Функции глаголов со значением ощущения и эмоционального процесса в художественном тексте: На материале романа Е. Замятина "Мы" тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.01, кандидат филологических наук Рыжков, Игорь Анатольевич

  • Рыжков, Игорь Анатольевич
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2000, ТамбовТамбов
  • Специальность ВАК РФ10.02.01
  • Количество страниц 244
Рыжков, Игорь Анатольевич. Функции глаголов со значением ощущения и эмоционального процесса в художественном тексте: На материале романа Е. Замятина "Мы": дис. кандидат филологических наук: 10.02.01 - Русский язык. Тамбов. 2000. 244 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Рыжков, Игорь Анатольевич

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. Роман Е. Замятина "Мы" как объект филологических исследований.

1.1. История изучения романа Е. Замятина "Мы".

1.1.2. Литературоведческие аспекты изучения романа (обзор критической литературы).

1.1.3. Лингвистические аспекты изучения творчества Е. Замятина

1.2. Роль глагола в структуре художественного текста.

1.3. Объем и границы глагольной лексемы.

ГЛАВА 2. Функциональный анализ глаголов ощущения и глаголов эмоционального процесса в художественном пространстве романа Е. Замятина "Мы".

2.1. Глаголы-предикаты фраз, передающих ситуацию эмоционального процесса в тексте романа "Мы".

2.1.1. Семантическая структура предложения с точки зрения реализации ее элементов.

2.1.2. Лексическая представленность предикатной позиции.

2.1.3. Лексическая представленность актантных позиций.

2.1.4. Глаголы других ЛСГ в составе функционально-семантического класса глаголов эмоционального процесса.

2.2. Глаголы-предикаты фраз, передающих ощущения в тексте романа "Мы".

2.2.1. Глаголы с семантикой ощущения в лексико-семантической системе русского языка.

2.2.2. Лексическая представленность предикатной позиции во фразах, передающих ощущения.

2.2.3. Лексическая представленность актантных позиций.

2.2.4. Взаимодействие глаголов-предикатов, передающих ощущения персонажа, с другими глаголами предикатами в контексте романа "Мы".

ГЛАВА 3. Синтаксические дериваты в тексте романа "Мы".

3.1. Группа причастий, обозначающих действия.

3.2. Группа причастий, обозначающих состояния.

3.3. Группа причастий обозначающих отношения.

3.4. Функционирование деепричастий в тексте романа.

3.4.1. Деепричастия со значением ощущения.

3.4.2. Деепричастия со значением эмоционального процесса.

3.5. Функционирование девербативов в художественном пространстве романа.

3.5.1. Девербативы со значением ощущения.

3.5.2. Девербативы со значением эмоционального процесса.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русский язык», 10.02.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Функции глаголов со значением ощущения и эмоционального процесса в художественном тексте: На материале романа Е. Замятина "Мы"»

Проблемы художественной речи, поэтического языка становятся все более актуальными; в работах известных отечественных лингвистов заложены теоретические основы вопроса об поэтической функции языка и представлены образцы функционирования слова в художественном произведении (См. работы Л.В. Щербы, В.В. Виноградова, БА. Ларина, Г.О. Винокура и мн. др.).

В предлагаемой работе анализируются особенности глагольного словоупотребления в романе Е. Замятина "Мы", описываются художественные значения глагольных слов, те приращения смысла, которые возникают у глаголов в художественном тексте романа в свете авторской идеологии и творческих принципов.

Выступая в поэтической функции, язык становится формой образного отражения действительности, средством объективации художественного мышления. Художественное мышление предполагает и особый тип значения, который был назван художественным (Н.С. Зарицкий, 1968), в отличие от обиходного и научного типов значения как выражения соответственно обиходного и научного понятий. Чтобы дать полное описание художественного значения слова, надо собрать воедино все случаи, когда оно выступает как значимая единица некоторого эстетического контекста. Поэтому углубленное изучение семантико-стилистической системы писателя приобретает особое значение. При этом "прямым объектом исследования является образная реализация слова, определяются именно зависимые контекстуальные оттенки их значений." (БА. Ларин, 1962, с. 7).

Представляется, что решение задачи составления словаря отдельного художественного произведения может быть наиболее успешным при подходе к изучению языковых фактов с позиции системной их организации.

Признанным является мнение, что исследование всей лексической системы возможно только при тщательном анализе отдельных семантических классов, лексико-семантических групп (ЛСГ). (См. работы Э.В. Кузнецовой, Л.М. Васильева, Л.Г. Бабенко, АА. Кретова). Вопрос о системном характере словаря писателя в науке о языке не освещен достаточно четко, хотя впервые об этом писал Л.В. Щерба: ".Надо думать, что действенный словарь того или другого писателя, вообще или в определенный период его творческой деятельности, представляет собой систему (хотя это как раз то, что доказать и является очередной научной задачей)." (Л .В. Щерба, 1958, с. 58).

Безусловно, системой считал словарь писателя Б А. Ларин. Ларинская концепция писательской лексикографии была изложена в статье "Основные принципы Словаря автобиографической трилогии М. Горького" (1962 г.) и предполагала поэтапное изучение авторского стиля (БА. Ларин, 1974). Первый этап - создание полного алфавитного словаря писателя нового - стилистического - типа, "отражающего особое преломление традиций русского литературного языка в творчестве" художника слова (там же, с. 226). "Авторский стиль, -подчеркивал Б .А. Ларин, - проявляется не только в выборе слов и словоупотреблений, но еще более в компоновке слов, распорядке и композиции словесных цепей, в эффектах смысловой двуплановости и многоплановости, в лейтмотивах, обогащенных повторах, рефренах, параллелизмах большого контекста и т.д. А раз все эти средства словесны и семантичны, то мы должны искать путей их лексикографического анализа и демонстрации" (там же, с. 220). Поэтому только полный словарь может обеспечить исчерпывающую характеристику стиля языка избранного автора. Полнота же словаря определяется ученым по четырем измерениям: словнику, разработке значений и их применений, цитации, грамматической и стилистической квалификации. При этом текст произведения понимается как единая эстетическая система, где каждое елово функционально направлено и художественно мотивировано, а сущность и специфику писательского словаря составляет прежде всего семантическая разработка.

Создание полного словаря такого рода обеспечивало фундаментальную базу для перехода к следующему этапу писательской лексикографии -дифференциальному идеологическому словарю-монографии, где стиль писателя должен предстать в свете художественной идеологии автора - его социальных, этических и эстетических устремлений.

В программных указаниях Б Л. Ларина к созданию идеологического словаря писателя затронуты те сложности, которые связаны с изучением лексической системы писателя, и вместе с тем намечен путь, по которому должно идти изучение. Вот те черты, которые отличают, по мнению БА. Ларина, лексическую систему писателя от общелитературной лексической системы:

1. Лексическая система писателя - это творческое преломление общих традиций литературного языка - именно как сферы мастерства. Очень четко эта мысль сформулирована в статье Л.С. Ковтун "О специфике словаря писателя": 'Такая система (система действенного словаря писателя - И.Р.) есть вариант системы языка общелитературного, одна из своеобразных разновидностей ее применения. Специфика ее - в художественной целеустремленности; поэтому творческий момент в ней особенно активен: он сказывается в сознательном разрушении и обновлении привычных шаблонов речи" (Л .С. Ковтун, 1962, с. 13).

2. Лексическая система писателя, творческая разработка материалов живой народной речи зависят от идеологии писателя, от его эстетических устремлений и должны рассматриваться с учетом этой связи.

3. Лексическая система писателя, очевидно, в какой-то мере обусловлена традициями жанра, но вместе с тем в языке писателя происходит и преломление этих традиций.

Вопросам изучения языка художественной литературы посвящены многие работы В.В. Виноградова. Характеризуя индивидуальный стиль писателя как систему "индивидуально-эстетического использования свойственных данному периоду развития художественной литературы средств словесного выражения" (В.В. Виноградов, 1959, с. 85), В.В. Виноградов подчеркивает, что эта "система динамическая, подверженная изменениям". Стиль писателя должен изучаться в его историческом развитии, в его изменениях и колебаниях, в многообразии его жанровых проявлений. "Едва ли не чаще всего, - пишет В.В. Виноградов, - стиль писателя приходится рассматривать как единство многообразия, как своеобразную "систему систем" при наличии единого стилеобразующего ядра или организационного центра" (там же, с. 86). Обращая внимание на то, что творчество каждого писателя так или иначе включается в контекст развития литературы своего времени, становится в различные связи и отношения с живыми литературными направлениями эпохи, В.В. Виноградов указывает, что "состав речевых средств в структуре литературного произведения органически связан с его "содержанием" и зависит от характера отношения к нему со стороны автора" (там же, с. 91).

К вопросу о соотношении содержания произведения и идейного замысла писателя В.В. Виноградов возвращается в работе "Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика." "Словесно-художественное произведение,-пишет он, - представляет собою воплощенную в формах языка и освещенную поэтическим сознанием автора обобщенную картину своеобразного мира - субъективного или объективного (в зависимости от метода творчества). Как единство словесно-художественного воспроизведения действительности, литературное произведение создает свою систему связей и соотношений слов, композиционных элементов и частей разного объема и разной структуры. .В стиле литературного произведения, в его композиции, в объединяющей все его части и пронизывающей систему его образов структуре образа автора находит выражение оценка изображаемого мира со стороны писателя, его отношение к действительности, его миропонимание" (В.В. Виноградов, 1963, с. 125).

В статье JI.C. Ковтун "О специфике словаря писателя" указана еще одна черта лексической системы писателя: "особенности различных социальных типов речи сочетаются в художественном тексте с индивидуальными чертами каждого из выведенных персонажей, а также и особенностями авторской манеры изложения" (Л.С. Ковтун, 1962, с. 13). Сложность соотношения авторской речи и речи персонажей, связанных с определенным социально-речевым стилем, при изучении художественного произведения отмечается и В.В. Виноградовым.

Проблема речевой структуры персонажей составляет важный раздел лингвистической стилистики художественной литературы. "Но особенно значительна, глубока и синтетична прежде всего в отношении задачи внутреннего единства стилистических средств литературного произведения, а шире и творчества писателя в целом - проблема речевой структуры образа автора. Образ автора - эта та цементирующая сила, которая связывает все стилевые средства в цельную словесно-художественную систему" (В.В. Виноградов, 1963, с. 97).

Таким образом, система лексики писателя, как она предстает в понимании многих исследователей, - это своеобразно измененная система лексики современного автору поэтического и общелитературного языка, зависящая от эстетической и мировоззренческой установки художника, осложненная требованиями жанра и сюжета, система подвижная и сложная.

Исходные теоретические положения.

Объектом данной диссертационной работы является исследование особенностей глагольного словоупотребления в художественной речи отдельного литературного произведения. Постановка проблемы обусловлена рядом факторов и прежде всего тем, что глагол характеризуется как категория, обладающая особыми стилистически-конструктивными качествами, максимальными выразительными и максимальными изобразительными возможностями. Своеобразие значения глагольного слова заключается в том, что оно более, чем слова других частей речи, относительно и детерминировано окружением. Это обусловлено уникальными категориально-лексическими качествами глагола. Таким образом, сама специфика объекта (богатые изобразительно-выразительные качества, уникальность семантики, сочетаемостные особенности глагольной лексики) обусловила выбор предмета исследования и аспектов его рассмотрения. В частности, в качестве основного аспекта исследования избирается функциональный анализ. К настоящему времени в научной литературе накоплен богатый опыт изучения специфики глагольного словоупотребления (Л .Г. Бабенко, В.П. Бахтина, Л.И. Еремина, В.П. Ковалев, Э.В. Кузнецова, ОЛ. Рублева). В основном и прежде всего исследуются вопросы семантических преобразований глагола в процессе его функционирования в тексте. При общей нацеленности большинства исследовательских работ на решение этой задачи, намечаются различия на уровне отбора речевого материала в качестве объекта исследования. Принципы ограничения материала исследования могут быть разные.

Чаще всего объектом языкового анализа становятся слова одного или нескольких лексико-грамматических классов. В этом случае интересующая нас глагольная лексика исследуется вообще, вне парадигматических связей, причем она берется как безотносительно к художественной речи, так и в связи с ней. И в том и в другом случае главнейшей проблемой исследования является проблема сущности переносного и метафорического значений. По вопросу лингвистического изучения метафоры вообще и глагольной метафоры в частности только в последние годы появилось много интересных работ, которые отличаются разноаепектностью освещения материала.

Наиболее интересными, на наш взгляд, являются в этом отношении работы НД. Арутюновой, Н.И. Бахмутовой, Н.Д. Гариповой, В.Н. Телия. Во втором случае анализ поэтических функций глагола и выяснение специфики переносного и метафорического значений глагола проводится на материале художественной речи отдельных авторов. Особенно полно в этом аспекте исследованы художественные тексты М. Горького (см. работы М.Б. Борисовой, Г.П. Прудниковой, О Л. Рублевой и др.).

Встречается такой принцип ограничения речевого материала, когда предметом наблюдений оказываются слова не только одного лексико-семантического поля, но и одной лексико-семантической группы. Так, предметом исследования в глагольной лексике избираются глаголы движения, исчезновения, речи и пр. Такой подход к анализу лексических единиц особенно характерен для современного этапа развития общей лексикологии. Это обусловлено тем, что семантические классы (поля, группы) стали изучаться именно в последние десятилетия. Активно исследуются и полнее описаны именно семантические группы. В работах этого направления также выделяются исследования более общего характера, в котором образное употребление глаголов отдельных ЛСГ рассматривается в общестилистическом плане, и работы частного характера, опирающиеся на тексты отдельных авторов. Плодотворным оказывается и изучение ЛСГ слов с учетом специфики функциональных стилей, которое обнаруживается в трудах некоторых ученых. В ряде исследований отмечается тенденция к развитию у семантически родственных слов однотипных производных значений. Например, интересно исследование механизма метафоризации на материале слов, принадлежащих к одной ЛСГ, которое мы обнаруживаем в работах Н.И. Бахмутовой. В результате анализа контекстного окружения метафорических глаголов определенных ЛСГ Н.И. Бахмутова выделяет группы однотипно возникших метафор и приходит в выводу, что "детализированные дистрибутивные модели . мо1уг быть рассмотрены как языковые лексико-семантические модели дня реализации метафорического значения глаголов" (Н.И. Бахмутова, 1984, с. 23). В дальнейшем, при анализе речевого материала, мы опираемся на идею Н.И. Бахмутовой о существовании языковых лексико-семантических моделей для реализации метафорического значения глаголов, которые обладают регулярностью и продуктивностью.

В том случае, когда материалом исследования является словоупотребления глаголов отдельных ЛСГ в контексте художественной речи отдельного писателя, в основном анализируются парадигматические отношения слов одной ЛСГ, семантическая структура глаголов этой группы и ее преобразования в художественной речи.

Еще более ограничивается материал при рассмотрении узкой парадигмы - синонимической группы слов. Вопрос стилистической значимости синонимических рядов в художественном тексте чрезвычайно активно решается именно с опорой на глагольную лексику.

Основной задачей, которую ставят исследователи такого материала, является выяснение сущности стилистических синонимов и закономерностей образуемой ими стилистической парадигмы слов. Большинство ученых видит сходство стилистических синонимов в общности денотативного и понятийного компонентов значения, в способности выражать отношение говорящего к изображаемому, оценивать изображаемое. Эта способность синонимов чрезвычайно активно используется мастерами слова и характеризуется исследователями как эффективный стилистический прием. Особенно подчеркивается широта и активность именно глагольных синонимических рядов в художественной речи, что обусловливается не только индивидуальной манерой писателя, но прежде всего закономерностями самой языковой системы.

Есть работы, в которых предметом исследования становится отдельное слово, эстетически значимое в контексте художественного целого. При таком подходе выделяются эстетически значимые для всего текста, идеологически наполненные слова, особенно близко соотнесенные с мировоззрением писателя. Слова эти по-разному обозначаются: лейтмотивные слова, ключевые слова (РА. Будагов), слова-интеграторы, слова-сигналы (Ю. Манн), слова-символы (М.Б. Борисова)и пр., но наиболее употребителен термин - ключевые слова.

Общей целью всех работ, выполненных в этом аспекте, является выделение этих концептуально значимых слов в художественном повествовании. Исследования различных авторов отличаются как в плане объекта рассмотрения - привлекаются тексты разных авторов, - так и в самом освещении специфики выявленных ключевых слов.

Общей проблемой, объединяющей все исследования, посвященные анализу сущности и поведения в тексте отдельного ключевого слова, является проблема символического значения слова.

Итак, различие выделенных выше подходов рассмотрения специфики глагольной образности проявляется, в основном, в объеме исследуемого речевого материала (вся глагольная лексика, одна ЛСГ слов, синонимическая группа, отдельный глагол). Этот материал берется как в отношении к художественной речи отдельного писателя, так и безотносительно к ней. В первом случае анализу подвергаются чаще всего словоупотребления глаголов, взятых в статическом аспекте, и в исследовании семантики их преобладают методы нормативно-стилистической оценки на фоне литературоведческих наблюдений, частично привлекаются компонентный и контекстологический методы.

Во втором случае единицами анализа в основном становятся слово-ономатема и слово-синтагма, наблюдается динамический аспект рассмотрения особенностей глагольного словоупотребления (связи прямого и переносного значений одного глагола, взаимодействие глаголов одной ЛСГ или глаголов двух и более семантических групп). Достоинством этих работ является использование точных методов исследования (компонентного, статистического, контекстологического) с дополнительным привлечением методов нормативно-стилистических и эстетических оценок.

Учитывая опыт изучения языковых особенностей глагольного словоупотребления и опираясь на его достижения, мы пытаемся в своей работе совместить выделенные выше аспекты исследования и избираем предметом рассмотрения, во-первых, употребление глаголов двух (наиболее значимых) функционально-семантических классов в художественном пространстве одного литературного произведения, во-вторых, употребление синтаксических дериватов глагола в рамках того же художественного текста. В процессе анализа мы обращаем внимание на закономерности взаимодействия между собой глаголов разных ЛСГ, а также на выявление ключевых (стилеобразующих) ЛСГ глагольной лексики. Тем самым, мы стремимся обнаружить закономерности реализации семантики глагольного слова в художественной речи на уровне слов-ономатем, на уровне слов-синтагм и на уровне индивидуально-авторского словоупотребления. Эту возможность комплексного рассмотрения смысловой структуры глагольного слова в художественной речи мы получаем, избирая в качестве основного функциональный анализ, который соответственно основывается на функциональных качествах глагольных образований.

Особая конструктивная роль глагола в речи общеизвестна. Его грамматическая семантика приспособлена к выражению предикативности, а в лексической семантике глагола как бы в "свернутом" виде заключен эскиз предложения. Это связано прежде всего с релятивностью значения глаголов. Они означают процессы, которые как минимум должны быть соотнесены с субъектом и как правило выражают действия, состояния и отношения.

Семантическая природа глагола предполагает необходимость его уточнения в предложении с помощью окружающих его позиций, прежде всего- актантных. Актантную позицию мы понимаем как обусловленное семантикой глагола место зависимого от него слова, которое с необходимостью должно быть заполнено. Различаем позицию левого актанта, в которой реализуется субъектная направленность действия (позиция субъекта), и позицию правого актанта, в которой реализуется объектная направленность глагольного признака (позиция объекта). Родовое понятие актанта существенно для вербоцентрической теории предложения. Л. Теньер, введший понятие актанта, противопоставлял актанты (существа и предметы, участвующие в той или иной мере в процессе) сирконстантам, указывающим время, место, образ действия и другие обстоятельства процесса (Л. Теньер, 1988). Под сирконстантами в нашей работе мы будем понимать позиции обстоятельств образа действия, времени, места, причины и прочие, в которых реализуются темпоральные, пространственные, причинные и другие локализаторы глагольного признака.

Таким образом, между семантикой глаголов-предикатов и структурой предложения существует органическая связь, которая проявляется, в частности, в том, что для глаголов определенных ЛСГ характерны определенные модели предложений. Это создает возможность при синтагматическом анализе глагольного словоупотребления идти по пути выявления особенностей предложений с глаголами-предикатами тех или иных ЛСГ.

Так как в основе нашего исследования лежит функционально-текстовой подход, учет только семантики глаголов при выявлении речевого материала оказывается недостаточным (например, в случае функционирования глаголов в неосновном значении). В то же время мы учитываем и то, что денотативным коррелятом семантики любого предложения является экстралингвистическая ситуация. Поэтому реальные особенности ситуации определяют как семантическую структуру предложения (элементы, из которых она состоит, и отношение между ними), так и содержание лексического значения соответствующих глаголов.

Соотносимость ситуации и предложения, ее обозначающего, проявляется в двух направлениях: во-первых, соотносятся ситуация и семантика глагола, являющегося ядром фразы, во-вторых, соотносятся элементы ситуации и структура предложения.

Эти основные положения (значимость глагола в формировании семантического типа предложения, соотносимость ситуации и предложения) мы пытаемся применить при анализе художественной речи Е. Замятина. Таким образом, особенности функционирования глаголов-предикатов фраз, передающих ситуации ощущения и эмоционального процесса в художественном пространстве романа "Мы", будут выявляться с учетом семантической структуры предложений, которые организуются этими предикатами и которые передают соответствующие экстралингвистические ситуации.

Обращение к синтаксическому аспекту рассмотрения лексического материала не случайно и со стилистической точки зрения, так как между лексическим и синтаксическим уровнями в большинстве случаев проявляется и непосредственная зависимость, согласованность в стилевом отношении. Это, видимо, обусловлено сходством лексических и синтаксических единиц, тем, что они - наиболее вариативны и выбор их обусловлен концепцией автора, его стилистическими склонностями (М.П. Сенкевич, ГЛ. Солганик). В художественной речи именно синтаксис играет важную роль, он непосредственно оформляет мысль художника слова, и основная единица синтаксического уровня - предложение - признается многими исследователями основным выразителем индивидуального стиля.

Итак, анализируя функционирование глагола в художественном про странстве замятинского романа "Мы", мы прежде всего опираемся на результаты исследований по глагольной образности, на признание конструктивно организующей функции глагола, на признание соотносительности семантики и структуры предложений с ситуацией, на достижения в изучении семантической сочетаемости таголов-предикатов.

Логика нашего анализа: от смысла фразы к его конституэнтам, среди которых особое внимание уделяется глагольному слову как организатору предложения.

Предмет и материалы исследования. Актуальность темы исследования.

Материалом данного исследования является более 8 ООО глагольных словоупотреблений, извлеченных методом сплошной выборки из текста романа Е. Замятина "Мы".

Основным предметом исследования служат функционально-семантические классы глаголов ощущения и эмоциональной деятельности. Под функционально-семантическим классом (ФСК) понимается множество глаголов-предикатов, функционирующих во фразах, близких по смыслу, передающих однотипную экстралингвистическую ситуацию. Ядро ФСК слов обычно (но не всегда) составляют глаголы соотносительных ЛСГ слов (например, ядро ФСК глаголов эмоционального процесса в анализируемых нами речевых материалах составляют глаголы эмоционального про-цесса)Другими словами, ФСК противопоставляются в нашей работе ЛСГ как речевое (индивидуально-художественное) языковому (общепринятому), как окказиональное - узуальному.

Степень совпадения лексемного состава языковой ЛСГ и речевого ФСК слов может быть самой разной: от максимальной до минимальной степени близости. Это обусловливается прежде всего конкретным речевым материалом.

Выбор фраз, передающих именно ситуации эмоционального процесса и ощущения, мотивирован их особой значимостью в художественном тексте вообще (именно фразы указанной семантики чаще всего употребляются для создания образа персонажа, включаются в сферу персонажа) и в тексте романа "Мы" в частности (анализируемые глаголы-предикаты составляют более 50% от всей глагольной лексики в повествовании данного произведения).

Особое внимание в диссертации уделяется анализу так называемых синтаксических дериватов глагола, которые в плане формообразования являются межчастеречными трансформами глагольных слов (АЛ. Шаран-дин, 1990). Традиционно к синтаксическим глагольным дериватам относят причастия, деепричастия и девербативы (отглагольные существительные). Представляется достаточно интересным и важным в плане темы нашего исследования сопоставить "поведение" в художественном тексте "первичных" предикативных глагольных форм и форм непредикативных, для глагола -"вторичных" (см. теорию первичных и вторичных синтаксических функций: Е. Курилович, 1962), которые явились результатом своего рода" взаимодействия частей речи в коммуникативном процессе., когда одна из частей речи, попадая в несвойственную ей синтаксическую позицию, трансформируется в особую морфологическую структуру" (АЛ. Шарандин, 2000, с. 11). Синтаксические дериваты, являясь по сути непредикативными формами глагола, объективируют представление глагольного признака в форме других частей речи (ср.: причастие - прилагательное, деепричастие - наречие, девербатив - существительное). Это обстоятельство выдвигает синтаксические дериваты в ранг особых художественных средств, ибо синтаксические дериваты приобретают способность выражать дополнительную экспрессивность, обогащая художественное восприятие преломлением глагольного признака через форму другой части речи. Как показали проведенные исследования, доля синтаксических дериватов в глагольной лексике романа составила 30%. Особое внимание при этом уделено выявлению конкретных поэтических функций, которые выполняют синтаксические дериваты в романе, а также тому, как употребление синтаксических дериватов помогает автору произведения в раскрытии центральных идей.

Ограничение материала исследования рамками романа Б. Замятина "Мы" обусловлено, во-первых, назревшей необходимостью изучения своеобразия языка произведений этого автора, необычность словоупотребления которого особенно подчеркивается исследователями; а во-вторых, исключительной значимостью романа "Мы" как для творчества Е. Замятина, так и для истории развития отечественной и мировой художественной литературы в целом (см. В. Акимов, Л. Геллер, О.В. Зюлина, Ю.Э. Михеев, ВА. Ланин, Л.В. Полякова, Н Л. Потанина).

Творчество Е. Замятина стало предметом активного и пристального изучения буквально в последние годы. К настоящему моменту появилось и продолжает появляться большое количество работ, посвященных изучению своеобразия художественного метода писателя, а также - основной тематики его произведений, и в частности, роману "Мы". Специфика же индивидуального стиля Е. Замятина, его языкового мастерства пока не стала предметом специального исследования. Можно лишь констатировать тот факт, что замятиноведение в плане изучения идиостиля писателя находится в начальной стадии своего развития. Поэтому, первоочередным представляется изучение языка прозы Е. Замятина, исследование особенностей и закономерностей замятинского словоупотреблении как проявления стиля данного писателя.

Таким образом, лингвистическое исследование, построенное на анализе функционирования глагольной лексики в художественном пространстве романа Е. Замятина "Мы", представляется вполне актуальным, а аспект рассмотрения речевого материала выглядит достаточно новым и необходимым.

Цель и задачи диссертационной работы.

Цель работы состоит в определении закономерностей и особенностей функционирования глаголов ощущения и глаголов эмоционального процесса в художественном пространстве романа Е. Замятина "Мы", в выявлении и описании художественных (поэтических) функций лексико-грамматических групп данных глаголов в позиции предиката и их форм в непредикативных позициях.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих заДач:

1) обзор и анализ работ, посвященных изучению творческого наследия Е. Замятина, в частности, изучению романа "Мы", что позволяет увидеть художественную ценность этого романа. При этом основное внимание уделяется работам, которые в той или иной степени затрагивают лингвистический аспект изучения творчества писателя;

2) определение и установление объема и границ глагольного слова с учетом различных точек зрения по этому вопросу; тем самым обосновывается круг глагольных форм и позиций их функционирования, подлежащих анализу в нашем исследовании;

3) выяснение семантического и структурного состава ЛСГ глаголов ощущения и эмоционального процесса на уровне языка; сопоставление полученных данных по составу анализируемых ФСК глаголов-предикатов с количественным и компонентным составом аналогичных ЛСГ глаголов;

4) установление закономерностей включения глаголов других ЛСГ в состав глаголов-предикатов анализируемых ФСК слов в художественном пространстве романа "Мы", характеристика языкового механизма преобразований их значения; обнаруживание фактов, способствующих возникновению вторичных речевых смыслов у анализируемых глаголов-предикатов, сочетающихся регулярно с другими предикатами в контексте высказывания, выяснение специфики преобразования глагольного слова в условиях специализированного контекста и описание основных признаков подобного контекста;

5) определение роли и места синтаксических глагольных дериватов в идейно-художественном содержании романа; установление поэтических (эстетико-стилистических) функций, свойственных синтаксическим дериватам в тексте произведения.

Этапы исследования и аспекты рассмотрения речевого материала.

Методы исследования.

Исследование материала проводится по трем основным аспектам: 1) лексико-семантическому, 2) семантико-синтаксическому, 3) стилистическому.

Выделяются следующие этапы. а) Характеристика состава анализируемых глаголов-предикатов в парадигматическом аспекте.

На данном этапе исследования мы имеем дело прежде всего со сло-вами-ономатемами, выделяя из фраз набор лексем, составляющих интересующие нас ФСК глаголов-предикатов ощущения и эмоционального процесса деятельности. Определяем частоту употребления всех глаголов, составляющих эти ФСК, выделяем наиболее употребительные из них.

Затем обращаемся к анализу слов-синтагм, рассматривая тип значения, реализованного глаголом во фразе (оппозиции: основное значение -неосновное, функционально-текстовое, которое может быть как номинативным, так и метафорическим; стилистически нейтральное, неотмеченное значение - стилистически заряженное, отмеченное значение). Прежде всего разграничиваем глаголы в основном и функционально-текстовом значениях.

Основные методы, привлекаемые на данном этапе исследования,

- метод статистического описания (Б.Н. Головин; В.В. Одинцов; P.M. Фрумкина) и компонентный анализ (В.Г. Гак, А.М. Кузнецов, О.Н. Селиверстова). б) Характеристика формально-семантических особенностей предложений.

Задачей анализа на данном этапе становится выяснение закономерностей лексического заполнения основных позиций семантической структуры предложения. Учитывается прежде всего лексическая представленность всех позиций, семантически и формально связанных с глаголом-предикатом, передающим основной смысл ситуации: и обязательные (валентные), обусловленные внутренними семантическими свойствами глагола и раскрывающие содержание глагольного действия, - позиции актантов, и необязательные (невалентные, факультативные), уточняющие аспекты протекания глагольного действия, обусловленные обычно (но не всегда) коммуникативными целями, - позиции сирконстантов. Такое расширенное понимание семантической структуры предложения мотивировано тем, что иногда (например, в случаях неоднозначной корреляции структуры предложения с семантикой его) слова сирконстантных позиций могут входить в конструктивный центр предложения и участвовать в формировании семантической структуры предложения (И.П. Распопов; В.Г. Руделев).

Нас интересует, как реализуются те возможности глаголов-предикатов, употребляющихся в основном значении, которые определяют состав (и лексический, и позиционный) предложения. Кроме того, чрезвычайно интересно выяснить, как функционально-текстовые глаголы приспосабливаются к функционированию в неродной для них среде, как они согласуются с ближайшим текстовым окружением.

Таким образом, на этом этапе исследования конкретных фраз наше внимание направлено на обнаружение соотнесенности/несоотнесенности семантической структуры глагола и его контекстного окружения, на анализ необходимости/факультативности приглагольных позиций. Именно дифференциальные семантические признаки уточняют категориальную сему. Эти признаки могут быть выражены имплицитно, и тогда можно предполагать возможное, но необязательное их отдельное обозначение в контексте. Другие глаголы содержат дифференциальные семантические признаки, которые требуют с необходимостью эксплицитного выражения объектных или обстоятельственных отношений. Свои наблюдения на этом этапе исследования мы делаем, опираясь на компонентный, статистический и контекстуальный методы анализа. в) Характеристика предложений с функционально-текстовыми глагольными образованиями.

Выделение этого аспекта анализа обусловлено спецификой художественной речи, для которой свойственна ассоциативная контаминация полей. Эта особенность словесных полей в художественных текстах приводит к стилистическим эффектам, сопровождающим усиление экспрессии текста. Таким образом, обращается внимание на анализ закономерностей включения элементов других ЛСГ в состав анализируемых групп глагольной лексики.

Характеристика предложений с предикатами второго типа (функционально-текстовыми глаголами) неизбежно приводит нас к выяснению специфики преобразования глагольного слова в условиях специализированного контекста, к вопросу об основных признаках подобного контекста.

Исследование фраз, предикатную и непридикатную позицию которых занимают глаголы в неосновном значении, заимствованные из других групп, представляют особый интерес для стилистического анализа, так как непосредственным предметом наблюдений на данном этапе является индивидуально-авторское словоупотребление, точнее - преобразования смысловой структуры глаголов за счет необычного окружения. Изучение изменении семантической структуры слова в условиях художественной речи отдельного писателя особо актуально в плане осмысления особенностей авторского словоупотребления и авторского представления о действительности (Д.М. Поцепня, А.И. Федоров). г) Характеристика взаимодействия глаголов ЛСГ ощущения и эмоционального процесса с глаголами других ЛСГ в контексте высказывания. Предметом анализа становятся случаи стилистически значимого взаимодействия глаголов внутри высказываний. Имеются в виду глаголы, выполняющие одинаковую функцию в предложении, например, предикативно определяющие один смысловой субъект, т.е. однородные глагольные сказуемые в простом предложении и глаголы-сказуемые сложного предложения, части которого тоже характеризуются единством смыслового субъекта, которое во фразе вовсе не требует его грамматической неизменности.

В фокусе нашего рассмотрения оказываются фразы, в которых типовая ситуация передается несколькими глаголами (разного рода семантические повторы), и фразы, в которых передается комплексная ситуация при помощи однородных глаголов . Во втором случае берем только самые показательные для повествования романа типы семантической сочетаемости на уровне глагольных слов одного предложения, только те номинационные цепочки, которые соотносятся с исследуемыми ситуациями.

Нам предстоит выяснить, во-первых, в чем заключается стилистический эффект сопряжения близких по смыслу лексических единиц.

Эта цель предполагает выяснение соотношения объема семантических признаков глагольных образований, передающих типовую ситуацию (повторность семантических признаков, актуализация различительных семантических признаков и пр.). Во-вторых, предстоит выяснить, в чем состоит смысл сопряжения далеких по значению лексических единиц, участвующих в изображении комплексных ситуаций. д) Характеристика глагольных синтаксических дериватов в тексте романа.

На данном этапе исследования особое внимание уделяется функционированию синтаксических дериватов. Прежде всего нас интересует, какие идейно-эстетические функции присущи синтаксическим дериватам в художественной речи, а также особенности употребления синтаксических дериватов в художественном пространстве романа. На этом этапе работы появляется возможность сопоставить закономерности функционирования предикативных и непредикативных глагольных форм в условиях художественного текста. На завершающем этапе исследования прежде всего применяются методы текстологического анализа, нормативно-стилистической и эстетической оценки (БА. Ларин) и, как и на предыдущих, активно используются методы компонентного анализа и статистического описания. е) Обобщение полученных конкретных результатов исследования с целью обнаружения особенностей функционирования глагольной лексики в художественном пространстве романа "Мы".

Достижение этой цели базируется на итогах рассмотрения собственно лингвистических аспектов глагольного словоупотребления, представленных в данной работе. Таким образом, методы нормативно-стилистической и эстетической оценки в нашей работе опираются прежде всего на группу методов структурно-лексикологического описания.

Структура работы, ее научная новизна и практическая ценность.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

Во Введении дается определение предмета исследования, аргументируется актуальность выбранного подхода к анализу речевого материала, формулируются задачи исследования, выделение которых обусловлено конкретизацией аспектов рассмотрения речевого материала, намечаются основные этапы анализа с указанием применяемых в работе методов. Во введении также приводятся основные теоретические предпосылки, послужившие основанием постановки проблемы.

В первой главе диссертации приводится обзор научно-исследовательской и критической литературы, посвященной роману Е. Замятина "Мы". Особое внимание уделяется работам, в которых затрагиваются лингвистические аспекты изучения творческого наследия Е. Замятина. Также в первой главе анализируются научные труды, посвященные функционированию глагольных слов в художественных текстах разных авторов; определяются объем и границы глагольного слова.

Вторая глава представляет собой исследование функционирования глаголов-предикатов фраз, передающих ситуации ощущения и эмоционального процесса. Все они объединяются методикой анализа и различаются характером речевых материалов (фразы передают различные ситуации). Различие ФСК глаголов при общей принадлежности их художественной речи одного писателя обусловили наличие и общих, и частных закономерностей их функционирования.

Третья глава посвящена анализу функционирования синтаксических глагольных дериватов в художественном пространстве романа "Мы" и выявлению наиболее действенных и значимых групп синтаксических дериватов с целью придания им статуса стилеобразующих.

В Заключении приводятся общие результаты исследования, подводятся итоги функционального анализа глагольных форм, извлеченных из текста романа Е. Замятина "Мы", намечаются возможные перспективы дальнейшего исследования художественных текстов.

Научная новизна диссертационной работы обнаруживается в материале и аспектах его исследования. Впервые в качестве материала исследования выбирается художественное пространство романа Е. Замятина "Мы". При этом основным подходом к анализу речевого материала избирается функциональный. Выявляются связи: лексико-синтаксические, функционально-синтаксические и функционально-стилистические.

Определение конкретных способов реализации семантических моделей предложения, представляющих ту или иную ситуацию, необходимо для познания закономерностей связи семантики глагола и его окружения (выявление объективных закономерностей). Но особое значение анализ этих соотношений имеет применительно к текстам художественных произведений, так как возникают возможности умозаключений о некоторых особенностях стиля писателя, в частности, о специфике выбора средств общенародного языка (выявление субъективных закономерностей, обусловленных волей творца речи).

Выяснение особенностей употребления глаголов и зависимых от их семантики слов актантных и сирконстантных позиций, участвующих в обозначении различных ситуаций, помогает обнаружить, как поэтическая функция преобразует словесное воплощение ситуации, отражаемой высказыванием, а также увидеть причины этих преобразований, скрывающиеся чаще всего в мировоззрении писателя. Причем, в фокусе нашего рассмотрения оказываются все предложения указанного типа: как обусловленные системой языка и соответствующие нормам, так и обусловленные авторским мировосприятием и не соответствующие нормам, характерные именно для художественной речи Е. Замятина. Основное внимание уделяется анализу закономерностей лексического заполнения основных позиций семантической структуры предложения.

Такой подход к анализу художественной речи, поддерживаемый точными структурно-лингвистическими методами, представляется актуальным и полезным.

Полученные результаты имеют практическую ценность, так как могут быть использованы в преподавании систематического курса современного русского языка, в частности, в курсе лексикологии (темы: семантичеекая структура слова, слово и контекст, значение и смысл, типы значения слова), в курсе синтаксиса (темы: семантические типы предложений, язык и речь, полная и неполная реализация предложений, однородные члены предложения и пр.), в спецкурсе по стилистике (темы: художественный стиль, стиль писателя, методика анализа художественного текста, слово в контексте художественного целого и пр.). Кроме того, результаты работы могут найти применение и в лексикографии, в частности, в практике составления словаря художественного текста, словаря писателя.

Положения, которые выносятся на защиту.

1. Функциональный подход к анализу глагольного словоупотребления позволяет обнаружить реализацию всех возможностей слова в художественной речи: а) нормативно-системные возможности (при употреблении слов в их основных и неосновных закрепленных словарями значениях); б) возможности создания актуальных речевых смыслов в рамках фразы за счет индивидуально-авторского словоупотребления.

2. Глаголы, реализующие основное значение ощущения и эмоционального процесса, "задают" лексический и позиционный состав предложения. Данные глагольные значения можно охарактеризовать как нейтральные, имеющие системный статус. Но в процессе их функционирования в художественном тексте наблюдается обогащение смысловой структуры этих глаголов дополнительными семантическими оттенками, вплоть до развития символического значения.

3. Функционально-текстовые глаголы анализируемых групп "ведут себя" по-разному во фразе, приспосабливаясь к передаче вторичных для них ситуаций. Их смысловая структура преобразуется в разной степени под воздействием нового для них контекстного окружения: наблюдается развитие двуденотативности либо номинативного, либо метафорического характера, актуализация ряда семантических признаков при затухании других, приращение смысла, развитие ассоциативно-образных компонентов значения.

4. Возможности создания вторичных речевых смыслов у рассматриваемых глаголов увеличиваются за счет употребления их в ряду с другими глаголами в контексте одного предложения. Так, сочетаемость глаголов одной ЛСГ слов способствует усилению представления ситуации за счет повторяемости общих семантических признаков и актуализации различных семантических признаков. В сочетаниях глаголов, тяготеющих по основному значению к разным ЛСГ слов, наблюдается эффект сближения их смыслов и передается комплексная ситуация.

5. Функциональный анализ глагольной лексики романа Е. Замятина "Мы" обнаруживает не только специфику глагольного употребления в контексте произведения, но и выявляет участие глагольных слов в создании и осмыслении образного и идейно-тематического содержания замятинского романа.

6. Избираемый в работе диапазон форм глагольной лексемы позволяет рассмотреть поэтические функции не только традиционных глагольных форм (личных, предикативных), но и непредикативных (неличных) глагольных образований. Непредикативные формы глагола (НФГ) выполняют в тексте романа не только структурную функцию, но имеют собственную поэтическую и художественную ценность, являясь достаточно значимым составляющим идиостиля анализируемого замятинского произведения.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русский язык», 10.02.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русский язык», Рыжков, Игорь Анатольевич

ВЫВОДЫ

Самый богатый класс (и по представленности, и по разнообразию смысловых модификаций) составляют глаголы-предикаты, выступающие во фразах, передающих ощущения главных героев произведения. Наблюдается многообразие смысловых преобразований этих глаголов в процессе их функционирования. Во-первых, они могут участвовать в обозначении ощущений , не изменяя своей смысловой структуры и оставаясь в рамках той ЛСГ, к которой они принадлежат по основному значению. Во-вторых, и это чаще) они, приспосабливаясь к обозначению физиологического состояния, испытывают смысловые трансформации разной степени: от развития номинативной двуденотативности, приращения смысла, актуализации некоторых семантических признаков при затухании ряда других до развития ассоциативно-образных созначений, появления метафорического и символического значений.

Основная тенденция изображения эмоций и ощущений проявляется в подвижности их признаков в предложении, которые могут быть представлены словами разных позиций. Таким образом, анализируя обозначение эмоций и ощущений в романе, мы убеждаемся в стремлении писателя конкретизировать каждое описываемое чувство персонажа, показать его неповторимость, динамизм и текучесть.

Во 2-ой главе диссертационной работы исследуются сочетаемостные возможности глаголов, которые рассматривались в данной работе, во-первых, в аспекте соотнесенности слов, занимающих предикатную, с одной стороны, и актантные и сирконстантных позиции, с другой стороны. Во-вторых, на уровне сочетаемости глаголов, занимающих одну предикатную позицию во фразе.

Анализ лексической представленности актантных и сирконстантных позиций, уточняющих ГО и ГЭП, обнаружил две тенденции их словесного воплощения: антропоцентрическую направленность и эгоцентрическую ориентацию, проявляющиеся в доминировании лексики со значением имен лиц (в основном - личные местоимения) и метонимических субститутов ("сердце", "душа", "голова" и др.).

Анализ семантического соотношения глаголов-предикатов, характеризующих один смысловой субъект в контексте отдельной фразы, также обнаружил различную их коммуникативную направленность. С одной стороны, выделяются фразы, элементы номинационных цепочек которых представлены глаголами одной ЛСГ, в результате сочетаемости которых обнаруживается усиление представления описываемой ситуации за счет повторяемости общих семантических признаков (явление семантической концентрации) и актуализация различных семантических признаков. С другой стороны, выделяются фразы, в которых имеются номинационные цепочки, элементы которых представлены глаголами разных ЛСГ, в результате сочетаемости которых наблюдается эффект сближения их смыслов и передается комплексная ситуация.

В 3-ей главе диссертационного исследования были проанализированы синтаксические дериваты с точки зрения особенностей и закономерностей их в художественном пространстве романа. Установлено, что в художественном пространстве романа Е. Замятина "Мы" синтаксические дериваты в той или иной форме употреблены 2400 раз, что составляет 30% от всех глагольных употреблений в романе. Все синтаксические дериваты удалось разбить на три семантические группы: действие, состояние и отношение. Синтаксические дериваты действия в свою очередь делятся на восемь подгрупп: перемещение, расположение, воздействие, созидание, интеллектуальная деятельность, речь, общественная деятельность, звучание. Группы дериватов состояния составили дериваты существования, качественного состояния, поведения, эмоционального процесса, ощущения, функционального состояния. В семантические группы синтаксических дериватов, обозначающих отношения, вошли дериваты взаимоотношения, владения, межличностных и социальных отношений. Принадлежность того или иного синтаксического деривата к одной из перечисленных групп определялась по контексту, который был решающим фактором в выявлении художественной семантики.

Самую многочисленную группу (42%) составили в тексте романа синтаксические дериваты состояния, которые выполняют в художественном пространстве романа функции передачи: различных фаз существования изображаемых объектов, всевозможных признаков и качеств, правил и норм поведения жителей Единого Государства, различных эмоций героев произведения, ощущений главных действующих лиц и различных стадий функционального состояния субъектов и объектов повествования. Значительное превосходство синтаксических дериватов состояния над другими семантическими группами отнюдь не случайно, ибо центральной задачей идейно-художественной концепции романа является раскрытие внутреннего мира главного героя; автор делает попытку передать ощущения, эмоции, переживания Б-503 и других персонажей романа.

В количественном и эстетическом плане самые действенные подгруппы составили синтаксические дериваты ощущения и эмоционального процесса (20%). Это обстоятельство предопределило вхождение синтаксических дериватов ощущения и эмоционального процесса в ядро художественной системы произведения и позволило признать данные дериваты стилеобра-зующим компонентом замятинского романа.

При описании ощущений главного героя Е. Замятин использует художественный прием противоположный олицетворению. Это прием (условно названный "деолицетворение") был признан нами отличительной чертой идиостиля романа "Мы". Более 70% синтаксических дериватов участвует в создании различных контекстов художественной образности: сравнение, метафора, олицетворение, повтор, оксюморон. Такое многообразие художественных приемов, активное их взаимодействие в системе литературного произведения придает языковым формам художественность и эстетико-стилистическое своеобразие.

Двадцать синтаксических дериватов, употребленных в тексте романа "Мы", отнесены нами в разряд индивидуально-авторских новообразований, то есть неологизмов. Как уже отмечалось, Е. Замятин является одним из ярчайших представителей "орнаментальной прозы", для которой неологизмы очень характерны. В основном все причастные новообразования в романе образованы путем сращения слов, лексико-синтаксическим способом (привычно-ласкающий, головокружительно-прыгающий и др.).

Восемнадцать синтаксических дериватов участвуют в создании характерных для идиостиля Е. Замятина, "протекающих образов" (термин В. Шкловского, см. с. 41). Более 50% синтаксических дериватов входят в состав номинативных конструкций, придавая им элементы динамичности и видо-временной соотнесенности.

В целом, можно сказать, что функциональный анализ глагольного словоупотребления - эффективный прием исследования реальной жизни глагола в тексте. Он дает возможность к постановке как общелингвистических вопросов (соотношение языка и речи, слова и контекста, объективного и субъективного), так и к вопросам реализации нормативно-системных и потенциальных возможностей слова в условиях художественной речи отдельного произведения. В ряде случаев функциональный анализ глагольного словоупотребления позволяет отвлечься от анализа только предметного уровня художественного текста и обращаться к анализу специфики образного и идейно-композиционного уровней романа Е. Замятина "Мы".

Намечаются возможные перспективы дальнейшего изучения этой проблемы:

1) исследование в таком же аспекте своеобразия фраз, передающих эмоции и ощущения персонажа в текстах других писателей с целью сопоставления полученных результатов;

2) исследование лексико-синтаксического своеобразия фраз, передающих другие ситуации, соотносимые со сферой персонажа, их функций в структуре художественного текста;

3) исследование своеобразия фраз, передающих типовые ситуации, в разных функциональных стилях, с целью выявления их специфики;

227

4) изучение особенностей функционирования глагольных синтаксических дериватов в художественных текстах различных авторов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, мы рассмотрели особенности и закономерности функционирования глагольной лексики в художественном пространстве романа Е. Замятина "Мы". Мы отталкивались от предположения, что художественный текст на "предметном уровне" представляет изображение знаковых ситуаций, связанных определенными отношениями и строгой последовательностью. В качестве главного объекта наблюдений выбраны фразы, передающие СЭП и СО, а также синтаксические дериваты. Основное внимание было уделено выяснению закономерностей употребления глагольных слов в тексте романа. Предполагалось, что подобный анализ способен выявить существенные закономерности глагольного словоупотребления в целом. Результаты исследования свидетельствуют о том, что такой подход к анализу глагольного словоупотребления в условиях художественной речи возможен и плодотворен. В процессе анализа реального функционирования глагольных слов удается выявить проявление двусторонней зависимости значения глагольного слова и контекста. С одной стороны, мы имеем возможность проследить, как семантическая стрзтстура слова "задает" семантическую структуру предложения. С другой стороны, прослеживается обратная зависимость значения слова от контекста, под влиянием которого появляются новые речевые смыслы. Во втором случае функциональный анализ имеет особое значение при рассмотрении процесса реализации потенциальной многозначности.

Глаголы-предикаты, выступающие во фразах, передающих СЭП и СО в художественной речи романа "Мы", образуют семантические классы слов, объединенных общей синтаксической функцией (ФСК). В диссертационной работе выявлены основные тенденции употребления глаголов этих классов, наглядно показана пересекаемость ЛСГ глаголов в процессе реального функционирования глаголов в художественной речи, показано соотношение ЛСГ слов и ФСК глаголов-предикатов. Выявлено соотношение слов, реализующих основное значение, и слов, реализующих функционально-текстовое значение, в анализируемых ФСК. Так, глаголы ЛСГ эмоционального процесса и ЛСГ ощущения в основном значении составляют незначительную часть единиц соответствующих ФСК.

Глаголы анализируемых ФСК совпадают в основной тенденции употребления их в художественной речи Е. Замятина - актуализации обобщенности значения. Глаголы, реализующие нормативно-системные возможности, получают, кроме того, возможности создания актуальных речевых смыслов в условиях художественного текста за счет погашения отдельных семантических компонентов значения в предложениях определенной семантической структуры, за счет сочетаемости с другими глаголами-предикатами в контексте предложения, за счет специфического заполнения зависимых от них актантных и сирконстантных позиций. Писатель активно использует для обозначения эмоций и ощущений персонажа романа глаголы других ЛСГ, которые, приспосабливаясь к передаче вторичных для них ситуаций, по-разному ведут себя во фразе. Сама представленность глаголов отдельных ЛСГ в составе анализируемых ФСК глаголов-предикатов не одинакова.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Рыжков, Игорь Анатольевич, 2000 год

1. Абашина В. Н. Пунктуация в системе языковых средств художественной прозы Е. Замятина// Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня. Кн. 1.. - Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 1997, с. 216-222.

2. Акимов В. Человек и Единое Государство: (Возвращение к Замятину )//Перечитывая заново. -Л.: Художественная литература, 1989, с. 106138.

3. Алтабаева Е.В. Высказывания с семантикой волеизъявления как средство речевого воздействия в произведениях Евгения Замятина// Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня. Кн. VI. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 1997, с. 52-55.

4. Анненков Ю. Дневник моих встреч. М.: Художественная литература, 1991. Т.1.-344 с.

5. Ануфриев А.Е. Образ Тейлора и его система в романе Е.Замятина " Мы"\\ Творческое наследие Евгения Замятина : взгляд из сегодня . Kh.VI. -Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р.Державина, 1997, с.66-67.

6. Апресян Ю.Д. Дейксис в лексике и грамматике и наивная модель мира//Семиотика и информатика. Вып. 28. М.: Наука, 1989, с.28-34.

7. Апресян Ю.Д. Избранные труды: В 2 т. М: Школа "Язык русской литературы", 1995. - 366 с.

8. Арват H.H. Семантическая структура простого (односоставного) предложения (Текст лекций). Черновцы: Черновицкий гос. ун-т, 1974. - 66 с.

9. Арупонова Н.Д. Предложение и его смысл. М.: Наука,1976.386 с.

10. Ю.Арупонова Н.Д. Номинация и текст//Языковая номинация. Виды наименований. М.: Наука, 1977, с. 87-114.

11. Арутюнова Н.Д. К проблеме функциональных типов лексического значения//Аспекты семантических исследований. М.: Наука, 1980, с. 156249.

12. Бабенко Л.Г. Матвеева Т.В. Повторная глагольная номинация в поэтическом тексте//Проблемы глагольной семантики. Свердловск:Изд-во Урал, ун-та, 1984, с. 68-83.

13. Бабенко Л.Г. Лексические средства обозначения эмоций в русском языке. Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1989. - 182 с.

14. Бабенко Л.Г. Пересекаемость глаголов чувств с глаголами других Л СП/Слово в системных отношениях на разных уровнях языка.- Сверд-ловск:Изд-во Урал, ун-та, 1985, с. 74-83.

15. Баран Г.П. Художественное пространство и время в романе Е.Замятина " Мы"и О.Хаксли "О дивный новый мир"\\Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня. Кн.У.- Тамбов: Изд-во ТГУ им.Г.Р.Державина,1997, с. 38-43.

16. Баталов ЭЛ. В мире утопии. М.: Политиздат, 1989. -317 с.

17. Бахмутова Н.И. О некоторых основных понятиях процесса мета-фориза-ции//Вопросы стилистики. Вып. 2. Саратов: Изд-во Саратов.ун-та, 1972, с. 96-104.

18. Бахмутова Н.И. Глагольная метафора в синтагматическом аспек-те.//Вопросы стилистики. Вып. 19. Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1984, с. 20-33.

19. Бахмутова Н.И. Семантическая природа лейтмотива и средства его формирования.//Словоупотребление и стиль писателя. Спб., 1995, с. 43-54.

20. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. М.: Худ. литра, 1975. -470 с.

21. Бахтина В.П. Лексико-грамматическая сочетаемость глаголов речи в русском языке//Материалы по русско-славянскому языкознанию. -Воронеж, 1966, с. 159-163.

22. Блохина Н.Г. Языковые средства Е. Замятина в рассказе "Часы"// Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня. Кн. VI. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 1997, с. 60-62.

23. Бондарко A.B. Грамматическое значение и смысл. Л.: Наука, 1978.-175 с.

24. Бондарко A.B. Грамматическая категория и контекст. Л.: Наука, 1971.- 112 с.

25. Борисова М.Б. Специфика словаря драматургических произведений М. Горького//Словоупотребление и стиль М. Горького. Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1982, с. 61-72.

26. Браун Я.В. Взыскующий человека: (Творчество Евгения Замяти-на)//Снбирские огни, 1923, N 5-6, с. 239-243.

27. Будагов P.A. Литературные языки и языковые стили. М.: Просвещение, 1967. - 270 с.

28. Буслаев Ф.И. Историческая грамматика русского языка: Синтаксис. М.: братья Салаевы, 1868. - 394 с.

29. Валимова Г.В. О соотношении семантической и формальной структуры предложения.//Семантическая структура предложения. Ростов н/Д, 1978, с. 20-28.

30. Вариантные отношения в языке и тексте. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1993. - 172 с.

31. Васильев Л.М. Семантика русского глагола. М.: Высшая школа, 1981.-184 с.

32. Васильев Л.М. К проблеме отбора материала для лексико-семантического описания группы слов//Психолингвистические проблемы семантики. М.: Наука, 1983, с. 121-133.

33. Васильев Л.М. Современная лингвистическая семантика. М.: Высшая школа, 1990. - 254 с.

34. Величко A.B. Трудности русского синтаксиса. М.: Изд-во МГУ, 1994.-167 с.

35. Виноградов В.В. О языке художественной литературы. -М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1959. 255 с.

36. Виноградов В.В. О теории художественной речи. М.: Высшая школа, 1971.-240 с.

37. Виноградов В.В. Проблемы русской стилистики. М.: Высшая школа, 1981. - 320 с.

38. Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. -М.: Высшая школа, 1986. 639 с.

39. Винокур Г.О. Словарь языка Пушкина.//Проект Словаря языка Пушкина. М.: Изд-во АН СССР, 1949, с. 68-101.

40. Винокур Г.О. Филологические исследования. М.: Наука, 1990.489 с.

41. Воронский А.К. Избранные статьи о литературе. М.: Худ. литра, 1982. -527'с.

42. Гак В.Г. К проблеме семантической синтагматики//Проблемы структурной лингвистики. М.: Наука, 1971, с. 81 -97.

43. Гак В.Г. К проблеме общих семантических законов/Юбщее и романское языкознание. М.: Наука, 1972, с. 59-74.

44. Гак В.Г. Сопоставительная лексикология. М.: Международные отношения, 1977. - 264 с.

45. Гальперин PI .Р. Текст как объект лингвистическог о исследования. М.: Наука, 1981.- 139 с.

46. Гарипова Н.Д. К лингвистической характеристике глагольных метафор в современном русском языке//Вопросы теории и методики языка. -Ульяновск, 1969, с. 305-313.

47. Гвоздев А.Н. Очерки по стилистике русского языка. М.: Просвещение, 1965. - 408 с.

48. Геллер Л. Слово мера мира. М.: Наука, 1994. - 243 с.

49. Глагол и имя в русской лексикографии. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1996.- 183 с.

50. Головин Б.Н.Язык и стилистика. М.: Просвещение, 1971. - 191 с.

51. Горбачев Г.Е. Современная русская литература. Л.: Прибой, 1929. -393 с.

52. Горнфельд А.Г. О толковании художественного произведения. -Спб.: Типография Первой Спб. трудовой артели, 1912.-31 с.

53. Греч Н.И. Чтения о русском языке. Спб.: Типография Н. Греча, 1840.-326 с.

54. Григорьев В.П. Поэтика слова. М.: Наука, 1979. - 343 с.

55. Гуковский ГА. Изучение литературного произведения в школе. М.: Просвещение, 1966. - 266 с.

56. Дегтярев В.И. Основы общей грамматики. Ростов н/Д: Изд-во Ростовского ун-та, 1973. - 253 с.

57. Дерибас В.М. Устойчивые глагольно-именные словосочетания русского языка. М.: Русский язык, 1979. - 254 с.

58. Дубяго А.И. Смысловые изменения глаголов в языке Н.Г. Чер-нышевского//Вопросы семантики. Калининград, 1984, с. 34-39.

59. Еремина Л.И. О языке художественной прозы Н.В. Гоголя. М.: Наука, 1987.-176 с.

60. Ефремов А.Ф. Очерки по изучению языка и стиля писателей. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1966. - 166 с.

61. Жданова О.П. Лексико-грамматические особенности группы глаголов поведения: Автореф. канд. дис. Воронеж, 1983. - 22 с.

62. Жирмунский В.М. Теория литературы. Поэтика. Стилистика. Л.: Наука, 1977. - 248 с.

63. Замятин Е.И. Техника художественной прозы//Литературная учеба, 1985, N5, с. 94-121.

64. Замятин Е.И. Сочинения. Мюнхен: Ме1таше, 1988. Т.4. - 281 с.

65. Замятин Е.И. Избранные произведения. Повести, рассказы, сказки, роман, пьесы. М.: Сов. писатель, 1989. - 768 с.

66. Зарицкий Н.С. Составление словаря М. Горького и проблема соотношения слова, понятия и значения в лексикографии. Киев: Висща школа, 1968. - 127 с.

67. Зозуля Е. Начало века//Литературная газета, 1929. 9 сентября.

68. Золотова Г.А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. -М.: Наука, 1982. 368 с.

69. Золотова Г.А. Коммуникативная грамматика русского языка. М., 1998.-507 с.

70. Зюлина О.В. Повествовательная структура прозы Е.И. Замятина: Автореф. канд. дис. М., 1996. - 21 с.

71. Иванчикова Е.А. Язык художественной литературы: Синтаксическая изобразительность. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1992. - 160 с.

72. Ионова И .А. Морфология поэтической речи. Кишинев: Штница, 1988.-162 с.

73. Казарин Ю.В., Кулина НА. Особенности глагольного словоупотребления в творчестве Арсения Тарковского/УПроблемы глагольной семантики. Свердловск: Изд-во Урал ун-та, 1984, с. 108-1 18.

74. Камалова А.А. Семантические типы предикатов состояния в их системном и функциональном аспектах. Архангельск: Изд-во Поморского университета, 1998. - 325 с.

75. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987.-261 с.

76. Караулов Ю.Н. Словарь Пушкина и эволюция русской языковой способности. М.: Наука, 1992. - 167 с.

77. Клименко O.K. Морфологический аспект структуры поэтического текста/Структура и функционирование поэтического текста. М., 1985, с. 79-91.

78. Клюев B.C. "Его глагол не лицемерен."//Русская речь, 1975, N 5, с. 50-57.

79. Кобзев П.В. Анафорическое присоединение в текстах Е. Замятина// Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня. Кн. VI. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 1997, с. 55-57.

80. Ковалев В.П. Языковые выразительные средства русской художественной прозы. Киев: Вища школа, 1981. - 184 с.

81. Ковтун JI.C. О специфике словаря писателя//Словоупотребление и стиль М. Горького. Л.: Изд-во Ленинград, ун-та, 1962, с. 4-29.

82. Ковтун Л.С. Словарное описание семантико-стилистической системы писателя: (О Словаре М. Горького)//Словоупотребление и стиль М. Горького. Л.: Изд-во Ленинград, ун-та, 1968, с. 58 - 72.

83. Ковтун Л.С. Одна или две стилистики художественной ре-чи?//Словоупотребление и стиль М. Горького. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1982, с. 3-8.

84. Ковтун Л.С., Дмитриев П.А. и др. Писательская лексикография как метод изучения художественной речи//Вестн. Ленинград, ун-та, 1988. Сер. 2. Вып. 3, с. 28-36.

85. Кодухов В.И. Лексико-семантичеекие группы слов. Л.: Изд-во Ленинград, гос. пед. ин-та им. А.И. Герцена, 1955. - 28 с.

86. Кожевникова H.A. Словоупотребление в русской поэзии нач. XX века. М.: Наука, 1986. - 251 с.

87. Кожевникова H.A. Язык Андрея Белого. М.: Наука, 1992. - 341 с.

88. Кожевникова H.A. Типы повествования в русской литературе XIX-XX вв. М.: ИРЯ, 1994. - 274 с.

89. Козлова Р.П. Метафора в рассказе Е. Замятина "Мамай'7/ Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня. Кн. VI. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 1997, с. 62-64.

90. Конькова О.С. Поэтические функции грамматических форм русского глагола (на материале лирики Н. Гумилева): Автореф. канд. дис. -Тамбов, 1998.-22с.

91. Краснов В.Г. Глаголы и прямая речь. Русская речь, 1989. N 2, с. 31-34.

92. Кретов A.A. Функционирование ЛСГ глаголов зрительного восприятия в современной русской прозе//Проблемы глагольной семантики. -Свердловск, 1984, с. 78-85.

93. Кубрякова Е.С. Типы языковых значений. М.: Наука, 1981.200 с.

94. Кубрякова Е.С. Актуальные проблемы современной семантики. -М.:МГПИ-ИЯ, 1984.-130 с.

95. Кубрякова Е.С. Глаголы действия через их когнитивные характе-ристики//Логический анализ языка: Модели действия. М., 1992, с. 48-59.

96. Кузнецов A.M. От компонентного анализа к компонентному синтезу. М.: Наука, 1986. - 284 с.

97. Кузнецов М.М. Советский роман: Очерки. М.: Изд-во АН СССР, 1963.-302 с.

98. Кузнецова Э.В. Метод ступенчатой идентификации в описании лексико-семантической группы слов//Проблемы моделирования языка, Тарту, 1969. (Учен. зап. Тарт. гос. ун-та. Вып. 228, с. 56-58).

99. Кузнецова Э.В. О пересекающемся характере лексико-семантических групп слов//Семантика и структура предложения: Лексическая и синтаксическая семантика. Уфа, 1978, с. 7-13.

100. Кузнецова Э.В. О некоторых особенностях глагольного словоупотребления в текстах В.М. Шукшина//Актуальные проблемы лексикологии и словообразования. Новосибирск, 1980. Вып. 9, с. 33-39.

101. Кузнецова Э.В. Лексикология русского языка. М.: Высшая школа, 1981.-215с.

102. Кузнецова Э.В., Михайлова О.А. Глаголы с включенными актантами/Семантика слова и синтаксической конструкции. Воронеж, 1987, с. 41-48.

103. Кузнецова Э.В. Особенности реализации модели предложений с глагольными предикатами типа "считать"//Классы слов в синтагматическом аспекте: Сб. науч. тр. Свердловск, 1988, с. 22-27.

104. Курилович Е. Очерки по лингвистике. М.: Изд-во Ин. лит-ры, 1962.-261 с.

105. Ланин Б.А. Роман Е. Замятина "Мы". М.: Фирма Алконост, 1992.-27 с.

106. Ларин Б.А. Эстетика слова и языка писателя. Л.: Худ. лит-ра, 1974.- 163 с.

107. Лексико-семантические группы русских глаголов: Учебный сло-варь-справочник/Науч. руководитель Э.В. Кузнецова. Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1988.- 151 с.

108. Логический анализ языка. М.: Наука, 1990. - 278 с.

109. Ломтев Т.П. Структура предложений с глаголами эмоционального состояния//Словянская филология, вып. 9. М., 1973, с. 176-188.

110. Ломтев Т.П. Предложение и его грамматические категории. М.: Изд-во МГУ, 1972.-198 с.

111. Лотман Ю.М. Избранные статьи: В 3 т. Таллин: Александра, 1993.-480 с.

112. Маковский М.М. "Картины мира" и миры образов//Вопросы языкознания, 1992. № 6, с. 43-50.

113. Манн Ю. Наблюдения над словарем декабристов/УРусская речь, 1975, №5, с. 38-42.

114. Матвеева Т.В. Семантические основания экспрессивности глагола: Автореф. канд. дис. Томск, 1979. - 20 с.

115. Матезиус В. О так называемом актуальном членении предложе-ния//Пражский лингвистический кружок. М.: Прогресс, 1967, с. 223-281.

116. Метафора в языке и тексте. М.: Наука, 1988. - 193 с.

117. Михайлов О.Н. Гроссмейстер литературы//Е. Замятин. Избранные произведения. М.: Правда, 1989, с. 3-31.

118. Можнова Ж.И. Концептуальное значение слова в художественной прозе и публицистике: (на материале творчества Е. Замятина): Автореф. канд. дис. Нижний Новгород, 1999. - 19 с.

119. Мукаржовский Я. Литературный язык и поэтический язык//Пражский лингвистический кружок. М.: Прогресс, 1967, с. 389-421.

120. Мыльникова С.Е. О глаголах чувств в современном русском язы-ке//Лексикограмматические проблемы русского глагола. Новосибирск, 1969, с. 60-75.

121. Некрасова Е.А. Метафора и ее окружение в контекстах художественной литературы//Слово в русской советской поэзии. М.: Наука, 1975, с. 112-142.

122. Некрасова Е.А. Художественный прием как средство реализации эстетической функции языка//Русский язык. Языковые значения в функциональном и эстетическом аспектах. М.: Наука, 1987, с. 71-94.

123. Новиков Л.А. Антонимия в русском языке. М.: Наука, 1973.223 с.

124. Новиков Л.А. Семантика русского языка. М.: Высшая школа, 1982.-237 с.

125. Новиков Л.А. Стилистика орнаментальной прозы Андрея Белого. -М.: Наука, 1990.- 180 с.

126. Норман Б.Ю. Синтаксис речевой деятельности. Минск: Вы-шейшая школа, 1978. - 149 с.

127. Одинцов В.В. О языке художественной прозы. Повествование и диалог. М.: Наука, 1973. - 104 с.130 . Очерки истории языка русской поэзии XX века: Поэтический язык и идиостиль. М.: Наука, 1990. - 178 с.

128. Очерки истории языка русской поэзии XX века: Тропы в индивидуальном стиле и поэтическом языке. М.: Наука, 1994. - 193 с.

129. Очерки истории языка русской поэзии XX века: Образные средства поэтического языка и их трансформация. М.: Наука, 1995. - 168 с.

130. Пешковский A.M. Принципы и приемы стилистического анализа и оценки художественной прозы/VArs poetika. М., 1927. С. 48.

131. Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении. М.: Учпедгиз, 1938. - 452 с.

132. Пешковский A.M. Избранные труды. М.: Учпедгиз, 1959.252с.

133. Полякова Л.В. Евгений Замятина: Творческий путь. Анализ и оценки. Вместо предисловия// Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня. Кн. I. Тамбов: Изд-во ТГПИ, 1994, с. 7-83.

134. Полякова Л.В. Роман Е. Замятина "Мы" и "Туннель" Б. Келлермана: "Конец Ренесссанса'7/Там же, с. 151 -161.

135. Полякова Л.В. Евгений Иванович Замятин (Вступительная статьям/Международный Издательский Дом "Синергия". М., 1997, с. 5-50.

136. Попова И.М. Функция смеха в романе Е.И. Замятина "Мы'7/ Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня. Кн. V. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 1997, с. 132-140.

137. Потанина Н.Л. Роман Е. Замятина "Мы": к проблеме антиуго-пизма// Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня. Кн. V. -Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 1997, с. 50-59.

138. Потапова Н.П. Структура предложений с глаголами говорения. -Научн. тр./Пермский ун-т, № 162, 1966, с. 236-258.

139. Потебня A.A. Эстетика и поэтика. М.: Искусство, 1976. - 614 с.

140. Потебня A.A. Теоретическая поэтика. М.: Наука, 1990. - 471 с.

141. Поцепня Д.М. Образ мира в слове писателя. Спб.: Изд-во С.-Петербург, ун-та, 1997. - 264 с.

142. Поэт и слово: Опыт словаря/Под ред. В.П. Григорьева. М.: Наука, 1973.-455 с.

143. Правдухин В. Литературная современность. 1920-1924. М., 1924.-251 с.

144. Проблемы глагольной семантики. Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1984.-153 с.

145. Прокопович H.H., Дерибас Л.А., Прокопович E.H. Именное и глагольное управление в современном русском языке. М.: Русский язык, 1981.-183 с.

146. Прудникова Г.П. Образная реализация глагольных значений в художетсвенной речи A.M. Горького//Вопросы теории и истории русского и украинского языков. Киев, 1974, с. 47-66.

147. Пузин Г.С. Глагольная лексика в романе М.А. Шолохова "Поднятая целина": Автореф. канд. дис. М., 1977. - 27 с.

148. Распопов И.П. Строение простого предложения в современном русском языке. М.: Просвещение, 1970. - 191 с.

149. Распопов И.П. Очерки по теории синтаксиса. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1973. - 163 с.

150. Ремизов A.M. Крашенные рыла: Театр и книга. Берлин: Грани, 1922.-135 с.

151. Ревич Всевлад. Предупреждение всем//Литературное обозрение, 1988, № 7, с. 44-51.

152. Рублева О.Л. Глагольные значения в художественном тексте: (Анализ словоупотребления в романе М. Горького "Жизнь Клима Самги-на"): Автореф. канд. дис. Л., 1974. - 24 с.

153. Руделев В.Г. Существительное в русском языке. Тамбов: Изд-во ТГПИ, 1979.-74 с.

154. Руделев В.Г. Принципы морфологического анализа сло-ва//Деривация и полисемия: Межвуз. сб. научн. трудов. Тамбов: Изд-во ТГПИ, 1984-1, с. 158-163.

155. Руделев В.Г. Слово в лексической системе языка. Тамбов: Изд-во ТГПИ, 1984-И.-72 с.

156. Руделев В.Г. Русский язык. Учение о предложении. Тамбов: Изд-во ТГПИ, 1992.-203 с.

157. Руделев В.Г. Динамическая теория частей речи русского язы-ка//Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. Тамбов, 1996. Вып. 1, с. 83-89.

158. Селиверстова О.Н. Компонентный анализ многозначных слов. -М.: Наука, 1975.-240 с.

159. Семантические модели русских глагольных предложений. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1998. - 172 с.

160. Сенкевич М.П. Синтаксико-стилистические средства языка. М.: Моск. полиграфический ин-т, 1968, - 114 с.

161. Сергеева Т.Д. Семантический анализ глаголов звуча-ния//Семантическая структура слова. Кемерово, 1984, с. 97-106.

162. Скляровская Г.Н. Метафора в системе языка. Спб: Наука, 1993. - 183 с.

163. Словоупотребление и стиль писателя. Спб: Наука, 1995. - 148 с.

164. СДоним МЛ. Портреты советских писателей. Париж: Парабола, 1933.- 170 с.

165. Современный русский язык/Под ред. В.А. Белошапковой. М.: Высшая школа, 1989. - 800 с.

166. Солганик ГЛ. Синтаксическая стилистика. М.: Высшая школа, 1991.- 182 с.

167. Степанов Г.В. К проблеме языкового варьирования. М.: Наука, 1979. - 327 с.

168. Степанов Ю.С. В трехмерном пространстве языка: Семиотические проблемы лингвистики, философии, искусства. М.: Наука, 1985. - 244 с.

169. Степанова М.Д. Проблема теории валентности в современной лингвистике//Иностранные языки в школе, 1973, № 6, с. 53-60.

170. Стернин И А. Актуализация сем и выразительность ре-чи//Актуальные проблемы лексикологии и словообразования. Ново-исбирск, 1980. Вып 9, с. 59-70.

171. Сулименко Н.Е. Типы языковой семантики имен прилагательных (соотносительно с глаголом)//Глагол в лексической системе современного русского языка. Л.: Изд-во Ленинград, ун-та, 1981, с. 47-59.

172. Сусов И.П. Семантическая структура предложения. Тула: Тульский гос. пед. ин-т, 1973. - 141 с.

173. Сухотин В.П. Синтаксическая синонимика в современном русском литературном языке. М.: Наука, 1960. - 160 с.

174. Телия В.Н. Кон атативный аспект семантики номинативных единиц. М.: Наука, 1985. - 189 с.

175. Телия В.Н. Типы языковых значений. Связанное значение слова в языке. М.: Наука, 1981. - 269 с.

176. Л. Теньер. Основы структурного синтаксиса, перевод с франц. -М.: Наука, 1988.-281 с.

177. Тропина Н.И. Глагол как средство речевого воздействия. М.: Наука, 1989.- 109 с.

178. Тынянов Ю.Н. Литературное сегодня//Русский современник, 1924, № 1, с. 77-89.

179. Уфимцева A.A. Типы словесных знаков. М.: Наука, 1974. - 205 с.

180. Федин К.А. Горький среди нас. М.: Сов. писатель, 1968. - 383 с.

181. Федоров А.И. Семантическая основа образных средств языка. -Новосибирск: Наука, 1969. 92 с.

182. Федотов А.Н. Функционально-семантические особенности прилагательного в русском языке (на материале русской поэзии начала XX века): Автореф. канд. дис. Тамбов, 1997. - 20 с.

183. Филин В.П. О лексико-семантических группах слов//Езиковедски изследования в чест на акад. Стефан Мледенов. София, 1957, 39 - 45 с.

184. Филякова Е.В. Глаголы, в которых не образуются деепри- частая в современном русском языке//Русский язык в школе, 1985, №2, с. 38-47.

185. Фрумкина P.M. Статистические методы изучения лексики. М.: Наука, 1964.- 115 с.

186. Фурманов Д. Литературные записи//Вопросы литературы, 1957, №4, с. 201-204.

187. Харченко В.К. Лексико-семантическая группа как отражение системности переносных значений и как прием анализа системности//Семантика и системность языковых единиц. Новосибирск, 1985, с. 28-35.

188. Чичерин A.B. Ритм образа. М.: Сов. писатель, 1980. - 335 с.

189. Чудинов А.П. Типология варьирования глагольной семантики. -Свердловск, 1988. 78 с.

190. Чуковский К.И. Дневник 1901-1929. М.: Сов. Писатель, 1991.541 с.

191. Шайтанов И. Мастер//Вопросы литературы, 1988, № 12, с. 52-64.

192. Шапилова Н.И. Из наблюдений за группой глаголов со значением чувства, вызываемого у объекта//Вопросы лексики и грамматики русского языка. Вып. 2, Кемерово, 1974, с. 71-83.

193. Шапиро А.Б. Современный русский язык. Пунктуация. М.: Наука, 1966.- 169 с.

194. Шарандин АЛ. Лексическая семантика русского глагола в морфологическом освещении. Л., 1990. - 138 с.

195. Шарандин АЛ. Лексико-грамматические классы и система морфологических парадигм русского глагола: Автореф. докт. дис. Спб, 1992. -30 с.

196. Шарандин АЛ. Некоторые рассуждения о поэтическом языке в аспекте теорий оппозиций. Тамбов, 2000-1, - 20 с.

197. Шарандин АЛ. Грамматическая категоризация русского глагола и его синтаксических форм. Тамбов, 2000- II. - 23 с.

198. Шахматов A.A. Очерк синтаксиса русского литературного языка. М.: Учпедгиз, 1941.-391 с.

199. Шкловский В.Б. Пять человек знакомых. Тифлис: Заккнига, 1927.- 100 с.

200. Шкловский Евгений. Утопия против человека/Литературное обозрение, 1989, №2, с. 23-28.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.