Формирование органической матрицы костной ткани, степень ее минерализации у свиней в процессе онтогенеза и в зависимости от алиментарных и гормональных факторов тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 06.02.02, доктор биологических наук Стеценко, Ирина Игоревна

  • Стеценко, Ирина Игоревна
  • доктор биологических наукдоктор биологических наук
  • 2002, УльяновскУльяновск
  • Специальность ВАК РФ06.02.02
  • Количество страниц 515
Стеценко, Ирина Игоревна. Формирование органической матрицы костной ткани, степень ее минерализации у свиней в процессе онтогенеза и в зависимости от алиментарных и гормональных факторов: дис. доктор биологических наук: 06.02.02 - Кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов. Ульяновск. 2002. 515 с.

Оглавление диссертации доктор биологических наук Стеценко, Ирина Игоревна

1. ВВЕДЕНИЕ.

2. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

2.1. Строение и состав костной ткани.

2.1.1. Строение костей.

2.1.2. Клеточные элементы костной ткани.

2.1.3. Межклеточное вещество.

2.1.3.1. Органическая матрица костной ткани.

2.1.3.2. Минеральная фаза костной ткани.

2.2. Особенности метаболизма костной ткани.

2.2.1. Рост кости.

2.2.2. Минерализации кости.

2.2.3. Резорбция кости.

2.3. Биомеханические свойства костной ткани.

2.4. Регуляция метаболических процессов костной ткани.

2.4.1. Гормональная регуляция обмена веществ в костной ткани.

2.4.2. Специфическая роль витамина Д в регуляции обменных процессов в костной ткани.

2.4.3. Обеспеченность животных минеральными веществами и функциональная активность костной ткани.

3. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

3.1. Материал и методы исследований.

3.1.1, Методические подходы к изучению функционального состояния органического матрикса костной ткани и степень его минерализации у свиней крупной белой породы в антенатальный период развития.

3.1.2. Оценка формирования органического матрикса и степени его минерализации у свиней крупной белой породы в ранний постнатальный период развития.

3.1.3. Оценка формирования и минерализации костной ткани свиней в период откорма.

3.1.4. Исследование абсолютных промеров и индексов макромор-фометрии костей свиней в онтогенезе.

3.1.5. Изучение закономерностей формирования и минерализации скелета поросят в зависимости от сроков отъема.

3.1.6. Изучение особенностей формирования и минерализации органического матрикса костной ткани свиней раннего пост-натального периода развития при недостаточном содержании кальция в рационе.

3.1.7. Исследование состояния органического матрикса и минеральной фазы костной ткани при недостатке и избытке йода в рационе поросят.

3.1.8. Исследование особенностей формирования и минерализации костной ткани свиней при различной обеспеченности рационов витамином Д и его аналогами.

3.1.9. Исследование влияния инсулина и тироксина на формирование органического матрикса и минерализацию костной ткани поросят в период выращивания.

3.2. Результаты исследований и их обсуждение.

3.2.1. Динамика морфо-функциональных изменений костной ткани свиней, формирование органического матрикса и его минерализация в периоды антенатального развития, выращивания и откорма.

3.2.1.1. Изменение содержания компонентов органического матрикса и минеральной фазы костной ткани свиней крупной белой породы.

3.2.1.1.1. Формирование и минерализация костной ткани свиней в антенатальный период развития.

3.2.1.1.2. Особенности метаболизма органической матрицы костной ткани и степени ее минерализации у поросят в период выращивания.

3.2.1.1.3. Закономерности формирования костной ткани и особенности ее минерализации у откармливаемого молодняка свиней.

3.2.1.1.4. Динамика абсолютных промеров и индексов макромор-фометрии у свиней крупной белой породы в онтогенезе

3.2.2. Влияние сроков отъема поросят от свиноматок на закономерности формирования скелета в период раннего постна-тального онтогенеза.

3.2.3. Особенности формирования и минерализации скелета свиней при различной обеспеченности их минеральными компонентами корма и витамином Д.

3.2.3.1. Биохимическая оценка закономерностей формирования и минерализации органического матрикса костной ткани свиней в период доращивания при недостаточном уровне кальция в рационе.

3.2.3.2. Воздействие недостатка и избытка йода в рационе выращиваемых поросят на состояние органического матрикса костной ткани и его минерализацию, а также абсолютные промеры и индексы макроморфометрии их костей.

3.2.3.3. Изменение химического состава костной ткани супоросных свиноматок при различной обеспеченности их организма витамином Д.

3.2.3.4. Биологическая роль витамина Д в формировании и минерализации костной ткани свиней в антенатальный период развития.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов», 06.02.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Формирование органической матрицы костной ткани, степень ее минерализации у свиней в процессе онтогенеза и в зависимости от алиментарных и гормональных факторов»

Среди фундаментальных проблем современной биологии одной из наиболее актуальных является исследование структуры органических и минеральных компонентов костной ткани, основных путей ее формирования и минерализации на протяжении жизни животного. Важность этой задачи определяется многообразием функций, выполняемых костной тканью в организме, прежде всего опорной и депо минеральных веществ. Кроме того, костная ткань является вместилищем кроветворного органа - костного мозга. В силу этого нарушения костеобразования или повреждение костной ткани может отразиться на процессах кроветворения.

Направленность и уровень обменных процессов в костной ткани находятся в прямой связи и зависимости от метаболизма организма в целом. Известно, что понижение минерализации костной ткани может быть обусловлено изменением, вследствие тех или иных причин, гормонального статуса организма - развитием гиперпаратиреоза, сахарного диабета, гипертиреоза, длительной кортикостероидной терапии, а также ухудшением условий питания - при дефиците или избытке минеральных элементов в кормах и воде, низком уровне витаминов, а также наличием факторов, снижающих биологическую доступность минеральных веществ и витаминов. С другой стороны, и костная ткань принимает активное участие в регуляции минерального, а, следовательно, и общего обмена веществ. Между системами регуляции минерального обмена в организме и гомеостатическими механизмами поддержания структурной целостности кости установлена тесная взаимосвязь. Развитие минеральной недостаточности костной ткани может быть обусловлено и дефектами в ее органическом матриксе, например, при сенильном остеопорозе (Лукьяновский В.А. и др., 1984), вследствие нарушения закономерностей взаимодействия органических и минеральных компонентов костной ткани. В течение последних лет выявлено значительное количество различных патологических изменений костной ткани, развивающихся в результате недостаточной выработки тех или иных ферментов ее клетками мукополисахаридозы, сфинголипидозы, муколипидозы, гипофосфатазия (Ревелл П.А., 1993). Аномалии в органическом матриксе костной ткани могут стать причиной нарушения механизмов минерализации микроструктур кости, что может отразиться на всей системе гомеостаза костной ткани. Причем, как указывают Г.П.Ступаков и Л.И.Воложин (1989), изменения в архитектонике или обменных процессах кости могут достичь такой степени, при которой они вызовут расстройства минерального обмена и понижение уровня зольных элементов в крови. Серьезность данной проблемы трудно преувеличивать, исходя из функций, выполняемых минеральными веществами в организме. Так, поддержание постоянного уровня кальция в крови обеспечивает функционирование нервной системы, механизмов свертывания крови, сокращения сердечной и скелетной мускулатуры, биоэнергетики тканей организма, а также проницаемости клеточных мембран. Таким образом, костная система в значительной степени определяет состояние здоровья животных. В то же время в странах с развитым животноводством отмечается тенденция возрастания патологии опорно-двигательного аппарата сельскохозяйственных животных (Кочнев Н.И. и др., 2001). Установлено (Bollwakn W., 1982; Valk P.C., 1984; Ballarini G. et al., 1982), что частота заболеваний значительно увеличивается при интенсивном использовании животных. Так, Иванов Г.И. с сотр. (1983) выявили, что при интенсивной технологии выращивания бычков остеодистрофия развивается у 80% поголовья. Malin Z. (1984) отмечает остеодистрофию у 20% поголовья ягнят. Кудрявцев А.П. (1983) обнаружил, что 24% коров отбраковывается из-за травм конечностей. По данным канадского журнала Animal Science (Nakano T. et al., 1981), из 20 откармливаемых свиней, по достижении веса 90 кг у 17 развивается остеохондроз. Szilagyi M. et al. (1982) установили костную патологию у 30% свиней породы ландрас. По данным W.Empel (1982), полученным с использованием компьютерного томографа, дефекты метафиза локтевой кости встречаются у 80% самцов и 53% самок свиней. Наблюдаемая у свиней патология опорного аппарата, проявляющаяся в виде хромоты или слабости конечностей, особое значение имеет для племенного свиноводства и приносит значительный экономический ущерб, вследствие ухудшения использования разводимых животных (Ге-тя А., 1997, Jorgensen В., 2000). Все эти данные указывают на необходимость глубоких теоретических исследований костной ткани в норме и при воздействии на организм различных внешних факторов, с целью раскрытия причин и механизмов нарушения обменных процессов, обеспечивающих надежную профилактику болезней костной системы у сельскохозяйственных животных, а особенно у свиней, скелет которых вследствие быстрого роста наиболее чувствителен к неблагоприятным условиям (S.Reiland, 1975).

В настоящее время процесс остеогенеза в норме и кинетика биохимических изменений в условиях алиментарной остеодистрофии и воздействии гормональных факторов у человека и животных изучены слабо. Это связано с трудностями прижизненной оценки состояния костной ткани, сложностью ее организации и высокой интенсивностью обменных процессов. Кроме того, в большей части работ, посвященных изучению функциональных свойств кристаллических структур костной ткани, основное внимание исследователей прежде всего было сосредоточено на нарушениях обмена кальция, без учета его взаимосвязи с другими компонентами минеральной фракции и органического матрикса. В то же время данные Прохончукова A.A. и др. (1984), Ступакова Г.П. и Воло-жина А.И. (1989), Родионовой Н.В. (1989), B.B.Martin, D.B.Barr (1989) показали, что особенностью костной ткани является не только высокая степень минерализации, а сложное взаимодействие между ее минеральными и органическими компонентами, причем ведущую роль в процессе постоянной перестройки и поддержания динамического гомеостаза костной ткани играет ее органический матрикс. Именно изменения фракционного состава коллагена и компонентов основного вещества костной ткани имеют первостепенное значение в нарушениях процессов остеогенеза. Однако вопросы взаимосвязи органических и минеральных компонентов костной ткани у животных в остеогенезе, а особенно при воздействии на организм различных неблагоприятных факторов, изучены недостаточно полно и нуждаются в уточнении и дополнении. На сегодняшний день отсутствуют фундаментальные исследования процессов формирования органического матрикса костной ткани и путей ее минерализации. Весьма ограничены сведения об органических и нуклеиновых кислотах, гликопротеинах и протеогликанах как в нормально развивающейся костной ткани, так и в условиях алиментарной остеодистро-фии и дисфункции эндокринной системы. Хотя изучение развития и минерализации органических структур костной ткани под влиянием различных внешних воздействий имеют большое значение как для раскрытия механизмов остеогенеза в норме, так и изучения путей развития костной патологии с целью диагностики и эффективной профилактики болезней костной системы животных.

Среди наиболее известных факторов, способных вызвать нарушения процессов остеогенеза у растущих животных, а особенно у поросят, можно выделить недостаточную обеспеченность рационов животных кальцием, вследствие чего у молодняка отмечается развитие рахита. Однако значительная часть исследований при этом посвящена влиянию уровня кальция в рационе на степень отложения минеральных элементов в костную ткань, остеокластической резорбции, прочности и гистологическим изменениям структуры костей рахитичных животных (W.G.Pond, 1978; Guelguen L., Peter M., 1981; Liu C.C., 1982; Marie PJ. et al., 1982; Sissons H.A., 1984; Santora A.C., 1987, и др.). В то же время сведения об изменении химического состава органического матрикса при развитии данной патологии весьма скудны.

Алиментарная остеодистрофия у животных, как известно, может проявиться и при их недостаточной обеспеченности витамином Д. И хотя само открытие витамина Д связано с поиском антирахитического фактора, его действие на костную ткань в настоящее время оспаривается (Brommage R., De Luca H.P., 1985). Более того, получен ряд доказательств того, что витамин Д и его гормональная форма - 1,25(ОН)2Дз способствуют не формированию и минерализации костной ткани, а ее резорбции (Stern Р.Н., 1980; Haussler M.R., 1986; Carpenter Thomas О., 1998). Оказалось (Бауман В.К., 1989), что сам витамин Д, который ранее принимали за действующее начало, физиологически инертен, и активность проявляют только его метаболиты. Причем в ряде исследований (Блажеевич Н.Б. с соавт., 1982; Сергеев И.Н. с соавт., 1982; Каратабанова И.А., 1985, и др.) показано благоприятное действие 24,25(ОН)2Дз на го-меостаз кальция и минерализацию костной ткани. Однако не ясно, каким образом введение этого препарата влияет на химическую структуру органического матрикса костной ткани, а также будет ли эффективен данный метаболит при замене витамина Д в кормах поросят и супоросных свиноматок на аналогичное по биологической активности количество 24,25(ОН)2Дз, и отразится ли его введение в корма супоросных свиноматок на формирование и минерализацию костной ткани плодов. Остается также дискуссионным вопрос об изменениях органического матрикса костной ткани животных при дефиците витамина Д.

Биологическую активность йода в организме связывают с функцией щитовидной железы. При недостатке этого элемента в кормах отмечалось замедление роста костей в длину, понижение содержания в них кальция, оксипролина и фосфо'моноэстеразы (Смоляр В.И., 1984; Sokkar S.M. et al., 2000). Полагают, что йод необходим для нормального функционирования остеогенных клеток и способствует минерализации костного матрикса. Однако в целом, влияние уровня йода на процессы формирования и минерализации матрикса изучены слабо. Следует отметить, что йодная недостаточность может быть обусловлена как низким уровнем содержания этого элемента в воде и кормах, так и наличием в них зобогенных веществ, препятствующих окислению йодидов в йод и тормозящих синтез йодсодержащих тиреоидных гормонов. Влияние различных гойтрогенных веществ корма на процессы остеогенеза у растущих свиней практически не изучены, хотя можно предположить развитие аномалий скелета при их высоком содержании в кормах.

Дальнейшей разработки требует также вопрос гормональной регуляции метаболизма костной ткани. На сегодняшний день большая часть исследований в этом направлении связана с изучением действия на кость гормонов, регулирующих кальциевый обмен в организме - паратгормо-на и кальцитонина, в то время как информация об эффектах других гормонов на костную ткань относительно невелика. В то же время важность йодсодержащих гормонов щитовидной железы для роста и созревания скелета не вызывает сомнения и подтверждена в экспериментах на животных и при изучении скелетов людей, больных кретинизмом. Имеющиеся работы по изучению изменений в костях при гипо- и гипертиреозе в основном связаны с исследованием состояния минерального компонента костей, а также показателей их роста и резорбции, в то время как данные о влиянии этих гормонов на другие компоненты костной ткани, и прежде всего белкового матрикса весьма скудны и часто противоречивы. Очень ограничены также данные об эффективности инсулина в процессах остеогенеза у растущих животных. В основном в литературе представлены материалы по изменению ростовых параметров, плотности минерального компонента и клеточной активности у больных сахарным диабетом. Влияние гиперинсулинемии на развитие и минерализацию костной ткани у свиней практически не изучено, хотя эта проблема приобретает особую актуальность в связи с использованием этого гормона для повышения продуктивности сельскохозяйственных животных.

Малоисследованной областью пока еще остаются вопросы развития ростовых параметров костей и костной ткани у свиней в возрастном аспекте, хотя эти данные могли бы служить одним из важных критериев оценки различных режимов выращивания молодняка. В частности, для суждения об эффективности различных сроков отъема поросят от свиноматок - технологического процесса, обеспечивающего увеличение производства здоровых поросят и во многом определяющего их дальнейший рост.

Цель и задачи исследований. Цель работы: изучить закономерности формирования и минерализации органического матрикса костной ткани свиней в онтогенезе и под влиянием алиментарных и гормональных факторов. В связи с поставленной целью решались следующие задачи:

1. Представить концепцию остеогенеза у свиней на основании комплексного изучения динамики морфофункциональных изменений их костяка, содержания основных компонентов органического матрикса и его минерализации в периоды антенатального развития, выращивания и откорма, а также у супоросных свиноматок в условиях содержания и кормления в соответствии с существующими нормами.

2. Исследовать закономерности формирования и минерализации скелета у поросят в зависимости от сроков отъема от свиноматок.

3. Изучить особенности формирования и минерализации скелета свиней при различной обеспеченности животных минеральными компонентами корма (йода и кальция) и витамином Дз, а также его заменой в кормах на 24,25(ОН)2Дз.

4. Установить влияние тиреодных гормонов и инсулина на процессы остеогенеза у выращиваемого молодняка свиней.

Научная новизна исследований. В результате проведенных исследований впервые изучены возрастные особенности остеогенеза у свиней в антенатальный, ранний постнатальный периоды развития поросят, у откармливаемых свиней и супоросных свиноматок. Впервые изучена взаимосвязь изменений влажности, зольности, кальция, магния, фосфора, коллагеновых белков, протеогликанов, гликопротеинов, лимонной кислоты, ДНК, ряда ферментных систем костной ткани за период от 45 суток эмбриогенеза и до 270 суточного возраста свиней. Доказано, что изменение химического состава органической фазы кости определяется возрастом животных и находится в тесной связи с ее минерализацией. Изучено изменение абсолютных промеров и индексов макроморфомет-рии костей в период от 60 суток антенатального онтогенеза и до 13 месячного возраста животных у свиней крупной белой породы и показана взаимосвязь этих параметров с возрастом и массой тела животных. Впервые выявлены периоды активного изменения показателей роста костей выращиваемого молодняка свиней и установлена динамика химического состава органического матрикса, процессов его минерализации и прочности костей скелета эти периоды.

Установлена зависимость химического состава, макроморфологи-ческих показателей и прочности костей скелета от сроков отъема поросят от свиноматок.

Выявлена тенденция более раннего созревания и кальцификации костной ткани свиней породы ландрас в плодный период развития по сравнению со свиньями крупной белой породы.

Показана взаимосвязь процессов образования и минерализации костной ткани с уровнем минерального и витаминного питания свиней. Установлено, что длительный дефицит кальция в рационе поросят замедляет процессы созревания и минерализации матрикса, снижая прочность костей. Недостаток витамина Д в организме растущих животных повышает зрелость органического матрикса костной ткани. Впервые исследована эффективность замены витамина Д в рационе растущих поросят и супоросных свиноматок на аналогичные по биологической активности количества 24,25(ОН)2Дз в процессах формирования и минерализации костей животных. Установлены изменения промеров костей, индексов макроморфометрии и химического состава при изменении уровня йода в кормах и наличия в них гойтрогенных веществ. Охарактеризованы изменения комплекса показателей минеральной фазы, органического матрикса костной ткани и прочности костей у поросят с разными сроками отъема в период 28-120 суточного возраста в условиях экспериментального гипо- и гипертиреоза, а также гиперинсулинемии.

Практическое значение работы. Результатами исследований обоснована целесообразность учета неравномерности остеогенеза свиней как в пренатальный, так и в постнатальный периоды развития при совершенствовании норм кормления поросят и свиноматок, а также режимов выращивания и откорма молодняка свиней.

Показана зависимость процессов остеогенеза у растущих свиней от уровня их обеспеченности минеральными веществами (кальций и йод) и витамина Д. Установлено, что содержание супоросных и подсосных свиноматок на витамин Д-дефицитных рационах приводит к глубокому расстройству остеогенеза у поросят, которое не в полной мере корректируется при дальнейшем их выращивании на стандартных комбикормах, сбалансированных согласно существующих норм. Показана более слабая эффективность 24,25(ОН)гДз для обеспечения оптимального остеогенеза у молодняка свиней по сравнению с виденном.

Установлено, что введение в дефицитные по йоду рационы гойтро-генных веществ (перхлората магния в дозе 1000 мг/кг и тиоцианата калия в количестве 100 мг/кг корма) приводит к нарушению роста костей.

Показана зависимость прочности костной ткани от уровня инсулина и тиреоидных гормонов в крови. Установлено снижение прочности костей свиней в период 28-120 суток развития под влиянием гипертирео-за, а также после 2-х недельного угнетения функции щитовидной железы и гиперинсулинемии у 42 суточных поросят. Использование мерказолила (0,01 г на голову в сутки) для снижения функций щитовидной железы, а также введение инсулина (0,1 ИЕ на 1 кг живой массы) в течение 30 суток растущим поросятам увеличивает крепость костей поросят раннего отъема.

Установлена большая благоприятность раннего (28 суток) и позднего (60 суток) отъема поросят от свиноматок по сравнению со средним отъемом (40 суток) для процессов развития костной ткани.

Предложены биохимические тесты для оценки состояния органического матрикса костной ткани и его минерализации.

Полученные экспериментальные и теоретические данные используются при чтении лекций в ряде вузов России.

Апробация материалов диссертации. Основные положения работы доложены на Всесоюзном симпозиуме "Биохимия с.-х. животных и продовольственная программа" (Ташкент, 1986), третьей Всесоюзной конференции "Актуальные вопросы обмена веществ" (Вильнюс, 1987), Всесоюзной конференции "Физиология продуктивных животных - решению продовольственной программы СССР" (Тарту, 1989), Международной конференции "Биологические основы высокой продуктивности с.-х. животных" (Боровск, 1990), Всесоюзной конференции "Микроэлементы в биологии и их применение в с.-х. и медицине" (Самарканд, 1990), Всесоюзном совещании "Новые аспекты участия биологически активных веществ в регуляции метаболизма и продуктивности с.-х. животных" (Боровск, 1991), IX Всесоюзной научно-практической конференции молодых ученых и специалистов "Пути увеличения производства и повышения качества с.-х. продукции" (Оренбург, 1991), II Международной конференции "Актуальные проблемы биологии в животноводстве" (Боровск, 1995), Региональной научно-практической конференции "Актуальные проблемы исследований в области зоотехнии и ветеринарной медицины" (Чебоксары, 2000), IV Международной конференции "Проблемы с.-х. производства на современном этапе и пути их решения" (Белгород, 2000), на годичных отчетных сессиях Ученого Совета ВНИИФБиП с.-х. животных (1989-1993 гг.), на межкафедральном заседании зооинженерного факультета УГСХА (январь, 2002 г.), на заседании Ульяновского отделения Всероссийского физиологического общества (март, 2002 г.).

Публикация результатов исследований. Представленный в диссертации материал изложен в 26 научных статьях.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из следующих разделов: введения, обзор литературы, материал и методы исследований, результаты исследований и их обсуждение, заключение, выводы, предложения производству, приложения. Изложена на 511 страницах машинописного текста, содержит 15 рисунков и 83 таблицы. Список литературы включает 486 источников, в том числе 314 на иностранных языках.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Процесс остеогенеза у свиней в период от 45 суток внутриутробного развития до 270 суток выращивания характеризуется непрерывной перестройкой минерального и органического компонентов костной ткани, интенсивность и направленность которой зависит от возраста, вида кости, локализации в скелете, а также от системы внешних факторов, прежде всего алиментарных и гормональных.

2. В антенатальный период развития наиболее существенное увеличение зольности костей связано с периодом от 45 до 60-90 суток развития плодов. Этот процесс сопровождается дегидратацией скелета, повышением активности щелочной фосфатазы, интенсификации гликолиза, пен-тозофосфатного пути, снижения уровня гексозаминов и общего азота. Содержание ДНК, коллагеновых белков возрастает, а гликозаминогли-канов уменьшается в течение всего плодного периода развития свиней.

3. В ранний постнатальный период развития наиболее активное повышение зольности, коллагеновых белков, ДНК, активности щелочной фосфатазы и понижение содержания гексозаминов и уроновых кислот в костной ткани поросят связано с периодом от 1 до 42-60 суток развития животных.

4. В период откорма зольность костей увеличивается до 7-го месяца развития животных, а содержание коллагенов возрастает в периоды от 4 до 6 и от 8 до 9 месяцев постнатального онтогенеза, что приводит к понижению минеральной насыщенности органического матрикса у 6 и 9-месячных животных. Количество уроновых кислот в костной ткани с возрастом животных понижается.

5. Дефицит кальция в рационе растущих поросят (0,1%) приводит к нарушению кальцификации вновь образующейся кости, замедлению физиологического созревания матрикса и понижению прочности костей.

6. Выращивание поросят на рационах с дефицитом витамина Д ускоряет созревание органического матрикса костей и способствует понижению в них отношения кальция к коллагеновым белкам и прочности. Содержание супоросных и подсосных свиноматок на рационах с низким уровнем витамина Д приводит к нарушению формирования и минерали

17 зации костной ткани поросят, которое не компенсируется последующим выращиванием их на кормах, сбалансированных согласно существующих норм.

7. Умеренный гипертиреоз активирует обменные процессы в костной ткани, понижает содержание минеральных элементов, увеличивает концентрацию коллагенов за счет повышения фракции незрелого коллагена. Прочность костей при этом понижается.

8. Ежедневные инъекции инсулина в дозе 0,1 ИЕ на 1 кг живой массы поросятам в течение 28-60 суток развития вызывают повышение зрелости химической структуры органического матрикса, стимулируют увеличение содержания коллагенов за счет солерастворимой фракции, увеличивают прочность костей.

18

Похожие диссертационные работы по специальности «Кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов», 06.02.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов», Стеценко, Ирина Игоревна

452 5. ВЫВОДЫ

1. Формирование и минерализация костной ткани свиней представляют собою взаимосвязанные процессы развития структур ее органического и минерального компонентов, зависящие от функционирования внутренних систем организма, обеспечения рационов животных минеральными веществами и витаминами, их возраста, локализации кости в скелете и ее функции. Нарушения сбалансированности уровня содержания отдельных компонентов органического матрикса приводят к расстройству процесса минерализации и могут служить критерием при оценке состояния здоровья животных.

2. В пренатальном онтогенезе свиней наиболее высокая напряженность метаболических процессов в костной ткани связана с 45-90 сутками развития плодов. За это время активно увеличивается степень ее минерализации, сопряженная с повышением интенсивности гликолиза, пенто-зофосфатного пути и аэробного обмена, возрастанием активности щелочной фосфатазы и кальцийзависимой АТФазы, уменьшением содержания общего азота, гликозаминогликанов, неколлагеновых белков, отношения гексозамин:оксипролин и дегидратацией костей.

3. В период раннего постнатального развития свиней наиболее существенные изменения структуры органического матрикса, направленные на ее созревание и минерализацию, связаны с периодом первых 42-60 суток онтогенеза. Для этого периода характерно повышение зольности костной ткани, содержания в ней кальция, коллагеновых белков, отношения Са:Р и Са'.общий азот, увеличение активности фосфогидролаз, лактатдегидрогеназы, глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы, уменьшение количества углеводных компонентов и повышение прочности костей.

4. Остеогенез у молодняка свиней в период откорма характеризуется асинхронностью интенсификации процессов формирования и минерализации органического матрикса костной ткани животных, приводящее

453 к понижению соотношения кальция и коллагеновых белков у 6 и 9 месячных животных. Снижение прочности костей у 9 месячных свиней связано с уменьшением содержания минеральных элементов, отношения Са:Р и соотношения между основным веществом и коллагеновыми белками, увеличением уровня коллагенов.

5. Антенатальный период развития поросят характеризуется наиболее активным ростом костей. За период от 60 суток эмбриогенеза до рождения поросят длина костей конечностей увеличилась в 2,8-3,0 раза, ширина проксимального эпифиза в 1,7-4,7 раз, дистального в 2,9-7 раз, ширина диафизов в 2,2-5,3 раза и его периметр в 3,9 раз, масса костей выросла в 26-47 раз, индекс абсолютной массивности в 9,5-17раз. Индекс грациальности костей уменьшился.

6. Активный рост всех костей конечностей установлен в период первых 60 суток постнатального онтогенеза. Их длина выросла в 2,0-2,3 раза, ширина эпифизов от 1,2 до 3 раз, диафиза в 1,2 -2,6 раза, масса в 912 раз, индекс абсолютной массивности в 4,3-5,25 раз. Индекс грациальности за этот период не изменился.

7. В период от 60 суток антенатального онтогенеза до 12 месячного возраста свиней увеличение длины костей конечностей происходит пропорционально друг другу и для бедренной кости описывается следующим уравнением регрессии У=0,0533х + 6,9484, где х - возраст животного. В период от 1 суток до 12 месяцев постнатального онтогенеза развитие абсолютных промеров костей конечностей определяется размерами тела животного, что подтверждается высокими коэффициентами корреляции этих параметров с массой тела свиней, составивших для бедренной кости - длины г=+0,96, периметра диафиза +0,94, ширины дистального эпифиза +0,88, массы кости +0,99 и индекса абсолютной массивности +0,95.

8. Наименее благоприятным сроком отъема поросят от свиноматок

454 для формирования прочного скелета является отъем в 40 суточном возрасте. Предельная прочность костей на изгиб у этих животных была ниже, чем у поросят раннего и позднего отъема.

9. При доращивании поросят в течение месяца на кормах с низким уровнем кальция (0,1% воздушно-сухого вещества корма) в ткани отдельных костей снижается зольность, концентрация кальция и фосфора, уменьшается активность щелочной фосфатазы, Са-зависимой АТФазы, концентрация гликозаминогликанов, гексозаминов, ДНК и соотношение гексозмин: оксипролин.

10. Скармливание поросятам дефицитных по кальцию рационов в течение трех месяцев приводит к задержке созревания и минерализации матрикса, проявившееся в увеличении в ткани их костей количества воды, повышении уровня общего азота и коллагеновых белков, возрастании концентрации гликозоаминогликанов, гекзозаминов и активности щелочной фосфатазы, снижению зольности, содержания кальция, фосфора, магния и прочности костей на изгиб и на сжатие.

11. Выращивание поросят в течение 2 месяцев на кормах с умеренным дефицитом йода (0,14 мг/кг корма) не приводит к изменению линейных промеров, массы и индексов макроморфометрии, снижает прочность отдельных костей.

12. Введение в комбикорма поросят с низким уровнем йода гойтро-генных веществ: 1000 мг/кг перхлората магния или 100 мг/кг тиоцианата калия в течение двух месяцев задерживало рост костей и увеличение их массивности. Аналогичный, но менее выраженный эффект на показатели роста костей вызывает введение 200 мг/кг корма нитрата натрия. Перхлораты и тиоцианаты повышают содержание коллагеновых белков и их зрелость, а также отношение кальция к общему азоту в зоне метафи-зов длинных костей. Тиоцианаты понижают отложение кальция в зоне диафизов костей. Добавки нитратов увеличивают грациальность костей

455 и содержание цитрата в диафизах. Значительные дозы фторида натрия (75 мг Р/кг корма) способствуют отложению кальция, магния и фосфора в диафизы длинных костей, однако снижают их прочность.

13. Дефицит витамина Д в организме супоросных свиноматок приводит к нарушению остеогенеза у плодов, которое проявляется в незначительном снижении зольности, уровня кальция, отношения Са:коллаген, уменьшении цитрата, повышении уровня коллагеновых белков и воды, увеличении азота коллагена в общем азоте костной ткани и уменьшении отношения гексозамин:оксипролин. В то же время введение в рацион супоросных свиноматок 24,25(ОН)2Дз способствует минерализации костной ткани плодов.

14. Выращивание поросят, полученных от свиноматок с гиповитаминозом Д, на кормах без добавок этого витамина приводит к нарушению остеогенеза, выражающемуся в уменьшении содержания в единице объема кости золы и кальция, понижении отношения Са:коллаген, ускорении созревания органического матрикса, понижении плотности и прочности костей.

15. Характер и глубина изменений в органическом матриксе и минеральной фазе костной ткани под влиянием гормональных нагрузок зависит от степени и длительности нарушения гормонального статуса организма, от вида кости и возраста животных.

456

6. ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. При разработке норм питания и оптимальных технологий выращивания свиней рекомендуется учитывать неравномерность процесса формирования и минерализации костной ткани в возрастном аспекте. Критическими периодами, связанными с высокой напряженностью метаболических процессов в костной ткани, являются 45-90 сутки антенатального периода развития и 1-60 сутки постнатального онтогенеза. Глубокие изменения костной ткани характерны также для 6 и 9 месячных откармливаемых свиней. В эти периоды наиболее вероятны развития заболевания костной системы, в связи с чем следует обратить особое внимание на их профилактику.

2. При использовании инсулина в качестве стимулятора роста молодняка свиней следует учитывать его отрицательный эффект на состояние костной ткани и прочность костей в течение первых 14 суток применения препарата.

3. Тиреостатические препараты оказывают отрицательное влияние на рост костей и их развитие, понижают прочность в начальные сроки использования.

4. В целях профилактики остеопатий у молодняка свиней необходимо осуществлять контроль за уровнем витамина Д в рационе супоросных и подсосных свиноматок, особенно в критические периоды остеогенеза. Замена видеина в рационах поросят на аналогичное по биологической активности количество 24,25(ОН)2Дз нецелесообразно из-за меньшей эффективности этого препарата в обеспечении процессов формирования и минерализации костной ткани у растущих животных.

5. В качестве биохимических критериев оценки зрелости костной ткани свиней рекомендуются следующие показатели: содержание азота коллагена в общем азоте костной ткани, отношение оксипролина к гек-созамину, отношение Са/Р и содержание уроновых кислот.

457

6. Для оценки функционального состояния костной ткани и учета изменений характера роста костей скелета рекомендуется использовать определение момента изгиба и предельную прочность на изгиб пястных и плюсневых костей, а также абсолютные промеры и индексы макромор-фометрии бедренной кости свиней.

458

4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенных нами исследований по изучению процессов формирования и минерализации костной ткани свиней за период от 45 суток антенатального развития и до 270 суток постнатального онтогенеза следует отметить, что костная ткань растущих свиней характеризуется высокой пластичностью, активными процессами костеобразования, значительной интенсивностью обменных процессов, сбалансированностью взаимодействия структур органического и минерального компонентов, большими компенсационными возможностями. При этом динамика изменения показателей, характеризующих состояние органического матрикса и минеральной фазы костной ткани в онтогенезе в значительной степени зависела от скорости созревания исследуемых костей, их локализации в скелете, строения и выполняемой функции, а также от уровня минерального и витаминного питания животных, деятельности эндокринной системы, и длительности воздействия на остеогенез внешних факторов и их силы. Установлено, что как в пренатальный, так и постна-тальный периоды развития свиней процесс остеогенеза носил неравномерный характер. Наиболее существенные изменения в метаболизме органических и минеральных веществ в костной ткани выявлено в период 45-90 суток антенатального развития свиней и 1 -60 суток постнатального онтогенеза.

В плодный период развития свиней наиболее интенсивный рост костей установлен в период 60-90 суток антенатального онтогенеза, когда длина костей конечностей увеличилась в 2-2,2 раза, ширина диафиза в 2,6 раза, масса костей в 11-18 раз. При этом кости задних конечностей увеличивались в длину быстрее, чем передних. Рост костей конечностей в длину коррелировал с массой костей (г=+0,95) и возрастом плодов (г=+0,97). В антенатальный период развития свиней увеличение длины костей в пределах конечности проходило пропорционально друг другу, о

424 чем свидетельствует практически постоянная доля длины изучаемых костей от общей длины конечности. Установлена высокая коррелятивная связь массы отдельных костей конечности с массой тела (г=+0,97). Активное увеличение массы костей способствовало повышению индекса абсолютной массивности. Грациальность костей уменьшалась. Относительная масса костей (от массы тела) за период 60-90 суток эмбриогенеза выросла в 1,7-2,9 раза, что отражает активное костеобразование в этот период. За последующие 24 дня внутриутробного развития свиней, от 90 суток до рождения, длина костей увеличилась на 32-57%, ширина диафи-зов на 48%, а его периметр на 20-90%, масса костей выросла в 2-3 раза, индекс абсолютной массивности на 44-38%о, а грациальность практически не изменилась, что указывает на пропорциональность увеличения длины костей периметру ее диафиза с этого периода. Относительная масса костей продолжала повышаться на 17-51%. Таким образом, напряженность относительного прироста изучаемых параметров за период 90-114 суток плодного периода несколько снижалась. В то же время следует признать, что этот период характеризовался высоким уровнем остеопластических процессов, поскольку абсолютный прирост массы костей за это время был значительно выше, чем в период 60-90 суток эмбриогенеза, что требует значительного количества минеральных веществ и указывает на важность сбалансированного минерального питания свиноматок в этот период.

Активное увеличение промеров и массы костей до 90 суток прена-тального онтогенеза свиней сопровождалось и существенными изменениями в органическом матриксе и минеральной фазе костной ткани. За плодный период развития свиней отмечалась дегидратация костной ткани, наиболее выраженная за 60-90 сутки пренатального развития и коррелировавшая с увеличением зольности костей (г=-0,75) и содержанием в ней гликозаминогликанов (г=+0,85). Зольность костной ткани наиболее

425 активно возрастала за период 45-90 суток антенатального развития, а затем практически не менялась до рождения поросят. Этот же период характеризовался наиболее активным отложением кальция, фосфора, магния и повышением отношения кальция к общему азоту, характеризующему минеральную насыщенность белкового матрикса костей. Обнаружена тесная корреляция в отложении кальция и магния в костную ткань плодов (г=+0,94). Минерализация костной ткани за период 45-90 суток эмбриогенеза сопровождается увеличением активности щелочной фос-фатазы, ответственной за метаболизм минеральных элементов, Са-зависимой АТФазы, характеризующей повышение энергетических затрат в ходе депонирования минеральных элементов в костную ткань. Повышение зольности костной ткани плодов от 45 до 90 суток развития сопровождалось интенсификацией пентозофосфатного пути катаболизма углеводов, на что указывает повышение активности глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы. В ходе минерализации костной ткани увеличивалась также напряженность гликолиза, которую отражает возрастание к 90 суткам антенатального развития плодов активность лактатдегидроге-назы костной ткани и ее катодных изоферментов. Отмечаемое наряду с этим повышение в костной ткани 90 суточных плодов и анодных, аэробных фракций ЛДГ за счет уменьшения промежуточной фракции ЛДГз свидетельствует о высокой активности тканевого дыхания в этот период. Таким образом, минерализация органического матрикса костной ткани требует значительных затрат энергии. А период 45-90 суток антенатального развития плодов характеризуется высокой напряженностью процессов роста костей и минерализации костной ткани плодов. В костной ткани плодов прослеживалась тенденция уменьшения содержания азотсодержащих компонентов, более ярко выраженная в период 45-90 суток эмбриогенеза, то есть в период активной минерализации. Коэффициент корреляции уровня общего азота и кальция в костной ткани плодов в

426 этот период составил - 0,73. Концентрация коллагеновых белков повышалась в течение всего пренатального периода развития с 7-9 г до 12-16 г/100 т ткани. Этот процесс носил неравномерный характер, и его интенсивность определялась в основном строением, функцией и локализацией кости в скелете. Отношение кальция к коллагеновым белкам повышалось до 60 суток эмбриогенеза, а затем понижалось, что указывает на более высокую скорость образования коллагеновых структур по сравнению с отложением в них минеральных элементов в позднеплодный период развития свиней. Уменьшение содержания в костной ткани азотсодержащих веществ осуществлялось за счет сокращения фракции неколлагеновых компонентов матрикса. Установлено уменьшение фракции неколлагеновых белков органического матрикса, определяемых по тирозину, уровень которых коррелировал с содержанием золы (г=-0,70) и кальция (г=-0,85), что наводит на мысль об их участии в кальцификации органического матрикса. Выявлен высокий уровень содержания углеводных компонентов в костной ткани 45 суточных плодов, концентрация которых убывала в течение всего пренатального онтогенеза. При этом обнаружена обратная зависимость между уровнем гликозаминогликанов в костной ткани животных и концентрацией в ней кальция (г=-0,82), что подтверждает роль этих соединений в качестве ингибиторов минерализации, очевидно, предохраняющих, несформировавшиеся структуры органического матрикса от преждевременной кальцификации. Соотношение гексоза-мин:оксипролин активно понижалось на протяжении всего плодного периода с 3,9-1,4 у 45 суточных плодов до 0,7-0,2 у новорожденных поросят, что позволяет использовать данный показатель для оценки зрелости органических структур костной ткани. Содержание ДНК в костной ткани плодов повышалось на протяжении 45-114 суток пренатального онтогенеза, что является отражением активных остеопластических процессов. Установлена корреляция между уровнем ДНК и содержанием коллагено

427 вых белков (г=+0,97). Таким образом, процесс остеогенеза у свиней в антенатальный период развития характеризовался взаимосвязанными и взаимообусловленными изменениями органического и минерального компонентов костной ткани, направленных на повышение его зрелости и минерализации.

Анализируя изменения абсолютных промеров костей свиней крупной белой породы в возрастном аспекте от момента рождения до 12 месячного возраста животных, можно выделить 4 периода, выделяющиеся по степени интенсивности ростовых процессов:

I период - активного роста, от 1 до 60 суточного возраста поросят, линейные размеры костей за это время выросли в 2 раза, а массы в 10 раз;

II период - включает в себя срок от 60 до 100 суток онтогенеза свиней. За этот период замедляется как напряженность роста, так и среднесуточный прирост длины и ширины костей, понижалась и относительная скорость роста массы костей, однако абсолютный среднесуточный прирост массы повышался;

III период - от 100 до 170 суток развития животных характеризуется дальнейшим замедлением как относительной скорости, так и абсолютного прироста линейных параметров костей. Однако скорость ростовых показателей еще достаточно велика, особенно в период 150-170 суточного возраста животных. Среднесуточный прирост массы костей в этот период был выше, чем в предыдущие;

IV период - от 170 суточного до 12 месячного возраста животных связан с существенным снижением напряженности роста и абсолютного прироста длины и массы костей.

Индекс абсолютной массивности костей увеличивался с возрастом свиней. Повышение индекса абсолютной массивности костей конечностей в постнатальный период шло строго пропорционально друг другу, соотношение между индексами абсолютной массивности этих костей за

428 первый год развития животных не изменилось. Индекс грациальности и расширенности эпифизов за постнатальный онтогенез менялся не значительно, следовательно, рост отдельных фрагментов кости в основном шел пропорционально друг другу в соответствии с генетической программой развития костей. Относительная (от массы тела) масса костей понижалась, начиная с 28 суточного возраста поросят, отражая опережающий рост массы тела относительно массы скелета. Соотношение длины изучаемых костей и длины конечности за первый год постнаталь-ного онтогенеза не изменилось, что свидетельствует о пропорциональности роста длины отдельных костей в конечности. Также как в антенатальный период развития свиней установлена высокая корреляция живой массы поросят с длиной костей (г=+0,96), периметром диафиза (г=+0,94), сегментальной шириной дистального эпифиза (г=+0,88) и индексом абсолютной массивности (г=+0,95). Высокие значения коэффициентов корреляции свидетельствуют о том, что эти параметры довольно жестко определяются размерами животного.

Исследование остеогенеза у выращиваемого молодняка свиней крупной белой породы показало, что в период раннего постнатального развития животных процессы формирования и минерализации костной ткани проходили с меньшей напряженностью, чем в антенатальном онтогенезе. Однако анализ полученных данных позволяет выделить периоды, характеризующиеся высокой активностью остеопластических процессов. Установлено, что зольность костной ткани значительно увеличивалась за первые 42-60 дня жизни поросят и в период 90-120 суток развития. Хотя уровень кальция в костной ткани животных повышался в этот период в основном до 60-90 суток онтогенеза, наиболее интенсивное отложение его в костную ткань поросят наблюдалось также до 42-60 суточного возраста животных. Сроки наиболее интенсивной кальцификации костной ткани определялись видом кости, ее локализацией в скелете и

429 выполняемой функцией. Максимальные значения концентрации фосфора в костной ткани поросят также зависели от вида костей и в основном наблюдались у 60 суточных поросят. Минеральная насыщенность мат-рикса, определяемая по отношению кальция к общему азоту активно увеличивается за первые 42 дня развития животных, а также в период 90120 суток постнатального онтогенеза. Согласно современным теориям минерализации костной ткани определяется оптимальным развитием структур органической фазы. Анализ динамики коллагеновых белков показал существенное увеличение концентрации коллагенов к 42 суткам постнатального развития в большинстве исследованных костей с последующим снижением интенсивности этого процесса ко 2 месяцу жизни животных, которое привело к понижению его содержания в большинстве костей 2-х месячных поросят. К 120 суткам онтогенеза концентрации коллагенов в костной ткани повышалась. Волнообразный характер изменения содержания коллагеновых белков в костной ткани поросят в течение 4 месяцев их постнатального развития обусловил незначительную разницу в уровне этого компонента органического матрикса у 4-х месячных и новорожденных животных, что также свидетельствует о высокой степени развития коллагеновых структур костной ткани за период антенатального онтогенеза. Как и в пренатальный период развития костной ткани, увеличение уровня содержания коллагеновых белков сопровождалось сокращением других азотсодержащих компонентов матрикса. Повышение фракции азота коллагеновых белков в общем азоте костной ткани связано с периодом 28-42 и 90-120 суток постнатального развития животных. Фракция богатых тирозином неколлагеновых белков за первые 4 месяца постнатального развития менялась не существенно, что говорит о ее формировании в антенатальный период развития. Уменьшение фракции азота неколлагеновых белков в общем азоте костной ткани в основном было обусловлено уменьшением фракции протеогликанов и

430 гликопротеинов, о динамике которых мы судили по содержанию их углеводных компонентов - гексозаминов и уроновых кислот. В результате анализа изменения концентрации этих соединений в возрастном аспекте мы выявили два периода, первый от 1 до 42-60 суток постнатального онтогенеза и второй, с интервалом в 1 месяц, то есть от 60-90 суток до 4 месяцев развития поросят, в течение которых уровень содержания этих компонентов матрикса понижался. Обнаружена отрицательная корреляция между содержанием углеводных компонентов гликозаминогликанов и кальцием (г=-0,70). Органический матрикс костной ткани, регулирующий процессы минерализации кости, вырабатывается остео-генными клетками, о концентрации которых мы судили по количеству ДНК в костной ткани. Высокий уровень этой нуклеиновой кислоты обнаружен в костной ткани поросят от момента рождения и до 42 суточного возраста. Причем в период до 28-42 суточного возраста содержание ДНК в костной ткани повышалось, что отражает активную клеточную пролиферацию в этот период. К 90 суткам развития поросят количество ДНК в костной ткани понижалось вследствие преобладания в этот период процессов дифференциации, что и явилось, вероятно, причиной замедления роста костей в этот период. Активность щелочной фосфатазы костной ткани, отражающая интенсивность минерализации и остеопла-стических процессов, повышалась до 42 суточного возраста поросят, а в теменной кости до 2 месячного возраста животных, после чего активность фермента постепенно понижалась. Аналогичная возрастная динамика обнаружена и у пирофосфатазы, функции которой близки к щелочной фосфатазе, а также и у Са-зависимой АТФазы, принимающей участие в метаболизме кальция и связанной с высвобождением энергии АТФ. Высокий уровень активности этого фермента у 42 суточных поросят указывает на высокую напряженность энергозависимых процессов синтеза и минерализации костного матрикса поросят. Повышение ак

431 тивности глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы к 42-60, а в теле позвонков к 90 суткам постнатального развития. В активности лактатдегидрогеназы, отражающей интенсивность анаэробного гликолиза, в период постнатального развития прослеживалось два типа активности - на 42 и 120 сутки постнатального онтогенеза свидетельствует о значительной напряженности пентозофосфатного пути, связанного с процессами роста костной ткани на протяжении всех 4 месяцев постнатального онтогенеза, обусловленные процессами коллагенообразования и его минерализации. Таким образом, можно заключить, что хотя, как показали наши исследования, костная ткань, полученная из различных отделов скелета, характеризуется определенным, строго индивидуальным уровнем развития органического и минерального компонентов, в период раннего постнатального развития поросят наибольшая напряженность этих процессов, а, следовательно, и уязвимость костной ткани к действию внешних факторов, отмечена нами в период первых двух месяцев постнатального онтогенеза, а также между 3 и 4 месяцами их жизни. Причем в первый выделенный нами период наиболее важным является время от рождения поросят до 42 суток их выращивания. Изменение химического состава костной ткани отражается и на ее прочности. За исследованный период максимальная прочность костей на сжатие и изгиб была у 42 суточных поросят. Прочность костей 2-х месячных поросят была ниже, чем у 42 суточных и практически не менялась до конца опытного периода.

В период откорма свиней, характеризующийся замедлением ростовых процессов костей, отмечалось повышение зольности костной ткани к 7 месяцу развития животных и слабая тенденция ее понижения у 9 месячных свиней. При этом, также как в предыдущие возрастные периоды установлена обратная корреляция между содержанием золы и воды (г=-0,77). Уровень кальция за время от 4 до 7 месяцев онтогенеза свиней в их костях практически не изменился, однако у 9 месячных свиней он пони

432 жался. Аналогичный характер носила динамика содержания фосфора и магния, однако их изменения были выражены слабее и в основном носили характер тенденций. Установлена тесная коррелятивная связь между содержанием кальция в костях подопытных животных и их зольностью (г=+0,79). Плотность костей свиней возрастала до 7 месяцев их развития, затем, в течение месяца, она практически не менялась, а у 9 месячных животных понижалась, очевидно, в связи со снижением минерального компонента. Обнаружена прямая коррелятивная связь между зольностью и плотностью костей (г=+0,74 - +0,86).

Установлено понижение минеральной насыщенности белков матрикса (определяемой по отношению кальция к общему азоту) за период от 4 до 6 месяца развития свиней, что связно с повышением содержания коллагеновых белков в этом возрасте, и у 9-месячных свиней, когда соотношение кальция и азотсодержащих компонентов матрикса было наименьшим за весь период откорма. Динамика отношения кальция к кол-лагеновым белкам - главному субстрату для связывания минералов в костной ткани носила тот же характер. Обнаруженное понижение коэффициента кальция: коллаген в костной ткани 6 месячных свиней по сравнению с 4 месячными животными, и у 9 месячных свиней, относительно уровня 8-го месяца их жизни. Более активная убыль ионов кальция из костной ткани 9 месячных свиней, чем фосфора, обусловлена, очевидно, его потерей с поверхности кристалла, что нашло свое отражение в понижении отношения Са/Р за период от 7 до 9 месяцев их онтогенеза. Концентрация цитрата в костной ткани свиней в период 4-8 месяцев онтогенеза менялась не существенно, а к 9 месяцу увеличивалось параллельно со снижением содержания минеральных компонентов. Уровень азотсодержащих соединений в костной ткани свиней за период откорма менялся не значительно. Повышение концентрации коллагеновых белков у 6 месячных свиней связано, очевидно, с новообразованием коллагенового мат

433 рикса. За период от 150 до 170 суток постнатального развития животных наблюдалась некоторая активизация увеличения ростовых параметров костей. Существенное повышение концентрации коллагеновых белков у 9 месячных свиней связано с созреванием матрикса и, возможно, играет компенсаторную роль в условиях понижения содержания минерального компонента костей. Содержание гликозаминогликанов понижалось за период откорма, что отражает процесс созревания органического матрикса. В этот период мы наблюдали обратную корреляцию между содержанием уроновых кислот костной ткани и концентрацией зольных элементов (г=-0,61) и между содержанием уроновых кислот и влажностью костей (г=+0,71), возможно, связанную с ролью протеогликанов в росте и стабилизации коллагеновых фибрилл и регуляции водного обмена в костной ткани. Соотношение гексозаминсодержащих соединений костной ткани и коллагеновых белков за период откорма понизилось, что связано с убылью неколлагеновых белков и преобладанием коллагена в зрелом матриксе костной ткани. Выявлена высокая прямая коррелятивная связь показателей прочности с плотностью (г=+0,72) и кристалличностью костной ткани, определяемой по коэффициенту Са/Р (г=+0,95). Максимальная предельная прочность костей у откармливаемых животных на изгиб наблюдалась у 6 месячных свиней. С 6 по 9 месяцы развития животных прочность пястных костей постепенно понижалась. Понижение отношения Са/коллаген у 6 и 9 месячных поросят при неблагоприятных условиях содержания и питания свиней этого возраста может привести к развитию остеопатий. Обменные процессы костной ткани, являясь частью общего обмена веществ, тесно связаны с деятельностью других систем организма, прежде всего пищеварительной, эндокринной, нервной. Костная ткань очень чутко реагирует на изменение условий содержания и кормления животных. Так, отъем поросят от свиноматок и связанный с ним перевод животных с молочного питания на

434 спецкомбикорма оказывает отрицательное воздействие на состояние костной системы животных. У 40 суточных поросят раннего отъема (в 28 суток) отмечалось замедление увеличения толщины диафизов длинных костей, которое привело к тенденции повышения их грациальности, снижение индекса абсолютной массивности, концентрации кальция, плотности и прочности костей по сравнению с поросятами, содержавшимися до этого возраста под матками. Следует отметить, что у 60 и 105 суточных поросят раннего отъема мы уже не установили существенных различий в изучаемых параметрах костей при сравнении с их животными, находившимися под матками до 2-х месячного возраста. У 2-х месячных поросят, отнятых от маток в 40 суточном возрасте, установлено понижение ширины диафизов костей и их периметра, индекса абсолютной массивности, плотности и прочности костей, а также повышение грациальности и индекса расширенности эпифизов по сравнению с рано отнятыми поросятами. Следовательно, скелет поросят со средним отъемом был более тонкий, рыхлый и менее прочный, чем у поросят с ранним отъемом. То есть в скелете обнаружены те же изменения, что и у 40 суточных поросят раннего отъема, однако эти изменения были выражены ярче. У 2-х месячных поросят со средним отъемом установлено уменьшение содержания кальция и тенденция понижения прочности костей по сравнению с животными, находившимися до этого возраста под матками. К 105 суткам доращивания поросят со средним отъемом установлено повышение грациальности и тенденции понижения прочности костей по сравнению с поросятами, отнятыми от маток в 28 суточном возрасте, соотношение массы костей и тела было выше, а прочность ниже, чем у животных позднего отъема (60 суток). Таким образом, отъем поросят от свиноматок на 40 сутки развития сопровождается изменениями в скелете, ведущими к уменьшению прочности костей, которые сохранялись до 105 суточного возраста животных, то есть через 65 суток после отъема. Ана

435 логичные изменения костей при раннем отъеме поросят были выражены слабее и наблюдались только через 12 суток после отъема, у 40 суточных поросят. Кости животных, содержавшихся под матками до 2-х месячного возраста, были несколько менее массивны, чем при раннем отъеме, что однако не отразилось на их прочности. Следовательно, наиболее благоприятным для развития костной системы животных можно считать отъем на 60 сутки онтогенеза, а наименее благоприятным - в 40 суточном возрасте поросят.

Исследование биохимических аспектов развития костной ткани поросят крупной белой породы в период 2-4 месяцев развития животных при различной обеспеченности их организма кальцием показало, что процессы остеогенеза у поросят, получавших полноценные рационы в возрастном аспекте носили тот же характер, что и ранее отмеченный у свиней крупной белой породы. При скармливании поросятам рационов, содержащих недостаточное количество кальция, обращает внимание выраженный двухфазный характер ответной реакции костной ткани. За первый месяц эксперимента в костной ткани поросят опытной группы наблюдались изменения, которые можно рассматривать как приспособительную реакцию костной ткани в ответ на низкое содержание кальция в кормах. Причем в этот период механизм гомеостатического регулирования обменных процессов в костной ткани в достаточной степени компенсировал возникающие нарушения нормального хода остеогенеза. В этот период в костной ткани животных опытной группы наблюдалась тенденция повышения количества воды, в основном статистически недостоверное уменьшение зольности костей, содержания в них кальция и фосфора. Практически не менялась концентрация магния, в отдельных костях понижалось отношение Са/Р, наблюдалась тенденция понижения минеральной насыщенности матрикса по сравнению с контрольной группой. Активность щелочной фосфатазы, Са-зависимой АТФазы и глюко

436

6-фосфатдегидрогеназы были уже ниже, чем в контрольной группе, отражая замедление минерализации. Отмечалась тенденция понижения уровня цитрата, и уровня гликозаминогликанов и гексозаминсодержа-щих соединений, что рассматривается как механизм ускорения созревания матрикса. Это привело к понижению отношения гексоза-минюксипролин. Концентрация ДНК в отдельных костях поросят опытной группы была ниже, чем в контрольной. Прослеживалась тенденция понижения прочности костей на изгиб. Дальнейшее содержание животных на рационах с низким уровнем кальция привело к глубокому расстройству процесса формирования и минерализации костного матрикса, в результате чего наблюдались изменения как в структуре органической фазы костной ткани, так и в минеральной. Сравнение изучаемых показателей в костной ткани животных опытной и контрольной групп показало статистически достоверное повышение содержания воды у поросят опытной группы, что говорит о торможении процессов созревания костной ткани. К концу опытного периода наблюдалось понижение зольности всех костей, содержания в них кальция, фосфора, тенденция понижения концентрации магния, свидетельствующее о том, что компенсаторные механизмы, поддерживающие минерализацию костной ткани, уже не справлялись с недостаточным поступлением его в организм. В ряде костей понижалось отношение Са/Р (по сравнению с контрольной группой), отражающее замедление образования гидроксиапатита и накопление аморфного фосфата кальция. Понижалась минеральная насыщенность белкового матрикса костной ткани (выражаемая отношением Са/общий азот). Сохранялась тенденция более высокого содержания общего азота и коллагеновых белков в костной ткани Са-дефицитных поросят, по сравнению с контрольными животными, связанная, видимо, с более низкой минерализацией костной ткани. Концентрация лимонной кислоты у 3-х месячных поросят опытной группы снижалась во всех костях по

437 сравнению с контрольной группой, что является показателем замедления образования и минерализации костного матрикса. У 4-х месячных животных с недостатком кальция уровень концентрации определяемых по тирозину неколлагеновых белков, гликозаминогликанов и гексозамин-содержащих соединений в костной ткани был выше, чем в контрольной группе животных. Это также указывает на замедление созревания органического матрикса костей. В результате коэффициент отношения гексо-замин:оксипролин, показывающий зрелость костного матрикса у поросят с дефицитом кальция в кормах, повышался, указывая на отставание его развития у животных этой группы. Активная пролиферация костных клеток привела к повышению содержания ДНК в костной ткани Са-дефицитных поросят. Активность щелочной фосфатазы была выше в костной ткани поросят опытной группы, хотя это повышение не обеспечивало нормальной минерализации костной ткани. Предельная прочность пястных костей на изгиб понижалась по сравнению с контролем ко 2-му месяцу опыта, а на сжатие к концу опытного периода. Таким образом, содержание растущих поросят на рационах с низким уровнем кальция приводит к замедлению формирования и минерализации костного матрикса.

Выращивание поросят на кормах с дефицитом йода (0,14 мг/кг корма) в период с 3 по 5 месяцы их развития не оказало существенного влияния на абсолютные промеры и индексы макроморфометрии костей животных. Не установлено существенных сдвигов в содержании воды, минеральных и органических веществ, хотя прослеживалась четкая тенденция содержания более зрелых коллагеновых фракций в метафизах длинных костей, обусловленная, очевидно, задержкой их катаболизма вследствие замедления обменных процессов, присущих развивающемуся при этом гипотиреозу. Прочность пястных костей этих животных на изгиб незначительно понижалась. 1000 кратное увеличение уровня йода в

438 кормах (200 мг/кг корма) привело к замедлению роста ширины диафизов костей, уменьшению их массивности, тенденции повышения грациально-сти и уменьшения массы, что обусловлено высоким уровнем йода, а не Тз и Т4, уровень которых практически не отличался от животных с недостатком йода в рационе. Мы не обнаружили значительных изменений в содержании изучаемых компонентов органического матрикса и минеральной фазы.

Введение в дефицитный по йоду рацион гойтрогенных веществ (перхлоратов, тиоцианатов, нитратов и фторида) задерживало рост костей поросят в длину и ширину, тормозило увеличение их массы и массивности, однако не отразилось на грациальности и расширенности эпифизов. Лишь добавки нитратов к рациону вызвали повышение грациальности костей. Выраженность указанных изменений зависела от вида вводимого в корма реагента. Анализ химического состава костной ткани у поросят этих групп показал, что у животных, получавших перхлорат магния, отмечалась дегидратация костей, увеличивалось отложение кальция и его отношения к общему азоту в метафизах костей, повышалось содержание в этих зонах коллагеновых белков, которые характеризовались большей зрелостью, возрастала доля азота коллагена в общем азоте костной ткани. Кости (пястные) имели большую предельную прочность на изгиб и несколько меньший, чем у контрольных животных, изгибающий момент.

При введении в корма поросят тиоцианатов наблюдали в общем те же изменения в минеральном и органическом компоненте костей, что и под влиянием перхлоратов. Однако тиоцианат калия вызывал уменьшение содержания кальция и его отношения к общему азоту в зоне диафизов длинных костей. Существенных различий в прочности костей под влиянием тиоцианата калия за 2 месяца эксперимента не установлено.

Скармливание поросятам высоких доз нитратов не оказало сущест

439 венного влияния на содержание в костях воды, золы, кальция и магния. Нитраты вызывали накопление лимонной кислоты в диафизах костей, обусловленное, вероятно, влиянием трийодтиронина на костную ткань, концентрация которого в крови поросят этой группы повышалась. В то же время длина костей поросят этой группы была меньше, чем у контрольных животных. Следовательно, хотя трийодтиронин считается непосредственным регулятором роста костей в длину, для реализации его эффекта необходим также достаточно высокий уровень йода в организме. Нитраты не оказали существенного влияния на содержание общего азота и коллагеновых белков в костной ткани животных. У поросят этой группы отмечалось повышение предельной прочности бедренной кости на изгиб. Фторид натрия способствовал увеличению отложения кальция, магния и фосфора в диафизы длинных костей поросят и тенденцию их дегидратации. В изученных костях поросят не установлено существенных изменений в содержании общего азота и коллагеновых белков. Отмечалось понижение момента изгиба и тенденция уменьшения предельной прочности пястных костей на изгиб.

Таким образом, введение в корма поросят гойтрогенных веществ оказало неблагоприятное влияние на развитие костной ткани животных.

Выращивание поросят в период от 60 до 150 суток их развития на рационах с низким уровнем йода (0,16 мг/кг корма) и высоким содержанием гойтрогенных веществ в составе ингредиентов корма мы не отметили существенных изменений абсолютных промеров и индексов макро-морфометрии у подопытных животных. Установлено лишь увеличение ширины диафизов длинных костей. Не наблюдалось также статистически значимых изменений в содержании золы и воды в ткани исследованных костей. Однако к концу опыта обнаружено повышение отложения кальция, магния и тенденция увеличения фосфора в зоне метафизов бедренной кости и слабое уменьшение его содержания в зоне диафизов. Анало

440 гичный характер установлен в динамике отношения Саюбщий азот. Обнаружено незначительное увеличение уровня общего азота в зоне диафи-за костей поросят этой группы. Следовательно, недостаток йода в рационе поросят, усугубленный высоким содержанием гойтрогенных веществ, способствовал накоплению минеральных веществ в зоне метафи-зов длинных костей и их понижению в диафизах. Статистически достоверных изменений в концентрации коллагеновых белков у йод-дефицитных поросят не установлено. В целом обнаруженные изменения в костной ткани поросят с дефицитом йода носили тот же характер, что и при скармливании им перхлората магния и, очевидно, характерны для недостатка йода в организме.

Витамин Д относится к одному из наиболее важных факторов, определяющих гомеостаз костной ткани. Его дефицит в рационе супоросных свиноматок проявился в тенденции понижения концентрации минеральных элементов в костной ткани плодов, уменьшении минеральной насыщенности костного матрикса и замедлении кристаллизации аморфного фосфата кальция к 90 суткам антенатального развития. Понижение зольности костной ткани сопровождалось увеличением в ней концентрации воды. Коэффициент корреляции зольности и содержания воды в костной ткани плодов составлял -0,82. Установлена тенденция понижения содержания лимонной кислоты в костной ткани плодов. Участие витамина Д в процессе костеобразования не ограничивалось его влиянием на минерализацию костной ткани. При дефиците витамина Д в организме супоросных свиноматок установлена тенденция увеличения количества коллагеновых белков в костной ткани плодов, а также их доли в общем белке костной ткани, за счет сокращения содержания неколлагеновых белков. Изменения фракции углеводсодержащих компонентов костного матрикса в этой группе не имели определенной направленности, а в отношении гексозамин:оксипролин отмечена тенденция к понижению к

441 концу опытного периода относительно уровня контрольной группы, что указывает на диспропорцию в синтезе коллагеновых белков и основного вещества кости.

Введение в рацион супоросных свиноматок 24,25(ОН)2Дз благоприятно отразилось на минерализации костной ткани плодов. Концентрация фосфора, магния и зольность костей плодов этой группы не отличалась от контрольной группы, а по содержанию кальция отмечалась тенденция более высокого отложения в костную ткань плодов, чем в контроле. Минеральная насыщенность костного матрикса костной ткани плодов была несколько выше, чем в контрольной группе, а по сравнению с витамин-Д-дефицитными животными различия были в основном статистически значимы. Следовательно, этот метаболит витамина Д способствовал минерализации костного матрикса плодов несколько активнее, чем витамин Д. Под влиянием введения 24,25(ОН)гДз в корма супоросных свиноматок в костной ткани плодов отмечалось торможение синтеза коллагеновых белков и тенденция снижения доли азота коллагена в общем азоте костной ткани по сравнению с контрольной группой. А при сопоставлении этих показателей с отрицательным контролем - плодами, полученными от витамин-Д-дефицитных свиноматок, различия носили статистически достоверный характер. Содержание углеводных компонентов костного матрикса под влиянием этого метаболита повышалось на ранних стадиях развития костей, а к 90 суткам антенатального развития снижалось в отдельных костях в связи с замедлением новообразования и активизацией их расщепления. Следовательно, использование 24,25(ОН)гДз в качестве заменителя витамина Д в рационе супоросных свиноматок способствовало минерализации костной ткани развивающихся плодов, однако задерживало развитие коллагеновых структур.

Содержание супоросных и подсосных свиноматок на кормах без дополнительных добавок витамина Д в клетках со слабой инсоляцией

442 вызвало проявление недостаточности этого витамина и у полученных от них поросят. Костная ткань молодняка содержала большее количество воды и несколько меньшее количество зольных элементов, чем у поросят контрольной группы. В органическом матриксе костей наблюдались структурные изменения, направленные на повышение содержания колла-геновых белков и сокращения доли гексозаминсодержащих компонентов матрикса, свидетельствующее о его большей зрелости, что подтверждается данными морфометрических и гистологических исследований. В костной ткани поросят этой группы отмечался более высокий уровень общего азота (в расчете на 100 г ткани) и понижение минеральной насыщенности матрикса. Однако указанные изменения в зоне диафизов длинных костей носили в основном характер тенденций и не вызвали изменения предельной прочности костей на изгиб, хотя момент изгиба у поросят этой группы понижался относительно его уровня у контрольных животных. Содержание поросят под матками в течение первых 28 суток по-стнатального онтогенеза в значительной степени корректировало большинство указанных отклонений, вероятно, за счет оптимального поступления в организм поросят кальция и фосфора с материнским молоком, которое обеспечивается повышенной их ассимиляцией лактирующими свиноматками из пищи. Однако в этот период еще наблюдалось понижение прочности костей поросят.

Введение в рацион поросят 24,25(ОН)гДз в период 28-75 суток их жизни в количестве, соответствующем по биологической активности рекомендуемым добавкам витамина Дз, привело к понижению минеральной насыщенности матрикса, определяемой по отношению Са:коллаген к концу опыта, а также увеличению содержания коллагеновых белков в диафизах длинных костей. К 60 суткам развития поросят этой группы в ткани их костей установлено повышение содержания гликозаминогликанов, что свидетельствует о задержке созревания органического матрикса.

443

Однако соотношение основного вещества кости и ее коллагеновых белков понижалось к 75 суткам постнатального онтогенеза относительно контрольного уровня, что, скорее всего, связано с усилением синтеза компонентов органического матрикса наряду с задержкой его катаболизма. Указанные изменения не оказали влияния на предельную прочность костной ткани на изгиб. Однако в целом введение в рацион растущих поросят 24,25(ОН)2Дз оказывает на развитие костной ткани менее благоприятное влияние, чем соответствующие по биологической активности добавки витамина Дз.

Выращивание поросят, полученных от свиноматок с гиповитаминозом Д, в период 28-75 суток развития на рационах, сбалансированных по всем показателям согласно существующих норм, установлено понижение минеральной насыщенности органического матрикса костной ткани относительно контрольного уровня на 42 и 75 сутки выращивания. В длинных костях повышалось содержание коллагеновых белков, что привело к увеличению доли азота коллагенов в общем азоте костной ткани. Соотношение гексозаминов и коллагеновых белков в костной ткани 60 и 75 суточных поросят этой группы практически не отличалось от значений этого коэффициента у животных, не получавших добавки витамина Д. В результате чего предельная прочность на изгиб бедренных костей у поросят этой группы была ниже, чем в контроле. Таким образом, содержание супоросных и подсосных свиноматок в помещениях со слабой инсоляцией и без добавок витамина Д приводит к нарушению ос-теогенеза у поросят, которое не корректируется введением в корма витамина Д, согласно рекомендуемых норм для поросят 28-75 суточного возраста.

Содержание супоросных и подсосных свиноматок, а также полученных от них поросят на рационах без добавок витамина Д повышало уровень активности щелочной фосфатазы в плазме крови животных.

444

Минеральная насыщенность органического матрикса костной ткани поросят этой группы была ниже, чем в контрольной на протяжении всего опытного периода, хотя эти различия не всегда были статистически значимы. Более высокое, по сравнению с контролем, содержание коллагеновых белков в расчете на 100 г ткани у 42 суточных поросят и выраженная тенденция к повышению этого показателя по сравнению с контролем к 60 и 75 суткам выращивания, очевидно, связана с активацией биосинтеза коллагеновых белков при недостатке витамина Д и накоплением некаль-цинированного остеоида. Существенное увеличение доли азота коллагеновых белков в общем азоте костной ткани в период 28-42 суток жизни поросят с сохранением данной тенденции в последующие возрастные периоды указывает на интенсификацию созревания матрикса. Более низкая, чем в контрольной группе, растворимость коллагеновых белков в растворе хлористого лития на 42 и 75 сутки опыта обусловлена более зрелой структурой коллагенов в эти периоды. Обнаруженная тенденция понижения содержания уроновых кислот (в расчете на 100 г ткани) и соотношения гексозамина к оксипролину по сравнению с контрольной группой также свидетельствует о более высокой зрелости органического матрикса костной ткани. У поросят этой группы установлена ярко выраженная тенденция уменьшения предельной прочности костей на изгиб и момента изгиба кости. Следовательно, влияние витамина Д на процессы остеогенеза не ограничиваются его участием в обеспечении костной ткани ионами кальция и фосфора, а в значительной степени связано с изменением функционального состояния компонентов ее органического матрикса. Процессы остеогенеза у свиней породы ландрас за первые 75 суток их выращивания протекали в соответствии с теми же закономерностями, что и у свиней крупной белой породы. Однако прослеживалась четкая тенденция более раннего созревания и кальцификации костной ткани свиней породы ландрас в плодный период развития.

445

В результате проведенных нами исследований по изучению костной ткани поросят в условиях экспериментального гипо- и гипертиреоза, а также повышенного уровня инсулина в крови, можно заключить, что гормоны щитовидной железы, тироксин, трийодтиронин и инсулин являются важными факторами регуляции процесса оссификации скелета поросят. Причем степень воздействия этих гормонов на метаболизм костной ткани зависит как от уровня этих гормонов в крови поросят, возраста животных и вида кости. Наиболее выраженная ответная реакция костной ткани на изученные гормональные факторы наблюдалась в период 28-60 суток развития поросят. У животных, отнятых от маток в 60 суточном возрасте, нарушения обменных процессов в костной ткани под влиянием изменения гормонального статуса были не столь значительны, что, вероятно, связано с их более широкими адаптационными возможностями.

Блокада синтеза тиреоидных гормонов препаратом мерказолила за первые 2 недели эксперимента проявилась в задержке воды в костной ткани. Содержание зольных элементов в ряде костей было несколько ниже, чем в контроле, и минеральная насыщенность костной ткани 42 суточных животных практически не отличалась от ее уровня у 28 суточных поросят. Наблюдалось замедление интенсивности кальцификации, а по отдельным костям содержание кальция было ниже, чем у 28 суточных поросят. Также в большинстве костей увеличивалась концентрация фосфора, что указывает на образование мелкокристаллической фракции аморфного фосфата кальция и потерю кальция с поверхности кристаллов. Коэффициент Са/Р был ниже, чем у 28 суточных и контрольных животных, это также связано с уменьшением кристаллизации. Общее количество азотсодержащих веществ в костной ткани за этот период возрастало относительно контроля. Концентрация коллагеновых белков понижалась по сравнению с 28 суточными поросятами и относительно кон

446 троля в большинстве исследованных костей, отражая задержку развития органического матрикса. Доля коллагеновых белков среди других азотсодержащих компонентов матрикса за период 28-42 суток развития поросят с гипофункцией щитовидной железы не изменилась и оставалась на уровне 28 суточных животных и большинстве исследованных костей была значительно ниже, чем в контроле. Однако уровень протеогликанов не менялся (относительно контроля). В отдельных костях наблюдалась тенденция уменьшения гексозаминсодержащих соединений по сравнению с контролем. Коэффициент отношения гексозамина к оксипролину в первые 2 недели опыта был несколько выше контрольного уровня в большинстве костей, то есть костная ткань по своей химической структуре была менее зрелой, чем у контрольных животных. Активность щелочной фосфатазы в это время не существенно отличалась от нормы, что, очевидно, связано с ее ролью в биосинтезе костного матрикса. Указанные сдвиги в соотношении компонентов органической и минеральной фракции костной ткани привели к понижению прочности костей на сжатие и изгиб. Полученные данные позволяют сделать заключение о том, что экспериментальный гипотиреоз за период от 28 до 42 суточного возраста поросят вызвал понижение функциональной активности костной ткани, задержку влаги в костях, понижение интенсивности процессов минерализации и кристаллизации минеральной фракции. Процесс физиологического созревания костной ткани тормозился.

Скармливание тиреостатика в течение 2-х последующих недель опыта изменило характер ответной реакции костной ткани. Содержание влаги в костной ткани, как и в первый период опыта, было выше, чем в контроле. Зольность костей за это время не изменилась (в то время как в контрольной группе понизилась), что привело к практически одинаковому содержанию золы в ткани костей контрольных и гипотиреозных поросят. Отмечалась тенденция понижения отложения кальция, фосфора

447 и накопления магния в костной ткани. Коэффициент отношения Са/Р также был несколько ниже, чем у контрольных животных. Эти различия носили характер тенденций. Уменьшение содержания кальция привело к понижению минеральной насыщенности матрикса относительно контроля. Общее количество азотсодержащих веществ, также как и в предыдущий период, было несколько выше, чем у контрольных животных, хотя различия были выражены в меньшей степени, чем за первые 2 недели опыта. За период 42-60 суток развития поросят наблюдалось повышение содержания коллагеновых беков в костной ткани (в контрольной группе наблюдалась обратная тенденция), что привело к некоторому увеличению концентрации коллагенов и относительно контрольной группы. Доля азота коллагенов в общем азоте костной ткани за этот период увеличилась и практически не отличалась от контроля. В то же время наблюдалась тенденция увеличения фракции неколлагеновых белков (по тирозину). В содержании протеогликанов особых изменений не наблюдалось. Коэффициент отношения общего гексозамина к оксипролину в костной ткани поросят был еще в большинстве костей несколько ниже, чем в контроле, и ниже, чем у 42 суточных животных, что свидетельствует о повышении зрелости костного матрикса. Уровень активности щелочной фосфатазы понижался, хотя не во всех костях. Механическая прочность костей в этот период была выше контрольного уровня. Все это свидетельствует о том, что к концу первого месяца эксперимента замедление обменных процессов в костной ткани привело к повышению зрелости ее органического матрикса, возможно, и обеспечившего хорошую прочность костей в условиях несколько более слабой, чем у контрольных животных, кальцификации. В опыте на 2-4 месячных поросятах через 30 и 60 суток опыта мы обнаружили те же изменения изучаемых показателей костной ткани, что и у 2-х месячных поросят, хотя и менее выраженные. Следовательно, поросята, отнятые от маток в 2-х месячном возрасте, бы

448 стрее адаптировались к действию тиреостатика, чем 28 суточные животные.

Экспериментальный гипертиреоз за период 28-42 суток выращивания поросят вызвал повышение содержания воды в их костной ткани. Установлена тенденция снижения содержания зольных элементов, как по сравнению с контролем, так и по отдельным костям и относительно уровня у 28 суточных животных. В большинстве исследованных костей отмечалось уменьшение содержания кальция, магния и повышение депонирования фосфора. Наблюдаемое понижение отношения Са/Р свидетельствует об увеличении содержания аморфного фосфата кальция за счет уменьшения кристаллической фракции. Прослеживалась четкая тенденция понижения коэффициента Са/азот по сравнению с контролем, отражающая развитие остеопении. Содержание общего азота не имело существенных отличий от контроля и лишь по отдельным костям прослеживалась тенденция его увеличения. Концентрация коллагеновых белков в костях с преобладанием губчатого вещества понижалась. Зрелость коллагеновых белков была значительно ниже, чем у контрольных животных. Выраженная тенденция понижения фракции азота коллагеновых белков в общем белке костной ткани относительно контроля свидетельствует о понижении зрелости органического матрикса. Сдвиги в содержании бо^ гатых тирозином неколлагеновых белков определялись видом кости. Концентрация гликозаминогликанов понижалась, причем в костях с преобладанием губчатого вещества это понижение было статистически достоверно. Содержание общего гексозамина в костной ткани менялось не существенно. Отношение гексозамин: оксипролин у поросят с гипер-тиреозом было выше, чем у контрольных животных, что также свидетельствует о задержке созревания органического матрикса. Более высокая, чем у контрольных животных активность щелочной фосфатазы костной ткани является отражением значительной интенсивности обмен

449 ных процессов. Прочность костей при сжатии и изгибе понижалась.

За последующие 2 недели эксперимента различия по уровню тирео-идных гормонов между опытной и контрольной группами сократилась до 12%. Однако влажность отдельных костей поросят все еще была несколько выше, а зольность незначительно ниже, чем у контрольных поросят. Отмечалась четкая тенденция понижения уровня кальция, фосфора и накопления магния. Отношение Са/Р практически не отличалось от контрольного, то есть за период 42-60 суток развития поросят потеря кальция и фосфора из их костей шла за счет аморфного фосфата кальция. Минеральная насыщенность матрикса была незначительно ниже, а общее содержание азотистых веществ не отличалось от контрольного уровня. Однако концентрация коллагеновых белков в большинстве костей повышалась. То есть умеренный гипертиреоз стимулировал синтез коллагена. При этом фракция незрелых коллагеновых белков была у поросят с повышенным уровнем тироксина в крови несколько выше. Фракция азота коллагеновых белков в общем азоте костной ткани в большинстве костей повышалось, хотя и носило характер яркой тенденции. Фракция неколлагеновых белков (по тирозину) в большинстве исследованных костей была ниже, чем у поросят контрольной группы. Содержание уроновых кислот либо не отличалось от контроля, либо понижалось. Следовательно, умеренный гипертиреоз способствовал деградации неколлагеновых белков и, в частности, протеогликанов. Существенного влияния на содержание общего гексозамина в костной ткани повышенный уровень тироксина в крови поросят в этот период не оказал. Отношение гексозамина к оксипролину за период 42-60 суток в большинстве исследованных костей понизилось, что свидетельствует о созревании костного матрикса. По отдельным костям это отношение было даже ниже, чем у поросят контрольной группы. Уровень щелочной фосфатазы и лактатдегидрогеназы, как и в первый период опыта был выше, чем у

450 контрольных поросят, что свидетельствует об ускорении обмена под воздействием тироксина. Однако прочность костей на сжатие и момент изгиба были еще значительно ниже, чем у поросят контрольной группы.

В опыте на 2-4 месячных поросятах наблюдаемые изменения костной ткани под влиянием тироксина были выражены слабее, чем у 28-60 суточных животных и в основном соответствовали картине умеренного гипертиреоза.

Введение инсулина в первые две недели эксперимента вызвало понижение содержания воды в ряде костей животных. Установлено понижение зольности зоны диафизов длинных костей. Содержание кальция за этот период было несколько выше, чем в контроле, а в диафизах длинных костей его содержание практически не изменялось. Отложение фосфора было значительно интенсивнее, чем у контрольных поросят. Инсулиновые нагрузки не оказали влияния на отложение магния в костную ткань. Отношение Са/Р понижалось в зоне метафизов длинных костей, отражая накопление аморфного фосфата кальция. Такие же изменения, но значительно более слабые, были и в зоне диафизов. Минеральная насыщенность матрикса в основном соответствовала этим показателям у контрольных поросят. Сдвиги по содержанию гексозаминов в различных костях были не однозначны. Соотношение гексозаминов и оксипролина практически не отличалось от контроля. Прочность костей была ниже, чем у контрольных животных. Таким образом, значительное повышение уровня инсулина в крови поросят за первые 2 недели эксперимента оказали слабое воздействие на содержание основных компонентов костного матрикса и их соотношение между собой.

Через 30 суток эксперимента также отмечалось уменьшение содержания воды в отдельных костях, более выраженное для костей с губчатой структурой. Не установлено существенных различий по сравнению с контрольными поросятами по содержанию золы, фосфора, магния, соот

451 ношения кальция и общего азота в костной ткани. В плоских костях и теле позвонка отмечена четкая тенденция понижения содержания кальция и отношения Са/Р в связи с накоплением аморфного фосфата кальция, ввиду замедления кальцификации активно синтезирующегося коллагено-вого матрикса. Общее количество азотистых веществ не отличалось от контроля. Однако установлено повышение концентрации коллагеновых белков, в основном за счет незрелого коллагена, наиболее ярко выраженное в теменной кости и зоне диафиза локтевой кости, свидетельствующее о стимулирующем действии инсулина на синтез коллагенов. Однако подобного влияния на фракцию неколлагеновых белков и углево-дсодержащих компонентов матрикса не наблюдалось, их уровень в основном был ниже контрольного, хотя различия в большинстве костей носили характер тенденций. В диафизах длинных костей отмечалось накопление гликозаминогликанов и повышение отношения гексоза-мин:оксипролин. О значительной зрелости костного матрикса говорит повышение фракции азота коллагена в общем азоте костной ткани. Активность щелочной фосфатазы и лактатдегидрогеназы костной ткани были выше, чем у контрольных животных, отражая высокую активность метаболических процессов. Прочность костей в этот период была выше, чем в контроле. За период 2-4 месячного возраста поросят инсулиновые нагрузки вызвали в основном те же сдвиги в химической структуре костной ткани, что и 30 суточное введение инсулина животным в период 2860 суток их жизни, хотя они были выражены несколько слабее.

На основании полученных данных можно заключить, что развитие косной ткани представляет собой ряд взаимосвязанных и взаимообусловленных изменений компонентов органического матрикса костной ткани. Нарушение баланса между уровнем их содержания приводит к изменениям процесса ее минерализации и функциональным расстройствам, выражающимся, в частности, в потере прочности костей.

Список литературы диссертационного исследования доктор биологических наук Стеценко, Ирина Игоревна, 2002 год

1. Абашидзе У.Э. К методике определения активности Са-АТФазы в тканях кур // Бюлл. ВНИИФБиП. 1974. - вып.З(ЗЗ). - с.76-78.

2. Аджимолаев Т.А. Системные механизмы роста и развития организма // Сб. Советская педиатрия. 1989. - в.7. - с.26-45.

3. Алексеева И.А., Спиричев В.Б., Блажеевич Н.В. и др. Сравнительное изучение биологической активности 1а,25-диоксихолекальциферола и 24,25-диоксихолекальциферола у крыс // Вопр. мед. химии. 1982. - № 5. - с.71-77.

4. Арутюнян Л.Я., Батикян Г.Г., Симонян A.A. Влияние тироксина на изоферментный состав ЛДГ в тканях кур в онтогенезе // Ж. Эволюц. биохим. и физиол. 1989. -в.25. - № 1. - с. 10-14.

5. Асатиани B.C. Ферментные методы анализа. М., Наука, 1969. -с.588-590.

6. Аухатова С.Н. Биологическая доступность и метаболизм йода у молодняка свиней // Автореф. канд. дисс. Боровск. - 1993.

7. Бабарыкин Д.А., Валиниеце М.Ю., Бауман В.К., Рябуха А.Н. Биологическая активность природных метаболитов витамина Д // Регуляция фосфорно-кальциевого обмена в норме и патологии Рига: РМИ, 1987. - с.66-79.

8. Базгутдинова Д.М. Гойтрогенное действие глюкозинолатов рапса // Актуальн. пробл. вет. наук. Тез. докл. Моск. гос. акад. вет. мед. и биотехнол. М. - 1999. - с.65-66.

9. Бауман В.К. Биохимия и физиология витамина Д. Рига, Зи-натне.- 1989. -480 с.459

10. П.Беляев М.Я. Изоферментный спектр сывороточной лактатде-гидрогеназы в возрастном аспекте у практически здоровых людей // Лаб. дело. -1981.- №3.-сЛ 52-154.

11. Беляков И.М., Петрова А.Г. Определение активности щелочной фосфатазы в сыворотке крови // Ветеринария. 1976. - № 11. - с. 112.

12. Березов Т.Т., Коровкин Б.Ф. Биологическая химия. Москва. -Медицина. - 1998. - 704 с.

13. Березюк И.М. Рост, строение и химический состав костяка свиней разного возраста и породы при умеренном кормлении // Автореф. канд. с.-х. наук., Киев, - 1967.

14. Берман А.Е. Особенности биосинтеза белков экстрацеллюляр-ного матрикса при опухолевом росте // Биохимия. 1985. - т.50, в.11. -с.1763-1782.

15. Богатов В.И. Особенности структуры и химического состава минерального компонента кости человека // Успехи совр. биологии. -1978. т.85, в. 1. - с.72-84.

16. Бондаренко Л.Б., Яхимович Р.И., Бауман В.К., Валиниеце М.Ю. Коллаген хряща цыплят при рахите и различной обеспеченности витамином Дз. / Доклады акад. наук Укр.ССР. 1990. - № 4, серия Б. - с.60-62.

17. Валиниеце М.Ю., Бауман В.К., Андрушайте P.E. и др. Оптимизация антирахитического действия 1 а-оксивитамина Дз и 24,25-диоксивитамина Дз в организме цыплят при их совместном введении. // Изв. АН Латв. ССР. 1988. - № 6. - с.75-84.

18. Видершайн Р.Я. Углеводсодержащие соединения, их биосинтез460и роль в животной клетке // Молек. биология. 1976. - т. 10, в.5. - с.957-980.

19. Войтов JL, Федорова Н., Селиванова А. Прижизненная диагностика гиповитаминов у птиц // Птицеводство. 1984. - № 4. - с.33-34.

20. Воккенен Г.Г., Тарасов С.А. Основные закономерности окостенения скелета туловища и конечностей у домашних животных // Архив АГЭ. 1968. - т.55, № 7. - с.51-57.

21. Гайдамак А.Н., Ситник М.И. Изменение состава органической матрицы твердых тканей в эмбриогенезе у цыплят // Эволюц. биохим. и физиол. 1986 - т.22 - № 6 - с.586-589.

22. Гетя А. Продуктивные качества свиней с различной крепостью конечностей // Свиноводство. № 4. - 1997. - с. 11-12.

23. Глухова Э.Р. Соотношение коллагеновых и неколлагеновых белков и содержание гексозаминов в костной ткани поросят в ранний постнатальный период // Бюлл. ВНИИФБиП. 1986. - в.2. - с.37-40.

24. Гулая Н.М., Комиссаренко C.B. Неорганический пирофосфат, его структурные аналоги и неорганическая пирофосфатаза // Успехи биол. химии. 1982. - в.22. - с. 195-213.

25. Денисова С.И., Кутафина Е.К., Сергеева Т.В. Влияние метаболитов витамина Д на показатели белкового и фосфорно-кальциевого обмена у детей с хронической почечной недостаточностью // Вопр. питания. 1999. - в.68. - № 5-6. - с.35-40.

26. Десятниченко К.С., Камерин В.К., Кочетов Ю.С., Кузнецова A.C. О роли неколлагеновых белков в минерализации дистракционного ренегата кости // Вопр. мед. химии. 1985. - т.31, № 6. - с. 107-111.

27. Джумаев М. Возрастные и видовые особенности пястной кости яков Памира // сб. Биоморфология сельскохозяйственных и промысловых животных Алма-Ата, 1985. - с.43-47.

28. Дмитриев И.М., Петрович Ю.А. Взаимосвязанные изменения461обмена карбоната и цитрата в минерализованных тканях при переломе челюсти и рахите // Стоматология. 1982. - в.61, № 3. - с. 18-20.

29. Доклады Высш. школы. Исследование влияния кислых метаболитов на остеоиндуктивную активность костного матрикса // Биологические науки. 1987. - № 5. - с.20-24.

30. Докторов A.A., Денисов-Никольский Ю.И., Жилкин Б.А. Структурная организация костного минерала // Бюлл. эксп.биол. и мед. -1996. № 12. - с.687-691.

31. Држевецкая И.А. Основы физиологии обмена веществ и эндокринной системы. Москва, Высшая школа, 1994. - 256 с.

32. Дубинская A.B. Роль марганца в процессе костеобразования у птиц. // Автореф. канд. дисс. Боровск, 1972.

33. Душейко A.A. Витамин А: обмен и функции. Киев: Наук. Думка. - 1989. - 288 с.

34. Елкина Н.И. Изменение минерального обмена и содержание азота в костной ткани крыс в зависимости от возраста // Биохимия. -1961. т.26, вып.2. - с.212-217.

35. Епишин В.А., Тарой В.В., Суслина Е.И., Захарова Н.П. Состояние племенного свиноводства в хозяйствах Российской Федерации // Зоотехния. 1995. - № 7. - с. 11 -14.

36. Жуков В.М. Заболевания опорного аппарата кур. Барнаул,1988.

37. Захарова З.В. Влияние стресса на изменение минерального и аминокислотного обмена в обызвествленных тканях крыс // Патол. фи-зиол. и эксп. терапия. 1967. - № 6. - с.59-63.

38. Зыкин Н.И. Влияние гормональных факторов на развитие опорно-двигательного аппарата у плодов крупного рогатого скота // Профил. и лечен, болезней с.-х. животных. Пермь, 1982. - № 1. - с.33-36.

39. Ибрагимов Р.Х., Штакельберг А.Р., Курылева H.H., Шевченко H.A. Гормональная активность щитовидной железы // Свиноводство. -1969. №11.- с. 18-19.

40. Иванов Г.И., Петрянкин Ф.П. Остеодистрофия бычков при интенсивном откорме. //Тез. докл. научн. произв. конф. по вопр. вет. -Горький, 1983.-с.54-55.

41. Ивановский С.А., Ивановская Г.И. Сроки созревания костной ткани у телок // сб. Нарушения обмена веществ и дерматиты животных: Научн. тр. Башкирского с.-х. института. Уфа, 1990. - с.26-29.

42. Илизаров Г.А., Матвеенко В.И., Гайдамак А.Н., Ирьянов Ю.И. Формирование органического матрикса дистракционного ренегата кости и особенности его минерализации при удлинении голени в эксперименте // Вопр. мед. химии. 1982. -т.28, № 6. - с.27-33.

43. Исаева В.А., Алексеева И.А., Блажеевич Н.В., Спиричев В.Б. Экспериментальная недостаточность витамина Д при различном соотношении кальция и фосфора в рационе // Вопр. мед. химии. 1979. - № 1.- с.87-91.

44. Исаева В.А., Спиричев В.Б. Относительное содержание а, ß, и у цепей растворимых фракций коллагена костной ткани крыс при различной обеспеченности витамином Д II Вопр. мед. химии. 1978. - т.24, № 2.- с.270-274.

45. Кабак С.Л., Фещенко С.П., Аниськова Е.П. Костно-суставная система. Морфологические и биохимические аспекты формирования. -Минск: Навука i Тэхнка, 1990. 181 с.

46. Калашников А.П., Клейменов Н.И., Баканов В.И. и др. Нормы463и рационы кормления сельскохозяйственных животных. М.: Агро-промиздат, 1985. - 352 с.

47. Кальницкий Б.Д. Минеральные вещества в кормлении животных. Л.: Агропромиздат, 1985. - 207 с.

48. Кальницкий Б.Д., Абгарян Л.В. Усвоение лактирующими коровами кальция и фосфора в зависимости от уровня и соотношения их в рационе // Бюлл. ВНИИФБиП. Боровск, -1983. - с.7-10.

49. Кальницкий Б.Д., Кузнецов С.Г., Батаева А.П. и др. Методические указания по изучению минерального обмена у сельскохозяйственных животных. Боровск, 1988. - 72 с.

50. Кальницкий Б.Д., Стефурак Ю.П. Динамика содержания и обмена коллагеновых белков в костной ткани цыплят-бройлеров в онтогенезе // Бюлл. ВНИИФБиП. Боровск, 1991. - с.65-69.

51. Канкасова М.И. Содержание магния и оксипролина крови при некоторых формах рахитоподобных заболеваний детей // Казанский медицинский журн. 1985. - вып.66, № 5. - с.348-349.

52. Каракашов А., Вялчев Е. Микрометоды в клинической лаборатории. София: Медицина и физкультура. - 1968. - 256 с.

53. Каратабанова H.A., Соколова С.В., Богословский И.А., Спири-чев В.Б. Влияние 1,25-диоксихолекальциферола и 24,25-диоксихолекаль-циферола на гомеостаз кальция у крыс, получавших гидрокортизон // Вопр. питания. 1985. - № 2. - с.52-56.

54. Карякина Е.В. Определение гликозаминогликанов синовиальной жидкости // Лаб. дело. 1987. - № 1. - с.51-53.464

55. Карафоли Э., Пенкистон Дж.Т. Кальциевый сигнал. Scientific American. - 1985.

56. Касавина Б.С., Торбенко В.П. Некоторые вопросы биохимии костной ткани в норме и патологии // Проблемы медицинской химии. -М., 1973. с.322-355.

57. Касавина Б.С., Торбенко В.П. Жизнь костной ткани. М., 1979.

58. Кнетс И.В., Пфафрод Г.О., Саулгозис Ю.Ж. Деформирование и разрушение твердых тканей. Рига, 1980.

59. Козлов H.A., Лукьяновский В.А., Берченко Г.Н. Эффективность костных препаратов при переломах костей // Ветеринария. 2000. - № 9. -с.51-53.

60. Коломбей Л.В., Анненков Г.А. Сравнительное изучение изо-зимных спектров лактатдегидрогеназы в течение онтогенеза у мышей // Онтогенез. 1978. -т.9, № 2. - с. 134-145.

61. Корж A.A., Белоус A.M., Панков Е.А. Репаративная регенерация кости. М.: Медицина, 1972. - 229 с.

62. Коржова В.В., Дорошина В.Ю., Доронин Г.Л., Аристов A.A. Особенности адаптационных реакций и коррекция минеральной недостаточности при физиологической беременности // Вестн.Росс.ассоц.акуш.-гинек. 1999. - № 2. - с.74-76.

63. Корнев М.А. Возрастные и половые особенности минерализации костей кисти человека // Архив анатомии, гистологии и эмбриологии. 1983. -№ 9. - с. 13-27.

64. Котомин К.Н. Связь параметров развития дистального отдела конечностей свиней с живой массой // Пробл. стабил. и развит, с.-х. пр-ва Сибири, Монголии и Казахстана в 21 в. Новосибирск - 1999. - с.212-213.

65. Корнеев М.А. Типы телосложения и минеральная насыщенность скелета юношей и девушек // Арх. анатом., гистол. и эмбриол.4651989. в.97, № 12. - с.55-58.

66. Кочнев Н.И., Эрнст JI.K, Петухов B.JL, Косолапов A.B. Селекционно-генетическая оценка устойчивости крупного рогатого скота к болезням конечностей // С.-х. биология. 2001. - № 6. - с.23-28.

67. Кошаров А.Н., Газдаров В.М. и др. Методы изучения обмена веществ у молодянка свиней. Боровск, 1984. - 84 с.

68. Кудрявцев А.П. Профилактика болезней конечности у коров // Ветеринария. 1983. - № 3. - с.63-64.

69. Кузнецов С.Г. Биологическая доступность минеральных веществ для животных. М., 1992, 52 с.

70. Кузнецов С.Г. Йод в питании животных // Мат. Всероссийской научно-произв. конф. Гигиена, ветсанитария и экология животноводства. Чебоксары, 1994. - с.235-236.

71. Кузнецов С.Г., Овчаренко А.Г. Содержание гликозаминоглика-нов в тканях организма поросят при разном уровне макроэлемнтов в рационе // Бюлл. ВНИИФБиП. 1987. - № 3. - с. 18-21.

72. Кузнецова Т.П., Пронина Л.Я., Приваленко М.И. Модификация определения содержания оксипролина в сыворотке крови // Лаб. дело. 1982. -№ 8. - с.8-11.

73. Кузьмак Н.И. Влияние L-тироксина на содержание углеводных компонентов гликопротеидов в клеточных фракциях печени, щитовидной железы и форменных элементов крови у крыс // Вопр. мед. хим. -1983. № 2. - с.93-101.

74. Куликова B.C., Веретинская А.Г., Гаврилова Н.В. и др. Изо-ферменты щелочной фосфатазы у больных пародонтозом // Стоматология. 1982.-№ 1. - с.23-25.

75. Ладан П.Е. Физико-химические свойства пястных костей свиней плановых пород СССР // Вестник с.-х. науки. 1968. - № 1. - с.73-78.

76. Лебедев Д.А. Коллагеновые структуры одна из информацион466ных систем организма // Успехи совр. биологии. 1979. - т.88, вып.1. -с.36-49.

77. Леонтьев В.К. О неколлагеновых белках дентина и их роли в патогенезе кариеса зубов // сб. Белки и ферменты в клинических и экспериментальных исследованиях. Омск, 1977. - с.44.

78. Леонтьев В.К., Гайдамак А.Н. Методы определения белковосвя-занных углеводов в минерализованных тканях // Лаб. дело. 1978. - № 5. - с.290-293.

79. Лобанов К.Н. Влияние йода на продуктивность свиней при откорме // Автореф. канд. дисс. Саранск. - 1999.

80. Лукьяновский В.А., Белов А.Д., Беляков И.М. Болезни костной системы животных. Москва. - Колос. - 1984. - 254 с.

81. Лукьяновский В.А., Козлов H.A. Биохимический метод определения изменения костной ткани после перелома // Ветеринария. 2001. -№ 8. - с.49-51.

82. Мажуга П.М. Проблемы биологии человека. 1980. - Киев: Наук. думка. - 328 с.

83. Макарова Е.И., Ахкубекова И.К., Рожинская Л .Я. Кальций-фосфорный обмен и костный метаболизм у больших с первичным гипотиреозом // Ж. Остеопороз и остеопатии. 1999. - № 1. - с. 13-16.

84. Мальцев B.C. Клинико-экспериментальное изучение некоторых ферментных систем при рахите //Авторефер. канд. дисс. Казань, 1969.

85. Маурер Г. Диск-электрофорез. М.: Мир, 1974.

86. Мельник К.П., Клыков В.И. Локомоторный аппарат млекопи467тающих. Киев: Наукова думка. - 1991. - 208 с.

87. Меньшиков В.В. Руководство по клинической лабораторной диагностике. М.: Медицина. - 1982.

88. Мосин В.А. Эффективность усвоения кальция и фосфора у ягнят в зависимости от уровня тироксина и трийодтиронина в крови // Бюлл. ВНИИФБиП. 1983. - в.2. - с.20-22.

89. Мхитарян P.C. Возрастная динамика и коэффициенты роста осевого скелета у кур пород ереванская и леггорн // Биол. журн. Армении. 1988. -т.41. -№ 9. - с.80.

90. Никитин В.И., Перский Е.Э., Утевская JI.A. Возрастная и эволюционная биохимия коллагеновых структур. Киев: Наукова думка, 1977.-279 с.

91. Ньюман У., Ньюман М. Минеральный обмен кости. М.: Изд-во иностр. лит., 1961. - 270 с.

92. Новиков В.П. Генетические дефекты минерального обмена у детей. Классификация, дифференциальная диагностика, лечение, профилактика // Рос. мед. ж. 2000. - № 2. - с.40-49.

93. Образцов И.В. Ханин М.А. Оптимальные биомеханические системы. М.: Медицина, 1989. - 272 с.

94. Обысов A.C. Надежность биологических тканей. М., 1971.

95. Овчаренко А.Г. Динамика кальцификации костной ткани и обмен гликозаминогликанов у плодов и новорожденных поросят // Бюлл. ВНИИФБиП. 1989. - в.1. - с.35-39.

96. Овчаренко А.Г. Обмен гликозаминогликанов костной ткани поросят в онтогенезе и при различных факторах минерального питания // Автореф. канд. дисс. Боровск, 1992.

97. Павлова В.И., Копьева Т.Н., Слуцкий Л.И., Павлов Г.Г. Хрящ. М.: Медицина. - 1988. - 320 с.

98. Павлова В.И., Прохорова И.М., Чехоева З.А. Тератогенный468эффект инсулина при формировании костей конечностей по экспериментальным данным // Гормональные и органотерапевтические препараты в медицине. М., 1971. - с.237-245.

99. Перский Е.Э., Утевская J1.A. Онтогенез коллагеновых структур // Молекулярные и физиологические механизмы возрастного развития. -Киев: Наукова думка, 1975. с. 113-142.

100. Песчанский B.C., Либинсон Г.С. Ионообменный механизм минерализации метаэпифизарного хряща при энхондральном остеогенезе // Физиология и патология соединительной ткани. Новосибирск, 1980. -с. 154.

101. Петрович Ю.А. Исследования обмена цитрата и карбоната костной ткани крыс при Д-авитаминозе // Актуальные проблемы витаминологии. -М., 1978. т.1. - с.131-133.

102. Петрович Ю.А., Скляр В.Е., Подорожная Р.П. и др. Возрастные особенности влияния деафферентации нижнечелюстной кости на обмен в ней сульфата, цитрата, фосфора и кальция // Ж. Эволюц. био-хим. и физиол. 1987. - в.23, № 4. - с.550-553.

103. Петрухин И.В. Биологические основы выращивания поросят. -М., 1976.-288 с.

104. Подгорный В.И. Функциональная и возрастная анатомия опорно-двигательного аппарата с.-х. животных. Л., 1983.

105. Подорожная Р.Г. Возрастные особенности биохимии смешанной слюны, обызвествленных тканей и транспорта в слюнных железах в условиях физиологии и стоматологической патологии // Автореф. дисс. д-ра мед. наук. М., 1974.

106. Приваленко М.Н., Вика В.И. Определение активности гиалу-ронидазы // Лаб. дело. 1974. - № 9. - с. 11-14.

107. Прохончуков A.A., Жижина H.A., Тигранян P.A. Гомеостаз костной ткани в норме и при экспериментальном воздействии. М.:4691. Наука, 1984.-200 с.

108. Прохончуков A.A., Колесник А.Г., Гунько А.Е. и др. Влияние тирокальцитонина на включение 45Са и 32Р и лизина 14С в костную ткань // Биохимические исследования в травматологии и ортопедии. М., 1972. - с.171-173.

109. Прохончуков A.A., Леонтьев В.К. Содержание гликопротеидов в костной ткани человека после космического полета // Космическая биология и авиакосмическая медицина. 1980. - т.14. № 3. - с.81-82.

110. Прохончуков A.A., Тигранян P.A., Жижина H.A. Механизмы изменений метаболизма костной ткани животных и человека под влиянием факторов космического полета // Актуальные проблемы современной патофизиологии. Киев, 1981. - с. 128-129.

111. Пташкин A.A., Мосин В.А. Эндогенные потери кальция и фосфора у ягнят при различном уровне йодсодержащих гормонов в крови // Бюллетень ВНИИФБиП. 1983. - в.З. - с.47-50.

112. Пташкин А.А.Мосин В.А. Влияние тиреоидных гормонов на обмен кальция и фосфора в костях скелета ягнят // Бюлл. ВНИИФБиП. -1987. в.2. - с.38-41.

113. Пфафрод Г.О., Слуцкий Л.И., Крегерс А.Ф., Янсон Х.А. Возрастные изменения связи между прочностью при кручении и биохимическим составом большеберцовой кости человека // Биомеханика. Рига, 1975. - с.32-43.

114. Разумов К.Г. Рост и развитие скелета поросят // Животноводство. 1984.-№ 5. - с.53-54.

115. Ревелл П.А. Патология кости М.: Медицина - 1993 - 368 с.

116. Родионова Н.В. Функциональная морфология клеток в остео-генезе 1989 - Киев: Наук думка - 192 с.

117. Русаков A.B. Введение в физиологию и патологию костной ткани // Многотомное руководство по патологической анатомии. М.:470

118. Медицина, 1959. т.5. - с.7-37.

119. Савельев В.И., Родюкова E.H. Трансплантация костной ткани. -Новосибирск: Наука, 1992.

120. Северин Е.С., Кочеткова М.Н. Роль фосфорилирования в регуляции клеточной активности. М.: Наука, 1985.

121. Сергеев H.H., Блажеевич Н.В., Спиричев В.Б. и др. Влияние 24,25-диоксихолекальциферола на химический состав костной ткани крыс при гипокинезии // Вопр. мед. химии. 1982. - № 5. - с. 102-103.

122. Симеонов С., Кумчев Е., Цветкова С. Биохимични маркери ко-стния метаболизъм // Ендокринология. 1999. в.З. - № 4. - с. 16-24.

123. Симхович Б.З. Влияние L-тироксина на содержание оксипролина, тирозина и гексозаминов в некоторых органах и биосинтез коллагена в грануляционно-фиброзной ткани белых крыс // Изв. АН Латв.ССР. 1974. - № 3. - с.68-76.

124. Сквирская Э.Б., Чепинога О.П. Метод определения ДНК по Бартону // Практикум по нуклеопротеидам и нуклеиновым кислотам. -М., 1964. с.92.

125. Скоблин А.П., Белоус A.M. Микроэлементы в костной ткани. -М., Медицина. 1968. - 186 с.

126. Слуцкий Л.И. Биохимия нормальной и патологически измененной соединительной ткани. Л., 1969.

127. Слуцкий Л.И., Бертуги В.Г. Модифицированный метод количественного определения тирозина в гидролизатах белков и животных тканей // Изв. АН Лавт.ССР. 1965. - т.290, № 11. - с.61 -64.

128. Смоляр В.И. Некоторые аспекты минерализации скелета при длительном поступлении в организм различных количеств фтора // Гигиена и санитария. 1974. - № 1. - с. 17-20.

129. Смоляр В.И. Значение питания для роста и формирования костей у детей школьного возраста // Автореф. докт. дисс. М., 1981.471

130. Смоляр В.И. Питание и формирование органического матрикса костной ткани // Вопр. питания. 1984. № 4. - с.3-7.

131. Смоляр В.И., Биняшевский Э.В. Влияние недостатка меди на рост и развитие костной ткани // Вопр. питания. 1988. - № 6. - с.28-32.

132. Спиричев В.Б. Методы оценки обеспеченности человека витамином Д. // Вопр. питания. 1981. - т.5, № 5. - с.3-8.

133. Спиричев В.Б., Исаева В.А. Витамин Д и коллаген костной ткани // Вопр. мед. химии. 1984. - № 2. - с.5-18.

134. Стефурак Ю.П. Особенности формирования коллагеновых белков костной ткани у цыплят-бройлеров разных кроссов в онтогенезе // Автореф. канд. дисс. Боровск, 1991.

135. Страйер J1. Биохимия. -М.: Мир, 1984. - т. 1.- 232 с.

136. Ступаков Г.П., Воложин А.И. Костная ткань и невесомость // Проблемы космической биологии. 1989. -т.63. - с. 18-21.

137. Таджибаева С.С. Влияние недостаточности белка, незаменимых аминокислот и витамина Д на обмен коллагена // Автореф. канд. дисс. Алма-Ата , 1982.

138. Томбулов B.C. Развитие костной ткани помесей первого поколения от скрещивания тонкорунных маток с баранами мясо-шерстных пород // Генет. и биол. основы повыш. продуктивн. овец. Краснодар, 1988. - с.99-104.

139. Торбенко В.П. О биохимических процессах посттравматической регенерации костной ткани в обычных условиях и при действии ионизирующей радиации // Повреждения и заболевания костей и суставов. -М., 1971. с.183-188.

140. Торбенко В.П., Касавина Б.С. Функциональная биохимия костной ткани. М.: Медицина. - 1977.

141. Трифиндиди J1.A., Ягодовский B.C. Анализ морфофункцио-нального состояния остеокластов на ультраструктурном уровне //1. All

142. Структ. и функц. гум. в клетках и тканях производных мезенхимы при нормальном развитии и в условиях действия неблагоприятных факторов -Киев- 1982-С.114-116.

143. Унжаков А.Р., Тютюнник H.H., Мелдо Х.И. Возрастные особенности изоферментного спектра ЛДГ органов норок // Актуальн. пробл. вет. науки сб. Моск. акад. вет. мед. и биотехнол. - 1999. - с.229-230.

144. Урбан В.П., Кузнецов А.Ф., Рудаков А.И. Производство свинины в условиях Нечерноземья. Л.: Агропромиздат. - 1985. - 272 с.

145. Утевская Л.А., Перский Е.Э., Сендецкая A.B. Влияние тироксина на распад коллагена в организме крыс разного возраста // Физиология и биохимия онтогенеза. Киев, 1983. - с.100-103.

146. Ухтверов М., Ухтверов А., Успенская И., Ульянов Ю. Физико-химические свойства бедренной кости у помесного и чистопородного молодняка свиней // Свиноводство. 2001. - № 3. - с.26-27.

147. Фещенко С.П., Краснопольская К.Д., Шишкин Е.С. Изучение компонентов протеогликановых агрегатов гиалинового хряща человека // Биохимия. 1984. -Т.49, в.Ю. - с. 1679-1685.

148. Фофана Н.В. Морфологические изменения костной ткани у поросят онтогенезе и при различной обеспеченности витамином Д // Бюлл. ВНИИФБиП. 1986. -В.1. -с.40-45.

149. Фофана Н.В. Гистохимическая характеристика костной ткани свиней в онтогенез // Бюлл. ВНИИФБиП. Боровск, 1991. - в.1.- с.51-56.

150. Фофана Н.В. Гистогенез костной ткани у свиней в пре- и пост-натальные периоды и при различной обеспеченности витамином Д // Ав-тореф. канд. биол. наук. Боровск, 1991.

151. Френкель Л.А. Модификация микрометода определения лимонной кислоты // Вопр. мед. химии. 1976. - т.ХХН, вып.З. - с.410-413.

152. Френкель Л.А., Ларина Е.В., Шантырь В.И. и др. Возрастные473особенности некоторых звеньев метаболизма костной ткани // Вестник Харьковского университета. 1976. - № 135. - с.51-56.

153. Фриденштейн А.Я., Лалыкина К.С. Индукция костной ткани и остеогенные клетки-предшественники. М.: Медицина. - 1973. - 224 с.

154. Хэм А., Кормак Д. Гистология. М., Мир. - 1983. - Т.З.

155. Хенниг А. Минеральные вещества, витамины, биостимуляторы в кормлении с.-х. животных. М.: Колос, - 1976. - 560 с.

156. Хрусталева И.В. Анатомия домашних животных. М., Колос. -1994.-704 с.

157. Чегурин P.E., Ахметов A.C. Сахарный диабет I типа и остео-пороз // Остеопороз и остеопатии. 1999. - № 1. - с.2-5.

158. Чешев К.С., Яковлев В.Г., Степанов Г.Д. К определению белка по методу Лоури // Обмен веществ у животных. Фрунзе, 1967. - с.46-52.

159. Чулкова Т.М., Орехович В.И. Биологическое исследование ростового гормона на включение пролина в проколлаген кожи крыс // Пробл. эндокринологии. 1967. - № 2. - с.96-98.

160. Шараев H.A. Метод определения свободного и связанного ок-сипролина в сыворотке крови // Лаб. дело. 1981. - № 5. - с.283-285.

161. Шахмарданов А.З. Формирование органической матрицы костной ткани и ее минерализация у поросят разного возраста // Бюлл. ВНИИФБиП. 1990. - в.2. - с.63-66.

162. Шицкова А.П. Метаболизм кальция и его роль в питании детей. -М.: Медицина, 1984.

163. Шмальгаузен И.И. Кибернетические вопросы биологии. Новосибирск: Наука. - 1968. - 223 с.

164. Шмидт Ниельсен К. Размеры животных: почему они так важны? М.: Мир. - 1987. - 259 с.

165. Шмидт Р., Тевс С.Г. Физиология человека. М.: Мир. - 1986. -т.4.-312 с.474

166. Этитейн Ю.В., Подорожная В.Т., Родюкова Е.И., Кирилова И.А. Способ стимуляции остеоиндукции // Пат. 2157220 Россия - А 61 К 35/21 опубл. 10.10.2000. - бюлл. 28.

167. Юрина И.А., Радостина А.И. Морфофункциональная гетерогенность и взаимодействие клеток соединительной ткани. М. - 1990.

168. Ястребов А.П., Осипенко А.В. Система крови и регенерация костной ткани. 1990. - Свердловск, Изд-во Уральск, университета. - 124 с.

169. Abramovici A., Sveijcar J., Leban T. Changes in glicosaminoglycans comsibition in streptosotocin diabetic rat plactnta // Adv. anat. and clin. of. Trion. wold. Assoc ., Soc . Pa toi. -1982. -p. 161-165.

170. Agraves W.S., McKravn P.J., Goetink P. // Febs Letters. -1981. -v.131. -№2. -p.265-268.

171. Ali S. Y. Isolation and characterization of calcifying vesicles from epiphyseal cartilage // Proc. of national acad. of sciences. -1970. -v.61. -№3. -p.1513-1520.

172. Ali S.Y. Analysis of matrix vesicles and their role in calcification of epiphysial cartilage // Fed . Proc. -1976. -v.35. -№2. -p.135-142.

173. Ali S.Y. Calcification of cartilage // Cartilage, ed. B.K.Holl/ -New York, -1983. -v.l. -p.343-378.

174. Ali S.Y. Cell mediated calcification and matrics vesicles, lsevier science published. -1986. -424p.

175. Altman P.P. Enzyme histochemical changes in murine osteoartritis // Histochemistry. -1982. -v.74. -№1. -p.43-48.

176. Anders L. J. Biol chem. -1983. -v.258. -№3. -p.1698-1705.

177. Anderson H.C. Electron microscopic studies of induced cartilage development and calcification // J. Cell Biol. -1967. -v.31. -p.81-101.

178. Anderson H.C. Vesicles associated with callification in the matrix475of ehyphyseal cartilage // J. Cell. Biol. -1969. -v.41. -p.59-72.

179. Anderson H.C. Matrix vezicle calcification // Fed. Proc. -1976. -v.35. -№2. -p. 105-108.

180. Anderson H.C. Mechanism of mineral formation in bone // Lab. Invest. -1989. -№3. -p.320-330.

181. Anderson R.E. Calcif. tiss. int. -1982. -suppl 1. -p.4.

182. Ardelean D., Weizani H. Eyquem A des marquerurs biologiques du remodelage osseux // Eurobiologiste. -1999. -v.33. -№242. -s. 15-21.

183. Asakawa K., Takanok A., Hisuka N. Stimulation af GaG synthesis by somatomedin and insulin in rat chondrocites via somatomedin receptors // Endocrinology Yap. -1984. -v.31. -№3. -p.245-282.

184. Bachra B.N. Calcification of connective tissue // Int . rev. connect, tiss. -1970. -№5. -p. 165-208.

185. Barschavit Z., Teitelbaum S.L. Defective binding of macrophages to bone in rodent osteomalacia and vitamin D deficiency // J. Clin, invest. -1 983. -v.72. -p.526-531.

186. Ballarini G., Guizzardi I., Quintavalla I., Zannetti G. Patologia degliartinele allevamento intensive del maiale // Riv. Swinic. -1982. -v.23. -№6. -p.37-43.

187. Balogh K. Oxidative enzyme activity in skeletal cartilage and bone // Lab. invest. -1961. -v. 10. -№5. -p.839-846.

188. Banks E. Fibrous apatite grown on modified collagen // Science. -1977.-v.198.-p.1164.

189. Baron R., Neff L., Roy C. Evidence for high and specific concentrations of (Na, K) -ATPase in the plasma membrane of the osteoclast // Cell, -1986. -v.46. -№2. -p.311-320.

190. Barzel U.S. Acide base balance in disorders of calcium metabolism // N.Y. State j med. -1976. -v.72.-p.234-237.

191. Baxter E., Fraser J.R., Harris G.C. et. al. Stimulations of glycosa476minoglycan synteses by thyrocalcitonin preparation // Med. J. Austral. -1968. -v.l. -p.216-217.

192. Benker G., Bremner N. Calcium metabolism in thyroid disease // J. Endokrinol invest.-1988.-v.l 1, -p.61-69.

193. Bergmeyer H.U. Methoden der enzymatischen Analyse // Verlag Chemie. -1974. -s.607-612.

194. Bernard B., Bianco P., Bonucu E et. al Biochemical and immunochemical evidence that in cartilage and alcaline phosphatase is a Ca2+ glico-protein//J. Biol. Chem. -1986. -v. 103. -p. 1615-623.

195. Bernard B., Cameratto R., Stagi et al Role a glycoprotein and of proteoglycans in the calcification cartilage and bone // International Cell Biology., ed. H.G.Schweiger. -Berlin, August 1980. -p.385-398.

196. Biewener A.A. Bone strenght in smoll mammals and bipedal binds: do safety factors change with body size? // J. Exp. Biol. -1982. -v.98. -p.289-301.

197. Bills P.M., Lewis D., Wheeler J. Mineral-collagen orientation relationships in bone // J. Crystallogr. and spectrose res. -1982. -v. 12., -№1. -p.51-63.

198. Bijlsma J.W.J. Thyroid function and bone turnover // Acta endo-crinol. -1983. -v.104. -№1. -p.42-49.477

199. Bijlsma J.W.J. Somatomedin, bone metabolism and thyroid function 11 Calcif. tiss. int. -1983. -№35. suppl 17. -p.A.56.

200. Binderman I., Earon Y. Fine H.N. Different responsiveness of target tissues to vitamin D metabolites during normal development // Calcif. tiss. int. -1986.-v.39.-p.81.

201. Bitter T., Muir H.M. A modified uronic acid carbasole reaction // Analytical Biochemistry. -1962. -v.4. -№.4. -p.330-334.

202. Blair H.C., Kahn A.J., Jeffrey J.J., Teitelbaum S.L. Osteoclast re-sorb bone collagen by an acid protease // Ibid. -1985. -v.101. -№5. -p.12-97.

203. Blumental N.S. Effect of carbonate and biological macromolecules on formation and properties of hydroxyapatite // Calcif. tiss. res. -1975. -v. 18. -p. 81-90.

204. Blumental N.S. Mechanism of proteoglycan inhibition of hydroxyapatite formation // The chemistry and biology of mineralized connective tissue., ed. Veis. -1981. -p.506.

205. Blumental N.S., Posner A.S., Silverman L.D., Rosenberg L.S. Effect of proteoglycans on in vitro hydroxyapatite formation // Calcif. tiss. int. -1979. -v.27. -p.75-82.

206. Bollwakn W.S. Beinschwache des Schweinesaus klinischpathologi scher Sicht. // Schweinewelt. 1982. - v.7. - № 12. - p.322-324.

207. Boris A., Hurley J.T., Timal T. In vivo studies in chicks and rat of bone calcium mobilization by 1,25-dihydroxycholecalciferol and its congenors //J. Nutrition. -1979. -v.109. -№10. -p. 1772-1778.

208. Boris A., Pattrige J.J., Uskokovic M.R., Miller O.N. Structure activity relationship of compounds relative to vitamin D // Endocrinology of calcium metabolism. Ed.Parsons. -New York, -1982. -p.297-320.

209. Boskey A.L.Current concepts of physiology and biochemistry of calcification // Clin orthop. -1981. -v. 157. -p.225-257 .

210. Boskey A.L., Reddy A.N. Changes in lipids during matrix induced478endochondral bone formation // Calcif. tiss. int. -1983. -v.25. -№4,5. -p. 543554.

211. Bommer I., Krempien B., Rotz E. Influence of thyroxine and parathyroid hormone on growth and modelling tubular bone // Acta endocrinol. -1981. -v.96. suppl 240. -p.44-45.

212. Bouillon R., Muls E., DeMoor P. Influence of thyroid function on the serum concentration of 1,25-dihydroxyvitamin D3 // J. Clin Endocrinol Metab. -1980. -v51. -p.793-797.

213. Bourne G.H. Phosphataze and calcification // Physiology of bone. -New York, -1972. -v.2. -p.79-120.

214. Bourne G.H. The Biochemistry and Physiology of bone. New York, - 1972.-v.2.

215. Boyde A. Scanning electron microscope studies of bone // The biochemistry and physiology of bone. Ed.G.H.Bourne. -New York, -Academic, -1972. -v.l. -p.259-310.

216. Brener B.N. Calcium metabolism in thyroid disease // J .Endocrinol invest. -1988. -v.l 1. -№1. -p.61-69 .

217. Bressot C., Meunier P.J., Chapny M.C. ed al. Histomorphometric profile, pathophysiology and reversibility of corticosteroid-induced osteoporosis // Metab. bone dis relat res. -1979. -№1. -p.303-311.

218. Brighton C.T. Structure and function of the growth plate // Clin orthop. -1978. -v.l36. -p.22-32.

219. Brommage R., DeLuca H.F. Evidence that 1,25-dihidroxyvitamin D3 is the physiologically active metabolite of vitamin D3 // Endocrinol, rev. -1985. -v.6. -№4. -p.491-511.479

220. Broulic P.D. Bone isoenzyme of serum alkaline phosphatase and urinary hydroxyproline excretion in thyrotoxicosis // Endocrinol. -1985. -v. 19. -№3. -p. 165-169.

221. Brown R.G. Connective tissue metabolism in swine // Growth, -1972. -v36. -p.389-396.

222. Brumbaught P.F., Speer D.P., Pitt M. 1,25-dyhydroxyvitamin D3. A metabolic of vitamin D thet promotes bone repair // Amer. J. Pathol. -1982. -v.106. -№2. -p. 171-179.

223. Bruns R.R., Hulmers D.J., Sherrien S.F., Gross J .Procollagen segmentlong-spacing cristallites: their role in collagen fibrinogenesis // Proc. Nat. Acad. Sci. -1979. -v.76. -p.313-317.

224. Burch W.M., Lebovitz H.E. Triiodthyronine stimulates maturation of porcine grow-plate cartilage in vitro // J. Clin invest. -1982. -v.70. -p.496-504.

225. Butler W.T. Matrix macromolecules of bone and dentin // Collagen rel. res. -1984. -v.4. -№4. -p.297-307.

226. Buzzanca P., Recine A., G. Salvo Boll. Soc . Ytal. biol. sperim. -1968.-v.44.-p.258.

227. Cannigia A., Nuti R., Lore F. et al. Pathology of the adverse glu-coactive corticosteroids on calcium metabolism in man // J. Steroid biochem. -1981. -v.15. -p.153-161.

228. Campo R.D. Studies on extractable and resistant proteoglycans from metaphyseal and cortical bone and cartilage // Calcif. tiss int. -1981. -v.33. -p.89-99.

229. Canterbury J.W., Gavellos G., Bonrogoingnie J.J. Metabolic con480sequences of oral administration of 24,25-dihydroxycholecalciferol to uremic dogs // J. Clin. Invest. -1980. -v.65. -№3. -p.371-376.

230. Castro J.N., Genuth S.M. Klein L .Comparative response to parathyroid hormone in hyperthyroidism and hypothyroidism // Metabolism. -1975.-v.24.-p.840 848.

231. Carpenter Thomas O., Moltz Kathlien C. Ellis Bruce et al. Ostocal-cin production in primary osteoblast cultures derived from normal and Hyp mice// Endocrinol. -1998. -v. 139. -№1. -p.35-43.

232. Catherwood B.D. 1.25-dihydroxycholecaliciferol and dlucocorti-costeroid regulation of adenylate cyclase in an osteoblast-like cell line // J. Biol chem. -1985. -v.260. -№2. -p.736-743.

233. Ceriello A., Giugliano D., Dello Russo et al. Glycosaminoglycans in human diabetes // Diabete et metab. -1983. -v.9 -№1. -p.32-34.

234. Chambers T.J., Magnus C.J. Calcitonin alters behaviour of isolated osteoclasts //J.Pathol. -1982. -v. 136. -p.27-39.

235. Chambers T.J. Regulation of osteoclastik bone resorption // J. Endocrinol. -1987. -v.112. -№1. -p.152.

236. Chambers T.J., Thomson B.M., Fuller K. Effect of subsrate composition on bone resorption by rabbit osteoclasts // J. Cell Sci. -1984. -v.70. -№1. -p.61-71.

237. Chapman H.L. Calcium and phosphorus requirements of growin-finishing swine // J. Anim Sci. -1962. -v.21. -p. 112-117.

238. Chen T.L., Feldman D. Regulation of 1,25-dihydroxyvitamin D3 receptors in cultured mouse bone cells // J. Biol chem. -1981. -v.256. -№11. -p.5561-5566.

239. Chung-ching Liv, J.L. Ivey D.J. Baylink The effect of vitamin D deficiency on bone repletion // Proc. soc. exp. biol and med. -1981. -v. 167. -№4. -p. 554-562.

240. Cleeve H.G.W., Brown G.R. Effect of thyroid hormone on the vit. D metabolism and bone pathology of adult female wistar rats // Comp. Bio-chem and Physiol. -1981. -A.69. -№4. -p.675-678.

241. Cooper C Epidemiology of glucocrticoid-induced osteoporosis // J. Endogrinol. -1999. -suppl. -p.25.

242. Cornegay E.T., Thomas H.R. Influence of dietary calcium and phoshorus levels and growth rate on serum minerals, soudness scores and bone development in borrows, gilts and boars // J. Anim Sci. -1981. -v52. -№5. -p. 1049-1059.

243. Corvd M.T., Dunoutier M.F., Garaledin M., Rappaport R. Vitamin D and cartilage II. Biological activity of 25-hydroxycholecalciferols on cultured growthplate chondrocytes // Endopcrinology. -1978. -v. 102. -№4. -p. 1269-1274.

244. Cousing R.J., De Luca H.F. Vitamin D and bone // Biochimistry and physiology of bone. -New York. -1972. -p.282-335.

245. Crenshow M.A., Kamp W.K., Gonnerman N.A. et al. Effect of dietary vitamin D levels on the in vitro mineralization of chick metaphyses // Proc. Soc. Exp. Biol. Med. -1974. -v. 146. -№2. -p.488-493.

246. Crenshow T.D., Peo E.R., Lewis A.S. et al. Influence of age, sex and calcium and phosphorus lewels on the mechanical properties of various bone in swine // J. Anim Sci. -1981/ -v.52. -№6. -p.1319-1329.

247. Crenshow T.D., Peo E.R., Lewis A.S. et al. Bone strengthasa trait for assessing mineralization in swine: a critical rewiew of technigues involved // J. Anim Sci, -1981. -v.53. -№3. -p.827-835.

248. Cromwell G.L. Effect of dietary phosphorus and calcium level on perfomance, bone mineralization and carcass characteristics of swine // J.482

249. Anim Sci, -1970. -v.30. -p.519-529.

250. Dalen M., Heiern B. Bone mineral content in patients with primary hyperparathyroidism without radiological evidence of skeletal change // Acta Endocrinol (Copenh). -1974. -v.75. -p.297-304.

251. Delaisse J.M., Eckhout G., Vaes G. In vivo and in vitro evidence for the involvement of cysteine proteinases in bone resorption // Biochem and Biophys Res. Com. -1984. -v. 125. -№2. -p.441-447.

252. De Leemo Y., Van Rooy, D. Holloender. Bone mass in glucose-treated, hypoglycemic mice // Diabetologia. -1981. -v.20. -№2. -p. 145-147.

253. Delling G.R., Schultz A. Bone cells and remodeling surface in acromegaly//Caicif tiss Res. (Suppl). -1977. -v.22. -p.255-259.

254. Delmas P.D. Metabolisme phosphocalcique et non veaux marqueurs biochimiques. // Horm: reprod-metab. -1987. -v.4. -№9. -p.156-160.

255. Degueker G., Merlevede W. Collagen content and collagen extrac-tability pattern of adult human trabecular bone according to age, sex and amount of bone mass // Biochimica et biophisica acta. -1971. -v.244. -p.410-420.

256. Deutsch D., Bab I, Muhlarad A., Sela J. Puriofication and furthez characterization in isolated matrix vesicles from rat alveolar bone // Metab. Bone. Disease //1981, -v.3. -№3. -p.209-214.

257. Diskerson J.W.T. The effect of development on composition of a long bone of the pig, rat and fowl // Biochim J., -1969. -v. 82. -№1. -p.47-55.

258. Dickson I.R., Kodicek E. Effect of vitamin D deficiency on bone formation in the chick // Biochem J. -1979. -v. 182. -№2. -p.429-435.

259. Dickson I.R., Maher P.M. The influence of vitamin D3 metabolites on collagen synthesis by chick cartilage in organ culture // Endocrinol. -1985. -v.105. -№1. -p.79-85.

260. Dickson I.R., Rouhly P.I., Kodichek E. Effect of vitamin D deficiency on bone formation in the chick // Biochem J. -1979. -v. 182. -№2. -p.429-435.4839.435.

261. Dictz A.A., Lubrano T. Separation and quantitation of lactic dehydrogenase isoensymes by disc electrophoresis // Analyt Biochem. -1967. -v.20. -p.246-249.

262. Dixit P.K., Stern A.M. Effect of insulin on the incorporation of citrate and calcium into the bone of alloxan-diabetes rats // Calcif tiss int. -1979. -v.27. -p.227-232.

263. Doty S.V., Schofield B.H. Enzyme histochemistry of bone and cartilage cell // Progr Histochem and Cytochem. -1976. -v.8. -№1. -p. 1-38.

264. Dunham J., Catterall A., Binensky L., Chayen J. Metabolic changes in the cells of the callus during fracture healing in the rat // Calcif tiss. int. -1983. -v.35. -№1. -p.56-61.

265. Dunham J., Shedden R.G., Cattral A. et al. // Pentose shunt oxidation in the periostical cells in Healing Fractures // Calcif. tiss. res. -1977. -v.23. -№1. -p.77-81.

266. Dux L., Laszlo A., Mazarean H., Altorjay I L.D.H. isoenzymes in muscle diseases // Acta paediat acad Sci Hung/ -1980. -v.21. -№1. -p. 19-26.

267. Dziewiatkowski D.D. Role proteoglycans in endochondral ossification inhibition of calcification // Calcif. tiss int. -1985. -v.37. -№5. -p.560-564.

268. Empel W. Incidence of leg weakness syndrome and the freguency of growing Polish Large White, Norwegial Landrace and Hampshire pigs. // Ann. Warsaw agr. univ. veter Med. -1982. -v.10. -p.51-55.

269. Empel W., S. Erling Qualitative semiquantitative and quantitative diagnosis of osteochondrosis in pigs by computed tomography (ct) // Acta agr. Scand. -1986. -v.36. -№2. -p.187-192.

270. Feldman A., Grollman S. The effect of 3,3,5-triiodo-a-thyronine on the renal handline of cirate. // Proc. Soc. Biol and med. -1975. -v. 149. -№2. -p.494-493.

271. Fisher L.W., Termine J.P., Oesteer S.N. et al. Proteoglycan of de484veloping bone // The journal of biological chemistry. -1983. -v.258. -№10. -p.6588-6594.

272. Fontane O., Rasmussen H., Goodman D.B. An effect of 1,25 (OH)2D3 on intestinal calcium independent of protein synthesis // J. Cell Biol. -1978. -№2. -p.241.

273. Eranceschi R.T., Romano P.R., Park K.Y. Regulation of tipe collagen synthesis by 1,25-dihydroxyvitamin D3 in human osteosarcoma cells // J. Biol chem. -1988. -v.263. -№35. -p. 18938-18945.

274. Freden H., Linde A., Magnusson B.C. Inorganic pyrophosphatase in isolated enamel organ and odontoblasts from the rat incisor // Acta odontal scand.-1975. -v.33. -p.143-148.

275. Fujita Takuo Aging of connective tissue and disease // Connect tissue. -1984. -V.16. -№1. -p. 19-24.

276. Gallagher J.A., Beneton M., Harvey L. et al. Response of rachitic rat bones to 1,25-dihydroxyvitamin D3 biphasic effect an mineralization and lack of effect on bone resorption. // Endocrinology. -1986. -v.l 19. -p. 16031609.

277. Gal-Moscovici A., Rubinger D., Popovtzer M.M. 24,25-dihydoxyvitamin D3 in combination with 1,25-dihydroxyvitamin D3 ameliorates renal osteodystrophy in rats with chronic renal failure // Clin. Nephrol. -2000. -v.53. -№5. -p.362-371.

278. Gilsanz V. Vertebral bone density in children: effect of puberty I I Radiology. -1988. -v. 166. -№3. -p.474-850.

279. Glauer A., Mayo C.R. The study of three dimensional structure relation ships in connective tissues by high voltage electron microscopy // J. Microsc. -1973. -v.97. -p.83-94.

280. Glimcher M. J. Composition, structure and organization of bone and other mineralized tissues and the mechanism of calcification // Handbook of physiology-endocrinology Ed. Y.D. Aurbach, W. Wilkins. -1976. -Baltimore, -p.25-116.

281. Glimcher M.J., Kossiva D., Roufosse A. Indentifical of Phos-phopeptides and y-carloxyglutamic containing peptides in Epiphyseal growth plate cartilage // Cafcif. tiss. int. -1979. -v.27. -p.l87-191.

282. Grafenan P., Carstanjen B., Lepage O.M. Osteocalcin: a biochemical marker of bone formation in equine medicine // Vet. med. -2000. -v.45. -№7. -c.209-216.

283. Grondal T. Osteochondrosis and arhtrosis in pigs incidence in animal up to 120 kg liveweight // Acta. Vet. Scand. -№15. -p. 1-25.

284. Gross J. Aspects of animal collagenases // Biochemistry of collagen. -New York, acad. press. -1976. -p.275-317.

285. Gueguen L., Pezez J.M. A re- evaluation of recommended dietary allowances of calcium and phosphorus for pigs // Proc. Nutr. Soc. -1981. -40. -№3. -p.273-278.

286. Hahn T.J., Halstead L.R., Teitelbaum S.L. et al. Altered mineral metabolism in glycorticoidinduced osteopenic. Effect of 25-hydroxyvitamin D administration // J. Clin. Invest. -1979. -v.64. -p.655-665.486

287. Hahn T.J., Halstead L.R., Baran D.T. Effect of short term glucocorticoid administration on intestinal calcium absorption and circulating vitamin D metabolite concentrations in man // J. Clin. Endocrinol Metabol. -1981.-v.52.-p.l 11-115.

288. Haldimann B., Kaptein E.M., Singer F.R. et al. Intestinal absorption in patients with hyperthyroidism // J. Clin. Endocrinol Metabol.-1980. -v. 51. -p.995-997.

289. Halme J., J Vitto, R. Kivirikko, L. Saxen. Effect of triiodthyronine on the metabolism of collagen in cultured embryonic bones // Endocrinology. -1972. -v.90. -p. 1476-1480.

290. Häni H., Kessler J., Stoll P. Einfluss der vez osteochondrosis beim Mostschwein // Schweiz arch Fierheilk. -1983. -v. 125. -№9. -p.537-544.

291. Harrison J.R., Clark N.B. Avian medullar bone in organ culture: effects on collagen synthesis // Calcif. tiss int. -1986. -v.39. -№1. -p.35-43.

292. Hascall V.C., Hascall G.K. Proteoglycans // Cell, biology of extracellular matrix. Ed. E.D.Hay. -Ney-York, London. -1983. -p.39-63.

293. Hauschka P.V. Primary structure of monkey osteocalcin // J. Biochemistry. -1982. -v.21. -№4. -p.638-642.

294. Hauschka P.V. Frenkel J., Muth R., et al. Presence of osteocalcin and related higher molecular weght 4-carboxyglutamic acid-conteining // J. Biol chem. -1983. -v.258. -№1. -p. 176-182.

295. Hauschka P.V., Lian J.B., Gallop P.M. Direct identification of the calcium-binding amino acid, y-carboxyglutamate in mineralized tissue // Proc. Nat. Acad Sci USA. -1975. -v.72. -№10. -p.3925-3929.

296. Haussler M.R. Vitamin D receptors: nature and function. // Ann. Rev. nutrition. -1986. -v.6. -p.525-562.

297. Heersch J.N.M. Mechanism of osteoclastic bone resorption: a new hypotheasis // Calcif tiss Res. -1978. -v.26. -№1. -p.81-84.

298. Hidiroglou M. Vitamin levels in certain sheep tissues at varsious487times ofter the intramuscular administration of vitamin D // Int. J. Vitamin and Nutr. res. -1979. -v.49. -№4. -p.359-363.

299. Hierholzer J., Bauer M., MDurer J. et al. Spine bone mineral density in patients with medically refractory affective disorders receiving extrahigh doses of thyroxine. // Eur. Radiol. -1998. -v.8. -№7. -p. 13-33.

300. Hiroshi S. Analysis of mouse skeletion // Jap. J. Zootechn Sci. -1985. -v.56. -№6. -p.495-504.

301. Hirchman A., Dziewiatkowski D.D. Protein-polysacharide loss during endochondral ossification: immunochemical evidence // Science. -1966. -v.154. -p.393-395.

302. Hoerman K.C., Mancenwicz S.A. Fluorometric demonstration of triptophan in dentin and bone protein // J. Dent Res. -1964. -v.43. -p.276-283.

303. Holtrop M.E., Cox K.A, Clark M.B. et al. 1,25-dihydroxycholecalciferol stimulates osteoclasts in rat bone in the absence of parathyroid hormone // Endocrinology. -1981. -v.108. -№6. -p.2293-2301.

304. Holtrop M.E., Raiz J.Y., Simmons H.A. The effects of parathyroid hormone, colchicine and calcitonin on the ultrastructure and the activity of osteoclasts in organ culture. // J. Cell. Biol. -1974. -v.60. -p.246-355.

305. Hong K.C. Cruess R.L. Changes in organic matrix of bone and blood ATF in rats fed rachitogenia diets // Calcified tiss. Res. -1978. -v.25. -№3. -p.241-244.

306. Hough S. Alteration of bone and mineral metabolism in diabetes mellitus // S. Afr. Med J. -1987. -v.72. -№2. -p. 116-119.

307. Hough S., Fausto A., Sonn G et al. Vitamin D metabolism in chronic streptozotocin-induced diabetic rat // Endocrinology. -1983. -v.113. -№2. -p.790-796.

308. Howard G., Baylic D. Matrix formation and osteoid maturation in vitamin D deficient rats made normocalcemic dietary means // Miner Electrolyte Metab. - 1980. -v.3. -p.44-50.488

309. Hunter G.V., Heerschi J.N., Aubin J.J. Isolation of tree species of Proteolycan synthesized by cloned bone cells. // Biochemistry. -1983. -v.22. -№4. -p.491-496.

310. Irving. The sudanophilic material in the early of calcification // Arh. Oral. Biol. -1963. -№8. -p.725-745.

311. Irving Theories of mineralization of bone // Clin orthopaed rel. res. -1973. -v.97. -p.225-236.

312. Jaffe H.L. Metabolic degenerative and inflammatory diseases of bones and joints. -Philagelphia, Lea and Febiger. -1972.

313. Jha M., Susheela A.K. Characterization of glycosaminoglycans from normal and fluoride treated rabbit iliac rest // Biochem and biophys Res. Com.-1982.-v.l05. -№2. -p.711-716.

314. Jorgensen B. Osteochondrosis / osteoarthrosis and disorders in cows, associated with lug weakness // Acta. Vet. Scand. 2000. -v.41. -№2. -p.123-138.

315. Jowsey J., Detenbeck L.C. Importance of thyroid hormones in bone metabolism and calcium homeostasis // Endocrinology. -1969. -v.85. -p.87-95.

316. Kanji S. Thyroid hormone stimulates alkaline phosphotase activity in cultured rat osteoblastic cells through 3.5.3-triiodo-L-thyronine nuclear receptors // Endocrinology. -1987. -v. 120. -№5. -p. 1873-1881.

317. Katchburian E. Metabrane-bound bodies as initiators of mineralization of dentine //J. Anat. -1973. -v.l 16. -p.285-302.

318. Kjellsfrom T. Glycosaminoglycan synthesis by human diabetic normoe adult and embryonic fibroblasts in relation to unsulin levels // Acta med scand. -1981. -v.210. -supple.66. -p.39-41.

319. Keck E. Influence of cortizol and L-triiodthyronine on in vitro metabolism of human spongiusa // Calcif. tiss. int. -1982. -v.34. -suppe.l. -p.9.

320. Knop J., Manis R., Schneider C et al. Bone calcium exchange in489primary hyperparathyroidism as measured by 47Ca // Kinetics Metabolism. -1980.-v.29. -p. 819-825.

321. Kornegay E.T. Structural unsoudness, bone mineralization and nutrition in swine // Feed Management. -1983. -v.34. -№11. -p.54-55.

322. Kream B.Z., Smith M.D. Insulin action in fetal rat bone // Calcif tiss int. -1982. -v.34. -supple 1. -p.9.

323. Kream B.Z. Characterization of the effect of rats insulin on collagen synthesis in fetal rat bone // Endocrinol. -1985. -v.116. -№1. -p.296-302.

324. Kreasan J., Studena K. Study of growth and carcass value of white improved breed from birth to the age of 240 days // Acta zootechnica, Chechoslovakia. -1988. -t.XLIV. -c.37-50.

325. Kucharz E., Olczyk K., Drozdz M. et al. Influence of thyroid hormones and of methylthiouracil upon collagen content in the liver of with hepatic fibrosis // Rev. roum med. Endocrinol. -1986. -v.24. -№1. -p.21-25.

326. Kurihara N. 1,25 (OH)2D3 increase ALD activity and type I collagen production in osteoblastic clone cells in serum free media // Vit.D: chem, Biochem and clin update. Proc. 6-th narkshop. -Merano. -1985. -p.477-478.

327. Kursa J., Travnfiek J., Rambeck W.A. et al. Goetrogenic effects of extracted meal and nitrates in sheep and their progeny // Vet. med. -2000. -v.45. -№5. -p. 129-140.

328. Lalan J.D. Le metabolisme phospho-calcique an cours de e'hyper-throidic de l'adulte // L.A.R.C. med. -1985. -v.5. -№4. -p.193-194, 197, 199200.

329. Lapiollone Alexandre, Guerin Sophie, Braillon Pirerre et al. Diabetes during pregnancy does not alter whole body bone mineral content infanth //J. Clin Endocrinol and Metab. -1997. -v.82. -№12. -p.3993-3997.

330. Lebovitz H.E., Eisenbarth G.S. Hormonal regulation of cartilage growth and metabolism // Vitam., Horm. -1975. -v.37. -p. 576-648.

331. Lehninger A.L. Mitochondria and calcium ion transport // Bio490chem J. -1970. -v.l 19. -№2. -129-138.

332. Lester G., Vander W.C.J., Gray K.T., Talmage R.V. Vitamin D deficiency in rat with normal calcium concentration // Proc. nat. Acad. Sci. USA. -1982. -v.79. -№15. -p.4791-4794.

333. Levy J.R. Demonstration of insulin receptors and modulation of alkaline phosphotase activity by insulin in rat osteoblast cells. // Endocrinology. -1986. -v.l 19. -№4. -p. 1786-1792.

334. Lian J.B. Vitamin K metabolism and vitamin K-dependent protein. Ed Suttil J.W. -1984. -237-244.

335. Lian J.B., Albert H.R., Reit B., Glimcher M.J. Concentration of osteocalcin and phosphoprotein as a function of mineral content and age in cortical bone. // Calcif. tiss. int. -1982. -v.34. -suppl. 2, -p.82-87.

336. Lian J.B., Cohen-Solar L., Kosiva D., Glimcher M.J. Changes in phosphoproteins of chicken bone matrix in vitamin D deficient rickets // FEBS Letters, -1982. -v.140. -№1. -p.123-125.

337. Lian J.B., Dunn K., Key L. In vitro degradation of bone particles by human monocytes is decreased with the depletion of the vitamin K- dependent bone protein from the matrix // Endocrinology. -1986. -v.l 18. -№4. -p. 1626-1642.

338. Lian J.B., Glimcher M.J., Roufoss A.U. et al. Alteration of the y-carboxyglutaminic acid and osteocalcin concentration in vitamin D-deficient chick bone // The J. of Biol chem. -1982. -v.257. -№9. -p.4999-5000.

339. Liming L., Nicoll S. Postnatal development of dependence on thyroid hormones for growth and differentiation of rat skeletal structures // Growth. -1986. -v.50. -№4. -p.472-484.

340. Linde A. On enzymes associacia ted with biological calcification // The chemistry and biology of mineralized connective tissues. Ed. Veis A. -1981. -p.559-570.

341. Lin C.C. Osteoblast response and bone metabolism in calvarial in491vivo // Calcif. tiss. int. -1982. -v.34. -suppl 1. -p. 10.

342. Locher J.Th., Oberleitner M. Wirhung der SchilddrDs en hormone aufdic Kollagenbiosynthese // Aktuel Endokrinol und Stoffwechsel. -1985. -v.6.-№3.-p.l43-147.

343. Lohmander S., Hjerpe A. Proteoglycans of mineralizing rib and epiphyseal cartilage // Biochim, Biophys acta. -1975. -v.404. -p.93-109.

344. Lucht U., Norgaard I.O. Autoradiographic and electron microscopic evidence for the release of protein from the osteoblast // J. Ultrastruct. Res. -1976. -v.57. -.№2. -p.228-237.

345. Malin L. Osteodystrophy in growing lambs fed a diet rich in wheat bran // Vet. rec. -1984. -115. -№14. -p.355-357.

346. Marie P.J., Pettifor J.M., Glorieux F.H. Histologic osteomalacia due to dietary calcium deficiency in children // Calcif. tiss. int. -1982. -v.34. -suppl. 1.-p. 12-14.

347. Marshall R., Urist M.D. Fundamental and clinical bone physiology. -Philadelphia. -1980.

348. Martel-Pelletier J., Pelletier J.P., Cloutier J.M. et al. Neutral proteases capable of proteoglycan digesting activity in osteoartihrotik and normal human articular cartilage // Arthr. Rheum. -1987. -v.27. -№3. -p.305-312.

349. Martin B.B., Barr D.B. Structure function and adaptation of copmpact bone. -New York. -1989. -384p.

350. Martinez A., Artgiielles F., Cervera I., Gomar F. Sites of sulfata-tion in the chondrocytes of articular cartilage of the rabbit // Virchows Arch. -1977.-v.23.-№l.-p.53-64.

351. Mathuz G., Clifton-Bligh P., Fulcher G. et al. Calcitriol in osteoporosis -is it used safely? // Austral and N.L.J Med. -1998. -v.28. -№3. -p.348-349.

352. Matsumoto T., Ikeda K., Yamato H. et al. Effect of 24,25- dihy-droxyvitamin D3 on 1,25- dihydroxyvitamin D3 metabolism in calcium deficient rat. // Biochem J. -1988. -v.250. -№3. -p.667-677.

353. Mbuy J.M., Dequcker J., Bloemmen F. et al. Plasma protein in human cortical bone: enrichment of a2HS-Glycoprotein, a-acid- Glycoprotein and ocgE. // Calcif. tiss int. -1982. -v.34. -3. -p.229-231.

354. Mc Mahon T. Allometry and biomechanics: limb bones in adult ungulates. //Amer. Nater. -19754. -v.109. -p.547-563.

355. Mc Nair P. Bone metabolism in human type I (insulin dependent diabetes mellitus). // Dan Med. Bull. -1988. -v.35. -№12. -p. 109-121.

356. Mc Nair P., Madsbad S., Christiansen C. et al. Osteopenia insulin treated diabetes mellitus. Its relation to age at onset sex and duration of disease. // Diabetologia. -1978. -v. 15. -p.89-90.

357. Mechanic G.L. Maturation of chick bone collagen and quontifica-tion of its structural cross lines: vitamin D states and cohesiveness of the collagen macromolecular matrix. // Calcif. tiss res. -1976. -v.21. -№2. -p.177-184.

358. Melsen F., Mosekilde L. Trabecular bone mineralization lag time determined by tetracycline doblelabelling in normal and certain pathological conditions. // Acta Pathol., Microbiol, Immun. Scand. A. -1980. -v.88. -p.83-88.

359. Miller E.J. Isolation and characterization of a collagen from chick cartilage containing three identical alpha chains. // Biochemistry. -1971. -№10. -p. 1652-1658.

360. Mornet Etienne The mutations of the tissue-nonspecific alkaline phosphatase gene. // Hum. Metab. -2000. -v. 15. -№4. -c.309-315.

361. Mosekilde L., Lund B., Sorenseno U. Serum 25-hydroxycholecalciferol in hyperthiroidism. // Lancet. -1977. -№1. -p.806-807.

362. Muamba J.M.M., Dequeker J. Biochemical anatomy of human bone: comprative study of compact and spongy bone in femur, rib and iliac crest. //Acta anat. -1987. -v. 128. -№3. -p. 184-187.

363. Muller S.A., Posner A.S., Firchein H.E. Effect of vitamin D deficiency on the crystal chemistry of bone mineral. // Proc. Soc. Exp. Biol. Med. -1966. -v. 121. -№3. -p.844-846.

364. Mundy G.R., Shapiro J.L., Bandelin L.G. et al. Direct stimulation of bone resorption by thyroid hormones. // J. Clin Invest. -1976. -v.58. -p.529-534.

365. Nakano T. Mineralization of normal and osteochondrolic bone in swine. // Can. J. Anim. Sci. -1981. -v.61. -№2. -p.343-348.

366. Nakano T. Effect of rate on the incidence of osteochondrosis in growing swine. // Can. J. Anim. Sci. -1983. -v.64. -p. 139-146.

367. Nakano T.Brennan J.J., Aherne F.X. Leg weakness and osteochondrosis in swine a rewiew. // Can. J. Anim. Sci. -1987. -v.67. -p.883.

368. Neuman W.F. Bone material and calcification mechanisms. // Fundamental and clinic bone physiology. Ed. Marshall R. Urist M.D. -Philadelphia. -1980. -p.83-107.

369. Nicodemo M.L.F., Moraes S.S., Valadoo R.I. Uso de parametros osseous plasmaticos e fecais na determinacDo da cleficiencia de fosphoro em bovinos. // Rev. brasil zootecn. -2000. -v.29. -№3. -p.840-847.

370. Nordin B.E.C., Marshall D.H., Francis R.M., Crilly R.G. The effect of sex steroid and corticosteroid hormones on bone. // J. Steroid biochem. -1981. -v.15. -p.171-174.

371. Norman A.W. Vitamin D: the calcium homeostatic steroid hor494mone. -New York. -1979. 490c.

372. Nuti R., Lore F., Vattimo A et al. Bone mineral content 250HD serum levels, 47Ca intestinal absorption in osteopenia of diabetes mellitus // Nuklear med. -1981. -suppl 18. -p.811.

373. Olsen B.R. Collagen biosynthesis // Cell biology of extra cellular Ed. E.D.Hay. -New York. -1983. -p. 139-178.

374. Ornoy A., Goordwin D., Noff D., Edelstein S. 24,25-dihydroxyvitamin Ds-is metabolite of vitamin D3 essential for bone formation //Nature. -1978. -v.276. -p.517-519.

375. Ornoy A., Lidor C., Atkin I., et al. Effect of intraepiphysial injection of vitamin D metabolite biochemical and clinical update. Ed. W. Gruyter. -Berlin.-1985.-p.314-316.

376. Oshton B.A., Hohling H.J., Friffit J.T. Plasma proteins present in human cortical bone: eurichment of the a-2HS glycoprotein. // Calcif. tiss. res. -1976. -v.22. -p.27-33.

377. Page M., Ashhurst D.E. The effect of mechanical stability on the macromolecules of the connective tissue matrices produced during fracture healing. // Histochem J. -1987. -v. 19. -№1. -p.39-61.

378. Parfitt A.M., Dent C.E. Hyperthyroidism and hypercalciemia // Q. J. Med. -1971. -v.39. -p.171-187.

379. Parry D.A.D., Flint M.N., Gillard G.C., Craig Alan S. A role for glycosaminoglycans in the development of collagen fibrils. // FEBS Left. -1982.-v.149.-№l.-p.l-7.

380. Peck Messinger //J. Biol. chem. -1970. -v.145. -p.2722-2729.

381. Pieter A., Prins A., Lipman Y., McDiviff. Effect of purifed growth factors on rabbit articular chondrocytes in monolayer culture. // Arthritic and Pheumat. -1982. -v.25. -№10. -p.1228-1238.

382. Posner A.S., Betts F., Blumental N.C. Properties of nucleating systems. // Metab. bone dis. Relat. Res. -1978. -№1. -p.179-183.495

383. Price P.A. Osteocalcin // Bone mineral res ann. -1983. -v.l. -p.179183.

384. Price P. A., Williamson M.K., Haba T. et al. Excessive mineralization with grow plate closure in rats in chronic warfarin treatment. // Proc. Nat. Acad. Sci USA. -1982. -v.89. №24. -p.7734-7738.

385. Price P.A., Williamson M.K., Sloper S.A. 1,25-dihydroxyvitamin D3 increases citrate secretion from osteosarcoma cells. // J. Biol. Chem. -1984. -v.259. -№4. -p.2537-2440.

386. Prince C., Navine J.M. Glycosaminoglycans alteration in net bone due to grow. // J. Nutr. -1983. -v.l 13. -№8. -1576-1582.

387. Pritchard J.J. The osteoblasts. // The Biochemistry and physiology of bone Ed. Y.H. Bourne. -New. York. -Acad. Press. -1972. -p.21-23.

388. Pond W.G. Distribution of parenterally administred 45Ca in bones of growing pigs. //J. Anim. Sci. -1978. -v.29. -298-302.

389. Pupavac Snjezana, Sinovec Z., Jarak M. et al. The effect of supplemental fungal fhytase on the performances and bone characteristic of piglets. //Acta. vet. -2000. -v.50. -№2-3. -c.l 19-130.

390. Raisz L.G. Effect of corticosteroid on calcium metabolism // Proc. biochem, pharmacol. -1980. -v.17. -p.212-219.

391. Raisz L.G. Studies on bone formation and resorption in vitro. // Hormone res. -1984. -v.20. -p. 12-27.

392. Raisz L.G. Studies on bone formation and resorption in vitro. // Rev. med. Bruxelles. -1986. -v.l. -№1. -p.9-13.

393. Ranemtoulle E., Prince C.W., Caterson P. et al. // The chemistry and biology of mineralized connective tissues (ed. E.D. Veis). -New York. -1981. -p.389-393.

394. Reddi A.H., Hascall Y.S., Hascall G.H. Changes in Proteoglycan types during matrix-induced cartilage and bone Development // J. Biol. Chem. -1978. -v.253. -p.2429-2436.496

395. Reiland S. Osteochondrosis in the pig. // Acad. Avhardling. Stockholm.-1975.-118c.

396. Reiland S. Osteochondrosis in swine. Morphologic and experimental studies. // Proc. Condress Intern, pig Vet. Soc. -Amsterdam. -1976.

397. Reinolds E.S. Phosphorotein inhibition of hydroxyapatite dissolution. // Calcif. tiss. int. 1982. -№3-4. suppl.2. -p.52-56.

398. Reynolds J J., Pavlovitch H., Balsan S. 1,25-dyhydroxycholecalciferol increases bone resorption in thyroparathyroidecto-mised mice. // Calc. tiss. res. -1976. -v.21. -№1. -p.207-212.

399. Rhee Sang-Hoon, Tanaka Junzo Effect of the nucleation of hydroxyapatite in simulated body fluid. // Biomaterials. -1999. -v.2. -№22. -p.2155-2160.

400. Rodan G.A., Martin T.I. Role of osteoblasts in hormonal control of bone resorption a hypothesis. / Calcif tiss Int. -1981. -v.33. -p.349.

401. Rosholt M.N., Hegovly P.V.G. Mineralization of different bones in streptosotocin diabetic rats: study an the concentration of eight minerals. // Amer. J. clin. Nutr. -1981. -v.34. -№9. -p. 1680-1685.

402. Rowe D.N., Moen R.S., Davidson J.M. et al. Correlation of procollagen mRNA levels in normal and transformed chick Embrio Fibroblasts with different rates of procollagen synthesis. // Biochemistry. -1978. -v. 17. -№9. -p. 1581-1590.

403. Rude R., Singer F.R. Hormonal Modifleres of mineral metabolism other than parathyroid hormone, vitamin D and calcitonin. // Disorders of mineral metabolism. Calcium physiology. -Acad, press. -1982. -p.482-557.

404. Sabec D. Locomotony disturbances testing boavs. // Poc. from 6 th497

405. VS Congress, Copenhagen. -1980. -p.331.

406. Santora A.C. Extra calcium may not ease bone disease. // New Sei. 1987.-113. -№1547. -p.24.

407. Saudhy H.S., Lande S.S. Investigations of alkaline phosphatase Ca-ATFase and Na, K-ATFase during beta -APN -induced initial bone mineralization inhibition. // Acta anat. -1982. -112. -№3. -p.242-248.

408. Sayegh F.S., Solomon G.C., Davis R.W. Ultrastructure of intracellular mineralization in the dur's antler. // Clin. Orthop. -1974. -v.99. -p.267-284.

409. Schenk R.K., Hunziker E., Hermann W. Structural properties of cells related to tissue mineralization. // Life Sei. Res. Rep. -1982. -№23. -p.143-160.

410. Seifter E., Larvin L. Aspect of citric acid chemistry related to bone. // Bull, of the New York. Acad. Med. -1961. -v.97. -№3. -p.156-166.

411. Sela J., Bab I.A., Mühlrad A. Acomparation study on occurrence and activity of extracellular matrix vesicles in young and adult rat maxillary bone. // Calcif. tiss. int. -1981. -v.33. -№2. -p.129-134.

412. Shachov G.A., Nuren P. A sensitive and rapid method for determination of pyrophospatase activity. //Acta. ehem. Scand. 1982. -v.36. -№10. -p.689-694.

413. Shapiro I.M., Golub E.E., Kanuta S et al. Inintiation of Endochondral calcification as related to changes in the redox state of Hypertraphic chondrocytes. // Science. -1982. -v.217. -№4563. -p.950-952.

414. Shires R., Teitelbaum S.L., Bergfeld M.A. et al. The effect of streptozotocin induced chronic diabetes mellitus on bone and mineral homeostasis in the rat. // J. Lab. Clin. Med. -1981. -v.97. -p.231-240.

415. Schwartz Z., Sylvia V.L., Curry D. et al. Arachidonic acid directly mediated the rapid effects of 24,25-dihydroxyvitamin D3 via protein kinase C and indirectly through prostaglandin production in resting zone chondrocytes.498

416. Endocrynology. -1999. -v. 140. -№7. -p.2931-3002.

417. Silberman M., Fromneer J. Initial locus of calcification in chondrocytes. // Clin orthop. -1974. -v.98. -p.288-290.

418. Simons P.C.M., Haye U. The influence of lighting programmes on leg disorders in broilers. // Poultry Guide. -1986. -v.23. -№11. -c. 169-173.

419. Simpson E. Growth factors wich affect bone. // Trends biochem Sci. -1984. -v.9. -№12. -p.527-530.

420. Sirek V., Sirek A. Hyperinsulinalmia and arterial glycosaminoglycans in dogs. // Diabetologia. -1981. -v.21. -№2. -p.154-159.

421. Sisson H.A. Mechanisms of bone resorption in calcium-deficient rats. // Calcif. tiss. int. -1984. -v.36. -№6. -p.711-721.

422. Smith A. et al. Studies of bone noncollagenous protein. // Biochem., Biophys acta. -1957. -v.25. -№3. -p.542-549.

423. Smith T., Musata J., Horroito L., Philipson S. Regulation of GAG synthesis by thyroid hormone in vitro // J. Clin. Invest. 1982. - v.70, № 5. -p. 1066-1074.

424. Sokkar S.M., Soror A.H., Ahmed G.F. et al. Pathological and biochemical studies on experimental hypothyroidism in growing lambs. // J. Vet. Med. B. -2000. -v.47. -№9. -c.641-652.

425. Sommerman M.G., Neuman W.J. Relative effectiveness of vitamin D metabolite in increasing bone mineral solubility. // Calcif. tiss. intern. -1981. -v.33. -№2. -p.159-165.

426. Somjen D. A comparison of the responses to 24,25 (OH)2D3 and 1,25 (OH)2D3 by developing skeletal tissue. // Vit.D: chemical, biochemical and clinical update. -Proc. 6 work. -Shop. ed. Norman. -1985. -p.284-294.

427. Stren P.H. The vitamin D and bone pharmacol rew. -1980. -v.32. -№1. -p.47-60.

428. Stern P.H. A monolog on analogs: in vitro effect of vitamin D metabolites and considferation of the mineralization question. //Calcif. tiss.499int.-1981.-v.33. -№l.-p.l-4.

429. Stuart C.A., Furlanetto R.W., Lebovitz H.E. The insulin receptor of embrionic chicken cartilage. // Endocrinol. -1979. -v. 105. -№6. -p. 12931302.

430. Sunde M.L., Ameenuddin S., De Luka H.F. A comparison of 1,25 (OH)2D3 and holecalciferol for bone formation in chicks // Fed. Proc. 1987. -v.46. -№3. -p.886.

431. Sugahara K. Shwartz N.B. // Arh. Biochem and Biophys. -1982. -v.214. -№2. -p.211-214.

432. Szilagyi M. KDkeny G., Kovaes A.B. Growth patterns of limb bones in swine. //Acta vet. acad. Sci. Hung. -1982. -v.30. -№1-3. -p. 161-170.

433. Takagi G., Veis A., Sauk J. Relation mineralization defects in collagen matrices to noncollagenais protein components. // Clin, orthopaedics and related res. -1983. -v. 176. -p.282-290.

434. Taylor T.G., Dacke C.G. Calcium Metabolism and its regulation. // Physiology and biochemistry of the domestic fowl. -Acad. Press. -1984. -p.95-100.

435. Taylor C.M., Hughes S.E., De Silva P. Competitive protein binding assay for 24,25-dihydroxycholecalciferol. // Biochem. Biophys. Res. Comm. 1976.-v.70.-p. 1243-1249.

436. Teifelbaum S.L., Melone Y.D., Kahn A.Y. Glucocorticoid enhancement of bone resorotion by rat peritoneal macrophoges in vitro. // Endocrinology. -1981. -v.108. -№3. -p.635-793.

437. Termine J.D. The tissue specific proteoglycan of calf, rat and human bone. // Calcif. tiss. int. -1982. -v.34. -suppl.l. -p.24-30.500

438. Termine J.D. Osteonectin, bone proteoglycan and phosphophoryn defects in a form of bovine osteogenesis inperfecta. // Proc. Nat. Acad. Sci USA. -1984. -v.8. -p.2217-2219.

439. Termine J.D., Belcourt A.B., Conn K.M. et al. Mineral and collagen binding proteins of fetal calf bone. // J. Biol. Chem. -1981. -v.256. -№20. -p. 10408-10409.

440. Termine J.D., Kleiman H.K., William W. Osteonectin, a bonespecific Protein linking mineral to collagen. // Cell. -1981. -v.26. -№1. -p.99-105.

441. Termine J.D., Posner A.S., Amorphous cristalline intercelationships in bone mineral. // Calcif. tiss. res. -1989. -v2. -p.8-23.

442. Thomson B.M., Saklatvola J., Chambers T.J. Osteoblasti mediate interleukin stimulation of bone resorption by rat osteoblasts. // J. Exp. Mad. USA. -1986. -v.l64. -№1. -p. 104-142.

443. Thyberg I., Friberg U. Electron microscopic enzyme hystomemical studies on the cellulae genesis of matrix vesicles in epiphysal plate. // J. Ultrastruct. -Res. -1972. -v.41. -p.43-59.

444. Timmins P.A., Wall J.C. Bone water. // Calcif. tiss. res. -1977. -v.23. -№1. -p. 1-5.

445. Tougaard L., Hau C., Rodbro P., Kitrel J. Bone mineralization and bone mineral content in primary hyperparathyroidism. // Acta Endocrinol. -1977. -v.84. -p.314-319.

446. Triffitt J.T. The organic matrix of bone tissue. // Fundamental and clinical bone physiology Ed. Marshall K. Urist M., Philadelphia. -1980. -p.45-82.

447. Tsutumi C., Hosoga N., Moriuchi S. The effect of 1.25-dihydroxycholecalciferol on changes on bone carboxyglutamic acid-containing protein in bone and serum of developing chick. // J. Nutrition Sci Vitaminol. -1985. -v.31. -№1. -p.21-38.501

448. Tuominen Jussi T., Impivaara Alii, Puukka Pauli, Ronnemae Tapani. Bone mineral density in patients with type 1 and type 2 diabetes. // Diabetes Care. -1999. -v.22. -№7. -p. 1196-1200.

449. Turakeinen H., Lavyova H., Saarri H. et al. Synteses of gyaluronic and collagen in skin fibroblasts cultured from pattens with osteogenesis imperfecta. // Biochemia et biophysika acta. -1980. -v.628. -№4. -p.388-397.

450. Urist M.R. Growth hormone and skeletal tissue metabolism. // Biochemistry and physiology of bone. Physiology and Pathology. -New York. -Acad Press. -1972. -p. 155.195.

451. Urist M.R., Behman K., Kerendi F. Neutral lipids facilitate transfer of bone morphogenetic proteins and other noncollagenous proteins. // Med. Hypotheses. -1997. -v.49. -№6. -465-475.

452. Valk P.C. Pigs. -1984. -p.33.

453. Vangham J.M. The physiology of bone. -Oxford. -1975. -355p.

454. Veloso J.A.F., Medeiros S.L.S. Costa E.C.A. Mineralization ossea comquatro fontes de fosforo na teminacDo de swinos. // Agr. bras. med. vet. e zootech. -2000. -v.52. -N4. -p.379-384.

455. Vittur F., Stagni N., Moro L. De Bernard. Alcaline phoshpatase binds to collagen. // Experientia. -1984. -v.40. -№8. -p.836-837.

456. Vogel J.J., Boyan-Salyers B., Campbell M.M. Protein phospholipid interaction in biologic calcification. // Metab. bone tiss. relat. res. -1978. -№1. -p. 149-159.

457. Wasserman K.W. Calcium-binding proteins and calcium function. -1977.

458. Watts Nelson B. Clinical utility of biochemical markers of bone remodeling // Clin, chem -1999. -v.45. -№8. -p.1353-1368.

459. Weatherell J.A., Bailey P. J., Weindmann S.M. Sulphate mucopolisacharides and calcification. // Bone and tooth. -1964. -p.227-231.

460. Weinstook M.C., Young R.W. Synthesis and secretion of S35502lobeled glycosaminoglycans by osteoblasts and ameloblasts. // Ibid. -1977. -v.172. -№3. -p.424-428.

461. Weistner M., Fisher S., Dessan W., Miller P.K. Collagen types synthesized by isolated calvarium cells. // Exp. Cell. Res. -1981. -v. 133- -№1. -p.115-125.

462. William T.R. Trace metal-citric acid complexes as inhibitors of calcification. // Proc. Soc. Exp. Biol. Med. -1982. -v.170. -№3. -p.321-327.

463. Wiske P., Wentwarth C.M., Norton J. et al. Evaluation of bone mass and glawth in young diabeties. // Metabolism. -1982. -v.31. -№8. -p.848-854.

464. Wismer W.Y., Schaafsma G., Durursma S.A. Effect of plasma on bone in vitamin D deficient rates. // Vitamin D. Chemical, biochemical update. -New Yurk. -1985. -p.611-612.

465. Wfod H., Sikorska-Horst W. Glycosaminoglycans and lysosomal hydrolases in serum and urine of patients with hiper and hypothyroidism. // Acta endocrinol. -1985. -v. 109. -№270. -p. 185-190.

466. Wolinsky J., Simkin A., Guggenleim K. Effect of fluoride metabolism and mechanical properties of rat bone. // Am. J. phisiol. -1977. -v.233. -№1. -p.46-50.

467. Wong G.L., Luben R.A., Cohn D.V. 1.25-dihydroxycholecalciferol and parathormone effect on isolated osteoclast-like cells. // Science. -1977. -v.197. -№4304. -p.663-665.

468. Wong R.G., Myrtle J.F., Tsai H.C. et al. Studies on calciferol metabolism. The occurrence and biological activity of 1,25-dihydroxyvitamin D3 in bone. // J. Biol. chem. -1972. -v.247. -p.5728-5735.

469. Wither R.F. Effect of phosphlipids on the transformatia of amorphous calcium phosphats to hydroxyapatite in vitro. // Calcified tiss res. -1975. -v.19. -p.197-210.

470. Yamamoto S., Dakoh S., Fukunago M. Studies of bone sconner. //503

471. Jap. J. Nucl. Med. -1976. -v.6. -p.759-767.

472. Jkkos D. Osteoporosis in thyrotoxicosis. // Lancet. -1971. -v.20. -№12. -p.7734-7740.

473. Yoshida M, Shigemi Shoya, Masuo Sueyoshi et al. Effect dietary levels of calcium and phosphorus on grown and bone formation of female broiler chicks. //Jpn. Poult. Sci. -1988. -v.25. -№5. -p.305-311.

474. Zambonin Z.A., Teti A., Nico B. et al. Osteoplastic activity of mature osteocytes evaluated by 3H-proline incorporation. // Ibid. -1982. -v.26. -№1. -p.65-67.

475. Zambotti V., Bolognani I., Reiland S. Химический состав и обмен хряща и кости. // Механизмы регенерации костной ткани. -М.: Медицина,-1972. -с.113-118.504

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.