Функционирование ментальных глаголов в художественном тексте романов Ф. М. Достоевского тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.01, кандидат филологических наук Токина, Анна Ивановна

  • Токина, Анна Ивановна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2002, Санкт-ПетербургСанкт-Петербург
  • Специальность ВАК РФ10.02.01
  • Количество страниц 221
Токина, Анна Ивановна. Функционирование ментальных глаголов в художественном тексте романов Ф. М. Достоевского: дис. кандидат филологических наук: 10.02.01 - Русский язык. Санкт-Петербург. 2002. 221 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Токина, Анна Ивановна

Введение.

Глава I. Системные связи глагола как лексемы, словоформы и снн-таксемы; глагольный предикат и ментальное поле.

§ 1. Лексическая и грамматическая семантика глагольного слова и проблема стратификации глагольных групп.

1.1. Соотношение лексических и грамматических компонентов семантики в содержании глагольного слова.

1.2. Классы слов и типология глагольной лексики.

1.3. Понятие лексико-семантической группы глаголов.

1.4. Внутренняя структура лексико-семантической группы.

1.5. Опыт создания глобальных классификаций глагольной лексики и типы классификаций.

1.5.1. Оппозиция глаголов действия и состояния.

1.5.2. Классификация глаголов на основе метода ступенчатой идентификации

1.5.3. Классификация глаголов интеллектуальной деятельности.

1.6. Тематические циклы лексики.

1.7. Ментальные глаголы и ментальное поле в русском языке.

§ 2. Соотношение лексической и грамматической семантики глагола.

2.1. Взаимодействие лексических и грамматических сем в слове.

2.2. Лексическое значение и вид глагола.

2.3. Видовая соотносительность и реализация частных видовых значений в зависимости от лексического значения глагола.

2.3.1. Видовая несоотносительность и лексическая семантика глаголов

2.3.2. Характер протекания глагольного действия и видовая непарность

2.3.3. Классы глаголов и их позиции в поле аспектуальности.

§ 3. Глагольное слово в предложении и в тексте.

3.1. Глагол как доминанта предложения и теория вербоцентризма.

3.2. Изучение синтаксиса предложения в связи с ЛСГ глаголов и разработка типологии семантических моделей предложений.

3.3. Лингвистика текста и разработка понятия «текст».

3.4. Текст, его основные признаки и категории.

3.5. Виды информативности и особенности художественного текста

3.6. Роль глаголов в организации описательных и повествовательных контекстов.

3.7. Организация художественного текста и обеспечение связности

3.8. Роль глаголов в создании локально-темпорального единства текста

Глава II. Динамика мыслительного процесса в художественном повествовании Ф.М. Достоевского и особенности ее вербальной интерпретации

§ 1. Номинативный аспект мыслительного действия: лексическое и грамматическое выражение.

1.1. Тип героя Достоевского и «природа русского мышления» в философии писателя.

1.2. Особенности выражения начальной фазы мыслительного процесса в повествовании Достоевского.

1.3. Языковая интерпретация динамики мысли персонажа.

1.4. Связь и взаимодействие ментальных и эмоциональных процессов, происходящих в сознании героя Достоевского.

§ 2. Коммуникативно-ситуативное варьирование развития мыслительного процесса.

2.1. Особенности выражения динамики в произведениях Достоевского

2.2. Соотношение физического и ментального движения героя (на примере Раскольникова).

2.2.1. Реализация приема столкновения ускоренного и замедленного темпа движения.

2.2.2. Языковая реализация приема резких остановок и возобновления движения.

2.2.3. Реализация приема ретроспективного возвращения.

2.2.4. Реализация приема световых и цветовых контрастов.

2.2.5. Способы передачи ментальных действий и состояний героя через его эмоции и физические ощущения.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русский язык», 10.02.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Функционирование ментальных глаголов в художественном тексте романов Ф. М. Достоевского»

Содержание и структура целостного и законченного текста, в частности художественного, во многом предопределяются выбором доминирующей лексики, ключевых, или опорных, слов, в которых представлены базовые понятия повествования, смысловые опоры основной идеи. В полной мере это относится и к философско-психологическим текстам романов Ф.М. Достоевского, определяющими предикатами которых являются ментальные глаголы и, шире, лексические, морфологические и синтаксические единицы ментального поля. Разумеется, они взаимодействуют с единицами других полей, прежде всего поля психологического состояния лица, поля физического действия и др., однако ключевые позиции в текстах Достоевского занимают именно ментальные единицы, участвующие в создании образов центральных персонажей и их мыслительных действий и состояний. Это обусловлено, в том числе, тем, что ментальным действиям и состояниям человека отводится особая роль в философии Достоевского [Арутюнова 2000], именно через мысль и знание, через изображение идей, овладевающих его героями, писатель раскрывает внутренний мир и природу человека.

В диссертации рассматриваются особенности языковой интерпретации ментальных действий и состояний в трех наиболее известных романах Ф.М. Достоевского: «Преступление и наказание», «Идиот» и «Братья Карамазовы». Исследование проводится на основе анализа контекстов, организованных глаголами интеллектуальной деятельности, их эквивалентами и текстовыми конкретизиторами. Выбор темы исследования, соответствующих методов и методических приемов обусловлен особым семантическим и конструктивным потенциалом глагольного слова в построении и организации текста.

Являясь «доминантой русской лексики» [Шведова 1995: 414], глагол занимает центральное место в лексической системе русского языка, поскольку «сложностью своего содержания, разнообразием грамматических категорий и форм, богатством парадигматических и синтагматических связей» [Васильев 1981: 34] он превосходит все другие классы слов. Семантические компоненты, заключенные в глаголе, тесно переплетаются и постоянно взаимодействуют с грамматическими и лексико-грамматическими компонентами [Бондарко 1976: 155-203].

Взаимодействие лексических и грамматических сем особенно сильно проявляется в сфере категории вида, которую В.В. Виноградов охарактеризовал как «арену борьбы взаимодействия грамматических и лексических значений» [Виноградов 1986: 410]. Как известно, лексическое значение глагола может оказывать влияние на видовую соотносительность глагола (возможность образования видовых пар) либо на возможности функционирования форм совершенного и несовершенного вида в их частных видовых значениях. К изучению связи категории вида с лексико-семантическими особенностями глагольного слова обращались в свое время многие исследователи [Авилова 1976; Бондарко 1971; Маслов 1984; Шелякин 1976; Ше-лякин 1983]. Однако, если до последнего времени большинство исследователей обращало внимание в первую очередь на зависимость от глагольной семантики возможности образования видовых пар, то современные работы направлены прежде всего на создание наиболее общих семантических классификаций глаголов в целях объяснения конкретного функционирования видовых форм [Гиро-Вебер 1990; Падучева 1996; Булыгина, Шмелев 1997] и изучение аспектуального потенциала глагольной лексемы. Он определяется как «свойства, вытекающие из тех особенностей глагола, которые присущи ему как представителю определенного лексико-семантического класса» [Булыгина, Шмелев 1997: 131]. Как показывают наблюдения, изучение взаимодействия лексических и грамматических значений на материале одной лексико-семантической группы (или шире -подполя) достаточно оправданно в силу того, что глаголы, входящие в одну лексико-семантическую группу (класс), обязательно имеют в своих значениях «общий интегральный семантический компонент» [Лексико-семантические группы. 1989: 7] и нередко выражают сходные аспекту-альные ситуации.

С другой стороны, согласно вербоцентрической концепции в роли основного организатора предложения выступает глагол, поскольку он является господствующим членом предложения и содержит «макет» будущей синтаксической структуры уже в своей семантике: «в содержательном плане глагольный предикат - это нечто большее, чем просто лексическое значение» [Кацнельсон 1972: 83]. Последователи данной теории трактуют роль глагола как организующего центра («узла») предложения, через который между собой соотносятся другие его члены, подчеркивая главенство сказуемого, так как именно оно является носителем предикативных категорий времени и модальности [Теньер 1988: 26]. Как предикативный центр предложения, глагол обладает особой семантической валентностью, подчиняя себе актанты и сирконстанты, и в своем значении и валентных связях предопределяет общую структуру и семантику предложения [Гак 1986а: 192].

Содержательная валентность предопределяется категориальными признаками глагольных значений. Глаголы одной лексико-семантической группы, как правило, характеризуются наличием однотипных валентностей, замещений синтаксических позиций (например, характерные позиции субъекта и объекта мысли для ментальных глаголов) [Васильев 19716; Васильев 1981], а также сходством лексической сочетаемости, типовых ограничений сочетаемости (например, невозможность сочетания предикатов типа знать, неспособных к временной локализации, с квантитативными обстоятельствами времени [Булыгина, Шмелев 1997].

Наконец, глагольный предикат, а именно его видо-временные формы, является базовым организатором текста, основным выразителем текстовой связности. Учитывая все эти обстоятельства, целесообразно подойти в изучению художественного текста через лексико-семантические множества глагольных слов: лексико-семантические группы, семантические поля, организованные вокруг глагольных предикатов. В качестве такого «ключа» к художественному тексту в диссертации избраны так называемые ментальные глаголы и, шире, поле ментальности, организуемое этими глаголами.

Актуальность диссертации состоит в том, что на материале глаголов одного семантического поля комплексно рассматриваются: лексическое значение, грамматические функции и синтаксический потенциал глагольного слова в предложении и в связном тексте. Актуальным представляется исследование текстовых функций целого лексического множества слов в произведениях определенного типа и изучение особенностей взаимодействия ментальных номинаций с другими лексико-семантическими группами глаголов. Предлагаемый подход соответствует насущным задачам изучения языка, поскольку выявляет потенциальные способности функционирования лексических единиц, которые становятся ключевыми, концептуально значимыми, участвуя в формировании структуры и семантики текста определенного типа. Так, например, ментальные глаголы оказываются ориентированными на тексты философско-психологического характера.

Гипотеза. Динамика мысли в сознании героев Достоевского представлена в тесном взаимодействии единиц трех полей: ментального, эмоционального и поля движения. Совмещение значений ментальности и движения выражается в характерных для писателя ментальных предикатах, при этом движение мысли обычно передается через внешнее перемещение персонажей, через смену временных и пространственных планов, что может быть интерпретировано как своеобразная «кинематографичность» повествования, как художественный прием изображения динамики мысли в текстах Достоевского.

Целью диссертационного исследования является установление связей глаголов интеллектуальной деятельности и ментального поля в целом с художественной картиной мира, отраженной в текстах некоторых произведений Достоевского. Цель достигается посредством выявления функционально-семантических закономерностей употребления рассматриваемых глаголов в романах Достоевского. При этом мы исходим из следующего положения: «Представление писателя о мире, его модель мира отражается прежде всего на лексическом уровне, в том числе и на составе глагольной лексики, на составе ЛСГ глаголов. Существует определенная зависимость частотности лексем, набора семантических групп от авторской концепции и тематики произведений. Наиболее частотные и существенные для авторской концепции глаголы обычно входят в разряд ключевых, символически значимых» [Лексико-семантические группы. 1989: 137]. В наших рассуждениях мы руководствуемся подходом, согласно которому любой текст «представляет собой выбор языковых средств из имеющегося их набора в языке, осуществленный автором в соответствии с его замыслом и отражающий его знания и представления о мире» [Бабенко, Васильев, Казарин 2000:42].

Осуществление цели предполагает решение ряда частных задач: 1) выявление связи лексических и грамматических значений глагольного слова; 2) представление опыта реализации идеи вербоцентризма на базе группы ментальных глаголов; 3) общая характеристика ментального поля; 4) описание контекстного окружения глаголов интеллектуальной деятельности в романах Достоевского; 5) определение характерных позиций субъекта ментальной деятельности в рассматриваемых контекстах; 6) установление характера взаимодействия ментальных глаголов с глаголами других семантических полей; 7) описание номинативной системы лексического и морфологического выражения мыслительного действия в романах Достоевского, выявление основных особенностей передачи мыслительного процесса в его последовательных фазах: начало, развитие, реализация; 8) описание коммуникативно-ситуативного варьирования мыслительного процесса в сознании ведущих персонажей романов Достоевского; 9) выявление системы художественных приемов Достоевского, с помощью которых реализуется динамика и специфические особенности интеллектуальной деятельности героев.

Объектом исследования являются единицы (элементы) ментального поля, которое представляет собой обширный класс лексических единиц, имеющих то или иное отношение к понятию «мыслить» [Гак 1993]. Это прежде всего собственно ментальные глаголы (или глаголы интеллектуальной деятельности), составляющие ядро ментального поля, ментальные имена и некоторые другие слова, которые на языковом уровне служат для характеристики процессов, происходящих в сознании одушевленного субъекта, отображая его ментальные действия либо состояния.

В работе используется классификация, разработанная межвузовской проблемной группой «Русский глагол» Уральского университета и получившая реализацию в «Толковом словаре русских глаголов» [М., 1999], и классификация J1.M. Васильева. JI.M. Васильев включает в подполе интеллектуальной деятельности следующие группы: 1) глаголы со значением мыслительных процессов (думать, решать, сочинять); 2) глаголы со значением результата мыслительной деятельности (считать, представлять, решать, верить, понимать); 3) глаголы знания {знать, узнавать); 4) глаголы памяти (помнить, забывать)-, 5) глаголы, обозначающие интеллектуальные свойства и состояния человека (быть умным, сходить с ума) [Васильев 1971: 24-26; Васильев 1981: 43]. Центральное место в ментальном поле занимают глаголы двух первых групп, которые относятся к собственно глаголам мышления.

Все лексико-семантические группы, составляющие подполе интеллектуальной деятельности, тесно связаны между собой, в то же время у каждой много своих специфических черт и внутренних структурных особенностей, обусловленных разницей глагольных значений. Ментальные глаголы соотносятся (как по своим основным, так и по периферийным семам) с глаголами многих других лексико-семантических групп. Особенно тесно они взаимодействуют с лексикой эмоционального отношения и речевой деятельности, которая в силу своей семантики также относится к зоне одушевленного субъекта (лимитирующие семы ограничивают круг референтов - субъектов действия). Взаимодействие глаголов мыслительной деятельности с глаголами восприятия, чувств и глаголов речи объясняется тем, что мышление неотделимо от восприятия субъекта и говорения как способа выражения его мыслей.

В данной работе анализируются в первую очередь глаголы со значением мыслительных процессов (по Л.М.Васильеву) с опорой на базовые (ядерные) слова, их синонимы и эквивалентные им конструкции. По мере необходимости привлекаются некоторые глаголы со значением результата мыслительной деятельности, знания и памяти, являющиеся составной частью многих контекстов, организованных ментальными глаголами. Особое внимание обращается на отдельные оппозиции по семам произвольности/непроизвольности, бытийности/ становления и т.п., которые наиболее точно отражают описываемые в художественном тексте ментальные процессы, происходящие в сознании персонажа.

Для определения содержания глагольного значения в работе привлекаются данные словарных статей «Словаря современного русского литературного языка» в 17-ти томах [M.-JL, 1948-1965], «Словаря русского языка» в четырех томах [М., 1985-1988], «Словаря русского языка» С.И. Ожегова [М., 1991], «Толкового словаря русских глаголов» [М., 1999], «Большого толкового словаря» [СПб., 2000], «Нового объяснительного словаря синонимов русского языка» [М., 1999; М., 2000].

Предметом исследования стали контексты, организованные ментальными глаголами, их эквивалентами и текстовыми конкретизаторами, извлекаемые из текстов методом сплошной выборки, а также функционально-семантические особенности глаголов ментального поля, выявляющиеся на уровне связного художественного текста. В центре внимания находились особенности выражения ситуации возникновения, становления новой мысли, а также характер описания развития и динамики мысли в сознании героя Достоевского. При этом учитывалась тесная связь и взаимопроникновение лексики ментального и эмоционального полей.

В диссертации применялся комплекс методов и приемов исследования: гипотетико-дедуктивный метод исследования, метод контекстологического анализа, элементы метода компонентного анализа.

Научная новизна заключается в том, что ментальные глаголы впервые рассматриваются в рамках единого функционально-семантического поля в их последовательной ориентации на органичное использование в рамках целого текста и в связи с определенной тематической и художественной направленностью произведений Ф.М. Достоевского.

Теоретическая значимость настоящего исследования определяется тем, что оно включается в круг работ по теоретическому исследованию смысловой структуры текста, а также работ по семантике глагольного слова в тексте. Функциональный подход к выделению единиц, участвующих в формировании текстовой семантики, позволяет выявить ключевые лексические единицы, принадлежащие одному семантическому полю, описать их основные текстовые функции, такие, как, например, создание образов центральных персонажей произведения. В художественном произведении им отводится особая роль в раскрытии основной идеи и выявлении сложной системы подтекстовой информации. Подобное исследование способствует воссозданию языковой картины мира автора художественного произведения как прецедентной языковой личности.

Практическая значимость данной работы связана с возможностью использования полученных результатов для более детального описания ЛСГ глаголов мыслительной деятельности, для практического изучения семантических связей глаголов разных групп при выражении ими интеллектуального и эмоционального действия. Эти результаты будут полезны для практики преподавания русского языка, лексикологии и текстологии, для освоения произведений Ф.М. Достоевского в русской и иностранной аудитории. Результаты могут быть использованы в вузовской учебной работе при подготовке спецкурсов и семинаров по анализу художественного текста.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из Введения, двух глав, Заключения, списка литературы и Приложения.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русский язык», 10.02.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русский язык», Токина, Анна Ивановна

Заключение

1. Сложная семантика глагольного слова, разнообразие состава грамматических форм и категорий, конструктивность глагола ставит его на центральное место в лексической и синтаксической системе русского языка, вследствие чего в современной лингвистике глагол остается одним из наиболее представительных объектов изучения в плане семантики и функционирования. Ментальные глаголы представляют собой обширный семантический разряд глаголов, объединенных тем или иным отношением к понятию «мыслить», которые на языковом уровне служат для характеристики процессов, происходящих в сознании одушевленного субъекта, отображая его ментальные действия или состояния. Такие действия и состояния представлены собственно глаголами мышления, глаголами знания и глаголами памяти, в основе общности которых лежит их отношение к мысли, а в основе различий - разные аспекты такого отношения. Семантический разряд ментальных глаголов-предикатов состоит из разных ЛСГ, каждая из которых отличается сложной структурой. Являясь абстрактными глаголами, обозначающими непосредственно не наблюдаемые действия, ментальные глаголы составляют периферию подкласса акциональных глагольных слов и характеризуют сферу человеческого сознания.

2. Лексическая семантика глагола способна оказывать существенное влияние на функционирование его грамматических категорий, особенно в сфере категории вида, предопределяя видовую непарность глаголов и обеспечивая возможности реализации частных значений видовых форм в их текстовом функционировании. Благодаря сложному характеру семантики ментальные глаголы в тексте способны с разных сторон характеризовать ситуации интеллектуальной деятельности мыслящего субъекта. Их видовые значения могут выражать устойчивые и актуальные ментальные состояния в сознании одушевленного субъекта, ситуацию возникновения того или иного ментального состояния, подготовленного или неподготовленного предшествующими действиями, а также мыслительную деятельность человека.

3. Семантическое поле ментальности (мыслительного процесса), или ментальное поле, представляет собой сложную, иерархически организованную систему. Центральную часть ментального поля составляют ментальные глаголы (и эквивалентные им конструкции), передающие ментальные действия и состояния одушевленного субъекта (думать, считать, знать и др.). К ним примыкают ментальные имена (мысль, идея, знание и др.), которые носят «процессуальный» характер и близки к ментальным глаголам. Они могут называть результаты мыслительной деятельности, инструменты ментальных действий и области сознания, в которых осуществляются мыслительные акты. Абсолютным ядром ментального поля являются собственно глаголы мышления, называющие ментальные действия и состояния субъекта (думать, понимать и др.). С ними связаны глаголы знания (знать, узнавать и др.), обозначающие владение информацией или приобретение информации, которое обусловлено работой мысли, и глаголы памяти (помнить, забывать и др.), обозначающие хранение информации (= приобретенного знания) в сознании субъекта или ее утрату.

Лексика ментального поля антропоцентрична, поскольку носителем ментальных процессов и состояний является человек, действие мысли происходит в его внутреннем мире. Поэтому для ментальных предикатов в целом характерно наличие ментального субъекта, который, как правило, выражается словами с семой лица (личными местоимениями и существительными, в том числе именами собственными).

На периферии ментального поля находятся единицы других семантических полей, особенно часто происходит взаимодействие ментальных единиц с лексикой эмоциональной и речевой деятельности, которая также относится к зоне одушевленного субъекта, и с перцептивными глаголами. Выступая в функции ментальных предикатов, становясь их синонимами, глаголы других ЛСГ тяготеют к центральной части ментального поля, если их вторичные значения являются устоявшимися и закреплены в словарных статьях. В первичных значениях глаголы чувственного восприятия и глаголы речи, а также глаголы движения, которые организуют конструкции, эквивалентные ментальным предикатам, относятся к периферии ментального поля. В целом лексика ментального поля служит для передачи ментальных процессов, происходящих в сознании человека: внутренний процесс человеческого мышления берет начало с первичного чувственного восприятия, затем переходит к ментальному анализу и познанию мира (полученные знания хранятся в памяти субъекта) и находит внешнее отображение в речи как способе выражения мыслей.

4. Глагол является основным организатором предложения, а также играет важнейшую роль в организации целого связного текста. Это базовое положение распространяется и на художественный текст, в котором глагольные предикаты, и в частности ментальные, имеют специфические особенности, отличающие такой текст от любого другого.

Глаголы ментальных действий, которые относятся к периферии подкласса акциональных глаголов и характеризуются антропоцентричностью, организуют предложения, сообщающие о действии лица. Как правило, предложения, организованные данными предикатами, представляют информативный регистр, сообщая об известном говорящему, но непосредственно не наблюдаемом. Ментальные глаголы отображают мыслительные действия и состояния автора и персонажей, а также служат типичным способом переключения повествования с авторской речи на внутреннюю речь героев. Употребляясь в разных видо-временных формах, такие глаголы с разных сторон описывают ситуации интеллектуальной деятельности (в плане прошлого, настоящего и будущего), фиксируя как устойчивые, так и актуальные ментальные состояния в сознании одушевленного субъекта, ситуацию возникновения определенного ментального состояния, начальную фазу мыслительного процесса, а также мыслительную деятельность человека.

Единицы ментального поля играют ключевую роль и являются концептуально значимыми в художественных произведениях Достоевского, сосредоточенных на описании внутреннего мира человека. Основной текстовой функцией ментальных единиц в романах Достоевского является создание образов центральных персонажей, общность которых заключается не только в особом типе героя-мыслителя, человека идеи, но и во внутренних психологических качествах и коллизиях, таких, как противоречивость, крайняя полярность, иррациональность, преобладание эмоций над разумом, постоянные колебания и неуверенность при принятии решений. Ведущая роль при этом принадлежит ментальным предикатам, которые служат основным средством введения интериоризованной речи персонажа и отображают ментальные процессы, происходящие в сознании человека. Наиболее значимые семы, содержащиеся в значениях глаголов, актуализируются за счет контекстного окружения особого типа. Таким образом, семантическое поле ментальности, ядро которого и составляют ментальные глаголы, в художественном тексте философско-психологического типа формирует его структуру и многоуровневое информационное содержание.

5. Отбор ментальных глаголов и имен, участвующих в создании образов центральных персонажей в текстах Достоевского, связан с реализацией в них сем «движение», «быстрота», «неожиданность», «непроизвольность» и «неопределенность». Эти же семы актуализируются и за счет контекстного окружения глаголов, представленного наречиями (вдруг, тотчас же, невольно и др.) и сравнительными конструкциями (как молния, как стрела, как вихрь и др.). Наиболее типичными предикатами начальной стадии мыслительного процесса и динамики мысли в сознании персонажа Достоевского являются глаголы с семой перемещения (.мелькнуть, пронестись, кружиться и др.), способствующие отображению постоянной изменчивости и противоречивости мыслей героя, подчеркивающие импульсивность его внутреннего мира, его нерешительность, разбросанность и беспорядок в сознании действующего лица.

6. В текстах Достоевского в ментальной функции употребляются глаголы и других семантических полей. Внутренний диалог героя иногда переходит во внешний диалог с самим собой, при этом происходит сближение глаголов речи с глаголами мысли. Глаголы конкретных действий, особенно предикатов с общей семой «движение», нередко включаются в состав глагольно-именных конструкций, эквивалентных ментальным предикатам, которые отображают ситуации непроизвольности возникновения мысли в сознании героя и динамику развития мыслительного процесса.

В текстах Достоевского при описании ментальных процессов, происходящих в сознании человека, преимущественно используются единицы трех семантических полей: ментального, эмоционального и поля движения. Ментальное поле взаимодействует с полем движения в силу того, что динамика внешних перемещений героя подчеркивает характер его внутренних переживаний, а также глаголы с первичным значением перемещения употребляются в функции ментальных. Лексика эмоционального поля отображает отношение героя к собственным мыслям и идеям, борьбу с ними и зависимость от них, которую не всегда возможно преодолеть.

7. Непроизвольность, спонтанность мышления героя, неконтролируемость сознания последовательно передается в текстах Достоевского специальным набором языковых средств. Использование глагольно-именных конструкций, в которых ментальные имена (чаще всего мысль, идея, вопрос) выступают в функции грамматического субъекта (тогда как одушевленный субъект представлен в форме дательного падежа, характеризующего его как адресат происходящего), последовательная персонификация мысли подчеркивает неконтролируемость зарождения тех или иных мыслей и идей, развития мыслительных процессов в сознании персонажа.

Высокая частотность безличных глаголов и глагольных конструкций (ему подумалось, пришло в голову., у него мелькнуло в голове.), в которых субъект представлен скорее как объект происходящего, возвратных глаголов со значением непроизвольного восприятия, предполагающих пассивный субъект происходящего (вспомниться), а также конструкций без указания областей сознания, в которых происходят мыслительные процессы, подчеркивает несамостоятельность героя, его зависимость от собственных мыслей и идей.

8. В контекстах, описывающих ситуации интеллектуальной деятельности в произведениях Достоевского, доминирующей семой является «движение» в самом широком смысле. Она находит отражение на всех уровнях художественного текста, проявляясь в динамическом развитии сюжета романов, характерных особенностях построения фраз, высокой частотности глаголов движения и перемещения. Она же содержится и в значениях ключевых ментальных предикатов, отображающих динамику становления и развития мыслительных процессов, происходящих в сознании героев.

Динамика повествования Достоевского получает отражение и в некоторых специальных приемах, придающих драматургический характер изображению событий, специфическую «кинематографичность» как способ отображения возникновения и развития внутренних мыслительных процессов персонажей через их внешние движения. «Кинематографичность» повествования Достоевского выражается в ряде приемов, которые могут пересекаться в рамках одного контекста, создавая целостное впечатление об изменениях, происходящих во внутреннем состоянии героя. Коммуникативно-ситуативное варьирование мыслительного процесса проявляется в характерном для творческой манеры Достоевского сплаве ментальных, эмоциональных и физических действий и состояний и реализуется в системе следующих приемов.

1) Столкновение ускоренного и замедленного темпа движения персонажа, резкая смена темпов, постепенное, нарочито замедленное приближение к концептуально значимому, так называемому пороговому месту, что передается использованием глаголов движения и перемещения с семой быстрого/медленного движения и соответствующего контекстного окружения. Ритмо-динамические изменения выражаются также обычным для Достоевского перечислением ряда локальных имен с указательным вот (вот уже и близко, вот и ворота.). При этом замедление темпа движения подчеркивает рассеянность героя, несобранность его мыслей, невозможность сосредоточиться, сомнения при принятии решения, а ускорение перемещения может быть вызвано внезапной мыслью, появившейся в сознании персонажа. Динамика ментальных событий передается также характерным использованием форм глагольного вида. В контекстах, отображающих возникновение неожиданной новой мысли или переход к новому ментальному состоянию, преобладают глаголы в форме СВ, в то время как для контекстов, отображающих неуверенность и колебания героя, рассеянность, несобранность его мыслей и невозможность сосредоточиться, более характерны глаголы в форме НСВ, с помощью которых подчеркивается процессуальность внутренних движений героя, акцентируются определенные ментальные состояния.

2) Прием резких остановок, так называемых «стоп-кадров», которые сменяются резким возобновлением движения персонажа (стап как вкопанный; вдруг он остановился; бросил скамейку и. побежал). Как правило, как остановки, так и возобновление движения героя обусловлены возникновением в его сознании новой неожиданной мысли, пугающей его, либо подчеркивают наступление момента принятия определенного решения.

3) Прием свето-, цвето-, звуковых контрастов (повтор значимых звуковых сигналов). Переход от описания темной комнаты, черной лестницы к изображению солнечного света акцентирует борьбу темных и светлых мыслей в душе человека, смену этих мыслей и изменения, происходящие во внутреннем состоянии персонажа, подчеркивает характер мыслей. Акцент на определенном звуковом сигнале (звяканье ключей, звук колокольчика) подчеркивает пробуждение определенных воспоминаний или возникновение той или иной мысли в сознании героя.

В целом взаимодействие разных семантических полей при организации контекстов, описывающих ситуации интеллектуальной деятельности в произведениях Достоевского, можно представить в виде следующей схемы. поле «движение 3 предикаты движения ментальное поле 3 ментальные предикаты предикаты физического действия и качественного состояния эмоциональное поле 3 предикаты эмоционального состояния и отношения

9. Таким образом, анализ особенностей функционирования лексических и семантических единиц ментального поля в тексте философско-психологического характера (на основе произведений одного автора) позволил установить органичную связь между особым типом героя произведений Достоевского и языковыми средствами, которые используются для художественного воплощения данного типа. Проведенное исследование позволяет выявить особенности семантики глаголов, выступающих в каче

195 стве речевых эквивалентов ментальных предикатов. Такие словоупотребления не всегда фиксируются толковыми словарями, и поэтому их научное описание позволяет дополнить представление о функционально-семантическом потенциале русского глагола, а также о структуре ментального поля, о функционировании составляющих его единиц в художественном тексте и о характере взаимодействия и пересечения этого поля с другими семантическими полями. Проделанный анализ, обширное и комплексное описание глагольной лексики в плане ее функциональных и художественных возможностей представляется актуальным как для теоретических аспектов современной лингвистики (лексикологии, семасиологии, текстологии), так и для разработки лингвистических основ преподавания русского языка как иностранного.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Токина, Анна Ивановна, 2002 год

1. Абрамов 1980: Абрамов В.Г. Структурно-семантическое описание глаголов передачи в русском языке: Автореф. дис. .канд. филол. наук. М., 1980.

2. Авилова 1976: Авилова Н.С. Вид глагола и семантика глагольного слова. -М: Наука, 1976.-328 с.

3. Анализ текста 1997: Анализ художественного текста (Русская литература XX века: 20-е годы): Учебное пособие для иностранцев / Под ред. К.А. Роговой. СПб.: СПбГУ, 1997. - 244 с.

4. Андреева 1979: Андреева В.К. Типы семантических составляющих и типы глагольных JICB // Семантико-системные отношения в лексике германских и романских языков: Межвузовский сборник. Волгоград: ВГПИ, 1979. - С. 3-11.

5. Апресян 1993: Апресян Ю.Д. Синонимия ментальных предикатов: группа считать // Логический анализ языка: Ментальные действия. М.: Наука, 1993. - С. 7-22.

6. Апресян 2002: Апресян Ю.Д. Взаимодействие лексики и грамматики: лексикографический аспект // Русский язык в научном освещении. 2002. № 1 (З).-С. 10-29.

7. Арутюнова 1980: Арутюнова Н. Д. К проблеме функциональных типов лексического значения // Аспекты семантических исследований. М.: Наука, 1980.-С. 156-249.

8. Арутюнова 1989: Арутюнова Н.Д. «Полагать» и «видеть» (к проблеме смешанных пропозициональных установок) // Логический анализ языка. Проблемы интенсиональных и прагматических контекстов. М.: Наука, 1989.-С. 7-30.

9. Арутюнова 1996: Арутюнова Н.Д. Стиль Достоевского в рамках русской картины мира // Поэтика. Стилистика. Язык и культура. Памяти Татьяны Григорьевны Винокур. -М.: Наука, 1996. С. 61-90.

10. Арутюнова 2000: Арутюнова Н.Д. Знать себя и знать другого (По текстам Достоевского) // Слово в тексте и в словаре: Сборник статей к 70-летию акад. Ю.Д. Апресяна. М.: Языки русской культуры, 2000. - С. 2341.

11. Бабенко 1980: Бабенко Л.Г. Предложения, передающие ситуацию интеллектуальной деятельности, в рассказах А. Платонова // Исследования по семантике: семантические классы языковых единиц: Межвузовский научный сборник. Уфа: БГУ, 1980. - С. 83-89.

12. Бабенко 1986: Бабенко Л.Г. Текстовая конкретизация глаголов чувств в художественной речи // Классы глаголов в функциональном аспекте: Сборник научных трудов. Свердловск: УрГУ, 1986. - С. 45-53.

13. Бабенко, Васильев, Казарин 2000: Бабенко Л.Г., Васильев И.Е., Казарин Ю.В. Лингвистический анализ художественного текста: Учебник для вузов по спец. «Филология». Екатеринбург: УрГУ, 2000. - 534 с.

14. Бабенко, Купина 1982: Бабенко Л.Г., Купина Н.А. Особенности глагольного словоупотребления в рассказах А.П. Чехова 900-х годов // Семантические классы русских глаголов: Межвузовский сборник научных трудов.-Свердловск: УрГУ, 1982.-С. 104-118.

15. Бахтин 1979: Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М.: Сов. Россия, 1979.-318 с.

16. Бахтин 1986: Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. М.: Ху-дож. лит., 1986. - 543 с.

17. Белкин 1959: Белкин А. А. «Братья Карамазовы» (Социально-философская проблематика) // Творчество Ф. М. Достоевского. М.: АН СССР, 1959.-С. 265-292.

18. Бердяев 1993а: Бердяев Н.А. Миросозерцание Достоевского // О русских классиках. М.: Высш. шк., 1993. - С. 107-223.

19. Бердяев 19936: Бердяев Н.А. Откровение о человеке в творчестве Достоевского // О русских классиках. -М.: Высш. шк., 1993. С. 54-75.

20. Богданов 1977: Богданов В.В. Семантико-синтаксическая организация предложения. Л.: ЛГУ, 1977. - 204 с.

21. Болотнова 1986: Болотнова Н.С. Функционирование глаголов говорения в конструкциях с прямой речью (на материале произведений Ю.М. Нагибина) // Классы глаголов в функциональном аспекте: Сборник научных трудов. Свердловск: УрГУ, 1986. - С. 53-60.

22. Болотнова 1992: Болотнова Н.С. Коммуникативные универсалии и их лексическое воплощение в художественном тексте // Филологические науки. 1992. №4.-С. 75-87.

23. Бондарко 1971: Бондарко А.В. Вид и время русского глагола: значение и употребление: Пособие для студентов. М.: Просвещение, 1971. - 239 с.

24. Бондарко 1976: Бондарко А.В. Теория морфологических категорий. -Л.: Наука, 1976.-255 с.

25. Бондарко 1982: Бондарко А.В. Грамматические категории слова в тексте и в системе языка (на материале глагольного вида // Русский язык. Текст как целое и компоненты текста. Виноградовские чтения XI. М.: Наука, 1982.-С. 122-142.

26. Бондарко 1983: Бондарко А.В. Проблемы и методы сопоставительного изучения грамматических категорий в славянских языках // Славянское языкознание. IX Международный конгресс славистов. М.: Наука, 1983. -С.34-47.

27. Бондарко 1984: Бондарко А.В. Функциональная грамматика. Л.: Наука, 1984.- 136 с.

28. Бондарко 1996: Бондарко А.В. Проблемы грамматической семантики и русской аспектологии. СПб.: СПбГУ, 1996. - 220 с.

29. Борисова И.Н. Предикаты познания как функционально-семантический класс лексики // Русское слово в языке, тексте и культурной среде: Сборник статей. Екатеринбург: Арго, 1997. - С. 49-59.

30. БТС: Большой толковый словарь русского языка / Сост. и гл. ред. С.А. Кузнецов. СПб.: Норинт, 2000. - 1536 с.

31. Булыгина 1980: Булыгина Т.В. Грамматические и семантические категории и их связи // Аспекты семантических исследований. М.: Наука, 1980.-С. 320-355.

32. Булыгина, Шмелев 1989: Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Ментальные предикаты в аспекте аспектологии. // Логический анализ языка. Проблемы интенсиональных и прагматических контекстов. М.: Наука, 1989. - С. 3154.

33. Булыгина, Шмелев 1997: Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). — М.: Языки русской культуры, 1997. 576 с.

34. Бэлнеп 1997: Бэлнеп P.JI. Структура «Братьев Карамазовых». СПб.: Академический проект, 1997. - 144 с.

35. Васильев 1971а: Васильев JI.M. Семантические классы глаголов чувства, мысли и речи. Гл. 2 // Очерки по семантике русского глагола: Сборник статей. Уфа: БГУ, 1971.-С. 160-213.

36. Васильев 19716: Васильев JI.M. Семантические классы русского глагола (глаголы чувства, мысли, речи и поведения): Автореф. дис. .докт. фи-лол. наук. Л., 1971.

37. Васильев 1971 в: Васильев Л.М. Теория семантических полей // Вопросы языкознания. 1971. №5.-С. 105-113.

38. Васильев 1976: Васильев Л.М. Семантические модели предложения // Исследования по семантике: Межвузовский научный сборник. Уфа: БГУ, 1976. - С. 125-128.

39. Васильев 1981: Васильев Л.М. Семантика русского глагола: Учеб. пособие для слушателей фак. повышения квалификации. М.: Высш. шк., 1981,- 184с.

40. Вепрева, Гогулина, Жданова 1984: Вепрева И.Т., Гогулина Н.А., Жданова О.П. Типы внутренней организации глагольных лексико-семантических групп // Проблемы глагольной семантики: Сборник научных трудов. Свердловск: УрГУ, 1984. - С. 4-16.

41. Виноградов 1971: Виноградов В.В. О теории художественной речи: Учеб. пособие для филол. специальностей ун-тов и пед. ин-тов. М.: Высш. шк., 1971.-240 с.

42. Виноградов 1980: Виноградов В.В. Стиль «Пиковой дамы» // Избр. труды. О языке художественной прозы. — М.: Наука, 1980. С. 175-239.

43. Виноградов 1986: Виноградов В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове): Учеб. пособие для вузов. М.: Высш. шк., 1986. - 640 с.

44. Виноградова 1979: Виноградова B.C. О структуре семасиологического уровня // Семантико-системные отношения в лексике германских и романских языков: Сборник статей. Волгоград: ВГПИ, 1979. - С. 11-18.

45. Гайсина 1982: Гайсина P.M. К семантической типологии глаголов русского языка // Семантические классы русских глаголов: Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск: УрГУ, 1982.-С. 15-21.

46. Гак 1986а: Гак В.Г. Теоретическая грамматика французского языка. Морфология: Учеб. для филол. фак. ун-тов, ин-тов и фак. иностр. яз. М.: Высш. шк, 1986.-312 с.

47. Гак 19866: Гак В.Г. Теоретическая грамматика французского языка. Синтаксис: Учеб. для ин-тов и фак. иностр. яз. М.: Высш. шк., 1986.- 220 с.

48. Гак 1993: Гак В.Г. Пространство мысли (опыт систематизации слов ментального поля) // Логический анализ языка: Ментальные действия. -М.: Наука, 1993. С. 22-29.

49. Галкин 1996: Галкин А. Пространство и время в произведениях Ф.М. Достоевского // Вопросы литературы. 1996. № 1. С. 316-323.

50. Гальперин 1974: Гальперин И.Р. О понятии «текст» // Вопросы языкознания. 1974. № 6. С.68-77.

51. Гальперин 1977: Гальперин И.Р. Грамматические категории текста (опыт обобщения) // Известия АН СССР. Серия лит. и яз. Т. 36. 1977. № 6. -С. 522-532.

52. Гальперин 1981: Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1981. - 138 с.

53. Гальперин 1982: Гальперин И.Р. Сменность контекстно-вариативных форм членения текста // Русский язык. Текст как целое и компоненты текста. Виноградовские чтения XI. М.: Наука, 1982. - С. 18-29.

54. Гиро-Вебер 1990: Гиро-Вебер М. Вид и семантика русского глагола // Вопросы языкознания, 1990, № 2. С.102-111.

55. Гловинская 1982: Гловинская М. Я. Семантические типы видовых противопоставлений русского глагола. -М.: Наука, 1982. 155 с.

56. Гловинская 1989: Гловинская М. Я. Семантика, прагматика и стилистика видо-временных форм // Грамматические исследования. Функционально-стилистический аспект: Суперсегментная фонетика. Морфологическая семантика.-М.: Наука, 1989.-С. 74-146.

57. Гловинская 1993: Гловинская М.Я. Русские речевые акты со значением ментального воздействия // Логический анализ языка: Ментальные действия. М.: Наука, 1993. - С.82-88.

58. Гончарова 1980: Гончарова Т.В. Лексико-семантические группы глаголов типа «давать» и «брать»: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Л., 1980.

59. Гореликова, Магомедова 1989: Гореликова М.И., Магомедова Д.М. Лингвистический анализ художественного текста. М.: Рус. яз., 1989. -152 с.

60. Городецкий 1969: Городецкий Б.Ю. К проблеме семантической типологии. М.: МГУ, 1969. - 563 с.

61. Гроссман 1959: Гроссман Л. П. Достоевский художник // Творчество Ф. М. Достоевского. - М.: АН СССР, 1959. - С. 330-416.

62. Долинин 1985: Долинин К.А. Интерпретация текста: Фр. яз. Учеб. пособие. М.: Просвещение, 1985. - 288 с.

63. Домашнев 1989: Домашнев А.И. Интерпретация художественного текста: Нем. яз.: Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по специальности «Иностр. яз.» / А.И. Домашнев, И.П. Шишкина, Е.А. Гончарова. М.: Просвещение, 1989. - 208 с.

64. Евнин 1959: Евнин Ф. И. Роман «Бесы» // Творчество Ф. М. Достоевского. М.: АН СССР, 1959. - С. 215-264.

65. Евнин 1969: Евнин Ф.И. Реализм Достоевского // Проблемы типологии русского реализма. -М.: Наука, 1969. С. 408-455.

66. Ермилов 1959: Ермилов В.В. Федор Михайлович Достоевский // Творчество Ф. М. Достоевского. М.: АН СССР, 1959. - С. 5-14.

67. Ермолаева 1997: Ермолаева И.И. Иллокутивная структура лирических отступлений (на материале произведений Н.В. Гоголя) // Художественный текст: структура, семантика, прагматика. Екатеринбург: УрГУ, 1997. - С. 35-44.

68. Ждан 1972: Ждан В.Н. Введение в эстетику фильма. М.: Искусство, 1972.-327 с.

69. Жданова 1986: Жданова О.П. Функционирование глаголов поведения в составе однородного синтаксического ряда // Классы глаголов в функциональном аспекте: Сборник научных трудов. Свердловск, 1986. - С. 37-44.

70. Зализняк 1988: Зализняк Анна А. О понятии импликативного типа для глаголов с пропозициональным актантом. // Логический анализ языка: Знание и мнение. М.: Наука, 1988.-С. 107-121.

71. Зализняк, Шмелев 2000: Зализняк Анна А., Шмелев А.Д. Введение в русскую аспектологию. М.: Языки русской культуры, 2000. - 226 с.

72. Золотова 1982: Золотова Г.А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. М.: Наука, 1982.-368 с.

73. Золотова 1994: Золотова Г.А. Взаимодействие лексики и грамматики в семантической структуре предложения // Revue des etudes slaves. Paris, LXVI/3, 1994.-С. 699-707.

74. Золотова 1995: Золотова Г.А. Говорящее лицо и структура текста // Язык система. Язык - текст. Язык - способность: Сб. статей. — М.: ИРЯ РАН, 1995.-С. 120-132.

75. Золотова 2001: Золотова Г.А. Синтаксический словарь: Репертуар элементарных единиц русского синтаксиса. М.: Эдиториал УРСС, 2001. -440 с.

76. Золотова 2002: Золотова Г.А. Категории времени и вида с точки зрения текста // Вопросы языкознания. 2002. № 3. С. 8-29.

77. Золотова, Онипенко, Сидорова 1998: Золотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. Коммуникативная грамматика русского языка. М., 1998. -528 с.

78. Ибрагимова 1980: Ибрагимова В.Л. Лексико-семантический класс глаголов перемещения в русском языке // Исследования по семантике: Межвузовский научный сборник. Уфа: БГУ, 1980. - С. 55-72.

79. Иванов 1987: Иванов Вяч. Достоевский и роман-трагедия. Собрание сочинений, т.4, Брюссель: Foyer oriental Chretien, 1971-1987. 800 с.

80. Иванчикова 1979: Иванчикова Е.А. Синтаксис художественной прозы Достоевского. М.: Наука, 1979. - 287 с.

81. Иванчикова 2001: Иванчикова Е.А. Индивидуальный синтаксис Достоевского // Слово Достоевского. 2000: Сборник статей. М.: Азбуковник, 2001.-С. 272-314.

82. Карасев 1994: Карасев JI.B. О символах Достоевского // Вопросы философии. 1994. № 10. С. 90-111.

83. Караулов 1976: Караулов Ю.Н. Общая и русская идеография. М.: Наука, 1976.-355 с.

84. Караулов 1987: Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. -М.: Наука, 1987.-263 с.

85. Караулов 1999: Караулов Ю.Н. Активная грамматика и ассоциативно-вербальная сеть. -М: ИРЯРАН, 1999. 180 с.

86. Категории глагола. 1983: Категории глагола и структура предложения: Конструкции с предикатными актантами. Л.: Наука, 1983. - 248 с.

87. Кацнельсон 1972: Кацнельсон С.Д. Типология языка и речевое мышление. Л.: Наука, 1972. - 216 с.

88. Кобозева 1993: Кобозева И.М. Мысль и идея на фоне категоризации ментальных имен // Логический анализ языка: Ментальные действия. М.: Наука, 1993.-С. 95-104.

89. Ковтунова 1982: Ковтунова И.П. Вопросы структуры текста в трудах академика В.В. Виноградова // Русский язык. Текст как целое и компоненты текста. Виноградовские чтения XI. М.: Наука, 1982. - С. 3-18.

90. Кодухов 1955: Кодухов В.И. Лексико-семантические группы слов. Л.: ЛГУ, 1955.-28 с.

91. Кожевникова 1994: Кожевникова Н.А. Типы повествования в русской литературе IX XX вв. - М.: ИРЯ РАН, 1994. - 336 с.

92. Кожевникова 2001: Кожевникова Н.А. Сквозные слова в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» // Слово Достоевского. 2000: Сборник статей. -М.: Азбуковник, 2001. С. 146-171.

93. Косериу 1969: Косериу Э. Лексические солидарности // Вопросы учебной лексикографии.-М.: МГУ, 1969.-С. 93-104.

94. Кузнецов 1980: Кузнецов A.M. Структурно-семантические параметры в лексике: на материале англ. яз. М.: Наука, 1980. - 160 с.

95. Кузнецова 1963: Кузнецова А.И. Понятие семантической системы языка и методы ее исследования. М.: МГУ, 1963. - 59 с.

96. Кузнецова 1974: Кузнецова Э.В. Русские глаголы «приобщения объекта» как функционально-семантический класс слов. Автореф. дис. .д-ра. филол. наук. М., 1974.

97. Кузнецова 1980: Кузнецова Э.В. Русская лексика как система. Свердловск: УрГУ, 1980.-88 с.

98. Кузнецова 1982: Кузнецова Э.В. Итоги и перспективы семантической классификации русских глаголов // Семантические классы русских глаголов: Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск: УрГУ, 1982. -С. 3-10.

99. Кузнецова 1986: Кузнецова Э. В. Лексико-семантические группы глаголов и семантические модели предложений // Классы глаголов в функциональном аспекте: Сборник научных трудов. Свердловск: УрГУ, 1986. -С.4-11.

100. Кузнецова 1989: Кузнецова Э.В. Лексикология русского языка: Учеб. пособие для филол. фак. ун-тов. -М.: Высш. шк., 1989. -216 с.

101. Купина 1978: Купина Н.А. Опыт системно-синтаксического анализа семантики связного текста // Семантика и структура предложения: леке, и синтакс. семантика: Сборник статей. -Уфа: БГУ, 1978. С. 137-141.

102. Кухаренко 1976: Кухаренко В.А. Стилистическая организация художественного прозаического текста // Лингвистика текста: Сборник статей. М.: МГПИИЯ, 1976. - С. 49-59.

103. Кухаренко 1988: Кухаренко В.А. Интерпретация текста: Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по спец. «Иностр. яз.». М.: Просвещение, 1988.- 192 с.

104. Лексико-семантические группы 1988: Лексико-семантические группы русских глаголов: Учеб. словарь-справочник / Автор-составитель Э.В. Кузнецова и др. Свердловск: УрГУ, 1988. - 151 с.

105. Лексико-семантические группы. 1989: Лексико-семантические группы русских глаголов / Под ред. Э.В. Кузнецовой. Иркутск: Ирк. ГУ, 1989. -178 с.

106. Леонтьев 1976: Леонтьев А.А. Признаки связности и цельности текста // Лингвистика текста: Сборник статей. М.: МГПИИЯ, 1976. - С. 60-70.

107. Ломтев 1979: Ломтев Т.П. Структура предложения в современном русском языке. М.: МГУ, 1979. - 198 с.

108. Лопушанская, Туликова 1986: Лопушанская С.П., Туликова Н.А. Глаголы речемыслительной деятельности и их функции в публицистическом тексте // Классы глаголов в функциональном аспекте: Сборник научных трудов. Свердловск: УрГУ, 1986. - С. 60-65.

109. Лотман 1970: Лотман Ю.М. Структура художественного текста. Л.: Искусство, 1970. - 384 с.

110. Лотман 1973: Лотман Ю. М. Семиотика кино и проблемы киноэстетики. Таллин: Ээсти раамат, 1973. - 138 с.

111. Лотман 1996: Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек текст - семиосфера - история. - М.: Языки русской культуры, 1996. - 447 с.

112. Мартьянова 1990: Мартьянова И.А. Киносценарная интерпретация текстов разных жанров (композиционно-синтаксический аспект): Учеб. пособие к спецкурсу. Л.: ЛГПИ, 1990. - 80 с.

113. Маслов 1984: Маслов Ю.С. Вид и лексическое значение глагола в современном русском литературном языке // Очерки по аспектологии. Л.: ЛГУ, 1984.-С. 48-65.

114. Мережковский 1995: Мережковский Д.С. Л. Толстой и Достоевский. Вечные спутники. М.: Республика, 1995. - 623 с.

115. Михайлова 1998: Михайлова О.М. Ограничения в лексической семантике русского слова: Автореф. дис. .докт. филол. наук. Екатеринбург, 1998.

116. Москальская 1984: Москальская О.И. Текст два понимания и два подхода // Русский язык. Функционирование грамматических категорий. Текст и контекст. - М.: Наука, 1984. - С. 154-162.

117. Нечаева 1974: Нечаева О.А. Функционально-смысловые типы речи (описание, повествование, рассуждение). Улан-Удэ: Бурятское книжное издательство, 1974. - 258 с.

118. Нечай 1989: Нечай О.Ф. Основы киноискусства: Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов. М.: Просвещение, 1989. - 288 с.

119. НОСС: Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. Первый выпуск / Под общим рук. акад. Ю.Д. Апресяна. М.: Языки русской культуры, 1999. - 552 с.

120. Опыт. 1982: Опыт семантической классификации русских глаголов: Обзор лексико-семантических групп глаголов русского языка. Свердловск: УрГУ, 1982.- 153 с.

121. Падучева 1996: Падучева Е.В. Семантические исследования: семантика времени и вида в русском языке. Семантика нарратива. М.: Языки русской культуры, 1996. - 464 с.

122. Пешковский 2001: Пешковский А.В. Русский синтаксис в научном освещении. -М.: Языки славянской культуры, 2001. 544 с.

123. Поспелов 1948: Поспелов Н.С. Проблема сложного синтаксического целого в современном русском языке // Ученые записки МГУ. Вып. 137 / Тр. каф. рус. яз. Кн. 2, 1948. С. 31-41.

124. Поспелов 1990: Поспелов Н.С. Мысли о русской грамматике: Избранные труды. М.: Наука, 1990. — 182 с.

125. Потебня 1977: Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. Т. 4. Вып. 2. М.: Просвещение, 1977. - 406 с.

126. Розанов 1989: Розанов В.В. Легенда о Великом инквизиторе Ф.М. Достоевского. Опыт критического комментария // Мысли о литературе. -М.: Современник, 1989.-С. 41-157.

127. Розанов 1989: Розанов В.В. О Достоевском // Мысли о литературе. -М.: Современник, 1989.-С. 192-203.

128. Ромм 1975: Ромм М.И. Беседы и кинорежиссуре. М.: Бюро пропаганды сов. киноискусства, 1975. -287 с.

129. Русская глагольная лексика. 1997: Русская глагольная лексика: пересекаемость парадигм: Памяти Эры Васильевны Кузнецовой. Екатеринбург: УрГ'У, 1997.-517 с.

130. Русские глагольные предложения: Экспериментальный синтаксический словарь / Под общ. ред. Л.Г. Бабенко. М.: Флинта: Наука, 2002. -464 с.

131. Слесарева 1980: Слесарева И.П. Проблемы описания и преподавания русской лексики. М.: Рус. яз., 1980. - 182 с.

132. Слово. 1989: Слово и грамматические законы языка: глагол. М.: Наука, 1989.-293 с.

133. Старкова 1978: Старкова З.С. Литература и кино. Книга для учащихся. М.: Просвещение, 1978. - 96 с.

134. Стриженко 1976: Стриженко А.А. Текст как особая форма коммуникации // Лингвистика текста: Сборник статей. М.: МГПИИЯ, 1976. - С. 151-161.

135. Теньер 1988: Теньер Л. Основы структурного синтаксиса. — М.: Прогресс, 1988.-653 с.

136. Теория. 1987: Теория функциональной грамматики: Введение. Ас-пектуальность. Временная локализованность. Таксис. Л.: Наука, 1987. -348 с.

137. Теория. 1992: Теория функциональной грамматики: Субъектность. Объектность. Коммуникативная перспектива высказывания. Определенность/неопределенность. СПб.: Наука, 1992. - 304 с.

138. ТСРГ: Толковый словарь русских глаголов: Идеографическое описание. Английские эквиваленты. Синонимы. Антонимы / Под ред. проф. Л.Г. Бабенко. М.: АСТ-ПРЕСС, 1999. - 704 с.

139. Топоров В.Н. Поэтика Достоевского и архаические схемы мифологического мышления // М.М. Бахтин: pro et contra. Личность и творчество М.М. Бахтина в оценке русской и мировой гуманитарной мысли. Том I. -СПб.: РХГИ, 2001. С. 244-265.

140. Тураева 1976: Тураева З.Я. Некоторые особенности видовременных форм в художественном тексте /7 Лингвистика текста: Сборник статей. -М.: МГПИИЯ, 1976.-С. 172-177.

141. Уфимцева 1962: Уфимцева А.А. Опыт изучения лексики как системы (на материале англ. яз.). М.: АН СССР, 1962. - 287 с.

142. ФСРЯ: Фразеологический словарь русского языка / Под ред. А.И. Мо-лоткова. М.: Рус. яз., 1986. - 543 с.

143. Хегай, Шмелева 1978: Хегай В.Н., Шмелева Т.В. Предикативность и пропозитивность в простом и сложном предложении // Синтаксис сложного предложения: Межвузовский тематический сборник. Калинин: КГУ, 1978.-С. 114-127.

144. Химик 1991: Химик В.В. Категория субъективности в современном русском языке (эгоцентрический потенциал субъектных компонентов высказывания): Автореф. дис. .докт. филол. наук. СПб., 1991.

145. Художественный текст. 1993: Художественный текст: Структура. Язык. Стиль / Под ред. К.А. Роговой. СПб.: СПбГУ, 1993. - 182 с.

146. Черенкова 1981: Черенкова А.Д. К вопросу о лексико-грамматической сочетаемости глаголов мысли в русском языке // Материалы по русско-славянскому языкознанию: Сборник статей. Воронеж: ВГУ, 1981. - С. 145-150.

147. Чернейко 1980: Чернейко Л.О. Опыт парадигматического анализа лексики: Автореф. дис. .канд. филол. наук. М., 1980.

148. Чернухина 1984: Чернухина И.Я. Элементы организации художественного прозаического текста. Воронеж: ВГУ, 1984. - 115 с.

149. Чичерин 1959: Чичерин А.В. Поэтический строй языка в романах Достоевского // Творчество Ф. М. Достоевского. М.: АН СССР, 1959. - С. 417-444.

150. Чудинов 1980: Чудинов А.П. Общая характеристика глаголов биологического состояния в современном русском языке (парадигматика) // Исследования по семантике: Межвузовский научный сборник. Уфа: БГУ, 1980.-С. 72-88.

151. Шапилова 1982: Шапилова Н.И. О типологии лексико-семантических парадигм // Семантические классы русских глаголов: Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск: УрГУ, 1982. - С. 22-27.

152. Шарандин 1992: Шарандин A.JI. Лексико-грамматические классы и система морфологических парадигм русского глагола: Автореф. дис. .д-ра филол. наук. СПб., 1992.

153. Шведова 1983: Шведова Н.Ю. Лексическая классификация русского глагола (на фоне чешской семантико-компонентной классификации) // Славянское языкознание: IX Международный съезд славистов. М.: Наука, 1983.-С. 306-323.

154. Шведова 1995: Шведова Н.Ю. Глагол как доминанта русской лексики // Филологический сборник: К 100-летию со дня рождения акад. В.В. Виноградова. М.: ИРЯ РАН, 1995. - 430 с.

155. Шелякин 1976: Шелякин М.А. Аспектуальное употребление глаголов сообщения в русском языке (К проблеме синонимии видов) // Филологические науки. 1976. № 3. С. 56-64.

156. Шелякин 1983: Шелякин М.А. Категория вида и способы действия русского глагола. Теоретические основы. Таллин: Валгус, 1983. - 216 с.

157. Шелякин 2001: Шелякин М.А. Функциональная грамматика русского языка. М.: Рус. яз., 2001. - 288 с.

158. Шкловский 1965: Шкловский В.Б. За сорок лет. Статьи о кино. М.: Искусство, 1965.-455 с.

159. Шкловский 1985: Шкловский В.Б. За 60 лет: Работы о кино. М.: Искусство, 1985. - 573 с.

160. Энгельгардт 1995: Энгельгардт Б.М. Идеологический роман Достоевского // Избранные труды. СПб.: СПбГУ, 1995. - 328 с.

161. Guiraud-Weber 1988: Guiraud-Weber M. L'aspect du verbe russe: Essai de presentation. Aix-en-Provence: Univ. de Provence, 1988. - 131 p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.