Формирование и развитие малых и средних городов Кузбасса в условиях тоталитарной системы, конец 20-х - начало 50-х гг. XX века тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Кустова, Наталья Федоровна

  • Кустова, Наталья Федоровна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2000, КемеровоКемерово
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 239
Кустова, Наталья Федоровна. Формирование и развитие малых и средних городов Кузбасса в условиях тоталитарной системы, конец 20-х - начало 50-х гг. XX века: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Кемерово. 2000. 239 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Кустова, Наталья Федоровна

Введение

Глава I Исторические корни образования городов Земли Кузнецкой (начало XVII- первая четверть ХХвв).

§1 Предпосылки формирования городов Кузнецкого края (начало XVII- первая четверть ХХвв).

§2 Роль угольной промышленности в образовании и развитии малых и средних городов Кузбасса в конце 20-х-30-е гг. ХХв.

§3 Развитие промышленного производства

Глава II Этапы социально-экономического развития малых и средних городов Кузбасса в конце 20-х-начало 50-х гг.

§1 Осуществление социальной политики в городах Кузбасса.

§2 Влияние репрессий на развитие малых и средних городов Кузбасса в конце20-х-начале 50-х гг. ХХв.

§3 Лагеря-спутники и их роль в социально-экономическом развитии городов Кузбасса.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Формирование и развитие малых и средних городов Кузбасса в условиях тоталитарной системы, конец 20-х - начало 50-х гг. XX века»

Актуальность. История становления Советского государства - это наиболее неразработанный и сложный этап в исторической науке. Еще в меньшей степени исследованы проблемы, связанные с развитием и деятельностью городов, их ролью в социально-экономической, общественно-политической и культурной жизни общества. История города представляет интерес на разных этапах развития общества, особенно на стержневых моментах его истории. Без детального изучения названных аспектов городского развития невозможно правильно понять многие стороны сложной и до сих пор остающейся дискуссионной проблемы развития общества конец 20-х-начало 50-х гг. - одной из ведущих тем отечественной исторической науки.

Развитие малых и средних городов - одна из проблем, связанных с совершенствованием территориальной организацией производства и расселения. Начатое на рубеже 20-30-х гг. в результате форсированной индустриализации и насильственной коллективизации сельского хозяйства заселение восточных районов страны обуславливалось жестким давлением со стороны государства. Данный метод заселения территорий сводился к тому, что люди должны жить там, где нужно было государству. Подобным образом государство решало утилитарные экономические задачи с полным подчинением личности, заставляя с помощью репрессивных мер перемещаться в районы с совершенно неразвитой социальной инфраструктурой, являющейся необходимым условием полноценного городского развития. Другой проблемой развития городов являлось отсутствие комплексного планирования всей городской агломерации. Оптимальное же развитие городов - в комплексном социальном и экономическом развитии, так как полноценное экономическое развитие невозможно без полноценного социального и наоборот.

Необходимость исследования развития малых и средних городов Кузбасса в указанный период вызвана прежде всего тем, что корни сегодняшних катаклизмов, негативных явлений в экономике, социальной сфере нужно искать именно в этом периоде, который в значительной мере предопределил существующие ныне противоречия. Отмеченная необходимость разработки указанных вопросов обостряется практически слабой их неизученностью. Нельзя сказать, что эти проблемы не привлекали внимание сибирских историков. Однако до сих пор они решаются на уровне отдельных городов. Далеко не все аспекты городского развития Кузбасса подняты даже в постановочном плане. Обобщающих исследований явно не достаточно. Наличие небольшого количества статей не восполняет отмеченного пробела, так же как не восполняют его и отдельные общие работы по истории Кузбасса или истории Сибири.

Необходимо отметить еще один немаловажный аспект нашего исследования - это изучение проблемы влияния репрессивной политики и лагерей на развитие городов Кузбасса, ставший в указанный период не только регионом интенсивного промышленного развития, но и местом сосредоточения обширной сети сталинских лагерей, безусловно, имевших огромное влияние на развитие городов.

Исследование данной темы не только существенно дополнит изучение всего спектра развития Кузбасса, но и даст возможность определить и решить конкретные локальные задачи, возникающие при осмыслении истории развития отдельных городов и региона в целом.

Целью нашей работы является исследование причин образования малых и средних городов Кузбасса, их социальное и экономическое развитие, а так же определение влияния репрессий, роли лагерной системы в развитии городов в конце 20-х - начале 50-х гг.

Для достижения данной цели мы выделили ряд исследовательских задач:

-исследование предпосылок формирования малых и средних городов Кузбасса;

-определение роли угольной промышленности как градообразующего фактора;

-анализ развития промышленного производства и социальной инфраструктуры региона, повлиявших на формирование малых и средних городов Кузбасса;

-определение влияния репрессий и лагерной системы на социально-экономическое развитие малых и средних городов Кузбасса;

Хронологические рамки исследования. Выделяется период конец 20-х -начало 50-х гг. Рубеж 20-30-х гг. стал началом превращения Кузбасса в индустриальный регион, что в свою очередь, послужило стимулом к образованию городов. Его конечная граница приурочена к концу сталинского правления. Внутри данного периода прослеживаются следующие этапы: 1 этап - к.20-х-30-е гг., время предвоенных пятилеток, активного роста и развития городов; 2-ой этап - 1941-1945гг. - развитие городов в условиях Великой Отечественной войны; 3-ий этап - 1946-1953гг. - период послевоенного восстановления промышленного производства и социальной сферы. С 1953г. советское общество, все сферы жизнедеятельности общества выходят на новый виток развития, принципиально отличавшийся от предыдущего.

Территориальные рамки исследования.

Исследование проведено по материалам 10 малых и средних городов в границах современной Кемеровской области (г. Белово, Ленинск-Кузнецкий, Анжеро-Судженск и др.). Количественное ограничение городов объясняется тем, что именно такое число городов в изучаемый период попадают под

LL 99 LL ^ 99 критерии малый и среднии город.

Научная новизна исследования определяется тем, что является первым исследованием в Кузбассе как по постановке проблемы, так и по территориально-хронологическому признаку. Впервые рассматривается не только экономическое и социальное развитие малых и средних городов Кузбасса, но также роль и последствия размещения лагерей на территории Кузбасса. В научный оборот впервые введены материалы государственных и ранее недоступных архивов, с помощью которых раскрываются новые аспекты развития городов Кузбасса, а также доказывается экономическая значимость лагерей, размещаемых в тот период на территории Кемеровской области.

Объект исследования - малые и средние города Кузбасса, образованные и получившие развитие в конце 20-х-начале 50-х гг.

Предмет - изучение состояния производственной и социальной инфраструктуры, проблемы градостроительства, градообразования.

Практическая значимость исследования выражается в комплексном и тематическом изложении сведений о развитии малых и средних городов Кузбасса в конце 20-х-начале 50-х гг. Результаты исследования не только существенно дополняют имеющиеся сведения о развитии городов, но и дают возможность определить и решить конкретные задачи перспективного развития городов в будущем.

Данное исследование направлено на то, чтобы сегодняшнее поколение смогло понять, осмыслить происходивший в те годы процесс исторического развития и на конкретно-историческом материале изучать историю Кузбасса. Материалы и выводы исследования могут быть использованы при подготовке спецкурсов, семинаров для вузов, школ.

Апробация темы осуществлялась на научно-практических конференциях. По теме исследования опубликован ряд работ. Материалы диссертации использовались в спецкурсе для учащихся городского классического лицея и гимназии №21, школы №4 г.Кемерова.

Методология исследования. При исследовании данной проблемы, следует разграничить понятия "методологические уровни" и методологические подходы". Методологические уровни, по мнению В.Н. Лаженцева, раскрывают сущность предмета при разной степени обобщения. Методологические подходы показывают путь познания данной сущности, особый строй научного мышления1. В изучении региональных процессов преобладают пока методологические уровни частных наук. С одной стороны, это закономерно. С другой же, нельзя не признать, что одна наука в принципе не может выступать в качестве полной основы исследования. Вне всякого сомнения, средствами одной конкретной научной дисциплины объяснить исторические процессы прошлого, а тем более создать теорию городского развития, невозможно. Ее надо создавать в комплексе наук. Поскольку развитие городов является предметом изучения различных наук: градостроительства, демографии, региональной экономики, экономической географии, социологии и поскольку это развитие происходит в условиях целого комплекса местных географических, экономических, социальных и многих других факторов, то считаем необходимым дать определение «города» с учетом принципов перечисленных наук. Данный подход позволит нам глубже изучить названную проблему. Итак, в географической науке город выступает как сложная геосистема обладающая антропоцентрической организацией и функционирующая на территориях с устойчиво высокой концентрацией населения, долговременной застройкой и с определенным распределением 2 материально-вещественных элементов .

С точки зрения демографии «город» есть специфическая система индустриальных, транспортных, жилищных, культурно-просветительских и т.д. элементов, выдвигающая определенные требования к народонаселению с точки зрения его количественных и качественных параметров3. При экономико-географическом подходе город - часть народнохозяйственного пространства со

4 г-, значительной плотностью мест приложения труда и населения . В градостроительстве город определяется как среда, включающая в себя систему социальных институтов, обеспечивающих жизнедеятельность городского населения5 или как созданная человеком среда, необходимая для разносторонней деятельности6.

Так же нам следует определиться с критериями категорий «малый город» и «средний город». По мнению Э.Б. Алаева «классификация поселений чаще всего строится на основе критерия людности, т.е. численности постоянного населения»7. Б.С. Хорев дает более широкий аспект составляющих критериев отнесения населенных пунктов к той или иной категории городских поселений. К важнейшим критериям соотнесения автор относит минимальную численность населения и минимальную долю рабочих, служащих и членов семей в общей численности населения. По его мнению, во внимание могут приниматься административное значение населенного пункта, степень развития промышленности, коммунального хозяйства, сети культурно-бытовых о учреждений, благоустройство и т.д . Наиболее рациональная, на наш взгляд, предложенная Б.С. Хоревым классификация поселений, где критерии отнесения городов к той или иной категории в досоветский период сочетаются с такими показателями как численность, экономическая и политическая роль этих городов. Следует отметить, что, определяя критерии «малый город» и «средний город» в экономическом смысле, мы подразумеваем «экономический» не как их экономическую самостоятельность, а их место в территориальном разделении труда, степень участия в межрайонных связях, социально-экономических пропорциях общественного воспроизводства. Таким образом, рассмотрение проблемы формирования и развития малых и средних городов Кузбасса, по нашему мнению, приемлемо только в комплексе с целым рядом разнообразных характеристик городского развития и в первую очередь с анализом состояния угольной промышленности как градообразующего фактора.

Мы поддерживаем точку А.В. Дмитриева и М.Н. Межевича, считающих, что создавать теорию города надо и на общефилософском уровне. По их мнению «такая теория есть не что иное как ответ на вопрос: в чем сущность как социального явления, в обществе существующем и обществом обусловленного, играющего в обществе определенную роль»9. Отсутствие подобного подхода приводит к тому, что каждая из наук, причастных к изучению понятия и проблем города, рассматривает его в собственных, специфических категориях и понятиях, в результате чего мы не получаем целостного знания о развитии города. Отсюда необходимо учитывать всю совокупность накопленных результатов тех наук, которые причастны к исследованию городской проблематики.

Академик И.Д. Ковальченко в свое время отмечал, что главным в исследовательском процессе должно оставаться единство "обусловленное объективной потребностью общества в получении минимальных знаний"10. Мы солидарны также с его мнением относительно того, что "историкам нужен синтез идей и методов, а не механическое отбрасывание одних из них (что сейчас наиболее активно проявляется по отношению к марксизму) и замена их другими (чаще всего субъективно-идеалистическими)"11.

В своей работе считаем целесообразным использовать концептуальные подходы, предложенные российскими учеными И.Д. Ковальченко, B.C. Прядеиным, Л.И. Гвоздковой и другими12. Эти авторы предлагают использовать синтез формационного и цивилизационного подходов. Подходы этих авторов, на наш взгляд, позволяют получить те "минимальные знания", о которых упоминал И.Д. Ковальченко. Синтез данных подходов, как никакой другой позволяет понять события изучаемого периода, определить общие подходы к исследованию основных тенденций развития малых и средних городов Кузбасса в конце 20-х -начале 50-х гг.

Основными принципами изучения вопросов, связанных с социально-экономическим развитием городов, а так же с определением роли лагерной системы в этом развитии, являются принципы историзма, объективности и сопоставимости.

Методами научного исследования стали сравнительно-исторический, логический, социологический и статистический.

Историография темы. В своем развитии историография городов Кузбасса прошла ряд этапов: 30-е- первая половина 50-х гг.; середина 50-х -первая половина 80-х гг.; середина 80-х-90-е гг.

Учитывая, что город является объектом исследования многих отраслей научного знания, мы считаем целесообразным рассмотрение историографии темы с этих позиций, отдавая предпочтение исторический литературе.

Первый период охватывает 30-е- первую половину 50-х гг. характеризуется безраздельным господством сталинского тоталитарного режима. С 30-х годов отечественная обществоведческая наука оказалась в сложных условиях. Ее развитие было обусловлено интересами партии и государства. Однако, следует отметить, что на рубеже 20-30-х гг. еще продолжало существовать многообразие мнений, характерное для 20-х годов.

В связи с начавшейся модернизацией народного хозяйства страны работы конца 20-х-начала 30-х годов отражали такие аспекты социально-экономического развития, как размещение производительных сил, наличие трудовых ресурсов, формирование городского населения, развитие промышленного производства.

Определенный интерес представляет работа экономистов А. Ноткина и В. Покшишевского, рассматривавших проблему размещения производительных сил. По их мнению в качестве основных факторов рационального размещения производительных сил должны были выступать сырьевые, топливные и энергетические ресурсы, трудовые ресурсы, агломерации и д.р. Анализируя эти факторы, авторы особо подчеркивали роль природных ресурсов в размещении добывающей и перерабатывающей промышленности13.

На позиции комплексного сочетания различных факторов стоял И. Александров. Автор считал, что при создании индустриальных центров нужен весьма тщательный анализ всех экономических и природных факторов,

-14 условии .

Дискуссионной оказалась проблема обеспеченности районов Сибири трудовыми ресурсами. По мнению А. Хавина для намеченного руководством страны крупномасштабного промышленного развития Сибирь не располагала необходимыми трудовыми ресурсами15. Противоположной точки зрения придерживался Н. Солоницын. Он считал, что в Сибири достаточно своих трудовых ресурсов, имея ввиду прежде всего резервы из сельской местности16. Однако, как показала история, Сибирь действительно не смогла обеспечить себя необходимым количеством трудовых ресурсов.

В 30-е годы основные направления исследований по Кузбассу были связаны с историей промышленного освоения Кузнецкого бассейна рабочего класса. Фрагментарно рассматривалось социально-экономическое развитие городов Кузбасса.

Первой обобщающей работой по развитию промышленности является коллективная монография «Вторая угольная база СССР. Кузбасс» под редакцией горного инженера М.С. Строилова (1936г.). Названный труд охватывал историю развития Кузбасса от восстановительного периода до 1935 года. Авторы сделали попытку комплексного рассмотрения развития угольной промышленности, энергетики, экономики. Отдельным разделом рассматривалось жилищно-бытовое и культурное строительство («Города Кузбасса»). Однако, при всех достоинствах работы, основной упор делался на то, что все начавшиеся преобразования стали возможны лишь после «указаний великого Сталина о создании второй угольной базы СССР, о превращении

17

Кузбасса во второй Донбасс» .

Установившийся в 30-е годы авторитарный режим отрицательно сказался на дальнейшем развитии науки. Уже с середины 30-х годов исследования проводились под жестким партийным контролем. При этом «Краткий курс истории ВКП(б)» являлся той основой, на которую исследователи того времени должны были опираться при освещении практически всех сторон истории советского общества.

В конце 30-х годов основное внимание уделялось изучению процесса индустриализации и в первую очередь на показ социалистического облика

1 о рабочего класса России .

В годы Великой Отечественной войны произошло свертывание исследовательской работы. Это объясняется условиями военного времени. Основной упор в годы войны делался на агитационно- пропагандистскую деятельность.

Изучение развития Кузбасса в военный период затрагивало главным образом трудовой подвиг трудящихся19.

В первое послевоенное десятилетие каких-либо новых подходов в науке не наблюдалось. В исследованиях ученых на передний план вновь стала выдвигаться проблема индустриализации. Основой разработки этой проблемы являлась высказанная в 1946 году мысль И.В. Сталина о коренных отличиях советского метода индустриализации от капиталистического: в капиталистических странах индустриализация обычно начиналась с легкой промышленности. Партия отвергла «обычный» путь и начала индустриализацию с развертывания тяжелой индустрии20. Достаточно большое внимание было уделено социально-экономическому развитию страны (А. Викентьев, Ф. Кошелев).

В 1947г. по кузбасским материалам, на основе кандидатской диссертации была опубликована работа К.И. Спидченко «Города Кузбасса». В ней автор рассмотрел такие проблемы, как зарождение и развитие промышленности, городской жизни в Кузнецком бассейне с XVII века до 1941 г. Наряду с экономико-географической характеристикой края показано развитие городов Кузбасса, указывая на пагубность колониального положения Кузбасса в дореволюционный России. Объясняется значительный скачек, который

21 совершил Кузбасс в своем развитии за годы сталинских пятилеток .

Касаясь анализа работ по истории репрессий и лагерей, следует отметить, что период 30-х- первой половины 50-х гг. в отечественной исторической науке, в силу известных причин исследований на эту тему не проводилось. Существовало единодушное мнение: борьба с «врагами народа» была необходимостью.

Среди исследований и трудов отечественных ученых, первыми поднявших тематику тоталитаризма, работавших за границей в 30-е-50-е гг. выделяется работа Н. Бердяева «Истоки и смысл русского коммунизма» (1937г.). Автор в комплексе анализирует советскую политическую систему как цельное деспотическое государство. По мнению Н. Бердяева, для социально-экономического и морально-бытового преобразования необходимо заставить все общество трудиться. Для этого тоталитарный режим использует насильственную политику, значительно расширив масштабы репрессий. «Репрессий и террор, массовое насилие над личностью являются наиболее характерной чертой советского строя, которая подлежит нравственному

22 суду.» заключает автор . Н.Бердяев прав и в том, что сформировавшаяся партийно-государственная номенклатура во главе со Сталиным ввела командно-административную систему управления, которая с помощью насилия и принудительного труда добилась известного подъема народного хозяйства в 30-е годы.

Л.Д. Троцкий в своей работе «Сталин» делает вывод о том, что репрессии второй половины 30-х гг. вызваны личной непорядочностью, коварством

23

Сталина и его попытками расправиться с верными ленинцами» .

Наряду с отечественными учеными за рубежом проблемами тоталитаризма в 30-е-40-е гг. занимались Людвиг фон Мизес, Фридрих Хайек и другие. Среди них особенно выделяется австрийский ученый Л. Мизес. Известность ему принесли такие работы как «Социализм», «Запланированный хаос», «Бюрократия» и др. В них автор доказывает изначальную несостоятельность социалистической теории с ее централизованным, планируемым хозяйством с регулируемым рынком. Л. Мизес отмечает, что регулируемая экономика социализма. становится царством произвола

24 л составителей плана, планируемым хаосом» . Автор аргументированно обосновывает бесперспективность социалистической теории и практики: «Управляющее социалистическом производством просто не в состоянии знать, в какой степени выработанные ими средства и методы соответствуют желанным целям». Далее он продолжает, что при этом неизбежна «расточительность редкими ресурсами производства как материальными, так и

25 людскими. Хаос и всеобщая нищета являются неизбежным результатом» .

В целом, на этом этапе историографии были заложены основы для изучения промышленного развития городов Кузбасса. Основные усилия исследователей были сосредоточены на изучении развития, главным образом, угольной промышленности, считавшейся источником развития народного хозяйства Кузбасса. В проводившихся исследованиях практически не рассматривались какие-либо аспекты социально-бытового развития городов Кузбасса.

Второй период - середина 50-х-первая половина 80-х гг. Наступившая «оттепель» способствовала началу преодоления догматизма и цитатничества, укоренившихся в предшествующий период.

Несомненным достижением во второй половине 50-х гг. стала работа А.И. Ноткина «Социалистическая индустриализация СССР и новый технический переворот». Автор одним из первых поднял вопрос о сопоставлении уровня незавершенной капиталистической индустриализации России и особенностей социалистической индустриализации. Он отмечал, что «сосредоточение основных усилий при осуществлении социалистической индустриализации СССР с самого начала на развитие тяжелой индустрии стало возможным, кроме прочего, еще благодаря тому, что капиталистическая индустриализация дореволюционной России привела к созданию сравнительно обширной легкой промышленности»26.

Наряду с изучением процесса индустриализации объектом исследования стал рабочий класс. По подсчетам О.И. Шкаратана, если за период с 19461953гг. история рабочего класса освещалась в 81 работе, то в период с 1954-1964гг.-в 104127.

Учитывая огромную долю Сибирской промышленности в промышленном производстве страны, значительно активизировалась работа экономистов. Заметным явлением стала работа И.К. Беляева «Социалистическая индустриализация Западной Сибири». Наряду с историей развития промышленности, автор особо подчеркивал роль тяжелой индустрии в л о социально-экономическом и культурном преобразовании Западной Сибири .

Со второй половины 50-х гг. отмечается активизация исследовательской работы по изучению Кузнецкого бассейна. Для нас интересны работы М.Н. Колобкова «Кузнецкий бассейн» (1956г.), А.А. Мытарева «Южный Кузбасс» (1957г.), его же «От Абы до Яи» (1970г.) и совместная работа А.А. Мытарева и И.А. Добрынина «Проблемы географии населения и

2q рационального использования трудовых ресурсов Кузбасса» . Названные работы выполнены в экономико-географическом плане с ретроспективным подходом освещения развития Кузбасса. В этих работах заслуживают внимания фактические материалы о топливно-энергетических запасах бассейна, темпах развития промышленного производства. Затрагивая вопросы развития городов

Кузбасса, авторы делают попытку прогнозирования их перспективного преобразования.

Среди исследований этого периода обращают на себя внимание работы историков в содружестве с экономистами и геологами: Т.Ф. Горбачева, В.Г. Кожевина, З.Г. Карпенко, И.И. Молчанова, В.Э. Попова, В.Д. Соколова и др. «Кузнецкий угольный» и статистический справочник «Кузнецкий угольный бассейн»30. В первой из них освещена история освоения Кузнецкого бассейна до начала VI пятилетки, уделяя большое внимание развитию промышленности в военные и послевоенные годы. Вторая работа выполнена с привлечением фактического материала, убедительно доказывая огромную значимость угольной промышленности в народнохозяйственном развитии как для Кузбасса, так и развития страны в целом. Однако, не смотря на определенные достоинства этих работ, мы по-прежнему не увидим особенности развития угольной промышленности Кузбасса, а они безусловно есть.

В 60-е-70-е гг. наблюдается активизация исследований не только в изучении истории различных отраслей тяжелой индустрии, но и в изучении рабочего класса.

Первой обобщающей работой в этом направлении является коллективная монография «Горняки Кузбасса» под руководством З.Г. Карпенко. Несомненным достоинством этой работы является то, что в ней показан количественный и качественный состав шахтерских кадров за период с 1817-22 по 1967гг. Примечательно не только то, что рассмотрен полуторовековой период, но прежде всего то, что долгое время вопросы количественного и качественного состава рабочего класса не ставились и не изучались. Ко всему прочему, в работе использованы социологические исследования, проводившиеся в Кузбассе31.

Большой вклад в изучение развития промышленности Кузбасса в годы Великой Отечественной войны в 70-е гг. внес Н.П. Шуранов. В работах

Партийные организации Кузбасса в борьбе за уголь в период Великой Отечественной войны» (1970г.), «Горняки в годы Великой Отечественной войны» (1971г.), «На угольном фронте» (1975г.). Автор рассматривает источники пополнения шахтерских кадров в годы войны, выделяя в последней работе, помимо женщин, пенсионеров, молодежи, эвакуированного населения, новый источник - мужчин призывного возраста, направляемых через военкоматы32.

Видное место в изучении Кузбасса как единого территориально-производственного комплекса занимает коллективный экономический очерк «Горизонты Кузбасса» (1982г.). Наряду с общей характеристикой промышленного развития, показаны социальные и экологические проблемы городов и рабочих поселков Кузбасса, а так же пути решения этих проблем .

В конце 50-х гг. значительно активизировались исследования процесса урбанизации СССР. Одной из первых работ можно назвать статью А.Г. Рашина «Рост городского населения СССР (1926-1959гг.)34. Заслуга автора заключается в предпринятой попытке выявить закономерности динамики социального состава горожан за период с 1926 по 1959 год.

Крупной обобщающей работой является монография Б.С. Хорева

35

Городские поселения в ссср» . в ней автор исследует факторы, в значительной степени влияющие на типологию городов. Отмечаются основные тенденции урбанизации, уделяется большое внимание ее социально-бытовым аспектам.

Заслуживает внимание коллективная работа JI.A. Гордона, Э.В. Клопова и JI.A. Оникова «Черты социалистического образа жизни: быт городских рабочих вчера, сегодня, завтра»36. В ней авторы используют новые подходы при рассмотрении таких проблем, как условия жизни в крупных, средних и малых городах европейской части СССР, обеспеченность жильем. Рассмотрены некоторые аспекты социально-бытового и культурного развития этих городов.

Среди обобщающих работ можно назвать исследование Э.М. Агабьяна

37

Экономический анализ сферы услуг» . Большое внимание автор уделяет изучению процесса взаимосвязи сферы услуг с материальным производством. Рассматриваются экономические вопросы сферы услуг. Примечательно то, впервые предпринимается попытка решения ряда вопросов оценки и учета услуг, проводится анализ показателей потребления бытовых услуг и их учета в совокупном объеме жизненных средств населения.

Проблемы развития социальной сферы Сибири отражены в сборнике статей «Проблемы повышения уровня жизни населения Сибири»38. В первую очередь следует отметить, что авторы статей предприняли попытку разработать методику регионального анализа развития социальной сферы сибирских городов с учетом особенностей этого процесса.

Отдельные аспекты социально-бытового развития фрагментарно были отражены в крупных обобщающих трудах «История Сибири», «История Кузбасса», «Кузбасс. Прошлое, настоящее, будущее» .

В 60-е-80-е гг. появились работы художественно-публицистического характера, авторы которых также сделали попытку рассмотрения истории городов Кузбасса. Наше внимание привлекли работы, касающиеся истории развития малых и средних городов: "Тайга" Т.А. Демидова, "Салаир" М.Е. Сорокина, "Осинники" Г.И. Лебедева, "Ленинск-Кузнецкий" А.Я. Волкова, "Гурьевск" И.С. Козлова и М.Е. Сорокина, "Ленинск-Кузнецкий" А.И. Лакисова, "Киселевск" М. Агеева, "Белово и беловчане", "Белово" Б.А. Козлова, "Анжеро-Судженск" Г.Р. Умнова и его же работа "Свидетельствует время. Страницы истории Анжеро-Судженска".40 В этих работах показана история развития городов, промышленное и социальное состояние этих городов, судьбы конкретных людей. В 1984г. вышла коллективная работа "Строим Кузбасс" с описанием истории края с начала 30-х гг., в том числе показаны отдельные города41.

Затрагивая состояние изученности истории репрессий и лагерей, следует отметить, что в этот период специальных работ не выходило. Однако, в исторической науке укоренилась точка зрения, что репрессии были связаны с борьбой против «оппортунистов», в ходе которой пострадали и невиновные. На данной позиции стояли, в частности, творческие коллективы М.П. Кима, Н.Н. Маслова, Ю.А. Полякова.

В зарубежной историографии этого периода вышли труды

А 0

А.А. Авторханова, Р. Конквеста и других . В этих работах затронуты проблемы истории и практики репрессий СССР с исследованием сущности советского строя и этапов карательной политики. Следует отметить, что в это время речь шла лишь о «перегибах» в политике Сталина, что было вызвано поворотом к неосталинизму на рубеже 60-70-х гг.

В целом, исследования этого периода положили начало изучению социально-экономическому развития городов Кузбасса. Однако, исследования были направлены, главным образом, не столько на решение конкретных проблем, сколько на постановку новых. Пробелом в изучении темы по-прежнему являлось отсутствие специальных работ по развитию городов Кузбасса в конце 20-х-начале 50-хгг.

Третий период - середина 80-х-90-е гг. Вторая половина 80-х годов стала серьезным рубежом для исторической науки. Поиск выхода из кризисной ситуации, создавшейся в предшествующий период, заставил исследователей прийти к идее альтернативности методологических подходов в освещении истории советского общества. Однако, несмотря на широкий интерес к истории Отечества советского периода, реорганизация исторической науки проходила достаточно медленно. Лишь к концу 80-х -началу 90-х гг. наблюдается активизация исследовательской работы. Это объясняется расширением источниковой базы, в результате открытия ряда фондов как центральных архивов так и региональных.

Солидным вкладом в исследовании роли угольной промышленности в развитии региона на данном этапе стала монография К.А. Заболотской «Угольная промышленность Сибири (конец 1890-начало 1990-х гг.)»43. Достоинство работы заключается в том, что автор при изучении развития угольной промышленности Сибири за столь длительный период использует новые методологические подходы, что позволяет глубже рассмотреть процесс формирования городов Кузнецкого бассейна. Проблема рассматривается с позиции общецивилизационных подходов.

В своей работе К.А. Заболотская убедительно показывает огромную роль угольной промышленности в народнохозяйственном и социально-демографическом развитии страны, доказывает особое положение и роль Сибири в российской экономике. Освещая основные этапы развития угольной промышленности и шахтерских кадров Сибири, автор использует широкий круг источников, впервые вводимые в научный оборот. Следует также отметить, что при рассмотрении источников пополнения шахтерских кадров, автор, помимо традиционных источников и форм пополнения, называет непропагандируемое ранее использование в отрасли труда заключенных, спецпереселенцев и др.

Огромный интерес представляет работа Н.П. Шуранова «Кузбасс -фронту». В своей работе автор впервые рассматривает формирование оборонного комплекса в Кузбассе с привлечением широкого круга архивных документов, ранее не доступных для исследователей. Как отмечает Н.П. Шуранов, в Кузбасс полностью или частично было эвакуировано оборудование 79 заводов и фабрик, из них 4 возвращены обратно. На базе оставшегося оборудования было построено 33 новых предприятия, включая 9 оборонных. В предшествующих трудах, посвященных развитию Кузбасса, об оборонных заводах никогда не упоминалось. Это то новое, что автору удалось осветить в своей работе. По мнению Н.П. Шуранова, в результате размещения на территории Кузбасса эвакуированных предприятий, промышленный потенциал городов значительно возрос: число оборонных заводов увеличилось с одного до десяти44.

В коллективной работе «Кузбасс. Ресурсы, экономика, рынок.» дан экономико-географический и исторический обзор развития городов Кузбасса. Большое внимание уделяется экономической оценке и размещению топливно-энергетических и сырьевых ресурсов, их освоению с привлечением исторических материалов. Качественно новым является раздел о перспективном сотрудничестве нашего региона с другими странами. Расширение международных связей предполагает при этом не только вопросы международной торговли, но практически все аспекты производства, инвестиций, технологии.

Несомненный интерес представляет научно-справочная работа «Историческая Энциклопедия Кузбасса», том I, показывающая историю развития Кузбасса с древнейших времен до наших дней. Авторы сделали попытку, как они отмечают сами, «использовать все лучшее, что накоплено в научной методологии истории». Во главу угла ставится мораль, нравственные нормы человеческого общества, жизненные интересы народов, отдельной личности. По мнению авторов такой подход позволил не только избежать конъюнктуры, а также несправедливого требования того, чего и быть не могло в тех или иных исторических условиях, но и оценить по достоинству конкретные достижения в экономике, социальной или духовной сфере сообразно историческому опыту»45. Безусловным достоинством работы является попытка рассмотрения истории края и его городов в контексте развития мировой и отечественной истории.

Следует отметить так же коллективную монографию «Угольная промышленность Кузбасса (1721-1996гг.)». Для нас эта работа интересна прежде всего тем, что наряду с традиционным воссозданием истории угольной промышленности Кузнецкого бассейна авторы отошли от схематизма изложения. Об этом свидетельствует, в частности, раздел «Социально-политическая активность шахтеров», где доказывается, что уже со второй половины 20-х гг. отмечались случаи массового недовольства горняков, неудобства бытовыми условиями, условиями труда и заработной платы, товарным дефицитом и т.д.

В равной мере это относится к освещению проблемы шахтерских кадров, где наряду с традиционными источниками пополнения впервые называются такие категории, как спецконтингент; «тылоополченцы» - лица призывного возраста крестьянского происхождения из семей, лишенных в советское время избирательных прав; «трудомобилизованные» - гражданские лица немецкой национальности; военнопленные.

Много нового и интересного отмечается в разделах, посвященным условиям труда и быта горняков, экологической и демографической обстановке городов Кузбасса.

Несмотря на значительную активизацию научно-исследовательской работы в этот период, приходится констатировать, что вопросы развития социальной сферы по-прежнему носят фрагментарный характер в научных изысканиях.

В работах В.И. Исаева «Формирование городского образа жизни рабочих Сибири в период социалистической реконструкции народного хозяйства» и «Быт рабочих Сибири. 1926-1937гг.»46 рассмотрены, в частности, вопросы жилищно-коммунального развития в годы предвоенных пятилеток. Акцент делается на особенности развития городов, изменения в составе городского населения в сибирском регионе, в том числе и в Кузбассе.

Несомненным вкладом в исследовании социальной сферы городов Сибири является монография С.С. Букина «Опыт социально-бытового развития городов Сибири (вторая половина 1940-х-1950-е гг.)». В своей работе автор предпринял попытку разработки методологических и методических принципов изучения социально-бытовой сферы, исследуются тенденции ее развития в городах Сибири, в том числе и в Кузбассе. Комплексно анализируются жилищно-коммунальное хозяйство, медицинское и бытовое обслуживание в первое послевоенное десятилетие.

Анализируя причины и факторы, обусловившие отставание социально-бытовой сферы, С.С. Букин пришел к выводу, что преобладание технократических подходов в планировании и хозяйственной практике, преимущественное развитие отраслевой индустрии, связанных с производством средств производства, остаточный принцип выделения ресурсов для социальной сферы препятствовали более полному использованию растущего производственного потенциала страны для улучшения материально-бытового положения народных масс47.

По проблемам развития социальной сферы в годы Великой Отечественной войны в 90-х годах защитили кандидатские диссертации: Ю.П. Горелов «Госпитали Западной Сибири и деятельность их персонала по спасению раненых в годы Великой Отечественной войны (1941-1945гг.)» и С.В. Зяблицева «Социально-бытовая сфера Западной Сибири в годы Великой

48

Отечественной войны (1941-1945гг.)» . Развитию здравоохранения в период войны посвящены в частности статьи Н.П. Шуранова «Здравоохранения в Кузбассе в годы Великой Отечественной войны», Ю.П. Горелова «Развертывание госпитальной сети в Кузбассе в 1941-1945гг.»49.

Обращает на себя внимание работа М.Е. Сорокина «Гурьевск». Впервые книга появилась 10 лет назад. Переработанное и дополненное издание выполнено с привлечением архивного материала. По мнению автора «малый» город обойден вниманием из-за скудности источников.

Принципиально новым в работе является рассмотрение истории города в контексте с прошлым и настоящим Сибири и России в целом. Как отмечает

М.Е. Сорокин, экономические развитие сибирского региона в значительной мере зависели от Гурьевского завода, являющегося не только металлургическим, но и машиностроительным центром Сибири50.

Следует отметить и работу Н.В. Галкина «История Юрги с древнейших времен до наших дней», часть I «Предыстория города». В первой части рассматривается история Юрги с древнейших времен до начала Великой Отечественной войны. Этот период считается наименее изученным в юргинском краеведении. Автор опирается на широкий круг опубликованных и архивных источников, многие из которых впервые введены в научный оборот51.

С конца 80-х-начала 90-х гг. наблюдается значительная активизация исследовательской работы по проблемам сталинских репрессий и лагерей.

Несомненный интерес для нас представляют работы уральских ученых, занимающихся данной проблемой. Прежде всего хочется остановиться на исследовании одного из крупнейших уральских ученых А.В. Бакунина

С1}

Советский тоталитаризм: генезис, эволюция и крушение», «История советского тоталитаризма. Кн. I. Генезис»53 и «История советского тоталитаризма. Кн. II. Апогей.»54. В результате своего исследования автор приходит к выводу, что «репрессивный аппарат, созданный Лениным в виде ВЧК в декабре 1917 года для преследования, а затем и уничтожения целых слоев населения был заложен логикой, теорией и тактикой большевизма. Террор был запрограммирован отсутствием социально-экономических условий для провозглашенного строительства социализма». И далее: «К этому необходимо добавить влияние традиций России - опричнина Ивана Грозного, крестьянские бунты и войны Разина и другие, когда уничтожались целые деревни или дворянские роды ни в чем не повинных людей для того, чтобы схватить крестьянского вожака или строптивого боярина»55.

Огромный интерес для нас представляет так же работа В.М. Кириллова «История репрессий в Нижнетагильском регионе Урала (1920-е-начало 50-х гг.)»56. Эта работа несет огромную информацию в плане сравнительного анализа деятельности карающих органов в отношении двух крупнейших индустриальных регионов: Урала и Кузбасса, которые имели в указанный период довольно важное экономическое и стратегическое значение в народнохозяйственном комплексе в масштабах всей страны.

В своей работе автор исследует механизм и виды репрессий, условия жизни и труда спецпереселенцев, ссыльных и высланных, деятельность системы Тагиллага. Исследователь использовал большой комплекс источников, что позволило ему выделить общее и особенное в Уральском регионе.

Среди работ сибирских исследователей следует отметить сборник с»! документов И.Н. Кузнецова "Репрессии 30-х-40-х гг. в Томском крае", в которой показана репрессивная деятельность органов НКВД на территории гр и /—' u

Томской области, представлен список жертв политических репрессии, реабилитированных в 1989г. Безусловный интерес представляет и другая его работа "Знать и помнить", где автор раскрывает последствия и масштабы репрессий58.

Заслуживает внимание и работа С.А. Папкова "Сталинский террор в Сибири 1928-1941гг."59. Данное исследование затрагивает основные мотивы и главные периоды репрессивной политики в условиях Сибири в указанный период. Примечательно, что автор предпринял попытку восстановить картину карательных действий большевистского режима в отношении различных групп населения. Исследуется процесс формирования системы ГУЛАГа.

В рамках Кузбасса разработка исследований проблемы репрессий и влияние лагерей на гражданский социум проводится в научно-исследовательской лаборатории по исследованию репрессий и сталинских лагерей на территории Кемеровской области под руководством доктора исторических наук, профессора Л.И. Гвоздковой в Кемеровском государственном университете.

Среди публицистов можно выделить публикации Б. Антонова и В. Рудина60. Заслуга этих авторов заключается в том, что благодаря их изысканиям стали известны имена, прошедших в 30-е гг. через лагеря Кузбасса. Прежде всего это Н. Сац, В. Арнольд и др. В. Рудин освещал механизм фальсификации дел и проведения процессов над "врагами народа". На публицистическом уровне это довольно значительные работы.

Среди научных публикаций следует отметить сборники документов "Неизвестный Кузбасс"61 и "Принудительный труд",62 под редакцией Л.И. Гвоздковой. За последние годы по данной проблематике были защищены кандидатские диссертации (А.А. Мить, Е.С. Кузнецовой, Е.С. Гениной, Р.А. Бикметова).

Особого внимания заслуживают работы Г.Г. Халиулина и Л.И. Гвоздковой.

В коллективном труде "Превращение Кузбасса в индустриальный регион (1927-1937гг.)" Г.Г. Халиулин отмечает, что в результате "установок", которые выдвинул Сталин в политическом отчете ЦК 16 съезду партии 27 июня 1930г. и 7 января 1933г. на объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) в докладе об итогах первой пятилетки репрессивная машина начинает раскручивать свой маховик. Именно после этих выступлений, по мнению автора, "в Кузбассе под репрессии попадали многие тысячи не по конкретной их вине, а в силу их принадлежности к бывшим участникам белого движения,. к переселенцам периода коллективизации и т. д63.

Несомненный интерес для нашего исследования представляет работа Л.И. Гвоздковой "История репрессий и сталинских лагерей в Кузбассе"64. Прежде всего обращает на себя внимание новое методологическое видение проблемы. Автор справедливо считает, что "система принуждения населения, развивавшаяся в России в те годы до масштабов, коих не знала история, не могла бы быть объяснена традиционной марксистско-ленинской методологией, отрицавшей любые методы насилия в социалистическом обществе"65. В этой связи, по мнению исследователя, для понимания событий изучаемого периода за основу следует взять концептуальные подходы, дающие возможность понять "почему получила развитие репрессивная система, культ личности, в силу каких причин оказался так могуч государственно-партийный прессинг и почему народ позволял государству уничтожать себя"66.

В результате своего исследования Л.И. Гвоздкова приходит к выводу, что "идеология большевизма, пропитанная принципами насилия, породила тоталитарный режим, следствием которого стала лагерная система, служившая для поддержания этого режима, "формирование" нового человека, решение народнохозяйственных задач, с помощью бесплатной лагерной рабсилы", что сформировало особенности развития кузбасских городов. Автор отмечает, что "карательная политика, возведенная в ранг государственной, как в зеркале отразила теоретическое наследие основателей первого в мире социалистического государства (Ленина, Бухарина, Сталина), делавших принципиальную ставку на принуждении и насилии как метод построения

61 г^ социализма . С этими логическими выводами, на наш взгляд, трудно не согласиться.

Говоря о формировании и развитии малых и средних городов Кузбасса в исследуемый период, необходимо обратить внимание на такое уникальное явление в истории советского общества, как стахановское движение. Это довольно сложная и важная проблема. Мы поддерживаем справедливое утверждение А.А. Халиулиной о том, что ограниченность доступа в архивы и неизученность проблемы в предыдущие годы заставляли использовать документальные источники и периодику середины 30-х гг., страдавшую тенденциозными оценками. Нередко авторами популяризации стахановского движения были сами участники этих событий68. Что касается научных работ, то, по мнению А.А. Халиулиной, в оценке новаторства, стахановского движения придерживались партийно-правительственных установок на быстрейшее внедрение новых методов труда, связывая пафос, энтузиазм рабочих только с именем Сталина и со светлым будущем коммунизма. И далее: «Партийные и хозяйственные руководители в своих выступлениях опускали вопрос о недостатках и трудностях в развитии новаторского движения. В работах экономистов повторялась мысль Сталина о препятствии к внедрению стахановского движения со стороны ИГР»69. В этой связи примечательным стало исследование социально-экономических и политических аспектов стахановского движения и его места в становлении и укреплении сталинского режима в 1935-1938гг. западногерманского ученого Р. Майера. Главное отличие его работы от более ранних исследований как российских,70 так и зарубежных,71 заключается в том, что автор доказывает непосредственную взаимозависимость стахановского движения и репрессий 2-ой половины 30-х гг., «ударничество»

72 при этом выступало как катализатор сталинизации советского общества» .

Анализ вышеперечисленных работ позволяет сделать следующие выводы. Прежде всего следует констатировать, что отдельные существенные аспекты развития малых и средних городов Кузбасса нашли свое отражение в обществоведческих работах. Однако до конца 80-х гг. имеющиеся работы практически популяризировали решения съездов партии директивы советских органов. Для работ этого периода характерна схожесть структуры и методики подачи материала. В них прежде всего освещалась огромная значимость природных богатств Кузбасса, подводились итоги развития промышленности. Документальная база этих работ довольно ограничена, что объясняется невозможностью в то время доступа ко многим архивным фондам.

Развитие социальной сферы в городах Кузбасса изучены значительно слабее производственной. Исследования этой проблемы проводились по остаточному принципу. Подобно тому, как шло распределение средств, в первую очередь на развитие отраслей тяжелой индустрии и лишь затем на социальную сферу, такая же ситуация сложилась в науке. Между тем, исследования социально-бытового развития позволит более глубже понять значение экономических преобразований конкретно для человека. Важно показать огромную значимость социальной инфраструктуры в обеспечении жизненных потребностей для населения городов.

С конца 80-х-начала 90-х гг. отмечается активизация научно-исследовательских изысканий. Появились работы качественно отличающиеся от трудов предшествующего периода. В отечественной науке исследователи получили возможность изучения проблемы репрессий и сталинских лагерей, их роли в решении народнохозяйственных задач.

Однако, социально-бытовое развитие в городах вновь освещается отдельными сюжетами. Комплексных работ по социально-экономическому развитию городов нет. В этой связи, отмеченные нами пробелы в изучении городов Кузбасса вызывают необходимость выхода на качественно новый уровень решения озвученных проблем, который бы сопровождался появлением комплексных обобщающих работ. На наш взгляд, следует уделить особое внимание разработке историографического обеспечения исследований. Не менее важным является пожелание активизации работы по публикации источников по истории городов Кузбасса. Это позволит восполнить существующие проблемы в изучении городов в исследуемый период.

Источниковую базу нашего исследования образует совокупность опубликованных и неопубликованных архивных материалов. Для работы над темой привлечены документы коммунистической партии и советского правительства; материалы хозяйственных, советских и профсоюзных органов; социально-экономическая статистика, периодическая печать. Использованы документы фондов ГАКО, ГУЛАГа Государственного архива Российской Федерации, фонды исправительно-трудовых учреждений, текущего архива УВД при Администрации Кемеровской области, материалы научноисследовательской лаборатории по изучении сталинских репрессий и лагерей на территории Кемеровской области при КемГУ. К работе привлечены опубликованные статистические материалы и сборники документов, такие как: «Кузнецкий угольный бассейн», «Кемеровская область в цифрах», «Кемеровская орденоносная», «Промышленность и рабочий класс СССР (19461950гг.), «Неизвестный Кузбасс», «Принудительный труд. Исправительно-трудовые лагеря в Кузбассе», «Книга Памяти жертв политических репрессий

73

Кемеровской области» .

По происхождению, содержанию и значению для изучения основных тенденций развития малых и средних городов Кузбасса данный комплекс источников условно можно разделить на следующие группы: документы партии и правительства СССР; социально-экономическая статистика; материалы хозяйственных, советских и профсоюзных органов; периодическая печать.

В условиях, когда коммунистическая партия являлась монопольно правящей партией, вопросы экономики, социальной и других сфер общественной жизни находились под жестким партийным контролем. В этой связи данные документы безусловно важны для нашего исследования.

В документах партийных съездов содержится, в частности, информация об изменениях в социально-экономическом развитии в рамках изучаемого периода. Ставятся конкретные задачи развития промышленного производства, жилищного строительства, сферы социально-бытового обслуживания городов.

Информативной насыщенностью обладают постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Эти документы содержат информацию о развитии отдельных отраслей тяжелой промышленности, оценки решений социально-бытовых проблем.

Следующая группа источников представлена социально-экономической статистикой, включающая статистические сборники, ежегодники и справочники как общероссийские, так и региональные. Они показывают общую картину городского развития, в том числе развития промышленного производства, социальной инфраструктуры. Показаны показатели выполнения производственных заданий по отдельным отраслям промышленности, количество учреждений здравоохранения, объектов культуры. На основе этих данных можно сделать вывод о развитии жилищно-коммунального хозяйства и сферы социально-бытового обслуживания в городах Кузбасса.

В сборниках документов «Неизвестный Кузбасс», «Принудительный труд. Исправительно-трудовые лагеря в Кузбассе» помещены архивные документы, позволяющие нам проследить каким образом осуществлялась репрессивная политика в стране и непосредственно в городах Кузбасса. Привлечение этих материалов позволило определить роль лагерей в решении народнохозяйственных задач региона и страны в целом, их влияние на развитие городов Кузбасса. Данные «Книги Памяти» позволили сделать предварительные выводы о количестве репрессированных по городам и отраслям промышленности в исследуемый период.

Ценным источником в нашем исследовании являются материалы различных фондов ГАКО, партийных организаций. Практически на каждой конференции городских комитетов партии, ОК КПСС, заседаниях, пленумах, бюро, партийно-хозяйственных активах обсуждались вопросы развития промышленного производства, социально-бытового обеспечения населения. Нередким явлением в первичных партийных организациях были закрытые собрания с обсуждением текущих проблем предприятий, а так же разбор персональных дел так называемых «врагов народа».

В первую очередь это фонд П-75, представленный материалами Кемеровского ОК КПСС, комиссии партийного контроля ОК КПСС, переписка ОК КПСС с комитетом партийного контроля при ЦК КПСС, другими партийными и государственными учреждениями по различным социально-экономическим и политическим вопросам.

Достаточно информативным для исследования оказались переданные в Кемеровский областной архив документы городских и первичных партийных организаций угольной промышленности. Фонды П-1 и П-500 представлены документами партийных организаций шахт города Анжеро-Судженска и непосредственно ГК ВКП(б). В фонде Р-18 информационные сводки, докладные записки экономического комитета Кемеровского отдела ОГПУ (1933г.). Фонд П-17 - протоколы партийных собраний, донесений т.н. сексотов ОГПУ. Ценность данных источников заключается в том, что в них довольно полно отражены все стороны хозяйственной деятельности, политико-воспитательной работы, проводимой на промышленных предприятиях.

В отчетных докладах городских партийных организациях вносились предложения о совершенствовании развития предприятий, жилищного строительства, использовании местных ресурсов, городского развития в перспективе. Обобщение и анализ этих предложений могут дать ценную информацию для выработки конкретных практических мер по развитию городов Кузбасса. Партийные документы очень хорошо показывают также отлаженный механизм готовности местных властей следовать указаниям центра по ликвидации врагов народа. И самое главное, данные документы еще раз доказывают технологическую неподготовленность Кузбасса к тем планам, которые так усердно внедряло в жизнь партийное руководство страны.

Большую информацию для исследования социально-экономического развития городов содержат фонды Кемеровской областной плановой комиссии Ф-797, треста «Кузбассуголь», государственного объединения «Востокуголь» Ф-177, комбината «Кемеровоуголь» Министерства угольной промышленности, Ф-456, Кемеровского областного совета профсоюзов Ф-794, Кемеровского областного отдела коммунального хозяйства Ф-277, Кемеровского областного отдела здравоохранения Ф-864, Кемеровского областного управления культуры Ф-1113.

Представленные в фонде Кемеровской областной плановой комиссии документы содержат сведения о жилищном фонде городов Кузбасса, о состоянии развития коммунального хозяйства.

Состояние здравоохранения содержат документы Кемеровского областного отдела здравоохранения. Из них, в частности, мы узнаем об изменениях количества поликлиник и стационарных учреждений, численности и составе медицинских работников, динамике и структуре заболеваемости и смертности населения, о внедрении нового оборудования, новых методов лечения и лекарственных препаратов, о качестве медицинского обслуживания населения, о работе медико-санитарных частей и здравпунктов.

Документы фондов треста «Кузбассуголь» и комбината «Кемеровоуголь» дают информацию о производственной деятельности угольных предприятий, а так же о росте жилого фонда этих предприятий, о характере жилищно-бытовых условий работников, о количестве жилплощади в среднем на одного человека в разные годы. На основе полученных данных можно сделать выводы о производственной деятельности и об обеспеченности жильем рабочих и служащих этих предприятий.

Интересную информацию несут документы Кемеровского областного Совета профсоюзов. Документы этого фонда отражают вопросы социально-экономического развития городов Кузбасса. Собранные в фонде материалы позволяют проанализировать ход жилищного и социально-бытового строительства, работу культурно-просветительских учреждений. Наряду с вышеперечисленной информацией, в документах есть так же сведения о развитии самодеятельного художественного творчества, о досуге граждан.

Документы фонда Кемеровского областного отдела коммунального хозяйства дают разнообразную информацию о состоянии банно-прачечного хозяйства, водопроводных и канализационных сетей и парикмахерских. Из отчетных докладов об итогах жилищно-коммунального хозяйства в разные периоды времени можно сделать выводы о позитивном и негативном в развитии данной сферы народнохозяйственного комплекса городов Кузбасса.

Материалы фонда Кемеровского областного управления культуры позволяют проследить работу домов культуры, музеев, клубов и библиотек Кузбасса. На основе данных документов можно сделать выводы о направлениях в развитии культуры, об обеспеченности культурно-просветительских учреждений профессиональными кадрами, о недостатках и позитивном в их работе.

Неоценимый вклад в комплексное изучение репрессий и лагерной системы внесли документальные материалы ГУЛАГа при НКВД СССР, находящиеся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ). В фондах Ф-9414 и Ф-9401 собраны уникальные документы, позволяющие нам при сопоставлении с местными материалами, более объективно и глубже изучить механизм репрессий, всю лагерную систему и т.д.

Хорошим дополнением к вышеуказанным источникам по нашей теме являются сведения центральной и местной периодической печати. Данный вид источников позволяет увидеть атмосферу тех лет. В них нашли отражение различные аспекты социально-экономического развития и социально-бытовой сферы, героический труд и великие достижения тех лет. По материалам периодики можно определить психологический настрой людей и их искреннее негодование по поводу происков «врагов народа».

Таким образом, обозначенные проблемы нашли отражение в широком круге источников. Для достижения более достоверного результата исследования нами были использованы методики выборочного статистического и сравнительного анализа. Сравнение, сопоставление и критическая оценка всех видов источников позволяет нам более объективно отразить всю многогранность проблемы, раскрыть основные тенденции и региональные особенности развития малых и средних городов Кузбасса, обобщить опыт изменения жизненной среды в городских поселения, показать как позитивные так и негативные стороны этого процесса.

Структура и основное содержание диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, каждая из которых содержит по три параграфа, заключения, списка использованной литературы и источников, приложений.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Кустова, Наталья Федоровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование формирования и развития малых и средних городов Кузбасса в условиях тоталитарной системы (конец 20-х - начало 50-хгг.) позволило подтвердить актуальность заявленной темы.

Совершенно очевидно, что господство однопартийной системы в стране определяло цели и методы политики управления. Это был закономерный процесс становления и утверждения политической и социально-экономической системы, обусловленный как объективными, так и субъективными факторами. Раскрывая исторические корни сформировавшегося в стране в указанный период тоталитарного режима, следует отметить, что советское государство развивалось в соответствии со старыми традициями русской государственности. На протяжении всего исторического развития Российского государства существовала руководящая роль центра по отношению к периферии. Для этого достаточно лишь вспомнить, в частности, реформы 1775, 1785 и 1822 гг. Эти реформы были попыткой приспособить аппарат управления Сибири к выполнению текущих задач правящего класса с учетом новых требований. Указы определяли размеры городских сенокосов и выгонов, порядок пользования ими. Губернское управление вмешивалось во все хозяйственные и внутренние дела городов, подменяя органы самоуправления и т.д. Подобного рода указы достаточно хорошо показывают доминирующую роль государства в городском управлении. То есть, вмешательство центральной власти, регламентация всех сфер жизнедеятельности общества было присуще всегда, а не только при строительстве социализма, как утверждает, например, Ф. Хайек1.

В условиях созданной государственной собственности и сформировавшейся однопартийной системы, руководством страны был взят курс на ускоренную индустриализацию. При чем, партийные руководители, ставя беспрецедентную задачу по превращению аграрной, технически отсталой страны в мощную индустриальную и военную державу, сами были "экономистами". В свое время западные экономисты пытались раскрыть "принцип" советского метода планирования. Однако они так и не смогли добиться успеха, поскольку такого метода вообще не существует. Единственной оценкой советского экономического планирования стало высказывание о говорящей лошади: «удивительно не то, о чем она говорит, а то, что она вообще умеет разговаривать". Кризис такой экономики был неминуем.

С переходом советского государства на курс ускоренной индустриализации на Кузбасс возлагались большие надежды. И небезосновательно: именно здесь находились огромные залежи коксующихся углей, имевших большую ценность для выплавки чугуна. Достоинством кузнецких углей являлось и многообразие марочного состава. Поскольку основополагающей целью было создание военно-промышленного комплекса, Кузбасс с его богатейшими природными ресурсами по планам советского руководства должен был превратиться в "индустриальное сердце Сибири" и позднее во "второй Донбасс".

Социально-экономический анализ, то есть анализ с точки зрения общественных отношений, показал, что в изучаемый период Кузбасс претерпел огромные преобразования. Процесс индустриализации повлек за собой быстрый рост городов. Не стал исключением и Кузбасс. Если в досоветский период в Кузбассе насчитывалось только три города (Кузнецк, Мариинск и Тайга), то в указанный период статус городов получили еще 10 поселений: Ленинск-Кузнецкий (1925 г.), вторично Тайга (1925 г.), Анжеро- Судженск (1931 г.). Топки (1933 г.), Киселевск (1936 г.), Осинники (1938 г.), Белово (1938 г.), Гурьевск (1938 г.), Салаир (1941 г.), Юрга (1949 г.).

Следует отметить, что Кузбасс по градостроительным нормам относится к одному из сложных районов страны. Начальный этап развития городов региона проходил в условиях неподготовленной материальной базы. Именно в этот период малые и средние города складывались как конгломераты (объединения) жилых поселков пришахтных и заводских территорий.

В результате интенсивного освоения региона в Кузбассе сложились два подрайона производства и расселения: Северный Кузбасс и Южный Кузбасс. В северную группу городов вошли Анжеро-Судженск, Ленинск-Кузнецкий, Тайга, Топки, Юрга. В южную: Белово, Гурьевск, Киселевск, Осинники, Салаир. При этом характер ведущего промышленного производства определял тип города. В нашем случае отмечено, что в Кузбассе существовало три основных типа городов: горняцкий, горнозаводской, транспортный. Наиболее распространенным типом городских поселений является горняцкий. Градообразующим фактором таких городов были шахты. К ним относятся города Анжеро-Судженск, Ленинск-Кузнецкий, Киселевск, Осинники, Салаир.

Группу горнозаводских поселений составляли города с преобладанием производств, потребляющих и перерабатывающих минеральное сырье (каменный уголь, руду черных и цветных металлов). Эту группу городов представляют Белово и Гурьевск. Они сложились вокруг заводов.

К транспортному типу городов относятся Тайга, Топки и Юрга, то есть города, сложившиеся у железнодорожных станций и узлов.

Активный рост городов повлек за собой и увеличение городского населения. Если в 1897 г. согласно первой Всероссийской переписи населения число жителей Кузбасса колебалось в пределах 15 тыс. чел., в 1913 г. эта цифра доходила до 30 тыс.чел, то в 1939 г. на территории Кузбасса имелось 2 средних города (Анжеро-Судженск, Ленинск-Кузнецкий с числом жителей 70 и 83 тыс. чел. соответственно) и б малых городов (Белово, Киселевск, Осинники,, Тайга,

Топки, Гурьевск с числом жителей от 12 до 43 тыс. чел.).

Необходимо отметить, что развитие малых и средних городов - это одна из проблем, связанных с совершенствованием расселения и территориальной организации производства. Важную роль в теоретическом обосновании размещения производства играют многообразные факторы, которые оказывают большое влияние как на размещение отдельных отраслей народнохозяйственного комплекса, так и на формирование территориальных комплексов различного ранга, в том числе экономических районов и внутрирайонных промышленных комплексов.

Для оптимального размещения и развития промышленного производства необходимо соблюдение следующих факторов: природных, включающих экономическую оценку природных условий и ресурсов для развития отдельных отраслей и районов; экономических, включающих показатели производственных и транспортных затрат и экономического эффекта; демографических, то есть системы расселения (малые, средние, крупные города, поселки и т.д.); обеспечение отдельных территорий трудовыми ресурсами. В состав этих факторов следует включить и состояние социальной инфраструктуры.

Анализ развития промышленного производства городов показал, что закон пропорционального, планомерного развития не был реализован. Строительство промышленных предприятий проходило без должных геологоразведочных работ, с грубыми технологическими нарушениями. Эти обстоятельства негативно отражались на работе предприятий различных отраслей тяжелой промышленности. Но тем не менее, ценой неимоверного физического и психологического напряжения Кузбасс в указанный период превратился в мощный промышленный центр.

В рассматриваемый период основной профилирующей отраслью территориально-промышленного комплекса Кузбасса стала угольная промышленность, имеющая большое значение в энергетическо-топливном балансе страны. За период с конца 20-х - начала 50-х гг. в Анжеро-Судженском районе в эксплуатацию было введено 4 угледобывающих предприятия, в Беловском -11, в Киселевском -18, в Ленинском -14, в Осинниковском - 7. По размерам угледобычи Кузбасс вышел на второе после Донбасса место в стране.

В эти же годы шло развитие черной и цветной металлургии, представленные Гурьевским металлургическим заводом и Белово-Салаирским комбинатом, которые внесли огромный вклад в развитие промышленного производства как в регионе, так и в масштабах всей страны

Развитие угольной и металлургической промышленности способствовало созданию единой энергосистемы. В-- годы Великой Отечественной войны получила развитие новая отрасль промышленности Кузбасса - машиностроение и металлообработка. После войны машиностроительный комплекс стал ведущей отраслью промышленности наряду с угольной, металлургической и химической. Химическая промышленность представлена Анжеро-Судженским химикофармацевтическим заводом, образованным на базе эвакуированного в 1942 г. химфармзавода им.Семашко из г.Москвы.

Быстрый рост городов и повышение удельного веса городского населения привело к усложнению проблемы обеспеченности в сферах жилья, здравоохранения и культурно-бытового обслуживания. Именно в этот период произошел огромный разрыв между производственной и социальной инфраструктурой, участвующей в формировании и удовлетворении потребностей людей, оказывающей влияние на все сферы жизнедеятельности.

Сформировавшийся в те годы остаточный принцип выделения средств на социальную сферу не позволял в достаточной мере решать жилищную проблему. В 1937 г. на одного жителя городов Анжеро-Судженска и Ленинск

Кузнецкого приходилось 3,1 и 2,5 кв. метра соответственно. За годы второй пятилетки жилой фонд, в частности, Ленинск-Кузнецкого, увеличился более чем в 1,5 раза. Однако, рост городского населения опережал темпы жилищного строительства и в этой связи проблема жилья по-прежнему оставалась острой.

В годы войны жилищная проблема еще более усугубилась. Это связано с прибытием в Кузбасс большого количества эвакуированного населения с территорий военных действий. Подобная ситуация оставалась и в первые послевоенные годы. Так, согласно архивным документам, в 1946 г. наиболее неблагоприятная обстановка с обеспеченностью жилья наблюдалась в г. Ленинск-Кузнецком

Некоторое улучшение жилищных условий наблюдалось в последние два года четвертой пятилетки. В этот период на комбинате "Кузбассуголь" отдельные квартиры или комнаты получили 3248 семей. Однако, несмотря на имеющиеся улучшения в сфере жилищного строительства, следует отметить, что до середины 50-х гг. обеспеченность жильем находилась на уровне довоенного периода. В целом, по всему жилфонду показатели обеспеченности жилой площадью в Анжеро-Судженске равнялись 3,7 кв. метров, в Белово - 2,8; Гурьевске - 4,5; Киселевске - 3,9; Ленинск-Кузнецком - 4,6; Осинниках - 4,9; Тайге - 4,2; Юрге - 4,1 кв. метра.

Параллельно с жилищным строительством в изучаемый период сложилась довольно широкая сеть объектов бытового обслуживания, здравоохранения и культурно-просветительских учреждений. Однако достигнутая степень удовлетворения жизненных потребностей населения названных городов была невысока. С начала 50-х гг. наблюдается некоторый рост социально-бытовой сферы, набравший свою силу с середины 50-х гг.

Анализ основных тенденций развития малых и средних городов Кузбасса в конце 20-х - начале 50-х гг. показал, что несмотря на огромные трудности, сопровождавшие все мероприятия по превращению Кузбасса в мощный индустриальный регион, данная цель была практически полностью осуществлена. При этом, нужно понимать и принимать тот очевидный факт, что вышеперечисленные радикальные преобразования были достигнуты по большей части методами внеэкономического принуждения и насилия. Архивные документы доказывают, что их применение позволило, с одной стороны, превратиться в мощный промышленный центр, с другой - именно с их помощью территория Кузнецкого бассейна в этот период превратилась в единую "зону", Здесь сконцентрировалось в общей сложности 8 лагерей (из 52 по всей стране) с составом заключенных 130 тыс. чел. в год. Такое перенасыщение лагерными подразделениями имели далеко не все регионы СССР. Это явилось особенностью развития городов Кузбасса.

Совершенно очевидно, что на территории Кузбасса репрессивная политика прошла через те же формы и стадии, характерные для всей страны в целом. Однако по своим условиям Кузбасс несколько отличался от остальных. Документально подтвержден вывод о специфике региона как места повышенной концентрации пострадавших от сталинских репрессий, что не могло не повлиять на менталитет и состав населения городов.

В результате многочисленных .научно-полевых экспедиций, работы в архивах УВД КО, ФСК, ГАРФ, ГАКО мы получили возможность сделать предварительные подсчеты численности репрессированных на территории Кемеровской области. Эти данные были положены в основу "Книги Памяти жертв политических репрессий Кемеровской области" (в 2-х томах).

Как показало исследование, в Кузбассе от репрессий пострадало до 64 % рабочих и крестьян. Из северной группы городов наибольшее число репрессий пришлось на города Анжеро-Судженск и Ленинск-Кузнецкий. В городах Тайга, Топки, Юрга количество репрессий было несколько ниже. Из городов южной группы наибольшее число репрессированных наблюдалось в Киселевске, Осинниках, Белове. Репрессии коснулись практически всех отраслей народнохозяйственного комплекса. Из 6 тыс. человек, представленных в "Книге Памяти", 1220 - работники предприятий угольной промышленности (19 % от общего числа репрессированных). Это далеко не полные данные по количеству репрессированных, работа еще будет продолжена и далее. Тем не менее, имеющиеся в нашем распоряжении данные позволяют сделать выводы о том, что репрессивная политика, имевшая законодательное оформление, была неотъемлемой частью управления обществом.

Анализ архивных документов позволил также сделать вывод о том, что с момента решения "социалистических задач" и в первую очередь экономических, лагерный труд стал одним из источников народнохозяйственного развития. Во всех 10 изучаемых городах и вокруг них были созданы лагеря-спутники, с помощью которых решались экономические задачи как регионального значения, так и общесоюзного. На территории этих городов располагались такие лагеря как Сиблаг, Кемероволаг, Севкузбасслаг и УИТЛК НКВД Кемеровской области с многочисленными лагпунктами, отделениями, раскомандировками и т.д.

Помимо вышеназванных лагерей системы ГУЛАГа в послевоенные годы (1946-1949) в городах Юрге, Киселевске, Белове, Осинниках, Анжеро-Судженске, Ленинск-Кузнецком и Тайге располагались лагеря для военнопленных: №№ 503, 525, 526, отдельный рабочий батальон № 1104. В их состав входило около 30 лагерных отделений. Эти лагеря были в ведении Главного управления по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР (ГУПВИ).

Труд заключенных и спецконтингента названных лагерей использовался в первую очередь на предприятиях угольной промышленности, в городском и железнодорожном строительстве, на лесозаготовках и других отраслях промышленного производства. Это существенно влияло на развитие городов, городской инфраструктуры.

Анализ архивных документов убедительно доказывает, что плановые I задания по развитию народнохозяйственного комплекса распространялись и на ГУЛАГ. Перед войной сметная стоимость всех строящихся ГУЛАГом объектов достигала 19 млрд. руб. (ориентировочно ввиду отсутствия по ряду объектов утвержденных проектов и смет). За 1950 г. ГУЛАГ выполнил капитальных работ и промышленного производства на 10 млрд. руб. На 1951 г. хозяйственные организации министерства должны были выполнить объем капитального строительства на 15 млрд. руб. в год.

В середине 50-х гг. после развенчания культа личности Сталина, в результате ликвидации части лагерей и поселений, экономическое развитие страны начало давать сбои. На кузбасских предприятиях, где применялся труд заключенных и спецконтингента, производительность труда снизилась до 57%.

Говоря о последствиях размещения лагерей на территории Кузбасса, необходимо отметить, что применение принудительного труда в большинстве своем неквалифицированного, привело к созданию технологически некачественных сооружений как в производственной, так и в социальной инфраструктуре. В социальном отношении воздействие лагерной системы в Кузбассе выразилось в огромной концентрации заключенных и спецконтингента, оставшихся после освобождения на территории Кемеровской области, что в свою очередь приводило к созданию криминогенной обстановки в последующие годы. Несоблюдение при работе технологических норм приводило к напряженной ситуации во всех сферах народнохозяйственного комплекса городов, которая сохраняется и на современном этапе развития.

В целом анализ формирования и развития малых и средних городов Кузбасса в условиях тоталитарной системы в конце 20-х - начале 50-х гг. показал слабую связь между уровнем экономического развития и уровнем развития социальной инфраструктуры. По законам развития городских поселений оптимальное развитие городов может быть лишь комплексным. Речь в данном случае идет о комплексном социально- экономическом развитии, так как качественное экономическое развитие невозможно без достаточного социального развития и наоборот. Причем, социальная инфраструктура должна быть создана раньше завершения строительства предприятий. Это позволит привлечь на предприятия достаточное число работников с других местностей, сохранить имеющиеся в городах трудовые ресурсы, интеллектуальный потенциал и т.д.

Нарушение комплексности развития региона - это результат сверхцентрализации управления в стране, преобладание ведомственного управления над территориальным.

С учетом вышеизложенного, мы думаем, что возможности выхода из крайней ситуации низкого уровня социально-экономического развития городов Кузбасса на современном этапе есть. Настораживает то, что малые и средние города теряют население в результате миграции. Развитие городов этой категории должно не способствовать оттоку населения в более крупные города, а наоборот, оно должно строиться на иных предпосылках: в первую очередь, организация производства и обслуживание отраслей народнохозяйственного комплекса, специализации на тех видах социально-бытового обслуживания, распространение которых ограничено.

Необходимо организовать производство готовой продукции из местного сырья и замещение завозимой продукции из других регионов и зарубежных стран, насытив ею внутриобластной рынок. Накопления, образуемые в добывающих отраслях и отраслях переработки местного сырья, могут пойти на производство продукции для межрегионального, российского рынка и за рубеж.

Развитие добычи и переработки местного сырья решит и социальные проблемы, прежде всего, создания рабочих мест и занятости населения, более устойчивых доходов.

Все вышеперечисленные моменты сделают реальным, на наш взгляд, повышение ИРЧП (индекс развития человеческого потенциала), компонентами которого являются: среднеожидаемая продолжительность жизни людей, их образовательный уровень и реальные доходы на душу населения. Для повышения уровня социально-экономического развития необходимо обратить внимание и на интеллектуальный потенциал. Наличие развитого интеллектуального потенциала в различных сферах обеспечит повышение адаптированности к нововведениям и тем самым к повышению уровня социально-экономического развития малых и средних городов Кузбасса. Хайек Ф.А. Дорога к рабству //Новый мир. 1991. №7.

Леонтьев В. Эссе на экономическую тему. М., 1990. С.218.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Кустова, Наталья Федоровна, 2000 год

1. XVI съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). Стенографический отчет. М., 1990.

2. Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. Т.2. М., 1957.

3. Известия СО АН СССР (Сер. Экономика и прикладная социология). Вып.З. 1984. №12.

4. Известия ЦК КПСС. 1989. №8.

5. История индустриализации Западной Сибири (1926-1940 гг.). Новосибирск. 1967.

6. История России. 1917-1940. Хрестоматия. Екатеринбург, 1993.

7. История Советского государства и права. Т.З. М., 1985.

8. Итоги хозяйственного и культурного строительства Новосибирской области за второе пятилетие (1933-1937гг.). Новосибирск, 1939.

9. Кемеровская область в цифрах. Статистический сборник. Новосибирск, 1965.

10. Кемеровская орденоносная. Статистический сборник. Кемерово, 1968.

11. Книга Памяти жертв политических репрессий Кемеровской области. Т.1. Кемерово, 1995.

12. Книга Памяти жертв политических репрессий Кемеровской области. Т.2. Кемерово, 1996.I

13. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т.4. М., 1970.

14. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т.5. М., 1970.

15. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т.7. М., 1971.

16. Кузнецкий угольный бассейн. Статистический справочник. М., 1959. П.Ленин В.И. ПСС. Т. 39.18.Ленин В.И. ПСС. Т. 41.19.Ленин В.И. ПСС. Т. 45.20.Ленин В.И. ПСС. Т.23.

17. Массовые репрессии оправданы быть не могут.// Источники. 1995. №1.

18. Материалы февральско мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 г.// Вопросы истории. 1994. №6.23 .Народное хозяйство Кемеровской области. Статистическ5ий сборник. Кемерово, 1958.

19. Народное хозяйство РСФСР в 1959 г. Статистический сборник. М., 1960.

20. Неизвестный Кузбасс. Вып.1. Кемерово, 1993.

21. Неизвестный Кузбасс. Вып.2. Кемерово, 1995. 27.Отечественные архивы. 1992. №2.

22. Принудительный труд. Исправительно-трудовые лагеря в Кузбассе (30-е -50-е ГГ.). Т. 1. Кемерово, 1994.

23. Принудительный труд. Исправительно-трудовые лагеря в Кузбассе (30-е 50-е гг.). Т.2. Кемерово, 1994.

24. Промышленность и рабочий класс СССР (1946-1950гг.). Документы и материалы. М., 1989.31 .Пятилетний план народнохозяйственного строительства в СССР. Т.З М., 1930.

25. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М., 1968. Т.З.

26. Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. М., 1993.

27. Спецпереселенцы в Западной Сибири. В 3 тт.// Под ред Данилова В.П., Красильникова В.А. Новосибирск. 1992-1994.35.Сталин И.В. Соч. Т. 13.36.Сталин И.В. Соч. Т. 10.37.Сталин И.В. Соч. Т. 12.

28. Архивные документы. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)

29. Ф-9414, оп.1, дд.28, 334, 367, 578, 590, 1139, 1622,2922; оп.З, д.72. Государственный архив Кемеровской области (ГАКО)

30. Ф.П.-1, оп.1, дд.217, 218, 220; оп.4, д.61.

31. Ф-456, оп.4, д.8; оп.9, д.251.3.Ф.П.-17, оп.76.4.Ф.П.-75, оп.2, д.6.5.Ф.Р.-64, оп.2, д.82.

32. Ф.П.-500, оп.1, дд.41, 33, 34.

33. Ф-67с, оп.1, дд.773, 790, 796.8.Ф.Р.-18, оп.1, д.450.

34. Ф.-27, оп.14, дд.58, 45; оп.2, д8.

35. Ф-177, оп.5, дд.337, 87, 329.11.Ф.-797, оп.2, дд.28, 72.

36. Ф.-277, оп.1, дд.6, 40, 10, 3, 27, 28.

37. Ф.-794, оп.1, дд.21, 4, 35; оп.2, д.72.

38. Ф.-864, оп.1, дд.35, 7, 27, 59, 12, 15, 20, 22.

39. Ф.-1113, оп.1, дд.9, 134,23.

40. Ф.П.-75, оп.1, дд.270, 174, 86, 57; оп.2, дд.357, 202, 291, 70, 101, 3, 468; оп.7, дд.78, 225, 81, 218; оп.8, дд.147, 278.

41. Ф.П.-15, оп.10, дд.108, 106, 11,5,?

42. Текущий архив УВД Кемеровской области (ТА УВД КО)

43. Ф.Р.-12, оп.1, дд.79, 103.

44. Комсомолец Кузбасса. 1990. 20 июня.

45. Комсомолец Кузбасса. 1990. 23 августа.5.Кузбасс. 1978. 13 июля.

46. Ленинский шахтер. 1937. 9 сентября.

47. Правда. 1945. 13 сентября.8.Правда. 1988. 29 апреля.

48. Правда. 1998. 16 сентября.

49. Советская Сибирь. 1936. 18 января.1..Советская Сибирь. 1936. 5 февраля.

50. Советская Сибирь. 1937. 15 января.13.Труд 1992. 4 июня.1. ЛИТЕРАТУРА

51. Авторханов А.Г. Технология власти //Вопросы истории. 1991.№ 1.

52. Агабьян Э.М. Экономический анализ сферы услуг. М., 1968.

53. Агеев А. Киселевск. Кемерово, 1972.

54. Акишин М.О. Концепция русской колонизации Сибири М.К.Любавского // Региональные процессы в Сибири в контексте Российской и мировой истории. Новосибирск, 1998.

55. Алаев Э.В. Экономико-географическая терминология. М., 1977.

56. Александров И. Географические центры нового строительства и проблемы районных комбинатов. М.-Л., 1931.

57. Бакунин А.В. История советского тоталитаризма. Кн.1. Генезис. Екатеринбург, 1993.

58. Бакунин А.В. История советского тоталитаризма. Кн.2. Апогей. Екатеринбург, 1997.

59. Бакунин А.В. Советский тоталитаризм: генезис, эволюция и крушение. Екатеринбург, 1993.

60. Балашов В.А., Юрченков В.А. Историография отечественной истории. 1917 начало 1990-х гг. Изд. Мордовского ун-та.

61. Башкатова З.В. Влияние металлургической промышленности на развитие городов Томска и Кузнецка // Сибирские города XVII начала XX вв. Новосибирск, 1981.

62. Беляев И.К. Социалистическая индустриализация Западной Сибири. Новосибирск, 1958.

63. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990.

64. Берхман Е.И., Дидерикс Ф.Ф. и др. Город и планирование его развития. М., 1977.

65. Бикметов Р.С. Использование труда "окруженцев" на шахтах Кузбасса в 1944-1945 гг. // Сибирь фронту .

66. Бикметов Р.С. Условия труда и быта спецконтингента на шахтах Кузбасса (на примере трудопоселенцев и заключенных) // 55 лет Кемеровской области (материалы научно-практической конференции). Кемерово, 1998.

67. Борблик Е.М. Город в горнозаводском ведомстве Западной Сибири в XVIII первой трети XIX в. // Сибирский город XVIII - начало XX вв. Вып.1. Иркутск, 1998.

68. Бордюгов Г., Козлов В. Время трудных вопросов (История 20-30-х гг. и современная общественная мысль) // Урок дает история. М., 1989.

69. Бордюгов Г.А., Козлов В.А. История и конъюктура: субъективные заметки об истории советского общества. М., 1992.

70. Борисов Ю.С., Курицын В.М. и др. Политическая система конца 20-х -30-х гг. О Сталине и сталинизме // Историки спорят. Тридцать бесед. М.,1989.

71. Букин С.С. Быт рабочих Сибири в годы Великой Отечественной войны // Известия СО АН СССР. Сер. Истории, филологии и философии. Вып.1. №3. 1985.

72. Букин С.С. Жизненный уровень рабочей семьи в Сибири (1946-1965 гг.). Новосибирск, 1984.

73. Букин С.С. Опыт социально-бытового развития городов Сибири (вторая половина 1940-х 1950-е гг.). Новосибирск, 1991.

74. Викторов Б.А. Без грифа "секретно". Записки военного прокурора. М.,1990.

75. Вилков О.Н. Сибирский город конца XVI первой четверти XVIII вв. врусской советской историографии // Историография городов Сибири конца XVI начала XX вв. 1984.

76. Волков А .Я. Ленинск-Кузнецкий. Кемерово, 1966.

77. Волченко А.В. Из истории административно-территориального деления Кузбасса. 1618-1963 гг. Кемерово, 1963.

78. Вторая угольная база СССР. Кузбасс. Под ред.М.С.Строилова. Новосибирск. М.-Л.-Грозный, 1936.

79. Галкин Н.В. История Юрги с древнейших времен до наших дней. 4.1. Предистория города. Кемерово, 1999.

80. Гвоздкова Л.И. История репрессий и сталинских лагерей в Кузбассе. Кемерово, 1997.

81. Гвоздкова Л.И. Сталинские лагеря на территории Кузбасса. Докторская диссертация. Екатеринбург, 1997.

82. Генина Е.С. Исторические этапы идеологизации населения Кузбасса в 20-е начале 50-х гг. Автореферат кандидатской диссертации.

83. Геология месторождения угля и горючих сланцев СССР. Кузнецкий бассейн. Т.7. 1969.

84. Геология СССР. Т. 17. Кузнецкий бассейн. М.-Л., 1940.

85. Горбачев Т.Ф., Кожевин В.Г. и др. Кузнецкий угольный бассейн. М., 1957.

86. Гордон Л.А., Клопов Э.В. Оников Л.А. Черты социалистического образа жизни: быт городских рабочих вчера, сегодня, завтра. М., 1972.

87. Горелов Ю.П. Госпитали Западной Сибири и деятельность их персонала по спасению раненых в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Автореферат кандидатской диссертации. Кемерово, 1991.

88. Горелов Ю.П. Развертывание госпитальной сети в Кузбассе в 19411945 гг. // 50 лет Великой победы. Тезисы докладов. Кемерово, 1995.

89. Горизонты Кузбасса. Экономический очерк. Кемерово, 1982.

90. Горняки Кузбасса. Новосибирск, 1971.

91. Город: проблемы социального развития. Под ред. А.В.Дмитриева и М.Н. Межевича. Л., 1982.

92. Гудков А.А. Планировочная типология сибирских городов середины XVIII в. // Сибирский город XVIII начало XX вв. Иркутск, 1998.

93. Дамешек И.Л. Административные преобразования в Сибири в первой четверти XIX в. // Сибирский город XVIII начала XX вв. Иркутск, 1998.

94. Данилов А.А. История инакомыслия в России: советский период. 1917-1991. М, 1997.

95. Демидов Т.А. Тайга. Кемерово, 1960.

96. Дмитренко В.П., Есаков В.Д. и др. История Отечества. XX век. М., 1995.

97. Докучаев Г.А. Рабочий класс Сибири и Дальнего Востока накануне Великой Отечественной войны. Новосибирск, 1966.

98. Долголюк А.А. Военнопленные в Кузбассе (1945-1949 гг.) // Сибирь -фронту.

99. Дуплякина Е.Я. Развитие здравоохранения в Кузбассе в 1946-1958 гг. // Из истории рабочего класса в Кузбассе. Вып.2. Кемерово, 1966.

100. Журин Н.П. Градостроительство в Сибири в связи со строительством Великого Сибирского Железнодорожного пути // Сибирский город XVII -начала XX вв.

101. Заболотская К.А. Роль угольной промышленности в образовании и развитии городов Кемеровской области // Современные проблемы исторического краеведения.

102. Заболотская К.А. Угольная промышленность Сибири (конец 1890-х -начало 1990-х гг.). Кемерово, 1995.

103. Земсков В.Н. Заключенные, спецпереселенцы и высланные: статистико-географический аспект // История СССР. 1991. № 5.

104. Зигельбаум JI.X. Стахановское движение и политика повышения производительности труда в СССР (1935-1941 гг.). Кембридж, 1988.

105. Зобачев Н. Опыт стахановцев Кузбасса. Новосибирск, 1936.

106. Зяблицева С.В. Социально-бытовая сфера Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны. (1941-1945 гг.). Автореферат кандидатской диссертации. Кемерово, 1996.

107. Из истории рабочего класса Сибири. Кемерово, 1965.

108. Ильичев А.И., Виткин М.П. и др. Кузбасс. Ресурсы, экономика, рынок. Кемерово, 1995.

109. Исаев В.И. Быт рабочих Сибири. 1926-1937 гг. Новосибирск, 1988.

110. Исаев В.И. Быт рабочих Сибири. 1926-1937 гг. Новосибирск, 1988.

111. Исаев В.И. Преобразование быта рабочих Сибири в 20-30-е гг. // Социальная сфера Сибири: тенденции и проблемы развития. Сборник научных трудов. Новосибирск, 1992.

112. Исаев В.И. Формирование городского образа жизни рабочих Сибири в период социалистической реконструкции народного хозяйства // Урбанизация Советской Сибири. Новосибирск, 1987.

113. Историография городов Сибири конца XVI начала XX вв. 1984.

114. Историческая энциклопедия Кузбасса. Т.1. Познань, 1996.

115. История Кузбасса. 4.1. Кемерово, 1962.

116. История Кузбасса. Ч.З. Кемерово, 1970.

117. История России. 1917-1991. М., 1997.69. История Сибири. JI.,1969.

118. История советского государства и права. Т.З. М., 1985.

119. Кабо P.M. Города Западной Сибири. М., 1949.

120. Казанцева Л.К. Идея социалистического города в Урало-Кузнецом проекте // Социальная сфера Сибири.

121. Каменецкий И.П. Волнение служилых людей в Кузнецком округе в 20-е гг. XVII в. // Сибирские города XVII начала XX вв.

122. Карпенко З.Г. Горная и металлургическая промышленность Западной Сибири в 1700-1860 гг. Новосибирск, 1963.

123. Карпенко З.Г. Значение Сибирской железной дороги в развитии экономики Кузбасса // Из истории Юга Западной Сибири. Кемерово, 1993.

124. Карпенко З.Г. Кузнецкий угольный. 1721-1971. Кемерово, 1971.

125. Картель И.А., Сизов В.И. и др. Пока дышу надеюсь. Кемерово, 1991.

126. Кириллов В.М. История репрессий в Нижнетагильском регионе Урала. (1920-е нач. 50-х гг.). Нижний Тагил, 1996.

127. Киселева Г. Факторы рождаемости в крупных городах // Рост городов и система расселения. М., 1975.

128. Клещенок В.Д., Кустова Н.Ф. Из истории Сиблага: сооружение "Подземная тюрьма" // Современные проблемы исторического краеведения. Кемерово, 1993.

129. Ковальченко И.Д. Массовые источники по социально-экономическойистории России периода капитализма. М., 1979.

130. Ковальченко И.Д. Теоретико-методологические проблемы исторических исследований. Заметки и размышления о новых подходах // Новая и новейшая история. 1995. № 1.

131. Козлов Б.А. Белово и беловчане. Кемерово, 1987.

132. Козлов Б.А. Белово. Кемерово, 1974.

133. Козлов И.С. Гурьевск. Кемерово, 1974.

134. Колобков М. Кузнецкий бассейн. Кемерово, 1956.

135. Конквест Р. Большой террор. Рига, 1991.

136. Конквест Р. Большой террор. Рига, 1991. Т.2.

137. Кочин Г.Е. Материалы для терминологического словаря древней России. М.-Л., 1937.

138. Красильников С.А. Тылоополченцы // ЭКО. 1994. № 3.

139. Кузбасс. Прошлое. Настоящее. Будущее. Изд.2. Кемерово, 1978.

140. Кузнецов И.Н. Знать и помнить. Томск, 1993.

141. Кузнецов И.Н. Репрессии 30-х 40-х гг. в Томском крае. Изд. Томского ун-та. 1991.

142. Кузнецова Е.С. Спецпереселенцы Кузбасса в годы войны и послевоенное время // Сибирь фронту.

143. Кузьминов И.И. Стахановское движение в период Великой Отечественной войны. М., 1942.

144. Кулешов С.В., Волобуев О.В. и др. Наше Отечество. 4.2. М.,1001.

145. Курилов В.Н. О некоторых закономерностях развития сибирского города XVII в.// Сибирские города XVII начала XX вв. Новосибирск, 1981.

146. Кустова Н.Ф. Влияние репрессий на развитие угольнойпромышленности Кузбасса в 30-е гг // Актуальные проблемы новейшей отечественной истории. Сборник научных трудов. Кемерово, 1999.

147. Кустова Н.Ф. Влияние угольной промышленности на развитие малых и средних городов Кузбасса в середине 20-х 30-е гг. // Сибирь - фронту. Кемерово, 2000.

148. Кустова Н.Ф. К вопросу о развитии малых и средних городов Кузбасса в конце 20-х начале 30-х гг. // Всероссийские научные чтения. Кемерово, 1999.

149. Кустова Н.Ф. Репрессии в угольной промышленности Кузбасса в 30-е гг. // 55 лет Кемеровской области (Материалы научно-практической конференции). Кемерово, 1998.

150. Лаврищев А.Н. Экономическая география СССР. М., 1986.

151. Лаженцев В.Н. Вопросы методологии комплексного регионального исследования // Актуальные проблемы комплексного развития регионов и преодоление социально-экономических различий между ними. Саранск, 1983.

152. Лакисов А.И. Ленинск-Кузнецкий. Кемерово, 1984.

153. Ланда Р.Г. Обновление методологии или откат назад // Новая и новейшая история. 1996. № 4.

154. Лацис О.Р. Выйти из квадрата. М., 1989.

155. Лельчук В., Ильин А. и др. Индустриализация СССР: стратегия и практика // Урок дает история. М., 1989.

156. Леонтьев В. Эссе на экономическую тему. М., 1990.

157. Майер Р. Стахановское движение 1935-1938 гг. Стахановское движение как катализирующий фактор сталинизации советского общества // Отечественная история. 1992. № 6.

158. Манивская В.Т. Анатомия репрессивного сознания // Вопросы философии. !990.

159. Маркус Б.Л. Труд в социалистическом обществе. М., 1939.

160. Машковский В.П. Осуществление научно-технической политики в угольной промышленности страны в 60-е 80-е гг.: опыт и уроки. Томск, 1981.

161. Медведков Ю.В. Человек и городская среда. М., 1978.

162. Межевич М.Н., Сигов И.И. Крупные города в условиях зрелого социализма // Город: социальная политика и рационализация социальной инфраструктуры (проблемы методологии и методики исследования). М., 1984.

163. Металлурги Кузбасса. 4.1 (1917-1960). Кемерово, 1975.

164. Мизес Л.фон. Бюрократия. Запланированный хаос. Антикапиталистическая ментальность. М., 1993.

165. Миронов Б.Н. Русский город в 1740-1860 гг.: демографическое, социальное и экономическое развитие. Л., 1990.

166. Мить А.А. Численность и состав заключенных Сибирского исправительно-трудового лагеря (1942-1960 гг.). Автореферат кандидатской диссертации. Кемерово, 1997.

167. Михайлова В.Н. Из истории промышленности Кузбасса в дореволюционный период (первой половине XIX в.) // Современные проблемы исторического краеведения.

168. Московский А.С. Из истории рабочего класса в Кузбассе (1917- 1963 гг.) // Сборник статей. Вып.1. Кемерово, 1965.

169. Московский А.С. Промышленное освоение Сибири в период строительства социализма. Новосибирск, 1975.

170. Московский А.С. Развитие промышленности Сибири в годы второй пятилетки // Сибирь в период строительства социализма. Новосибирск, 1966.

171. Мытарев А.А. От Абы до Яи (географический словарь). Кемерово, 1970.

172. Мытарев А.А. Южный Кузбасс. Кемерово, 1957.

173. Мытарев А.А., Добрынин И.А. Проблемы географии населения и рационального использования трудовых ресурсов Кузбасса. Новокузнецк, 1972.

174. Некрасова Г.С. Химическая промышленность Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны // Сибирь фронту.

175. Нечухрин Н.П. Партийное руководство профсоюзами Западной Сибири в проведении культурно-воспитательной работы среди трудящихся (1946-1950) // Там же.

176. Нечухрин Н.П. Руководство партийных организаций Западной Сибири профсоюзами в борьбе за дальнейший подъем материального уровня жизни рабочих и служащих в четвертой пятилетке // Ученые записки Томского ун-та. 1970. № 72.

177. Николаев А.А. Кооперация Сибири в первые десятилетия XX в.: проблемы выбора путей экономического и социального развития //

178. Региональные процессы в Сибири.

179. Новая и новейшая история. 1996. № 5.

180. Ноткин А., Покшишевский В. К методологии исследования географического размещения советской промышленности // Пути индустриализации. 1929. № 13-14.

181. Ноткин А.И. Социалистическая индустриализация СССР и новый технический переворот // Вестник Ан СССР. 1958. № 1.

182. Орлянский С.Ф. Местные Советы и культурно-бытовое обслуживание рабочих Кузбасса в годы послевоенной пятилетки (1946-1950 гг.) // Из истории рабочего класса в Сибири. Вып. 4. Кемерово, 1971.

183. Папков С.А. Сталинский террор в Сибири. 1928-1941 гг. Изд. Со РАН. Новосибирск, 1997.

184. Пленкин В.Ю. Кузбасс в конъюктуре уральской и южной металлургии // Региональные процессы в Сибири.

185. Политология: На Российском фоне. М., 1993.

186. Посохин М.В. Город для человека. М., 1973.

187. Превращение Кузбасса в индустриальный регион (1927-1937 гг.). Кемерово, 1995.

188. Проблема повышения уровня жизни населения Сибири. Сборник статей. Новосибирск, 1965.

189. Прядеин B.C. Историческая наука в условиях обновления. Екатеринбург, 1995.

190. Рабцевич В.В. Политика абсолютизма по отношению к городам Западной Сибири в XVIII первой четверти XIX вв. // Города Сибири: Экономика, управление и культура городов Сибири в досоветский период. М., 1974.

191. Рабцевич В.В. Управление городами в Сибири в последней четверти XVIII первой половине XIX вв. // Сибирские города XVII - начало XX вв.

192. Рабцевич В.В. Численность населения как показатель урбанизации Сибири середины XVIII середины XIX вв. // Исторический опыт социально-демографического развития Сибири. Вып.1. Новосибирск, 1989.

193. Ракитов А.И. Цивилизация, культура, технология и рынок // Вопросы философии. 1992. № 5.

194. Рашин А.Г. Рост городского населения. СССР (1926-1959 гг.). Ист. зап. 1960. №66.

195. Рашковец И.П. Почему провалился "молодежный процесс" // Они не молчали.

196. Резун Д.А. К истории "поставления" городов и острогов в Сибири // Сибирские города XVII начала XX вв.

197. Резун Д.А., Васильевский Р.С. Летопись сибирских городов. Новосибирск, 1989.

198. Рогачевская Л.С. Стахановское движение. История и историография // Вопросы истории. 1985. № 8.

199. Рудин В.П. Шпионы, шпионы, кругом одни шпионы // Новости Кузбасса. 1992. №№ 94-97, 99-101.

200. Рутц М.Г. К вопросу о состоянии городов Западной Сибири в первой половине XIX в. // Актуальные вопросы истории Сибири. Научные чтения памяти проф. А.П.Бородавкина. Барнаул, 1998.

201. Светличный Б.Е. Город в современном мире. М., 1976.

202. Сергеев В.И. Основание городов Западной Сибири (до середины

203. XVII в.). Автореферат кандидатской диссертации. 1962.

204. Сибирский город XVIII начала XX вв. Иркутск, 1998.

205. Скубневский В.А. Промышленность городов Сибири в конце XIX -начале XX вв. // Сибирский город XVIII начало XX вв.

206. Смирнова Е.А. Особенности развития городской среды населенных пунктов Сибири под влиянием строительства Транссибирской магистрали // Сибирский город XVIII начала XX вв.

207. Современный словарь иностранных слов. М., 1993.

208. Соколов А.К. От самодержавия к тоталитаризму // Отечественная история. 1995. № 5.

209. Солоницын Н. Динамика численности и социального состава населения городов Кузбасса // Кузбасс. Результаты переписи городского населения. 1931 год. Новосибирск, 1931.

210. Сорокин М.Е. Гурьевск. Кемерово, 1987.

211. Сорокин М.Е. Гурьевск. Кемерово, 1996.

212. Спецпереселенцы в Западной Сибири. Весна 1931- начало 1933 гг. Новосибирск, 1993.

213. Спидченко К.И. Города Кузбасса. М.,1947.169. Сталин И.В. Соч. Т. 10.170. Сталин И.В. Соч. Т. 12.171. Сталин И.В. Соч. Т.13.

214. Стахановцы Кузбасса. Новосибирск, 1935.

215. Стахановцы о себе и своей работе. Новосибирск, 1935.

216. Строим Кузбасс. Кемерово, 1984.

217. Сувениров О.Ф. За честь и достоинство воинов РККА // Они неsмолчали. М., 1991.

218. Суворов J1.H. От самодержавия к тоталитаризму (Заметки с научной конференции) // Отечественная история. 1995. № 5.

219. Тимошенко А.И. Разработка идеи индустриального развития Кузбасса в первых пятилетних планах развития СССР // Сибирь фронту.

220. Троцкий Л.Д. Сталин. Тт. 1,2. М., 1990.

221. Туахми Н.Д. Вклад театральных коллективов Кузбасса в Победу над врагом в годы Великой Отечественной войны // Современные проблемы исторического краеведения.

222. Угольная промышленность Кузбасса (1721-1996). Кемерово, 1997.

223. Умнов Г.Р. Анжеро-СМудженск. Кемерово, 1961.

224. Умнов Г.Р. Свидетельствует время. Страницы Анжеро-Судженска. Кемерово, 1979.

225. Франк С.Л. Смысл жизни // Вопросы философии. 1990. № 6.

226. Хавин А. Географическое размещение промышленности и проблемы рабочих кадров // Пути индустриализации. 1930. № 7-8.

227. Хайбек Ф.А. Дорога к рабству // Новый мир. 1991. № 7.

228. Халиулина А.А. Историография Кузбасса // Историческая Энциклопедия Кузбасса. Познань, 1996.

229. Хлевнюк О.В. 1937 год: противодействие репрессиям // Они не молчали.

230. Хлевнюк О.В. Начинается с человека. Человеческий фактор в социалистическом строительстве: итоги и уроки 30-х гг. М., 1988.

231. Хорев Б.С. Народонаселение. Энциклопедический словарь. М., 1994.

232. Хоскин Г. Дж. История Советского Союза. 1917-1991 гг.

233. Циприс Б. Города Кузбасса //Вторая угольная база СССР. Кузбасс. 4.2. Кн.2. Новосибирск, .М., Л., Грозный, 1936.

234. Цукров В.А., Цукрова Н.Г. Кадровый аспект социально-экономических связей Кузбасса и Донбасса в 30-е гг.// 55 лет Кемеровской обл.

235. Черты социалистического образа жизни: быт городских рабочих вчера, сегодня, завтра. М., 1972.

236. Чистякова J1.B. Кузнецкие земли в составе Российской империи // Современные проблемы исторического краеведения (К 375-летию основания Кузнецка и 50-летию образования Кемеровской области). Кемерово, 1993.

237. Шарипов А.Ю. Сфера услуг сибирского региона. Новосибирск, 1979.

238. Шиловский М.В. Сибирь в составе России: основные проблемы экономического развития дореволюционного развития // Региональные процессы в Сибири в контексте Российской и мировой истории. Новосибирск, 1998.

239. Ширин Ю. Археологическое изучение Кузнецкого острога // Разыскания. Вып.1. Кемерово, 1990.

240. Шкаратан О.И. Методические аспекты изучения истории советского рабочего класса // Вопросы истории. 1966. № 4.

241. Шрейдер Ю.А. Человеческая рефлексия и две системы этического сознания // Вопросы философии. 1990.

242. Шуранов Н.П. Горняки в годы Великой Отечественной войны // Горняки Кузбасса. Новосибирск, 1971.

243. Шуранов Н.П. Здравоохранение в Кузбассе в годы Великой Отечественной войны // Всероссийские научные чтения. Интеллектуальный и индустриальный потенциал регионов России. Кемерово, 1999

244. Шуранов Н.П. Кузбасс фронту. Кемерово, 1995.

245. Шуранов Н.П. На угольном фронте. Кемерово, 1975.

246. Шуранов Н.П. Партийные организации Кузбасса в борьбе за уголь в период Великой Отечественной войны. Кемерово, 1970.

247. Яворский В.И. Земля Кузнецкая от древнейших эпох до наших дней. М, 1973.l/Г

248. ЛДМИ1 1ИСТРАТИВ1ЮЕ ДЕЛЕ! IMF.

249. Условные знаки Населенные пункты по типу поселении и числу жителей1. Города1. КЕМЕРОВО свыше 500 ООО1. БЕЛОВО пт 100 ООО до500 000 ©осинники от 50 000 до100 000о Гурьевск от 10 000 до 50 000

250. Поселки городского типа ояшкшю от 10 000 до 50 000о I UCVJtli от 1 000 дп К) 000

251. С елыкие п«к f.unniiii»' пункты О Чум, (И ДО ) ООО1 рапицы|>1Ч*ИуоЛИК. Kji.iclt, ОПЛНГП'Н• • 1(11 ll I| lull1.i'tn'fiw jiaiii шоп подчеркнуты

252. Пункты промышленной и городской жизни Кузбасса в середине1. XIX в. (1858 г.).

253. Промышленные поселения Кузбасса в начале XX в . (1911-1914) .vg

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.