Гипермобильный синдром в клинике внутренних болезней: кардиальные и скелетные нарушения - взаимосвязь клинико-функциональных и генетических данных тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.00.05, кандидат медицинских наук Магомедова, Джамиля Назирхановна

  • Магомедова, Джамиля Назирхановна
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2011, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ14.00.05
  • Количество страниц 100
Магомедова, Джамиля Назирхановна. Гипермобильный синдром в клинике внутренних болезней: кардиальные и скелетные нарушения - взаимосвязь клинико-функциональных и генетических данных: дис. кандидат медицинских наук: 14.00.05 - Внутренние болезни. Москва. 2011. 100 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Магомедова, Джамиля Назирхановна

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ. ГИПЕРМОБИЛЬНЫЙ

СИНДРОМ - СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ.

Глава 2. КЛИНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БОЛЬНЫХ И

МЕТОДЫ ОБСЛЕДОВАНИЯ.

2 Л. Клиническая характеристика больных.

2.2. Лабораторные методы обследования.

2.3. Инструментальные методы исследования.

2.4. Статистическая обработка данных.

Глава 3. КЛИНИКО-ИНСТРУМЕНТАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПАЦИЕНТОВ С ГС.

3.1. Клиническая характеристика больных с ГС.

3.2. Особенности дополнительных фенотипических проявлений соединительнотканной дисплазии у больных с ГС.

3.3. Результаты изучения функционального состояние осевого скелета с помощью КОТ у больных с ГС.

3.4. Клинико-инструментальная характеристика клапанного аппарата сердца и эластических свойств аорты у больных с ГС.

3.5. Оценка эластических свойств аорты при гипермобильном синдроме - индекса жесткости аорты и аортальной эластичности.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Внутренние болезни», 14.00.05 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Гипермобильный синдром в клинике внутренних болезней: кардиальные и скелетные нарушения - взаимосвязь клинико-функциональных и генетических данных»

Актуальность проблемы

Гипермобильный синдром (ГС) — симптомокомплекс стенотипических признаков и клинических проявлений генетически детерминированного нарушения развития соединительной ткани, диагностируемый при отсутствии четкой связи выявленных изменений с установленным генным или биохимическим дефектом. Научный и практический интерес к «гипермобильному синдрому» как к нозологической форме возник относительно недавно. Ранее под ГС понимали лишь сочетание гипермобильности суставов и артралгий [69]. Однако в результате проведения многочисленных исследований была показана ассоциация ГС с дорсал-гиями, внесуставными признаками несостоятельности соединительной ткани, что побудило специалистов к разработке диагностических критериев, объединяющих поражение опорно-двигательного аппарата, в том числе позвоночника и фенотипические маркеры дисплазии соединительной ткани [61, 101].

Истинные показатели распространенности ГС в популяции могут быть значительно шире, а его вклад в формирование клинически очерченных патологических состояний до настоящего времени недооценен. Кроме того, ряд авторов отмечают несостоятельность предлагаемых критериев ГС, полагая, что спектр клинических проявлений ГС значительно шире [3, 89, 123, 122]. Установлено, что дорсалгия, являясь одним из наиболее частых проявлений патологии опорно-двигательного аппарата в популяции в целом, у 22 % случаев ассоциируется с гипермобильностью суставов и другими маркерами дисплазии соединительной ткани у пациентов молодого возраста [3, 126]. Так как ГС представляет собой гетерогенную группу состояний, отличающихся по клиническим и прогностическим аспектам, представляется важным изучение дорсалгии как одного из ведущих клинических проявлений заболевания у пациентов в рамках заболевания, а также с учетом фенотипических маркеров, находящихся за пределами границ ГС.

Дисфункция позвоночника в виде различных нарушений осанки и деформаций, по данным зарубежных исследователей, в 30-35%.ассоциируется с гипермобильностью суставов, а также выступает фактором риска возникновения дорсалгий [90]. Известно, что основная оценка деформаций позвоночника принадлежит рентгенографии, а диагностика нарушений осанки основана на физикальном обследовании и носит субъективный характер. Кроме того, диагностированные с помощью рентгенографии нарушения, не отражают полноценной картины состояния позвоночника и не позволяют определить уровень функциональной недостаточности осанки в целом, в том числе у пациентов с дорсалгиями.

Показано, что поражение опорно-двигательного аппарата у пациентов с дисплазией соединительной ткани в 55-69% случаев ассоциируется с поражением сердца, в связи с чем еще в 1989 году Glesby и Pierts предложили термин MASS — синдрома (Mitral, Aorta, Skin, Skeletal) для обозначения диспластического фенотипа, сочетающего поражение сердечно-сосудистой системы и опорно-двигательного аппарата [19, 26, 87]. Особая роль в поражении клапанного аппарата сердца и аорты принадлежит нарушениям развития соединительной ткани, что приобретает особую актуальность, в связи с развитием на их фоне клинически значимых патологических состояний и жизнеопасных осложнений. Структурные изменения клапанного аппарата сердца и сосудистой стенки напрямую зависит от состояния компонентов межклеточного матрикса соединительнотканного каркаса, что может выражаться в формировании пролапсов клапанного аппарата и нарушении эластических свойств аорты.

Известно, что синтез и деградация гликозаминогликанов и коллагенов межклеточного вещества осуществляется при участии специфических ферментов. К ним относятся аггреканазы, различные виды метал-лопротеиназ и другие деградирующие энзимы [5, 20, 47]. Ведущую роль среди последних играет металлопротеиназа - 3 (ММР-3), или стромели-зин [47, 64, 65, 131]. Известно, что функциональный повторяемый по длине полиморфизм (5А/6А -1612) в регионе промотора гена ММР-3 точно регулирует энзиматическую активность стромелизина, деградирующего коллагены, а также фибронектин, ламинины и протеогликаны

20, 47, 64]. В настоящее время комплексное изучение состояния сердца при ГС ранее не изучалось. Кроме того, не изучен генетический аспект взаимосвязи поражения сердца и опорно-двигательного аппарата у пациентов с ГС.

Исходя из вышеизложенного, целью нашей работы явилось изучение кардиальных и скелетных проявлений при гипермобильном синдроме и их взаимосвязь с полиморфизмом гена ММР-3.

Основные задачи исследования

Изучить клинико-инструментальную характеристику клапанного аппарата сердца и эластических свойств аорты у больных с гипермобильным синдромом.

Выявить особенности фенотипических проявлений соединительнотканной дисплазии у пациентов с гипермобильным синдромом и дор-салгиями.

Оценить осевые нарушения позвоночника методом компьютерной оптической топографии при гипермобильном синдроме.

Изучить частоту встречаемости полиморфизма гена ММР-3 и его взаимосвязь с клинико-инструментальными данными у больных гипермобильным синдромом.

Научная новизна

Впервые изучены эластические свойства аорты у пациентов с ГС, что позволило выявить снижение жесткости и повышение эластичности аортальной стенки в виде снижения индекса жесткости (р<0,05) и увеличения показателей аортальной податливости (р<0,05) у пациентов с ГС в сравнении с контрольной группой. Полученные данные свидетельствуют об общих патогенетических механизмах поражения кардиоваскуляр-ной системы и опорно-двигательного аппарата. Впервые изучены осевые нарушения скелета, и степень их выраженности,-с помощью высокочувствительного безлучевого метода — компьютерной оптической топографии (КОТ) у пациентов с дорсалгиями и ГС. У 45% выявлено отклонение во фронтальной плоскости позвоночника с ротацией позвонков, что статистически значимо ассоциировалось с носительством полиморфизма 5А/6А гена ММР-3 (р<0,05).

Практическая значимость работы

При ГС выявлена высокая частота встречаемости ПМК (80%) и ПТК (50%). Миксоматозная дегенерация (МД) первой степени диагностирована у 20% пациентов. Среди фенотипических признаков соединительнотканной дисплазии у лиц с дорсалгиями наиболее часто выявлялись сколиоз (36%), продольное плоскостопие (34%), сандалевидная щель на уровне первого межпальцевого промежутка (25%). С помощью

КОТ у 78% больных диагностировались сколиоз и нарушения осанки. Отмечена статистически значимая ассоциация сколиоза (р<0,05) и нарушения осанки (р<0,05) в виде «круглой спины» с полиморфизмом 5 А/6 А гена ММРЗ.

Основные положения, выносимые на защиту

1. У пациентов с гипермобильным синдромом выявлена высокая частота встречаемости ПМК (80%) и ПТК (50%), миксоматозная дегенерация первой степени диагностирована у 20% пациентов.

2. При изучении эластических свойств стенки аорты выявлено достоверное нарушение качественных параметров в виде снижения жесткости аорты (р<0,05) и повышение аортальной эластичности (р<0,05).

3. Анализ фенотипических признаков дисплазии соединительной ткани выявил ассоциацию ГС со сколиозом на различных уровнях (35,7%) продольным плоскостопием (33,9%), сандалевидной щелью на уровне первого межпальцевого промежутка (25%).

4. Использование компьютерного оптического топографа у пациентов с ГС позволило выявить структурные и функциональные нарушения позвоночника, представленные сколиозом (45%), ротированной (23,3%) и сколиотической осанкой (16,7%).

5. Полиморфизм 5 А/6 А гена ММР-3 выявлен у 62% пациентов с ГС. При сопоставлении с данными компьютерного оптического топографа отмечена статистически значимая ассоциация изучаемого генотипа со сколиозом (р<0,05).

Публикации, апробация и внедрение результатов работы

Результаты работы внедрены в практику работы Московского Городского Ревматологического Центра, факультетской терапии им. акад. А.И. Нестерова РГМУ, ревматологического и терапевтических отделений Городской клинической больницы №1 им. Н.И. Пирогова.

По теме диссертации опубликовано 6 печатных работ, 1 методическая рекомендация. Основные положения работы доложены на Российском Национальном Конгрессе кардиологов (октябрь 2009), на совместной научно-практической конференции кафедры факультетской терапии им. акад. А.И. Нестерова РГМУ, Московского городского ревматологического центра и врачей терапевтического и ревматологического отделений Городской клинической больницы №1 им. Н.И.Пирогова (18.02.2011).

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 100 страницах машинописного текста. Состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, результатов собственных исследований и их обсуждения, клинических примеров, выводов, практических рекомендации и библиографического списка. Работа иллюстрирована 24 таблицами, 2

Похожие диссертационные работы по специальности «Внутренние болезни», 14.00.05 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Внутренние болезни», Магомедова, Джамиля Назирхановна

ВЫВОДЫ

1. Изменения клапанного аппарата сердца при ГС представлены преимущественно пролапсом передней створки митрального клапана (80%) и пролапсом септальной створки трикуспидально-го клапана (50%) I степени и регургитацией I степени у 58,3% обследованных. У 20 % диагностирована миксоматозная дегенерация створок I степени.

2. Выявлены достоверные изменения таких показателей, как снижение индекса жесткости аорты (р<0,05) и повышение аортальной эластичности (р<0,05). У пациентов с ГС сочетание ПМК с гипермобильностью суставов отмечен более выраженный характер нарушений эластических свойств аорты (р<0,05), что отражает генерализованный характер соединительнотканной диспла-зии при ГС.

3. Среди дополнительных фенотипических маркеров дисплазии соединительной ткани у пациентов с дорсалгиями выделены сколиоз (35,7%), продольное плоскостопие (33,9%), сандалевидная щель на уровне первого межпальцевого промежутка (25%).

4. Использование компьютерного оптического топографа у пациентов с ГС позволило выявить структурные и функциональные нарушения позвоночника, представленные сколиозом (45%), ротированной (23,3%) и сколиотической осанкой (16,7%). Важной особенностью компьютерного оптического топографа является определение степени тяжести сколиоза. 5. На основании генотипирования гетерозиготный генотип (5 А/6 А) ММР-3 выявлен у 62% пациентов с ГС. При сопоставлении с данными компьютерного оптического топографа отмечена статистически значимая ассоциация изучаемого генотипа со сколиозом (р<0,05) и нарушениями осанки (р<0,05).

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ:

Анализ фенотипических признаков дисплазии соединительной ткани выявил ассоциацию сколиоза на различных уровнях (35,7%), продольного плоскостопия (33,9%), сандалевидной щели на уровне первого межпальцевого промежутка (25%) с ГС, что позволяет оптимизировать проведение целенаправленных профилактических и лечебных мероприятий в указанной группе больных.

Статистически значимая ассоциация полиморфизма гена ММР-3 (5А/6А) со сколиозом позволяет включить в диагностический алгоритм при ГС определение данного генетического маркера для формирования групп риска пациентов с прогрессированием дегенеративного поражения позвоночника.

С помощью компьютерной оптической топографии поражение осевого скелета в виде нарушений осанки и деформации позвоночника выявлено у 78 % больных, что позволяет диагностировать ранние признаки поражения позвоночника при ГС. Использование отечественного безлучевого компьютерного оптического топографа можно рекомендовать в широкую врачебную практику для объективизации степени выраженности деформаций осевого скелета у пациентов с ГС.

В план обследования при ГС целесообразно включать ДЭхо-КГ для оценки клапанного аппарата сердца и эластических свойств аорты, что позволит дать более полную характеристику поражения кардиоваскулярной системы, в том числе при динамическом наблюдении больных.

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Магомедова, Джамиля Назирхановна, 2011 год

1. Аминева Х.К., Марченкова Н.П. Пролапс митрального клапана, обусловленный дисплазией соединительной ткани // Труды Ленин гр. о-ва патологоанатомов. - 1990. Вып. 31. - С. 6-7.

2. Беленький А.Г. Генерализованная гипермобильность суставов и другие соединительно-тканные синдромы. // Научно—практическая ревматология 2001 ;(4). С.40-48.

3. Беленький А.Г. Гипермобильность суставов и гипермобильный синдром: распространенность и клинико-инструментальная характеристика. Дисс. д-ра мед. наук. Москва, 2004.

4. Бельгов А.Ю. Соединительнотканные дисплазии сердечнососудистой системы // А.Ю. Бельгов. Спб., 2003. - 47 с.

5. Беляева Л.М., Хрусталева Е.К. Сердечно-сосудистые заболевания у детей и подростков. Минск: Высшая школа.

6. Бондаренко И.П., Ермакович И.И., Чернышев В.А. Малые аномалии сердца в диагностике врожденной дисплазии соединительной ткани. В: Сборник научных трудов института терапии АМН Украины. Харьков: 2003.-С.112-115.

7. Бочков Н.П. Клиническая генетика / Н.П. Бочков. М., 1997. - 286 с.

8. Вейн A.M., Воробьева О.В. Болезненный мышечный спазм, спастич-ность. Алгоритм диагностики и терапии // Русский Медицинский Журнал. 2003. - Т. 11, №8 - с 438-440.

9. Викторова И.А. Методология курации пациентов с дисплазией соединительной ткани семейным врачом в аспекте профилактики ранней и внезапной смерти: автореф. дис. . д-ра мед. наук И.А. Викторова. Омск, 2004-41с.

10. П.Гауэрт В.Р. Синдром гипермобильности суставов: клиническая характеристика и особенности течения ревматоидного артрита и остео-артроза, развившихся на его фоне. // Дисс. канд. мед. наук. Ярославль Л 996.-120с.

11. Гуилламе С., Петри П., Андре Дж.М., Мансиаукс М, Мерле М. Лечение эпикондилалгий. // Кардиология. Ревматология. 1990. — №6, — С. 26.

12. Гуревич Т.С., Голуб Я. В., Лобанов М.Ю. Проблема соединительнотканной дисплазии в спортивной кардиологии. В: Сборник тезисов

13. Конгресса ассоциации кардиологов стран СНГ «Фундаментальные исследования и прогресс в кардиологии». С-Пб.: 2003.

14. Делягин В.М. Состояние сердца у детей с пролапсом митрального клапана на фоне дисплазии соединительной ткани по данным эхокар-диографии / В.М. Делягин, А.Д. Пильх, Л.К. Баженов // Педиатрия. -1990.-№1.- С. 52-58.

15. Дупляков, Д.В. Возможности стресс-эхокардиографии в диагностике патологии митрального клапана. Часть II / Д.В. Дупляков, В.М.Емельяненко // Кардиология. 2003. - № 1. — С. 99 -103.

16. Журавлёва М.О. Эпидемиология дегенеративных поражений опорно-двигательного аппарата и их профилактика у подростков городских школ: Дис. канд. .мед. Оренбург, 1996. -218с.17.3емцовский Э.В. Пролапс митрального клапана / Э. В. Земцовский -СПб, 2010.-49с.

17. Земцовский Э.В. Соединительнотканные дисплазии сердца / Э.В. Земцовский. СПб, 2000. - 115с.

18. Кадурина Т.И. Наследственные коллагенопатии / Т.И. Кадурина. -СПб, 2000. 270с.

19. Кадурина Т.И, Горбунова В.Н. Дисплазия соединительной ткани: руководство для врачей. 2009. — 187с.

20. Калев О.Ф. Клинико-функциональная типологическая неоднородность сердца у здоровых, больных артериальной гипертонией и ишемической болезнью сердца: Автореф. дис. д-ра мед. наук.- Москва, 1988.-33с.

21. Карпов P.C. Пролабирование митрального клапана. В кн. Чазов Е.И. (ред.) Болезни сердца и сосудов / P.C. Карпов, В.М. Яковлев. — М., 1992.-С. 360-371.

22. Кацуба, А. М. Клинико-инструментальная характеристика синдрома малых аномалий сердца у лиц молодого возраста: автореф. дис. . д-ра. мед. наук М., 2003. 44с.

23. Клеменов A.B. Недифференцированная дисплазия соединительной ткани. / A.B. Клеменов М.: М. 2005. 136с.

24. Клеменов A.B. Первичный пролапс митрального клапана: руководство для врачей / A.B. Клеменов 2002. — С.27-35.

25. Козлова СИ. Наследственные синдромы и медико-генетическое консультирование / СИ. Козлова, Н.С. Демикова, Е. Семанова. — М., 1996.-410с.

26. Мартынов А.И. Эхокардиографические и фенотипические исследования у лиц с синдромом дисплазии соединительной ткани сердца: Дисс.канд. мед. наук. М.,1995. — 160с.

27. Мартынов А.И., Николин О.П., Акатова Е.В. Распространенность тревожных расстройств при пролапсе митрального клапана. // III Национальный конгресс терапевтов «Новый курс: консолидация усилий по охране здоровья нации». Москва. 5-7 ноября 2008. — С.7.

28. Маслова Е.С.Возрастные особенности клинических проявлений синдрома гипермобильности суставов. // Дисс. канд. мед. наук. Москва. - 2002, - С. 152.

29. Митрофанова, Л.Б. Роль мезенхимальной дисплазии при кальцинозе аортального клапана / Л.Б. Митрофанова, Е.В. Шляхто, П.В. Пигарев-ский, Э.В. Земцовский // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2004. - №4(прил.2). - С. 329.

30. Мутафьян, О. А. Пороки и малые аномалии сердца у детей и подростков / О. А. Мутафьян. СПб., 2005. 480 с.

31. Мутовин Г.Р. Основы клинической генетики / Г.Р. Мутовин. — М., 2001.-234 с.

32. Неманова, Д. И. Автандилов А. Г., Ветрилэ С. Т. Особенности гемодинамики и диастолической функции правых отделов сердца у подростков с различной степенью сколиоза. // Кардиология. 2003. — №9. - С. 64-66.

33. Нечаева, Г. И. Дисплазия соединительной ткани: терминология, диагностика, тактика ведения пациентов / Г. И. Нечаева, И. А. Викторова. -Омск, 2007. 188с.

34. Пильх А.Д. Состояние сердца и органов брюшной полости у детей с дисплазией соединительной ткани (клинико-эхокардиографические исследования): дис. . канд. мед. наук-М., 1989. 140с.

35. Правдюк Н.Г. Клинико-инструментальная характеристика дорсопа-тий у лиц молодого возраста: автореф. дис. . канд. мед. наук: 14.00.39. М, 2007.

36. Прекальская М.А., Верещагина Г.Н., Синдром поражения сердца у женщин с системной недифференцированной дисплазией соединительной ткани // Клинич. медицина. 2002, — №7. - С. 28-32.

37. Сарнадский В.Н. Компьютерная оптическая топография. Объективная диагностика структуральных сколиозов неивазивная альтернатива рентгену // Вестник Всероссийской гильдии протезистов-ортопедов. 2007. - №2(28). - С.34-38.

38. Сарнадский В.Н., Фомичев Н.Г. Мониторинг деформации позвоночника методом компьютерной оптической топографии: Пособие для врачей МЗ РФ. Новосибирск: НИИТО, 2001.

39. Симоненко В.Б., Дулин П.А., Панфилов Д.Н. и др. Соединительнотканные дисплазии (наследственные коллагенопатии). // Клин. мед. 2006.№6 С. 62-68.

40. Спивак Е.М. Синдром гипермобильности суставов у детей и подростков / Е.М. Спивак. — Ярославль. 2003. - 127с.

41. Степура О.Б., Мельник О.О., Пак Л.С., .Мартынов А.И., Акатова Е.В. Эхокардиография при идиопатическом пролапсе митрального клапана. // «Визуализация в клинике». 1997. №11. С.44-51.

42. Сторожаков Г.И., Верещагина Г.С., Малышева Н.В. Пролабирование трехстворчатого клапана // Тер. архив. — 1987. — № 5. — С.62-65.

43. Сторожаков Г.И., Верещагина Г.С., Малышева Н.В. Стратификация риска и выбор клинической тактики у пациентов с пролапсом митрального клапана // Сердечная недостаточность. 2001. №6

44. Сторожаков Г.И., Верещагина Г.С., Малышева Н.В. Эхокардиогра-фическая оценка состояния митрального аппарата и осложнения про-лабирования митрального клапана // Тер. архив. 1998. - № 4. - С.27-32.

45. Татаркина Н. Д., Окунь Б.В. Проявления соединительнотканной дис-плазии улиц молодого возраста // Материалы Юбил. конф. 15 лет НИИ Клинической и экспериментальной ревматологии РАМН. Волгоград, 2000. С.25.

46. Торшин И.Ю. Громова ОА. Возможные молекулярные механизмы воздействия магния на дисплазию соединительных тканей. // Росс. Мед. Ж., 2008. №2.

47. Трисветова E.JL, Бова A.A. Малые аномалии сердца // Клин. мед. -2002-Т. 80. № 1.-С. 9-15.

48. Ульрих Э.В., Мушкин А.Ю. Вертебрология в терминах, цифрах, рисунка. СПб: Элби-СПб, 2006. 185с.

49. Шестакова М.Д., Кадурина Т.Н., Эрман Л.В. Наследственная диспла-зия соединительной ткани (MASS-синдром) у ребенка // Российский вестник перинатологии и педиатрии. — 2000. — № 5. — С. 45-46.

50. Щерба С.Г. Звуковая симптоматика ревматических пороков трикус-пидального клапана / Щерба С.Г. 1977. — 149с.

51. Ягода A.B. Малые аномалии сердца / A.B. Ягода, H.H. Гладких / Ставрополь. 2005. - 246с.

52. Ягода A.B. Первичный пролапс митрального клапана у взрослых / A.B. Ягода H.A. Пруткова, H.H. Гладких / Ставрополь. 2007.

53. Яковлев В.М. Иммунопатологические синдромы при наследственной дисплазии соединительной ткани / В.М. Яковлев, A.B. Глотов, A.B. Ягода /Ставрополь. 2005.

54. Яковлева A.A. Гипермобильный синдром // Медицинская газета.2000. -№ 14.

55. Abo K., Hozumi T., Fukuda S. et al. Usefulness of transthoracic freehand three-dimensional echocardiography for the evaluation of mitral valve prolapse. J. Cardiol. 2004; 43(1). p. 17-22.

56. ACC/AHA 2006 Guideline of the Management of Patient with Valvular Heart Disease // Circulation. 2006. — August 1. — 148 p.

57. Adib N., Davies K, Grahame R, Woo P, Murray KJ. Joint hypermobility syndrome in childhood. A not so benign multisystem disorder? Rheumatology (0xford).2005; 44. p.744 -750

58. A1-Rawi Z.S., Al-Aszawi A.J., Al-Chalabi T. Joint mobility among university students in Iraq. Br J Rheumatol. 1985; 24.- p.326-331.

59. Ansari A. Syndrome of mitral valve prolapse: current perspectives pub-lised erratum appears in Prog. Cardiovasc. Dis., 1989, Sep-Oct. 32(2): 171. //Prog. Cardiovasc. Dis., 1989. Vol.32, № 1. p. 31 -72. 143.

60. Aortic compliance, and skin collagen in joint hypermobility syndrome // Brit. Heart I -1985. Vol. 54, №5. - p. 501—508.

61. Armstrong C, Abilleira S, Sitzer M, Markus HS, Bevan S. Polymorphisms in MMP family and TIMP genes and carotid artery intima- media thickness. // Stroke. 2007; 38(11) p.2895-9.

62. Aulisa L, Papaleo P, Pola E, Angelini F, Aulisa AG, Tamburrelli FC, Pola P, Logroscino CA. Association between IL-6 and MMP-3 gene polymorphisms and adolescent idiopathic scoliosis: a case-control study // Spine. 2007;32(24). p.2700-2702.

63. Barlow, J.R. Mitral valve billowing and prolapse an overview / J.R. Barlow // Aust. N. Z. J. Med. - 1992. -Vol. 22, 5. -p. 541-549.

64. Battie M.C., Videman T., Parent E. Lumbar disc degeneration: epidemiology and genetic influences // Spine 2004; 29(23). p.2679-90.

65. Bautista L.E., Vera L.M., Arenas I.A., Gamarra G. Independent association between inflammatory markers (C-reactive protein, interleukin-6, and TNF-alpha) and essential hypertension // J. Hum. Hypertens. 2005. Vol. 19.-p. 149-154.

66. Beighton PH, Grahame R, Bird HA. Hypermobility of joints. //2-nd edition. London, Berlin, Heidelberg et al. Springer-Verlag. - p. 1989 - 189.

67. Boos N., Weissbach S., Rohrbach H., Weiler C., et al. Classification of age-related changes in lumbar intervertebral discs: 2002 Volvo Award in basic science. Spine 2002;27(23). -p.2631-44.

68. BrawnwalcTs Heart Disease: Libby P., Bonow R., Zipes D. A textbook of cardiovascular medicine // 8th ed // W.B. Saunders company/ 2008. -2297p.

69. Carter C, Wilkinson J. Persistent joint laxity and congenital dislocation of child A II. Joint hypermobility syndrome: inherited disorder of collagen synthesis. J Rheum 1986,13. -p.239 243.

70. Cole W.G., Chann D., Hickey A.J. et al. Collagen composition of normal and myxomatous human mitral heart valves. //J. Biochem., 1984. -Vol. 219.-p. 451-460.

71. De Cunto C, Liberatore D., Moroldo M., Lack of increased frequency of joint pain in hypermobile school children. // Arthr Rheum. 2001. V. 44. — Suppl. S 172.

72. DecosterLC, Vailas JC, Lindsay RH. Prevalence and features of joint hypermobility among adolescent athlets.// Arch Pediatr Adolesc Med, 1997.- Vol.151.- p. 989-992

73. Djilas D., Tomic S., Jablonovic D. Joint hypermobility syndrome and os-teoartieular congenital malformatons. // Rheumatology in Europe 1996, suppl. 1, 25, p. 85.

74. Dong DM, Yao M, Liu B, Sun CY, Jiang YQ, Wang YS. Association between the -1306C/T polymorphism of matrix metalloproteinase-2 gene and lumbar disc disease in Chinese young adults // Eur Spine J. 2007; 16(11). -p.1958-61.

75. Dubs L., Gschwend N. General joint laxity. Quantification and clinical relevance.//Arch Othop Trauma Surg. 1988.-V.107.- p.65-72.

76. European guidelines for the management of chronic nonspecific low back pain // Eur. Spine J. 2006. Vol. 15, №2.

77. Finsterbush A., Pogrund H. Hypermobility syndrome. Musculoskeletal compliants in 100 consecutive cases of generalised joint hypermobility. // Clin. Orthoped.,1982.-V. 168.-p. 124-127.

78. Garrow AP. Epidemiology of foot and ankle disoders. Summer of lecture. // Abstracts of XIV Congress EULAR,- Glasgo 1999.- p. 58.

79. Gedalia A., Press J., Klein M. Joint hypermobility and fibromialgia in schoolchildren.// Ann Rheum. Dis. 1993.- V52.- p.494-496

80. Gentle A, Liu Y, Martin JE, Conti GL, McBrien NA. Collagen gene expression and the altered accumulation of scleral collagen during the development of high myopia // J Biol Chem. 2003;278. p.16587-16594.

81. Glesby M. I. Association of mitral valve prolapse and systemic abnormalities of connective tissue // JAMA.-1989.-V.262.-p.523-528.

82. Goupille P, Jayson MI, Valat JP, Freemont AJ. Matrix metalloproteinases: the clue to intervertebral disc degeneration? // Spine. 1998;23. p. 16121626.

83. Grahame R, Bird H. British consultant rheumatologists' perceptions about the hypermobility syndrome: a national survey // Rheumatology Oxford 2001. 40. p.559-62.

84. Grahame R. Heritable disorders of connective tissue. Billiercs Best Grossman, J. Cardiovascular affects of endotelin. News in Physiol / J. Grossman, J. Morgan//Sciences.-1997.-Vol. 12. p. 113-117.

85. Guidelines for the Management of Hypertension // J. Hypertens. 1999. -Vol. 17.-p. 151-183.

86. Hakim AJ, Cherkas LF, Grahame R, Spector TD, Macgregor A. The genetic epidemiology of joint hypermobility // Arthritis Rheumatism. 2004; 50 (8). p. 2640-4.

87. Handler CE, Child A, Light DE, Dorance DE. Mitral valve prolapse, aortic compliance, and skin collagen in joint hypermobility syndrome // Brit. Heart I -1985. Vol. 54, №5. - p. 501—508.

88. Hayek, E. Mitral valve prolapse: old beliefs yield to new knowledge / E. Hayek, B. Griffin // Cleve Clin. J. Med. 2002. Vol. 69. - p. 889-896.

89. Hessett G, Hart D.G, Manek N.J. et al.Risk factor for progression of lumbar spine disc degeneration: The Chingford Study // Arthritis Rheum. -2003. Vol.48. - p.3112-3117

90. Hirata K, Triposkiadis F, Sparks E, Bowen J, Wooley CF, Boudoulas H. The Marfan syndrome: abnormal elastic properties // J Am Coll Cardiol 1991; 18.-p. 57-63.

91. Hudson N., Starr MR., Esdaile JM., Fitzcharles M.-A.Diagnostic associations with hyperaiobility in rheumatology patients. //Br.J.Rheum. 1995, v.34. p. 1157-61.

92. Jesse E.F., Owen D.S., Sagar K.B. The benign hypermobility joint syndrome. // Arthr Rheum. 1980.-V.40.- p. 1053-56.

93. Kardesoglu E, Ozmen N, Aparci M, Cebeci BS, Uz O, Dincturk M. Abnormal elastic properties of the aorta in the mitral valve prolapse syndrome // Acta Cardiol. 2007 Apr;62(2). p. 151-5.

94. Kirk JH, Ansell BM, By waters EG. The hypermobility syndrome // Ann Rheum Dis-1967-v.26. p.425-427.

95. Kraus V.B., Li Y.J., Martin E.R. et al. Articular hypermobility is a protective factor for hand osteoarthritis // Arthritis Rheum 2004; 50 p.2178-2183.

96. Lamari NM, Chueire AG, Cordeiro JA. Analysis of joint mobility patterns among preschool children // Sao Paulo Med J. 2005; 123(3) p. 11923.

97. Lancellotti, P. Long term outcome of patients with heart failure and dynamic mitral regurgitation / P. Lancellotti, P. Gerard, L. A. Pierard // Eur. Heart J. -2005. Vol. 26. p. 1528-1532.

98. Larsson L.G., Mudholkar GS, Baum J, Srivastava DK. Benefits and liabilities of hypermobility in the back pain disorders of industrial workers. //J Intern Med. 1995 Nov;238(5) p.461-467

99. Levine RA, Slaugenhaupt SA. Molecular genetics of mitral valve prolapsed // Curr Opin Cardiol. 2007. 22 (3) p. 171-5.

100. Lichodziejewska, B. Clinical symptoms of mitral valve prolapse are related to hypomagnesimia and attenuated by magnesium supplementation / B. Lichodziejewska, J. Klos, J. Rezler et al. // Amer J. Cardiol. — 1997. -Vol. 76. -JMs 6. p. 768-772.

101. Malfait F, Hakim AJ, De Paepe A, Grahame R. The genetic basis of the joint hypermobility syndromes //Rheumatology. 2006; 45. p.502-7.

102. Marks J.S., Sharp J., Brear S.G. et al. Normal joint mobility in mitral valve prolapse. // Ann. Rheum. Dis., 1983. Vol. 42 p. 54-55.

103. McCormack M, Briggs J, Hakim A, Grahame R. Joint laxity and the benign joint hypermobility syndrome in student and professional ballet dancers // J Rheumatol.2004; 31.- p. 173 -178

104. Mishra MB, Ryan p, Atkinson H. et al. Extra-articular features of benign joint hypermobility syndrome // Brit J. Rheum. 1996; 35: p. 861-66.

105. Moskowitz, Roland W. Osteoarthritis // Lippincott Williams & Wilkin s 2006.-p. 239.

106. MRC Working Party. Stroke and coronary heart disease in mild hypertension risk factors and the value of treatment // Br. Med. J. 1998. — Vol. 296.-p. 1565-1570.

107. Nesta F., Leyne M., Yosefy C., et al. New locus for autosomal dominant mitral valve prolapsed on chromosome 13: clinical incights from genetic studies. // Circulation 2005. Vol. 112. - p.2022-2030.

108. Ondrasik M., Rybar I., et al. // Clin Rheumatoi. 1988. № 7. P. 69—73.

109. Pitcher D., Graham R. Mitral valve prolapse and joint hypermobility: evidence for systemic connective tissue abnormality? // Ann Rheum Dis 1982; v.41,p.352-4.

110. Punzi L., Pozzuoli A., Pianon M. Pro-inflammatory interleukins in the synovialfluid of rheumatoid arthritis associated with joint hypermobility // Rheumatology 2001; V.40. p. 202-204.

111. Pyeritz, R. Connective tissue and its heritable disorders: Molecular, genetic and medical aspects / R. Pyeritz. New York, 1999.

112. Quanbeck D.S. Hypermobility can lead to musculoskeletal deformities and be associated with other serious conditions / / A Pediatric Perspective. -2000. -Vol. 9. №3.

113. Raff M.L., Byers P.H. Joint hypermobility syndromes // Current Opin Rheumatol. 1996, 8 (5), p.459-66.

114. Remvig L, Jensen DV, Ward RC. Are diagnostic criteria for general joint hypermobility and benign joint hypermobility syndrome based on reproducible and valid tests? A review of the literature // J Rheumatol. 2007;34 (4). p.798 —803.

115. Remvig L., Jensen DV, Ward RC. Epidemiology of general joint hypermobility and basis for the proposed criteria for benign joint hypermobility syndrome: review of the literature // J Rheumatol. 2007;34 (4) p. 804 -809.

116. Russeic LN. Hypermobility syndrome // Phys Ther. 1999 Jun;79:591-9.

117. Seckin U, Sonel Tur B, Yilmaz O, Yagci I, Bodur H, Arasil T. The prevalence of joint hypermobility among high school students // Rheumatol Int.2005; 25. p. 260-263

118. Simpson M.R. Benign Joint Hypermobility Syndrome: Evaluation, Diagnosis, and Management //JAOA. 2006; p. 389-97.

119. Skonmal, M. Concomitant diseases in primary joint hypermobility syndrome / M. Skonmal, G. Haberhaner, H. Mayr // Med. Klin. 2004. Vol. 99-p. 5989-5990.

120. Speed C, Hazelman B., Dalton S. Sof t Tissue Rheumatology.// Health Press. Oxford. 2001.-p.7-95. 208

121. Tanchev P.I., Dzherov A.D., Parushev A.D., Dikov D.M., Todorov M.B. Scoliosis in rhythmic gymnasts / / Spine. 2000. - Vol. 25, № 11. -p. 1367- 1372

122. Verbeke S., Gotteland M., Fernandez M et al. The role of connective tissue in the morphology and function of intestinal mucosa. Its participation in the pathogenesis of celiac diseases // J. Rev. Med. Chil. 2001; 129(11).-p.1333-1342.

123. Vitarelli A, Conde Y, Cimino E, et al: Aortic wall mechanics in the Marfan syndrome assessed by transesophageal tissue Doppler echocardiography // Am J Cardiol 2006;97.- p. 571-577.7

124. Warren H., Pfefer MT Treatment of a case of subacute lumbar compartment syndrome using the Graston technique // J Manipulative Physiol Ther. 2005 Mar-Apr. 28(3). p. 199-204.

125. Watanabe C. et al.Pathology and histochemistry of mitral valve prolapse // J. Cardiol. 1993. Vol. 23. - p. 69-77.

126. Weyman A. E. Marfan syndrome and mitral valve prolapse / A. E. Weyman, M. Scherrer-Crosbie // J. Clin. Invest. 2004. Vol. 114. - p. 1543-1546.

127. World Health Organization. The World Health Report / WHO. Geneva, 1997.

128. Zweers M.C., Bristow J., Steijlen P.M. et al. Haploinsufficiency of TNXB is associated with hypermobility type of Ehlers-Danlos syndrome // Am J Hum Genet 2003. 73 - p.214-17.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.