Ирония в русской литературе первой половины XIX века в свете традиций немецкого романтизма тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.01, доктор филологических наук Шумкова, Тамара Леонидовна

  • Шумкова, Тамара Леонидовна
  • доктор филологических наукдоктор филологических наук
  • 2007, НижневартовскНижневартовск
  • Специальность ВАК РФ10.01.01
  • Количество страниц 454
Шумкова, Тамара Леонидовна. Ирония в русской литературе первой половины XIX века в свете традиций немецкого романтизма: дис. доктор филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Нижневартовск. 2007. 454 с.

Оглавление диссертации доктор филологических наук Шумкова, Тамара Леонидовна

ВВЕДЕНИЕ.

Глава

ПРОБЛЕМА ИРОНИИ В ФИЛОСОФСКО-ЭСТЕТИЧЕСКИХ И

ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ.

§ 1. Лингвистические и литературно-эстетические концепции иронии теоретический аспект).

§ 2. Исторический аспект изучения иронии.

Глава

ЭВОЛЮЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ИРОНИИ В НЕМЕЦКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ И ФИЛОСОФИИ ПЕРВОЙ

ПОЛОВИНЫ XIX В.

§ 1. Раннеромантическая ирония.

§ 2. Позднеромантическая ирония и раскол универсума.

Глава

РОМАНТИЧЕСКАЯ ИРОНИЯ — ДОМИНАНТА МИРООЩУЩЕНИЯ

В.Ф.ОДОЕВСКОГО.

§ 1. В.Ф.Одоевский — чудак, романтик, ироник.

§ 2. Романтическая ирония — основной принцип построения универсума: роман В.Ф.Одоевского «Русские ночи».

§3. Рукопись шеллингианцев — совокупность частных проявлений иронии.

Глава

РОМАНТИЧЕСКАЯ ИРОНИЯ В ТВОРЧЕСТВЕ

Ф.И.ТЮТЧЕВА.

§ 1. Творчество и творец в свете иронии.

§ 2. Трансцендентальный субъект в лирике Ф.И.Тютчева.

§ 3. Ирония истории в творчестве немецких романтиков и Ф.И.Тютчева.

Глава

КАТЕГОРИЯ ДВОЙНИЧЕСТВА И МЕТАМОРФОЗЫ ИРОНИИ: ОТ

РОМАНТИЗМА К «ДВОЙНИКУ» Ф.М.ДОСТОЕВСКОГО.

§ 1. Романтическая ирония и стихия двойничества в русской прозе 30—40-х годов XIX в.

§ 2. Ирония в повести Ф.М.Достоевского «Двойник».

Глава

ИРОНИЯ КАК СПОСОБ ОСВОЕНИЯ РЕАЛИЗМА В ТВОРЧЕСТВЕ

И.А.ГОНЧАРОВА 40-Х ГОДОВ.

§ 1. Повесть И.А.Гончарова «Лихая болесть»: ирония бидермайера.

§ 2. Ирония на стыке культур: повесть И.А.Гончарова «Счастливая ошибка».

§ 3. Роман И.А.Гончарова «Обыкновенная история»: ироническая интерпретация романтического странствия души.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Ирония в русской литературе первой половины XIX века в свете традиций немецкого романтизма»

Актуальность диссертационного исследования «Ирония в русской литературе первой половины XIX века в свете традиций немецкого романтизма» сопряжена с тремя обстоятельствами. Во-первых, в связи с обращением к проблеме взаимодействия русской художественной культуры с мировым культурным процессом. Во-вторых, вследствие специфики современного мировоззрения, характеризующегося идеологическим и художественным многоголосием, в котором весьма существенна ирония как мироощущение и творческая позиция. В-третьих, ввиду вытекающей отсюда необходимости обращения к традициям русской классики в освоении иронии, ее использования в качестве орудия мысли, способа познания и художественного моделирования мира.

Первая половина XIX века в европейской и русской литературе началась с эпохи романтизма, имеющей в качестве «исторического факта»1 культурные границы, детерминированные социально-политическими (революции во Франции 1793 — 1848 гг., наполеоновские войны — восстание декабристов 1825 г.), философскими (открытия КГ.Фихте и Ф.В.Й.Шеллинга), литературными (роман И.В.Гете «Годы учения Вильгельма Мейстера» — творчество Э.Т.А.Гофмана; в России — творчество В.А.Жуковского) факторами . «Революция изменила нравы Европы — сентиментальность прошлого века стала становиться смешною, а легкая каламбурная ирония и насмешливость — уступать место то сарказму, то юмору, то необузданному доверию к фантастическим идеям»3, — писал В.Г.Белинский, воссоздавая, «хаос идей», объявших романтическое сознание.

Впервые получив теоретическое обоснование в немецкой романтической философии, ирония конституируется наукой в качестве модуса художественности, в поле действия которого способны попадать все эмоционально

1 Жирмунский В.М. Литературные течения как явление международное. Л., 1967. С. 13; см. также: Федоров Ф.П. Романтизм и бидермайер // Russian Literature. Amsterdam, 1995. V. 38. P. 241.

2 В данном случае мы исходим из причин возникновения романтизма, выведенных самим Ф.Шлегелем в 216 фрагменте. (См.: Шлегель Ф. Фрагменты // Шлегель Ф. Эстетика. Философия. Критика: В 2 т. М., 1983. Т. 1. С. 300).

3 Белинский В.Г. Тереза Дюнойе. Роман Евгения Сю // Белинский В.Г. Собр. соч.: В 9 т. М., 1982. Т. 8. С. 245. ценностные ориентиры, так как ирония абсолютно антидогматична, свободна и подвижна4.

Современное литературоведение подходит к проблеме изучения иронии в русской литературе первой половины XIX века с позиции осмысления рецепции немецких романтических идей русским. Так, Ю.В.Манн в фундаментальных трудах «Поэтика Гоголя» и «Русская литература XIX в. Эпоха романтизма» выявил, что одним из направлений развития русской романтической литературы является ирония, разрушающая саму сущность романтического конфликта, в связи с вторжением в него неромантических элементов. Отсюда подвергшийся иронии основной в раннем немецком романтизме мотив странствия, «одомашнивание инфернальных персонажей», автоирония, а также нефантастичность фантастики — особая «редукция двоемирия», иронически воссоздающая абсурдность мира, мыслимого как реальный5. В этом ключе наблюдения исследователя пересекаются с выводами, сделанными Ф.П.Федоровым в работе «Романтизм и бидермайер» относительно русского бидермайера, реабилитирующего реальность и утверждающего ценности, отвергаемые романтизмом6. В монографии О.Б.Лебедевой и А.С.Янушкевича «Германия в зеркале русской словесной культуры ХЗХ-начала XX века» утверждается мысль о том, что русские авторы, испытавшие обаяние романтической культуры Германии, усвоили и «уроки» немецкой романтической иронии. Посредством иронии сам идеальный первообраз Германии претерпел снижение, «обытовление» через образ немецкого филистера, ставший своеобразной «призмой» восприятия высокой немецкой культуры в пародийном отражении, как это предстало, в частности, в поэме

4 См.: Тюпа В.И. Художественность литературного произведения. Вопросы типологии. Красноярск, 1987. С. 140—178; Ботникова А.Б. Что осталось? (Наследие романтизма в начале XXI века) // Филологические записки Воронежского ун-та. Воронеж, 2001. Вып. 17. С. 42; Выгон М.С. Парадигмы комического в современной литературе // Современная русская литература (1990-е гг. — начало XXI в.). СПб., 2005. С. 55; Есин А.Б. Литературоведение. Культурология: Избранные труды. М., 2003. С. 267; Найман Е.А. Онтологизм иронии // Проблемы исследования знания и культуры: Сб. науч. тр. Томск, 1994. Рукоп. депонирована в ИНИОН РАН. Деп. № 49527. С. 73.

5 См.: Манн Ю.В. Поэтика Гоголя. М., 1988. С. 80—120; Манн Ю.В. Русская литература XIX в. Эпоха романтизма. М., 2001. С. 168—169; 348—351; 420, 431—434.

6 См.: Федоров Ф.П. Романтизм и бидермайер. С. 251—254.

Ивана Петровича Мятлева (1796—1844) «Сенсации и замечания госпожи Кур-дюковой за границею, дан л'этранже»7.

С другой стороны в литературоведении продолжает иметь место оспариваемое настоящим исследованием мнение о том, что «ирония иенской школы о не была воспринята в России даже романтизмом» .

В работах А.Б.Ботниковой, М.М.Гиршмана, В.Н.Захарова, О.В.Зырянова, К.Г.Исупова, Е.А.Краснощековой, М.В.Отрадина, С.И.Родзевича, О.С.Рощиной, Е.К.Созиной, А.А.Фаустова, Г.К.Щенникова и др. затрагиваются аспекты иронии в творчестве русских авторов Ф.И.Тютчева, Ф.М.Достоевского, И.А.Гончарова. Однако целостного исследования, посвященного иронии как модусу художественности в ее раннеромантической и позднеромантической модификациях в свете диалектического пути, осуществляемого русской литературой от романтизма к реализму, в литературоведении не представлено.

Это определило объект настоящего исследования — духовное наследие русских авторов первой половины XIX в., в котором получила реализацию немецкая романтическая ирония. В творчестве романтиков В.Ф.Одоевского и Ф.И.Тютчева она утверждала себя в «наслоениях» модификаций, в «Двойнике» Ф.М.Достоевского стала способом углубления во внутренний мир человека, в творчестве И.А.Гончарова 40-х годов содействовала разрыву писателя с романтической культурой.

Обращение к традиции двойничества в произведениях русских авторов 20—40-х годов XIX в. Н.А.Мельгунова, В.И.Даля, Е.П.Гребенки, В.Ф.Одоевского, К.П.Павловой связано с приверженностью исследовательской логике самого «принца романтиков» Ф.В.И.Шеллинга, выдвинувшего в «Философии искусства» принцип дедуцирования — следования от общего к особенному. Сопряжение основной в немецком романтизме категории двойничества и романтической иронии дает возможность осмысления усложнения романтических коллизий, и как следствия, изменения роли, функций немецкой романти

7 См.: Лебедева О.Б., Янушкевич A.C. Германия в зеркале русской словесной культуры XIX — начала XX в. Köln, Weimar, Wien, 2000. С. 67—72.

8 Румянцев Б.Г. Категория комического в эстетике И.А. Гончарова. М., 1987. Рукоп. деп. в ИНИОН АН СССР. —Деп.№ 30041. С. 18. ческой иронии, сохраняющей свою антидогматическую сущность. Отсюда исходит предмет исследования — ирония в русском романтизме, бидермайере и реализме в свете преемственности культурного опыта немецкого раннего и позднего романтизма.

Цель диссертации состоит в выявлении особенностей функционирования иронии как модуса художественности в русской литературе первой половины XIX в. в сопряжении с диалектическим движением русской литературы от романтизма к реализму. Поставленная цель обусловила следующие задачи исследования: на основе анализа концепций иронии в современной науке рассмотреть теоретический и исторический аспекты ее изучения; выявить сущность сократовской, раннеромантической и позднероман-тической иронии на материале диалогов Платона и литературно-философских произведений немецких романтиков; исследовать романтическую иронию в творчестве В.Ф.Одоевского в сопряжении с его духовным обликом как романтика-любомудра и ироника; исходя из «антидогматизма» творчества Ф.И.Тютчева, выявить многообразие вариантов иронии в его лирических и публицистических произведениях; рассмотреть, как ключевая в романтизме категория двойничества сопрягается с романтической иронией в произведениях русских авторов 20—40-х годов XIX в. В.И.Даля, Е.П.Гребенки, Н.А.Мельгунова, К.К.Павловой; исследовать функции позднеромантической иронии в повести Ф.М.Достоевского «Двойник»; выявить, как ирония, являя себя в сфере игры культур (романтизма, бидермайера, реализма), становится выражением рефлексии романтизма в творчестве И.А.Гончарова 40-х годов.

Методологической основой исследования являются принципы типологического, культурно-исторического и психологического анализа, образцами которого выступают классические труды Ю.М.Лотмана и Ю.Н.Тынянова9, достижения германистов-теоретиков А.В.Михайлова (концепция переходности в культуре, согласно которой диалектика культурных процессов предполагает «переход и непереход; эпохи переходят одна в другую, и в то же время, из одной. . "не пускают" в другую»10), Ф.П.Федорова (концепция «катастрофического наслоения романтизмов друг на друга»11 в русской литературе).

Теоретической базой диссертации является разработанная В.И.Тюпой концепция модусов художественности как способов осуществления законов, обеспечивающих целостность художественного произведения. «Это тот или иной строй эстетической завершенности, предполагающий не только соответствующий тип героя и ситуации, авторской позиции и читательского восприятия, но и внутренне единую систему ценностей, и соответствующую ей поэтику»12, — констатирует исследователь. Предпринимаемый им исторический подход позволяет осмыслить произведение как целостность с преобладанием в ней определенной эстетической доминанты, обогащенной «конструктивным преодолением субдоминантных эстетических тенденций»13.

Достоверность исследования обеспечивается значительным объемом исследуемого материала (современные литературоведческие, философские и лингвистические работы, литературно-философские манифесты романтиков и немецких классических философов) и тщательным анализом избранных литературных произведений немецких и русских авторов первой половины XIX в.

Вышеозначенные факторы определили научную новизну диссертации, в которой впервые:

9 См.: Лотман Ю.М. О типологическом изучении культуры // Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб., 2000. С. 241—242; 449; Тынянов Ю.Н. О литературной эволюции // Тынянов Ю.Н. Литературная эволюция. М., 2002. С. 193.

10 Михайлов A.B. Судьба классического наследия на рубеже XVIII—XIX веков // Михайлов A.B. Обратный перевод. М., 2000. С. 21. Исследователь прибегнул к образному сравнению, почерпнутому из «Мифологии азиатского мира» Й.Герреса: «Не только у входа в Рай поставлен пламенеющий херувим, но и на всякой границе, где одна эпоха переходит в другую, грозит нам огненный меч». (Там же).

11 Федоров Ф.П. Типы искусства, существовавшие в 1800—1830-е годы // Эолова арфа. Русская романтическая лирика. Даугавпилс, 1994. С 304. Следует отметить, что, говоря о «катастрофизме» наслоений, исследователь имеет в виду «убыстренность», «стремительность» и одновременность сосуществования «различных культурных языков», постоянное «нарушение эволюционной стройности Запада» как «качество русской литературной эволюции» первой половины XIX в. (Федоров Ф.П. Романтизм и бидермайер. Р. 252 —253).

12 Тюпа В.И. Художественный дискурс (Введение в теорию литературы). Тверь, 2004. С. 37.

13 Там же. С. 52.

1) В.Ф.Одоевский представлен как творец-ироник, а его роман «Русские ночи» рассмотрен с точки зрения романтической иронии как основополагающего модуса художественности. В качестве материала для исследования романтической иронии привлекается текст «незавершенного замысла» В.Ф.Одоевского «Сегелиель»;

2) предпринято осмысление разнообразия проявлений иронии в лирике и публицистике Ф.И.Тютчева;

3) ранняя повесть И.А.Гончарова «Лихая болесть» рассмотрена с точки зрения иронии бидермайера; повесть «Счастливая ошибка» — в свете игры культур — романтизма, бидермайера, реализма;

4) разнонаправленный механизм действия позднеромантической «гофма-новской» иронии исследован в повести Ф.М.Достоевского «Двойник»;

5) выдвинута и подтверждена научная гипотеза концепции романа И.А.Гончарова «Обыкновенная история» как иронической интерпретации ран-неромантической традиции путешествия к абсолюту, вехи которого персонифицированы в образе женщины-носительницы духовного опыта героя (повесть Ф.Шлегеля «Люцинда»).

Таким образом, в диссертации выстраивается диалектическая цепь, воссоздающая метаморфозы иронии: от немецкой раннеромантической иронии, вобравшей в себя опыт Сократа (Ф.Шлегель, Новалис, Ф.В.Й.Шеллинг, Л.Тик, Жан-Поль), к позднеромантической иронии (Э.Т.А.Гофман, Бонавентура, Й.Геррес) с дальнейшим ее рассмотрением как доминанты мироощущения и в свете «катастрофического наслоения романтизмов друг на друга» (В.Ф.Одоевский, Ф.И.Тютчев), в сопряжении с мотивом двойничества (В.И.Даль, Е.П.Гребенка, Н.А.Мельгунов, К.К.Павлова), как способа воссоздания онтологии души человека («Двойник» Ф.М.Достоевского) и, напротив, в связи с разрывом с деактуализированной романтической культурой (И.А.Гончаров).

Теоретическая значимость исследования заключается в рассмотрении проблематики иронии как модуса художественности, функционирующего на определенном этапе «литературной эволюции» (первая половина XIX в.) и выявляющего специфику национального развития русской литературы в соотнесенности с литературно-философской традицией немецкого романтизма.

Практическая значимость исследования. Материалы диссертации могут быть использованы при чтении фундаментальных вузовских курсов «История русской литературы XIX в.», «История зарубежной литературы XIX в.», специальных курсов, посвященных литературно-философским проблемам романтизма, творчеству Ф.И.Тютчева, В.Ф.Одоевского, Ф.М.Достоевского, И.А.Гончарова, а также при создании учебных и учебно-методических пособий по данной тематике. Предложенные выводы представляют интерес для исследовательской практики в области типологии русской и западноевропейской литературы.

Апробация работы. Основное содержание диссертации представлено в монографии «Ирония в русской литературе первой половины XIX в. в свете традиций немецкого романтизма» (М.: Изд-во «Флинта»; Изд-во «Наука», 2007. — 370 е.). Результаты диссертационной работы отражены в 41 публикации автора, а также излагались в докладах и сообщениях, сделанных в Республиканской школе-семинаре докторантов «Актуальные проблемы современного образования и науки» (Екатеринбург — Нижневартовск, 2001 г., Нижневартовск, 2002 г.), в школе-семинаре докторантов, аспирантов и соискателей (Нижневартовск, 2005, 2006 гг.), на Втором Российском философском конгрессе «XXI век: будущее России в философском измерении» (Екатеринбург, 1999 г.), Региональной научно-практической конференции «Пушкин и славянский мир» (Сургут, 1999 г.), II, IV, VI научно-практических конференциях «Синтез в мировой художественной культуре», посвященных памяти А.Ф.Лосева (Москва, 2001, 2004, 2005 гг.), I Международной научной конференции «Деятельностное понимание культуры как вида человеческого бытия» (Нижневартовск, 2003 г.), V Методических (Тютчевских) Чтениях (Нижневартовск, 2003 г.), III Всероссийской научной конференции «История идей и история общества» (Нижневартовск, 2005 г.), IV Международной научной конференции «Русская литература в современном культурном пространстве» (Томск, 2006 г.).

Положения, выносимые на защиту

1. Раннеромантическая ирония в литературно-философских манифестах и художественных произведениях немецких романтиков проявляет себя как: 1) непреходящее стремление субъекта к абсолюту с вечным возвращением к осознанию собственной, постоянно преодолеваемой ограниченности (ирония любви, ирония жизни); 2) ирония свободы как допустимость свободного балансирования между точками зрения в «хаосе идей»; 3) романтический юмор (Жан-Поль), позволяющий субъекту через смех возвыситься над конечностью мира, где царит «гармоническая банальность» (Ф.Шлегель), и над самим собой. Позд-неромантическая ирония предстает в свете тотального распада раннероманти-ческого универсума, проявляя себя как: 1) ирония отрицания, переходящая в саркастическую иронию, подвергающую глумлению раннеромантические ценности; 2) трагическая ирония судьбы, приносящая волящего человека в жертву слепой необходимости. И раннему, и позднему романтизму присуща самоирония, позволяющая субъекту обрести собственное Я в себе.

2. В основу романа «Русские ночи» В.Ф.Одоевского, русского любомудра и ироника, — положен принцип романтической иронии, проявляющей себя как серьезно-несерьезное отношение к архиважной для человечества «задаче жизни». «Русский скептицизм» — национальный аналог раннеромантической иронии — неизменно сменяет позднеромантическую иронию и сопрягается с просветительским оптимизмом мыслителя.

3. В творчестве Ф.И.Тютчева романтическая ирония выступает основополагающим принципом и проявляет себя: 1) как несерьезное отношение творящего Як творческому акту; 2) как свободная игра романтическими ценностями, в процессе которой они утрачивают однозначность истолкования. В лирике русского поэта находят претворение варианты романтической иронии: ирония свободы, ирония природы, ирония любви; в лирике и публицистике — мировая ирония и ирония общественности с действующими в истории трагическими героями и ироничными субъектами.

4. В отличие от немецких предшественников, русские романтики остаются лояльными к просветительским идеям. Ирония получает дополнительный импульс на стыке столкновения рационально-просветительского и романтического мироотношения (А.Погорельский); являет себя в процессе следования субъекта к абсолюту с целью усовершенствования человечества и русской действительности (В.Ф.Одоевский), способна преобразовываться в раннероманти-ческий хаос с привнесением в него просветительской идиллии человека, трудящегося на благо общества (В.И.Даль); связана с присущим русской романтической прозе дидактизмом поворота судьбы, когда она оборачивается внезапной наградой за испытанное героями («Лафертовская маковница» А.Погорельского, «Савелий Граб, или Двойник» В.И.Даля).

5. Ф.М.Достоевский в повести «Двойник» углубляет романтически-иронические коллизии в сфере субъективного сознания героя, придавая им статус внутреннего рока. Герой, лишенный спасительной самоиронии, выступает и как объект иронии повествователя и как объект уничтожающей иронии, исходящей от двойника и общества. Его двойничество одновременно трагично, так как он все более погружается в страдание, и иронично, в связи с иллюзией иронии свободы, владеющей его сознанием.

6. В отношении уходящей культуры романтизма гончаровская ирония ведет себя так же, как ранее позднеромантическая ирония отрицания в отношении раннеромантической культуры («Лихая болесть»); являет собой исполненную иронии игру культур — романтизма, бидермайера, реализма («Счастливая ошибка»), выступает в качестве основополагающего модуса художественности в интерпретации раннеромантического духовного странствия («Обыкновенная история»).

Объем и структура работы. Диссертация, изложенная на 454 страницах, состоит из введения, шести глав, заключения и списка использованной литературы, включающего в себя 476 наименований.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Шумкова, Тамара Леонидовна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ иронии как модуса художественности, претерпевающего метаморфозы в свете эволюции типов культурного сознания, показал, что эта категория является основополагающей, выступая маркером происходящих в культуре изменений. А.В.Михайлов, рассуждая о процессах, проистекающих в литературе, отметил: «Можно думать, что в литературах рубежа XVIII—XIX вв. сама смена классицизма, романтизма, реализма (хотя, строго говоря, это не смена, а наслоение одного на другое и отчасти сосуществование разного и переплетающегося) говорит нам не так уж много, и сама эта смена, или сосуществование, выступает лишь как язык иного — того, что совершается на большей глубине., в самой культуре разверзается пропасть. Парадоксальным образом именно глубина пропасти — глубина совершающихся перемен — способствует сглаживанию и как бы нейтрализации процессов на поверхности»1. Иронии как мироотношению и мироощущению здесь принадлежит существенная роль. В Германии «пропасть» (метафора мировоззренческого состояния эпохи) была особенно ощутима в связи с реакцией на европейские социально-политические события. Отторжение Я от мира, не оправдавшего ожиданий индивидуума, сопровождалось глубокой рефлексией, выявившей иное Я, сопрягающее в себе острое ощущение собственной конечности и мощный потенциал зиждительной энергии — синтез «самосозидания и самоуничтожения»2, осуществляемый посредством свободной деятельности субъекта-творца.

Ирония — продукт человеческого интеллекта, жаждущего абсолюта, который только мысленно предвосхищался, теоретически осмыслялся, возникал как конечная, но неизменно отдаляющаяся точка философского конструирования или как поэтически неуловимый образ, — явилась способом утверждения Я в этом всеохватном постижении. Сознание совершало свой «караванный путь», даря субъекту ощущение собственной продуцирующей силы. При этом

1 Михайлов A.B. Судьба классического наследия на рубеже XVIII—XIX веков // Обратный перевод. С. 21.

2 Шлегель Ф. Фрагменты. С. 291. целью субъекта оставался сам путь как становление; абсолют, приближаясь, отступал вдаль, оставляя творящее Я, возвращаемое к конечному себе, в томлении по обретаемой и одновременно утрачиваемой бесконечности. «Улыбка духа», печальная улыбка, адресовалась самому себе, удовлетворенному вечной неудовлетворенностью. Тональность улыбки менялась, когда в ее поле попадал мир, поражающий несовершенством. В центре этого мира пребывал «неразвитый человек — карикатура на себя самого»3, «гармоническая банальность», воплощающая конечность. Вслед за божественно-веселым Сократом, но без его нравственно-педагогической аффектации, иенские романтики, улыбаясь, создавали серьезное — мир, в котором все мыслимое совершенство обретет в животворящем синтезе самое себя. Энергия раннеромантической иронии сильна и радостна, сила и радость были спутниками бесконечной череды «внутренних революций», свершаемых в душах героев: Генриха фон Офтер-дингена, Франца Штернбальда, Юлия. Жизнь каждого из них можно было уподобить «изумительной музыкальной пьесе»; герой, «не переставая, размышлял о ней, и всякий раз заново приходил в восторг»4.

Однако творческое сознание, уставшее от бесконечных блужданий, взрастило в себе причины неизбежного раскола созидаемого универсума — симфилософского, симпоэтического союза. Позднеромантический человек погружался в тотальное двоемирие. Когда сверхреальный мир раскалывался на миры Бога и Сатаны, конечность, персонифицированная последним, обретала статус абсолютности5. Личность балансировала в междумирии, не будучи способной к нахождению себя в себе. Когда «двоемирие Бог-Сатана сменялось единомирием судьбы»6, человек попадал в поле действия сил, неподвластных его частному волеизъявлению — такая ситуация раскрывается Шеллингом в «Философских исследованиях о сущности человеческой свободы и связанных с ней предметах». Человеку уготована роль Иуды, предавшего Христа добровольно, но и в силу высшего судьбоносного предначертания. Человек — тво

3 Шлегель Ф. Фрагменты. С. 292.

4 Тик Л. Странствия Франца Штернбальда. С. 19.

5 См.: Федоров Ф.П. Романтизм и бидермайер. Р. 243.

6 Там же. рец собственной судьбы, однако это только иллюзия, питаемая присущим ему тщеславием; на самом деле человек — жертва, увидевшая гримасу судьбы и ставшая объектом ее иронии. Первородный грех искупался как родовой; через свой собственный грех (Берта Тика), через грехи прошлых поколений (Медар-дус Гофмана) человек вводился в лоно общечеловеческого греха, свершая извилистый путь страдания-искупления, подвластный, как марионетка кукловоду («Ночные бдения» Бонавентуры), высшим силам.

Дух более не обладает демиургической властью; напротив, творческая личность становится жертвой конечного мира. Окруженный марионетками, человек обманывается в собственных чувствах (Натанаэль и Олимпия, Ната-наэль и Клара Гофмана); запутанность его во всемирной лжи несет в себе иронию, насмешку жизни, утратившей истинность.

Сознание позднеромантического человека-творца — разрушающее сознание. Объектом разрушения выступают священные раннеромантические ценности: любовь, дружба, познание трансцендентального субъекта, устремленного к бесконечности. Коль скоро «один романтик едва понимал другого», у а «надежда на грядущую культуру» была «развеяна» , оставалось свести счеты с предшествующей культурой, дарящей мечту. Отсюда пародийный смех, требующий «для себя серьезного в плане эстетической игры с ним, как бы подбиваемый изнутри бесом., такой пародийный, заведомо зажигающийся от противоположного смех, и может быть последователен лишь тогда, когда осмеивает самое священное для себя. Таков смех у алтаря, у гроба»8.

Гофман боготворил иенцев, но упоен в «Серапионовых братьях» смехом над «Генрихом фон Офтердингеном», Бонавентура-Шеллинг подвергает в «Ночных бдениях» глумлению дорогие его сердцу открытия трансцендентальной философии, Геррес творит легенду о Поэзии, Философии и Фантазии, смешанных с житейской грязью, а над ними витают грациозные образы сказки, вплетенной в канву великого новалисовского романа.

7 Лукач Г. фон. Душа и формы. С. 99.

8 Михайлов A.B. Культура комического в столкновении эпох. С. 109.

Раннеромантическая комическая ирония, открытая Жан-Полем, сохранила себя и в позднем романтизме: «Урдар-озеро», дарящее всемогущество самоиронии, обретение себя в собственном Я, самоузнавание через смех, избавляло дух от бездны, в которую он, зависимый от «демонизированного мироздания», погружался, увлекаемый роком. Шут, подобный Белькампо, противостоял страшной силе судьбы; шут становился монахом, следовательно, в страшном мире позднего романтизма смех преображался в богоугодный акт, смех возносил человека к Богу-абсолюту, к обретению мига гармонии с миром и собой.

Русская культура чутко отозвалась на происходящее. Всю первую половину XIX века в России характеризует напряженный интерес к немецкой классической философии, приобщение к которой, по свидетельству В.Г.Белинского, означало «быть современным»9. Преодолев французский канон, ориентирующий на замкнутую в себе безжизненную догму, русское творческое сознание, напитанное идеями немецкого трансцендентализма и натурфилософии, устремилось к освоению миров, созидаемых Я.

Два русских мыслителя, к творчеству которых мы обращаемся в настоящем исследовании, объединены мировоззренческой, человеческой, духовной общностью в связи с непреходящим ощущением обаяния немецкого трансцендентализма. Одоевский и Тютчев — оба родовитые дворяне, светские люди. Оба были лично знакомы с Шеллингом и горды этим. Оба чудаки — в романтически-ироническом смысле. Одоевский оказывается наследником стернианского конька, но в шеллингианском, объективно-идеалистическом выражении, проявляющем себя как склонность к всеохватному жизнеутверждающему синтезу, в который равно вовлекаются бытовое и бытийное.

Синтез всего (от ингредиентов вдохновенно создаваемых блюд до Поэзии и Философии, слившихся в грядущей «религиозной эпохе человечества») есть вечно отдаляющийся абсолют, объект неистощимого энергичного стрем

9 Белинский В.Г. Руководство к познанию теоретической и материальной философии. Сочинение Александра Петровича Татаринова // Собр. соч.: В 9 т. М., 1981. Т. 7. С. 511. ления. Стремление порождало скептицизм, но, не в духе философского агностицизма, а как раннеромантическую иронию — стимулятор бесконечного познания и творчества. Однако не только для себя, как было у иенских романтиков, а для всего человечества, и в первую очередь, для России. Поэтому скептицизм Одоевского сопровождает эпитет «русский», сообщающий продуцирующей деятельности романтика этический, просветительский смысл. Человек ограничен, он осознает свои границы, гносеологические и творческие, видя смысл собственного существования в их преодолении в свете непреходящих актов самоусовершенствования.

Будучи светским человеком, Одоевский хорошо знаком с «духом гостиных», поэтому его ирония, направленная, как у иенцев, на «гармоническую банальность», выступает в качестве иронии не только романтика, но и знатока, рационально оценивающего светскую пустоту. Он, Рюрикович, не мог стать ее частью, отсюда его чудачества в свете, его салон, отражающий общественный и личностный дуализм: дворяне и входящая в силу разночинная интеллигенция, столь симпатичная душе Одоевского, но столь чуждая светскому обществу с его пониманием приличий, размытостью восприятия жизненно истинного и ложного. Русский любомудр носил в себе иронию жизни, балансируя в меж-думирии светского и несветского, истинного и неистинного. Отсюда его страдающие герои, жертвы иронии жизни — баронесса Дауерталь в «Княжне Ми-ми», более яркая Зинаида в «Княжне Зизи», рассказчик, в одиночестве встречающий Новый год в одноименной повести.

Русские ночи» — «книга итогов» — расценивается нами как средоточие иронии. Универсум, романтическое пульсирующее все, легло в основу построения романа. Энциклопедически представленная духовная жизнь поколения первой половины XIX в. сопрягается с проявлением иронии свободы, дух которой исходил из «Философских писем о догматизме и критицизме» Шеллинга: истинный философ может позволить себе духовную роскошь не склоняться ни к одной из философских систем, будучи избавлен от оков догматизма и долженствования. Особо претворенный хор, подобный античному хору, выражает точки зрения мыслящих людей современности, объединенных общей проблемой разрешения «задачи жизни». Однако важнейшие духовные вопросы ставятся на балу, иронически снижаются, переходя в пласт забавного, несерьезного посредством роШ-концовок, к которым часто прибегает русская литература, уходящая от романтических клише в поисках собственного пути.

Важным представляется переплетение фантастического и реального в историях, которые содержала рукопись шеллингианцев: «все описываемое просто переключалось в другую плоскость: происходило "на самом деле", но не объяснялось и в тоже время не мистифицировалось, даже не усложнялось, но просто оставалось в своей собственной сфере загадочно-неопределенного, странно-повседневного. На этой почве развивалась тончайшая пародия романтической тайны, романтической формы слухов и недостоверных случайных суждений».10 При этом сопряжение серьезного и несерьезного — заповедь шлегелевской иронии — не предается забвению, а, напротив, получает разворачивание. Каждая человеческая судьба, пульсирующая со страниц шеллинги-анской рукописи, выступает частью «загадки жизни»; «покрывало Исиды», воспеваемое немецкими и русскими романтиками вслед за Кантом, ниспадает лишь отчасти, ибо никому не дано приблизить абсолют, овладеть полным знанием в его синтетической нерасторжимости, которую запечатлевали древние на своих «пальмовых листиках» и «дощечках».

Нерешенная задача жизни еще более отдаляется от своего разрешения на «забавном» Судилище, где факты перепутываются, люди не слышат друг друга, а живые судьбы-аргументы ее постижения, не могут быть сопряжены в свете путаницы в единое целое. Истина, не родившись, попадает в бездну, а голос, раздающийся оттуда, принадлежит неизвестно кому.

И все же Одоевский-просветитель сменяет Одоевского-романтика в освещении значимой проблемы России и будущего человечества. Еще недавно друзья-философы с улыбкой вспоминали лозунги шеллингианской эпохи, но теперь с серьезностью возвращаются к ним, веря, что Россия создана для вы

10 Манн Ю.В. Гоголь // История всемирной литературы: В 9 т. М., 1989. Т. 6. С. 375. сокого удела примирения мировых противоречий, романтически отражающихся в конфликте «мысли и выражения». Русский скептицизм венчает роман, проявляя себя и как всеохватное, никогда не увенчанное итогом раннеро-мантическое стремление к синтезу (однако во имя блага человечества), и как вариант философии свободы, и как вера в преодоление темноты взаимного непонимания, которая когда-нибудь, в векторно-открытом грядущем, найдет оправдание самой себе. Одоевский, в чьем повествовании прихотливо переплетаются раннеромантические и позднеромантические варианты иронии, остается русским просветителем-энтузиастом.

Личность Тютчева несет в себе романтический комплекс противоречий. Острослов, дипломат, светский человек, привычно лавирующий в гостиных, где решались проблемы частной карьеры и политически важные вопросы, он скучает и утомляется от суетности света; романтическая душа поэта напряжена от дуализма существования, смешения в ней конечного и бесконечного. Раннеромантическое легкомыслие, праздность — прибежище богоподобного творчества — сопрягается с легкостью отношения к себе как к творцу: никакого надрыва, декларативности, толстых тетрадей — проводников в вечное — все есть фрагмент вдохновенной мысли, снизошедшего творческого откровения.

Фрагмент, равновеликий вечному; миг откровения, но только миг, — такова духовная установка Тютчева-романтика, которому ведома магия звучащего слова, но для кого актуален призыв к молчанию, кто проникает в одновременное состояние сна, бодрствования, грезовидения, но ощущает надлом и утомительность радостно-спокойного циклизма бытия, кому ведома смерть не только как бесконечное, но и как бездна, сопряженная с людским и природным равнодушием.

Отсюда ирония, пронизывающая творчество Тютчева, ирония как «базисная онтологическая категория»11. Она сопровождает гносеологический акт субъекта, устремленный в бесконечное и возвращающий Я к конечному себе; Исупов К.Г. Онтологические парадоксы Ф.И.Тютчева («Сон на море»). С. 27. проявляет себя как ирония природы-Исиды, улыбающейся тщете человеческих устремлений; как пантеистическая ирония, сопровождающаяся равнодушным поглощением миром единичного человеческого существования. Воля человека, подвластного судьбе-мойре, оказывается иллюзией — так у Тютчева воплощается ирония судьбы.

Возлюбленный и поэт Тютчева перерастают границы романтического: они более не явлены в единстве; над ними довлеет разобщающий конечный мир, принимающий их в себя. Отсюда тютчевская ирония по поводу романтического творчества и романтической любви и познания. Вероятно, русский поэт вкладывает в такую трактовку и личное ощущение жизни.

12

Тютчев обнаруживает в себе «силу исторического чувства» ; она заявляет о себе в свете раннеромантического желания приблизиться к абсолюту, заданному в историософском ключе, — как ожидаемый и вечно отдаляемый от современного человечества Золотой век. Катастрофизм исторических событий порождает «хаос идей» в осмыслении иронического витка истории: с одной стороны, смерть и суетность человеческого существования, с другой — мысль о том, что это есть преддверие сотворения новой исторической общности, современного православного Востока. Мировая ирония кроется в отношении к России Запада, осознающего мощь русского государства, но не желающего принять ее. Запад мыслится как средоточие иронии общественности, связанной с секуляризацией католической церкви; аналогичные процессы протекают и в России, где правительство узурпировало священную монаршую власть. Современное правительство, направляющее Россию на путь западной цивилизации, предстает объектом тютчевской иронии. Это не только «гармоническая банальность», это тотальное зло, мешающее претворению сокровенной идеи христианского обновления России, призванной возглавить воцеркв-ленную Восточную империю.

12 Григорьев A.A. Критический взгляд на основы, значение и приемы современной критики искусства // Григорьев A.A. Искусство и нравственность. M., 1986. С. 49.

Современный мир, переживающий свой «железный» период, населяет сонм трагических героев, жертв истории, подобных Агамемнону, и ироничных субъектов, становящихся в центре событий, осознаваемых как ложные, но необходимые в истории. Ход истории исполнен иронии, ибо настоящее в нем отрицает величие прошлого, обретая черты фарса, и когда это завершится, поэту неведомо.

Тютчев и Одоевский равно радеют о величии Родины, уверены в ее высоком предназначении, и понимают, что история шутит с ними, мыслителями-пророками, перед которыми будущее навсегда сокрыто покрывалом Исиды.

В настоящем исследовании мы обратились к важнейшей категории романтизма — двойничеству. Его источник кроется в философском дуализме сознания романтиков. «Шеллингизм, — писал А.А.Григорьев, — . .в первоначальной форме своей завлекал своим таинственным тождеством сознающего я и сознаваемого не-я, приводил. к стихийному раздвоению, был узаконением, оправданием этого раздвоения — или, действуя другими, внешне мистическими своими сторонами, увлекал благородные, ищущие цельности, ищущие успокоения и центра души в какие-то заоблачные выси, где их обманывали призрачные формы примирения в прошедшем, отжитом мире. Новое учение смело ставило всеобъемлющий принцип., дразня в тоже время душу своими отвлеченными таинственными сторонами»13.

Другой вдохновляющей силой был Гофман, открывший русскому сознанию фантастический абсурдный мир двойников-автоматов, приносящих страдание чувствительным душам, впускающим их в свою жизнь в силу роковых обстоятельств. Немецкий романтик открыл страшное сопряжение конечного и бесконечного, в вихревой центр которого попадает чувствительная душа романтического героя, претерпевая губительные метаморфозы. Фантастическое, сопряженное с инфернальным, уживалось с просветительским; на стыке рассудка и воображения возникала ирония («Двойник, или Мои вечера в

13 Григорьев A.A. Взгляд на русскую литературу со смерти Пушкина // Григорьев A.A. Искусство и нравственность. С. 142.

Малороссии» Антония Погорельского). Она же, в свою очередь, адресовалась немецкой романтической традиции, изначально антирациональной.

Романтическая ирония любви оборачивалась двойничеством в качестве результата трагического вмешательства социальных коллизий — в «Двойнике» Гребенки несчастный влюбленный, обретая двойника, становился причастным бесконечности, божественности. Светская девушка в «Двойной жизни» Павловой пребывает в междумирии, принимая светскую мораль за истину, отношения с пустым человеком за подлинное чувство. У нее есть ночной друг — ее второе Я — и одновременно случайно появившийся возлюбленный. О молодом умершем велся праздный разговор; ведь свет равно безразличен к вопросам истинности жизни и смерти, к вопросам человечности. Однако Цецилии этот человек, преображенный грезой, открывает новые грани бытия. Ирония в том, что она не внемлет ему, совершая ошибку, — вечная ирония судьбы древней Кассандры. Но голос не покидает Цецилию и во время заблуждения — финал остается раннеромантически иронически незавершенным. Человеческое Я есть жертва конечного, тесные границы которого, в силу свершающейся иронии жизни, лишают его возможности вырваться в бесконечный мир.

Конечное как протеичное и пустое получает персонификацию в повести Мельгунова «Кто же он?». Вашиадан — инфернальный персонаж и одновременно светский человек, вписывающийся в общество-театр: здесь никто не живет, все лишь играют роль. А если роль дается трудно, то на любительской сцене всегда найдется дублер, вызывающий восхищение публики. То, что у Мельгунова пока забавляет читателя, у Достоевского обретет страшные черты внутреннего рока. А пока появление двойника, есть ирония, адресованная свету, «гармонической банальности», и читателю, не могущему понять, кем на самом деле является Вашиадан. Ирония связана и с «одомашниванием» (Ю.В.Манн) инфернального персонажа, его бытовым снижением, влекущим за собой разрушение романтического мифа.

Ирония человеческих судеб двойников-братьев способна принять «форму книги» в прихотливых переплетениях жизней, где веселье непредсказуемо соседствует со слезами в «веселой относительности» бытия и где сказочное, книжное преодолевается жизнью и ею же облагораживается. Такова ситуация, возникающая в «Савелии Грабе, или Двойнике» Даля. Двойничество, могущее стать по-гофмановски страшным, становится радостным через преодоление трудностей жизни, через труд. Так просветительское, соседствуя с романтическим, разрешает романтическую коллизию, но и разрушает ее.

Двойник» Достоевского стал результатом мощной творческой рефлексии, которой подверглась русско-немецкая традиция двойничества. Двойник, Голядкин-младший, — и часть субъективного сознания, и часть породившего его общества, мыслимого как бездна, наполненная Ничем, пустотой. Романтическая концептосфера — мотивы марионеточности-деревянности, всесилия высказанного вслух желания, неукротимого рока, нивелирующего личное волеизъявление, волшебства, личностного замещения, получают у Достоевского разворачивание в онтологическом плане. Герой одновременно выступает и как объект иронии повествователя, и как объект уничтожающей иронии, идущей от двойника и бездушного общества, в которое несчастный не вписался в силу балансирования между собой и иным, кем он хотел бы стать, в связи с исповеданием им иллюзорной иронии свободы. Отсутствие самоиронии Голядкина не как единичных кратковременных актов, а как жизненной позиции, сообщает ему трагизм непреодоленной ограниченности. С другой стороны, герой, увлекаемый внутренним роком, остается больным и одиноким человеком, вызывающим глубокую жалость читателя и повествователя.

Достоевский, отталкиваясь от найденного романтиками, создает новый мир, в центре которого — дисгармоничная «банальность», неспособная к преодолению жестокости внешнего мира, продуцирующей бездуховности собственной внутренней жизни. Духовная слабость героя ввергает его в безумие, лишенное романтической возвышенности. Голядкинское страдание двойниче-ством исполнено трагизма. «В этих случаях боль приходит к личности. изнутри, рождаясь вместе с нею. Страдание — конститутивная черта трагического героя, как бы удостоверяющая его личностность»14.

Если Достоевский существенно психологически и онтологически обогащает романтическую традицию, то Гончаров преодолевает ее, проходя тот же путь, которым некогда шли поздние немецкие романтики, — путь иронического отрицания прежней культуры. Так, «Лихая болесть» выступает средоточием иронии бидермайера, которой подвергаются ценности романтизма, попавшие в зависимость от сферы конечного, что выражается посредством активного использования приема роМ-концовок, снижающих романтическое видение целостного мира природы; «одомашнивания» инфернального персонажа; комического истолкования смерти. Сопутствующая бидермайеровской иронии саркастическая ирония проявляет себя как выявление Ничто, скрытого за маской мниморомантических персонажей.

Счастливая ошибка» — это прощание с романтизмом на стыке встречающихся культур. Герой-псевдоромантик, героиня, воссозданная в реалистическом ключе, обстановка бидермайера, сопрягаются в романтическом видении случайного и необходимого, за которыми ощутимы очертания иного — социального — конфликта.

В качестве гипотезы мы выдвигаем и обосновываем мысль о том, что «Обыкновенная история» выступает иронической интерпретацией раннеро-мантического повествования, где странствие мыслилось как путь постижения непознаваемого абсолюта. Следование Александра от женщины к женщине, как в шлегелевской «Люцинде», завершается, однако, не обретением божественной любви, а браком с безымянной обладательницей приданого. Герой процветает в Железном веке, однако, иронически незавершенный финал романа оставляет его открытым для неизвестных жизненных метаморфоз, среди которых, возможно, найдет свое претворение и Золотой век.

Таким образом, в произведениях русского романтизма, в частности, в лирике Тютчева, «Русских ночах» Одоевского, «Двойной жизни» Павловой,

14 Тюпа В.И. Художественность литературного произведения. С. 129.

Двойнике.» А.Погорельского имело место соприсутствие раннеромантиче-ской и позднеромантической иронии. Раннеромантическая ирония, выражаемая приемами иронического умолчания, недосказанности, колебаниями между многообразными точками зрения, сопрягалась с недоверием к ценностям романтизма и насмешкой над ними либо с точки зрения просветительской рассудочности, либо в связи с собственным ощущением свободы романтическим творцом. Шеллингианцы Одоевский и Тютчев были способны насмехаться над трансцендентальной философией («Ночные мысли» Тютчева, эпизод Судилища и диалог о «фразах» в «Русских ночах» Одоевского), будучи уверенными в ее важности для русского сознания. Утверждение и отрицание (снижение) в мироотношении сопрягались как единство противоположностей.

Бидермайер и реализм в основном используют отрицающую, снижающую потенцию позднеромантической иронии. Наряду с упоминаемыми выше рефреймированием и роШ-концовками, «одомашниванием» романтических персонажей, оказывается задействованным целый ряд приемов, посредством которых реализуется ирония: десакрализация античного и романтического мифов (увядшие желтые цветы, Эдип и Антигона, Агасфер, странствие души в «Обыкновенной истории» Гончарова, «враг» Достоевского); бытовое снижение романтических ситуаций (эпизоды путешествия в «Лихой болести», распитие вина из стаканов в «Счастливой ошибке» Гончарова, безумие Голядкина Достоевского); недосказанность (вариант иронического умолчания), призванная держать читателя в ироническом напряжении (Вереницын Гончарова), пародийность романтического персонажа (Егор Адуев и Юлия Тафаева Гончарова); внедрение комического персонажа для снижения трагизма (в «Лихой болести» известие о смерти получает родственник — носитель комической фамилии «Меболсдринов»). Сама романтическая трактовка иронии свободы подверглась ироническому снижению в «Двойнике» Достоевского.

Очевидно, что многогранность позднеромантической иронии Достоевского сопряжена с восхождением на уровень психопоэтики, ирония Гончарова, напротив охватывает пласты культуры, действуя по принципу отрицания и сталкивания.

Истоки культурной игры, осуществляемой, в частности, Далем и Гончаровым, кроются в романтизме: автор «Ночных бдений» и в настоящее время искушает читателя тайной своего истинного имени, несмотря на узнаваемость текстов, иронически интерпретирующих знаковые произведения немецкого романтизма и немецкой классической философии. В «Савелии Грабе.» и в «Счастливой ошибке» запутывающиеся герои и читатель постоянно отдаляются от открытия истины, становясь объектом авторской игры.

Гейне в «Романтической школе» сделает жестокое замечание: «История литературы — это большой морг, где всякий отыскивает покойников, которых любит и с которыми состоит в родстве. Когда среди великого множества ничтожных трупов я вижу здесь Лессинга или Гердера с их величавыми человеческими лицами, мое сердце бьется сильнее. Как могу я пройти мимо, не коснувшись легким поцелуем ваших бледных губ!»15. Такова ирония Гейне в адрес литературного процесса, где умершие открывают живым творцам грани их собственного творческого дара, а грядущей культуре — ее первоосновы, давая возможность действия «хитроумной игре смещений, подмен и несознаваемых, или непризнаваемых воткрытую перетолкований»16.

Несомненно, русские авторы, к творчеству которых мы обращались, именно так относились к Шеллингу, Жан-Полю, Ф.Шлегелю, Новалису, Тику, Гофману, Зольгеру. Взгляд назад им был необходим, чтобы двигаться далее, преодолевая «пропасть», возникающую между культурами, которую они заполняли игрой, «хаосом идей» и многогранной иронией, унаследованной из немецкого романтизма и в, итоге, направляемой на романтизм.

Так открывалась перспектива для «игры с текстом» в культурах последующих эпох.

15 Гейне Г. Романтическая школа. С. 156—157.

16 Женнет Ж. Фигуры: В 2 т. М., 1998. Т. 2. С. 305.

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Шумкова, Тамара Леонидовна, 2007 год

1. Аванесов, Р.И. Достоевский в работе над «Двойником» Текст. / Р.И. Аванесов // Творческая история. Исследования по литературе. М.: Никитинские субботники, 1927. — С. 154—190.

2. Аверинцев, С.С. / Агасфер Текст. / С.С. Аверинцев // Мифологический словарь; под ред. Е.М. Мелетинского. — М: Советская энциклопедия, 1991, — С. 13.

3. Автухович, Т.Е. «Русские ночи В.Ф.Одоевского»: позитивизм в зеркале романтизма Текст. / Т.Е. Автухович // Автухович, Т.Е. Поэзия риторики: очерки теоретической и исторической поэтики: монография. — Минск: РИВШ, 2005. — С. 148—157.

4. Азбукин, В. И.А.Гончаров в русской критике (1847—1912) Текст. / В.И. Азбукин. — Орел: Электрич. типография. М.Л. Миркина, 1916. — 293 с.

5. Айхенвальд, Ю. Тютчев Текст. / Ю. Айхенвальд // Айхенвальд, Ю. Силуэты русских писателей: в 2 т. М.: Терра — книжный клуб; Изд-во «Республика», 1998, —С. 116—124.

6. Аксаков, И.С. Биография Федора Ивановича Тютчева Текст. / И.С. Аксаков. —М.: Типография М.Г. Волчанинова, 1886. — 327 с.

7. Аксаков, И.С. Ф.И.Тютчев и его статья «Римский вопрос и папство» Текст. / И.С. Аксаков // Ф.И. Тютчев: pro et contra: антология. — СПб.: Изд-во Русской Христианской гуманитарной академии, 2005. — С. 146—184.

8. Андреева, В., Ровнер, А. Змей, Камень Текст. / В. Андреева, А. Ровнер // Энциклопедия символов, знаков, эмблем; авт.-сост. В. Андреева, В. Куклев, А.Ровнер. — М.: Локид-Миф, 1999. — С. 199—200; 226—229.

9. Аникст, A.A. «Фауст» Гете: Лит. комментарий Текст. / А.А.Аникст. — М.: Просвещение, 1979. — 240 с.

10. Ю.Аношкина, В.Н. Мировоззрение и слово поэта: Современные проблемы изучения поэтического наследия Тютчева Текст. / В.Н. Аношкина // Литературоведческий журнал. — 2004. — № 18. — С. 3—25.

11. Апостолос-Кападонна, Д. Словарь христианского искусства Текст. / Д. Апостолос-Кападонна. — Челябинск: Урал 1ЛТ), 2000. — 267 с.

12. Аронсон, М., Рейсер, С. Литературные кружки и салоны Текст. / М.Аронсон, С.Рейсер. — М.: Аграф, 2001. — 400 с.

13. Ашимбаева, Н.Т. Достоевский. Контекст творчества и времени: монография Текст. / Н.Т.Ашимбаева. — СПб.: Серебряный век, 2005. — 288 с.

14. Балакин, В.Д. Между сказкой и реальностью Текст. / В.Д. Балакин // Сафрански Р. Гофман. — М.: Молодая гвардия, 2005. — С. 5—14.

15. Балакшина, Ю.В. Текст. Комическое в романе И.А.Гончарова «Обыкновенная история» (Юмор как эстетическая доминанта художественного целого) / Ю.В.Балакшина: Автореф. дис. . канд. филол. н. — СПб.: [б.и.], 1999. — 18 с.

16. Бальзак, О. де. Собр. соч. Текст.: в 15 т. / О. де Бальзак. — М.: Худож. лит., 1951.

17. Барт, Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика Текст. / Р.Барт; сост., общ. ред., вступит, ст. Г.К.Косикова. — М.: Радуга, 1994. — 616 с.

18. Барт, Р. Нулевая степень письма Текст. / Р. Барт // Семиотика: Антология; сост. Ю.С. Степанов, изд-е 2-е, испр. и доп. — М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2001. — С. 327—370.

19. Батюшков, К.Н. Стихотворения Текст. / К.Н.Батюшков. — М.: Худож. лит., 1988. —320 с.

20. Бахтин, М.М. Автор и герой. К философским основам гуманитарных наук Текст. / М.М.Бахтин. — СПб.: Азбука-классика, 2000. — 336 с.

21. Бахтин, М.М. Проблемы поэтики Достоевского Текст. / М.М.Бахтин. — М.: Худож. лит., 1972. — 470 с.

22. Бахтин, М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса Текст.: монография / М.М.Бахтин. — М.: Худож. лит, 1990. —543 с.

23. Бахтин, М.М. Эпос и роман Текст. / М.М.Бахтин. — СПб.: Азбука, 2000. — 304 с.

24. Белинский, В.Г. Взгляд на русскую литературу 1847 года Текст. // Собр. соч.: в 9 т. / В.Г. Белинский. — М.: Худож. лит., 1982. — Т. 8. — С. 337—412.

25. Белинский, В.Г. Петербургский сборник Текст. // Собр. соч.: в 9 т. / В.Г. Белинский. — М.: Худож. лит., 1982. — Т. 8. — С. 121—156.

26. Белинский, В.Г. Руководство к познанию теоретической материальной философии. Сочинение Александра Петровича Татаринова Текст. // Собр. соч.: в 9 т. / В.Г. Белинский. — М.: Худож. лит., 1981. — Т. 7. — С. 511—512.

27. Белинский, В.Г. Сочинения князя В.Ф.Одоевского Текст. // Собр. соч.: В 9 т. / В.Г. Белинский. — М.: Худож. лит., 1981. — Т. 7. — С. 102—126.

28. Белинский, В.Г. Тереза Дюнойе. Роман Евгения Сю Текст. // Собр. соч.: В 9 т. / В.Г. Белинский. — М.: Худож. лит., 1982. — Т. 8. — С. 240—259.

29. Белопольский, В.Н. Достоевский и философская мысль его эпохи Текст.: монография / В.Н. Белопольский. — Ростов: Изд-во Рост, ун-та, 1987. —208 с.

30. Бем, А.Л. Исследования. Письма о литературе Текст. / А.Л. Бем. — М.: Языки славянской культуры, 2001. — 448 с.

31. Бент, М.И. Немецкая романтическая новелла: Генезис, эволюция, типология Текст. / М.И. Бент — Иркутск: Изд-во Иркутск пед. ин-та, 1987. —120 с.

32. Беньямин, В. Теория искусства ранних романтиков и Гете Текст. / В.Беньямин // Логос. — 1992. — Вып. 4. — С. 151—158.

33. Берков, П. Из истории русской пародии XVIII—XX вв. Текст. / П. Берков // Вопросы литературы. — 1957. — Вып. 5. — С. 220—268.

34. Берковский, Н.Я. Романтизм в Германии Текст. / Н.Я. Берковский — Л.: Худож. лит., 1973. — 568 с.

35. Берковский, Н.Я. Статьи о литературе Текст. / Н.Я. Берковский. — М.; Л.: Гослитиздат, 1962. — 452 с.

36. Берковский, Н.Я. Статьи и лекции по зарубежной литературе Текст. / Н.Я Берковский. — СПб.: Азбука- классика, 2002. — 480 с.

37. Берковский, Н.Я. Тютчев Текст. / Н.Я. Берковский // Тютчев, Ф.И. Полное собрание стихотворений. — М.: Худож. лит., 1987. — С. 5—42.

38. Бернандт, Г.Б. Одоевский и Бетховен. Страницы из истории русской бетховенианы Текст. / Г.Б. Бернандт. — М.: Сов. композитор, 1971. — 52 с.

39. Берновская, Н.М. О романтической иронии в творчестве Э.Т.А.Гофмана Текст. / Н.М. Берновская: Автореф. дис. канд. филол. н. [б.и.]М., 1971.—16 с.

40. Блок, A.A. Ирония Текст. // Собр. соч.: в 6 т. / A.A. Блок. — Л.: Худож. лит., 1982. — Т. 4. — С. 100—105.

41. Богуславский, В. Скептицизм Текст. / В. Богуславский // Философская энциклопедия: в 5 т. / Под ред. Ф.В.Константинова. — М.: Советская энциклопедия, 1970. — Т. 5. — С. 23

42. Бонавентура. Ночные бдения Текст. / Бонавентура. — М.: Наука; отв. ред. A.B. Гулыга, 1990. — 254 с.

43. Борев, Ю.Б. Эстетика Текст.: в 2 т / Ю.Б.Борев. — Смоленск: Русич, 1997. —Т. 1. —576 е.; Т. 2. —640 с.

44. Ботникова, А.Б. Гофман и русская литература (Первая половина XIX века). К проблеме русско-немецких типологических связей Текст. / А.Б.Ботни-кова. — Воронеж: Изд-во Воронеж ун-та, 1977. — 206 с.

45. Ботникова, А.Б. Немецкий романтизм: диалог художественных форм Текст.: монография / А.Б. Ботникова. — Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та., 2003. — 341 с.

46. Ботникова, А.Б. Романтическая ирония и преодоление монологизма Текст. / А.Б. Ботникова // Филологические записки Воронежского гос. ун-та. — Воронеж: Воронеж, ун-т. — 2000. — Вып. 14. — С. 108—114.

47. Ботникова, А.Б. Что осталось? (Наследие романтизма в начале XXI века) Текст. / А.Б. Ботникова // Филологические записки. Воронежского университета. — Воронеж: Воронеж, ун-т. — 2001. — Вып. 17. — С. 36—46.

48. Боцяновский, В.Ф. Князь В.Ф.Одоевский и общество посещения бедных в С.-Петербурге Текст. /В.Ф. Боцяновский. — СПб.: С-Петербургская гос. типография, 1899. — 25 с.

49. Брюсов, В .Я. Ф.И.Тютчев. Смысл его творчества Текст. / В.Я. Брюсов // Тютчев Ф.И. Стихотворения. — М.: Прогресс-Плеяда, 2004. — С. 462— 482.

50. Большой толковый словарь русского языка Текст.; под ред. С.А.Кузнецова. — СПб.: Норинт, 2000. — С. 1507.

51. Булгаков, С.Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения Текст. / С.Н.Булгаков. М.: Республика, 1994. — 415 с.

52. Булдакова, Е.Р. Книга В.Ф.Одоевского «Русские ночи» и интеллектуальная культура его времени Текст. / Е.Р. Булдакова: Автореф. дис. . канд. филол. н. СПб. [б.и.], 1998. — 17 с.

53. Буткова, Н.В. Образ Германии и немцев в творчестве Ф.М.Достоевского Текст. / Н.В. Буткова. — Волгоград, 2000. Рукоп. депонирована в ИНИОН РАН. — Деп. № 55866. от 14. 08. 2000 г. — 54 с.

54. Бухштаб, Б.Я. Стихи Тютчева о времени // Бухштаб Б.Я. Фет и другие Текст. / Б.Я. Бухштаб. СПб.: Академический проект, 2000. — С. 64—74.

55. Вайман, С.Т. Тютчевское Текст. / С.Т. Вайман // Филологические науки. — 1978. — № 6. — С. 23—34.

56. Вайнштейн, О.Б. Истолкуйте мое наваждение Текст. / О.Б. Вайн-штейн // Литературное обозрение. — 1991. — № 12. — С. 68—70.

57. Вайнштейн, О.Б. Язык романтической мысли. О философском стиле Новалиса и Фридриха Шлегеля Текст. / О.Б.Вайнштейн / РГГУ. — М.: [б.и.], 1994. —80 с.

58. Ванслов, В.В. Эстетика романтизма Текст. / В.В. Ванслов. — М.: Искусство, 1966. — 404 с.

59. Васильева, Е. Опыт интерпретации романа И.А.Гончарова «Обыкновенная история» Текст. / Е. Васильева // Литература: сб. науч. тр. вузов Лит. ССР. — Вильнюс: Lietuv. TSR, 1989. — № 31 (2). — С. 30—43.

60. Виндельбанд, В. Избранное: Дух и история Текст. / В. Виндельбанд

61. М.: Юристъ, 1995. — 687 с.

62. Виткоп-Менардо, Г. Гофман сам свидетельствующий о себе и о своей жизни Текст. / Г. Виткоп-Менардо: пер. и сост. М. Бент — Челябинск: Урал LTD., 1999. —325 с.

63. Вольперт, Л. Ирония в прозе Пушкина и Стендаля («Капитанская дочка» и «Красное и черное») Текст. / Л. Вольперт // Лотмановский сборник; под ред. Л.В. Киселевой. — М.: ОГИ, 2004. — С. 270—280.

64. Воробьева, М.С. Особенности повествования в повести И.А.Гончарова «Лихая болесть» Текст. / М.В. Воробьева // Художественный текст и культура: Материалы междунар. науч. конф. (2—4 октября 2003 г.).

65. Владимир: б.и., 2004. — С. 128—133.

66. Вригт, Г.Х. фон. Три мыслителя Текст. / Г. X. фон Вригт. — СПб.: Блиц, 2000. — 256 с.

67. Габитова, P.C. Философия немецкого романтизма Текст. / P.C. Га-битова. — Л.: Наука, 1978. — 288 с.

68. Гайденко, П.П. Прорыв к трансцендентному Текст. / П.П. Гайден-ко. — М.: Республика, 1997. — 495 с.

69. Гайм, Р. Романтическая школа. Вклад в историю немецкого ума Текст. / Р. Тайм. — М.: Солдатенков, 1891. — 782 с.

70. Галенко, С.П. Идея трансцендентализма в западноевропейской философии Текст. / С.П. Галенко // Историко-философский ежегодник — 92. — М.: Наука, 1992. — С. 46—64.

71. Гартман, Н. Эстетика Текст. / Н. Гартман. — Киев: Ника-Центр, 2004. — 640 с.

72. Гачева, А.Г. «Нам не дано предугадать, Как слово наше отзовется.» (Достоевский и Тютчев) Текст. / А.Г. Гачева. — М.: ИМЛИ РАН, 2004. — 640 с.

73. Гегель, Г.В.Ф. Эстетика Текст.: в 4 т. / Г.В.Ф. Гегель. — М.: Искусство, 1973. — Т. 4. — 676 с.

74. Гейне, Г. Кто впервые в жизни любит. Текст. / Г.Гейне // Собр. соч.: В Ют. —М.:Худож. лит., 1956. —Т. 1. —С. 112.

75. Гейне, Г. Романтическая школа Текст. / Г.Гейне // Собр. соч.: В 10 т. М., 1958. Т. 6. С. 143—280.

76. Гельдерлин, Ф. Рейн Текст. / Ф.Гельдерлин // «Свободной музы при-ношенье.»: Европейская романтическая поэма. — М.: Московский рабочий, 1988. —С. 63—69.

77. Гете, И.В. Природа и искусство Текст. / И.В. Гете // Избранное: в 2 т. СПб.: ИЧП фирма «Кристалл», ТОО «Респекс», 1997. — Т. 1. — С. 167.

78. Гете, И.В. Природа Текст. / И.В. Гете // Гете И.В. Избранное. М.: Худож. лит, 1963. — С. 488—490.

79. Гете, И.В. Фауст Текст. / И.В. Гете // Гете И.В. Избранное: в 2 т. — СПб. : ИЧП фирма «Кристалл», ТОО «Респекс», 1997. —. Т. 2. — 560 с.

80. Гинзбург, Л.Я. О литературном герое Текст. / Л.Я.Гинзбург. — Л.: Сов. писатель, 1979. — 232 с.

81. Гинзбург, Л.Я. О лирике Текст. / Л.Я. Гинзбург. — М.: Интрада, 1997. —415 с.

82. Гиривенко, А.Н. Из истории русского художественного перевода первой половины XIX века. Эпоха романтизма Текст.: учеб. пособие / А.Н.Гиривенко. — М.: Изд-во «Флинта», Изд-во «Наука», 2002. — 280 с.

83. Гиршман, М.М. Литературное произведение: теория художественной целостности Текст. / М.М.Гиршман. — М.: Языки славянской культуры, 2002. — 528 с.

84. Глан, М. Из истории русского романтизма тридцатых годов Текст. / М.Глан // Русская речь. — 1935. — № 7—8. — С. 97—121.

85. Гоголь, Н.В. Собр. соч. Текст. / Н.В. Гоголь: В 6 т. — М.: Худож. лит., 1952.

86. Голубева, О.Д. В.Ф.Одоевский Текст. / О.Д. Голубева. — СПб.: Изд-во Рос. нац. библиотеки, 1995. — 187 с.

87. Гончаров, И.А. Письма столичного друга к провинциальному жениху Текст. / И.А. Гончаров // Гончаров, И.А. Повести и очерки. — Л.: Худож. лит., 1937. —С. 15—181.

88. Гончаров, И.А. Неизданные стихи Текст. / И.А. Гончаров // Звезда. — 1938. — № 5. — С. 243—245.

89. Гончаров, И.А. Собр. соч. Текст.: в 5 т. / И.А.Гончаров. — М.: Лек-сика-Ьех1са, 1996. — Т. 1. — 592 с.

90. Горнфельд, А.Г. На пороге двойного бытия Текст. / А.Г. Горнфельд // Ф.И.Тютчев: pro et contra: Антология. — СПб.: Изд-во Русской Христианской гуманит. академии, 2005. — С. 230—246.

91. Готорн, Н. Мастер красоты Текст. / Н. Готорон // Искусство и художник в зарубежной новелле XIX века: Сб. произведений — Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1986. — С. 388—407.

92. Гофман, Э.Т.А. Собр. соч. Текст.: в 6 т. / Э.Т.А.Гофман. — М.: Ху-дож. лит., 1996—2000.

93. Гоцци, К. Сказки для театра Текст. / К. Гоцци // Гольдони К. Комедии. Гоцци К. Сказки для театра. Альфьери В. Трагедии. — М.: Худож. лит, 1971. —С. 323—530.

94. Гребенка, Е.П. Рассказы пирятинца Текст. / Е.П. Гребенка // Избр. произведения. — Киев: Радянський письменник, 1954. — С. 19—82.

95. Грехнев, В.А. Романтическая ирония и абсолют Текст. / В.А. Грех-нев // Сюжет и время: Сб. науч. тр. / Коломен. гос. пед. ин-т. — Коломна: [б.и.], 1991. —С. 23—27.

96. Гражис, П. Достоевский и романтизм: Текст.: монография / П.Гражис. — Вильнюс: Москлас, 1979. — 172 с.

97. Грешных, В.И. Ранний немецкий романтизм: фрагментарный стиль мышления Текст./ В.И.Грешных: монография. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1991. — 144 с.

98. Григорович, Д.С. Литературные воспоминания (Отрывок) Текст. / Д.С.Григорович // Одоевский В.Ф. Последний квартет Бетховена. — М.: Сов. рабочий, 1982. — С. 369—371.

99. Григорьев, A.A. Взгляд на русскую литературу со смерти Пушкина Текст. / A.A. Григорьев // Григорьев A.A. Искусство и нравственность. — М.: Современник, 1986. — С. 70—188.

100. Григорьев, A.A. Критический взгляд на основы, значение и приемы современной критики искусства Текст. / A.A. Григорьев // Григорьев, A.A. Искусство и нравственность. — М.: Современник, 1986. — С. 31—69.

101. Григорьев, A.A. И.С.Тургенев и его деятельность. По поводу романа «Дворянское гнездо» (Современник, 1859 г. № 1). Письма к ГГ. А. К.-Б.

102. Статья четвертая и последняя Текст. / A.A. Григорьев // Соч.: в 2 т. — М.: Худож. лит, 1990. —Т. 2. —С. 171—211.

103. Гридина, Т.А. Языковая игра: стереотип и творчество Текст. / Т.А.Гридина / Урал. гос. пед. ин-т. — Екатеринбург: [б.и.], 1996. — 214 с.

104. Гроссман, Л.П. Проблема реализма у Достоевского Текст. / Л.П.Гроссман // Вестник Европы. — Пг., 1917. — № 2. — С. 65—99.

105. Гроссман, Л.П. Тютчев и сумерки династий Текст. / Л.П.Гроссман // Ф.И.Тютчев: pro et contra. — СПб.: Изд-во Русской Христианской гуманитарной академии, 2005. — С. 380—407.

106. Грязнова, А.Т. Ученик Гофмана или предшественник Щедрина? (Анализ «Сказки о мертвом теле, неизвестно кому принадлежащем») В.Ф.Одоевского Текст. / А.Т.Грязнова // Русский язык в школе. — 2004. — № 2. — С. 52—60.

107. Гузь, H.A. Художественная система романов И.А.Гончарова Текст. / H.A. Гузь: Автореф. дис. . д-ра филол. н. М.: [б.и.], 2001.— 34 с.

108. Гулыга, A.B. Шеллинг Текст. / A.B. Гулыга. — М.: Соратник, 1994. —320 с.

109. Гуревич, П.С. Игра Текст. / П.С. Гуревич // Культурология XX века: Энциклопедия. — СПб.: Алетейя, 1998. — С. 236.

110. Гюнтер, X. Эстетика государства и трагедия смеха Текст. / X. Гюнтер // ОНС: Общественные науки и современность. — М., 1992. — № 4. — С. 87—96.

111. Даль, В.И. Савелий Граб, или Двойник Текст. / В.И. Даль // Соч.: в 3 т. — М.: О.Вольф, 1883. — Т. 2. — С. 108. — 223 с.

112. Дарский, Д.С. Чудесные вымыслы: О космическом сознании в лирике Ф.И.Тютчева Текст. / Д.С. Дарский. — М.: Товарищество скоропеча-ти А.А.Левенсон, 1914. — 127 с.

113. Дементьев, В.В. Непрямая коммуникация и ее жанры Текст. / В.В.Дементьев; под ред. В.Е.Гольдина / Ин-т русск. яз., лит. и журналистикипри филолог, факультете Саратов, гос. ун-та — Саратов: Изд-во Саратов, унта, 2000. — 248 с.

114. Денисова, Г.В. В мире интертекста: язык, память, перевод Текст. / Г.В.Денисова. — М.: Азбуковник, 2003. — 298 с.

115. Денисова, И.Э. Пушкинские цитаты и реминисценции в «Обыкновенной истории» И.А.Гончарова Текст. / И.Э.Денисова // Филологические науки. — 1990. — № 2. — С. 26—36.

116. Державин, Г.Р. Бог, Фелица Текст. / Г.Р.Державин // Антология русской поэзии: в 2 т. — М.: Терра, 1997. — Т. 1. — С. 199—206.

117. Дилакторская, О.Г. «Двойник» и «Мертвые души». К проблеме диалога текстов Текст. / О.Г. Дилакторская // Русская речь. — 1998. — № 4.1. С. 3—11.

118. Дилакторская, О.Г. Мотив зеркала в повести «Двойник» Ф.М.Достоевского Текст. / О.Г. Дилакторская // Литература в целостном контексте культуры: Всерос. межвуз. конф.: Доклады. Биробиджан, 1996. С. 5—15.

119. Динесман, Т.Г. Ф.И.Тютчев. Страницы биографии (К истории дипломатической карьеры) Текст. / Т.Г. Динесман. — М.: ИМЛИ РАН, 2004.160 с.

120. Дмитриева, Л.С. Комическое в эстетической концепции Ф.М.Достоевского Текст. — Донецк, 1983. Рукоп. депонирована в ИНИОН АН СССР. — Деп. № 12919 от 10. 05. 1983 г. — 12 с.

121. Дьяченко, А. Евгений Павлович Гребенка Текст. / А. Дьяченко // Гребенка Е.П. Избранные произведения. М.: Худож. лит., 1954. — С. 3 —18.

122. Евнин, Ф.И. Об одной историко-литературной легенде Текст. / Ф.И. Евнин // Русская литература. — 1965. — № 3. — С. 3—26.

123. Евстратов, Н.Г. Гончаров на путях к роману (к характеристике раннего творчества). Текст. / Н.Г. Евстратов / Мин-во Просвещения Казах. ССР / Уральский пед. ин-т им. А.С.Пушкина: Ученые записки — Уральск, 1955. —Т. 2. —Вып. 6. —С. 171—215.

124. Егорова, В.И. В.Ф.Одоевский в общественной жизни 20—40-х годов XIX века Текст. / В.И. Егорова: Автореф. дис. . канд. ист. н. М.: [б.и.], 1989. —24 с.

125. Емельянов, Б.В. Три века русской философии (XVIII—XX вв.) Текст. / Б.В. Емельянов. — Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1997. — 226 с.

126. Емельянов, JI.H. Гоголь и ранний Достоевский: тема двойничест-ва и романтическая традиция Текст. // Романтизм в литературном движении: сб. науч. тр. / Твер. гос. ун-т. — Тверь: [б.и.], 1997. — С. 144—147.

127. Еремеев, А.Э. Русская философская проза Текст.: монография / А.Э. Еремеев. — Томск: Изд-во Томск ун-та, 1989. — 192 с.

128. Ермоленко, С.И. Лирика М.Ю.Лермонтова: жанровые процессы Текст.: монография / С.И. Ермоленко / Урал. гос. пед. ин-т. — Екатеринбург: [б.и.], 1996. —420 с.

129. Ермоленко, С.И. Характер монолога в ранней лирике М.Ю.Лермонтва (1831-го июня 11 дня) Текст. / С.И. Ермоленко // Проблема стиля и жанра в русской литературе XIX века: сб. науч. тр. — Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1991. — С. 21—34.

130. Есин, А.Б. Литературоведение. Культурология: Избранные труды Текст. / А.Б.Есин — М.: Изд-во «Флинта»; Изд-во «Наука», 2003. — 352 с.

131. Жан-Поль. Приготовительная школа эстетики Текст. / Жан-Поль. — М.: Искусство, 1981.— 448 с.

132. Женнет, Ж. Фигуры Текст.: В 2 т. — М.: Изд-во им. Сабашниковых, 1998. —Т. 2.-472 с.

133. Жилякова, Э.М. И.А.Гончаров и Вальтер Скотт (некоторые наблюдения) Текст. / Э.М. Жилякова // Проблемы метода и жанра: сб. науч. тр.

134. Томск: Изд-во Томск, ун-та, 1998. — Вып. 13. — С. 197—214.

135. Жилякова, Э.М. Традиции сентиментализма в творчестве раннего Достоевского Текст. / Э.М. Жилякова. — Томск: Изд-во Томск ун-та, 1989.272 с.

136. Жирмунский, В.М. Гете в русской литературе Текст. / В.М.Жирмунский. — Л.: Наука, 1981. — 674 с.

137. Жирмунский, В.М. Литературные течения как явление международное Текст. / В.М.Жирмунский: Материалы V Конгресса Междунар. ассоциации по сравнительному литературоведению (Белград, 1967). Доклады советской делегации. — Л.: Наука, 1967. — 20 с.

138. Жирмунский, В.М. Немецкий романтизм и современная мистика Текст. / В.М.Жирмунский. — СПб.: Axioma, 1996. — 232 с.

139. Жирмунский, В.М. Религиозное отречение в истории романтизма Текст. / В.М.Жирмунский. — М.: Наука, 1969. — 83 с.

140. Жуковский, В.А. Полн. собр. соч. и писем Текст. / В.А.Жуковский: в 20 т. — М.: Языки русской культуры, 2000. — Т. 2. — 760 с.

141. Загидуллина, М.В. Двойничество Текст. / М.В.Загидуллина // Достоевский: Эстетика и поэтика. Челябинск: Металл, 1997. — С. 150—151.

142. Замотин, И.И. Романтический идеализм в русском обществе и литературе 20—30-х годов XIX столетия Текст. / И.И.Замотин. — СПб.: Типография М.А. Александрова, 1907. — 432 с.

143. Захаркин, A.A. Новые черты русского романа 40-х годов XIX века («Обыкновенная история» И.А.Гончарова и «Рудин» И С.Тургенева) Текст.: ав-тореф. дис. канд. филол. н. / A.A. Захаркин. — М.: [б.и.], 1993. — 19 с.

144. Захаров, В.Н. Двойничество Текст. / В.Н. Захаров // Достоевский: Эстетика и поэтика. — Челябинск: Металл, 1997. — С. 151.

145. Захаров, В.Н. Система жанров Достоевского (типология и поэтика) Текст.: монография / В.Н.Захаров. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. — 209 с.

146. Захаров, В.Н. Фантастическое в творчестве Ф.М.Достоевского Текст.: автореф. дис. . канд. филол. н. /В.Н.Захаров. —Петрозаводск: [б.и.], 1975. —25 с.

147. Зеньковский, В.В. Гоголь и Достоевский Текст. / В.В. Зеньков-ский // О Достоевском; под ред. А.Л.Бема. — Прага: Legiografíe. Praha XIII, 1929. —С. 65—76.

148. Зеньковский, В.В. История русской философии Текст. / В.В.Зеньковский: в 2 т. — Л.: ЭТО, 1991. — Т 1. — Ч. 1. — 222 с.

149. Золотницкий, Н.Ф. Цветы в легендах и преданиях Текст. / Н.Ф. Зо-лотницкий. — М.: Фирма «Т- Око», 1987. — 362 с.

150. Зольгер, К.В.Ф. Эрвин Текст. / К.В.Ф. Зольгер. — М.: Искусство, 1992. —432 с.

151. Зырянов, О.В. «Образ мыслителя» в лирике Ф.И.Тютчева 1830-х годов (к проблеме драматического) Текст. / О.В. Зырянов // Проблема стиля и жанра в русской литературе XIX века: сб. науч. тр. — Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1991. — С. 34—44.

152. Иванов, В.И. Борозды и Межи: Опыты эстетические и критические Текст. / В.И. Иванов. — М.: Мусагет, 1916. — 351 с.

153. Иванова, И.Н. Ирония: Из истории понятия Текст. / И.Н. Иванова // Вестник Ставропольского гос. пед. ун-та: Социально-гуманитарные науки. — Ставрополь: [б.и.], 1997. — Вып. 10. — С. 57—66.

154. Иванова, И.Н. Современные концепции иронии Текст. / И.Н. Иванова // Филология, журналистика, культурология в парадигме современного научного знания / Ставроп. гос. пед. ин-т. — Ставрополь: [б.и.], 2004. — Ч. 1. —С. 13—18.

155. Иванова, О.В. Ирония в романе Ф.Сологуба «Мелкий бес» Текст. / О.В. Иванова // Литературоведческий журнал. — 2000. — № 13—-14. — Ч. 2. —С. 250—278.

156. Иванюк, Б.П. Стихотворение-троп как тип художественного целого (на материале произведений Ф.И.Тютчева) Текст. / Б.П. Иванюк: Авто-реф. дис. . канд. филол. н. — Киев: [б.и.], 1988. — 16 с.

157. Из бумаг князя В.Ф.Одоевского Текст. // Русский архив. — 1864. — № 7—8. — С. 804—850.

158. Ирония Текст. // Литературный энциклопедический словарь; под ред. В.М.Кожевникова, П.А.Николаева. — М.: Советская энциклопедия, 1987. —С. 132.

159. Иссерс О.С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи Текст. / О.С. Иссерс. — М.: Едиториал УРСС, 2002. — 284 с.

160. Исупов, К.Г. Онтологические парадоксы Ф.И.Тютчева («Сон на море») Текст. / К.Г. Исупов // Типологические категории в анализе литературного произведения как целого: сб. науч. тр. / Кемер. гос. ун-т. — Кемерово: [б.и.], 1983. —С. 21—29.

161. Калинин, И.А. Утопия: «между полезным и забавным»: («4338 год» В.Ф.Одоевского) Текст. / И.А. Калинин // Вестник молодых ученых: Гуманитарные науки. — СПб.: Изд-во СПб ГУ, 1998. — № 3. — С. 7—18.

162. Калинников, Л.А. Постулаты практического разума в свете кантов-ской философии истории Текст. / Л.А.Калинников // Кантовский сб. — Калининград: Изд-во Калиниград. ун-та, 1983. — Вып. 8. — С. 12—26.

163. Каменский, З.А. Русская философия начала XIX века и Шеллинг Текст. / З.А.Каменский. — М.: Наука, 1980. — 326 с.

164. Кант, И. Антропология с прагматической точки зрения Текст. / И. Кант // Соч.: в 8 т. — М.: Чоро, 1994. — Т. 7. — С. 137—376.

165. Кант, И. Критика способности суждения Текст. / И. Кант // Собр. соч.: в 8 т. — М.: Чоро, 1994. — Т. 5. — 414 с.

166. Кантор, В. Иная Европа Федора Тютчева Текст. / В. Кантор // Вестник Европы, 2004. — Т. 12. — С. 191—206.

167. Канунова, Ф.З. Еще раз о соотношении романтизма и реализма: к проблеме свободы и необходимости в русской классической литературе Текст. / Ф.З.Канунова // Проблема метода и жанра: сб. науч. тр. — Томск: Изд-во Томск ун-та, 1991. — Вып. 17. — С. 3—16.

168. Карельский, А.В. От героя к человеку. Два века западноевропейской литературы Текст. / А.В. Карельский. — М.: Сов. писатель, 1990. — 399 с.

169. Карлгоф, В.И. Живописец / В.И.Карлгоф // Искусство и художник в русской прозе первой половины XIX века: сб. произведений. — JL: Изд-во Лениград ун-та, 1989. — С. 43—54.

170. Карташова, И.В. Этюды о романтизме Текст. / И.В.Карташова / Тверской ун-т. — Тверь: [б.и.], 2002. — 189 с.

171. Касаткина, Т.А. Эмоционально-ценностная ориентация иронии и ее воплощение в романе «Бесы» Достоевского (Образ Николая Ставрогина) Текст. / Т.А.Касаткина // Филологические науки. — 1993. — № 2. — С. 69—80.

172. Касумова, С.Ф. Литературно-критические воззрения В.Ф.Одоевского Текст. / С.Ф. Касумова: Автореф. дис. . канд. филол. н.1. Баку: б.и., 1990. — 25 с.

173. Кашина, Н.В. Эстетика Ф.М.Достоевского Текст.: учеб. пособие / Н.В.Кашина. — М.: Высшая школа, 1989. — 288 с.

174. Киносита, Т. Ирония судьбы или ирония романтическая? По поводу трагедии героя рассказа «Кроткая» Текст. / Т. Киносита // Достоевский и мировая культура: альманах. — М.: Раритет-Классика плюс, 1999. — № 12.1. С. 13—17.

175. Киреевский, И.В. Избранные статьи Текст. / И.В. Киреевский — М.: Современник, 1984. — 383 с.

176. Кирпичников, А. Достоевский и Писемский. Опыт сравнительной характеристики Текст. / А.Кирпичников. — Одесса: Типо-лит. штаба Одесского военного округа, 1884. — 88 с.

177. Князь Владимир Федорович Одоевский. Переписка с великой княгиней Марией Павловной, великой герцогиней Саксен-Веймар-Эйзенах Текст.; составление, подготовка текста, вступительная статья и комментарии Е.Е.Дмитриевой. — М.: ИМЛИ РАН, 2006. — 374 с.

178. Ковач, А. О смысле и художественной структуре повести Достоевского «Двойник» Текст. / А. Ковач // Достоевский: Материалы и исследования. — Л.: Наука, 1976. — С. 57—65.

179. Козлова, A.B. Феномен двойничества и формы его выражения в русской прозе 1820 — 30-х годов Текст. / A.B. Козлова: автореф. дис. . канд. филол. н. — Томск: [б.и.]. 1999. — 16 с.

180. Козырев, Б.М. Письма о Тютчеве Текст. / Б.М.Козырев // Литературное наследство. — М: АН СССР, 1988. — Т. 97: в 2 кн. — Кн. 1. «Ф.И.Тютчев». — С. 70—131.

181. Компаньон, А. Демон теории. Литература и здравый смысл Текст. / А. Компаньон. — М.: Прогресс, 2001. — 336 с.

182. Кононенко, Е.И. Ирония как эстетический феномен Текст. / Е.И. Кононенко: автореф. дис. . канд. филос. н. — М.: [б.и.], 1987. — 24 с.

183. Кононенко, Е.И. Эстетический диапазон иронии Текст. / Е.И.Кононенко // Проблемы эстетической культуры и искусства: сб. науч. тр.; под ред. Е.Г.Яковлева. — М., 1982. Рукоп. депонирована в ИНИОН АН СССР. —Деп. № 12022 от 04. 01. 1983 г. —С. 108—118.

184. Котляревский, H.A. Князь Владимир Федорович Одоевский, автор «Русских ночей» Текст. / Н.А.Котляревский // Котляревский, H.A. Старинные портреты. — СПб.: Типография М.М.Стасюлевича, 1907. — С. 135—153.

185. Краснощекова, Е. И.А.Гончаров и русский романтизм 20—30-х годов Текст. / Е. Краснощекова // Известия АН СССР. Серия литературы и языка, 1975. — Т. 34. — № 4. — С. 304—316.

186. Краснощекова, Е. И.А.Гончаров. Мир творчества Текст.: монография / Е. Краснощекова. — СПб.: Пушкинский фонд, 1997. — 496 с.

187. Крекнина, Л.И. Христианско-мифологическая традиция в русской литературе 30—40-х гг. XIX в. Текст. / Л.И. Крекнина. — Тюмень: Изд-во Тюмен. ун-та, 1997. — 78 с.

188. Кубасов, И.А. Князь Владимир Федорович Одоевский: Биографический очерк Текст. / И.А. Кубасов. — СПб.: Типография главного упр. уделов, 1903. — 116 с.

189. Кузнецов, О.Н., Лебедев В.И. Достоевский о тайнах психического здоровья Текст. / О.Н. Кузнецов; В.И. Лебедев. — М.: Изд-во Российского открытого ун-та, 1994. — 168 с.

190. Куклев, В., Гайдук, Д. Пчела Текст. / В. Куклев, Д. Гайдук // Энциклопедия символов, знаков, эмблем / Авт.-сост. В.Андреева, В.Куклев, А.Ровнер. — М.: Локид-Миф, 1999. — С. 409—410.

191. Кулишкина, О.Н. «Психологические заметки» В.Ф.Одоевского: «Афористическая одежда» «Совершеннейшей системы» Текст. / О.Н.Ку-лишкина // Филологические науки. — 1998. — № 1. — С. 31—40.

192. Кулишкина, О.Н. Русская афористика первой половины XIX века Текст. О.Н. Кулишкина / СПбГУ. — СПб.: [б.и.], 2003. — 120 с.

193. Кулишкина, О.Н. Фаустовская тема в художественном мире «Русских ночей» В.Ф.Одоевского Текст. / О.Н. Кулишкина // Русская литература. — 1996. — № 2. — С. 126—132.

194. Кьеркегор, С. Наслаждение и долг Текст. / С. Кьеркегор. — Рос-тов-н/Д.: Феникс, 1998. — 416 с.

195. Кьеркегор, С. Страх и трепет Текст. / С. Кьеркегор. — М.: Терра, 1998. —384 с.

196. Кьеркегор, С. О понятии иронии Текст. / С. Кьеркегор // Логос.1993. — № 4. — С. 176—203.

197. Лебедева, Н.С. Образ художника у Гофмана и Одоевского Текст. / Н.С. Лебедева // СВОЕ и ЧУЖОЕ в европейской культурной традиции: Литература. Язык. Музыка: сб. науч. тр. / Нижегородский гос. ун-т. — Н.Новгород: [б.и.], 2000. — С. 244—245.

198. Лебедева, Н.С. Способы изображения мысли в романе В.Ф.Одоевского «Русские ночи» Текст. / Н.С. Лебедева // Грехневские чтения: сб. науч. тр. / Нижегородский гос. ун-т. — Н.Новгород: [б.и.], 2001. —С. 46—49.

199. Лебедева, О.Б. Русская высокая комедия XVIII века: Генезис и поэтика жанра Текст.: монография / О.Б.Лебедева. — Томск: Изд-во Томск ун-та, 1996. —356 с.

200. Лебедева, О.Б., Янушкевич, A.C. Германия в зеркале русской словесной культуры XIX-начала XX века Текст.: монография / О.Б.Лебедева, A.C. Янушкевич. — Köln, Weimar, Wien: Bohlau Verlag, 2000. — 172 с.

201. Левина, Л.А. Авторский замысел и художественная реальность (Философский роман В.Ф.Одоевского «Русские ночи») Текст. / Л.А. Лебедева // Известия АН СССР: Серия литературы и языка. — 1990. — Т. 49.1. —С. 31—40.

202. Лейбов, Р. «Лирический фрагмент» Тютчева: Жанр и контекст Текст. / Р. Лейбов. — Тарту: Tartu ulikooli kirjastus, 2000. —143 с.

203. Лейдерман, Н.Л. Постреализм: Теоретический очерк Текст. / Н.Л. Лейдерман / Уральское отделение РАН, Урал. гос. пед. ин-т; Ин-т фи-лол. исследований и образовательных стратегий «Словесник». — Екатеринбурга [б.и.], 2005. — 244 с.

204. Лермонтов. Ю.М. Текст. / М.Ю. Лермонтов. Собр. соч.: в 4 т. М.: Худож. лит., 1958.

205. Лермонтовская Энциклопедия Текст. М.: Советская энциклопедия, 1981. —784 с.

206. Леэметс, Х.Д. Метафора в русской романтической прозе 30-х годов XIX века (На материале произведений А.А.Бестужева-Марлинского, Н.А.Полевого и В.Ф.Одоевского) Текст. / Х.Д. Леэметс: Автореф. дис. . канд. филол. н. — Тарту: [б.и.], 1974. — 24 с.

207. Литературные манифесты западноевропейских романтиков Текст. — М.: Изд-во МГУ, 1980. — 639 с.

208. Лихачев, Д.С. Внутренний мир художественного произведения Текст. / Д.С.Лихачев // Вопросы литературы. — 1968. — № 8. — С. 74—87.

209. Лихачев, Д.С. Смех как мировоззрение Текст. // Лихачев Д.С. Историческая поэтика русской литературы. Смех как мировоззрение. — СПб.: Алетейя, 2001. — С. 342—403.

210. Лобыцына, М.В. Своеобразие русской фантастической повести 1820 1830 гг. (Н.В.Гоголь и В.Ф.Одоевский) Текст. / М.Ф. Лобыцына: автореф. дис. . канд. филол. н. — М.: [б.и.], 1991. — 16 с.

211. Логинова, Н.И. К вопросу об иронии у А.С.Пушкина («Капитанская дочка») и у Ф.М.Достоевского («Подросток») Текст. / Н.И. Логинова // Вестник Московского ун-та. — Сер. 9: Филология. — М.: Изд-во МГУ, 1999. — № 5. — С. 16—26.

212. Ломагина, М.Ф. К вопросу о позиции автора в «Двойнике» Достоевского Текст. / М.Ф. Ломагина // Филологические науки. — 1971. — № 5. — С. 3—13.

213. Лосев, А.Ф. Ирония античная и романтическая Текст. / А.Ф. Лосев // Эстетика и искусство. — М.: Искусство, 1966. — С. 54—84.

214. Лосев, А.Ф. История античной эстетики Текст. / А.Ф. Лосев. — М.: Искусство, 1969. — 716 с.

215. Лосев, А.Ф. Музыка как предмет логики Текст. / А.Ф.Лосев // Лосев А.Ф. Форма. Стиль. Выражение. — М.: Мысль, 1995. — С. 405—602.

216. Лосев, А.Ф. Прометей Текст. / А.Ф.Лосев // Мифологический словарь; под ред. Е.М.Мелетинского. — М., 1990. — С. 21.

217. Лосев, А.Ф., Шестаков, В.Н. Ирония Текст. / А.Ф.Лосев, В.Н.Шестаков // Лосев А.Ф. Шестаков В.Н. История эстетических категорий. — М.: Искусство, 1965. — С. 326—358.

218. Лотман, Л.М. Ф.И.Тютчев Текст. / Л.М.Лотман // История русской литературы: в 4 т. — Л.: Наука, 1982. — Т. 3. — С. 403—426.

219. Лотман, Ю.М. Заметки по поэтике Тютчева Текст. / Ю.М.Лот-ман // Лотман, Ю.М. О поэтах и поэзии. — СПб.: Искусство-СПБ, 1996. — С. 553—564.

220. Лотман, Ю.М. О русской литературе классического периода Текст. / Ю.М. Лотман // Лотман, Ю.М. О русской литературе. — СПб.: Искусство-СПБ, 1997. — С. 594—604.

221. Лотман, Ю.М. О типологическом изучении культуры Текст. / Ю.М. Лотман // Лотман, Ю.М. Семиосфера. — СПб.: Искусство-СПБ, 2000. с. 447—459.

222. Лотман, Ю.М. Поэзия Карамзина Текст. / Ю.М. Лотман // Лотман, Ю.М. Карамзин. — СПб.: Искусство-СПБ, 1997. — С. 418—455.

223. Лотман, Ю.М. Поэтический мир Тютчева Текст. / Ю.М. Лотман // Лотман, Ю.М. О поэтах и поэзии. СПб.: Искусство-СПБ, 1996. — С. 565—594.

224. Лотман, Ю.М. Русский дендизм Текст. / Ю.М. Лотман // Лотман, Ю.М. Беседы о русской культуре. СПб.: Искусство-СПБ, 1994. — С. 123— 135.

225. Лощиц, Ю.М. Гончаров Текст.: монография / Ю.М. Лощиц. — М.: Молодая гвардия, 1986. — 367 с.

226. Лукач, Г. фон. Душа и формы Текст.: Эссе / Г. фон Лукач. — М.: Logos altera, 2006. — 264 с.

227. Магина, Р.Г. Русский философско-психологический романтизм (Лирика В.А.Жуковского, Ф.И.Тютчева, А.А.Фета) Текст. / Р.Г. Магина: пособие по спецкурсу / Челяб. гос. пед. ин-т. — Челябинск: [б.и.], 1982. — 94 с.

228. Маймин, Е.А. О русском романтизме Текст. / Е.А. Маймин: книга для учителя. — М.: Просвещение, 1975. — 239 с.

229. Мамардашвили, М.К. Картезианские размышления Текст. / М.К.Мамардашвили. — М.: Прогресс, 1993. — 352 с.

230. Манн, Ю.В. Диалектика художественного образа Текст. / Ю.В.Манн. — М.: Сов. писатель, 1987. — 319 с.

231. Манн, Ю.В. Динамика поэтических форм Текст. / Ю.В.Манн // Какой должна быть история литературы: «Круглый стол» // Вопросы литературы.1996. — № 3. — С. 21—25.

232. Манн, Ю.В. Гоголь Текст. / Ю.В.Манн // История всемирной литературы: в 9 т. — М.: Наука, 1989. — Т. 6. — С. 369—384.

233. Манн, Ю.В. Литература в первой половине XIX века Текст. / Ю.В.Манн // История всемирной литературы: в 9 т. М.: Наука, 1989. — Т. 6.1. С. 284—292.

234. Манн, Ю.В. Натуральная школа Текст. / Ю.В.Манн // История всемирной литературы: в 9 т. — М.: Наука, 1989. — Т. 6. — С. 384—396.

235. Манн, Ю.В. Поэтика Гоголя Текст. / Ю.В. Манн: монография. — М.: Худож. лит, 1988. — 413 с.

236. Манн, Ю.В. Русская литература XIX в. Эпоха романтизма Текст. / Ю.В.Манн. — М.: Аспект-Пресс, 2001. — 447 с.

237. Манн, Ю.В. Русская философская эстетика Текст. — М.: МАЛП, 1998. —381 с.

238. Манн, Ю.В. Философия и поэтика «натуральной школы» Текст. / Ю.В.Манн // Проблемы типологии русского реализма: сб. науч. тр. — М.: Наука, 1969. — С. 241—305.

239. Маркович, В.М. О значении чудесного в русской литературе XIX века Текст. / В.М. Маркович // Российский литературоведческий журнал. — 1993. —№3. —С. 8—12.

240. Маркович, В.М. Тема искусства в русской прозе эпохи романтизма Текст. / В.М.Маркович // Искусство и художник в русской прозе первой половины XIX века: сб. произведений. — Л.: Изд-во Ленинград, ун-та, 1989. — С. 5—42.

241. Маркович, В.М. «Чужая речь» и взаимодействие речевых манер в романе Гончарова «Обыкновенная история» Текст. / В.М.Маркович // Филологические науки. — 1982. — № 2 (128). — С. 58—66.

242. Масленникова, A.A. Скрытые смыслы и их лингвистическая интерпретация Текст. / A.A. Масленникова: Автореф. дис. . д-ра филол. н. СПб.: [б.и.], 1999. —35 с.

243. Махов, А.Е. Миф об эоловой арфе Текст. / А.Е. Махов / Публикация С.А.Гудимовой // Культурология — 1994. — № 4 (12): Дайджест. — С. 228—245.

244. Медовой, М. Пути развития философской прозы В.Ф.Одоевского в середине 1820—1840-х годов Текст. / М. Медовой: Автореф. дис. . канд. фи-лол. н. Л. [б.и.], 1971. —18 с.

245. Мейер, Г.А. Жало и дух. Обморок веры живой (Место Тютчева в метафизике российской литературы) Текст. / Г.А. Мейер // Ф.И.Тютчев: pro et contra. — СПб: Изд-во Русской Христианской гуманитарной академии, 2005. — С. 698—720.

246. Мелетинский, Е.М. Герой волшебной сказки Текст. / Е.М. Мелетин-ский. — СПб.: Академия исследований культуры, Традиция, 2005. — 240 с.

247. Мельгунов, H.A. Кто же он? Текст. / Н.А.Мельгунов // Мельгу-нов, H.A. Рассказы о былом и небывалом: в 2 т. — М.: Типография Августа Семена, 1834. — С. 45—138.

248. Мельник, В.И. Художественные искания и этический идеал И.А.Гончарова Текст.: автореф. дис. . д-ра филол. н. — Л.: [б.и.], 1989. — 42 с.

249. Мельник, В.И. Тема донжуанизма в творчестве И.А.Гончарова Текст. В.И. Мельник // Метод, жанр, поэтика в зарубежной литературе: сб. науч. тр / Отв. ред. Л.Д. Беглова. / Киргиз, гос. ун-т им. 50-летия СССР. — Фрунзе: [б.и.], 1991. С. 49—58.

250. Мельник, В.И. Гончаров и Европа (к постановке проблемы) Текст. /

251. B.И. Мельник // Гончаровские чтения: сб. науч. тр.; под ред. В.И.Мельника / Ульяновск, гос. технич. ун-т: — Ульяновск: б.и., 1995. — С. А—13.

252. Мережковский, Д.С. Две тайны русской поэзии Текст. / Д.С.Мережковский // Мережковский, Д.С. В тихом омуте: Статьи и исследования разных лет; сост. Е.Я.Данилова. — М.: Сов. писатель, 1991. —1. C. 416—482.

253. Мережковский, Д.С. Толстой и Достоевский. Вечные спутники Текст. / Д.С.Мережковский. — М.: Республика, 1995. — 624 с.

254. Мехтиев, В.Г. Романтизм как религиозная проблема (соборность — ирония — нигилизм) Текст. / В.Г.Мехтиев // Проблемы славянской культуры и цивилизации: Материалы научно-методич. конференции / УГНИ. — Уссурийск: б.и., 2001. —С. 115—121.

255. Мизинов, П.И. Князь В.Ф.Одоевский и его литературная деятельность Текст. / П.И. Мизинов // Мизинов П.И. История и поэзия. Историко-литературные этюды. — М.: Н.К.Андронов, 1900. — С. 421—492.

256. Милюгина, Е.Г. О мифотворчестве романтиков. К вопросу об универсализме романтического художественного мышления Текст. / Е.Г. Милюгина // Романтизм в литературном движении: сб. науч. тр / Твер. гос. ун-т — Тверь: [б.и.]., 1997. — С. 33^4.

257. Мирская, JI.A., Пигулевский, В.О. Романтическая ирония и игра воображения Текст. / JI.A. Мирская, В.О. Пигулевский // Философские науки. — 1987. — № 4. — С. 39—49.

258. Мировая история. Новое время. XIX век. Текст.: Энциклопедия. — М.: Олма-Пресс, 2003. — 320 с.

259. Мисюров, H.H. Истинная Церковь немецких романтиков. Новая страница из истории романтической школы в Германии Текст.: монография / Н.Н.Мисюров / Омский гос. ун-т. — Омск: [б.и.], 1998. — 136 с.

260. Михайлов, A.B. Обратный перевод. Русская и западноевропейская культура: Проблемы взаимосвязей Текст. / А.В.Михайлов. — М.: Языки русской культуры, 2000. — 856 с.

261. Михайловская, Н.М. Драматургия В.Ф.Одоевского и 40 60-х годов XIX века Текст. / Н.М. Михайловская / Челяб. гос. ин-т культуры. — Челябинск, 1987. Рукоп. деп. в ИНИОН АН СССР. — Деп. № 33889 от 13. 05. 1988 г. —21 с.

262. Михайловская, Н.М. Владимир Федорович Одоевский писатель-просветитель Текст. / Н.М. Михайловская: Автореф. дис. . д-ра фи-лол. н. — М.: [б.и.], 1985. — 45 с.

263. Михайловская, Н.М. Реалистическая проза В.Ф.Одоевского 30-х годов XIX века Текст. / Н.М. Михайловская / Челяб. гос. пед. ин-т. — Челябинск, 1979. Рукоп. деп. в ИНИОН АН СССР. — Деп. № 4427. — 12 с.

264. Михновец, Н.Г. Прецедентные произведения и прецедентные тексты в диалогах культур и времен Текст.: монография / Н.Г.Михновец. — СПб.: Наука; САГА, 2006. — 384 с.

265. Молнар, А. Поэтика романов И.А.Гончарова Текст. / А.Молнар: монография. — М.: Спутник +, 2004. — 157 с.

266. Москвин, В.П. Русская метафора: Очерк семиотической теории Текст.: монография /В.П. Москвин. — М.: ЛЕНАНД, 2006. — 184 с.

267. Москвин, В.П. Фигуры двусмысленной речи Текст. / В.П.Москвин // РЯШ. — 2002. — № 2. — С. 86—90.

268. Мочульский, К. Достоевский. Жизнь и творчество Текст. / К.Мочульский. — Париж: YMCA-press, 1980. — 561 с.

269. Мухамидинова, Х.М. Формы выражения авторской позиции в романе Гончарова «Обыкновенная история» Текст. / Х.М.Мухамидинова // Реализм: жанр, стиль: сб. науч. тр. / Киргиз, ун-т им 50-летия СССР. — Бишкек: [б.и.], 1991. — С. 35—46.

270. Мухамидинова, Х.М. Авторская позиция в повести Гончарова «Лихая болесть» Текст. / Х.М. Мухамидинова. — Бишкек, 1992. Рукоп. деп. в ИНИОН РАН. — Деп. № 46762 от 09. 19.1992 г. — 14 с.

271. Надточий, Э. Типологическая проблематизация связи субъекта и аффекта в русской литературе (Из философских наблюдений над эволюцией поэтики золотухи) Текст. / Э. Надточий // Логос. — 1999. — № 2. — С. 24—42.

272. Найман, Е.А. Онтологизм иронии Текст. / Проблемы исследования знания и культуры: сб. науч. тр. — Томск, 1994. Рукоп. депонирована в ИНИОН РАН. — Деп. № 49627 от 28. 07. 1994 г. — С. 72—76.

273. Накамура, К. Чувство жизни и смерти у Достоевского Текст. / К. Накамура. — СПб.: Дмитрий Буланин, 1997. — 332 с.

274. Наранхо, К. Песни Просвещения Текст. / К. Наранхо. — М.: ACT, 1997. —375 с.

275. Незавершенный замысел В.Ф.Одоевского «Сегелиель» (по рукописям из фонда № 539 Российской национальной библиотеки) Текст. / В.Ф. Одоевский; публикация А.В.Коренькова // Вестник Российского ун-та дружбы народов. —1998. — № 3. — С. 85—120.

276. Недзвецкий, В.А. «Все так обыкновенно.» (Концепция современности у И.А.Гончарова) Текст. / В.А.Недзвецкий // Известия АН СССР. 1991. — Т. 50. — № 2. — С. 99—113.

277. Некрасов, Н.А. Из статьи «Русские второстепенные поэты» Текст. / Н.А.Некрасов // Тютчев, Ф.И. Стихотворения. — М.: Прогресс-Плеяда, 2004. — С. 360—384.

278. Нестерова, C.B. Женская тема в творчестве Каролины Павловой Текст. / C.B. Нестерова // Проблемы литературных жанров: сб. науч. тр. — Томск: Изд-во Томск, ун-та, 2002. — Ч. 1. — С. 210—213.

279. Нечаева, B.C. Ранний Достоевский. 1821—1849 Текст. / В.С.Нечаева. — М.: Наука, 1979. — 288 с.

280. Новалис. Гимны к ночи Текст. / Новалис. — М.: Энигма, 1996. —192 с.

281. Одоевский, В.Ф. Избранные музыкально-критические статьи Текст. / В.Ф.Одоевский. — М.; Л.: Государственное музыкальное изд-во, 1951. —557 с.

282. Одоевский, В.Ф. Музыкально-литературное наследие Текст. / В.Ф.Одоевский. — М.: Музгиз, 1951.— 723 с.

283. Одоевский, В.Ф. Сочинения: В 3 частях Текст. / В.Ф. Одоевский.

284. СПб.: Иванов, 1844. — Ч. 3. — 374 с.

285. Одоевский, В.Ф. Записная книжка Текст. / В.Ф. Одоевский // Одоевский В.Ф. Романтические повести. — Л.: Прибой, 1929. — С. 61—76.

286. Одоевский, В.Ф. О литературе и искусстве Текст. / В.Ф. Одоевский. — М.: Современник, 1982. — 223 с.

287. Одоевский, В.Ф. Русские ночи Текст. / В.Ф. Одоевский. — М.: Наука, 1975.—319 с.

288. Одоевский, В.Ф. Соч.: В 2 т Текст. / В.Ф. Одоевский. — М.: Ху-дож. лит., 1981. —Т. 1. —365 с.—Т. 2. —365 с.

289. Океанский, В.П. Поэтика пространства в русской метафизической лирике XIX в.: Е.А.Баратынский, А.С.Хомяков, Ф.И.Тютчев Текст.: монография / В.П.Океанский / Ивановский гос. ун-т. — Иваново: [б.и.], 2002.201 с.

290. Осиновская, И.А. Поэтика иронии Текст. / И.А.Осиновская // Труды членов Российского философского общества. — М.: Московский философский фонд, 2002. — Вып. 2. — С. 254—290.

291. Осипов, Н.Е. «Двойник. Петербургская поэма» Ф.М.Достоевского Текст. / Н.Е.Осипов // О Достоевском: сб. науч. тр; под ред. А.Л.Бема. — Прага: 1^ю§гайе. РгаИа XIII, 1929. — С. 39—64.

292. Осповат, А.Л. «Олегов щит» у Пушкина и Тютчева (1829 г.) Текст. / А. Л. Осповат // Тыняновский сборник: Третьи тыняновские чтения.

293. Рига: Зинатне, 1988. — С. 61—69.

294. Осповат, А.Л. О стихотворении «14-ое декабря 1825 года» (К проблеме «Тютчев и декабризм») Текст. / А.Л. Осповат // Тютчевский сборник. — Таллинн: Ээсти раамат, 1990. — С. 233—251.

295. Осповат, A.JI. Пушкин, Тютчев и польское восстание 1830—1831 гг. Текст. / A.JI. Осповат // Пушкинские чтения в Тарту: Тезисы докл. научн. конф. — Таллинн: Ээсти раамат, 1987. — С. 49—52.

296. Отрадин, М.В. Роман И.А.Гончарова «Обыкновенная история» Текст. / М.В.Отрадин // Русская литература. 1993. — № 4. — С. 35—65.

297. Отрадин, М.В. Проза И.А.Гончарова в литературном контексте Текст. / М.В.Отрадин: монография / С-Петербург. ун-т — СПб.:[б.и.], 1994. — 168 с.

298. Панаев, И.И. Литературные воспоминания (Отрывок) Текст. / И.И. Панаев // Одоевский, В.Ф. Последний квартет Бетховена. — М.: Московский рабочий, 1982. — С. 332—339.

299. Паперный, З.С. Ирония и лирика: Лермонтовская традиция у Чехова Текст. / З.С. Паперный // Связь времен. — М.: Наследие, 1994. — С. 139—152.

300. Паси, И. Ирония как эстетическая категория Текст. И. Паси // Марксистско-ленинская эстетика в борьбе за прогрессивное искусство: сб. науч. тр. — М.: Наука, 1980. — С. 60—84.

301. Петрова, Н. Был ли Адуев романтиком по натуре Текст. / Н. Петрова // Studia Rossica; Red. E.Lorenc. — Warszava: Wid-wo Uniw. War-szawskiego; Poznan: Wid-wo Poznanskie, 1976. — Т. 1. — S. 195—200.

302. Печерская, Т.И. Поэтика повестей Ф.М.Достоевского 1840— 1860-х гг. Текст. / Т.И.Печерская: автореф. дис. . канд. филол. н. — Томск: [б.и.], 1989. —16 с.

303. Пивоев, В.М. Ирония как феномен культуры Текст. / В.М. Пиво-ев / Петрозаводск, гос. ун-т. — Петрозаводск: [б.и.], 2000. — 106 с.

304. Пигарев, К.В. Тютчев и его время Текст. / К.В. Пигарев. — М.: Современник, 1978.

305. Пигулевский, В.О. Эстетический смысл иронии в искусстве (От романтизма к постмодернизму Текст. / В.О.Пигулевский: автореф. дис. .д-ра филос. н. —М.: [б.и.], 1992.— 37 с.

306. Пигулевский, В.О., Мирская, JI.A. Символ и ирония: Опыт характеристики романтического миросозерцания Текст. / В.О.Пигулевский, Л.А.Мирская. — Кишинев: Штиинца, 1990. — 167 с.

307. Письмо В.Г.Белинского к Боткину. Из бумаг князя В.Ф.Одоевского Текст. / В.Г. Белинский // Русский архив. — 1864. — № 7—8. — С. 836—845.

308. Платон Текст. / Платон: Соч.: в 4 т. — М.: Мысль, 1990—1994.

309. Плотин. Эннеады Текст. / Плотин: в 2 т. — Киев: УЦИММ-ПРЕСС — ИСА, 1995. — Т. 2. — 236 с.

310. Погодин, М.П. Воспоминание о князе Владимире Федоровиче Одоевском Текст. / М.П. Погодин // Одоевский, В.Ф. Последний квартет Бетховена. —М.: Московский рабочий, 1982. — С. 321—326.

311. Погорельский, Антоний. Двойник, или Мои вечера в Малороссии Текст. / Антоний Погорельский // Погорельский, Антоний. Избранное. — М.: Худож. лит, 1985. — С. 24—158.

312. Полевой, H.A. Живописец Текст. / H.A. Полевой // Искусство и художник в русской прозе первой половины XIX века. — Л.: Изд-во Ленинград. ун-та, 1989. — С. 122—236.

313. Полевой, П. История русской литературы в очерках и биографиях. — Ч. 2: Новый и новейший периоды: от Кантемира и до нашего времени Текст. / П. Полевой. — СПб.: Издание Д.Д.Полубояринова, 1890. — 358 с.

314. Полонский, А.П. Князь В.Ф.Одоевский Текст. / А.П. Полонский // Одоевский В.Ф. Последний квартет Бетховена. — М.: Московский рабочий, 1982. —С. 372—376.

315. Попа, П. Романтизм и реализм в литературном творчестве В.Ф.Одоевского Текст. / П. Попа: автореф. дис. . канд. филол. н. — М.: [б.и.], 1967. —18 с.

316. Порошенков, Е.П. Об одной идее повести Ф.М.Достоевского «Двойник» Текст. / Е.П. Порошенков // Ученые записки Московского государственного пед. ин-та. — М., 1967. — № 256. Очерки по истории русской литературы. — С. 128—150.

317. Постнов, О.Г. Эстетика И.А.Гончарова Текст. / О.Г. Постнов: монография. — Новосибирск: Наука, 1997. — 240 с.

318. Походня, С.И. Языковые виды и средства реализации иронии Текст. / С.И.Походня: монография. — Киев: Наукова думка, 1989. — 128 с.

319. Поэзия немецких романтиков Текст.: сб. произведений; сост. А.В.Михайлов. — М.: Худож. лит, 1985. — 527 с.

320. Пропп, В.Я. Проблемы комизма и смеха Текст. / В.Я.Пропп. — М.: Лабиринт, 1999. — 288 с.

321. Простосердов, Е. И смех, и горе (Литературные и общественные заметки) Текст. / Е.Простосердов // Наблюдатель. — № 4. — С. 46—58.

322. Пруцков, Н.И. Мастерство Гончарова-романиста Текст.: монография / Н.И.Пруцков.— М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1962. — 232 с.

323. Пумпянский, Л.В. Поэзия Ф.И.Тютчева Текст. / Л.В.Пумпянский // Урания: Тютчевский альманах. 1803—1928; под ред. Е.П.Казанович. — Л.: Прибой, 1928. —С. 9—57.

324. Пушкина, О.С. Петербургскую смесь. Текст. / О.С.Пушкина // Исторический вестник. — 1888. — Т. 31. — № 2. — С. 291.

325. Ремчукова, E.H. Креативный потенциал русской грамматики (морфологические ресурсы языка) Текст.: автореф. дис. . д-ра филол. н.— М.: [б.и.], 2005. — 40 с.

326. Родзевич, С. К истории русского романтизма (Э.Т.А.Гофман и 3040 гг. в нашей литературе) Текст. / С.Родзевич // Русский филологический вестник. — Пг. — 1917. — № 1—2. — С. 194—237.

327. Романов, Б. Неразгаданный Тютчев Текст. / Б.Романов // Тютчев, Ф.И. Стихотворения. — М.: Прогресс-Плеяда, 2004. — С. 550—570.

328. Рорти, Р. Случайность. Ирония и Солидарность Текст. / Р.Рорти.

329. М.: Русское феноменологическое общество, 1996. — 282 с.

330. Рощина, О.С. Иронический модус художественности (А.П.Чехов, А.А.Блок, И.А.Бунин) Текст. / О.С. Рощина: автореф. дис. . канд. филол. н. — Новосибирск: [б.и.], 1998. — 24 с.

331. Румянцев, Б.Г. Категория комического в эстетике И.А.Гончарова Текст. / Б.Г.Румянцев. — М., 1987. Рукоп. деп. в ИНИОН АН СССР. — Деп. №30041.-23 с.

332. Румянцев, Б.Г. Проблемы комического в русской эстетике и литературной критике 20—30-х годов XIX века. Текст. / Б.Г. Румянцев. — М., 1987. Рукоп. деп. в ИНИОН АН СССР. — Деп. № 30043. — 23 с.

333. Румянцев, Б.Г. Художественное выражение комического в романах И.А.Гончарова Текст. / Б.Г.Румянцев: Автореф. дис. . канд. филол. н.1. М.: б.и., 1988. —18 с.

334. Русская литература XIX века (вторая половина) Текст.: учебное пособие / Даугавпилс. пед. ун-т. — Даугавпилс: [б.и.], 1993. — 625 с.

335. Русская романтическая повесть писателей 20—40 годов XIX века Текст.: сб. произведений; сост. В.И. Сахаров. —М.: Пресса, 1992. — 464 с.

336. Русские эстетические трактаты первой половины XIX века Текст.: сб. произведений; сост. З.И. Каменский: в 2 т. — М.: Искусство, 1974. —Т. 2.-647 с.

337. Русское общество 40—50-х годов XIX в. Ч. 1. Записки А.И. Ко-шелева Текст. / А.И.Кошелев. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1991. — 237 с.

338. Савов, С.Д. Ирония как объект философско-эстетического анализа Текст. / С.Д.Савов: автореф. дис. . канд. филос. н. — Киев: [б.и.], 1986.16 с.

339. Сакулин, П.Н. Из истории русского идеализма. Князь В.Ф.Одоевский. Мыслитель. Писатель Текст. / П.Н. Сакулин. — М.: Изд-во М. и С.Сабашниковых, 1913. — Т. 1. — Ч. 1. — 606 с. — Т.1. — Ч. 2.459 с.

340. Саниева, И.; Давыдов, В. Ирония. История вопроса Текст. / И.Саниева, В.Давыдов // Язык. Сознание. Коммуникация: сб. науч. тр. — М.: Макс-Пресс, 2000. — Вып. 12. — С. 54—69.

341. Санников, В.З. Русский язык в зеркале языковой игры Текст. / В.З.Санников. — М.: Языки русской культуры, 1999. — 541 с.

342. Сафрански, Р. Гофман Текст. / Р. Сафрански. — М.: Молодая гвардия, 2005. — 383 с.

343. Сахаров, В.И. Романтические повести В.Ф.Одоевского и эволюция русской романической прозы Текст. / В.И. Сахаров: Автореф. дис. . канд. филол. н. — М. [б.и.], 1976. — 19 с.

344. Сергиенко, A.B. О природе иронии как проявлении импликации (на материале прозы Г.Гейне) Текст. // Семантические процессы на разных уровнях языковой системы: сб. науч. тр; под ред. Л.И.Баранниковой. — Саратов: Изд-во Саратов ун-та, 1994. — С. 157—163.

345. Серкова, В.А. Ирония в философском мышлении Текст. / В.А.Серкова: автореф. дис. . канд. филос. н. — Л.: [б.и.], 1989. — 18 с.

346. Серкова, В.А. Пространство иронического контекста (Сократ, Фр.Шлегель, Кьеркегор) Текст. / В.А.Серкова // Кьеркегор и современность:

347. Материалы науч. конф.; под ред. Т.В.Щитцовой. — Минск: РИВШиГО, 1996. С. 89—98.

348. Силютина, О.Ф. Раннее творчество Ф.М.Достоевского. Проблемы иронии, сарказма и юмора Текст. / О.Ф. Силютина: автореф. дис. . канд. филол. н. — М.: [б.и.], 1968. — 17 с.

349. Синева, E.H. Мифологические корни проблемы двойничества Текст. / E.H. Синева // Язык. Миф. Этнокультура: Материалы Межрегиональной научной конф. (18—20 февраля, 2003 г.) / Кемеров. гос. ун-т. — Кемерово: [б.и.], 2003. — С. 75—89.

350. Скабичевский, A.M. Очерки умственного развития нашего общества. 1825—1860 Текст. / A.M. Скабичевский // Отечественные записки — 1870. —Т. 192,—№ 10. —С. 255—322.

351. Скабичевский, A.M. История новейшей русской литературы. 1848—1890 Текст. / А.М.Скабичевский. — СПб.: Ф.Павленков, 1891. — 523 с.

352. Скатов, Н. По высям творенья. Текст. / Н.Скатов // Тютчев, Ф.И. Стихотворения. — М.: Прогресс-Плеяда, 2004. — С. 610—637.

353. Склейнис, Г.А. «Двойничество» в аспекте системности художественного творчества Ф.М.Достоевского Текст. / Г.А. Склейнис. — Магадан: Кордис, 2002. — 39 с.

354. Словарь античности Текст.; сост. Й.Ирмшер. — М.: Прогресс, 1989. —704 с.

355. Смирнов, A.C. Принципы анализа иронического дискурса романтической эпохи Текст. / А.С.Смирнов // Современные методы анализа художественного произведения: Материалы научного семинара (12—15 мая). — Смоленск: Универсум, 2002. — С. 71—80.

356. Соболевский, С.А. Кн. В.Ф. Одоевскому Текст. / С.А.Соболев-сикй // Эпиграммы и экспромты С.А.Соболевского. — М., 1912. — С. 73.

357. Современное зарубежное литературоведение Текст.: Энциклопедический справочник. — М.: Intrada, 1999. — 320 с.

358. Созина, Е.К. Двойничество Текст. / Е.К.Созина // Достоевский: Эстетика и поэтика: Словарь-справочник. — Челябинск: Металл, 1997. — С. 149—150.

359. Созина, Е.К. Сознание и письмо в русской литературе Текст. / Е.К.Созина. — Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 2001. — 552 с.

360. Соколовская, А.И. Достоевский и романтизм Текст. / А.И. Соколовская: автореф. дис. . канд. филол. н. — М.: [б.и.], 1979. — 16 с.

361. Соколовская, С.А. Фантастическое в философско-эстетической концепции В.Ф.Одоевского Текст. / С.А.Соколовская: автореф. дис. . канд. фи-лос. н. — М.: [б.и.], 1989. — 18 с.

362. Соллогуб, В.А. Воспоминание о князе В.Ф.Одоевском Текст. / В.А.Соллогуб // Одоевский, В.Ф. Последний квартет Бетховена. — М.: Московский рабочий, 1982. — С. 342—344.

363. Соловский, П.Н. Князь В.Ф.Одоевский и его сочинения Текст. / П.Н.Соловский. — Чернигов: Губ. типография, 1884. — 43 с.

364. Соловьев, А.Э. Романтическая концепция иронии Текст. / А.Э.Соловьев: автореф. дис. . канд. филос. н. —М.: [б.и.], 1988. — 24 с.

365. Соловьев, А.Э. Романтическая ирония и философия истории Гегеля Текст. / А.Э. Соловьев // Из истории идейных исканий эпохи классической немецкой философии: сб. науч. тр. / Ин-т философии АН СССР. — М.: [б.и.], 1985. —С. 79—99.

366. Соловьев, B.C. Поэзия Тютчева Текст. / B.C. Соловьев // Соловьев, B.C. Литературная критика. — М.: Современник, 1990. — С. 105—121.

367. Сомов, В.П. Три повести — три пародии (о ранней прозе И.А.Гончарова) Текст. / В.П.Сомов // Ученые записки Московского гос. педин-та им. В.И.Ленина. — М., 1967. — № 256: Очерки по истории русской литературы. — Ч. 1. — С. 109—127.

368. B.Н. Татищева. — Тольятти: б.и., 2004. — Ч. III. — С. 163—168.

369. Старобинский, Ж. Ирония и меланхолия Текст. / Ж.Старобин-ский // Старобинский, Ж. Поэзия и знание: История литературы и культуры. — Т. 1. — М.: Языки славянской культуры, 2002. — С. 357—394.

370. Стерн, Л. Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена Текст. / Л. Стерн // Стерн Л. Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена. Сентиментальное путешествие по Франции и Италии. — М.: Худож. лит., 1968. —С. 25—542.

371. Стригунов, А.И. Ирония в структуре мировоззрения: постановка проблемы Текст. / А.И. Стригунов // Диалектика форм и уровней общественного сознания: сб. науч. тр. — Барнаул: Изд-во АГУ, 1988. — С. 118—132.

372. Суворова, H.H. Суицид романтической иронии Текст. // Филология. Культурология. Речевая коммуникация: Материалы междунар. конф.

373. Чтения Ушинекого» / Ярослав, гос. пед. ун-т. им. К.Д. Ушинского; отв. ред. В.Н.Степанов. — Ярославль: б.и., 2003. — С. 201—205.

374. Сумцов, Н.Ф. Князь В.Ф.Одоевский Текст. / Н.Ф. Сумцов. — Харьков: Типография М.Зильберберга, 1884. — 63 с.

375. Тамарченко, Н.Д., Тюпа, В.И., Бройтман, С.Н. Теория литературы Текст. / Н.Д. Тамарченко, В.И. Тюпа, С.Н. Бройтман: учебное пособие для студентов филол. фак. высш. уч. заведений: в 2 т.; под ред. Н.Д.Тамарченко

376. М.: Издательский центр «Академия», 2004. — Т. 1. — 512 с.

377. Телетова, Н.К. Повести Белкина Пушкина и поэтика романтического Текст. / Н.К. Телетова // Русская литература. — СПб. — 1994. — № 3.1. С. 33—43.

378. Тик, JI. Странствия Франца Штернбальда Текст. / Л.Тик. — М.: Наука, 1987, —360 с.

379. Тимофеева, З.М. Проблема соотношения игры и литературы Текст. / З.М. Тимофеева // Studia Lingüistica. XII. Перспективные направления современной лингвистики: сб. науч. тр. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2003. — С. 310—315.

380. Топоров, В.Н. Заметки о поэзии Тютчева (Еще раз о связях с немецким романтизмом и шеллингианством) Текст. / В.Н.Топоров // Тютчевский сборник. Тарту: Tartu ulikooli kirjastus, 1990. — С. 32—107.

381. Тузов, Н.В. Парадоксы миропознания и мироощущения, или иронический взгляд на известные и неизвестные истины Текст. / Н.В.Тузов. — М.: Сивилла, 2000. — 197 с.

382. Тураев, С.В. Революция во Франции и немецкая литература Текст. / С.В.Тураев. — М.: Наследие, 1997. — 215 с.

383. Тургенев, И.С. Дым Текст. / И.С. Тургенев // Собр. соч.: в 12 т. М.: Худож. лит., 1954. — Т. 4. — С. 7—190.

384. Тургенев, И.С. Отцы и дети Текст. / И.С.Тургенев // Собр. соч.: в 12 т. — М.: Худож. лит., 1954. — Т. 3. — С. 167—370.

385. Турьян, М.А. Жизнь и творчество Антония Погорельского Текст. / М.А. Турьян // Погорельский, Антоний. Избранное. — М.: Худож. лит., 1985. —С. 3—22.

386. Турьян, М.А. «Странная моя судьба.» О жизни Владимира Федоровича Одоевского Текст.: монография / М.А.Турьян. — М.: Книга, 1991. — 400 с.

387. Тынянов, Ю.Н. Литературный факт Текст. / Ю.Н.Тынянов // Тынянов, Ю.Н. Литературная эволюция. —М.: Аграф, 2002. — С. 167—187.

388. Тынянов, Ю.Н. О литературной эволюции Текст. / Ю.Н. Тынянов // Тынянов, Ю.Н. Литературная эволюция. М.: Аграф, 2002. — С. 189—204.

389. Тынянов, Ю.Н. Тютчев и Гейне Текст. / Ю.Н. Тынянов // Тынянов, Ю.Н. История литературы. Критика. — СПб.: Азбука-классика, 2001. — С. 367—378.

390. Тюпа, В.И. Система эстетических категорий как литературоведческая проблема Текст. / В.И.Тюпа // Типологические категории в анализе литературного произведения как целого: сб. науч. тр. / Кемер. гос. ун-т. — Кемерово: [б.и.], 1983. — С. 3— 13.

391. Тюпа, В.И. Художественность литературного произведения Вопросы типологии Текст. / В.И.Тюпа. — Красноярск: Изд-во Красноярск, унта, 1987.—224 с.

392. Тюпа, В.И. Художественный дискурс (Введение в теорию литературы) Текст. / В.И.Тюпа / Серия: «Лекции в Твери» / Твер. гос. ун-т. — Тверь: [б.и.], 2002. — 80 с.

393. Тютчев, Ф.И. Полное собрание сочинений и письма Текст. / Ф.И. Тютчев: в 6 т. — М.: Издательский центр «Классика», 2004.

394. Тютчев, Ф.И. Полное собрание стихотворений Текст. / Ф.И. Тютчев: в 2 т. — М.: Терра, 1994. — Т. 1. — 416 с. — Т. 2. — 544 с.

395. Э.Ф.Тютчева — К.Пфеффелю (Овстуг, 13—16/25—28 июля 1849 г.) Текст. / Э.Ф. Тютчева // Федор Иванович Тютчев. Литературное наследство. — М.: АН СССР, 1988. — Т. 97: в 2 кн. — Кн. 2. — С. 233—234.

396. Ушаков, Ю.Г. Сатирико-обличительные произведения В.Ф.Одоевского 30-х гг. XIX в. Текст. / Ю. Ушаков: автореф. дис. . канд. фи-лол. н. — М.: [б.и.], 1960. — 22 с.

397. Фархитдинова, О.М. Ирония: проблема определения и роль в философском познании Текст. / О.М. Фархитдинова: автореф. дис. . канд. филос. н. — Екатеринбург: [б.и.], 2004. — 25 с.

398. Фаустов, A.A. «И всяк зевает да живет.» (к симптоматике гон-чаровской «Лихой болести») Текст. / А.А.Фаустов // Русская литература. — 2003. — № 2. — С. 80—93.

399. Фаустов, A.A. Язык переживания русской культуры: На пути к середине XIX в Текст. / Воронеж, гос. ун-т. — Воронеж: [б.и.], 1998. — 125 с.

400. Федоров, Ф.П. (авт.-сост.) Эолова арфа. Русская романтическая лирика Текст. / Ф.П.Федоров. — Даугавпилс: Sab, 1994. — 352 с.

401. Федоров, Ф.П. Романтизм и бидермайер Текст. // Russian Literature, Amsterdam. — 1995. — V. 38. — P. 241—258.

402. Федоров, Ф.П. Романтический художественный мир: пространство и время Текст.: монография / Ф.П. Федоров. — Рига: Зинатне, 1988. — 456 с.

403. Федоров, Ф.П. Человек в романтической литературе Текст. / Ф.П. Федоров: учебное пособие / ЛГУ им. П. Стучки. — Рига [б.и.], 1987. — 118 с.

404. Филин, М.Д. «Русский Фауст» в Европе. Записные книжки князя В.Ф.Одоевского Текст. / М.Д. Филин // Филин, М.Д. Люди Императорской России. М.: НПК «Интелвак», 2000. — С. 310—344.

405. Философия Шеллинга в России Текст.; под ред. В.Ф. Пустарнакова.

406. СПб: Изд-во Русского Христианского гуманитарного ин-та., 1998. — 528 с.

407. Флоровский, Г.В. Исторические прозрения Тютчева Текст. / Г.В.Флоровский // Флоровский, Г.В. Из прошлого русской мысли. М.: Аграф, 1998. —С. 223—235.

408. Флоровский, Г.В. Спор о немецком идеализме Текст. // Флоровский, Г.В. Из прошлого русской мысли. М.: Аграф, 1998. — С. 412—430.

409. Фрай, Н. Анатомия критики. Очерк первый Текст. / Н.Фрай // Зарубежная эстетика и теория литературы XIX—XX вв.: Трактаты, статьи, эссе. / Серия: «Университетская библиотека». — М.: Изд-во МГУ, 1987. — С. 232—263.

410. Франк, М. Аллегория, остроумие, фрагмент, ирония. Фридрих Шлегель и идея разорванного «Я» Текст. / М.Франк // Немецкое философское литературоведение наших дней: Антология. — СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 2001. — С. 291—313.

411. Фрейденберг, О.М. Поэтика сюжета и жанра Текст.: монография / О.М. Фрейдренберг. —М.: Лабиринт, 1997. — 448 с.

412. Фридлендер, Г.М. Достоевский и мировая литература Текст. / Г.М. Фридлендер. —Л.: Сов. писатель, 1985. —456 с.

413. Хаев, Е.С. Болдинские чтения: Статьи, заметки, воспоминания Текст. / Е.С. Хаев. / Нижегородский гос. ун-т. — Н.Новгород: [б.и.], 2001. — 156 с.

414. Хализев, В.Е. Теория литературы: учебник. — М.: Высшая школа, 2000. — 398 с.

415. Ханмурзаев, К.Г. Герой и особенности поэтики «Ночных бдений» Бонавентуры Текст. / К.Г.Ханмурзаев // Проблемы метода и поэтики в зарубежной литературе XIX—XX веков: сб. науч. тр. Пермь: [б.и.], 1987.1. С. 11—19.

416. Хейзинга, И. Homo ludens. Статьи по истории культуры Текст. / Й.Хейзинга. — М.: Прогресс-Традиция, 1997. — 416 с.

417. Хин, Е.Ю. В.Ф.Одоевский Текст. / Е.Ю.Хин // Одоевский В.Ф. Повести и рассказы. М.: ГИХЛ, 1959. — С. 3—38.

418. Ходанен, Л.А. О поэтике «Русских ночей» В.Ф.Одоевского Текст. / Л.А. Ходанен. / Моск. гос. пед ин-т им. В.И.Ленина. — М., 1977. Ру-коп. деп. в ИНИОН АН СССР. — Деп. № 1305 от 15. 04. 1977 г. — 19 с.

419. Ходасевич, В.Ф. Державин. Текст. / В.Ф. Ходасевич. — М.: Книга, 1988. —384 с.

420. Худушина, И.Ф. Философские и социальные взгляды В.Ф.Одоевского Текст. / И.Ф. Худушина: автореф. дис. . канд. филос. н. — М., 1983. — 15 с.

421. Цейтлин, А.Г. «Счастливая ошибка» Гончарова как ранний этюд «Обыкновенной истории» Текст. / А.Г.Цейтлин // Творческая история. Исследования по литературе. — М.: Никитинские субботники, 1927.1. С. 124—153.

422. Цейтлин, А.Г. Иван Александрович Гончаров Текст.: учебное пособие / А.Г.Цейтлин. — М.: Изд-во МГУ, 1952. — 62 с.

423. Цехновицер, О.В. Силуэт Текст. / О.В.Цехновицер // Одоевский,

424. B.Ф. Романтические повести. — Л.: Прибой, 1929. — С. 5—20.

425. Циклотемия: Электронный ресурс. Режим доступа: http: //www.doctor.ru/qa/psycho/qa.html?id=57996.

426. Чагин, Г.В. Тютчевы Текст. / Г.В. Чагин. — СПб.: Наука, 2003.416с.

427. Черданцева, И.В. Ирония как метод философствования Текст. / И.В.Черданцева: автореф. дис. канд. филос. н. — Тюмень: [б.и.], 1998. — 19 с.

428. Чернец, Л.В. Ирония как стилистический прием Текст. / Л.В.Чернец // Русская словесность. — 2001. —№5. — С. 69—72.

429. Чернов, A.B. Архетип «блудного сына» в русской литературе XIX века Текст. / А.В.Чернов // Евангельский текст в русской литературе XVIII—XX вв.: сб. науч. тр. / Петр. гос. ун-т. — Петрозаводск: [б.и.], 1994. —1. C. 151—158.

430. Чернова, C.B. «Надо уметь чувствовать и думать.» Текст. / C.B. Чернова // Семантика. Функционирование. Текст: сб. науч. тр. — Киров: Изд-во ВятГУ, 2004. — С. 3—13.

431. Чижевский, Д.И. К проблеме двойника Текст. / Д.И. Чижевский // О Достоевском; под ред. А.Л.Бема. — Прага: Legiografie. Praha XIII, 1929.1. С. 9—38.

432. Чижевский, Д.И. Тютчев и немецкий романтизм Текст. / Д.И.Чижевский // Тютчев: pro et contra. СПб.: Изд-во Русского Христианского гуманит. ун-та, 2005. — С. 608—632.

433. Чирков, Н.М. О стиле Достоевского Текст. / Н.М. Чирков. — М.: Наука, 1967.—306 с.

434. Чуич, H.H. Парадоксы интерпретации «иронического текста» Текст. / H.H. Чуич // Понимание и интерпретация текста: сб. науч. тр. / Твер. гос. ун-т. — Тверь: [б.и.], 1994. — С. 123—129.

435. Чулков, Г. Как работал Достоевский в сороковых годах Текст. / Г.Чулков // Литературная учеба. — 1938. — № 4. — С. 46 76.

436. Чхатарашвили, Е.Д. «Русские ночи» В.Ф.Одоевского Текст.: ав-тореф. дис. . канд. филол. н. — Тбилиси: [б.и.], 1966. — 17 с.

437. Шакирова, Л.Г.Истоки символики философских стихов Тютчева о природе Текст. / Л.Г. Шакирова / Лит. ин-т им. А.М.Горького. — М., 1987. Рукоп. деп. в ИНИОН АН СССР. Деп. № 29770 от 09. 06. 1987. — 47 с.

438. Шашкова, Н.В. Романтическая ирония как основа решения конфликта Текст. // Проблемы духовной жизни: история и современность; отв. ред. Л.Е.Шапошникова / Нижегородский гос. пед. ун-т им. Н.И.Лобачевского

439. Н.Новгород: б.и., 2002. — С. 198—204.

440. Шеллинг, Ф.В.Й. Соч. Текст. / Ф.В.Й.Шеллинг: в 2 т. — М.: Мысль, 1987—1989. —Т. 1. —640 е. —Т. 2. —636 с.

441. Шеллинг, Ф.В.Й. Философия искусства Текст. / Ф.В.Й.Шеллинг.1. М.: Мысль, 1966. — 496 с.

442. Щенников, Г.К. Синтез русских и западноевропейских литературных традиций в характерологии Ф.М.Достоевского Текст. / Г.К.Щенников // Творчество Ф.М.Достоевского: искусство синтеза. — Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1991. — С. 150—63.

443. Щенников, Т.К. Целостность Достоевского Текст. / Г.К.Щенников. — Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 2001. — 440 с.

444. Щенников, Г.К. Эволюция сентиментального и романтического характеров в творчестве раннего Достоевского Текст. / Г.К.Щенников // Достоевский. Материалы и исследования. JL: Наука, 1983. — Вып. 5. — С. 90—100.

445. Шлегель, Ф. Эстетика. Философия. Критика Текст. / Ф.Шлегель: в 2 т. — М.: Искусство, 1983. — Т. 1. — 480 с. — Т. 2. — 448 с.

446. Шлейермахер, Ф.Д. Речи о религии к образованным людям ее презирающим. Монологи Текст. / Ф.Д. Шлейермахер. — М.: Русская мысль, 1911. —390 с.

447. Шмид, У. Субъективность как обыкновенная история: игра авторского «я» у Гончарова Текст. / У. Шмид // Логос. — 2001. — № 3. — С. 126—134.

448. Шор, Р. Из новой литературы по Гофману Текст. / Р.Шор // Печать и революция: журн. марксист, критики. — М.: Гос. изд-во, 1924. — С. 129—132.

449. Штерн, М.С. Философско-художественное своеобразие прозы В.Ф.Одоевского (От апологов к «Русским ночам») Текст. / М.С. Штерн: ав-тореф. дис. . канд. филол. н. — Л.: [б.и.], 1978. — 14 с.

450. Шульц, Г. Новалис сам свидетельствующий о себе и своей жизни Текст. / Г.Шульц; сост. М. Бент. — Челябинск: Урал LTD, 1998. — 330 с.

451. Щукин, В.Г. Культурный мир русского западника Текст. / В.Г. Щукин // Вопросы философии. — 1992. — № 5. — С. 74—86.

452. Энгельгардт, Б. Неизданная повесть Гончарова «Лихая болесть» Текст. / Б.Энгельгардт // Звезда. — 1936. — № 1. — С. 231—234.

453. Эпштейн, М. Ирония стиля: демоническое в образе России у Гоголя Текст. / М.Эпштейн // Новое литературное обозрение. — 1996. — № 19. —С. 129—147.

454. Эстетика немецких романтиков Текст.: сб. произведений; сост. А.В.Михайлов. —М.: Искусство, 1987. — 736 с.

455. Эткинд, Е.Г. «Внутренний человек» и внешняя речь. Очерки психопоэтики русской литературы XVIII—XIX веков Текст. / Е.Г.Эткинд. — М.: Языки русской культуры, 1999 — 448 с.

456. Юнггрен, А. Поэзия Тютчева на фоне салонной речи Текст. / А.Юнггрен // Тютчевский сб. — Тарту: Tartu ulikooli kirjastus, 1999. — С. 9—30.

457. Юнггрен, А. Поэзия Тютчева и салонная культура XIX века Текст.: монография. — М.: Наука, 2006. — 123 с.

458. Юнусов, И.Ш. Национальное и инонациональное в русской прозе второй половины XIX в. (И.С.Тургенев, И.А.Гончаров, Л.Н.Толстой) Текст. / И.Ш. Юнусов. — СПб.: Изд-во РГПУ им А.И. Герцена, 2002. — 400 с.

459. Юсим, М.А. Ундины Текст. / М.А.Юсим // Мифологический словарь / Под ред. Е.М.Мелетинского. — М.: Советская энциклопедия, 1991. — С. 562—563.

460. Юхнова, И.С. Поэтика философской прозы В.Ф.Одоевского Текст. / И.С. Юхнова // Вестник Нижегородского ун-та. — 2001. — Серия: Литературоведение. — Вып. 1 (3). — С. 86—89.

461. Янкелевич, В. Ирония. Прощение Текст. М.: Республика, 2004.335 с.

462. Янушкевич, A.C. В мире Жуковского Текст. / A.C. Янушкевич.

463. СПб.: Наука, 2006. — 524 с.

464. Ярхо, В.Н. Сфинкс Текст. / В.Н. Ярхо // Мифологический словарь; под ред. Е.М.Мелетинского. — М.: Советская энциклопедия, 1991. —С. 519—520.

465. Cornuwell, N. Odoevsky and the Philosophical Tradition Текст. // Cor-nuwell, N. The life, times and milieu ofV.F.Odoevsky (1804—1869). — L.: Athione press, 1986.—P. 91—105.

466. Thomas, J.H. Fichte and F.V J.Shelling // Nineteenth Century religious thought of the West. — Cambridge, 1985. P. 41—79.

467. Goethe, I. W. Nachtgedanken: Электронный ресурс. — Режим доступа: http: //www.foreigner777.narod.ru/gedicht e/nachtgedanken.htm.

468. Goethe, I.W. Wechsel: Электронный ресурс. — Режим доступа: http:www.joergalbreht.de/es/deutschedichter.de/werk.asp?/D=332.

469. Heine, H. Die Nordsee: Электронный ресурс. — Режим доступа: http://www.schiffbruechige.de/gelihte23.html.

470. Heine, H. In welche soll ich mich verlieben.: Электронный ресурс. Режим доступа: htpp://www.pinselpark.org/literature/h/heine/poem/inwelchesoll.html.

471. Heine, H. Liebste, sollst mir heute sagen: Электронный ресурс. — Режим доступа: http://www.kalliope.org/digt.pl?longdid=heine2001102217.

472. Wilhelm Tell van Schiller, Friedrich von: Электронный ресурс. — Режим доступа: http:digbib.org/Friedrichvon Schiller1759/Wilhel.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.