Государственные архивы Сибири, 1920-1930-е годы тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Боброва, Виктория Сергеевна

  • Боброва, Виктория Сергеевна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2001, НовосибирскНовосибирск
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 201
Боброва, Виктория Сергеевна. Государственные архивы Сибири, 1920-1930-е годы: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Новосибирск. 2001. 201 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Боброва, Виктория Сергеевна

1.1 Организация, становление и развитие государственных архивных учреждений.

1.2 Система подбора, подготовки и расстановки кадров.

ГЛАВА II. ФОРМИРОВАНИЕ АРХИВНЫХ ФОНДОВ

2.1 Комплектование государственных архивохранилищ.

2.2 «Чистки» архивов.

ГЛАВА III. АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ КАК БАЗА ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЫ

3.1 Научное и практическое использование документов в 1920-е годы.

3.2 Основные направления работы в 1930-е годы.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Государственные архивы Сибири, 1920-1930-е годы»

Актуальность темы. История отечественного архивного дела все чаще становится предметом научного внимания. Интерес этот оправдан большой общественной значимостью данной темы. Архивы - хранилища общественной памяти, аккумулирующие трудности и достижения социального опыта, разумное использование которого является одним из условий поступательного развития государства. Сосредоточивая преимущественно материалы документального характера, архивы в демократическом государстве становятся также одним из важных средств социальной защиты. С помощью архивных документов может быть обоснована легитимность того или иного государственного или частного действия или напротив оспорена его правомерность, что является залогом соблюдения гражданских прав и свобод и достижения социального мира. Архивы имеют большое культурологическое значение. Собирая и сохраняя культурное достояние народа, архивы участвуют в формировании культурного пространства в стране и повышении нравственного потенциала общества, выполняя важную консолидирующую функцию в государстве.

Существующая в настоящее время в России система архивных учреждений в основе своей складывалась в годы коммунистической диктатуры в соответствии со специфическими потребностями тоталитарного государства. О том, в какой степени унаследованная из прошлого организация архивного дела удовлетворяет интересам современного российского государства и общества, можно будет судить лишь после всестороннего анализа процесса создания и функционирования системы управления архивным делом и отношения к архивным документам в советской России.

Осмысление данной проблемы на уровне исследования регионального опыта архивного строительства является одним из этапов на пути к пониманию сути и назначения архивов и архивных документов в жизни современного общества и государства.

Степень изученности темы. Несмотря на очевидную актуальность темы, число научных работ, посвященных истории архивного дела в советской России, сравнительно невелико. В связи с тем, что архивоведение было искусственно выделено в самостоятельную отрасль гуманитарного знания, архивная тематика оказалась на периферии интересов профессиональных историков. Историография вопроса представлена главным образом статьями архивистов в журналах и архивоведческих сборниках, учебными пособиями и несколькими монографиями.

Периферийность положения архивоведческих исследований в отечественной историографии обусловила отсутствие до настоящего времени профессионального историографического анализа литературы по данной теме. Имеющиеся же современные обобщающие работы архивистов по истории государственных архивов в России в советское время были созданы в период максимального отрицания опыта советского государственного строительства и, как правило, строились на принципах негативизма по отношению к предшественникам.

Следует отметить фрагментарность и неравномерность в исследовании вопросов организации архивного дела в советской России. Наиболее тщательному изучению подверглись события и процессы в архивной сфере в центральной части России. История провинциальных государственных архивов, в частности, сибирских, исследована значительно меньше. Широкомасштабные обобщающие труды московских исследователей основывались на ограниченной источниковой базе - документах фонда Главархива, хранящегося в ГАРФе, что явилось одной из причин распространения 4 выводов о деятельности центральных архивных учреждений на историю архивного дела во всей России, недостаточное внимание к специфике регионов и как следствие искажение истории провинциальных архивов.

В развитии историографии государственных архивов можно выделить четыре периода: 1920-1930-е годы, 1940-е - первая половина 1950-х годов, вторая половина 1950-х - первая половина 1980-х годов и, наконец, вторая половина 1980-х.

В 1920-1930-е годы освещение событий и осмысление происходящего в сфере организации архивного дела осуществлялось современниками и участниками первых лет архивного строительства в советской России. В числе первых публикаций, посвященных истории архивного дела в центральной части России, можно назвать «Летопись архивной жизни» (1), статьи сотрудников Главархива А.Е.Преснякова «Реформа архивного дела» (2), А.Изюмова «Главное управление архивным делом (краткий очерк деятельности)» (3), А.С.Николаева «Реформа архивного дела в России» (4). В этих работах главное внимание уделялось началу реорганизации архивного дела в России в связи с декретом Совнаркома от 1 июня 1918 г. Немало места в них было отведено предыстории большевистской реформы архивного дела, что подчеркивало преемственность идеи централизации, лежавшей в основе декрета, подписанного В.И.Лениным, с исканиями архивистов, объединившихся в 1917-1918 гг. в «Союз Российских архивных деятелей».

В статьях А.Изюмова, А.С.Николаева, А.Е.Преснякова довольно полно и информативно излагались начальные этапы практического осуществления архивной реформы при советской власти, схема организации центральных архивов, структура секций Единого государственного архивного фонда в Петрограде и Москве, работа первых архивных курсов по подготовке архивных служащих.

Несравненно меньше внимания сотрудниками Главархива было уделено исследованию состояния архивного дела в провинции. Изложение истории архивного строительства на местах в их работах ограничивалось главным образом положительной характеристикой деятельности уполномоченных Главархива в губернских центрах, сетованием на недостаток квалифицированных кадров в провинции; в них нет ни слова об организации архивного дела в Сибири.

В публикациях А.Изюмова, А.С.Николаева, А.Е.Преснякова нет каких-либо политических реверансов, но в них отмечается отрицательное влияние произошедшего в октябре 1917 г. большевистского «переворота» на состояние архивного дела. Например, А.Изюмов отмечал, что «если в столицах большинству архивов угрожала опасность уничтожения, то в провинции конец 1917 и начало 1918 гг. были темной полосой в существовании архивов» (5). Еще более резко охарактеризовал ситуацию А.Пресняков: «Новые люди, которые вступили в покинутые учреждения, были враждебны, по крайней мере, равнодушны ко всякой исторической традиции и обычно весьма далеки от сознательного, культурного отношения к документам прошлого.» (6).

Характеристике состояния архивов Сибири накануне большевистской реорганизации и в 1920-е годы посвящены работы сибирского архивиста Н.Н.Бакая (7). Краткое изложение истории архивного строительства в советской Сибири можно найти в докладе инспектора отдела местных учреждений Центрархива Д.Г.Истнюка на 1-м съезде архивных деятелей РСФСР, состоявшемся в марте 1925 г., опубликованном в 1926 г. в журнале «Архивное дело» (8), и в статье руководителя Сибархива В.Д.Вегмана, помещенной в «Сибирской советской энциклопедии».

В статьях Н.Н.Бакая и В.Д.Вегмана много интересных фактов о состоянии архивного фонда Сибири накануне Октябрьской революции и в первые годы существования советского государства. В работе Д.Г.Истнюка основное место было уделено административным преобразованиям в архивном деле в первой половине 1920-х годов. Д.Г.Истнюк раскрыл роль Центрархива в организации архивного дела в Сибири в этот период. 5

В целом, концепция архивного строительства советской власти, в рамках которой производились исследования истории архивного дела в 1920-е - 1930-е годы, была сформулирована историком М.Н.Покровским, возглавлявшим центральное архивное ведомство с 1920 по 1932 гг. В брошюре «Политическое значение архивов», опубликованной в 1925 г., и в заключительном слове на 1-м съезде архивных деятелей РСФСР, опубликованном в журнале «Архивное дело» в этом же году, М.Н.Покровский сформулировал принципы организации архивного дела в социалистическом государстве. С точки зрения М.Н.Покровского «архив должен непосредственно выполнять известную политическую работу.», «архивисты должны откликаться на все политические злобы дня и участвовать во всех тех политических кампаниях, которые предпринимает советская власть и партия для разрешения насущных вопросов момента.» (9). Вслед за М.Н.Покровским, основываясь на представлении о прямой зависимости развития архивного дела от политических интересов власти, В.Д.Вегман «раскрыл» побудительные причины архивного строительства в советское время: «Советская власть оценила архивы как исключительно ценное орудие пролетариата для разоблачения закулисных интриг международных империалистов и, признав, какую колоссальную пользу могут принести архивы, как материал для нашего советского и социалистического хозяйственного строительства, в 1918 г. организовала Главное управление архивным делом.» (10).

С аналогичной точки зрения рассматривалось развитие архивного дела в Сибири в 1930-е годы в справочниках «Западно-Сибирский архив и наше социалистическое строительство», «Сибирский архивист», «Омские областные архивы», «Тобольский архив» (11) и в заметках сибирских архивистов, время от времени публиковавшихся в журнале «Архивное дело»(12). Причем если в указанных справочниках, являвшихся своеобразными путеводителями по архивным фондам, преимущественное внимание уделялось вопросам комплектования сибирских архивохранилищ, то в обзорах сибирских архивистов о работе того или иного архива содержалась информация о кадровых перемещениях в сибирских архивах, об использовании архивных документов в тех или иных целях.

Новый период в историографии государственных архивов наступил на рубеже 1930-1940-х годов, когда была опубликована брошюра обобщающего характера по истории архивного дела в СССР - «История и организация архивного дела в СССР (Краткий очерк)», написанная А.В.Черновым (13). В этой работе в соответствии с требованиями времени акцентировалось внимание на вкладе И.В.Сталина в развитие советского архивного дела. Проблемы и трудности, с которыми пришлось столкнуться советской власти в процессе организации архивного дела, автором «Краткого очерка» связывались с «вредительской» деятельностью «классовых врагов». Вместе с тем, существенное концептуальное отличие позиции А.В.Чернова от его предшественников заключалось в попытке охарактеризовать созданную советской властью систему государственных архивных учреждений, как нацеленную на решение научно-исследовательских, а не политических проблем. Стремление завуалировать истинный характер произведенных советской властью «реформ» в архивном деле являлось характерным отличием этого историографического периода. От предыдущей «концепции» была оставлена апологетическая трактовка произведенных советской властью преобразований.

Именно в рамках сформулированных А.В.Черновым представлений о развитии архивного дела в советской России в 1948 - юбилейном для архивистов году 30-летия декрета о централизации архивного дела - был опубликован ряд довольно информативных статей преподавателей Московского государственного историко-архивного института. В числе их была работа участника архивного строительства в СССР в 1920-1930-е гг., впоследствии профессора МГИАИ В.В.Максакова (14). Статья В.В.Максакова была целиком посвящена проблемам комплектования государственных архивов, организации Архива Октябрьской революции, структуре и составу центральных архивов. Автором 6 подчеркивалась роль ВЧК в комплектовании АОРа материалами периода революции и гражданской войны. В данной статье В.В.Максаков затронул проблему взаимоотношений Главархива с истпартом, отметив изначально принятое разграничение функций этих органов по отношению к архивным документам. Так, по мнению В.В.Максакова, уже с 1920 г. Главархив был ориентирован главным образом на хранение и научно-техническую обработку, тогда как в задачи истпарта входило изучение и издание архивных материалов (15). Наличие явных признаков ограничения в использовании архивных документов не мешали В.В.Максакову быть апологетом советской системы организации архивного дела, которая, с его точки зрения, была не сравнима по своим достоинствам с положением архивов в «других странах мира», «чаще всего совершенно недоступных для научного исследования.» (16).

В этом же сборнике трудов МГИАИ была помещена статья уже упоминавшегося исследователя А.В.Чернова - «Государственный архив РСФСР (1920-1925 гг.)» (17). Для непосвященного читателя название этой статьи А.В.Чернова мало, о чем скажет. Между тем, именно в данной публикации впервые в отечественной литературе рассматривалась важнейшая проблема обособления политически актуальных для советской власти документов и организации в системе Единого государственного архивного фонда уже в 1920 г. особого «Государственного архива». Внимательный исследователь найдет здесь ключ к проблеме комплектования архивов в советское время. По сведениям А.В.Чернова, «Госархив» был создан в 1920 г. в Москве, имел секционное деление и послужил прообразом для создания политических секций в губернских архивах в 1924 г. Важным было признание А.В.Черновым связи образования «Госархива» с возникновением истпарта. Однако, подчеркивая мысль о сотрудничестве государственных архивных учреждений с комиссиями истпарта (18), автор оставил за пределами исследования конфликты между этими учреждениями, не редко возникавшие в первой половине 1920-х годов.

Достаточно интересной и информативной является статья Ф.Е.Кузнецова «Фонды центральных государственных военных архивов СССР и их научное использование», помещенная вслед за работами В.В.Максакова и А.В.Чернова (19). В этой статье излагалась краткая история центральных военных архивов, прежде всего, Военно-Ученого архива в XIX - начале XX вв. Ф.Е.Кузнецов очертил круг проблем, возникших в процессе включения военных архивов в ЕГАФ в 1918 г., в особенности проблему сложных взаимоотношений Главархива с военно-историческими комиссиями Всероглавштаба (20).

В 1950-е годы на страницах «Трудов МГИАИ» продолжалась публикация работ А.В.Чернова. В 1954 г. вышла статья этого автора «Архивное строительство в РСФСР в годы первой пятилетки» (21). В данной статье А.В.Чернов охарактеризован проблемы административного положения архивов, концентрации и инвентаризации архивных фондов, использования документов, «агитмассовой» работы архивов и комплектования архивных учреждений кадрами. Впервые в литературе А.В.Чернов поднял проблему макулатурных кампаний.

Некоторые суждения А.В.Чернова не являются бесспорными. Так, нельзя согласиться с утверждением, что «Положение о краевых (областных) архивных управлениях» от 20 мая 1932 г. «узаконило местные архивные органы как научные учреждения» (22). Сомнительной представляется характеристика, данная А.В.Черновым макулатурным кампаниям. В статье упоминалось о проведении лишь двух макулатурных кампаний 1928/29 и 1931 гг., имевших, по А.В.Чернову, «важное хозяйственное и культурно-политическое значение». Проведение макулатурных кампаний, с точки зрения А.В.Чернова, обеспечило бумажную промышленность «первосортным сырьем», способствуя «осуществлению одного из условий выполнения плана первой пятилетки о мобилизации внутренних ресурсов» очистило архивы от ненужных документов, что дало возможность расширить поступление новых, очистило архивные фонды от лишних материалов, сделав эти фонды более доступными и усилило материальную базу архивов 7

23). Все эти выводы априорны, бездоказательны и в целом далеки от истины. Нельзя согласиться с преувеличением негативной роли М.Н.Покровского в формировании кадровой политики в архивном деле, в частности, с мнением А.В.Чернова, что исключительно М.Н.Покровский виноват в комплектовании штатов архивов техническими работниками за счет научных, приведшем впоследствии, с точки зрения автора, к недостатку квалифицированных кадров историков-архивистов (24).

В целом, данную работу отличает характерная для советской историографии тех лет искусственность периодизации истории архивного дела по пятилеткам, преувеличение роли И.В.Сталина в развитии архивного дела и несоответствующее истине утверждение о приоритете научно-исследовательской деятельности в работе архивных учреждений в годы первой пятилетки. Через всю статью проводилась мысль о работе архивов в условиях классовой борьбы, «вредительства» «врагов народа», троцкистов и т.п. (25).

В этом же томе «Трудов МГИАИ», были помещены статьи Н.В.Бржостовской о деятельности губернских архивных комиссий в дореволюционной России и К.И.Рудельсон о создании предметно-тематического каталога в советское время (26). В статье Н.В.Бржостовской речь идет о работе губернских архивных комиссий по собиранию архивных материалов и составлению описей архивных документов в дореволюционный период, кратко описывается состав архивов Саратовской. Рязанской, Тамбовской, Оренбургской, Ярославской, Костромской, Тверской, Владимирской, Симбирской, Пермской, Калужской, Черниговской, Воронежской ученых архивных комиссий. В публикации К.И.Рудельсон анализировались проблемы создания научно-справочного аппарата в архивах и каталогизации документальных материалов. Статья посвящена истории возникновения и организации предметно-тематического каталога в 1928-1941 гг. Автор выделяет два периода в организации предметно-тематического каталога. В первый период - 1918-1928 гг. - создавались условия для каталогизации, тематическое выявление и составление предметно-тематического каталога осуществлялось лишь в отдельных архивах. Второй период начался в 1929 г. - с началом первой пятилетки. Как отмечает К.И.Рудельсон, самыми интенсивными годами по организации предметно-тематического каталога были 1931-1932 гг. Вместе с тем работу тормозило отсутствие единых принципов построения каталога. В 1932 г. была создана центральная бригада по тематическому выявлению, которая предприняла попытку унифицировать каталогизацию. 1935-1936 гг. были поворотными годами в создании каталогов в архивах. В это время были выработаны «Правила составления предметно-тематических каталогов архивных материалов». С 1936 г. вся работа в этом направлении велась строго по плану.

Со второй половины 1950-х годов начинается новый период в советском архивоведении. В это время был несколько ослаблен идеологический прессинг на историческую науку, расширилась тематика исследований, увеличилось число работ по истории архивного дела на местах, обострился интерес к региональному архивоведению.

В статье М.Ф.Петровской «К вопросу о реорганизации местных архивных учреждений в период проведения административно-территориального переустройства территории РСФСР в 1923-1930 гг.», опубликованной в трудах МГИАИ в 1958 г. поднимался ряд важных проблем. В частности, в разрез с принятыми идеологическими установками на примере изменения положения и статуса архивов в ходе районирования, автор показала малую значимость Центрархива (ЦАУ) в иерархии административных учреждений советского государства, его неспособность отстаивать ведомственные интересы, привела примеры конфронтации архивистов с местными органами власти во время переустройства архивного дела в связи с районированием (27). М.Ф.Петровская раскрыла также суть дискуссии, возникшей среди архивистов в период районирования по поводу перегруппировки фондов и организации областных исторических архивов. По сведениям М.Ф.Петровской, в те годы имелось две точки зрения на данную проблему. Сторонники первой предлагали все дореволюционные архивные фонды сосредоточивать в 8 областных или краевых центрах - в едином областном историческом архиве. Другие ратовали за сохранение архивохранилищ в окружных центрах - в бывших губернских городах, которые в перспективе обещали вырасти в крупные промышленные и культурные центры (28). Несмотря на то, что статья М.Ф.Петровской в целом посвящена проблемам архивного строительства на местах, в ней нет ни слова о Сибири.

В числе первых попыток исследовать развитие сибирского архивного дела можно назвать юбилейный сборник омских архивистов «40 лет советского архивного строительства в Омской области» (29), статью сотрудника Омского областного архива В.Ф.Девтерева «Деятельность архивных учреждений Омской области за 40 лет» (30), брошюру иркутских архивистов А.В.Самоделкина и З.Т.Тагирова (31). Указанные работы омских архивистов были ограничены формальным изложением многочисленных административных преобразований, апологетикой советской власти. Попытка воссоздания хроники процесса архивного строительства в Сибири грешила рядом фактических ошибок и неточностей. Более интересной оказалась работа иркутян. В ней кратко рассказывалось об организации и деятельности Иркутской ученой архивной комиссии и о создании в 1920 г. Центрального архива Восточной Сибири при иркутском губернском отделе народного образования (32).

Очень содержательной является статья З.В.Крайской по истории регионального архивоведения «Организация архивного дела на местах в первые годы советской власти (РСФСР)», опубликованная в трудах МГИАИ в 1968 г. (33). Статья состоит из четырех разделов. В первом разделе анализировалось состояние архивного дела на местах после Октябрьской революции в 1917-1918 гг.; во втором - деятельность инспекции и уполномоченных Главархива по собиранию и охране архивов в 1918-1919 гг. Третий раздел был посвящен исследованию проблем организации губернских архивных фондов в 1919-1920 гг. В четвертом разделе речь шла об укреплении местных архивных органов и расширении их деятельности в 1919-1921 гг. Как видно из структуры работы, автор формально придерживалась концепции поступательного развития архивного дела в советской России. Однако З.В.Крайской было поставлено много до сих пор актуальных исследовательских проблем. Статью отличает знакомство с большим эмпирическим материалом.

В первом разделе статьи автором было раскрыто многообразие форм организации архивного дела в первые годы после революции в разных регионах России. З.В.Крайская привела примеры существования архивных секций, архивных комиссий, археографических комиссий, археологических коллегий при губернских отделах народного образования, при подотделах охраны памятников искусства и старины, которые являлись плодом инициативы местных ученых обществ.

З.В.Крайская обратилась к исследованию проблемы конфликта архивистов с местными органами советской власти в первые послереволюционные годы. Наиболее интересным, иллюстрирующим этот реальный конфликт, являлся второй раздел статьи. Здесь речь идет о деятельности инспекторов Главархива по организации архивного дела на местах, которые «представляя Главархиву кандидатов для утверждения на посты уполномоченных,[,.]обычно выдвигали на первый план их заслуги в деятельности архивных комиссий, но не поднимали вопроса об отношении кандидата к советской власти, ставя, таким образом, архивную работу вне политики» (34). Главный недостаток этого раздела заключается в безымянном изложении З.В.Крайской деятельности инспекции Главахива. З.В.Крайская привела интересные примеры, но не назвала имен инспекторов и уполномоченных, что значительным образом обеднило как саму статью, так и историю Главархива. Впрочем, у автора, видимо, были объективные причины сохранить историю архивного дела анонимной, дабы не подвергнуть новым бедствиям семьи не вписавшихся в советскую систему архивистов.

З.В.Крайская привела интересные примеры конфликтов архивистов с советской властью в Рязани, Вологде, Орле, Тамбове. Несколько слов было посвящено деятельности 9 инспекторов в районах, где развивались основные военные действия в период гражданской войны. В статье упоминалась также некая «особая, подписанная членом президиума ВЦИК, инструкция», данная этим инспекторам, ориентировавшая их на сбор документов по истории революционного движения, политической ссылки и учреждений, функционировавших на территории Сибири в 1917-1919 гг., и переправку этих документов в Москву (35).

В разделе об организации губернских архивных фондов в 1919-1920 гг. рассказывалось о трениях, нередко возникавших между заведующими губернскими архивами, отделами народного образования и губисполкомами советов по вопросу о месте архивов в общественной жизни и сути преобразований в архивном деле. (36).

В заключение З.В.Крайская обратилась к исследованию административной реорганизации архивов в 1922 г. и назвала побудительные причины произошедших в дальнейшем изменений: «.переход страны на мирную восстановительную работу и введение нэпа поставило перед архивными органами новые задачи. Нужно было дать государству возможность использовать документальные материалы, хранящиеся в архивах. В этих документах имелись сведения о довоенной производительности предприятий, подлежащих восстановлению, о геологических изысканиях, которые надо было продолжить, о деятельности контрреволюционных элементов, которых надо было выявить. Новые задачи требовали перестройки архивных органов.» (37). Данный вывод в полной мере отразил суть произошедших в последующем изменений в организации архивного дела. Следует подчеркнуть, что в разрез с традиционной историографией, где нэп воспринимался как относительная либерализация экономических и политических отношений, З.В.Крайская с введением нэпа косвенно связывала процесс «выявления» «контрреволюционных элементов».

Важное место в историографии архивного дела занял вышедший в свет в 1959 г. и переизданный в 1969 г. труд В.В.Максакова (38). Несмотря на резко критическое отношение к нему современных исследователей, на ряд неточностей в трактовке тех или иных фактов и недостатков в способе изложения, монография В.В.Максакова «История и организация архивного дела в СССР» и в наше время продолжает оставаться наиболее полным и эмпирически насыщенным трудом по истории архивного дела в России и республиках бывшего СССР. В ряде случаев автор «проговаривается» о довольно интересных фактах, которые еще ждут своего осмысления. В частности, именно В.В.Максаков привел данные о финансировании Главархивом губернских архивных комиссий в первый год существования коллегии ГУ АД, что шло в разрез с политикой советского правительства по отношению к этим общественным структурам. Также В.В.Максаков впервые упомянул приказ Ф.Э.Дзержинского от 4 марта 1920 г., опубликованный в журнале «Пролетарское дело», о вывозе архивов колчаковского правительства в Москву. Именно В.В.Максаков впервые привел данные о выработке в 1928-1929 гг. институтом техники управления при наркомате Рабоче-крестьянской инспекции проекта об изменении принципов комплектования государственных архивохранилищ, замены «субъективно-индивидуального» принципа «выборочным».

Во второй половине 1960-х годов побудительной причиной для активизации исследований в области истории архивного дела послужило празднование 50-летнего юбилея декрета о реорганизации и централизации архивного дела. Между тем, другой, более глубокой причиной, обусловившей историографический «всплеск» в конце 1960-х -начале 1970-х гг. было развитие советской исторической науки после хрущевской «оттепели», несколько ослабившей идеологический прессинг. Трибуной для исследователей истории архивного дела теперь стал журнал «Советские архивы». В этом журнале публиковались статьи об отдельных этапах в истории архивного строительства, очерки о советских архивных деятелях. Именно здесь в статьях В.С.Познанского и омского историка Е.Н.Евсеева вновь начала звучать тема архивного строительства в советской Сибири. (39).

10

В статье В.С.Познанского «Архивное строительство в Сибири в первое десятилетие советской власти» (40) впервые подвергся анализу материал фонда Сибархива, отложившийся в госархиве Новосибирской области, были рассмотрены вопросы о состоянии архивных документов в Сибири после окончания гражданской войны, об организации Сибархива и основных направлениях его деятельности, комплектовании губернских архивов Сибири и использовании архивных документов в научных и практических целях. На страницах статьи можно найти много интересных фактов о деятельности томских, омских, барнаульских архивистов. Впервые В.С.Познанский назвал имена уполномоченных Главархива по Сибири Л.Н.Старка и А.В.Лучинской. Правда, до сих пор остается не выясненной степень причастности военного комиссара курсов комсостава при Реввоенсовете 5-й армии Л.Н.Старка Главархиву. Также следует отметить, что главный тезис В.С.Познанского о наличии «общего плана превращения Сибархива и государственных архивов Сибири в научно-исследовательские учреждения» (41) остался недоказанным, и подлинная драматическая история организации архивного дела в Сибири и, в том числе Сибархива, оказалась за кадром. Представление о придании научно-исследовательского статуса архивным учреждениям в начальный период советских преобразований архивного дела было сформулировано в предыдущем историографическом периоде и существенным образом фальсифицировало историю советских архивов. В.С.Познанский в этом плане отдал дань историографической традиции.

В 1968 г. в Томске прошла первая научная конференция, посвященная вопросам архивного строительства в Сибири и на Дальнем Востоке. Проблемы развития архивного дела в Сибири в 1920-е годы были подняты в работах Е.Н.Евсеева «Из истории возникновения и деятельности государственного архива Омской области (1920-1925 гг.)» (42), Е.Г.Дуплина «К истории архивного строительства в Томской области» (43), М.И.Чугунова «К вопросу о деятельности Томского губистпарта» (44), К.П.Вяхиревой «Деятельность Омского отделения всесоюзного общества политкаторжан и ее значение в архивном строительстве» (45). В особенности важны в качестве постановки исследовательской проблемы тезисы доклада К.П.Вяхиревой об участии в комплектовании и разработке архивных фондов такой общественной организации как «Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев».

Большой вклад в развитие сибирского архивоведения внесла бывший директор государственного архива Томской области Л.В.Муравьева, защитившая в 1973 г. кандидатскую диссертацию на тему «Становление советского архивного дела и истпартов в Сибири (1919-1925 гг.)». Территориально исследование Л.В.Муравьевой охватило 6 губерний, подведомственных в тот период Сибревкому: Алтайскую, Енисейскую, Иркутскую, Новониколаевскую, Омскую и Томскую. В работе подверглось анализу большое число документов, отложившихся в архивах Томской, Омской, Новосибирской, Иркутской областей, Алтайского и Красноярского краев, Москвы и Ленинграда. Диссертация Л.В.Муравьевой богата фактическим материалом, точна в описании событий, но абсолютно бесконфликтна - в этом ее сила и слабость. Сила - в попытке написать работу максимально объективно, без идеологических реверансов, что было трудноосуществимо в СССР в начале 1970-х годов. Слабость - главные проблемы не заостряются, а сглаживаются, от читателя ускользает динамика развития событий и иногда искажается смысл происходящего (46).

Вторая половина 1970-х - первая половина 1980-х гг. обычно характеризуются историками как период «застоя» в истории СССР, наложивший отпечаток на развитие отечественной историографии в целом и историографии архивного дела в частности. Данное обстоятельство позволяет выделить эти годы в качестве особого этапа в третьем историографическом периоде архивоведения. Ничего существенно нового этот этап в концепцию советского архивного строительства не внес. Однако его особенностью было то, что в статьях по истории архивного дела, время от времени появлявшихся в журналах

11 и архивоведческих сборниках (47), много внимания уделялось роли В.И.Ленина в советском архивном строительстве. В частности, большое место личному вкладу В.И.Ленина в развитие архивного дела отводилось в статьях С.О.Шмидта (48).

Вместе с тем, можно отметить, что в это время шло развитие архивоведения «вширь», накопления эмпирических знаний по истории архивного дела в рамках сформулированной в прежние годы коммунистической - идеологической - концепции восхваления созданной советской властью системы организации архивного дела.

В эти годы были подготовлены и защищены кандидатские диссертации

B.О.Седельниковым на тему «Периодические издания центральных архивных органов РСФСР 1918-1929 гг. (История становления и развития)», К.А.Мазиным «Проекты архивной реформы в России конца XIX- начала XX вв.», А.П.Пшеничным «Центральное архивное управление СССР и РСФСР (1929-1938)», Л.В.Сергеевой «Становление и развитие архивных органов РСФСР в 1917-1925 гг. (на примере Центрально-промышленного района)».

Центром научных публикаций по проблемам архивоведения во второй половине 1970-х - 1980-е годы, был «Археографический ежегодник», выпускаемый под редакцией

C.О.Шмидта. Здесь были опубликованы интересные статьи по отдельным вопросам истории архивного дела в России архивоведов В.Н.Автократова, В.О.Седельникова, историков Л.В.Черепнина, Н.П.Ерошкина и других исследователей. В частности, В.О.Седельников опубликовал ряд статей об архивоведческой периодике (журналах «Исторический архив» и «Архивное дело»). Н.П.Ерошкин рассмотрел декрет от 1 июня 1918 г. в контексте разработки истории государственных учреждений. Л.В.Черпнин написал статью об С.К.Богоявленском. В.Н.Автократов ряд публикаций посвятил истории формирования классификационных представлений в архивоведении в дореволюционный период и в советское время. Т.А.Тутова исследовала развитие архива Соловецкого монастыря (49).

С середины 1980-х годов, с началом «горбачевского» периода «перестройки» и «гласности» проблемы архивоведения актуализировались. К этому времени можно отнести начало нового периода в исследовании истории архивного строительства в советской России. Именно во второй половине 1980-х - 1990-е годы выросло число кандидатских диссертаций, защищаемых в МГИАИ и в региональных научных центрах, что свидетельствовало об усилении внимания к опыту архивного строительства и к истории архивного дела. В 1986 г. защитила кандидатскую диссертацию М.В.Бобылева на тему «Деятельность центральных архивных учреждений РСФСР и СССР в области ведомственной рационализации в период построения социализма (1918-1937 гг.)», в 1987 г. - И.А.Курникова «Подготовка кадров историков-архивистов в СССР, 1917-1930 гг.». Б.С.Илизаров в 1987 г. защитил докторскую диссертацию «Социальные функции архивов СССР». В 1989 г. была защищена кандидатская диссертация Н.В.Чекмаревой «Партийное руководство развитием архивного дела в СССР, 1917-1938 гг.»; в 1992 г. - О.В.Пекой «Архивы и архивные документы в политической жизни советского общества»; в 1995 г. -Е.И.Щулепниковой «Архивы Европейской России в годы революции и гражданской войны».

Расширилась тематика исследований и выросло количество публикаций на страницах «Археографического ежегодника». Характерным было обращение к изучению опыта организации архивного дела в дореволюционный период, к анализу роли общественных структур в сохранении архивных документов и развитии архивного дела в досоветский период, а также изучению истории архивного строительства в первые послереволюционные годы. Так, в публикации К.А.Мазина рассматривался проект архивной реформы И.Е.Андреевского, в статье Л.Ф.Писарьковой содержались интересные сведения о деятельности губернских ученых архивных комиссий, в статье И.И.Комаровой раскрывался процесс возникновения церковно-археологических учреждений и их роль в охране памятников культуры, в том числе документальных, в России конца XIX- начала

12

XX вв. В публикации В.С.Соболева речь шла о деятельности Академии наук по охране документальных памятников в первые годы революции и о сохранившихся архивных документах по этому вопросу. Статьи Б.Г.Литвака и М.А.Пережогина были посвящены В.В.Максакову. А.П.Пшеничный опубликовал статью об Я.А.Берзине. В.Г.Бухерт впервые опубликовал проект декрета Совнаркома 1919 г. «О переработке в бумагу записей капиталистического хозяйства и прежних правительственных учреждений»(50).

В конце 1980-х - 1990-е годы из узкопрофессионального «Археографического ежегодника» обсуждение вопросов организации архивного дела было перенесено на страницы общероссийского журнала «Советские (Отечественные) архивы», имевшего широкую научную и общественную аудиторию. В это время существенным образом эволюционировала концепция архивного строительства в советский период. История советских архивных учреждений начала рассматриваться в контексте основных тенденций общественно-политического развития страны.

В частности в «Советских архивах», ряд статей опубликовал А.П.Пшеничный. Поднимая важнейшую проблему организации управления архивным делом в 1918-1941 гг., автор находился в плену иллюзий, характерных для советской исторической науки второй половины 1980-х гг., что отразилось в преувеличении эффективности системы управления архивными учреждениями 1918-1929 гг. С точки зрения А.П.Пшеничного, негативные тенденции в советском архивном строительстве начались лишь с 1929 г., когда сложилась «бюрократическая система государственного управления», тогда как в 1918-1929 гг. в системе архивных учреждений «существовала широкая гласность», «регулярно созывались съезды и конференции», «высокому уровню работы[.Способствовала деятельность [,.]крупных ученых академиков», «ведомственные инструкции были сведены к минимуму», «гласно решались вопросы подбора и расстановки кадров» (51). Большинство этих утверждений не верно. Гораздо более содержательной является статья А.П.Пшеничного о репрессиях против сотрудников центральных архивных учреждений в 1930-е гг.

Под новым углом зрения начал исследование вопросов комплектования государственных архивохранилищ В.А.Савин. В статье «Формирование государственного архивного фонда СССР в 1920-1950-х годах» В.А.Савин поставил вопрос о выявлении «причинно-следственных связей между процессом зарождения и развития командно-административной системы и структурообразующими факторами формирования ГАФ». В публикации В.А.Савина приведено много интересных фактов о существовавшей в советский период зависимости комплектования государственных архивов от политических интересов властных органов. Одним из важных является вывод В.А.Савина о результатах макулатурной кампании 1931 г. По сведениям В.А.Савина в ходе этой макулатурной кампании было уничтожено на один миллион дел больше, чем осталось в составе ГАФ к 1933 г.(52).

На новых концептуальных основаниях была написана диссертация ученика Б.С.Илизарова О.В.Пеки. О.В.Пека впервые поднял актуальные проблемы превращения архивов в инструмент тоталитарной сталинской диктатуры, участия архивистов в деформации исторического сознания общества в процессе «формирования ложных исторических образов». О.В.Пека вскрыл наличие «механизма опосредованного контроля тоталитарной системы над процессами социальной памяти», важным звеном которого были архивные учреждения (53). О.В.Пека пришел к выводу, что основным вектором развития архивного дела в 1920-1930-е годы был процесс политизации архивной системы, происходивший через «окоммунизирование» архивных кадров, политическую направленность комплектования архивов, ужесточение доступа к архивным документам и подчинение справочной работы политической конъюнктуре вместо выполнения функции защиты правовых и имущественных интересов граждан. О.В.Пека исследовал роль архивов в политической жизни советского общества, приведя примеры использования архивных документов коммунистической партией большевиков в борьбе с политическими

13 противниками. Анализируя изменения в публикаторской деятельности Ценгрархива на протяжении 1920-1930-х годов, автор пришел к выводу, что архивы были превращены «в составную часть пропагандистской машины тоталитарного государства» (54). Наконец, О.В.Пека попытался определить место архивов в политической системе советского общества. Автор пришел к выводу, что государственная архивная система была превращена в политический институт и заняла решающее место в системе контроля процессов социальной памяти. Существенным недостатком работы О.В.Пеки была ограниченность источниковой базы исследования документами центральных архивов, преимущественно ГАРФ.

Очень содержательной является статья В.Н.Автократова «Из истории централизации архивного дела в России (1917-1918 гг.)» (55). В этой статье автор подробно и убедительно изложил предысторию советской централизации архивного дела. Анализируя разные редакции декрета о ЕГАФ и проекты положения о ГУ АД, а также протоколы их обсуждения в Совнаркоме, В.Н.Автократов раскрыл перипетии закулисной борьбы, привел примеры альтернативных проектов организации архивного дела. По сути, автор пришел к выводу, что «инверсия функций между государством и обществом», о которой писал В.А.Савин по отношению ко второй половине 1920-х гг. (56), была осуществлена большевиками уже в первые годы правления, что нашло выражение в организации архивного дела в первой половине 1920-х годов. К сожалению, статья В.Н.Автократова из-за смерти автора осталась незаконченной.

Следует также отметить публикацию на страницах журнала «Отечественные архивы» совместных работ В.Е.Корнеева и О.Н.Копыловой «Архивист в тоталитарном обществе: борьба за «чистоту» архивных кадров (1920-1930-е гг.)» (57) и «Архивы на службе тоталитарного государства (1918 - начало 1940 гг.)» (58). В этих работах поднимались проблемы формирования кадровой политики советской власти в архивном деле, использования документов в политических целях, организации секретных архивов (59) и участия архивистов в оперативной работе репрессивных органов.

Своеобразным итогом в развитии историографии архивного дела периода «перестройки» советского государства и первых постсоветских лет стала монография преподавателя Московского историко-архивного института Т.И.Хорхординой «История и архивы». Как предупреждает сам автор, в этой книге главный акцент был сделан «на выявлении ведущих тенденций в архивном строительстве и узловых проблем в отечественном архивоведении» (60). Т.И.Хорхордина проанализировала много новых источников. Исследованию подверглись проблемы взаимоотношений архивов с органами власти, политизации архивов, развития научной архивоведческой мысли, макулатурных кампаний. В числе недостатков можно назвать излишний негативизм по отношению к советской историографии и перенесение выводов, сделанных на основе анализа документов, отложившихся в центральных архивах, материала по истории центральных архивов, на историю архивного дела всей России. Между тем, в разных регионах бывшей РСФСР, и тем более СССР, особенно в начальный период советского архивного строительства, были свои особенности. В целом, Т.И.Хохордина рассматривала историю архивных учреждений в контексте формирования административно-командной системы управления советским государством. Автор избавилась от иллюзий советской историографии в отношении «ленинского» периода в истории архивных учреждений, обратилась к вопросу о преемственности идеи «ленинской» централизации архивного дела с исканиями архивистов «Союза Российских архивных деятелей». Вместе с тем, существенным недостатком концепции Т.И.Хохординой было преувеличение субъекивного фактора в истории архивов: источником негативных явлений в развитии архивного дела автор называла, как правило, руководителей Главархива (Центрархива, ЦАУ), а именно М.Н.Покровского, тогда как выявление зависимости истории архивных учреждений от основных тенденций общественно-политического развития страны оказалось на периферии исследования.

14

Несколько обособленно от исследований московских авторов шло развитие регионального архивоведения. Между тем, во второй половине 1980-х - 1990-е годы увеличилось количество работ, посвященных развитию архивного дела в регионах. Разные аспекты истории архивного строительства в Сибири стали предметом обсуждения на многочисленных научно-практических конференциях, участниками которых были сибирские историки и архивисты, представители общественности.

В 1987 г. в Барнауле в сборнике «Алтай в прошлом и настоящем» были опубликованы материалы юбилейной конференции, посвященной 50-летию Алтайского края, среди которых находилась статья новосибирского историка В.И.Шишкина «Ценный источник по истории партизанско-повстанческого движения на Алтае в годы г ражданской войны». Автор обратился к теме комплектования архивов материалами периода контрреволюции, в частности, к инициативе сотрудников алтайского губернского архива по сбору в 1920 г. сведений о партизанской борьбе на Алтае во второй половине 1918 -начале 1920-х годов. Работу В.И.Шишкина отличает профессиональный критический подход к изучаемому архивному материалу. В.И.Шишкин не только ввел в научный оборот новый корпус исторических источников, но и очертил круг проблем, возникающих при работе исследователя с данными документами (61).

В этом же сборнике алтайский архивист В.С.Петренко опубликовал статью «Архивисты Алтая», в которой сжато рассказал о деятельности в Алтайском губархиве педагога, краеведа Г.Д.Няшина, упомянул некоторых других алтайских архивистов (62).

В Красноярске в 1989 г. по результатам научно-практической конференции вышел в свет сборник статей «Исторический опыт освоения Сибири». Проблемам организации архивного дела в Красноярском крае в 1920-е годы были посвящены публикации сотрудников архивной службы Красноярского края В.Н.Пушкаревой, Л.И.Силич,

A.И.Кармановой (63).

В 1995 г. для обсуждения вопросов архивоведения в Красноярске была созвана другая научно-практическая конференция. Среди тезисов докладов, опубликованных в сборнике «Архивный фонд Красноярского края: вопросы научного и практического использования документов», следует отметить работу иркутского архивиста

B.А.Самоделкина. В докладе «К истории создания Красноярского краевого архивного управления», автор коснулся проблемы административных преобразований в Восточной Сибири в 1930-е годы, наложивших отпечаток на организацию архивного дела в крае в этот период. Особое место было уделено проблеме комплектования архивохранилищ Красноярского архива. Несколько слов В.А.Самоделкин посвятил макулатурным кампаниям. В частности, автор сделал вывод, что в результате макулатурных кампаний архивам был «нанесен ущерб несоизмеримый, конечно, с полученными от реализации бумаги доходами»(64).

В 2000 г. юбилею Сибархива, широко отмечавшемуся сибирскими архивистами, в Красноярске была посвящена новая научная конференция «Архивы и история: традиции, проблемы и перспективы взаимодействия», на основании которой был издан сборник статей (65).

В 1990-е годы исследование развития архивного дела активно осуществляли омские архивисты, которые в официальном издании архивного управления омской области - информационно-методическом бюллетене «Архивный вестник» - публиковали собственные работы и исследования сибирских историков по истории архивного дела в Омске. В 1991 г. сотрудница омского архива Г.Я.Цветкова на научно-практической конференции, посвященной 275-летию Омска, сделала доклад «Архивы Омска» (66). В 1994 г. она опубликовала статью в омском «Архивном вестнике» «Архивное дело в Омской области в дореволюционный период» (67). Здесь же была помещена публикация К.Э.Безродного «Омские архивы в годы гражданской войны (к 280-летию архивного дела в России)» (68). Автор обратился к неисследованной теме развития архивного дела в Сибири в период Временного Сибирского правительства и Колчака, привел много

15 неизвестных ранее фактов по этой теме. В этом же номере были опубликованы также статьи сибирских историков О.П.Вутын и В.А.Шулдякова, посвященные сибирскому просветителю, сотруднику Сибархива Г.Е.Катанаеву (69). Позднее в Омске были проведены «Катанаевские чтения», и - в память украинского историка, волею судьбы оказавшегося в Сибири, сотрудника Тобольского, затем Омского областного архивов, Н.В.Горбаня - «Горбаневские чтения».

Ряд научных конференций, на которых поднимались проблемы развития архивного дела в Сибири, прошел в 1990-е годы в Кемерово. В 1995 г. в сборнике тезисов конференции «История «белой» Сибири» были опубликованы тезисы О.Н.Вутын о Г.Е.Катанаеве (70). В 1997 г. в сборнике докладов участников конференции «Сибирские архивы и историческая наука», посвященной 50-летию государственного архива Кемеровской области, была помещена статья К.Э.Безродного по истории сибирских архивов периода гражданской войны (71). В 1998 г. в Кемерово была издана брошюра о сибирском архивисте В.И.Шемелеве, основанная на документальных материалах его личного фонда (72).

В Новосибирске в 1988 г. вышел биобиблиографический указатель «Первые историки Октябрьской революции и гражданской войны в Сибири», в которой новосибирские историки В.С.Познанский и И.В.Павлова опубликовали биографические очерки и указатели имевшейся в то время литературы об архивистах В.В.Максакове, В.Д.Вегмане, Ю.Г.Циркунове, В.И.Шемелеве, Ф.А.Кудрявцеве (73). В 1996 г. в сборнике тезисов докладов региональной научной конференции «Проблемы истории местного управления Сибири ХУП-ХХ веков» были опубликованы тезисы М.А.Акишина. М.А.Акишин посвятил свой доклад анализу работ сибирских архивистов Г.Е.Катанева, Н.Н.Бакая и С.Н.Мамеева. Автор пришел к выводу, что «мечта» сибирских архивистов «о превращении архивов «в храм исторической науки» осталась не реализованной». М.А.Акишин подчеркнул, что «архив - государственное учреждение и его место в научной и общественной жизни определяется теми взаимоотношениями, которые сложились между властью и народом». Как отметил автор, «в XX в. многое в истории советского государства определяли раздутые карательные органы, в 1938-1960 гг. архивы стали просто их придатком и хранителями «компромата» на всю страну» (74).

Во второй половине 1990-х годов продолжал исследования новосибирский историк

B.С.Познанский. В 1997 г. в межвузовском сборнике научных трудов «Общественно-политическая жизнь Сибири. XX век» В.С.Познанский опубликовал большую статью «Ортодоксальный марксист-ленинец В.Д.Вегман», в которой, полемизируя с писателем

C.П.Залыгиным, «с учетом отказа от ряда догм, с надеждой без политической тенденциозности рассмотреть в ретроспективе фигуру активного участника борьбы за советскую власть и социалистического строительства, автор приступил к повторному изучению его биографии» (75). В.С.Познанский по праву является первым и наиболее тщательным биографом В.Д.Вегмана: в 1967 г. в журнале «История СССР» был опубликован его первый биографический очерк об этом общественном деятеле. Однако на новую публикацию В.С.Познанского о В.Д.Вегмане наложило свой отпечаток то сложное время, в которое создавалась «новая» биография В.Д.Вегмана. В статье было приведено много неизвестных ранее фактов из жизни и деятельности В.Д.Вегмана, но за созданным образом «соратника Ленина из когорты старой большевистской гвардии» по-прежнему не видно реального человека.

Аналогичный упрек можно адресовать оппоненту В.С.Познанского в развернувшейся научной дискуссии о В.Д.Вегмане - И.В.Павловой, которая в статье «В.Д.Вегман. Штрихи к портрету» «попробовала расширить сложившееся впечатление об этом общественном деятеле» (76). И.В.Павлова действительно дополнила биографию В.Д.Вегмана рядом новых фактов. Образ В.Д.Вегмана у И.В.Павловой получился более живой и динамичный. Однако не может быть принято намерение автора дать «нравственную оценку» деятельности В.Д.Вегмана (77). Отмежевавшись от

16 историографической традиции, идущей от XX съезда КПСС», И.В.Павлова не заметно для себя продолжает находиться в русле коммунистического мышления, унаследовав от коммунистической эпохи идею общественного суда над личностью. Зная об уничтожении документов о В.Д.Вегмане (78), автор не задумывается о том, какая сторона этой непростой личности остается по-прежнему скрытой. В целом статья И.В.Павловой существенно дополнила наши знания не только о В.Д.Вегмане, но и об общественно-политической ситуации и социально-психологическом климате в Сибири в рассматриваемый период.

К юбилею Сибархива в 2000 г. сотрудниками государственного архива Новосибирской области была подготовлена и издана книга «Сибирские архивы: история и современность», в которой был опубликован ряд документов по истории архивного строительства в Сибири, собраны воспоминания ветеранов архивного дела. Важной была попытка новосибирских архивистов восстановить хронологическую последовательность основных событий в развитии архивного дела в Сибири (79).

Завершает историографию отечественного архивного дела вышедшая из печати в 2000 г. книга В.А.Савина «Хранить нельзя уничтожить». Труд В.А.Савина посвящен проблемам формирования и организации государственного архивного фонда РСФСР-СССР в 1918-1950-е годы. В.А.Савин рассмотрел процессы формирования ГАФ в контексте складывания в России «эгрессивной политической системы» (80). Влияние «эгрессивной политической системы» на развитие архивного дела в России, с точки зрения В.А.Савина, выражалось в том, что архивные учреждения «должны были стать частью государственной системы и выполнять все требования «приводных ремней» на своем участке» (81). В книге В.А.Савина анализируется большое число неизвестных ранее фактов и это является одним из главных ее достоинств.

В.А.Савин большое внимание уделил проблемам макулатурных кампаний. Однако нельзя согласиться с предлагаемой В.А.Савиным периодизацией макулатурных кампаний. Автор выделил три макулатурные кампании в советской России. По В.А.Савину, первая началась в августе 1919 г., вторая - в декабре 1928 г., третья - в июле 1941 г. Между тем, следует отметить, что в 1919 г. не употреблялся термин «макулатура». Это слово появилось в лексиконе архивистов лишь в середине 1920-х годов. Макулатурная кампания

1929-1930-х годов не ограничивалась событиями 1929 и 1931 гг.: мимо исследователя прошли события 1930 и 1933 гг. Наконец, в 1930-е годы макулатурные кампании проводились разными методами, поэтому объединение их в одну искажает суть произошедших событий. Невозможно согласиться с позитивной оценкой последствий макулатурных кампаний, которую дал этим событиям В.А.Савин. В частности, по В.А.Савину, в ходе макулатурных кампаний отрабатывался механизм отбора и утилизации архивных документов, основы экспертизы ценности: макулатурные кампании 1920-х гг., как утверждает В.А.Савин, привели к организации разборочных комиссий,

1930-х гг. к поверочным комиссиям, а 1940-х - к ЭПК. Думается, что разработка методов экспертной оценки выделяемых в макулатуру архивных документов производилась все-таки не благодаря, а вопреки макулатурным кампаниям.

В книге В.А.Савина очень мало места было уделено проблемам комплектования сибирских архивохранилищ. Приводимые сведения, как правило, основывались на опубликованных данных либо в работах участников архивного строительства 1920-1930-х годов, либо в работах современных сибирских архивистов, которые грешили неточностями. В тоже время, книга В.А.Савина является существенным вкладом в изучение отечественного архивного дела.

Таким образом, историографический обзор позволяет сделать следующие выводы. Изучение истории государственных архивов в Сибири осуществлялось главным образом силами самих сибирских архивистов, которые сумели поставить ряд важных исследовательских проблем и подвергнуть их научному анализу. Вместе с тем, исследование истории архивного строительства в Сибири производилось фрагментарно,

17 отрывочно, зачастую без должного внимания к критике используемых источников. Очень слабо был изучен процесс создания государственных архивов в Сибири, взаимоотношения советских государственных архивных учреждений с досоветскими общественными структурами по сбору и охране архивных документов. Совершенно не затрагивалась проблема обеспечения государственных архивных учреждений Сибири кадрами, тогда как исследование принципов кадровой политики в архивном деле было начато московскими исследователями на материалах центральных архивов. Имеющиеся биографические очерки о тех или иных сибирских архивных деятелях не достаточно полны и не дают представления об общих принципах, на которых основывалась кадровая политика советской власти и о сложностях, возникавших в ходе ее осуществления. Довольно часто современные исследователи обращались к изучению проблем комплектования сибирских архивохранилищ. Однако в центре внимания, как правило, были результаты направленных в этом русле усилий архивистов - количество собранных в то или иное время фондов. Не исследованными оказались процессы комплектования и качественный состав архивного фонда, практически не затрагивалась проблема макулатурных кампаний в Сибири. Слабо изучен вопрос использования архивных документов, виды работ с архивными документами, отношение к архивным документам со стороны общества и административных структур. В целом следует отметить, что, несмотря на большое число публикаций, затрагивающих те или иные аспекты развития архивного дела в Сибири, тема требует дальнейшего всестороннего изучения.

Цель и задачи диссертации. Целью данного исследования является комплексное изучение истории государственных архивов Сибири в 1920-1930-е годы. Для достижения поставленной исследовательской цели автор намечает решить следующие задачи: исследовать процесс организации государственных архивов в Сибири, изучить систему управления архивным делом, рассмотреть способы решения кадрового вопроса в архивных учреждениях, раскрыть систему и методы комплектования государственных архивохранилищ документами, проанализировать эволюцию отношения административных, архивных и общественных структур к использованию архивных документов, осветить основные виды работ с архивными документами в государственных архивах Сибири, показать специфику истории государственных архивов Сибири.

Объектом диссертационного исследования является система государственных архивных учреждений, в разное время имевших различные названия: губернские архивные управления, губернские архивные бюро, окружные архивные бюро, отделения областных архивов, а также руководившее архивным строительством в Сибири Сибирское областное управление архивным делом, Сибирское краевое архивное бюро, ЗападноСибирское краевое архивное бюро, Западно-Сибирское краевое управление архивным делом и др.

Предмет исследования - организация и функционирование системы управления государственными архивами Сибири, деятельность государственных архивных учреждений по комплектованию архивохранилищ и использованию архивных документов.

Территориальные рамки диссертации охватывают архивное пространство, подведомственное в 1920-1924 гг. Сибархиву, в 1925-1930 гг. Сибирскому краевому архивному бюро, в 1931 г. Западно-Сибирскому краевому архивному бюро, в 1932-1937 гг. Западно-Сибирскому краевому архивному управлению, в соответствии с изменениями административно-территориального деления Сибири и статуса архивных учреждений в 1920-1930-е годы.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1920 по 1938 г., т.е. от времени возникновения Сибирского областного управления архивным делом в качестве

18 административного учреждения до передачи архивной службы в ведение НКВД, которая принципиально изменила статус, условия и направления деятельности архивных учреждений.

Круг источников, на которых основывается данная работа, достаточно широк. Анализу подверглись опубликованные документы, материалы периодической печати и архивные источники.

Объем опубликованных документов по истории государственных архивов Сибири незначителен. Специальных сборников документов по данной теме опубликовано не было. Отдельные документы изредка помещались на страницах архивно-методических бюллетеней или в юбилейных сборниках статей сибирских архивистов.

В данной диссертации анализу подверглись документы, опубликованные в таких сборниках законодательных актов советского правительства и нормативных документов центральных архивных органов, как «Сборник декретов, циркуляров, инструкций и распоряжений по архивному делу» М., 1921; «Сборник узаконений и распоряжений по архивному делу» М., 1927; «Руководство и постановления по архивному строительству» М., 1930; «Сборник руководящих материалов по архивному делу (1917-июнь 1941)» М., 1961; «К 50-летию советского архивного дела. Основные постановления советского правительства» М., 1968. Важной особенностью большинства этих сборников является публикация правительственных актов вместе с документами, исходившими из центрального архивного ведомства, на начальном этапе не соответствовавших и даже противоречивших друг другу. Необходимо учитывать, что эти сборники не отражают специфику архивного строительства советской власти в Сибири, поэтому необходимым условием для восстановления истории сибирских государственных архивов было выявление и сравнительный анализ нормативных документов региональных органов управления архивным делом и циркуляров Центрархива, составленных исключительно для исполнения сибирскими архивистами.С этой целью исследованию подверглись нормативные документы, опубликованные в периодической печати архивных органов, а именно в журналах «Архивное дело», бюллетенях Центрархива-ЦАУ, бюллетенях «Сибархив».

Особенно ценным источником по истории архивного дела в Сибири является бюллетень Сибирского краевого архивного бюро «Сибархив», издававшийся в 1928-1930 гг. в Новосибирске. Важное значение данного источника обусловлено тем, что на страницах бюллетеня публиковались не только нормативные документы центра и сибирских административных органов, но и информация об их реализации, так называемая Лживая информация»: сообщения с мест, архивная хроника, позволяющая уловить особенности архивного строительства в Сибири.

Важным источником для изучения истории архивного дела является отраслевой журнал «Архивное дело», в котором публиковались не только циркуляры главного архивного ведомства, но и протоколы архивных конференций, съездов и совещаний, материалы обследования местных и в том числе сибирских архивных бюро инспекторами Центрархива, сообщения с мест, отчеты местных архивистов о состоянии архивной работы на местах. При работе с материалами журнала «Архивного дела» необходимо учитывать, что протоколы архивных форумов, как выяснила Т.И.Хорхордина, публиковались с купюрами, которые, существенно искажали истинное положение вещей. Также, в «Архивном деле» публиковались статьи архивистов по вопросам архивной терминологии, по теории и практике архивного дела, в которых можно найти отголоски научных дискуссий о месте архивов в общественной жизни. Изменения в тематике публикаций на страницах журнала, которые произошли на протяжении 1920-1930-х годов, дают общее представление об основных тенденциях развития архивного дела.

В числе опубликованных документов, использованных в исследовании, следует назвать материалы по истории архивного дела, помещенные в периодической печати -газетах «Советская Сибирь» (Омск, Новосибирск), «Рабочий путь» (Омск), «Красное

19 знамя» (Томск), журнале «Сибирские огни» (Омск, Новосибирск). В газетах содержатся постановления местных административных и партийных органов по архивному делу, инструкции архивных органов по вопросам утилизации архивных документов, краткие отчеты о состоянии архивного дела в том или ином архиве, заметки научных сотрудников сибирских архивов по истории края. В журнале «Сибирские огни» публиковались статьи сотрудников сибирских архивов, основанные на документах того или иного архива.

Основными источниками диссертационного исследования стали ранее не вводившиеся в научный оборот документальные материалы фондов Государственного архива Новосибирской области (ГАНО), Государственного архива Омской области (ГАОО), Государственного архива Томской области (ГАТО), Государственного архива Тюменской области (ГАТюО), Центра хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ).

Документальные материалы по истории сибирских государственных архивов неравномерно распределены по фондам органов управления архивным делом современных областных и краевых архивов Сибири. Наиболее полными и интересными являются фонд Сибархива в ГАНО и фонд органов управления архивным делом Омской области в ГАОО. Аналогичные фонды Томского и Тюменского областных архивов, а также ЦХАФ АК не менее интересны, но объем их невелик.

В ГАНО материалы, имеющие отношение к теме исследования, охватывают около 500 ед.хр., в ГАОО - свыше 300 дел. Большой интерес представляют документы, в советское время находившиеся на специальном хранении, недавно рассекреченные и выделенные в отдельные описи. Основной массив документов представлен служебной перепиской по тем или иным вопросам организации архивного дела в Сибири. Главные трудности в работе с этими материалами были обусловлены низкой делопроизводственной культурой, царившей в сибирских учреждениях в исследуемое время, которая приводила к путанице в датировке тех или иных событий или законодательных актов, в названиях учреждений и территорий, к искажению имен и инициалов участников архивного строительства и т.д.

Большую ценность представляют сохранившиеся в этих фондах материалы личного происхождения - автобиографии, анкеты, фотографии архивистов. Наиболее интересные материалы такого рода находятся в фондах ГАОО и ЦХАФ АК.

В ГАРФ источники по истории архивного строительства в Сибири представлены главным образом отчетами сибирских архивистов, актами по обследованию сибирских архивов инспекторами ЦАУ. Важное значение для данного исследования имели хранящиеся в ГАРФ источники по истории макулатурных кампаний - в особенности отчеты научного консультанта ЦАУ, в прошлом члена Иркутской ученой архивной комиссии и руководителя Иркутского губернского архива Б.Г.Кубалова, в которых не мало места уделялось характеристике ситуации с архивной «макулатурой» в Сибири.

Из фонда Истпарта в РГАСПИ для диссертационного исследования были взяты документы, характеризующие взаимоотношения государственных архивных органов с комиссиями истпарта. В частности, особый интерес представляет переписка руководителей Истпарта ЦК и местных истпартотделов с руководством Центрархива по вопросам использования истпартами материалов госархивов, переписка истпартотделов с органами ГПУ-ОГПУ по вопросу о работе с секретными материалами госархивов, о выявлении по архивным документам «контрреволюционных элементов», о кадровых чистках в государственных архивных бюро.

Часть документальных материалов, использованных в диссертации, была выявлена в фондах бывших административных учреждений Сибири - Сибревкома (ф. Р-1), Сибкрайисполкома (ф. Р-47), Сибоно (ф. Р-1053). Определенный интерес представляли документы из фондов омских губернских учреждений - Омгубревкома (ф. Р-26), Омгубчека (ф. Р-950), Омского отдела РКИ (ф. Р-460), Омгубвоенкомата (ф. Р-217). В этих

20 фондах наибольший интерес представляли постановления, приказы, циркуляры административных органов по вопросам организации архивного дела, охраны архивных документов, учета кадров.

Анализу подверглись документы, имеющие отношение к теме исследования, фондов общественных организаций Сибири - Западно-Сибирского отдела Русского географического общества в Омске (ГАОО, ф. Р-1075), Омского общества краеведения (Г АО О, ф. Р-1074), Западно-Сибирского краевого отделения Всесоюзного общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев (ГАНО, ф. Р-364). Очень интересными являются протоколы заседаний обществ, в которых нашло свое отражение участие данных общественных организаций в деятельности архивов, в работах по разборке, описанию и использованию архивных документов. Значительную ценность представляли также автобиографии, анкеты, личные листки членов общества, которые в разное время были сотрудниками архивных бюро.

Важное значение для исследования имели материалы личных фондов сибирских архивистов Г.Е.Катанаева в ГАОО (ф. Р-366) и Г.Д.Няшина в ЦХАФ АК (ф. Р-486). В этих фондах отложились документы личного происхождения - письма, рукописи, заметки, автобиографии и др.

Особое место заняла работа со следственными документами репрессированных архивистов, хранящихся в архивных отделах региональных управлений Федеральной службы безопасности в Омске, Томске, Барнауле.

Для решения всего круга исследовательских проблем основными источниками служили нормативные документы, делопроизводственные материалы и документы личного происхождения. Важнейшими в их ряду были законодательные акты советского правительства, постановления местных советских и партийных органов, нормативные документы главного архивного ведомства, циркуляры региональных органов управления архивным делом. Эти документы позволяют раскрыть и проанализировать эволюцию системы управления архивным делом в стране, основы кадровой политики в архивных учреждениях, принципы комплектования государственных архивохранилищ, отношение к использованию архивных документов.

Особенности развития архивного дела в Сибири были выявлены благодаря исследованию делопроизводственной документации местных архивных бюро: годовых, полугодовых, квартальных, месячных отчетов, присылаемых местными архивными органами в центр, как описательных, так и статистических; планов работ, смет; протоколов заседаний сибирских разборочных и поверочных комиссий, ведомостей о приеме архивных фондов и о сдаче архивных документов в макулатуру; книг приказов, личных дел, служебных характеристик сотрудников архивов. Для анализа использовались как подлинные документы, так и отпуска, заверенные копии, копии телеграмм и телефонограмм.

Важное место для восстановления истории государственных архивов Сибири занимало исследование автобиографий, анкет, рукописей архивистов.

Проблемы, подвергшиеся исследованию в диссертации, получили неравномерное отражение в источниках. Наиболее сложным для изучения являлся вопрос о работе архивных органов по заданиям органов политической полиции. Судя по косвенным источникам, эта работа занимала одно из главных мест в деятельности архивных учреждений. Наличие секретных циркуляров, инструкций и распоряжений (рассылаемых Центрархивом-ЦАУ или исходящих из краевого/областного органа управления архивным делом с грифом «секретно», «совершенно секретно» или «неподлежащая оглашению»), как правило, не отражено в описях тех или иных архивных фондов. Их приходилось выявлять путем сплошного просмотра дел, руководствуясь косвенными данными. В некоторых случаях выявлению секретных циркуляров способствовало внимательное изучение других видов источников - делопроизводственной документации, служебной переписки - где нередко упоминались работы по секретным циркулярам и давались

21 ссылки на источник. Сопоставление разных типов источников, проверка одного вида другим, позволяет говорить о репрезентативности, достоверности и достаточности имеющихся данных для исследования этого вопроса.

Достаточно сложно делать выводы о результатах макулатурных кампаний и об итогах комплектования государственных архивохранилищ Сибири в указанный период. Эти сложности обусловлены неудовлетворительным состоянием имеющихся источников по данной проблематике. В силу неразвитости делопроизводственной культуры в то время учет поступления архивных документов велся крайне нерегулярно и бессистемно. Имеющиеся в наличии в некоторых архивных фондах фондовые книги иногда заставляют предполагать о фальсификации приводимых данных, так как в них, несмотря на указание на титульном листе даты составления, присутствуют записи тем же почерком более позднего времени, а некоторые фрагменты заклеены листами бумаги. Ведомости о сдаче макулатуры и акты разборочных-поверочных комиссий не могут быть использованы в полной мере для анализа результатов макулатурных кампаний, так как в них фактически отсутствует содержательная информация. Эти документы представляют собой перечни цифр (номера фондов и единиц хранения) без раскрытия содержания с типовой формулировкой о непригодности к хранению, которые невозможно должным образом проанализировать.

Несмотря на упомянутые сложности, наличие широкой источниковой базы при условии комплексного и критического подхода к разным группам источников позволяет в полной мере решить задачи, поставленные в диссертационном исследовании.

Методология исследования включает в себя три уровня подходов: общенаучный, общеисторический и конкретно-исторический.

В числе первых автор использовала выработанные современной наукой методы анализа, синтеза, абстрагирования и структурно-функционального подхода к исследуемому материалу.

Основным общеисторическим методом, на котором основывалась данная работа, был принцип историзма, а также его частные случаи - историко-генетический, сравнительно-исторический, историко-типологический и историко-системный методы.

В качестве конкретно-исторической методологии автор использовала разработки отечественных и зарубежных историков концепции тоталитаризма и формирования административно-командной системы в СССР. Классическое определение тоталитаризма было дано К.И. Фридрихом и З.К.Бжезинским, выделившими характерные признаки тоталитарного государства: единая идеология, концентрация власти в руках одной партии, государственная монополия на средства информации и оружие, государственный контроль над экономикой. Доминантой исторического развития того или иного государства по пути тоталитаризма считается стремление государственной власти установить полный контроль над обществом, охватывая своим влиянием все социально значимые стороны жизни. На основании этих представлений в диссертационном исследовании была сделана попытка показать различия общественных взглядов и намерений органов государственной власти в отношении организации архивного дела, а также показать процесс поглощения общественных институтов государственными структурами посредством создания государственных архивных учреждений, прямого включения их в состав советского административного аппарата и установления над ними тотального государственного и партийно-политического контроля.

Большое значение для осмысления собранного автором диссертационного исследования эмпирического материала имела концепция административно-командной системы управления государством в СССР, в качестве структурных особенностей которой авторы называют методы управления, основанные на административном принуждении и репрессиях, сращивание государственного аппарата с партийным и номенклатурный принцип управления, приводивший к непрофессионализму и неквалифицированности управления.

22

В целом развитие архивного дела и отношение к архивам в советский период анализируется путем привлечения элементов социологических теорий А.Бергсона и К.Поппера, введших в научный оборот понятия «открытого» и «закрытого» общества, а также элементов теории «информационного общества», у истоков разработки которой стояли Д.Белл, О.Тоффлер, Е.Масуда и др. Концепция «информационного общества», в основе которой лежит отличная от марксистской типология обществ, выделяет три типа сменяющих друг друга на протяжении исторического развития обществ: доиндустриальные, индустриальные, информационные. В информационном обществе возрастает значение массовых коммуникаций и информационных связей, информация и знания становятся структурообразующими факторами, осознается ценность информации и важность знания на уровне управления государством, информация становится одним из средств и способов удержания власти, организации государственного порядка. Здесь следует искать корни распространения в современных тоталитарных обществах единой массовой государственной идеологии. Применительно к развитию архивного дела в СССР в 1920-1930-е годы данное обстоятельство обусловило включение архивов в состав административного аппарата, установление государственной монополии на хранение и использование архивной информации, фактическое превращение архивов в «закрытые» учреждения.

Терминологический аппарат исследования традиционен. Автор стремилась учитывать современную трактовку специфических архивоведческих терминов. Отдельно следует отметить частое употребление выражения «внеархивные органы», которое было введено в научный оборот Т.И.Хорхординой, и очень точно подходит для анализа сложившейся в рассматриваемый период системы управления архивным делом. Кавычки используются автором при цитировании, а также, если употребляемое слово или выражение имеют многосмысловую нагрузку, либо их использование в изучаемый период отличается от современного.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Боброва, Виктория Сергеевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основным направлением развития отечественного архивного дела в 1920 - 1930-е годы было его огосударствление и централизация. До недавнего времени именно этот путь, начало которому, согласно советской историографической традиции, положил подписанный В.И.Лениным декрет Совнаркома от 1 июня 1918 г., считался единственно возможным и правильным.

В современной историографии доказано, что идейно-теоретическая база декрета о реорганизации и централизации архивного дела была подготовлена профессиональными архивистами из Союза Российских архивных деятелей в предшествующий Октябрьской революции период. В тоже время анализ процесса организации архивных учреждений в советской России в начале 1920-х годов показывает, что идеи национализации и централизации, заимствованные советской властью у архивистов, в ходе их практической реализации обрели новый смысл, создав базу для конфликта между властью и архивным сообществом. Основой конфликта стала подмена идеи придания архивам статуса национального достояния огосударствлением, подразумевавшим их включение в состав советского административного аппарата.

История первых лет архивного строительства в советской республике свидетельствует о многовариативности представлений, имевшихся у ' архивного сообщества о путях и способах организации архивного дела. Доминирующим было стремление сделать архивы научными, культурно-просветительскими, общественными центрами, что противоречило потребностям руководителей советского государства в использовании архивной информации для борьбы с политическими противниками внутри страны и легитимизации своего режима на международной арене.

Особенно ярко данное противоречие проявилось в процессе организации архивного дела в Сибири, что было обусловлено спецификой этого региона, бывшего одним из главных центров сопротивления большевистскому режиму в период гражданской войны. Политическая целесообразность доминировала в начальный период государственного архивного строительства в советской Сибири, что стало причиной нестабильного положения Сибархива после того, как он выполнил задачи по концентрации и переправке в центр политически актуальных документов.

Именно интерес к архивному наследию антибольшевистских правительств Сибири был определяющим во время создания в феврале 1920 г. при Сибревкоме Сибирского областного управления архивным делом (Сибархива). Напротив, у архивистов, приглашенных на службу в Сибархив, но не посвященных в его истинное предназначение, было намерение превратить Сибархив в полноценный сибирский культурный центр, о чем в первый и последний раз было открыто заявлено на съезде исследователей Сибири, состоявшемся в марте 1921 г. в Томске.

1921 год был своеобразным рубежом, когда попытка организовать архивное дело по типу самоуправляющейся системы была окончательно отвергнута советской властью. Перевод архивных учреждений из ведения академического центра в подчинение ВЦИК сделал архивы структурным звеном административной системы советского государства, передав организацию архивного дела от общественных структур руководителям исполнительных комитетов советов всех уровней.

Выстроенная в течение 1920-х годов система управления архивным делом представляла собой сочетание «вертикального», «горизонтального» и «теневых» методов контроля над деятельностью архивных учреждений. «По вертикали» архивы были обязаны исполнять должностные инструкции центрального архивного ведомства, которые регулировали их профессиональную деятельность. «По горизонтали» - были подотчетны местным органам исполнительной власти, контролировавшим соответствие направлений

156 архивной деятельности политическим и практическим интересам советской власти. «Теневой» контроль осуществлялся местными органами коммунистической партии и ВЧК-ГПУ-ОГПУ, реально руководившими государственным строительством в СССР.

В 1920-е годы «теневые» методы контроля над деятельностью архивных учреждений превалировали над законными. В 1930-е годы, по мере эволюции политического режима СССР по пути тоталитаризма, произошла легитимизация «чрезвычайных» методов руководства государством. «Теневые» методы стали законными, что, в частности, выразилось в официальной передаче в 1938-1939 гг. архивной системы в ведение органов НКВД.

Созданный механизм руководства архивными учреждениями был неэффективен с точки зрения поступательного развития архивного дела, но вполне действенен в плане удовлетворения политических интересов правящего режима.

Политическая целесообразность лежала в основе комплектования архивохранилищ государственных архивов. Воплощением такого подхода стало разделение в 1920-е годы губернских архивных фондов на исторический архив и политическую секцию, а также приоритетное развитие политической части ГАФ. В 1930-е годы зависимость пополнения государственных архивохранилищ архивным материалом от конъюнктурных интересов правящего режима привела к господству чрезвычайных методов комплектования.

Анализ механизмов комплектования государственного архивного фонда в Сибири позволяет утверждать, что к середине 1920-х годов архивы превратились в один из важнейших инструментов формирования однородного идеологического пространства страны. Под прикрытием монопольного права Центрархива на хранение и использование архивных документов органы политической полиции, осуществлявшие «теневое» руководство архивной деятельностью, использовали архивистов для изъятия архивных документов у частных лиц, общественных и научных организаций и установления контроля над общественной жизнью.

Включение архивов в состав административного аппарата, политизация архивной службы находились в прямой связи с изменением представления о роли архивов в жизни общества, о целях использования архивных документов. В отличие от взгляда, сформировавшегося в архивном сообществе в досоветский период, на использование архивных документов в целях создания культурного пространства, повышения уровня исторического сознания и нравственного потенциала общества, советское архивное строительство основывалось на идее использования архивной информации в качестве орудия политической борьбы.

Превращение архивистов в государственных чиновников обусловило утверждение сугубо утилитарного подхода к архивному делу. На протяжении 1920-х годов ^бцл установлен политический контроль над использованием архивных документов, сокращены виды работ с архивными документами, а научно-исследовательская деятельность архивистов была подменена архивно-технической и выполнением заданий административных органов. Ограничение доступа к архивным документам, идеологическая цензура исследований, основанных на архивных материалах, позволили в 1930-е годы сделать архивы мощным средством утверждения коммунистической идеологии и манипулирования общественным сознанием в политических целях. Осознание руководителями советского государства практической значимости архивных документов и позитивная попытка организовать работу по использованию опыта хозяйствования в дореволюционный период для «социалистического строительства» не всегда давали положительные результаты из-за боязни открыть архивы специалистам.

В целом созданная в советский период система организации архивного дела в полной мере соответствовала целям и задачам, которые возлагала на архивистов и историков советская власть. Специфические представления о способах государственного

157 строительства и нелегитимность коммунистического режима обусловили стремление большевиков установить тотальный контроль над деятельностью архивных учреждений и преувеличение важности архивного документа в политическом отношении, тогда как реальная значимость архивов лежит в сфере практического и культурологического использования.

Создание сети государственных архивов - важное завоевание в истории государственного строительства в России. Однако архивные документы, концентрирующиеся в государственных архивохранилищах, должны стать средством социальной защиты, а не политического обличения.

Выбор демократического пути развития современной России предопределил необходимость переосмысления представлений о государстве как таковом, о функциях государственных институтов и административных структур, об их взаимоотношениях с общественными институтами. Исторический опыт показывает, что общество должно иметь реальную возможность контролировать деятельность административных органов. В этом отношении возможность организации альтернативных государственным архивным учреждениям независимых негосударственных архивов может стать одним из этапов на пути создания системы «сдержек и противовесов», являющейся залогом развития в стране реальной демократии. Кроме того, создание альтернативных архивохранилищ существенно расширит спектр исторических источников и, возможно, будет препятствовать попыткам политических фальсификаций.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Боброва, Виктория Сергеевна, 2001 год

1. Боль людская. Книга памяти томичей, репрессированных в 30-40-е и начале 50-х годов: в 5-ти томах. Томск, 1991-1999.

2. Катанаев Г.Е. Историческая справка о том, когда и как построен город Омск. Омск, 1996.

3. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Изд. 5-е. Материалы Омского общества краеведения. Омск, 1926.

4. Организация науки в первые годы советской власти (1917-1925). Сборник документов. Л., 1968.

5. Организация советской науки в 1926-1932 гг. Л., 1974.

6. Основные декреты и постановления советского правительства по архивному делу. 1918-1982. М., 1985.

7. Первый Сибирский краевой научно-исследовательский съезд. Новосибирск, 1928. Т. 5.

8. Протоколы первого Сибирского краевого совещания архивных работников. 2223 декабря. Б.м. 1926.

9. Протоколы первого съезда архивных деятелей РСФСР. М., 1926.

10. Руководство и постановления по архивному строительству. № 2. М., 1930. ,

11. Сборник декретов, циркуляров, инструкций и распоряжений по архивному делу. М., 1921. Вып. 1.

12. Сборник руководящих материалов по архивному делу (1917-июнь 1941 г.). М., 1961.

13. Сборник узаконений и распоряжений по архивному делу. М., 1927. Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства РСФСР. М„ 1918-1928.

14. Судьбы. Воспоминания, дневники, письма, стихи, материалы экспедиций, ^ > доклады, протоколы допросов. Барнаул, 2001.1. Литература

15. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М., 1993.

16. Архивный фонд Красноярского края: вопросы научного и практического использования документов. Тезисы докладов научно-практической конференции. Красноярск, 1995.

17. Архивы и история: традиции, проблемы и перспективы взаимодействия. Красноярск, 2000.

18. Архивы СССР. История и современность. Межвузовский сб. научных трудов. М., 1989.

19. Блок М. Апология истории или Ремесло историка. М., 1986. Бонч-Бруевич В. Сохраняйте архивы. М., 1920. Боффа Д. История Советского Союза. М., 1994.

20. Брачев B.C. Русский историк Сергей Федорович Платонов. Часть I-II. СПб., 1995.

21. Бурова Е.М. История и современные тенденции развития экспертизы ценности документов. М., 1985.

22. ВертН. История Советского государства (1917-1991). М., 1995.

23. Вехи пути. 1922-1992 (К 70-летию государственного архива Тюменскойобласти). Тюмень, 1992.

24. Доклады и сообщения научной конференции архивных учреждений и ВУЗов Сибири и Дальнего Востока, посвященной 50-летию ленинского декрета по архивному строительству. Томск, 1968.

25. Есаков В.Д. Советская наука в годы первой пятилетки. М., 1971.

26. Жуков Ю.И. Становление и деятельность советских органов охраны памятниковистории и культуры. 1917-1920. М., 1989.

27. Илизаров Б.С. Актуальные теоретические и методологические проблемы советского архивоведения. М., 1984.

28. Илизаров Б.С. Роль документальных памятников в общественном развитии. М., 1988.

29. История «белой» Сибири. Тезисы научной конференции. Кемерово, 1995. История Сибири с древнейших времен до наших дней: в 5-ти т. Т. 4. Л., 1968. Казаков Е.Э. «Школа коммунизма» или опора административно-командной системы? Новосибирск, 1991.

30. Классификация, комплектование и экспертиза ценности документов в советском архивоведении. М., 1989.

31. Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. М., 1987.

32. Козлова С.А. Итоги научного строительства в г. Омске за первые десять летсоветской власти. Омск, 1930.

33. Коржихина Т.П. Извольте быть благонадежны. М., 1997. Коржихина Т.П. История государственных учреждений СССР. М., 1986. Корнеев В.Е. Архивы РКП(б) в 1917-1926 гг. М., 1979. Корнеев В.Е. Архивы ВКП(б) в 1926-1941 г. М., 1981.185

34. Кузнецов И.С. Советский тоталитаризм: очерк психоистории. Новосибирск, 1995.

35. Культура и интеллигенция России: социальная динамика, образы, мир научных сообществ (XVIII-XX вв.) Омск, 1998.

36. Леонов C.B. Рождение советской империи: государство и идеология. 1917-1922 гг. М., 1997.

37. Лыксокова В.Ц. Архивное дело в Бурятии: история организации и развития (60-е годы XIX в. 1991 г.). Улан-Удэ, 2001.

38. Максаков В.В. Архивное дело в первые годы советской власти. М., 1959. Максаков В.В. История и организация архивного дела в СССР (1917-1945). М., 1969.

39. Маслов И.Н. Идеология сталинизма: история утверждения и сущность. М.,1990.

40. Научные сообщества в социокультурном пространстве России (XVIII-XX вв.) Омск, 1998.

41. Никулин В.В. Власть и общество в 20-е годы. Политический режим в период нэпа. Становление и функционирование (1921-1929 гг.) СПб., 1997. Общественно-политическая жизнь Сибири. XX век. Вып. 2. Межвузовский сборник научных трудов. Новосибирск, 1997.

42. Общественные организации в политической системе России. 1918-1988 гг. М., 1992.

43. Омская областная научно-практическая конференция, посвященная 275-летию города Омска: секция «История Омска и Омской области». Омск, 1991. Павлова И.В. Механизм власти и строительство сталинского социализма. Новосибирск, 2001.

44. Павлова И.В. Сталинизм: становление механизма власти. Новосибирск, 1993. Папков С.А. Сталинский террор в Сибири. Новосибирск, 1997. Первые историки Октябрьской революции и гражданской войны. Биобиблиографический указатель. Новосибирск, 1988.

45. Петровская М.Ф. Состав государственного архивного фонда Союза ССР и комплектование государственных архивов. М., 1959.

46. Политические системы СССР и стран Восточной Европы. 1920-1930-е годы. М.,1991.

47. Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 1992. Т. 1-2. Проблемы архивоведения и истории архивных учреждений. Л., 1970. Проблемы истории местного управления Сибири XVII-XX веков. Материалы научной конференции. Новосибирск, 1996.

48. Проблемы истории русского общественного движения и исторической науки. М., 1989.

49. Проблемы публикации документов по истории России XX века. М., 2001. Провинциальная наука: научные сообщества и их судьбы в Западной Сибири конца XIX- первой трети XX века: Научно-вспомогательные материалы для биобиблиографического словаря. Омск, 1997.

50. Ремизов A.B. Омское краеведение 1930—1960-х годов. Очерк истории: в 2-х частях. Омск, 1998.186

51. Развитие советского документоведения (1917-1981). М., 1983.

52. Самосудов В.Н. Большой террор в Омском Прииртышье (1937-1939). Омск,1998.

53. Самошенко В.Н. Архивное дело в период построения социализма в СССР. 19171937. М„ 1982.

54. Сибирская провинция и центр: культурное взаимодействие в XX веке. Новосибирск, 1997.

55. Сибирские архивы: история и современность. Новосибирск, 2000. Сибирские архивы и историческая наука. Материалы научной конференции, посвященной 50-летию государственного архива Кемеровской области. Кемерово, 1997.

56. Советская историография. М.: РГГУ, 1996.

57. Советская культура в реконструктивный период. 1928-1941. М., 1988. Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал: в 2 т. М.: РГГУ, 1996.

58. Сорокин В.В. Архивные учреждения СССР (1917-1937). М., 1982.

59. Соскин В.Л. Высшее образование и наука в советской России: первоедесятилетие (1917-1927). Новосибирск, 2000.

60. Старостин Е.В. Зарубежное архивоведение: проблемы истории, теории и методологии. М., 1995.

61. Тоталитаризм в Европе XX века. Из истории идеологий, движений, режимов и их преодоления. М., 1996.

62. Автократов В.Н. Из истории формирования классификационных представлений в архивоведении XIX нач. XX вв. // Археографический ежегодник за 1981 г. М., 1982. С 3-го.

63. Алексеева Г.Д. Создание советской архивной системы // Очерки истории исторической науки в СССР. М., 1966. Т. 4. С. 256-262.

64. Андреев В. По сибирским архивам // Архивное дело. 1936. № 4 (41). С. 129-136. Анфилов Б. К вопросу о составлении учреждениями перечней архивных материалов // Архивное дело. 1930. № 1-2.

65. Анфилов Б.И. Архивный кодекс РСФСР // Архивное дело. 1929. Вып. 1 (18).

66. Артизов А.Н. Критика М.Н.Покровского и его школы (к истории вопроса) //1. История СССР. 1991. № 1.

67. Бакай H.H. Архивы Сибири // Жизнь Сибири. 1923. № 8 (12).

68. Бакай H.H. Архивный вопрос в прошлом и настоящем // Наша заря. 1919. №170.

69. Бонч-Бруевич В.В. Об архивных фондах литературных деятелей // Архивное дело. 1939. №2.

70. Борисов Ю., Голубев А. Тоталитаризм и отечественная история // Свободная мысль. 1992. №4.

71. Брачев B.C. «Дело» академика С.Ф.Платонова // Вопросы истории. 1989. №5.C-tR

72. Бржостовская Н.В. Деятельность губернских архивных комиссий по созданиюисторических архивов // Труды МГИАИ. М., 1968. T. V. С. 41-78.

73. Бухерт В.Г. Проект декрета СНК РСФСР 1919 г. «О переработке в бумагузаписей капиталистического хозяйства и прежних правительственныхучреждений» // Археографический ежегодник за 1990 г. М., 1992. С. 113-121.

74. Вегман В.Д. Архивы Сибири // ССЭ. 1929. Т. 1. Стб. 133-149.

75. Вишневский М. Летопись архивной жизни провинции за 1920 г. // Архивноедело. 1923. Вып. 1. С. 77-101.

76. Восточно-Сибирское краевое архивное управление на пороге 2-й пятилетки // Архивное дело. 1932. Вып. III-IV. С. 91-98.

77. Евсеев В.Н. Становление архивного дела в Омской губернии (1919-1926 гг.) // Советские архивы. 1968. № 5. С. 14-18.

78. Елпатьевский A.B. О рассекречивании архивов // Отечественные архивы. 1992. №5.

79. Ерошкин Н.П. Ленинский декрет «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР» и разработка истории государственных учреждений СССР // Археографический ежегодник за 1978 г.

80. Жданович Я., Любавский М. К вопросу о недроблении архивных фондов // Архивное дело. 1926. Вып. 5-6. С. 57-67.

81. Журавлев C.B. К вопросу о роли ЦАУ СССР и РСФСР в выявлении документов по истории фабрик и заводов СССР в 1930-е годы // Археографический ежегодник за 1988. М., 1989. С. 185-192.

82. Зеленов M.B. Главлит и историческая наука 20-30-х годов // Вопросы истории. 1997. №3. а.Л-Ъб

83. Зеленов М.В. Спецхран и историческая наука в советской России в 1920-1930-егоды // Отечественная история. 2000. № 2. С. 129-142.

84. Зелов Н.С. В.В.Адоратский в Центрархиве // Вопросы истории. 1980. №11.

85. Зелов Н.С., Плешаков С.Т. В.В.Максаков и создание архива Октябрьскойреволюции // Археографический ежегодник за 1978. М., 1979.

86. Иванова J1.B. Из истории Союза Российских архивных деятелей в 1917-1924 гг.

87. Проблемы истории русского общественного движения и исторической науки.1. М., 1981. <?

88. Игрицкий Ю.И. Концепция тоталитаризма: уроки многолетних дискуссий на Западе // История СССР. 1990. № 6.

89. Карев Д.В. Участие академика М.К.Любавского в советском архивном строительстве // Советские архивы. 1978. № 2. С. 31-38.

90. Карпенко C.B. К вопросу о сохранности и использовании архивов белогвардейских правительств // Архивы СССР. История и современность. М., 1989.

91. Комаров А. Об организации областных исторических архивов (в порядке обсуждения) // Архивное дело. 1929. № XXI. С. 86-88. Архивное дело. 1930. № 1-2(22-23). С. 107-108.

92. Копылова О.Н. В поисках «спецкартотеки ГАУ НКВД СССР» // Отечественные архивы. 2000. № 1. С. 31-36.

93. Короткое A.B. Военные архивы в первые годы советской власти (1918-1921 гг.) // Советские архивы. 1990. № 4.

94. Кузнецов Ф.Е. Фонды центральных государственных военных архивов СССР и их научное использование // Труды МГИАИ. М., 1948. T. IV. С. 73-113. Курникова А.И. Из истории первых архивных курсов // Советские архивы. 1989. № 2. С. 19-25.

95. Курникова А.И. Петроградский археологический институт // Советские архивы. 1991. №2.

96. Литвак Б.Г. Об актуальности научного наследия В.В.Максакова // Археографический ежегодник за 1986 г. М., 1987. С. 114-118. Максаков В.В. Деятельность Центрархива РСФСР и очередные задачи архивного строительства // Архивное дело. 1927. № 10.

97. Максаков В.В. Документы советского государства в архивах СССР // Труды МГИАИ. 1948. Т. 4.

98. Максаков В.В. 35 лет советской централизации архивного дела // Труды МГИАИ. 1954. Т. 5.

99. Максаков В.В. К партийной бдительности // Архивное дело. 1932. Вып. III-IV (28-29).

100. Маяковский И.Л. Архивы как одна из областей краеведческой работы // Краеведение. 1927. № 1.

101. Николаев A.C. Главное управление архивным делом // Исторический архив. 1919. Кн. 1.

102. Павлова И.В. В.Д.Вегман. Штрихи к портрету // Гуманитарные науки в Сибири. Сер. Отечественная история. Новосибирск. 2000. № 2. С. 35-40. Пека О. В. Архивные документы во внутрипартийной борьбе 1920-х годов // Отечественные архивы. 1992. № 2.

103. Пережогин М.А. В.В.Максаков и подготовка историков-архивистов // Археографический ежегодник за 1986. М., 1987. С. 119-120 Перченок Ф.Ф. Академия наук на «великом переломе» // Звенья: Исторический альманах. 1991. Вып. 1.

104. Петровская М.Ф. К вопросу о реорганизации местных архивных учреждений в период проведения административно-территориального переустройства РСФСР в 1923-1930 гг. // Труды МГИАИ. 1958. Т. 11 .С SjL-¿о.

105. Познанский B.C. Архивное строительство в Сибири в первое десятилетие советской власти // Советские архивы. 1968. № 2. С. 29-37. Познанский B.C. Вениамин Давыдович Вегман // История СССР. 1967. № 6. С. 162-168.

106. Познанский B.C. Ортодоксальный марксист-ленинец В.Д.Вегман // Общественно-политическая жизнь Сибири. XX век. Вып. 2. Межвузовский сборник научных трудов. Новосибирск, 1997. С. 3-17.

107. Покровский М.Н. Культурное и политическое значение архивов // Архивное дело. 1927. Вып. X. С. 3-4.

108. Пресняков А.Е. Реформа архивного дела в России // Русский исторический журнал. 1918. Кн. 5.

109. Пшеничный А.П. Кабинет архивоведения при ЦАУ СССР // Археографический ежегодник за 1985 г. С. <ЬЧ~

110. Пшеничный А.П. Из истории управления архивным делом в СССР. 1918-1941 гг. // Советские архивы. 1988. № 3. d li-lA-.

111. Пшеничный А.П. О подготовке декрета «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР» // Советские архивы. 1987. № 6. С. 16-24.190

112. Пшеничный А.П. Репрессии архивистов в 1930-х годах // Советские архивы. 1988. № 6. С. 44-48.

113. Рожнев Н., Кудрявцев Ф. Архивное дело Иркутской области за 20 лет // Архивное дело. 1938. № 3 (47). С. 213-220.

114. Савин В.А., Виноградова Я.Ю. Из истории создания и функционированияспецхрана в архиве // Отечественные архивы. 1994. № 1. С. 18-26.

115. Седельников В.О. Журнал «Исторический архив» и возникновение советскойархивной периодики, 1918-1921 гг. // Археографический ежегодник за 1979 г. (ой-/¿о

116. Седельников В.О. У истоков журнала «Архивное дело» (1921-1925 гг.) //

117. Археографический ежегодник за 1982 г. М., 1983.c-IW-tsl.

118. Седельников В.О. Информационные издания центральных архивных органов

119. РСФСР. 1921-1932 гг. // Археографический ежегодник за 1983 г. М., 1984. <*

120. Седельников В.О. ЧК и архивы // Звенья: Исторический альманах. 1991. Вып. 1.

121. Соскин B.JI. Начальный этап взаимодействия органов советской власти Сибирии центра в области культуры (1917-1920 гг.) // Сибирская провинция и центр:культурное взаимодействие в XX веке. Новосибирск, 1997.

122. Станиславский A.JI. Личный фонд С.К.Богоявленского в архиве АН СССР //

123. Археографический ежегодник за 1972. М., 1974. С. 283-285.

124. Старостин Е.В. Каким быть обществу архивистов // Советские архивы. 1991. №2.

125. Сырченко Л.Г. К истории комплектования государственных архивов СССР документальными материалами деятелей литературы (1918-1941 гг.) // Труды МГИАИ. 1962. Т. 15. t .^-Г'-З f*

126. Тихвинский С.Л., Шмидт С.О. Историки и сохранение культурного наследия человечества // Новая и новейшая история. 1991. № 1. С.

127. Тутова Т.А. Из истории архива Соловецкого монастыря // Археографический ежегодник за 1983 и 1984 гг. М., 1984. М., 1985. ,

128. Хорхордина Т.И. Маяковский И.Л. утраченные иллюзии // Вестник архивиста. 1999. № 1. С. 140-142. № 2-3. С. 191-196.

129. Хорхордина Т.И. Д.Я. Самоквасов: консерватор-реформатор // Отечественные архивы. 2000. № 2. С. 26-41.

130. Чернов A.B. Архивное строительство в годы первой пятилетки // Труды МГИАИ. М., 1965. Т. 21.191

131. Черепанов Ф., Бедин В. Работа Томского архива // Архивное дело. 1937. № 1 (42). С. 106-109).

132. Шмидт С.О. К предистории декрета 1 июня 1918 г. // Археографический ежегодник за 1978 г. М., 1979. С. 122-126.

133. Шмидт С.О. Сергей Федорович Платонов и «Дело Платонова» // Советская историография. М., 1996. С. 216-239.

134. Щербина Г.А. Макулатурные кампании в военных архивах России (1919-1931 гг.) // Отечественные архивы. 1993. № 2. С. 13-24.

135. Диссертации и авторефераты диссертаций

136. Бобылева М.В. Деятельность центральных архивных учреждений РСФСР и СССР в области ведомственной рационализации в период построения социализма. 1918-1937 гг. Диссертация на соискание ученой степени канд. ист. наук. М., 1986.

137. Булюлина Е.В. История формирования регионального архивоведения России. (Развитие методических основ архивоведения в архивных учреждениях Волгоградской области. 1923-1991 гг.) Диссертация на соискание ученой степени канд. ист. наук. М., 1998.

138. Илизаров Б.С. Социальные функции архивов СССР. Диссертация на соискание ученой степени докт. ист. наук. М., 1987.

139. Куранова С.Р. Личные фонды отечественных ученых в архивах России. Вторая половина XIX конец XX вв. Проблемы комплектования, экспертизы ценности и использования документов. Автореферат диссертации на соискание ученой степени канд. ист. наук. М., 1999.

140. Пека О.В. Архивы и архивные документы в политической жизни советского общества в 1920-1930-е годы. Диссертация на соискание ученой степени канд. ист. наук. М., 1992.

141. Пшеничный А.П. Центральное архивное управление СССР и РСФСР (19291938). Диссертация на соискание ученой степени канд. ист. наук. М., 1985.192

142. Сергеева Л.В. Становление и развитие местных архивных органов РСФСР в 1917-1925 гг. Диссертация на соискание ученой степени канд. ист. наук. М., 1985.

143. Филимонов С.Б. Историческое краеведение в России и документальные памятники (1917-1929). Автореферат дисс. на соискание ученой степ. докт. ист. наук. М., 1992.

144. Чекмарева Н.В. Партийное руководство развитием архивного дела в СССР, 1917-1938 гг. Диссертация на соискание ученой степени канд. ист. наук. М., 1989.

145. Справочно-информационные издания

146. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. М., 1987. Енисейский энциклопедический словарь. Красноярск, 1998. Западно-Сибирский архив и наше социалистическое строительство. Новосибирск, 1933.

147. Каталог архивоведческой литературы. 1917-1959 гг. М., 1961.

148. Каталог сборников документов, изданных архивными учреждениями СССР1917-1960 гг.) М., 1961.

149. Красный архив». Систематический указатель публикаций и статей (1922-1941 гг.) М., 1957.

150. Омские областные архивы. Омск, 1939.

151. Омский историко-краеведческий словарь. Омск, 1994.

152. Правила комплектования архивными материалами государственных архивов СССР. М., 1939.

153. Сибирская советская энциклопедия. Т. 1-4. Новосибирск, 1929-1937. Справочник о составе и содержании документальных материалов ЦГА РСФСР. М., 1959.

154. Справочник по фондам Государственного архива Новосибирской области. Новосибирск, 1969.

155. Справочник по фондам Государственного архива Новосибирской области (19671980 гг., по новым поступлениям). Новосибирск, 1983.

156. Справочник по фондам Государственного архива Новосибирской области. Новосибирск, 1998. Ч. 1. Тобольский архив. Тобольск, 1937.

157. Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Отдел специальной документации. Путеводитель. М., 2001. Энциклопедия Алтайского края. Барнаул, 1995.1. ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ

158. Авдеев H.H. 62 Аверин А.И. 59

159. Автократов В.Н. 11, 13, 24, 62, 159, 1601. Агафонов Н.И. 124

160. Адоратский В.В. 59, 60, 84, 98, 99,1311. Азадовский М.К. 1251. Акишин М.А. 15, 1611. Андреев Т.И. 64, 681. Андреевский И.Е. 11, 1601. Анфилов Б. 45, 144,1651. Артамонов Н.И. 691. Артишевский В.В. 1061. Ауэрбах Н.К. 1401. Байтов Т.Д. 78, 79

161. БакайН.Н. 4,15,32,33,35,37,79,115,117,123,126,127, 128, 158,161, 1781. Бакунин М. 1181. БароновГ.А.70,131,1321. Басов М.М. 1351. Батеньков Г.С. 1261. Бахрушин С.В. 135

162. Бевад Н.И. 65, 66, 69, 93, 108, 1491. Бедин В.А. 71,141,142,158

163. Безродный К.Э. 14, 15, 161, 1621. Белинский Е.К. 691. Белоруссов H.H. 1251. Бен дер М.О. 621. Бенкендорф А.Х. 921. Берзин А.Я. 12, 46, 1601. Бирюков 701. Бобылева М.В. 11

164. Богоявленский C.K. 11, 66, 67, 143,1691. Болотников И.Н. 771. Бонч-Бруевич В.В. 1521. Бочков А.И. 501. Бржостовская Н.В. 7, 1581. Броницкий 491. Брылевский С.А. 70

165. Булыгин С. С. 39, 57, 60, 981. Бунге A.A. 1241. Бухарин Н.В. 44, 1291. Бухерт В.Г. 12, 1601. ВадзинскийН. 114

166. Васев И.М. 48, 65, 71, 139, 140, 148, 149

167. Вегман В.Д. 4, 5, 15, 16, 30, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 41, 45, 48, 49, 54, 55, 56, 64, 65, 66, 67, 69, 76, 78, 79, 80, 85, 87, 92, 93, 94, 97, 102, 104, 105, 106, 109, 126, 131, 133, 134, 135, 136, 137, 139, 140, 141, 143, 147, 158,161 Велижанин 70

168. Верхановский В.М. 37, 39, 80

169. Горохов М.Е. 49, 50, 68, 141, 142

170. Горький А.М. 144,148,151, 1521. Григорьев А.Д. 32, 331. Гришаев В.Ф. 141, 1691. Грозный И. 79, 90, 1511. Громов В.Г. 801. Грузель 641. ГрядинскийФ П. 491. Гудков А.И. 57, 691. Гусев 28

171. Дворников Л. У. 70 Девтеров В.Ф. 8, 159 Деникин А.И. 86, 148 Дерибас Т.Д. 119

172. Дзержинский Ф.Э. 9, 30, 38, 79, 1211. Догаев М. 701. Догадов А.И. 1211. Докучаев А.И. 1241. Достоевский Ф.М. 1161. Дроздников П.А. 1171. Дроздов Г.С. 1391. ДуплинаЕ.Г. 101. ДьячковИ.П. 124

173. Евсеев Е.Н. 9, 10, 159 Енукидзе А.С. 121 Епарьев 69 Ермак 79

174. Ерошкин Н.П. И, 159 Жданович Я.Н. 77 Желнин А.К. 124 Жерновков Г.И. 35 Журкин Н.И. 139 Загарьев И.К. 124 Зайцев М.Г. 66, 141 Зеленов М.В. 160 Зимин А.А. 141 Зиновьев Г. Е. 121

175. Зубков А.О. 60, 86, 100, 122, 128, 129, 130, 1321. Зятьков М.К. 59

176. Иванов А.Н. 39, 55, 60, 81, 1281. Иванов А. 49, 68, 1421. Ивановский М. 931. Изюмов А. 4, 1581. Илизаров Б.С. 11,12

177. Истнюк Д.Г. 4, 41, 60, 62, 88, 90, 122, 128, 129, 145, 1581. Каганович Л.М. 47, 1451. Казаков Н.Д. 66, 141

178. Казакова А. 61, 62, 64, 651. Казакова В.В. 70, 1281. Калачов Н.В. 1291. Калинин М.И. 98, 121, 1651. Каменев Л.Б. 121

179. Канатчиков С.И. 62, 119, 1221. Караваева А. 1241. Карманова А.И. 14

180. Катанаев Г.Е. 15, 20, 37, 54, 55, 56, 77,114, 116, 134,1611. Катанаев Д.Г. 691. Квачевский В.А. 1441. Кибальчич В.А. 1241. Киркинский Д.П. 70

181. Киров С.М. 47, 49, 67, 142, 147, 149

182. Климовская-Калюжная Э. 61, 621. Клюев Н.А. 691. Коган И.Л. 801. Козлов П.К. 1151. Козлова С.А. 1731. КознакокН.Г. 1161. Колотилин А. 1001. Колотов Ф.Г. 68, 70

183. Колчак А.В. 14, 30, 80, 81, 84, 85, 86, 87, 95, 118, 136, 148196

184. Комарова И.И. 11, 160 Константинов 62 Коншин Я.М. 77 КопыловаО.Н. 13, 160 Коржихина Т.П. 164, 183 КорнеевВ.Е. 13,160 Коростелев В.В. 66 Кох 62

185. Кочнев С.И. 65, 97, 125, 132, 133, 134, 137, 138, 1391. Кравков М. 33, 351. Крайнева А.Н. 1691. Крайская З.В. 8, 9, 1591. Красин Л.Б. 38, 1211. Крупская Н.К. 1211. Крылов П.М. 60

186. Кубалов Б.Г. 61, 64, 104, 105, 106, 115, 1281. Кудрявцев Ф.А. 124, 158

187. Ленин В.И. 4, 11,28,37, 50, 79, 101, 121, 129, 151, 155, 1621. Лепешинский П.Н. 591. Лепорский Н.П. 1241. Лиманов Ф.Н. 1481. Литвак Б.Г. 12, 1591. Личадеев 1111. Логунов К.Е. 116

188. Лучинская A.B. 10, 29, 30, 31, 32, 34, 35, 36, 53, 54, 55, 791. Любомиров П.Г. 32, 53

189. Ляпустин A.A. 33, 35, 53, 55, 56, 57, 75, 1161. Мазин К. А. 11, 160

190. Максаков В.В. 5, 6, 9, 12, 15, 36, 41, 45, 46, 60, 62, 63, 66, 67, 85, 86, 87, 8890, 122, 135, 144, 158, 159, 162, 165, 1751. Мальцев А. 49, 143

191. Мамеев С.Н. 15, 53, 59, 123, 1611. МаргулатовА. 124197

192. Мариинский А. 152 Машкин Н.В. 53 Маяковский И.Л. 62, 158 МикоянА. И. 121

193. Митропольская Э.Ф. 60, 66, 70, 92, 104 Митропольский Б.С. 143 Молотов В.М. 121 Москалев М.В. 160

194. Муравьева Л.В. 10, 33, 106, 159, 162, 164, 167, 1761. Муратов М.В. 1151. Надеев H.A. 1251. Невский А. 1511. Некрасов H.A. 1401. Никишин И.С. 711. Николаев A.C. 41. Ногин В.П. 121

195. Няшин Г.Д. 14, 20, 117,123, 124, 139, 140, 141, 178

196. Огородников В.И. 33, 35, 53,79, 115, 116

197. Орджоникидзе Г.К. (С.) 121

198. Орлов П.В. 60, 127, 128, 129, 130, 1311. Осипов А.И. 281. Павлов 68

199. Павлова И.В. 15, 16, 161 Павлуновский И.П. 79, 84 Паллас П.С. 124 Паренаго М.К. 49, 108, 109, 136 Патрикеева Л.Г. 134 Патронов Н.В. 124 Паукер 62

200. Пека О.В. 11, 12, 13, 160, 1831. Пепеляев А.Н. 691. Пережогин М.А. 12, 1591. Петренко B.C. 14, 1601. Петров В.Н. 1231. Петровская М.Ф. 7, 8, 1581. Петровский 681. ПисарьковаЛ.Ф. 11, 1591. Подраменская А.Н. 37

201. Познанский B.C. 9, 10, 15, 28, 159, 161, 162

202. Покровский М.Н. 5, 7, 13, 31, 37, 38, 45, 46, 47, 52, 60, 66, 67, 81, 158, 164, 165, 175

203. Покровский H.H. 172 Ползунов И.И. 123, 124, 140 Полюдов В. 133 Попов Д.А. 54, 55 Потанин Г.Н. 116, 126 Пресняков А.Е. 4

204. Пушкарев Г. 57, 79, 80, 116, 117 Пушкарева В.Н. 14, 160 Пушкин A.C. 151, 152 Пшеничный А.П. 11, 12, 159, 160, 182 Распутин Г. 68 РожневН. 158

205. Розанчугов К.Е. 65, 68, 71, 148, 1491. Рудельсон К.И. 7, 1581. Руденко С.И. 1161. Рудзутак ЯЗ. 1211. Рыков А.И. 1211. Рябов О.В. 159

206. Рязанов Д.Б. 24, 30, 53, 54

207. Савин В.А. 12, 13, 16, 160, 161

208. Черных A.A. 48, 60, 77, 87, 88, 91, 104, 107, 109, 120, 123, 128, 137, 149

209. Чернышевский Н.Г. 115, 1321. Чичерин Г.В. 1211. Чубарь В.Я. 1211. ЧугуноваМ.И. 101. Чудинов Д.К. 116,1181. Шамовский Б. С. 481. Шангин Е.А. 1251. Шапошников 701. Шашков С.С. 1261. Швецов С.П. 140

210. Шемелев В.И. 15, 143, 147, 1611. Шереметьев 701. Шестакова Е.Ф. 681. Шишкин В.И. 14,160, 1711. Шмидт С.О. 11,127,159201

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.