Феномен маргинальности в системе культуры: социально-философский анализ тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 09.00.11, кандидат философских наук Мельникова, Наталия Евгеньевна

  • Мельникова, Наталия Евгеньевна
  • кандидат философских науккандидат философских наук
  • 2007, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ09.00.11
  • Количество страниц 137
Мельникова, Наталия Евгеньевна. Феномен маргинальности в системе культуры: социально-философский анализ: дис. кандидат философских наук: 09.00.11 - Социальная философия. Москва. 2007. 137 с.

Оглавление диссертации кандидат философских наук Мельникова, Наталия Евгеньевна

Введение

Глава 1. История и логика исследований феномена маргинальное™ в социально-гуманитарном знании

1.1. Динамика исследований феномена маргинальное™ в социально-гуманитарном знании США

1.2. Характеристика феномена маргинальное™ в европейской научной традиции

1.3. Специфика подходов к анализу феномена маргинальное™ в России

Глава 2. Маргинальность как основание и фактор групповой и личностной самоидентификации

2.1. Социокультурная маргинальность: креативная составляющая

2.2. Проблема самоидентификации на границах культуры

2.3. Особенности проявлений маргинальное™ в художественной культуре

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Социальная философия», 09.00.11 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Феномен маргинальности в системе культуры: социально-философский анализ»

Актуальность темы исследования. Глобализация современного мира сопровождается исключительно напряженными и противоречивыми социокультурными явлениями, обусловленными в значительной мере ростом социальных и культурных контактов, взаимодействий, взаимопроникновений. Эти процессы, в свою очередь, вызывают усложнение социальной структуры, социокультурную полярность, внутреннюю дифференциацию.

Особенно актуальной представляется проблема коммуникации в условиях современного, многомерного социокультурного пространства. Потребность в понимании, адекватном и эффективном взаимодействии делает необходимым изучение тех явлений, элементов социальной структуры, которые содержат в себе дополнительный, не раскрытый до конца коммуникативный потенциал. В качестве носителей таких способностей ярко проявляются маргинальные образования.

Динамика общественного развития во многом определяется ключевыми событиями, дающими импульс к дальнейшим изменениям. Современный многополярный мир богат на разного рода источники, стимулирующие развитие. Характер инноваций, возникающих в обществе, их интенсивность и направленность прямо связаны с наличием социальных структур, готовых принимать новое. Непременно возникает вопрос о социальных группах или отдельных личностях, которые стоят у истоков изменений. Обращает на себя внимание то, что многие из них обладают чертами или признаками, выводящими их за рамки определенной социокультурной среды в пограничную, периферийную, маргинальную сферу. Маргинальное сознание или маргинальное положение, как правило, присутствуют среди условий, а в ряде случаев, являются определяющими условиями для осуществления социокультурных преобразований. Совершенно определенно можно сказать, что особенно четко фактор маргинальное™ проявляется при росте политической и экономической нестабильности. Особенно это касается России конца 90-х - начала 2000-х гг., где в результате кризиса и реформ на рубеже 90-х гг. XX в., прежде стабильные социальные структуры были разрушены, а страна в процессе трансформации оказалась, если использовать терминологию О. Тоффлера, в состоянии маргинального шока.

Проблема маргинальное™ в системе современного знания представлена довольно мозаично. Ее общие характеристики потерялись в описаниях отдельных, частных процессов и явлений. Такая разобщенность описаний в определенной мере скрадывает сущность многогранного феномена маргинальное™, обладающего целостностью по форме и содержанию. Маргинальность не является неким побочным, второстепенным явлением в жизни человека и общества. Она есть феномен всеобщий и постоянный, обладающий способностью производить, стимулировать трансформационные процессы, как в рамках социума, так и в сфере сознания человека. Между тем, в науке проблема маргинальное™ сама начинает обретать маргинальные черты, а фрагментарные характеристики не могут дать всеобъемлющей картины.

Понимание феномена маргинальное™ в его целостности может стать одним из оснований для анализа и прогнозирования вариантов возможного развития в будущем, как отдельных социальных структур, так и макросистем. Это исключительно важно для общественных систем, находящихся в стадии трансформации.

Степень разработанности проблемы. Литература по исследованию феномена маргинальное™ многогранна. Несмотря на то, что само явление маргинальное™ обозначено относительно недавно, оно связывалось лишь с современными процессами, литература по указанной проблеме довольно обширна. Это объясняется сложностью самого понятия и объективной потребностью в нем для описания современных процессов. Нам понадобилась целая глава для того, чтобы отследить историю и логику накопления знаний о феномене маргиналыюсти. Здесь же обозначим наиболее общие концепции на этот счет.

Условно можно выделить научные школы США (рассматривающие феномен маргиналыюсти в аспекте миграционных или иммиграционных процессов, а также с точки зрения социальной психологии), Западной Европы (основной акцент - на роли маргиналыюсти в политических процессах, экономической конъюнктуре переходного периода) и России (включая и советский период), где данный феномен анализировался с точки зрения экономической, правовой, социально-политической, экзистенциальной.

Впервые понятие «маргинальный человек» ввел в употребление американский социолог, один из основателей чикагской школы Роберт Эрза Парк.1 Он сосредоточился преимущественно на мигрантах, подчеркивая дезориентирующее влияние маргинальное™, и концепцию маргинального человека связывал не с личностным типом, а с социальным процессом, предпочитая исследовать это явление с точки зрения общества, частью которого он является. В его теории маргинальный человек предстает как иммигрант, полукровка, живущий «в двух мирах»: христианский новообращенный в Азии или Африке. Главное, что определяет природу маргинального человека - чувство социальной дихотомии, раздвоенности и конфликта, когда старые привычки отброшены, а новые еще не сформированы, что связанно с периодом переезда, перехода, определяемого как кризис. Маргинал - мигрант, рассматривается скорее не как жертва обстоятельств, а как личность, способная управлять ими, или даже формировать новые кризисные ситуации.

Идея Р. Парка была развита и переработана Э. Стоунквистом, который опубликовал в 1937 г. монографию «Маргинальный человек». Понятие маргинального человека у Стоунквиста характеризует социального субъекта,

1 Park R.E. Human Migration and the Marginal man. - P. 345-346,349-356.

Стоунквист Э. В. Маргинальный человек. Исследование личности и культурного конфликта. - С. 90-112. участвующего в культурном конфликте. Р. Парк и Э. Стоунквист, описав внутренний мир маргинала, стали основоположниками традиции психологического номинализма в понимании маргинальности.

Традиции обозначенного направления в исследовании «культурной маргинальности» продолжили А. Антоновски, Р. Гласс, М. Гордон, М. Вуд, Р. Херрик. Они сосредотачивали свое внимание на психо - социальном влиянии на личность двусмысленности статуса и роли, которые возникают при конфликте культур.3 В 40-60-е годы XX века теория Парка и Стоунквиста подверглась критике.4 Р. Мертон определял маргинальность как специфический случай теории референтной группы. Т. Веблен отмечал, что маргинал выступает нарушителем интеллектуального мира, но лишь за счет того, что он «становится интеллектуальным путешественником, скитающимся по ничейной земле и ищущим места для остановки дальше и дальше по дороге, уже где-то за горизонтом»5.

В рамках социальной психологии механизм маргинальности достаточно подробно исследован Т. Шибутани6. Он рассматривает маргинальность в контексте социализации личности в изменяющемся обществе, выявляет источник маргинальности, дает определение маргинального человека: «Маргинальны те люди, которые находятся на границе между двумя или более социальными мирами, но не принимаются ни одним из них как его полноправные участники». В то же время Шибутани выделяет понятие маргинального статуса личности как ключевое в понимании маргинальности. Он отмечает, что маргинальный статус — это позиция, где воплотились

3 Antonovsky A. Toward a refinement of the "marginal man" concept. - P. 57-62; Glass R. Insiders - Outsiders: The position of minorities. - P. 34-45; Gordon M.M. Assimilation in American life; Wood M.M. The stranger: A study in social relationship; Herrick R. The paradox of marginal ity. - P. 67-77.

4 Mancini Billson J. No owner of soil: The concept of marginality revisited on its sixtieth birthday. - P. 183-190.; Wardwell Walter I. A marginal professional role: The chiropractor. - P. 339-348.

5 Vehlen T. The intellectual preeminence of ieros in modern Europe. - P. 475.

6 Шибутани Т. Социальная психология. - 544 с. противоречия структуры общества. Такой подход позволяет отойти от традиционно принятого со времен Парка акцентирования на социально-психологических характеристиках маргинальной личности, выдвигая на первый план маргиналыюсть «по определению». Шибутани считает, что описанный Парком и Стоунквистом комплекс психологических черт маргинального человека применим только к ограниченному числу людей. На самом же деле обязательного взаимоотношения между маргинальным статусом и личностными расстройствами не существует. Зачастую маргинальные группы формируют свое собственное сообщество и следуют его ценностям. Невротические симптомы развиваются чаще всего только у тех, кто пытается идентифицировать себя с высшей стратой и бунтует, когда их отвергают.

В то же время маргинальный статус потенциально является источником невротических симптомов, тяжелых депрессий. В самых тяжелых случаях они могут завершиться карательными мерами по отношению к самим себе. Положительный исход маргинальной ситуации для личности — высокая творческая активность.

Это можно обозначить как внешние характеристики маргинальности. Открытым же остается вопрос о маргинальном сознании. Можно ли не обладая маргинальным статусом, принадлежать к маргиналам, например, по способу мышления?

Т. Уиттерман и Я. Краусс в 1964 г. подняли проблему структурной маргинальности.7 Манчини для определения степени маргинальности как состояния индивида вводит понятия сущностной/ процессуальной маргинальности (essential/processual maginality)8. Таким образом, американские исследователи обратили внимание на то, что в состоянии маргиналов находится значительная и довольно активная часть американского общества.

7 Т. Wittermans, Y. Krauss. Structural marginality and the social worth. - P. 348360.

8 • • • '

Mancini Billson J. No owner soil: The concept of marginality revisited on its sixtieth birthday.-P. 190.

Маргинальная ситуация всегда исключительно напряженна, а на практике реализуется крайне неоднозначно.

В западноевропейской социальной науке доминирует акцент на изучение самих условий и социальных причин маргинальное™. Основное внимание уделяется структурной маргинальное™, которая относится к части населения, лишенной гражданских прав, и чье отсутствие доступа к средствам производства и основной системе распределения приводит к бедности. Можно утверждать, что истоки европейской традиции в понимании структурной маргинальное™ прослеживаются в марксизме9. Термин «маргинальность» еще не употребляется, тем не менее, описание социального пауперизма вполне ему созвучно.

Специфика французских исследований маргинальности связана с политическими событиями мая 1968 года10. Очевидной становится проблема маргинализированного политического сознания11. Поскольку основой данного типа маргинальное™ является отрицание, добровольный уход за рамки господствующих общественных отношений, обычаев, то в ряде случаев она воспринимается как некая идеологическая база левого движения во Франции.

В немецкой литературе маргинальность определяется в рамках социальной структуры. Социальная категория людей, которые находятся в маргинальном положении, обозначается как окраинная группа, социально презираемые слои, или социальное дно. После воссоединения Западной и

Восточной Германии, исследователи обратились к новым маргинальным группам, появившимся на рынке труда в результате этого сложного

12 политического процесса . Особенности современного процесса

9 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - 2-е изд. - Т.7. - С. 354-355.; Соч. - 2-е изд. - Т.23. - С.726-727.

10 Фарж А. Маргиналы. - С. 145-146.

11 На изломах социальной структуры. - С. 275.

12 Медведева С. В., Хинрикс В. Маргинальные социальные группы на восточноевропейском рынке труда. - С. 77-79. маргинализации в странах Западной Европы связываются, прежде всего, с глубокой структурной перестройкой системы производства в постиндустриальных обществах, определяемой как последствия НТР13.

Исследования процессов социальной маргинализации в современной Польше подчеркивают ее многоуровневый характер на рынке труда и в качестве причины возникновения обозначают ослабление социального контроля за соблюдением принципа взаимности14.

Таким образом, в европейской традиции исследование маргинальное™, своеобразие подходов и понимания ее сущности во многом определяются спецификой конкретной социальной действительности и тех форм, которые данное явление в ней приобретает. В настоящее время эта концепция еще находится в стадии развития.

Условно сравнивая американский и европейский подходы, можно констатировать, что в первом случае феномен маргинальное™ предстает, скорее, как безоценочное понятие, характеризующее человека, а во втором -появляется некоторая отрицательная модальность в социально-психологической характеристике маргинала.

Изучение специальной западноевропейской и американской литературы, посвященной феномену маргинальное™, позволяет выделить две особенности в этой группе исследований. Во-первых, доминирование динамических характеристик маргинальное™: она исследуется как процесс перемещения группы или индивида из одного социального состояния в другое. Во-вторых, преобладание статичных характеристик маргинальное™. Она рассматривается как состояние социальных групп, находящихся в особом маргинальном (окраинном, промежуточном, изолированном) положении в социальной структуре.

13 Медведева С. В., Хинрикс В. Маргинальные социальные группы на восточноевропейском рынке труда. - С. 77-79.

14 Васильева Э. П. Фреске К. Социальная маргинальность: за пределами принципа взаимности. - С. 90-94.

-10В отечественной науке термин «маргинальность» используется в рамках таких дисциплин как социология, социальная психология, культурология, политология, экономика и т.д., что позволяет говорить о междисциплинарном характере самого феномена. Только в социологии утвердилось несколько значений, связанных с различными типами маргиналыюсти.

Однако до 90-х годов XX века феномен маргинальное™ в российской науке рассматривался лишь применительно к спецификам европейской и американской ситуаций15, затем акцент сместился на отечественную проблематику, но явление исследовалось лишь применительно к советской политической системе16.

Классические энциклопедические справочные издания либо не содержат характеристики маргинальное™, либо отталкиваются от этимологии слова, не включая каких-либо социальных аспектов. Так, например, словарь Брокгауза и Ефрона сообщает, что «маргиналш (новолат.) или полевыя глоссы - кратше заметки на полях в рукописи или старо-печатных книгах, имеющие целью пояснение некоторых мест текста»17. Энциклопедический словарь русского

IЯ библиографического института информации о маргинальное™ не содержит .

По мнению российского исследователя И.П. Поповой, «само понятие маргинальное™ представляет собой «социологическую загадку», решаемую каждый раз в контексте тех социальных условий, в которых возникает необходимость исследования переходных, пограничных явлений».19 Социологическая концепция автора опирается на группы «новых

15 Поляков М. И. Городские маргинальные слои Латинской Америки. - 165 е.; На изломах социальной структуры. - 315 с.

16 Красильников С. А. На изломах социальной структуры: Маргиналы в послереволюционном российском обществе (1917 - конец 1930-х гг.). - 197 с.

17 Энциклопедический словарь. - С. 608.

18 Энциклопедический словарь русского библиографического института Гранат. - 744 с.

19 Попова И. П. Новые маргинальные группы в российском обществе (теоретические аспекты исследования). - С. 63. маргиналов», порожденных трансформацией социальных структур в ходе кризиса и реформ в России 90-х г.г. XX в., детализируется структура «новых

20 маргинальных групп» , выделяются «постспециалисты», «новые агенты» и «ми фанты».

21

К выше указанным группам, по мнению B.J1. Иноземцева , можно с уверенностью отнести группу knowlede-workers, которая сама создает свой интеллектуальный продукт, в значительной мере не нуждаясь во взаимодействии с другими классами общества. Более того, приоритет интеллектуальной собственности над материальной, характерный для представителей указанной группы, задает новые стратификационные основания для современных обществ.

Таким образом, очевидно, что изменения в социальной структуре, как следствие кризиса и реформ 90-х гг. XX в. не прошли бесследно. Они породили новые ниши для формирования маргинального состояния и добавили новые характеристики феномена маргинальное™. В этом контексте необходимо упомянуть концепцию O.E. Бредниковой. Ее основная идея заключается в том, что понятие маргинальное™ потеряло свою объяснительную силу, его использование отягощено отрицательным контекстом. По мнению автора, размышлять нужно не о маргинальности как социальном явлении, а о маргинальном человеке.

В экономическую науку понятие маргинальности пришло из социологии. Основные его проблемы в экономическом контексте образует ряд направлений исследования.23.

20 Попова И. П. Указ. соч. - С. 69-71

21

Политическая социология в России. Настоящее и будущее (материалы «круглого стола»), - С. 22; Иноземцев В. Л. «Класс интеллектуалов» в постиндустриальном обществе // www.I-u.ru

22

Маргинальность в современной России. - С. 49.

Карпикова И. Экономическая маргинализация и формирование трудового потенциала. - С. 45; Радаев В. В. Маргинальность социального слоя предпринимателей. - С. 86.; Ермолаева Е. П. Профессиональная идентичность и маргинализм: концепция и реальность (статья первая). - С. 53;

Прямое влияние на динамику маргинальное™ оказывают процессы

24 кризисов и реформ, требующие соответствующего правового обеспечения . Исследуя маргиналыюсть и право, А.И. Атоян подчеркивает, что маргинальность права означает ущербный тип правосознания и правового поведения.25 Условия, способствовавшие маргинализации российского

Л/ населения освещены в теории В. М. Розина '. Определенный интерес вызывает характеристика феномена маргинализации общества в период репрессивной, дискриминационной политики сталинского режима. В качестве маргинальных групп общества обозначаются «лишенцы», спецпереселенцы, заключенные27

Маргинальность рассматривается на фоне широкого спектра социокультурных явлений, объединенных в целостность, прежде всего, участием человека. В отечественной литературе феномен маргинальное™ анализируется также и в русле социальной философии. Некоторые этические и эстетические аспекты маргинальное™ отмечаются в искусствоведении (кино, живопись, художественная литература). В исследовании В.А. Шапинского выявляется феномен культурной маргинальное™, что означает «определенное отношение к ценностям данной культуры, в которое может вступать любая группа данного социума в зависимости от экономических, политических, духовных и других факторов».

Ермолаева Е. П. Психология профессионального маргинала в социально значимых видах труда (статья вторая). - С. 69-78; Римашевская Н. М. Бедность и маргинализация населения. - С. 33-44.

24

Садков Е. В. Маргинальность и преступность. - С. 44.

25 Атоян А. И. Маргинальность и право. - С. 158.

26 Розин В. М. Психологический анализ преступной личности. - С. 97

27

Красильников С. А. На изломах социальной структуры: Маргиналы в послереволюционном российском обществе (1917-конец 1930-х гг.). - 197 с.

28 Шапинский В. А. Культурная маргиналыюсть как социально-философская проблема. - С. 7.

-13В духе социальной философии поднимаются вопросы о пространстве маргинальное™. В качестве фактора, формирующего маргинальность,

29 называется граница, как зона непринадлежности.

Концепция маргинального пространства из реального географического поля переносится в виртуальный ряд. Как показатель может использоваться деятельность человека в сфере художественной культуры, особенно, живописи и литературы. В предисловии к сборнику «Маргинальное искусство» A.C. Мигунов отмечает, что маргинала не так просто выключить из культуры, которая сама будто бы насыщена элементами маргинальное™.30 Используемая в отечественной литературе классификация научных разработок по феномену маргинальное™ содержит характеристику 31 публицистического, социологического и культурологического направлении: . Сегодня можно акцентировать внимание также и на этнических, социально-философских характеристиках феномена, которые представлены в ряде диссертационных исследований . Очевидно доминирование междисциплинарного подхода в изучении феномена маргинальное™.

Анализ изученной литературы показывает, что имеется значительное количество работ, публикаций и научных исследований, выработаны различные концептуальные подходы к решению рассматриваемой в диссертации научной проблемы. Однако современная, динамичная реальность, интенсивно формирующая все новые и новые условия для

29

Каганский В. В. Вопросы о пространстве маргинальное™. - С. 54.

30 Маргинальное искусство. - С. 5

31 Маргинальность в современной России. - 208 с.

32 Дмитрова И. И. Этнокультурная маргинальность в современном мире: Теоретико-методологический анализ: Дисс. к. ф. н. - 135 е.; Вергун Т. В. Этнокультурная маргинальность: философские аспекты анализа: Дисс. к. ф. н. -150 е.; Бухаева Р. В. Этнокультурная маргинальность в условиях модернизации: на примере Усть-Ордынского Бурятского автономного округа: Дисс. . к. социол. н. - 125 е.; Кагермазова С. Б. Маргинальность как проблема социологии: Дисс. к. социол. н. - 160 е.; Федосеенков А. В. Социальная маргинальность: экзистенциальный аспект: Дисс. .к. ф. н.-137с.; Зайцев И. В. Маргинальность как социально-философская проблема. Дисс. . к. ф. н. - 145 с. возникновения нетрадиционных, нестандартных, «нештатных» социальных процессов, провоцирующих расширение диапазона маргинальных форм, требует не просто более глубокого анализа феномена маргинальное™, но большего понимания его социокультурного потенциала. Следует отметить, что именно такого, социально-философского понимания явно недостаточно в очерченном современными работами исследовательском поле.

Объектом исследования выступает феномен маргинальное™ во всем многообразии его проявлений.

Предметом исследования является характеристика маргинальное™ в системе культуры как свойства индивидов и социальных групп, проявляющегося в ракурсах «маргинального сознания», «маргинальной личности», «маргинальной группы», «маргинальной ситуации».

Цели и задачи исследования.

Целью работы является исследование маргинальное™ как социокультурного феномена, обладающего идентификационным и креативным потенциалом, для определения ее роли в социокультурном пространстве.

Для достижения поставленной цели ставятся следующие задачи:

• Изучение особенностей проявления маргинальное™ в различных социокультурных пространствах;

• Исследование креативной и деструктивной составляющей социокультурной маргинальное™;

• Характеристика феномена маргинальное™ как основания и фактора личностной или групповой самоидентификации;

• Выявление особенностей проявления маргинальное™ в сфере художественной культуры.

Научпая новизна и особенность исследования состоит в преодолении существующих стереотипов в подходах к маргинальное™.

• Маргинальность проанализирована как социокультурный феномен, проведен сравнительный анализ проявлений маргинальное™ в социокультурном пространстве Западной и Восточной цивилизации.

• При исследовании феномена маргинальное™ применены интро- и экстраспективный подходы, дано обоснование важности исследования маргинальное™ на материале социальных групп, отдельных индивидов, а также в сфере духовного бытия человека.

• Показана специфика проявлений креативной и деструктивной составляющих маргинальное™. В качестве источниковой базы при этом использованы исследования не только историко-философского плана, но и материалы этнографических исследований.

• Обозначены такие свойства маргинальное™ как динамичная природа, свобода как ее основание, демонстрационное или индикативное свойство, устойчивость, неопределенность (маргинальность как фантом), амбивалентность.

• Феномен маргинальное™ раскрывается как основание самоидентификации индивида. Показано созвучие маргинальное™ таким категориям как «чужой», «другой», определяются и анализируются условия, способствующие созданию маргинальной ситуации.

• Установлены особенности проявлений маргинальное™ в художественной культуре, дана характеристика социальных истоков феномена, функциональных особенностей маргинальных произведений.

Методология исследования

Учитывая многогранность проявлений, функциональную многозначность маргинальное™, ее изучение осуществлено с применением интро и экстраспективных подходов, что позволило более полно представить, охарактеризовать маргинальность на уровне внешних проявлений, в социальных группах микро и макромасштаба, а также выделить проявления маргинальное™ в сфере духовного бытия человека. Экстраспективный подход позволил исследовать внешние аспекты маргинальное™, как, например, создание социокультурных барьеров на пути интеграции «чужаков» в социум. Таким образом, с одной стороны, социум приписывает индивиду, процессу или ситуации маргинальные черты, то есть происходит «маркирование нетипичности». С другой стороны, маргинальные образования не исключаются из социума полностью, более того фигура «чужака» намеренно выделяется, а если она отсутствует априори, то создается заново, поскольку в ней признается источник социокультурной динамики. Использование интроспективного подхода привело к видению маргинальное™ как бы изнутри, ключевым понятием для анализа при этом выступает «самоидентификация».

Социально-философский анализ позволил квалифицировать маргинальность как универсальный элемент бытия, проявляющийся во всех «срезах» бытия человека. Определение сущности данного феномена предполагает наличие фиксированных временных и пространственных характеристик. Моделирование феномена маргинальное™ осуществляется на основании ряда критериев, включающих помимо времени и пространства, еще и модальность, условия самоидентификации.

Методическим принципом исследования является принцип компаративизма, который предполагает диалектический анализ целого как единства противоположностей, синтез неоднозначных социальных явлений с учетом множества связей и взаимозависимостей. В частности, феномен маргинальное™ исследован как условие и следствие социокультурной динамики. Причинно-следственная связь коррелирует и с функциональной значимостью феномена. В рамках компаративного принципа исследования применен метод «двойной экспозиции», который включает сопоставление разнородных источников.

Логика исследования привела к использованию также сравнительно-исторического метода для анализа специфики проявлений маргинальное™ в различных социокультурных пространствах, как в вертикальном срезе, так и в горизонтальном, например, специфика проявления маргинальное™ в дихотомии Запад - Восток.

Метод экстраполяции применялся при выявлении показателей креативного содержания маргинальное™. Конструктивистский подход проявился через описание маргинальное™ как социального факта в его трехмерности.

Теоретической базой диссертационного исследования явились работы основоположников теории маргинальное™ Р. Парка и Э. Стоунквиста, философское наследие Диогена Лаэртского, исследования Дж. Д. Фрэзера, а также статьи, монографии и другие научные работы российских и зарубежных авторов: Б. Рассела, Г. Зиммеля, В. Зомбарта, М. Тевоза, У. Эко, Ж. Ле Гоффа, П. Козловски, А. Я. Гуревича, М. М. Бахтина, И. П. Поповой, Е. С. Балабановой, В. Л. Иноземцева, В. В. Радаева, Е. П. Ермолаевой, 3. Т. Голенковой, В. А. Шапинского, А. С. Мигунова, А. Рылевой и др.

Практическое значение проведенного исследования заключается в том, что на основе комплексного изучения маргинальное™ автор предлагает объемное, целостное видение данного феномена. Материалы диссертации могут быть использованы при разработке общих и специальных курсов в рамках системы социально-гуманитарных дисциплин в вузах, в практике социальной деятельности специалистов, а также при разработке программ реформирования социокультурной сферы и прогнозирования эффективности намеченных преобразований.

Апробация работы. Основные положения работы публиковались в сборнике научных трудов университета «Дубна», а также в статьях, задепонированных в ИНИОН. Диссертант принимала участие в конференциях: VI Энгельмейеровские чтения «Общество электронных коммуникаций: новые возможности и актуальные проблемы» (2002 г.); VII Энгельмейеровские чтения «Этические императивы общества электронных коммуникаций» (2003 г.); VIII Энгельмейеровские чтения «Этика - Культура - Интернет» (2005 г.).

Материалы диссертации использовались при подготовке курсов «Культурология» для студентов всех направлений, а также курсов «Социология образования» и «Социология культуры» для студентов направления «Социология» Университета «Дубна».

Структура диссертации определяется целью, задачами и логикой исследования, включает введение, две главы, заключение, список использованной литературы, приложение, содержащее программу спецсеминара.

Похожие диссертационные работы по специальности «Социальная философия», 09.00.11 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Социальная философия», Мельникова, Наталия Евгеньевна

-106-Заключснне.

Общество как сверхсложная открытая система, наделено массой разнообразных свойств и способностей. Они возникают и формируются определенными обстоятельствами и условиями. Одним из важнейших качеств является способность общества к развитию, изменениям. Возникает вопрос о причине изменений, об особенностях осуществления социокультурной динамики, как в макро, так и в микро масштабах. Феномен маргинальности, на наш взгляд, содержит в себе наиболее интересные и не выявленные полностью потенции.

Маргинальность в социокультурном аспекте наделяется чертами релятивности. Она определяется конкретной социальной реальностью. Идеализация маргинальности рождает такие ее характеристики как невозможность, неподдаваемость определению. Осознание присутствия данного феномена рождает некоторое социальное беспокойство и стремление освободиться от него, что проявляется в подмене понятий. Маргинальность может интерпретироваться как девиация, что порождает соответствующий набор санкций, либо не вписывание в существующие интерпретации социокультурной реальности обращает ее в некий фантом, ускользающий от восприятия на вербальном уровне. Проявления последнего фиксируются, например, при поведенческом несоответствии ценностям доминирующей культуры, хотя на вербальном уровне декларируется обратное.

Маргинальности присуща амбивалентность. Как динамичный феномен она обладает двойственной природой. Она является и следствием и фактором социальной трансформации. Благодаря использованию интро- и экстраспективных подходов это удалось проследить и в микро и в макромасштабах. На микроуровне маргинальность как условие самоидентификации продуцирует новую интерпретацию реальности, что проявляется не только на примере творчески активных личностей в сфере художественной культуры, но и в слое образованного меньшинства, так называемых интеллектуалов. С точки зрения социальной психологии механизм отчуждения от самого себя порождает маргинальное состояние. Если отчуждение осуществляется позитивно, то определяющей чертой маргинального человека становится творческая сущность. Если же отчуждение влечет деперсонализацию, то освобождение от ответственности порождает деструкцию, в предельном выражении - аномию. В макромасштабах иное восприятие реальности производится целыми социальными общностями, государствами.

Исследования социокультурного пространства позволяют выявить не только отдельных личностей - маргиналов, стоявших у истоков новых форм социокультурного бытия, но и образованные ими социальные группы, сословия, которые также становились родоначальниками новых форм социальной организации. Маргиналов можно рассматривать как людей, находящихся в творческом процессе формирования самих себя, своей сущности в мире сознания и социокультурной действительности. Таким образом, можно отметить среди позитивных свойств феномена - его креативную составляющую. Необходимо указать, что она присуща не только маргинальным личностям и группам, но и маргинальному пространству как зоне непринадлежности.

Природа маргинальное™ релятивна. Это закрепляется в ее свойствах. Прежде всего, это креативный потенциал. Источник его содержится в диалектическом единстве отчуждения и самореализации. Слабая привязанность к ценностным доминантам рождает такое свойство маргинальное™ как свобода. Кроме того, маргинальность есть индикатор состояния социокультурной среды. Численность маргинальных образований есть свидетельство динамики социкультурного поля. Амбивалентность маргинальное™ проявляется в том, что она есть феномен постоянно присутствующий в социокультурном пространстве и, одновремено, она находится как бы и вне его, продуцируя новое, иное восприятие социальной реальности.

Феномен маргиналыюсти выступает как социальная переменная, посредством которой, через которую осуществляется самоидентификация. Возникает ситуация двойственной маргиналыюсти. В процессе самоидентификации необходим момент маргинального состояния, с другой стороны, необходим объект, обладатель иного восприятия реальности, относительно которого осуществляется самоидентификация. Категория маргинальное™ в данном контексте созвучна таким понятиям как «другой», «чужой». Индивиды, обозначаемые этими понятиями, как правило, воплощают в себе те отклоненные или нелегитимные возможности, которые исключаются обществом, но, в то же время, учитываются им. Особенности отношения к указанным индивидам проявляются и в родовых обществах, и в современных. Общее и в том и в другом случае то, что общество может само сформировать фигуру такого «чужого», который необходим, например, для проведения инноваций.

Все многообразие проявлений маргинальное™ требует осуществить некоторую их систематизацию. На основании проделанной работы мы можем представить некоторые модели маргинальное™, численность которых определяется комплексом оснований для характеристики.

Модели маргипалыюепш.

Маргинальное™ как явление социокультурного пространства предстает в различных ракурсах. В зависимости от оснований, принятых за определяющие, может быть представлена панорама характеристик маргиналыюсти. С точки зрения модальности маргинальное™ может наделяться позитивными и негативными чертами. Следует оговориться, что при разведении позитивных и негативных характеристик необходимо учитывать такие факторы как особенность ценностных доминант, специфика расовой и религиозной принадлежности и т.д. Тем не менее, позитивные проявления маргинальное™ могут проявляться в усилении творческой активности. Еще раз сошлемся на Т. Шибутани, который говорил о том, что многие из великих вкладов были сделаны маргинальными людьми. Негативная модальность маргинальности характеризуется через асоциальность, деградацию и созвучна понятию «аномия» Э. Дюркгейма.

Время как критерий для характеристики маргинальности позволяет выделить маргинальность «временную» и «постоянную». Постоянная или перманентная маргинальность более всего присуща людям наук, представителям творческих профессий. «Временная» может характеризоваться через понятие «лиминарный тип» Р. Тернера. Это контролируемое социумом состояние непринадлежности к фиксированной социальной группе. Например, абитуриенты, школьники - выпускники 11 или 9 классов средней школы. Это состояние временное, и оно сохраняется не долго. Индивид непременно будет вовлечен в одну из предполагаемых социальных групп. Так, например, у выпускников из возможных альтернатив могут быть либо продолжение обучения, либо трудовая деятельность, либо и то и другое (если говорить о заочном обучении). Процессы перехода строго регламентированы и контролируются социумом. Следует отметить, что чем более закрыта социальная структура, тем более жесткий контроль осуществляется, и тем строже регламентация процедуры перехода. Таким образом, если рассматривать феномен маргинальности с точки зрения синергетической парадигмы, то можно предположить, что она является точкой фуркации или точкой, в которой система находится в состоянии выбора одного из возможных путей развития.

В качестве критериев для построения модели маргинальности может быть использован пространственный критерий. В таком случае можно выделить маргинальность «внешнюю» и маргинальность «внутреннюю». Маргинальность «внешняя» получила классическое описание в социологии и может определяться как пограничное положение индивидов и социальных групп на границе двух или более культур, локализованных в том или ином регионе. Можно структурировать более детально, выделив микро- и макро масштаб проявления маргинальности. В макро масштабе проявления феномена маргинальности фиксируются на уровне государственных образований. При этом маргинальность обладает чертами вневременности. В характеристике Л. Н. Гумилева они получили названия государств этносов-химер, т.е. тех этносов, которые для существования должны непременно использовать силу, мощь или ресурсы одного или нескольких других этносов. При этом Л. Н. Гумилев отмечает, что существование этноса-химеры и симбиоз это принципиально разные формы жизнедеятельности этносов. Этнос-химера не приносит никакого позитива в существование других этнических образований, но заставляет считаться с собой и направляет в определенное русло развитие этнической системы. Симбиоз, как нам известно, из биологии, предполагает полезное сожительство, что при переносе на этнические контакты предполагает взаимовыгодное сосуществование. «Внешняя» маргинальность характеризуется особенностями пространственно-географического расположения субъекта. С точки зрения географии в качестве внешнего маргинального пространства выступает граница как зона непринадлежности. С точки зрения культурологии можно говорить о зоне ценностной периферии.

Критерием для построения модели маргинальности могут быть также условия самоидентификации. Будем использовать определения Р. Рорти, который выделял условия «благодаря» и условия «вопреки». Самой яркой и неоднозначной идентификацией «вопреки» следует отметить фигуру «Сверхчеловека», согласно Ф. Ницше. Позитивный вариант маргинальности в интерпретации Р. Рорти: «Сталкиваясь с другой культурой, мы не можем вылезти из нашей западной социал-демократической шкуры, да и не следует пытаться это делать. А что следует сделать, так это попробовать сблизиться с представителями чужой культуры настолько, чтобы понять, как мы выглядим в их глазах, и нет ли у них каких-либо полезных для нас идей и новшеств»187.

187 Цит. по: Баньковская С. Чужаки и границы: к понятию социальной маргинальное™. - С. 26.

Таким образом, обозначился комплекс проблем, связанный именно с социокультурными характеристиками маргинальное™, которые настойчиво требуют разрешения. Серьезного осмысления требует оценка феномена маргинальное™ в современной системе знания. Доминирование негативных оценок маргинальное™ как в массовом сознании, так и в ряде исследовательских традиций, ограничивает возможность видения ее как мощного источника всевозможных новаций, трансформационных явлений в сфере сознания, а также - общественных отношений. Очевидно присутствие маргинальное™ не только в эпоху глобальных перемен, но и в периоды стагнации. Таким образом, важно выявить ее роль в общественно-историческом развитии как на микроуровне - в сознании человека, так и в макроформах - на уровне конкретного социума и человечества в целом.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Мельникова, Наталия Евгеньевна, 2007 год

1. Социальная эксклюзия и бедность // Общественные науки и современность. - 2001. - №2 - С. 158-166.

2. Айрапетов В. С. Социальная адаптация вынужденных мигрантов // Вестник РАН. 1993. -63.№10. - С. 889-893.

3. Андреев Э. М. Средства массовой информации и реформирование России // Социально-политический журнал. 1996. - №4. - С. 32-40.

4. Анурин В. Проблема эмпирического измерения социальной стратификации и социальной мобильности // Социологические исследования.- 1993,-№4-С. 87-96.

5. Атоян А. И. Маргинальность и право // Социально-политический журнал. 1994. - №7-8. - С. 158-161.

6. Атоян А. И. Социальная маргиналистика. О предпосылках нового междисциплинарного и культурно-исторического синтеза // Полис. 1993.- №6. С. 29-38.

7. Багдасарьян Н. Г. Профессиональная культура инженера: механизмы освоения. М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1998. - 260 с.

8. Баньковская С. Чужаки и границы: к понятию социальной маргинальное™ // Отечественные записки. 2002. - №6. - С. 22-28.

9. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества М.: Искусство, 1979. -423 с.

10. Белик А. А. Культурология. Антропологические теории культур М.: Российский гос. гуманит. ун-т, 2000. - 240 с.

11. Беляева Л. А. Средний слой российского общества. Проблема обретения социального статуса // Социологические исследования. 1993. - № 12. -С. 13-22.

12. Бестужев-Лада И. В. Диалог между религиями: Возможен ли? Нужен ли? // Вопросы философии. 2002. - №4. - С. 60-66.

13. Бодрийяр Ж. Соблазн / Пер. с франц. А. Гараджи. М.: Ас1 Маг§тет, 2000.-318 с.- 11314. Борев 10. Б. Эстетика: Учебник. М.: Высш. шк., 2002. - 511 с.

14. Борисов В. А. Краснодемская С. А. Особенности маргинализации в СССР // Информатика. Социология. Экономика / Ежегодник МГАПИ. М.: МГАПИ, 1995.- 135 с.

15. Бутенко А. П. Глобализация: сущность и современные проблемы // Социально-гуманитарные знания. 2002. - №3. - С. 3-18

16. Бутенко А. П. Пятнадцать лет перемен в России: Достижения и разочарования //Социально-гуманитарные знания. 2000. - №1. - С. 223-234.

17. Бухаева Р.В. Этнокультурная маргинальность в условиях модернизации: На примере Усть Ордынского Бурятского автономного округа: Дис. . к. соц. н. - Иркутск. 2003. - 125 с.

18. Быховская И. М., Горбачева В. В. Маргинальность культурная // Культурология XX век. Энциклопедия. СПб.: Университетская книга. Алетейя, 1998 - Т.2. - 446 с.

19. Васильева Э. П., Фреске К. Социальная маргинальность: за пределами принципа взаимности // Социальные и гуманитарные науки. Социология. 2003. - №2. - С. 90-94.

20. Вергун Т.В. Этнокультурная маргинальность: философские аспекты анализа: Дис. к. ф. н. Ставрополь. 2001. - 150 с.

21. Волков Ю. Г., Мостовая И. В. Социология: Учебник для вузов / Под ред. проф. В.И. Добренькова. М: Гардарики, 2000.-432 с.

22. Всемирная энциклопедия: Философия XX век / Глав, и науч. ред. и сост. А. А. Грицанов. М.: ACT, Мн.: Харвест, Современный литератор, 2002. -976 с.

23. Выготский JI. С. Психология искусства. М.: Искусство, 1965. - 380 с.

24. Гессе Г. Избранное. Сборник. Пер. с нем. / Составл. и предисл. Н. Павловой. -М.: Радуга, 1984. 592 с.

25. Горностаева М. В. Искусство как социологическое явление (некоторые современные концепции в западной социологии искусства) // Социс. 2004.- №4. С. 84-89.

26. Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни / Пер. с англ. и вступ. статья А.Д. Ковалева. М.: «Канон - пресс - Ц», «Кучково поле», 2000. -304 с.

27. Гумилев Jl. Н. Этногенез и биосфера Земли. СПб.: Издательский Дом «Кристалл», 2001. - 640 с.

28. Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. Изд. 2-е испр. и доп.- М.: Искусство, 1984. -350 с.

29. Данилова Е. Н. Изменения в социальных идентификациях россиян // Социологический журнал. 2000. - №3-4. - С. 76-86.

30. Дахин А. В. Феноменология универсальности в культуре. Монография.- Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 1995. 148 с.

31. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов / Ред. тома и авт. вступ. ст. А.Ф. Лосев; Пер. М.Л. Гаспарова. 2-е изд. - М.: Мысль, 1986. - 571 с.

32. Дэвид Джери, Джулия Джери. Большой толковый социологический словарь (Collins). М.: Вече, ACT, 1999. - Т.1 (А-О). - 544 с.

33. Ельчанинов М. С. Трансформация России: синергетические аспекты // Социально-гуманитарные знания. 2002. - №3. - С. 269-283.

34. Ерасов Б. С. Социальная культурология: Пособие для студентов вузов. В 2-х ч. -М.: АО «Аспект Пресс», 1994. Ч. 1 - 384 с.

35. Живов В. Маргинальная культура в России и рождение интеллигенции // Новое литературное обозрение. 1999. - №37(3). - С. 37-51.

36. Жуков В. И. Россия: состояние, перспективы, противоречия развития. М.: Союз, 1995.-336 с.

37. Зайцев И. В. Маргинальность как социально-философская проблема: Дис. . к.ф.н. Омск. 2002. - 145 с.

38. Зомбарт В. Пролетариат. СПб., 1907. С. 87-97. // Социальная философия: Хрестоматия. // Сост. Г.С. Арефьева, М.И. Ананьева, A.C. Гарбузов. - М.: Высш. шк., 1994. - Ч. 1 - 255 с. - С. 184-190.

39. Иконников О. А. Эмиграция научных кадров из России: сегодня и завтра. М.: Компас, 1993. - 123 с.

40. Ионин JT. Г. Социология культуры. Путь в новое тысячелетие: Учебное пособие. М.: Логос Пресс, 2000. - 243 с.

41. Иноземцев В. JI. «Вечные ценности» в меняющемся мире // Свободная мысль. 2001. - №8. - С. 42-61.

42. Иноземцев В. J1. «Класс интеллектуалов» в постиндустриальном обществе // Ресурсы Интернет: www.!.- и. ги

43. История зарубежной литературы. Средние века и Возрождение: Учеб. для вузов / Алексеев М.П., Жирмунский В.М., Смирнов A.A. и др. 4-е изд., испр. и доп. -М.: Высшая школа, 1987. -415с.

44. Каганский В. В. Вопросы о пространстве маргинальности // Новое литературное обозрение. 1999. №37(3). - С. 52-62.

45. Кагермазова С.Б. Маргинальность как проблема социологии: Дис. . к. социол. н. СПб. 1994. - 160 с.

46. Карпикова И. Экономическая маргинализация и формирование трудового потенциала // Человек и труд. 2001. - №2. - С. 45-48.-11652. Кин Д. Японская литература ХУП-Х1Х столетий: Пер. с англ. М: Наука, 1978.-432 с.

47. Козловски П. Культура постмодерна: Общественно-культурные последствия технического развития: Пер. с нем. М.: Республика, 1997. -240с.

48. Красильников С. А. На изломах социальной структуры: Маргиналы в постреволюционном российском обществе (1917- конец 30-х гг.) Новосибирск: НГУ, 1998. - 197 с.

49. Краснодемская С. А. Современное понимание маргинальное™ // Информатика. Социология. Экономика. / Ежегодник МГАПИ. М.: МГАПИ, 1995.-95 с.

50. Краснодемская С. А. Социально-экономический анализ маргинальное™ в сфере труда: Дисс. к. социол. н. М. 1995. - 134 с.

51. Культура в современном мире: опыт, проблемы, решения. Науч.-информ. сб. - Вып.З. - М.: Изд. РГБ, 2002. - 128 с.

52. Лапин Н. И. Социальные ценности и реформы в кризисной России // Социологические исследования. 1993. - №9. - С. 17-28.

53. Лебедева Э. Эльянов А. Тропическая Африка: вечный маргинал? // Мировая экономика и международные отношения. 2001. - №6. - С. 97-104.

54. Ле Гофф Ж. С небес на землю (Перемены в системе ценностных ориентаций на христианском Западе ХН-ХШ вв.) // Одиссей. Человек в истории. М.: Наука, 1991. - С. 25-44.

55. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада: Пер. с фр. / Общ. ред. Ю.Л. Бессмертного; Послесл. А.Я. Гуревича. М.: Издательская группа Прогресс, Прогресс-Академия, 1992. - 376 с.

56. Ле Гофф Ж. Интеллектуалы в Средние века / Перевод с французского А. М. Руткевича. 2-е изд. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. — 160 с.

57. Магун В. С. Гимпельсон В. Е. Стратегия адаптации рабочих на рынке труда // Социологические исследования. 1993. - №9. - С. 73-84.

58. Маньковская Н.Б. Эстетика постмодернизма. СПб.: Алетейя, 2000. -347 с.

59. Маргинальность в современной России: Колл. монография / Балабанова Е.С., Бурлуцкая М.Г., Демин А.Н. и др.; М.: МОНФ, 2000. - 208 с.

60. Маргинальное искусство / Яковлев Е.Г., Хренов Н.А., Оганов А.А. и др. / под ред. А.С. Мигунова. М.: МГУ, 1999. -160 с.

61. Маркс К. Капитал. Т.1. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.23. - М.: Политиздат, 1956. - 904 с.

62. Медведева С. В., Хинрикс В. Маргинальные социальные группы на восточноевропейском рынке труда // Общественные науки за рубежом. Социология. 1992. - №2 - С. 77-79.

63. Мердок Дж. П. Социальная структура: Пер. с англ. А.В. Коротаева. М.: ОГИ, 2003. - 608 с.-11874. Мертон P.K. Социальная структура и аномия // Социологические исследования. 1992. - №3. - С. 104-114; - №4. - С. 91-96.

64. Митина И. В. Культурная маргинальность: концепции и процессы: Дис. . к.ф.н. Ростов н/Д, 1997. - 117 с.

65. Наводжавонов Н. О. Проблема маргинальной личности: постановка задачи и определение подходов // Социальная философия в конце XX века. -М.: Прогресс, 1991.-С. 149-158.

66. На изломах социальной структуры / A.A. Галкин, С.В. Михайлов, С.И. Васильцов и др. М.: Мысль, 1987. - 315 с.

67. Ортега-и-Гассет X. Восстание масс. Дегуманизация искусства // Ортега-и-Гассет X. Эстетика. Философия культуры. М.: Искусство, 1991. -588 с.

68. Очерки по истории теоретической социологии XX столетия (от М. Вебера к Ю. Хабермасу, от Г. Зиммеля к постмодернизму / Ю.Н. Давыдов, А.Б. Гофман, А.Д. Ковалев и др. М.: Наука, 1994. - 380 с.

69. Парк Р. Э. Культурный конфликт и маргинальный человек // Социальные и гуманитарные науки. Социология. 1998. - №2. - С. 172-175

70. Парк Р.Э. Экология человека // Теория общества. Фундаментальные проблемы / под ред. А.Ф. Филиппова. М.: Канон - Пресс - Ц, 1999. - 315 е., С. 385-400.

71. Перрюшо А. Жизнь Ван Гога. М.: Радуга, 1987.- 368 с.

72. Перрюшо А. Жизнь Сезанна. М.: Радуга, 1991.-328 с.

73. Политическая социология в России. Настоящее и будущее (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 2002. - №4. - С. 3-30.

74. Поляков В. И. Проблема маргинализации в контексте безработицы. Социально-психологический аспект // Безработица в России. М.: РАУ, 1993. - С. 45-48.

75. Поляков В. И. Городские маргинальные слои Латинской Америки: Дис. .к. и. н.-М. 1971.-140 с.- 11987. Попова И. П. Маргинальность: феномен, понимание // Социс. 1994.- №3. С. 158-159.

76. Попова И. П. Маргинальность. Социологический анализ. М.: Союз, 1996.-77 с.

77. Попова И. П. Новые маргинальные группы в российском обществе (теоретические аспекты исследования) // Социс. 1999.- №7. - С. 62-72.

78. Попова И. П. Маргинальность и особенности ее проявления в современном российском обществе: Дис. к. соц. н. М. 1994. - 134 с.

79. Рабинович В. Исповедь книгочея, который учил букве, а укреплял дух -М.: Книга, 1991.-289 с.

80. Разлогов К. Виновато ли кино в распространении терроризма? // Свободная мысль. 2001. - №8. - С. 106-109.

81. Радаев В. В. Маргинальность социального слоя предпринимателей // Российский экономический журнал. 1995. - №11. - С. 84-91.

82. Распопин В.Н. Европейское средневековье. Лекции по истории зарубежной литературы Новосибирск. 2004. // Ьпр://га5рорт. den-za-dnem.ru

83. Рассел Б. История западной философии и ее связи с политическими и социальными условиями от Античности до наших дней: В трех книгах. Изд. 4-е, стереотипное. М.: Академический проект: Фонд «Мир», 2004. - 1008 с.

84. Ритцер Дж. Современные социологические теории. 5-е изд. СПб.: Питер, 2002. - 688 с.

85. Родионов М. М. Правые и левые в политическом пространстве современной России: проблема идентификации // История государства и права.-2000. -№3.-С. 4-7.

86. Рашковский Е. Н. Маргиналы // 50/50. Опыт словаря нового мышления / под. общ. ред. Ю. Афанасьева и М. Ферро. М.: Прогресс, 1989. - 582 с.- С. 146-148.

87. Розин В. М. Психологический анализ преступной личности // Уголовное право. 1999. - №2. - С. 95-100.- 120100. Римашевская Н. М. Бедность и маргинализация населения // Социс.- 2004.-№4.-С. 33-44.

88. Садков Е. В. Маргинальность и преступность // Социс. 2000. - №4.- С. 43-47.

89. Селезнева Е. Н. Проблемы трансформации культурных ценностей в моделях образования и культурной политики // Социально-гуманитарные знания. 2001.-№1.-С. 43-51.

90. Скрабов К. К вопросу о воспитании молодежи в условиях реформ // Социально политический журнал. - 1996. - №4. - С. 144-152.

91. Стариков Е. Маргиналы и маргинальность в советском обществе // Рабочий класс и современный мир. 1989. - №4. - С. 142-155.

92. Стариков Е. Маргиналы или размышления на старую тему: «Что с нами происходит» // Знамя. 1989. - №10. - С. 133-162.

93. Стариков Е. Социальная структура переходного общества («опыт инвентаризации») // Полис. 1994. - №4. - С. 87-96.

94. Стариков Е. Маргиналы // В человеческом измерении. М.: Прогресс, 1991.-С. 180-203.

95. Стоунквист Э. В. Маргинальный человек. Исследование личности и культурного конфликта // Современная зарубежная этнопсихология. Реферативный сборник. М.: Наука, 1979. - С. 90-112.

96. Сумм JI. Возвращение Царя // Античная драма / Пер. с др. греч. И.Анненского, Вяч. Иванова, А.Пиотровского, Н. Познякова, С.Шервинского; Вступ. ст., комм. Л.Сумм. М.: Эксмо, 2005. - 879 с.

97. Сухарев А. В. Этнофункциональный подход к проблемам психопрофилактики и воспитания // Вопросы психологии. 1996. - №4. -С. 81-92.

98. Сычева В. С. Обнищание «народных масс» России // Социс. 1994. - №3. -С. 66-69.

99. Тайлор Э. Б. Миф и обряд в первобытной культуре / Пер. с англ. Д. А. Коропчевского. Смоленск: Русич, 2000. - 624 с.

100. Таньшина Н. Лясников Н. ЕС. занятость и безработица маргинальных слоев // Человек и труд. 2000. - №10. - С. 41-43.

101. Тевоз М. Ар брют / Пер. с франц. Жака Петивера и Вл. Леграна. -Женева, Швейцария: By Editions d"Art Albert Skira S.A., Б. г. - 228 с.

102. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. Вселенская месса: Пер. с франц. Н. А. Садовского, М. Л. Чавчавадзе; Предисловие В. А. Никитина. М.: Айрис-пресс, 2002. - 352 с.

103. Теоретическая культурология. М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга; РИК, 2005. - 624 с.

104. Тернер В. Символ и ритуал. М.: Наука, 1983. - 400 с.

105. Фарж А. Маргиналы // 50/50 Опыт словаря нового мышления / под. общ. ред. Ю. Афанасьева и М. Ферро. М.: Прогресс, 1989. - 558 с. - С. 144-146.

106. Федосеенков А. В. Социальная маргинальность: экзистенциальный аспект: Дис. к.ф.н. Ростов н/Д. 1998. - 137 с.

107. Феофанов К.А. Социальная маргинальность: характеристика основных концепций и подходов в современной социологии (Обзор) // Общественные науки за рубежом. Социология. 1992. - №2. - С. 70-83.

108. Фролова H.A. Маргинализация как социальный феномен: Дис. . к. соц. н.-М. 1994.- 150 с.

109. Чернина Н.В. Бедность как социальный феномен российского общества // Социс. 1994.- №3. - С. 54-61.

110. Чернявская Г.К. Личность: проблемы самореализации // Социально-гуманитарные знания. 1996. - №4. - С. 134-143.

111. Шапинская E.H. Культура Другого и пути ее постижения (от диалога к коммуникации) // Эстетическая культура. М.: ИФ РАН, 1996. - 201с.- С. 66-97

112. Шапинский В.А. Культурная маргинальное™ как социально-философская проблема: Дис. к. ф. н. М. 1990.- 150 с.

113. Шапинский В.А. Проблема маргинальное™ в культуре // Ценности культуры и современная эпоха. М.: Прогресс, 1990.- С. 6-14.

114. Шапинская E.H., Шапинский В.А. Постановка и разработка проблемы маргинальное™ теоретиками постмодернизма // Постмодернизм и культура.- М.: Прогресс, 1991. С. 8-33.

115. Шапталов Б.Н. Маргиналы и социализм // Рабочий класс и современный мир. 1990.-№ 6.-С. 168-171.

116. Шибутани Т. Социальная психология: Пер. с англ. В.Б. Ольшанского.- Ростов н/Д.: Феникс, 1999. 544 с.

117. Штихве Р. Амбивалентность, индифферентность и социология чужого: Пер. с нем. // Журнал социологии и социальной антропологии. 1998. -Т.1. -выпЛ.-С. 22-38

118. Энгельс Ф. Крестьянская война в Германии // Маркс К., Энгельс Ф.- Соч. 2-е изд. - М.: Политиздат, 1956. - Т. 7. - С. 343-437.

119. Энциклопедический социологический словарь / Под общ. ред. академика РАН Осипова Г.В. М.: ИСПИ РАН, 1995.- 387 с.

120. Энциклопедический словарь. Т. XVIII «а» (36) Издатели Ф.А. Брокгауз (Лейпциг) И.А. Ефрон (Санкт-Петербург). Санкт-Петербург. 1896. - 608 с.

121. Энциклопедический словарь русского библиографического института Гранат. 12-е стереотипное издание, до 33 т. / Под. ред. проф. В .Я. Железнова, проф. М.М. Ковалевского, проф. С.А. Муромцева, проф. К.А. Тимирязева. -Т. 28. -М.: Б.и., 1936.-744 с.

122. Юнг К.Г., Нойман Э. Психоанализ и искусство. Пер. с англ. М.: REFL-book, К. Ваклер, 1996. - 304 с.

123. Ядов В.А. Социальная идентификация в кризисном обществе // Социологический журнал. 1994. -№1. - С. 35-52.

124. Яковлев Е.Г. Эстетика. Искусствознание. Религиоведение. М.: Книжный Дом «Университет», 2003. - 640 с.

125. Park R.E. Human Migration and the Marginal man // R. E. Park. Race and Culture. (Collected Papers. Vol. I) Glencoe, III.: The Free Press, 1950. - P. 345346, 349-356.

126. Stonequist E.V. The Marginal Man. A Study in personality and culture conflict. New York, Russell & Russel, 1961. - 230 p.

127. Antonovsky A. Toward a refinement of the "marginal man" concept // Social forces Chapel Hill, - 1956. - Vol. 35. - № 1-2. - P. 57-62.

128. Glass R. Insiders Outsiders: The position of minorities // New left rev. - L.- 1962.-№ 17.-P. 34-45.- 124148. Gordon M.M. Assimilation in American life. Oxford universe. Press, 1964 // http://ihtik.lib.ru

129. Wood M. M. The stranger: A study in social relationship. N.Y.: Colambia universe. Press, 1984. //http://ihtik.lib.ru

130. Herrick R. The paradox of marginality // Our sociological eve: Personal essays on soc. Culture. Port Washington (N/Y/): Alfred, 1977. - P. 67-77.

131. Mancini Billson J. No owner of soil: The concept of marginality revisited on its sixtieth birthday // Intern, rev. of mod. sociology. New Delhi, -1988. - Vol. 18. - №2. - P. 183-190.

132. Wardwell Walter I. A marginal professional role: The chiropractor // Social Forces. Chapel Hill, 1952. - Vol. 30. - №3. - P. 339-348.

133. Wittermans T., Krauss Y. Structural marginality and the social worth // Sociology and social research. Los Angeles, - 1964. - Vol. 48. -№3. -P. 348-360.

134. Veblen T. The intellectual preeminence of ieros in modern Europe // The portable Veblen. NY. 1948. // http://socioline.ru

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.