Глагол как средство концептуализации эмоций в языковой картине мира: На материале языка художественных текстов тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.19, кандидат филологических наук Устинова, Нина Николаевна

  • Устинова, Нина Николаевна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2005, КраснодарКраснодар
  • Специальность ВАК РФ10.02.19
  • Количество страниц 189
Устинова, Нина Николаевна. Глагол как средство концептуализации эмоций в языковой картине мира: На материале языка художественных текстов: дис. кандидат филологических наук: 10.02.19 - Теория языка. Краснодар. 2005. 189 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Устинова, Нина Николаевна

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭМОТИВНОСТИ КАК ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО АСПЕКТА КАТЕГОРИИ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ

1.1. Лексикографическая и содержательная интерпретация термина и понятия «эмоция»: когнитивный аспект

1.2. Общая характеристика проблемы эмотивности и вербализации эмоций в теории языка.

ВЫВОДЫ.

ГЛАВА 2. ГЛАГОЛЬНЫЕ ЭМОТИВЫ КАК ФАКТОР КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ЭМОЦИЙ В ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА

2.1. Языковая картина мира и особенности её концептуализации

2.2. Категориальная специфика глагола в системе частей речи : функционально-семантический и когнитивный аспекты

2.2.1. Морфологическая категориальность глагола как части речи.

2.2.2. Лексико-грамматическая и семантико-когнитивная аспектность глагола как фактор вербализации эмоций

ВЫВОДЫ.

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ГЛАГОЛЬНЫХ ЭМОТИВОВ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ

3.1. Текст как явление языка и культуры: эмотивнокоммуникативный аспект

3.2. Глаголы-эмотивы в пространстве художественного текста: функционально-семантическая специфика

ВЫВОДЫ.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория языка», 10.02.19 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Глагол как средство концептуализации эмоций в языковой картине мира: На материале языка художественных текстов»

Усиление исследовательского интереса к проблеме выражения «человеческого фактора» в языке обусловило к концу XX - началу XXI вв. интенсификацию научных разработок в области лингвистики эмоций, так как именно эмоциональная сфера личности, важнейшая для жизнедеятельности человека, оказалась наименее представленной и изученной в парадигме гуманитарного знания, в том числе и в теории языка.

По мнению исследователей, эмоции представляют собой психические реакции, оценивающие характер воздействия на человека внешних факторов и тем самым служат одним из главных механизмов регуляции его деятельности, направленной на освоение действительности и удовлетворение актуальных потребностей (Наумова 1999: 9; ПС 1999: 427).

Отражая родовой и видовой опыт реагирования на различные ситуации, эмоции способны обобщаться, храниться и передаваться посредством естественного языка (СФ 1996: 64, 91; ПС 1999: 427), что позволяет рассматривать их в качестве предмета изучения лингвистики. С учетом этого эмотиология занимается вопросами «вербализации, аккумуляции, структурации и межпоколенной трансляции знаний об эмоциях» (Шаховский 2001: 13), зафиксированных в языке (см.: В. И. Шаховский, Ю.Д. Апресян, В.Ю. Апресян, Л. Г.

Бабенко, A.A. Водяха, Е.Ф. Болдарева, JT.B. Ермакова, Е.С. Ильюшина, H.A. Красавский, И.В. Кривошеева, Е.Ю. Мягкова, З.Д. Фомина, R. Dirven, M.B. Маркина и др. ) .

Изучение эмоций в лингвистическом аспекте сопряжено с определенными трудностями, поскольку они являются наиболее сложной и противоречивой областью психологической науки: «всякий раз, как предпринимается попытка оседлать эмоции, вновь и вновь приходится удивляться тому, как трудно подвести их под какую-либо общую предметную область; запрячь в логику той или иной парадигмы.» (Дорфман 1997: 138). Различают широкое и узкое понимание эмоций: в первом случае их возникновение связывается с присущим всем живым организмам свойством отражения внешнего мира, а во втором - эмоции рассматриваются как «реакция на специфические условия, которая проявляется в переживаниях, поступках, внешности, ощущениях; на их базе выстраиваются социальные отношения» (Камалова 1998: 230-231).

Также в психологии до настоящего времени остаётся нерешённой проблема дифференциации эмоций и чувств. Обычно первые дефинируют как отношение к удовлетворению физиологических потребностей, а чувства - как производные образования, развивающиеся в процессе взаимодействия с интеллектом человека, и их отличие от эмоций определяется степенью участия корковых и особенно второсигнальных процессов (Лук

1972; ПС 1999).

В то же время в процессе эмотиологических исследований была выявлена способность психики (различных переживаний) отражать, кроме личностного, «внутреннего» фактора, и социальные конвенции, что дало возможность рассматривать эмоции как аспект презентации языкового и внеязыкового видового контекста.

Актуальной и важной остается в теории языка проблема вербализации эмоций, исследование системы лингвистических единиц, с помощью которых эмоции отражаются в языке/речи. «До недавнего времени внутренний мир человека занимал психиатров, философов, поэтов, но мало интересовал лингвистов. Любопытные данные об эмоциях, которые могут представлять ценность и для лингвистики, содержатся в ряде современных психологических, физиологических, социологических и других исследований. Хотелось бы надеяться, что и лингвистические результаты изучения эмоций будут небезынтересны для представителей других дисциплин. В языке закреплен опыт тысячелетий психологической и культурной интроспекции его носителей, данные которого по своей надёжности никак не уступают данным экспериментальных исследований» (Апресян В.Ю., Апресян Ю.Д. 1993: 9).

Особый интерес для современной лингвистики представляет вопрос о том, какие части речи максимально репрезентативны для выражения в языке эмоциональной сферы языковой личности. Дж. МакКоли пишет: «Части речи гораздо больше сходны с биологическими видами, чем это было признано ранее. В пределах любой части речи, как и в любом биологическом виде, существует значительное разнообразие.» (Цит. по: Taylor 1989: 190).

Актуальность исследования обусловлена, таким образом, как необходимостью дальнейшей разработки теории языковой эмотивности, так и недостаточной изученностью основных механизмов и закономерностей лексического, особенно частеречного, выражения эмоций, специфики глагола как доминантного языкового знака, с помощью которого они концептуализируются, формируя языковую картину мира. Актуальным является также изучение эмотивной глагольной лексики, отражающей вербализованные эмоциональные реакции и состояния, что связано с эмоциональным аспектом представления в языке человеческого фактора.

Объектом исследования выступают эмотивные глагольные лексемы как вербальные репрезентанты эмоциональной сферы в языковой картине мира.

Предметом изучения являются различные аспекты языковой концептуализации эмоций посредством глаголов-эмотивов и её роль в формировании языковой картины мира.

Практическим языковым материалом диссертационного исследования послужили глаголы современного русского языка, в составе дефиниций которых эксплицитно или имплицитно присутствуют идентификаторы «чувствовать», «испытывать», приходить в определенное состояние», «приходить в определенное настроение», привлеченные из различных художественных прозаических и поэтических текстов (А. Куприн «Изумруд», «Свадьба» и др.; Е. Замятин «Мы»; В. Максимов «Избранное»; М. Цветаева «Избранное»; В. Тушнова «Избранное»).

Объем картотеки выборки составил более 500 глагольных лексем в трех тысячах текстовых употреблениях.

Материалом исследования явились также работы по психологии, психоанализу, эмотиологии, философии, рассматривающие различные аспекты проблемы человеческих эмоций.

Все глагольные лексемы, выбранные из текстовых фрагментов, проверялись по «Словарю русского языка» в 4-х томах (под ред. А.П. Евгеньевой) с целью определения их эмотивного статуса.

Основной целью работы является изучение и описание глагола как специфического знака концептуализации эмоций в языковой картине мира.

Эта цель обусловила необходимость решения следующих конкретных задач: критически осмыслить лингвистическую и психологическую литературу по проблеме эмоций и эмотивности/эмоциональности; проанализировать соотношение понятий и терминов «эмоция» и «эмотивность» в теории языка; рассмотреть глагол как вербальный знак концептуализации эмоций; охарактеризовать лексико-семантические группы глаголов-эмотивов в русском языке;

- выявить и изучить функциональную семантику глагольных эмотивных единиц, а также основные направления их семантической эволюции; установить и описать особенности языковой концептуализации эмоций в пространстве художественного текста.

Методологической основой работы являются основополагающие принципы и категории диалектики, отражающие всеобщую взаимосвязь языковых и внеязыковых явлений; методологические принципы интерпретации языка как культурно-исторической и социопсихологической среды.

Теоретической базой послужили исследования отечественных и зарубежных ученых в области теории языка (В.И. Карасик, В.А. Маслова, А.Г. Баранов, Г.П. Немец, В.Г. Костомаров, Ю.С. Степанов, Л.Ю. Буянова, Ю.Н. Караулов и др.); когнитивной лингвистики (Т.А. ван Дейк, Е.С. Кубрякова, В.И. Карасик и др.); психолингвистики и этнопсихолингвистики (А. Вежбицкая, В.И. Жельвис, Ю.А. Сорокин, P.M. Фрумкина, A.A. Залевская, М. Argyle и др.); стилистики эмоций (В.И. Шаховский,

H.A. Красавский, К. Э. Изард, C.J1. Рубинштейн, Ю.Д. Апресян, М. Osmond и др.).

Научная новизна исследования заключается в том, что оно вносит определенный вклад в методологический аппарат теории языка в целом и в лингвистическую концепцию эмоций; способствует расширению теоретических аспектов проблемы языковой концептуализации эмоций; что в нем уточняются понятия «эмотивность», «эмоциональность», эмоциогенность»; устанавливается связь между аспектами языковой концептуализации эмоций и формирования языковой картины мира. Предложенный в работе подход к изучению глагола как специализированного языкового знака - репрезентанта эмоций целесообразно использовать при рассмотрении в этом плане других частей речи как в русском, так и в английском, французском, немецком и других языках.

Теоретическая значимость проведенного исследования характеризуется многими факторами, особенно тем, что в нем выявлена лингвокультурологическая специфика языкового представления эмоций в языковой картине мира; прослежены тенденции и закономерности актуализации и функционирования глагольных лексем как средства концептуализации эмоциональной сферы человека.

Практическая значимость диссертационной работы определяется широкой возможностью использования его результатов, материалов, выводов при разработке спецкурсов и спецсеминаров по лингвистической эмотиологии, лексикологии, психолингвистике; при чтении лекций в курсе «Теория языка», «Лингвокультурология», «Лингвистический анализ художественного текста», а также на практических занятиях по лексикографии, общему языкознанию, лингвистике эмоций, лексической семантике и т.д.

На защиту выносятся следующие положения:

1.Глаголы-эмотивы, выполняя эмотивную функцию, выступают специфическими конституентами, формирующими функционально-семантическую категорию эмотивности наряду с множеством других языковых элементов.

2.Глагольная эмотивная лексика выступает одним из доминантных языковых средств концептуализации эмоций, представляет собой систему ментально-культурных знаков, отражающих опосредованным образом специфические представления о той или иной эмоции, запечатленные в языке.

3.Глаголы-эмотивы, актуализирующие в художественном тексте когнитивно-прагматические и коммуникативные интенции автора, дифференцируются по смысловому критерию «форма/вид эмоционального феномена» на 1) эмотивы, репрезентирующие переживания; 2) эмотивы, репрезентирующие состояния; 3) эмотивы, репрезентирующие отношения.

4.Выступая средством языковой концептуализации эмоций, глаголы-эмотивы выполняют прагматическую функцию экспликации эмоционального состояния коммуниканта (говорящего), а также функцию выражения его отношения к предмету речи и его оценки. В этом аспекте эмотивные глаголы интерпретируются как ядро соответствующих эмоциональных концептов, являющихся когнитивно-ментальными образованиями, в структуре которых выделяются понятие, образ, оценка, культурная значимость/ценность. Эмоциональные концепты также формируют концептосферу языка, выступают базовыми фрагментами/конституентами как национальной языковой картины мира, так и индивидуально-авторской.

Как основной в работе используется описательный метод, наряду с которым применялись методы эмпирического (наблюдение) и теоретического исследования (анализ, синтез, сравнение), а также методы контекстного и дефиниционного анализа, метод филологической интерпретации, классификационный метод.

Апробация результатов работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования обсуждались на заседании кафедры общего и славянорусского языкознания Кубанского государственного университета. Материалы работы были представлены также на различных международных, всероссийских, региональных научных и научно-практических конференциях: «Владимир Даль и современная филология» (г.Нижний Новгород, 2001); «Язык в мире и мир в языке» (г.Краснодар, 2001); «Актуальные проблемы современного языкознания и литературоведения» (г.Краснодар, 2002; 2003); «Громада двинулась и рассекает волны. Плывет. Куда ж нам плыть?.» Россия в новом тысячелетии» (Краснодар, 2003); «Лингвистическое образование: профессия, миссия, карьера» (г.Ставрополь, 2003); «Проблемы концептуализации действительности и моделирования языковой картины мира» (г.Северодвинск, 2004).

По теме диссертации опубликовано 5 научных работ.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трех исследовательских глав, Заключения, Библиографического списка.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория языка», 10.02.19 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория языка», Устинова, Нина Николаевна

Выводы

1. Исследование многих фрагментов художественного текста показывает, что основной (родовой) единицей эмоционального воздействия текста можно считать эмотему - отрезок текста (от слова до всего текста), смысл которого или форма выражения содержания являются источником эмоционального воздействия.

2. Максимальной частотностью и эмоциогенной глубиной обладают глаголы-эмотивы, обозначающие т.н. примитивные эмоции (Э. Нойманн), бояться/испугаться («испытывать боязнь, страх»); радоваться/обрадоваться (испытывать радость); а также такие вторичные эмоции, как страдание и чувство вины, например: страдать, настрадаться, истерзаться, измучиться, известись, выстрадать, изгореваться и др. В научной литературе отмечается, что эмоция страха является генетически запрограммированной, первичной, значимой для жизни человека.

3. Эмоция радости, концептуализируемая глаголами-эмотивами блаженствовать, возликовать, возрадоваться, обрадоваться и др., в русской языковой картине мира трактуется как позитивное эмоциональное состояние, переживание которого крайне важно для нормальной жизни.

4. В лексиконе значительно больше слов отрицательной эмоциональной оценки, а в речевом общении чаще превалируют слова положительной эмоциональной оценки. Это свидетельствует о позитивной ориентации стиля эмоционального общения людей, об их желании видеть в эмоциональном мире как можно больше хорошего.

5. Глаголы-эмотивы типа любить, грустить являются частнооценочными, интерпретирующими и моделирующими эмотивный аспект оценки: наряду с оценочной модальностью данные лексемы обозначают эмоции.

6. Глаголы-эмотивы в художественном тексте своей семантикой отражают главные содержательные элементы авторской картины мира, актуализируют те или иные эмоционально-оценочные семы личностных или социолектных понятий.

7. Частотными в художественном тексте являются эмотивные глаголы, вербализующие шесть базовых эмоциональных (психических) состояний: «страх», «грусть», «злость», «радость», «стыд», «беспокойство».

8. Часто в художественном тексте обязательно присутствуют слова-лексические катализаторы (усилители) выражения степени эмоционального накала тем или иным глаголом, посредством которого концептуализируются эмоции в языковой картине мира.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как свидетельствуют результаты проведённого исследования, глагол и его глагольные формы выступают важнейшим средством концептуализации эмоций в языковой картине мира как русского, так и английского, испанского, немецкого, французского и других языков. Главной функцией глаголов-эмотивов является выражение непосредственной эмоциональной реакции говорящего на действительность. Базовым (исходным) эмотивам присущ следующий набор основных дифференциальных семантических признаков и их конкретизаторов: 1) «носитель эмоции» - «отдельное лицо»/«множество лиц»; 2) «объект (каузатор) эмоции» «лицо», «событие (внешнее и внутреннее, душевное)»; 3) «временной период» - «длительность»/ «кратковременность», «периодичность», «спонтанность»; 4) «степень интенсивности переживания/ проявления эмоции» - а) «низкая»; б) «средняя»; в) «высокая»; 5) «связь с волевой сферой» «контролируемость»/«неконтролируемость эмоции»; б) «внешнее выражение эмоции» - а) «физиологическое»; б) «социологизированное»; в) «недифференцированное (поведенческое) эксплицирование эмоции». Спецификой глаголов-эмотивов считаем тот факт, что они выступают лингвокогнитивными заместителями эмоций как идеально-материальных объектов действительности, являясь репрезентантами особых ситуаций, связанных с душевным состоянием человека.

Ситуация интерпертируется как желательная, когда она соответствует интересам субъекта, оценивается положительно в данном социуме (радоваться, уважать, гордиться и др.); как нежелательная в случае, когда затрагивает интересы субъекта, не соответствует его намерениям и желаниям (ср.: беситься, злиться, негодовать, страдать и др. ).

В рамках проводимого нами исследования глаголов-эмотивов актуально следующее высказывание о значимости разных частей речи в процессах категоризации и концептуализации языковой картины мира: «В формировании языковой картины мира, складывающейся у говорящего по мере того, как он овладевает родным языком, важную роль с лингвистической точки зрения приобретает внутренний лексикон. Фактически здесь оказывается репрезентированным постепенно коллективный опыт говорящих по индивидуализации разных объектов мира и их категоризации и классификации. Грамматика вступает в свои права и во внутреннем лексиконе, поскольку основная единица номинации - слово -включается во внутренний лексикон вместе с присущими ей грамматическими. значениями, в том числе - и со значениями "своей" части речи» (Кубрякова 2004: 65).

Как показывают наши наблюдения, целесообразно считать эмотивными глаголами в широком смысле такие текстуальные глагольные единицы, которые либо эксплицитно, либо имплицитно называют, обозначают и представляют те или иные эмоции (чувства) и выражают степень их интенсивности и оценку.

Анализ роли глагола в процессах концептуализации эмоций, в формировании языковой картины мира (на базе текстов) даёт все основания полагать, что наиболее частотными и продуктивными в пространстве художественного текста являются следующие способы вербализации (объективации) эмоций:

1) номинация (называние, обозначение);

2) описание (дескрипция);

3) экспликация (выражение);

4) контекстная актуализация.

Выполняя в художественном тексте эмоциональную функцию, соотносящуюся с модальной функцией, глаголы-эмотивы также определяют эмотивную достоверность текста.

Глаголы-эмотивы всех типов увеличивают, по нашим наблюдениям, плотность эмотивной ткани художественного текста, что во многом обусловлено его спецификой как части речи.

Наиболее существенной характеристикой базовых единиц является специфика их значений, проявляющаяся в их обобщенности. Так, в семной структуре основного значения глагола чувствовать, выступающего в роли базового слова лексико-семантической группы эмотивных глаголов, помимо грамматических и лексико-грамматических сем, присутствует категориально-лексическая сема "восприятие объекта" (характер действия) и дифференциальная сема "специальное чувство" (объект действия).

По нашим наблюдениям, художественный текст, выступая аспектом художественной картины мира, в знаковой форме связан (и является фрагментом) с языковой картиной мира. Глаголы-эмотивы определяют специфику эмотивно-оценочного фрагмента художественного текста, формируют ценностную картину мира как части общей ЯКМ того или иного социума. Ценностная картина мира в языке реконструируется в виде взаимосвязанных оценочных суждений, между которыми наблюдаются отношения включения и ассоциативного пересечения. Являясь основой эмоциональных концептов, глаголы-эмотивы характеризуются определённой лингвокультурологической спецификой, влияют на уровень потенциала выразительности языка. В целом следует отметить, что глаголы-эмотивы, обладая оценочным компонентом семантики, участвуют в формировании языковой картины мира и репрезентируют её эмотивно-оценочные свойства. Эмотивная лексика ситуативна в своей денотативной основе, так как эмоции нерасторжимо связаны с субъектом, их испытывающим, и объектом, их вызывающим. Поэтому глагол является одной из наиболее адекватных частей речи, посредством которой происходит языковая концептуализация эмоций в языковой картине мира, опирающейся на когнитивные основания.

Как показывает исследование эмотивной ткани художественного текста разных писателей и поэтов, почти всегда эмоционально-экспрессивный регистр языковой концептуализации сопряжён с морально-этическим, нравственным, так как, по мысли автора, социальная, духовная, нравственная сущность личности контролирует, подчиняет и в основном побеждает ту или иную эмоциональную «слабость».

Естественно, глаголы, вербализующие эмоции, не всегда актуализируют соответствующие семы однозначно, не всегда выполняют эмотивные функции номинации, дескрипции и выражения в прямом смысле, так как большое значение в тексте имеет конкретное лингвистическое контекстуальное окружение лексические катализаторы), транслирующее семантические импульсы в эмотивную сферу текста.

Характерной особенностью исследуемых глаголов-эмотивов является наличие в их семантической структуре эмоционального значения слова, то есть способность реализовать в слове выражение самих эмоций, чувств, переживаний, ощущений, вызванных реалиями действительности.

Итак, следует отметить, что многое сделано в области изучения лексического эмотивного фонда русского языка, но многие проблемы все еще имеют дискуссионный характер, а некоторые даже не поставлены: не выявлен общий корпус эмотивных средств, в связи с чем нет общего представления о полном объеме эмотивной лексики. На сегодняшний день исследователи главную цель видят в выявлении в полном объеме, без каких-либо ограничений, корпуса именной и глагольной эмотивной лексики и создание ее адекватной классификации. Всё это позволит в дальнейшем более глубоко и детально рассмотреть особую роль глагола как важнейшего средства концептуализации эмоций в языковой картине мира.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Устинова, Нина Николаевна, 2005 год

1. Алефиренко, Н.Ф. Смысловая структура текста // Текст как объект многоаспектного исследования: Сб. ст. науч.-метод, семинара «Тех^э». Вып. 3.4.1. СПб. Ставрополь, 1998. С.35-39.

2. Алефиренко, Н.Ф. Спорные проблемы • семантики. Волгоград, 1999.

3. Аль Каттан, О.Н. Языковая концептуализация любви: лингвокультурный аспект: Дис. . канд. филол. наук. Краснодар, 2003.

4. Андрющенко, Т. Я. Понимание текста в общении // Сер. литературы и языка. Том 54, 1995. №б. С. 5662.

5. Апресян, В.Ю., Апресян, Ю.Д. Метафора в семантическом представлении эмоций // ВЯ. 1993. №3. С. 4-16.

6. Апресян, Ю.Д. Образ человека по данным языка: попытка системного описания // ВЯ. 1995. №1. С. 37-67.

7. Апресян, Ю.Д. Отечественная теоретическая семантика в конце XX столетия // Известия АН. Серия литературы и языка. 1999. Том 58. № 4. С.39-53.

8. Арнольд, И.В. Стилистика английского языка. М. , 1981.

9. Ахутина, Т.В. Порождение речи.

10. Нейролингвистический анализ синтаксиса. М., 1989.

11. Ю.Бабенко, Л.Г. Лексические средства обозначения эмоций в русском языке. Свердловск, 1989.

12. Баженова, Е.А. В поисках единицы смысловой структуры научного текста // Принципы и методы исследования в филологии: конец XX века. СПб -Ставрополь, 2001. С.274-278.

13. Балли, Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М., 1955.

14. Баранов, А. Г. Функционально-прагматическая концепция текста. Ростов-на-Дону, 1993.

15. Баранов, А. Г. Динамическая модель языка: иконичность и метаязыковая интерпретация // Динамическая лингвистика-95: Филология. Методика преподавания: Тез. докл. междунар. теорет.-методологич. семинара-совещания. Краснодар, 1995.

16. Баранов, А. Г. Субстанциональность и процессуальность текстовой деятельности // Языковое сознание: содержание и функционирование. XIII Междунар. симпозиум по психолингвистике и теории коммуникации: Тез. докл. Москва, 1-3 июня 2000 г. М., 2000.С. 25-26.

17. Барт, Р. От произведения к тексту // Барт Р. Избр. раб.: Семиотика. Поэтика. М., 1994. С. 413423 .

18. Бахтин, М.М. Проблема текста в лингвистике, филологии и других гуманитарных науках. Опытфилософского анализа // Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1979.

19. Бахтин, М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М. , 1979.

20. Березницкая, П. П. Типология и структура градуальных полей в русском языке: Дис. . канд. филол. наук. Краснодар, 2004.

21. Берлизон, С.Б. Эмоциональное значение особый компонент смысловой структуры ФЕ // Вопросы лексико-семантической системы языка. 4.1. М. , 1971. С.10-18.

22. Богин, Г.И. Обретение способности понимать: Введение в филологическую герменевтику. Тверь, 2001.

23. Болдарева, Е.Ф. Языковая игра как форма выражения эмоций: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Волгоград, 2002.

24. Болдырев, H.H. Глагол в языковой коммуникации // Leksyka w komunikacji jezykowej: Мат-лы международ, конгресса. Gdansk, 1998. С.36-38.

25. Болотов, В. И. Эмоциональность текста в аспектах языковой и неязыковой вариативности: (основы эмотивной стилистики текста). Ташкент, 1981.

26. Борухов, Б.Л. «Зеркальная» метафора в истории культуры //Логический анализ языка. Культурные концепты. М., 1991. С. 109-117.

27. Булыгина, Т.В., Шмелев, А.Д. Концепт долга в поле долженствования // Логический анализ языка. Культурные концепты. М., 1991. С. 14-21.

28. Буянова, Л.Ю. О концепте «душа» в лингвистической традиции // Филология Philologica. Краснодар,1998. №13. С.12-15.

29. Буянова, Л.Ю. Языковая личность как текст: жизнь языка и язык жизни // Языковая личность: экспликация, восприятие и воздействие языка и речи. Краснодар, 1999. С.47-73.

30. Буянова, Л.Ю., Попкова, А.Н. Эмоциональные концепты как компонент языкового сознания языковой личности // Социальные варианты языка-Ill: Мат-лы международ. науч. конфер. Нижний Новгород, 2004. С.84-87.

31. БЭС. Большой энциклопедический словарь: Языкознание. М., 1998.

32. Валеева, Д.Л. Роль глагольных единиц в формировании предикативного поля: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Уфа, 2000.

33. Ван Дейк, Т. Вопросы прагматики текста // Лингвистика текста: Новое в зарубежной лингвистике. Вып.8. М., 1978. С.259-331.

34. Васильев, Л.М. Семантика русского глагола. Уфа, 1981.

35. Васильев, Л.М. Современная лингвистическая семантика. М. , 1990.

36. Васильев, Л.М. Теория и методология современного языкознания. Уфа, 1990.

37. Васильев, Л.М. Теоретические проблемы лингвистики. Уфа, 1994.

38. Васильева, В. В. В поисках механизмов понимания текстов // Вестник Омского ун-та, 1998. Вып.З. С.21-32.

39. Вежбицкая, А. Дескрипция или цитация // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1982. С.237-262.

40. Вежбицкая, А. Язык. Культура. Познание. М., 1997.

41. Вендина, Т. И. Языковое сознание и методы его исследования // Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 1999. № 4. С. 1533 .

42. Вильсон, Д. Цит. по: Кубрякова Е.С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира. М., 2004.

43. Виноградов, B.B. Русский язык: Грамматическое учение о слове. М., 1972.

44. Витт, Н.В. Эмоциональная регуляция речевого поведения при общении. М., 1983.

45. Витт, Н.В. Речь и эмоции. М., 1984.

46. Водяха, A.A. Эмоциональная рамка высказывания: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Волгоград, 1993 .

47. Вольф, Е.М. Оценка «странность» как вид модальности // Язык и логическая теория. М., 1987. С.31-42.

48. Вольф, Е.М. Функциональная семантика оценки. М., 1985.

49. Воркачев, С.Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление антропоцентрической парадигмы в языкознании // НДВШ. 2001. № 1. С. 42-72.

50. Воркачев, С. Г. Методологические основания лингвоконцептологии // Теоретическая и прикладная лингвистика: Сб. науч. тр. Вып. 3. Аспекты коммуникативной деятельности. Воронеж, 2002. С.79-96.

51. Воробьев, В.В. Лингвокультурология (теория и методы). М., 1997.

52. Выготский, Л.С. Мышление и речь // Собрание соч.: В 6-ти томах, Т.2. М., 1982.

53. Гак, В. Г. Истина и люди // Логический анализ языка. Культурные концепты. М., 1991. С.24-31.

54. Галкина-Федорук, Е.М. Безличные предложения в современном русском языке. Ярославль, 1958.

55. Галкина-Федорук, Е.М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке // Сборник статей по языкознанию. М., 1958.

56. Гальперин, И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., 1981.

57. Гаспаров, Б.М. Язык. Память. Образ: Лингвистика языкового существования. М., 1996.

58. Григоренко, И.Н. Текст как пространство реализации смысла и когниции. Краснодар, 2002.

59. Гумбольдт, В. фон. Характер языка и характер народа // Гумбольдт В. фон. Язык и философия культуры. М., 1985. С. 370-381.

60. Давыдов, Ю.Н. Картина мира и социально-историческое развитие // Гайденко, П.П., Давыдов, Ю.Н. История и рациональность. Социология Макса Вебера и веберовский ренессанс. М., 1991. С. 207289.

61. Добровольский, Д.О. Образная составляющая в семантике // ВЯ. 1996. № 1. С.71-93.

62. Долотова, Т.Н. Семантическое поле эмоциональности и оценочности и его реализация в публицистике В.М. Шукшина: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Ставрополь, 2003.

63. Дорофеева Н.В. Удивление как эмоциональный концепт (на материале русского и английскогоязыков): Дис. . канд. филол. наук. Краснодар, 2002 .бБ.Дорфман, Л.Я. Эмоции в искусстве: теоретические подходы и эмпирические исследования. М., 1997.

64. Жандарова, A.B. Языковая концептуализация сферы предпринимательства и бизнеса (на материале русского и английского языков): Дис. . канд. филол. наук. Краснодар, 2004.

65. Жельвис, В.И. Эмотивный аспект речи. Психолингвистическая интерпретация речевого воздействия. Ярославль, 1990.

66. Жинкин, Н.И. Речь как проводник информации. М. , 1982.

67. Залевская, A.A. Специфика психолингвистического подхода к анализу языковых явлений // Психолингвистические проблемы функционирования слова в лексиконе. Тверь, 1999.

68. Звегинцев, В. А. Зарубежная лингвистическая семантика последних десятилетий: Вступительная статья // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. X. М., 1981. С. 5-32.

69. Золотова, Г.А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. М., 1982.

70. Иванов, В. В. Семантика возможных миров и филология // Проблемы структурной лингвистики. М., 1982. С.21-40.

71. Изард, К. Эмоции человека. М., 1980.

72. Исаева, JI.A. Лингвистический анализ художественного текста: проблемы интерпретации скрытых смыслов: Учеб. пособие. Краснодар, 1999.

73. Исаева, JI.A. Художественный текст: скрытые смыслы и способы их представления. Краснодар, 1996.

74. Калашник, Я.М. Патологический аффект // Психология эмоций: Сборник. М., 1984.

75. Калашник, Я.М. Судебная психиатрия. М., 1961.

76. Калимуллина, JI.A. Эмотивная лексика и фразеология русского литературного языка (синхронический и диахронический аспекты): Автореф. дис. . канд. филол. наук. Уфа, 1999.

77. Камалова, А.А. Семантические типы предикатов состояния в их системном и функциональном аспектах. Архангельск, 1998.

78. Карасик, В.И. Язык социального статуса. М., 1992.

79. Карасик, В.И. Культурные доминанты в языке //Языковая личность: культурные концепты: Сб. науч. тр. Волгоград-Архангельск, 1996. С. 12-23.

80. Караулов, Ю.Н. Общая и русская идеография. М. , 1976 .

81. Караулов, Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987.

82. Караулов, Ю.Н. Структура лексико-семантического поля // Филологические науки. 1972. № 1. С. 5767.

83. Кожина, М.Н. Целый текст как объект стилистики текста // БЬуНзЬука /1У/. 0ро1е, 1995. С.33-54.

84. Колшанский, Г.В. Контекстная семантика. М., 1980.

85. Колшанский, Г.В. Объективная картина мира в познании и языке. М., 1990.

86. Коноваленко, Л.И. Семантико-синтаксические средства выражения оценочной модальности в русском и английском языках: Дис. . канд. филол. наук. Краснодар, 1997.

87. Концептуализация и смысл. Новосибирск, 1990.

88. Костомаров, В.Г. Языковой вкус эпохи. М., 1994.

89. Красавский, Н.А. О терминологическом и обиходном обозначении эмоций // Коммуникативные аспектызначения: Межвуз. сб. науч. работ. Волгоград, 1990. С.162-169.

90. Красавский, H.A. Способы семантических экспликаций имен эмоций в толковых словарях // Языковая личность и семантика: Тез. докл. науч. конф. 28-30 сент. 1994. Волгоград, 1994. С.63-64.

91. Красавский, H.A. Способы семантических экспликаций номинантов эмоций в толковых словарях русского языка // Языковая личность: вербальное поведение / Сб. науч. тр. Волгоград, 1998. С. 1322 .

92. Красавский, H.A. Лингвистические методы исследования эмоциональной концептосферы // Лингвистические парадигмы: традиции и новации: Материалы междунар. симпозиума молодых учёных «Лингвистическая панорама рубежа веков». Волгоград, 2000. С. 18-27.

93. Красавский, H.A. Концептосфера эмоций: Методы и результаты лингвокультурологического изучения // Языковая личность: проблемы когниции и коммуникации: Сб. науч. тр. Волгоград, 2 001. С. 40-64.

94. Красавский, H.A. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах. Волгоград, 2001.

95. КПС. Краткий психологический словарь / Под общей ред. A.B. Петровского и М.Г. Ярошевского. Ростов-на-Дону, 1999.

96. Кубрякова, Е.С. Концепт // Кубрякова, Е.С., Демьянков, В.З., Панкрац, Ю.Г. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996. С. 3-9.

97. Кубрякова, Е.С. Языковое сознание и языковая картина мира // Филология и культура: Материалы 11-й Международной конференции: В 3 ч.Ч. III. Тамбов, 1999. С. 6-13.

98. Кубрякова, Е.С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира. М., 2004.

99. Кубрякова, Е.С., Демьянков, В.З., Панкрац, Ю.Г. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996.

100. Кузнецова, Э.В. Лексикология русского языка. М., 1989 .

101. Кузнецова, Э.В. Русская лексика как система. Свердловск, 1980.

102. Ладо, Р. Лингвистика поверх границ // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1989. С.32-62.

103. Лазариди, М.И. Номинативно-функциональное поле психических состояний в современном русском языке: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Волгоград, 2001.

104. Лакофф, Дж. Лингвистические гештальты // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. X. Лингвистическая семантика. М., 1981. С.350-368.

105. ИО.Лотман, Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек -текст семиосфера - история. М., 1996.

106. Ш.Лук, А.Н. Эмоции и чувства. М. , 1972.

107. Лукьянова, H.A. Экспрессивная лексикаразговорного употребления: (проблема семантики). Новосибирск, 1986.

108. ИЗ.Лурия, А.Р. Язык и сознание. М., 1979.

109. ЛЭС. Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.

110. Маковский, М.М. Язык миф - культура // Вопросы языкознания, 1997. № 1. С.73-95.

111. Маркина, М.В. Лингвокультурологическая специфика эмоционального концепта «гнев» в русской и английской языковых картинах мира: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Тамбов, 2003.

112. Марчук, Ю.Н. Основы компьютерной лингвистики. М., 2000.

113. Москальская, О.И. Грамматика текста. М. , 1981.

114. Мягкова, Е.Ю. Эмоциональная нагрузка слова: опыт психолингвистического исследования. Воронеж, 1990.

115. Наумова, Ю.А. Развитие эмоциональной сферы личности в процессе общения: Автореф. дис. канд. психол. наук. Новосибирск, 1999.

116. Немец, Г.П. Прагматика метаязыка. Киев, 1993.

117. Немец, Г.П. Паралингвистика и экстралингвистика // Семантика метаязыковых субстанций. Москва -Краснодар, 1999.

118. Никифоров, A.C. Эмоции в нашей жизни. М., 1974.

119. Новикова, Н.С., Черемисина, H.B. Многомирие в реалии и общая типология языковых картин мира // Филологические науки, 2000. №1. С.40-49.

120. Носенко, Э.Л. Изменение характеристик речи при эмоциональной напряженности // Вопросы психологии. 1978. №б. С.76-85.

121. Носенко, Э.Л. Эмоциональное состояние и речь. Киев, 1981.

122. Павлючко, И.П. Эмотивная компетенция автора художественного текста (на материале произведений Г. Гессе): Автореф. дис. . канд. филол. наук. Волгоград, 1999.

123. Пиотровская, Л. А. Эмотивность как языковая категория // Вестник Санкт-Петербургского университета. 1993, Сер. 2. Вып. 2.

124. Постовалова, В.И. Существует ли языковая картина мира? // Язык как коммуникативная деятельность человека. (Тр. МГПИИЯ им. М. Тореза). Вып. 284. М., 1987. С. 65-72.

125. Постовалова, В.И. Картина мира в жизнедеятельности человека // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М., 1988. С. 8-69.

126. Потебня, A.A. Мысль и язык. Киев. 1993.

127. Потебня, A.A. Слово и миф. М., 1989.

128. Почепцов, О.Г. Языковая ментальность: способ представления мира // ВЯ. 1990. №6. С. 110-123.

129. ПС. Психологический словарь / Под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. М., 1999.

130. Пятигорский, A.M. Избранные труды. М., 1996.

131. Рейковский, Я. Экспериментальная психология эмоций. М., 1979.

132. Розенталь, Д.Э., Теленкова, М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М., 1976.

133. Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира. М., 1988.

134. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии. М. , 1990.

135. Рыбникова, В.А. Языковая концептуализация социума (на материале английских дидактических текстов): Автореф. дис. . канд. филол. наук. Краснодар, 2001.

136. Севбо, И.П. Графическое представление синтаксических структур и стилистическая диагностика. Киев, 1981.

137. Сепир, Э. Язык, раса и культура // Избранные труды по языкознанию и культурологии. М., 1993. С. 185-194.

138. Серебренников, Б.А. Как происходит отражение картины мира в языке? // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М. , 1988. С. 87-107.

139. Сеченов, И.М. Психология поведения. М.; Воронеж, 1995 .

140. Сорокин, Ю. А. Текст: Связность, цельность, эмотивность // Аспекты общей и частной лингвистической теории текста. М., 1982. С.61-74.

141. СРЯ. Словарь русского языка: В 4-х т. / Под ред. А.П. Евгеньевой. М., 1981 - 1984.

142. Степанов, Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М., 1997.

143. СФ. Современная философия: словарь и хрестоматия. Ростов-на-Дону, 1996.

144. Тевзадзе, М.Ч. Лексические средства реализации оценочности // Изв. АН РСФСР. Сер. яз. и лит. 1986. №2. С.24-32.

145. Телия, В.Н. Механизмы экспрессивной окраски языковых единиц // Человеческий фактор в языке. Языковые механизмы экспрессивности. М., 1991.

146. Теньер, Л. Основы структурного синтаксиса. М. , 1988.

147. Тхорик, В.И. Языковая личность в аспекте лингвокультурологических характеристик. Краснодар, 2 000.

148. Уорф, Б.Л. Цит. по: Кубрякова Е.С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира. М. , 2004.

149. Усманова, А. Р. Умберто Эко: парадоксы интерпретации. Минск, 2000.

150. Успенский, Б.А. Семиотика искусства. М., 1995.

151. Успенский, В.А. О вещных коннотациях абстрактных существительных // Семиотика и информатика. Вып. 35. 4.1. М., 1997. С.146-152.

152. Ушаков, Д.Н. Толковый словарь русского языка: В 4 т. М., 1996.

153. Фомина, З.Е. Ассоциативно-эмоциональные слова в прагматическом аспекте // Коммуникативные и прагматические компоненты в лингвистическом исследовании: Сб. науч. статей. Воронеж, 1995. С. 96-103.

154. Фрумкина, P.M. Когнитивная лингвистика или «психолингвистика наоборот» // Язык и речевая деятельность. СПб., 1999. С.80-93.

155. Фрумкина, P.M. Культурологическая семантика в ракурсе эпистемологии // Известия АН. Серия литературы и языка, 1999. Том 58. № 1. С. 3-10.

156. Функциональная семантика: оценка, экспрессивность, модальность. М., 1996.

157. Шаклеин, В.М. Этноязыковое видение мира как составляющая лингвокультурной ситуации // Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2000. № 1. С.73-88.

158. Шаховский, В.И. Эмотивный компонент значения и методы его описания. Волгоград, 1983.

159. Шаховский, В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. Воронеж, 1987.

160. Шаховский, В.И. Типы значений эмотивной лексики // Вопросы языкознания. 1994. №1. С.12-18.

161. Шаховский, В.И. Когнитивные ресурсы эмоциональной языковой личности // Языковая личность: проблемы когниции и коммуникации: Сб. науч. тр. Волгоград, 2001. С. 11-16.

162. Шингаров, Г.Х. Эмоции и чувства как форма отражения действительности. М., 1971.

163. Шишкина, Л.С. Моделирование социальных процессов и язык // Вестник СПбГУ. Сер. 2. 1994. Вып. 1 (№ 2). С. 48-58.

164. Шлюхтер, В. Цит. по: Давыдов, Ю.Н. Картина мира и социально-историческое развитие // Гайденко, П. П., Давыдов, Ю.Н. История и рациональность. Социология Макса Вебера и веберовский ренессанс. М., 1991. С. 207-289.

165. Шмелев, Д.Н. Очерки по семасиологии русского языка. М., 1984.

166. Шпербер, Д. Цит. по: Кубрякова Е.С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира. М., 2004.

167. Эко, У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. М., 1998.

168. Юм, Д. Сочинения: В 2-х т. М., 1996.

169. Argyle, М. The Psychology of Happiness. London, 1987.17 6.Argyle, M., Crossland, J. The Dimensions of Positive Emotions // British Journal of Social Psychology, 1987. Vol. 26. P.127-137.

170. Bierwisch, M. Formal and Lexical Semantics // Proceedings of the XIII-th International Congress of Linguistics. Tokyo, 1983.

171. Bierwisch, M. Semantische und Konzeptuelle Repräsentation lexikalischer Einheiten // Untersuchungen zur Semantik. Berlin, 1983.

172. Buller, D. Communicating Emotions // Nonverbal Communication. The unspoken dialogue. Second edition. New York; London; Tokyo, 1996. P.271-296.

173. Dirven, R. Emotions as Cause and the Cause of Emotions // The Language of Emotions: Conceptualization, Expression, and Theoretical Foundation. Philadelphia, 1997. P. 55-87.

174. Eco, U. The Open Work. Harvard University Press, 1989.

175. Forman, E.A., McCormick, D.E. Discourse Analysis // Remedial & Special Education, May 1995, Vol. 16, Issue 3. P. 150-159.

176. Guillaume, G. L'architectonique du temps dans les langues classiques // Temps et verbe. Paris, 1968.

177. Halliday, M.A.K., Hasan, R. Cogesion in English. London, 1976.

178. Hintikka, Y. Language games //Game-theoretical semantics, ed. E. Saarinen // Synthese language library. Texts and studies in linguistics and philosophy. V. 5. Dordrecht, 1979.

179. Sperber, D., Wilson, D. Relevance: communication and cognition. Oxford, 1986.

180. Taylor, J.R. Linguistic categorization. Prototypes in linguistic theory. Oxford, 1995.

181. Источники выборки материала

182. Друнина, Ю.В. Лирика: Стихотворения. М., 2002.189.Замятин, Е. Мы. М., 1999.

183. Куприн, А.И. Собрание сочинений: В 11 т. М. , 1997 .

184. Максимов, В. Избранное. М., 1994.

185. Пушкин, А.С. Евгений Онегин. М., 1996.

186. Пушкин, А.С. Избранное. М., 1998.

187. Тушнова, В.М. Избранное. М., 2004.

188. Цветаева, М.И. Собрание сочинений: В 7 т. М., 1997.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.