Иммунобиологическая характеристика живого и инактивированного вируса Марбург тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.00.06, кандидат биологических наук Стрельцова, Марина Алексеевна

  • Стрельцова, Марина Алексеевна
  • кандидат биологических науккандидат биологических наук
  • 1998, КольцовоКольцово
  • Специальность ВАК РФ03.00.06
  • Количество страниц 298
Стрельцова, Марина Алексеевна. Иммунобиологическая характеристика живого и инактивированного вируса Марбург: дис. кандидат биологических наук: 03.00.06 - Вирусология. Кольцово. 1998. 298 с.

Оглавление диссертации кандидат биологических наук Стрельцова, Марина Алексеевна

ОГЛАВЛЕНИЕ

Стр.

Список использованных сокращений

Введение

ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1 Эпидемиология, клиника и патогенез вирусной лихорадки Марбург

1.2 Особенности состояния иммунной системы при геморрагических лихорадках

1.2.1 Гуморальный ответ при вирусных геморрагических лихорадках

1.2.2 Роль клеточного звена иммунного ответа при вирусных геморрагических лихорадках

1.2.3 Некоторые иммунопатогенетические аспекты развития вирусных геморрагических лихорадок

1.3 Формирование иммунитета при вакцинации против вирусных инфекций

1.4 Профилактические препараты против вирусных геморрагических лихорадок

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1. Материалы

2.2. Методы

2.2.1. Культивирование вируса

2.2.2. Получение антигена вируса Марбург

2.2.2.1 Концентрирование и очистка вируса

2.2.2.2. Определение инфекционной активности ви-

о <С

русной суспензии

2.2.2.3 Определение биологической активности вируса методом негативных колоний

2.2.2.4. Инактивация вируса

2.2.2.5. Определение концентрации специфического белка

2.2.2.6. Определение специфической безвредности инакти-вированного препарата вируса Марбург

2.2.2.7. Определение протективной активности инактиви-рованного препарата вируса Марбург

2.2.2.8. Методы физико-химической характеристики инак-тивированного препарата вируса Марбург

2.2.3. Методы иммунологической характеристики инактиви-рованного препарата вируса Марбург

2.2.4. Статистическая обработка результатов

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

ГЛАВА 3. ПОЛУЧЕНИЕ ИНАКТИВИРОВАННОГО КОНЦЕНТРИРОВАННОГО ОЧИЩЕННОГО ПРЕПАРАТА ВИРУСА МАРБУРГ

3.1. Получение препарата

3.2. Инактивация препарата

3.3. Проверка препарата на специфическую безвредность

3.4. Оценка протективных свойств препарата на животных

ГЛАВА 4. ИММУНОГЕННЫЕ СВОЙСТВА ИНАКТИВИРОВАННОГО ВИРУСА

МАРБУРГ

4.1. Изучение динамики развития гуморального и клеточно го иммунитета после иммунизации морских свинок инак-тивированным препаратом вируса Марбург

4.2. Изучение динамики развития гуморального .и клеточного иммунитета после иммунизации обезьян инактивирован-ным препаратом вируса Марбург

ГЛАВА 5. ИЗУЧЕНИЕ НЕКОТОРЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ИММУНИТЕТА У ЖИВОТНЫХ, ИММУНИЗИРОВАННЫХ ИНАКТИВИРОВАННЫМ ПРЕПАРАТОМ ВИРУСА

МАРБУРГ, ПОСЛЕ ЗАРАЖЕНИЯ ИХ ГОМОЛОГИЧНЫМ ВИРУСОМ

5.1. Некоторые показатели иммунитета у морских свинок, иммунизированных инактивированным препаратом вируса Марбург после заражения

5.2. Некоторые показатели иммунитета у обезьян, предварительно иммунизированных инактивированным препаратом вируса Марбург, после заражения

•• ГЛАВА 6. ВЛИЯНИЕ ПРЕПАРАТА ИЛ-2 НА ПОКАЗАТЕЛИ ИММУНИТЕТА

ПРИ РАЗВИТИИ ЛИХОРАДКИ МАРБУРГ У МОРСКИХ СВИНОК

ГЛАВА 7. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ

ИНФЕКЦИИ МАРБУРГ У МОРСКИХ СВИНОК

7.1. Изучение эффективности лечения экспериментальной лихорадки Марбург у морских свинок препаратами ри-бавирин и интерферон

7.2. Изучение эффективности лечения экспериментальной лихорадки Марбург у морских свинок препаратом дес-ферал

7.3. Изучение эффективности лечения экспериментальной лихорадки Марбург у морских свинок анти-сывороткой

к ФНО-альфа человека

ГЛАВА 8. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Выводы

Список использованной литературы

Список использованных сокращений

АГ - антиген АТ - антитела

БОЕ - бляшкообразующая единица "ВСА - бычий сывороточный альбумин ГЛПС - геморрагическая лихорадка с почечны синдромом ДНК - дезоксирибонуклеиновая кислота ДСН - додецилсульфат натрия ДФО - дефероксамин ИЛ-1 - интерлейкин-1 ИЛ-2 - интерлейкин - £ ИЛ-6 - интерлейкин - 6 МО - иммунный ответ ИР - индекс резистентности ИС - индекс стимуляции ИФА - иммуноферментный анализ ИФН - интерферон Кон А - конканавалин А

КГЛ '*- Конго-крымская геморрагическая лихорадка

ЛЛ - лихорадка Лаоса

ЛХМ - лимфоцитарный хориоменингит

МЗ - множественность заражения

МА - моноклональные антитела

НК - натуральные киллеры

ОЗМЧ - острый энцефаломиелит человека

ПААГ - полиакриламидный гель

РБТЛ - реакция бластной трансформации лимфоцитов РД- регламентирующий документ РНК - рибонуклеиновая кислота СП - спонтанная пролиферация

ЧСШ - средняя продолжительность жизни павших животных ТИФА - твердофазный кммуноферментный анализ ТЦПД50 - 50%, тканевая цитолатогенная доза ФГА - фитогемагглютинин ФНО - фактор некроза опухоли ЦТЛ - цитотоксические лимфоциты ELAM-1 - endothelial leucocyte adhesion rnolecule-1 IgG - иммуноглобулин G Igfvl - иммуноглобулин M IL-Ira - антагонист рецептора ИЛ-1

МНС - Major Histocompatibility Complex (главный комплекс гистосовместимооти)

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Вирусология», 03.00.06 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Иммунобиологическая характеристика живого и инактивированного вируса Марбург»

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы. Лихорадка Марбург представляет собой острое высококонтагиозное заболевание, протекающее тяжело, с вы-4 сокой летальностью (22-33%) 111.

Можно предположить, что природный резервуар вируса находится на территории Африки [2,3,4]

Расширение международных связей создает возможность проникновения вируса Марбург и других особоопасных вирусов на неэндемичные территории как с человеком, так и с импортируемыми лабораторными животными [51. Высокая контагиозность заболевания, вызываемого вирусом Марбург, возможность заноса возбудителя этой лихорадки на неэндемичные территории, безопасность персонала, работающего с вирусом, требуют всестороннего изучения иммунопатогене-за заболевания и разработки средств профилактики. Одним из таких средств может являться вакцина. Работы по разработке инактивиро-ванной вакцины против представителя семейства ШоуШбае - вируса Эбола, проводимые Ьир1оп и соавторами [6] в начале 80-х годов, закончились неудачно. Этот препарат снижал остроту лихорадки в группе вакцинированных животных, однако полной защиты от клинических проявлений инфекции на экспериментальной модели не было. Авторы считали, что неудовлетворительные результаты связаны с недостаточной концентрацией антигена в вакцинной дозе. Однако, совершенствование технологии культивирования филовирусов, как и методов их очистки, не привели к появлению публикаций относительно дальнейшего тестирования данной вакцины. Одним из объяснений неэффективности этого препарата является то, что инактивация фор-

малинам вызывает сильное уменьшение антигенности поверхностных белков вируса [6]. Поэтому были предприняты попытки получить инактивированную вакцину на основе гамма-облученного вируса [73. Клиническое течение заболевания после заражения животных (обезь-ян-резус), вакцинированных данным препаратом, и контрольных животных, было идентичным в обеих группах. Наблюдалось непродолжительное подавление виремии у иммунных животных, однако титры вируса в крови и органах у этих животных и животных контрольной группы в терминальной стадии инфекции были одинаковыми. По мнению авторов сомнительна возможность индукции иммунитета с помощью инактивированных препаратов вируса Эбола. Таким образом, все выше сказанное свидетельствует об актуальности разработки вакцинных препаратов против филовирус-ных инфекций, в том числе и геморрагической лихорадки Марбург.

Совершенствование требований к аттестации вакцинных препаратов, отраженных в РД 42-28-8-89, определяет подробное изучение на этапе доклинических исследований специфической активности, токсичности, влияния на ЦНС, аллергизирующих свойств, иммунологической безопасности. В то же время РД 42-28-8-89 регламентируют изучение вакцинных препаратов на интактных животных, не учитывая изменения в иммунном организме после заражения. Рост требований, предъявляемых к вакцинным препаратам и, прежде всего, к безопасности и эффективности вакцин, определили концепцию изучения вакцин, сформулированную на Конференции по безопасности и эффективности новых поколений вакцин (Лиль, ноябрь 1992). Одним из постулатов этой концепции является то, что вакцина не должна обладать потенцирующим заболевания эффектом (это понятие включает не только активацию в ответ на иммунизацию хронических инфекций, но и

протекание специфического заболевания у привитых с более тяжелой клинической картиной, в отличии от непривитых), а так>же изучение эффективности вакцины с учетом особенностей иммунопатогенеза инфекции.

Некоторые данные о патогенезе геморрагических лихорадок, в 4 том числе лихорадки Марбург, позволяют предположить, что создание эффективных профилактических препаратов против этих инфекций невозможно без учета влияния некоторых факторов иммунитета на течение и исход заболевания.

В настоящее время опубликован^ ряд работ, информирующих об участии клеточного иммунитета в защите от инфекций, вызванных вирусами геморрагических лихорадок, которые показывают важность этого звена иммунитета на самых ранних стадиях инфекции. Например, высокая и стойкая виремия на фибрильной стадии заболевания, задержка выработки нейтрализующих антител и одновременное наличие как вируса, так и специфических антител при лихорадке Ласса свидетельствовали о том, что смертельный исход этого заболевания может быть результатом выраженного дисбаланса функций клеточного иммунитета [8].

Существуют данные, что Т-клеточное звено играет, скорее, негативную роль при заражении новорожденных мышей вирусом Хунин. Так, в результате тимусэктомии и вливания антитимоцитарной сыво-

•у

ротки уменьшались тяжесть клинических проявлений и число погибших мышей-сосунков, инфицированных вирусом Хунин. У выживших тимусэк-томированных животных вирус размножался в мозге в таких же титрах, что и у контрольных, что свидетельствовало об иммунологической (Т-клеточной) основе неврологических симптомов зараженных животных С9].

Необходимо отметить, что традиционные подходы к оценке поствакцинального иммунитета при использовании профилактических препаратов не всегда учитывают подобное влияние инфекционного агента на клетки иммунной системы. Об эффективности вирусных вакцин часто судили по показателям гуморального иммунитета у привитых. Однако показано, что некоторые вирусы геморрагических лихорадок могут инфицировать моноцитарные клетки in vitro [103. Добавление же к культуре клеток специфической сыворотки вызывало резкое усиление репликации вируса в этих клетках. Подобный эффект in vivo вызывали моноклональные антитела к вирусу желтой лихорадки, когда выживаемость животных, обработанных перед заражением неспецифическими моноклональными антителами, была значительно выше, чем в группе, получившей специфические моноклональные антитела СИЗ.

Известно, что при вирусных геморрагических лихорадках, в том числе лихорадке Марбург, огромное значение имеет ДВС-синдром, который является причиной геморрагий [12,133. Он всегда связан с нарушением гемостатических функций эндотелиальных клеток [14,103. Эти функции могут нарушаться некоторыми иммунными медиаторами, такими как ИЛ-1, ФНО и ИНФ, выработка которых усиливается при вирусных инфекциях и которые обладают широким спектром действия на эндотелиальные клетки и способствуют разрушению стенок сосудов [15,16,173.

Таким образом, сложность иммунопатогенеза геморрагических лихорадок не вызывает сомнения. Создание профилактических и лечебных препаратов без учета этих фактов невозможно. Поэтому одной из основных целей нашей работы было изучение изменений иммунологических показателей у животных, чувствительных к вирусу Марбург, при развитии у них геморрагической лихорадки, вызванной этим ви-

русом. На этом этапе важно было определить те параметры, которые в большей степени влияют на течение и исход заболевания.

Очевидно, что для заболеваний с таким сложным иммунопатоге-не^ом, как лихорадка Марбург и другие геморрагические лихорадки, не приемлем традиционный подход к оценке эффективности поствакцинального иммунитета (РД 42-28-10-90). В связи с этим нами были изучены изменения иммунного ответа после иммунизации животных инактивированным препаратом вируса Марбург, а также влияние показателей поствакцинального иммунитета на течение и исход заболевания после заражения иммунных животных гомологичным вирусом. В процессе этого мы попытались определить вклад неспецифических факторов иммунитета в защиту иммунного организма от заражения летальными дозами вируса.

Вирусные геморрагические лихорадки, некоторые из которых распространены в России и во всем мире (ГЛПС, КГЛ и др.) [183, несомненно, имеют общие звенья развития заболевания, в который вносят свой вклад гуморальные и клеточные факторы иммунитета. Изучение иммунопатогенеза лихорадки Марбург, предпринятое нами, важно как для получения ясной патогенетической картины развития геморрагических лихорадок, так и для разработки эффективных средств профилактики и лечения.

Цели и задачи исследования. Целью настоящего исследования было определение подходов к созданию протективного инактивирован-ного препарата вируса Марбург, оценки его иммуногенных свойств, изучение иммунопатогенеза экспериментальной лихорадки Марбург у иммунизированных этим препаратом животных, а также исследование возможности лечения этого заболевания в эксперименте.

В связи с этим в задачи исследования входило:

1. Получение инактивированного препарата вируса Марбург.

2. Оценка протективных и иммуногенных свойств инактивированного препарата вируса Марбург.

3. Исследование динамики изменения иммунологических показателей у животных при моделировании лихорадки Марбург.

4. Изучение показателей неспецифического и специфического иммунного ответа у животных, иммунизированных инактивированным препаратом вируса Марбург, после заражения их гомологичным вирусом.

5. Изучение возможности лечения экспериментальной лихорадки Марбург некоторыми противовирусными препаратами и препаратами- антагонистами фактора некроза опухоли.

Научная новизна.

Показано, что иммунизация животных инактивированным препаратом вируса Марбург приводит к формированию специфического клеточного и гуморального иммунного ответа. Исследование иммуногенных свойств инактивированного препарата вируса Марбург на морских свинках и обезьянах позволило установить различную динамику изменений показателей иммунного ответа у зараженных иммунных погибших и выживших животных.

Впервые показано, что процесс развития лихорадки Марбург у морских свинок и обезьян сопровождается повышением активности неспецифических факторов иммунитета (ФНО, интерферона, НК) на 5-7 сутки после заражения, которое продолжается вплоть до момента гибели животных.

Показано, что препараты интерлейкина-2 оказывают негативное влияние на течение лихорадки Марбург.

Впервые показано, что применение препаратов-антагонистов фактора некроза опухоли при лихорадке Марбург оказывает терапевтический эффект в экспериментах на животных.

Практическая ценность работы. Получен патент Российской Федерации "Способ получения концентратов вирусов, вызывающих геморрагические лихорадки и обладающих иммунологической и протективной активностью" (Ш 2029561 С1). Получен протективный препарат против геморрагической лихорадки Марбург, который прошел доклинические исследования согласно РД 42-28-8-89 (отчет о "Доклинических испытаниях..." прилагается). Препарат удовлетворяет по своим характеристикам требованиям иммунологической безопасности. Для углубленного изучения качества инактивированного препарата вируса Марбург были проведены исследования показателей иммунитета у привитых животных после заражения. У части иммунных животных была установлена иммунологическая реакция, потенцирующая развитие заболевания. Полученные материалы были использованы в "Отчете о доклинических испытаниях вакцины лихорадки Марбург", который был представлен в Комитет по МИВП. В своем заключении Комитет по МИВП согласен с мнением авторов о качестве инактивированного препарата против геморрагической лихорадки Марбург и важности дополнительных исследований при оценке специфической активности и безопасности вакцинных препаратов (выписка прилагается).

Положения, выносимые на защиту:

1. В патогенезе лихорадки Марбург важную роль играет динамика изменений неспецифических факторов иммунного ответа (интерферон, ФНО, активность НК), значения которых растут в процессе развития заболевания вплоть до летального исхода.

2. Иммунизация животных инактивированным препаратом вируса

Марбург приводит к формированию специфического клеточного и гуморального иммунного ответа, а также к активации у - большинства животных ряда факторов неспецифического иммунитета. Для определения эффективности поствакцинального иммунитета необходим индивидуальный подход к каждому иммунизированному животному, а также оценка показателей не только специфического иммунитета, но и клеточных медиаторов и натуральных киллеров как до, так и в процессе иммунизации.

3. Усиление активности неспецифических факторов (ФНО, ИФН, НК) путем введения препарата ЭрИЛ-2 является негативным фактором в патогенезе заболевания.

4. С помощью препаратов-антагонистов ФНО десферала (ДФО) и анти-ФНО сыворотки возможно патогенетическое лечение экспериментальной лихорадки Марбург у морских свинок.

Настоящая работа выполнена в лаборатории иммунологической безопасности Института молекулярной биологии ГНЦ ВБ "Вектор".

Отдельные разделы работы выполнялись совместно с сотрудниками института: н.с.лаборатории иммунологической безопасности Агафоновым А.П., м.н.с.лаборатории иммунологической безопасности Ка-шенцевой Е.А., н. с.лаборатории электронной микроскопии Жуковой H.A.

Автор благодарит сотрудников лаборатории иммунологической безопасности за помощь и поддержку в повседневной работе.

ГЛАВА 1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1 ЭПИДЕМИОЛОГИЯ, КЛИНИКА И ПАТОГЕНЕЗ ВИРУСНОЙ ЛИХОРАДКИ МАР-БУРГ.

Летом 1967 года одновременно во Франкфурте-на-Майне, Марбур-ге (ФРГ) и Белграде (Югославия) были зарегистрированы вспышки неизвестного ранее заболевания с тяжелым течением, высокой летальностью и контагиозностью. Как выяснилось, инфекция была занесена в Европу с партией зеленых мартышек из Уганды, ввезенных для проведения лабораторных исследований. Из 25 первично зараженных человек 7 скончались. Заразились и заболели б человек из числа лиц, непосредственно контактировавших с больными (персонал клиники и другие) С5,19].

Следующая описанная вспышка произошла в 1975 году в Африке. Заболели трое человек, один из них умер [20].

В 1980 году был отмечен случай заболевания в Кении. Больной умер. Врач, ухаживающий за больным, заразился, но выздоровел [213.

В 1987 году был зарегистрирован единичный случай заболевания лихорадкой Марбург также в Кении, закончившийся летальным исходом [223.

Типичные вспышки инфекции свидетельствовали, что распространение инфекции происходило через нестерильные медицинские инструменты. Вторичные и последующие генерации заболевания среди членов семьи больного и медицинского персонала возникали при интенсивном контакте с больными геморрагической лихорадкой. Наблюдения за

эпидемиями и отдельными случаями инфекции Марбург доказывают, что главный путь распространения этого вируса между людьми требует прямого контакта с инфицированной кровью и жидкостями организма, хотя наблюдался и воздушно-капельный путь инфицирования [23].

Можно предположить, что природный резервуар вируса находится на территории Африки. Уточнению его способствовали серологические исследования крови. Из различных обследованных регионов Африки антитела к вирусу Марбург были выявлены в Либерии у 1,5% - 18,1% обследованных людей 123, в Зимбабве у 0,8% [243, в Центрально-Африканской Республике у 0,6 - 2,4% [25,43 , в Кении в 8 случаях из 1058 обследованных людей [263. В работе Gonzalez J.P. С243 было показано наличие антител к вирусу Марбург в крови у 0,33% обследованных жителей нескольких стран Центральной Африки: Камеруна, Чада, Центрально-Африканской Республики, Конго, Экваториальной Гвинеи и Габона. Среди животных антитела против вируса Марбург были выявлены у 4 из 136 обследованных зеленых мартышек и у 1 из 184 павианов в Кении [273, у 6% обследованных грызунов в Центрально-Африканской республике [43. Таким образом, ареал вируса Марбург включает Кению, Уганду, Центрально-Африканскую республику, Либерию, Зимбабве, Чад, Конго, Экваториальную Гвинею, Габон и Камерун.

Установлена репродукция вируса Марбург в комарах Aedes ае-gypti. В комарах Anopheles Makulipennis вирус Марбург сохраняется до 8 дней, в клещах до 15 дней [283. Имеющиеся данные не позволяют., сделать достоверные выводы о природном резервуаре вируса.

Эпидемиологические, вирусологические и биохимические исследования показали, что вирусы Марбург, Эбола и Рестон, первые два из которых ранее были предварительно отнесены к семейству Rhabcio-viridae [29,303, имеют много общих свойств. Это позволило выде-

лить новое семейство Filoviridae [303, которое включено в порядок Mononegavirales. Семейство состоит из трех представителей: вирусов Марбург, Эбола и Рестон. Вирионы вирусов, входящих в семейство, крайне плейоморфны и представлены необычно длинными нитевидными структурами (отсюда и название семейства Filoviridae, "filo" - "нить") диаметром 80 нм. Длина вирионов вируса Марбург составляет в среднем 790 нм, Эбола - 970 нм и достигают в максимуме нескольких микронов. На поверхности вирионов заметны шипики размером 9 - 10 нм с интервалом 10 нм. Описанные нитевидные структуры образуют вирионы самой разнообразной формы. Основные морфологические формы вириона - палочковидная, кольцевидная (тороидная) и булавовидная [313. Так же как и вирионы рабдо- и парамиксовиру-сов, вирионы филовирусов состоят из сердцевины и липидсодержащей оболочки Г303.

Таблица 1.

Белки вируса Марбург.

Белок Молекулярный вес Предполагаемые

х 10

функции

L

180

Транскриптаза

Гликопротеин

^сформированный

нуклеокапсидный

Мембранный белок

Фосфоршшрованный

нуклеокапсидный

белок

Мембранный белок

GP

140

NP

98

VP40

40

VP30

30

VP24

24

Биохимический анализ белков вируса Марбург показывает наличие 7 полипептидов (таблица 1) 1221.

Вирионная РНК вируса Марбург - ^сегментированная, с молекулярным весом 4x10 дальтон [32].

Несмотря на свои уникальные свойства и отдельную таксономическую единицу, эти вирусы похожи на все оболочечные РНК-содержащие вирусы по своей чувствительности к липидным растворителям и инактивирующим агентам, таким как формалин, ультрафиолетовое облучение, бета-пропиолактон, гамма-излучение и т.д. Они стабильны при комнатной температуре в течение нескольких последующих недель. Быстро инактивируются высокой температурой, но остаточная инфекционность сохраняется после прогревания при 56 град С 30 минут. Однако 60 град С в течение 60 мин инактивируют вирус Марбург полностью (титр 105'5 для морских свинок) [33,34 ,35 ,36].

Клиника лихорадки Марбург.

Инкубационный период заболевания имеет продолжительность от 3 до 9 суток. Заболевание начинается внезапно с головной боли, общего недомогания, болей в конечностях. Через несколько часов температура повышается до 39 С и выше. На 3 - 4 день заболевания температура достигает максимума, на 7 - 8 день нормализуется. В некоторых случаях через 12 - 14 дней заболевания отмечается вторичное обострение с подъемом температуры. На 3 день заболевания начинается потеря аппетита, тошнота, рвота, диарея и желудочно-кишечные расстройства с выделением крови и слизи. Все это ве-

дет к общему обезвоживанию организма. На 5 - 8 день заболевания у всех больных наблюдается зритематозная макулопапулезная сыпь: сначала на голове., затем на других частях тела. Через 3-4 дня сыпь бледнеет и шелушится. Иногда развивается конъюнктивит, всегда наблюдается воспаление зева. Приблизительно: у половины заболевших возникает геморрагический диатез с кровотечениями из десен, горла, носа, желудочно-кишечного тракта. Кровоточат места инъекций. В некоторых случаях описаны нарушения центральной нервной системы: изменения психики, погружения в глубокую кому, судороги, парезы. Смерть наступает через 8-16 дней заболевания от сердечно-сосудистой недостаточности, церебральной комы, анурии. Период реконвалесценции длится несколько месяцев. При этом наблюдается потеря аппетита и веса, выпадение волос, общая утомляемость .

Патолого-анатомические обследования показали, что при болезни Марбург поражаются почти все внутренние органы, в особенности печень, почки, сердце, а также лимфатические узлы, мозг. Отмечаются геморрагии во внутренних органах, сосудах, кишечнике, мягких тканях. Болезнь сопровождается повышенной сосудистой проницаемостью и шоком [291.

Смертность при лихорадке Марбург составляет 22-33% [1].

Лабораторные исследования выявили лейкопению уже в ранних стадиях заболевания. Также наблюдается нейтрофильный сдвиг влево и атипические лимфоциты. С течением заболевания количество лейкоцитов может возрастать, часто выше первоначального уровня, особенно при присоединении бактериальной инфекции. У всех пациентов наблюдалась тромбоцитопения с выраженным ДВС-синдромом. Протром-биновое и тромбопластическое время увеличены, присутствуют про-

дукты фибринового распада» хотя уровень плазменного фибриногена может быть слегка сниженным, нормальным или повышенным. Общим является гипопротеинемия, повышенный уровень трансаминаз и несколько повышенный сывороточный билирубин, хотя явная желтуха выявлялась лишь у нескольких пациентов. Креатинфосфокиназа была в большинстве случаев нормальной. Для всех пациентов характерна протеи-нурия [37!!.

Патология и патогенез.

В смертельных случаях макро- и микроскопически выявляемые геморрагии наблюдаются в большинстве систем и органов. Также распространены фокальные некрозы, но они не очень обширны и не сопровождаются значительным воспалением. Печень не является местом развития массированных фатальных некрозов, всегда присутствует некроз печеночных канальцев. При этой инфекции всегда наблюдаются диффузные энцефалиты с формированием глиальных узелков, генерализованные лимфоидные некрозы. На различных стадиях наблюдаются диффузные внутрисосудистые фибриновые тромбы. Все исследования доказывают наличие ДВС-синдрома [38,393.

Патогенез инфекции Марбург у людей и у низших приматов похож [403. Клинические и биохимические наблюдения показывают, что в поражение вовлекаются печень (при отсутствии печеночной недостаточности), почки, изменяется сосудистая проницаемость, активируется каскад свертывания крови. Предполагают, что ДВС-синдром является основным механизмом в развитии вирусных геморрагических лихорадок, хотя способ его индукции и степень значимости в патогенезе заболевания не установлены окончательно. Более того, существуют различия в картине заболевания Марбург и Эбола-инфициро-

ванных обезьян. В обоих случаях наблюдалась активация каскада коагуляции, однако только у Марбург-инфицированных обезьян выявлены явления геморрагического диатеза, который сочетается с обширным фибринолизисом. Тяжесть заболевания при Эбола-инфекции коррелировала с фазами виремии, что доказывает важность вирусной реплика-4 ции в процессе данного заболевания. При лихорадке Марбург виремия предвосхищала обострение клинических симптомов на 24-48 часов. Так как для этой инфекции не показаны пассивная защита и нейтрализация с сывороткой реконвалесцентов, можно предположить другие механизмы выздоровления,больше связанные не с гуморальным, а с клеточным звеном иммунитета [37].

1.2 ОСОБЕННОСТИ СОСТОЯНИЯ ИММУННОЙ СИСТЕМЫ ПРИ ГЕМОРРАГИЧЕСКИХ ЛИХОРАДКАХ.

1.2.1 Гуморальный ответ при вирусных геморрагических лихорадках.

Анализ литературы по изучению роли гуморального и клеточного звеньев иммунного ответа при геморрагических лихорадках показывает, что в настоящее время пока трудно адекватно оценить роль каждого из них в отдельности при вирусных инфекциях in vivo. Несомненно, что их роли в регуляции протекания вирусных инфекций взаимосвязаны, однако относительное значение каждого из них может варьировать от одного вируса к другому. Так например известно, что исход заболевания лихорадкой Ласса у человека и у животных в большей степени связывают с титром вируса, чем со временем появления или уровнем ответа антител [41,42 ,43].

После инфицирования обезьян-резус вирусом Ласса динамика ви-

ремии и количество циркулирующего вируса первоначально были аналогичны у всех инфицированных обезьян, через неделю, эти показатели начали снижаться у выздоравливающих животных. В фатальных случаях уровень вирусных титров, достигнув 5,5-7,5 lgBOE/мл, не снижался до самой смерти [44]. Гуморальный ответ у выживших обезьян резус, измеряемый с помощью иммунофлуоресцирующих антител, был быстрым, впервые регистрировался на 7-10 дни и достигал максимальных титров к 33 дню [451. У человека вирусные антитела регистрировались даже во время высокого уровня виремии и персисти-ровали в течение, по крайней мере, 5 лет после инфекции [46].

В дальнейшем было показано, что антитела, выявляемые методом иммунофлуоресценции, регистрируемые в течение первой недели, были IgM-класса, a IgG появлялись непосредственно после острой фазы заболевания у выздоравливающих . Несмотря на высокие титры антител, виремия не нарушалась и вирус циркулировал совместно с высокими титрами антител в течение 2-3 недель [413.

Некоторый свет на эти явления, вероятно, могут пролить данные, опубликованные Lewis R.M. с соавт. [393. Ими показано, что некоторые вирусы, вызывающие геморрагические лихорадки, в том числе и вирус Лаоса, могут in vitro инфицировать культивируемые моноцитарные клетки . Добавление же к культуре клеток специфической сыворотки вызывало резкое усиление репликации вируса в этих клетках. Подобный эффект in vivo вызывали моноклональные антитела (МА) к вирусу желтой лихорадки, когда выживаемость животных, обработанных перед заражением неспецифическими МА, была значительно выше, чем в группе, получившей специфические МА [113. Похожие результаты получены и при заражении новорожденных мышей и крыс вирусом Хунин, который размножается в макрофагах и мозге животных.

Высокий показатель летальности коррелировал с выраженностью репликации вируса в макрофагах, мозге и формированием вируснейтрали-зующих антител [473. Об отсутствии защитного действия антител свидетельствовали эксперименты, проведенные на двухдневных крысах: гипериммунная сыворотка с титром 1:320 оказывала защитное действие, а сыворотка, полученная от крыс с перс-истирующей инфекцией с титром 1:640 таким эффектом не обладала. По-видимому, защитный эффект гипериммунной сыворотки был связан не с нейтрализацией вируса, а с регуляцией клеточного ответа [483. Однако, исследование протективного действия иммунной плазмы, • полученной от выздоравливающих пациентов или от животных, экспериментально инфицированных вирусом Лаоса, показало, что плазма эффективна при наличии в ней титров нейтрализующих антител, которые образуются в достаточных количествах в сыворотке выздоравливающих животных лишь к 90-180 дням после заражения [49,503.

Протективный эффект пассивной иммунизации продемонстрирован и при заражении мармозеток вирусом Хунин [513, и при лечении пациентов с предварительным диагнозом Аргентинской геморрагической лихорадки [83. Титры нейтрализующих антител и в этих случаях играли определяющую роль [523.

Анализ иммунного ответа у представителя семейства Вуньявиру-сов - вируса лихорадки долины Рифт (ЛДР), показал, что освобождение от этой инфекции с большей вероятностью связывают с гуморальным иммунитетом. Тесная связь появления сывороточных нейтрализующих антител с ограничением виремии и клиническим выздоровлением предполагает, что эти антитела могут быть самым первым ответом хозяина, включаемым в элиминацию вируса. Это предположение в дальнейшем подтвердилось с помощью высокоэффективной иммунизации

макак-резус: уже введение 0,025 мл/кг антителосодержащей сыворотки предотвращало виремию и явное заболевание [37]..

Роль гуморального иммунитета при освобождении организма.от вирусов семейства Filoviridae - Марбург и Эбола - еще недостаточно ясна. Известно, что уровень виремии при этих инфекциях высокий [54,55], а антитела появляются на 2 неделе, достигая максимума на 3-4 неделе в случае вируса Эбола [56]. В сыворотке крови больных лихорадкой Марбург IgM и IgG появляются через 7 дней после начала болезни и достигают пика через 1-2 недели. Затем титр IgM снижается к концу первого месяца. IgG повышаются в течение месяца и снижаются до среднего или низкого уровня через 1-2 года [55].

1.2.2 Роль клеточного звена иммунного ответа при вирусных геморрагических лихорадках.

В настоящее время опубликовано не много работ, информирующих об участии клеточного иммунитета в защите от инфекций, вызванных вирусами геморрагических лихорадок, однако, важность этого звена иммунитета на самых ранних стадиях инфекции показана достаточно ясно. Например, уже описанные выше такие явления, как высокая и стойкая виремия на фибрильной стадии заболевания, задержка выработки нейтрализующих антител и одновременное наличие как вируса, так и специфических антител при лихорадке Ласса свидетельствовало о том, что смертельный исход этого заболевания может быть результатом выраженного дисбаланса функций клеточного иммунитета. В ограниченных исследованиях на обезьянах были показаны ответы лимфоцитов к неспецифическим митогенам, при этом наблюдаемая супрессия клеточного иммунитета во время острого заболевания с выраженной

лимфопенией, в основном была обусловлена, по-видимому, Т-супрес-сорной популяцией [83. Была показана роль цитотоксических клеток селезенки, полученных от морских свинок на 7-21 сутки после иммунизации естественно аттенуированными вирусами Мопейа или Мобала, •в защите от заражения патогенными штаммами вируса Ласса и ЛХМ [523. Авторы полагают, что гибель от вирулентных штаммов вируса Ласса может быть связана с неспособностью хозяина генерировать цитотоксические клетки в течение первых 15 дней. Это подтверждает гипотезу о том, что генерация ЦТЛ селезенки является определяющей в процессе выздоровления и что перекрестная защита может быть обеспечена клетками без участия нейтрализующих антител [53].

Известно, что взрослые мыши, устойчивые к вирусу Хунин, после обработки циклофосфамидом погибали через 15-20 дней после заражения [54,55].При интрацеребральном введении того же вируса 45-дневным мышам, обработанным антитимоцитарной сывороткой, также наблюдалось значительное увеличение гибели этих животных [56]. Однако, возникающая гипотеза о защитной роли Т-клеток в данном случае опровергается другими фактами: клетки селезенки взрослых мышей, сенсибилизированные вирусом Хунин, не обладают способностью переносить сколько-нибудь значительное антивирусное действие реципиентам [57]. В то же время, изучая динамику формирования цитотоксических клеток у морских свинок, инфицированных атте-нуированным штаммом Хз-44 вируса Хунин, другие авторы показали, что спленоциты от морской свинки, зараженные штаммом Хз-44, способны специфически лизировать инфицированные вирусом Хунин син-генные клетки-мишени, причем, цитотоксичностью обладали В-клетки. Иммунизация патогенным штаммом не вызывала такого эффекта [58].

Если в описанных выше случаях можно говорить о некоторой за-

щитной роли Т-клеток в процессе иммунопатогенеза этой инфекции, то при заражении вирусом Хунин новорожденных мышей Т-клеточное звено иммунного ответа, вероятно, играет скорее негативную роль. Так, в результате тимусэктомии и введения антитимоцитарной сыворотки уменьшались тяжесть клинических проявлений и число погибших мышей-сосунков, инфицированных вирусом Хунин. У выживших тимусэк-томированных животных вирус размножался в мозге в таких же титрах, что и у контрольных, что свидетельствовало об иммунологической (Т-клеточной) основе неврологических симптомов зараженных животных [93. Какие же иммунологические механизмы могут обусловливать высокую чувствительность нормальных новорожденных мышей к данному вирусу (интрацеребральное введение вируса приводит к гибели почти 100%. мышей-сосунков моложе 10 дней). Это может быть обусловлено или незрелостью макрофагов в раннем периоде жизни [593, или незрелостью Т-лимфоцитов, неспособных освободить лимфо-кины, которые индуцируют активность макрофагов [603. Однако, эти животные резистентны к внутрибрюшинному заражению, особенно после 6-недельного возраста [613. Возможно, связанная с возрастом резистентность этих животных зависит от появления защитного барьера против летального вируса. В подтверждение этого можно отметить, что перитонеальные макрофаги играют большую роль при многих вирусных инфекциях. Причем, предполагается, что макрофаги созревают в первую неделю жизни [62,633. Было показано, что макрофаги имеют отношение к связанной с возрастом резистентности к вирусу Хунин у хомячкообразных грызунов, природного резервуара этого вируса [643. Вирус Хунин размножали in vitro в макрофагах, полученных как от новорожденных, так и от взрослых особей. При этом вирус продуцировался во всех линиях макрофагов от новорожденных и всего

в 38% макрофагальных культур от взрослых животных. При обработке животных кремнеземом до инфицирования вирусом Хунин наблюдалась гибель взрослых животных, тогда как у новорожденных происходило замедление и снижение смертности. На основании этих результатов авторы предполагали, что, очевидно, макрофаги у новорожденных грызунов являются пермиссивными клетками для размножения вируса, тогда как у взрослых животных эти клетки играют роль барьера против этой вирусной инфекции, препятствующего распространению возбудителя из брюшной полости. Для многих вирусных инфекций способность вируса размножаться в макрофагах коррелировала с их вирулентностью для данного хозяина, тогда как способность макрофагов подавлять вирусную репликацию связана с устойчивостью хозяина к данному заболеванию [65,663.

1.2.3. Некоторые иммунопатогенетические аспекты развития вирусных геморрагических лихорадок.

Вирусы и гемостаз.

Огромное количество вирусных инфекций не связано со значительными повреждениями гемостаза. Однако общий патогенез вирусных геморрагических лихорадок приводит к заболеваниям, для которых гемостатические нарушения являются очень важной особенностью [143. В этих случаях обычно имеют место два клинических синдрома: тромбоцитопеническая пурпура и диссиминированная внутрисосудистая коагуляция.

Вирусы нарушают гемостаз двумя путями: через прямое действие на клеточные функции и через активацию иммунных и воспалительных реакций. Оба механизма ведут к различной степени клеточных повреждений включая гибель клетки. Активация путей коагуляции - это

важная часть иммунных и воспалительных реакций, ведущая к отложениям фибрина на стенках сосудов [67,68]. Взаимодействие гемостаза, иммунитета и воспаления - неразрывный комплекс. По одним данным, иммунные и воспалительные медиаторы могут активно влиять на гемостатические функции [69,70], другие авторы сообщают, что коа-гуляторные белки вносят свой вклад в воспаление и нарушения иммунного ответа [71,72]. Иммунные эффекторные клетки, такие как моноциты, в то же время являются гемостатическими эффекторными клетками, поэтому невозможно отделить одни функции от других [73].

Существует небольшое количество вирусов, которые вызывают очень сильные нарушения гемостаза, такие, что геморрагии являются главной отличительной чертой этих инфекций. Это вирусы геморраги-чейких лихорадок [74].

Тромбоцитопения. Одним из важных механизмов возникновения геморрагии при вирусных инфекциях является тромбоцитопения, которая часто приводит к затяжным кровотечениям. Во многих случаях она обусловлена нарушением тромбоцитопоэза, который возникает либо в результате размножения вируса в мегакариоцитах [75,76], либо из-за снижения продукции гематопозтинов [77]. Так, при лихорадке Денге, геморрагической лихорадке с почечным синдромом, Аргентинской геморрагической лихорадке имеют место оба этих механизма [78,79 ,80]. У морских свинок, инфицированных вирусом Хунин, ме-гакариоциты содержали типичные вирусные частицы [81]. Снижение количества тромбоцитов наблюдается при многих геморрагических лихорадках, в том числе, лихорадке Марбург [82,83].

Не менее важны и другие механизмы усиленной деструкции тромбоцитов - это прямое взаимодействие тромбоцитов с вирусом, синд-

ром., диссиминированного внутрисосудистого свертывания (ДВС) и эн-дотелиальные повреждения. Некоторые вирусы способны активировать тромбоцитарную агрегацию in vitro, и возможно, in vivo [84]. ДВС синдром может вести к усилению потребления тромбоцитов [75]. Эн-дотелиальные повреждения также способствуют ускорению потребления тромбоцитов путем нарушения нормальных, нетромбогенных поверхностей сосудов. Эти повреждения вовлекают в процесс субэндотелиаль-ные ткани, а это, в свою очередь, ведет к слипанию и агрегации тромбоцитов . Кроме того, вирусная инфекция эндотелиальных клеток способствует прилипанию тромбоцитов к поверхности этих клеток [853.

Не менее важными причинами нарушения гемостаза являются дисфункция тромбоцитов [86,87 ,18] и снижение уровня коагулирующих факторов. Уменьшение содержания коагулянтов в плазме возникает в результате усиленного их потребления вследствие ДВС-синдрома [75] и из-за нарушения их синтеза при повреждениях печени [76]. Однако, для проявления геморрагии необходимо очень сильное разрушение печени, даже при вирусных гепатитах не возникает подобное нарушение гемостаза, а появление геморрагий при вирусных гепатитах является плохим прогностическим признаком [88]. В результате печеночных повреждений происходит активация коагуляционных путей некротической печеночной тканью, которая усиливается благодаря ухудшению клиренса активированных коагуляционных факторов и снижению уровней коагуляционных ингибиторов [89].

Данные об этих механизмах в патогенезе лихорадок Марбург и Эбола очень органичены, но вероятно, дисфункциональные печеночные нарушения при этих инфекциях могут в тяжелых случаях вносить свой вклад в геморрагические явления [14].

ДВС-синдром. Синдром внутрисосудистой диссиминированной коагуляции проявляется в той или иной степени при многих вирусных заболеваниях, таких как ветрянка, краснуха, грипп [143. В этих случаях инфекция протекает более тяжело, чем обычно.

При вирусных геморрагических лихорадках, как уже упоминалось выше, ДВС-синдром имеет огромное значение, являясь причиной ге-моррагий. Он всегда связан с тяжестью заболевания. При лихорадке Денге и геморрагической лихорадке с почечным синдромом источником геморрагических проявлений в начале инфекции, вероятно, являются тромбоцитарно-васкулярные нарушения. С нарастанием симптомов заболевания значительно возрастает важность ДВС-синдрома как причины нарушения гемостаза. Доказательством этого служит увеличение уровней фибриногена и других коагулирующих факторов на фоне роста продуктов деградации фибрина и фибриногена и тромбоцитопении. Некоторые авторы указывают на прямую связь тяжести проявления лихорадки Денге и степенью развития ДВС-синдрома [13,903.

ДВС-синдром не характерен для аренавирусных инфекций, хотя существуют данные о наличии гемостатических нарушений при лихорадке Лаоса [91,923.

Исследования лихорадки Марбург свидетельствуют о значительной роли ДВС-синдрома при этом заболевании [933. В то же время данные о природе этого явления при еще одной филовирусной инфекции - лихорадке Эбола - весьма ограничены . Этот синдром наблюдается у макак-резус, инфицированных вирусом Эбола. Наиболее значительным он был в терминальной стадии инфекции [873.

Важно отметить, что тяжесть геморрагических проявлений при этих инфекциях может варьировать в зависимости от географического ареала и времени возникновения вспышки заболевания. Это, вероят-

но, отражает различие в вирусных штаммах [143. %

Роль сосудистых повреждений. Многими авторами отмечено наличие значительных сосудистых повреждений при различных вирусных геморрагических лихорадках. При лихорадке Денге, например, повышение сосудистой проницаемости отражается увеличением гематокрита и накоплением жидкостей в серозных полостях [943. Измерение объема плазмы при этом заболевании определило, что он уменьшается уже в фибрильной стадии и достигает максимума в стадии шока [143. Аутопсия, проведенная в смертельных случаях, показала, что морфологические изменения в кровеносных сосудах были незначительны.

При Аргентинской геморрагической лихорадке в летальных случаях аутопсия показала наличие сосудистых повреждений, включающих капиллярное пропитывание с диапедезом эритроцитов, гипертрофию эндотелия [953. В мозге наблюдалась и периваскулярная инфильтрация. Капиллярное пропитывание отмечено и при Боливийской геморрагической лихорадке . При лихорадках Марбург и Эбола исследования на уровне световой микроскопии не показало значительных нарушений сосудистой стенки [143. Ультраструктурные же наблюдения у макак- резус, инфицированных вирусом Эбола, свидетельствовали о значительных повреждениях микроциркуляторного русла [963. Наблюдаемые фокальные эндотелиально-клеточные некрозы у этих животных были связаны с внутриклеточной вирусной репликацией. Плотный монослой эндотелиальных клеток разрушался и клетки отлипали от внутренней базальной мембраны.

Исследования in vitro [103 показали, что размножение вируса Марбург в макрофагах сопровождается активацией и высвобождением цитокинов ( в частности, ФНО-ос ) и, в результате, повышением сосудистой проницаемости .

Нарушения функции эндотелия. Кроме увеличения- проницаемости сосудов повреждение эндотелиальных клеток вызывает и дисфункцию их самих. Как упоминалось выше, эти клетки играют центральную роль в регуляции сосудистой проницаемости и контроле гемостаза С973. Кроме того, они функционируют как иммунные эффекторные клетки, участвуя в презентации антигена Т-клеткам С983, и регулируют гранулоцитопоэз [993.

Гемостатические функции эндотелиальных клеток определяются следующими факторами: во-первых, нетромбогенной поверхностью эн-дотелиального слоя [76]; во-вторых, способностью модулировать тромбиновую активность и активность С-реактивного белка [100]; в-третьих, эндотелиальные клетки синтезируют многие субстанции, которые действуют на коагуляцию [1013.

Прямое и непрямое действие вирусов может нарушать эти гемостатические функции. Так, например, ИЛ-1 и ФНО, выработка которых усиливается при вирусных инфекциях, обладают широким спектром действия на культивируемые эндотелиальные клетки [15,102 ,103.

Индукция ими тканевого фактора клеточной поверхности, продукции ИЛ-б, повышение секреции ингибитора активатора плазминоге-на в результате их воздействия могут вызвать существенные нарушения гемостаза в организме. Эти же медиаторы способствуют повышению экспрессии молекулы-1 межклеточной адгезии, экспрессии антигенов МНС класса 1, индукции мембрано-связанного ИЛ-1 и разрушениям стенок сосудов. Все это вносит свой вклад в иммунное воспаление [173.

Негативное влияние ФНО на сосудистую проницаемость и гемостаз продемонстрировано на лабораторных животных. Внутривенное

введение рекомбинантного ФНО мышам в дозе 10 мкг/жив вызывает

лимфопению и нейтропению, гиповолемический шок с гемоконцентраци-%

ей и водяной диареей, этому сопутствует некроз тонкого кишечника, значительные повреждения эндотелия, экстравазадия эритроцитов и нейтрофилов в интерстиций. Повышается проницаемость сосудов с потерей жидкости в тонком и толстом кишечнике [1033. Показано, что цитокины в общем случае не вызывают повреждения эндотелиальных клеток, а скорее модулируют экспрессию специфических генных продуктов, которые, в свою очередь, сообщают эндотелию новые функциональные свойства, определяющие развитие и исход реакции на повреждение ("эндотелиальная активация"). Предполагают, что такая "активация эндотелия" регулярно имеет место в участках воспалительных, иммунных и неопластических реакций, связанных с активированными лимфоцитами и макрофагами [1043.

Как сказано выше , вирусы могут оказывать и прямое действие на эндотелиальные клетки. Способность инфицировать культивируемые человеческие эндотелиальные клетки продемонстрирована для многих вирусов [1573. Среди вирусов геморрагических лихорадок такими свойствами обладает вирус Денге, Хунин , Лаоса, Марбург и вирус Хантаан [143. Не всегда инфицирование вирусом эндотелиальных клеток. связано с геморрагическими проявлениями. Вирусы же геморрагических лихорадок оказывают такие сильные эффекты на-эндотелий сосудов в связи с повышением сосудистой проницаемости [13,103, увеличением в плазме уровня фактора VIII [863 и снижением генерации простациклина сосудистой стенкой [87,1063.

Активация лейкоцитов. Гранулоциты - это ключевые клетки воспалительных реакций. Они могут влиять на гемостаз через активацию этих реакций в сосудистой стенке и других тканях. Они также могут

действовать на гемостаз путем освобождения протеаз, которые способствуют деградации коагулирующих факторов, включая фибриноген [86].

Инфицирование этих клеток вирусами продемонстрировано для человека и животных. Среди вирусов геморрагических лихорадок этой способностью обладают вирусы Денге [1073, желтой лихорадки [1083, Хантаан [1093, Марбург [663 . Накоплены данные по коагулянтным функциям моноцитарных клеток. Эти клетки генерируют тканевые факторы в ответ на определенные воздействия, такие как эндотоксин , антигены , иммунные комплексы , аллогенные клетки , лимфокины [103 . Выработка тканевых факторов эндотоксин-стимулированными моноцитами может играть важную роль в патогенезе гемостатических нарушений при граммотрицательном бактериальном сепсисе [1103. Исследования на мышах доказывают, что выделение тканевых факторов моноцитарными клетками сопряжено с чувствительностью к заболеванию этих животных гепатитом морских свинок, вызванного вирусом гепатита типа 3. Вирусное инфицирование гепатоцитов наблюдалось как в чувствительных, так и в нечувствительных линиях мышей, но только в первых имела место повышенная выработка тканевых факторов моноцитами [1113.

Моноцитарные клетки также могут действовать на гемостаз выделением различных монокинов, которые имеют множественное действие, включая эффекты на гемостатические функции. Среди этих монокинов основными являются ИЛ-1 и ФНО [103. Как было описано выше, оба этих монокина стимулируют прокоагулирующую активность эн-дотелиальных клеток [69,1123.

Таким образом, вирусы могут вызывать заболевание либо прямым действием на клеточные функции, либо путем активации иммунных и

воспалительных процессов. Безусловно, оба этих механизма действуют комплексно, однако, от степени вклада каждого -зависит тяжесть и исход заболевания. Если события распределить в хронологическом порядке, то необходимо отделить ранние события, такие как выделение биологических медиаторов, включая интерфероны, интерлейкины и ФНО, от поздних событий классического иммунитета. Ни для одной из рассматриваемых здесь геморрагических лихорадок нет достаточных данных, свидетельствующих, что классические иммунные механизмы, в отличие от ранних событий, вносят достаточный вклад в патогенез этих заболеваний [1133. Накопленные данные свидетельствуют, что главный фактор риска в данном случае - геморрагический шоковый синдром [114].

1.3 ФОРМИРОВАНИЕ ИММУНИТЕТА ПРИ ВАКЦИНАЦИИ ПРОТИВ ВИРУСНЫХ

ИНФЕКЦИЙ.

Вопросы, касающиеся участия иммунекомпетентных клеток в механизме формирования поствакцинального иммунитета, остаются до настоящего времени недостаточно изученными.

Исследования показателей клеточного иммунитета у людей, вакцинированных инактивированными вакцинами против гриппа и клещевого энцефалита показали принципиально сходную картину неспецифических сдвигов в иммунной системе [115]. Введение этих препаратов не изменяло, как правило, содержания лейкоцитов (нейтрофилов и моноцитов) в крови ни на одном из сроков, вызывало повышение величин трех показателей иммунного статуса: содержание активных Т-лимфоцитов, В-лимфоцитов и уровня индуцированной митогеном ла-

коноса бласттрансформации лимфоцитов. Продолжительность указанных иммунологических сдвигов ограничивалась первой неделей после введения препарата.

Первая аппликация живых гриппозных вакцин (ЖГВ) вызывала отчетливую поликлональную активацию иммунокомпетентных клеток [1173. Она касалась увеличения численности лейкоцитов, лимфоцитов, их Т-Впопуляций. Состояние поликлональной иммуноактивации на первую аппликацию вакцин переходило к 22 дню поствакцинального периода в поликлональную супрессию, для которой было характерно: снижение численности моноцитов, нейтрофилов и лимфоцитов, резко выраженный дефицит численности и угнетение ФГА-индуцированной бласттрасформации лимфоцитов, снижение до исходных уровней числа В-лимфоцитов. Проведенная на 28 день на таком уровне повторная прививка вакцин вызывала увеличение численности лейкоцитов и Т-клеток с сохранением угнетенной их ФГА-индуцированной бласттрансформации и не влияла на уровень численности и функциональной активности В-клеток.

Известно также, что инактивированные и живые гриппозные вакцины стимулируют образование вирусспецифических сывороточных антител, защищающих организм от вируса гриппа той же антигенной специфичности [1183. Этим же автором установлена важная роль ци-тотоксических Т-лимфоцитов в поддержании иммунитета и выведении вируса из организма.

Анализ материалов о специфических и неспецифических сдвигах в системе иммуноцитов вакцинированных против клещевого энцефалита и гриппа людей позволили определить некоторые механизмы развития клеточных реакций при вакцинальном процессе [1193. Так, в реакции вирусспецифической бластной трансформации лимфоцитов участвует,

вероятно, активная субпопуляция Т-лимфоцитов. Доказательством тому служат данные сравнительного анализа показателей иммунного статуса привитых лиц, положительно реагирующих в антигензависимой РБТЛ, и привитых лиц, лимфоциты которых не реагировали усилением антигензависимой РБТЛ.

Необходимым условием в сложной цепи активирования синтеза специфических антител является, по-видимому, увеличение доли активных Т-клеток, численности В-лимфоцитов и усиление бласттранс-фсрмирующей активности лимфоцитов на митоген лаконоса [120].

Установлено, что инактивированные вакцины против герпеса простого, против бешенства, а также против клещевого энцефалита индуцируют формирование клона лимфоцитов с протективной противовирусной активностью; клеточный компонент иммунитета играет важную роль в устойчивости организма к этим инфекциям [121, 122].

Изучение показателей клеточного иммунитета после иммунизации мышей вакциной против ОЭМЧ показала, что в результате вакцинации формируется клон лимфоцитов, отвечающий повышенным бластообразо-ванием (в РБТЛ) при повторной встрече со специфическим антигеном [123]. Однако, в другой работе авторами не отмечено корреляционной связи между динамикой формирования клеток, обладающих цито-т'оксическсй активностью, и клетками, принимающими участие в анти-генозависимой РБТЛ [124]. Имеются данные, полученные при различных вирусных инфекциях, указывающие, что антигенозависимая РБТЛ осуществляется одним клоном Т-лимфоцитов, а противовирусная активность - клетками, обладающими цитотоксическими функциями, то есть клонами клеток, несущими различные маркеры [113,125].

У людей, привитых инактивированной антирабической вакциной, выявляли повышение уровня вирусспецифической РБТЛ, причем, наи-

высшие показатели регистрировались через 1 месяц после третьей прививки [119]. Нарастание показателей в РБТЛ коррелировало с выработке:/ зируснейтрализующих антител у привитых лиц. Отмечено достоверное повышение процентного содержания и абсолютного количества Т-лимфоцитов в крови лиц, привитых концентрированной анти-рабической вакциной [126]. Значение клеточных механизмов поствакцинальной защиты от рабической инфекции показано и в опытах адоптивного переноса [127].

В этой главе обзора показана активация клеточных факторов вирусспецифического иммунитета под действием противовирусных вакцин. Однако далеко не всегда наблюдается корреляция между активностью Т-клеток и протективным действием вакцины. Это несоотвест-зие можно объяснить двумя причинами. Во-первых, определение защитного действия клеточных реакций часто проводят после применения таких вакцин, протективная активность которых связана преимущественно с их способностью обеспечивать синтез антител в высоких концентрациях. Во-вторых, даже при значительной или преимущественной роли Т-лимфоцитов в обеспечении противовирусной резистентности диагностическая ценность отдельных клеточных реакций существенно варьирует в зависимости от природы вируса и патогенетических особенностей заболевания.

1.4 ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ ПРЕПАРАТЫ ПРОТИВ ВИРУСНЫХ ГЕМОРРАГИЧЕСКИХ ЛИХОРАДОК.

Существует вполне определенная потребность в вакцинах для профилактики заболевания человека вирусными геморрагическими лихе радкам:/. К настоящему времени специфические вакцины к вирусам

семейств Arena- и Filoviridae практически отсутствуют. Кроме того, очень мало литературных данных об исследованиях по созданию профилактических препаратов против филовирусных геморрагических лихорадок. Поэтому в данном обзоре приведены литературные данные по другим геморрагическим лихорадкам.

Несмотря на предпринимаемые с середины 70-х годов усилия по созданию инактивированной вакцины против лихорадки Ласса, положительного результата получить не удалось.Формальдегидная обработка концентрированной вирусной суспензии не приводит к получению эффективного иммунногенного препарата [1283. С другой стороны, получены данные, указывающие на протективный эффект при применении препарата, вируса Ласса, инактивированного гамма-облучением [1293. Однако механизм формирования протективного иммунитета и изменения его показателей у животных после заражения в данной работе не рассматриваются.

Исследуется возможность создания живой вакцины на основе непатогенного и иммунологически близкого к вирусу Ласса вируса Мо-пеця, который по всей видимости является естественно аттенуиро-ванным вариантом первого. Вирус Мопейя обладает сниженной пато-генностью для приматов и может защищать животных от летальной дозы вируса Ласса [1283. Однако, некоторые изоляты этого вируса вызывают у обезьян тяжелое лихорадочное состояние. Кроме того, вирус плохо культивируется в клетках, разрешенных для производства вакцин [130,1313.

Другой путь получения живой вакцины против лихорадки Ласса -использование в качестве вектора вируса осповакцины. В центре по контролю за болезнями в Атланте получен рекомбинантный вирус осповакцины, экспрессирующий ген гликопротеина вируса Ласса -VLS

GPC, введение которого морским свинкам индуцирует у них защиту от последующего заражения вирулентным штаммом вируса Ласса. Вакцинированных животных заражали вирулентным вирусом Ласса, после чего отмечалось скоротечное лихорадочное заболевание и незначительные физиологические изменения. Все обезьяны выжили, что позволяет рассматривать данный рекомбинант в качестве кандидата на вакцину против лихорадки Ласса для человека [132].

В том же институте сконструирован еще один рекомбинантный вирус вакцины, экспрессирующий ген нуклеопротеина вируса Ласса, V-LSN. Изучен протективный иммунный ответ у морских свинок, инфицированных рекомбинантами, на введение летальных доз вируса Ласса. 94% животных, вакцинированных V-LSN, 791 - VLSGPC и 59% -обоими рекомбинантными вирусами, выживали после введения летальных доз вируса Ласса, в то время как в контрольной группе выживало лишь 14% [1333. При этом результаты вакцинации не коррелировали с уровнем образования сывороточных антител, подтверждая, что клеточно-опосредованный иммунный ответ является критическим компонентом в протективном иммунитете против вируса Ласса.

Подобные образцы инактивированной вакцины против вируса Эбо-ла были получены Lupto H.N. с сотрудн. [63. Использовали изолят вируса Эбола-Заир Е-718, который пассировали Há морских свинках (более 2-х раз) и затем в клетках Vero. Титр вируса после б пассажей на клетках Vero перед инактивацией составлял 7*10 5 ВОЕ/мл. Один образец инактивировали нагреванием при 56 град С в течение 2 часов, а другой - 0,05% раствором формалина в течение 24 часов при 37 град С и затем 7 дней при 5 град С. Вакцину инокулировали внутрибрюшинно морским свинкам и затем их заражали вирусом Збола штамм Заир. По сравнению с контрольной группой частота лихорадоч-

ного ответа была значительно ниже в группе вакцинированных животных. Тем не менее вакцина не защищала полностью от клинических проявлений инфекции на экспериментальной модели. Авторы считали, что неудовлетворительные результаты связаны с недостаточной концентрацией антигена в вакцинной дозе. Однако, совершенствование технологии культивирования филовирусов, как и методов их очистки, не привели к появлению публикаций относительно дальнейшего тестирования вакцин такой технологии. Другое объяснение неэффективности вакцины может быть связано с тем, что инактивация формалином вызывает сильное уменьшение антигенности поверхностных белков вируса [6]. Поэтому были предприняты попытки получить инактивиро-ванную вакцину на основе гамма-облученного вируса [73.

Взрослых обезьян-резусов вакцинировали очищенным, инактиви-рованным гамма-облучением вирусом Эбола с бактериальным адьюван-том. с помощью непрямого МФА наблюдали за развитием гуморального иммунного ответа. На 46 сутки после иммунизации титры антител по МФА были 1:128 и более. Неиммунизированных и иммунизированных животных через 48 суток после иммунизации заражали живым вирусом Эбола. Клиническое течение заболевания было идентично для обеих групп. Наблюдалось непродолжительное подавление виремии у иммунный животных, однако титры вируса в крови и органах у этих животных были максимальными. Данные световой и электронной микроскопии препаратов органов для обеих групп сходны, за исключением результатов, полученных при обследовании селезенки. Уровни фибриногена в опытной группе снижались в связи с активированием процессов коагуляции. Результаты ставят под сомнение возможность индукции иммунитета к вирусу Эбола с помощью инактивированных вирусных белков.

Таким образом, из данных литературы видно, -что профилактические препараты против лихорадки Марбург отсутствуют. В то же время очень мало известно об иммунопатогенезе этого заболевания и филовирусных геморрагических лихорадок в целом. Очень мало данных об активности медиаторов иммунного ответа при этих инфекциях. В литературе также отсутствуют сведения, позволяющие оценить вклад клеточного звена иммунитета в защиту от заболевания и летального исхода. Тем не менее интерес к геморрагическим лихорадкам Марбург и Эбола носит не только теоретический ( в силу того, что эти вирусы открыты относительно недавно), но и практический характер. Для медперсонала и работников карантинных служб и специализированных лабораторий, проводящих работы с этими вирусами, необходимо иметь эффективное средство профилактики.

Кроме того, с учетом последних рекомендаций Совещания Экспертов Европейского сообщества, занимающихся разработкой и оценкой вакцинных препаратов, при создании профилактических препаратов необходима правильная стратегия иммунизации и оценка риска вакцинации. Для этого важно изучить механизм формирования иммунного ответа и факторы, влияющие как на этот процесс, так и на процесс развития заболевания после заражения.

В связи с этим весьма актуально создание профилактического препарата против геморрагической лихорадки Марбург и изучение его влияния на иммунопатогенез этого заболевания.

Похожие диссертационные работы по специальности «Вирусология», 03.00.06 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Вирусология», Стрельцова, Марина Алексеевна

ВЫВОДЫ.

1. Разработана оригинальная технология получения концентрата вируса Марбург, обладающего иммуногенной и протективной активностью" (Приложение к диссертации - Патент РФ Ш 2029561 С1, Россия, 1995).

2. Получен концентрированный инактивированный препарат вируса Марбург, аттестованный согласно регламентирующим документам подкомитета по МИВП (ФС 42-344 ВС-90) и Фармкомитета РФ. Препарат обеспечивает индекс резистентности у иммунных морских свинок не ниже 2 при дозе иммунизации 7 мкг на животное и схеме иммунизации - двукратно, через 14 суток.

3. Впервые показано, что иммунизация препаратом инактивиро-ванного вируса Марбург приводит к формированию специфического клеточного и гуморального иммунного ответа у морских свинок и обезьян. Введение инактивированного препарата вируса Марбург этим животным активирует продукцию цитокинов (фактора некроза опухоли и интерферона) и повышает активность натуральных киллеров.

4. Впервые установлено, что развитие экспериментальной лихорадки Марбург у морских свинок и обезьян после введения летальных доз вируса сопровождается повышением активности сывороточного интерферона, фактора некроза опухоли, натуральных киллеров на 3-5 сутки после заражения. Рост этих параметров продолжается до момента гибели животных.

5. Впервые показана различная динамика изменений сывороточного интерферона, фактора некроза опухоли и активности натуральных киллеров у выживших и погибших иммунных животных после заражения их летальной дозой вируса Марбург. У выживших морских свинок и обезьян рост этих параметров происходит на 1-2 сутки после заражения, затем их активность снижается и возвращается к исходным значениям на 7-9 сутки наблюдения. У погибших животных показатели сывороточного интерферона, фактора некроза опухоли и активности НК увеличиваются с 3-х суток после заражения и растут до момента гибели.

6. На основе полученных нами данных о росте концентрации фактора некроза опухоли в сыворотке крови морских свинок в процессе развития лихорадки Марбург впервые предложена и экспериментально показана возможность патогенетического лечения этого заболевания у морских свинок препаратами-антагонистами ФНО - десфера-лом (ДФО) и анти-ФНО сывороткой.

Список литературы диссертационного исследования кандидат биологических наук Стрельцова, Марина Алексеевна, 1998 год

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Fisher-Hoch S. P. The danger from imported virus - the filovi-ruses/7 Virus & Life.- 1993.- vol. 6.- p.13-16.

2. Khobloch,J., Albiez,E., Schmitz,H. A serological survey on viral haemorrhagic fevers in Liberia// Ann. Virol.- 1982.- v. 133-E.- p. 125-128.

3. Blackburn,N.K., Searle,L., Taylor,P. Antibody against haemorrhagic fevers in Central Africa human population// Trans, roy. Soc. trop. Med. Hyg.- 1982.- v. 76, p. 803-805.

4. Saluzzo,J.-F., Gonzalez,J.-P., Georges,A.-J. AntiMarburg antibodies in the Republic of Central Africa. Mise en evidence d*anticops antivirus Marburg dans les populations humanies du sub-est de la Republique centrairicane// Ann. Viroll.- 1982.-v. 33.- p. 129-131.

5. Siegert.,R. Marburg virus: Virol. Monogr. 11- Wien, New York, 1972- pp. 97-153.

6. Lupton H.N. Inactivated vaccine for Ebola virus efficacions in guinea pig model// Lancet..- 1980.- v. 11.- N 8207.- p. 1294.

7. Lange J.V., McCormick J.В., Walker D.H. et. al. Vaccination rhesus monkeys with gamma- inactivated Ebola virus and results of live-virus: Abst. Ann. Meet. Amer. Soc. Microbiol.- Las Vegas, Nevada, 3-7 March, CDC, Atlanta, 1985.- p. 295.

8. Fisher-Hoch S.P., McCormic. J.B. Pathophysiology and treatment, of Lassa fever// Cur. Top. Microb. Immunol.- 1987.- v. 134.-p.231-239.

9. Кочеровская М.Ю. Аренавирусы и их значение в патологии челове-

ка. - Ташкент, "Медицина", 1989.- 95 с.

10. Feldmann Н., Zakl S., Roll in P. E. et al. V-irus- activated macrophages induce endothelial leakage:a concept, to investigate pathogenesis an in vitro model: Ninth Intern. Conf.on Negative Strand Viruses.- Estoril, Portugal, 1994.- p.167.

11. Barrett A.D.Т., Gould E.A. Antibody-mediated earlu death in vivo after infection with yellow fever virus// J. Gen. Virol.- 1986.-v. 67,- p. 2539-2542.

12. Halstead S.B. Antibody, Macrophages, Denge Virus Infection, Shock, and HemorrhageA Pathogenetic Cascade// Reviews of infections dis.- 1989.- v.II.- suppl.4.- p. 830-839.

13. Lee M., Kim B.K., Kim S. et al. Coagulopathy in Hemorrhagic Fever with Renal Syndrom (Korean Hemorrhagic Fever)// Reviews of infections dis.- 1989.- v.II.- suppl.4.- p. 877-883.

14. Thomas M. Cosgriff. Viruses and Hemost.asis.// Reviews of infections diseases.- 1989.- v.II.- p. 672-682.

15. Banyard M.R.C. Pirexia, disseminated intravascular coagulatin and interleukin-1// Aust.Vet. Pract.it..- 1986.- v. 16.- N4.-p. 191-193.

16. Pober J.S. TNF as an activator of vascular endothelium// Ann. Inst. Pasteur Immunol.- 1988.- v. 139.- N.3.- p. 317-323.

17. See R.H., Chow A.W. Role of the adhesion molecule lymphocyte function associated antigen 1 in toxic shock syndrome toxin 1-induced tumor necrosis factor alpha and interleukin 1 betta secretion by human monocytes//' Infection and immunity. -1992.- v.60.- p.4957-4960.

18. Cosgriff T.M., Jährling P.B., Chen J.P. et al.Studies of the coagulation system in arenaviral hemorrhadic fever: experi-

mental infection of strain 13 guinea pigs with Pichinde virus// Am. J. Trop. Med. Hyg.- 1987.- v. 36.- p.. 416-423.

19. Siegert.,R., Shu,H.L., Slenczka,W. Detection of the so-called green monkey agent.: Proc. IV Congreso Latinamericano de Microbiologia. - Lima,., Peru., 1967. - p.4.

20. Conrad,J.L., Isaacson,M., Sith,E.В. Epidemiologiс investigation of Marburg virus disease. Southern Africa, 1975// Amer. J. trop. Med. Hyg.- 1978.- v. 27.- p. 1210-1215.

21. Smith,D.H., Johnson,В.К., Swanepoel,R., Marburg virus disease in Kenya// Lancet.- 1982.- v. 8276- p. 816-820.

22.'' Kiley,M.P., Cox,N. J,, Elliott,L.H. Physicochemical properties of Marburg virus: Evidence for three distinct virus strains arid their relationship to Ebola virus/./ J. Gen. Virol.-1988.-v. 69.- p. 1957-1967.

23. Походяев,В.A., Гончар,H.И., Пшеничнов,В.А. Экспериментальное изучение контактной передачи вируса Марбург// Вопр. вирусол.-1991- N6.- 506-508.

24. Gonzalez,J.P., Josse,R., Johnson,E.D, Antibody prelevance against haemorrhagic fever viruses in randomized representative central african populations// Res. Virol.- 1989.- v. 140.- p.319-331.

25. Meunier,D.M.J., Johnson,E.D., Gonzalez,J.P. (1987) Serology-cal evidence for Marburg virus antibodies in human of Central Africa /./ Bull. Soc. Path. Exot.- N80.- p.51-6:1.

26. Johnson,В.К., Ocheng,D., Gichogo,A. et al. (1983) Antibody against Marburg haemorrhagic fever in randomized representative Kenya's population// Soc. trop. Med. Hyg.-v.77.-

p. < О J. - < oo.

27. Johnson,B. K., Git.au,L. G., Gichogo, A. et al. (1982) Marburg, Ebola aid Rift Valley fever virus antibodies in East African primates.// Soc. trop. Med, Hyg.- v.76.- p.307-310.

28. Kunz,0., Hofrnann,H. Some characteristics of the Marburg virus: Marburg Virus Disease (Eds. Martini G.A. and Sie-gert,R.).- Mew York, 1978.- p. 109-111.

29. Peters D, Muller G, Slenczka W. Morphology, development, and classification of the Marburg virus; Marburg virus disease (eds. Martini,G.A., Siegert.,R.). - New York, 1978.- p.68-83.

30. Kiley,M.P., Bowen,E.T.W., Eddy,G.A. Filoviridae: A taxonomic home for Marburg and Ebola viruses?// Intervirology.- 1982.-v.18.- p.24-32.

31. Ellis D.S. Ebola and Marburg viruses. Some ultrast.ruct.ural differences between strains when grown in Vero cells// Journ. of Med. Virology.- 1979.- v. 4.- p.201-211.

32. KileyM.P., Wilusz,J., McCormick,J.B. Conservation of the 3"terminal nucleotide sequence of Ebola and Marburg virus// Virology.- 1986.- v. 149.- p. 251-254.

33. Bowen E.T.W., Simpson D. I.H., Bright W.F., et al: Vervet. monkey disease: Studies onsome physical and chemical properties of the causative agent.// Br. J. Exp. Pathol.- 1969.- v.50.-p.400-407.

34. Elliot. L.H., McCormick J.B., Jonson K.M. Inactivation of Las.. sa, Marburg and Ebola viruses by gamma irradiation// J. Clin.

Microbiol.- 1982.- v. 16. - p.704-708.

35. Johnson K.M., Elliot. L.H., Heymann D.L.: Preparation of polyvalent viral immuriofluorescent intracellular antigens and use in human serosurveys/V J. Clin. Microbiol.- 1981.- v.14,-

p.527- 529.

36. Van der Groen G., Elliot L.H. Use of betapropiolactone inactivated Ebola, Marburg1 and Lassa intracellular- antigens in immunof luorescent. antibody assay// Ann. Soc. Belg. Med. Trop.- 1982.- v.62.- p. 49-54.

37. Peters C.J., Jonson T.D., McKee K.T. Filoviruses and Management of Viral Hemorrhagic Fevers: Textbook of human virology. - Mosby Year Book, 1991.- p. 699-712.

38. Murphy F.A., Simpson D. I.H., Whitfeld S.G., et. al: Marburg virus infection in monkeys/'/ Lab. Invest.- 1971.- v. 24.-p.279-291.

39. Rippey J.J., Schepers N.J.,Gear J.H.S.: The pathology of Marburg virus disease/./ S. Afr. Med. J.-1984.- v.66.- p.50-54.

40. Simpson D. LH., Bowen E.T.W., Bright. W.F. Vervet monkey disease. Experimental infection of monkeys with the causative agent and antibody studies in wild-caught monkeys// Lab. Anim.- 1968.- v.2.- p. 75-81.

41. Jonson K.M., McCormick J.B., Webb P.A. et al. Clinical viri-logy of Lassa fever in hospitalized patients// J. Infect. Dis.- '1987.- v. 155.- p. 456-464.

42. Samoilovich S.R., Pessi Saavedra J.,Frigerio M.J. et. al. Nasal and intrathalamic inoculation of primates with Tacaribe virus: protection against Argentine hemorrhagic fever and absence of neurovirulence// Acta Virol.- 1984.- v.28.-

. p.277-281. ?

43. McCormick J.B., King I.J., Webb P.A. et. al. Lassa fever: effective treatment with ribavirin// N. Engl. J. Med.- 1986.-v.314- p. 20-26.

44. Kurt-Jones E., Virgin H., Unanue E. Relationship of macrophage la and membrane IL-1 expression to antigen presentation// J. Immunol.- 1985.- v.135.- N 6.- p.3652-3654.

45. Peters C.J., Reynolds J.A.., Slone T.W. et. al. Prophylaxis of

Rift Vallary fever with antiviral drugs, immune serum, and interferon inducer, and macrophage activator// Antiviral Res.- 1986.- v.2.- p. 285-29?.

46. Howard C. Perspectives in Medical Virology: Arenaviruses.-Amsterdam, 1986.- v. 2.- 252 p.

47. Bleijer J.L., Remesar M.C., Nejamkis M.R. Macrophages are involved in age dependent resistance of rats to Junin virus infection// Intervirology.- 1987.- v. 97.- p.117-120.

48. Lerman G.D., BleijerJ.L., Remesar M.C. et al. Respuesta humoral en rätus infectadas con virus Junin: su posible papel en el curso de la infección// Imminologie.- 1987.- v. 6.- p. 84-88.

49. Jährling P.B. Protection of Lassa virus-infected guinea pigs with Lassa-immune plasme of guinea pig, primate, and human origin// J. Med. Virol.- 1983.- v. 12.- p. 93-102.

50. Jährling P.B., Frario J.D., Monson M.H. et al. Endemic Lassa fever in Liberia. IV. Selection of optimally effective plasma for treatment by passive immunisation// Trans. R. Soc. Trop. Med. Nyg.- 1985.- v. 79.- p. 380-384.

51. Avila M.M., Samoilovich S.R., Laguens R.P. et. al. Protection of Junin virus infected marmosets by passive administration of human serum: assosiation with late neurologic sings// J. Med.Virol.- 1987.- V. 21.- p. 67-74.

52. Jährling P.B., Peters C.J. Serology and virulence diversity

among Old-Worlcl arenaviruses and relevance to vaccine development// Med. Microbiol. Immunol.- 1986.- v.- 175.- N2-3.-p.165-167.

53. Игнатьев Г.М., Голубев B.II., Годнева А. Т. и др. Характеристика иммунного ответа у мышей, иммунизированных инактивирован-ным вирусом Лаоса// Вопр. вирусол.- 1989- N.2.- с. 2*13-216.

54. Barrios H.A., Rondinone S.N., Giovanniello O.A. et al. Effect of stagged cyclophosphamide-immunosuppression on resistance to experimental Junin virus infection.// Arch. Virol.- 1985.-V.83.- p.285-294.

55. Weisserbacher M.C., Guerrero L.B., Boxaca M.C. Experimental biology and Phatogenesis of Junin virus infection in animal and man// Bull. Wld. Org.- 1975.- v. 52.- p.507-515.

56. Giovanniello O.A., Nejamkis M.R., Galeassi N.V. et al. Immunosuppression in experimental Junin virus infection of mice// Intervlrology.- 1980.- v. 13.- p.122-125.

57. Giovanniello O.A., Nejamkis M.R., Nota N.R. The investigation of cell immunity to Junin virus// Acta Virol.- 1979.- v.22.-p.37-44.

58. Kenyon R.H., Peters G.J. Cytolysis of Junin infected target-cells by immune guinea pig spleen cell// Microbiol. Path.-1986.- v.l.- p.413-464.

59. Argyris B.F. Effect, of injection of adult peritoneal macrophages on suppressor cell activity in neonatal mice// Immunol.- 1982.- V.74.- p.313-323.

60. Rocklin R.E., Bendtzen K., Greineder D. Mediators of immunity: lymphokines andmonokines// Adv. Immunol.- 1980.- v.29.-p.55-136.

61. Boxaca М.С., Guerrero L.B., Weber E.L. The occurence of virus, interferon and circulating antibodies in mice after experimental infection with Junin virus// Arch. Gen. Virusf.-1973.- v.40.- p.10-20.

62. Campetella 0.F., Sanoper A., Govanniello O.A. The interaction of Junin virus arjd macrophages in vivo// Acta Virol.- 1988.-v. 32. - N3.- p. 198-206.

63. Mogensen S.C. Viral interference with the function of phagocytic cells. In: Talcone G., Campa M., Scott G.M. et. al. Bacterial and viral inhibition and modulation of host, defense. -Academiс Press., London, 1984.- p.89-107.

64. Coulmbie F.C., Alche L.R., Lampari J.S. Role of calomys mus-culinus peritoneal macrophages in age related resistence to Junin virus infection// J. Med. Virol.- 1986.- v.18.- p.289-297.

65. Bleijer J.L., Remesar M.C., Lerman G.D. et. al. Macrophage maturity and modulations of response to Junin virus in infected rats// J. Infect. Dis.~ 1986.- v. 154.- p.478-482.

66. Скрипченко А.А., Шестопалов A.M. Ярославцева О.Я. Сравнительное изучение взаимодействия вируса Марбург с макрофагами у животных разных видов in vitro// Вопросы вирусологии.- 1991.-т.36.- N5.- с.503-506.

67. Colvin R.B., Dvorak H.F. Role of the clotting system in cellmediated hupersensivity.// J. Immunol.- 1975.- v. 114.-

POf) У) ООО

. о/ (~<у6о.

68. Kincaid-Smith P. Participation of intravascular coagulation in the pathogenesis of glomerular and vascular lesions// Kidney Int.- 1975.- v.7.- p.242-253.

69. Nawroth P.P. ,Hanc!ley D. A., Esmon C.T. et al. Interleukin 1 induced endothelian cell procoagulant while- suppressing cell-surface anticoagulant activity// Proc. Natl. Acad. Sei. USA.- 1986.- v. 83.- p.3460-3464.

70. Pologe L.G., Cramer E.B., Pawlowski N.A. et al. Stimulation of human endothelial cell prostacyclin synthesis by select leukotrienes// J. Exp. Med.- 1984.- v. 160.- p. 1043-1053.

71. Monocyte Chemotaxis: stimulation by specific exocite region in thrombin// Science.- 1983.- v. 220.- p.728-731.

72. Edgington T.S., Curtiss L.K., Plow E.F. A linkage between the hemostatic and immune system embodied in the fibrinolytic release of lymphocyte suppressive peptides// J. Immunol.-1985.- v.134.- p.471- 477.

73. Edwards R.L., Rickles F.R. Macrophage procoagulants// Progr. Hemost. Thromb.- 1984.- v. 7.- p.183-209.

74. Johnson K.M., Monath T.P. Viral hemorrhagic fevers. In: Wyn-gaarden J.B., Smith L.H. Cecil textbook of medicine.- v.2 -Philadelfia, 1985.- p.1686-1695.

75. Marder V.J.,Martin S.E., Francis C.W. et al. Consumptive thrombohemorrhagic disorders. In: Colman R.W., Hirsh J., Marder V.J. Hemostasis and thrombosis: basic principles and clinical practice. - Philadelphia: Lippincott., 1987.-p. 975-1015.

76. Joist J.H. Hemostatic abnormalities in liver disease. In: Colman R.W., Hirsh J., Marder V.J. Hemostasis and thrombosis: basic principles and clinical practice.- Philadelphia: Lippincott, 1987.- p.861-862.

77. Gerson S.L., Friedman H.M., Cines D.B. Viral infection of

vascular endothelial cells alters production of colonystimu-lating activity// J. Clin. Invest..- 1985.- v. 76.-p.1382-1390.

78. Isarangkura P.B., Bintadish P., Pongpanich B. et al. Hemostatic derangement in dengue hemorrhagic fever in children// Southeast Asuan J. Trop. Med. Public Health.- 1986.- v.17.-p.138-140.

79. Lee M. Korean hémorragie fever (hemorrhagic fever with renal syndrome). 2 nd ed.- Seoul: Seoul National University Press, 1986.- p.83-106.

80. Molinas F.C., Kordich L., Porterie P. et. al. Plasminogen abnormalities in patients with Argentine hemorrhagic fever// Tromb. Res.- 1987.- v. 48.- p.713-720.

81. Juniri virus infection of guinea pigs: immunohistochemical and ultrastructural studiesof hematopoietic tissue//J. Infect. Dis.- 1985.- v. 143.- p.7-14.

82Gear J.H.S. Clinical Aspects of African Viral Hemorrhadic Fevers// Reviews of infections dis.- 1989.- v.II. suppl.4.-p.777-782.

83. Loo T.T., Hwang H.F., Pan N.C. et al. Mechanisms of bleeding and the search for treatment in epidemic hemorrhagic fever// Chinese Journal of Infectious Diseases.- 1986.- v. 4.-p.716-719.

84. Cao T.C., Xieh Y.L., Lin S.C. et al. Pattern of blood coagulation and morphology of bone marrow in patients with epidemic hemorrhagic fever//Chinese Journal of Hematology.- 1986.-v. 7,- p.145-148.

85. Curweri K.D., Gimbrone M.A., Handin R.I. In vitro studies of

thromboresistance: the role of prostacyclin (PGI2) in platelet adhesion to cultured normal and virally transformed human vascular endothelial cells// Lab. Invest.- 1980.- v. 42.-p. 366-374.

86. Xi P. N., Yu Y.Z., Dang S.C. et al. Clinical studies on coagulation and hemostasis during epidemic hemorrhagic fever// Chinese Journal of Infectious Diseases.- 1985.- v. 3.- p. 95-98.

87. Fisher-Hoch S.P.., Platt. G.S., Neild G.H. et al. Pathophysiology of shoch and hemorrhage in fulminating viral infection (Ebola)// J. Infect.. Dis.- 1985.- v.152.- p.887- 894.

88. Dymoch I.W., Tucer J.S., Woolf I.L. et. al. Coagulatin studies as a prognoctic index in acute liver failure// Br. J. Haematol. - 1975.- V.29.- p.385-395.

89. Rake M.O., Flute P.T., Pannell G. et. al. Intravascular coagulation in acute heparic necrosis// Lancet.- 1970.- v.l.-p.533-537.

90. Schräder J.M. Interleukins: from purified proteins to cha-inds, circles, cascage and other complexities// Immunol. Cell Biol.- 1988.- v.66.- N1.- p.295-299.

91. Frame J.D. Clinical Features of Lassa Fever in Liberia// Reviews of infections dis.- 1989.- v.II.- suppl.4.- p.762-770.

92'- Molinas F.C., de Bracco M.M.E., Maiztegui J.I. Hemostasis and hte Complement System in Argentine Hemorrhagic Fever// Reviews of infections dis.- 1989.- v.II.- suppl.4.- p.762-770.

93. Gear J.S.S., Cassel G.A., Gear A.J. et al. Outbreak of Marburg virus disease in Johannesburg// Br. Med. J.- 1975.-v.4.- p.489-493.

94. Bhamarapravati N. Hemostatic Defects in Dengue Hemorrhagic Fever// Reviews of infections diseases.- 1989.-.v.11.- p.826-830.

95. Eisner B., Schwarz E., Mando O.Q. et al. Pathology of 12 fatal cases of Argentine hemorrhagic fever/'/ Am. J. Trop. Med. Hyg.~ 1973.- v.22.- p.229-236.

96. Baskerville A., Fisher-Hoch S.P., Neild G.H., Dowsett A. B. Ultrastructural pathology of experimental Ebola haemorrhagic fever virus infection// J. Pathol.- 1985.- v. 147.- p.'199-209.

97. Kaiser L., Sparks H. V. Endothelial cells: not. just a cellophane wrapper// Arch. Intern. Med.- 1987.- v. 147,- p.569-573.

98. Endothelial cells presentation of antigen to human T cells.// Hum. Immunol.- 1981.- v.3.- p.209-230.

99. Quesenberry P.J., Gimbrone M.A. Jr. Vascular endothelium as a regulator of granulopoiesis:production of colonystimulating activity by cultured human endothelial cells// Blood.- 1980.-v. 56.- p. 1060-1067.

100. Shulman N.R.Jordan J.V. Jr. Platelet, immunology. In: Colman R.W, Hirsh J., edsHemostasis and thrombosis: basic principles and clinical practice.- Philadelphia: J.B. Lippincott, 1987- p. 452-529.

101. Carballa G., Oubina J.R., Rondinone S.N. et al. Cell-mediated immunity and lymphocyte populations in experimental Argentine hemorragic fever (Juniri virus)// Infection and Immunity.- 1981.- v. 34.- p.323-327.

102. Boxaca M.C., Guerrero L.B., Weber E.L. The occurence of virus, interferon arid circulating antibodies in mice after ex-

perimental infection with Junin virus// Arch. Gen. Virusf.-1973.- v.40.- p.10-20.

103. Remick D.G., Kunkel R.G., Larric J. el al. Acute in vivo effects of human recombinant tumor necrosis factor// Lab. Invest.- 1987.- v. 56.- N6.- p.583-590.

104. Cotran R.S. Mew roles for endothelium in inflammation and immunity// Am. J. Pathol.- 1987.- v. 129.- N3.- p.407-413.

105. Ho D.D., Rota T.R., Andrews C.A., Hirsch M.S. Replication of human cytomegalovirus in endothelial cells.// J. Infect. Dis.- 1984.- v.150.- p.956-957.

106. Physiological and immunologic disturbances associated with shock in a primate model of Lassa fever// J. Infect. Dis.-1987,- v.155.- p.465-474.

107. Krishnamurti C., Alvinc. B. Effect of Dengue Virus on procoagulant. and fibrinolytic activities of monocytes// Reviews of infections diseases.- 1989.- v.II.- p.843-847.

108. Liprandi F., Walder R. Replication of virulent, and attenuated srtains of yellow fever virus in human monocytes and macrophages-like cells (U937)// Arch. Virol.- 1983.- v. 76-p.51-61.

109. Nagai T., Tanishita 0.., Takahashi Y. et. al. Isolation of ha-emorrhagic fever with renal syndrome virus from leukocytes of rats and virus replication in cultures of rat and human macrophages// J. Gen. Virol.- 1985.- v.66.- p.1271-1278.

110. Edwards R.L.Ric.kles F.R. Macrophages procoagulants// Progr. Hemost. Thromb.- 1984.- v.7.- p.183-209.

111. Levy G.A., Leibowitz J.L. Edgington T.S. Lymphocyteinstructed monocyte induction of the coagulation pathways parallels

the induction of hepatitis by the murine hepatitis virus// Progr. Liver Dis.- 1982,- v.7.- p.393-409.

112. Bev.ilacqua M.P., Pober J.S., Majeaus G.R. et al. Recombinant tumor necrosis factor induces procoagulant. activity in cultured human vascular endothelium: characterization and comparison with the actions of interleukine 1// Proc. Natl. Acad. SciUSA.- 1986.- v.83.- p.4533 -4537.

113. Valsamakis V., Southern P., Blount P., Ahmed R. Dissecting the molecular anatomy of persistent infection with lymphocytic choriomeningitis virus// Med. Microbiol.- and Immunol.-1986.- V. 175.- N 2-3.- p.97-99.

114. Burke D.S., Nisalak A., JohnsonD.E., Scott R. McN. A prospective study of dengue infections in Bangkok// Am. J. Trop. Med. Hyg.- 1988.- v. 38.- p.172-180.

115. Карпович Л.Г., Буковская С.Н., Калашникова Т.В. и др. Изучение иммунного статуса людей, привитых инактивированными гриппозными вакцинами// Вопр. вирусол.- 1987.- N 3.-

'">>■> СI ООО С. /О/ О-«ООО.

116. Буковская С.Н., Карпович Л.Г., Воробьева М.С. Перестройка популяционного состава лимфоцитов периферической крови людей, вакцинированных против клещевого энцефалита// Актуальные проблемы медицинской вирусологии: Тез. докл. конф. ИПВЭ АМН СССР.- М., 1985.- с. 66-67.

117. Буковская С.Н., Карпович Л.Г., Романов В.Л., Лонская И.И. Изменение популяционного состава лимфоцитов периферической крови и гуморальный иммунный ответ у людей, привитых живыми гриппозными вакцинами// ШЭ.- 1984.- N П.- с.95-100.

118. Ghendon J. The immune response to influenza vaccines// Acta.

Virol.- 1990.- V.34.- N3.- p.255-304.

119. Бабий 3. H., Щербак 10. H., Федоровская Е.А., -Антонова Л. А. Изучение показателей неспецифического иммунитета у лиц, привитых концентрированной культуральной антирабической вакциной. В сб.: Вирусы и вирусные инфекции человека.- М., Ин. полиомиелита и вирусных энцефалитов АМН СССР, 1981.-с.157-158.

120. Буковская С.Н. Влияние вирусных вакцин на систему иммуноком-петентных клеток: Автореферат докторской диссертации.- М., 1989.

121. Баринский И.Ф., Давыдова A.A., Карпович Л.Г. и др. Анализ данных по изучению вирусемии и влиянию специфической вакцинации на гуморальные и клеточные факторы иммунитета при герпетической инфекции/УВирусы и вирусные инфекции человека: Тез. докл. конф. ИПВЭ АМН СССР. М., 1981.- с.193.

122. Буковская С.Н., Карпович Л.Г., Воробьева М.С. и др. Изучение адоптивного иммунитета у мышей при рабической инфекции/'/ Актуальные проблемы медицинской вирусологии: Тез. докл. конф. ИПВЭ АМН СССР.- M., 1985.- с.162-163.

123. Игнатьев Г.М., Грибенча C.B., Воробьева М.С., Баринский И.Ф. Сравнительное изучение в эксперименте эффективности двух схем иммунизации вакциной против острого энцефаломиелита че~ ловека//Вопр. вирусол.- 1988- N 2.- р.232-235.

124. Грибенча C.B., Игнатьев Г.М., Киркин А.Ф. Сравнительное изучение клеточного и гуморального иммунитета, а также резистентности к вирусу бешенства при антирабической вакцинации// Вопр. вирусологии.- 1985.- M 3.- с.358-362.

125. Marker О., Thomsen A.R. The dual role of lymphocytic horio-

meningitis virus - specific antibodies// Med. Microbiol, and immunol.- 1986- v.175- N 2-3,- p.129-131.

126. Лебедева И.P., Селимова M.A. Оценка поствакцинального анти-рабического иммунитета по тесту розеткообразования// Вирусы и вирусные инфекции человека.- М.5 Ин. полиомиелита и вирусных энцефалитов АМН СССР., 1981.- с. 158-159.

127. Полюшкина Г.С., Романова Л.Н., Карпович Л.Г. и др. Изучение адоптивного иммунитета у мышей при рабической инфекции.// Актуальные проблемы медицинской вирусологии.- М., Институт полиомиелита и вирусных энцефалитов, АМН- СССР, 1986-с.142-143.

128. Clegg J.C.S. Possible approaches to a vaccine against Lassa fever// Trans. Roy. Soc. Trop. Med. Hyg.- 1984- v.78- N6.-p.764.

129. Краснянский B.II., Потрываева H.B., Ворисевич И.В. Опыт получения инактивированной вакцины лихорадки Ласса// Вопросы вирусологии." 1993.- N 6.- с.276-279.

130. Howard C.R. Viral Haemorragic fevers// Antiviral Res.-1984.- v. 4. - p. 169.

131. Варкар Н.Д., Лукашевич И.С. Вирусы Ласса и Мозамбик: перекрестная защита опытах на мышах и действие иммуносупрессантов на экспериментальную инфекцию// Вопр. вирусол.- 1989.- N 5.-с. 598-603.

132. Fisher-Hoch S.P. Protection of rhesus monkeys from fatal Lassa fever by vaccination with recombinant vaccinia virus containing the Lassa virus glycoprotein gene// PNAS.- 1989.-v,86.- N1.- p.317-321.

133. Morrison H. G., Bauer S.P., Lange J. V. et al. Protection of

guinea pigs from Lassa fever by vaccinia virus recombinants expressing the Lassa virus/./ Virology.- 1989.-. v. 171.- N1.-3p.179-188.

134. Остерман Л.А. Методы исследования белков и нуклеиновых кислот. - М.: Наука., 1981.- 285 с. х 135. Ашмар.ин И.П., Воробьев А.А. Статистические методы в микробиологических исследованиях. - Ленинград, 1962,- 75 с.

136. Gordon J., Hawkes R., Towbin H., Niday E. Supported reagents arid kits for immunological analysis// UK Patent. Application GB 2 099 578 A.- 24 p.

137. ТУ 42. KBC 138-78 на вакцину клещевого энцефалита культу-ральную очищенную, концентрированную, инактивированную, сухую для профилактики заболеваний людей, вызываемых вирусами клещевого энцефалита. Введ. 20.10.1978г.

138. Приказ МЗ СССР N 31 от 13 января 1983 года "Об унификации методов контроля медицинских иммунобиологических препаратов". - 79 с.

139. Кэтти Д., Райкундалиа Ч. Иммуноферментный анализ// В кн.: Антитела 2. Методы.- М.: Мир, 1991- с.152-238.

140. Шубладзе А.К., Гайдамович С.Я. Краткий курс практической вирусологии.- М.: Медгиз, 1954.- с.121-129.

14:1. Хоробрых В.В., Пронин А.В., Киркин А.Ф., Санин А.В. Методы постановки реакции бласттрансформации в микромодификации// Иммунология.-1983.- N3.- с.387-391.

142. McClure М.О., Sat.tent.arj Q.J., Beverley P.C.L. et al. HIV infection of primate lymphocytes and conservation of the CD4 receptor// Nature.- 1987.-v.330.- N6147.- p.487-489.

143. Рыкова M.П., Спиранде И.В., Зедгенидзе М.С. и др. Оценка ин-

терферонового статуса людей по пробам дельной крови// Иммунология.- 1981.- N3,- с.88-90.

144. Китлинский O.A., Симбирцев A.C., Воробьев A.A. Эндогенные иммуномодуляторы. - СПб: Гиппократ, 1992.- 256 с.

145. Meager A., Leung Н., Woolley Jane. Assays for tumor necrosis factor and related cytokines//' J. Immunol. Methods.- 1989.-v.116.- p.1-17.

146. Jährling P.B., Peters C.J., Stephen E.L. Enhanced treatment, of Lassa fever by immune plasma combined with ribavirin in cynomolgus monkeys. //J. Infect..Dis.-1984.-vol. 149.-P.420-427.

147. Поляков И.В., Соколова Н.С. Практическое пособие по медицинской статистике.- Ленинград: Медицина, 1975.- 152 стр.

148. Ноткин Е.Л. Статистика в гигиенических исследованиях.- М., 1965.- с. 267.

149. Пшеничников В.А., Семенов В.Ф., Зезеров Е.Г. Стандартизация методов вирусологических исследований.- М.: Медицина, 1974.168 с.

150. Krage.1 А.Н. Pathologie findings assosciated with interleu-kin-2 based immunotherapy for cancer: a postmorten study of 19 patients// Hum.Pathol.- 1990.- v.21.- p.493-502.

151. Rosenstein M., Ettinghausen S.E., Rosenberg S. Extravasation of intravascular- fluid mediated by systemic administration of recombinant interleukin 2// J.Immunology.- 1986.- v.137.-p.1735-1742.

152. РД 42-28-10-90. Порядок и методы контроля иммунологической безопасности вакцин. Общие методические принципы.- М., 1990.- с. 35

153. Ho S.N., Abraham R.T., Nilson A. et. al. Interleukin-1 mediated activation of interleukin-4-producing I-lymphocyt.es// J.Immunol.- 1987.- v.139.- N 5.- p.1532-1540.

154. Игнатьев Г.М.,Чепурнов A.A.., Прозоровский Н.С. и др. Влияние индуктора интерлейкина 2 диуцифона на течение геморрагической лихорадки, вызываемой вирусом Марбург// В кн.* "Интерферон-92".- М. , 1992.- с.5-7.

155. Tracey K.J., Lowry S.F., Gerami A. Cachectim a hormone that triggers acute shock and chronic cachexia// J. Infect.. Dis. - '1988. - 157(3). - p. 413- 420.

156. Huggins J.W. Prospects for Treatment of Viral Hemorrhagic Fevers with Ribavirin, a Broad- spectrum Antiviral Drug// Reviews of Infectious Diseases.-1989.- vol.11. - suppl.4.-p.750-761.

157. Cinatl J.Jr., Cinatl J., Rabenau H. et. al. In vitro inhibition of human cytomegalovirus replication by desferrioxamine // Antivir. Res. - 1994. - 25(1). - p.73-77.

158. Cinatl J., Scholz M., Vogel J.U. et. al. Effects of Desferrioxamine on Human Cytomegalovirus Replication and Expression of HLA Antigens and Adhesion Molecules in Human Vascular Endothelial Gel Is// Antivir.Res.-1995.- vol.26.-N3.-p.178.

159. Johnson,B.K., Git.au,L.G., Gichogo,A. et. al. Marburg, Ebola and Rift Valley fever virus antibodies in East. African primates. // Soc. trop. Med. Hyg.- 1982.- v.76.- p.307-310.

160. Done R.C. The Pathogenesis of Sepsis// Ann.Int.Medicine.-V.115.- p.457-469.

161.. Cummins D. Arenaviral haemorrhagic fevers .// Blood Rev. 1991. - v.5. - p.129-137.

162. Dianzani F., Baron S. Nonspecific Defenses// In: S. Baron (Eel), Medical Microbiology., 3rd Edn. - New York: Churchill Livingstone, 1991.- p.663-672.

163. Baron S., Dianzani F. The interferons: a biological system with therapeutic potential in viral infections// Virus Res. - 1994. - V.24(2-3). - p.97-110.

164. Иммунология/под ред. У.Пола. - М,: Мир, 1988.- т.2.- 45,5 с.

165. Хаитов P.M., Чувиров Г.Н., Маркова Т.П. Роль макрофагов в патогенезе ВИЧ-инфекции// Иммунология. - 1995. -N 3. -с.10-14.

166. Bagby В.,Dinarello Ch. A., Wallace P. et al. Interleukin-1 stimulates granulocyte macrophage colonystimulating activity release by vascular endothelial cells// J. Clin. Invest.-1986.- V.78.- N 6.- p.1316-1323.

167. Велобородов В.Д., Джексенбаев О.Ш. Эндотоксины грамотрица-телъных бактерий, цитокины и концепция септического шока//

.. Анестезиолог, и реаниматол.- 1991. - N4. - С.41-43.

168. Cummins D. Arenaviral Haemorragic Fevers// Blood Reviews.-1991- v. 5- p.129-137.

169. Heller V., Saavedra M.C. , Falcoff R. et al. The role of cytokines in the pathogenesis of Argentine haemorragic fever (Abstract,)// Blood.- 1990.- v. 76.- Suppl. 1.- p.208.

170. Bukowski J.F., WodaB.A., Welsh R.M. Pathogenesis of murine cytomegalovirys infection in natural killer cell depleted mice// J. Virol.- 1984.- v.52.- p.119-128.

171. Smee D.F., Gilbert J., Leonardt. J.A. et. al. Treatment of lethal Pichinde virus infections in weanling LVG/'Lak hamsters with ribavirin, ribamidin, selenazofurin, and ampli-

gen// Antivir.Res. - 1993. - v.20.- suppl.2.- p.57-70.

172. Ignatyev G.M, Kaliberov S.A., Tverclokhlebov A.. V, Patrusheva I.V. Role of nonspecific factors of immunity in treatment of experimental areriaviral hemorrhagic fever// Antiviral Research.- vol.22.- suppl.l.- P. 144.

173. Lennarci A.C. Interleukin-1 receptor antagonist// Critical Reviews in Immunology. - 1995. - v.15.- suppl.l. - p.77-105.

174': Neild G.H. Alterations of haemostasis in the haemolytic ura-emic sendrome (in German)/./ Haemostaseologie. - 1984.- v.4.-p.123-129.

175. Stern D.M., Bank I., Nawroth P.P. et al. Self-regulation of procoagulant events on the endothelial surface// J. Exp. Med. - 1985. - v.162.- suppl.4. - p.1223- 1235.

176. Okusawa S., Gelfand J.F., Ikejima T. et. al. Int.erleukin-1 induces a chocklike state in rabbits: synergism with tumor necrosis factor and the effect of cyclooxygenase inhibitors// J. Clin. Invest. - 1988. - v.81. - p.1162-1172.

177. Maini R.N., Elliott. M., Brennarj F.M. et al. Targeting TNF alpha for the therapy of rheumatoid arthritis// Clin. Exp. Rheumatol. - 1994. - v.12,- suppl.ll. - p.63-66.

178. Muggins J.W., Zhang Z.X., Davis K. et al. Inhibition of Ebola Virus by S-Adenosylhomocysteine Hydrolase Inhibitors// Antiv.Res.-1995.- vol.26.- N5.-p.141.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.