Исторические этапы происхождения морали тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 09.00.05, кандидат философских наук Мехед, Т.Г.

  • Мехед, Т.Г.
  • кандидат философских науккандидат философских наук
  • 1984, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ09.00.05
  • Количество страниц 190
Мехед, Т.Г.. Исторические этапы происхождения морали: дис. кандидат философских наук: 09.00.05 - Этика. Москва. 1984. 190 с.

Оглавление диссертации кандидат философских наук Мехед, Т.Г.

Введение . 3 - II

Часть I. Генезис морали как философская проблема. 12

Часть П. Раннеродовое общество и господство монообычая. 72

Часть Ш. Прамораль позднеродового общества и эпохи класс©образования . 115

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Этика», 09.00.05 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Исторические этапы происхождения морали»

Закономерно обостряющееся на современном этапе идеологическое противостояние марксистско-ленинской и буржуазной философских систем характеризуется дальнейшим нарастанием непримиримости, ожесточенности дискуссий, особенно по тем обсуждаемым вопросам, которые имеют принципиальный мировоззренческий характер, влияют на умы и сознание людей. В указанных обстоятельствах "критика антикоммунизма, буржуазных и ревизионистских концепций общественного развития, разоблачение фальсификаторов марксизма-ленинизма.""'* требует от общественных наук усилить борьбу с идейными противниками именно по тем теоретическим проблемам и концептуальным вопросам, на недостаточной разработанности которых спекулирует буржуазная философская мысль.

Одной из фундаментальных теоретических проблем, обсуждение которой научной общественностью получило в последнее время новый импульс, является цроблема генезиса морали. Подлинно научное, опирающееся на новейшие данные, решение этой проблемы, помимо ее высокой теоретической значимости для этики и ряда сопредельных наук, имеет и непосредственное значение для формирования коммунистического мировоззрения советских людей. Успешному решению этой сложной задачи в какой-то мере поможет и теоретическая реконструкция исторического становления морали. Диалектико-материалисти-ческое решение данной проблемы внесет весомый вклад в теоретический багаж атеистической пропаганды, выступая, тем самым, немаловажным фактором в деле преодоления религиозных предрассудков и, шире, формировании нового человека. Таким образом, актуальность темы диссертации в немалой степени обуславливается потребностямиI Материалы ХХУ1 съезда КПСС. М., Политиздат, 1981, с.146.идеологической борьбы, в которой исследование генезиса морали приобретает особую значимость в силу определившейся традиции в рамках буржуазной философии рассматривать проблему происхождения морали преимущественно в понятиях биологизаторских течений или философско-антропологических направлений теологического толка.

Актуальность философского анализа генезиса морали обусловлена и все возрастающей ролью, которую играет мораль в жизни общества: природа же морали раскрывается в изучении истории ее становления. Гегель справедливо полагал, что целое - это весь процесс развития, его история, а результат - только конечная точка этого процесса. Поэтому исследование сути явления - морали - невозможно ограничить лишь результатом длительного процесса становления морали и сосредоточить весь познавательный интерес только на развитой, "ставшей" форме., Проблема генезиса морали можетIбыть названа одной из основных для этических исследований, стоя- |Iщей в одном ряду с проблемами выяснения сущности и специфики морали. В то же время решение данной проблемы актуально не только для этики, философии, но и для этнографии, антропологии, палео-психологии. При всей теоретической важности и актуальности данной проблемы для этики, раскрытие механизма генезиса морали не I может осуществляться лишь этическими средствами, но требует привлечения целого комплекса философских, исторических, психологических наук, а также культурологии и традидаеведения.^ В последние годы в этих науках были получены новые данные, возникли новые подходы и концепции. В результате раскопок в Восточной Африке /Летолиль, Одцовайское ущелье, Хадар/ были существенно уточнены хронологические рамки появления первых гоминидов, а также был обнаружен фундаментальный факт существования значительного хронологического сдвига (около одного миллиона лет)между возникновением первых гоминидов и переходом их к начальной трудовой деятельности. Данное обстоятельство требует уточнить как масштабы, так и роль труда в антропосоциогенезе, формировании социальной регуляции, и, следовательно, в генезисе морали.

Проблема генезиса морали имманентно связана с проблемой происхождения религии. Теологическая мысль на протяжении веков пытается обосновать извечность религии, ссылаясь для доказательства этого положения на тот якобы бесспорный факт, что именноIрелигия является основой происхождения нравственности, источником цивилизации, гуманизма и нравственного прогресса. В.свою очередь, в ряде работ философов-марксистов стремление отвести I от нравственности "подозрение" в производном от религии проис-I хождении приводит к запальчивому отстаиванию противоположного утверждения: нравственность возникает раньше, прежде религии. Дем самым подразумевается уже доказанным тезис о независимости моральных представлений и их несводимости к религиозным верованиям/. Поэтому начало нравственности по принципиальным мировоззренческим соображениям связывают с самой нижней границей, отделяющей человечество от животного мира, когда религии, действительно, не было. Это, однако, противоречит имеющимся в настоящее время научным результатам. Данные палеопсихологии, палео-неврологии убедительно свидетельствуют: на заре антропосоциоге-неза не было соответствующих предпосылок ни для религии, ни для морали. Следовательно, актуальным представляется поиск и исследование начальных этапов формирования социальной регуляции, а также возможность идентификации и соотнесения ее с известными науке формами: моралью, правом, обычаем.

Актуальность темы диссертации определяется также состоялием исследования проблемы в марксистско-ленинской этике.

В настоящее время в рамках советской философской науки одновременно сосуществуют несколько различных концепций происхождения морали. Причем некоторые из них в силу определенных методологических просчетов, допущенных теоретических и фактических неточностей "представляются тупиковыми ветвями в развитии проблемы генезиса морали и не могут служить основанием для построения общетеоретической, обладающей принципиальной полнотой относительно новейших научных фактов, концепции генезиса морали.

А.Ф.Шишкин, В.Ф.Зыбковец, Д.Ж.Валеев в содержательном анализе "нравов" родового строя опирались на представление о нравственности как совокупности простых правил, норм поведения людей, регулирующих их отношения друг к другу, классу, государству и т.д. Эти авторы относят происхождение морали к эпохе первобытного человеческого стада. В силу этого формирующиеся люди (ол-довайский человек, питекантроп, синантроп, неандерталец) рассматриваются как уже обладающие нравственной регуляцией, ".если олдовайский человек был представителем формирующегося человечества, то правомерно было бы, на наш взгляд связывать начальный этап нравственности с этим периодом"''". Так генезис морали лишается своей собственной логики и специфики, растворяется в происхождении человеческого общества вообще. Представляется, что данная концепция генезиса морали после появления в 70-80-е годы ряда фундаментальных работ, в которых весторонне были исследованы сущность и специфика нравственности, уже преодолена советской этической мыслью.

В самом начале 70-х годов была выдвинута "эволюционно-гене-тическая" концепция генезиса морали. В.Эфроимсон, Б.Астауров,I Д.Ж.Валеев. Происхождение морали. Саратов, 1981, с.85.

Т.Тошишна сходятся во мнении, что непосредственной предпосылкой морали была био-наследственная основа. Мораль при этом сводится к некоей совокупности чувств альтрузима, набору элементарных, эмоционально окрашенных норм поведения. Для эволюционно-генети-ческой концепции характерно перенесение понятий, заимствованных из этологии, в область социологии. Данная концепция неоднократно подвергалась критике в марксистской философской литературе и не может считаться плодотворной из-за методологических упущений.

Теоретически состоятельной и методологически зрелой является концепция генезиса морали, которая главным условием становления морали полагает возникновение противоречия личности и общества и относит его к исторической эпохе родового общества"^. Эта концепция обладает рядом неоспоримых преимуществ: происхождение морали увязано с данным противоречием таким образом, что само формирование нравственности выступает как самодвижение, саморазвитие. Кроме того, в ней выделены этапы становления личности -от почти полной слитности с окружающей средой - до осознания человеком своей индивидуальности. А.А.Гусейнов, О.Г.Дробницкий обоснованно считали, что генезис морали не совпадает с происхождением человеческого общества, а относится к эпохе разложения родо-племенного общества, оформления критического отношения к сущему - обычным нормам поведения^. Кандидатская диссертация А.А.Гусейнова явилась одной из первых работ, в которых сделана попытка разделить между собой генезис морали и генезис собственно человеческого общества.

Несмотря на значительные успехи советской этической наутси в теоретическом моделировании отдельных сторон и этапов процесса1 А.А.Гусейнов. Условия происхолщения нравственности. - Диссертация на соискание ученой степени кандидата филос.наук,М.,1964.

2 О.Г.Дробницкий. Понятие морали. М., 1974, с.88.генезиса морали, достигнутые в последние 10-15 лет, целостной, т.е. замкнутой относительно исходных посылок и результирующих выводов, теории происхождения морали еще нет. Поэтому, на наш взгляд, плодотворным вкладом в развитие этической теории явилось бы создание общетеоретической концепции генезиса морали в виде целостной системы, раскрывающей механизм поэтапного формирования морали. Основная цель работы видится автору в попытке синтезиро-I вать различные аспекты современных научных представлений о диалектическом механизме происхождения нравственности в целостной концепции генезиса морали. При этом ставится двуединая задача воспроизвести, опираясь на современный научный материал, как "объективную" диалектику исторического движения морального фено-) мена в момент его зарождения, так и "субъективную" диалектику развертывания проблемы происхождения морали в исторических типах философско-этических систем прошлого и настоящего. Основная цель работы конкретизируется в следующих задачах:1. Критический анализ методологических основ и содержания концепций генезиса морали в истории этической мысли.

2. Определение протосоциальной регуляции в первобытном человеческом стаде и его дальнейшем движении к родо-племенному обществу через соотношение инстинктивного и нарастающего социального.

3. Рассмотрение характера и особенностей социальной регуляции в родо-племенном обществе как "пограничной" ситуации перехода моралевидных элементов регуляции в моральные.

4. Исследование конкретно-исторического механизма поэтапного превращения синкретической социальной регуляции в нравственную, определение движущих причин и конкретных форм подобного превращения.

5. Установление хронологических рамок, в пределах которых феномен морали окончательно приобретает самостоятельное значение, нравственная регуляция выделяется из архаической обычной.

Новизна научного исследования определяется прежде всего методологическим подходом автора к проблеме генезиса морали, стремлением вскрыть объективные закономерности зарождения, развития и самодвижения феномена морали.

Автором предпринята первая в советской этической литературе попытка цроследить логику развития различных методологических подходов к проблеме генезиса морали, существовавших в истории этики. Эта логика, включенная в определенные теоретические схемы и концепции, позволяет преодолеть методологическую ограниченность и несостоятельность домарксистской философии.

Исходя из очевидного для современной этической науки факта нетождественности, несводимости социальной регуляции лишь к нравственной /как различных по содержанию, качеству и времени появления сфер социальной организации/ автором выдвигается задача найти предпосылки становления нравственности, естественно дополняющие представление о ведущей и единственной роли трудовой деятельности в генезисе морали.

Новым является определение автором специфики регуляции в праобщине /первобытное человеческое стадо/ как социально-инстинктивной, что позволяет снять вопрос о происхождении нравственности на заре человеческого общества и лишает смысла поиски праморальных элементов на этапе первобытного человеческого стада. Таким образом, автором определяется начальная веха длительного периода становления морали, которая совпадает с периодом перехода к родоплеменному обществу и синкретической социальной регуляции.

Рассматривая родоплеменной строй как "колыбель" генезиса морали, автор выделяет в рамках родового строя ряд этапов, переходных ступеней - от полного господства синкретической социальной регуляции - монообычая - до периода его функционального бессилия, нарастающего распада и окончательного краха. Это позволяет на одном из этапов движения архаической социальной регуляции зафиксировать первоначальное праморальное образование. Именно с этого момента истории начинается собственно генезис морали. Автором отмечается уникальность социальной регуляции родового общества, ибо по форме она традиционна, по содержанию сишфетична, а по объему совпадает с первобытной культурой.

Новой является попытка автора конкретизировать гипотетический механизм генетической трансформации синкретической социальной регуляции - монообычая - в мораль, право, обычай через историческую демонстрацию постепенного нарушения синкретности, вызванного необратимым нарастанием вариативности поведения членов родового общества в рамках изначально недифференцированных норм монообычая, что и привело, наконец, к расщеплению некогда единого социорегулятивного комплекса.

В диссертации предпринята попытка рассмотрения социальной базы и социальных условий становления первого в истории человечества типа личности, которые связываются с нарастанием кризисных моментов в позднеродовом обществе. Появление личности на сцене истории происходит на этапе военной демократии, замыкающего собой историю родо-племенного общества и непосредственно предшествующего классовому обществу. Формирование личности рассматривается параллельно с процессом вычленения индивидуального сознания, становлением свободы поступка, которая приходит на смену прогрессирущей вариативности поведения в рамках мононормати-ки и зарождением /первоначально в сишфетной форме/ нравственного идеала, первичных представлений о морально должном. Анализируются также характерные черты первоначального типа личности.- II Наконец, сравнительно новыми являются как определение хронологического момента окончания генезиса морали, так и предложенный критерий окончательного становления феномена морали, перехода праморали в мораль, начала длительного этапа развития моральной регуляции на собственной основе.- 12 -Часть первая ГЕНЕЗИС МОРАЛИ КАК ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМАМарксистская этика - молодая наука. С самого своего возникновения, со времени выделения из общей системы диалектико-мате-риалиотической философии, она обратилась не только к решению теоретических проблем, но и к истории предшествующей этической мысли. Изучение истории этических систем прошлого и настоящего может обладать большой эвристической ценностью, однако, лишь в том случае, когда оно выходит за рамки описательно-эмпирического подхода, еще бытующего в современных исторических работах. Эмпи-рико-описательный подход является необходимым методом познания вообще, в том числе и в области истории этики, но это - лишь начальный этап исторического исследования. На современном этапе развития этического знания пришла пора обратить внимание не просто на историю этики, а на теорию истории этики, создать философию истории этики. Тем более, что в общей истории философии такая тенденция уже проявилась. "Б настоящее время все заметнее проявляется переход от преимущественно описательной стадии историко-философской науки к аналитическому выявлению логики развития философской мысли"^.

Марксистская этика имеет дело с таким явлением как мораль, собственно, это и есть ее предмет. Но из истории философии, истории этики явствует, что последняя далеко не всегда была наукой только о морали, но зачастую вторгалась в область исследования других наук. Вычленение этического, морального поля исследования в истории философии обусловлено объективным процессом развития самого феномена морали, т.к. "нравственность как специфический способ общественной регуляции вццеляется и развивается историчес- jI П.Н.Федосеев. Коммунизм и философия. М., 1971, с.118-119.ки, а не есть нечто данное с самого начала существования человеческого общества""*". Предает этики не является неизменным абсолютом, т.е. существует не как жесткая схема, а представляет собой живой, изменяющийся процесс. Но предмет этики не только процесс, т.к. включает в себя и элемент статичности - временно функционирующие, относительно замкнутые моральные системы. Таким образом, предмет этики - это единство, синтез динамического и статическо-Т го. Движение этих систем, перетекание, трансформация во многом j обусловливают трудность историко-этических исследований.

Существуют проблемы, которые переходят из века в век, само наличие коих конституирует этику как философскую дисциплину. В. этом находит свое "теоретическое" осмысление статический элемент предмета этики. Но эти "вечные" проблемы принимают зачастую разное "обличье", обусловленное конкретной исторической эпохой, политической ситуацией. Обращаясь к прошлому этики мы ] должны выделять, специфизировать те проблемы, которые, возник- •\нув в глубине столетий, имеют немаловажное значение в науке се- \ годняшнего дня. Постановка той или иной проблемы на современном этапе развития научного знания практически невозможна без выяснения исторической диалектики, "биографии" данной проблемы. Очевидно, что современная проблема, ее сущность, границы, характер качественно отличаются от ее начальной формы. "Философские проб- !лемы не даны одновременно в любую эпоху: они формируются, разви- jiваются, преобразуются в ходе развития общества, философии, науки"2.

Целью историко-этического анализа должна быть не только реконструкция этической системы того или иного мыслителя, но и1 О.Г.Дробницкий. Понятие морали. М., 1974, с.15.

2 Т.И.Ойзерман. Проблемы историко-философской науки. М., 1982, с.182.сквозная история этических проблем. Только таким образом может быть достигнуто единство статического и динамического, свойственных как предмету этики, так и самой этике.

Историческое формирование проблемы генезиса морали - сложный диалектический процесс, включающий в себя ряд конкретно-исторических этапов: возникновение в рамках более широкой проблематики, становление, достижение развитой формы, возможная трансформация в иную проблемную сферу. Такой подход позволит избежать определенной примитивизации, т.е. не рассматривать "под крышей" исследования генезиса морали совершенно иные вопросы, избежать модернизации, и, напротив, позволит выделить специфику современного этапа в развитии проблемы генезиса морали. "Ключом" для "вычитывания" данной проблемы из целостного контекста этико-философских учений прошлого является выяснение того, как понимался предмет этики в истории этики, т.е. что подвергалось генетическому анализу.

В первой части диссертационного исследования мы попытаемся воссоздать проблему генезиса морали в ее движении, развитии, выяснить ее структуру и контуры, соответствующие той или иной конкретной эпохе, мыслителю, выявить специфику решения данной проблемы на современном этапе этических исследований.

Перейдем к рассмотрению непосредственных этапов формирования проблемы генезисам морали.

Первые попытки ответить на вопрос о происхождении морали были предприняты, по мнению Д.Ж.Валеева, в доклассовую эпоху, ".в мифах и народном эпосе общественное сознание, не выработавшее еще понятия нравственности и заменявшее его словами "нрав", "обычай" или сводившее его к отдельным моральным понятиям /добро и зло/ двояко отвечало на вопрос о происхождении нравственности: или выводило из религиозных представлений, илиже давало естественное объяснение ее происхождению"*. Огромнаяроль в глифах отводится деятельности культурных героев: "Хванунрнаучил людей правилам морали" /подчеркнуто мною - Т.М./. Опираясь на данные, содержащиеся в блестящей работе А.М.Золотарева "Родовой строй и первобытная мифология", уточним, каким именно "правилам морали" учили людей культурные герои, и можно ли вообще говорить о существовании моральных представлений, равно как и об их генезисе в первобытно-общинную эпоху. При ближайшем рассмотрении выясняется, что это - правила дуально-родовой организации, поклонения тотему, изготовления орудий труда, правила ведения военных действий, ряд санитарно-гигиенических норм, в том' Ячисле правила и законы социального поведения.

Нам представляется, что применительно к столь далеким временам было бы уместнее говорить об универсальных "правилах жизни", а не о правилах морали. Коллективное сознание доклассовой эпохи было по существу синкретическим, т.е. "мораль" того времени была слита, вписана в архаический обычай, не имела своей собственной основы развития, что отразилось в отсутствии понятия нравственности и представлений о нравственности. Если же эти правила жизни и называются современными исследователями моралью, то это лишь означает, что в объем понятия нравственности включается ими очень широкий спектр явлений - солнце, море, животные, растения. Подобное расширение понятия с неизбежностью ведет за собой обеднение содержания морали, сведение ее лишь к технологическим, санитарным регламентам.

В скрытой форме в мифах, легендах содержались попытки объяснить источник "правил жизни", т.е. архаического синкретическо1 Д.Ж.Валеев. Происхождение морали, с.14. |2 Д.Ж.Валеев. Там же, с.13.

3 А.М.Золотарев. Родовой строй и первобытная мифология. М., 1964, с.126.го обычая. Этот источник усматривался в жизнедеятельности культурных героев.

Миф сохраняет свою роль важного гносеологического инструмента и в эпоху античности, ".постановка проблемы происхождения нравственности в рабовладельческом обществе так или иначе была связана с религиозно-мифологическими и наивно-материалистическими представлениями"*. При этом Сократ, Платон, Аристотельотносятся к представителям идеи смыкания "божественного происрхождения нравственности с идеалистическими представлениями" а Демокрит, Лукреции Карр - к наивно-материалистическому направлению.

Обратимся к анализу понимания древними "проблемы происхождения морали". Для обозначения околонравственной сферы употреблялись следующие понятия: mores, mcs^ та'at. Все они описывали примерно один и тот же круг явлений и обладали весьма многозначным смыслом: порядок, закономерность, обычай, житейские правила успеха, каноническая истина, даже правила грамматики. Как мы видим, ".специфически нравственный оттенок еще не отделяется от тех параллельных значений, которые имеют в виду психику индивида, или общепринятое поведение". В то же время науки, занимающейся моральными и только моральными феноменами, понятия, отразившего лишь нравственную сферу жизни древнегреческого общества, не было, но уже существовало "учение о бытии" /античная натурфилософия/, включавшее в себя элементы общего представления одолжном, правильном поведении. В свою очередь, понятия, которыеjлишь в далеком будущем стали отражать именно нравственные феномены, в эпоху античности включали в себя целый ряд характеристик,1 Д.Ж.Валеев. Происхождение морали, с.14.

2 Там же.

3 О.Г.Дробницкий. Понятие морали, с.18.- 17 не имеющих почти ничего общего с нравственными. [Для ршнеантичного мировоззрения характерен синкретизм в понимании блага, добродетели, справедливости.,Так ".добродетель трактуется весьма расширительно, неспецифически - как организация внешней и внутренней жизни человека, включая не только все собственно общественные и духовные функции человека, но и телесно-биологические, психо-физиологические отправления организма"*. Для обозначения справедливости, например, было два близких понятия - "арете" и "дике". Но и эти понятия не обладали специфически нравственными значениями: "арете", кроме справедливости, обозначало также ум, богатство, родовитость. Словом "дике", помимо перечисленных значений, обозначали еще традиНдю, закон, ритуал, правила жизни. Область "нравов, справедливости и добродетели еще не осознается. как специфически общественная, уникально челоовеческая сфера". Чаще всего эта область рассматривалась как проекция космического порядка. Например, Эмпедокл воссоздавая строение мироздания, кроме воды, воздуха, огня и земли, ассоциируемых им с богами греческой мифологии, называет также две антагонистические силы - ЛюбвЬь и Вражду. Для Эмпедокла и та, и другая силы - космического происхождения. "Любовь - космическая при"3чина единства и добра. Ненависть - причина множества и зла.

Соответственно, проблемы генезиса морали не существовало, во-первых, как проблемы /не было специальной науки, в рамках которой эмпирические вопросы могли приобрести статус проблемы/, во-вторых, как проблемы происхождения морали / не была очерчена не только специфическая область нравственности, но и область социального, противостоящая естественному, природному/. Рассматривал1 О.Г.Дробницкий. Понятие морали, с.26.

2 Там же, с.25.

3 А.Н.Чанышев. Курс лекций по древней философии, М., 1981, с.167.ся же вопрос об источнике и природе вещей:/космоса, социальногоустройства, обычаев, ремесел и т.д., поставленный в рамках общего натурфилософского учения о бытии.

Логос у Гераклита Эфесского "в одинаковой степени есть. божественное существо и мировое целое; мировой закон и мировое тело, т.е. огонь; идеальная форма и физическая стихия, вселенский разум и субъективно-человеческий критерий истины". Диалек1 Цитирую по:А.С.Богомолов. Диалектический логос: становление античной диалектики. М., 1982, с.32.

2 А.С.Богомолов. Диалектический логос., с.53.

3 А.Ф.Лосев. История античной эстетики /ранняя классика/. М., 1963, с.367.тическое мышление Гераклита - важнейший момент, узловой пункт в "досократической" философии, проложивший путь создателю материалистической "линии" в философии - Демокриту.

Д.Ж.Валеев, рассматривая взгляды Демокрита, Эпикура, Лукреция Карра, утверждает, что именно с этими именами связана в античном мировоззрении материалистическая по сути концепция происхождения морали, имеющая "договорный" характер, при этом он ссылается на следующий отрывок:Общего блага. не были и в сношеньях взаимных Были обычаи им и законы совсем неизвестны. Правда, достигнуть нельзя было всюду согласья,Но, все же, Добрая часть людей договоры блюла нерушимо, Иначе весь человеческий род уже тогда бы пресекся И не могли бы досель поколения его размножаться"*. Откуда следует, что Демокрит говорит здесь именно о генезисе морали, а не о генезисе обычая и закона?стоятельном историческом развитии человечества от животного состояния до культурного, цивилизованного. Именно благодаря тяжелой нужде и лишениям люди, используя свою наблюдательность, сами создали ремесла, науки, искусства. "Путем подражания мы научились от паука ткачеству и штопке, от ласточки -„постройке домов, от певчих птиц - лебедя и соловья - пению"2.Законы и обычаи также созданы'людьми - боги тут ни при ч В воле людей изчай", "закон" Демокрит подразумевал и некоторые нравственные фе- автор уникального для античности учения о самоменить или обойти эти установления. Конечно, словами "обы1 Демокрит в его фрагментах и свидетельствах древности. Редакция Г.К.Баммеля. М., 1935, с.137.

2 С.Я.Лурье. Демокрит. Л., 1970, с.559.- 20 номены, но - не отделял их от обычая и закона.^\ Обычай, закон, нравы имеют, таким образом, единый источник и причину существования - договор людей^Можно предположить, что великий материалист античности рассматривал синкретическое единство форм социальной регуляции и придерживался представления о договорном характере источника существования целостного феномена социальной регуляции, не специфизируя при этом сферу нравственности.

Главное, что представляет для нас интерес в философии Сократа, так это теоретическое отражение реально происходящего процесса разграничения сфер социальной регуляции. Дяя Сократа добродетель - знание - уже не сводится к обычаю, закону. Наоборот, добродетель критически противостоит обычаю, осмысливает его и зачастую выносит свой приговор. Так же как и софисты, Сократ с помощью своей иронической диалектики подверг традиционное, мифологическое по сути мировоззрение и архаически-обычное поведение сограждан сомнению, во многих случаях даже осмеянию. Он разрушал старое, но объективно еще не мог создать новое - "сформулировать определения высших нравственных ценностей, которые отвечали бы законам полисной жизни, возведя их во всеобщность."^.

1 О.Г.Дробницкий. Понятие морали, с.27.

2 Ф.Иодль. История этики в новой философии. В 2-х тт. М., 18961898, т.1, с.15.

3 Цитирую по: А.С.Богомолов. Диалектический логос, с.217.

4 Там же, с.220.

Интеллектуальный антропологизм Сократа оказался во многих отношениях опережающим отражением реального состояния социальной жизни полисного государства, отражением реального процесса разделения целостной сферы социальной регуляции, процесса дифференциации форм общественного сознания.

Сократ был казнен. "Суть конфликта сводилась к тому, что старое право и прежние традиционные нравы /область синкретической социальной регуляции - Т.М./ уже претерпевали процесс объективного разрушения и сохраняли лишь видимость постоянства и устойчивости и имя "незыблемых", "естественных" или "божественных". В этих условиях каждое прикосновение к ним критической мысли было чревато катастрофой."*. Этот момент был отмечен еще Гегелем, который рассматривал философию Сократа как непосредственный переход нравственности /старой обычной регуляции/ в мораль, и считал,что происходит "отказ от общественных нравов и воцарение мора-рли". Однако эта "замена" не могла свершиться столь быстро. Сократ - лишь символ начала эпохи объективного разрушения традиционной регуляции, имевшей место в Греции У в. до н.э. Сократ -герой платоновских диалогов - пожелал подчиниться существовавшим законам и обычаям. Он принимает их первенство перед добродетелью, но такое повиновение оказывается хуже открытого бунта, поскольку выявило их недобродетельность, несправедливость, неправедность.\jC0KpaT был первым философом, обратившимся уже к той ) социальной сфере, которая лишь впоследствии будет называться | нравственной, и в этом смысле Сократ стоял у колыбели европей- ^ской этики. С другой стороны, Сократ был еще прежде всего мудре-лцом, сводившим нравственность к знанию. \ Это нашло отражение в1 А.С.Богомолов. Диалектический логос, с.220.

2 Гегель Г.В.Ф. Соч. T.I-XI7, М., 1929-1950, т.10, с.55.жизни самого мыслителя, которая может быть названа историко-философским документом той эпохи. В рамках философской мудрости поставить проблему генезиса морали было невозможно, хотя именно у Сократа намечаются определенные подходы к ней. Вся философия Сократа представляется как напряженный, импульсивный поиск общего понятия, главным образом понятия, объединившего всю сферу нравственности.

Сократ не смог теоретически выделить сферу морали, дать достоверное понятие морали, а не всей совокупности сфер прекрасного, истинного, справедливого, следовательно, проблема генезиса морали имеет форму поиска общего источника существования для добродетели, прекрасного, истинного.\Сократовскую мудрость воспринял его почитатель и ученик -Платон. Именно он "создал нечто новое и уникальное - первую форму идеалистической диалектики"*. Главная ось платоновских сочинений - это соотношение общего и отдельного. Общее выражалось в идее - предельно общем понятии и являлось своеобразным законом для возникновения и рассмотрения отдельного, единичного.(11латон\пытался вычленить из синкретизма представлений о добродетели,опиравшегося на простое перечисление свойств и качеств, понятие ^ добродетели, рассмотреть добродетель вообще. Но выявить специфику^ именно добродетели Платону не удалось. Общие идеи добродетели,красоты, истины и справедливости сливаются воедино, образуя выс- /справедливое возникают в реальном мире постольку, поскольку отдельные вещи, явления способны отразить свет Первоединого /онтологический аспект/. В психологическом отношении появление добродетели в душе отдельного индивида является воспоминанием о прекV.шее понятие платонизма.\ Добродетель-прекрасноеI А.С.Богомолов. Диалектический логос, с.250расном мире идей, ".стремление к добру также не является впервые в этом мире и не проникает в нее извне, а душа уже приносит с собой в этот мир внутреннее, хотя помутненное и смутное предчувствие и созерцание идеи добра как нечто унаследованное, нуждающееся только в пробуждении и очищении"*. Познание Первоеди-ного есть не что иное, как очищение, пробуждение воспоминаний души. В признании ведущей рож знания Платон - достойный ученик Сократа.\Этические взгляды Платона взаимосвязаны, переплетены с поли-тическими^уТосударство подобно человеку, а человек - государству, справедливость в человеке и государстве одинакова. Платон разделяет между собой социальную сферу бытия и естественную, природную, однако, это уже не является специфической заслугой мыслителя. В содержательном плане он делает шаг назад, в досократов-скую этику, т.к. "на первом месте у него ни в коей мере не индивид, а только община.

Рассматривая социально-этические взгляды Платона, мы обнаруживаем, что^его идеальное государство беспощадно исключает и подавляет любое проявление индивидуальности.1^ Это говорит о том, что платоновская утопия, его представления о лучшем устройстве государства ориентированы назад, к умирающему, агонизирующему общинно-родовому строю. Это не противоречит данным исторической науки, которые свидетельствуют о наличии целого ряда остатков и пережитков родового строя в эпоху античности. Для выражения своих реставрационных взглядов Платон не мог выбрать иную форму кроме мифологической: "своей идее, которая строит у него весь1 Иодль. История этики, т.1, с.18.

2 А.Н.Чанышев. Курс лекций по древней философии, с.269.

3 А.Ф.Лосев. Платоновский объективный идеализм и его трагическаясудьба. - В кн.: Платон и его эпоха. М., 1979, с.30.космос, он дал название "отца и демиурга", т.е. "мастера", а материю, которая воспринимает у него творческую идею этого "отца" и "мастера", он назвал "кормилицей" и "восприемницей" идей"*.

Социально-политические взгляды Платона полностью подчиняют себе элементы этического знания, носящего преимущественно нормативный характер. Это выразилось в рассмотрении им добродетели во-первых, как принадлежности того или иного сословия, во-вторых, как предписания ложного поведения в виде единственно возможного. В этом отношении его представления о добродетели полностью соответствуют жестко регламентированному поведению с ориентацией на архаический обычай. Право, мораль, обычай в платонизме не дифференцированы. Платон создал формально-логические предпосылки для появления общего представления о нравственности, а тем самым и об источнике ее происхождения.(^Аристотель был первым в истории античной мысли философом, ( творчески синтезировавшим сократовский интерес к индивиду и пла-! тоновские диалектические "опыты". Разграничение сферы социально-,1 го и природного бытия нашло свое теоретическое отражение в разделении "первой философии" и "второй философии'Ч^/В данном исследовании мы обращаемся не ко всей философии Стагирита, а лишь к той ее части, которая связана с соответствующей формой постановки интересующей нас проблемы/.^Именно Аристотель выделил человека как существо общественное: нравственность, добродетель понималась им как сугубо социальное явление. "Сама нравственность, добродетель есть продукт развитого духа, разума; природа не в состоянии ее создать, но доставляет к этому зародыши и начала, которые можно наблюдать в душевной жизни детей и животных, и без которых невозможно былоI А.Ф.Лосев. Платоновский объективный идеализм и его трагическая судьба, с.30.бы твердое обоснование нравственности"*. Для того чтобы стать добродетельным, нужно приложить усилие, должна быть деятельность, направленная на овладение нравственностью.

Именно Аристотель впервые в теоретической форме поставил " проблему свободы выбора, подчеркнув при этом, с одной стороны, важность и самоценность внутреннего мира отдельной личности, а с другой стороны, неизбежность детерминации его поведения со сто-J роны общества, государства. —Именно Аристотель разделил между собой понятия "арете" и "дирке" как "личностную и общественную стороны нравственности. Сделав все это, Аристотель логически подошел к пониманию сущностных характеристик нравственности, выявлению ее специфики и источника происхождения. Тем самым Аристотель дает первое в истории философии понятие морали, создает этику. "Аристотель первый выделил этику как вполне специальную теоретическую дисциплину и придал ей облик достаточно строгой науки". Понимая нравственность как общественное, политическое явление он источник добродетели. морали видит в правильном устройстве государства. Этика философа тесно взаимосвязана как с политикой, так и с психологией. Наличие у человека души делает возможным научение, воспитание его добродетели, но сам процесс воспитания "является делом«4государства и хорошего законодательства.^Историческое становление проблемы генезиса морали началось в эпоху античности^Это лишь возникновение предпосылок, начало, вписанное в более широкую общефилософскую проблематику.(Данная проблема теснейшим образом оказывается связанной с развитием ан

Похожие диссертационные работы по специальности «Этика», 09.00.05 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Этика», Мехед, Т.Г.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЗАВЕРШАЮЩИЙСЯ ГЕНЕЗИС МОРАЛИ И СТАНОВЛЕНИЕ ЭТИЧЕСКОЙ

РЕФЛЕКСИИ

Мы переходим к заключительному этапу генезиса морали, к исторической эпохе появления морали как относительно самостоятельного способа творческого освоения человеком /обществом/ действительности, как форш социальной регуляции, основанной на личностной активности.

В истории древнегреческого общества, например, к УШ-УП вв. до н.э. разрыв между верхушкой и социальными низами неизмеримо вырос: ".резкое неравенство между богатыми и бедными дошло до высшей степени, весь народ был в долгу у богатых, одни работали на полях крупных владельцев и должны были отдавать шестую часть урожая, другие в качестве неоплатных должников шли в кабалу к кредиторам и служили рабами на родине или продавались на чужбину"*. Это послужило причиной мощного социального движения, которое было названо Ф.Энгельсом эпохой революций в Греции. В результате этих революций произошло установление афинского государства в виде демократической республики, что отвечало прогрессивной тенденции развития общества. "Возникновение государства у афинян является в высшей степени типичным примером образования государства вообще, потому что оно, с одной стороны, происходит в чистом виде, без всякого насильственного вмешательства внешнего или внутреннего, - кратковременная узурпация власти Писистратом не оставила никаких следов, - с другой стороны, потому, что в данном случае весьма высоко развитая форма государства, демократическая республика, возникает непосредственно из родового общества, и, наконец, потому, что нам известны все су

I К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т.21, с.115. щественные подробности образования этого государства"*. Новое государственное управление складывалось с учетом такого фактора, как частная собственность. Солон делит граддан полиса на четыре класса, группы в зависимости от их доходов. "Права и обязанности граждан государства стали устанавливаться соразмерно величине их земельной собственности, и в той мере, в какой стали приобретать влияние имущие классы, начали вытесняться старые кровнородственные объединения; родовой строй потерпел новое поражео ние" . К управлению обществом были допущены первые три класса, представляющие собой не что иное как крупных, средних и мелких собственников. В этом проявился классово-ограничительный характер афинской демократии, где свободное меньшинство противостояло угнетенному и бесправному большинству - рабам, чужеземцам и т.д.

Качество социального управления по сравнению с родовым строем в корне изменилось. Сфера влияния субъективного фактора на осуществление обратной связи в эпоху античности неизмеримо возросла. Небольшая социальная прослойка, обладавшая собственностью и определенными личностными качествами, необходимыми для осуществления обратной связи в родовом обществе, уступила место классу собственников. Этот класс нуждался уже в специальном аппарате управления - государстве. Появление данного аппарата означало разрушение комплекса традиционной регуляции: осуществляется выход государственного писаного права, как конкретного воплощения воли правящих собственников. Политико-правовая деятельность становится главной ареной личностного творчества в данную историческую эпоху /как в эпоху военной демократии - ведение войны/. Установление демократической формы правле

1 К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т.21, с.119.

2 Там же, с.118. ния в принципе предоставляло всем свободным гражданам возможность участвовать в политическом руководстве. В действительности же происходит по-другому: ".состав афинских граждан еще слишком неоднороден, слишком выделялись еще своим значением отдельные знатные роды и слишком неразвита была еще в политическом отношении масса демоса /ив моральном отношении также, т.к. жила еще по традиционным нормам, безличностной регуляции - Т.М./, чтобы социально-политическое развитие определялось всецело новыми полисными нормами"*. В силу этого объективно политико-правовое руководство, лидерство оказывается принадлежащим аристократической личности. Одна из характерных черт политической жизни в античных Афинах состояла в ".выдающемся значении политических лидеров, происходивших из аристократии, активно действовавших в условиях демократического государства и пытавшихся служение демократии сделать ступенью к собственному превосходящему о всякую меру возвышению" . Например. Солон - отпрыск знатного рода /даже царского/, но, кроме того - путешественник, поэт, мудрец и политик. С именем Солона связано одно из первых писаных законодательств, появление которого сыграло решающую роль в трансформации традиционно-синкретической регуляции /монообычая/ в нетрадиционную: право, мораль. "Солон в Афинах заложил основы полисного строя и полисной мораж, одна из которых имела особенное значение для придания политической жизни надлежащего порядка и устойчивости: это принцип безусловного подчинения человека закону, ответственности любого гражданина, и пожтического деятеля в особенности перед полисом"^.

1 Э.Д.Фролов. Политические ждеры афинской демократии - в Пожтические деятеж. с.9.

2 Там же, с.II.

3 Там же, с.9.

Б УП-У1 вв. до н.э. влияние субъективного фактора на социальное управление ограничивалось деятельностью отдельных аристо кратических личностей: Тезей, Солон, выступление Писистрата. Остальная же масса демоса оказывается отстраненной от политико-морального творчества. Разрыв между аристократической сверхлич-ностыо, не только творчески утверждавшей, но и старающейся жить по новым полисным нормам, с одной стороны, и остальными гражданами полиса, в основном ориентирующихся на старые, обычно-традиционные нормы, очень велик.

В У веке до н.э. - ситуация другая. Хотя по-прежнему политическими лидерами демократии остаются аристократы, тем не менее значение демоса неизмеримо возрастает. История донесла до нас имена известных личностей-аристократов, оставивших свой след в политической жизни античных Афин. "К знатному роду Филаидов принадлежал победитель персов при Марафоне Мильтиад. Соратником Ми-льтиада был Аристид, сын Лисимаха, из знатного рода Кериков. В 80-годы он заслужил известность своей оппозицией Фемистоклу, позднее командовал афинским отрядом в битве при Платеях /479 г./ и вместе с Кимоном, сыном победителя при Марафоне, стал одним из создателей Афинского морского союза"*. Однако самой яркой звездой в созвездии общественных деятелей У века до н.э. был, безусловно, Перикл, который тоже принадлежал к высшей знати: отец его был из рода Бузигов, а мать - из еще более знатного рода Алкмео-нидов. В У в. возрастающее значение демоса, его самосознание проявляется в ограничении, пресечении деятельности аристократической личности. Индивидуалистические устремления аристократии оказываются в той или иной степени актуализированными только при поддержке афинского демоса, ".реализации своих природных честолюбивых устремлений знатные афиняне могли добиться в условиях I Э.Д.Фролов. Политические лидеры афинской демократии, с.13. демократического строя только одним путем - посредством официального назначения, или избрания, на высшую государственную дожность /архонта иж стратега/"*. Б массе свободных граждан афинского государства неуклонно шел процесс индивидуализации, становление общественного самосознания; проявлялось же оно первоначально в том, что демос стал активно пресекать политические устремления аристократии, непомерное возвышение отдельной личности. То что последнее действительно имело место говорят исторические факты, которые, однако, могут быть названы скорее анекдотическими. Например, Фемистокл приказал воздвигнуть святижще Артемиды Аристобулы .в память о советах, поданных им самим. Процесс социальной индивидуажзации, проходивший в среде демоса, привел к расширению жчностной социальной базы. В У веке до н.э. афинский демос делает первые шаги на арене пожтического творчества, что привело к ряду конфликтных столкновений с аристократическими ждерами. Именно в последовательной серии судебных процессов против своих вождей афинский народ достигал уровня общестр венного самосознания . Попытки же выдвинуть лидеров из собственной среды успехом не увенчалась"

В У веке до н.э. в Греции складывается закономерная историческая ситуация: афинская демократия "не могла достигнуть полной зрелости иначе, как под руководством /Т.М./ своих аристократических лидеров. Исчерпание кадров этих последних /в этом отношении показателен своеобразный вакуум после Перикла/ не случай

1 Э. Д. Фролов. Политические ждеры афинской демократии, с. 15.

2 По обвинению в тирании на Херсонесе в 493 г. был привлечен к суду Мильтиад; в 482 - подвергнут остракизму Аристид, а в

471 - Фемистокл; ряд судебных процессов быж испирированы против ближайших друзей Перикла - Анаксагора, Фидия, Аспазии.

3 Таковыми могут быть названы Клеон, Гипербол, Алкивиад. но, по-видимому совпадает с началом упадка афинском демократии. Скажем яснее: трагедия афинской и вообще античной демократии заключалась в том, что она не могла подготовить себе надлежащих руководителей их собственной, народной среды"*. Однако сам факт их появления - свидетельство расширения и углубления личностной социальной базы. Если сравнить эпоху военной демократии - время появления отдельных личностей, ориентированных на ценности грядущего, и эпоху античности, то последняя является временем появления массовой личности /относительно предыдущей эпохи/. Количественное расширение личностной социальной базы приводит к качественным изменениям в системе социальной регуляции: дополнительная подсистема регуляции /празуюраль, обычное право/, возникшая и прошедшая путь становления в недрах традиционно-синкретической социальной регуляции /монообычай/, при переходе к классово-диф-ференцированной структуре общества осуществляет свою эмансипацию, выход в нетрадиционную культуру. При этом качество старой регуляции меняется: некогда мощный совдорегулятивный комплекс теперь довольствуется скромным существованием в виде обычая-главного наследника традиционной культуры. Рядом происходит уже не становление, а развитие нетрадиционных форм регуляции - морали и права.

Преобразование праморали в мораль было обусловлено протеканием исторического процесса соединения в одном государстве некогда разделенных племен и со всей остротой поставило проблему сравнения "своих" и "чужих" обычаев. "Перед людьми возникает необходимость сравнивать "свои" и "чужие" обычаи и давать тем и другим сравнительную оценку по каким-то общим критериям. о

Такая ситуация создается, например, в Греции У1-У вв. до н.э." .

1 Э.Д.Фролов. Политические лидеры афинской демократии, с.21,

2 О.Г.Дробницкий. Понятие морали, с.301,

Происходит образование некоего, по определению О.Г.Дробницкого, "вселенского" видения условий человеческой жизни. Геродот уже понимал это: "Если предоставить всем народам на свете выбирать самые лучшие из всех обычаи и нравы, то каждый народ внимательно рассмотрев их, выбрал бы свои собственные. Так каждый народ убежден, что его собственные обычаи и образ жизни наилучшие. Таковые обычаи народов, и, мне кажется, прав Пиндар, когда говорит, что обычай - царь всего"*. В У веке происходит поворот в общественном сознании - индивидуальное сознание /самосознание/ эмансипируется от коллективного не на уровне лишь отдельных выдающихся личностей, как в эпоху военной демократии, а на более широком социальном уровне, ".человек начинает умственно отделять себя не только от процессов чувственного восприятия внешнего мира, но и от своих помыслов, хотений, действий. Возникает самоанализ, самооценка, одним словом, сознание себя деятелем, р человеком воспринимающим и думающим" . Образование "вселенского" ценностного видения действительности и конкретный процесс эмансипации самосознания от коллективного сознания стимулировало углубление, развитие противоречия между сущим и должным. Это означало разрушение прежнего синкретного состояния субъект-объектных отношений: выделение "Я" определяющего и определяемого. Появляется социальная потребность в назидательной ценностно-ориен-тирующей литературе, выразившей общественное самосознание свободных собственников.

В монообычае не существовало субъект-объектных отношений, тем не менее, появление в позднеродовом обществе субъективного фактора, возможности творчески-сознательного воздействия на действительность /обратная связь/ создало предпосылки последующего

1 Геродот. "История" в 9-ти тт. Л., 1972, с.150, II, 38.

2 Е.В.Шорохова. Проблема "Я" и самосознание. - В Проблемы самосознания. М., 1966, с.221. субъект-объектного противопоставления, завершающегося в античном обществе, с одной стороны, появлением писаного права, а с другой стороны, становлением этической рефлексии, этики в широком смысле. Появление этической рефлексии в античной Греции У1-1У вв. до н.э. - это качественный скачок, который может быть рассмотрен как свидетельство окончательного перехода праморали как элемента дополнительной подсистемы социальной регуляции - в мораль.

Последняя стадия разложения системы монообычая, трансформация обычного права в государственное, переход праморали в мораль нашли свое отражение и в распадении синкретизма в понимании блага, добра. Добро в раннеантичном мировоззрении ".трактуется весьма расширительно, неспецифически - как организация внешней и внутренней жизни человека, включая не только все собственно общественные и духовные функции человека, но и телесно-биологические, психо-физиологические отправления организма"*. Хотелось бы подчеркнуть, что становление морально-этической рефлексии, связанное с выделением сферы собственно нравственного /вплоть до образования понятия морали в этике Аристотеля/ - может быть названо критерием "совершеннолетия" морали, основывающейся на личностной активности, и началом ее относительно самостоятельного /на собственной основе/ существования.

Становящаяся этика античности представляет собой морально-осмысленный "вселенский" взгляд на "прежние традиционные нравы /область монообычая - Т.М./, которые уже претерпевали цроцесс объективного разрешения и сохраняли лишь видимость постоянства о и устойчивости." . Главное же, что представляет для нас интерес - это теоретическая демонстрация разграничения сферы соци

1 О.Г.Дробницкий. Понятие мораж. с.26.

2 А.С.Богомолов. Диалектический логос, с.12. альной регуляции: выделение области добродетели /морали/, права и собственно обычая*. В этике Аристотеля впервые складывается крайне расширенное, общее понятие морали, что вполне соответствовало протеканию самого конкретно-исторического процесса морали. Мораль была еще теснейшим образом взаимосвязана с правом и обычаем, очень "слаба", но в то же время имела и самостоятельную область - этику, с помощью которой оказывала исторически возрастающее ценностно-ориентирующее воздействие на формирование личности. Формирование же личности, объективно-историческое расширение и углубление личностной социальной базы способствовало, в свою очередь, развитию морально-этической рефлексии.

Появление этической рефлексии является косвенным показателем завершенности формирования праморали на основе монообычая; отныне мораль обретает способность развития на собственной основе.

Завершая наше исследование проблемы генезиса морали, укажем на общи итог предпринятой нами исследовательской попытки: на современном этапе развития марксистской философской мысли, конкретного научного знания этика в содружестве со специальными историческими науками и науками о человеке располагает и теоретическими возможностями, и методологическими средствами для успешного построения целостной концепции поэтапного формирования нравственности, создания единой теории исторического движения морального феномена.

Сформулируем основые выводы диссертации:

I. На заре человеческого общества, когда интенсивно шел процесс биологического формирования человека, а элементы первичной социальной регуляции в праобщине были вплетены в биологическую, естественно-природную форму организации жизнедеятельности сооб-I Смотри об этом первую часть диссертации. щества формирующихся людей, не было и не могло быть объективных условий не только для существования первоначальных, примитивных систем им фрагментов моральной регуляции, "нравов", но первичные моральные представления отсутствовали даже в генетическом зародыше.

2. Исторически первым типом становящейся социальности, достигшей развитой социальной организации, было родовое общество, а специфической формой социальной регуляции - архаический синкретический обычай - монообычай. Историческая реконструкция социальной динамики данного типа общества позволяет сделать однозначный вывод: на этапе раннеродового общества безраздельно господствовал синкретизм социальной жизни, имевший жестко-традиционный характер регламентации. И в данную эпоху элементов моральной регуляции не существовало,

3. С переходом общества на следующую историческую ступень -позднеродовое общество - возникают первичные моралевидные признаки. На исторической арене появляется прамораль, порожденная падающей функциональной эффективностью регулятивной роли монообычая, расшатыванием традиционности как организационного принципа жизнедеятельности общества. Именно с этого момента начинается собственно генезис мораж. Возникающие предпосылки моральности /возрастающая сложность и наметившаяся дифференциация регламентации, усложнение как всей нормативной системы в целом, так и содержания отдельных мононорм, рост вариативности в ак-туажзации мононорм, что в перспективе вело к неоднозначности и подрыву традиционности/ первоначально полностью вписаны в архаическую систему регуляции и играют подчиненную роль, жшь модифицируя традиционность в направлении гармонизации с усложняющимися социальными процессами и нарастающим темпом исторического развития.

Конкретно-исторический анализ социальной регуляции позднеро-дового общества подтверждает нарастание функциональной роли праморали - с момента ее появления в недрах позднеродового общества - вплоть до превращения праморали /наряду с обычным правом/ в дополнительную нетрадиционную по своему характеру, подсистему еще господствующей синкретической регуляции. С этого момента ускоряется распад синкретического архаического обычая; в рамках монообычая нарастает острота и напряженность генетической ситуации.

4. Завершающим этапом /сравнительно кратковременным относительно предшествующих исторических эпох/ "соперничества" двух типов социальной регуляции явилась эпоха военной демократии. Центробежные процессы, "разрывающие" на части целостность и синкретично сть монообычая, получили новый импульс. Кардинальными историческими событиями, имеющими революционизирующее в появлении мораж значение, явились: выделение, вычленение из коллективного сознания индивидуального, а затем формирование самосознания и самооценки:

- появление на исторической арене первоначального типа жчности;

- трансформация прогрессирующей вариативности поведения членов родового общества /первоначально в рамках мононорматики/ в свободу выбора поступков;

- возникновение, наконец, изначальных представлений о морально должном и начало формирования нравственного идеала.

5. С переходом к классовому обществу и расширением социальной базы жчности /что привело к возникновению первой в истории человечества массовой жчности - свободного собственника, рабовладельца /мораль впервые в истории обретает самостоятельное значение, раскрытвает собственную качественную специфику, отсюда берет начало длительный период исторического развития моральных систем.

6. Наконец, с известной долей гипотетичности,можно предположить, что завершающим процесс становления мораж историческим "штрихом" стало появление этической рефлексии, высшей формы морального сознания, теоретически осмысжвагощей и анажзирующей область нравов. Выработка исторически первого понятия мораж, определение ее социальной специфики и рож /предложенные Аристотелем/ отграничиж область моральных явлений, конституировав этику как философскую науку со специфическим предает ом.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Мехед, Т.Г., 1984 год

1. Маркс К. К критике гегелевской философии права. - Маркс К.,

2. Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т.1, с.219-368.

3. Маркс К. Тезисы о Фейербахе. Маркс К., Энгельс, Ф., Соч.,т.З, с.1-4.

4. Маркс К. Тетради по эпикурейской философии. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.40, с.21-140.

5. Маркс К. Экономико-философские рукописи 1844 года. Маркс К.,

6. Энгельс Ф. Соч., т.42, с.41-174.

7. Маркс К., Энгельс Ф. Святое семейство или критика критической критики. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.2, с.З-230.

8. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. Маркс К., Энгельс Ф.1. Соч., т.З, с.7-544.

9. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.З,с.7, с.5-342.

10. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. -Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.21, с.23-178.

11. Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. -Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.21, с.269-317.

12. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии. Ленин В.И. Полн.* собр.соч., т.18.

13. Ленин В.И. От разрушения векового уклада к творчеству нового. Ленин В.И. Полн.собр.соч., т.40, с.314-316.

14. Ленин В.И. Философские тетради. Ленин В.И. Полн.собр.соч.,т.29, с.

15. Материалы ХХУ съезда КПСС. М., Политиздат, 1977, 256 с.

16. Материалы ХХУ1 съезда КПСС. -М., Политиздат, 1981, 223 с.

17. Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 14-15 июня1983 г. М., Политиздат, 1983 г.

18. Аверьянов А.Н. Категория "система" в диалектическом материализме. М., Мысль, 1974,-70 с.

19. Алексеев В.П. Историческая антропология. М., Высшая школа,1979,-216 с.

20. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М., Наука, 1977,-380 с.

21. Ангелов Ст. Марксистская этика как наука. М., Прогресс, 1973,- 264 с.

22. Андреев И.Л. Проблемы происхождения человека и общества. /Современные методологические проблемы. Критика немарксистских взглядов/. М., Мысль, 1982, 304 с.

23. Анисимов А.Ф. Духовная жизнь первобытного общества. М.-Л.,1. Наука, 1966, 243 с.

24. Анисимов А.Ф. Исторические особенности первобытного мышления. Л., Наука, 1971, 230 с.

25. Алехина Н.С. Переходный процесс и проблема его теоретического отображения. Автореф. дис. .канд.филос.наук. Л., ЛГУ, 1977, 22 с.

26. Аристотель. Большая этика. Соч. в 4-х тт. т.4. М., Мысль,1984, с.295-374.

27. Аристотель. Никомахова этика. Соч. в 4-х тт. т.4. М., Мысль,1984, с.53-294.

28. Архангельский Л.М. Курс лекций по марксистско-ленинской этике. М., Высшая школа, 1974, 317 с.

29. Берндт P.M., Берндт К.Х. Мир первых австралийцев. М., Наука,1981, 447 с.

30. Боас Ф. Ум первобытного человека. /Пер. с англ. А.Водена/.

31. М.-Л., Гос.изд. 1926, 153 с.

32. Богомолов А.С. Диалектический логос: становление античнойдиалектики. М., Мысль, 1982, 263 с.

33. Боголюбова Е.В. Культура и общество. М., МГУ, 1978, 230 с.

34. Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества. Л., Наука,1979, 240 с.

35. Брагина Л.М. Социально-этические взгляды итальянских гуманистов /вторая половина ХУ в./. М., МГУ, 1983, 303 с.

36. Бунак В.В. Род HOMO, его воникновение и последующая эволюция. М., Наука, 1980, 328 с.

37. Вавилин В.А., Фофанов В.П. Исторический материализм и категория культуры. М., Наука, 1983, 199 с.

38. Валеев Д.Ж. Происхождение морали. Саратов, Саратов, ун-т.,1981, 168 с.

39. Вазюлин В.А. Логика "Капитала" Маркса. М., МГУ, 1968,295 с.

40. Вайлэ К. Культура бескультурных народов. /Пер. В.М.Познера.

41. Под ред. Б.Ф.Адлера/. СПб., М., 1913, 100 с.

42. Виленская Э.В. Разработка Г.В.Плехановым диалектико-материалистического понимания морали. Дисс. . канд.филос. наук. М., МГУ, 1978, 175 с.

43. Виппер Р. Лекции по истории Греции. М., 1905, ч.1, 230 с.

44. Вичев В. Мораль и социальная психика. М., Прогресс. 1978,- 358 с.

45. Выготский Л.С. Мышление и речь. Проблемы психологическогоразвития ребенка. М., Акад.пед.наук СССР. 1956, 519 с.

46. Ганжин В.Т. Наука и нравственность: к истории исследованияпроблемы в европейской философии. М., МГУ, 1978, 141с.

47. Ганжин В.Т. Этика и формирование нравственности. М., Знание,1978, 64 с.

48. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. М., Мысль,1974, т.1, 452 с.

49. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. М., Мысль, 1977,т.З, 471 с.

50. Гельвеций К-А. Об уме. Соч. в 2-х тт. т.1. М., Мысль, 1973,- 647 с.

51. Геродот. История в 9-ти книгах. /Под об ред. С.Л.Утченко/.1. Л., Наука, 1972, 600 с.

52. Горфункель А.Х. Гуманизм и натурфилософия итальянского Возрождения. М., Мысль, 1977, 359 с.

53. Гофман А.Б., Левкович В.П. Обычай как форма социальной регуляции. В: Советская этнография, 1973, № I.

54. Гуревич А.Я. История и сага. М., Наука, 1972, 198 с.

55. Гуревич А.Я. Категория средневековой культуры. М., Искусство, 1972, 318 с.

56. Гуревич А.Я. Норвежское общество в раннее средневековье:проблемы социального строя и культуры. М., Наука, 1977, 327 с.

57. Гуревич А.Я. Эдца и сага. М., Наука, 1979, 192 с.

58. Гусейнов А.А. Условия происхождения нравственности. Дисс. .канд.филос. наук. М., МГУ, 1964, 182 с.

59. Гусейнов А.А. Социальная природа нравственности. М., МГУ,1974, 157 с.

60. Давидович В.Е., Жданов Ю.А. Сущность культуры. Ростов-на-Дону, 1979, 263 с.

61. Дарвин Ч. Мое миросозерцание. Религиозное миросозерцание.

62. Происхождение видов. Происхождение человека. Зачатки духовной жизни. Нравственная культура. /С введением

63. Б.Вилле. Пер. С.П. и Г.Г.Сониных/. СПб., Вестник знания, 1907, 144 с.

64. Дарвин Ч. Происхождение человека и половой отбор. /Пер. И.Сеченова/. Собр.соч. в 8-ми тт. М., 1908, т.5-6.

65. Дробницкий О.Г. Понятие морали: историко-критический очерк.1. М., Наука, 1974, 388 с.

66. Дробницкий О.Г. Проблемы нравственности. М., Наука, 1977,- 333 с.

67. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитыхфилософов. М., Мысль, 1979, 619 с.

68. Дубинин Н.П. Что такое человек? М., Мысль, 1983, 332 с.

69. Демин В.Н. Принципы материалистической диалектики в научномпознании. М., МГУ, 1979, 184 с.

70. Егоров А.Б. О персональном факторе в истории Римской империи. В: Политические деятели античности, средневековья и нового времени. Л., ЛГУ, 1983, с.37-44.

71. Елфимов Г.М. Возникновение нового. М., Мысль, 1983, 188 с.

72. Ефимов Ю.И. Философские проблемы антропосоциогенеза. Л., Наука, 1981, 200 с.

73. Ефимов Ю.И., Стрельченко В.И. Об основных этапах эволюционнобиологических исследований проблемы антропогенеза в СССР. В - Вопросы развития эволюционной теории в XX в. Л., Наука, 1979, с.71-99.

74. Желнов М.В. Предмет философии в истории философии: предыстория. М., МГУ, 1981, 720 с.

75. Замятнин С.Н. Очерки по палеолиту. М.-Л., АН СССР, 1961,- 176 с.

76. Зайев А.И. Перикл и его преемники /к вопросу о приемах политического руководства в древности/. В Политические деятели античности, средневековья и нового времени.1. Л., ЛГУ, 1983, с.23-28.

77. Завадский К.М., Колчинский Э.И. Эволюция эволюции. Л., Наука,1977, 236 с.

78. Злобин Н.С. Культура и общественный прогресс. М., Наука,1980, 303 с.

79. Золотарев A.M. Родовой строй и первобытная мифология. М., Наука, 1964, 328 с.

80. Зыбковец В.Ф. Происхождение нравственности. М., Политиздат,1974, 126 с.

81. Иванов В.В. Соотношение истории и современности как методологическая проблема. М., Наука, 1973, 288 с.

82. Иванов В.Г., Рыбакова Н.В. Очерки марксистско-ленинской этики. Л., ЛГУ, 1963, 232 с.

83. Йодль Ф. История этики в новой философии. В 2-х тт. T.I, М.,1.96-1898, 420 с.

84. Ильенков Э.В. Диалектическая логика. М., Политиздат, 1984,- 320 с.

85. Ирландские саги. М.-Л., Худ.лит., 1961, 298 с.

86. История античной диалектики. /В.Ф.Асмус, Ф.Х.Кессиди, В.В.Соколов и др./. М., Мысль, 1972, 335 с.

87. История диалектики Х1У-ХУШ вв. /А.В.Горфункель, В.В.Соколов/.1. М., Мысль, 1974, 356 с.

88. История первобытного общества. /Ред. А.И.Першиц, А.Л.Монгайт,

89. В.П.Алексеев/. М., Высшая школа, 1982, 223 с.

90. История первобытного общества: общие вопросы проблемы антропосоциогенеза. /Об.ред.В.П.Алексеев, Ю.И.Семенов/. М., АН СССР, 1983, 431 с.

91. Исследования по общей этнографии. М., Наука, 1979, 277 с.

92. Из истории культуры средних веков и Возрождения. М., Мысль,1976, 320 с.

93. Каган М.С. Человеческая деятельность. Опыт системного анализа. М., Политиздат, 1974, 328 с.

94. Кант И. Основы метафизики нравственности. Соч. в 6-ти тт.,

95. Т.4, ч.1. М., Мысль, 1965, с.219-309.

96. Кейзеров Н.М. Власть и авторитет. Критика буржуазных теорий.

97. М., Юрвд.лит-ра, 1973, 264 с.

98. Кессиди Ф.Х. От мифа к логосу. Становление греческой философии. М., Мысль, 1972, 312 с.

99. Кессиди Ф.Х. Сократ. М., Мысль, 1976, 198 с.

100. Коган П.С. Очерки по истории древних литератур. М., Худ. литра, 1935, 271 с.

101. Косвен М.О. Половые отношения и брак в первобытном обществе.

102. М.г-Л., Молодая гвардия, 1928, 76 с.

103. Косвен М.О. Преступление и наказание в догосударственном обществе. М.-Л., Гос.изд., 1925, 140 с.

104. Кон И.С. Открытие "Я". М., Мысль, 1978, 367 с.

105. Кобляков В.П. Этическое сознание. Л., ЛГУ, 1979, 223 с.

106. Крайнов Д.А. Некоторые вопросы становления человека и человеческого общества. В: Ленинские идеи в изучении первобытного общества, рабовладения и феодализма. М., Наука, 1970, с.52-81.

107. Крутова О.Н. Человек и история: проблема человека в социальной философии марксизма. М., Политиздат, 1982, 208 с.

108. Кряжев П.Е. Социологические проблемы личности. М., Мысль,1971, 167 с.

109. Кузнецов Б.Г. Идеи и образы Возрождения. М., Наука, 1979,- 280 с.

110. Кузнецов Б.Г. Французский материализм ХУШ века. М., Мысль,1981, 363 с.

111. Лафарг П. Миф об Адаме и Еве. /Пер. с нем. К.Захаровой/.1. СПб., 1906, 29 с.

112. Лафарг П. Очерки по истории культуры. /Под ред. С.Шевердина/. М.-Л., Моск.рабочий, 1928, 248 с.

113. Лафарг П. Происхождение и развитие собственности;/Под ред.

114. С.Шевердина/. М.-Л., Моск.рабочий, 1928, 191 с.

115. Леви-Брюль Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении.

116. Пер. с франц. Б.Шаревской/. М., 1937, 518 с.

117. Леви-Брюль Л. Первобытное мышление. /Пер. с франц. К.Никольского и А.Киссина/. М., Атеист, 1930, 337 с.

118. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., МГУ, 1981,583 с.

119. Лосев А.Ф. История античной эстетики: ранний эллинизм. М.,1. Искусство, 1979, 815 с.

120. Лосев А.Ф. Античная философия истории. М., Наука, 1977,207 с.

121. Лурье С.Я. Демокрит. Тексты, перевод, исследования. Л., Наука, 1970, 664 с.

122. Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии. М.,1. Мысль, 1979, 431 с.

123. Маковельский А.О. Древнегреческие атомисты. Баку, АН Аз.ССР,1946, 401 с.

124. Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука. М.,1. Мысль, 1983, 284 с.

125. Методология этических исследований. /Под об.ред. Л.М.Архангельского/. М., Наука, 1982, 382 с.

126. Межуев В.М. Культура и история: проблема культуры в философско-исторической теории марксизма. М., Политиздат, 1977, 198 с.

127. Морган Л. Древнее общество, или исследование линий челове116,117,118119120121122123124125126127128129130ческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации. /Пер. с англ. М.Косвена/. Л., Ин-т народов Севера ЦИК СССР. 1935, 350 с.

128. Морган Л. Дома и домашняя жизнь американских туземцев. /Пер. с англ. М.Косвена/. Л., Ин-т народов Севера ЦИК СССР. 1934, 199 с.

129. Мифология древнего мира. М., Мир, 1977, 332 с.

130. Мифы и сказки бушменов. М., Наука, 1983, 317 с.

131. Мифы и предания папуасов маринд-аним. М., Наука, 1981, -349 с.

132. Нерсесянц B.C. Сократ. М., Наука, 1980, 152 с.

133. Нерсесянц B.C. Политические учения Древней Греции. М., Мысль, 1979, 209 с.

134. Ойзерман Т.И. Проблемы историко-философской науки. М., Мысль, 1982, 301 с.

135. Ойзерман Т.И. Диалектический материализм и история философии: историко-философские очерки. М., Мысль, 1979, -308 с.

136. Окладников А.П. Утро искусства. Л., Искусство. 1967, 135 с.

137. Охотники, собиратели, рыболовы. Л., Наука, 1972, 395 с.

138. Первобытное общество: основные проблемы развития. М., Мысль, 1975, 170 с.

139. Платон. Соч. в 3-х тт. T.I, М., Мысль, 1968, 450 с.

140. Платон и его эпоха: к 2400-летию со дня рождения. /Отв. ред. Ф.Х.Кессиди/. М., Наука, 1979, 318 с.

141. Плахов В.Д. Традиции и общество. Опыт философско-социологи-ческого исследования. М., Мысль, 1982, 220 с.

142. Поршнев Б.Н. О начале человеческой истории. М., Мысль, 1974, 395 с.

143. Принцип историзма в познании социальных явлений. М., Наука,1972, 280 с.

144. Психология формирования и развития личности. М., Мысль,1981, 320 с.

145. Ранние земледельцы. Этнографические очерки. Сб., JI., Наука,1980, 190 с.

146. Ранние формы искусства. Сб. М., Мысль, 1972, 160 с.

147. Румянцев A.M. Возникновение и развитие первобытного способа производства. М., Мысль, 1981, 172 с.

148. Рогинский Я.Я. Проблемы антропогенеза. М., Наука, 1969,197 с.

149. Семенов Ю.И. Как возникло человечество. М., Наука, 1966,576 с.

150. Происхождение брака и семьи. М., Мысль, 1974, 309 с.

151. Симонов П.В. Высшая нервная деятельность человека. Мотивационно-эмоциональные аспекты. М., Мысль, 1975, 340 с.

152. Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. М., Политиздат, 1972,- 303 с.

153. Спиркин А.Г. Происхождение сознания. М., Госполитиздат,1.60, 471 с.

154. Столин В.В. Самосознание личности. М., МГУ, 1983, 285 с.

155. Стеблин-Каменский М.И. Миф. Л., Наука, 1976, 220 с.

156. Старшая Эдда. М., БВЛ. Худ. лит-ра, 1975, с.181-357.

157. Суханов И.В. Обычаи, традиции и преемственность поколений.

158. М., Политиздат, 1976, 216 с.

159. Скрипник А.П. Категорический императив Иммануила Канта. М.,1. МГУ, 1978, 188 с.

160. Тарасов К.Е., Черненко Е.К. Социальная детерминированностьбиологии человека. М., Мысль, 1979, 366 с.

161. Тацит Корнелий. Соч. в 2-х тт. T.I. Л., Наука, 1969, 412с.149,150,151,152,153,154155156157158159160161162163164

162. Титаренко А.И. Структуры нравственного сознания. Опыт эти-ко-философского исследования. М., Мысль, 1974, 278 с.

163. Титаренко А.И. Нравственный прогресс: основные исторические черты нравственного прогресса в докрммунистических общественно-экономических формациях. М., МГУ, 1969, -176 с.

164. Тих Н.А. Предыстория общества. Л., ЛГУ, 1970, 3X1 с.

165. Токарев С.А. Ранние формы религии и их развитие. М., Наука, 1964, 399 с.

166. Топилина Т.Д. Проблемы биологических основ нравственного сознания. В - Философия пограничных проблем. Пермь, 1975, вып.7.

167. Угринович Д.М. Обряды. За и против. М., Политиздат, 1975, -175 с.

168. Файнберг Л.А. У истоков социогенеза: от стада обезьян к общине древних людей. М., Наука, 1980, 153 с.

169. Фабри К. Основы зоопсихологии. М., Прогресс. 1976, 356 с.

170. Федосеев П.И. В.И.Ленин и философские проблемы современного естествознания: итоги и,перспективы. М., Мысль, 1981, 244 с.

171. Фрейд 3. Тотем и табу. /Пер. с нем. М.Вульфа/. М.-П., Гос. изд., 1923, 164 с.

172. Фирсов Л.П. Поведение антропоидов в природных условиях. Л., 1977.

173. Философия эпохи раннебуржуазных революций. М., Наука, 1983, 583 с.

174. Фрэзер Д.Д. Золотая ветвь. М., Политиздат, 1980, 831 с.

175. Хайндт Р. Поведение животных. М., Мир, 1975, 421 с.

176. Харрисон Дж. Биология человека. М., Прогресс, 1979, 295 с.

177. Харузин Н.Н. Этнография в 4-х тт. Т.З. М., 1900, 478 с.

178. Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии. М., Высшаяшкола, 1981, 374 с.

179. Шахнович М.И. Происхождение философии и атеизм. Л., Наука,1973, 248 с.

180. Шердаков В.Н. Иллюзия добра. Моральные ценности и религиозная вера. М., Полит.лит-ра, 1982, 285 с.

181. Шишкин А.Ф. Основы марксистской этики. М., ИМО, 1961,528 с.

182. Эфроимсон В.П. Родословная альтруизма. В Новый мир, 1971,1. В 10.

183. Элькин А. Коренное население Австралии. М., Высшая школа,1952, 445 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.