Город как фактор социальной и культурной политики Российской империи на Северо-Восточном Кавказе: Кизляр в XVIII - XIX вв. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Тепсуев, Магомед Султанович

  • Тепсуев, Магомед Султанович
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2012, ГрозныйГрозный
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 168
Тепсуев, Магомед Султанович. Город как фактор социальной и культурной политики Российской империи на Северо-Восточном Кавказе: Кизляр в XVIII - XIX вв.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Грозный. 2012. 168 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Тепсуев, Магомед Султанович

СОДЕРЖАНИЕ

Введение о

ГЛАВА 1 .Взаимоотношения народов Северо-Восточного Кавказа в

XVIII- XIX вв.: расселение, политика, экономика

§1. Формирование на территории Северо-Восточного Кавказа

многонационального социокультурного пространства

§2. Кизляр, как центр торгово-экономической интеграции

ГЛАВА II. Культура, как фактор интеграции народов СевероВосточного Кавказа в социокультурное пространство России 70 § 1. Образовательные учреждения Кизляра и их роль в

просвещении народов края

§2. Роль Кизляра в развитии здравоохранения и санитарного состояния города и края 1 лг

ГЛАВА III. Культурно-просветительская роль Кизляра на СевероВосточном Кавказе в XVIII-XIX вв. ИЗ §1. Пропаганда христианства среди жителей Кизляра и

межконфессиональный диалог

§2. Культурное взаимовлияние и взаимообогащение СевероВосточного Кавказа 1«

Заключение

Список использованных сокращений

Список использованной литературы и источников

150

155

156

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Город как фактор социальной и культурной политики Российской империи на Северо-Восточном Кавказе: Кизляр в XVIII - XIX вв.»

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Изучение основных этапов развития российской политики в отношении народов Северо-Восточного Кавказа, выявление методов и средств, специфики этого опыта чрезвычайно важно для воссоздания четкой картины истории культурного интегрирования многонационального сообщества в состав России. Это во многом облегчит понимания сегодняшних процессов происходящих в системе государственного и культурного строительства. Объективное изучение истоков складывания и развития дружественных отношений народов региона между собой и с Россией, развитие их экономики и культуры через российские города на юге имеет огромное значение для понимания прошлого.

Учитывая полиэтничный и многоконфессиональный характер Российского государства, исключительную важность представляет разработка регионального компонента в отечественной историографии. В этом плане особого интереса и внимания заслуживает изучение истории культуры и социально-культурных процессов в таком многонациональном регионе, каковым является Северо-Восточный Кавказ. Интеграция исторических событий, произошедших много веков назад, острейшее средство современной политической борьбы. Поэтому важно иметь о них объективное представление. История приобретает особую значимость для народов, вовлеченных в конфликты постсоветского времени. Она может использоваться как для разжигания споров, так и для умиротворения общественного сознания. В основе научных изысканий должно стоять просветительство, они должны формировать адекватное общественное мнение в широких массах.

Одной из важных задач стоящих перед отечественной исторической наукой, является глубокое и всестороннее изучение многовековой истории взаимосвязей и взаимоотношений народов Российской Федерации. Северо-

Восточный Кавказ является одним из крупных географических регионов, многочисленные этнические группы которого имеют, наряду со своеобразием, глубокую общность исторических судеб. Кизляр - город необычной судьбы: он имел важное стратегическое значение в XVIII, XIX и XX веках, играл большую роль в укреплении и становлении Российской государственности на Кавказе. Кизляр был и остается городом межнациональным. Здесь издавна жили рядом грузины, армяне, русские, дагестанцы, представители всех народов Северо-Восточного Кавказа, а также евреи, индийцы, таджики.

Анализируя историю Кизляра, исследователи в основном затрагивают вопросы социально-экономического развития, так как Кизляр был крупнейшим торговым, производственным центром Северного Кавказа, а вопросы культуры во многом оставались на периферии научных изысканий. Между тем в Кизляре переплелись судьбы многих народов, которые приняли участие в развитии экономики, социальной и культурной жизни страны. Первоначально возникнув как крепость, со временем Кизляр становится полиэтническим и поликонфессиональным центром, выполняя роль локомотива социально-экономического развития региона. Здесь зарождались и развивались новые формы городской жизни, выделявшие города этого региона от центрально-российских. Здесь каждый народ находил свою экономическую нишу, демонстрируя успехи в торговле, промыслах и образовании.

Для народов Северо-Восточного Кавказа Кизляр имел исключительное значение не только как политический и экономический, но и как культурный центр региона. Так Кизляр по достоинству называли «русской столицей на Кавказе», а всю огромную территорию, включающую северную часть современной Республики Дагестан, Чечню, Ингушетию, Кабарду и часть Северной Осетии - «Кизлярским краем».

Ныне перед историками стоит задача воссоздания объективной, глубоко научной картины изменений, происходивших в экономике,

общественно-политической и духовной жизни народов нашей страны. Это важно для правильного понимания прошлого, а также для объективной оценки деятельности старших поколений и анализа сложных, неординарных событий и процессов, происходивших в нашем обществе в настоящее время, без чего немыслимо определить стратегию наступательного развития народов юга России.

Совершенно очевидно, что оценки российской политики на Северном Кавказе, как и в целом, проблематика путей и методов складывания российского многонационального государства остаются в настоящее время дискуссионными. Кардинальные перемены, произошедшие в масштабах всей страны в 80-90-х годах прошлого столетия, привели к созданию нового общественного и государственного устройства. К сожалению, подобные причины негативным образом отразились на культурной жизни страны. Вопросы духовной среды оказались отодвинутыми на задний план.

Изучение культуры - это особое, направление в исторической науке, и этнокультурные процессы на территории Северо-Восточного Кавказа нуждаются в специальном исследовании. Это диктуется рядом обстоятельств. Взгляды отечественных историков на Россию, как на полиэтничное образование, менялись неоднократно и не были избавлены от крайностей, которые не преодолены и по сей день. Для переосмысления политики России на окраинах в дореволюционный период необходим конкретный материал, который может дать изучение вопросов региональной истории. Социокультурная неоднородность России в условиях тяжелых реформ таит угрозу межнациональных конфликтов и напряженности. Усиление миграционных процессов в современных условиях заставляет обратиться к позитивному опыту прошлого, который необходимо учитывать при разработке новой миграционной политики России.

Актуальным по-прежнему остается изучение роли русского народа в судьбах нерусских народов страны, а также неразрывность судеб народов Дагестан, Чечни и всей России в контексте взаимоотношений между

мусульманским и христианским мирами. При всех недостатках политики Российской империи включение в состав России Дагестана и Чечни позволило местным народам, не теряя религиозной, культурной и языковой идентичности более полно пользоваться возможностями великой державы для своего развития.

Вот почему изучение истории становления и развития взаимоотношение народов региона с Россией - длительного, сложного, неоднозначного, насыщенного местами драматическими событиями процесса, который в результате привел к своему логическому завершению -включению народов Чечни и Дагестана в состав Российской империи, требует сегодня к себе пристального внимания историографов.

Объектом исследования является культурное взаимодействие российской кавказской военной, городской администрации с народами Чечни, Дагестана и место в этом процессе города-крепости Кизляр в XVIII-XIX вв.

Предметом исследования послужили конкретные мероприятия российских властей в социально-культурной, экономической, конфессиональной и общественной сферах, направленные на последовательное интегрирование народов региона в единое государство, заключающееся в становлении учреждений образования, культуры, медицины и пр., а также развитие взаимовлияния в культурной сфере различных народов в традиционных сферах человеческого общежития.

Географические рамки исследования определяются территорией Северо-Восточного Кавказа, которая включает северную часть современной Республики Дагестан, Чечню, Ингушетию, часть Северной Осетии, ранее именуемая - «Кизлярским краем».

Научная новизна работы заключается в самой постановке проблемы как первого опыта всестороннего исследования вопросов развития культуры в обозначенных хронологических и территориальных рамках на основе комплексного использования разнохарактерного материала и литературных

источников, как одного из направлений российской политики на СевероВосточном Кавказе и роли в ее осуществлении Кизляра, а также воссоздания его социального и культурного облика. Новизну работе придает и то, что в ней вводится в научный оборот богатый архивный материал, извлеченный автором в Центральном государственном архиве Республики Дагестан, Государственном архиве Ставропольского края и т.д.

Теоретическая значимость работы состоит и в том, что в ней поднят ряд вопросов, которые еще не нашли достаточно полного освещения в отечественной историографии. В частности, в диссертации делается попытка обосновать феномен социокультурной интеграции, имевшей место в Кизляре и его «крае», опиравшейся на синтез многообразия культурных и духовных ценностей и осуществления изменений в вопросах образования, медицины на качественно ином уровне в условиях совместного сосуществования различных по уровню общественно-политического и культурного развития народов.

Хронологические рамки исследования выбор для исследования XVIII - XIX вв. объясняется тем, что это был определяющий этап в истории Северо-Восточного Кавказа, ознаменовавшийся активизацией кавказской политики в регионе и интенсификацией российско-северокавказской интеграции, вовлечением народов региона в историко-культурное, социально-экономическое поле Российской империи. В большинстве работ о Кизляре показано, что город достиг экономического расцвета в XVIII -первой половине XIX века, а во второй половине XIX века он стал простым уездным городом. И этот период называют упадком в его развитии. Но в развитии образования и культуры, общественной жизни именно этот период является достаточно важным и плодотворным.

Методологической и теоретической основой в освещении узловых вопросов темы служат принципы историзма и объективизма, которые предполагают изучение любого явления или процесса в конкретных исторических условиях и связях, выявление его исторической перспективы,

рассмотрение его в единстве настоящего, прошлого и будущего. В работе использованы логический и диалектический методы познания, способствующие выявлению внутренних закономерностей развития общества, особенностей в его развитии.

Опираясь на принцип системности, делается попытка дать системно-структурный анализ внутренних связей объекта, рассмотреть его как целостное образование, состоящее из взаимосвязанных и трансформирующихся друг в друга элементов в процессе взаимодействия.

Сравнительно-исторический анализ позволил определить особенности и основные тенденции в интеграции российского государственного опыта. Применялись также историко-системный, дескриптивный методы, позволившие лучше понять социально- экономические, культурные процессы, имевшие место в изучаемом регионе.

Цель диссертационной работы - историко-теоретическая разработка и освещение на основе тщательного анализа всех доступных источников и литературы комплекса вопросов культуры, воссоздание различных сторон своеобразного исторического бытия полиэтничного города Кизляра как одного из опорных пунктов распространения влияния Российской империи в определяющий хронологический этап общественно-политического развития народов региона.

Задачи исследования:

- показать формирование на территории Северо-Восточного Кавказа многонационального социокультурного пространства;

- осветить роль Кизляра в контексте торгово-экономической политики России в регионе, как одного из факторов интеграции;

- проследить динамику развития системы образования и культуры в Кизляре и его округе в ХУШ-Х1Х вв.;

- показать развитие здравоохранения, медицинских знаний, значение противоэпидемических мероприятий и охарактеризовать санитарно эпидемическую обстановку в городе;

- охарактеризовать общественную жизнь региона;

-проанализировать религиозные предпочтения кизлярцев и конфессиональную политику, проводимую в регионе в рассматриваемое время;

-обосновать на конкретном фактическом материале, на примере Кизляра, историческую перспективность российско-кавказского историко-культурного партнерства в составе России.

Практическая значимость работы определяется тем, что изложенный материал, теоретические обобщения и выводы могут быть использованы при написании обобщающих трудов по истории Северо-Восточного Кавказа, а также в научно-исследовательской работе при дальнейшем исследовании проблем российской и северокавказской истории. Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке общих и специальных курсов по культурологии, истории, для разработки спецкурсов в ВУЗах.

Общие выводы исследования могут быть учтены при выработке приоритетов и конкретных направлений национальной политики в северокавказском регионе, при анализе этнополитических, этносоциальных и этнопсихологических проблем и процессов на Северном Кавказе, в формировании региональной политики, разработке программ регулирования межэтнических отношений и социально-экономического, политического и духовного развития народов. Положения и выводы работы могут быть использованы при разработке конфессиональной политики в полиэтничных и поликонфессиональных субъектах Южного Федерального округа Российской Федерации, в широкой просветительской работе по распространению в обществе позитивного опыта прошлого, что необходимо для формирования патриотических убеждений, чувства уважения к другим народам.

Историография проблемы исследования. Вопросы культурного взаимодействия между народами Северо-Восточного Кавказа и Россией в обозначенных хронологических рамках исследовались в отечественной исторической науке в основном как сопутствующие тем или иным

процессам, происходившим в регионе и обществе. В связи с этим специальных научных трудов, посвященных вопросам культуры нет. Кроме того, если политические и социально-экономические взаимоотношения в целом изучены и недостаточно освещены в научной литературе, то более худшая ситуация наблюдается в сфере изучения культурных взаимодействий. Отдельные аспекты исследуемой проблемы разрабатывались в отечественной исторической науке в основном в связи с освещением тех или иных вопросов истории многогранных русско-кавказских, русско-дагестанских, русско-чеченских в частности, взаимоотношений.

В дореволюционной историографии собран и систематизирован ценнейший фактический материал, хотя и требующий к себе критического отношения. Как известно, период научного кавказоведения начинается с исследования первой трети XVIII в., в отличие от периода накопления сырого материала и первичной его обработки. Но и работы этого периода следует относить скорее к первоисточникам, нежели к собственно историческим исследованиям.

Более высоким требованиям историографии отвечают труды отечественных историков, опубликованные в XVIII-XIX вв. В работах В.Н. Татищева, Н.М. Карамзина, С.М. Соловьева, В.О. Ключевского,1 принадлежавших к различным направлениям русской исторической мысли (дворянскому и буржуазному), присутствует тезис о включении различных кавказских владений в состав Российского государства. Все они отмечали роль русско-северокавказских отношений в укреплении позиций России в данном регионе.

К середине XIX века русская историография сделала важный качественный шаг в своем развитии. Произошло это благодаря научной деятельности выдающегося русского историка С.М. Соловьева (1800-1879).

1 Татищев В.Н. История Российская. М., 1962-1968. Т.1-7; Карамзин Н.М. История государства Российского. М., 1988-1989. КнЛ-3; Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М., 1988-1995. Кн.1-15; Ключевский В.О.Русская история. Полный курс лекций. В 3-х кн. М., 1998.

Важные сведения о русско-северокавказских отношениях содержатся в его сочинении «История России». Следует отметить, что С.М. Соловьев рассматривал Кавказ не как субъект, а как объект внешней политики Российской империи.

У Н.М. Карамзина стержневой идеей развития русского государства вширь была идея распространения и утверждения самодержавия, а у С.М. Соловьева идея русского государственного начала. В основе периодизации выдающегося русского историка В.О. Ключевского лежала идея колонизации.

В своих исторических взглядах В.О. Ключевский шел по стопам своего учителя С.М. Соловьева. Вслед за С.М. Соловьевым В.О. Ключевский считал колонизацию одной из основных особенностей русской истории. Периодизация истории России, по В.О. Ключевскому, теснейшим образом связана с процессом колонизации и освоением географического пространства.

С.С. Татищев в своих работах по вопросам внешней политики России всячески пытался доказать миролюбие и бескорыстие внешнеполитического курса русского царизма на Востоке вообще и на Северном Кавказе, в частности.1 Но в пылу защиты завоевательной политики царизма С.С. Татищев сделал и такое признание - «действия русских на Кавказе, хотя и в меньших масштабах, но аналогичны английским захватам в Индии».

В 1871 г. Н.Я. Данилевский издал труд,2 в котором сформулирована теория «культурно-исторических типов», а сам он был признан основоположником теории, получившей широкое признание на Западе теории множественности и разноколичественности человеческих культур. Заслугой автора является и то, что он сумел преодолеть имперский менталитет, свойственный большинству российских историков.

1 Татищев С.С. Из прошлого русской дипломатии. СПб., 1887; Он же: Дипломатические беседы о внешней политике России. СПб., 1898.

2 Данилевский Н.Я. Россия и Европа. СПб., 1871. Автор ратовал за проведение «политики либеральной и национальной вместе».

В 1869 г. вышел в свет трехтомный труд П.Г. Буткова «Материалы для новой истории Кавказа». Обширный документальный материал, собранный автором, позволяет оценить исторические события и отношения к действиям российских войск и местных властей опо отношению к местным народам, а также со стороны российского правительства и командования в условиях военного времени, острого соперничества между Османской и Российской империями и ситуации внутрикавказских обществ.1

При написании работы нами был использован и труд В.А.Потто,2 написанный на основе широкого использования архивных материалов и сведений, содержавшихся в работах его предшественников. Помимо описания истории терского казачества им характеризуются и взаимоотношения с местными народами.

В целом, говоря о кавказоведческой литературе, касающейся народов Северо-Восточного Кавказа, их взаимоотношений с Россией, а также кавказской политики России в рассматриваемый период, следует отметить, что она представляет большую ценность, в ней подняты некоторые вопросы по теме нашего исследования. Кроме того, она содержит большой фактический материал, помогающий раскрытию темы исследования. Однако представители историографии того периода старались показать успехи политики самодержавной власти, а также «благотворную роль» царских чиновников в «устроении» северокавказского края. В то же время, ими оставался не раскрытым в интересующем нами ключе такой важный вопрос, как влияние России на развитие социально-культурной жизни кавказских народов.

В этом плане советские кавказоведы создали фундаментальные исследования, раскрывающие роль России в судьбах народов Кавказа, убедительно доказав, что вся их история, начиная со второй половины XVI

1 Бутков П.Г Материалы для новой истории Кавказа. СПб., 1869. 4.1-3.

2 Потто В.А. Два века Терского казачества (1577-1801). Ставрополь: Кавказская библиотека, 1991. Т. 1-2.

в., шла по пути сближения с Россией. Этот процесс получил дальнейшее свое развитие в изучаемый нами период.

Следует также отметить фундаментальный труд А.В.Фадеева, в котором подробно изучаются вопросы экономического освоения Россией Степного Предкавказья в дореформенный период, в частности для понимания сути и характера политики царизма в этом регионе.1

В фундаментальной монографии В.Г.Гаджиева,2 где впервые в кавказоведении получили конкретное освещение русско-дагестанские взаимоотношения во всей их сложности и многогранности, в широком диапазоне исследуются исторические связи Дагестана с Россией. В ней автор на богатейшем разностороннем фактическом материале раскрывает роль России в исторических судьбах народов не только Дагестана, но и Чечни и др. В работе приводятся интересные наблюдения и выводы автора о русском населении низовьев Терека и, что особенно важно, о зарождении и существовании уникального разноязычного, разноконфессионального конгломерата - содружества различных народов в Притеречьи.

Торговля народов Чечни и Дагестана с Россией, занимавшая немаловажное значение в кавказской политике государства, подвергается

л

анализу и в ряде других работ, авторы которых приходят к выводу, что торговые отношения были разносторонними и обоюдовыгодными и имели благотворное влияние на кавказские народы, способствуя экономическому развитию региона.

Кизляр, будучи военным, административным, экономическим и культурным центром, стал важной опорой в деле освоения региона. Причем административная и культурно-экономическая сторона освоения с течением

1 Фадеев A.B. Очерки экономического развития Степного Предкавказья в пореформенный период. М.: Изд-во АН СССР, 1957.

2 Гаджиев В.Г. Роль России в истории Дагестана. М.: Наука, 1965.

3 Калоев Б.А. Из истории русско-чеченских экономических и культурных связей//Советская этнография. № 1; М., 1961. Тотоев Ф.В. Состояние торговли и обмена в Чечне (вторая половина XVIII - 40-е годы XIX в.)//ИСОНИИ. Орджоникидзе, 1966. Т. XXV; Акиев Х.А. Материалы Кизлярской таможни 1825-1828 годов как источник изучения торговых связей Чечено-Ингушетии с Россией и народами Кавказа//Вопросы политического и экономического развития Чечено-Ингушетии (XVIII - начало XX века). Грозный, 1986.

времени все более усиливалась. В этом плане очень значимы для нашего исследования труды Н.П.Гриценко, многие годы изучавшего историю народов Притеречья. В его работах рассматриваются вопросы социально-экономического развития региона в XVIII - первой половине XIX в., обстоятельно освещается история непосредственно Кизляра, и его влияние на развитие производительных сил региона.1 Однако еще более ценное значение при раскрытии заявленной нами темы являются его более ранние работы, посвященные роли России в истории Чечено-Ингушетии. Некоторой ущербностью этих трудов является их заидеологизированность, следование партийному курсу, но, тем не менее фактологический материал, собранный и обобщенный автором имеет важное научное значение, да и некоторые теоретические выкладки не потеряли своего значения до сих пор.

В этом же ключе были подготовлены в 80-е годы еще ряд работ историков (как монографий, так и статей), в которых подчеркивалась однозначность положительных аспектов вхождения горских народов в политическое, экономическое и культурное поле Российской империи. Со многими их взглядами мы концептуально не согласны, однако, как одно из направлений советской историографии должны их отметить.

Неоценимо значение содержательного исследования известного на Кизлярщине краеведа, большого энтузиаста своего дела Д.С.Васильева. Его труд является основополагающим по изучению как истории Кизляра, так и его края. В его монографии на основе широкого круга разнохарактерных источников, изученных автором более чем за 30-летний период поисковой работы, рассматриваются помимо вопросов экономики и политики, аспекты культурного развития региона в досоветский период. Многие источники, на

1 Гриценко Н.П. Социально-экономическое развитие Притеречных районов в XVIII -1 пол. XIX в. // Труды Чечено-Ингушского НИИ ИЯЛ. Грозный, 1961. T.IV; Его же. Города Северо-Восточного Кавказа и производительные силы края. V - серед. XIX века. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 1984.

2 Бузуртанов М.О., Виноградов В.Б., Умаров С.Ц. Навеки вместе. Грозный, 1980; Гаджиев В.Г. Вековая дружба братских народов. Из истории взаимоотношений Дагестана с Россией и с народами Кавказа. Сб. статей. Махачкала, 1982; Байбулатов H.K., Блиев М.М., Бизуртанов М.О., Виноградов В.Б., Гаджиев В.Г. Вхождение Чечено-Ингушетии в состав России // История СССР. № 5, М„ 1980.

3 Васильев Д.С. Очерки низовьев Терека: досоветский период. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1986.

которые автор опирался при написании своей работы, на сегодняшний день недоступны исследователям, и тем значимее и ценнее для нас его труд.

Обобщающий характер носит монография Алиева Б.Г. и Умаханова М.-С.К., посвященная исторической географии Дагестана XVII - нач. XIX вв.1 В первой книге трилогии мы находим важные для нас сведения и суждения авторов об истории формирования этнического состава населения, нижнего Притеречья, начиная с XVI в.

Важным вкладом в освещение некоторых аспектов поставленной перед нами проблемы явились труды чеченских историографов. Так, в одной из ранних работ Я.З.Ахмадова дается цельное, систематизированное представление о политики России, Ирана и Османской империи на СевероВосточном Кавказе в XVI-XVII вв., высвечиваются основные причины выбора народами региона русской внешнеполитической ориентации.

В 2001 г. в Москве увидел свет первый том двухтомной истории Чечни.

-5

В этом фундаментальном труде Ахмадова ЯЗ., отводится большое внимание связям чеченского народа с сопредельными странами и народами, уделяется внимание культурным взаимовлияниям, роли экономических отношений в укреплении общественного взаимодействия.

Важное место вопросам, непосредственно составляющим предмет нашего исследования отведено в крупной монографии чеченского ученого Ш.Б. Ахмадова4 экономическим, политическим и культурным связям вайнахов с народами Северо-Восточного Кавказа и с Россией в XVIII -начале XIX в. Автор скрупулезно, на широкой источниковой базе, аргументировано и неполитизированно подходит к вопросам формирования единой культурной общности народов Северо-Восточного Кавказа, делает

1 Алиев Б.Г., Умаханов М.-С. К. Историческая география Дагестана XVII - нач. XIX в.: Тип. ДНЦ РАН, 1999.

2 Ахмадов Я.З. Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI-XVII вв. Грозный, 1988

3 Ахмадов Я.З. История Чечни с древнейших времен до конца XVIII века. Пособие для изучающих историю родного края. М., Т.1.2001.

4 Ахмадов Ш.Б. Чечня и Ингушетия в XVIII - начале XIX века (Очерки истории социально-экономического развития и общественно-политического устройства Чечни и Ингушетии в XVIII - начале XIX века). Грозный, 2002.

ценнейшие обобщения и выводы. Ахмадов Ш.Б. обращается к теме межэтнической коммуникации в своих статьях опубликованных в различных сборниках, материалах научных конференций и т.д.

Следует отметить труд известного чеченского историографа А.И. Хасбулатова.1 Здесь мы находим характеристику колониальной политики России конца XVIII - первой половины XIX в. на Северо-Восточном Кавказе, и конкретно в Чечне, ее методов и форм по созданию и укоренению царского военно-административного аппарата управления.

В обстоятельной монографии Ш.А. Гапурова,2 основанной на солидной источниковой базе и написанной с осознанием всей сложности северокавказских реалий, содержатся достаточно обоснованные суждения и оценки специфики и характера кавказской политики России в регионе в I половине XIX в.

Большое внимание этнической истории, расселению, складыванию добрососедских отношений чеченского народа с соседними кавказскими народами, а также с казаками уделено в учебных и обобщающих работах по истории Чеченской республики.

В 1988 году была издана обобщающая работа «История народов Северного Кавказа» (М.: Наука) - результат работы большого коллектива маститых ученых, представлявших все северокавказские народы. Данная работа не свободна от идеологизированных подходов того периода, стереотипов, традиционных оценок, но, тем не менее она явилась существенным шагом вперед и заметным явлением в историографии, в объективном освещения многих аспектов интересующей нас проблемы и вопросов истории Кизляра.

История терского казачества, ближайшего соседа и партнера кавказских народов получила свою дальнейшую разработку в исследованиях ряда советских авторов. Прежде всего, следует отметить монографии Л.Б.

Хасбулатов А.И. Установление Российской администрации в Чечне (П-я пол. XIX - нач. XX вв). М., 2001

Гапуров Ш.А. Россия и Чечня в первой четверти XIX века. Нальчик: Эльфа. 2003.

Заседателевой и И.Л.Омельченко,1 посвященные терскому казачеству. В них помимо освещения вопросов его формирования и развития экономики, показан характер отношений с соседними горскими народами.

Роль Кизляра в развитии русско-дагестанских торгово-экономических связей раскрывается в диссертациях и публикациях Д.С. Кидирниязова, Е.И. Иноземцевой.2 Многим вопросам развития культуры армян: образованию, театру, песенному искусству, посвящена диссертация Д.В Аганесовой, а также монография, подготовленная ею в соавторстве с И.А. Суздальцевой.

Как известно, немаловажной составляющей правительственной политики России на Северо-Восточном Кавказе была православная миссионерская деятельность среди горцев, призванная содействовать интеграции народов региона в историко-культурное пространство Российской империи. Этого аспекта кавказской политики России в той или иной мере касаются работы И. Беляева4 и митрополита Ставропольского и Бакинского Гедеона,5 в которых нашла отражение деятельность Осетинской духовной комиссии.

Тема исторического прошлого Кизлярщины, на наш взгляд, затронута и в нескольких публикациях В.Б. Виноградова.6 Им разрабатывается концепции русско-кавказского историко-культурного партнерства, взаимодействия, политической и духовной интеграции, тенденции которых так ярко прослеживаются на историческом опыте «русской столицы» на Кавказе - г. Кизляре.

1 Заседателева Л.Б. Терские казаки. М.: Наука, 1974; Омельченко И.Л. Терское казачество. Владикавказ: Ир, 1991.

2 Кидирниязов Д.С. Ногайцы в XV-XVIII вв. Проблемы политических, экономических и культурных взаимоотношений с со предельными странами и народами. Махачкала, 2000 и др.; Иноземцева Е.И. Дагестан и Россия в XVIII - первой половине XIX в.: Проблемы торгово-экономических взаимоотношений. Махачкала, 2001.

3 Аганесова Д.В. Армянская диаспора Нижнего Терека (XVIII-XIX вв.): Дисс.... канд. ист. наук. Махачкала, 1999; Аганесова Д.В., Суздальцева И.А. Армянские общины Дагестана в XVIII - XIX вв. Махачкала, 2007.

4 Беляев И. Русские миссии на окраинах . Историко-этнографический очерк. СПб., 1900.

5 Гедеон, митрополит Ставропольский и Бакинский. История христианства на Северном Кавказе до и после присоединения его к России. Москва-Пятигорск, 1992.

6 Виноградов В.Б. «Уголок России, отчий дом...». Очерки об истории Тарумовских степей и Кизлярщины. Армавир-Кизляр, 1996; Виноградов В.Б., Великая H.H., Нарожный Е.И. На Терских берегах. Армавир, 1997.

Создание Российского многонационального государства явилось сложным и длительным процессом, в основе которого лежала тенденция к взаимовыгодному историческому партнерству. Включение в его состав иноэтничных территорий приводило к экономической, политической, идеологической, религиозной, культурной, этнической интеграции народов в рамках единого государственного образования. В свете происходивших и происходящих на Кавказе событий, как никогда ранее необходима, на наш взгляд, настойчивая и всесторонняя демонстрация положительного потенциала русско-кавказских отношений последних четырех столетий.

В коллективной работе Виноградова В.Б., Великой H.H., Нарожного Е.И.1 раскрываются основные черты истории и традиционной культуры более чем 10 разных по происхождению народов и этнических групп, стабильно проживающих на территории Среднего Притеречья, в границах бывшей Чечено-Ингушской АССР.

Культурно-просветительской составляющей кавказской политики России посвящена совместная работа М.В. Клычниковой и Ю.Ю.Клычникова. Конечно, история культуры Кизляра и его роль в процессе культурного взаимодействия в ней почти не рассматривается, однако эта работа ценна для нас в общеметодологическом плане, как дающая направления в области изучения вопросов культуры, как одного из важнейших направлений исторических исследований.

Из современных исследователей истории Кизляра особое место занимает Н.Н.Гарунова. Ею были подготовлены и защищены кандидатская (1999 г.), а затем и докторская (2007 г.) диссертации, на основе которых изданы монографии.3 В обеих монографиях автор большее внимание уделяет политической и социально-экономической истории г. Кизляра. Однако в

1 Виноградов В.Б., Великая H.H., Нарожный Е.И. На терских берегах. Очерки об исторических группах старожильческого населения среднего Притеречья. Армавир, 1997.

2 Клычникова М.В., Клычникова Ю.Ю. Вхождение Северного Кавказа в культурное поле России (1777-1869 гг.). Пятигорск, 2006.

3 Гарунова H.H. Экономическое развитие Кизляра в XVIII - первой половине XIX века. Кизляр, 1999; Её же. Российские города-крепости в контексте политики России на Северо-Восточном Кавказе в XVIII - первой половине XIX в.: проблемы политической, экономической и культурной интеграции. Махачкала, 2007.

каждой ее работе одна из глав, как правило, посвящена вопросам культуры. Ею собран и обобщен фактический материал, и ещё большее значение для нас имеют ее выводы по социокультурной интеграции народов СевероВосточного Кавказа в общероссийское цивилизационное поле, в котором не малое место принадлежит именно Кизляру. На сегодняшний момент единственные труды Гаруновой H.H., в которых в небольших объемах систематизированы вопросы истории культуры. Большой энтузиаст и патриот города Кизляра Гарунова H.H. постаралась беспристрастно в свете новых методологических изысканий рассмотреть сложные вопросы межнационального диалога посредством экономики, политики и культуры народов Северо-Восточного Кавказа. Ею также подготовлены и изданы большое количество научных статей в ряде Сборников, упомянутых нами.

За последние годы в Кизляре был проведен ряд научных конференций, посвященных истории города и роли региона в истории России. По итогам работы конференций были изданы Сборники материалов,1 авторы которых специалисты и кавказоведы юга России, академических институтов, ДНЦ РАН, центральных ВУЗов (городов Москва, Ростов-на-Дону, Ставрополь, Краснодар, Элиста, Армавир, Грозный, Махачкала, Кизляр), анализируют место и роль Кизляра в истории России, социокультурной истории и экономической жизни в прошлом и настоящем, посвященные анализу проблем, связанных с возникновением и формированием Нижнетерского казачества, его развитием в XX веке.2

В 2005 г. в городе Грозном была проведена научно-практическая конференция, посвященная взаимоотношениям чеченцев с народами Кавказа, а в 2006 г. в Москве состоялась Всероссийская научная конференция «Чеченская республика и чеченцы: история и современность», по итогам

' Кизляр в кавказской политике России: история и современность. Сборник статей и докладов научно-практической конференции университетов Юга России, посвященной 270-летию г. Кизляра. Махачкала издательство, ДГУ, 2005.

2 Терское казачество: история, современность. Сборник статей и докладов региональной научно-практической конференции, посвященной празднованию 271-й годовщине г. Кизляра и 75-летия Дагестанского государственного университета. Кизляр, 2006.

этих конференций были изданы сборники материалов конференции.1 Ряд статей авторов Ахмадова Ш.Б. , Багаева М.Х., Закриева Б.Б., Ланцанова и др. имеют теоретическое и практическое значение для подготовки нашего исследования.

Следует отметить также, что в последние годы вопросам изучения межкультурной коммуникации, историко-культурным процессов, культурного наследия прошлого и проблем их развития на Кавказе в будущем стали уделять гораздо больше внимании, о чем свидетельствует проведение научных конференций по этой тематике и издание затем сборников материалов в различных городах Северного Кавказа.2 На наш взгляд приоритетность изучения вопросов культуры приходит на смену вопросам политики и экономики.

Определенное отношение к изучаемой нами теме имеют труды, посвященные глобальным проблемам российской государственности, современной национальной политике и межнациональным отношениям.

Представленный анализ историографии вопроса показывает, что ряд проблем, имеющих непосредственное отношение к теме нашего исследования, достаточно изучены. В научный оборот введен значительный фактический материал, сделан ряд ценных обобщений по отдельным аспектам поставленной проблемы, однако цельного монографического исследования по нашей теме нет.

Источниковую базу исследования составили письменные источники, как опубликованные, так и неопубликованные. В свою очередь, письменные источники подразделяются на документальные и повествовательные. Так как

1 Взаимоотношения чеченцев с народами Кавказа: история и современность. Материалы научно-практической конференции (26 марта 2005 г.). Грозный, 2005; Чеченская республика и чеченцы: история и современность. Материалы Всероссийской научной конференции. М.: Наука, 2006

2 Межнациональные отношения на Северном Кавказе: проблемы и перспективы. Материалы региональной научно-практической конференции (19 апреля 2007 г.) Дербент. 2007; Изучение культурного наследия народов России - актуальная задача. Материалы Всероссийской научно-теоретической конференции. (8 декабря 2006 г.). Махачкала, 2007; Социокультурные проблемы Кавказского региона в контексте глобализации. Материалы Всероссийской научно-практической конференции (14-16 мая 2007). Нальчик, 2007; Историко-культурные процессы на Северном Кавказе (взаимодействие, взаимовоздействие, синтез). Материалы всероссийский научно-практической конференций.(17-18 октября 2007 г.) Армавир, 2007.

город Кизляр административно входит в состав республики Дагестан, то документы по исследуемой теме в основном хранятся в Центральном государственном архиве Республики Дагестан (ЦГА РД). Наибольший интерес для нас представляет комплекс письменных документов, объединяющий около 8 тыс. ед. хр. под названием "Кизлярский комендантский архив".1 Все документы, выделяемые из отдельного комплекса памятников Кизлярского комендантского архива, можно подразделить на две основные группы: русские и дагестанские. Первая группа превосходит вторую и написана на русском языке. Первую группу можно разделить на:

• официальные документы царского правительства;

• переписка Кизлярской администрации с Астраханской губернской администрацией и центральными правительственными учреждениями;

• исходящая корреспонденция центральных и местных учреждений к дагестанским владетелям;

• таможенные ведомости, донесения с форпостов в Кизлярскую комендантскую канцелярию, показания купцов.

Документы дагестанского происхождения переведены на русский язык.

Разнообразные материалы по исследуемой теме выявлены нами в других фондах ЦГА РД. Так, в фонде 330 хранятся документы комитета улучшения садоводства и укрепления берегов реки Терек. В нем также имеются документы, характеризующие работу городской Думы по благоустройству города, здравоохранению, налогообложению населения и т.п. Например, "Отношение городской Думы о мероприятиях по улучшению садоводства по берегам реки Терек" (1841-1847 гг.), "Отношение городской Думы о переносе канавы Тополки на новое место" (27.03.1846 - 7.11.1846).2 Фонд 338 ЦГА РД называется "Кизлярский уездный оспенный комитет Ставропольской губернии", В нем хранятся документы, касающиеся

1 Кизлярский комендантский архив (1720-1917): Краткий справочник. Махачкала, 1977.

прививки оспы. Это различные ведомости, журналы заседаний оспенного комитета.

Фонд 343 состоит из документов Кизлярской городской Думы: протоколов заседаний Думы, различных списков. Документы фонда ЦГА РД 359 содержат сведения о Казенном училище виноделия и виноградарства г. Кизляр. Это различные перечни, предписания инспекторов, ведомости, письма и др.

Важные документы по межконфессиональным отношениям и роли Кизляра в распространения христианства на Северо-Восточном Кавказе имеются в фондах 371 - «Кизлярское духовное правление кавказской епархии, г. Кизляр», 372 - «Кизлярский Крестовоздвиженский монастырь» и др. В делах этих фондов имеются сведения о раскольниках, строительстве культовых сооружений и т.д. Подробно расписаны поступления и расходы церковных принтов.

На основании материалов фонда Кизлярского комендантского архива можно представить подробный перечень вопросов, которыми занималось городское самоуправление. Это - «Ведомости о санитарном состоянии и благоустройстве города Кизляра", и "Дело о злоупотреблении и беспорядках в Кизлярской аптеке", и "Ведомости жителей разных сословий и пола" и "Переписка по вопросам благоустройства и дорог в Кизлярском уезде" и др.

Документы местного происхождения представляют собой письма и русские переводы с писем, исходящих от феодальных владетелей Чечни и Дагестана, представителей сельских общин, духовных лиц с просьбой о пропуске их людей в Кизляр и через Кизляр в Астрахань или казачьи городки для торговли или на заработки, разрешить купить определенные товары в Кизляре, уменьшить таможенные сборы и др.

Ценные документы по исследуемой нами теме хранятся и в Рукописном фонде Института ИАЭ ДНЦ РАН. Наряду с источниками местного происхождения, здесь имеются заверенные копии архивных

документов, выявленных учеными Института в центральных архивохранилищах, фотокопии документальных материалов.

В государственном архиве Ставропольского края (ГАСК) представляет интерес Ф. 79 «Общее управление Кавказской области», в котором отражена политика России в отношении аманатов. Документы Ф.71 «Общее управление Ставропольского округа» позволили определить позиции российской администрации по вопросам переселенческой и религиозной политики.

В диссертации использованы и опубликованные документы и материалы. Из дореволюционных изданий следует отметить наиболее существенные: "Полное собрание законов Российской империи" (СПб., 1829.); "Акты, собранные Кавказской археографической комиссией".

Ряд документов содержится в изданных сборниках документов, подготовленных историками различных северокавказских республик.

Ценной публикацией, осуществленной коллективом составителей, является Сборник документов "Русско-дагестанские отношения в XVIII -нач. XIX в." под ред. В.Г.Гаджиева (М., 1988), куда вошли материалы «Кизлярского комендантского архива» ЦГА РД и документы, извлеченные из АВПРИ, РГВИА, РГА ДА.

Из работ первой половины XIX в. как источник для нас большой интерес представляют «Записки о Кизляре» Ю.Шидловского,1 в которой приводятся интересные данные о социально-экономическом облике Кизляра, его экономическом развитии и др.

В диссертации использованы материалы, опубликованные в периодической печати XIX в., из которых нами почерпнуты ценные сведения для более полного раскрытия темы. Большое источниковедческое значение имеют публикации газеты "Кавказ". В ней также в разные годы

1 Шидловский Ю. Записки о Кизляре // Журнал Министерства внутренних дел (ЖМВД). СПб., 1843.4.4.

публиковались статьи, непосредственно касающиеся вопросов культуры Кизляра (об отсутствии больницы, об училищах и т.д.).

Полезный материал содержится в «Кавказских календарях» -ежегодных справочниках, издававшихся при Главном управлении Кавказского наместника. В них приводятся статистические сведения, данные об учителях, врачах города и многое другое.

Подобные календари выпускались и во Владикавказе Терским областным статистическим комитетом. «Терские календари» содержат много полезной информации: о грамотности населения, о состоянии здравоохранения. В 1890 году в свет вышло приложение к Терскому календарю - «Терский сборник», в нем публикуется большое количество казачьих песен.

К особой категории источников можно отнести письма, воспоминания, произведения известных писателей, ученых, побывавших в Кизляре в XIX веке. Произведения А. Дюма-отца, Горького М., Лермонтова М.Ю., дневники Толстого Л.Н. и отчет о поездке Пирогова Н.И. - все это о Кизляре, о его крае, о людях, живших в нем. Это - ценнейшие исторические сведения.

Таков круг основных источников и литературы, на который опирается наше исследование.

Комплексно используя всю совокупность имеющихся в нашем распоряжении архивных и литературных источников, учитывая достижения отечественной исторической науки и ни в коей мере не претендуя на исчерпывающее решение поставленной проблемы, нами сделана попытка осветить роль Кизляра как центра культуры региона, показать различные приемы и методы российских властей по интеграции народов региона в культурное пространство Российской империи.

Положения, выносимые на защиту:

1. Северо-Восточный Кавказ является одним из крупных географических регионов, многочисленные этнические группы которого

имеют, наряду со своеобразием, глубокую общность исторических судеб, а город Кизляр имел важное стратегическое значение в XVIII, XIX и XX веках, играл большую роль в укреплении и становлении Российской государственности на Кавказе;

2. Кизляр был крупным экономическим и торговым центром Северного Кавказа, где проходили интеграционные и урбанизационные процессы, развивались новые формы городской жизни в социальной и культурной сферах;

3. Кизляр изначально формировался как полиэтничный и поликонфессиональный город, с наличием национальных ниш в экономике, здесь мирно уживались представители многочисленных этносов, демонстрируя успехи в торговле, промыслах и образовании. Эта особенность Кизляра сделала его важным фактором российской политики на СевероВосточном Кавказе;

4. Важным направлением российской политики была поддержка социально-культурного развития города, а именно системы образования и культуры, здравоохранения, распространения медицинских знаний, проведение санитарно-гигиенических мероприятий;

5. Буржуазные реформы 80-90-х годов XIX века привели к модернизации административного устройства, общественной жизни, активизировали российско-кавказское взаимодействие. Кизляр по достоинству называли «русской столицей на Кавказе», а всю огромную территорию, включающую северную часть современной Республики Дагестан, Чечню, Ингушетию, Кабарду и часть Северной Осетии -«Кизлярским краем»;

6. Социокультурная неоднородность России в условиях тяжелых реформ таит угрозу межнациональных конфликтов и напряженности. Усиление миграционных процессов в современных условиях заставляет обратиться к позитивному опыту прошлого, который необходимо учитывать при разработке новой миграционной политики России. История Кизляра

подтверждает перспективность и продуктивность урбанизационного влияния в российско-кавказском историко-культурном партнерстве.

Указанные положения соответствуют следующим пунктам Паспорта специальности ВАК РФ: п. Ю.Национальная политика Российского государства и ее реализация. История национальных отношений; п. 11.Социальная политика государства и ее реализация в соответствующий период развития страны; п. История развития культуры, науки и образования России, ее регионов и народов; п.21. История экономического развития России, ее регионов.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации были обсуждены и апробированы на заседания кафедры истории России исторического факультета Чеченского государственного университета, а также представлены в виде докладов и сообщений на международных и всероссийских научно-практических конференциях и семинарах в гг. Ростов-на-Дону, Владикавказе, Грозном. По теме диссертационного исследования опубликованы семь работ общим объемом 2.5 п.л.

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав (включающих 6 параграфов), заключения, библиографического списка использованных источников и литературы, списка принятых сокращений.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Тепсуев, Магомед Султанович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подлинное единство российского общества, которое может привести к подъему и самостоятельности нашего государства, в признании равноценности опытов различных народов. Наше будущее - в конструктивном соединении исторического наследия и творчества всех этнических, конфессиональных и культурных составляющих России. А Кизлярский регион издавна выполнял интегрирующую роль в экономических, политических, этнических, конфессиональных, культурных процессах. Кизлярской крепости была предназначена важная роль крупного опорного пункта российской государственности на Северо-Восточном Кавказе, говоря словами А.Берже - роль «Русской столицы на Кавказе» -проводником ее кавказской политики. Это, естественно, налагало свой отпечаток и на внешний облик» и на внутреннее устройство города.

В этническом отношении Кизляр, по заметкам современников, напоминал «вавилонское столпотворение».

Кизляр, со дня своего основания представлял собой весьма сложный социально-экономический организм, сложившийся в специфических геополитических условиях - своеобразный полиэтнический конгломерат русских, армян, грузин, кабардинцев, кумыков, чеченцев, ингушей, осетин, тезиков, казанских татар, ногайцев и т.д.

На работу Кизлярского местного самоуправления оказало влияние такая отличительная черта Кизляра, как разнообразие и пестрота национального и социального состава, В последней четверти XVIII в. в городе были созданы армянский и азиатский суды. Армянский суд Кизляра пользовался широкими правами: рассматривая судебные дела, руководил текущей жизнью общины, решал правовые и административно-хозяйственные вопросы. Судопроизводство велось на армянском языке, согласно национальным обычаям и нормам права.

Этот разноязычный, разноконфессиональный конгломерат представителей самых разных народов прекрасно уживался между собой. Многочисленные этнические общины города, конечно же, имели свои собственные интересы и потребности, однако их чаще всего удавалось гармонизировать.

Жители многонационального Кизляра находились в постоянном взаимодействии, что объективно разрушало многие этнические границы. Общие нужды и потребности, беды и радости объединяли представителей разных народов. Народы, вопреки всему, мирно соседствовали, сотрудничали, сплачивались и неразрывно спаивались родственными узами, принимая в свою семью «чужих». Кизлярский регион оказался уникален тем, что здесь проявилась такая культура общения народов, при которой они могли свободно, мирно сосуществовать, сохраняя свои традиции и живя, в то же время, вместе, как один народ.

Кизляр являлся и важнейшим экономическим центром, где народы региона осуществляли торговые контакты между собой. Выгодное географическое положение Кизляра сразу же привлекло сюда многонациональное купечество, специализировавшееся на восточной торговле. Кизляр устанавливает прочные экономические связи с кумыкскими и чеченскими селениями», с Северной Осетией и Кабардой. Наиболее интенсивными были связи Кизляра с крупными кумыкскими и чеченскими селениями Эндирей, Аксай, Костек, Тарки, Брагуны и т.д.

Кизляр как торговый центр стал незаменимым для горцев. Здесь шла оживленная меновая торговля чеченцев, ингушей и горцев Дагестана с казаками. Казаки меняли у горцев просо, пшеницу, муку, мед, воск, на рыбу, икру, соль. Горцы приводили на обмен лошадей, волов. Порой приезжали целыми обозами, Для многих торговля стала жизненно необходимой. Кизляр и весь этот регион низовьев Терека стал зоной их повышенного интереса и, пожалуй, единственным местом, где горцы могли удовлетворить свой спрос и все нужды в самых необходимых предметах.

Приведенный в работе материал свидетельствует о том, что Кизляр в XVIII - первой половине XIX в. имел исключительное значение и как центр культурного и духовного развития края. С основанием Кизлярской крепости в ней функционировали две главные школы: гарнизонная и казачья. В 1780г. было открыто училище для детей русских офицеров.

В 1811г. в Кизляре было учреждено городское приходское, впоследствии - Кизлярское уездное училище, в котором обучались только мальчики - дети состоятельных русских, армян, грузин, а также представителей северокавказских народов. С учетом многонационального состава обучающихся, сверх определенных по уставу предметов для уездных училищ здесь преподавались армянский и тюркский языки. В училище имелась большая и богатая по тем временам библиотека.

При Кизлярском монастыре существовала особая школа, кстати, первая русская школа в регионе для нерусских, в которой обучались и дети из числа аманатов. Дети состоятельных мусульманских жителей Кизляра обучались в небольших школах-медресе при мечетях.

В 20-х гг. XIX в. на Кизлярщине существовало 5 школ для ногайцев, учителями в которых были духовные лица. Были предприняты попытки местных властей организовать подбор одаренных юных представителей из числа «турецких, персидских, татарских, армянских ., детей для обучения в Астрахани».

В начале XIX в. была открыта на содержание состоятельных кизлярских армян первая армянская школа, где, кроме основных предметов, изучались основы религии и торговая бухгалтерия.

В 1820г. было открыто училище для армянских юношей, которое в течение длительного времени оставалось одним из важнейших центров образования в крае.

Развитие в Кизляре и его окрестностях садоводства и виноделия требовало подготовленных специалистов из числа местного населения. В 1807г. в городе по царскому указу было открыто первое в России училище виноградарства и виноделия. Училище это просуществовало до 1866г., сыграв свою немаловажную роль в развитии этой отрасли экономики края. Впервые в России здесь было открыто и училище шелководства. Нужно отметить наличие в крае вообще и в Кизляре, в частности, школ разных типов: начальные, средние, профессиональные. Различными они были и по национальному признаку: русские, армянские, школы для ногайцев и детей горских народов, для еврейских детей. Школы содержались на средства государства, частных лиц, церкви, казачьих общин.

Народное образование в крае отличалось пестротой и разнообразием, при этом основным центром распространения знаний, центром духовного и культурного развития народов Северо-Восточного Кавказа на протяжении XVIII - XIX вв. оставался город Кизляр.

Распространение светского образования, усилия властей по просвещению местных народов благоприятно сказывались на ситуации в регионе.

Здесь шло формирование северокавказской интеллигенции, для которой край был Малой Родиной, и ее специфику они осознавали гораздо лучше чиновников, приехавших сюда из других мест. При этом лучшие из них обладали достаточно широким кругозором и являлись носителями общегосударственных идей, стремясь донести их до автохтонного населения.

Неблагоприятное градоустройство и географическое положение самым прямым образом оказывало влияние на санитарное состояние города и здравоохранение, что в свою очередь сказывалось и на состоянии здоровья всего населения Кизлярского края.

Так же нужно сказать, что эти важнейшие стороны человеческого общежития, цочти не получали поддержки от государства и только благодаря благотворительности в них происходили положительные сдвиги, а городскому населению Северо-Восточного Кавказа оставался только один выход: обращаться за помощью к знахарям и народным целителям. С укреплением позиций России на Северном Кавказе начинает складываться система здравоохранения, получают распространение профилактические мероприятия (карантины, вакцинация и др.). Открываются лечебные учреждения: войсковые госпитали и лазареты, больницы. При этом ведомственная разобщенность негативно сказывалась на развитии здравоохранения.

Жители Кизляра исповедовали православие, мусульманство, иудаизм, католицизм, лютеранство. Кизляр со дня своего основания был призван стать и религиозным центром России на Кавказе.

Учитывая политический интерес, правительство поощряло миссионерскую деятельность Русской Православной церкви. Из Кизляра, как главного религиозного центра России на Кавказе, осуществлялась пропаганда среди кавказских горцев. Специально распространением христианства среди горцев занимались Кизлярский Крестовоздвиженский монастырь и Осетинская Духовная комиссия. Следует признать, что эта деятельность особых успехов не принесла.

Все вышесказанное не оставляет сомнения в том, что Кизляр в XVIII -XIX века являлся крупным культурным и духовным центром региона, оказавшем огромное влияние на становление и развитие межкультурного диалога России с народами Чечни и Дагестана.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Тепсуев, Магомед Султанович, 2012 год

Список использованных источников и литературы

Центральный государственный архив республики Дагестан

1.ЦГАРД. Ф.73. Оп.1. Д.8.

2. ЦГАРД. Ф.р.ЗЗО. Оп.1. Д.1; Д.2; Д.З; Д.6.

3. ЦГАРД. Ф.335. Оп.1. Д.4451.

4. ЦГАРД.Ф.р.338. Оп.1. Д.2, Д.4.

5. ЦГАРД. Ф.339. Оп.1. Д.58, Д. 66, Д. 125.

6. ЦГАРД. Ф.р. 359. Оп. 1. Д. 11, Д. 12, Д.15.

7. ЦГАРД. Ф.379. Оп.1. Д.5.,Д.8, Д.29 Д.44, Д.58, Д. 106, Д.111, Д. 127, Д.137,Д.245, Д. 259, Д.275Д.286, Д. 287, Д.320, Д.354, Д.492, Д.595, Д. 626, Д. 630, Д. 645, Д. 646, Д.750, Д.854, Д.873, Д.881, Д.884, Д.1157, Д.1203, Д.1207,Д.2995.

8. Ф.379. Оп.2. Д.43. Л.89.

9. Ф. 379. Оп.З.Д. 24; Д. 196.

Д.2482. Л.24 об.

Государственный архив Ставропольского края

1.Ф. 15. Оп. I. Д.376.

2. Ф. 71.Оп. 1. Д. 383.

3. Ф. 79. Оп. 1 .Д. 340; Д.728; Д. 1819.

Рукописный Фонд Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН

Ф.1. Оп.1. Д.63; Д.296. Ф.З. Оп.1. Д.381.

Акты Кавказской археографической комиссии АКАК. Т.П. Тифлис, 1869; АКАК. Т. IV. Тифлис, 1887№ 1263;

АКАК. Т. XVIII. Тифлис.

Полное собрание законов Российской империи

ПСЗ. Т. Х.№ 8480, №8517. ПСЗ.Т. XI. Отд. 2. 1836. ПСЗ.Т. XXIII. № 22149; ПСЗ.Т. XXIV.

Опубликованные источники

1. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв./Сост. В.К. Гарданов. Нальчик, 1974.

2. Белокуров С.А. Сношения России с Кавказом. М., 1889.

3. Вейденбаум Е. Путеводитель по Кавказу. Тифлис. 1888.

4. Горький М. Мальва.// Полное собрание сочинений. 25 т.,Т.З. М., 1995.

5. Доброклонский А. Руководство по истории русской церкви. Вып. 4. Синодальный период 1700 - 1890. - М. 1893.

6. Документальная история образования многонационального государства Российского. «Россия и Северный Кавказ в конце Х\Т-Х1Х вв.». Кн. 1. Под. ред. Г.Л. Бондаревскош. М., 1998.-672 с.

7. Дюма А. Дагестан. Махачкала. 1995Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений. Т.47., Т.60. М., 1937

8. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 гг. СПб, 1869. 4.1-3.

9. Дагестан в известиях русских и западноевропейских авторов XIII -XVIII вв. Махачкала, 1992.

10.Документы по взаимоотношениям Грузии с Северным Кавказом в XVIII в. / Сост. В.Н.Гамрекели. Тбилиси, 1968.

11 .Ибн-Хаукаль. Из книги путей и стран// Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1908. Вып. 38.

12.Иоанн де Галонифонтибус. Сведения о народах Кавказа. 1404г. Баку, 1980.

13. Кабардино-русские отношения в XVI - XVIII вв.: Документы и материалы. В 2-х т. М., 1857. Т.1., Т.2.

14.Кулебякин А.П. Кунаки. // Записки Терского общества любителей казачьей старины. 1914. №2

15.Лаудаев У. Чеченское племя. ССКГ. Тифлис, 1872. Вып.6.

16.Леонтович Ф.И. Адаты кавказских горцев. Вып.2. Одесса, 1883.

17.Лермонтов М.Ю. Собрание сочинений: 4-х т. Т.4., М., 1984.

18.Материалы для истории инженерного искусства в России. СПб., 1865. 4.3.

19.Услар П.К. О распространении грамотности между горцами. Сборник сведений о кавказских горцах. Вып.З. Тифлис, 1870.

20.Услар П.К. Этнография Кавказа. Т.1. Тифлис, 1887.

21.Русско-дагестанские отношения XVII - первой четверти XVIII вв.: (Документы и материалы) / Ред. колл.: М.М. Ихилов (отв. ред.); сост. Р.Г. Маршаев. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1958.

22.Русско-дагестанские отношения в XVIII - начале XIX в.: Сборник документов / Отв. ред. В.Г. Гаджиев. М.: Наука, 1988.

23.Русско-осетинские отношения в XVIII в. Сборник документов в 2-х т./Сост. M. М. Блиев. - Орджоникидзе. 1976.

24.Савинский И. Астраханская епархия (1602-1902гг.). Астрахань, 1905. Вып.2.

25.Сборник сведений о Терской области. - Владикавказ, 1878.

26.Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис, 1873. Вып. 7.

27.Ставропольские епархиальные ведомости. Ставрополь. - 1888. № 18.

28.Тарихи Кизляркала / Введение, перевод, коммент. Г. М-Р. Оразаева // Шихсаидов А. Р.; Айтберов Т.М.; Оразаев Г. М-Р. Дагестанские исторические сочинения. -М.: Наука, 1993.

Монографии

1. Аганесова Д.В, Суздальцева И.А. Армянские общины Дагестана в XVIII - XIX вв. Махачкала, 2007.

2. Алиев Б.Г, Умаханов М.-С.К. Историческая география Дагестана XVII - нач. XIX в. Махачкала: Изд-во ДНЦ РАН, 1999. Кн. 1. 365 с .

3. Ахмадов Я.3. История Чечни с древнейших времен до конца XVIII века. Пособие для изучающих историю родного края. М, 2001.

4. Ахмадов Ш.Б. Чечня и Ингушетия в XVIII - начале XIX века. Грозный, 2002.

5. Беляев И. Русские миссии на окраинах. - СПб, 1990.

6. Боцвадзе Т.Д. Народы Северного Кавказа в грузино-русских политических отношениях в XVI-XVIII вв. Тбилиси, 1974. -106 с.

7. Броневский С.М. Новейшие географические и исторические сведения о Кавказе. М., 1823. Т. 1-2.

8. Броневский С.М. Исторические выписки о сношениях России с Персиею, Грузнею и вообще с горскими народами, в Кавказе обитающими со времен Ивана Васильевича доныне (Подготовка текста к изданию, предисловие, словарь малоизвестных слов, терминов И.К. Павловой). СПб., 1996.

9. Бузурганов М.О., Виноградов В.Б., Умаров С.Ц. Навеки вместе. Грозный, 1980.

Ю.Васильев Д.С. Очерки истории низовьев Терека (досоветский период).

Махачкала, 1986.

11. Виноградов В.Б, «Уголок России, отчий дом...». Очерки об истории Тарумовских степей и Кизлярщины. Армавир-Кизляр, 1996.

12.Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII -началеXIXв. М, 1974.

13.Гаджиев A.C. Роль русского народа в исторических судьбах народов Дагестана. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1964. 228 с.

М.Гаджиев Б. По следам Лермонтова в Дагестане. Махачкала, 1965.

15. Гаджиев В.Г. Роль России в истории Дагестана. М., 1965. - 390 с.

16.Гаджиев В.Г. Сочинение И. Гербера «Описание стран и народов между Астраханью и Курою находящихся» как исторический источник. М., 1979. -195 с.

17.Гаджиева С.Ш. Аталычество и побратимство в Дагестане (XVIII нач.XX вв.). Махачкала, 1995

18.Гарунова H.H. Экономическое развитие Кизляра в XVIII - первой половине XIX века. Кизляр, 1999.

19.Гарунова H.H. Российские города-крепости в контексте политики России на Северо-Восточном Кавказе в XVIII - первой половине XIX в.: проблемы политической, экономической и культурной интеграции. Махачкала, 2007.

20.Георгиев В.А., Киняпина Н.С., Панченко М.Т., Шеремет В.И. Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII - начало XX вв. М., 1978.

21.Глазов В. А. История образования в г.Кизляре XVII-XX в.в. Кизляр, 1998.

22. Голикова Н.Б. Очерки истории городов России конца XVII - начала XVIII в. М, 1982.

23.Гриценко Н.П. Из истории экономических связей и дружбы чечено-ингушского народа с великим русским народом. Грозный, 1965.

24.Гриценко Н.П. Истоки дружбы. Грозный, 1975.

25.Гриценко Н.П. Города Северо-восточного Кавказа и производительные силы края V - середина XIX вв. / Отв. ред. В.А. Золотов. Ростов-на-Дону: Изд-во ун-та, 1984.

26.Гасанов М.Р. История Дагестана с древности до конца XVIII века. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1997.

27. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. СПб., 1871.

28.3аседателева Л.Б. Терские казаки / середина XVI - начало XX в. / Ист. этногр. Очерки. М., Изд-во МГУ, 1974. 423 с.

29. Иноземцева Е.И. Дагестан и Россия в XVDI - первой половине XIX в.: проблемы торгово-экономических взаимоотношений. Махачкала, 2001 - 324 с.

30.История Дагестана. В 4-х т. Глав. ред. Г.Д. Даниялов, т. 1.М. «Наука», 1967.431 с.

31.История Кабардино-Балкарской АССР. М, 1967. Т.1.

32.История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. М., 1988. Т.1; История народов Северного Кавказа. Конец XVIII в. - 1917 г. М, 1988. Т. 2

33.История Чечни с древнейших времен до конца XIX в. В 2 т. Грозный, 2006. Т. 1.-826 с.

34.История Чечено-Ингушетии. Учебник для 9 кл. Грозный, 1992.

35.Кажлаев А.Н. Возникновение и экономическое развитие городов Дагестанской АССР. Махачкала, 1971.

36.Карамзин Н.М. История государства Российского. М, 1988-1989. Кн. 1-3.

37.Караулов М.А. Терское казачество в прошлом и настоящем. Владикавказ, 1912.

38. Кидирниязов Д.С. Ногайцы Северного Кавказа и их взаимоотношения с Россией в XVIII в. Махачкала, 2000.

39. Кидирниязов Д.С. Ногайцы в XV-XVTII вв. Проблемы политических, экономических и культурных взаимоотношений с сопредельными странами и народами. Махачкала, 2000.

40. Кизляр орденоносный. Махачкала. 1995.

41. Киняпина НС., Блиев ММ, Дешев ВВ. Кавказ и Средняя Азия во внешней политике России. М, 1984.

42. Кушева E.H. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией (вторая половина XVI -30-е годы XVD века). М., 1963.

43. Ключевский В.О.Русская история. Полный курс лекций. В 3-х кн. М, 1998.

44.Клычникова М.В, Клычников Ю.Ю. Вхождение Северного Кавказа в культурное поле России (1777-1864 гг.). Пятигорск, 2006.

45.Козлов С.А. Кавказ в судьбах казачества. СПб, 1996.

46.Магомедов P.M. Россия и Дагестан: Страницы истории. Махачкала, Даг. кн. изд-во, 1987. 129 с.

47.Магомедов P.M., Магомедов А.Р. История Дагестана. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1994. 271 с.

48.Маркова О.П. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII в. М, 1966.

49.Мутиева О.С. Роль женщины-казачки в жизни населения Нижнего Терека в XIX - начале XX вв. Махачкала, 2006.

50.0мельченко И.Л. Терское казачество. Владикавказ, 1991.

51.Очерки истории Астраханской епархии за 400 лет ее существования: В 2-х т. - Ростов н / Д, 2002.: Очерки истории Астраханской епархии с 1602 по 1902 гг.-Т. 1.

52. Очерки истории Дагестана Т. 1. Отв. ред. М.О. Косвен. Махачкала, 1957.

53. Очерки истории Карачаево-Черкесии. В 2 т. Т. 1. Ставрополь, 1967.

54. Очерки истории Чечено-Ингушской АССР. Грозный, 1967-1972. Т. 1-2.

55. Северный Кавказ в составе Российской империи. М., 2007. - 460 с.

56. Ризаханова М.Ш. Дагестанские русские XIX - XX вв. Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 2001.

5 7. Смирнов Н.А. Политика России на Кавказе в XVI-XIX вв. М., 1952.

58.Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М, 1988-1995. Кн.1-15.

59. Сотавов Н.А. Северный Кавказ в кавказской политике Ирана, России и Турции в первой половине XVIII в. Махачкала, 1989.

60. Сотавов Н.А. Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях в XVin в. М., 1991.-221 с.

61.Попко И.Д. Терские казаки со стародавних времен. Вып.1. СПб, 1880.

62.Потто В.А. Два века Терского казачества. (1577-1801)./ Репринтное издание. Ставрополь, 1991.

63.Татищев В.Н. История Российская. М, 1962-1968. Т.1-7.

64. Ткачев Г. А. Гребенские, терские и кизлярские казаки. Владикавказ, 1911.

65. Тол стой Л.Н. Собр. Соч. М., 1948. Т.9 .

66.Тотоев М.С. История русско-осетинских культурных связей. Орджоникидзе, 1977.

67.Фадеев A.B. Очерки экономического развития степного Предкавказья. М, 1957.

68.Чеченская республика (население, экономика, история). Все о Чечне и ее народе. Грозный, 1995.

69.Ширяев С.Д. Грозненская область. Грозный, 1955.

70.Шишов A.B. Схватка за Кавказ XVI-XXI века. М., 2007.

Статьи

1. Ахмадов Ш.Б. Из истории развития торгово-экономических связей народов Чечни с народами Северного Кавказа и Россией в XVIII в. // Тезисы докладов Международной научной конференции, посвященной 80-летию Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН. Махачкала, 2004.

2. Ахмадов Ш.Б. Из истории развития взаимоотношений чеченцев с народами Кавказа в прошлом. // Взаимоотношения чеченцев с народами Кавказа: история и современность. Материалы Республиканской научно-практической конференции (26 марта 2005г.). Грозный, 2005.

3. Ахмадов Ш.Б. Взаимоотношения чеченцев с народами Кавказа и России в прошлом//Чеченская республика и чеченцы: история и современность. Материалы Всероссийской научной конференции. М.: Наука, 2006.

4. Багаев М.Х. Из культурно-исторического прошлого чеченцев// Чеченская республика и чеченцы: история и современность. Материалы Всероссийской научной конференции. М.: Наука, 2006.

5. Байбулатов Н.К., Блиев М.М., Бизуртанов М.О., Виноградов В.Б., Гаджиев В.Г. Вхождение Чечено-Ингушетии в состав России // История СССР. 1980. № 5.

6. Васильев Д.С. Загадка старого Кизляра. // Вопросы истории Дагестана (досоветский период). Махачкала, 1974.

7. Виноградов В.Б., Великая H.H., Нарожный Е.И. Армяне. // На Терских берегах. Очерки об исторических группах старожильческого населения среднего Притеречья. Армавир, 1997.

8. Гаджиев В.Г. Вековая дружба братских народов//Из истории взаимоотношений Дагестана с Россией и с народами Кавказа. Сб. статей. Махачкала, 1982.

9. Гарунова H.H. Кизляр как центр дагестано-чеченской торгово-экономической интеграции (XVIII - XIX вв.) // Взаимоотношения чеченцев с народами Кавказа в XVI - начале XX в. Грозный, 1981.

Ю.Гашимов Ч.М. Из истории взаимоотношений Дагестана с Чечено-Ингушетией в XVI - XVIII вв. // Из истории взаимоотношений Дагестана с Россией и народами Кавказа. Сб. Статей. Махачкала, 1982.

П.Гусейнов Г.-Р.А. Из истории лингвистических связей народов Чечено-Ингушетии с Россией. (К характеристике русско-чеченских языковых контактов дооктябрьского периода). // Взаимоотношения народов Чечено-Ингушетии с Россией и народами Кавказа в XVI - начале XX в. Грозный, 1981.

12.Джамирзаев С.М. Историческая роль и судьба автохтонов Кавказа (вопросы дивергенции, контактов и существования) //Межнациональные отношения на Северном Кавказе: проблемы и перспективы. Материалы региональной научно-практической конференции. Дербент, 2007.

13.Димаева Ф.В. Перспективы развития современного чеченского общества// Межнациональные отношения на Северном Кавказе: проблемы и перспективы. Материалы региональной научно-практической конференции. Дербент, 2007.

И.Егорова В.П. Газета «Кавказ», как источник по истории Дагестана. // Проблемы социально-экономического и политического развития Дагестана. Сб.ст. Махачкала, 1981. С.48.

15.3аседателева Л.Б. Культура и быт русского и украинского населения Северного Кавказа в конце XVI - XIX вв. // КЭС. 1984. Т.8. С.59.

16.3акриев Б.Б. К истории российско-чеченских отношений последней трети ХУШ века// Чеченская республика и чеченцы: история и современность. Материалы всероссийской научной конференции. М.: Наука, 2006.

17.Ибрагимова 3. Ислам и христианство на Северном Кавказе: история взаимоотношений// Религия и право. М. -2006.№ 1-2.

С.115-122.

18.Иноземцева Е. И. Кизлярский комендантский архив как источник для изучения русско-дагестанских торгово-экономических взаимоотношений в XVIII в. // Источниковедение истории и культуры народов Дагестана и Северного Кавказа: Принципы и методы использования: Материалы региональной конференции. - Махачкала, 1991.

19.Иноземцева Е. И. К вопросу о торговле «живым товаром» во взаимоотношениях Дагестана с народами Кавказа и Россией в XVII -XIX в. // Кавказ, Балканы, Передняя Азия: Сб. научных трудов СевероКавказского регионального отделения МНАБ. - Махачкала, 2004. Вып. № 2(9).

20.Иноземцева Е.И. Роль армянского купечества в развитии русско-дагестанских экономических взаимоотношений XVIII в. // Иран и Кавказ: Труды Кавказского Центра иранистики. Том 2. 1998.

21 .Иноземцева Е. И. Международная транзитная торговля средневековья через приморский Дагестан - важный фактор культурны диалога, мира и созидания // История и культура народов Северного Кавказа: Сб. научных трудов. - Пятигорск, 2007. Вып. № 7.

22.Киласов Р.К. Из истории торговли в Дагестане (конец XVII - 1 пол. XVIII вв.) // Вопросы истории и этнографии Дагестана. Сб. науч. сообщений. Махачкала, 1998. С. 164-167.

23.Ланцанова Л.Ю. Чеченский след в этнокультуре калмыцкого народа. Терские калмыки// Чеченская республика и чеченцы: история и современность. Материалы всероссийской научной конференции. М.: Наука, 2006.

24.Муртазалиев С.И, Данилюк М.Ю. Православие в Кизляре: прошлое и настоящее// Кизляр в Кавказской политике России: история и современность. Сб. статей и докладов научно-практической конференции университетов Юга России, посвященной 270-летию города Кизляра. 22-25 сентября 2005г. Кизляр, 2005. С. 134.

25.Пылков О.С. участие Российской армии в создании системы медицинского обеспечения на Северном Кавказе (конец XVIII -первая половина XIX в.)//История и культура народов Северного Кавказа. Сборник научных трудов. Вып.5. Пятигорск, 2006.

26.Пылков О.С. Участие северокавказцев в сооружении российских крепостей (XVIII - первая четверть XIX в.)//История и культура народов Северного Кавказа. Сборник научных трудов. Вып.8. Пятигорск, 2007.

27.Саламов А.А. Из истории взаимоотношений чеченцев и ингушей с Россией и великим русским народом (XVI - начало XX в.) // Изв. ЧИНИИЯЛ. Грозный, 1963. Т. 3. Вып. 3.

28. Тавакалян Н.А. О русской ориентации чеченцев и ингушей до их вхождения в состав России // Сборник СОНИИ. Вып. 31 (история). Орджоникид зе. 1976.

29.Тхамоков Н.Х. К вопросу о роли системы аманатства в развитии русско-кабардинских связей в XVIII в. // УЗКБГУ. Нальчик. 1971. Вып. 43.

30.Умаханов М.-С.К. Проблема беглых во взаимоотношениях дагестанских феодалов с царской администрацией на Северном Кавказе в ХУ1-ХУШ вв. // Дагестан в составе России: Исторические

корни дружбы народов России и Дагестана (тем. сб.). Махачкала, 1990. С. 74-78.

31. Фадеев A.B. Из истории русско-чеченских связей // Вестник МГУ. 1959. № 1.

32.Хоруев Ю.В. Печать Терека и царская цензура. Орджоникидзе, 1971. Взаимоотношения народов Чечено-Ингушетии с Россией и народами Кавказа в XVI - начале XX в. Грозный, 1981.

ЗЗ.Чекулаев Н. Д. В. Я. Левашев - известный военачальник и представитель администрации царской России на Кавказе первой половины XVIII в. // Академа: Сборник статей ученых и аспирантов — Махачкала: ИД Наука плюс, 2005. № 1. 34.Чекулаев Н.Д. Гарнизонные школы Кизлярской крепости//Академа. Сб.ст. Махачкала, 2007. № 1.

Авторефераты диссертаций;

1. Барышникова Н.В.Кавказская политика Петра I. Автореф. дисс. канд. истор. наук. Махачкала, 1999.

2. Великая H.H. Политические, социально-экономические, этнокультурные процессы в Восточном Предкавказье (XVTII-XIX вв.). АДН. Ставрополь, 2001

3. Иноземцева Е.И. Русско-дагестанские торгово-экономические отношения в XVIII в. Автореф. дис. канд. ист. наук. Махачкала, 1996.

4. Киласов Р.К. Русско-дагестанские экономические отношения последней четверти XVII - первой половины XVIII вв. (по материалам Астраханской таможни). Автореф. дисс...канд. ист. наук. М., 1971.

5. Осмаев А.Д. Северный Кавказ и Османская империя в первой четверти XVIII в.: Дисс. ...канд. ист. наук. Грозный, 1999. 184 с.

6. Сотавов Н.-П.А. Внешнеполитические отношения Дагестана со странами Востока (Турция, Иран) в первой половине XVIII века: Дисс. ...канд. ист. наук. Махачкала, 1968. 273 с.

7. Умаханов М.-С.К. Взаимосвязи народов Дагестана в XVII - начале XIX вв. (исследование экономической, политической и культурной

интеграции народов).: Дисс. ...докт. ист. наук. Махачкала, 1994.

Периодическая печать

1. Кавказский календарь за 1853г.

2. Кавказский календарь на 186. - Тифлис, 1859. Раздел второй.

3. Кавказский календарь за 1881. Тифлис, 1880

4. Кавказский календарь на 1916. Тифлис, 1915. Отдел статистики.

5. Ставропольские губернские ведомости. 1887. №31.

6. Кавказ. 1864. №.95.

7. Кавказ. 1870. №77

8. Кавказ. 1881. №161

9. Кавказ. 1912. № 160.

Ю.Терский календарь на 1894г. Вып. 3. Под ред. Вертепова Г.А. Книга 1. Владикавказ, 1893г.

11.Терский календарь на 1908г . Владикавказ, 1907.

12.Терский календарь на 1911г. Под ред. Вертепова Г.А. Владикавказ, 1910г.

13.Терский календарь на 1915г. Под ред. Гортинского С.П, Владикавказ. 1914г.

14.Терский сборник. Приложение к Терскому календарю на 1891 год. Вып. 1. Под ред. Стефановского П, Владикавказ. 1890г.

15.Терский сборник. Приложение к Терскому календарю на 1898 год. Вып. 4. Владикавказ, 1897г.

16.Васильев Д. Развитие виноградарства// «Кизлярская правда», 13 сентября. 1968г.

П.Васильев Д. Кизляр при капитализме// «Кизлярская правда», 6 июня 1969г.

18.3оболотский П.П. Путевые записи. // Журнал МВД. 1838. № 7. 19.Шидловский Ю. Записки о Кизляре//Журнал МВД. 1843. № 5. 4.4.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.