Генезис и динамика поэтики марийского рассказа в контексте литератур народов Поволжья тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.02, доктор филологических наук Кудрявцева, Раисия Алексеевна

  • Кудрявцева, Раисия Алексеевна
  • доктор филологических наукдоктор филологических наук
  • 2009, ЧебоксарыЧебоксары
  • Специальность ВАК РФ10.01.02
  • Количество страниц 433
Кудрявцева, Раисия Алексеевна. Генезис и динамика поэтики марийского рассказа в контексте литератур народов Поволжья: дис. доктор филологических наук: 10.01.02 - Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы). Чебоксары. 2009. 433 с.

Оглавление диссертации доктор филологических наук Кудрявцева, Раисия Алексеевна

Введение.

Глава первая. Теоретико-методологические основы изучения жанра рассказа в отечественном и региональном литературоведении

1.1. К вопросу о жанровой поэтике рассказа.

1.2. О границах и роли сравнительной методологии в изучении общностей национальной специфики рассказа народов Поволжья.

Глава вторая. Становление рассказа в системе жанров марийской словесной культуры первой трети XX в.

2.1. Рассказ и поэтика фольклорных жанров.

2.2. Рассказ и другие жанры малой прозы

2.3. Рассказ и поэтика просветительского реализма.

2.4. Рассказ и поэтика русской литературы.

2.5. Факторы художественной организации текста-.

2.6. Формирование повествовательного дискурса.

Глава третья. Особенности развития марийского рассказа в контексте литератур народов Поволжья (30-е - начало 80-х гг. XX в.)

3.1. Модус как фактор художественной структурности.

3.2 Субъектная организация текста. Место и функции сказового повествования

3.3. Стилевая и внутрижанровая дифференциация.

Глава четвертая. Современный марийский рассказ в литературном процессе Поволжья.

4.1. Специфика жанрового содержания.

4.2. Типология характеров персонажей.

4.3. Сюжетно-композиционные особенности.

4.4. Поэтика психологизма

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы)», 10.01.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Генезис и динамика поэтики марийского рассказа в контексте литератур народов Поволжья»

Жанровый аспект изучения национальных литератур XX века продолжает оставаться актуальным и востребованным. Это относится как к «выстраиванию» общей исторической картины жанрового развития, определению жанровой системы в национальной словесности и творческом опыте конкретных писателей, так и к научной «реконструкции» формирования и развития отдельных жанровых образований в их этническом и индивидуально-художественном своеобразии.

Актуальность жанрового анализа определяется тем, что жанры - это «ведущие герои» (М.М. Бахтин) литературного процесса. В них «литературное развитие отражается с наибольшей степенью очевидности», ибо они обладают уникальной способностью «откликаться, на разнообразные сигналы, идущие как от действительности, так и от литературного окружения и художественного прошлого» [324, с. 11].

Известно, что жанр есть категория содержательно-формальная и концептуально значимая. Обладая жанровым содержанием (семантикой жанра) и жанровой формой (структурой), он выражает и оформляет характерную для него «формулу мира», авторскую концепцию жизни и человека. Жанровая структура* организует жизненный материал и художественный образ, в котором воплощается эстетическая концепция действительности; она является своего рода системой «мотивировок и сигналов, управляющих эстетическим восприятием читателя» [324, с. 22].

Жанровый подход к изучению марийского рассказа, при котором произведение рассматривается в неразрывной связи всех элементов его содержания и формы, позволяет дать более емкую и полную характеристику этому жанровому явлению и точнее выявить его художественно-эстетическую значимость как в рамках отдельно взятой национальной словесной культуры, так и в общей системе литератур региона.

Рассказ, как любой другой жанр в истории отдельно взятой национальной литературы или, в целом, в истории мировой словесной культуры, есть явление историческое, имеющее свои истоки, время вызревания, первоначального и зрелого развития, изменения, деформаций, периоды актуализации и «затухания», которые происходят на фоне и во взаимодействии с другими жанрами. Отсюда, безусловно, актуальной становится жанровая теория, изучающая генезис жанра и литературную преемственность, и, как замечает JI.B. Чернец, вряд ли, вообще, «отпадет» «надобность в жанре как понятии, указывающем на непрерывность литературной традиции, на участие прошлого художественного опыта в создании нового» [498, с. 91].

Основным жанрообразующим фактором современная» литературная наука, вслед за М.М. Бахтиным, считает историческое время и рожденное им мироощущение, а источником жанровой преемственности (устойчивости в динамике) - «историческую актуальность жанрового содержания» («идеологический субстрат жанра») [498, с. 87].

Расцвет жанра рассказа, по мнению Э.А. Шубина, «всегда был связан с периодами глубоких духовных сдвигов в общественном сознании, с периодами идейных метаний и мучительных поисков ответа на острейшие социальные вопросы - политические, правовые, нравственные, философские и религиозные» [510, с. 14].

Относительно факта рождения русского рассказа В.Н. Захаров отмечает: «Лишь в 20-е годы XIX в. рассказ вошел в жанровую систему русской литературы. То, что это произошло в 20-е годы, не случайно. Именно тогда сложились исторические предпосылки социального усвоения этого жанра, именно в это время рост национального самосознания русского народа, разбившего нашествие «двунадесяти языков» под предводительством Наполеона, вызвал социальный интерес к свидетельству не обязательно героя, но всегда участника истории, очевидца события» [276, с. 52].

Первое поколение марийских рассказчиков (П. Ерусланов, С. Чавайн, В. Упымарий, Ф. Егоров, Т. Ефремов и др.) рождено похожими историческими обстоятельствами — эпохой господства просветительских идей; революционными событиями, пробудившими национальное самосознание народа и формирующейся марийской интеллигенции, усилившими в обществе дух освобождения и творчества.

Если на этапе своего< зарождения, к примеру, русские рассказы пребывали как бы на периферии жанровой системы литературы («рассказ слыл причудливым, но непритязательным, жанром» [276, с. 60]), то марийский рассказ и на этапе своего формирования, и, в целом, в картине жанрового развития марийской литературы в течение всего XX века, в основном; занимал лидирующую позицию. Если зарождение русского рассказа шло на фоне уже существовавшей- в литературе- повести, то марийский рассказ был первым из, традиционных эпических жанров, закрепившихся в индивидуально-художественном творчестве народа, и, по сути, определявшим особенности всей формирующейся национальной художественной литературы.

Последующие поколения писателей, среди которых Я. Элексейн, М. Шкетан, В. Патраш; И. Ломберский, Я. Ялкайн, Н. Игнатьев, Н. Лекайн, К. Беляев, Н. Ильяков, В. Косоротов, Г. Ефруш, В. Мичурин-Азмекей и др., обогащали поэтику рассказа, придавая произведениям малого жанра все больший художественно-эстетический «вес».

Марийский рассказ конца XX века уже свидетельствовал о расширении художественных возможностей марийской литературы, в частности, в плане философизации и психологизации повествования и, следовательно, о движении литературы в сторону смысловой насыщенности и глубины исследования жизни и человека. В жанре рассказа в середине 1980-х - 1990-е годы активно работают такие марийские прозаики, как В. Абукаев-Эмгак, А. Авилов, А. Александров-Арсак, Г. Алексеев, Э. Анисимов, Ю. Артамонов, В. Бердинский, Ю. Галютин-Ялзак, Г. Гордеев, И. Лобанов, В. Любимов, В. Микишкин, Вит. Петухов, Г. Пирогов (Макартук Геня), В. Сапаев, М. Смирнов, Ю. Соловьев, А. Филиппов-Чончурий, Г. Чемеков, В. Якимов и др. В начале XXI столетия заметным явлением стали также рассказы, М-. Ушаковой, вошедшие в сборник ее прозы «Пойми меня» («Умыло мыйым», 2004), М. Илибаевой - в сборнике «Гармония души» («Кумыл», 2003), В. Смирнова-Эсмэнэя - в^ сборнике «Молчаливый «Йыва» («Иылмыдыме «Иыва», 2006) и др.

Огромный интерес к жанру рассказа со стороны современного писательского' мира также обусловливает актуальность предпринятого нами исследования, посвященного эволюции жанровой поэтики марийского рассказа.

Современная филологическая наука ведет большую работу по' выстраиванию «историко-культурной» («историософской») общности литератур Поволжья (а также Урало-Поволжья), по созданию целостной картины их жанрового развития. Такая исследовательская тенденция отчетливо прослеживается в работах Р:Ф. Юсуфова [517; 518], В.Г.Родионова [426; 428; 429], В.М. Ванюшева [181], Р.З. Хайруллина [486], Ф.Г. Галимуллина [219], М.И. Ибрагимова и др., а также в проблематике всероссийских, межрегиональных конференций и межвузовских сборников [451; 414; 251].

В свете этой научной традиции рассказ предстает не только как «звено» жанровой системы писателя, народа, определенной литературной эпохи, но И' частью жанровой системы межнациональной литературной общности. Соответственно рассмотрение жанровой поэтики марийского рассказа в контексте развития литератур народов Поволжья, позволяющее проследить общность жанровых процессов и на фоне общего увидеть индивидуально-национальную специфику творчества, сегодня представляется весьма актуальным.

Степень изученности темы. При кажущемся большом объеме и многогранности исследований, посвященных произведениям эпического рода в марийской литературе, отдельные канонические (повесть и новелла) и неканонические (рассказ) жанры оказались вне серьезного историко-литературного, теоретического, аналитического и контекстуального изучения. Специальные научные исследования имеются только по двум жанрам марийской эпической прозы — очерку [519] и роману, точнее, двум его типам - историко-революционному [440] и военному [195], правда, и в этих исследованиях не ставится задача всеохватного (в диахронии и синхронии) рассмотрения картины развития указанных жанров, целостной внутрижанровой их дифференциации.

В литературоведении большинства народов Поволжья [376; 491; 240] (а также в научной, практике родственных финно-угорских народов Приуралья [393; 328; 329]) уже существует опыт специального изучения1 формирования и функционирования жанра рассказа (в том числе и на отдельных этапах развития национальной культуры). Марийский же рассказ все еще продолжает пребывать за пределами научной мысли, не становясь предметом отдельного и целостного историко-литературного исследования. Данный «пробел», безусловно, усложняет актуализированную современной наукой работу по выстраиванию литературной общности Поволжья (а также и Урало-Поволжья) и определению специфики жанрового развития в конкретных национальных литературах.

Следует, однако, отметить, что существует немало литературоведческих работ, в которых рассматриваются отдельные произведения и поднимаются некоторые вопросы развития жанра рассказа в марийской литературе XX века. В частности, в ряде исследований, авторы которых не ставят своей целью создание картины жанрового развития марийского рассказа, рассмотрение его генезиса, особенностей формирования и развития, представлен большой фактологический материал о рассказе первой трети XX века. Рассказы анализируются в них, главным образом, в рамках характеристики творчества отдельных писателей (С. Чавайна, И. Ломберского, Я. Элексейна, Д. Орая, М. Шкетана, Н. Лекайна, Н. Игнатьева) или изучения конкретных литературоведческих проблем, например, развитие реализма в марийской литературе [187], историзм [186], формирование военного романа [195].

Обзор марийского рассказа первой трети XX века в связи, с выстраиванием общей истории развития марийской литературы можно найти также в «Очерках истории марийской литературы» (1960), в «Истории марийской литературы» (1989); а также в пособии для учителей А.Е. Иванова «Марийская литература» (1993).

В них присутствуют элементы обобщенно-аналитического рассмотрения рассказа, в частности, сделаны попытки изучить малый эпический жанр в его функции разведчика новых тем, конфликтов, характеров и соответственно определить его роль в подготовке произведений «крупных» жанров. Так, в «Очерках марийской литературы» отмечено значение рассказов М. Шкетана 1920-х годов в творческой истории' последующих за ними произведений крупных эпических форм -романа и повести, в частности, романа «Эренер», к которому писатель готовился «идейно и художественно всем своим предыдущим творчеством, многочисленными статьями, фельетонами, рассказами.» [390, ч. 1, с. 113].

Аналогичного характера высказывания проскальзывают и в работах, посвященных творчеству других писателей, работавших в жанре рассказа. Например, С. Эман так пишет о рассказах Я. Элексейна: «Тему повести

Ормбк" Элексейн намечает уже в 1925 году в рассказе „Слова деда", в „Ормбке" углубляет эту тему» [512, с. 213]. Но, как видим, речь идет, главным образом, о тематике рассказов. Кроме того, исследователи редко выходят за рамки творчества характеризуемых писателей.

О роли рассказа в открытии новых или развитии имеющихся художественных форм исследователи говорят более осторожно. Некоторые ценные рассуждения в этом плане можно найти в работах К.К. Васина и А.А. Асылбаева. Так, А.А. Асылбаев, характеризуя рассказы 1920-х годов С. Чавайна, М. Шкетана, Н.Игнатьева, Д. Орая и затрагивая вопросы их формы, замечает следующее: «Они стали создателями драматической, сюжетно-напряженной, психологической, исторической и историко-революционной формы рассказов- и повестей в марийской литературе» [390, ч. 1, с. 92—93].

Марийский1 рассказ первой половины XX века, частично изученный в его первостепенной роли в освоении нового содержания и новых форм, остается практически не исследованным в своем самобытном значении, как жанр, имеющий некое «превосходство» над другими жанрами (большое содержание в малой форме), свой предмет изображения (одно типичное жизненное событие, противоречие) и особенную поэтику. В самостоятельной функции глубоких художественных обобщений, создании типов-характеров и развития художественной формы не изучен марийский рассказ и на последующих этапах своего развития. Множество научных статей, посвященных эмпирическому исследованию творчества отдельных прозаиков 1950—1990-х годов, известных и как рассказчики, не может дать целостного представления о развитии рассматриваемого нами жанра на этом большом, весьма сложном и разнообразном, отрезке времени.

Разговор» о марийском рассказе на всех этапах его развития часто ведется в рамках исследования формирования и развития национальной прозы и повествовательных жанров. Подобные тенденции рассмотрения рассказа весьма распространены и, в целом, в литературоведении Поволжья в работах В.Г, Родионова [430; 431], B.C. Эзенкина [511], Г.И.Федорова [479], JI.A. Васильевой [184], Е.В. Федотовой [479], М.С. Магдеева [340], Ф.М.Мусина [365; 366], В.М. Макушкина [343], С.А. Алешкиной [145], Л.А. Тингаевой [465] и других, а также финно-угорских народов Приуралья [254; 396; 397; 398, 339].

Фрагментарно-контекстуальный (периферийный) анализ рассказов отдельных марийских авторов и на отдельных этапах художественно-эстетического развития народа почти всегда присутствовал в крупных историко-литературных исследованиях и коллективных монографиях [390; 286], в учебно-методических пособиях по истории марийской литературы XX века [279], в критико-биографических очерках и творческих биографиях писателей, например, С. Чавайна [189; 155; 266], М-. Шкетана [502], Ш. Осыпа [501], В. Иванова [318], а также в текущих обзорах прозы, в журналах «Вперед» («Ончыко») и «Финно-угроведение», сборниках литературоведческих (литературно-критических) статей [154; 320; 330; 351; 407]. Отдельные рассказы марийских писателей XX века анализировались в статьях К. К. Васина, А.А. Асылбаева, T.F. Апатеевой, С. Эмана, К.В. Малиновой, Г.Н. Сандакова, А.А. Васинкина, И.С. Иванова, А.Е. Китикова, B.JI. Егорова и др.

В работах 1930 - начала 1980-х годов превалируют социологические оценки, вызванные господствовавшей тогда идеологией и научной парадигмой; они проявлялись и в анализе характеров героев, и в выявлении идейной направленности рассказов.

Выстраивая свое отношение к марийской литературной критике и филологической науке этого периода, мы исходим из идей, которые сформулированы Д. Затонским: «Легче всего с высоты накопленного опыта поправлять заблуждавшихся предшественников. Труднее их понять.

Безусловно, люди, зачинавшие советское литературоведение, допускали и идеологические, и методологические ошибки. Но нередко эти ошибки объяснялись трудностями роста, вытекали из ломки традиционных, устоявшихся взглядов. Те люди были пионерами. Они создавали новую историю и новую теорию литературы, создавали чуть ли не на голом месте, если принять во внимание, что речь шла не об оценке отдельных писателей, даже отдельных периодов, а именно об общей концепции. Они вырабатывали линию и, естественно, сосредоточивались на том, что им казалось главным, основополагающим и что, в сущности, таким и было. Они выводили правило и не имели времени (а подчас и охоты) заниматься исключениями, не замечали, что исключения эти подтверждали правило, диалектически углубляли и расширяли его» [275, с. 180].

Итак, в силу иных целевых установок, авторов вышеназванных типов исследовательских работ почти не интересовали общие вопросы генезиса и динамики поэтики марийского рассказа, соответственно они не могли привести к выстраиванию целостной исторической картины формирования и развития данного жанра.

Тем не менее эти исследования (в том числе и социологизированные), насыщенные богатым фактологическим материалом, исторически датированной информацией, содержащие ценнейшие наблюдения и выводы по тематике, проблематике, идейной направленности рассказов конкретных авторов, элементы интерпретации образов персонажей, а также анализ языка отдельных авторов1, являются незаменимым эмпирическим материалом для марийского литературоведения рубежа XX—XXI вв., занятого поисками новых подходов и новой методологии изучения художественных явлений национальной словесности. Важность таких работ бесспорна еще и

1 В плане изучения языка писателей безусловный интерес вызывают статья Е Н. Мустаева «Юмористический язык писателя» [367] о средствах языкового комизма Шкетана, рассуждения И С. Иванова о языке рассказа Шкетана «Юмын языкше» в книге «Языковое мастерство писателя» [291]. потому, что в них достаточно четко прослеживается идейно-эстетический контекст развития интересующего нас жанра.

Наша задача заключается в том, чтобы, не растеряв «энергетического» потенциала советского литературоведения, попытаться взглянуть на уже знакомые имена и произведения, «из новой эпохи», попытаться оценить их «языком» новой науки. Так, весьма важно взглянуть на марийский рассказ на этапе формирования и развития, его жанрового содержания и жанровой структуры с точки зрения вопросов-теоретической поэтики (художественная целостность и художественная образность, нарративная структура и формы повествования, принципы и приемы композиции и т.д.).

Марийский рассказ почти не изучен в рамках сравнительной методологии. В работах К.К. Васина слегка обозначен его русский литературный контекст (но и то, в основном, применительно к этапу его формирования и в связи с изучением взаимосвязей русской w марийской литератур вообще [190; 191; 192]). Целенаправленного исследования его в контексте литератур народов Поволжья до настоящего времени практически не осуществлялось.

Цель исследования - представить целостную картину жанровой динамики марийского рассказа XX века, выявить закономерности развития его содержательной формы в, контексте функционирования литератур народов Поволжья.

Задачи исследования, направленные на достижение намеченной цели, сводятся к следующему:

1) сформулировать и охарактеризовать основные факторы генезиса марийского рассказа;

2) выявить и описать жанрообразующие факторы рассказа на магистральных этапах его развития;

3) определить; закономерности эволюции поэтики рассказа в марийской литературе и обосновать феномен жанровойшреемственности;

4) определить принципы и пути внутрижанровой дифференциации рассказа и направления его внежанровых связей;

5) выявить и реализовать возможные аспекты историко-генетической и типологической общностей марийского рассказа с рассказом других народов Поволжья.

Объект научного исследования: рассказы марийских писателей XX века, а также некоторые произведения; других эпических жанров и малых прозаических форм: в качестве контекста внутриродового ' и внутрилитературного взаимодействия; а также отдельно; взятые произведения писателей Поволжья и русских писателей,;XIX—XX веков в качестве контекста межлитературного взаимодействия:.

Круг марийских рассказчиков XX века и их произведений- огромен: Подробное представление всех авторов и, всех произведений; в одном; исследовании просто не представляется возможным. В этой; связи; нельзя не вспомнить,слова известного* литературоведа Д. Затонского о том,- что при обращении «к явлениям: новейшим» ученый создает лишь «своеобразные „лики времени" <.>, серию:эскизов; ряд портретов», связь между которыми «больше внутренняя, сложноассоциативная, нежели непосредственная, прямо обусловленная темой» [275, с. 13].

Не сбрасывая; со1 счетов рассуждения авторитетного ученого о важности изучения «ликов1времени» в «сложноассоциативной» связи, мы, в своем, исследовании при выборе произведений для обзорного и подробного аналитического рассмотрения из огромнейшего списка марийских рассказов ХХ века руководствовались - при неизбежной доле субъективизма - следующими факторами: узнаваемость жанровой структуры рассказа и художественная ценность. В поле нашего зрения попадают и гибридные жанровые типы, а также близкие и пограничные жанровые формы, через отношения с которыми формировалась и развивалась структура марийского рассказа.

Предмет научного исследования: генезис и эволюция поэтики марийского рассказа в литературном контексте Поволжья.

Теоретико-методологическая база. В целом, в методологии диссертационной работы сочетаются принципы структурно-семантического анализа текста, историко-генетического, сравнительного, а также историко-функционального исследования художественных произведений. Цель, задачи, объект и предмет диссертационной работы обусловили три подхода к исследуемому материалу, которые позволили расширить горизонты прежнего марийского литературоведения.

Первый подход - историко-хронологический. 0н позволил проследить зарождение и эволюцию марийского рассказа XX века, ; определить закономерности развития и специфику жанра на разных этапах его «бытования». Кроме выявления общих факторов - генезиса жанра, в работе предприняты попытки поиска источников (истоков) конкретного произведения, отдельных его элементов, свойств и принципов структуры в жизненной биографии писателя, в эпохе, реальных фактах истории и современности (документ, прообраз, источник интертекста), фольклора, настоящей- или предшествующей литературной действительности. В рамках данной методологии актуализирована и проблема жанровой преемственности.

Второй подход - сравнительный, обусловленный нашим вниманием к литературному контексту рассказа (поволжскому, а также русскому) и попытками конкретного сравнительно-типологического и сравнительно-сопоставительного анализа текстов.

Третий подход основан на принципах современной теоретической поэтики, согласно которым «то или иное жанровое прочтение произведения должно быть проверено анализом его формы» [498, с. 98], содержательной по сути. В общее аналитическое поле включается анализ жанровой структуры, ее элементов и принципов, не выключающих его из контекста эпического повествования и актуализированных во времени. При этом нами избран путь исследования проблем жанровой поэтики рассказа через анализ текста как материальной данности - к его интерпретации (постижению личности автора), а не наоборот, как это часто предпринималось в традиционном марийском литературоведении.

Выше обозначенная теоретико-методологическая база основана на литературоведческих трудах М.М. Бахтина и его последователей, связанных с изучением таких научных проблем, как жанр и структура произведения, жанр в истории литературы, его генезис и традиция. В, плане эволюции жанра основополагающим для данного диссертационного исследования может быть признано следующее суждение М.М. Бахтина: «Жанр всегда и тот и не тот, всегда и стар и нов одновременно. Жанр возрождается и обновляется на каждом новом этапе развития литературы и в каждом индивидуальном произведении данного жанра. В этом1 жизнь жанра. Поэтому и архаика, сохраняющаяся в-жанре, не мертвая, а вечно живая, то есть способная обновляться архаика. Жанр живет настоящим, но всегда помнит свое прошлое, свое начало. Жанр* — представитель творческой памяти в процессе литературного развития. Именно поэтому жанр и способен обеспечить единство и непрерывность этого развития» [166, с. 122].

Ориентируясь на работы В.М. Жирмунского, А.П. Скафтымова, Б.В. Томашевского, С.С. Аверинцева, М.М. Бахтина, Н.Я. Берковского, Д.С. Лихачева, Л.Я. Гинзбург, Б.А. Успенского, Л.В. Чернец, М.М. Гиршмана, Н.Д. Тамарченко, Ю.Б. Орлицкого и других, поэтику жанра мы определяем как систему структурных особенностей данного явления и совокупность закрепленных за ними смыслов, а генезис жанровой поэтики, и ее динамику — соответственно как их происхождение и преемственное развитие.

Выявляя и описывая структурные принципы и элементы рассказа как эпической формы, каждый из которых «чреват каким-то важным миросозерцательным положением» [224, с. 92], формулируя свойства произведений данного жанра, взятых отдельно, в творческом контексте их авторов или определенной литературной эпохи, в марийском рассказе XX века (на этапах его становления и современного развития) можно выявить то, что Г.Д. Гачевым названо «содержательностью самих жанровых форм» [224, с. 14].

Содержательность форм обеспечивается авторским сознанием и находит выражение в авторской роли в структуре текста. Ввиду того, что авторское сознание отмечено многоуровневостью1, концептуальным, соединением в нем общечеловеческой, национальной и индивидуальной картины мира, изучение форм авторского присутствия в тексте, позволит увидеть в рассказах и особенности национального художественного сознания, национальную специфику не только жанрового содержания, но и содержательной формы.

Данный подход позволяет рассматривать сам контекст марийских рассказов и как «внетекстовую- реальность» (В.А. Миловидов), «семантическое поле внетекстовых связей произведения, составляющих „диалогизирующий фон его восприятия" <.>, учет которых в акте интерпретации актуализирует потенциал смысла художественного» [406, с. 104] (В.И. Тюпа); он позволяет выйти от частных проблем литературной истории и теории к общей логике литературного процесса.

1 По мнению В.Г. Родионова, оно включает в себя следующие составляющие (уровни): космическое, включающее в себя «мифопоэтическое, религиозное, и другое коллективно-мировоззренческое сознание»; этническое («сознание индивида как представителя конкретного этноса»), коллективное («оно может быть различным у разных социальных и возрастных групп, общин и родов») и индивидуальное [428, с. 165].

2 Курсив цитируемого нами автора высказывания - Р.К.

Наш опыт сравнительного изучения марийского рассказа на фоне конкретных рассказов писателей других народов Поволжья опирается на методологические работы В.М. Жирмунского, Н.И. Конрада, И.Г. Неупокоевой, Б.Г. Реизова, Д. Дюришина, А. Дима, А.С. Бушмина, М.Б. Храпченко, М.П. Алексеева, П.А. Николаева, Н.С. Надъярных, Р.Ф. Юсуфова, а также на новейшие исследования ИМЛИ РАН [412; 350], МПГУ, РГГУ и вузов Поволжья.

По проблеме национальной специфики текста, выявляемой на основе сравнительного анализа текстов, несомненно, отправными для нас стали работы П.Н. Беркова, Г.Д. Гачева, Р.Ф. Юсуфова, Д.М. Урнова, Р.З. Хайруллина, а также работы чувашских (В.Р. Родионова, Г.И. Федорова, Ю.М. Артемьева, Г.А. Ермаковой, А.Ф. Мышкиной и др.), татарских (Ю.Г. Нигматуллиной, Х.Ю. Миннегулова, Р.Ф. Исламова, В.Р. Аминевой и др.), марийских (К.К. Васина, F.H. Сандакова, А.А. Васинкина), башкирских (А.З. Нигматуллина и др.) литературоведов.

В определении сути научной гипотезы автор диссертации исходит из того, что общая траектория жанровой эволюции марийского рассказа, сформировавшегося несколько позже, чем в татарской и чувашской литературе, и несколько раньше, чем в мордовской литературе, совпадает с рассказом народов Поволжья - от синкретического взаимодействия с другими жанрами и поэтиками других литератур к формированию, развитию, обогащению собственной литературной поэтики. Общие эпохальные события социально-культурной жизни Поволжья объединяли литературы, находившиеся на разных этапах развития их письменности и эстетического мышления, вокруг связанных с этими событиями новых художественных парадигм, в рамках которых закономерно возникали единые жанровые решения. Специфика жанрового мышления народов определялась особенностями их культурно-духовного развития, национального менталитета, которые, влияя на жанровое содержание рассказа, не могли не отражаться и на его «содержательной» форме.

Основные положения^ выносимые на защиту:

1) Рассказ стал феноменом не только западноевропейской, русской; но и марийской, чувашской, татарской и других национальных культур XX столетия.

2) Актуализация, рассказа в марийской литературе во многом обоснована- самим; временем, социокультурной ситуацией. Его приоритетное положение в; литературном процессе XX века обусловлено его мобильностью, гибкостью* в плане реагирования на изменения5 в; историческом, социальном, философском и эстетическом сознании общества;

3) В истории марийского рассказа выделяются три. основных этапа;, различающихся^ характером выраженности жанрообразующих факторов: формирования (первая треть XX века); развития.(1930 - начало 1980^х годов); устойчивого (современного) развитиж(конец:ХХ века):

4) В качестве основных, аспектов. генезиса марийского рассказа рассматриваются^ следующие факторы:, общественные и общекультурные, связанные с просветительской идеологией-рубежа XIX-—XX вв. и революционной эпохой начала XX века; народно-педагогические, соотносимые: с просветительскими идеями; фольклорно-мифологические; литературные.

5) «Вызревание» жанрового; мышления рассказа происходило в условиях синкретизма? жанров, через взаимодействие с другими жанровыми (газетными, литературными и фольклорными) формами. Рассказ обретает присущие ему жанровое содержание и жанровую структуру к концу 1920-х годов.

6) Развитие жанровой поэтики рассказа в* 1930 - начале 1980-х годов проявилось в следующих сферах: авторская модальность, объектная организация произведения, субъектная организация текста,, стилевая и внутрижанровая дифференциация.

7) К концу XX века в рассказе будут отмечены такие факторы новизны и изменчивости жанра, вызванные художественными задачами времени и конкретных писателей, как философизация содержания, усиление драматизма повествования, углубление психологизма, усложнение сюжетно-композиционной сферы.

8) Марийский рассказ на протяжении всего XX века развивался, главным образом, в рамках реалистической художественной парадигмы, определяющей его жанровое содержание и жанровую структуру.

9) Рассказ интересен не только в роли «разведчика» нового содержания и новых форм (в подготовке «объемных» эпических жанров), но и в самостоятельной функции глубоких художественных обобщений, создании типов-характеров и развития художественной формы.

10) Специфика генезиса и динамики жанровой поэтики марийского рассказа в литературном контексте Поволжья определяется как особенностями менталитета марийского народа, так и условиями его социально-исторического и культурного развития. •

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что в нем впервые в марийском и поволжском литературоведении: марийский рассказ XX века становится объектом специального и целостного научного изучения;

- вводится в научный оборот целый ряд марийских рассказов 1920— 1930-х годов, второй половины XX века, ранее не попадавших в аналитическое поле научной мысли; определены магистральные этапы развития марийского рассказа с ориентацией на формирование и развитие его жанровой структуры;

- марийский рассказ рассматривается в аспекте ключевых параметров жанровой поэтики, предпринимаются специфические с точки зрения поэтики (области науки) опыты анализа (например, нарратологического анализа, рассмотрения фольклоризма на уровне поэтики и т.д.); рассмотрение рассказа во «вспомогательной» роли по отношению к другим жанрам и функции «разведчика» (именно в таком аспекте данный жанр • представлен в марийском литературоведении) дополняется-изучением его в самостоятельной, функции, что позволило увидеть непререкаемые достижения рассказа в обогащении субъектной организации, в лиризации, драматизации и психологизации повествования; предпринимаются попытки рассмотрения рассказа в контексте литературного развития народов Поволжья (при сохранении традиционного русского литературного контекста); осуществляются опыты целостного и проблемного I монографического») сравнительно-типологического и сравнительно-сопоставительного анализа и интерпретации текстов рассказов писателей Поволжья, в том числе с привлечением произведений, ранее не подвергавшихся никакому конкретному анализу (например, незаслуженно раскритикованного и недооцененного современниками чувашского писателя И. Тхти).

Обобщая вышеуказанные факторы новизны, можно сказать, что в диссертационном исследовании марийский рассказ предстает как предмет исторической поэтики. Общий предмет исторической поэтики, вслед за С.Н. Бройтманом, мы понимаем как «генезис и развитие эстетического объекта и его архитектоники, их проявление в эволюции содержательных художественных форм»1 [462, т. 2, с. 7].

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что в нем впервые на основе рассмотрения всей истории марийского рассказа XX века доказано, что факторами его эволюции, генезиса и динамики его жанровой поэтики, выявление которых могло бы обеспечить возможность

1 Курсив цитируемого нами автора высказывания - Р.К. включения марийского рассказа и отдельных его «составляющих» в ту или иную литературную типологическую общность, являются исторически изменяющаяся действительность, связанная с ней художественная парадигма, доминировавшая в марийской литературе, и активное взаимодействие жанров и стилей.

Научно-практическое значение работы состоит в том, что ее положения' способствуют формированию новой методологической базы марийского литературоведения и созданию теоретической истории национальных литератур Поволжья; научному переосмыслению отдельных аспектов развития. марийской литературы и созданию целостной картины развития; литературной общности Поволжья. Представленные в работе общие и частные выводы могут быть, использованы^ при разработке содержания соответствующих разделов вузовских курсов по> истории марийской литературы и литератур народов Поволжья, финно-угорских народов, а также спецкурсов по проблемам теории и истории рассказа в марийской и отечественной литературе.

- Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования отражены в 53 публикациях, в том числе монографии? «Марийский рассказ XX века (история и поэтика)» (12,09 п.л.), 39 научных статьях и материалах докладов на научных конференциях общим объемом более 20 п.л. и 13 публикациях учебно-методического характера.

Результаты работы излагались в форме докладов на научных форумах различного уровня, в том числе международных — III историческом конгрессе финно-угроведов «Формирование, историческое взаимодействие и культурные связи финно-угорских народов» (г. Йошкар-Ола, 2003), X конгрессе финно-угроведов (г. Йошкар-Ола, 2005), симпозиуме «Вариативность в языках народов Поволжья» (г. Чебоксары, 2006), научной конференции «М.П. Петров и литературный процесс XX века» (Ижевск, 2006), научно-теоретической Интернет-конференции

Герменевтика литературных жанров» (г. Ставрополь, 2006), научно-практической конференции «Проблемы межъязыковых контактов и модернизации филологического образования в национальной школе» (г. Йошкар-Ола, 2006), X конгрессе финно-угорских писателей (г. Йошкар-Ола, 2008); всероссийских — I научной конференции финно-угроведов (г. Йошкар-Ола, 1994), школе-семинаре «Этнологические проблемы в поликультурном обществе» (г. Йошкар-Ола, 2000), научно-практической конференции «Этнопедагогизация целостного учебно-воспитательного процесса» (г. Йошкар-Ола, 2003), научной конференции «Галиаскар Камал: 125 лет со дня рождения и< 125 лет в новейшей истории культуры и искусства тюрко-мусульманских народов России» (г. Москва, 2005), научно-теоретических конференциях «Ашмаринские чтения - 5» (г. Чебоксары, 2006) и «Ашмаринские чтения - 6» (г. Чебоксары, 2008), научно-практической конференции «Башкортостан и Марий Эл: исторический опыт и перспективы сотрудничества» (г. Бирск, 2007), этнопедагогических чтениях «Педагогика любви» (г. Горно-Алтайск, 2008), научно-практической конференции «Проблемы филологии народов Поволжья» (г. Москва, 2009), научно-практической конференции-«Актуальные проблемы изучения и преподавания литературы в вузе и школе» (г. Йошкар-Ола, 2009); а также в 2 межрегиональных (г. Чебоксары, 2008), 2 региональных (г. Горький, 1989; г. Йошкар-Ола, 2007), 4 межвузовских (г. Стерлитамак, 1990; г. Йошкар-Ола, 1993, 1995, 1997) и др.

Отдельные положения диссертации нашли отражение в лекциях для студентов Марийского государственного педагогического института им. Н.К. Крупской и Марийского государственного университета, а также в содержании занятий на курсах повышения квалификации работников образования в Марийском институте образования.

Структура работы подчинена цели и задачам диссертационного исследования. Она продиктована логикой раскрытия темы в соответствии с основными аспектами (проблемами) поэтики и стиля марийского рассказа, актуализированными на основных этапах его функционирования и вычленяемыми нами с учетом особенностей развития литератур народов Поволжья и отчасти всей отечественной многонациональной литературы XX века. Так, на этапе формирования марийского рассказа (первая треть XX века) такими проблемами были фольклоризм, просветительская эстетика, становление художественности (литературной поэтики), нарративность (именно они определяют композицию первой главы)', на этапе развития (1930 - начало 1980-х годов) - авторская модальность и обогащение субъектной организации текста, стилевая дифференциация и внутрижанровая типология (вторая глава)', на этапе устойчивого развития (конец XX века) — концептосфера, типология характеров персонажей, богатство композиционных решений и психологизм {третья глава).

Похожие диссертационные работы по специальности «Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы)», 10.01.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы)», Кудрявцева, Раисия Алексеевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассказ, как и любой другой жанр в истории марийской национальной литературы, будучи явлением историческим, имеет свои истоки, начало и время развития, периоды актуализации и «вторых ролей», изменения и деформаций. Факторами эволюции марийского рассказа, генезиса и динамики его жанровой поэтики, как свидетельствует аналитический материал диссертации, являются исторически изменяющаяся действительность, связанная с ней доминирующая в марийской литературе художественная парадигма и активное взаимодействие жанров и стилей.

История марийского рассказа, ставшего феноменом марийской культуры XX века и актуализированного самим временем, рассмотрена нами на трех основных этапах, выделенных с учетом связи жанра с историческим временем и внутренней динамики его поэтики: формирования (первая треть XX века); развития (1930 - начало 1980-х годов) и устойчивого развития (конец XX века).

Рассказ как на этапе своего формирования, так и, в целом, в картине жанрового развития марийской литературы в течение всего XX века, в основном, занимал лидирующую позицию, которая во многом определялась уникальной способностью этого жанра быть «разведчиком» тем, мотивов, положений и человеческих характеров.

Марийские рассказы на протяжении всего XX века почти всегда готовили расцвет «объемных» эпических жанров - повести и романа, — уступая им затем на некоторое время «жанровое первенство» (Э. Шубин). Неудивительно, что уже в первых рассказах В.М. Васильева, вошедших во «Вторую марийскую книгу», напоминающих цикл (они связаны между собой героем и хронологией изображаемых событий) К.К. Васин увидел попытку создания первой марийской повести.

Особая востребованность рассказа всегда отмечается в переходные периоды социально-общественного развития, в эпоху неустоявшейся окружающей реальности. Точно также и марийский рассказ как своим рождением, так и своей актуализацией обязан этим самым переходным состояниям общества и времени. Можно говорить об особой востребованности марийским художественным сознанием именно жанра рассказа в послереволюционную эпоху, в годы Великой Отечественной войны и в конце XX века.

Марийский рассказ на протяжении всего XX века развивался, главным образом, в рамках реализма. В начале прошлого столетия, на этапе его возникновения, характерный для реализма принцип социального детерминизма сочетался с просветительской эстетикой (не случайно реализм этого времени в литературах народов Поволжья называли просветительским) и неосентиментальными тенденциями, что способствовало активной интерференции фольклорной и литературной поэтики, разноструктурных малых повествовательных форм. В 1950— 1970-е годы, вызвавшие к жизни элементы романтической поэтики (именно в эти годы в русском литературоведении появятся размышления, теоретически, конечно, не оправданные, но отражающие характер времени и движение литературы к «эстетическому плюрализму», о второй -романтической - линии социалистического реализма), появится лирико-романтический рассказ.

Возникновению рассказа в марийской словесной культуре способствовали следующие факторы: общественные и общекультурные, связанные с просветительской идеологией рубежа XIX—XX веков и революционной эпохой начала XX века; народно-педагогические; фольклорно-мифологические; литературные воздействия.

Если зарождение русского рассказа шло на фоне уже существовавшей в литературе повести, то марийский рассказ, как и рассказ многих народов Поволжья был первым из традиционных эпических (собственно художественных) жанров, закрепившихся в индивидуально-художественном творчестве народа и определявших особенности всей формирующейся национальной литературы.

Первое поколение марийских рассказчиков (С. Чавайн, В. Упымарий, Ф. Егоров, В. Сави, Т. Ефремов и др.) рождено эпохой господства просветительских идей, революционными событиями, пробудившими национальное самосознание народа и марийской интеллигенции, усилившими в обществе дух освобождения и творчества.

Формирование марийского рассказа происходит в начале XX века, в условиях активного «бытования» данного жанрового образования в мировой литературной практике. Уже существовал многовековой опыт западноевропейской новеллы; жанровая структура русского рассказа, возникшая в недрах повести, оттачивала себя в течение нескольких десятилетий XIX века. Уже имелась практика работы в данном жанре у писателей некоторых народов Поволжья (татар, чувашей и др.). То есть уже существовала «сила традиции», готовая к принятию формирующейся художественной идеи первых марийских рассказчиков, ставших, по сути, зачинателями всей марийской литературы. Малый «объем содержания» (В.Н. Захаров), позволяющий представлять мир локально (случаем, событием), и неканоническая (сравнительно свободная) природа рассказа как нельзя лучше подходили для художественного структурирования историко-бытовой ситуации на этапе зарождения индивидуально-творческого мышления народа.

Из-за долгого отсутствия полноценной марийской национальной письменности, а также слабого собственно марийского историко-литературного контекста рубежа XIX—XX вв. (одновременно шло формирование жанрового мышления и марийского литературного языка), процесс формирования поэтики жанра рассказа затянулся до конца 1020-х годов.

Вызревание» жанрового мышления марийского рассказа, как и чувашского, татарского и мордовского, происходило в условиях синкретизма жанров, через взаимодействие с другими жанровыми формами. Формирование жанровой поэтики рассказа происходило через художественное освоение поэтики фольклорных жанров и уже существовавших малых прозаических форм, через соприкосновение с эстетическим опытом русской литературы.

Из различных типов фольклорных произведений (устных рассказов, легенд, преданий, сказок, песен) заимствованы первыми рассказчиками темы, сюжетные мотивы, композиционно-стилевые приемы, в собственное художественное повествование включены, целиком или отдельными частями, тексты народных песен, пословицы и поговорки. Основными формами изображения героя и окружающего его мира стали описание и психологический параллелизм, характерные именно для фольклорных произведений. Писатели использовали язык фольклора, максимально близкий к устной, народной речи.

Ранние марийские рассказы характеризовались непосредственными фольклорными словесными вкраплениями. В них чаще всего встречалась фольклорная реминисценция, связанная с известными народными песнями (последние предстают в новом поэтическом оформлении автора, или автор сочиняет свои песни по аналогии с народными), реже - цитата (в основном пословицы и поговорки в речи героев) и трансформация народных изречений. Зачастую семантика образа (например, жизненная драма Чачавий в «Йыланде» и беглеца в одноименном рассказе Чавайна), тема и идейный мир произведения («Беглец») проясняются именно через фольклорно-песенные реминисценции.

Влияние фольклорной стихии в начале XX века ощущается почти на всех уровнях произведений: идейно-образном, сюжетно-композиционном, стилистическом и т.д. Одновременно, авторы, продолжая писать рассказы-легенды, рассказы-предания, рассказы-зарисовки, житейские истории в форме устных рассказов, создавая их как переработку фольклорных произведений и как подражание поэтике и стилю фольклорных жанров, постепенно начинают осознавать сложность писательских задач, связанных со стремлением к правдивому и всестороннему изображению крестьянского мира, осмыслением национальной психологии и социального поведения народа. В связи с этим начинает активизироваться процесс взаимодействия фольклорных способов видения мира с собственно литературными формами освоения жизни, процесс становления художественного, индивидуально-авторского сознания.

Стремление художников вырваться из фольклорной стихии проявлялось по-разному: в домысливании характера героя, превращении его в живой образ, отходе от присущих фольклорным образам заданности и схемы («Йыланда»), в переделке старинных народных песен и сочинении своих по аналогии с произведениями традиционной народной поэзии («Беглец») и т.д.

Историко-литературный контекст марийского рассказа на этапе вызревания его жанровой поэтики был представлен, главным образом, очерком, сценами, зарисовками (эскизами), этюдами, фельетонами (юморесками). Зарисовки и сцены, запечатлевшие труд и быт марийского крестьянина, направленные в основном на детского читателя и претендующие в авторском восприятии на жанровую поэтику рассказа, содержали в себе некоторые элементы поэтики эпического произведения. В них - характерные для рассказа диалоги персонажей, образ повествователя, организующего повествование, и одна четко выстроенная, завершенная событийная линия. К элементам событийности, диалогам, к вымышленным образам в роли героя-повествователя, разнообразных изобразительно-выразительным средствам прибегали и авторы марийских очерков, приближая, таким образом, свои произведения к рассказам. В лирических этюдах, изобилующих средствами художественной речи, вызревал марийский лирический рассказ, в юморесках - комическая ситуативность юмористического рассказа.

Марийский рассказ, как и рассказ других народов Поволжья, формировался под влиянием поэтики просветительского реализма, основанной на просветительской миссии литературы и дидактизме. Формы художественного воплощения дидактической идеи в литературах Поволжья вытекали из особенностей творческой индивидуальности писателя и национальной специфики эстетического мышления народов. На основе просветительской эстетики зарождается нравоучительный рассказ, жанровыми признаками которого были дидактико-воспитательная направленность основной идеи произведений и некоторая «экспериментальность» изображаемых обстоятельств. В марийской литературе он был представлен двумя типами: очерковый рассказ (с публицистической формой выражения дидактической идеи) и «рассказ-характер» (с акцентированным вниманием на этнонравственной составляющей личности и поведения персонажа).

Вызреванию жанрового мышления рассказа способствовали также создание «вторичных текстов» (прямых переложений и переводов произведений русских писателей на марийский язык) и преемственные связи между произведениями русских и марийских писателей на уровне тематики, проблематики, мотивной структуры, образов, системы художественных средств. Жанровая поэтика марийского рассказа через русскую литературу обогатилась отдельными мотивами (одиночества, протеста), «бродячими сюжетами» (беглеца), персонажными типами, осмысленными и художественно переработанными в соответствии с условиями социально-исторического и национального миробытия и миросознания народа, а также поэтическими средствами лиризации, реминисценции и др.

В первой трети XX века рассказчики активно обращались к художественному описанию, пробовали различные приемы субъективации повествования. Отношение автора к изображаемому репрезентировалось с помощью лексических и ритмических повторов, прямых обращений к героям с использованием их имен в притяжательной форме - своеобразной формы эмоционального сближения повествователя и героя и т.д.

В формально-субъектной организации рассказов начала XX века преобладало повествование от первого лица. Последующая его эволюция связана с движением от личного повествователя, с литературной речью, максимально приближенного к повествованию с ярко очерченной фигурой повествователя, нетождественного (противопоставленного) автору (первая треть XX века) и к разным видам сказового повествования со стилизацией под устную речь (последнее станет более заметным явлением в марийском рассказе 1930-х годов), к многообразию вариантов гомодиегетического повествования.

К концу 1920-х годов сложились характерные для рассказа однолинейная сюжетность, создаваемая с помощью упорядоченных эпизодов, и композиционные формы лаконичной монологической и диалогической речи. Созданию художественной целостности рассказа максимально способствовали рамочные компоненты. Рассказ обретает присущие ему жанровое содержание (одно «макрособытие», жизненное противоречие, выражающее авторскую интенцию) и жанровую структуру (нарративность, эпицентричность, лаконизм и максимальная целесообразность всех композиционно-стилистических средств).

В последующие десятилетия жанровое содержание и жанровая поэтика марийского рассказа развивались в условиях доминирования в литературе нормативной эстетики, под «грузом» репрессивной политики государства по отношению к писателям (1930-е годы), в ситуации максимальной «скудости» литературных талантов и медленного формирования нового поколения писателей (1940—1950-е годы) и в условиях наибольшей востребованности жанровых форм повести и романа (1950—1970-е годы). Жанровое развитие рассказа напрямую определялась авторской модальностью, связанной, в целом, с идеологической парадигмой времени и соответствующими эстетико-идеологическими устремлениями писателя.

Художественное развитие жанра в этих условиях проявилось в сфере авторской модальности в виде расширения модусов художественности и авторской ситуативности (1930—1940-е годы), в сфере объектной организации произведения - в виде обогащения мотивной структуры (1940—1980-е годы), в сфере субъектной организации текста - в виде усложнения уже имевшего место в марийской литературе «перволичного» повествования и закрепления различных типов сказа (1930-е годы), в сфере стилевой и внутрижанровой дифференциации — в виде расширения стилевого «поля» и круга типологических разновидностей рассказа (1950 -начало 1980-х годов).

Рассказ стал своеобразной «площадкой» для формирования основных типов художественной целостности («модусов художественности»). Под влиянием самого времени в марийском рассказе в 1930-е годы актуализируются героика, развивающаяся по инерции с послеоктябрьским десятилетием и связанная с воспеванием классово определенной личности, «идеологизированная романтика» и комизм. Фабула «героического» рассказа была основана на изображении подвига, выполнения важного поручения, осознанного им как выполнение своего долга перед народом и Советской страной; жизненное поведение персонажа героическое, и авторская оценка его, естественно, возвышенноутверждающая. Рассказы с героической и романтической модусностью четко резонировали с идеологической концепцией нового государства и характером новой эстетической парадигмы (социалистического реализма).

Если в марийской литературе 1920-х годов комизм был представлен прежде всего сатирической дегероизацией (в этом ее отличие от других литератур Поволжья), связанной с антирелигиозной темой и изображением «классового врага», то в 1930-е годы он существовал уже, главным образом, в виде «непатетического комизма» (В.И. Тюпа) - юмора. Центральное место в марийской послеоктябрьской юмористической прозе занимают рассказы Д. Орая и М. Шкетана. В них рассказывалось о смешном в быту и человеческих отношениях, мало связанном с крупными социальными проблемами времени, которые всегда пыталось найти в них прежнее социологизированное литературоведение. При этом, к примеру, Шкетан искусно обыгрывал широко распространенные в 1930-е годы политические понятия, вставляя их в бытовой контекст и освобождая, таким образом, от исконного социально-политического содержания («Баня не сгорела», «Поминки по борову» и др.).

Одним из основных способов создания юмора в рассказах 1930-х годов становятся комические ситуации, порождаемые несоответствием между поведением (характером) персонажей и этической нормой (требованиями к занимаемому положению, должности и т.д.), отличающиеся друг от друга характером этого несовпадения. Кроме того, в целях создания комического эффекта авторы прибегали иногда к портретной характеристике и изображению вещного и живого окружающего мира, а также к приемам номинации персонажа (Пашкаров, Патай Сопром, Кавырля и др.).

В 1940-е годы актуальными в марийском рассказе, как впрочем, и рассказе других народов Поволжья, были героика, отличавшаяся от героики прежних десятилетий характером самого героического материала, и драматическое (трагическое). Модусность и в эти годы предстает как главный фактор организации художественного текста, «оцельнения» художественной реальности рассказа. Она полностью определяла проблематику и мотивную структуру рассказа.

Во время войны, после трагической эпохи 1930-х годов, когда были уничтожены почти все талантливые рассказчики первого поколения (С. Чавайн, М. Шкетан, Н. Игнатьев, Я. Ялкайн, Т. Ефремов, Г. Икумарий, Ф. Егоров и др.), начинается процесс формирования нового поколения писателей; марийская литература в некоторой степени заново начинала тот путь, который уже был пройден ее «первопроходцами» в 1900—1930-х годах. И снова на авансцену литературной жизни выходят очерк, сценка из жизни, зарисовка, из которых медленно «выбуксовывает» рассказ; и снова характерной особенностью рассказа становится синкретизм (самый распространенный «гибридный» жанр военного времени — это очерковый рассказ). Одновременно это была и сознательная гибридизация, отвечающая художественным задачам времени и самого писателя: «смешивая» принципы разных жанров, рассказчики создавали такие модели, которые выражали мир в подвижных и пластических формах.

В рассказе военных лет доминирующую роль играли героическая проблематика и героические характеры. Рассказ развивался в жестко «заданных» ролевых границах героики; обязательной приметой «героического» рассказа военных лет был героический поступок - как центральный, а чаще всего единственный фабульный эпизод повествования и как доминирующий прием характерологии. Художественным обретением военного рассказа можно считать соединение «героики повседневного» и лирической субъективности (рассказы Н. Ильякова), а также попытки усложнения архитектоники рассказа в творческом опыте К. Васина.

В 1930-е годы усложняется и обогащается формально-субъектная организация марийского рассказа. Наряду с перволичным повествователем, закрепляется в рассматриваемом нами жанре рассказчик. Актуализация сказового повествования в марийском рассказе 1930-х годов (в первую очередь, в юмористических произведениях) связана как с характером общественно-политической и социокультурной ситуации эпохи, так и индивидуальными творческими пристрастиями художника. В условиях угрозы индивидуальному сознанию сказовое (неавторское) повествование было максимально удобным средством сохранения своей творческой личности, не желающей быть растворенной в общем «хоре» эпохи, коллективном разуме.

Наиболее распространенными были следующие виды сказового повествования: повествование с рассказчиком, ведущим повествование от третьего лица, и повествование с рассказчиком от первого лица, со сведением почти до нуля роли повествователя в традиционном понимании и соответственно с содержательной актуализацией аукториального паратекста. В середине 1930-х годов в структуру рассказа органически войдет классическая форма сказа с личным повествователем и рассказчиком, заметно расширив в рамках одного произведения круг субъектов речи и сознания, в той или иной мере способствующих выражению авторского сознания.

Марийский рассказ 1950—1970-х годов, на первый взгляд, был почти незаметным на фоне повести и романа, он ограничивался минимумом ярких и самобытных имен. В этом сказалось и отсутствие глубоких духовных сдвигов в общественном сознании, необходимых для «взлета» рассказа.

Рассказ снова «работал» с материалом недавней истории (Гражданской и Отечественной войн) и достаточно широко - с бытовым материалом современной жизни, который в определенной мере позволял марийским писателям вывести в центр размышлений и переживаний повествователя и героев волнующие проблемы духовной состоятельности человека, а изображаемые события соотносить с высшими нравственными идеалами народа.

Середина XX века и последующие три десятилетия были обозначены не только устойчивым интересом писателей к «носителям жанра», но и тенденцией к разнообразию стилевых решений, представляющих разные способы выражения авторской субъективности, и жанровых подвидов. Марийский рассказ развивается в контексте двух стилевых течений: объективного повествования и субъективной линии изображения. Первая восходила к рассказам 1920—1930-х годов М. Шкетана, Н.Игнатьева,

Н. Лекайна, И. Ломберского, вторая - С. Чавайна, Т. Ефремова,

Я. Элексейна и др.

Данная стилевая дифференциация рассказа, в свою очередь, определяет его внутрижанровую дифференциацию. Объективно-реалистическое повествование было основано на социальном анализе действительности, объективной событийности и в основном аукториальной нарративности, которая приходит на смену распространенному в марийской прозе 1930-х годов сказовому повествованию. Основные типы такого повествования вытекают из углубления в социально-бытовые и социально-этические проблемы (социально-бытовой рассказ и юмористический рассказ), углубления во внутренний мир персонажей (социально-психологический рассказ), обращения к фантастике (фантастический рассказ), усиленного внимания к факту, документу (документальный рассказ), внимания к судьбе личности в социально-исторических обстоятельствах (историко-революционный и биографический рассказы). Выделенные содержательные доминанты обуславливают «стилевую доминанту», подчиняющую себе все элементы произведения и приемы, используемые рассказчиками. Доминирующим жанровым типом объективного повествования в марийской литературе становится социально-бытовой рассказ (яркий пример такого произведения - рассказ Юрия Артамонова «Отвечать на письмо не нужно»).

Субъективная стилевая ориентация, развивавшаяся в марийской прозе 1960 - начала 1980-х годов, нашла отражение в нескольких параллельно существовавших жанровых вариациях лирического рассказа, которые различались характером авторской субъективности и разграничивались в зависимости от объекта поэтизации: человеческих чувств (лирико-драматический, лирико-романтический и лирико-психологический рассказы), природы (пейзажный рассказ), фольклорных героев и мифологических персонажей (лирический рассказ-легенда).

Лирической прозой оказалась востребованной личная форма повествования; в силу своей приближенности к автору, личный повествователь наиболее очевидно открывал его позицию, эмоционально-оценочные установки. Именно субъективно окрашенный рассказ стал «почвой» для последующего оформления психологизма в стилевую доминанту марийской прозы конца XX века.

Лидирующее положение в субъективно ориентированной марийской прозе 1960 — начала 1980-х годов занимали лирико-психологические и лирико-романтические рассказы. В большинстве лирико-романтических рассказов поэтизировались возвышенные человеческие чувства, главным образом, любовь, дружба, сострадание. Лирическая тема раскрывалась в них с преобладанием позитивно-светлой эмоциональной модальности, которая ощущалась уже в самих названиях произведений («Время, которое ждешь», «Голубоглазая весна», «Вкус красной земляники» и др.).

Жанрово-стилевые решения, которые были в рассказе, готовили вызревание основных стилевых доминант (психологизм, драматизм и философизация повествования) и жанровых типов марийского рассказа конца XX века (психологического и нравственно-философского), одинаково драматичных по своему пафосу и характеру повествования.

К середине 1980-х годов формируется плеяда писателей, востребованная самим историческим временем и художественно-эстетическим сознанием народа, поднявшая рассказ на новый уровень развития (В. Абукаев-Эмгак, А. Александров-Арсак, Г. Алексеев, Ю. Артамонов, В. Бердинский, Г. Гордеев и др.). Жанровое содержание марийского рассказа конца XX века обозначено философизацией. Его жанровая поэтика отмечена такими факторами динамики и новизны, как усиление драматизма повествования, углубление психологизма, усложнение сюжетно-композиционной сферы. Именно рассказ высвечивал определяющие признаки марийской литературы этого времени.

Марийский рассказ конца XX века воспроизводил самые характерные для новой эпохи жизненные ситуации, выводя читателя к осознанному обсуждению важных для времени социальных, нравственно-этических, психологических, философских проблем. В нем содержался глубокий социальный анализ действительности и создавался убедительный нравственно-психологический портрет человека в его непростом времени. В художественном решении традиционно характерных для марийской литературы проблем деревенской жизни, нравственной состоятельности современного человека отчетливо проявляются философская и психологическая глубина. Философскую глубину рассказам марийских писателей придавало наполнение концептуальным смыслом таких ключевых слов, как «деревня», «река», «хлеб», «дом» и «дети» (слова-образы), «разрушение», «наказание» и «память» (слова-мотивы), «время», «товар», «долг» и «счастье» (слова-понятия). Современный рассказ представил различные типы персонажей, отражающих многообразие форм мировосприятия и общественно-этнического поведения людей современной эпохи, изображаемой, главным образом, в драматическом ключе.

Усиление драматизма просматривается не только на концептуально-смысловом уровне социального анализа действительности; можно также говорить о сюжетном и психологическом драматизме марийского рассказа конца XX века. Драматизм событий, мыслей, чувств и переживаний автора, повествователя и персонажей также предстает как доминирующее свойство марийского рассказа конца XX века.

Средством глубокого и многогранного изображения идейного и нравственного мира личности в рассказе становится психологизм - как потребность самого времени и общества. Марийские рассказчики прибегают не только к таким явным приемам психологического изображения, как психологический анализ (в форме несобственно-прямой речи) и внутренний монолог, но и к психологической детали, требующей от писателя особой наблюдательности и зрительной точности. Психологическая деталь, как и любая другая деталь, оказалась наиболее востребованной в данном жанре, ибо она гармонировала с такими структурными особенностями рассказа, как краткость, лаконизм, с задачей воспроизведения «большого содержания в малой форме».

Разнообразие функций описаний, в частности, пейзажа, психологический сюжет, расширение повествовательной перспективы и границ художественного времени за счет ретроспекций, воспоминаний, размышлений, отказ от событийности в пользу описательности и психологизма — все это способствовало не только созданию пластичного образа персонажа, но и, в целом, более глубокому исследованию рассказчиками жизни. Движение от простого типа композиции к сложному свидетельствовало об изменении внутренней структуры произведений в сторону, «многослойности» повествования и переплетения различных композиционных форм, соответственно о расширении их проблематики и углублении идейного мира.

У марийского рассказа есть свои исконные «завоевания» в области художественного содержания и формы, которые применительно к XX веку остаются прерогативой рассказа. Именно в жанровой структуре рассказа обрели статус художественных достижений и открытий марийской литературы лиризм С. Чавайна и В. Иванова, богатство форм повествования, в том числе сказ М. Шкетана, функциональная рама С. Чавайна, психологизм Н. Лекайна, Г. Алексеева, В. Бердинского, юмор М. Шкетана и Ю. Артамонова, психологический сюжет Г. Гордеева, концептуализация и типы-характеры марийского рассказа конца XX века и т.д. Художественная структура марийского рассказа в творчестве Ю. Артамонова, активно возрождавшего в конце XX века традиции Шкетана-юмориста, обогащалась такими новыми, не очень характерными для марийской письменной культуры средствами, как абсурдизация и парадокс.

Проведенное в рамках данного диссертационного исследования изучение генезиса и динамики жанровой поэтики марийского рассказа в контексте литератур народов Поволжья отнюдь не исчерпывает всех вопросов, связанных с развитием данного жанра. Предметом специального изучения, к примеру, могли бы стать следующие проблемы, выходящие на дальнейшее исследование жанровой природы рассказа:

- функционирование в марийской литературе XX века пограничных с рассказом «средних» (повесть) и малых повествовательных жанров: новеллы, которая до сих пор многими исследователями отождествляется с рассказом, этюда, очерка (это позволило бы уточнить некоторые спорные вопросы «траектории» развития рассмотренного нами жанра в марийской литературе XX века);

- формирование повествовательного дискурса марийской прозы, в целом;

- историческая картина взаимодействия фольклорной и литературной поэтики в структуре всех жанров марийской прозы;

- поэтика марийского рассказа в контексте литератур финно-угорских народов России и мира и др.

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Кудрявцева, Раисия Алексеевна, 2009 год

1. Абукаев-Эмгак В.А. Нигунам от пбртылтб: повесть ден ойлымаш-влак Никогда не вернешь: повести и рассказы. / В.А. Абукаев-Эмгак. -Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1989. - 224 с.

2. Абукаев-Эмгак В.А. Шывага: повесть ден ойлымаш-влак Жребий: повести и рассказы. / В.А. Абукаев-Эмгак. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1995. — 367 с.

3. Авилов А.Ф. Пеледыш шыжымат пеледеш: ойлымаш-влак Цветы цветут и осенью: рассказы. / А.Ф. Авилов. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1973. - 118 с.

4. Авилов А.Ф. Шошо мардеж: ойлымаш-влак Весенний ветер: рассказы. / А.Ф. Авилов. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1987. -160 с.

5. Александров А.А. Умыр кыл: повесть ден ойлымаш-влак. На перепутьях жизни: повесть и рассказы. / А.А. Александров. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1989. 224 с.

6. Алексеев Г.В. Погонан рвезылык: повесть ден ойлымаш-влакW

7. Молодость в погонах: повести рассказы. / Г.В. Алексеев. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1989.-208 с.

8. Алексеев Г.В. Ушаным ужара конда: повесть да ойлымаш-влак Заря надежды: повесть и рассказы. / Г.В. Алексеев. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1993. — 256 с.

9. Антология чувашской прозы. — Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1959. -411с.

10. Антология чувашской современной прозы. Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1986. — 569 с.

11. П.Апатеев А.А. Колхоз ыдыр: повесть дон шайыштмашвла Колхозница: повесть и рассказы. / А.А. Апатеев. Йошкар-Ола: Марий кн. изд-во, 1986. - 100 с.

12. Апатеев А.А. Мычашдымы курым: Шайыштмашвла Вечность: рассказы. / А.А. Апатеев. — Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1979.-76 с.

13. З.Артамонов Ю.М. Кайык ужын ужата: повесть ден ойлымаш-влак Когда поет жаворонок: повести и рассказы. / Ю.М. Артамонов. -Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1980. 288 с.

14. М.Артамонов Ю.М. Корно воктене мардежвакш: ойлымаш-влак Мельница у дороги: рассказы. / Ю.М. Артамонов. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 2006. - 548 с.

15. Артамонов Ю.М. Кузе илет, пошкудем? Мыскара ойлымаш-влак Как поживаешь, сосед? Юмористические рассказы. / Ю.М. Артамонов. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1975. -127 с.

16. Артамонов Ю.М. Перкан кинде: повесть ден ойлымаш-влак Обильные хлеба: повести и рассказы. / Ю.М. Артамонов. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1984. - 320 с.

17. Артамонов Ю.М. Шудыр ер: ойлымаш-влак Звездное озеро: рассказы. / Ю.М. Артамонов. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1972. — 156 с.

18. Бердинский В.Н. Колча: ойлымаш-влак Кольцо: рассказы. / В.Н. Берлинский. — Советск: Издательский дом «Вести трехречья», 2004. -144 с.

19. Берлинский В. Н. Мардеж шушка: ойлымаш-влак Голос ветра: рассказы. / В.Н. Берлинский. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1987. -191 с.

20. Васин К.К. Кече: ойлымаш-влак Солнце: рассказы. / К.К. Васин. -Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1961. 92 с.

21. Васин К.К. Мурызын шомакше: ойлымаш-влак Слово певца: рассказы. / К.К. Васин. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1966.- 172 с.

22. Васин К.К. Серыш: ойлымаш-влак Письмо: рассказы. / К.К. Васин. -Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1963. 100 с.

23. Васин К.К. С вами, русичи! Повести и рассказы / пер. с марийского В. Муравьева. М.: Сов. Россия, 1979. - 304 с.

24. Васин К.К. Тул кайык: ойлымаш-шамыч Жар-птица: рассказы. / К.К. Васин. — Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1950. 132 с.

25. Васин К.К. Чымбылат патыр: легенде ден ойлымаш-влак Чымбылат могучий: Легенды и рассказы. / К.К. Васин. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 2003. - 288 с.

26. Вес марла книга Вторая марийская книга. / сост. П. Глезденев и В. Васильев. Казань, 1907.

27. Галютин-Ялзак Ю.И. Мужыр куэ: ойлымаш-влак Березы: рассказы. / Ю.И. Галютин-Ялзак. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1986. - 225 с.

28. Галютин Ю.И. Олмасолан почтальонкыжо: ойлымаш-влак Почтальонка Олмасолы: рассказы. / Ю.И. Галютин. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1976. — 128 с.

29. Гордеев Г.Ф. Водяная мельница: рассказ / Г.Ф. Гордеев; пер. с марийского С. Суркова // Молодой коммунист. — 1989. 18 февр.

30. Гордеев Г.Ф. Омса вес велне: повесть ден ойлымаш-влак Там, за дверью: повести и рассказы. / Г.Ф. Гордеев. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1990.-264 с.

31. Еремеев Н.С. Настий: ойлымаш / Н.С. Еремеев // У вий. 1929. -№ 10.-С. 24—30.

32. Ефремов Т. Кугу Шигак-Сола / Т. Ефремов // У вий. 1929. - № 3. -С. 8—11.

33. Иванов В.М. Туналме корно: повесть да ойлымаш-влак Началоопути: повесть и рассказы. / В.М. Иванов. — Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1959. 120 с.

34. Иванов В.М. Уна: Ойлымаш-влак Гость: рассказы. / В.М. Иванов. —о

35. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1975. 128 с.

36. Иванов К.В. Нарспи: Поэма / пер. с чувашского Б. Иринина. -Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1985. — 128 с.

37. Игнатьев Н.В. Мондыдымы: шайыштмашвла Незабываемое:орассказы. / Н.В. Игнатьев. — Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1963.-48 с.

38. Игнатьев Н.В. Айырен налмы произведенийвла Избранные произведения.: В 2 т. / Н.В. Игнатьев. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1999.-Т. 1.-466 е.; Т. 2.-488 с.

39. Ижболдин В.И. Паяш: марий мыскара-влак марийский юмор. /о

40. В.И. Ижболдин. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1994. - 128 с.

41. Илибаева М.К. Кумыл: повесть ден ойлымаш-влак Гармония души: повести и рассказы. / М.К. Илибаева. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 2003. - 192 с.

42. Ильяков Н.Ф. Корнышто: ойлымаш-шамыч В пути: рассказы. / Н.Ф. Ильяков. — Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1953. -88 с.

43. Ильяков Н.Ф. Айырен налмы произведенийвла Собрание сочинений.: в 3 т. / Н.Ф. Ильяков. — Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1992—1994.

44. Исиметов М.И. Туткар пагыт: очерк-влак Время трагедий: очерки. / М.И. Исиметов. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-ве, 1993. 200 с.

45. Йошкар кече Марий коммуна - Марий Эл (Йошкар-Ола). - 1918— 1999.

46. Каткова З.Ф. Юлымо порт: ойлымаш-влак Заколдованный дом: рассказы. /З.Ф. Каткова. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1972.-52 с.

47. Китнимарин П. Оксина / П. Китнимарин // У вий. 1929. - № 8. — С. 20—23.

48. Корнилов П. Г. Савырыме кумыл: повесть да ойлымаш-влак От всей души: повесть и рассказы. / П.Г. Корнилов. — Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1977. 264 с.

49. Корнилов П. Г. Олма там: повесть да ойлымаш-влак Вкус яблока: повесть и рассказы. / П.Г. Корнилов. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1984. 192 с.

50. Косоротов В.Н. Илыш уишш ойлымаш-влак, повесть Надежда: рассказы, повесть. / В.Н. Косоротов. — Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1990. 319 с.

51. Косоротов В.Н. Канде шинчан шошо: ойлымаш-влак Синеглазая весна: рассказы. / В.Н. Косоротов. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1968. - 188 с.

52. Косоротов В.Н. Памаш вуд: ойлымаш-влак Ключевая вода: рассказы. / В.Н. Косоротов. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1964.-100 с.

53. Косоротов В.Н. Уржа кинде: ойлымаш-влак да повесть Ржаной хлеб: рассказы и повесть. / В.Н. Косоротов. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1962. - 104 с.

54. Косоротов В.Н. Тура кугорно: повесть да ойлымаш-влак Крутые перевалы: повесть и рассказы. / В.Н. Косоротов. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1990. - 320 с.

55. Косоротов В.Н. Шыже муро: ойлымаш-влак Осенняя песня: рассказы. / В.Н. Косоротов. — Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1961.-76 с.

56. Кумшо марла книга (Третья марийская книга) / сост. С. Григорьев (С. Чавайн), В. Ипатов. Казань, 1910.-280 с.

57. Кудряшов М.И. Ылымы жеп: шайыштмашвла Время жить: рассказы. / М.И. Кудряшов. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1994. -100 с.

58. Лекайн Н. Возымыжо кум том дене лукталтеш Собрание сочинений.: в 3 т. / сост. и вступ. ст. В.Б. Исенекова / Н. Лекайн. -Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1987—1988.

59. Лекайн Н. (Еремеев Н.С.). Мондалтдыме умыр: ойлымаш-влак Незабываемый век: рассказы. / Н. Лекайн. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1963. — 168 с.

60. Лекайн Н.С. Пакет (Граждан cap гыч) // У вий. 1931. - № 7—8. -С. 31—46.

61. Лермонтов М.Ю. Сочинения: в 2 т. Т. 1 / М.Ю. Лермонтов; сост. и коммент. И.С. Чистовой; вступ. ст. И.Л. Андроникова. - М.: Правда, 1988.-720 с.

62. Ломберский И.М. Ойпого Избранное. / И.М. Ломберский; сост. В.А. Абукаев-Эмгак. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 2007. -256 с.

63. Любимов В.Н. Мланде ужеш: повесть, ойлымаш Земля зовет: повесть, рассказы. / В.Н. Любимов. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1988. - 112 с.

64. Любимов В.Н. Сарын кочыжо: повесть ден ойлымаш-влак Горечь войны: повесть и рассказы. / В.Н. Любимов. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1994. - 96 с.

65. Марий калык муро Марийские народные песни. М.-Л.: Госмузиздат, 1951. - 156 с.

66. Марий калык ойпого Марийский фольклор: мифы, легенды, предания. / сост. В.А. Акцорин. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1991.-288 с.

67. Марий калык ойпого: Калыкмут-влак Свод марийского фольклора: пословицы и поговорки. / сост., классификация, смысловой перевод и комм. А.Е. Китикова. Йошкар-Ола: МарНИИЯЛИ, 2004. - 208 с.

68. Марийские народные песни / пер. с марийского С. Поделкова. 2-е изд. - Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1976. - 288 с.

69. Марийские народные сказки / сост. В.А. Акцорин. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1984. - 288 с.

70. Марла календарь (Марийский календарь). Казань, 1907—1914.

71. Микишкин В.А. Воштончыш: повесть ден ойлымаш-влак Зеркало: повесть и рассказы. / В.А. Микишкин. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1982. - 104 с.

72. Микишкин В.А. Пбрдем: повесть ден ойлымаш-влак Круговорот: повесть и рассказы. / В.А. Микишкин. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1991.-224 с.

73. Мичурин-Азмекей А. (Ятманов А.С.). Пондаш: мыскара ойлымаш-влак Борода: юмор, рассказы. / А. Мичурин-Азмекей. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1976. - 72 с.

74. Мичурин-Азмекей А. Пуртус муро: ойлымаш-влак Поэзия природы: рассказы. / А. Мичурин-Азмекей. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1981.-207 с.

75. Мичурин-Азмекей А. Тул воктене: ойлымаш-влак У костра: рассказы. / А. Мичурин-Азмекей. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1960.-88 с.

76. Мичурин-Азмекей А. Чодрасе суан: ойлымаш-влак Лесная свадьба: рассказы. / А. Мичурин-Азмекей. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1955.-48 с.

77. Мурзашев A.M. Мланде пуш: ойлымаш-влак Дыхание земли: рассказы. / A.M. Мурзашев. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1974.-96 с.

78. Г. Ояр. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1993. - 160 с.

79. Патраш В. (Петухов В.М.). Садшы пеледеш: айырен налмы произведенийвла Расцветает сад: избранные произведения. / В. Патраш. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1963. - 172 с.

80. Петухов В.А. Акрам: ист. роман, повесть, шайыштмашвла Акрам: ист. роман, повесть, рассказы. / В.А. Петухов. — Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1994. 320 с.

81. Петухов В.А. Шыжвык йумы выд: повесть, шайыштмашвла Соловьиный родник: повесть, рассказы. / В.А. Петухов. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1984. - 96 с.

82. Пиалан илыш (Родина верч Марий альманах - Пиалан илыш): альманах (Йошкар-Ола). - 1938—1953.

83. Пирогов Г.М. Корнымбал ломбо: повесть ден ойлымаш-влак Черемуха у дороги: повесть и рассказы. / Г.М. Пирогов. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1994. - 143 с.

84. Произведения мордовских писателей: Проза / сост. И.М. Девин, М.Т. Петров, И.Д. Пиняев; предисл. В. Макушкина. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1975. - 607 с.

85. Пушкин А.С. Сочинения: в 3 т. Т. 2: Поэмы; Евгений Онегин; Драматические произведения. - М.: Худож. лит, 1986. - 527 с.

86. Рассвет: рассказы / сост. К.Г. Абрамов и Н.И. Черапкин. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1970. - 228 с.

87. Рыбаков М. Ачамын йбратыме мурыжо: ойлымаш-влак Любимая песня отца: рассказы. / М. Рыбаков. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1968. - 118 с.

88. Рязанцев Ю.И. .Шогем курым корнывожышто: почеламут-влак, поэма .Стою на перекрестках века: стихи, поэма. / Ю.И. Рязанцев.- Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1989. — 80 с.

89. Сапаев В.Ф. Йолташет уло гын: повесть, ойлымаш Если имеешь друга: повести и рассказы. / В.Ф. Сапаев. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1987.- 192 с.

90. Смирнов-Эсмэнэй В. Йылмыдыме «Йыва»: ойлымаш да повесть-влак Молчаливый «Йыва»: рассказы и повести. / В. Смирнов-Эсмэнэй. Йошкар-Ола: МЭР тувыра, печать да калык кокласе паша шотышто министерстве, Республикысе усталык рудер, 2006. — 288 с.

91. Советский рассказ: в 2 т. / сост. И.Н. Крамов. — М.: Худож. лит., 1975 («Библиотека всемир. лит.»).

92. Современная татарская проза / пер. с татарского, сост. Л. Газизова, С. Малышев. — Казань: Татар, кн. изд-во, 2007. 670 с.

93. Солнце над лесами: антология марийской прозы / сост. К. Васин и В. Иванов. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1970. 400 с.

94. Солнце над лесами: антология марийской прозы / сост. К.К. Васин и А.А. Васинкин. 3-е изд., доп. - Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1984.- 432 с.

95. Соловьев Ю.И. Онго: повесть ден ойлымаш-влак Кольцо: повести и рассказы. / Ю.И. Соловьев. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1999. - 127 с.

96. Сосны шумят: Марийская проза: сборник. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1956. 277 с.

97. Сузы В. (Семенов В.П.). Ылымаш корны: айырен налмы произведенийвла Дорога жизни: избр. произведения. / В. Сузы. -Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1976. 264 с.

98. Татарские рассказы / пер. с татарского; сост. Р. Низамиев. -Уфа: Башк. кн. изд-во 1989. 344 с.

99. Туналтыш марий книга (Начальная марийская книга) / сост. П. Глезденев. — Казань, 1907.

100. Тхти Илле. Малая проза / пер. и вступ. ст. Г. Айги / И. Тхти // Лик Чувашии. 1995. - № 5—6. - С. 163—166.

101. Тхти Илле. Иптеш. Алло, Окитаро, алло! / И. Тхти // Лик. -2006. № 2. - С. 64—69.

102. У вий (Новая сила): ежемесяч. лит.-худож. илюстрир. журн. (Йошкар-Ола). -1926—1937.

103. Ушакова М.Т. Авамын куэже Мамина береза. / М.Т. Ушакова, Рая Мардан (Р.И. Николаева). Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1993.- 176 с.

104. Ушакова М.Т. Янгаршудо олык: повесть, ойлымаш, новелле, пьесе, муро-влак Вересковая поляна: повести, рассказы, новеллы, пьесы, песни. / М.Т. Ушакова. Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 2000.- 184 с.

105. Упымарий В. (Васильев В.М.). Марла ойлымаш-влак Марийские рассказы. / В. Упымарий. Казань: Центр, тип., 1909. — 24 е.; 2-е изд. — Краснококшайск: Маробиздат, 1926. - 36 с.

106. Упымарий В. (Васильев В.М.). Марла ойлымаш-влак Марийские рассказы. / В. Упымарий. Краснококшайск: Маробиздат, 1927.

107. Фомин С.Ф. Воскресение Орфея: рассказы и повести / пер. с чувашского И. Митта. Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1987. - 175 с.

108. Чавайн С.Г. Марий калыкын тошто годсо илышыже: ойлымаш, почеламут сб. Из прошлого народа мари: сб. рассказов и стихов. / С.Г. Чавайн. Казань, 1908. - 32 с.

109. Чавайн С.Г. Окавий: тошто ен ойлымаш гыч Окавий: повесть из прошлого. / С.Г. Чавайн. Краснококшайск, Маробиздат, 1926. -32 с.

110. Чавайн С.Г. Язык гыч язык сулыш: ойлымаш Грехи искупил грехом: рассказ. / С.Г. Чавайн. Казань: Изд. отдела мари Наркомнаца, 1920. - 24 с.

111. Чемеков Г.А. А мурыжо кодеш: лирич. сурет-влак А песни остаются: лирич. зарисовки. / Г.А. Чемеков. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1965. - 64 с.

112. Чехов А.П. Собрание сочинений: в 12 т. / А.П. Чехов; сост. и общ. ред. М. Еремина. М.: Правда, 1985.

113. Чувашская литература: учеб. хрест: в 3 ч. — Ч. 3 / авт.-сост. В.Н. Пушкин. — Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 2001. 383 с.

114. Чувашские рассказы / под общ. ред. С.И. Шуртакова. -Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1967. 382 с.

115. Шабдар Осып (Шабдаров И.А.). Тушка вий дене: ойлымаш Коллективными усилиями: рассказ. / О. Шабдар. -Краснококшайск: Маробиздат, 1931. 64 с.

116. Шкетан М. Рассказы / М. Шкетан; пер. с марийского А. Докукина. Йошкар-Ола, Map. кн. изд-во, 1948. - 80 с.

117. Шкетан М. Жизнь зовет: рассказы / М. Шкетан. Йошкар-Ола, Map. кн. изд-во, 1953. - 232 е.; 2-е изд. - Йошкар-Ола, Map. кн. изд-во, 1955. -232 с.

118. Шкетан М. Юмористические рассказы / М. Шкетан. Йошкар-Ола, Map. кн. изд-во, 1957. - 96 е.; 2-е изд. - Йошкар-Ола, Map. кн. изд-во, 1960.- 104 с.

119. Эви. Суан: ойлымаш / Эви // У вий. 1929. - № 5. - С. 9—12.

120. Элексейн Я.А. (Алексеев Я.А.). Ормбк: повесть, ойлымаш, легенда / сост. А.Е. Китиков Эрмек: повесть, рассказы, легенды. / Я.А. Элексейн. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1990. - 128 с.

121. Элнет Сергей. Орышо Бешеный. / С. Элнет // У вий. 1929. -№4.- С. 34—38.

122. Эмаш Пбтыр (Григорьев П.Г.). У вашталтыш: шайыштмашвла Новые перемены: рассказы. / П. Эмаш. М.: Центриздат, 1927.

123. Эрский Г.М. Онарын тукымжо Потомки Онара. / Г.М. Эрский // Родина верч. 1943. - № 4. - С. 114—122.

124. Юзыкайн A.M. (Михайлов A.M.). Йулышб вуд: очерк-влак да ойлымаш Горящая вода: очерки и рассказы. / A.M. Юзыкайн. -Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1963. — 76 с.

125. Юксерн В. Волгалтшаш лишан: ойлымаш-влак Перед рассветом: рассказы. / В. Юксерн. — Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1964. 64 с.

126. Юксерн В. Кас ужара: легенда, ойлымаш, повесть, роман Поздняя заря: легенды, рассказы, повести, роман. / В. Юксерн. -Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1983. 366 с.

127. Юксерн В. Курылтшб повесть: повесть да ойлымаш-влак Прерванная повесть: повесть и рассказы. / В. Юксерн. — Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1970. — 192 с.

128. Абрамович Г.Л. Введение в литературоведение: учеб. / Г.Л. Абрамович. Изд. 6-е, испр. и доп. - М.: Просвещение, 1975. -352 с.

129. Аверинцев С.С. Поэтика ранневизантийской литературы / С.С. Аверинцев. М., 1997. - 320 с.

130. Адушкина Т.В. Очерк в системе жанров мордовской литературы: автореф. дис. .канд. филол. наук / Т.В. Адушкина. — Саранск, 2003. 18 с.

131. Айварова Н.Г. Развитие ребенка в условиях марийского этноса: пособие для учителей / Н.Г. Айварова. — Йошкар-Ола, 2000. 90 с.

132. Айги Г. Тень на берегу Волги: Илле Тхти / Г. Айги // Лик Чувашии. 1995. -№ 5—6. - С. 163.

133. Алексеев В.А. Русский советский очерк / В.А. Алексеев. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1980. - 120 с.

134. Алексеев М.П. Сравнительное литературоведение / М.П. Алексеев. Л.: Наука, 1983. - 448 с.

135. Алефиренко Н.Ф. Поэтическая энергия слова. Синергетика языка, сознания и культуры / Н.Ф. Алефиренко. М.: Academia, 2002. - 394 с.

136. Алешкина С.А. Формирование жанров и художественных традиций литературы конца XIX начала XX вв. / С.А. Алешкина -Саранск, 1990.

137. Анастасьев Н.А. Продолжение диалога: Советская литература и художественные искания XX века / Н.А. Анастасьев. М.: Совет, пис., 1987.-432 с.

138. Анненский Л.А. Локти и крылья: Литература 80-х надежды, реальности, парадоксы / Л.А. Анненский. - М.: Совет, пис., 1989. -320 с.

139. Антонов С.П. Письма о рассказе / С.П. Антонов. М.: Совет, пис., 1964.-300 с.

140. Апухтина В.А. Современная советская проза (60-е начало 70-х годов): учеб. пособие / В.А. Апухтина. - М.: Высш. шк., 1977. -176 с.

141. Артемьев Ю.М. Становление социалистического реализма в чувашской литературе / Ю.М. Артемьев. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1977. - 158 с.

142. Артемьев Ю.М. Константин Иванов: 1890—1915 / Ю.М. Артемьев // Чувашская литература: учеб. — Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 2003. 238 с.

143. Артемьев Ю.М. Страсть к полемике: Статьи, рецензии / Ю.М. Артемьев. Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2003. - 194 с.

144. Аскольдов (Алексеев) С.А. Концепт и слово / С.А. Аскольдов (Алексеев) // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста: антология. М.: Academia, 1997. - С. 267—279.

145. Асылбаев А.А. Марий литература: лит.-крит. ст.-шамыч Марийская литература: сб. лит.-крит. ст. / А.А. Асылбаев, С.И. Ибатов, B.C. Столяров, К.А. Четкарев. — Йошкар-Ола: Маргосиздат, 1950. 214 с.

146. Асылбаев А.А. Сергей Чавайн: очерк жизни и творчества / А.А. Асылбаев. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1963. — 144 с.

147. Асылбаев А.А. Я. А. Элексейн дене Воспоминания. / А.А. Асылбаев // Элексейн Я.А. Ормбк: повесть, ойлымаш, легенда. -Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1990. С. 104—123.

148. Афанасьев П.В. Писатели Чувашии: биобиблиогр. справочник / П.В. Афанасьев. Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 2006. - 558 с.

149. Ашмарин Н.И. Чувашская народная словесность: исследования, автобиографии, воспоминания, письма / Н.И. Ашмарин; сост. и примеч. В.Г. Родионова. — Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2003. 430 с.

150. Ашмаринские чтения: материалы Всерос. науч. конф. (Чебоксары, 19-20 октября 2006 г.) / Чуваш, гос. ун-т им. И.Н. Ульянова; гл. ред. Л.П. Кураков. Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2007. - 528 с.

151. Ашмаринские чтения: материалы межрегион, науч. конф. / Чуваш, гос. ун-т им. И.Н. Ульянова; сост. и науч. ред. Г.И. Федоров. — Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2005. 278 с.

152. Барабаш Ю.Я. Вопросы эстетики и поэтики / Ю.Я. Барабаш. -М.: Современник, 1977.-400 с.

153. Баранов С.Ю. О трудностях определения рассказа как малого жанра / С.Ю. Баранов // Малые жанры в русской и советскойлитературе: межвузов, сб. науч. тр. / Киров, гос. пед. ин-т им. В.И. Ленина. Киров, 1986. - С. 3—15.

154. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика / Р. Барт; пер. с фр., сост. Г.К. Косиков. — М., 1989. — 615 с.

155. Бассель Н.М. Проблемы межнациональной общности эстонской советской литературы / Н.М. Бассель. Таллинн: Ээсти раамат, 1985. - 312 с.

156. Бассель Н.М. Типологические связи эстонской советской литературы с литературами других народов: художественная проза / Н.М. Бассель. Тарту: ТГУ, 1981.-392 с.

157. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского / М.М. Бахтин. 4-е изд. - М.: Сов. Россия, 1979. - 318 с.

158. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества / М.М. Бахтин; сост. С.Г. Бочаров; текст подгот. Г.С. Бернштейн и Л.В. Дерюгина; примеч. С.С. Аверинцева и С.Г. Бочарова. М.: Искусство, 1979. -424 с.

159. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики: исследования разных лет / М.М. Бахтин. М.: Худож. лит, 1975. - 504 с.

160. Белая Г.А. Закономерности стилевого развития советской прозы двадцатых годов / Г.А. Белая. М.: Наука, 1977. - 255 с.

161. Белая Г.А. Литература в зеркале критики. Современные проблемы: монография / Г.А. Белая. М.: Совет, пис., 1986. - 368 с.

162. Белая Г.А. Художественный мир современной прозы / Г.А. Белая. -М.: Наука, 1983.- 192 с.

163. Белинский В.Г. Разделение поэзии на роды и виды / В.Г. Белинский // Полн. собр. соч. Т. 5. - М., 1954. - С. 7—67.

164. Белоусова Е. Г. Стилевая интенсификация в русской прозе рубежа 1920—1930-х гг. / Е.Г. Белоусова // Известия Уральского государственного университета. 2007. - № 49. — С. 248—256.

165. Бондаренко Г.В. Советский рассказ: Проблемы композиции / Г.В. Бондаренко. -М., 1981. -64 с.

166. Борев Ю.Б. Эстетика. Теория литературы: энциклопедический словарь терминов / Ю.Б. Борев. М.: ООО «Изд-во Астрель»: ООО «Изд-во ACT», 2003. - 575 с.

167. Борисов А.Г. Художественный опыт народа и мордовская литература / А.Г. Борисов. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1977. — 192 с.

168. Брыжинский А.И. В едином строю / А.И. Брыжинский. — Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1984. 120 с.

169. Брыжинский А.И. На пути обновления / А.И. Брыжинский, В.И. Демин // Современные проблемы филологии Урало-Поволжья: материалы межрегион, науч.-практ. конф. Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2007. - С. 151—158.

170. Буслаев Ф.И. О литературе: исследования; статьи / Ф.И. Буслаев; сост., вступ. ст., примеч. Э.Л. Афанасьева. М.: Худож. лит., 1990. - 512 с.

171. Бушмин А.С. Преемственность в развитии литературы: монография / А.С. Бушмин. 2-е изд., доп. - Л.: Худож. лит., 1978. -224 с.

172. Ванюшев В.М. Творческое наследие Г.Е. Верещагина в контексте национальных литератур Урало-Поволжья / В.М. Ванюшев. Ижевск: Удм. ИИЯЛ УрО РАН, 1995.

173. Васильев В.М. Марла-рушла мутер Марийско-русский словарь. / В.М. Васильев, А.А. Саваткова, З.В. Учаев. 2-е изд., с изменениями. - Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1991. - 512 с.

174. Васильев В.М. Материалы по поэтике на марийском языке / В.М. Васильев. Казань: Map. отделение Восточ. пед. ин-та, 1930. -110 с.

175. Васильева JI.А. Художественное повествование в чувашской прозе XVIII начала XX вв.: учеб. пособие / Л.А. Васильева. -Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2006. - 124 с.

176. Васин К.К. История и литература: О проблеме историзма в марийской литературе: ист.-литературовед. очерк / К.К. Васин. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1980. 152 с.

177. Васин К.К. Просветительство и реализм: К проблеме генезиса социалистического реализма в марийской литературе: историко-литературоведческие очерки / К.К. Васин. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1975.-247 с.

178. Васин К.К. Псевдонимы марийских литераторов: краткий ист.-лит. справочник / К.К. Васин. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1965. -92 с.

179. Васин К.К. Сергей Григорьевич Чавайн: Жизнь и творчество / К.К. Васин. — 2-е изд, доп. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1987. — 47 с.

180. Васин К.К. Страницы дружбы: историко-литературные очерки / К.К. Васин. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1959. - 151 с.

181. Васин К.К. Творческие взаимосвязи марийской литературы: доклад на соиск. учен, степени по совокуп. опубл. трудов / К.К. Васин; Мордов. гос. ун-т им. Н.П. Огарева. Саранск, 1975. — 42 с.

182. Васин К.К. Творческие взаимосвязи марийской литературы: историко-литературоведческий очерк / К.К. Васин. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1969. - 216 с.

183. Васин К.К. Творческие взаимосвязи марийской литературы на современном этапе / К.К. Васин // Межнациональные связи марийского фольклора, литературы и искусства / МарНИИ яз., лит. и ист. им. В.М. Васильева. Йошкар-Ола, 1984. - С. 37—53.

184. Васин К.К. XX курымын трагедийже Трагедия XX века. / К.К. Васин // Саман [Эпоха]. 1989. - № 2. - С. 56—76.

185. Васинкин А.А. Героические годы: Жанр военного романа в литературах народов Поволжья / А.А. Васинкин. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1987. - 129 с.

186. Васинкин А.А. Марийская проза о Великой Отечественной войне / А.А. Васинкин // Вестник Марий Эл. 2005. - № 1(19). -С. 69—75.

187. Васинкин А.А. Марий проза cap нерген / А.А. Васинкин // Ончыко. 1982. - № 3. - С. 100—106.

188. Васинкин А.А. Очерки и рассказы марийских писателей периода Великой Отечественной войны / А.А. Васинкин // Проблемы жанра в марийской литературе (Труды МарНИИ. Вып. 47). -Йошкар-Ола, 1981.-С. 106—122.

189. Васинкин А.А. Национальные особенности современной марийской прозы / А.А. Васинкин // Финно-угроведение. — 2000. — №2.-С. 91—97.

190. Васинкин А.А. Шаг в неизвестное: О проблеме периодизации литератур финно-угорских народов России / А.А. Васинкин // Лит. Россия. 2004. - 15 окт.

191. Введение в литературоведение: учеб. пособие / JI.B. Чернец, В.Е. Хализев, А.Я. Эсалнек и др.; под ред. JI.B. Чернец. — М.: Высш. шк., 2004. 680 с.

192. Веселовский А.Н. Историческая поэтика / А.Н. Веселовский; ред., вступ. статья и примеч. В.М. Жирмунского. — Изд 2-е, испр. -М.: Едиториал УРСС, 2004. 648 с.

193. Взаимосвязи и взаимодействие литератур мира: библиогр. указатель 1971—1975): в 2 ч. / АН СССР, ИНИОН, ИМЛИ им.

194. A.M. Горького. -М.: ИНИОН, 1979.

195. Виноградов В.В. Проблема авторства и стилей /

196. B.В. Виноградов. М.: Гослитиздат, 1961. 614 с.

197. Виноградов В.В. О теории художественной речи: учеб. пособие / В.В. Виноградов. М.: Высш. шк., 2005. - 287 с.

198. Власенко Т.Л. Литература как форма авторского сознания: пособие для студентов / Т.Л. Власенко. 2-е изд., доп. - Ижевск: УдмГУ, 1998.-230 с.

199. Волков И.Ф. Творческие методы и художественные системы / И.Ф. Волков. М.: Искусство, 1989. - 250 с.

200. Волков И.Ф. Теория литературы / И.Ф. Волков. М.: Просвещение: Владос, 1995. - 256 с.

201. Вопросы методологии литературоведения. М.-Л.: Наука, 1966.-253 с.

202. Вопросы татарской литературы: сб. ст. — Казань: Изд-во Казан, гос. пед. инст., 1970. — 116 с.

203. Воркачев С.Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление антропоцентрической парадигмы в языкознании / С.А. Воркачев // Филологические науки. 2001а. -№ 1.-С. 64—72.

204. Воркачев С.Г. Любовь как лингвокультурологический концепт / С.А. Воркачев. М.: Гнозис, 2007. - 284 с.

205. Восхождение: литературные портреты марийских писателей / сост. B.C. Юксерн. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1984. - 216 с.

206. В.М. Васильев: материалы науч. конф., посвящ. 100-летию со дня рождения ученого / сост. А.Е. Китиков. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1985. - 152 с.

207. В. Мухин (Сави): 1888—1938 / МарНИИ яз., лит. и ист. при Совете министров МАССР; науч. ред. И.С. Галкин. Йошкар-Ола, 1979.-112 с.

208. Газизова А.А. Обыкновенный человек в меняющемся мире: Опыт типологического анализа советской философской прозы 60— 80-х годов: учеб. пособие / А.А. Газизова. М.: Изд-во «Прометей» МПГУ им. В.И. Ленина, 1990. - 81 с.

209. Гайнуллин М.Х. Татарская литература XIX в / М.Х. Гайнуллин. — Казань: Татар, кн. изд-во, 1975. — 308 с.

210. Гайнуллин М.Х. Татарская литература и публицистика начала XX века / М.Х. Гайнуллин. Изд.2-е, доп. - Казань: Татар, кн. изд-во, 1983.-352 с.

211. Галимуллин Ф.Г. Диалог культур и литератур приволжских народов / Ф.Г. Галимуллин // Проблемы филологии народов Поволжья: материалы Всерос. науч.-практ. конф. (19—21 марта 2009 г.) / отв. ред. А.Т. Сибгатуллина. М.-Ярославль: Ремдер, 2009. -С. 12—17.

212. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования / И.Р. Гальперин. -М.: Наука, 1981. 139 с.

213. Гачев Г.Д. Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос / Г.Д. Гачев. М.: Изд. группа «Прогресс»: Культура, 1995. - 479 с.

214. Гачев Г.Д. Национальные образы мира: курс лекций /

215. Г.Д. Гачев. М.: Академия. 1998. - 429 с.

216. Гачев Г.Д. Образ в художественной культуре / Г.Д. Гачев. М.: Искусство, 1981. - 246 с.

217. Гачев Г.Д. Содержательность художественных форм: Эпос. Лирика. Театр / Г.Д. Гачев; послесл. В.А. Недзвецкого. — 2-е изд. — М.: Изд-во Моск. ун-та; Флинта, 2008. 288 с.

218. Гачева А.Г. Философский контекст русской литературы 1920— 1930-х годов / А.Г. Гачева, О.А. Казнина, С.Г. Семенова. М.: ИМЛИ РАН, 2003. - 400 с.

219. Гей Н.К. Художественность литературы: Поэтика и стиль / Н.К. Гей. М.: Наука, 1975.-471 с.

220. Гизбург Л.Я. О психологической прозе / Л.Я. Гинзбург. Л.: Совет, пис., 1971.-463 с.

221. Гиршман М.М. Литературное произведение: Теория и практика анализа / М.М. Гиршман. -М.: Высш. шк., 1991. 159 с.

222. Гиршман М.М. Литературное произведение: Теория художественной целостности / М.М. Гиршман. М: Языки славянской культуры, 2002. - 527 с. (Studia philologica).

223. Гречнев В.Я. Русский рассказ конца XIX—XX века: Проблематика и поэтика жанра. Л., 1979. - 208 с.

224. Грознова Н.А. Ранняя советская проза: 1917—1925 / Н.А. Грознова. М.: Наука, 1976. - 204 с.

225. Гуляев Н.А. Теория литературы: учеб. пособие / Н.А. Гуляев. -М: Высш. шк., 1985. 271 с.

226. Гусев В.И. Герой и стиль: К теории характера и стиля. Советская литература на рубеже 60—70-х годов / В.И. Гусев. М.: Худож. лит., 1983. - 286 с.

227. Гусев В.И. Искусство прозы: Статьи о главном / В.И. Гусев. -М.: Изд-во Литер, ин-та им. A.M. Горького, 1999. 157 с.

228. Гусейнов Ч.Г. Этот живой феномен: Советская многонациональная литература вчера и сегодня / Ч.Г. Гусейнов. -М.: Совет, пис., 1988. 432 с.

229. Давыдова Т.Т. Теория литературы: учеб. пособие / Т.Т. Давыдова, В.А. Пронин. М.: Логос, 2003. - 232 с.

230. Далгат У.Б. Этнопоэтика в русской прозе 20—90-х гг. XX века (экскурсы) / У.Б. Далгат. М.: ИМЛИ РАН, 2004. - 212 с.

231. Движение эпохи — движение литературы: Удмуртская литература XX века: учеб. пособие / С.Т. Арекеева, Т.И. Зайцева, В.Г. Пантелеева и др.; под ред. Т.И. Зайцевой и С.Т. Арекеевой. — Ижевск: Изд. дом «Удм. ун-т», 2002. 262 с.

232. Девяткин Г.С. Мордовский рассказ / Г.С. Девяткин. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1987. -216 с.

233. Дедушкин Н.С. Чувашская литература периода Великой Отечественной войны: 1941—1945 гг.: крит.-библиогр. очерк / Н.С. Дедушкин. Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1962. - 156 с.

234. Демин В.И. Комическое в мордовской литературе (этапы эволюции): автореф. дис. . докт. филол. наук / В.И. Демин. -Мордов. гос. ун-т им. Н.П. Огарева. Казань, 1998. - 54 с.

235. Демин В.И. Многоцветие смеха: Комическое в мордовской литературе / В.И. Демин. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1998. -141 с.

236. Демина Л.И. Идейно-художественная эволюция малых жанров в отечественной военной прозе 40-х годов (очерк, рассказ, повесть):автореф. дис. . канд. филол. наук / Л.И. Демина. Майкоп, 1993. -22 с.

237. Дима А. Принципы сравнительного литературоведения / пер. с румын. М.В. Фридмана. -М.: Прогресс, 1977. 229 с.

238. Добин Е.С. Сюжет и действительность. Искусство детали / Е.С. Добин. Л.: Совет, пис., 1981.-432 с.

239. Долинин К.А. Интерпретация текста. М.: Просвещение, 1985. -288 с.

240. Долинин К.А. Лингво-семиотические основы интерпретации прозаического текста (французский язык): автореф. дис. . докт. филол. наук. М., 1989. - 46 с.

241. Домокош П. История удмуртской литературы / П. Домокош; пер. с венгерского В. Васовчик. Ижевск: Удмуртия, 1993. - 448 с.

242. Домокош П. Формирование литератур малых уральских народов / П. Домокош; пер. с венгерского. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1993.-288 с.

243. Дооктябрьские истоки межлитературной общности Урало-Поволжья: сб. ст. / Удм. ин-т ист., яз. и лит. УРО АН СССР, сост. и отв. ред. В.М. Ванюшев. Ижевск, 1991. - 264 с.

244. Дюришин Д. Теория сравнительного изучения литературы / пер. со словац.; Д. Дюришин — М.: Прогресс, 1979. 320 с.

245. Елисеев И. А. Словарь литературоведческих терминов / И.А. Елисеев, И.Г. Полякова. Ростов н/Д: Феникс, 2002. - 320 с.

246. Ермаков Ф.К. Путь удмуртской прозы: очерки / Ф.К. Ермаков. -Ижевск: Удмуртия, 1975. 140 с.

247. Ермаков Ф.К. Реализм в дореволюционной удмуртской литературе: монография / Ф.К. Ермаков. Ижевск: Ижев. полиграфкомбинат, 1997. - 132 с.

248. Ермакова Г.А. Эстетические основы художественного мира Г.Н. Айги: автореф. дис. . докт.филол.наук / Г.А. Ермакова. -Чебоксары, 2004. 38 с.

249. Ермакова Г.А. Художественно-философский мир Айги: истоки, типологические параллели / Г.А. Ермакова. М.: Изд-во ЦГЛ «РОН», 2004.-382 с.

250. Ермилова Е.В. Истоки и формирование жанров чувашской литературы XVIII—XIX вв.: автореф. дис. .канд. филол. наук / Е.В. Ермилова. Чебоксары, 2003. - 27 с.

251. Есин А.Б. Литературоведение. Культурология: избр. труды / А.Б. Есин; вступ. ст. Е.В. Аверина; сост. и примеч. С.Я. Долинина. -2-е изд., испр. М.: Флинта: Наука, 2003. - 352 с.

252. Есин А.Б. Принципы и приемы анализа литературного произведения: учеб. пособие / А.Б. Есин. 5-е изд. - М.: Флинта, Наука, 2003.-248 с.

253. Есин А.Б. Психологизм русской классической литературы: кн. для учителя / А.Б. Есин. М.: Просвещение, 1988. - 176 с.

254. Ефремова О.В. Типологические особенности жанра рассказа в отечественной литературе послевоенного десятилетия (1945— 1955 гг.): автореф. дис. . канд. филол. наук / О.В. Ефремова. — Майкоп, 2003.-24 с.

255. Жанр и композиция литературного произведения: межвузов, сб. Петрозаводск: Изд-во Петрозавод. гос. ун-та, 1989. - 176 с.

256. Жанр рассказа в русской и советской литературе: сб.ст. / Киров, гос. пед. ин-т им. В.И. Ленина; отв. ред. Л.Н. Лузянина. -Киров, 1983.- 174 с.

257. Женнет Ж. Фигуры: в 2 т. М., 1998.

258. Живое наследие / МарНИИ яз., лит. и ист. им. В.М. Васильева; науч. ред. А.А. Васинкин. Йошкар-Ола, 1992. - 144 с.

259. Жирмунский В.М. Введение в литературоведение: курс лекций / В.М. Жирмунский; под ред. З.И. Плавскина, В.В. Жирмунской. -2-е изд. М.: Едиториал УРСС, 2004. - 464 с.

260. Жирмунский В.М. Из истории западноевропейских литератур: избр. труды / В.М. Жирмунский. JL: Наука, 1981. - 303 с.

261. Жирмунский В.М. Сравнительное литературоведение: Восток и Запад: избр. труды / В.М. Жирмунский. JL: Наука, 1979. - 493 с.

262. Жирмунский В.М. Эпическое творчество славянских народов и проблемы сравнительного изучения эпоса / В.М. Жирмунский. М.: АН СССР, 1958.- 145 с.

263. Жолковский А.К. Михаил Зощенко: поэтика недоверия /

264. A.К. Жолковский. -М.: Языки культуры, 1999. 392 с.

265. Залыгин С. Рассказ и рассказчик: заметки писателя / С. Залыгин//Наш современник. — 1971. — № 11. —С. 113—119.

266. Заманская В.В. Экзистенциальная традиция в русскойУлитературе XX века: Диалоги на границах столетий: учеб. пособие /

267. B.В. Заманская. М.: Флинта: Наука, 2002. - 304 с.

268. Заморий Т.П. Современный русский рассказ / Т.П. Заморий. -Киев: Наукова думка, 1968. 254 с.

269. Затонский Д. Художественные ориентиры XX века / Д. Затонский. — М.: Совет, пис., 1988. -416 с.

270. Захаров В.Н. Система жанров Достоевского: Типология и поэтика / В.Н. Захаров. Д.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1985. - 209 с.

271. Зинченко В.Г. Методы изучения литературы: Системный подход: учеб. пособие / В.Г. Зинченко, В.Г. Зусман, З.И. Кирнозе. -М.: Флинта: Наука, 2002. 200 с.

272. Ибрагимов М.А. Голоса жизни: Классики и современники: статьи / М.А. Ибрагимов. М.: Совет, писатель, 1985. - 318 с.

273. Иванов А.Е. Марий литератур: туныктышылан полыш Марийская литература: пособие для учителя. / А.Е. Иванов. — Йошкар-Ола: Map. кн. савыктыш, 1993. 280 с.

274. Иванов И.Г. Из истории марийской письменности: В помощь учителю истории культуры / И.Г. Иванов. Йошкар-Ола: Map. ин-т образования, 1996. — 64 с.

275. Иванов И.С. Писательын йылме сылнылыкше: туныктышылан пособий Языковое мастерство писателя: пособие для учителя. / И.С. Иванов. — Йошкар-Ола: ИУУ; Редакция журнала «Марий Эл учитель», 1991. — 74 с.

276. Ильин И.П. Современные концепции компаративистики и сравнительного изучения литератур / И.П.Ильин. М.: ИНИОН, 1987.-50 с.

277. Исследования по славянскому литературоведению и фольклористике: доклады советских ученых на IV Междун. съезде славистов. М.: Изд-во АН СССР, 1960. - 352 с.

278. Исследования финно-угорских языков и литератур в их взаимосвязях с языками и литературами народов СССР: тезисы докладов Всесоюз. науч. совещания финно-угроведов 27—30 октября 1977 г. Ужгород: УГУ, 1977.- 143 с.

279. История марийской литературы / МарНИИ яз., лит. и ист. им. В.М. Васильева; отв. ред. К.К. Васин, А.А. Васинкин. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1989. - 432 с.

280. История мордовской советской литературы: в 2 т. / руков. авт. коллект. Б.Е. Кирюшкин. Т. 1. - Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1968. - 416 е.; Т. 2. - Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1974. - 303 с.

281. История мордовской литературы / Мордов. гос. ун-т им. Н.П. Огарева. — Саранск, 1981. 386 с.

282. История татарской советской литературы / отв. ред. Л.И. Залеская и В.Г. Воздвиженский. М.: Наука, 1965. - 578 с.

283. История удмуртской литературы: в 2 т. / ИМЛИ им.

284. A.M. Горького; НИИ при Совете Министров Удм. АССР; отв. ред.

285. B.М. Ванюшев. Т. 1. - Устинов: Удмуртия, 1987. - 249 е.; Т. 2. -Устинов: Удмуртия, 1988. - 329 с.

286. История советской многонациональной литературы: в 6 т. / АН СССР, ИМЛИ им. A.M. Горького; гл. ред. Г.И. Ломидзе, Л.И. Тимофеев. -М.: Наука, 1970—1974.

287. Казаркин А.П. Поэтика современного лирического рассказа: Проблема автора: автореф. дис. . канд. филол. наук / А.П. Казаркин. Томск, 1974. - 20 с.

288. Кайда Л.Г. Стилистика текста: от теории композиции к декодированию / Л.Г. Кайда. - 2-е изд., испр. — М.: Флинта: Наука, 2005.-208 с.

289. Калиев Ю.А. Сылнымут да тоштой: Чимарий авыл тоштыш негызеш туныктымаш Литература и мифология: Нравственное воспитание на традициях марийского язычества. / Ю.А. Калиев. -Йошкар-Ола: МарГУ, 1998.-266 с.

290. Канюков В.Я. От фольклора к письменности: Ранняя чувашская литература и народное творчество: очерк литературно-фольклорных отношений / В.Я. Канюков. Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1971. - 127 с.

291. Канюков В.Я. Развитие литературы и народные художественные традиции: Проблемы литературно-фольклорных отношений / В.Я. Канюков. Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1979. - 192 с.

292. Карпов И.П. Словарь авторологических терминов / И.П. Карпов. 2-е изд., испр. и доп. - Йошкар-Ола: МГПИ им. Н.К. Крупской, Лаборатория аналитической филологии, 2004. — 170 с.

293. Карху Э.Г. Некоторые проблемы сравнительного изучения истории финской и русской литературы XIX в. / Э.Г. Карху. М., 1969.-32 с.

294. Карху Э.Г. От рун — к роману: статьи о карело-финском фольклоре, «Калевале», финской литературе / Э.Г. Карху. -Петрозаводск: Карелия, 1978. 334 с.

295. Кириллова И.Ю. Своеобразие художественного мира Илле Тхти: автореф. дис. . канд. филол. наук / И.Ю. Кириллова. -Чебоксары, 2006. 22 с.

296. Китиков А.Е. Марий калыкмут мутер Словарь марийских пословиц и поговорок. / А.Е. Китиков. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1991.-336 с.

297. Кожевникова Н.А. Типы повествования в русской литературе XIX XX вв. / Н.А. Кожевникова. - М.: Институт русского языка РАН, 1994.-336 с.

298. Кожинов В.В. Статьи о современной литературе / В.В. Кожинов. -М.: Современник, 1982. 303 с.

299. Комина Р.В. Современная советская литература (художественные тенденции и стилевое многообразие) / Р.В. Комина. М.: Высш. шк., 1978. - 176 с.

300. Конрад Н.И. Запад и Восток: статьи / Н.И. Конрад. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Наука, 1972. - 496 с.

301. Корман Б.О. Изучение текста художественного произведения / Б.О. Корман. М.: Просвещение, 1972. - 111 с.

302. Корман Б.О. Практикум по изучению художественного произведения: учеб. пособие / Б.О. Корман. Изд. 3-е. - Ижевск: Изд-во ИУУ УР, 2003. - 88 с.

303. Крамов И. В зеркале рассказа. М.: Совет, пис., 1986. — 271 с.

304. Краснов Г.В. Чувашский очерк: монография. Кн. 1 / Г.В. Краснов. - Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2006. - 272 с.

305. Красовский Н.А. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах: монография / Н.А. Красовский. М.: Гнозис, 2008. - 374 с.

306. Кубаев Г.Л. Эстонско-марийские взаимосвязи в области литературы и искусства / Г.Л. Кубаев // Проблемы реализма в марийской литературе. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1979. — С. 171—183.

307. Кубанцев Т.И. Становление творческой индивидуальности писателя в контексте национально-художественных традиций: автореф. дис. . докт. филол. наук / Т.И. Кубанцев. Саранск, 2006. -34 с.

308. Кубасов А.В. Рассказы А.П. Чехова: Поэтика жанра: учеб. пособие / В.А. Кубасов. Свердловск: СГПИ, 1990. - 71 с.

309. Кудрина М.В. Жанровая структура рассказа: дис. . канд. филол. наук / М.В. Кудрина. М., 2003. - 291 с.

310. Кузьмичев, И.К. Литературные перекрестки: Типология жанров, их историческая судьба / И.К. Кузьмичев. Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1983. - 203 с.

311. Кузнецов Н.М. Рассказ военных лет и традиции народного повествования / Н.М. Кузнецов // Русская литература. 1985. - № 1. -С. 21—38.

312. Кузьмук В. Типология современного русского рассказа: автореф. дис. . канд. филол. наук / В. Кузьмук. М., 1977. - 24 с.

313. Кульбаева Н.И. Вениамин Иванов: очерк жизни и творчества / Н.И. Кульбаева. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1991. - 128 с.

314. Купина Н.А. Структурно-смысловой анализ художественного произведения / Н.А. Купина. Свердловск, 1981.

315. Кушмо корно: литературоведческий и литературно-критический статья-влак Пути роста: литературоведческие и литературно-критические статьи. — Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1977. — 180 с.

316. Лавров В.А. Человек. Время. Литература: Концепция личности в многонациональной советской литературе: монография / В.А. Лавров. Л.: Худож. лит., 1981. - 224 с.

317. Лармин О.В. Художественный метод и стиль / О.В. Лармин. -М.: Изд-во МГУ, 1964. 271 с.

318. Лебедева М.Н. Проблемы героического характера в русском советском рассказе: спецсеминар по курсу «Русская советская литература» / М.Н. Лебедева. М.: Просвещение, 1974. - 80 с.

319. Лейдерман Н.Л. Движение времени и законы жанра: Жанровые закономерности развития советской прозы в 60—70-е годы: монография / Н.Л. Лейдерман. Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1982.-256 с.

320. Лейдерман Н.Л. Современная русская литература: 1950—1990-е годы: учеб. пособие: в 2 т. / Н.Л. Лейдерман, М.Н. Липовецкий. -М.: Изд. центр «Академия», 2003. Т. 1. - 416 е.; Т. 2 . - 688 с.

321. Лимерова В.А. Особенности первых прозаических произведений Г.С. Лыткина / В.А. Лимерова // Современные проблемы филологии Урало-Поволжья: материалы межрег. научно-практ. конф. Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2007. - С. 98—101.

322. Липин С.А. Сквозь призму чувств: О лирической прозе / С.А. Липин. 2-е изд., доп. -М.: Совет, пис., 1978. - 156 с.

323. Лисовская Г.К. Коми рассказ первой трети XX века: Поэтика жанра: научный доклад / Г.К. Лисовская. Сыктывкар, 1995. - 24 с. (Тр. Коми науч. центра УрО РАН. - Вып. 365).

324. Лисовская Г.К. Художественные тенденции в коми рассказе конца XX века / Г.К. Лисовская // Художественная словесность финно-угорских народов: от истоков к современности / МарНИИЯЛИ им. В.М. Васильева. Йошкар-Ола, 2008. - С. 125— 135.

325. Литература и время: сб. ст. / науч. ред. А.А. Васинкин. — Йошкар-Ола: МарНИИ им. В.М. Васильева, 2003. 154 с.

326. Литературная энциклопедия терминов и понятий / под ред.

327. A.Н. Николюкина. -М.: НПК «Интелпак», 2003. 1600 стлб.

328. Литературно-эстетические концепции в России конца XIX -начала XX вв. / АН СССР, ИМЛИ им. A.M. Горького; отв. ред. Б.А. Бялик. М.: Наука, 1975. - 416 с.

329. Литературный энциклопедический словарь / под ред.

330. B.М. Кожевникова, П.А. Николаева. М.: Сов. энциклопедия, 1987. - 752 с.

331. Лихачев Д.С. Избранные работы: в 3 т. / Д.С. Лихачев. Л.: Худож. лит., 1987.

332. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка / Д.С. Лихачев // Известия РАН. Сер. лит. и яз. 1993. - № 1. - С. 4—10.

333. Ломидзе Г. Чувство великой общности: статьи о советской многонациональной литературе / Г. Ломидзе. — М.: Совет, пис., 1978. -271 с.

334. Лотман Ю.М. О русской литературе: История русской литературы. Теория прозы / Ю.М. Лотман. СПб.: Искусство, 1997. - 845 с.

335. Лотман Ю.М. Структура художественного текста / Ю.М. Лотман. М.: Искусство, 1970. - 384 с.

336. Лыткина Л.В. Жанры коми-зырянской прозы первой трети XX века: Взаимодействие романа, повести, рассказа и очерка: автореф. дис. . докт. филол. наук / Л.В. Лыткина. М., 1999. - 47 с.

337. Магдеев М.С. Социальные корни таланта: Из истории татарской литературы в годы нового революционного подъема и первой империалистической войны / М.С. Магдеев. Казань: Изд-во Казан, ун-та. 1990.- 158 с.

338. Макина М.А. Русский советский рассказ: Проблемы развития жанра / М.А. Макина. Л.: Наука, 1975.

339. Максимов В.Н. Русский советский рассказ 70-х годов: Проблематика, жанр: автореф. дис. . канд. филол. наук / В.Н. Максимов. М., 1987. - 20 с.

340. Макушкин В.М. Начало пути / В.М. Макушкин. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1976. - 146 с.

341. Мартынов В.И. Становление коми литературы: Идейно-эстетический аспект / В.И. Мартынов. М.: Наука, 1988. - 233 с.

342. Маслова В.А. Поэт и культура: Концептосфера Марины Цветаевой: учеб. пособие / В.А. Маслова. М.: Флинта: Наука, 2004. -256 с.

343. Материалы X Международного конгресса финно-угроведов. -Ч. 7: Литературоведение, фольклористика и этнология / Map. гос. ун-т. — Йошкар-Ола, 2008. — 518 с.

344. Медведев П.Н. Формальный метод в литературоведении: Критическое введение в социологическую поэтику / П.Н. Медведев. -М.: Лабиринт, 2003. 192 с. (Серия «Бахтин под маской»).

345. Медриш Д.Н. Литература и фольклорная традиция: вопросы поэтики / Д.Н. Медриш; под ред. Б.Ф. Егорова. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1980.-296 с.

346. Международные Ломидзевские чтения: Изучение литератур и фольклора народов России и СНГ: Теория. История. Проблемы современного развития: материалы Междунар. науч. конф. 28—30 ноября 2005 г. М.: ИМЛИ РАН, 2008. - 472 с.

347. Межнациональные связи марийского фольклора, литературы и искусства / МарНИИ яз., лит. и ист. им. В.М. Васильева; отв. ред. В.А. Акцорин. Йошкар-Ола, 1984. - 167 с. (Вопросы марийского фольклора и искусства. - Вып. 4).

348. Мелетинский Е.М. Введение в историческую поэтику эпоса и романа / Е.М. Мелетинский. М.: Наука, 1986. - 318 с.

349. Мелетинский Е.М. Историческая поэтика новеллы / Е.М. Мелетинский. М.: Наука, 1990. - 279 с.

350. Мелетинский Е.М. От мифа к литературе: учеб. пособие по курсу «Теория мифа и историческая поэтика повествовательных жанров» / Е.М. Мелетинский. -М.: РГГУ, 2000. 167 с.

351. Мельничук О. А. Повествование от первого лица: Интерпретация текста / О.А. Мельничук. М.: Изд-во МГУ, 2002. -208 с.

352. Мещерякова М.И. Краткий словарь литературоведческих терминов: Литературоведческие термины в практике выполненияучебных заданий / М.И. Мещерякова. — 2-е изд., доп. и испр. — М.: Науч.-практ. центр «Мегатрон», 1999. —С. 50.

353. Миловидов В.А. Текст, контекст, интертекст: Введение в проблематику сравнительного литературоведения: пособие по спецкурсу / В.А. Миловидов. Тверь: Твер. гос. ун-т, 1998. - 83 с.

354. Минералов Ю.И. История русской литературы: 90-е годы XX века: учеб. пособие / Ю.И. Минералов. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2002. - 224 с.

355. Миннегулов Х.Ю. Татарская литература и восточная классика: Вопросы взаимосвязей и поэтики / Х.Ю. Миннегулов. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1993. - 384 с.

356. Мифы народов мира: Энциклопедия: В 2 т. / гл. ред. С.А. Токарев. Т. 1. - М.: Сов. энциклопедия, 1987. - 671 е.; Т. 2. -М.: Сов. энциклопедия, 1988. - 719 с.

357. Михайлов Н.Н. Теория художественного текста: учеб. пособие / Н.Н. Михайлов. М.: Изд. центр «Академия», 2006. - 224 с.

358. Михайлова Л.И. Роль периодических изданий в развитии чувашской литературы (1900—1930 гг.): автореф. дис. .канд. филол. наук / Л.И. Михайлова. Чебоксары, 2003. — 22 с.

359. Московкина И.Н. Проблемы поэтики русского рассказа в новейших советских исследованиях // Вестник Харьковского ун-та. Филология. Вып. 12.- 1979, —№ 183.-С. 46—51.

360. Муллагулова A.M. Современный башкирский рассказ: Жанровые и стилевые особенности: автореф. дис. . канд. филол. наук / A.M. Муллагулова. Уфа, 2000. - 18 с.

361. Мусин Ф.М. Связь времен: Об историзме современной татарской прозы / Ф. Мусин. Казань: Татар, кн. изд-во, 1979. -224 с.

362. Мусин Ф.М. По координатам жизни: Размышления осовременной татарской прозе / Ф. Мусин. М.: Современник, 1976. -206 с.

363. Мустаев Е.Н. Писательын мыскара йылмыже Юмористический язык писателя. / Е.Н. Мустаев // Ончыко. 1982. -№6.-С. 101—106.

364. Мухин В. Марийская литература в 1917 году // Марий илыш Марийская жизнь. (Издание марийского общества краеведения). — 1929.-Вып. 1.-С. 52—81.

365. Мущенко Е.Г. Поэтика сказа / Е.Г. Мущенко, В.П. Скобелев, JT.E. Кройчик. Воронеж, 1987. - 286 с.

366. Мышкина А.Ф. Своеобразие чувашской художественно-философской прозы: автореф. дис. .докт. филол. наук / А.Ф. Мышкина. Чебоксары, 2006. - 55 с.

367. Мышкина А.Ф. Чувашская художественно-философская и художественно-публицистическая проза второй половины XX века / А.Ф. Мышкина. Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2005. - 276 с.

368. Неупокоева И.Г. История всемирной литературы: Проблемы системного и сравнительного анализа / И.Г. Неупокоева. -М.: Наука, 1976.-359 с.

369. Нигматуллина Ю.Г. Национальное своеобразие эстетического идеала / Ю.Г. Нигматуллина. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1970. -212 с.

370. Нигматуллина Ю.Г. Типы культур и цивилизаций в истории развития русской и татарской литератур / Ю.Г. Нигматуллина. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1997. 189 с.

371. Никитин (Станьял) В.П. Чувашский рассказ: 1921—1941 / В.П. Никитин. Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1990. - 128 с.

372. Николина Н.А. Филологический анализ текста: учеб. пособие / Н.А. Николина. — М.: Изд. центр «Академия», 2003. — 256 с.

373. Нинов А.А. Современный рассказ: Из наблюдений над русской прозой (1956-1966) / А.А. Нинов. Л.: Худож. лит., 1969. - 288 с.

374. Новиков В. На территории рассказа и новеллы // Лит. учеба. — 1981.-№4.-С. 126—132.

375. Николаев С. Сар пагытыште / С. Николаев // Ончыко. 1985. — № 5. - С. 59—66.

376. Огнев А.В. Русский советский рассказ 50—70-х годов: пособие для учителей / А.В. Огнев. М.: Просвещение, 1978. - 208 с.

377. Огнев А.В. Современный русский рассказ (50—80-е годы): учеб. пособие: семинарий / А.В. Огнев. Калинин: Калин, гос. ун-т, 1986.-80 с.

378. Огнев А.В. Современный русский рассказ: 50—80-е годы: учеб. пособие / А.В. Огнев. Калинин: Калин, гос. ун-т, 1987. - 91 с.

379. Огнев А.В. Читатель и жанр рассказа / А.В. Огнев // Жанрово-стилевые проблемы советской литературы: межвузов, тематич. сб. / Калин, гос. ун.т; отв.ред. А.В. Огнев. Калинин, 1982. - С. 3—18.

380. Орлицкий Ю.Б. Стих и проза в русской литературе: очерки истории и теории / Ю.Б. Орлицкий. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1991. -200 с.

381. Орлицкий Ю.Б. Стих и проза в русской литературе / Ю.Б. Орлицкий. М.: Изд-во РГГУ, 2002. - 688 с.

382. Осипов Н.Н. Художественный мир малой прозы Леонида Агакова: монография / Н.Н. Осипов. — Чебоксары: Чув. гос. пед. ун-т им. И.Я. Яковлева, 2008. 165 с.

383. Основы сравнительного и сопоставительного литературоведения: учеб. пособие по спецкурсу / авт.-сост. В.Р. Аминева. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2007. — 48 с.

384. Очерк истории мордовской советской литературы / АН СССР, ИМЛИ им. A.M. Горького. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1956. — 226 с.

385. Очерки истории марийской литературы: в 2 ч. / МарНИИ языка, литературы и истории при Совете министров МАССР; отв. ред. М.А. Георгина. Ч. 1. - Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1963. -424 е.; Ч. 2. - Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1960. - 412 с.

386. Павлова С.В. Лирические тенденции чувашской прозе 50—80-х годов XX века в контексте русской литературы: автореф. дис. . канд. филол. наук / С.В. Павлова. Чебоксары, 2009. - 23 с.

387. Палиевский П.В. Литература и теория / П.В. Палиевский. 2-е изд., доп. - М.: Современник, 1978. - 284 с.

388. Пантелеева Т.Г. Поэтика удмуртского рассказа: автореф. дис. . канд. филол. наук / Т.Г. Пантелеева. Чебоксары, 2006. -23 с.

389. Пархоменко М.Н. Многонациональное единство советской литературы / М.Н. Пархоменко. М.: Просвещение, 1978. - 287 с.

390. Пахомова М.Ф. Эпос молодых литератур / М.Ф. Пахомова. -Л.: Наука, 1977.- 107 с.

391. Пахорукова В.В. Коми-пермяцкая литература (1917—1941): учеб. пособие / В.В. Пахорукова. Сыктывкар: Пермский ун-т, 1982.-90 с.

392. Пахорукова В.В. Коми-пермяцкая проза в контексте пермских литератур: автореф. дис. . докт. филол. наук / Казан, гос. ун-т; В.В. Пахорукова. — Казань, 1997. 42 с.

393. Пахорукова В.В. Предвоенная проза пермских народов: учеб. пособие по спецкурсу / В.В. Пахорукова. Сыктывкар: Пермский ун-т, 1981.-65 с.

394. Писатели Марий Эл: биобиблиогр. справочник / сост. А.А. Васинкин, В.А. Абукаев и др. — Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 2008.-752 с.

395. Поляков М.Я. В мире идей и образов: Историческая поэтика и теория жанров / М.Я. Поляков. М., 1983. - 367 с.

396. Поспелов Г.Н. Проблемы литературного стиля / Г.Н. Поспелов. М.: Изд-во МГУ, 1970. - 330 с.

397. Поспелов Г.Н. Теория литературы: учебник для ун-тов / Г.Н. Поспелов. М.: Высш. шк., 1978. - 351 с.

398. Поспелов Г.Н. Типология литературных родов и жанров / Г.Н. Поспелов // Поспелов Г.Н. Вопросы методологии и поэтики. -М., 1983.-С. 202—212.

399. Поспелов Г.Н. Проблемы исторического развития литературы. -М.: Просвещение, 1972. -271 с.

400. Потебня А.А. Теоретическая поэтика: учеб. пособие / А.А. Потебня; сост., вступ. ст. и коммент. А.Б. Муратова. 2-е изд., испр. - СПб: Филол. факультет СПбГУ; М.: Изд. центр «Академия», 2003.-384 с.

401. Поэтика: словарь актуальных терминов и понятий / гл. науч. ред. Н.Д. Тамарченко. М.: Изд-во Кулагиной; Intrada, 2008. - 358 с.

402. Проблемы жанра в марийской литературе (Труды. Вып. 47) / МарНИИ при Совете министров МАССР; науч. ред. К.К. Васин. -Йошкар-Ола, 1981. - 168 с.

403. Проблемы марийской и финно-угорской филологии: материалы II Всерос. науч.-практ. конф., посвящ.памяти профессора Н.Т. Пенгитова / науч. ред. А.Н. Куклин. Йошкар-Ола: МГПИ им. Н.К. Крупской, 2007. - 194 с.

404. Проблемы особых межлитературных общностей: сб. ст. / РАН, Ин-т востоковед., Словацкая АН, ИМЛИ им. A.M. Горького; под общ. ред. Д. Дюришина. М.: Наука, Изд. фирма «Восточная литература», 1993.-263 с.

405. Проблемы развития татарской нации (языковой, литературно-фольклорный и искусствоведческие аспекты): материалы межрегион, науч.-практ. конф. Казань: Изд-во «Фэн» Академии наук РТ, 2004.

406. Проблемы русской советской литературы: 50—70-е годы / АН СССР, Ин-т рус. лит. (Пушк. дом); под ред. В.А. Ковалева. Л.: Наука, 1976. -324 с.

407. Проблемы современного сравнительного литературоведения: сб. ст. / под ред. Н.А. Вишневской и А.Д. Михайлова. М;: ИМЛИ РАН, 2004.-96 с.

408. Проблемы современной мордовской литературы: сб.ст. / сост. и общ. ред. Н.И. Черапкин. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1980. -272 с.

409. Проблемы филологии народов Поволжья: материалы Всерос. науч.-практ. конф. (19—21 марта 2009 г.). Вып. 3 / Моск. пед. гос. ун-т; отв. ред. А.Т. Сибгатуллина. - М.-Ярославль: Ремдер, 2009. -200 с.

410. Протченко В.И. Некоторые вопросы развития «деревенской прозы» / В.И. Протченко // Проблемы русской советской литературы: 50—70-е годы / Ин-т рус. лит. (Пушк. дом): под ред. В.А. Ковалева. Л.: Наука, 1976. - С. 58—107.

411. Прохоров Ю.Е. В поисках концепта / Ю.Е. Прохоров. — М.: Флинта: Наука, 2008. 176 с.

412. Пудожгорский В.К. Рассказ и автор: Принципы раскрытия авторской позиции в современном рассказе: учеб. пособие к спецкурсу / В.К. Пудожгорский. Вологда, 1985. - 52 с.

413. Путилов Б.Н. Методология сравнительно-исторического изучения фольклора / Б.Н. Путилов. — Д.: Наука, 1976. 244 с.

414. Путилов Б.Н. Русский и южнославянский героический эпос: сравнительно-типологическое исследование / Б.Н. Путилов. — М.: Наука, 1971.-315 с.

415. Реизов Б. Г. История и теория литературы / Б.Г. Реизов. М.: Наука, 1986.-320 с.

416. Рогацкина M.JI. «В сиреневые сани усядусь поскорей.»: Мотивная структура лирики О.Мандельштама 1937 г. / M.JI. Рогацкина // Современные методы анализа художественного произведения: материалы науч. семинара. Смоленск: Универсум, 2002.-С. 160—176.

417. Рогачев В.И. Творческое наследие М.Е. Евсевьева в контексте формирования мордовского литературного процесса конца XIX -начала XX века: автореф. дис. .канд. филол. наук / В.И. Рогачев. -Саранск, 1995.- 18 с.

418. Роговер Е.С. Русская литература XX века / Е.С. Роговер. 2-е изд., доп. и перераб. - СПб., М.: САГА: ФОРУМ, 2004. - 496 с.

419. Родионов В.Г. Виктор Вишневский лидер раннего просветительства народов Поволжья / В.Г. Родионов // Вишневский В.П. Письменная культура раннего просветительства / сост. и примеч. В.Г. Родионова. - Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2004. - С. 3—42.

420. Родионов В.Г. Мастер чувашской прозы (Илле Тхти) / В.Г. Родионов // Лик. 2006. - № 2. - С. 57—64.

421. Родионов В.Г. Особенности литературогенеза народов Урало-Поволжья / В.Г. Родионов // Материалы X Межд. конгресса финно-угроведов. — Ч. 7: Литературоведение, фольклористика и этнология / Map. гос. ун-т. Йошкар-Ола, 2008. - 132—137.

422. Родионов В.Г. Особенности истории литератур народов Урало-Поволжья (до 30-х гг. XX в.) / В.Г. Родионов // М.П. Петров и литературный процесс XX века: материалы Межд. науч. конф., 1—2 ноября 2005 / УдмГУ. Ижевск, 2006. - С. 48—54.

423. Родионов В.Г. Чувашская литература XVIII—XIX вв. / В.Г. Родионов // Родионов В.Г. Чувашская литература XVIII—XIX века: учеб. пособие На чув.яз.. — Чебоксары: Чуваш.кн.изд-во, 2006. -С. 416—462.

424. Родионов В.Г. Чувашская литература (1917—1930-е гг.) / В.Г. Родионов // Родионов В.Г. Чувашская литература: 1917—1930-е годы: учеб. пособие На чув.яз.. Чебоксары: Чуваш.кн.изд-во, 2008.-С. 325—425.

425. Родионов В.Г. Этнос. Культура. Слово / В.Г. Родионов; сост.

426. A.Н. Лукина. Чебоксары: Изд-во Чуваш.ун-та, 2006. - 552 с. (Серия «Памятники словесности»).

427. Романова Г.И. Практика анализа литературного произведения (русская классика): учеб. пособие / Г.И. Романова; под ред. Л.В. Чернец. М.: Флинта: Наука, 2005. - 256 с.

428. Русская советская литература 50—70-х годов: учеб. пособие /

429. B.А. Ковалев, А.И. Метченко, А.И. Хватов и др.; под ред. В.А. Ковалева. М.: Просвещение, 1981. - 224 с.

430. Русская новелла: Проблемы теории и истории: сб. ст. / СПб. гос. ун-т; Под ред. В.М. Марковича, В. Шмида. СПб, 1993. - 274 с.

431. Русская проза конца XX века: учеб. пособие / В.В. Агеносов, Т.М. Колядич, Л.А. Трубина и др.; под ред. Т.М. Колядич. М.: Изд. центр «Академия», 2005. - 424 с.

432. Русский советский рассказ: История и поэтика жанра: 1917— 1967: библиогр. указ. / сост. Н.А. Грознова, Э.А.Шубин; под ред. К.П. Лукирской. Л., 1975.-172 с.

433. Рымарь Н.Т. Теория автора и проблема художественной деятельности / Н.Т. Рымарь, В.П. Скобелев. Воронеж: ЛОГОС-ТРАСТ, 1994.-264 с.

434. Сандаков Г.Н. Современный историко-революционный роман в литературах народов Поволжья / Г.Н. Сандаков // Межнациональные связи марийского фольклора, литературы и искусства / МарНИИ яз., лит. и ист. им. В.М. Васильева. Йошкар-Ола, 1984.-С. 54—78.

435. Сандаков Г.Н. Эпос революции и современность: Марийская проза в контексте литератур Поволжья / Г.Н. Сандаков. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1990. - 152 с.

436. Сахапов М.Ж. Вестник возрождения: монография. Казань: ЦИТ, 2001.-528 с.

437. Семенова Н.В. Новелла и рассказ: Современное состояние вопроса / Н.В. Семенова // Романтизм в русской и зарубежной литературе: межвузов, тематич. сб. Калинин, 1979. - С. 24—39.

438. Сироткин М.Я. Очерк истории чувашской советской литературы / М.Я. Сироткин; под ред. М.И. Фетисова. — Чебоксары: Чуваш, гос. изд-во, 1956. 352 с.

439. Сироткин М.Я. Очерки дореволюционной чувашской литературы / М.Я. Сироткин. 2-е изд, доп. — Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1967.-238 с.

440. Скафтымов А.П. Поэтика художественного произведения /

441. A.П. Скафтымов; сост. В.В. Прозоров, Ю.Н. Борисов. — М.: Высш. шк., 2007.-535 с.

442. Скобелев В.П. Поэтика рассказа / В.П. Скобелев. Воронеж: Изд-во Ворнеж. ун-та, 1982. - 156 с.

443. Словарь марийского языка / МарНИИ яз., лит. и ист. им.

444. B.М. Васильева; гл. ред. И.С. Галкин. Т. 1—6. - Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1990—2001; Т. 7—10. - Йошкар-Ола: МарНИИЯЛИ, 2002—2005.

445. Словарь русского языка: В 4 т. / под ред. А.П. Евгеньевой. 2-е изд, испр. и доп. - М.: Изд-во «Русский язык», 1981—1984.

446. Современная коми литература: проблематика, герой, стиль / отв. ред. В.А. Лимерова. Сыктывкар, 2004. - 148 с. (Тр. Ин-та яз., лит. и ист. Коми науч. центра УрО РАН. - Вып. 64).

447. Современные методы анализа художественного произведения: материалы научного семинара / Смолен, гос. пед. ун-т; сост. и ред. Т.Е. Автухович, Г.Н. Ермоленко, И.В. Романова. Смоленск: Универсум, 2002. - 210 с.

448. Современные проблемы филологии Урало-Поволжья: Материалы межрегион, науч.-практ. конф. / отв.ред. Г.А. Ермакова. — Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2007. 286 с.

449. Современный словарь-справочник по литературе / сост. и науч. ред. С.И. Кормилов. — М.: Олимп: «Издательство ACT», 2000. -704 с.

450. Соколов А.Н. Теория стиля / А.Н. Соколов. — М.: Искусство, 1968.-223 с.

451. Сравнительное изучение славянских литератур. М.: Наука, 1973.-511 с.

452. Сравнительное и сопоставительное литературоведение: хрестоматия / сост. В.Р. Аминева, М.И. Ибрагимов, А.З. Хабибуллина. Казань: Изд-во «ДАС», 2001. - 390 с.

453. Старков А.Н. Михаил Зощенко: Судьба художника / А.Н. Старков. М.: Совет, пис., 1990. - 256 с.

454. Старков А.Н. Юмор Зощенко / А.Н. Старков. М.: Худож. лит., 1974.- 160 с.

455. Старыгина Н.Н. Именование персонажа в сказовой ситуации (святочные рассказы Н.С. Лескова) / Н.Н. Старыгина // Вестник лаборатории аналитической филологии. — Вып. 3. Йошкар-Ола: МГПИ им. Н.К. Крупской, 2006. - С. 128—143.

456. Султанов К.К. Национальное самосознание и ценностные ориентации литературы / К.К. Султанов. М.: ИМЛИ РАН, «Наследие», 2001. - 196 с.

457. Султанов К.К. От Дома к Миру: этнонациональная идентичность и межкультурный диалог / К.К. Султанов; ИМЛИ им. A.M. Горького РАН. М.: Наука, 2007. - 302 с.

458. Сухих С.И. Вопросы теории новеллы в литературоведении и критике 20-х гг. / С.И. Сухих // Ученые записки (Горьк. ун-т). 1972. -Вып. 129.-С. 57—67.

459. Теория литературы: в 4 т. / гл. ред. Ю.Б. Борев. Т. 3: Роды и жанры (основные проблемы в историческом освещении). - М.: ИМЛИ РАН, 2003. - 592 е.; Т. 4: Литературный процесс. - М.: ИМЛИ РАН, «Наследие», 2001. - 624 с.

460. Тимофеев Л.И. Основы теории литературы: Учеб. / Л.И. Тимофеев. 5-е изд., испр. и доп. - М.: Просвещение, 1976. -548 с.

461. Тингаева Л.А. Дооктябрьская мордовская литература: учеб. пособие / Л.А. Тингаева. Саранск: Мордов. гос. ун-т им. Н.П. Огарева, 1989. - 79 с.

462. Тойдыбекова Л.С. Марийская мифология: этнограф, справочник / Л.С. Тойдыбекова. Йошкар-Ола, 2007. - 312 с.

463. Толстой А.Н. Что такое маленький рассказ / А.Н. Толстой // Толстой А.Н. Собр. соч.: в 10-ти т. Т. 10. - М.: Гослитиздат, 1961. — С. 415—417.

464. Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика: учеб. пособие / Б.В. Томашевский; вступ. ст. Н.Д. Тамарченко; комм. С.Н. Бройтмана при участии Н.Д. Тамарченко. — М.: Аспект Пресс, 2003.-334 с.

465. Туналтыш ошкыл: 20—30-шо ийласе марий литературоведений ден критика Первые шаги: Марийская критика и литературоведение 20—30-х годов. / сост. и науч. ред. К.К. Васин и

466. A.M. Александров. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1975. - 184 с.

467. Тюпа В.И. Анализ художественного текста: учеб. пособие /

468. B.И. Тюпа. М.: Академия, 2006. - 336 с.

469. Тюпа В.И. Художественная реальность как предмет научного познания: учеб. пособие / В.И. Тюпа. Кемерово, Кемер. гос. ун-т, 1981.- 189 с.

470. Тюпа В.И. Художественность литературного произведения: Вопросы типологии / В.И. Тюпа. — Красноярск: Изд-во Краснояр. унта, 1987.-368 с.

471. Узловые проблемы современного финно-угроведения: материалы I Всероссийской научно-практической конференции финно-угроведов / МарНИИ им. В.М. Васильева; Науч. центр финноугроведения; гл. ред. Г.А. Архипов. Йошкар-Ола, 1995. - 512 с.

472. Ульяшов П.С. Этот неумирающий жанр: Современный советский рассказ / П.С. Ульяшов. — М.: Знание, 1987. 112 с.

473. Успенский Б.А. Поэтика композиции / Б.А. Успенский. С-Пб.: Азбука, 2000. - 378 с.

474. Утехин Н.П. Жанры эпической прозы / Н.П. Утехин. — JL: Наука, 1982.- 185 с.

475. Фарино Е. Введение в литературоведение: учеб. пособие / Е. Фарино. С-Пб: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. - 639 с.

476. Федоров Г.И. Некоторые заметки к вопросу о новой методологии современного литературоведения / Г.И. Федоров // Вестник Чувашского университета. Гуманитарные науки: науч. журнал. 2005. - № 1. - С. 205—212.

477. Федоров Г.И. Художественный мир чувашской прозы 1950— 1990-х годов: монография / Г.И. Федоров. Чебоксары: Чуваш, гос. ин-т гуманит. наук, 1996. - 304 с.

478. Федорова С.Н. Этнопедагогические воззрения марийского народа / С.Н. Федорова. Йошкар-Ола: МГПИ им. Н.К. Крупской, 1998.-53 с.

479. Федотова Е.В. Истоки и формирование жанров чувашской литературы XVIII—XIX вв. / Е.В. Федотова. Чебоксары: Чуваш, гос. ин-т гуманит. наук, 2006. - 144 с.

480. Феоктистов А.П. Очерки по истории формирования мордовских письменно-литературных языков / А.П. Феоктистов. -М.: Наука, 1976.-259 с.

481. Формирование, историческое взаимодействие и культурные связи финно-угорских народов: материалы III Межд. ист. конгресса финно-угроведов / гл. ред. М.З. Васютин, отв. ред. А.С. Казимов. -Йошкар-Ола: МарНИИЯЛИ, 2004. 656 с.

482. Функционирование жанровых систем: рассказ, новелла: сб. науч. тр. / Якут. гос. ун-т; отв. ред. А.Ф. Никонова. Якутск: ЯГУ, 1989.- 144 с.

483. Хайлов А. Грани рассказа / А. Хайлов // Жанрово-стилевые искания современной советской прозы. -М., 1971. С. 200—232.

484. Хайруллин Р.З. Литература народов России: учеб. пособие / Р.З. Хайруллин. М.: Дрофа, 2009. - 299 с.

485. Хализев В.Е. Теория литературы: учеб. / В.Е. Хализев. 3-е изд., испр. и доп. - М.: Высшая школа, 2002. - 437 с.

486. Хатипов Ф. Духовный мир героя: Психологизм в современной татарской прозе / Ф. Хатипов. Казань: Татар, кн. изд-во, 1981. -296 с.

487. Хватов А.И. Художественный мир Шолохова / А.И. Хватов. -Изд. 3-е. -М.: Современник, 1978. 477 с.

488. Хлебников Г.Я. Современная чувашская литература / Г.Я. Хлебников. Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1971. - 183 с.

489. Хлебников Г.Я. Современный чувашский рассказ / Г.Я. Хлебников // Ученые записки / НИИ при Совете Министров ЧАССР. Вып. 46 (Филология). - Чебоксары, 1970. - С. 32—71.

490. Хлебников Г.Я. Чувашская литературная классика и ее наследники / Г.Я. Хлебников. — Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2001.-302 с.

491. Хлебников Г.Я. Чувашский роман / Г.Я. Хлебников. — Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1966. 211 с.

492. Храпченко М.Б. Художественное творчество, действительность, человек / М.Б. Храпченко. — 3-е изд. М: Совет, пис., 1982.-416 с.

493. Художественная словесность финно-угорских народов: от истоков к современности / МарНИИЯЛИ им. В.М. Васильева; науч. ред. Н.И. Кульбаева и Н.А. Федосеева. Йошкар-Ола, 2008. - 184 с.

494. Черапкин Н.И. В братском содружестве / Н.И. Черапкин. — Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1969. 384 с.

495. Черапкин Н.И. Притоки / Н.И. Черапкин. М.: Современник, 1973.-196 с.

496. Чернец JI.B. Литературные жанры (проблемы типологии и поэтики) / Л.В. Чернец. М.: Изд-во МГУ, 1982. - 192 с.

497. Чернов Е.И. История мордовской литературы: учеб. пособие / Е.И. Чернов. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1993. - 90 с.

498. Черных С.Я. Кызытсе марий прозын корныжо Пути развития современной марийской прозы. / С.Я. Черных // Кушмо корно. — Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1977. С. 74—91.

499. Черных С .Я. Осып Шабдар и его традиции / С.Я. Черных. -Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1975. 176 с.

500. Черных С.Я. Творческий путь М. Шкетана / С.Я. Черных. -Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 1969. 235 с.

501. Чичерин А.В. Очерки по истории русского литературного стиля / А.В. Чичерин. М.: Искусство, 1985. - 264 с.

502. Чудакова М.О. Поэтика Михаила Зощенко / М.О. Чудакова. -М.: Наука, 1979.-200 с.

503. Чудакова М.О. Искусство целого: Заметки о современном рассказе / М.О. Чудакова, А.П. Чудаков // Новый мир. 1963. - № 2. -С. 139—254.

504. Шкалина Г.Е. Традиционная культура народа мари / Г.Е. Шкалина. Йошкар-Ола: Map. кн. изд-во, 2003. - 208 с.

505. Шкловский В.Б. Гамбургский счет: статьи воспоминания -эссе (1914—1933) /В.Б. Шкловский. -М.: Совет, пис., 1990.-544 с.

506. Шкляев А.Г. Времена литературы — времена жизни: статьи об удмуртской литературе / А.Г. Шкляев. Ижевск: Удмуртия. 1992. — 208 с.

507. Шмид Вольф. Нарратология / В. Шмид. М.: Языки славян, культуры: Кошелев, 2003. - 311 с.

508. Шубин Э.А. Современный русский рассказ: Вопросы поэтики жанра / Э.А. Шубин. Л.: Наука, 1974. - 183 с.

509. Эзенкин B.C. Путь к роману: Особенности развития повествовательных жанров в чувашской советской литературе / B.C. Эзенкин. Чебоксары: Чуваш, кн. изд-во, 1976. - 93 с.

510. Эман С. Сылнымут нерген мут: литературно-критический статья-влак / С. Эман. Йошкар-Ола: Книгам лукшо мар. изд-во, 1971.-308 с.

511. Эпштейн М.Н. Слово и молчание: Метафизика русской литературы: учеб. пособие / М.Н. Эпштейн. М.: Высш. шк., 2006. -559 с.

512. Эсалнек А.Я. Внутрижанровая типология и пути ее изучения / А.Я. Эсалнек. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985. - 184 с.

513. Эсалнек А.Я. Основы литературоведения: Анализ художественного произведения: учеб. пособие. — 3-е изд. — М: Флинта: Наука, 2004. 112 с.

514. Этов В.И. Современный рассказ / В.И. Этов. М., 1984. - 64 с.

515. Юсуфов Р.Ф. Историософия и литературный процесс: Средние века и новое время / Р.Ф. Юсуфов; ИМЛИ им. A.M. Горького. М.: Наследие, 1996.-301 с.

516. Юсуфов Р.Ф. История литературы в культурфилософском освещении / Р.Ф. Юсуфов; ИМЛИ им. A.M. Горького. М.: Наука, 2005.-435 с.

517. Ядарова И.А. Развитие жанра очерка в марийской литературе (1900—1930-е гг.): монография / И.А. Ядарова. Йошкар-Ола: МарГУ, 2008.- 143 с.

518. Якобсон Р. Работы по поэтике: переводы / сост. и общ. ред. М.Л. Гаспарова. М.: Прогресс, 1987. - 464 с. (Серия «Языковеды мира»).

519. Domokos Peter. A kisebb urali narek irodal manak kialakulasa. -Budapest: Akad.kiado, 1985. 354 p.

520. Domokos Peter. Handbuch der uralischen Literaturen. Szeged, 1982.-398 p.

521. Congressus Octavus Internationalis Fenno-Ugristarum. Pars VII: Literatura. Archaeologia & Anthropologia / redegerunt H. Leskinen, R. Raittila, T. Seilenthal. Jyvaskyla: Moderatores, 1996. - 420 p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.