Историко-этнические корни русского народа тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, доктор исторических наук Акашев, Юрий Дмитриевич

  • Акашев, Юрий Дмитриевич
  • доктор исторических наукдоктор исторических наук
  • 2000, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 386
Акашев, Юрий Дмитриевич. Историко-этнические корни русского народа: дис. доктор исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Москва. 2000. 386 с.

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Историко-этнические корни русского народа»

Древнейшие росы как народ .

Понятия «народ» и «этнос» в применении к древнейшим росам .

Происхождение названия русского народа .

Некоторые особенности религии росов .

Письменные свидетельства о древнейших росах .

Упоминания о народе Рос в священных книгах

Сообщения античных и средневековых авторов о древнейших росах .

Черты и резы» древнейших росов .

В индоевропейской семье .

Славянская «прародина» и древнейшие росы

Рядом с арьями .

Расселение и дальнейшие судьбы росов .

Варяги-русь» русских летописей .

Заключение . .

Список использованных источников и литературы Приложение . 3

Введение

Актуальность темы исследования

Русский народ - один из самых многочисленных народов планеты. По данным переписи 1989 г., только на территории Советского Союза русских проживало 145155000 человек, из которых 82,6% жили в пределах Российской Федерации, 17,8% - на Украине, 4,2% - в Казахстане, 5,4% приходилось на долю остальных союзных республик вместе взятых. К этой цифре следовало бы прибавить многочисленных, но, к сожалению, ни одной переписью не учитывавшихся наших соплеменников-эмигрантов, проживающих общинами и в одиночку в Канаде, США, Австралии, Аргентине, Италии и других странах. Общие историко-этнические корни с русскими имеют украинцы и белорусы, которых, по тем же данным, насчитывалось соответственно 44186000 и 10036000 человек.

Один из крупнейших специалистов нашей страны в области этнологии Ю.В. Арутюнян писал: «Научная и практическая значимость изучения русских - нации, занимающей безусловно важное место в истории и современном развитии не только нашей страны, но и всего мира, - очевидна. Помимо исключительной роли в формировании многонационального Российского государства, а затем СССР, в развитии экономики страны, её науки и культуры, русский народ во многом влияет на национальные процессы общества в целом».1 Трудно переоценить вклад русского народа в сокровищницу мировой культуры, его роль в мировой истории.

Так же трудно найти какой-либо аспект, относящийся к проблеме русского народа, который бы оказался обойдённым исторической наукой. И тем не менее, древнейшая история этого одного из самых значительных во всём мире народа до сих пор остаётся покрытой туманной завесой.

Очень актуальной является проблема происхождения русского народа, которая, несмотря на обширную историографию, посвященную различным её аспектам частного характера, в целом продолжает оставаться малоизученной. Нет сколько-либо удовлетворительного объяснения происхождения названия русского народа, требует дополнительного подкрепления решение вопросов об этнической принадлежности древнейших росов, о возможности считать «росов» и «русов» единым народом, о существовании Южной и Западной Руси, о том, кто такие «варяги-русь», упоминаемые русскими летописями, и т.д. Достижения современной этнологии и языкознания позволяют по-новому подойти к постановке вопроса о древности русского этноса. Отсутствие ясных ответов на указанные и некоторые другие, подобные им вопросы делает проблему происхождения русского народа чрезмерно запутанной и не только приводит к возрождению и активизации некоторых давно устаревших теорий, но и порождает гипотезы, которые вообще не имеют ничего общего с наукой, но, тем не менее, получают широкую популярность за счёт тиражирования некоторыми издательствами и средствами массовой информации.

О необходимости изучения «зародышей прошлого» русского народа очень хорошо сказал выдающийся исследователь Европейского Русского Севера А. Журавский: «В "детстве человечест5 ва" - основы для познания и направления грядущих путей человечества. В эпохах "детства России" - путь к познанию России, к контрольному познанию тех исторических явлений нашей современности, которые представляются нам фатально сложными и не подчинёнными правящей воле народа, но корни которых просты и элементарны, как начальная клетка сложнейшего организма. И мы обязаны всемерно воспользоваться опытами седого прошлого, и чем ближе к зародышам этого прошлого мы проберёмся, тем сознательнее, вернее и увереннее пойдём вперёд!».2 Возвращаясь ещё раз к мысли о необходимости изучения «зародышей прошлого», «детства человечества», Журавский пояснял, что это необходимо нам для того, чтобы русская нация «представлялась нам не в третьем лице множественного числа - "они", а в первом - "мы". Россия же, - по его мнению, - меньше, чем какая-либо другая нация, может познать себя без помощи познания корней своего прошлого [подчёркнуто мною. - Ю.А.]».3

Степень научной разработки

Проблема происхождения Руси и её изначальной истории привлекала к себе внимание на протяжении многих веков. Русские летописцы вслед за автором «Повести временных лет» начало русского народа связывают с потомством библейского Иа-фета, одного из сыновей Ноя - родоначальников послепотопного человечества. Связь русской истории с библейской отмечалась и «Синопсисом», который долгое время был учебной книгой по истории России и на протяжении XVII (с 1674 г.), XVIII и XIX вв. много раз издавался, а также распространялся в рукописных копиях. Таким образом, в отечественной исторической науке уже в период её зарождения русский народ рассматривался как один из самых 6 древнейших и имеющих изначально своё собственное имя.

Однако, начиная с петровских времён, русской историей, как и всей русской жизнью, стали всё более и более овладевать иностранцы. В Академии Наук, открывшейся уже после смерти Петра I, главным историографом становится немец Готлиб (Теофил) Зигфрид Байер, который, хотя и провёл в России около десяти лет, не удосужился даже ознакомиться с русским языком. Впоследствии его осмеивали, например, за то, что слово Москва он производил от мужского монастыря, а Псков - от «псов».4 М.В. Ломоносов негодовал по поводу того, что Байер, следуя своей фантазии, имена русских князей «перевёртывал весьма смешным и непозволенным образом для того, чтобы из них сделать имена скандинавские».В результате чего у него из Владимира получился Валдамар, Валтмар и Валмар, из Ольги - Аллогия, из Всеволода - Визавалдур и т.д. «Сего не токмо принять за правду, но и читать без досады невозможно, видя сих имён явное от славенского языка происхождение и согласие с особами государскими, а особливо, что на скандинавском языке не имеют сии имена никакого знаменования. Ежели сии Бейеровы перевёртки признать можно за доказательства, - иронизировал Ломоносов, - то и сие подобным образом заключить можно, что имя Байер происходит от российского бурлак» 5 Разумеется, вклад Байера в становление российской исторической науки неоспорим, но, тем не менее, при всей своей западноевропейской учёности и эрудиции он был совершенным невеждой в области русских письменных источников.

В 1735 г. в «Комментариях» Академии Наук была опубликована на латинском языке статья Байера о варягах6, а в 1741 г. - о 7 происхождении русского народа7, в которых автор указывает на скандинавское происхождение варягов и таких имён, как Рюрик и других, приведённых в летописи, что явилось основанием для так называемой норманнской теории, хорошо известной своим пренебрежительным отношением ко всему русскому и славянскому. Поставив перед собой задачу освободить историю от «басносло-вий», автор игнорировал не только русские легенды, но и практически вообще все славянские источники, хотя в то же время широко использовал скандинавские сказания. Позже некоторые статьи Байера с подробным комментарием опубликовал В.Н. Татищев в своей «Истории Российской».8 Он отмечал, что «Беер. ис-торей руских и географии не был достаточно сведом и для того в некоторых разсуждениах легко погрешить мог», что «ему руского языка, следственно руской истории, недоставало», из-за чего он допускал «немалые погрешности», что в русскую историю он «нечто ненадлежасчее внёс и неисправно толковал» и что он «со избытком к умножению пруских, а к уничижению руских древних владений пристрастным себя показал».9

Преемником Байера стал другой немец - академик Герард Фридрих Миллер (русские его звали Фёдором Ивановичем). В 1749 г. Академия Наук поручила ему написать речь о происхождении имени и народа российского для торжественного заседания по случаю тезоименитства Елизаветы Петровны. Однако, когда эта речь-«диссертация» была подготовлена, возникли сомнения по поводу её «благонадёжности», и текст был роздан членам Академии для оценки. Отзывы большей части академиков были неблагоприятны для Миллера. А в заключительном представлении, написанном адъюнктом и асессором канцелярии Академии 8

Г.Н. Тепловым, было сказано, что автор «во всей речи ни одного случая не показал к славе российского народа, но только упомянул о том больше, что к бесславию служить может, а именно: как их (т.е. русских) многократно разбивали в сражениях, где грабежом, огнём и мечом опустошили, и у царей их сокровища грабили. А напоследок удивления достойно, с какой неосторожностью употребил экспрессию, что скандинавы победоносным своим оружием благополучно себе всю Россию покорили».10 Следует отметить, что Миллер, собравший большое количество материалов по разным вопросам российской истории, оставил заметный след в российской историографии, но в вопросах, касающихся начала Руси, он практически популяризировал Байера с заметным усилением норманнизма.

Следующий представитель немецких воззрений на русскую историю Август Людвиг Шлёцер так же, как Байер и Миллер, считал, что цивилизацию, государственность да и само имя русскому народу дали норманны, начинается же русская история только со второй половины IX в., а до сей поры «всё покрыто мраком как в России, так и в смежных с нею местах»11 и что германцы «назначены были судьбою рассеять в обширном северо-западном мире первые семена просвещения».12 Величайшее презрение к русским людям отразилось и в филологических «открытиях» Шлёцера, согласно которым, например, слово боярин происходит от «баран» (или «дурак»), дева - от немецкого «Dieb» (вор), голландского «teet» (слово вульгарное, оставляем без перевода) или нижнесаксонского «Tiffe» (сука) и т.п. По этому поводу Ломоносов с гневом заметил: «Из сего заключить должно, каких гнусных пакостей не наколобродит в российских древностях такая допущенная в них 9 скотина».13

Начав свои изыскания по древней русской истории как бы по необходимости, в связи с рецензированием вышеупомянутой «диссертации» Миллера, Ломоносов вскоре очень глубоко изучил проблему и изложил её в своих собственных исторических сочинениях14, в которых он продемонстрировал широкую эрудицию, бережное отношение к источнику, безупречную логику, умение обосновать не только свои утверждения, но и отрицания. Резко выступая против извращений норманнистами русской истории, Ломоносов категорически заявлял, что «мнение. о происхождении россов от шведов, а имени их от чухонцев весьма неосновательно».15 Он вновь обращает внимание на имеющиеся в Библии упоминания о народе Рос и начало Российской истории рассматривает в одном ряду с историей древнейших народов мира.

Диссертация Миллера Академией Наук была отвергнута, и печатные её экземпляры почти все были уничтожены. Однако норманнская теория пустила глубокие корни в исторической науке, её восприняли западники, она пережила не только XVI11-ый, но и Х1Х-ый век. Среди российских учёных всегда было немало поборников норманнского происхождения русской государственности; эта теория оказалась закреплённой в науке такими видными историками, как Н.М. Карамзин, М.П. Погодин, С.М. Соловьёв. Замечательный русский историк М.О. Коялович в конце XIX в. с горечью писал: «Русская народная вода, нуждающаяся в иноземной окраске, протекла ещё дальше, можно сказать, по всему пространству русского исторического движения; просочилась она в изыскания С.М. Соловьёва, а за ним в изыскания других наших учёных. Просачивается она и в настоящее время.».16 Вполне по

10 нятно, что при таком положении дел изучение с научных позиций глубинных корней русского народа было невозможно. Прав был С.А. Гедеонов, который в предисловии к опубликованному им в 1876 г. капитальному труду «Варяги и Русь» заметил: «При догмате скандинавского начала Русского государства научная разработка древнейшей истории Руси немыслима».17

Тем не менее, в XIX в. в связи с общим подъёмом русского самосознания усиливается и интерес российского общества к древнейшей истории росов. Это нашло отражение в исторических трудах тех же Н.М. Карамзина и М.П. Погодина, П.Г. Буткова; известным собирателем российских древностей и меценатом стал государственный канцлер граф Н.П. Румянцев. В 1854 г. доктор философии и магистр изящных наук Е.И. Классен опубликовал материалы, относящиеся к древнейшей истории славян и, в частности, русов, с приложением своих очерков по истории русов до Рождества Христова. По его мнению, «история древнейшей славянской Руси так богата фактами, что везде находятся её следы, вплетшиеся в быт всех народов европейских, при строгом разборе которых Русь сама выдвинется вперёд и покажет всё разветвление этого величайшего в мире племени».18 Заметим, что Классен, российский дворянин, получивший русское подданство в 1836 г., по происхождению был немец, но Байера, Миллера, Шлёцера и целую фалангу их последователей относил к «недобросовестным лицам», ставившим «себе в обязанность уничтожить всё то, что относится до Славян, в особенности же до Руссов», покушавшимися «отнять у славяно-руссов не только их славу, величие, могущество, богатство, промышленность, торговлю и все добрые качества сердца, но даже и племянное их имя - имя Руссов, из

11 вестное исстари как славянское».

В том же XIX веке, особенно после Отечественной войны 1812 г., усиливается интерес к изучению истории русского языка, наречий, географических названий, народных песен, поверий, преданий, обычаев и т.д. - словом, всего, что могло составить, по выражению М.П. Погодина, материал «для славянских сеней в русскую историю».20 Особенно в этом преуспели так называемые славянофилы и их последователи: К.С. Аксаков, А.Н. Афанасьев, Ф.И. Буслаев, А.Ф. Гильфердинг, В.И. Даль, П.В. Киреевский, П.Н. Рыбников, П.В. Шейн и другие, старания которых дали возможность читающей публике уяснить родство и единство общеславянской жизни, а также понять и объединить все главнейшие явления русской истории, выделить русский народ как своеобразный и самобытный, связанный с общечеловеческим историческим движением. Но, к сожалению, ни один из авторов не сделал даже попытки обратиться к изначальной истории росов как таковых, ограничиваясь, в лучшем случае, констатацией их славянских корней.

В конце XIX- начале XX в. появляются научные исследования, способствующие развитию некоторых смежных с историей дисциплин и использованию последних в деле изучения проблемы происхождения русского народа. Это прежде всего труды A.A. Шахматова о летописании и об истории русского языка, В.Р. Ро-зена о скандинавских, византийских и арабских источниках, A.A. Спицына о славяно-русской археологии и др. В дальнейшем, уже в советское время, значительных успехов достигают археология, этнография, антропология, каждая из которых внесла большой вклад в изучение славянских древностей.

В 30-х - начале 50-х годов были опубликованы результаты исследований по восточнославянской археологии и этногеографии A.B. Арциховского, П.Н. Третьякова, Б.А. Рыбакова, П.П. Ефименко, H.H. Чернягина и др.21 Археологически были выделены и изучены вятичи, кривичи, радимичи, поляне, ильменские слове-не и другие племена. С середины 1950-х гг. начинается интенсивное исследование проблем славянского этногенеза и формирования восточнославянских племён, учёные обращаются к поискам истоков славянской культуры в широком круге древностей Восточной и Центральной Европы. В 60-70-х гг. широко развернулась работа по обобщению славяно-русских древностей. По инициативе академика Б.А. Рыбакова осуществляется издание «Свода археологических источников», выходят в свет десятки фундаментальных монографий, сотни статей по различным разделам славяно-русской археологии; вопрос о происхождении восточных славян и образовании древнерусской народности входит в число ведущих тем, определяющих направления исследований советских археологов-славистов.22 В результате продела нных исследований появляются новые концепции происхождения и расселения не только восточного славянства, но и праславян (в их числе концепции П.Н. Третьякова, И.И. Ляпушкина, В.В. Седова, Б.А. Рыбакова).23

Разработка коренных вопросов славянской этнической антропологии в 20-40-е гг. неразрывно связана с именами Г.Ф. Де-беца, В.В. Бунака, Т.А. Трофимовой, H.H. Чебоксарова.24 В эти годы усиливается интерес к палеоантропологии, что было связано как с размахом археологических работ, так и с поставленной перед советскими учёными задачей создать на основе марксистско

13 ленинской методологии основные схемы исторического развития народов нашей страны, которые должны были отразить и проблемы этногенеза и этнических связей. В 1955 г. силами Института этнографии АН СССР и Антропологического научно-исследовательского института МГУ была организована Русская антропологическая экспедиция, результаты пятилетней работы которой были обобщены в коллективном труде «Происхождение и этническая история русского народа (по антропологическим данным)»25. Исследования, проведённые комиссией, подтвердили, что в основе русских антропологических вариантов лежит один антропологический пласт, который восходит к эпохам неолита и мезолита (древний восточноевропейский тип) и входит в круг разновидностей европейской группы как особая раса. Большой вклад в дальнейшее изучение антропологического состава восточнославянских народов и проблемы их происхождения внесла Т.И. Алексеева26. Крупнейшей работой по этнической антропологии населения европейской части СССР явилась монография В.П. Алексеева27, в которой был фактически исчерпан весь краниологический материал, накопленный за столетие антропологических и археологических исследований. Однако её автор был вынужден заявить, что вопрос о происхождении собственно славянского типа он считает неразрешённым из-за отсутствия соответствующих материалов.

Свой вклад в изучение проблемы происхождения восточных славян и их языков внесли советские лингвисты Ф.П. Филин28, О.Н. Трубачёв29, Б.В. Горнунг30, Г.А. Хабургаев31 и др.

Опираясь на достижения смежных дисциплин, а также используя новые подходы к интерпретации уже известных источни

14 ков, историческая наука в советское время достигла больших успехов в изучении славянского этногенеза. История изучения названной проблемы неоднократно освещалась в исторической литературе32, поэтому повторяться нет необходимости. Однако следует отметить, что на фоне исторических судеб прото- и прасла-вян проблема древнейшей истории росов как бы нивелируется. Чаще всего эта проблема решается не как самостоятельная, а всплывает в том или ином аспекте в связи с некоторыми спорными вопросами Древнерусского государства.

Привлекая довольно широкий, но, в основном, один и тот же круг источников, отечественные и зарубежные историки обосновывают свои гипотезы начала Русской земли и Древнерусского государства, исходя, главным образом, из двух вариантов: северного (новгородского) и южного (киевского). Соответственно к этим двум вариантам тяготеют и существующие научные исследования древнейших корней росов.

Так, академик М.Н. Тихомиров, анализируя летописные известия, приходит к выводу, что «название "Русь" было древним для Киевской Руси и возникло значительно ранее X в.».33 Этот вывод учёный подтверждает и иностранными свидетельствами. В частности, он убедительно доказывает, что западноевропейские авторы знали о Руси уже в IX в., а сочинение Ибн-Хордадбе (арабский автор IX в.) «настолько красноречиво говорит в пользу славянского происхождения Руси, что не требует комментария».34 «Название "Русь", - подытоживает своё исследование Тихомиров, -древнее прозвище Киевской земли, страны полян, известное уже в первой половине IX в., задолго до завоевания Киева северными князьями»35. На южном варианте происхождения Руси настаивал

15 академик Б.Д. Греков, ссылаясь, в частности, на свидетельство Псевдо-Захарии, писавшего в 555 г. о жившем на северо-западе от Нижнего Дона народе Рус (Рос). Подвергая критике «излишне тонкие, но неверные филологические построения» В.А. Брима, который старался доказать, что слово «русь» происходит от скандинавского корня «drot», означавшего «дружина» (или, вернее, от «drotsmenn» - «дружинники»), и гипотеза которого имела хождение в советской науке в 20-е и 30-е годы, Греков писал, что термин «русь» как название народа на юге и юго-востоке нашей страны вошёл в употребление задолго до IX в. и без всякого участия варягов.36

Одной из наиболее авторитетных в советской исторической науке стала концепция академика Б.А. Рыбакова, согласно которой должно различать Русскую землю в узком смысле, представляющую собой союз лесостепных славянских племён VI-VII вв., и Русскую землю в широком смысле, охватившую все восточнославянские племена от Балтики до Чёрного моря и от бассейна Вислы до Волги. Между ними хронологически лежит промежуточный этап процесса превращения Руси из союза племён в суперсоюз и из суперсоюза в восточнославянское государство, в течение которого Русь поглощала другие славянские племенные союзы. Ядром Русской земли являлось Среднее Поднепровье от бассейна Роси до Тясмина на правом берегу Днепра и часть Левобережья с Переяславлем Русским и нижним течением Сулы, Пела и Воркслы. То есть первоначально это была небольшая территория (около 180 км по течению Днепра и 400 км в широтном направлении), которая располагалась на южном краю плодородной лесостепи, где ещё во времена Геродота (V в. до н.э.) и несколько

16 позже располагались земледельческие «царства» сколотое («скифов-пахарей»), являвшихся славянами или, точнее, прасла-вянами. Во И-1\/ вв. н.э. эта область была сердцевиной славянской лесостепной части так называемой Черняховской культуры. Племя росов, или русов было частью славянского массива в первые века нашей эры. Имя росов Рыбаков связывает с рекой Ро-сью, правым притоком Среднего Днепра, а первым письменным свидетельством о росах считает рассказ Иордана (VI в.) о росомонах, враждовавших в IV в. с Германарихом готским. В VI-VII вв. в Среднем Поднепровье сложился мощный союз славянских племён, который иноземцы назвали «Рос», или «Рус»; к середине X в. Русью стали называть как все восточнославянские земли, платившие дань Руси, так и наёмные отряды варягов, принимавшие участие в делах Руси.37 Эту концепцию Рыбакова воспринял целый ряд советских историков38, она вошла в вузовские и школьные учебники.

Мнение советских учёных М.Н. Тихомирова и Б.А. Рыбакова было принято и польским учёным X. Ловмяньским, считающим термин «русь» географическим понятием, которое первоначально было местным, среднеднепровским, а затем, с образованием Древнерусского государства приобрело общее значение. Книга Ловмяньского появилась в 1957 г. в Варшаве и лишь значительно позже была опубликована в русском переводе в Москве.39 В целом она была посвящена роли норманнов в становлении государственности на Руси. Не отрицая, что русский престол заняла династия скандинавского происхождения, автор в то же время не считает, что это обстоятельство предопределило образование Древнерусского государства.40 «Топонимика, - отмечает он, - не

17 даёт тех свидетельств, которые в ней хотели бы найти норманни-сты», но она может быть использована как источник, прежде всего отрицающий широкую скандинавскую колонизацию на русских землях.41 По мнению Ловмяньского, ни сравнительно-исторические, ни ономастические, ни археологические источники не дают оснований говорить о завоевании Руси норманнами и создании ими русского государства.

Другим историкам подобная точка зрения кажется неубедительной. Например, Г.С. Лебедев, решительно опровергая идею первичности Южной Руси, отстаивает северный вариант. Отвергая как несостоятельные любые попытки возвести летописную Русь к росомонам или даже к реке Рось в Среднем Поднепровье, он связывает её с северными, новгородскими землями, исходя, прежде всего, из данных топонимики: Руса, Поруса, Околорусье в южном Приильменье, Руса на Волхове, Русыня на Луге, Русська на Воложбе, Рускиево в низовьях Свири (Приладожье). В вопросе происхождения названия «Русь» Лебедев примыкает к устаревшей филологической точке зрения, связывавшей его этимологию с финским «Рис^» со значением «Швеция», считая, что тем же словом называли и русских.42

В 70-е гг. вышла в свет книга ленинградского учёного В.В. Мавродина43, которая до сих пор остаётся единственным монографическим исследованием историка, специально посвящённым происхождению русского народа. Автор привлекает широкий круг письменных источников, данные археологии и лингвистики, чтобы доказать самобытность и славянскую принадлежность русского народа и его имени. Однако, считая, что термин «народ» применим лишь к племенам, уже объединённым в рамках государства,

18

Мавродин лишь в самых общих чертах характеризует этнические процессы, происходившие в Восточной Европе в древнейшую эпоху. Историко-этнические корни русского народа, история древнейших росов осталась за рамками его исследования.

Таким образом, в советской исторической науке вопрос о глубокой древности русского народа даже не ставился. Попытка продолжить традицию, заложенную Ломоносовым и опиравшуюся на исторические знания древней Руси, была предпринята в 1940-е гг. за рубежом русским учёным-эмигрантом Г.В. Вернадским. Будучи глубоко убеждённым, что «исторические корни русского народа уходят в глубокое прошлое», что процесс консолидации русских племён начался ещё в скифский период44, он в то же время не смог освободиться от тенет норманнской теории. Очень подробно рассматривая, по его собственному выражению, «подоснову русской истории»45, Вернадский поначалу отстаивает южный вариант происхождения руси, но создаёт очень громоздкую гипотезу, в которой, на наш взгляд, сам запутался. Так, он пишет: «Несомненно, что анты были наиболее сильным из проторусских племён, и столь же несомненно, что они были тесно связаны с причерноморскими землями, как экономически, так и политически».46 В другом месте он утверждает: «Поскольку (по нашему мнению) анты были славянами, организованными иранцами (аланами), правящий род антов должен был быть иранского происхождения».47 Впоследствии в Азовском регионе основали своё государство скандинавы, «со временем они приняли название русов», и это государство «стало известно как Русский каганат».48 Но поскольку, по мнению Вернадского, Рюрик, пришедший на Русь с севера, был тоже скандинавом, пришлось допустить «существо

19 вание двух русей»: старой шведской руси Русского каганата и новой фрисландской руси Рюрика.49 Неслучайно советские историки назвали гипотезу Вернадского «новым изданием норманнской теории».

Что касается западной исторической науки в целом, то в ней вопрос о древних корнях русского народа и не может рассматриваться уже в силу того, что западные историки, как правило, продолжают подходить к проблеме древнейшей истории Руси с позиций норманнской теории.

Примером тому является западногерманский профессор Г. Ротте, который в 1982 г. на международной конференции «Славянские культуры и мировой культурный прогресс» выступил с идеей о том, что славяне на протяжении всей своей истории имели таких поводырей - сначала византийцев, потом скандинавов, хазар, а ещё позднее - немцев; восточные славяне вышли на историческую арену поздно и без собственных культурных традиций; культура же Киевской Руси представляла собой простой симбиоз культурных элементов Византии, Хазарии, Скандинавии, и её дальнейшее развитие зависело от того, насколько русскому народу удавалось сохранить и развить те пласты европейских культур, которые он сделал своими собственными.51 Новые импульсы норманнизм получил в работах современных западных историков Г. Арбмана, Э. Оксенстиерны, Т. Капелле, Г. Штокля и др. При помощи манипулирования археологическими и письменными источниками они вновь объявляют скандинавов-варягов одной из ведущих сил в создании Древнерусского государства.52

Близкой по духу к норманнской теории, хотя и с несколько иным содержанием, является идея хазарского происхождения ру

20 сов, настойчиво пропагандируемая за рубежом профессором Гарвардского университета О. Прицаком. В начале 70-х гг. он рекомендовал историкам «наконец освободиться от пристрастий автора ПВЛ [«Повести временных лет». - Ю.А.] и не идентифицировать Русь с полянами для середины X в., а вместе с тем проститься с концепцией славянского (Полянского) происхождения Руси».53 Впоследствии он и полян объявит тоже хазарами. Несостоятельность и нелепость этой версии хорошо аргументировал П.П. Толочко.54

Наряду со шведско-датским, иранским, хазарским вариантами происхождения русов имеются ещё и египетский, и скифо-сарматский, и др. Американский учёный-востоковед А.А. Кур (Ку-ренков, русский по происхождению), пытаясь воссоздать древнейшую историю русского народа, утверждает, что его этнические корни восходят к киммерийцам, с которыми с течением времени слились скифы, «к ним прибавились потомки Суроматов; проходящие мимо Кривичи, Северяне и другие оставили также свой след. Вот это всё, - пишет Кур, - наше начало, наша Начальная История».55

Подобные версии и их вариации появляются и в новейшей отечественной исторической литературе. Так, вновь до невероятных масштабов раздута роль «заморских скандинавов» и хазар на начальной стадии этнокультурной истории Руси В.Я. Петрухиным. «Варяги и хазары, - утверждает он, - целиком "реализовали" себя в ранней русской истории, приняв участие в этнокультурном синтезе, который привёл к становлению Русского государства и культуры».56 При этом названный автор под варягами однозначно подразумевает скандинавов, а начало этнокультурной истории Руси

21

Руси относит к IX-XI векам.

В то же время следует отметить, что в 80-е и особенно 90-е годы усилился интерес к предыстории русского народа, к его истокам, корням. В немалой степени этому способствует переворот, произошедший в эти десятилетия в ряде гуманитарных наук: археологии, сравнительном языкознании, сравнительной мифологии и др. Появилась новая наука семиология, предназначенная для изучения «жизни знаков в рамках жизни общества», в котором язык является лишь частью в более широкой совокупности семи-ологических систем.57 Была накоплена солидная теоретическая база наукой этнологией. «Новые факты, научные гипотезы, - отмечается в совместной монографии двух известных археологов В.А. Сафронова и H.A. Николаевой, - совершенно меняют картину истории человечества, начиная от прародины человека до сложения государств и цивилизаций».58 Сами указанные авторы в целом ряде своих научных статей и монографий проводят мысль о том, что «отсчёт собственно индоевропейской истории начинается с VIII тыс. до н.э.» и что «с этого времени начинаем свою праисторию и мы, славяне».

Из современных историков продолжает разработку целого ряда вопросов, связанных с древнейшей русской историей, А.Г. Кузьмин.60 Признавая, что «тема начала славянства и Руси практически неисчерпаема, и знания наши в этой области всё ещё весьма ограничены»61, он в своих исследованиях и публикациях по-новому высвечивает некоторые стороны этой проблемы, заостряет внимание на некоторых важных, но нерешённых вопросах.

Также следует отметить интересные и чрезвычайно важные

22 наблюдения одного из самых авторитетных лингвистов нашего времени О.Н. Трубачёва, изучающего проблему Причерноморской (Приазовской) Руси, в которой он видит реликт индоарийских племён, населявших Северное Причерноморье во 11-ом тысячелетии до н.э. и отчасти позднее.62

Мысль о том, что корни русского народа уходят в глубь тысячелетий настойчиво проводится хорошо известным как в нашей стране, так и за рубежом учёным-индонологом Н.Р. Гусевой. В своих статьях и книге она выявляет общие и сходные черты в языке и культуре древнейших предков славян (в том числе и русских) и предков древнеарийских племён.63

Древнейшей истории русов посвящены книги научного сотрудника Института славяноведения и балканистики РАН В.М. Го-барева, в которых он рассказывает о борьбе за независимость древних народов и племён Центральной и Восточной Европы во 11-1 тысячелетиях до н.э.64 Однако предыстория Руси им фактически представлена военной историей праславян, а проблема происхождения русского народа, его историко-этнических корней в его книгах вообще не рассматривается. К тому же, автор не претендует на строгую научность и книги свои относит к произведениям историко-художественного жанра.

Важность проблемы и необходимость её дальнейшего изучения нашли своё подтверждение в новейших статьях, опубликованных в 2000 г. двумя ведущими историческими журналами: «Отечественная история» и «Вопросы истории». Автор первой из них, крупный историк, член-корреспондент РАН Л.В. Милов65 свою статью посвятил, казалось бы, частному вопросу, а именно - происхождению термина как аллографа этнонима

23 русь».Однако его наблюдения позволили сделать очень важный вывод, касающийся проблемы образования государства у восточных славян: «восточнославянская государственность, несомненно, зарождалась задолго до появления варяжских "находников"»66. Автор подтверждает факт раннего присутствия славян в Поднеп-ровье, а под росами, которые, по свидетельству Константина Багрянородного, живут «в верховьях реки Днепр», под народом РИоэ, упоминаемом Людовиком Благочестивым, и русьцами (Ригг! «Баварского географа») следует понимать один и тот же народ.

В другой статье, автором которой является кандидат исторических наук Г.И. Анохин, излагается новая гипотеза происхождения государства на Руси, и^болыией мере касается соотношения терминов «варяги» и «русы».67 Но в ней косвенным образом также решается вопрос и об этнической принадлежности русов. Из статьи следует, что русы - это славяне, издревле проживавшие в районе Приильменья.

Повышенный интерес к проблеме происхождения русского народа, с одной стороны, и, с другой стороны, недостаточная её изученность академической наукой является благодатной почвой для некоторых любителей сенсаций, дискредитирующих свои учёные степени и звания. Примером этому является книга двух петербургских докторов наук и академиков В.М. Кандыбы и П.М. Зо-лина «Реальная история России».68 Большое место в этой книге отведено происхождению и древнейшей истории русов, а главная идея заключается в том, что русская цивилизация - одна из древнейших и уникальных на всей планете. Однако авторам явно изменяет чувство меры и научного такта, и если в первой, чисто исторической, части книги древние русы представлены «многообра

24 зием этносов: русы-словаки, русы-скиты (скифы), роксо-ланы», то во второй части («Священная история русов») на ошарашенного читателя сваливаются «первые тонкотелые люди-орусы», которые «своей внешностью во время полётов напоминали летающих змей», а «спустя миллионы лет они сумели соединиться с появившимися в Ориане архантропами и превратились в плотноте-лых людей, образовав Народ Русов», «и произошло это ровно 10

69 млн. лет тому назад».

Итак, несмотря на обилие исторической литературы, в той или иной степени затрагивающей проблему происхождения и древнейшей истории росов, она по-прежнему остаётся весьма актуальной. Приходится констатировать, что время формирования русского народа в исторической науке практически совпадает со временем образования древнерусского государства, что соответствует сложившемуся в советские времена представлению о древнерусской народности. Имеется большое количество исследований, посвящённых славянскому этногенезу, но древнейшие росы в них чаще всего вообще не фигурируют, а на определённом этапе славянской истории как бы всплывают на поверхность в виде восточных славян, и в дальнейшем восточнославянские племена начинают ассоциироваться с русским народом.

Практически во всех исследованиях, посвящённых проблеме образования государства у восточных славян, так или иначе решается вопрос об этнической принадлежности росов (русов) и о происхождении их названия. И если к настоящему времени большинство учёных принимают концепцию о том, что это были восточные славяне (поначалу одно племя с таким названием или же объединение восточнославянских племён, принявшее это имя

25 позднее), то этимологический аспект этнонима до сих пор является предметом дискуссий. По этой теме накоплена очень обширная литература, которая требует специального внимания и будет проанализирована при рассмотрении вопроса о происхождении названия русского народа (см. гл. 1, § 2).

Лишь в последнее время, благодаря достижениям теоретической этнологии, лингвистики, мифологии, археологии и других, смежных с историей дисциплин, появилась возможность заявить о том, что русский народ имеет свою предысторию, насчитывающую несколько тысяч лет. Но до сих пор нет ни одного научного исследования, специально посвященного этой предыстории. Частично восполняют отмеченный пробел монография и ряд статей автора настоящего диссертационного исследования.70

Цели и задачи диссертации определяются её названием: «Историко-этнические корни русского народа». То есть основное внимание в ней уделяется начальным стадиям формирования русского этноса, а главной целью исследования является доказать глубокую древность русского народа, историко-этнические корни которого уходят в глубь тысячелетий, а также возможность его претендовать на своё место в истории древнего мира и раннего средневековья. Достижение этих целей предполагало решение ряда задач:

Выяснение правомочности применения терминов «народ» и «этнос» по отношению к древнейшим росам;

Характеристика этнического самосознания русского народа на самом раннем этапе его развития, включая решение вопросов о происхождении его самоназвания и об особенностях формирования его религиозных воззрений;

26

Доказательство существования в древнейшие времена длительного периода проживания предков русского народа по соседству с предками арьев;

Выяснение соотношения этнонимов «славяне» и «росы»;

Постановка вопроса о существовании в древности не только восточной, но и южной, и западной Руси;

Подтверждение этнической принадлежности к росам Рюрика и его братьев, а также народа, известного по русским летописям под названием «варяги-русь».

Объектом исследования является русский этнос на начальных стадиях своего формирования. Разумеется, проблема, формирования русского народа весьма многогранна. Она охватывает обширный ряд аспектов, затрагивает множество вопросов, решить которые вряд ли по силам одному учёному, поэтому автор диссертации и не претендует на полное и всестороннее её освещение. В качестве предмета исследования были определены важнейшие составляющие этой проблемы: основные признаки, характеризующие древнейших росов как народ; этноним «росы/русы» (происхождение, этимология); религиозные воззрения и мифология древнейших росов; временной и пространственный аспект начальных стадий формирования русского этноса.

Источниковая база исследования

Для любого исторического исследования, как правило, наибольшую ценность представляют письменные источники. Но, естественно, когда речь идёт о столь отдалённых, древнейших временах, их просто может и не быть или они могут быть в очень ограниченном количестве. Тем большую ценность для нас представляют священные книги древних народов, в которых нашла

27 отражение народная память о своих предках, об их истории, верованиях, обычаях. К таким бесценным памятникам относятся священная книга иудеев и христиан «Библия» (Ветхий Завет), мусульман - «Коран», древних арьев - «Ригведа» и «Авеста». Они сохранили для нас те самые «отпечатки» следов наших далёких предков, которые позволяют не только отодвинуть начало истории росов в глубь тысячелетий, но и получить определённую информацию об их расселении, контактах с другими древнейшими народами, религиозных верованиях.

Несмотря на то, что текст ветхозаветной Книги Бытия едва ли мог возникнуть раньше последней четверти 11-го тысячелетия до н.э.71, в нём нашли отражение гораздо более древние предания. По мнению И.Ш. Шифмана, изучавшего историю формирования библейских текстов, «составитель Пятикнижия не мог, даже если бы и хотел, пойти на прямую фальсификацию предания, ибо во время составления памятника оно ещё, несомненно, продолжало жить в устном народном творчестве. Такая операция не только не способствовала бы авторитету книги, но, наоборот, нанесла бы ей непоправимый урон»72.

Свои предания, сказки, мифы, верования, обряды, свои песни, своих древних богов уносили с собой племена древних арьев, уходившие тысячелетия назад из Восточной Европы на восток в поисках лучшей доли, чтобы обрести новую родину в Индии и Иране. И, как очень хорошо заметила C.B. Жарникова, изучающая «отпечатки» глубокой древности в искусстве Русского Севера, «на новой для них земле, среди других народов они свято хранили память о своём прошлом, о своей прародине. Хранили свою и нашу память!».73 И эта память нашла своё отражение, в частности, в «Ригведе» и «Авесте».

Более традиционными для историков, интересующихся древними народами, источниками являются сообщения античных авторов, а также историков и путешественников раннего средневековья. Очень важные свидетельства, относящиеся к истории этносов, содержат сочинения Геродота (V в. до н.э.), Плиния Старшего (I в. н.э.), Помпония Мела (I в. н.э.), Тацита (вторая половина I - начало II в. н.э.), Птолемея (II в. н.э.), так называемая Певтингерова карта (первая половина I тысячелетия н.э.). Следует иметь в виду, что как древнегреческих, так и римских авторов росы, как таковые, не интересовали, однако определённая информация о них может быть обнаружена в сообщениях о других древних народах или их имя может оказаться скрыто под какими-то иными названиями.

Античные источники не называют своим именем не только росов, но и славян вообще. Впервые имя последних в форме 8с1аиет встречается в источнике VI в., а именно в сочинении готского епископа Иордана «О происхождении и деяниях гетов» («Гетике»); здесь же содержатся очень ценные сведения об антах и росомонах. Важные сведения о славянах сообщают также Про-копий Кесарийский и другие византийские авторы \/1-го в. К VI-му же веку относится сообщение сирийской хроники (Псевдо-Захарии) о народе Нгоэ (хрос, рос, рус).

О присутствии росов в Причерноморье задолго до «призвания варягов» свидетельствует целый ряд более поздних византийских источников (сочинения Константина Багрянородного, Льва Диакона, и др.), которые будут рассмотрены во втором параграфе второй главы и соответствующих других частях диссерта

29 ции.

Много важных сведений о русах содержат сочинения арабских и персидских средневековых авторов: Ибн-Русте, Ибн-Фадлана, ан-Надима, ас-Салалиби, Захира ад-дин Мар'аши ат-Табари, аль-Ахталя, абу-л-Фиды и др. Как справедливо отметил А.Г. Кузьмин, восточные источники являются наиболее трудными для анализа, поскольку их авторы, зная Европу, главным образом, с трёх точек (Волжской Булгарии, Северного Кавказа и Испании), очень часто, получая какие-то сведения в одном месте, переосмысливали их под влиянием информации, полученной в другом районе. Поэтому описания русов (росов) нередко носят расплывчатый, а иногда и фантастический характер.74

Из средневековых западноевропейских авторов ценные сведения по нашей проблеме сообщают Адальберт - «продолжатель Регинона» (X в.), Гельмольд - автор «Славянской хроники» (XII в.), составители так называемой «Великопольской хроники», польский историк М. Стрыйковский (XVI в.), голландский картограф Г. Меркатор (XVI в.) и некоторые другие.

Замечательным источником по истории росов и других народов является русская летопись - «Повесть временных лет» (около 1112 г.).75 Обнаруживая исключительно широкий этнографический горизонт, Нестор оставил нам очень ценные сообщения и о народах древнего мира, и о современных ему народах. Летописцу достаточно хорошо известны неславянские народы Западной Европы (англяне, греки, немцы, норманны, фряги и т.д.), народы балтийской группы (голядь, корсь, зимигола, летгола, литва, пруссы, ятвяги); весьма основательно он знаком со славянскими народами Запада и Юга и рассказывает о дунайских болгарах,

30 ляхах, мазовшанах, моравах, норцах, поморянах, сербах, хорватах, чехах. И уж, конечно, Нестор отлично знает восточных славян, племена которых представлены им очень полно: бужане волыняне, вятичи, древляне, дреговичи, дулебы, кривичи, лютичи, полочане, радимичи,северяне, словене, смоляне, тиверцы,уличи и др. Кроме того, будучи прекрасно осведомлённым о ближайших северных, восточных и южных соседях Руси, он оставил нам сведения о народах финно-угорской и самодийской групп (печоре, веси, чуди, мере, муроме, мордве, черемисах и т.д.), о ряде тюркских народов (волжских болгарах, печенегах, половцах-куманах, торках, берендеях и др.), некоторых иных народах, обитавших в южных пределах Восточной Европы (хазарах, аварах, хвалисах, таврианах и др.). Знакомы ему некоторые кавказские народы (яссы, касоги), арабы (сарацины), евреи (жидове). М.О.Косвен, специально изучавший этнографию «Повести временных лет», в частности, отмечал: «В XII в., который в западноевропейской литературе того времени характеризуется расцветом этнографической фантастики, русская летопись сохраняет в общем подлинную жизненность и реализм своих этнографических сообщений».76 Особо он подчеркнул «глубокий реализм» русской этнографии этого периода.77 Всё это делает «Повесть временных лет» одним из важнейших источников для изучения происхождения русского народа.

Интересные и важные детали почерпнуты нами из Иоакимов-ской летописи, приписываемой первому новгородскому епископу Иоакиму, жившему в конце X - начале XI в. Сама летопись не сохранилась, но её содержание довольно подробно передал В.Н. Татищев в четвёртой главе своей «Истории Российской».78 С тех

31 пор летопись стала частью корпуса древнерусских источников, хотя у определённой части историков и вызывала большие сомнения в своей подлинности. И, как совершенно справедливо отметил современный петербургский исследователь A.A. Хлевов, по мере развития критики источников она всё более и более завоёвывала «право на объективность и в наши дни является полноправным свидетельством, более того, свидетельством весьма информированным и содержащим, вероятно, ключи ко многим загадкам ранней русской истории».79

Кроме этих двух русских летописей, по мере необходимости мы прибегали и к некоторым другим, в том числе Троицкой, Гус-тинской, так называемой «Степенной книге» и др.

Большую ценность для нашего исследования представляют данные фольклористики и, прежде всего, славяно-русской мифологии. В научной литературе, к сожалению, нередко встречается мнение об отсутствии у славян своей мифологии. Конечно, это не так. У нас нет систематизированной мифологии, как, например, у древних греков, у которых мифы утратили свою первозданность из-за «стараний» античных писателей и поэтов. Славяно-русская мифология сохранилась практически в необработанном виде. Являясь отражением знаний, выработанных тысячелетиями, и связанных с яркой, неповторимой историей славянских народов, она нашла воплощение в народных сказках, поверьях, обрядах, загадках, вышивках, деревянной резьбе, во многих обычаях и традициях русского народа. В диссертации в качестве источника использованы русские народные сказки, изданные А.Н. Афанасьевым.80 Как известно, последний извлёк из архива Русского Географического общества хранившиеся там сказки, собранные из

32 самых разных мест и краёв России, и присоединил к ним многочисленные записи В.И. Даля. Как писал известный русский литературовед В.П. Аникин, в сборниках, издаваемых Афанасьевым, «заговорила огромная страна, протянувшаяся на тысячи вёрст с севера до юга и с запада до востока».81 Огромный интерес представляют практически ещё не изученные южнорусские поверья, легенды и сказы, записанные в молодости, а частично восстановленные по памяти писателем и любителем русской старины Ю.П. Миролюбовым, опубликованные за рубежом в 70-80-е годы, уже после его смерти, и лишь совсем недавно ставшие доступными для российского читателя.82 Интересные данные были нами почерпнуты из «Голубиной книги», народных песен, заговоров, а также из русского орнамента, нашедшего воплощение в оформлении рукописных книг, народной вышивке, деревянной резьбе.

В нашем исследовании мы, безусловно, опирались и на данные археологии - науки, которая в последние десятилетия получила бурное развитие и внесла большой вклад в изучение славянского этногенеза. Однако следует помнить, что возможности археологии в этнической идентификации той или иной археологической культуры ограничены. Поэтому гораздо более важными для нас явились данные языка. Ведь в основе объединения людей в этнические сообщества лежит прежде всего язык, поэтому, как писал В.В. Мавродин, «решать задачу поисков предков современных народов, в том числе и славянских, должно прежде всего языкознание, ибо в конечном счёте проблема этнического развития современных народов есть в первую очередь проблема развития их языков, а не восстановление, по поколениям и коленам, их физических предков ранних расовых типов».83 Является

33 общепризнанным, что «факты языка, как и данные археологии» -это «основной источник» изучения истории Руси «дописьменного периода, периода до возникновения славянской письменности, до появления Начальной русской летописи».84

В диссертации был использован также эпиграфический источник- надпись на Пневищинском камне, который позволил нам провести эксперимент, подтвердивший глубокую древность русского докириллического письма (см. гл. II, § 2).

Методологическая основа диссертационного исследования состоит из четырёх категорий научно-исследовательских методов, первая из которых включает в себя общефилософские методы научного познания, опирающиеся на законы материалистической диалектики. Процессы и явления, которые были предметом научного исследования, рассматривались в развитии, во взаимосвязи, в единстве и борьбе противоположностей, с учётом внутренних закономерностей и противоречий и перехода количественных изменений в качественные. Это позволило подойти к трактовке этноса как явления объективного, феномена, не зависящего от наших субъективных желаний, но в то же время имеющего развитую субъективную сферу. Этносу свойственны внутренние противоречия, являющиеся источником его саморазвития.

Вторая категория включает в себя общенаучные методы познания: индукции и дедукции, анализа и синтеза, описания и др. Тот факт, что функционирование и развитие этноса протекает по горизонтали и вертикали, в пространстве и времени, явился объективной основой применения исторического и логического методов; причём, исходя из особенностей поставленной проблемы, предпочтение отдавалось второму - логическому, который в

34 содержательном аспекте позволяет раскрыть внутреннюю суть изучаемого явления. Метод восхождения от конкретного к абстрактному позволил на основе совокупности целого ряда признаков раскрыть сущность этноса как такового и применить это понятие по отношению к древнейшим народам. С другой стороны, метод восхождения от абстрактного к конкретному помог идентифицировать древнейших росов как этнос. С помощью двух последних методов была построена модель «древнейшие росы», обладающая всеми сущностными признаками этноса.

В исследовании были использованы и общеисторические методы (третья категория). Например, историко-генетический метод позволил раскрыть свойства древнейших росов как этноса, охарактеризовать их религию и мифологию, показать причинно-следственные связи и некоторые закономерности в процессе их исторического развития. Этот метод применялся в сочетании с историко-сравнительным, который нашёл применение, в частности, при сопоставлении росов и арьев (религия, обычаи, язык). Историко-типологический и историко-системный методы использовались при определении этноса, при построении модели «древнейшие росы».

Специфика целей и задач, поставленных перед диссертационным исследованием, обусловила привлечение и конкретно-проблемных методов (методы четвёртой категории): экстраполяции и аналогии, герменевтики и интерпретации источника, моделирования средствами логического структурирования, а также специальных методов, выработанных лингвистикой, семиотикой, вспомогательными историческими дисциплинами (палеографией, эпиграфикой, исторической географией, ономастикой),

35 которые позволяют воссоздать внешний облик древних росов, территорию расселения, их отличительные черты, нравы, обычаи, верования.

Каждый из обозначенных выше методов предполагает свою особую методику, свои приёмы, логические операции. Например, методика сравнительного анализа, основанная на выявлении сходства и различия, проведения аналогий, применялась в диссертации при изучении мифологии, материальной культуры, языка, при сравнении некоторых явлений далёкого прошлого с последующим историческим опытом русского народа. В целом, при выработке тех или иных исследовательских приёмов, операций и процедур автор руководствовался комплексным междисциплинарным подходом к историческому познанию, который отражает современный уровень развития науки.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые на диссертационном уровне была изучена ранняя стадия формирования русского этноса. Новым является основной вывод диссертации о глубокой древности русского народа, уходящего своими историко-этническими корнями в общеиндоевропейскую эпоху; представлена новая гипотеза о происхождении его этнического имени; экспериментальным путём подтверждена идея о существовании у древних росов своей оригинальной древнейшей письменности; историческими и лингвистическими методами подтверждена славянская принадлежность «варягов-руси» русских летописей, прослежена славянская этимология имён Рюрика и его братьев Синеуса и Трувора. Научной новизной выполненной работы является также введение священных книг в источниковедческий арсенал исследований подобного типа.

36

Теоретическая и практическая значимость диссертации

Содержащийся в диссертации конкретно-исторический материал, её результаты и выводы могут быть использованы, во-первых, для создания нового раздела истории России, посвя-щённого древнейшей истории русского народа; во-вторых, при написании монографических работ по истории русского народа; в-третьих, при написании учебников и учебных пособий по истории России; в-четвёртых, может найти применение непосредственно в учебном процессе: при чтении курса лекций по истории России с древнейших времён, истории мировых цивилизаций и спецкурсов, при проведении семинарских занятий, при написании дипломных и курсовых работ.

Апробация

Основные выводы и положения диссертации вошли в доклады и научные сообщения, с которыми автор выступал на международной конференции «Россия и Англия: история, культура, бизнес, экология» (Государственная публичная историческая библиотека, 1995 г.), научной сессии Московского государственного открытого педагогического университета (1996 г.), на «Днях славянской письменности и культуры» (Костромской государственный педагогический университет им. H.A. Некрасова, 1996 г.), региональной научной конференции «Русская цивилизация: исторический феномен или миф?» (Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики, 1998 г.), научно-практической конференции «Историки и историческая наука на рубеже веков» (Московский городской педагогический университет, 2000 г.), на заседаниях кафедры отечественной истории

37

МГОПУ (1995 и 1996 гг.) и кафедры отечественной истории МГПУ (1997, 1998, 2000 гг.). По теме диссертации в 1996-2000 гг. было опубликовано 9 статей, главным образом, в межвузовских сборниках научных трудов (общий объём - около 5,2 п.л.) и монография «Историко-этнические корни русского народа» (М., 2000 -14,6 п.л.). Отдельные материалы и выводы диссертационного исследования автор отразил в курсах лекций «Отечественная история» (М.: МГОПУ. 1995. - Тема 1), «История России 1Х-Х1Х вв.» (Брянск: Грани. 1995. - Лекция 2), «История России 1Х-ХХ вв. (М.: ЗелО. 1997. - Лекция 2).

Структура работы определяется поставленными целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трёх глав и заключения. В конце диссертации приводится список использованных источников и литературы, а также приложение, содержащее карты, таблицы, фотоиллюстрации. Примечания даются в виде концевых сносок после каждой главы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Акашев, Юрий Дмитриевич

Заключение

Подводя итог нашему исследованию, следует ещё раз подчеркнуть важность и актуальность проблемы происхождения русского народа, проблемы очень сложной, ёмкой и многогранной, включающей в себя множество аспектов. Как и всякая другая научная проблема, она предполагает различные подходы к её решению и освещению, разные варианты, разные концепции. Для науки не может быть приемлем застой и длительная консервация гипотез, которые, так и не получив статуса теории, тем не менее, со временем приобретают тенденцию превратиться в истины последней инстанции.

В настоящей диссертации предложен новый подход к изучению «Руси изначальной», а также новый взгляд на некоторые традиционные источники; с новых позиций, учитывающих достижения этнологии, лингвистики, фольклористики, антропологии, археологии, климатологии и ряда других смежных дисциплин, рассматривается процесс формирования древних росов.

Анализ новейшей этнологической и философско-антропологической литературы позволяет прийти к выводу о том, что понятия «этнос», «народ» применимы к различным стадиям исторически формирующихся общностей людей и что начальные моменты образования этносов относятся к начальным этапам истории человечества. Поэтому современное понимание этноса позволяет не только на теоретическом, но и на научно-практическом уровне начинать историю русского народа не с периода станов

331 ления государственности, а с его историко-этнических корней, уходящих в глубины общеиндоевропейской эпохи.

Наиболее существенными внешними признаками этноса, в которых проявляется этническая ценностная специфика, являются этнический стиль культуры (в широком смысле этого слова) и образ жизни; они же являются и ориентирами для этнической идентификации. В свою очередь, этнический стиль культуры, как отмечал С.Е. Рыбаков, ярче всего проявляется в мифологии, религии и народном искусстве.1 Но мифология и религия, наряду с самоназванием являются отражением более глубинной сущности этноса - его самосознания. Методы компаративистики, а также сравнительной мифологии и ономастики позволяют прийти к заключению о том, что эти основополагающие признаки этноса начинают формироваться у росов ещё задолго до распада индоевропейской семьи, в длительный период их близости к древним арьям. Именно в это время закладывались основы того «бессознательного наследства», которое «держит под своей властью все проявления ума и характера»2 и которое определяет особенности русского стиля мышления, образа жизни, того, наконец, что принято называть «загадочной русской душой».

Одним из важнейших моментов становления этноса является возникновение у него собственного имени, самоназвания, которое является внешним проявлением этнического самосознания и связано с необходимостью самоидентификации, выделения себя из других народов. И поскольку осознание своего коллектива и его противопоставление другим коллективам началось в эпоху верхнего палеолита и нашло внешнее выражение в понятиях-символах «мы», «наше» в противоположность «не мы», «не на

332 ше», то олово-местоимение «мы» можно считать древнейшим самоназванием предков русского народа. Его древность подтверждается данными компаративистики.

Данные компаративистики и палеолингвистики позволяют также утверждать, что и этноним росы является не заимствованным из других языков, а древним самоназванием, закрепившимся за нашими предками предположительно во II тысячелетии до н.э. Это слово сохранилось не только в русском языке, но и в санскрите - одном из древнейших языков индоевропейской семьи. Но если в санскрите слово «ragi» сохранило значение просто большого количества людей, то в языке росов уже после ухода арьев из Восточной Европы оно приобрело значение этнонима: росы -это «свои люди», живущие на своей древней земле, это - «мы» (в отличие от «не мы», «чужие», «не люди»). Древность этого этнонима подтверждается также и чередованием о-у в корне слова (росы - русы) - явлением, не несущим никакой семантически дифференцирующей нагрузки и объясняющимся историей языков, некогда составлявших единую общеиндоевропейскую семью.

Глубокая древность росов подтверждается и удивительным сходством русского языка с санскритом, особенно древнейших слоев его лексики, относящейся к эпохе формирования семьи и рода, а также местоимений, слов, обозначающих действие или состояние, явления природы и т.д. Поскольку санскрит является языком древних арьев, отмеченное явление свидетельствует о длительном соседстве этих двух народов, что могло иметь место в эпоху, предшествующую уходу последних из Восточной Европы, то есть до конца III - начала 11-го тысячелетия до н.э. На длительные контакты древнейших росов с арьями указывает и сход

333 ство их религиозных воззрений, имён богов, обрядов и обычаев, религиозных и магических терминов. Анализ некоторых особенностей религии древних росов позволяет прийти к заключению, что формирование её древнейшей основы происходило в природно-климатических условиях, аналогичным тем, которые нашли отражение в древнейших гимнах «Ригведы».

Таким образом, можно утверждать, что этногенез древних росов протекал одновременно с этногенезом древних арьев и ис-торико-этнические корни русского народа уходят в глубь тысячелетий.

Проанализировав целый ряд письменных источников, в том числе и некоторые священные книги, мы пришли к выводу, что древнейшие росы были известны среди других народов древнего мира и играли определённую роль в их истории. И именно поэтому их имя оказалось зафиксированным в этнографической таблице Книги Бытия - Первой книги Моисеевой из Ветхого Завета. Текстологический анализ этой таблицы, наблюдения над особенностями древнееврейского письма позволяют утверждать, что имя народа Рос здесь употреблено по отношению к младшему сыну Иафета - третьего сына Ноя в форме вирас (Tupac, Тирос), в которой начальный элемент ти- (9и-) является древнерусским указательным местоимением (по типу летописного «ти Словене»), сросшимся с этнонимом Рос (Рас). Имя народа Рос (в форме Рош) называет и пророк Иезекииль, живший в VI в. до н.э. и книга которого также вошла в состав Библии. В том, что это слово в книге пророка означает имя народа Рос (а не «голова», или «глава», как оно переведено в Вульгате), убеждают те факты, что в переводе Библии на греческий язык, осуществлённом семью ве

334 ками раньше Вульгаты, оно писалось как этноним ' Рш^ и в более поздних средневековых источниках оно ассоциировалось с русским народом. Идентичным библейскому имени Рос (Тирас, Рош) является и этноним ар-Расс, упоминаемый в Коране среди древнейших народов, которых жестоко покарал Аллах.

Сообщения о древнейших росах встречаются также и у позд-неантичных, и средневековых авторов (как европейских, так и восточных). Вполне возможно, что роксоланы (светлые аланы), которые упоминаются древними источниками, были частью росов, увлечённых потоком арьев на юг и давших начало Приазовско-Причерноморской Руси. Вполне логичной представляется идентификация с росами росомонов, о которых также упоминает ряд средневековых авторов, и народа Хрос (Ерос, Рос) Псевдо-Захарии. Византийские авторы, сообщавшие о нападении росов на Византию в V и IX вв., видели в этом осуществление пророчества Иезекииля о народе Рос (Рош). Не выражая ни малейшего сомнения в существовании между ними прямой преемственности, они тем самым подтверждают глубокую древность предков русского народа. Глубокую древность существования южной Руси подтверждают и свидетельства арабских и персидских средневековых авторов, а название реки ар-Рас ассоциируется ими с именем древнего народа ар-Расс, упоминаемым в Коране. Не было сомнения в том, что русский народ своими историко-этническими корнями уходит в древнейшую эпоху, и у русских летописцев и книжников, которые его происхождение связывают с потомством библейского Иафета и, в частности, сообщают о русских «воях» 1\/-го века и более древних времён.

335

В диссертации доказывается, что понятие «древнейшие росы» гораздо шире и в пространственном, и в стадиальном отношении, чем условное понятие «славянская прародина». Древнейшие росы формировались из тех охотников, которые ещё в каменном веке медленно продвигались на север вслед за дикими животными, увлекаемыми последним отступающим ледником. Трудности освоения новых территорий, изменившиеся методы охоты, новая природно-климатическая среда, столкновения с чужаками - всё это приводило к перестройке сознания первобытного человека, разграничению мира людей на своих и чужих, формированию этнически специфических символов. В процессе продвижения на север происходило освоение огромной территории, которая становилась «своей». Санскрит донёс до нас древнее название этой территории - «rasa», которую древние росы считали своей материнской землёй: «Мать - сыра земля». Поскольку санскритское «rasa» наряду со значением «земля», «страна» имеет ещё и значение «влага», то, скорее всего, это слово первоначально относилось к той огромной освободившейся от ледника территории, которая действительно была пропитана влагой от таявшего льда.

Сравнительный анализ славяно-русской мифологии и мифологии древних арьев, а также данные топонимики и сравнительного языкознания позволяют сделать вывод о том, что время проживания древних росов по соседству с предками арьев, время их наиболее тесных контактов и взаимовлияния совпадают с их расселением по территории восточноевропейского Севера в период климатического опти^ма (примерно с 4000 г. до н.э. до 2700 г. до н.э.).

336

По прошествии этого теплового периода и с наступлением резкого похолодания начинается массовый отток индоевропейцев с Европейского Севера. И в это время происходит ещё более широкое расселение древнейших росов по Восточной и Средней Европе. Формируются земледельческие культуры, которые археологи фиксируют в области славянской «прародины». Большая часть росов рассредоточивается на территории, лежащей к востоку от земледельческих славянских центров, живя по соседству с другими племенами, в том числе с финно-угорскими и балтскими, а также с оставшимися в южном регионе Восточной Европы арьями.

Расселение древнейших росов по обширной европейской территории, соприкосновение и столкновения с иноязычными народами, а зачастую и жизнь в иноязычном окружении обусловили появление этнического термина «словене», образованного от лексемы «слово» и нёсшего в себе семантическую нагрузку со значением «единословники», «говорящие на одном языке», «понимающие друг друга».

Помимо восточных славян (полян, вятичей, дреговичей, древлян и т.д.), которые наряду с родовыми именами сохранили и своё более древнее видовое имя Росы/Русы, о своих росских корнях долгое время знали и помнили и остальные славяне. Этот факт, например, отражён в «Хронике» польского историка Х\/1-го в. М. Стрыйковского, который всех древних славян именовал «ру-сацами» или «русскими славянскими народами». Это подтверждают и многочисленные данные топонимики и этнонимики.

В диссертации в самом общем виде представлена модель расселения древнейших росов, которая позволяет найти ключ к ответу на многие вопросы и, в частности, на такие, как: причины

337 разнообразия физических типов среди не только всех славян, но и конкретно русского народа; причины многообразия археологических культур, условно определяемых как славянские древности; вопрос о существовании Азовско-Причерноморской Руси, Руси Прибалтийской, Карпатской, Дунайской и др.

Целый ряд источников, проанализированных в диссертационном исследовании, позволяет утверждать о существовании в течение длительного времени западных русов (ругов, рогов, руя-нов, рутенов), историю которых мы вправе считать частью истории древней Руси.

Внимательное прочтение русских летописей (Лаврентьев-ской, Густинской, Иоакимовской, Псковской 1-ой, Софийской 1-ой, Воскресенской и др.), изучение легенд, данных ономастики, геральдики, антропологии, сравнительного языкознания позволяют с твёрдой уверенностью заявить, что «варяги-русь», о которых идёт речь в русских летописях, - это славяно-росы, жившие вдоль южного побережья Балтийского моря; что рассказ о призвании на княжение в Новгородскую землю в 862 г. Рюрика и его братьев не есть выдумка летописца, а основан на вполне реальных исторических событиях; что имена Синеуса и Трувора вовсе не следствие неверного перевода летописцем шведских слов, а являются русскими эпитетными именами.

Разумеется, представленное диссертационное исследование ни в коей мере не претендует на исчерпывающие ответы на многие вопросы, возникающие в связи с проблемой происхождения русского народа. Но хотелось бы, чтобы оно помогло изменить отношение исторической науки к началу Руси, её истокам и утвердить мнение о русском народе как одном из древнейших,

339

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Акашев, Юрий Дмитриевич, 2000 год

1. А се имена всем градом рускым далним и ближним // Тихомиров М.Н. Русское летописание. М.: Наука. 1979. С. 94-96.

2. Авеста в русских переводах (1861-1996) / Сост., общ. ред., примеч. И.В. Рака. СПб.: Журнал «Нева», Летний Сад. 1998. 480 с.

3. Афанасьев А.Н. Народные русские сказки. В 3-х т. М.: Госполитиздат. Т. 1. 1984. -XVI, 511 е.; Т. 2. 1985. -510 е.; Т. 3. 1985.-572 с.

4. Ванкель Г. Эратический валун с финикийскою надписью, найденный близ Смоленска, в России // Полоцко-Витебская старина. Вып. III. Витебск. 1916. С. 36-43.

5. Великопольская хроника // "Великая хроника" о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв.: (Перевод и комментарии) / Под ред. В.Л.Янина. М.: Изд-во МГУ. 1987. С. 51-260.

6. Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских (С половины VII в. до конца X в. по РХ). СПб.: Изд-во Имп. АН. 1870.-VIII, 308 с.

7. Герберштейн С. Московские записки барона Сигизмунда Гербер-штейна // Библиотека иностранных писателей о России. Отд. 1. Т. 2 Ч. 1. СПб.: Тип. Вингебера. 1847. С. 17.

8. Геродот. История в девяти книгах / Пер. с греч. T. I. М.: Изд. А.Г. Кузнецова. 1888. С. 303-355.

9. Голубиная книга. Русские народные духовные стихи XI-XIX вв. / Сост.: Л.Ф. Солощенко и Ю.С. Прокошин. М.: Моск. рабочий. 1991. -С. 34-42.

10. Грамота новгородского епископа Симеона. XV в. (фотокопия) // Леонтьева Г.А. Палеография, хронология, археография. М.: Прометей. 1997. С. 78.

11. Густинская летопись // Полное собрание русских летописей (Далее: ПСРЛ). T. II. СПб.: Тип. Э. Праца. 1843. С. 233-373.

12. Житие Георгия Амастридского // Васильевский В.Г. Труды: В 4-х т. Т. 3. СПб.: Изд-во АН. 1915. CCLXXXVIII., 122 с.

13. Из «Географии» Птолемея // Откуда есть пошла русская земля. Века VI-X. В 2-х кн. / Сост., автор предисл., введения к док-там и ком-мент. А.Г. Кузьмин. М.: Мол. гвардия. 1986. Кн. 2. С. 15.

14. Из «Германии» Тацита // Кузьмин А.Г. Кто в Прибалтике «коренной»? М.: Изд-во Писательского АО. 1993. С. 14.340

15. Из «Деяний священников Гамбургской церкви» Адама Бременского // Откуда есть пошла Русская земля. Кн. 2. С. 596.

16. Из «Космографии» Герарда Меркатора // Кузьмин. Кто в Прибалтике «коренной»? С. 22-23.

17. Из «Славянской хроники» Гельмольда // Откуда есть пошла Русская земля. Кн. 2. С. 605-606.

18. Из хроники «Продолжателя Регинона» // Откуда есть пошла Русская земля. Кн. 2. С. 564.

19. Иордан // Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. 1 (I-VI. вв.) / Сост. Л.А. Гиндин, С.А. Иванов, Г.Г. Литаврин. М.: Восточная литература. 1994. С. 98-161.

20. Иордан. О происхождении и деяниях гетов. «Getica» / Вступ. статья, пер. и коммент. Е.Ч. Скржинской. М.: Изд-во вост. лит. 1960. -436 с.

21. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Т. II. СПб.: Тип. М.А. Александрова. 1908. С. 278.

22. Книга Иосиппон. Таблица народов / Пер. с иврита П.В. Пет-рухина и Я.Д. Эйделькинда // Петрухин В.Я. Начало этнокультурной истории Руси IX-XI веков. Смоленск-М.: Русич, Гнозис. 1995. С. 36-40.

23. Книга степенная царского родословия // ПСРЛ. Т. 21. Ч. 1. СПб.: Изд. Имп. археогр. комиссии. 1908. С. 6-63.

24. Коран. Суры 25 и 50 / Пер. И.Ю. Крачковского. М.: Дом Бируни. 1990.-С. 296-301,424-426.

25. Книги Ветхаго Завета // Библ1я. Книги Священного Писажя Ветхагои Новаго ЗавЬта. Каноничесюя / Рус. пер., указат. и примеч. пастора Б. Геце. Б/м.: Изд-во Б. Геце. 1939. С. 1-892.

26. Ковалевский А.П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Харьков: Изд-во Харьк. ун-та. 1956. 347 с.

27. Купчая Соловецкого монастыря у Филикса Кононова сына Костие-ва на участки в Кильбоострове и Лотошкове острове // Грамоты Великого Новгорода и Пскова / Под ред. С.Н. Валка. М.-Л.: Изд-во АН СССР. 1949. С. 306-307.

28. Лев Диакон. История / Пер. М.М. Копыленко. М.: Наука. 1988. 237 с.

29. Летопись по Лаврентьевскому списку. Повесть временных лет // ПСРЛ. Т. I. М.: Изд-во восточ. лит-ры. 1962. С. 1-286.

30. Людольф Г.В. Русская грамматика / Переизд., перевод, вступ. статья и примеч. Б.А. Ларина. М: Изд. НИИ языкознания. 1937. С. 74-80.341

31. Махабхарата: Философские тексты / Пер. Б.Л. Смирнова. Вып. V. Кн. 2: Нараяния. Ашхабад: Ылым. 1984. 325, 1. с.

32. Меркатор Г. Атлас // Борисовская Н. Старинные гравированные карты и планы XV-XVIII веков. М.: Галактика. 1992. С. 53-78.

33. Московское евангелие 1393 г. (фрагмент) // Пронштейн А.П., Овчинникова B.C. Развитие графики кирилловского письма. Ростов-на-Д.: Изд-во Ростовского ун-та. 1987. С. 89.

34. Низами Гянджеви. Искандер-намэ. Ч. 1: Шараф-намэ / Пер. Е.А. Бертельса. Баку: Аз. ФАН. 1940. 394 с.

35. О истории Иоакима, епископа Новгородского Иоакимовская летопись. // Татищев В.Н. История Российская: В 7-ми т. Т. I. М.-Л.: Изд-во АН СССР. 1962. С. 107-119.

36. Олеарий Адам. Подробное описание путешествия голштин-ского посольства в Московию и Персию, составленное секретарём посольства Адамом Олеарием / Пер. с нем. П. Барсова. М.: О-во истории и древностей российских при Моск. унте. 1870.- С. 80-81.

37. Певтингерова карта // Свод древнейших письменных известий о славянах . С. 63-80.

38. Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 гг. // Материалы по истории народов СССР / Под ред. М.Н. Покровского. Вып. 1. Л.: Изд-во АН СССР. 1930. С. 75.

39. Повесть о жизни и о храбрости благоверного и великого князя Александра Житие Александра Невского. // «Изборник» (Сборник произведений литературы древней Руси). М.: Худ. лит-ра. 1969. С. 329-343.

40. Прокопий из Кесарии. Война с готами / Пер. с греч. С.П. Кондратьева. М.: Изд-во АН СССР. 1950. 516 с.

41. Прокопий Кесарийский // Свод древнейших письменных известий о славянах. С. 170-250.

42. Псковская 1-я летопись // ПСРЛ. Т. 4. СПб. 1848. С. 173.

43. Рак И.В. Мифы древнего и раннесредневекового Ирана (зороастризм). СПб.-М.: Журнал "Нева"-Летний Сад. 1998. 560 с.

44. Ригведа. Мандалы I-IV / Издание подготовила Т.Я. Елизарен-кова. М.: Наука. 1989. 768 с.

45. Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия / Собр. М. Забылиным. Репринт, воспроизвед. изд. 1880 г. М.: Книга принтшоп. 1989. 607, VIII с.342

46. Се Повести временных лет: Лаврентьевская летопись / Сост., авторы примеч. и указат. А.Г. Кузьмин, В.В. Фомин. Арзамас: Изд-во АГПИ им. А.П. Гайдара. 1993. 383 с.

47. Скифия и Кавказ Scythica et Caucasica., Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. В 2-х т. T. II. Вып. 1 / Собрал и изд. с рус. пер. В.В. Латышев. СПб. 1904. 271 с.

48. Сохранившиеся отрывки начала Троицкой летописи // Русские летописи. Т. 1. Рязань: Узорочье. 1997. С. 11-36.

49. Слово некоего христолюбца и наказание отца духовного (о покорении и послушании) // Волошина Т.А., Астапов С.Н. Языческая мифология славян. Ростов н/Д: Феникс. 1996. С. 331-332.

50. Слово о великом князе Дмитрии Ивановиче и о брате его, князе Владимире Андреевиче, как победили супостата своего царя Мамая // «Изборник». С. 380-397.

51. Слово о полку Игореве // Там же. С. 196-213.

52. Слово святого Григория об идолах // Волошина, Астапов. Указ. соч. С. 332-334.

53. Смоленский этнографический сборник / Сост. В.Н. Добровольский. Ч. 1. СПб.: Имп. Рус. географ, о-во. 1891. С. 167.

54. Ушверсал «bcîm украТнським малороаянам». 1648, червень. Ta6ip п¡д Бтою Церквою // Документи Богдана Хмельницько-го. 1648 1657 / Упорядники I. Крип'якевич та I. Бутич. Кшв: Вид-во АН Укр. PCP. 1961. - С. 645-649.

55. Хроника Захарии Ритора // Пигулевская Н.В. Сирийские источники по истории народов СССР. М.-Л.: Изд-во АН СССР. 1941. С. 148-167.

56. Челобитная русских купцов 1646 г. № 13 // Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею Академии наук. T. IV. СПб.: Тип. Имп. АН. 1836. С. 15-18.

57. Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения («Хро-нография» Феофана, «Бревиарий» Никифора). Тексты, перевод, комментарий. М.: Наука. 1980. 215 с.

58. Чрьноризьца Храбъра отъвети о письменехъ //Журнал Министерства народного просвещения. Ч. 59. Отд. II. 1848. С. 32-42.

59. Чрьноризьца Храбъра отъвети о письменехъ // Русская азбука в инициалах XI-XVI веков / Сост. и вступит, ст. Г.В. Аксёновой. М.: НИЦ «Скрипторий». 1998. С. 132-139.343

60. Шедель Г. Всемирная хроника (Аугсбургская хроника 1497 г.) // Борисовская. Указ. соч. С. 23-28.

61. Extraits de l'Histoire Universelle d'Aini // Hammer I. Sur les origines Russes: Extraits de manuscrits orientaux. SPb. 1827. -P. 25.

62. Extraits de l'ouvrage géographique d'Aboulfeda // Ibid. P. 9.63. lordanis Romana et Getica, recensuit Theodorus Mommsen // MGH. Auct. antiquiss. T. V. P. I. Berlin. 1882. P. 72.

63. H ПаЛсиа Aia-&nKrl ka|a touç £(3брпк°ша i.e. Vêtus Testamentum graecum ex versione septuaginta. Leipzig: Breithkopf. 1730. 1312, 270 p.

64. Remarques extraites d'une lettre du 18 Novembre 1816 // Idid. -P. 24.

65. Sacrorum bibliorum vulgatae editiones concordantiae Hugonis cardinalis. Viennae: Endterium. 1714. 15, 1411 p.

66. Scriptores rerum Prussicarum. T. 1. Leipzig. 1861. P. 732.1. Литература

67. Абаев В.И. Отражение работы сознания в лексико-семантической системе языка // Ленинизм и теоретические проблемы языкознания. М.: Наука. 1970. С. 232-262.

68. Абаев В.И. Скифо-европейские изоглоссы на стыке Востока и Запада. М.: Наука. 1965. 168 с.

69. Акашев Ю.Д. Божества древних росов в сопоставлении с арийскими // Вопросы отечественной истории и историографии. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 3 / Отв. ред. И.В. Сучков. М.: Изд-во МГОПУ. 2000. С. 12-31.

70. Акашев Ю.Д. «Варяги-русь» русских летописей: кто они? // Проблемы отечественной истории: новые факты, подходы, решения / Гл. ред. Б.В. Леванов и В.А. Корнилов. М.: Изд-во МГПУ-МИЭТ. 1999. С. 134-153.

71. Акашев Ю.Д. Имя русского народа в свете данных компаративистики // Вопросы отечественной истории и историографии. Межвузовский сб. науч. трудов. Вып. 2 / Отв. ред. И.В. Сучков. М.: Изд-во МГОПУ. 1999. С. 4-8.

72. Акашев Ю.Д. Историко-этнические корни русского народа. М.: Социум. 2000. 238 с.

73. Акашев Ю.Д. Народ Рос в этнографической таблице Ветхого Завета // Вопросы отечественной истории. Межвузовский сб. науч. трудов / Отв. ред. А.В. Ушаков. М.: Изд-во МГОПУ. 1996. С. 4-11.344

74. Акашев Ю.Д. Народ Рос в этнографической таблице Ветхого Завета // Вопросы отечественной истории. Межвузовский сб. научных трудов / Отв. ред. A.B. Ушаков. М.: Изд-во МГОПУ. 1996. С. 4-11.

75. Алексеев В.П. О самом раннем этапе расообразования и этногенеза // Этнос в доклассовом и раннеклассовом обществе. М.: Наука. 1982. С. 32-55.

76. Алексеев В.П. Происхождение народов Восточной Европы. М.: Наука. 1969. С. 12-56.

77. Алексеева Т.И. Славяне и германцы в свете антропологических данных // Вопросы истории. 1974. № 3. С. 66-67.

78. Алексеева Т.И. Этногенез восточных славян по данным антропологии. М.: Изд-во МГУ им. М.В. Ломоносова. 1973. -С. 3-218.

79. Аникин A.A. Опыт семантического анализа праславянской омонимии на индоевропейском фоне. Новосибирск: Наука, Сиб. отд. 1988. 123, 2. с.

80. Аникин В. Александр Николаевич Афанасьев и его фольклорные сборники // Народные русские сказки. Из сборника Афанасьева. М.: Правда. 1982. С. 3- 21.

81. Аничков Е.В. Язычество и Древняя Русь. СПб.: Тип. Стасю-левича. 1914. 386 с.

82. Анохин Г.И. Новая гипотеза происхождения государства на Руси // Вопросы истории. 2000. № 3. С. 51-61.

83. Анохин Г. И принудили греков платить дань. Маршруты ру-сов-мореходов IX столетия // Родина. 1996. № 9. С. 36-37.

84. Арциховский A.B. В защиту летописей и курганов // Советская археология. 1937. Т. IV. С. 21-29.

85. Арциховский A.B. Курганы вятичей. М.: Ранион. 1930. 221, 2. с.

86. Байер Г.З. Из книг северных писателей, сочинённое Сигфр-дом Беером // Татищев. История Российская: В 7-ми т. Т. 1. М.-Л.: Изд-во АН СССР. 1962. С. 208-232.

87. Байер Г.З. Сочинение о варягах автора Феофила Сигефра Баэра. СПб.: Изд-во Имп. АН. 1767. 56 с.

88. Баландин Р.К. Кто вы, рудокопы России? М.: Знание. 1990. -48 с.

89. Бартольд В.В. Арабские известия о руссах // Сочинения: В 9-ти т. Т. II. Ч. 1. М.: Изд-во вост. лит-ры. 1963. С. 810-859.

90. Беллингер Г., Людвиг Р., Польман Б. и др. Большой путеводитель по Библи / Пер. с нем. М.: Республика. 1993. 479 с.

91. Белякова Г.С. Славянская мифология. М.: Просвещение.1995. 239 с.

92. Библейская энциклопедия. В 2-х кн. / Репринт, изд. Полной популярной Библейской энциклопедии. В 4-х вып. М. 1891. М.: NB-press, Центурион, АПС. 1991. Кн. 1. 496 е., Кн. 2. -400 с.

93. Бирнбаум X. Ещё раз о завоевании северо-восточной Европы славянами и о вопросе финно-угорского субстрата в русском языке // Балто-славянские исследования 1988-1996. М.: Индрик. 1997. С. 23-29.

94. Блаватский В.Д. О скифской и сарматской этнонимике // Краткие сообщения института археологии. Вып. 143. М. 1975. С. 79-83.

95. Бонград-Левин Г.М., Грантовский Э.А. От Скифии до Индии. Древние арии: мифы и история. М.: Мысль. 1983. 206 с.

96. Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. М.: Наука. 1973. 283 с.

97. Бромлей Ю.В. Теория этноса // Этнография и смежные дисциплины. Этнографические субдисциплины. Школы и направления. Методы / Отв. ред.: М.В. Крюков, И. Зельнов. М.: Наука. 1988. С. 45-49.

98. Брюсов А.Я. Очерки по истории племён Европейской части СССР в неолитическую эпоху. М.: Изд. АН СССР. 1952. -264 с.

99. Булкин В.А., Гадло A.B., Дубов И.В., Лебедев Г.С. Археология // Советское источниковедение Киевской Руси / Отв. ред. В.В. Мавродин. Л.: Наука. 1979. С. 91-95.

100. Вельтман А.Ф. Индо-германы, или сайване. Опыт свода и поверка сказаний о первобытных населенцах Германии. М.: Университет, тип. 1856. 4, IV, 171 с.

101. Вернадский Г.В. Древняя Русь / Пер. с англ. Тверь: Леан.1996. 448 с.

102. Волошина Т.А., Астапов С.Н. Языческая мифология славян. Ростов н/Д.: Феникс. 1996. 448 с.

103. Гадло A.B. Антропология // Советское источниковедение Киевской Руси. С. 125-129.

104. Галкина Е.С., Кузьмин А.Г. Росский каганат и остров русов // Славяне и Русь: Проблемы и идеи: Концепции, рождённые346трёхвековой полемикой, в хрестоматийном изложении / Сост. А.Г. Кузьмин. М.: Флинта, Наука. 1988. С. 456-481.

105. Гальковский Н.М. Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси. у. 1. Харьков: Епархиальная тип. 1916. IV, 376 с.

106. Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Первоначальная прародина индоевропейцев // Наука в СССР. 1981. № 2. С. 80-92.

107. Гедеонов С.А. Варяги и Русь. Историческое исследование. СПб.: Тип. Имп. АН. 1876. XIX, 569, CXVI с.

108. Георгиев Е. Славянская письменность до Кирилла и Мефо-дия. София: Болг. АН. 1952. 96 с.

109. Гиндин Л.А. «Карта предполагаемых прародин шести нострати-ческих языков» В.М. Иллич-Свитыча и современные вопросы индоевропейской прародины // Балто-славянские исследования . С. 66-71.

110. Гинзбург В.В. Об антропологическом изучении скелетов Ярослава Мудрого, Анны и Ингигерд // Краткие сообщения Ин-та истории мат. культуры. 1940. № 7. С. 63-66.

111. Гиршман Р. Иран и миграция индоариев и иранцев // Этнические проблемы истории Центральной Азии в древности. М., 1981. С. 140-144.

112. Гобарев В.М. Предыстория Руси. В 2-х ч. М.: Менеджер. 1994. 682 с.

113. Гобарев В.М. Русь до Рождества Христова. М.: Менеджер. 1996. 432 с.

114. Гомбарг С.Д. Общедоступный еврейско-русский словарь. Пособие для изучения Библии и древнееврейского языка. Одесса: Мория. 1916. 261 с.

115. Горнунг Б.В. Из предыстории образования общеславянского языкового единства. М.: Изд-во АН СССР. 1963. 143 с.

116. Горский A.A. Проблема происхождения названия Русь в современной советской историографии // История СССР. 1989. № 3. С. 131-137.

117. Горшкова К.В, Хабургаев Г.А. Историческая грамматика русского языка. М.: Высшая школа. 1981. 359 с.

118. Греков Б.Д. Киевская Русь. М.: Госполитиздат. 1953. 568 с.

119. Гриневич Г.С. Праславянская письменность. Результаты дешифровки. М.: Общественная польза. 1993. 324 с.

120. Грушевський М.С. 1стория Украши-Pyci: В 11 т. / Репр. вид. КиТв: Наукова думка. Т. I. 1991. XXVI, 648 е.; Т. III. 1993. -586 с.347

121. Гумилёв Л.H. О термине «этнос» //Доклады отделений и комиссий Географического о-ва СССР. Л. 1967. Вып. 3. С. 20-24.

122. Гумилёв Л.Н. От Руси до России: очерки этнической истории. М.: Сварог и К. 1998. 336 с.

123. Гумилёв Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л.: Изд-во ЛГУ. 1989. 495 с.

124. Турина H.H. Древняя история северо-запада Европейской части СССР // Материалы и исследования по археологии СССР. М.-Л. 1961. № 87. С. 113-137.

125. Гусева Н.Р. Арктическая родина в Ведах //Древность: арьи, славяне. М.: Палея. 1996. С. 8-31.

126. Гусева Н.Р. Арьи, славяне: соседство или родство? // Там же. С. 63-87.

127. Гусева Н.Р. Русские сквозь тысячелетия. Арктическая теория. М.: Белые альвы. 1998. -160 с.

128. Гусева Н.Р. Слияние христианства с язычеством // Древность: Арьи. Славяне. С. 126-134.

129. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4-х т. М.: Русский язык. 1981-1982. T. I LXXXVIII, 699 с. T. II - 779 с. Т. Ill - 555 с. T. IV - 683 с.

130. Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.) Курс лекций. М.: Аспект Пресс. 1998. -399 с.

131. Данилевский H .Я. Россия и Европа. М.: Книга. 1991. 574 с.

132. Древняя Русь в свете зарубежных источников / Под ред. Е.А. Мельниковой. М.: Логос. 1999. 608 с.

133. Дьяченко Г. Полный церковно-славянский словарь. М.: Наследие братьев Салаевых. 1900. 1120 с.

134. Евсюков Е. и Комиссаров С. Колесницы на земле и в небесах//Атеистические чтения. Вып. 14. М.: Политиздат. 1985. С. 78-94.

135. Жарникова C.B. Древние тайны русского севера // Древность: Арьи. Славяне. С.96-97.

136. Жуковская Л. Комментарий специалиста // Техника моло дёжи. 1988. № 4. - С. 57.

137. Журавский A.B. Европейский Русский Север. К вопросу о грядущем и прошлом его быта. Архангельск: Изд. губ. тип. 1911. 33 с.

138. Зернова А.Б. Материалы по сельскохозяйственной магии в Дмитровском крае // Советская этнография. 1932. № 3. С. 40-49.348

139. Златковская Т.Д. Об этнических общностях и этнических процессах в доклассовой и раннеклассовой эпохах (О книге Ю.В.Бромлея "Этнос и этнография". М., 1973) // Вестник древней истории. М.: Наука. 1974. № 2 (128). С. 185-188.

140. Ильинский Г.А. Одно неизвестное славянское божество // Известия АН СССР. Т. 21. 1927. № 5-6. С. 370-372.

141. Итс Р.Ф. Введение в этнографию. Л.: Изд-во ЛГУ. 1974. -169 с.

142. Кандыба В.М., Золин П.М. Реальная история России: традиции обороны геополитики, истоки духовности. СПб.: Лань. 1997.- 464 с.

143. Канивец В.И. Канинская пещера. М.: Наука. 1964. 136 с.

144. Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч. 1 // Сочинения в девяти томах. Т. I. М.: Мысль. 1987. 430, 1. с.

145. Кобычев В.П. В поисках прародины славян. М.: Наука. 1973. 165 с.

146. Котляр И.Ф. Древняя Русь и Киев в летописных преданиях и легендах. Киев: Наукова думка. 1986. 159 с.

147. Коялович М.О. История русского самосознания по историческим памятникам и научным сочинениям. Минск: Лучи Софии. 1997. 688 с.

148. Кто они и откуда? Древнейшие связи славян и арьев / Отв. ред. и сост. Н.Р. Гусева. М.: Изд. Ин-та этнологии и антропологии им. H.H. Миклухо-Маклая РАН. 1998. 220 с.

149. Кузьмин А. Кто в Прибалтике «коренной»? М.: Изд. Писательского АО. 1993. 32 с.

150. Кузьмин Ф.Г. Одоакр и Теодорих // Страницы минувшего. М.: Сов. писатель. 1991. С. 511-531.

151. Кузьмин А.Г. Падение Перуна (Становление христианства на Руси). М.: Мол. гвардия. 1988. 240 с.349

152. Кузьмин А.Г. Правильная постановка вопроса и есть его решение (закон диалектики) // Славяне и Русь: Проблемы и идеи. С. 430-436.

153. Кузьмин А.Г. Руги и русы на Дунае // Там же. С. 436-454.

154. Кур А.А. Из истинной истории наших предков. По новейшим данным // Молодая гвардия. №1. 1994. С. 205-319.

155. Лавровский П.А. Исследование о летописи Якимовской // Уч. зап. И-го отд. Императорской АН. Кн. II. Вып. 1. СПб. 1855. -С. 4-85.

156. Лазарев Е. Забытая культура Российского Севера // Мифы и магия индоевропейцев. Вып 6. М.: Менеджер. 1998. С. 158167.

157. Ларин Б.А. История русского языка и общее языкознание (Избранные работы). М.: Просвещение. 1977. 224 с.

158. Лебедев В.Ф. Библейские собственные имена в их религиозно-историческом значении. Историко-апологетическое исследование. Пг.: Синод, тип. 1916. 536 с.

159. Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе: Историко-археологические очерки. Л.: Изд-во ЛГУ. 1985. 286 с.

160. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб.: Макет. 1995. -311, 2. с.

161. Лесной С. А. История «руссов» в неизвращённом виде: В 10 вып. Париж-Мюнхен: Изд. авт. 1953-1960. 1175 с.

162. Лесной С. Откуда ты, Русь? Ростов-н/Д: Донское слово, Квадрат. 1995. 352 с.

163. Ловмяньский X. Русь и норманны: Пер. с польск. М.Е. Бычковой. М.: Прогресс. 1985. 304 с.

164. Ломоносов М.В. Древняя Российская история от начала Российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого, или до 1054 года. // Полн. собр. соч. в 10 т. Т. 6. М.-Л.: Изд-во АН СССР. 1952. С. 163-286.

165. Ломоносов М.В. Замечания на диссертацию Г.-Ф.Миллера "Происхождение имени и народа Российского". // Там же. -С. 17-80.

166. Ломоносов М.В. Краткий Российский летописец с родословием // Там же. С. 287-358.

167. Лурье C.B. Историческая этнология: Учебное пособие для вузов. М.: Аспект Пресс. 1997. 448 с.

168. Ляпушкин И.И. Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства (VIII первая половина IX в.). Историко-археологические очерки // Материалы и350исследования по археологии СССР. Л.: Наука, ЛО. 1968. № 152. 192 с.

169. Мавродин В.В. Древнейшие сведения о славянах (К вопросу о происхождении славян) // Вестник ЛГУ. № 20. Серия истории, языка и литературы. Вып. 4. 1956. С. 23-29.

170. Мавродин В.В. Происхождение русского народа. Л.: Изд-во ЛГУ. 1978. 184 с.

171. Маковский М.М. Сравнительный словарь мифологической символики в индоевропейских языках: Образ мира и миры образов. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС. 1996. -416 с.

172. Максимов C.B. Год на Севере. Архангельск: Сев.-Зап. кн. изд-во. 1984. 605 с.

173. Матвеев А.К. Из истории изучения субстратной топонимики Русского Севера // Вопросы топономастики. Свердловск. 1971. Вып. 5. С. 7-34.

174. Матвеев А.К. К лингвоэтнической идентификации финно-угорской субстратной топонимии // Балто-славянские исследования . С. 30-39.

175. Мельникова Е.А., Петрухин В.Я. Название «Русь» в этнокультурной истории Древнерусского государства // Вопросы истории. 1989. № 8. С. 24-38.

176. Мещерский H.A., Герд A.C. Лингвистика // Советское источниковедение Киевской Руси. С. 139-157.

177. Микушевич В. Мир это ты. // Славянская мифология. Словарь-справочник / Сост. Л.М. Батурина. М.: Линор, Совершенство. 1998. - С. 7-16.

178. Милов Л.В. RUZZI «Баварского географа» и так называемые «русичи» // Отечественная история. 2000. № 1. С. 94-101.

179. Миролюбов Ю. Сакральное Руси. Собр. соч. в 2-х т. М.: Золотой Век. T. I. 1997. 582 е.; T. II. 1996. - 596 с.

180. Морошкин Ф.Л. Историко-критическое исследование о руссах и славянах. СПб.: Тип. Вингибера. 1842. 304 с.

181. Мыльников A.C. Картина славянского мира: взгляд из Восточной Европы: Этногенетические легенды, догадки, прото-гипотезы XVI начала XVIII века. СПб.: Петербургское Востоковедение. 1996. - 320 с.

182. Мюллер М. Сравнительная мифология // Пер. с англ. И.М. Живаго. М.: Тип. Грачёва и К0. 1863. 122 с.

183. Насонов А.Н. "Русская земля" и образование территории древнерусского государства: Историко-географическое исследование. М.: Изд-во АН СССР. 1951. - 262 с.351

184. Нидерле Л. Славянские древности. М.: Ин. лит-ра. 1956. -450 с.

185. Никитин А.Л. Костры на берегах: Записки археолога. М.: Мол. гвардия. 1986. 494 с.

186. Николаева Н.А., Сафронов В.А. Истоки славянской и евразийской мифологии. М.: Белый волк. 1999. 312 с.

187. Новиков Н.В. Образы восточнославянской волшебной сказки. Л. 1974.

188. Новосельцев А.П. Восточные источники о восточных славянах и Руси \/1-1Х вв. // Древнерусское государство и его международное значение. М.: Наука. 1965. С. 362-365.

189. Откуда есть пошла русская земля. Века \/1-Х. В 2-х кн. / Сост., автор предисл., введения к док-там и коммент. А.Г. Кузьмн. М.: Мол. гвардия. 1986. Кн. 1. 699, 2. е.; Кн. 2 -703 с.

190. Панкрушев Г.А. Мезолит и неолит Карелии. В 2-х кн. Кн. 1: Мезолит. Л.: Наука, ЛО. 1978. 136 с.

191. Паранин В. Корела, она же Русь Начальная // Родина. 1995. № 12. С. 12 - 13.

192. Пекарский П.П. История императорской Академии Наук в Петербурге. СПб.: Отд. рус. яз. и словесности АН. Т. 1.1870. 1ХУШ, 775 е.; Т. 2. 1873. - 1Л/111, 1042 с.

193. Першиц А.И., Монгайт А.Л., Алексеев В.П. История первобытного общества. М.: Высшая школа. 1968. 208 с.

194. Петров В.П. Назви слов'янських (давньоруських) божеств // Тези доповщей VI Укр. Славют1чно1 конференци. Чершвцг Вид-во Чершвец. держ. ун-та. 1964. С. 169-172.

195. Петрухин В.Я. Начало этнокультурной истории Руси 1Х-Х1 веков. Смоленск М.: Русич, Гнозис. 1995. - 320 с.

196. Пигулевская Н.В. Имя «рус» в сирийском источники VI в. // Академику Б.Д. Грекову ко дню семидесятилетия. М.: Изд-во АН СССР. 1952. С. 42-48.

197. Пигулевская Н.В. Сирийские источники по истории народов СССР. М.-Л.: Изд-во АН СССР. 1941.- 172 с.

198. Пигулевская Н.В. Сирийский источник VI в. о народах Кавказа // Вестник древней истории. 1939. № 1. С. 111-116.

199. Погодин М.П. Исследования, замечания и лекции о русской истории. Т.1. М.: Моск. о-во истории и древностей российских. 1846. -XXXII, 494 с.

200. Покровский А.И. Комментарий на 1-ХХУ главы Книги Бытия. СПб.: Странник. 1905. 152 с.352

201. Попов А.И. Славяне, Русь, Россия // Русская речь. 1972. № 2. С.108-112.

202. Попов М.Б. Введение в старославянский язык. СПб.: Изд-во СПбГУ. 1997. 84 с.

203. Попова Л.М., Щавелева Н.И. Предисловие // Великополь-ская хроника. С. 5-50.

204. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории (проблемы палеопсихологии). М.: Мысль. 1974.

205. Прщак О. LENZEN-IN Константина Порфирородного // Uni-versitas Libera Ucrainensis. Facultas Philosophica. Studia. T. 7: Symbolae in honorem Georgii Y.Shevelov. München: Logos. 1971.- S. 359.

206. Происхождение и этническая история русского народа (по антропологическим данным) \ Под ред. В.В. Бунака. М.: Наука. 1965. 415 с.

207. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. Л.: Изд-во ЛГУ. 1986. 364 с.

208. Рапов О.М. Знаки рюриковичей и символ сокола // Советская археология. 1968. № 3.

209. Редей К. Древнейшие индоевропейские заимствования в уральских языках// Балто-славянские исследования. С. 141-155.

210. Ротте Г. Основные этапы культурного процесса у славян в соотношении с развитием мировой культуры // Славянские культуры и мировой прогресс. Международная научная конференция. Тезисы докладов и сообщений. Минск: Наука и техника. 1982. С. 8-9.

211. Русские: Этносоциологические очерки / Отв. ред. Ю.В. Ару-тюнян. М.: Наука. 1992.

212. Рыбаков Б.А. Глубина памяти //Древность: Арьи. Славяне. ■ С. 35-57.

213. Рыбаков Б.А. Древние славяне и античный мир // Держава. 1997. № 1 (8). С. 17-25.

214. Рыбаков Б.А. Древние русы // Советская археология. 1953. Т. XVII. С. 23-104.

215. Рыбаков Б.А. Исторические судьбы праславян // История, культура, этнография и фольклор славянских народов. М. 1978. С. 182-196.

216. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. М.: Наука. 1982. 592 с.

217. Рыбаков Б.А. Поляне и северяне // Советская этнография. 1947. Вып. VI-VII. С. 31-40.353

218. Рыбаков Б.А. Проблема происхождения Руси // Очерки истории СССР. III-IX вв. М.: Изд-во АН СССР. 1958. С. 740771.

219. Рыбаков Б.А. Язычество древней Руси. М.: Наука. 1987. -783 с.

220. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М.: Наука. 1981. -607 с.

221. Рыбаков С.Е. К вопросу о понятии "этнос": философско-антропологический аспект // Этнографическое обозрение. 1998. № 6. С. 3-15.

222. Рыдзевская Е.А. Древняя Русь и Скандинавия IX-XIV вв.: Материалы и исследования. М.: Наука. 1978. 240 с.

223. Савватеев Ю.А., Верещагин Н.К. Охотничье-промысловые животные в мезолитических памятниках Карелии // Изыскания по мезолиту и неолиту в СССР / Отв. ред. Л.Я. Крижев-ская. Л.: Наука, ЛО. 1983. С. 175-184.

224. Сатсварупа даса Госвамй. Очерки ведической литературы.

225. Что говорит о себе великая традиция. М.-Л.-Калькутта-Бомбей-Нью-Дели: Бхактиведанта Бук Траст. Б/г. 143 с.

226. Свердлов М.Б. Восточные письменные источники // Советское источниковедение Киевской Руси. С. 63-71.

227. Седов В.В. Происхождение и ранняя история славян. М.: Наука. 1979. 158 с.

228. Семёнов Ю.И. Категория "социальный организм" и её значение для исторической науки // Вопросы истории. 1966. № 8. С. 88-106.

229. Серяков М.Л. Русская дохристианская письменность. СПб.: Омега. 1997.- 108 с.

230. Словарь русского языка XI-XVII вв. М.: Наука. 1975 -.

231. Соколов М.Е. Старорусские солнечные боги и богини. Исто-рико-этнографическое исследование. Симбирск: Тип. А.Т.Токарева. 1887. 179 с.

232. Соловьёв С.М. История России с древнейших времён // Сочинения. В 18 кн. Кн. 1. Т. 1-2. М.: Мысль. 1988. 797, 1. с.

233. Срезневский И.И. Об обожании Солнца у древних славян // Журнал Министерства народного просвещения. Ч. 51. Отд. II. СПб.: Тип. Имп. АН. 1846. С.36-60.

234. Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. М.: Прогресс. 1977. -695 с.

235. Стивенсон Р.Л. Весёлые молодцы // Собр. соч. в 5 т. Т. 1. М.: Правда. 1981. С. 286-333.354

236. Татищев В.Н. История Российская: В 7-ми т. Т. I. М.-Л.: Изд. АН СССР. 1962. 500 с.

237. Тилак Б.Г. Арктическая родина в Ведах (выборочный перевод) // Гусева. Русские сквозь тысячелетия. С. 120-155.

238. Тихомиров М.Н. Русское летописание. М.: Наука. 1979. 384 с.

239. Толочко П.П. Древняя Русь. Киев: Наукова думка. 1987. -246 с.

240. Толочко П.П. Спорные вопросы ранней истории Киевской Руси // Славяне и Русь (в зарубежной историографии): Сб. научных трудов / АН УССР. Ин-т археологии. Киев: Наукова думка. 1990. С. 99-121.

241. Толстов С. Древнейшая история СССР в освещении Г. Вернадского // Вопросы истории. 1946. № 4. С. 114-115.

242. Толстой А.К. История государства Российского от Госто-мысла до Тимашева // Соч. в 2 т. Т. 1. М.: Худож. лит-ра. 1981. С. 251-265.

243. Тревер К.В. Сэнмурв-Паскудж. Собака-птица Характеристика образа. // Л.: Тип. им. И.Фёдорова. 1937. 71 с.

244. Третьяков П.Н. Вопросы и факты археологии восточных славян // Ленинские идеи в изучении истории первобытного общества, рабовладения и феодализма (сб. статей). М.: Наука. 1970. С. 161-188.

245. Третьяков П.Н. Восточнославянские племена. М.: Изд-во АН СССР. 1953. 312 с.

246. Третьяков П.Н. Расселение древнерусских племён по археологическим данным // Советская археология. 1937. Т. IV.- С. 17-29.

247. Третьяков П.Н. У истоков древнерусской народности // Материалы и исследования по археологии СССР. 1970. № 179.- С. 23-31.

248. Третьяков П.Н. Финно-угры, балты и славяне на Днепре и Волге. М.-Л.: Наука. 1966. 308 с.

249. Троицкий В.Ю. Путь к доброделанию (о возрождении национально-государственного воспитания) // Держава. 1997. № 1 (8). С. 35-42.

250. Трубачёв О.Н. В поисках единства: Взгляд филолога на проблему истоков Руси. М.: Наука. 1997. 281 с.

251. Трубачёв О.Н. 1пс!оапса в Северном Причерноморье: Источники. Интерпретация. Реконструкция // Там же. 1981. № 2. -С. 3-21.355

252. Трубачёв О.Н. К истокам Руси (наблюдения лингвиста). М.: Наука. 1993. 293 с.

253. Трубачёв О.Н. Лингвистическая периферия древнейшего славянства. Индоарийцы в Северном Причерноморье // Вопросы языкознания. 1977. № 6. С. 21-33.

254. Трубачёв О.Н. Названия рек Правобережной Украины (Словообразование. Этимология. Этническая интерпретация). М.: Наука. 1968. С. 289.

255. Тураев Б.А. История Древнего Востока. В 2-х т. Т.1. Л.: Соц.-эк. изд. 1936. 362 с.

256. Ульянкин H.A. Откуда есть пошла Русская земля? Ветожет-ка. 1993. 63 с.

257. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4-х т.

258. Пер. с нем. и доп. О.Н. Трубачёва. СПб.: Терра. 1996. Т. 1. -573 е.; Т. 2. 671 е.; Т. 3. - 830 е.; Т. 4. - 860 с.

259. Филевич И.П. История древней Руси. Варшава: Тип. Ф.Чернака. 1896. XII, 384 с.

260. Филин Ф.П. Образование языка восточных славян. М.-Л.: Изд-во АН СССР ЛО. 1962. 294 с.

261. Флоровский A.B. Легенда о Чехе, Лехе и Русе в истории славянских изучений // Sbornik praci I sjezdu slovaskych filologu v Praze. 1929. T.2. Praha, 1932. S. 51-59.

262. Хабургаев Г.А. Этнонимия "Повести временных лет" в связи с задачами реконструкции восточнославянского глоттогене-за. М.: Изд-во МГУ им. М.В. Ломоносова. 1979. 229 с.

263. Хайду П. Уральские языки и народы / Пер. с венгер. Е.А. Хелимского. М.: Прогресс. 1985. 432 с.

264. Хлевов A.A. Норманнская проблема в отечественной исторической науке. СПБ.: Изд-во С.-Пб. ун-та. 1997. 103268. &лестков Ю.А., Трушкин Н.С., Блескин Б.И. "Расейская" цивилизация // Природа и человек (Свет). 1996. № 8. С. 72-75.

265. Хлопин И.Н. Сегментация в истории первобытного общества // Вопросы истории. 1968. № 8. С. 98-101.

266. Чайковский Л.П. Родина народов арийской расы, где она была и отчего покинута. (Материалы к историко-географическому исследованию арийской проблемы). М.: Тип. т-ва И.Н. Кушнерев и К0. 1914. XI., 407 с.

267. Чебоксаров H.H. Проблемы типологии этнических общностей в трудах советских учёных // Советская этнография. 1967. № 4. С. 93-98.356

268. Черепнин Л.В. Условия формирования русской народности до конца XV в. // Вопросы формирования русской народности и нации. М.-Л.: Изд-во ЛО АН СССР. 1958. С. 6-19.

269. Черепнин Л.В., Чаев Н.С. Русская палеография. М.: Учпедгиз. 1946. 537 с.

270. Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: В 2-х т. М.: Рус. язык. 1994. Т. 1 622 е.; Т. 2. - 560 с.

271. Черных П.Я. Происхождение русского литературного языка и письма. М.: Учпедгиз. 1950. 40 с.

272. Черных П.Я. Этимологические заметки. Варяг// Научные доклады высшей школы. Филологические науки. 1958. № 1. С. 29-36.

273. Чивилихин В.А. Память: Роман-эссе. М.: Современник. 1982.- 767 с.

274. Шаскольский И.П. Норманнская теория в советской историографии // Советская историография Киевской Руси. С. 152165.

275. Шаскольский И.П. Норманская теория в современной буржуазной науке. М.-Л. 1965.

276. Шастри Д.П. Связь между русским языком и санскритом // Кто они и откуда? Древнейшие связи славян и арьев / Отв. ред. Н.Р. Гусева. М.: Ин-т этнологии и антропологии им. H.H. Миклухо-Маклая РАН. 1998. С. 84-93.

277. Шахматов A.A. Введение в курс истории русского языка. 4.1: Исторический процесс образования русских племён и наречий. Пг.: Изд-во студенческого издат. комитета при ист.-фил. фак-те Петроградского ун-та. 1916. 148 с.

278. Шахматов. Древнейшие судьбы русского племени. Пг.: Изд-во Русского исторического журнала. 1919. 64 с.

279. Шилов Ю.А. Прародина ариев: История, обряды и мифы. Киев: СИНТО. 1995. 744 с.

280. Широкогоров С.М. Этнос. Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений. Шанхай. 1923. 134 с.

281. Шифман И.Ш. Ветхий завет и его мир. М.: Политиздат. 1987. 240 с.

282. ШлёцерА.Л. Нестор. Русские летописи на Древле-Славенском языке / Пер. с нем. 4.1. СПб.: Имп. тип. 1809.15, XLI, РОС, 475 с.

283. Щербаков В. Сыны леопарда уходят на север // Техника -молодёжи. 1988. № 4. С. 44-47.357

284. Юшков C.B. К вопросу о происхождении Русского государства // Учёные записки Моск. юр. ин-та НКЮ СССР. Вып. 2. 1940. С. 44-51.

285. Adamus J. О tytule panuj^cego i panstwa litewskiego par§ spostrzezeri || Kwartalnik historyczny. 1930. № 3. S. 313-319.

286. Bayer Th.-S. De Varagis. // Commentarii Academiae Scientiarum imperialis Petropolitanae. T.IV. Petropolis: Typ. Acad. 1735. P. 275-311.

287. Bayer Th.-S. Origines Russicae // Ibid. T.VIII. 1741. P. 382436.

288. Hammer I. Sur les origines Russes: Extraits de manuscrits orientaux, par I. de Hammer. SPb. 1827. 40 p.

289. Hensel W. Polska Starozytna. Wroclaw: Ossolineum. 1980. -640 s.

290. Jacobi H. Uber das Alter des Rigveda // Festgruss an Roth. Stuttgart. 1893. S. 72.

291. Jakobson R. The Slavic god "Veles" and his indo-european cognates // Studi linguistici in onor di Vittore Pizani. В. II. Brascia: Paideia. 1969. S. 595-596.

292. Markwart J. Osteuropäische und ostasiatische Streifzüge. Leipzig. 1903. P. 360-385.

293. Moszynski К. Pierwotny zasi^g j^zyka prastowiariskiego. Wrociaw-Kraköw: Zakt. im. Ossoliriskich. 1957. 332 s.

294. Schramm G. Die Herkunft des Namens Rus. Die Kritik des Forschungsstandes // Forschungen zur osteuropäischen Geschichte. Berlin: Osteuropa-Inst. an der Freien Universität. Bd. 30. 1982. S. 30-31.

295. Shirokogoroff S.M. Psychomental complex of the Tungus. London: К. Paul, Trench, Trubner & C°. 1935. XVI, 496 s.

296. Thomas H.L. Archaeological evedence for migrations of the Indo-Europeans // The Indo-Europeans in the Fourth and Third Millennia. Inc., 1982. P. 61-86.

297. Thomsen V. Der Ursprung des russischen Staates. Gotha. 1879. S. 99-105.

298. Tilak B.G. The Origin or Researches into the Antiquity of the Vedas. Bombay: Sagoon. 1893. P. 206.

299. Zedier J.H. Großes vollständiges Universal-Lexicon aller Wissenschaften und Künste. Leipzig-Halle. 1732-1750. B. 32. -S. 1975.