Исламская цивилизация в тропической Африке: этапы становления, тенденции, перспективы тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.03, доктор исторических наук Саватеев, Анатолий Дмитриевич

  • Саватеев, Анатолий Дмитриевич
  • доктор исторических наукдоктор исторических наук
  • 2006, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.03
  • Количество страниц 449
Саватеев, Анатолий Дмитриевич. Исламская цивилизация в тропической Африке: этапы становления, тенденции, перспективы: дис. доктор исторических наук: 07.00.03 - Всеобщая история (соответствующего периода). Москва. 2006. 449 с.

Оглавление диссертации доктор исторических наук Саватеев, Анатолий Дмитриевич

Введение.

Теоретико-методологические основы исследования.

Источниковая база исследования.

Историография.

Глава I.

ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ПОДХОД КАК ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ

ОСНОВА ИССЛЕДОВАНИЯ.

История цивилизационной теории.

Базовые характеристики цивилизации.

Функции цивилизации.

Критерии и признаки цивилизации.

Глава П.

ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ И ВАРИАТИВНОСТЬ ИСЛАМА В

ЧЕРНОЙ АФРИКЕ.

Универсальные принципы ислама.

Шариат - универсальная морально-правовая основа интеграции мусульманского общества.

Религия спасения.

Аскетизм и мистицизм как различные основания хозяйственной деятельности.

История распространения ислама в Тропической Африке.

Тарикаты в Африке: от мистики до трудовой этики.

Харизма в африканском исламе.

Глава П1.

СТАНОВЛЕНИЕ АФРО-ИСЛАМСКОЙ И ИСЛАМО-АФРИ-КАНСКОЙ КУЛЬТУРЫ: ДОКОЛОНИАЛЬНЫЙ И КОЛОНИАЛЬНЫЙ ПЕРИОДЫ.

Цивилизующая деятельность ислама.

Одухотворение мусульманской культурой.

Особенности исламизации культуры.

Осман дан Фодио: воплощение идей исламского миропорядка в Западной Африке:. а) создание халифата - общины правоверных. б) идейная борьба за установление норм исламской цивилизации. в) возвышение ценностей и становление социокультурной системы ислама.

От симбиоза к синтезу мусульманской и африканских культур.

Глава IV.

УТВЕРЖДЕНИЕ ИСЛАМСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ В ПЕРИОД НЕЗАВИСИМОСТИ.

Усиление исламских универсалий.

Государство как проводник мусульманской культуры.

Духовно-религиозное образование как фактор социокультурной целостности.

Взаимодействие ислама и африканского искусства: от синтеза до запрета.

Ислам и христианство: от вражды до этноконфессионального мира (танзанийский опыт). а) исторические и социокультурные предпосылки конфессионального противостояния. б) мусульманская идентичность или исламизм?. в) ценностно-смысловое ядро культуры - базис консолидации.

Глава V.

СОВРЕМЕННЫЙ ИСЛАМСКИЙ ФУНДАМЕНТАЛИЗМ:

АФРИКАНСКИЙ ВАРИАНТ.

Факторы роста исламского фундаментализма в современных условиях.

Категории исламских фундаменталистов.

Ваххабиты»: строгое соблюдение исламских принципов бытия.

Братья-мусульмане»: идеология панисламизма на африканской земле.

Мусульманский культурный союз - исламское националистическое движение в Западной Африке.

Майтацине - протестное антизападное движение городских низов.

Глава VI.

ИСТОЧНИКИ НАПРЯЖЕНИЯ И РАСКОЛА: ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ В АФРИКАНСКОМ ИСЛАМЕ.

Нерасторжимость власти и духовно-религиозных начал - всеобщий принцип ислама.

Джихад и исламские теократии в Западной Африке - осуществление универсального принципа ислама.

Антиколониальное сопротивление под знаменем ислама.

Шариатизация судебно-правовой системы.

Мусульманский религиозно-политический экстремизм в ЮАР.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Исламская цивилизация в тропической Африке: этапы становления, тенденции, перспективы»

Актуальность исследования. Еще в 1970-1980-х годах зарубежная и отечественная историческая наука обратила внимание на феномен возрождения ислама и резкое повышение его роли в политической, социальной и культурной жизни Ближнего и Среднего Востока, Африки. В тот период новая роль ислама изучалась, прежде всего, с точки зрения ее влияния на общественно-политические процессы. Однако уже тогда отдельными учеными были сделаны выводы о растущем влиянии исламской цивилизации на социокультурную трансформацию обществ, оказавшихся под воздействием ислама, об изменении под его влиянием духовной жизни, культуры и социальных структур. Вместе с тем, динамика роста влияния ислама, как правило, опережала предположения исследователей. Масштабы, глубина, природа, причины, характер экспансии ислама были далеки от всеобъемлющего, тем более системного, осмысления. Что касается его роли в странах южнее Сахары, то она рассматривалась как малозначащая. Сегодня роль ислама требует переоценки.

В настоящее время можно утверждать, что западный цивилизаци-онный проект в Африке сталкивается с все более серьезными трудностями. Распространенными явлениями стали развитие теневой экономики и, коррупция государственной власти, ухудшились условия обитания человека, обострилась межэтническая и межгосударственная борьба за природные ресурсы. Механизмы инвестиций не оказывают должного воздействия на экономику, поскольку вкладываемые средства главным образом оседают в карманах государственных чиновников. Потерпела явную неудачу и попытка внедрения европейских стандартов государственности. Либерально-демократическая модель государства, заимствованная у Запада, трансформировалась в авторитарную, отрицающую по большому счету провозглашаемые Европой и США принципы правового государства и гражданского общества. Демократические институты власти, несмотря на все усилия западных государств и неправительственных организаций, оказываются таковыми лишь внешне, их химеричность особенно наглядно подтверждается реальными взаимоотношениями правящих кругов и общества - господина и слуги.

В условиях дискредитации западной цивилизационной модели особое значение приобретает исламская модель цивилизации, которая предлагает в значительной мере иной вариант общественного развития, иные ориентиры взаимосвязи государства и общества, отношений в обществе, альтернативные идеалы социокультурного и общественно-политического устройства, межэтнических отношений. И, пожалуй, самое главное, ислам организует внутренний мир человека на основе своих ценностей и принципов. Локальные культуры африканских народов исламская цивилизация перекрывает, объединяя общими смыслами, принципами бытия и образами, общими логическими моделями и построениями, создавая единое социокультурное поле, свою единую социокультурную среду. Фактически, в Тропической Африке, наряду с другими регионами земного шара, реализуется глобальный проект экспансии ислама.

Новая роль исламской цивилизации определяет актуальность избранной темы. Особую актуальность исследованию придает анализ ис-ламизации общественно-политической жизни и политизации исламских религиозных структур, стремящихся стать частью государственной, политической жизни.

Объект исследования - место и роль исламской цивилизационной системы в истории Африки южнее Сахары. Исследуются этапы ее становления и современное состояние, предпринята попытка объяснить поступательный рост исламской цивилизационной системы вширь и вглубь.

Предмет исследования - процессы общественной трансформации, которые возникают в Черной Африке в связи с проникновением, распространением и укоренением здесь исламской цивилизационной системы. В связи с этим рассматривается вопрос о социокультурных особенностях африканского общества, способствовавших адаптации мусульманских религиозных, культурных, политических ценностей, норм и институтов, экономических структур, и причинах, которые обусловливают превращение исламских ценностей и норм в системообразующий фактор этих трансформаций. Понимание общей ситуации становления исламской цивилизации невозможно без выявления тормозящих аспектов (негативной адаптации) в жизни африканского общества.

Цели и задачи работы. Основная цель представленной диссертации состоит в комплексном, междисциплинарном изучении истории проникновения и развития исламской цивилизационной системы в Африке южнее Сахары с времен начала этого процесса до наших дней. При этом основное значение анализ исторической динамики, предпосылок, характера, особенностей и механизма распространения ислама в Тропической Африке в качестве целостной цивилизационной системы.

В рамках этой цели диссертант стремился решить следующие задачи: а) выявить основные законы исторические тенденции становления и развития и цивилизационной системы ислама в Африке южнее Сахары; б) определить взаимосвязь цивилизационных начал ислама и трансформации социально-политической организации африканских обществ; в) исследовать процессы взаимодействия в регионе исламской цивилизации с африканскими традиционными культурами и западной цивилизацией.

Хронологические рамки работы. Временные границы изучаемого феномена исламской цивилизационной системы охватывают период с VII в. н.э., когда в Африке появляются первые приверженцы учения Пророка Мухаммада, до начала XXI в., то есть около 1300 лет.

Теоретико-методологические основы исследования. Теоретической и методологической основой работы является цивилизационный подход, содержание и принципы которого разработаны отечественными и западными основоположниками цивилизациологии как направления гуманитарной мысли (Н.Я. Данилевским, О. Шпенглером, А. Тойнби, П.А. Сорокиным, Ф. Броделем, Б.С. Ерасовым, Ш. Эйзенштадтом, И.В. Следзевским и др.). Цивилизация рассматривается в качестве системы социокультурной регуляции, определяющей уровень всеобщности (универсализации) и дифференциации социальной жизни, взаимосвязи ее различных компонентов, поддержания преемственности и координацию взаимодействия с другими социокультурными системами.

Цивилизационный подход в российской науке получил признание в 1990-е годы. Однако понятие «цивилизация» и тем более его содержание пока не имеют однозначного толкования. В общественной литературе можно встретить чрезвычайно широкий разброс трактовок, которые нередко противоречат друг другу. Поэтому автор счел необходимым специально представить свое определение научного термина «цивилизация» и отделить обыденные смыслы слова от содержания научного понятия. Автор под цивилизационной системой понимает особый тип и уровень максимально широкой социально-исторической и социокультурной целостности человеческих общностей. В отличие от других уровней социальной целостности, цивилизация в наибольшей степени тяготеет к всеобщим универсальным началам человеческой общности (универсальные формы духовности, культуры и организации общества). Она кладет эти начала в свою основу, обеспечивает с их помощью разрешение фундаментальных противоречий и конфликтов человеческого бытия (по мере распада более древних мифоритуальных форм социальной целостности). Таким образом, цивилизация поддерживает на протяжении ряда эпох в региональных или мировых масштабах преемственность развития, непрерывное накопление опыта и достижений, а также адаптирует опыт других цивилизаций, перерабатывая его в соответствии с собственными принципами и структурами. В структурно-функциональном плане цивилизаци-онная система представляет собой уникальное сочетание общего (универсального) и особенного (единичного). В плане генетическом она реализуется в определенных инвариантных чертах исторического развития, связанного с определенным возвышенным началом (принципом, идеей, учением), превосходящим все обычные и обыденные установки, представления и принципы локального, этнического, группового уровня.

Соответственно и духовные компоненты общества (ценности, нормы, институты, духовные каноны и т.д. в рамках цивилизационной системы) не сводятся к «вторичным» элементам, производным от природного фактора, хозяйственных отношений; однажды усвоенные, они в не меньшей степени, чем материальный фактор, становятся определяющими компонентами исторического процесса1.

Определение понятия «цивилизация», которого мы придерживаемся, опирается на одно из ведущих направлений современного цивилиза-ционного анализа. Оно стремится выработать целостный, синтетический взгляд на связи универсального и локального, материальных и ценностных детерминант человеческой деятельности, фактологической стороны

1 Рашковский Е.Б., Хорос В.Г. Мировые цивилизации и современность. К методологии анализа (рукопись статьи). С. 2-3. ность цивилизационного подхода как методологии, определяющей характер, содержание, направленность и принципы представленного исследования, в том и состоит, что позволяет познавать общество как целостность, охватывать максимально возможный ряд факторов общественного развития.

Автор вслед за Б.С. Ерасовым придерживается реалистического направления в цивилизационном подходе, который базируется на признании объективного бытия универсальных сущностей наряду с их воплощением в конкретных предметах1. Существует и второй - номиналистический взгляд (представление), согласно которому цивилизация есть конструкт исторического сознания, система идеалов, образов, но не независимая от исторического сознания реальность. Такой, номиналистической точки зрения придерживаются, в частности, И.Н. Ионов, В.М. Хачатурян2 и отчасти И.В. Следзевский.

Преимущества цивилизационного подхода проявляются в обогащении творческого потенциала гуманитарных исследований. Во-первых, появляется возможность избежать умозрительного и редукционистского понимания общего в истории и культуре как проявления идеального типа общественного бытия, высших «общечеловеческих» ценностей или этапов общечеловеческой эволюции.

Во-вторых, становится возможным преодолеть разделение универсальных и локальных аспектов истории, в частности африканской. В цивилизации как системе универсальное и локальное не отделены друг от друга, и они вступают в более или менее устойчивый синтез, например, как «большая» и «малая» традиция. Это очень важный методологический

1 Достаточно подробно эту точку зрения изложил в своей последней книге Ерасов Б.С. Цивилизации. Универсалии и самобытность. М., 2002. С. 40-47.

1 Их представление нашло отражение в совместной монографин: Ионов И.Н., Хачатурян В.М. История цивилизаций. М.: Наука, 2003. истории и цивилизациониого самосознания историка. В зарубежной научной литературе это направление представляют полнее всего работы Ш. Эйзенштадта, X. Гадамера, К. Квигли, С.Х. Насра и др.1; в отечественной науке - разработки Л.И. Рейснера, Б.С. Ерасова, И.Н. Ионова, И.В. Следзевского, В.Б. Земскова, Б.И. Коваля, С.И. Семенова, В.М. Хачатурян, Я.Г. Шемякина, Ю.В.Яковца2. Развиваемый этими авторами комплексный цивилизационный подход принципиально важен для понимания роли ислама в Африке как особой цивилизационной системы.

Цивилизационный подход дает возможность исследователю подняться над идеологизированными и политизированными дискуссиями, нацеливает на познание сущностных явлений, символов, социально нравственных фундаментальных конструкций общественного устройства, обращение к которым позволяет ученому глубже осознать, например, мотивы, движущие силы, как перемен, так и стабильности в обществе. Более того, как соединение рационального классического начала и неклассической науки, опирающейся в значительной мере на духовно-нравственные нормы, психологические ориентиры, цивилизационная парадигма дает возможность понять внутреннее состояние общества и благодаря этому спрогнозировать его вероятное развитие. Убедитель

1 Гадамер Х.Г. Истина и метод. Основы философской герменевтики. Пер. с нем. М., 1988; он же: Актуальность прекрасного. М., 1991; Эйзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций. Пер. с англ. А.В.Гордона под ред. Б.С.Ерасова. М., 1999; Eisenstadt S.N. Sociological Approach to the Comparative Civilisations. Jerusalem, 1986; Eisenstadt S.N. Society, Culture and Modernization. Newbury Park, 1987; Nasr S.H. Ideals and Realities of Islam; Nasr S.H. Islam and the Plight of Modern Man. L.-N.Y, 1975; Quigley C. The Evolution of Civilizations: An Introduction to Historical Analysis. Indianapolis, 1961.

2 Рейснер Л.И. Цивилизация и формация: к вопросу о дуалистической природе исторического общества // ЛИ Рейснер. Цивилизация и способ общения. M., 1993. С. 30-49; Рейснер Л.И. «Цивилизация» и «формация» в обществах Востока и Запада // Азия и Африка сегодня. 1984, № 6; Ерасов Б.С. Цивилизвции: универсалии и самобытность. М., 2002; он же: Социальная культурология. 2-е изд. М., 1996; Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия. Сост. Б.С. Ерасов. М., 2001; Ионов НН. История цивилизаций и эволюция научного знания // Общественные науки и современность. М.,1997, № 6; Шемякин Я.Г. Европа и Латинская Америка. Взаимодействие цивилизаций в контексте всемирной истории. М., 2001; Земское В.Б. Латинская Америка и Россия (Проблема культурного синтеза в пограничных цивилизациях) // Общественные науки и современность. 2000, № 5; Коваль Б.И. Дух. Душа. Духи. Символы и ценности бытия. М., 2000; он же: Человек и общество в современной латиноамериканской цивилизации. М., 2000; Коваль Б.И, Семенов С.И Цивилизационная идентификация России и иберо-американские параллели. M., 1988; Семенов С.И. Особенности политической культуры в пограничных цивилизациях как фактор прогресса или инволюции / ХУ1 конгресс Между-нар. ассоц. полит, наук, Берлин, 21-25 авг. 1994 г. - М., 1994; ЯковецЮ.В. История цивилизаций. М., 1995. принцип для понимания региональных особенностей ислама, в том числе его специфики на африканской культурной почве.

В-третьих, полнее раскрывается многообразие самих универсальных начал, развивавшихся в африканских обществах в результате их контактов и растущего взаимодействия с разными цивилизациями: христианской, исламской, современной западной секулярной. Соответственно появляется возможность поставить вопрос об исторических позициях и перспективах этих цивилизаций в Тропической Африке с учетом своеобразия и самобытности культурных традиций африканских народов, возможностей адаптации этих традиций к различным типам универсальных ценностей.

Автор исходит из того, что ислам предлагает африканским народам не просто определенное вероучение, культ, образ жизни, но универсальную цивилизационную идею, универсальный культурно-исторический проект. Это не исключает, а предполагает соединение «большой традиции», то есть религиозной идеи, взращенной в эпицентре мусульманского мира, с «малой традицией» - доктринами, выдвинутыми самими африканцами и порожденными их собственным опытом строительства исламской цивилизации. Соотнесение исламской идеи с потребностями и проблемами развития, глобальными вызовами и влиянием западной цивилизации также позволяет лучше осознать проблемы, которые стоят сегодня перед исламской цивилизацией.

Исламские ценности, нормы поведения и духовные постулаты, воспринятые африканцами, ныне во многом являются имплицитными элементами их мировоззрения и деятельности; переходя из поколения в поколение, они живут в африканских обществах столетиями. Материальные и духовные элементы цивилизации и взаимосвязи между ними образуют систему, каждое звено которой занимает определенное место, эволюционируя под воздействием не столько внешних, сколько внутренних изменений. Понимание системного характера исламской цивилизации предполагает ее восприятие и описание как целостной исторической структуры. Однако этот результат может быть достигнут только поэтапно, изучением отдельных ее частей, что подразумевает их условное вычленение, определение их роли и состояния, и реализуется, во-первых, при условии осознания взаимосвязи и единства этих частей, во-вторых, с учетом их исторического развития, изменения (при наличии необходимого фактического материала).

В проведении исследования диссертант использовал метод циви-лизационной атрибуции, основываясь на основных положениях метода стадиальной атрибуции, предложенного российским африканистом В.А. Поповым на примере изучения социально-политической, культурной организации акан1.

Логика исследования строится в соответствии с принципом историзма. Влияние ислама рассматривается как исторический процесс проникновения, укоренения и распространения исламской цивилизации с учетом влияния на него социокультурных факторов, природной среды и особенностей социально-экономического базиса африканского общества. В то же время в этой логике учитывается то, что цивилизация оказывает обратное воздействие на экономическую жизнь и экологические условия существования человека, обусловливая особенности формирования мира материального, характер взаимоотношений в обществе по поводу собственности

Научная новизна и практическая значимость работы. В диссертации впервые в российской и зарубежной африканистике предпринята попытка изучения исламской цивилизации в Тропической Африке на протяжении последнего тысячелетия. Исламская цивилизация рас

1 Попов В.А. Этносоциальная история аканов в XVI-XIX веках. Проблемы генезиса и стадильно-формационного развития этнополнтических организмов. М., 1990. С. 18-19. сматривается как целостная социокультурная система, развивающаяся в соответствии с присущими ей ценностями, институтами, нормами и правилами, внутренними установками, которые регулируют повседневную и праздничную, семейную и политическую, экономическую и духовную жизнь человека. Взаимодействуя с африканскими культурами и социальными институтами, она создает новые, гибридные формы социальности и политического устройства, которые оказываются вполне жизнеспособными даже в условиях глобализации и обеспечивают не только стабильность, но и модернизацию демонстрируя потенциал отдельных африканских обществ войти в обновленный мир благодаря заложенной в них современной традиционности. Таким образом, диссертация, во-первых, в значительной мере корректирует сложившееся представление об исламской цивилизации как о наиболее консервативной цивилизационной системе. Во-вторых, она показывает, что порождаемая в результате взаимодействия с африканскими культурами как типом цивилизации1 «малая традиция» может в ряде случаев приобретать автономию и жизнедеятельность, не порывая в то же время с «большой традицией» -ближневосточным исламом. Адаптационные возможности африканской исламской цивилизации обеспечивают ей выживание даже при контактах с обладающей значительно более мощными информационными ресурсами западной цивилизацией.

Впервые в российской африканистике цивилизационная проблематика находит столь полное выражение, воплощаясь в изучении истории исламской цивилизации на субконтиненте, которое проводится в духе современного понимания цивилизации и цивилизационного подхода в мировой науке.

1 Следзевский И.В. «Космос жизни». Африканские культуры как цивилизационный тип // Африканская цивилизация в глобализирующемся мире / По материалам конференции. Т. 1. М.: ИМЭМО РАН, 2006. С. 6-44.

Документальные сведения говорят о широких контактах зоны южнее Сахары с центрами исламского мира и еще раз опровергают представление об изолированности африканского исламского мира от мировой мусульманской общины - Уммы.

Научная новизна диссертации обусловливается и оценкой исламской цивилизационной системы в исследуемом регионе как равнозначной западной по степени воздействия (а в ряде элементов - и превосходящих ее).

Практическая значимость работы диктуется актуальностью исследуемой темы. Ее разработка позволяет общественности, ответственным работникам государственных органов власти различных уровней и общественных организаций ознакомиться с малоизвестной и еще менее осознанной в России стороной духовно-религиозной, культурной и политической жизни субсахарской Африки. Учет этого важного аспекта позволит российской дипломатии и работающим в Африке деловым и общественным организациям более тонко строить линию своих связей с партнерами, добиваться более эффективных результатов.

Практическая значимость диссертации определяется также тем, что в ней анализируются явления исламского фундаментализма и политического ислама. Проводится грань между реальными и фантомными опасностями, исходящими от фундаменталистских общин и ассоциаций, указаны причины, порождающие исламизм.

Положения и выводы диссертации могут быть использованы отделами внешних сношений как Духовного управления мусульман России, так и Русской православной церкви.

Содержащиеся в работе фактический материал и выводы используются автором при чтении курса «Политология» в Московском государственном институте музыки им. А.Шнитке, изложены в аналитических записках о конфессиональной ситуации и отношениях мусульман и христиан в Черной Африке. Они могут найти применение при подготовке вузовских учебных курсов по истории, этнографии, антропологии, политологии Африки, а также курсов общего религиоведения и истории ислама. Источниковая база исследования

При подготовке диссертации был использован ряд доступных источников, часть которых впервые вводится в научный оборот.

Характер и содержание исследования повлияли на подбор источников. Источниковую базу исследования можно подразделить на восемь основных частей:

1) сочинения африканских авторов - средневековых и современных, в том числе на арабском языке, посвященные роли ислама в жизни местного общества;

2) документы современных мусульманских политических и культурно-просветительских организаций Африки;

3) сообщения арабских и европейских средневековых путешественников, географов, историков, свидетельствовавших о проникновении ислама в зону субсахарской Африки;

4) сообщения африканских и европейских периодических изданий о событиях религиозно-политического характера в жизни государств субконтинента;

5) документы и материалы официальных организаций африканских стран (местных и центральных институтов власти, органов правопорядка и т.д.);

6) путевые заметки русских путешественников, извещения и заметки офицеров и дипломатов, оказавшихся на континенте;

7) записки, наблюдения, мемуары европейских колониальных чиновников, этнографов XIX-XX столетий;

8) полевые материалы российской экспедиции в Танзании (2003 г.), участником которой был соискатель, включающие около тысячи анкет и несколько десятков интервью, дневниковые записи.

Особый интерес представляет первая группа источников, которую, в свою очередь, можно подразделить на две подгруппы: работы религиозно-политического характера африканских государственных деятелей и трактаты мусульманских просветителей и богословов по общественно-политическим и религиозно-культурным вопросам. Впервые в российской африканистике автором переведены на русский язык три религиозно-философских и исторических сочинения Османа дан Фодио, в которых в концентрированной форме создатель крупнейшего на континенте халифата изложил свои взгляды на общественно-политическое, экономическое устройство и духовно-религиозное состояние мусульманской общины. Они публикуются в виде приложения к диссертации.

Источники, в частности, сочинения мусульманских религиозно-политических лидеров позволяют судить о высоком интеллектуальном и духовно-религиозном уровне авторов этих текстов, их пламенной убежденности и нацеленности на свершение коренных социально-политических и культурных преобразований в соответствии с нормами шариата. Не будет преувеличением оценка этих преобразований, и последовавших вслед за ними общественных, социальных и культурных трансформаций как одних из первых исламских революций в мусульманском мире. Их комплексная роль и значение в жизни африканского общества пока не получили должной оценки в отечественной науке отчасти по той причине, что исламские джихады в основном произошли до появления там европейских держав, которые в основном начали проникать в субтропическую зону Африки только в середине XIX столетия.

Среди первых необходимо выделить два сочинения на арабском языке, авторство которых, по мнению западных африканистов-исламоведов, принадлежит духовно-религиозному лидеру фульбского джихада в Северной Нигерии Осману дан Фодио1. В них глава Сокотско-го халифата в соответствии с исламскими представлениями о взаимоотношении власти и религии излагает принципы политического устройства мусульманской общины, где власть принадлежит правоверным, и модель их поведения в государстве, которое управляется язычниками. В сочинении «Китаб ал-Фарк» он, в частности, резко критикует налоговую политику правителей хаусанских государств, расценивая ее как языческую. Трактаты Османа дан Фодио и сочинение ал-Хадж Омара, лидера другого исламского джихада2, в известной степени препарируют сложившиеся исламские каноны в вопросе об организации власти применительно к конкретным условиям Западной Африки. Они свидетельствуют не только о восприятии Османом дан Фодио универсальных политических норм и ценностей исламской цивилизации, но - что еще важнее - об их творческой переработке, наглядно подтверждая справедливость герменевтической идеи Х.-Г. Гадамера о поддержании традиции в цивилизации как о творческом процессе3. Вместе с тем анализ трудов дан Фодио позволяет придти к заключению о том, что религиозно-мифическое и рациональное, будучи качественно и функционально различными элементами познания общества, взаимно дополняют друг друга в процессе осознания общества как целостного организма.

Среди источников второй подгруппы следует упомянуть западно-суданские хроники «Тарих ал-фатташ фи-ахбар ал-булдан ва-л джуйуш

1 Kitab al-Farq: a Work on the Habe Kingdom, attributed to 'Uthman dan Fodio (By M.Hiskett) // Bulletin of the School of Oriental and African Studies. L„ I960. Vol. XXIII, N 3. P. 558-579; The WathTqat Ahl-Sudan: A Manifesto of the Fulani Jihad [By A.D.H.Bivar] // Journal of African Histoiy. 1961. Vol. II, N 2. P. 235-243.

2 Humvick J.O. An Introduction to the Tijani Path: Being an Annotated Translation of the Chapter Headings of the Kitab al-Rimah of AI-HSjj 'Umar (Afrique de I'Ouest) // Islam et sociltts au Sud du Sahara. 1992. N6. P. 17-32.

1 ГадамерХ.-Г. Истина и метод. М., 1988. С. 39-41. ва-акабир ан-нас» («История искателя сообщений о странах, армиях и знатнейших людях») и «Тарих ас-Судан» («История Судана»). Они позволяют, в частности, взглянуть на историю Сонгайской державы глазами самих африканцев и, что, пожалуй, еще важнее, - понять, как они осмысливали и оценивали излагаемые ими же историко-культурные события и факты1. Созданные примерно в~60-х годах XVII в. учеными Томбукту, главного в то время культурного центра всего Западного Судана, они зафиксировали самое ценное - историко-культурную обстановку XV-XVI вв. в данной части Африки, засвидетельствовали приверженность местных мусульманских авторов исламской традиции, означавшей для них основу организации общества, власти, идейно-культурной преемственности. Названные тексты - лишь незначительная часть богатейшего рукописного наследия Томбукту. Только в государственном Центре им. Ахмада Баба в Мали насчитывается свыше 14 тысяч единиц хранения объемом от двух листов до томов в несколько сотен страниц. При том, что в городе есть еще примерно тридцать частных библиотек, а в двух районах Мали, по данным основателя «Томбукгийской ассоциации сохранения и оценки рукописей во имя защиты исламской культуры им. Абдель Кадера Хайдары», находятся в общей сложности приблизительно 60 тысяч манускриптов, сосредоточенных в нескольких десятках библиотек. Отдельные копии относятся к XIV-XV вв.2

К описанию этих произведений приступили американский исследователь арабо-африканской литературы Западного Судана Дж. Ханвик и петербургский ученый Н.А. Добронравии . Теологические трактаты, исторические хроники и литературные поэтические произведения сохрани

1 Суданские хроники.

2 Program of African Studies. News and Events. Evanston, 2000. Vol. 10, N 2. P. 4.

1 См.: Добронравии H.A. Арабографическая письменная традиция Западной Африки. СПб.: Центр африканских исследований Спб. ГУ, 1999; он же: Исторические песни хауса. СПб., 2004; он же: Сонгайская арабографическая традиция (XI/XIX-XX вв.) // Эволюция традиционных институтов в колониальной и постколониальной Африке. Чтения памяти Д.А. Ольдерогге. Т. 1. М., 2001. С. 105— 107. лись в рукописных вариантах в Дженне и Гао (Мали), то есть в городах со значительным мусульманским населением. Они остаются труднодоступными. Меньше проблем с лучше изученными фондами Фундаментального института Черной Африки в Дакаре и Института гуманитарных исследований при НиамейСком университете. Здесь и сейчас продолжают обнаруживать документы и литературные сочинения на арабском и аджами - системе письменности, в которой арабская графика приспособлена для передачи фонологических особенностей африканских языков.

Интересные материалы, свидетельствующие о различных взглядах на ведение джихада среди соратников ал-Хадж Омара бин Фути, легендарного лидера джихада - священной войны во имя распространения ислама - в Западной Африке, приводит американский историк-африканист Д. Робинсон1. Речь, в частности, идет об обращении к шейху Омару человека по имени Ламин Мабо Гиссе с призывом прервать войну, поскольку она порождает насилие, и отвести армию на прежние позиции. В то же время другой текст, поэма, записанная, как и первый, на фульбском аджами автором по имени Мухаммад б. Махмуд б. Хаммат из восточной части Фута-Торо, восхваляет действия лидера джихада. Оба документа своим содержанием отличаются от придворных хроник военных событий, составленных на арабском придворными летописцами и излагавших официальные версии тех же исторических событий. Тексты же на аджами, очевидно, предназначались для распространения в народе и были важным средством сохранения в памяти о событиях священной войны. Они служили для запоминания, цитирования, в первую очередь участникам и современникам джихада ал-Хадж Омара, а также их потомкам. Сочинения же, изложенные на арабском языке и, судя по всему, обращенные к арабским единоверцам, имели ограниченный круг читателей2.

1 Robinson D. Pulaar Ajami Materials and the History of the Umarian Jihad // Islam et soci£t£s au Sud du Sahara. 1988, N 2. P. 131-132.

2 Ibid. P.131-132.

Обзор сочинений африканских авторов, относящихся к периоду средних веков и Нового времени, позволяет сделать вывод о достаточно широком круге хронистов и религиозных сочинителей, которые воспроизводили исламскую традицию, хранили ее и распространяли. Характерно, что и подлинно выдающиеся христианские мыслители Африки XIX столетия, как Э.У. Блайден и Дж. Хортон, не просто признали, но зафиксировали укорененность ислама в Западной Африке, засвидетельствовали становление на его основе социокультурной системы, которая, по мнению Э.У. Блайдена, больше соответствует реалиям континента, чем цивилизация христианская. Либерийский историк, философ Э.У. Блайден, который родился в Вест-Индии, обучался в США и Либерии, который воспринял европейскую культурную традицию как свою собственную, тем не менее придавал особенное значение взаимодействию христианства и ислама в Черной Африке. Его перу принадлежат несколько работ по исламу, в частности «Христианство, ислам и негритянская раса», вышедшая в Лондоне двумя изданиями, статьи в лондонских и американских журналах и тексты выступлений, с которыми он обращался к клерикальной общественности США и Великобритании1. Среди них выделяется «Христианство, ислам и негритянская раса», в которой анализируется отношение африканцев к двум мировым религиям, вступившими в ожесточенное соперничество за умы и сердца чернокожего населения континента. Э. Блайден попытался в этой книге, представляющей собой сборник статей, дать ответ на вопрос о том, какая из двух религий больше отвечает образу жизни, представлениям и социально-политической организации африканского общества.

1 Blyden E.W. Christianity, Islam and the Negro Race. L., 1888; Idem: Islam and Race Distinctions. Lecture on Missions Delivered in Westminster Abbey on December 3, 1873 // Frazer's Magazine. L., 1876, November; idem: Islam in Western Sudan // Journal of African Society / L., 1902; idem-. The Koran in Africa. A Paper Read before the Presbyterian Ministerial Association of Philadelphia, USA, Monday, March

3, 1890 // African Problem. L., 1890; idem: Mohammedanism and the Negro Race // Frazer's Magazine. 1885, November; idem: Mohammedanism in Western Africa // Methodist Quarterly Review. Nashville (Tennessee, USA), 1871, January; idem: The Mohammedans of Nigritia // Methodist Quarterly Review. 1871, January.

Ценность этого круга источников заключается не только в совокупности фактов, излагаемых в трактатах по вопросам религии, политических, исторических сочинениях, но и в том, насколько эти описания отражают культурно-историческую атмосферу времени, позволяя, в свою очередь, делать определенные заключения об уровне духовности, культуры и интеллектуального развития, как автора сочинения, так и представляемого им общества.

В современных текстах африканских мусульманских авторов по вопросам ислама, в частности, опубликованным во французском ежегоднике «Ислам и общества южнее Сахары»1, отразилось многообразие направлений в исламе, различия их культурно-идеологических принципов, противоречия между разными течениями2.

Вторая часть источников представлена уставами и программами мусульманских организаций, обычно декларирующих себя в качестве культурно-просветительских3. На деле в этих актах подспудно присутствуют и другие интенции: за культурно-просветительскими принципами нередко скрываются политические требования, перерастающие порой в политическую идеологию4.

Широкий круг письменных трудов арабских авторов - географов, историков, путешественников средневекового периода составляют третью группу источников, большая доля которых переведена на русский язык российскими учеными JI.E. Куббелем и В.В. Матвеевым5. В отече

1 Это не имеющее аналога периодическое издание появилось благодаря беспримерным усилиям одного из главных французских специалистов по исламу в Черной Африке Ж.-Л. Трио. Он - главный редактор издания, профессор университета в Экс-ан-Провансе.

2 Эта многозначность и причастность ислама к происходящему в современном мире ярко отразились, например, в дискуссии между представителями тариката Тиджанийа, в которой выявились ислам о-реформистское течение и традиционное суфийское в пределах Сенегала. См.: Капе О., Vittalon L. Entre confterisme, rtformisme et islamisme: les Mustarshidin du S6n6gal. Analyse et traduction commence du discours dlectoral de Moustapha Sy et r£ponse de Abdou Aziz Sy junior // Islam et soclt£s au Sud du Sahara. 1995, N 9. P. 119-202.

3 Glew R. Islamic Associations in Niger // Islam et Soci£t£s au Sud du Sahara. 1996, N 10. P. 187-206.

4 Подобную роль в Тропической Африке сыграли, например, негритюд и теория «замбнйского гуманизма».

5 Древние и средневековые источники по этнографии н истории Африки южнее Сахары. Арабские источники VI1-X вв. Подборка текстов и перевод Л.Е. Куббеля и В.В. Матвеева. М.-Л., 1960; Древние и средневековые источники по этнографии и истории народов Африки южнее Сахары. ственной африканистике эти переводы признаны надежными, точными источниками для изучения многих аспектов распространения ислама в западной части континента. Ибн Якут, Лев Африканский, ал-Омари, Ибн Баттута, Ибн Халдун, Ал-Макризи и другие известные арабские ученые оставили ценные описания быта, нравов и социально-политической организации африканских государств. Они свидетельствуют о том, что ислам на первых порах осваивался верхушкой автохтонных протогосударств и вождеств, которая в большинстве своем была заинтересована в принятии новой религиозной системы1, в основном по идейно-политическим соображениям.

Четвертая группа источников подвержена влиянию партийных и идейно-политических установок, которые, как правило, отражают средства массовой информации. В силу этого европейские и американские газеты и журналы нередко расходятся в оценке роли ислама и особенно проявлений политического ислама с африканскими, особенно промусульман-ского характера. Иногда расхождения перерастают в диаметральные противоположности. Сопоставление различных СМИ в данном случае особенно полезно, поскольку позволяет приблизиться к истине, чему способствует также и в целом достаточно выдержанный тон сообщений на страницах российских специальных СМИ «Компас» и «Пульс планеты».

Пятая группа использованных источников представляет ценную информацию, позволяющую исследователю делать выводы о характере отношений в первую очередь между официальными властями и мусульманскими общинами, о степени влияния исламской цивилизации на госу

Древние и средневековые источники по этнографии и истории народов Африки южнее Сахары. Арабские источники X-XII вв. Подготовка текстов и перевод В.В. Матвеева и Л.Е. Куббеля. М.-Л., 1965; Древние и средневековые источники по этнографии и истории народов Африки южнее Сахары. Т. 3. Арабские источники XII-XIII вв. Подготовка текстов и перевод В.В. Матвеева и Л.Е. Куббеля. Л., 1985; Суданские хроники. М., 1984; Арабские источники XIII—XIV вв. по этнографии н истории Африки южнее Сахары. Т. 4. Пер. с араб. B.B. Матвеева, Л.Е. Куббеля, М.А.Толмачевой при участ. Н.А.Добронравина. М., 2002.

См. также: История Африки. Хрестоматия. М., 1979. дарство и политические институты, о месте фундаментализма и исламизма в мусульманской общине и степени угрозы с их стороны светским институтом власти.

В шестую группу источников входят научные публикации и путевые заметки российских исследователей континента 1830-1890-х годов: А.К. Булатовича (1870-1910), А.В. Елисеева (1858-1895), Е.П. Ковалевского (1811-1868), В.В. Юнкера (1840-1892), в которых содержатся и сообщения о мусульманских народах Северо-Восточной, Центральной и Северной Африки1. А.В. Елисеев предпринял смелую, граничащую с безрассудством, попытку проникнуть в зону махдистского восстания в Судане и оставил взвешенный анализ причин, идейных и политических аспектов массового антибританского и антитурецкого выступления приверженцев ислама в этой части Африки.

Остроумные, эмоционально точные, исполненные сочувствия к мусульманам-африканцам и не лишенные научной объективности записки наших соотечественников в то же время представляют собой фиксацию тогдашнего уровня восприятия ислама российским общественным сознанием. Интерес к исследованию религиозных настроений местного населения для русских путешественников был, прежде всего, данью собственной научной любознательности и в целом не выходил за пределы традиционной этнографии. Осознание роли ислама в Африке как цивилиза-ционного феномена для русских ученых этим и ограничивалось.

Безусловный интерес для африканистов, в том числе исследователей ислама, представляют поэтические и дневниковые впечатления о жизни мусульман Абиссинии (Эфиопии) известного русского поэта Н.С. Гумилева (1886-1921), совершившего три поездки в Восточную Африку, одну в 1909-1910 гг., вторую в 1910-1911 и третью, самую продолжи

1 Бупатович А.К. С войсками Менелика II. М., 1971; Еписсеев А.В. По белу свету. Очерки и картины из путешествий по трем частям Старого Света. Т. IV. СПб., 1902; Ковалевский Е.П. Собрание сочинений. T.V. Путешествие во внутреннюю Африку. СПб., 1872; Юнкер В.В. Путешествия по Афтельную в 1913 г. До этого поэт уже побывал на африканском континенте - осенью 1908 г., но тогда путешествие ограничилось относительно коротким пребыванием в Александрии и Каире. Если первое и второе посещение Абиссинии не имели особого научного значения, то результатом третьей поездки, которая совершалась при материальном и организационном содействии Императорской академии наук, стали «Африканские дневники», представляющие несомненный научный интерес, в том числе и как свидетельство образа жизни мусульман в этой части Африки. В Кунсткамере Петра Великого в Петербурге хранятся три коллекции предметов быта и культуры различных африканских народов, собранные Н.С. Гумилевым в ходе экспедиции 1913 г. В подробном описании, которое сделал поэт, упоминаются и вещи, приобретенные им у исламизиро-ванных обитателей Харэра.

Седьмую часть источников образуют хотя и немногочисленные, но ценные свидетельства европейских (в основном британских и французских) посланников при дворах африканских правителей, колониальных чиновников разного уровня (вплоть до генерал-губернаторов). Порой они сочетали выполнение служебных обязанностей с наблюдениями быта, конфессионального поведения, религиозно-политических взглядов местных мусульман. Во всяком случае, никто не обладал более подробной и достоверной информацией, например, о взаимоотношениях между колониальной администрацией и тарикатами. Сюда же входят труды ученых -путешественников, этнографов, историков из Европы, работавших в Африке. Их мемуарные записи позволяют, соотнося их содержание с сочинениями местных духовных лидеров, получить более полную и реалистичную картину воздействия ислама на социокультурную, институционально-политическую области общественной жизни. Такие данные содержат, например, дневниковые записки и отчеты английского предстарике (1877-1878 и 1879-1886). М., 1949. вителя Т.Е. Баудича в государстве Ашанти в начале XIX в.1, сочинения чиновника французской колониальной администрации П.Марти, оставившего несколько томов исследований ислама в ряде западноафриканских стран2. В их сочинениях ислам предстает не только в качестве предмета академического этнографического интереса, но и в роли субъекта социальной "организации местного общества, все более концентрирующего в своих руках функции религиозного контроля в соперничестве с локальными традиционными культами.дл

Ряд текстов был переведен европейцами с арабского и африканских оригиналов и опубликован в западных (в основном английских) журналах. Так Э.Дж. Арнетт издал еще одно сочинение Османа дан Фодио, а X. Палмер - «Историю Кацины» и размышления о роли ислама среди фульбе3. В одном из гтпиве печных Х.ГТалмером сочинений цитируется письмо известного миссионера из Тлемсена Абд ал-Керима ал-Магили, адресованное султану Кано Аби Абдуллахи Мухаммаду бен Якубу4. Автор письма - советник сонгайского аскйи (правителя) ал-Хадж Мухамма-да I (1493-1529), оказавший заметное влияние на своего сюзерена как инициатора внедрения ислама во все сферы жизни государства, включая правовую5.

Известный французский этнограф, исследователь Западной Африки начала XX века М. Делафосс собрал значительные по объему данные о жизни мусульман, которые получили отражение в ряде его трудов6. Он отмечал важную роль мусульманских ученых в поддержании историче

1 Bawdich Th.E. Mission from Cape Coast Castle to Ashantee. L.: Cass, 1966.

1 Marty P. Etudes sur l'lslam Maure. P., 1916; idem. Etudes sur l'Islam et les tribus du Soudan. P., 1920; idem. Etudes sur l'Islam en Cdte-d'Ivoire. P., 1922; idem. Etudes sur l'Islam au S^ndgal. Vol. 2. P. 1917; idem. L'Islam en GuinSe. P., 1921.

3 [Palmer H.R] An Early Fulani Conception of Islam // Journal of the Royal African Society. L., 1914. Vol. 13, N 52; idem: History ofKatsina// Journal of the Royal African Society. 1927. Vol. 25.

4 [Palmer H.R.] An Early Fulani Conception of Islam // Journal of the Royal African Society. 1914. Vol. 14, N 53.

5 История искателя рассказов о странах, армиях и знатных людях // Суданские хроники. С. 20-24.

6 См.: Delafosse М. Le clerg£ musulman de l'Afrique Occidental // Revue du Monde Musulman. P., 1910. Vol. XI, N 6. P. 177-206; он же: Coutumes et f?tes matrimoniales chez les Musulmans du Soudan Occidental. Ibid., 1910. N 7-8. P.405-421; он же: Les noms des Noirs Musulmans au Soudan Oriental. ской традиции и сохранении исторической памяти народа: именно они собирали и берегли записанные на дощечках сведения о значимых событиях в жизни как рядовой деревни, так и всей страны1.

Интересные сведения о роли ислама и деятельности мусульманских институтов, например судов, в 1870-1918 гг., зафиксированные европейскими чиновниками в различных странах колонизованной Африки, можно найти в томе документов, изданном Центром африканских исследований Института всеобщей истории. В той же книге, кстати, приводятся и письма африканцев - известных и рядовых, сообщения российских подданных, позволяющих утвердиться во мнении о том, что на основе ислама в ряде регионов возникает всеобъемлющая система регулирования общественных отношений.

Наконец, восьмой блок источников. В диссертации использованы материалы полевых исследований российской экспедиции и автора в Танзании в 2003 г. по проблеме взаимоотношений христиан и мусульман. Собранные анкеты и интервью, взятые у представителей самых разных социальных, профессиональных, конфессиональных и половозрастных категорий (от полуграмотных уборщиков улиц до профессоров университета, от попрошаек до владельцев частных предприятий, от четырнадцатилетних учащихся школ до восьмидесятилетних стариков -приверженцы африканских традиционных культов, ислама, христианства в католическом и протестантском обличии, православия, буддизма, индуизма, джайнизма и т.д., мужчин и женщин) помогли уточнить представление о цивилизационной ситуации среди африканских народов, опубликовать несколько статей . Диссертант использовал и дневниковые записи из своего личного архива.

Ibid. Vol. XII, N 10. P. 257-261.

1 Delafosse M. Les frontiers de la C6te-d'Ivoire, de la Cdte d'Or et du Soudan. P., 1908.

2 См., например: Саватеев АД. Танзанийские реалии мировых религий // Азия и Африка сегодня. 2006, № 5; он же: Факторы и механизмы мирного сосуществования исламской н христианской общин в модернизирующейся Танзании // Мусульмане и христиане в современной Танзании (Труды

Однако понимание значения этой мировой религии в Африке южнее Сахары как основы формирующейся континентальной цивилизации приходит спустя десятилетия.

Историография

При подготовке столь многопланового исследования диссертанту оказались очень полезными идеи российских и западных востоковедов по теории общественного развития стран Востока, Африки, Европы и России и концепции социокультурного многообразия, расширявшие круг представлений о цивилизационном развитии. Некоторые из них с полным основанием можно отнести к имеющим теоретико-методологическое значение. Поэтому в число приверженцев цивилизационного подхода (при всех их различиях) следует пополнить именами А.С. Агаджаняна, А.С. Ахие-зера, Ф. Броделя, Ф. Гизо, Н.Н. Зарубиной, A.JI. Кребера, Г.С. Померанца, Е.Б. Рашковского, Н.И. Симонии, Э.Б. Тайлора, С.П. Хантингтона, В.Г. Хороса.

Заслуживают внимания и труды приверженцев миросистемной теории (хотя автор и не разделяет их воззрений), как, например, П. Кеннеди, Н.Н. Моисеев, А.И. Неклесса, М.А. Чешков, Тем не менее, их выводы, методологические поиски открывают новые грани изучения исламской цивилизации, позволяя оттенить преимущества цивилизационного подхода. участников российской экспедиции). Отв.ред. А.Д. Саватеев. М., 2005. С. 147-166; он же: Светлые и сумрачные лики Дар-эс-Салама// Азия и Африка сегодня. 2004, № 2. С. 51-55; он же: Мусульмане и христиане Тропической Африки // Азия и Африка сегодня. 2004, № 4. С. 65-69; он же: Межконфессиональный мир в современной Танзании сквозь призму цивилизационного подхода // Безопасность Африки: внутренние и внешние аспекты. X конференция африканистов {Москва, 24-26 мая 2005 г.). Тезисы. М., 2005. С. 71; Savateev A.D. Inter-religious Peace in Contemporary Tanzania through the Prism of Civilizational Approach // Security for Africa: Internal and External Aspects. 10th Conference of Africanists (Moscow, 24-26 May, 2005). Abstracts. M., 2005. P. 75-76.

Цивилизационный подход требует всестороннего изучения предмета исследования, поэтому оно не может не быть междисициплинарным. A priori цивилизационный подход подразумевает использование литературы по религиоведению, истории, культуре, по политическим, социальным и экономическим аспектам жизни человека, причем как африканского, так и общего содержания.

В первую очередь в данном контексте следует упомянуть работы по истории, которые позволяют понять историческую обстановку, в которой зарождалась и развивалась исламская цивилизация на континенте. Наиболее значимыми здесь являются работы М.Н. Амвросовой, А.С. Балези-на, Д.М. Бондаренко, Ю.Н. Винокурова, Н.И. Высоцкой, Н.М. Гиренко, Е.А. Глущенко, В.И. Гусарова, А. Б. Давидсона, В.И. Дятлова, Н.А. Жер-лицыной, Р.Н. Исмагиловой, Г.С. Киселева, В.И. Комар, Н.Б. Кочаковой, С.И. Кузнецовой, А.Б. Летнева, Э.С. Львовой, А.Н. Мосейко, А.А. Кара-Мурзы, Н.Л. Крыловой, Н.А. Ксенофонтовой, B.C. Мирзеханова, A.M. Пегушева, Л.В. Пономаренко, В.Е. Овчинникова, В.А. Попова, ИИ. Филатовой, М.Ю. Френкеля, A.M. Хазанова, Г.В. Цыпкина, С.Б. Чернецова, Т. Шанина, В.Г. Шубина, B.C. Ягьи. Проведенный ими анализ проблем эволюции Африки в доколониальный, колониальный и постколониальный периоды закладывает необходимые основы для изучения исторических и современных процессов в мусульманских общинах, позволяет придти к определенным теоретическим выводам исторического характера.

Понимание особенностей цивилизационной системы ислама в условиях Черной Африки невозможно без знания социокультурных условий существования автохтонных народов, африканских традиционных верований. Их помогают освоить труды отечественных и зарубежных авторов: В.Р. Арсеньева, В.А. Бейлиса, О.П' Битека, В.Ф. Выдрина, Б. Голоса, Н.В. Громовой, Ан. А. Громыко, Б. Дэвидсона, А.А. Жукова, В.Б. Иорданского, П.А. Куценкова, К.А. Мелик-Симоняна, В.Б. Мириманова, М.Д. Никитина, С.В. Прожогиной, И.Е. Синицыной, С.А. Токарева, Х.М. Турьин-ской, Б. И. Шаревской.

Политическая и экономическая обстановка, воздействующая на ислам и, в свою очередь, испытывающая его влияние, анализируется в сочинениях: И.О. Абрамовой, И.Г. Большова, В.В. Бочарова, Н.В. Виноградовой, JI.B. Гевелинга, T.JI. Дейч, Ю.В. Ирхина, В.В. Крылова, Н.Д. Ко-сухина, Э.Е. Лебедевой, Е.В. Морозенской, В.В. Павлова, В.В. Павловой, Д.В. Поликанова, Ю.В. Потемкина, А.В. Притворова, Л.Я. Прокопенко, Л.Н. Рытова, В.Г. Солодовникова, Л.Л. Фитуни, Л.А. Фридмана, В.Е. Чиркина, Л.М. Энтина, Ю.А. Юдина. Содержащийся в этих работах фактический материал и авторские заключения по поводу политической жизни стран Африки позволяют войти в атмосферу жизни государств субконтинента, точнее определить значение в ней религиозных факторов, сопоставить политические процессы с исламскими доктринами.

Применительно к тематике представленной диссертации первостепенное значение имеют работы, посвященные общим вопросам исла-моведения, истории этой религии. Среди них на формирование авторской концепции особое влияние оказали труды российских ученых Д.Ю. Арапова, Ф.М. Ацамбы, В.В. Бартольда, Е.Э. Бертельса, A.M. Васильева, Н.Н. Дьякова, А.В. Журавского, Е.И. Зеленева, Г.В. Зубко, Г.М. Керимо-ва, Э.Ф. Кисриева, С.А. Кириллиной, А.Д. Кныша, А.В. Коротаева, А.Е. Крымского, Р.Г. Ланды, В.И. Максименко, А.В. Малашенко, Д.Б. Малышевой, Э. Мамытовой, Г.В. Милославского, Г.И. Мирского, О. Мол-далиева, А. Мюллера, И.П. Петрушевского, М.Б. Пиотровского, Е.М. Примакова, С.М. Прозорова, М.А. Родионова, Г. Саидазимовой, М.Т. Степанянц, Л.Р. Сюкияйнена, Н. Торнау, Д.А. Халтуриной. В них содержится ценный фактический материал как по истории культуры исламского мира в различных его областях, так и по становлению в последние годы новейших явлений, в первую очередь политического ислама.

Первые серьезные исследования, посвященные распространению и роли ислама в Тропической Африке, принадлежат французским колониальным чиновникам-этнографам. М.-Ф. Ж. Клозель, М. Делафосс, К. Коп-полани и О. Депон и, наконец, П. Марти, непосредственно наблюдая мусульман, разрабатывая политику французской администрации, а часто и лично проводя ее в жизнь, оставили не только свидетельства о жизни мусульман Западной Африки во второй половине XIX - первой трети XX столетия. В обобщенном, систематизированном виде их наблюдения представляют собой серьезный анализ социально-политических аспектов деятельности местных исламских общин, к которому европейские чиновники были вынуждены быстро перейти от первоначальных описаний этнологического характера (образ жизни, одежда, взаимоотношения в общине, сочетание исламских и африканских религиозных обрядов и т.д.)1. Соображения колониальной политики не могли не главенствовать в их работах, но служебное положение, тем не менее, не мешало им зафиксировать растущую роль суфийских орденов и, отметив их потенциальную опасность для будущего французских владений на континенте, указать, например, на рост культурного влияния местных мусульман.

Подводя итог своим размышлениям о культуре и истории региона междуречья Сенегала и Нигера, М. Делафосс квалифицировал «сущестл вующее состояние культуры» местного общества как «цивилизацию» , однако предпочел воздержаться от объяснения этого термина, говоря об «исламском социокультурном комплексе». По его словам, «крайне редко местные мусульмане принимают кораническое право, по крайней мере, в

Les coutumes indigenes de la Cdte-d'Ivoire. (Eds. F.Clozel, R.Villamur). P., 1902; Delafosse M. Haut-S£n6gal et Niger. P., 1912; Depont O. et CoppolaniX. Les contraries religieuses musulmanes. Algiers, 1897. Работы П.Марти указаны выше.

2Delafosse М. Haut-Sdndgal et Niger. Vol. III. P. 1-2. его целостном виде». Он отмечал, что в мусульманских регионах Французской Западной Африки по-прежнему сказывается сильное влияние норм обычного права1.

В 50-80-х годах XX в. внимание исследователей в первую очередь привлекали социальные и экономические аспекты распространения ислама, а в связи с этим - роль тарикатов. С ними связывалось укоренение ислама южнее Сахары в XIX-XX вв., особенно в колониальный период, консолидация мусульманских общин и быстрый рост числа их членов. Основные усилия были обращены на изучение мусульманских духовных орденов и олицетворяющих их марабутов (в Западной и Северной Африке - общее название для всех служителей культа - приверженцев орденов), мвалиму (в Западной и Восточной Африке - образованный мусульманин, служитель культа). Западные (Д.Б.К. О'Брайен, Дж. Пейден, Ж. Копанс, К. Кулон, JI. Виллалон, А. Уилкс, Дж. Р. Уиллис, JI. Бреннер, JI. Берман (Кривей), В. Монтей, Ж.-К. Фрелих и др.)2 и африканские ученые (М. Магассуба, Ж.Х. Кагабо, М. Фалл, Усман Кане, Дж. Айлиффе, А. Ку-анда и др.)3 подчеркивают, что мусульманские духовно-религиозные лица в колониальный период приобретают социальные функции, вокруг них все более структурируется местное общество. Прежние социальные связи традиционной африканской общины, базирующиеся на принципах сосед

1 Ibid. Р. 2-3.

2Behrman L. Muslim Brotherhood and Politics in Senegal; Brenner L. West African Sufi. The Religious Heritage and Spiritual Search of Cerno Bokar Saalif Taal. L.: Hurst, 1984; idem: The Shehus of Kukawa: a History of the al-Kanemi Dynasty of Bomu. L.: Clarendon Press, 1973; D.B.C.O'Briert. The Morides of Senegal. The Political and Econiomic Organization of an Islamic Brotherhood. Oxf.: Clarendon Press, 1971; idem: Saints and Politicians. Cambr.: Cambr. Univ. Press, 1975; idem: Le talib6 mouride: la soumission dans confrlrie religieuse s6ndgalaise // Cahiers d'&udes africaines. P., 1970. N 40; Copans J. Les marabouts de 1'arachide. P.: Le Sycamore, 1980; Coulon C. Le marabout et le prince. P. Pedone, 1981; Moitteil V. Esquisses s&idgalaises. (Walo - Kayor - Dyolof - Un Visionnaire) Dakar: IFAN, 1966; Froelich J.-C. Les musulmans d'Afrique Noire. P.: Editions de 1'Orante, 1962; idem: Islam Noire. Essai sur l'islamisation de Г Afrique Noire // Afrique islamique. Lausanne, 1966; Paden J. Religion and Political Culture in Kano. Berkeley: Univ. of California Press, 1973; Willis J.R. (ed.) Studies in West African Islamic History. Vol 1. The Cultivators of Islam. London-Totowa, 1979.

3 Fall M. S6n6gal: L'Etat Abdou Diouf ou le temps des incertitudes. P.: Harmattan, 1986; Magassouba M. L'Islam au S6n6gal: Demain les mollahs? P.: Karthala, 1985; lliffe J. A Modern History of Tanganyika. Cambr., 1979; Kagabo J.H. L'Islam et les «Swahili» au Rwanda. P.: Editions de l'EHESS, 1988. P. 11; Kane O. Shaikh al-Islam Al-Hajj Ibrahim Niasse. Le temps des marabouts. Itinlraires et strategies islamiques en Afrique occidentale fran?aise v. 1880-1960. P.: Karthala, 1997. P. 299-316; Kouanda A. Marabouts et missionnaires catholiques au Burkina к l'Epoque coloniale (1900-1947) // Le temps des marabouts. P.33-52. ства, кровного родства, в значительной мере дополняются, а в наиболее исламизированных регионах - и уступают место (конечно, не полностью) конфессиональным узам - принадлежности к тому или иному мусульманскому братству. Приверженность определенному ордену создает у его сторонника иную картину миру, иную систему прав и обязанностей, закрепленную нормами шариата и конкретными этическими правилами и религиозно-мистическими заповедями, действующими в данном тарика-те.

Другая часть африканистов в этот период обратилась к истории ислама в Субсахарской Африке. Их работы позволяют понять как внутреннее состояние и эволюцию мусульманских общин, так и их роль в политической, социальной, культурной сферах. Серьезный вклад в изучение этих вопросов сделал авторский коллектив труда «Ислам в Тропической Африке»1, в котором на уровне обобщений и на локальных примерах излагаются универсальные и частные принципы становления исламской цивилизации. Укоренение ислама среди народов субконтинента рассматривается участниками монографии как исторически неизбежное явление. Убедительная периодизация распространения ислама изложена в ряде работ известным британским исламоведом Дж.С. Тримингэмом2, который анализирует прежде всего культурные аспекты исламизации. Его наблюдения и теоретические обобщения, в частности, о значительном стилистическом различии мусульманской культуры Восточной Африки, Западного Судана и Восточного Судана, стали классическими для всех исследователей ислама в Африке.

Комплексный, междисциплинарный характер носит монография британского исследователя исламской культуры Западной Африки

1 Islam in Tropical Africa. Studies Presented and Discussed at the Fifth International African Seminar. L.: Oxf. Univ. Press, 1966.

2 Trimingham J.S. A History of Islam in West Africa. L.: Oxf. Univ. Press, 1962; idem: The Influence of Islam upon Africa. L.-N.Y.: Longman - Librairie du Liban, 1980; idem: Islam in East Africa. Oxf: Clarendon Press, 1962.

М. Хискета «Развитие ислама в Западной Африке». Профессор Лондонской школы восточных и африканских исследований вслед за британской журналисткой Флорой Шоу (позднее леди Лугард), характеризует культурные достижения мусульман Западного и Центрального Судана в эпоху расцвета (XI в.) как «цивилизацию», делает в книге глубокие выводы о картине мира, которая представала «для мусульман-фульбе, хауса и других суданских правоверных как исключительно религиозная». И в частности этим, по мнению М. Хискета, они значительно отличались от европейцев, в которых видели, прежде всего «христиан», носителей иной религиозной идеи1.

Из исторических работ следует упомянуть монографии западных ученых П. Кларке, Р. Пауэлса, К. Харрисона, Б.Г. Мартина, Дж.Д. Фейга, работы отечественных исследователей Л.Е. Куббеля, Ю.М. Кобищанова, С.Р. Смирнова, И.В. Следзевского, В.М. Мисюгина, в которых помимо событийных описаний содержатся концептуальные заключения о характере ислама как системе универсальных ценностей. Источниковедческие возможности для изучения исламской цивилизационной системы начала XX столетия раскрывает российский африканист Аполлон Б. Давидсон, анализируя африканские аспекты жизни и творчества поэта Н.С. Гумиле-ва3.

Появляются и специальные исследования, посвященные духовной культуре ислама (В.А. Бейлис, Р. Бравман, Дж. Гуди, П. Дж. Императо, Ю.М. Кобищанов, П.А. Куценков)4. Зарубежные и российские авторы

1 Hiskett М. The Development о f Islam in West Africa. P. 215,223-225.

2 Куббель JJ.E. Сонгайская держава.Опыт исследования социально-политического строя. М.,. 1974; он же: Контакты Северной Африки и Суданско-Сахельской зоны в У11-ХУ1 вв. // Африка: взаимодействие культур. М., 1989. С. 69-81; Clarke Р.В .West Africa and Islam. A Study of Religious Development from the 8* to the 20th Century. L., 1982; Fage J.D. A History of Africa. L.: Hutchinson Univ. Library for Africa, 197. P. 141-212; Fage J.D. and Oliver R. (Eds.) Cambridge History of Africa. Vol. 3. Cambr., 1977; Vol. 5. Cambr., 1976. Pouwels R.L. Horn and Crescent. Cultural Change and Traditional Islam on the East African Coast, 800-1900. Cambridge, 1987; Martin B.G. Muslim Brotheriioods in 19-th Century Africa. Cambridge, 1976.

J Давидсон Аполлон. Муза странствий Николая Гумилева. М., 1992.

4 Бейлис В.А. Традиция в современных культурах Африки. М., 1986; он же: Ислам и традиционные религии в Тропической Африке. Научно-аналитический обзор. М., 1983; Кобищанов Ю.М Африприходят к выводу о синтезе или симбиозе африканской и мусульманской культур, отмечая значительные внутрирегиональные особенности этого процесса. Так, в Восточной и Южной Африке отчетливо выражено влияние арабской и индийской исламской архитектуры, тогда как западносу-данская архитектура мечетей примерно до 70-х годов XX в. развивалась по своим собственным канонам.™

Отдельно следует упомянуть общие исторические исследования, в которых в той или иной мере анализируется этноконфессиональная ситуация, описывается деятельность, в частности мусульманских религиозных институтов, и проявления духовной, материальной и политической культуры в историческом процессе. Особое значение имели работы Ю.Н. Винокурова, M.JI. Вишневского, С.С. Новикова и Д.П. Урсу, М.Ю. Френкеля, A.M. Хазанова, коллективная монография «История Мали» и др., в которых ислам и мусульманские общины предстают в качестве актора исторического процесса1.

Общим для всех перечисленных работ, даже когда они выполнялись как междисциплинарные исследования, является их приверженность принципам этнографической науки, которую дополняли политологические и культурологические оценки. Исламоведы - историки, политологи, социологи и т.д. добросовестно и глубоко анализировали феномен ислама в соответствии с методологией и методиками научных дисциплин, в рамках которых ОНИ работали, описывая ТОТ ИЛИ ИНОЙ аспект ислама В Африканские цивилизации: становление и эволюция // Африка: культурное наследие и современность. M., 1985; Кобищанов Ю.М., Следзевскый И.В., Арсеньев В.Р. Синкретизм ислама с традиционными религиями // Традиционные и синкретические религии Африки. M., 1986. С. 417-457; Куценков П.А. Этнос и его искуство: Западный Судан. Процессы стилеобразоваиия. М., 1990; он же: Религиозный синкретизм в африканском искусстве // Традиционные и синкретические религии Африки. M., 1986. С. 501— 514. Bravmann R. Islam and Tribal Art in West Africa. L.-N.Y., 1974; idem: African Islam. Wash.-L.: Smithsonian Institution Press-Ethnographica, 1983; Goody J., Wilks I. Writing in Gonja // Literacy in Traditional Societies. Cambridge, 1975; ImperatoPJ. Bambara and Malinke Ton Masquerades // African Arts. Los Angeles, 1980. Vol 13, N4; idem: The Dance of Tyi Wara// African Arts, 1970-1971. Vol. 4, N 1; idem: Sogoni Koun // African Arts, 1981. Vol. 14, N 2.

1 Винокуров Ю.Н. Демократическая Республика Конго: власть и оппозиция. M., 2003; Вишневский М.Л. «Pax-Americana» и страны Африки. M., 2003; Френкель М.Ю. Общественная мысль Британской Западной Африки во второй половине XIX в. М., 1977; Хазанов A.M. Португалия и африканский мир (XV-XV1 вв.). M., 2003. ке южнее Сахары. Практически никто из исследователей до середины 80-х годов минувшего столетия не ставил задачу подойти к изучению роли этой религии в регионе в качестве целостной системы, обладающей универсальными качествами и ценностями, самодостаточной и способной адекватно выражать интересы, как конкретного африканского общества, так и в целом исламской уммы. Осмысление утверждающейся здесь исламской цивилизации, за редким исключением, продолжало ограничиваться рамками представления о «черном исламе». Это понятие в значительной мере отражало мнение об исламе в Африке южнее Сахары как о качественно ином, более низком в сравнении с «арабским исламом». С другой стороны, термин «черный ислам» невольно подчеркивал сильный элемент экзотизма, необычности явления ислама в условиях Тропической Африки, невольно наводя на мысль об эфемерности, непродолжительности его существования на континенте.

Требовался комплексный подход, чтобы сделать вывод о цивилиза-ционном характере этого явления, ядром которого является религия. Толчком к принятию новой теоретической парадигмы стала «исламская революция» в Иране, обнаружившая глубочайшие корни мусульманской цивилизации в этой, казалось бы, прозападной стране. Волна этого потрясения достигла и Африканского континента, вызвав в начале 1980-х годов ряд бурных выступлений местных мусульман. Они заставили востоковедов и африканистов обратить внимание на исламскую систему, в которой прежде они «усматривали . деградировавшую форму центральных моделей»1. В результате резко возрос интерес исследователей к политическим и социальным проявлениям ислама в Тропической Африке, начался бурный рост исламоведческих публикаций, темпы которого за прошедший период не только не спали, но, напротив, достигли на Западе разме

1 Triaud J.-L. Islamo-Africana // La transmission du savoir dans le monde musulman p&iphlrique. Lettre d'information. 1990, N 10. P. 42. ров «девятого вала». Однако при всем богатстве фактических сведений, освоении тем, связанных с понятиями «ислам», «мусульмане», «марабуты» и т.д., в западной африканистике пока не появились работы, сводящие воедино элементы того явления, которое JI.E. Куббель еще в 1984 г. назвал «блестящей цивилизацией мусульманского образца»1.

JI.E. Куббель вычленял в исламской цивилизации три главных элемента: собственно религию, арабский язык и арабскую культуру. Средневековая арабская культура раньше всего начала проникать в Западный и Центральный Судан - географическую зону от берегов Атлантики на западе до Дарфура на востоке и от южных окраин Сахары до полосы тропических лесов, и именно здесь она, указывал ученый, добилась наибольших успехов. В сравнении с ними темпы и размах проникновения ислама, арабского языка и культуры в Восточную Африку и Нильский Судан были заметно слабее. Арабская культура в Тропической Африке представляла собой многослойное и многообразное явление. В ней, подчеркивал JI.E. Куббель, присутствовали также персидские, индийские, греческие, среднеазиатские и даже индонезийские элементы. Распространение арабской культуры южнее Сахары, таким образом, объективно означало возможность приобщения местных народов к достижениям других народов, иных цивилизаций. Хотя первоначально исламская цивилизация становилась достоянием лишь немногочисленной верхушки общества, тогда как поведение, образ мысли и представления общинного крестьянства по-прежнему определялись традиционными верованиями и обычаями. Продвижение мусульманской культуры в Африку южнее Сахары, ее роль в истории автохтонных народов невозможно свести к социальным закономерностям, здесь действуют гораздо более сложные и многообразные, опосредованные взаимосвязи, которые могут быть описаны и объяснены только в рамках цивилизационной теории.

1 Куббель Л. Вступительная статья // Суданские хроники. М., 1984.

Л.Е. Куббель (как и большинство западных исследователей) связывал проникновение ислама и мусульманской культуры в Черную Африку с торговыми контактами между тропическими странами и мусульманскими народами Магриба, Египта и Саудовской Аравии. В средневековый период понятия «ислам» и «мусульманская культура» воспринимались африканцами как тождественные термины. Ислам проникал на юг вдоль древних торговых путей, а функцию миссионера вольно или невольно исполнял арабский купец-мусульманин. Длительное время всякий мусульманин с Севера был купцом, а каждый купец мог быть только мусульманином. И в дальнейшем, отмечал Л.Е. Куббель, связь между понятиями «купец» и «мусульманин» продолжала сохраняться, поскольку с появлением черных мусульман обращение в ислам происходило уже благодаря усилиям местных торговцев. Не случайно этнонимы диула, джа-канке, уангара и в значительной степени хауса стали синонимами, обозначающими социально-конфессиональную принадлежность их носителей - торговцев-мусульман1. И подавляющее большинство африканистов указывают на стойкую связь в глазах западноафриканских народов термина «диула» с представлением о купце и эталоне мусульманского правоверия.

На наш взгляд, это совпадение профессионального и конфессионального тождества в африканских условиях не просто означало продолжение связи между религиозным и социальным статусом, но знаменовало поддержание, сохранение традиции мусульманского общества, воспроизводство (правда, частичное) мусульманского цивилизационного механизма. Существенно здесь то, что распространение веры и принятие ислама совершалось, как и в первые десятилетия его существования, мирным пу

1 В лесной, не нсламизированной зоне Кот-д'Ивуара, свидетельствует Ж.-Л. Трио, ислам и в 1970-х годах воспринимался как религия суданских мигрантов, а термин «диула» был нарицательным именем коммерсантов, приходивших со своими товарами с севера: Triaud J.-L. La question musulmane en C6te-d'Ivoire (1893-1939) // Extrait de la "Revue fran?aise de 1'histoire d'outre-mer») P., 1974, N225. P. 568. тем. Другое дело - политическое строительство, завоевание арабскими племенами территорий других государств и народов, создание халифата как политического образования.

JI.E. Куббель выделяет три зоны социокультурных контактов: суданскую (включая Западный и Центральный Судан); Нильскую долину с прилегающими к ней"эбластямйТЗосточного Судана; Восточную и Северо-Восточную Африку (в первую очередь ее прибрежную полосу)1.

Примерно той же системой критериев социокультурного районирования руководствуется британский исламовед Дж.С. Тримингэм. Наметив в Тропической Африке два основных региона распространения исламской культуры - негрский и хамитский, он затем выделяет в них пять зон: Западный Судан; Центральный Судан; Восточный, или Нилотский Судан, л

Северо-Восточная эфиопская зона; Восточная Африка. Зоны определяются им на основе выделения географических, этнологических и культурных особенностей населяющих ее народов, а также с учетом исторических черт, проявляющихся в особенностях проникновения и влияния здесь самого ислама.

Невольно возникает вопрос о приоритете идеи выделения зон мусульманской культуры. Первенство в данном случае принадлежит Дж.С. Тримингему, что подтверждается более ранними публикациями британского ученого и позднейшими ссылками, которые делает J1.E. Куббель.

Интенсивность и характер внедрения мусульманской культуры и языка позволяют, по мнению Дж. С. Тримингэма, выделить четыре фазы распространения исламской культуры: 1) завоевание Северной Африки (638-1050 гг.); 2) распространение ислама в суданском поясе (1050— 1750 гт.); 3) этап теократических государств, трансформирующихся в го

1 Куббель JI.E. Арабоязычные африканские источники по истории стран Африки // Источниковедение африканской истории. М., 1977. С. 108.

2 Trimingham J. S. The Influence of Islam upon Africa. L.: Longman, 1968. P. 2-33; idem: The Phases of Islamic Expansion and Islamic Culture Zones in Africa // Islam in Tropicasl Africa. Studies Presented and Discussed at the Fifth International African Seminar. L.: Oxf. Univ. Press, 1966. P. 132-143. сударства, где ислам является государственной религией (1750-1901 гг.); 4) колониальный период - время независимости (1901-1980 гг.)1.

Дж. С. Тримингэм делает и другое важное обобщение относительно распространения ислама: он связывает эти четыре стадии с четырьмя уровнями, или типами восприятия ислама.

1. Ислам первой фазы, по его мнению, соответствует в культурном плане зонам Египта и Магриба, где он интегрировался во все аспекты жизни.

2. Традиционный суданский ислам, который адаптировался к местным условиям и включает несколько степеней приверженности. Для него характерны религиозный дуализм и терпимость, власть политическая признает обычаи всех представленных здесь религий.

3. Базовая суданская модель, ставшая результатом теократической фазы. Исламская правовая система здесь включена в практику общественной жизни; религиозная нетерпимость соседствует с признанием традиционных культов и христианства.

4. Светский ислам мусульманских общин, который складывался одновременно с западным проникновением1.

Арабский язык как международный был тесно связан с исламом, а поэтому его распространение шло рука об руку с продвижением этой религии из Северной Африки и Епшта на юг и из Южной Аравии и стран Персидского залива - на юго-запад. Но само распространение элементов исламской цивилизации - языка, письменности, книжной культуры, архитектуры, моделей поведения, запретов и т.д. было, отмечал JI.E. Куббель, лишь одним из проявлений более широкой культурно-исторической проблемы - взаимодействия высокоразвитых обществ, обладавших сложившейся классовой структурой, и общественных организмов, не достигших

1 Trimingham J.S. The Influence of Islam upon Africa. P. 34-36; idem: The Phases of Islamic Expansion and Islamic Culture Zones in Africa. P. 127-130. уровня цивилизации, пребывавших нередко на стадиях перехода от родового строя к классовому2. Причем эти контакты, считал он, возникли не вчера, они были продолжением процесса, начавшегося задолго до появления ислама и его идей, захвативших позднее мир Тропической Африки. Поэтому распространение ислама и его культуры должно рассматриваться как продолжение существовавшей к тому времени системы контактных зон, в которых осуществлялись и иные, в том числе торгово-экономические, взаимодействия.

Вслед за JI.E. Куббелем другой российский исследователь, Ю.М. Кобищанов отметил наличие в регионе нескольких «ветвей исламской цивилизации», отличающихся как этнорегиональными особенностями, так и уровнями ассимиляции с ближневосточной исламской цивилизаци3 ей .

В западной исламоведческой африканистике в 1990-е годы наиболее заметно проявляют себя два исследовательских центра: в первую очередь это большая группа европейских и африканских ученых, объединяющихся вокруг главного редактора французского ежегодника «Ислам и общества к югу от Сахары» Ж.-JI. Трио, и американский центр при Северо-Западном университете в Чикаго с Дж. Ханвиком в качестве одного из научных лидеров. Сохраняет высокий научный авторитет как центр африканского исламоведения Лондонская школа восточных и африканских исследований во главе с Л. Бреннером и М. Хискетом. В той же Англии продолжает активно действовать известный центр изучения ислама в Бирмингеме, а во Франции - университет в Экс-ан-Провансе, ряд парижских университетов, Школа высших исследований социальных наук и отдельные научные подразделения в Музее человека в Париже.

1 Trimingham J. S. The Influence of Islam upon Africa. P. 36-37; idem: The Phases of Islamic Expansion and Islamic Culture Zones. P. 130-140.

2 Куббель JJ.E. Арабоязычные африканские источники по истории стран Африки. С. 108.

3 Кобищанов Ю.М. Африканские цивилизации: становление и эволюция. С. 99-124.

РОССИЙСКАЯ 1 ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА I

Французские специалисты в своем ежегоднике освещают главным образом тему «марабуты и роль орденов в африканском обществе». Интересы английских и американских ученых в большей степени сосредоточены на идейно-политических и социально-экономических аспектах религиозных процессов, имеющих место в рамках традиционного ислама и мусульманских духовных орденов, нередко в историческом развитии. Политический ислам и в целом исламский фундаментализм пока находится на периферии внимания научной общественности и политического руководства большинства африканских стран. Первой и пока лучшей книгой по теме «исламский фундаментализм в Тропической Африке» остается работа, принадлежащая JI. Кабе (1974 г.)1. Кажется, политический ислам в Африке во всей его полноте и опасности для существующих социально-политических институтов и социокультурных устоев местного общества европейскими, да и африканскими учеными пока с достаточной ясностью не понят, как не осознается и то, что он представляет собой неотъемлемую часть исламской цивилизации, одно из присущих ей выражений.

Апробация работы. Основные положения и результаты данного исследования изложены соискателем в поста 80 публикациях общим объемом 90 п.л.

Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании Центра цивилизационных и региональных исследований РАН.

Авторские идеи относительно становления исламской цивилизации в Тропической Африке, которые легли в основу диссертации, получили одобрение участников многих российских и международных научных конференций. В их числе международная научная конференция, посвя

1 Kaba L. The Wahhabiya. Islamic Reform and Politics in French West Africa. Evanston: Northwestern Univ. Press, 1974. Тем не менее стремление проследить особенности фундаменталистского ислама в Тропической Африке на нынешнем этапе наблюдается. Такую попытку предприняли авторы коллективной шведско-британской монографии с характерным названием «Африканский ислам и ислам в щенная 150-летию Восточного факультета СПбГУ (4-6.IV.2006 - пленарный доклад), VII, VIII, IX и X всероссийские конференции африканистов: «Африка в меняющемся мире» (Москва, 1997), «Африка в контексте отношений Север - Юг» (Москва, 2002), «Безопасность Африки» (Москва,

2005); I, II и IV международные научные конференции «Иерархия и власть в истории цивилизаций» {Москва, 2000; Петербург, 2002; Москва,

2006); всероссийские петербургские научные Чтения памяти Д.А. Ольде-рогте (1995, 1997, 1998,1999, 2000,2001, 2003,2005); международная научная конференция в Праге (1988) «Ислам в политической и общественной жизни стран Азии и Африки»; IV и V всесоюзные совещания по проблемам современного исламоведения (Ленинград, 1989; Москва, 1991); всесоюзная научная конференция «Этноконфессиональные процессы в современном мире» (Баку, 1989); всесоюзное рабочее совещание «СССР и страны мусульманского мира» (Москва, 1990); IX Санкт-Петербургские религиоведческие чтения (2002); международная конференция по источниковедению и историографии Африки в ИСАА при МГУ (2004).

Соискатель выступил с докладом по теме представленной работы на заседании Ученого совета Института Африки РАН.

Различные аспекты исламской цивилизации в Субсахарской Африки были изложены на семинарах и коллоквиумах, проведенных Институтом Африки РАН в 1988-2005 гг.

Структура и содержание исследования. Диссертация построена по прблемно-хронологическому принципу, ее структура обусловлена тематикой и задачами исследования и соотнесена с этапами истории и развития ислама в Тропической Африке. Работа состоит из введения, шести глав, заключения, примечаний, приложения, списка источников и использованной литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Всеобщая история (соответствующего периода)», Саватеев, Анатолий Дмитриевич

Более чем тысячелетний период укоренения в субрегионе Тропи ческой Африки ислама демонстрирует возникновение и становление

различных форм взаимодействия мусульманских традиций и автохтон ных культур и верований: симбиоз, син1фетизм, синтез, другие проме жуточные гибридные формы. Во всех случаях ислам играл и продолжает

выполнять системообразующую роль в создании новой цивилизацион ной системы. Если поначалу, на первом этапе своего распространения в

субсахарской Африке, он больше приспосабливался к племенным и со циокультурным условиям, смешивался с местными религиозными обы чаями, принимая облик той этнической среды, в которой оказывался, то

уже во второй фазе, в XVI-XVII века афро-исламское взаимодействие

начинает сменяться исламо-африканским. Наряду с народными формами

ислама возникают и укрепляются мусульманские духовно-религиозные

центры, совмещающие в себе функции религиозно-культурного и идей но-политического просветительства. В этот период ислам воспринима ется как образ жизни и мировоззрение единобожия; религиозный дуа лизм и терпимость еще господствуют, но образцом поведения становит ся благочестивый приверженец священной Книги - шейх, марабут. На третьем этапе, который открылся во второй половине XVIII ве ка фульбскими религиозно-политическими движениями и продлился до

начала XX столетия, в общественной жизни все шире утверждается му сульманское право, реализуется идея создания исламского теократиче ского государства. Движение от афро-исламских и исламо-африканских

вариантов взаимодействия двух культур к универсальному исламу ста новится преобладающим. Африканские черты в этом процессе посте пенно начинают отходить на второй план, а их место занимают ислам370

ские составляющие. В зонах своего идейно-политического преобладания

ислам выступает в роли полноправного преемника универсального рели гиозно-культурного наследия. Он приобретает целостный характер, на полняясь всеми присущими исламской цивилизации элементами и все

очевиднее смыкаясь с ее общим пространством. В четвертый период (30-40-е гг. XX столетия - конец XX в.), в

Тропическую Африку проникают идеи фундаментализма; начинается

борьба за искоренение не только невежества - джахшийи, но и синкре тических форм культуры в мусульманской общине. Ислам стремится

интегрировать все сферы общественной жизни, опровергая утверждения

ряда исследователей о том, что «теологические, философские, литера турные и художественные ценности [ислама. -А.С.] не проникли в Аф рику», поскольку африканцев «...дотоле не познакомили с ними» . Рас пространение течений салафитского толка свидетельствует о всеохваты вающем проникновении и восприятии религиозно-политических, куль турных и религиозно-философских традиций ислама. Документы и сочинения африканских духовно-религиозных и по литических лидеров доколониального периода говорят о широких кон тактах мусульман южнее Сахары с центрами исламского мира и еще раз

опровергают представление об изолированности африканского ислам ского мира от мировой мусульманской общины - Уммы. Они, впервые в

российской научной литературе, отражены в представленном труде. Распространение ислама в Тропической Африке означало глубо кую трансформацию местных культур и верований. Возникшая духовно религиозная система базируется на ценностях исламской религии и

представляет собой совокупность добровольно усваиваемых воспроиз водимых и создаваемых вновь религиозно-культурных ценностей, зна ний и навыков повседневного поведения. Воспитание, образование ре371

бенка в зонах преобладания этой системы осуществляется на арабском

языке в рамках религиозных ценностей. Местные языки быстро насы щаются арабской лексикой, которая адаптируется к их лингвистическим

требованиям и одновременно грамматические особенности арабского

вносят определенные изменения в структуру африканских языков. Лите ратура, периодическая печать - чаще всего религиозного характера, с

сюжетами из текстов мусульманских авторов, в том числе африканских. Столицы, крупные города, где достаточно много европейски образован ной интеллигенции и внешне преобладает западный образ жизни, все

больще приобретают облик мусульманских городов: бросаются в глаза

мечети, большая часть которых явно воздвигнута в последние 10-20 лет,

множится число людей в мусульманских одеждах, лиц, отрешенно чи тающих Коран и т.д. Однако еще большие изменения вершатся в глуби не общества, где идет перманентное обращение к обычаям социальной

взаимопомощи, которые воспринимаются и возвеличиваются уже как

принципы общежития мусульманской общины, нормой становится ис полнение исламских религиозных, правовых, финансовых и культурных

заповедей. На их основе происходит сплачивание местной мусульман ской общины. Культурная и финансовая помощь арабских стран в соз дании религиозных образовательных учреждений способствует еще

большему укреплению позиций исламской цивилизации. В период независимости ислам все чаще выступает в роли высшей

идеи обоснования власти: нормы шариата все шире используются для

регулирования поведения граждан в быту и обществе, убежденные му сульмане занимают вьющие посты почти во всех государствах Западной

Африки, два десятка стран континента представлены в главной мусуль манской структуре - Организация исламской конференции. ' Trimmgham J.S. The Influence of Islam upon Africa. P. 3. Можно утверждать, что в Тропической Африке одновременно

представлено несколько уровней процесса исламизации: если в одном

регаоне этот процесс едва разворачивается, то в другом, можно сказать,

он практически завершен, а в третьем случае он приобретает столь не обычные формы (при том, что он неразрывно слился с африканской со циальной реальностью, создав изощренную систему верования, соци альной взаимопомощи, культурной организации, а порой и хозяйствен ной деятельности), что речь может идти о появлении независимой афри канской ветви ислама. Если до начала европейской колониальной экс пансии религия Мухаммада в целом демонстрировала щирокие возмож ности адаптации к африканским социокультурным реалиям и затем по следующего их естественного преобразования, что не требовало внут ренней перестройки самого ислама, то с появлением в Африке христиан

в исламской среде предпринимаются попытки осовременить мусульман скую общину, укрепить основы веры, в соответствии с задачами борьбы

против организованного, технически вооруженного противника. Однако

ни суданскому Махди, ни лидеру народов манде Самори Туре, ни пред водителю сомалийских племен Мухаммаду Абдаллаху Хасану не уда лось на равных противостоять европейцам. Современная попытка про тиводействовать Западу, которую предпринимают исламские фундамен талисты и которая преследует цель перестроить мир в соответствии с

канонами ранней мусульманской общины, исходит из системы духовной

детерминации, ориентированной на сохранение собственных ценностей

в прежнем виде, в соответствии с представлениями о первоначальной

исламской общине (первая половина VII в.). С другой стороны, вызовы

времени, необходимость придать импульс общественно-политическому,

экономическому и технологическому развитию очевидны и многим

мыслящим мусульманам. Однако эти веления диктуют изменение неко торых принципов самой исламской цивилизации. Основанием для сме373

ны детерминации выступает внутренняя перестройка оснований самой

исламской цивилизации в соответствии с вызовами времени, перед ли цом необходимости придать импульс общественно-политическому, эко номическому и технологическому развитию. Способны ли мусульман ские общества Тропической Африки к трансформациям, которые обес печили бы быстрый экономический рост и социальное развитие, подоб ное советскому в 20-70-е годы, японскому в 50-90-е или южно корейскому в 70-90-е годы? В рамках салафитской идеологии это, оче видно, невозможно. Пока что все усилия этой идеологии сосредоточены

на консервации и воспроизводстве «чистого» ислама времен Пророка

Мухаммада и его сподвижников, но отнюдь не на модернизации обще ства и выработке этики труда и развития, стимулирующей личный и

коллективный вклад в хозяйство, культуру, социальную сферу. По вы ражению основателя сенегальского проиранского журнала «Вал Фад жри» Сиди Ламина, «сейчас требуется не модернизировать ислам, а ско рее исламизировать современность» . Таким образом, «обновление» ис лама, «возрожденчество» в основном означает воспроизводство наибо лее консервативных принципов и содержания ислама и исламской циви лизации, изоляцию мусульманского общества от благотворного полити ческого и культурного влияния других цивилизаций. Несколько иначе выглядит ситуация с традиционным суфийским

исламом. Большое число приверженцев тарикатов позволяет орденам

быть более независимыми от правительств, тогда как в среде фундамен талистов отсутствие массовой поддержки населения заставляет их лави ровать, а порой искать поддержку у правительств. Ислам фундаменталистский и ислам тарикатов претендуют на аб солютное выражение правоверия, на этой основе между ними возникает

соперничество. Если лидеры орденов апеллируют к национальным чув Villalon LA. Islamic Society and State Power in Senegal. P. 235. ствам верующих, то «ваххабитские» улемы аргументируют свое доми нирование сугубо законами фикха, пренебрегая национальными чувст вами, В результате массовый ислам тарикатов ограничивается предела ми расселения определенных этнических групп - приверженцев данного

ордена (они могут включать территорию нескольких десятков госу дарств, как, например, Тиджанийа, Кадирийа, Шадилийа, или быть узко

локальными, как, например, орден Лайенов в Сенегале), В то же время

малочисленные приверженцы фундаментализма мыслят категориями

универсального ислама, видят свои страны неотъемлемой частью без брежной территории ислама (Дар ал-ислам). С их помощью ислам пыта ется противопоставить экспансии Запада равные по значению (но не по

глубине проработки) религиозно-культурные и социально-политические

ценности, В этой борьбе, полагают приверженцы политического ислама,

победа будет на стороне того, кто прочнее консолидирует общество,

даст ему более привлекательные и понятные больщинству идеи. Пока в этом соперничестве тарикаты далеко впереди. Однако ре форматоры, в том числе исламисты, расширяют свои ряды. И как идео логия протеста, не фундаментализм ли станет опорой обездоленных в

случае серьезных социально-экономических потрясений?

Анализ ислама и возникшей на его основе цивилизации позволяет

сделать и некоторые другие выводы, касающиеся общественных процес сов в данном регионе мира:

- во-первых, проникновение, укоренение и развитие его в Тропи ческой Африке демонстрирует углубленный исторический процесс раз вития мировой религии в условиях инокультурного, иноконфессиональ ного окружения;

- во-вторых, исследование этого процесса говорит о восприятии

модификации африканской культурной традиции, где в качестве актив ной, доминирующей силы выступает ислам, который, в свою очередь. был абсорбирован в краткий исторический период африканскими наро дами во многом благодаря отсутствию иерархии при ярко выраженных

равенстве и социально интегрирующих функциях Уммы, позволявшей

укрыться в ней от возможных потрясений политического характера;

- в-третьих, на основе этой религии происходит становление ис ламской цивилизации, которая, как ни одна другая, тесно связана с рели гиозным началом и продолжает не просто нести отпечаток, но сохранять

генетическую обусловленность;

- в-четвертых, исламская цивилизация, при всей ее разнородности

и разнообразии составляющих ее духовно-религиозных, социально политических элементов, нередко противоречащих, а порой и противо стоящих друг другу, тем не менее, представляет собой целостную сис тему мировоззрения и поведения, которая обеспечивается фундамен тальным импульсом - абсолютом, непоколебимостью божественного и

охватывает все сферы жизни человека и его отнощения с Богом, миром и

самим собой;

- в-пятых, в исламской цивилизации в большой мере снижен ин терес к аналитическому самопознанию, и еще меньше проявляется

стремление к изучению других культур, тем более к теоретическому по знанию, включая научное осмысление собственной истории и связанных

с ней общественно-политических процессов. Это обусловлено самодос таточностью мусульманской религии, для которой абсолютные истины

уже существуют, открытые пророком и изложенные в священных кни гах, и потому исследование слабостей и несовершенств в логике му сульманина лишено всякого смысла. Тем более, если признание недос татков ведет к конфликту с существующими принципами ислама. По этому доказательства сохраняющейся универсальной значимости веры и

неизменности типов, способов и механизмов ее воспроизводства по376

прежнему заменяет анализ современной общественно-политической и

экономической ситуации и места в ней исламской религии . В этой абсолютизации абсолюта, непогрешимости истины веры,

которую немыслимо сопоставлять с реальностью, заключается значи тельная часть объяснения консерватизма ислама, сковывающего его ог ромные социальнь1е возможности - потенщ1ал консолидированной об щины. Там, где мобилизующие способности сплоченной мусульманской

обищны, ее дух взаимопомощи и сострадания, взаимных симпатий пре одолевают сковывающий ее косный догматизм, как это происходит в

ордене Муридийа и аффилиированных с ним молодежных и профессио нальных структурах в Сенегале, опровергается представление об отсут ствии динамики и консерватизме африканских форм ислама в общест венно-политической и экономической областях. Перспективы укрепления исламской цивилизации в регионе оче видны. При всей ее внутренней неоднородности и противоречиях, ей

присущи интегрирующие принципы, функции и компоненты. Ислам все

более уверенно противостоит западной цивилизации, все отчетливее

осознавая свои особенности и глубинные интересы. Без участия этой

мировой религии на континенте уже не может проходить практически

ни один политический или социокультурный процесс, которым он при дает специфическую религиозную и правовую направленность. Тем самым подтверждается фундаментальный вывод: эволюция

современного африканского общества, особенно соприкоснувшегося с

исламом, в целом не воспроизводит западную модель цивилизационного

и экономического развития, не является повторением развития капита лизма по западному образцу. Более того, он существенно сдерживает

влияние процессов глобализации на континенте. В теоретическом смыс ' Grmebaum G.E. von. Modem Islam: The Search for Cultural Identity. Berkeley-Los Angeles, 1964. P.40-41;idem: Islam Essays in the Nature and Growth of a Cultural Tradition. L., 1964.P. 1. ле данное заключение позволяет судить о недостаточности формацион ного подхода и концепции зависимого пути развития для понимания

особенностей эволюции субконтинента. Адекватное осознание характе ра социокультурной и политической системы, складывающейся в Тро пической Африке, невозможно без представления о ее принадлежности

к исламской цивилизации, об обусловленности происходящих здесь

процессов взаимодействием исламской и христианской цивилизаций,

африканских традиционных культур. При этом необходимо понимать, что исламская цивилизация явно

стремится к расширению сферы своей деятельности, что религиозная

составляющая в жизни исламизированных стран расширяется и рассчи тывать на секуляризацию ислама можно только с большой долей услов ности. Исламская цивилизационная система будет оказывать все более

значительное воздействие на общественно-политическую практику аф риканских государств и общества, что комплексное, системное влияние

ислама на исторический процесс будет только углубляться. При этом

будет возрастать роль мусульманских духовно-религиозных лиц и воз главляемых ими общин во всех областях жизни африканских стран,

включая международные отношения, которые уже сейчас строятся под

определенным влиянием принципов ислама. Научная новизна диссертации обусловливается и оценкой ислам ской цивилизационной системы в исследуемом регионе как равнознач ной западной по степени воздействия (а в ряде элементов - и превосхо дящих ее). Диссертация, во-первых, в значительной мере корректирует сло жившееся представление об исламской цивилизации как о наиболее кон сервативной цивилизационной системе. Во-вторых, она показывает, что

порождаемая в результате взаимодействия с африканскими культурами

как типом цивилизации' «малая традиция» может в ряде случаев приоб ретать автономию и жизнедеятельность, не порывая в то же время с

«большой традицией» - ближневосточным исламом. Адаптационные

возможности африканской исламской цивилизации обеспечивают ей

выживание даже при контактах с обладающей значительно более мощ ными информационными ресурсами западной цивилизацие

' Следзевский КВ. «Космос жизни». Африканские культуры как цивилизационный тип // Африкан ская цивилизация в глобализирующемся мире / По материалам конференции. Т. 1. М.: ИМЭМО РАН,

2006. 6-44.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Саватеев, Анатолий Дмитриевич, 2006 год

1. Lewis В. Islam and the West. N. Y. Oxf., 1993. P. 193.

2. См.: Arcin A. La Guin& Francaise. P., 1907; idem: Histoire de Guin^e Francaise. P., 1911; Tauxier L. Moeurs et histoire des Peuls. P., 1937; Козлвв С.Я. Фульбе Фута-Джаллона. Очерки этнической, политической и социальной истории. М., 1976. С. 57,59-78.

3. См. Willis J.R. The Writings of al-Hady Umar al-Futi and Shaykh Mukhtar b. Wadi at Allah: Literary Themes, Sources and Influences // Studies in West African Islamic History. Vol. I. The Cultivators of Islam. L., 1979. P. 177-192.

4. Tanbihu'l Ikhwan. // Journal of the African Society. L., 1914. Vol. XIV, N 53. P. 53-54.3 Ibid. P. 53.

5. Hiskett M. Kitab al-Farq: a Work on the Habe Kingdom, attributed to 'Uthman dan Fodio. P.567.

6. Hasan Y.F. The Arabs and the Sudan. Edinburgh, 1967. P. 22-24.

7. Quinn Ch. A. Maba Diakhou and the Gambian Jihad, 1850-1890 // Studies in West African Islamic History. Vol. I. P. 233.

8. Willis J.R.Jihad ft Sabil Allah Its Doctrinal Basis in Islam and Some Aspects of its Evolution in Nineteenth Century West Africa // Journal of African History. 1967. Vol. VIII, N 3. P. 400.

9. Hrbek I. Early Period of Mahmadu Lamin's Activities. P. 213.

10. Тримингэм Дж.С. Суфийские ордены в исламе. С. 93.

11. См.: Sakah Saidu Mahmud. Nigeria // African Studies Review. 2004. Vol. 47, N 2. P. 84,94.

12. Пульс планеты. 22. 12.2000. Лист АФ-11.

13. Пульс планеты. 14.11.2001. Лист Аф-6.

14. Там же. 27.11.2000. Лист Аф-8.

15. Пульс планеты. 30.06.2000. Лист Аф-4.

16. Пульс планеты. 16.09.1999.

17. В российской печати см., например: Макаров O.JI. Усама бен Ладен // Восток. 2001, № 1. С. 123-129; Поляков А. Кения как стержень антитеррористической операции в Африке // Компас. 2002, № 2-3. С. 120-124.

18. Ерасов Б.С. Цивилизации. Универсалии и самобытность. M., 2002. С. 245.

19. Sorokin P.A. Sociological Theories of Today. N.Y-L. 1966. P. 380.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.