. Н. Дневник 1914 1918 гг. Париж: ИНРИ, 1986. - 520 с.

327. Сайсанов Д. С. Крестьянские восстания в Царевококшай-ском уезде в 1918 году // Марийский археографический вестник. 1995. № 5. С. 75 78.

328. Сафонов Д. А. Крестьянское движение на Южном Урале 1855 1922 гг. Хроника и историография. Оренбург: Изд-во "Оренбургская губерния", 1999. - 308 с.

329. Сафонов Д. А. Великая крестьянская война 1920 1921 гг. и Южный Урал. Оренбург: Изд-во "Оренбургская губерния", 1999. -316с.

330. Семенов А. В дни суровых испытаний (К 50-ию разгрома эсеро-кулацкого мятежа в Западной Сибири, Зауралье) // Блокнот агитатора. Курган, 1971. №16.С.8-10.

331. Сенчакова Л. Т. Крестьянское движение в революции 1905 -1907 гг. М.: Наука, 1989. 262 с.

332. Сенчакова Л. Т. Приговоры и наказы российского крестьянства 1905 1907 гг. По материалам центральных губерний. В 2-х книгах. М.: ИРИРАН, 1994. Кн. 1. - 206 е.; Кн. 2. - 221 с.

333. Сенчакова Л. Т. Приговоры и наказы зеркало крестьянского менталитета 1905 - 1907 гг. // Менталитет и аграрное развитие Ро-сии. (XIX - XX вв.) Материалы международной конференции. Москва. 14 - 15 июня 1994 г. М.: РОССПЭН, 1996. С. 174 - 183.

334. Сидоров П. Курганское восстание в январе 1921 г. // Пролетарская революция. 1926. № 6. С. 16.

335. Скобелкина Е. Б. Симбирские большевики в борьбе с кулацким мятежом весной 1919 года // Ученые записки Ульяновского государственного педагогического института. Серия общественных наук.Ульяновск, 1966. Т. 22. Вып. 1. С. 73 81.

336. Скотт Дж. Оружие слабых: повседневное сопротивление и его значение // Великий незнакомец. Крестьяне и фермеры в современном мире. Хрестоматия. М.: Издательская группа "Прогресс", "Прогресс-Академия", 1992. С. 285 287.

337. Соколов К. И. "Зеленое движение" в Тверской губернии // Дни славянской письменности и культуры. Тверь, 1997. Вып. 3. С. 82 94.

338. Солоневич И. JI. Народная монархия. М.: Феникс, 1991. -511с.

339. Сорокин П. А. Голод как фактор. Влияние голода на поведение людей, социальную организацию и общественную жизнь. Пг., 1922. 110 с.

340. Столяров И. Записки русского крестьянина. Париж, 1986. -239 с.

341. Суворов Д. Все против всех. Неизвестная гражданская война // art. uralinfo. ru

342. Суворов Д. В. Неизвестная гражданская война. Екатеринбург: Пакрус, 1999. 165 с.

343. Суслов Ю. П. Социалистические партии и крестьянство Поволжья (октябрь 1917 1920). Саратов: изд-во Саратовского университета, 1994. - 121 с.

344. Сутырина Г. С. Беспартийные конференции в Екатеринбургской губернии (1919 1920 гг.) // Ученые записки Уральского государственного университета. Серия историческая. Вып. 18. № 103. Свердловск, 1970. С. 97 - 106.

345. Таубин Р. Разгром кулацкого мятежа Сапожкова // Борьба классов. 1934. № 12. С. 56 62.

346. Телицын В. Л. Антибольшевистские выступления уральского крестьянства в первые послереволюционные годы // Каменныйпояс на пороге III тысячелетия. Екатеринбург: ИИиА УрО РАН, 1997. С. 114-117.

347. Телицын В. JI. К истории антибольшевистских выступлений на Урале в первые послереволюционные годы: участники и руководители (предварительные замечания) // Революция и человек. Социально-психологический аспект. М.: ИРИ РАН, 1996. С. 174 -183.

348. Телицын В. Л. К истории организации антисоветского вооруженного сопротивления в Сибири (декабрь 1917 май 1918 гг.) // История "Белой" Сибири. Тезисы второй научной конференции. (4-5 февраля 1997 г.). Кемерово, 1997. С. 124 - 126.

349. Телицын В. Л. Некоторые проблемы изучения политики "военного коммунизма" // Journal of Tonghua Teachers College. 2000. № 3. С. 74 78. (на кит. яз.)

350. Телицын В. Л. Нестор Махно: Историческая хроника. М.: Олимп Смоленск: Русич, 1998. - 448 с.

351. Телицын В. Л. Октябрь 1917 г. и крестьянство: поведенческий императив и хозяйственная обусловленность // 1917 год в судбах России и мира. Октябрьская революция: от новых источников к новому осмыслению. М.: ИРИ РАН, 1998. С. 143 158.

352. Телицын В. Л. Провинциальный бунтарь как социально-психологический тип (первая четверть XX века) // Abstracts. VI ICCEES Word Congress Tampere, Finland. 29 july 3 august 2000. Helsinki, 2000. C. 430-431.

353. Телицын В. Л. Русская революция 1917 года: деревня против города или перманентная война // Академик П. В. Волобуев. Неопубликованные работы. Воспоминания. Статьи. М.: Наука, 2000. С. 347 355.

354. Телицын В. Л. Сквозь тернии "военного коммунизма": крестьянское хозяйство Урала в 1917 1921 гг. М.: ИРИ РАН, 1998. -216 с.

355. Телицын В. Л. Соотношение рынка, кооперации и "военного коммунизма" (Уральский регион) // Тезисы докладов республиканского научно-практического семинара "Проблемы истории, теории и практики кооперативного движения в России. Тюмень: ТГУ, 1992. С. 45 46.

356. Телицын В. Л. Феномен русского провинциального бунтарства: традиции, доктрины и утопии (первая четверть XX века) // Modernisation in tlie Russian Provinces. Studia Slavica Finlandensia. T. XVII. Helsinki, 2000. C. 73 86.

357. Тилли Ч. Сельский конфликт и сопротивление развитию капитализма и государства // Великий незнакомец. Крестьяне и фермеры в современном мире. Хрестоматия. М.: Издательская группа "Прогресс", "Прогресс-Академия", 1992. С. 333 337.

358. Титов Ю. П. Борьба советского государства с контрреволюционными мятежами (конец 1920 1921 гг.) // Советское государство и право. 1967. № 5. С. 74 - 77.

359. Толстикова Н. Н. Политические настроения нижегородского крестьянства (По материалам избирательной кампании по выборам в сельские Советы летом 1919 года) // Записки краеведов. Вып. 9. Н-Новгород, 1991. С. 5 14.

360. Толстова Н. Н. Земельный вопрос в крестьянских наказах 1917 г. (по материалам Волго-Вятского региона) // Аграрная революция и социальные преобразования в советской деревне. Горький, 1980. С. 98-112.

361. Тормозов В. Т. Белое движение в отечественной исторической литературе (1920-е годы). М., 1989.

362. Тормозов В. Т. Советская историография истории Белого движения (конец 1929 1991 гг.). М., 1994.

363. Третьяков Г. А. Поместное дворянств Европейской России в 1917 г. на материалах центрально-земледельческого района и Поволжья. Куйбышев, 1990. 165 с.

364. Трифонов И. Я. Классы и классовая борьба в СССР в начале нэпа (19221 1923 гг.). 4.1. Борьба с вооруженной кулацкой контрреволюцией. Л.: ЛГУ, 1964. - 311 с.

365. Тулузакова В. Ф. Исторические материалы периода гражданской войны как источник изучения общественного сознания российского этноса (По материалам Самарской губернии) // Российское сознание: Психология, феноменология, культура. Самара, 1994. С. 76-87.

366. Тульцева Л. А. Божьий мир православного крестьянства // Менталитет и аграрное развитие Росии. (XIX XX вв.)

367. Материалы международной конференции. Москва. 14-15 июня 1994 г. М.: РОССПЭН, 1996. С. 293 304.

368. Тумаринсон В. X. Меньшевики и большевики: Несостоявшийся консенсус. (Опыт исторической реконструкции.) М.: Луч, 1994. 270 с.

369. Тухачевский М. Борьба с контрреволюционными восстаниями // Война и революция. 1926. № 7 9. С. 12 -18.

370. Усиенко А. Г. Психология социального протеста в России XVII XVIII веков. Тверь, 1994. Ч. 1.

371. Чаадаева О. Помещики и их организации в 1917 г. М., 1928. -234 с.

372. Чаянов А. В. Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации. М.: Совет Всерос. кооп. съездов, 1919. 344 с.

373. Чеканцев 3. А. О новом подходе к истории народных движений // Новая и новейшая история. 1993. № 4. С. 72 84.

374. Чернопицкий П. Г. Повстанческое движение крестьян и казаков Дона в 1920 1922 г. // Известия высших учебных заведений Северо-Кавказского региона. 1998. № 3. С. 54 - 67.

375. Черняк Э. И., Якимова Т. В. Материалы крестьянских съездов 1917 -1918 гг. в Сибири (историографические аспекты) // Из истории революций в России (Первая треть 20 в.). Томск, 1996. Вып. 1. С. 196-206.

376. Чистов Б. Н. Крах чапанного мятежа // Волга. 1974. № 4. С. 142 163.

377. Шадский О. Д. Зарубежная историография российского крестьянства и крестьянских движений в 1918 1921 годах: Историографический обзор. Тамбов: изда-во ТГУ, 2000. - 165 с.

378. Шатковская Т. В. Правовая ментальность российских крестьян второй половины XIX века: опыт юридической антропометрии. Ростов н/Д.: РГЭУ (РИНХ), 2000. 224 с.

379. Шафир Я. Белогвардейцы и крестьянство. М. Л.: Московский рабочий, 1928. - 132 с.

380. Шелестов Д. К. Из истории крестьянских восстаний в Западной Сибири осенью 1918 г. // Вестник МГУ. 1954. Вып. 1. Серия общественных наук. № 1. С. 55 62.

381. Шибанов Н. С. "Зеленая война": Исторические очерки о партизанском движении крестьян и казаков на Южном Урале в 1920 г.. Оренбургское казачье войско. Челябинск: Межрайонная типография, 1997. 237 с.

382. Шишкин В. И. Антикоммунистическое вооруженное сопротивление в Сибири в 1920 году: (Численность и состав повстанцев) // Из истории революций в России: Первая четверть XX века. Томск, 1996. Вып. 2. С. 85 103.

383. Шишкин В. И. Еще раз о Рогове и "роговщине" // Октябрь и гражданская война в Сибири. История. Историография. Источниковедение. Томск, 1985. С. 102 126.

384. Шишкин В. И. Из истории классовой борьбы в Сибири в 1920 г.: Лубковщина и ее крах // Известия Сибирского отделения АН СССР. Новосибирск, 1980. № 1. Серия общественных наук. Вып. 1.С. 90-97.

385. Шишкин В. И. Колыванский мятеж 1920 г.: Документальная хроника // Сибирские огни. 1990. № 10. С. 132 148.

386. Шишкин В. И. О социальной природе антисоветских вооруженных выступлений в сибирской деревне (конец 1919 начало1920 г.) // Вопросы истории социально-экономической и культурной жизни Сибири. Новосибирск, 1975. С. 96 106.

387. Шишкин В. Шарыповское дело (К истории красного бандитизма в Сибири) // Сибирские огни. 1993. №5-6. С. 115130.

388. Шкаренков Л. К. Белое движение: причины поражения в Гражданской войне // Россия и современный мир. 1990. № 1 (22).

389. Штейнберг И. 3. Нравственный лик революции. Берлин, 1923.-235 с.

390. Шуклецов В. Т. Ликвидация Колыванского кулацко-эсеров-ского мятежа (июль 1920 г.) // Из истории партийных организаций Сибири. (НГПИ). Новосибирск, 1972. Вып. 83. С. 90 -115.

391. Шульгин В. В. Дни. 1920. М.: Современник, 1989. 559 с.

392. Хвалебнов. Минувшие дни. Краткий очерк бандитского движения за 1920 21 - 22 гг. // Былое Сибири. 1923. № 2. С. 32 - 39.

393. Хейфец Н. Белый бандитизм. Советы без коммунистов // Былое Сибири. 1923. № 2. С. 76 89.

394. Хобсбаум Э. Разбой как социальное явление // Великий незнакомец. Крестьяне и фермеры в современном мире. Хрестоматия. М. М.: Издательская групйЯ "Прогресс", "Прогресс-Академия", 1992. С. 288 289.

395. Худяков П. Бывало-живало // Север. 1989. № 5. С. 70 91.

396. Ципко А. С. Российские столицы и российская провинция: перспективы решения конфликта // Межнациональные отношения в России и СНГ. М.: АИРО-ХХ, 1994. С. 28 44.

397. Фавицкий В. Зеленая армия в Черноморье // Пролетарская революция. М. Л., 1924. Кн. 8 - 9. С. 65 - 73.

398. Фатуева Н. В. Крестьянские волнения и восстания в Тамбовской губернии (1918 1921 гг.). М., 1995.

399. Фатуева Н. В. Противостояние: кризис власти трагедия народа (Из истории крестьянских волнений и восстаний в Тамбовской губернии в 1918 -1921 годах). Рязань: Русь, 1996. - 303 с.

400. Федоров С. В. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии 1920 1921 гг. Современная историография // Тамбовское крестьянское: от капитализма к социализму (вторая половина XIX - начало XX вв.). Тамбов, 1998. Вып. 2. С. 115 -126.

401. Фельдман Д. Крестьянская война // Родина. 1989. № 10. С. 52-57.

402. Фефелов С. В. Большевики и российская деревня весной -осенью 1919 года. (На материалах губерний Центрального Черноземья). М.: МПГУ, 1998. -85 с.

403. Фефелов С. В. Большевистская власть и крестьянство, осень 1919 весна 1921 гг.: (На материалах Центрального Черноземья России). М., 1999. - 127 с.

404. Фефелов С. В. Зарождение тоталитаризма в России и крестьянство в 1918 1921 гг. (историко-политологический анализ на материалах Центрального Черноземья). М.: МПГУ, 2000. - 134 с.

405. Френкин М. С. Трагедия крестьянских восстаний в России 1918 1921 гг. Иерусалим: Лексикон, 1987. - 251 с.

406. Энгел Б. А. Бабья сторона // Менталитет и аграрное развитие Росии. (XIX XX вв.) Материалы международной конференции. Москва. 14 - 15 июня 1994 г. М.: РОССПЭН, 1996. С. 75 - 91.

407. Энгелыптейн J1. Ключи счастья. Секс и поиски путей обновления России на рубеже XIX XX веков. / Пер. с анг. В. Павлова. М.: ТЕРРА, 1996. - 571 с.

408. Якубова Л. Кулацкие мятежи и крестьянская война 1918 -1920. // Татарстан. 1992. № 7/8. С. 26-31.

409. Якубова Л. М. Разгром кулацких мятежей в Среднем Поволжье в 1918 г. // Вопросы отечественной, зарубежной истории, литературоведения и языкознания. Казань, 1981. С. 67 75.

410. Яров С. В. Источники по истории политического протеста в Советской России в 1918 1923 гг. Учебное пособие. СПб.: "Дмитрий Буланин", 2001. - 131 с.

411. Яров С. В. К вопросу об источниках и особенностях крестьянских восстаний на Северо-Западе России в годы "военного коммунизма" // Северо-Запад в аграрной истории России. Калининград, 1997. С. 76 80.

412. Яров С. В. Крестьянин как политик. Крестьянство Северо-Запада России в 1918 1919 гг.: политическое мышление и массовый протест. СПб.: Дмитрий Буланин, 1999. - 168 с.

413. Яров С. В. Крестьянские волнения на Северо-Западе советской России в 1918 1919 гг. // Крестьяноведение: Теория, история, современность. Ежегодник. 1996. М., 1996. С. 134 - 159.

414. Яров С. В. Политическая психология крестьян при переходе к "военному коммунизму": (По материалам Северо-Запада России) // Вече: Альманах русской философии и культуры. СПб., 1995. Вып. 2. С. 49-77.

415. Литература на иностранных языках:

416. Class, Power and Conflict: Classical and Contemporary. Ed by A. Giddenes and D. Held. Berkely, Los-Angelos, 1982. 222 p.

417. Figes Orlando. Peasant Russia, Civil War: the Volga Countryside in Revolution (1917 1921). Oxford, 1989. - 401 p.

418. Figes Orlando. A People s Tragedy: The Russian Revolution, 1891 1924. London, 1996. - 923 p.

419. Moritsch A. Landwirtschaft und Agrarpolitik in Russland vor der Revolution. Wien, 1986. 340 s.

420. Scott J. The moral economy of peasant. New Haven, 1976. 2461. Р

421. Telitsyn V. L. Vom Februar zum Oktober. Die Soziale Explosion im russische Dorf. Wessen und Dynamik. Methodologische Aspekte // Die Russische Revolution 1917. Wegweiser oder Sackgasse? Berlin, 1997. S. 86-93.

422. Диссертации и авторефераты диссертаций:

423. Анистратенко В. П. Коммунисты Урала во главе борьбы трудящегося крестьянства против кулачества в 1921 1923 годах.: Автрореф. дисс. . канд. ист. наук. Свердловск, 1971. - 24 с.

424. Дягилев В. В. Альтернативы решения аграрного вопроса в России (На материалах государственных органов и политических партий начала XX века). Автореф. дисс. . канд. ист. наук. М., 1994. 20 с.

425. Корчагова М. Н. Проблемы аграрной революции в России 1917 1921 годов в англо-американской историографии. Автореф дисс. . докт. ист. наук. М., 1994. - 32 с.

426. Люкшин Д. И. Крестьяне-общинники Казанской губернии в социально-политических сдвигах начала XX века. Автореф дисс. . канд. ист. наук. Казань, 1995. 21 с.

427. Магомедов Р. Р. Продовольственная политика советского государства в первые годы Советской власти (октябрь 1917 г. март 1921 г.). - Дис. канд. ист. наук. М., 1990. - 194 с.

428. Миловидов В. Л. Военно-организаторская деятельность партийной организации Костромской губернии в годы Гражданской войны (1918 1920 гг.) Диссер. . канд. ист. наук. М„ 1962. - 192 с.

429. Посадский А. В. Социально-политические интересы крестьянства и их проявления в 1914 1921 гг. (на материалах Саратовского Поволжья). Автореф. дисс. канд. ист. наук. Саратов, 1997. -22 с.

430. Рамазанов А. Г. Правосознание российского крестьянства в революционную эпоху: (на материалах Самарско-Симбирского Поволжья): Автореф. дисс. канд. ист. наук. Самара, 1995. 22 с.

431. Сафронов А. А. Крестьянская община в Тамбовской губ. в 1917 1928 гг. (социальные аспекты проблемы). Автореф. дисс. . канд. ист. наук. Воронеж, 1997. - 22 с.

432. Сельцер Д. Г. Крестьянское движение в губерниях Черноземного Центра России (март 1917 март 1918 г.). Автореф. дисс . канд. ист. наук. Казань, 1991. - 17 с.

433. Библиографические указатели

434. Соболева А. А. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии (1920 1921 гг.). Библиографический указатель. Тамбов: МИНЦ, 1993. - 102 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.