Гомологичность философии науки Карла Р. Поппера тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 09.00.01, кандидат философских наук Леснов, Александр Вадимович

  • Леснов, Александр Вадимович
  • кандидат философских науккандидат философских наук
  • 1997, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ09.00.01
  • Количество страниц 160
Леснов, Александр Вадимович. Гомологичность философии науки Карла Р. Поппера: дис. кандидат философских наук: 09.00.01 - Онтология и теория познания. Москва. 1997. 160 с.

Оглавление диссертации кандидат философских наук Леснов, Александр Вадимович

Введение.

ГЛАВА 1. Философско-методологические основания эпистемологии К. Поппера.

§1. Анализ эссенциализма и инструментализма в философии К. Поппера.

§2. Концепция критического рационализма К. Поппера.

ГЛАВА 2. Теоретико-методологические проблемы развития научного знания.

§1. Фальсификационизм К. Поппера и проблема демаркации знания.

§2. "Третий мир" и метафизический эволюционизм в философии К. Поппера.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Онтология и теория познания», 09.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Гомологичность философии науки Карла Р. Поппера»

Актуальность темы исследования. Кризис классического естествознания и его философских оснований на рубеже XIX - XX веков и формирование современного неклассического направления в науке дали, начиная с первых десятилетий XX века, новый толчок развитию философско-методологических исследований оснований научного познания, закономерностей его развития. Мировоззренческие и концептуальные особенности научного знания неклассического типа настоятельно требовали от философии постановки новых эпистемологических проблем и поиска способов их разрешения.

Проблемы философии и методологии науки имеют фундаментальное значение, раскрывающееся в специфике эпистемической структуры научного сознания. В этой связи актуализируется значение исследований эпистемологических ориентаций философско-методологических концепций, составляющих парадигмальное поле современного научного познания.

Исторически развивающееся научное знание характеризуется ускорением динамики его роста, и, следовательно, перед философией науки открываются новые области исследований.

Поэтому одной из характеристик проблем философии науки является их преемственность: наряду с развитием научного знания происходит историческое развитие и усложнение проблематики философии и науки. В областях ее исследований находят свое место и органичный синтез традиций и новаций, и попытки непредвзятого и подчас неожиданного подхода к постановке новых философско-методологических проблем, к пониманию и объяснению их содержания.

С этой точки зрения, для правильного и критического осмысления мировоззренческих, философских, эпистемологических оснований науки крайне необходимым является указание места и роли, выявление специфики различных философско-методологических концепций, анализ их значения для развития научного знания. Поэтому предметами исследований данного типа должны стать эпистемологические системы, составляющие широкое полотно общей философии науки.

Одной из наиболее известных современных методологических систем является теория развития научного знания Карла Р.Поппера. Философия науки Карла Поппера в ее эпистемологическом аспекте прежде всего направлена на исследование проблемы отношения научного знания к реальности.

В философской литературе существуют различные определения эпистемологии. "Эпистемология, - пишет, например, один из первых теоретиков эволюционной эпистемологии, Ж. Пиаже, - это теория достоверного познания и даже в том случае, если это познание, не будучи состоянием, всегда есть процесс, оно, тем не менее всегда по сути своей есть процесс перехода от менее достоверного знания к более достоверному. Отсюда следует, что эпистемология должна носить междисциплинарный характер, поскольку исследование подобного процесса поднимает одновременно как вопросы факта, так и вопросы достоверности. Если бы речь шла только о достоверности, эпистемология не отличалась бы от логики; однако ее задача не является чисто формальной, а состоит в том, чтобы определить, каким образом познание достигает реальности, т.е. какие связи, отношения устанавливаются между субъектом и объектом" [67, с. 57].

Для Карла Поппера определение эпистемологии состоит в следующем: "С объективной точки зрения эпистемология выступает как теория роста знания. Она становится теорией решения проблем, или, другими словами, теорией конструирования, критического обсуждения, оценки и критической проверки конкурирующих гипотетических теорий" [72, с. 483]. Приведем здесь и другие слова философа: ".тезис, который я хотел бы провозгласить таков: центральной проблемой эпистемологии всегда была и до сих пор остается проблема роста знания. Наилучший же способ изучения роста знания - это изучение роста научного знания" [там же, с. 35]. В рамках методологического аппарата Поппера рост знания связан с теоретическим способом описания реальности исходя из интерпретации имеющихся в нашем распоряжении научных фактов. Поэтому эпистемология Поппера как теория научного знания есть теория о методологических основаниях возможности формирования знания в области эмпирических наук. Отметим, что при этом К. Поппера не интересуют источники знания: "Истинные вопросы эпистемологии на самом деле совсем не касаются источников знания; скорее, мы спрашиваем, является ли утверждение истинным, то есть согласуется ли оно с фактами" [131, р. 126]. Так Поппер приходит к вопросу о предмете эпистемологии: им является логико-методологическая теория формирования и развития научного знания.

Для К. Поппера философия науки не является отстраненной от самого предмета рефлексии, то есть знания и процесса познания. Это проявляется в том, что философия науки Поппера выступает не только в качестве теоретической системы, но также и в качестве системы практической. Она не только осуществляется в определенных нормативно-аксиологических координатах анализа знания, но и задает их, позволяя тем самым подойти к предмету анализа систематически, опираясь на логически унифицированную концептуальную базу.

Таким образом, качественное своеобразие построения философско-эпистемологической системы Поппера предполагает, что

1) анализ знания должен опираться на теорию философско-методологической интерпретации специфики познавательных процедур и процесса формирования научного знания с точки зрения поставленных познавательных целей, и (2) нормативно-аксиологические критерии, вырабатываемые в рамках данной системы, стратегически определяют способы реализации соответствующих познавательных целей на основе конкретной методологии (это касается ее практического аспекта).

Также необходимо сказать о статусе и роли аксиологической составляющей философско-эпистемологической системы К. Поппера. Эпистемологическая позиция Поппера не допускает привнесения в структуру теории познания ценностей субъективного плана или задач их анализа. В противном случае эпистемология выродилась бы в психологию познания: "Вопрос о путях, по которым новая идея -будь то музыкальная тема, драматический конфликт или научная теория - приходит к человеку, может представлять существенный интерес для эмпирической психологии, но он совершенно не относится к логическому анализу научного знания" [72, с. 51].

Напротив, ценности, принимаемые К. Поппером во внимание, могут иметь отношение только к объективному знанию. Мы говорим о них тогда, когда ставим проблемы, затрагивающие нормативные или логические аспекты специфики фактуальных или универсальных высказываний. Таковыми, например, являются проблемы выдвижения теории, степени ее фальсифицируемости или подкрепленности и т.п. Аналогичным образом обстоит дело и с теми ценностями, которые имманентны методологическим правилам построения научного знания. Рассмотрим, например, правило, согласно которому всякое фактуальное (или базисное) высказывание должно быть подвергнуто процедуре интерсубъективной проверки на основе конвенциально принятых критериев его анализа. "Если бы однажды для ученых, занимающихся наблюдениями, оказалось более невозможным прийти к согласию относительно базисных высказываний, то это было бы равносильно признанию негодности языка как средства универсальной коммуникации" - отмечает Карл Поппер [72, с. 139]. По его мнению "это было бы равносильно новому вавилонскому столпотворению, которое свело бы научное исследование к абсурду. В этом новом Вавилоне устремляющееся ввысь здание науки вскоре превратилось бы в руины" [там же].

Таким образом, логико-эпистемологической системе философии науки К. Поппера аксиологический аспект придан для того, чтобы, как это совершенно верно заметил Т.В. Адорно, "саморефлексия познания пребывала в имплицитно ему присущих ценностях" [2, с. 83]. Тогда становится невозможным отделить методологически значимые ценности познания от контекста процесса роста знания. Тогда реальными проблемами эпистемологии становятся проблемы развития научного знания и наоборот. Эпистемологические схемы, проблемы, критерии приобретают в структуре познания собственное место и роль. Они уже не являются, как это было у логических позитивистов, только средством. Так, JI. Витгенштейн в последних строках "Логико - философского трактата" писал: "Мои предложения служат прояснению: тот, кто поймет меня, поднявшись с их помощью - по ним - над ними, в конечном счете признает, что они бессмысленны. (Он должен, так сказать, отбросить лестницу, после того как поднимется по ней.)" [13, с. 73]. Напротив, по логике философско-эпистемологической системы Карла Поппера эта "лестница" остается. И от того, какова она, во многом зависит и судьба знания.

О масштабе значения идей Карла Поппера в отечественных и зарубежных публикациях последних десятилетий сказано немало. По мнению его учеников, последователей и даже оппонентов, - И.

Лакатоса, Дж. Агасси, П. Фейерабенда, Дж.Уоткинса, А. Масгрейва, Т. Куна, У. Бартли, Д. Миллера и многих других, а все они являются признанными авторитетами в философии науки, - их собственные взгляды и концепции так или иначе формировались и развивались под влиянием идей К. Поппера, в ходе многочисленных дискуссий с ним. Вместе с тем необходимо отметить, что нет единой точки зрения относительно сути и концептуальных оснований эпистемологии К. Поппера.

Таким образом, интерес к творчеству данного философа обусловлен (1) фактом сильного воздействия философии Поппера на всю современную философскую методологию науки в лице ее виднейших представителей и, следовательно, (2) настоятельным требованием исследований логико-эпистемологической системы Поппера, ее оснований и отдельных концептуальных компонентов.

К сожалению, в различных публикациях, посвященных анализу эпистемологии Поппера, очень мало места отводится вопросу качественного порядка о внутренней, содержательной логике системы, предложенной К. Поппером. Напротив, в контексте анализа ведущих эпистемологических и методологических проблем большее значение придается указанию на содержание дискуссий по вопросам о необходимости ситуационной корректировки попперовской концепции фальсификационизма или же по вопросам о месте системы Поппера в общей структуре методологии науки. Но фальсификационизм или теория роста знания Поппера не являются изолированными положениями его системы, во всяком случае, не такими они виделись самому философу.

Рассматривая философско-методологическую позицию

Поппера, мы имеем дело с особой "методологической реальностью". При этом следует иметь в виду, что эпистемологическая модель Поппера такова, что затрагивая один из ее аспектов, мы, вслед за философом, приводим в движение всю его систему. В этой связи заслуживает внимания анализ системы Поппера, взятой в ее целостности. Наряду с историографическим или историко-генетическим описанием философии науки К. Поппера, ее современное осмысление также нуждается в исследовании, охватывающем систему Поппера в ее статике, то есть с точки зрения унитарной систематики. Поэтому, на наш взгляд, требуется исследование, выявляющее гомологичностъ философии науки Карла Поппера. Результатом подобного подхода явится более полное понимание содержательной и формальной логико-теоретической непротиворечивости эпистемологической позиции Карла Поппера.

Степень разработанности темы. Интерес к философским и логико-методологическим концепциям Карла Поппера не уменьшается вот уже более 60 лет, с тех пор как в 1935 г. увидела свет его книга "Логика научного исследования". В 1959 г. осуществилась англоязычная публикация этого программного произведения Поппера, что позволило философу вынести концептуальные положения его эпистемологической системы на широкое обсуждение.

Многочисленные дискуссии, в процессе которых были всесторонне обсуждены и разъяснены идеи "Логики научного исследования", привлекли внимание многих методологов науки и позволили Попперу приобрести из их числа большое количество сторонников и последователей, склонявшихся к критике логического эмпиризма. Вместе с тем Поппер развернул не менее широкую полемику и с представителями неопозитивизма. В итоге, в общем контексте интеллектуальных споров, противниками и последователями Поппера его идеям были даны самые различные оценки. Это, в свою очередь, вызвало множество публикаций по проблемам логики, методологии и философии науки К.Поппера.

Публикации по частным аспектам данных проблем продолжаются и сегодня. а) В связи с заявленной темой исследования следует рассмотреть типичные для западной философии науки оценки творчества Карла Поппера.

1) Для логических позитивистов характерны следующие оценки.

Принципиально отрицая попперовский антииндуктивизм, некоторые неопозитивисты признали, что идеи методологии науки Поппера по крайней мере заслуживают анализа. Именно члены Венского кружка порекомендовали Попперу опубликовать книгу, где он смог бы представить сведенными воедино и изложенными систематично свои философско-методологические идеи. После публикации "Логики научного исследования" Р. Карнап писал: "В целом книга Поппера принадлежит к наиболее значительным современным произведениям в области логики науки" [цит. по: 72, с.

7].

С другой стороны, аргументы Поппера настолько сильно расходились с методологическими построениями логических эмпиристов, что Г. Рейхенбах вынужден был констатировать : ".тезисы, защищаемые в книге Поппера, представляются мне совершенно несостоятельными. Мы не имеем никакого права на метафизическую веру, и если мы удовлетворимся попперовским решением этой проблемы, то это будет означать конец всей научной философии" [цит. по: там же].

После 1959 г., то есть после англоязычной публикации "Логики научного исследования", зазвучали новые отзывы об эпистемологии Поппера. Дж. Айер, близкий к идеям Венского кружка, вынужден был признать, что, отстаивая принцип верификационизма, приходится считаться с аргументами Поппера, являющимися более чем серьезными [124]. Характеризуя методологию Поппера, Айер также заметил, что попперовский критерий фальсификации имеет определенное преимущество перед принципом верификации: первый более точен, по крайней мере в его приложении к научным теориям [125].

2) Совершенно другого взгляда на философию науки Поппера придерживаются представители постпозитивизма. Оценивая творчество Поппера, все постпозитивисты согласны с тем, что этот философ заложил теоретический фундамент новой методологической концепции, противопоставив методологическим конструкциям логического эмпиризма аргументированные принципы новой эпистемологии.

Обращались к творчеству Карла Поппера, доподняли его систему и вносили важные коррективы такие известные его последователи как Дж. Агасси, И. Лакатос, А. Масгрейв, Д. Миллер, Дж. Бартли, Ст.Тулмин, У. Уоткинс, Дж. Холтон, М. Полани, У. Селларс и другие. Все они занимались концептуальным анализом философии Поппера, стараясь доработать и расширить отдельные аспекты его концепций. Многие из них сотрудничали с Поппером долгие годы, способствовали популяризации его идей. Несомненной заслугой перечисленных философов явились успехи в дальнейшей адаптации концепций Поппера к реальным проблемам и запросам методологии естествознания. Названными авторами были критически проанализированы, содержательно дополнены или исправлены попперовский принцип критического рационализма, концепция фальсификационизма и критерий фальсификации, критерии правдоподобности научных теорий и многое другое. Большинство из названных философов хорошо известны российскому читателю: на русском языке их работы публиковались как отдельными книгами, так и в составе сборников, посвященных проблемам логики и методологии науки.

Следует также указать, что с философией науки К. Поппера особым образом соотносятся философско-методологические позиции Томаса Куна и Пола Фейерабенда. Т. Кун является одним из лидеров историко-эволюционистского направления в постпозитивизме. Он сформулировал свою концепцию научных революций на основе полемики с логическим позитивизмом и критическим рационализмом Поппера [36]. П. Фейерабенд также оппонировал критическому рационализму, но уже с позиций методологического плюрализма, отстаивая принципы "анархистской методологии" [102].

3) Кроме названных, заслуживают внимания те исследования философии Карла Поппера, которые затрагивают вопросы историографии его философской методологии науки. Авторами данных исследований являются П. Ниддич, Т.Н. Хилл, П. Шилп, Р. Аккерман, Б. Маджи, В. Крафт, М. Хессе, М. Рус и другие. Ими было проанализировано значение философии К. Поппера для становления и развития последующих эпистемологических концепций.

Также привлекают внимание публикации, осуществляемые в рамках "Попперовского проекта" при Центрально-Европейском университете (Будапешт). Так, интересный анализ отдельных концептуальных положений эпистемологии Поппера дал М.А. Ноттурно, директор и координатор "Попперовского проекта". Работая с архивом Поппера, Ноттурно проанализировал часть переписки К.Поппера с Р.Карнапом и, таким образом, осуществил анализ специфического контекста той философской атмосферы, в которой рождались идеи книги Поппера "Открытое общество и его враги" [58].

К анализу отдельных аспектов эпистемологии К. Поппера также обращаются теоретики, разрабатывающие проблемы логики и семантики языка науки, оснований научной рациональности и релятивизма. В этой связи следует назвать Э. Агацци, У. Куайна, С.

Хаак, Jl. Лаудана, К. Хюбнера, Я. Хинтикку, X. Патнэм, Г.Х. фон Вригта и других. Названные логики и философы сопоставляют следствия своих концепций с теоретическими положениями философии Поппера, дают оценку его системе с точки зрения собственных выводов.

Ь) Необходимо отметить, что идеи эпистемологии Карла Поппера привлекли к себе не меньшее внимание и отечественных исследователей проблем философии науки.

Многочисленные публикации, освещающие состояние дел в зарубежной философии редко обходились без анализа тенденций развития эпистемологических проблем, поставленных Поппером. Таким образом, в отечественной философской литературе концептуальные положения методологической системы Поппера получили анализ в общем контексте публикаций по различным аспектам неопозитивистской и постпозитивистской философии науки.

С точки зрения марксистской критики философия и методология Поппера порой определялись как "ненаучные". Однако в основной массе публикаций критика концепций Поппера отличалась концептуальностью, объективностью, научностью.

О той роли, которую играют положения философии Поппера в отношении неопозитивизма, постпозитивизма, аналитической философии писали А.С. Богомолов [7], А.Ф. Грязное [20], Л.Г. Ионин [26], А.Ф. Зотов [22; 23], В.И. Метлов [52; 53;,54], Н.Ф. Овчинников [59], А.П. Огурцов [61; 62], В.А. Смирнов [90; 91], З.А. Сокулер [92; 93; 94], Т.М. Хабарова [106], B.C. Швырев [ИЗ; 114; 115] и другие.

Л.А. Микешина указала на имплицитный аксиологический компонент теории роста знания Поппера [55].

Н.С. Юлина и В.И. Метлов неоднократно обращались к анализу биологического или "эмерджентного" реализма Поппера [52; 53]. Н.С.

Юлина также выявила наличие метафизического аспекта космологии Поппера [120; 121; 122].

Кроме того, В.А. Лекторский [47], К.А. Зуев [25], А.Ф. Зотов [23; 24], С.А. Лебедев[43], А.И. Панченко [64; 65; 66], В.Н. Садовский [85; 86], Г.В. Сорина [95], B.C. Швырев [114; 115] исследовали возможные интерпретации модели научного знания, рационализма и критицизма К. Поппера в методологии как естественных, так и общественных наук.

О перспективах приложения идей Поппера к решению проблем методологии психологии и психоанализа указали соответственно O.K. Тихомиров [98] и В.М. Лейбин [45].

В одной из последних публикаций В.Н. Садовский справедливо заметил, что размышляя о судьбе учения Карла Поппера в России, необходимо сказать о кардинальном изменении нашего отношения к творчеству философа [87]. На этом основании можно заключить, что как в отечественной, так и в мировой философии осмысление идей Поппера еще не завершено. Множество аспектов анализа его философского наследия и интеллектуального влияния еще ждут своего теоретического осмысления. И один из таких аспектов связан с гомологичностъю, то есть содержательной и формальной логико-теоретической непротиворечивостью философии науки Карла Поппера.

Цель и задачи исследования. Целью данной работы является рассмотрение философии науки Карла Поппера как целостной, гомологичной системы с учетом качественных особенностей ее содержания. Исследование основывается на конкретном анализе работ философа, где им были сформулированы и представлены идеи относительно решения проблем философии и методологии естествознания.

В этой связи основные задачи исследования состоят в том, чтобы:

- раскрыть значение философско-методологических и эпистемологических идей К. Поппера для развития философии науки в целом;

- проследить взаимосвязь частных аспектов философии науки Карла Поппера: концепций методологического номинализма, критического рационализма, фальсификационизма и демаркационизма; выявить своеобразие, содержательную и формальную непротиворечивость философской концепции Карла Поппера;

- показать, что философско-методологическая позиция К. Поппера является результатом критического осмысления таких традиционных для философии науки подходов как эссенциализм и инструментализм, являющихся теоретическим базисом более общей методологической доктрины - джастификационизма;

- рассмотреть условия и предпосылки формирования концепции критического рационализма Карла Поппера, указать место данной концепции в общей структуре философии Поппера;

- охарактеризовать позицию К. Поппера относительно решения проблемы демаркации;

- исследовать философские, логические и эпистемологические аспекты теории pocta знания К. Поппера;

- проанализировать роль концепции трех миров в попперовской теории роста объективного научного знания.

Научная новизна исследования. В диссертации предпринята попытка показать, что философия науки Карла Поппера может быть рассмотрена, вопреки сложившемуся в отечественной литературе мнению, как единая система, подчиненная требованию логической и теоретической непротиворечивости. С этой точки зрения философская система Поппера, в части, касающейся проблем методологии естественнонаучного знания, может быть охарактеризована как гомологичная. В этой связи автором исследуются основные концептуальные положения, составляющие философско-методологическую теорию К. Поппера. Особое внимание уделено выявлению взаимосвязи между частными теоретическими аспектами и концепциями философии науки К. Поппера.

При этом получены следующие результаты, выносимые на защиту:

1. Философско—методологическая система К. Поппера является содержательно оправданной. В контексте современных вопросов теории познания и эпистемологии ее объективной основой выступают те проблемы, которые поставлены в связи с развитием исследований в области философии и методологии естествознания.

2. Философия науки К. Цоппера сформировалась на основе критического осмысления различных подходов к решению эпистемологических проблем. В этом смысле позиция Поппера противоположна неопозитивистской, а также традиционному методологическому принципу подтверждения, ориентированному на поиск достаточных оснований научности знания, то есть джастификационизму.

3. В противовес неопозитивизму, философия Поппера не является "закрытой системой". Напротив, К. Поппер допускает развитие собственных идей до таких пределов, которые бы позволяли рационально и критически оценить роль метафизических программ в теории эпистемологии.

4. Рациональные и логические аспекты философии науки К. Поппера, определяющие методологическую позицию философа в рассматриваемой системе, фактически соотносятся с идеями о внерациональных источниках рфта научного знания.

-175. Проблема демаркации, столь остро поставленная логическими позитивистами, в интерпретации К. Поппера приобретает иную постановку. В диссертационном исследовании показано, что на основании логически непротиворечивых методологических и философских идей Поппера акценты проблемы демаркации смещаются: исходная проблема трансформируется в проблему условий роста научного знания.

В качестве источников исследования диссертант использовал оригинальные тексты Карла Поппера, а также те отечественные и зарубежные исследования творчества К. Поппера, авторы которых работают в области анализа проблем философии и методологии науки, истории философии науки.

Методологическим принципом исследования является логико-теоретическая реконструкция системы философии науки К. Поппера. Методологический принцип и поставленные цели исследования предполагают системно-аналитический и структурно-функциональный подходы к философской системе К. Поппера.

Анализируя произведения К. Поппера, диссертант пытался выявить и интерпретировать основные философские мотивы творчества мыслителя, реконструировать логику его мышления, идеи взаимосвязи, целостности и развития, составляющие философско-методологическую систему. Поэтому предпринятый анализ философии К. Поппера осуществлялся также с использованием проблемно-генетического метода исследования работ К. Поппера, его последователей и оппонентов.

Теоретическая и практическая значимость работы. Полученные результаты исследования уточняют представления о качественном своеобразии философии К. Поппера, способствуют более широкому осмыслению проблем, стоящих перед философской методологией современного естествознания, эпрстемологией и философией в целом.

Данные результаты могут найти свое применение в научно-исследовательской работе по дальнейшему осмыслению тенденций развития проблем философии науки в такой новой области исследований как эволюционная эпистемология.

Также материалы диссертации могут быть использованы в контексте учебно-преподавательской работы: при подготовке курсов лекций по проблемам философии и методологии науки, при планировании содержания научно-исследовательской работы студентов ВУЗов.

Апробация работы. Отдельные положения диссертации нашли отражение в докладах на научных конференциях и соответствующих публикациях: "Познание и его возможности" (г. Москва, МГПИ им. В.И. Ленина, 1994 г.), "I научная конференция аспирантов МПУ" (г. Магадан, Международный педагогический университет, 1994 г.), "Роль университетов в развитии территорий Северного Форума" (г. Магадан, Международный педагогический университет, 1996 г.).

На материале диссертации подготовлена статья "Р. Декарт и К. Поппер: два подхода к проблеме объективности научного знания" (в печати).

Основные идеи диссертации были изложены на проблемной группе по логике и методологии науки в период обучения в ИППК МГУ в 1996 г.

Материалы исследования были использованы в рамках чтения спецкурса по проблемам методологии науки студентам гуманитарного факультета Международного педагогического университета в г. Магадане. г

Похожие диссертационные работы по специальности «Онтология и теория познания», 09.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Онтология и теория познания», Леснов, Александр Вадимович

Выводы диссертационного исследования конкретизируются в следующих положениях:

1. Логико-философская система анализа научного знания К. Поппера сформировалась как своеобразная реакция на методологическую ограниченность джастификационистской и, в частности, неопозитивистской методологии науки.

2. С целью поиска новых философско-методологических идеалов Поппер осуществил критический анализ традиционных концепций философии науки. Это позволило философу аргументировано доказать все преимущества предложенной им эпистемологической системы.

3. Такие частные концептуальные положения философии К. Поппера как критический рационализм, методологический номинализм, фальсификационизм и теория трех миров в общем контексте данной системы являются содержательно и логически непротиворечивыми. Будучи соподчиненными в рамках единого логического каркаса, они образуют гомологичную структуру: все элементы последней образуют между собой множественные связи.

4. В этой связи, с позиций философии К. Поппера, ни одна из проблем анализа знания не может быть решена частным образом. Постановка одной проблемы неизменно влечет за собой постановку множества других. Поэтому, с этой точки зрения, оправдывает себя и сложная структура философии науки К. Поппера.

5. Первоначальная теоретическая посылка философии науки Поппера состояла в поиске путей разрешения проблемы демаркации. Но, в силу внутренней логики развития, система Поппера привела ее автора к формулировке вопроса о метафизических основаниях концепций объективности и роста научного знания. Ввиду выявленной гомологичности философии науки Карла Поппера логика процесса трансформации и развития эпистемологических интересов философа становится особенно ясной.

Подобного рода выводы позволяют наметить перспективы дальнейших исследований философии Карла Поппера. Среди предполагаемых направлений возможны такие, которые затрагивали бы проблемы языка науки, философского индетерминизма, социальной философии и многие другие. Особого внимания заслуживает проблема соотношения философии науки К. Поппера и аналитической традиции в философии.

Также отметим, что в настоящее время философская система Карла Поппера представляет собой интереснейший предмет историко-философских и логико-методологических исследований. Поппер, которого мы знаем сегодня - это инициатор значительных изменений направлений философско-методологического осмысления научного знания. Акценты, расставленные философом, переориентировали перспективы философского анализа науки, придали ему дополнительный динамизм и широту. Обнаруживается, что многое из того, что составляет сегодня философскую проблематику методологии познания, связано с системой Поппера, так или иначе нашло свое место среди многих идей этого мыслителя.

Анализ работ К. Поппера показывает, что он может быть назван не только одним из основоположников постпозитивистской философии, но и последовательным сторонником рационализма.

Сегодня на страницах философских изданий часто приходится встречать размышления о судьбах человеческой рациональности, ее перспективах в контексте рубежа тысячелетий. На наш взгляд, многие идеи Карла Поппера, могли бы найти свое осмысление именно в этом интерпретационном ключе. Проблемы философского и научного метода, индетерминизма, роста знания, преодоления скептицизма и догматизма, влияния объективно существующих продуктов нашей ментальной деятельности на нас же самих - вот далеко не полный перечень того, что составляло предмет интереса философа и что могло бы стать точками приложения рационализма новой эпохи.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Диссертационное исследование показало, что оценка философско-эпистемологической системы Карла Поппера как непоследовательной и незавершенной не имеет под собой достаточных оснований. В рамках предпринятого анализа выявлены логические и содержательные взаимосвязи между основными концептуальными положениями философии науки К. Поппера. Показано, что частные аспекты эпистемологии К. Поппера, взятые в их единстве, дают целостное философское и метаметодологическое представление о закономерностях, логике и движущих силах развития научного знания и специфике его анализа. Теория Поппера, таким образом, обладает тем преимуществом, что она дает возможность рассмотреть связи, существующие внутри очень широкой совокупности самых разнообразных проблем философской интерпретации феномена научного познания и знания.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Леснов, Александр Вадимович, 1997 год

1. Агацци Э. Реализм в науке и историческая природа научного познания // Вопр. философии. 1980. - N6. - С. 136-144.

2. Адорно Т.В. К логике социальных наук // Вопр. философии.1992. N10. - С. 76-86.

3. Антипенко Л.Г. Проблема физической реальности: Логико -философский анализ. М.: Наука, 1973. - 262 с.

4. Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Т.1. Ред. В.Ф. Асмус. М.: Мысль, 1976. - 550 с.

5. Баженов Л.Б. Системность как методологический регулятив научной теории // Вопр. философии. 1979. - N6. - С. 81 - 89.

6. Башляр Г. Новый рационализм: Пер. с фр. / Предисл. и общ. ред. А.Ф. Зотова. М.: Прогресс, 1987. - 376 с.

7. Богомолов А.С. Неопозитивизм / Новейшие течения и проблемы философии в ФРГ. М.: Наука, 1978. - С. 130-177.

8. Бюлер К. Теория языка. Репрезентативная функция языка: Пер. с нем. М.: Прогресс, 1993, -528 с.

9. Вайцзеккер К.Ф. Физика и философия // Вопр. философии.1993. N1. - С. 115-125.

10. Вартофский М. Модели. Репрезентация и научное понимание: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1988. - 507 с.

11. Вартофский М. Эвристическая роль метафизики в науке / Структура и развитие науки: (Из Бостонских исследований по философии науки): Сборник переводов. М.: Прогресс, 1978. -С. 43-110.

12. Вихалемм Р.А. Дилемма "априорной рациональности" и историографического позитивизма в западной философии науки // Вопр. философии. 1982. - N8. - С. 55 - 65.

13. Витгенштейн Л. Философские работы. Ч. 1.: Пер. с нем. М.: Гнозис, 1994. - 612 с.-15114. В поисках теории развития науки: (Очерки западноевропейских и американских концепций XX века) / Отв. ред. С. Р. Микулинский, B.C. Черняк. М.: Наука, 1982. - 296 с.

14. Вригт фон Г.Х. Логика и философия в XX веке //Вопр. философии. 1992. - N8. - С. 80-91.

15. Гайденко П.П. Проблема рациональности на исходе XX века /Вопр. философии. 1991. - N6. - С. 3-14.

16. Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое: Пер. с нем. -М.: Наука, 1989. 400 с.

17. Гейзенберг В. Шаги за горизонт: Пер. с нем. М.: Прогресс, 1987. - 368 с.

18. Грюнбаум А. Философские проблемы пространства и времени: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1969. - 590 с.

19. Грязнов А.Ф. Феномен аналитической философии в западной культуре XX столетия // Вопр. философии. 1996. - N4. - С. 37- 47.

20. Егоров B.C. Философский реализм. М.: Прогресс, 1994. - 287 с.

21. Зотов А.Ф. Диалектика развития науки, ее ценностные установки и познавательные схемы // Вопр. философии. 1976. - N1. - С. 105-116.

22. Зотов А.Ф., Воронцова Ю.В. Буржуазная философская наука: -Становление, принципы, тенденции. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1978. - 200 с.

23. Зотов А.Ф., Воронцова Ю.В. Современная буржуазная методология науки. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. - 208 с.

24. Зуев К.А. Существует ли смысл истории? (О философии истории К. Поппера) // Общественные науки и современность. 1994. -N5. - С. 118-127.

25. Ионин Л.Г. Дилеммы "критического рационализма" / Новейшие течения и проблемы философии в ФРГ. М.: Наука, 1978. -С. 178 - 211.

26. Кант И. Собр. соч. в 6 тт. Т. 3. М.: Мысль, 1964. - 799 с.

27. Карнап Р. Значение и необходимость. Исследования по семантике и модальной логике: Пер. с англ. М.: Изд. иностр. лит., 1959. - 382 с.

28. Карнап Р. Философские основания физики: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1971. - 390 с.

29. Кезин А.В. Научность: эталоны, идеалы, критерии: Критический анализ методологии редукционизма и плюрализма. М.: Изд-во МГУ, 1985. - 128 с.

30. Кезин А. В. Эволюционная эпистемология: современная междисциплинарная парадигма // Вестн. Моск. ун-та. Сер.7, Философия. 1994. - N5. - С. 3-10.

31. Койре А. Очерки истории философской мысли: о влиянии философских концепций на развитие научных теорий: Пер. с фр.- М.: Прогресс, 1985. 284 с.

32. Корнфорт М. Открытая философия и открытое общество: Ответ д-ру Карлу Попперу на его опровержение марксизма: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1972. - 532 с.

33. Кун Т. Структура научных революций: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1975. - 288 с.

34. Кураев В.И., Лазарев Ф.В. Точность, истина и рост знания /Отв. ред. В.А. Лекторский; АН СССР. Ин-т философии. М.: Наука, 1988.- 238 с.

35. Кюнг К. Когнитивные науки на историческом фоне. Заметки философа // Вопр. философии. 1992. - N1,- С. 41-51.

36. Лакатос И. Доказательства и опровержения: Пер. с англ. -М.:Наука, 1967. 152 с.

37. Лакатос И. История науки и ее рациональные реконструкции /Структура и развитие науки: (Из Бостонских исследований по философии науки): Сборник переводов. М.: Прогресс, 1978,- С. 203 - 269.

38. Лакатос И. Методология научных исследовательских программ // Вопр. философии. 1995. - N4. - С. 135-154.

39. Лакатос И. Фальсификационизм и методология научно-исследовательских программ: Пер. с англ. М.: Медиум, 1995. -236 с.

40. Лебедев С.А. Роль индукции в процессе функционирования современного научного знания // Вопр. философии. 1980. - N6. -С. 79-88.

41. Леви-Стросс К. Первобытное мышление: Пер. с фр. М.: Республика, 1994. - 384 с.

42. Лейбин В.М. Фрейд, психоанализ и современная западная философия. М.: Политиздат, 1990. - 397 с.

43. Лейнфелльнер-Рупертсбергер Э. История одной неудачи // Вопр. философии. 1996. - N5. - С. 118-139.

44. Лекторский В.А. Рациональность, критицизм и принципы либерализма (взаимосвязь социальной философии и эпистемологии Поппера) // Вопр. философии. 1995. - N10. - С. 27-36.

45. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975. - 304 с.

46. Малкей М. Наука и социология знания: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1983. - 254 с.

47. Меркулов И.П. Гипотетико-дедуктивная модель и развитие научного знания: Проблемы и перспективы методологического анализа. М.: Наука, 1980. - 189 с.

48. Меркулов И.П. Метод гипотез в истории научного познания /Отв. ред. B.C. Швырев. М.: Наука, 1984. - 188 с.

49. Метлов В. И. Диалектика оснований и развития научного знания // Вопр. философии. 1976. - N1. - С. 117-128.53

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.