Историко-правовые основы формирования и развития государственности в Волго-Камской Булгарии в VII-XIII вв.: историко-правовой аспект тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 12.00.01, кандидат юридических наук Кодес, Антон Владимирович

  • Кодес, Антон Владимирович
  • кандидат юридических науккандидат юридических наук
  • 2008, Санкт-ПетербургСанкт-Петербург
  • Специальность ВАК РФ12.00.01
  • Количество страниц 189
Кодес, Антон Владимирович. Историко-правовые основы формирования и развития государственности в Волго-Камской Булгарии в VII-XIII вв.: историко-правовой аспект: дис. кандидат юридических наук: 12.00.01 - Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве. Санкт-Петербург. 2008. 189 с.

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Кодес, Антон Владимирович

Введение

Глава

Глава —

Исходные теоретико-правовые основы иследования и проблемы формирования государственности в Волго-Камской Булгарии

Исходные теоретико-правовые основы, источники и истография иследования

Социальные и геополитические предпосылки формирования и падения государственности Великой Булгарии

Социально-политические предпосылки и система публичного управления в период формирования государственности Волго-Камской Булгарии Развитие политико-правовой системы и проблемы взаимодействия Волго-Камской Булгарии и Древнерусского государства

Древнерусское государство и проблемы освобождения Волго-Камской Булгарии от протектората Хазарского каганата

Политико-правовые контакты Волго-Камской Булгарии и Древнерусского государства в контексте исламизации Киевской Руси в X веке

Межгосударственные , договоры и проблемы взаимодействия Волго-Камской Булгарии и Древнерусского государства в конце X - начале XIII вв. Падение Волго-Камской Булгарии

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве», 12.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Историко-правовые основы формирования и развития государственности в Волго-Камской Булгарии в VII-XIII вв.: историко-правовой аспект»

Актуальность темы диссертационного исследования связана с особенностью политико-правового развития восточно-европейских народов и процессами становления современной государственности России. Волго-Камская Булгария занимала огромную территорию, на которой жили различные народы, находившиеся на различном экономичном и культурном уровне. Получило свое название Булгария от племенного объединения тюркоязычных кочевников, переселившихся в Волжско-Камский регион из Приазовских степей в VII-VIII вв. Под влиянием местных земледельческих финно-угорских племен булгары (болгары) переходят к оседлому образу жизни.

Волжская Булгария просуществовала около 500 лет - с середины VIII в. до середины XIII в. Этническая (и социальная) база, на которой возникло Булгарское государство, складывалась из синтеза местных (в основном славянского и угро-финского) и пришлых (тюркского) компонентов. Государство Булгария сыграло важную роль в процессе этногенеза современных казанских татар, чувашей, мордвы, удмуртов, мари и коми. Именно этот синтез обеспечил устойчивость, стабильность и конечный успех этого государства. Возникновение и развитие Волго-Камской Булгарии является одним из интереснейших моментов в истории человечества. Естественно, что время породило массу историй и легенд об этом удивительном народе, государстве и политико-правовой системе.

Волжская Болгария прошла достаточно сложный путь становления государственности. В домонгольский период Волжская Болгария - одно из развитых государств, в культуре которого воплотились передовые достижения цивилизаций Востока и Запада. Особенно высокого уровня достигли ремесло и земледелие.

Страна болгар имела все признаки развитого средневекового государства с единой культурой, территорией единой центральной властью и правовой системой. Доказательством последнего является заключение договоров с Русью, в которых болгарские условия предлагаются от имени всего государства. Взаимоотношения Волго-Камской Булгарии с Русью никогда не были ровными. Летописи рассказывают о столкновениях, но не мало страниц в них уделено и мирным контактам.

Интерес к истории Древней Руси, Волго-Камской Булгарии находившихся, в прошлом, на территории современной России, в том числе и к становлению их государственности и права, не ослабевает, несмотря на то, что целый ряд крупных ученых, в том числе и наших современников, трудились над воссозданием российского прошлого, сделав немало открытий. Высоко оценивая сделанное, надо признать, что тема далеко не исчерпана и настало время синтезировать классические исторические знания с археологическими и юридическими, чтобы создать цельную' картину эволюции политико-правовых институтов Волго-Камской Булгарии.

Степень научной разработанности темы, теоретическая основа и круг используемых источников. Волжская Булгария на протяжении нескольких веков, вплоть до монгольского завоевания, являлась крупным экономическим, политическим и культурным партнером Древней Руси. История помнит как добрососедские, мирные, так и конфронтационные периоды сосуществования, но они никогда не прекращались, что подтверждает довольно объемная историография истории Волжской Булгарии.

В Российской историографии изучению средневековых государств посвящено не мало исследований таких ученых, как: Л.Н. Гумилева, Д.И. Иловайского, Д.С. Лихачева, В.Н. Татищева, В.Т. Пашуто, Ф.И. Успенского, А.Н. Сахарова, С.Д. Сказкина, З.В. Удальцовой. История государственного и правового строительства Волжской Булгарии долго ждала своих исследователей, что было связано со скудостью имеющихся источников. Накопленный археологический материал, многочисленные исследования нумизматики, эпиграфики, лингвистики дали возможность приоткрыть завесу над этим сложным процессом. Как суверенное государство Волжская Булгария просуществовала относительно недолго: со второй половине X в. до 1236 г.

Восточные письменные источники, которые могли бы пролить свет на поставленную проблему, не столь многочисленны. В исследуемый период булгарской истории на Средней Волге побывали только два арабских путешественника: секретарь посольства халифа к царю волжских булгар Ахмед ибн-Фадлан и испанский араб Абу Хамид ал-Гарнати. Долгое время считалось, что арабский историк Ибн-Хаукал также побывал в Булгаре. Д.А. Хвольсон был первым, кто отметил и обосновал сомнительность данного предположения1. По мнению современного казанского булгароведа Р.Г. Фахрутдинова, основными источниками для Ибн-Русте послужили труды таких известных географов IX в. как Салам ат-Тарджуман, совершивший в 842-843 годах путешествие в северные страны — до хазар, и Ибн-Хордадбех л

Книга путей и государств») . Из компиляций наиболее известны: труд Идриси (ХПв.), географический словарь .Якута, труд Абул-ал-Фиды. Еще одним важным источником по истории внешней политики булгар является книга ал-Мас'уди.

К сожалению, булгарские источники изучаемого периода были уничтожены во время нашествия татаро-монгол. Особенно можно пожалеть об «Истории Булгарии», написанной в XII в. булгарским ученым Якубом бен-Номаном. О нем и его произведении сведения дошли через Абу Хамида ал-Гарнати, который посетил Булгарию в 1135 году и лично встречался с ним3.

Благодаря отечественным востоковедам и арабистам, таким как В.В. Бартольд, О.Г. Большаков, А.Я. Гаркави, Б.Н. Заходер, А.П. Ковалевский, И.Ю. Крачковский, В.Р. Розен, В.Г. Тизенгаузен, Х.М.Френ, Д. А. Хвольсон, арабские и персидские источники дали возможность

1 Хвольсон Д.А. Известие о хазарах, буртасах, болгарах, мадьярах и руссах Абу-Али Ахмеда бен-Омар Ибн-Даста. СПб., 1869. Прим. 8. С. 86.

2 Фахрутдинов Р.Г. Очерки по истории Волжской Булгарии. М., 1984. С. 8.

3 Путешествие ал-Гарнати в Восточную Европу / Публикация А.Л. Монгайта, О.Г. Большакова. М., 1971. С. 28. российским историкам, юристам, экономистам, изучить события раннего средневековья юго-востока и востока Европы. Без их кропотливой, сложной и значительной работы исследование государства и права Волжской Булгарии было бы просто невозможным.

Во второй половине XVIII в., в связи с возрастанием интереса к вопросу о значении иноземных (особенно тюркских) влияний на становление русской государственности и культуры, все больше внимание исследователей стала привлекать проблема кочевых народов степей Евразии. На том этапе были предприняты попытки представить общую картину взаимодействия Руси со степью и оценить роль нашествия монголов на основе материалов русских летописей. Следует отметить работы А.И. Лызлова, В.Н. Татищева, М.М. Щербатова и других, которые в совокупности и предопределили дальнейшее изучение этого вопроса в русской историографии.

Изучение истории Волжской Булгарии в XX столетии неотрывно связано с развитием российского востоковедения и это вполне объяснимо. Булгария приняла ислам еще в начале X столетия, здесь были очень сильны мусульманские традиции, социально-политические, экономические и культурные связи со странами Средней Азии. Как отмечал А.Ю. Якубовский, Волжская Булгария по культуре - несомненно восточная страна4, а Л.Н. Гумилев называл ее «форпостом мусульманского суперэтноса»5. Именно поэтому история изучения Волжской Булгарии теснейшим образом связана с развитием российского востоковедения.

В связи с историей изучения восточных источников и истории Востока в целом, а Волжской Булгарии в частности, нельзя не отметить деятельность В.В. Григорьева (1816-1881). В 1836г. он опубликовал исследование о Волжской Булгарии, считавшееся в то время лучшим трудом отечественной истории в связи с историей Востока. В этой работе автор проследил в числе

4 Якубовский А.Ю. Феодальное общество Средней Азии и ее торговля с Восточной Европой. // Материалы по истории Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана. М., 1932, Ч. 1.С. 36.

5 Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии. М., 1993. С. 523. других проблем судьбу булгар и их этнонима6. Автор приходит к выводу, что булгары являются автохтонным населением Среднего Поволжья и ставит знак равенства между ними и славянами.

Из произведений татарских учёных наиболее ценными можно назвать: «Очерк истории Болгарского и Казанского царств» Ш. Марджани (1885г.); «Археологические заметки», статьи в татарских календарях 1870-1880 гг., изданные Каюмом Насыри; «Булгарская история» М.З. Хусеинова (1883г.); «Тельфик эль-Ахбар вя тэльких зль-асарфи вакаег Казан вя Болгар вя мулюке татар» (о Казани, Булгаре и татарских государствах) М.М. Рамзи.

Проблема хазаро-русских, хазаро-булгарских и русско-булгарских отношений рассмотрена в работах таких учёных, как: Д.Ю. Арапова, A.A. Арсланова, М.И. Артамонова, В.А. Бабенко, A.A. Быкова, А.И. Гагина, Н. Голба, Ю.В. Готье, П.Б. Голдена, Б.Д. Грекова, JI.B. Егорова, Н.Ф.Калинина, П.К. Коковцева, В.А. Кузнецова, К.Ф. Минорского, А.П. Новосельцева, В.А. Пархоменко, М.Н. Покровского, Н. Рожкова, З.И.Степановой, В.Г. Тизенгаузена, Р.Г. Фахрутдинова, А.Я. Федорова, Г.С. Федорова, Д.А. Хвольсона, С.М. Шпилевского, и др.

В целом можно отметить, что проблемами возникновения и развития государственности и права занимались многие исследователи. Их работы обогащали сокровищницу государственно-правовых и исторических знаний, способствовали познанию истины, однако комплексное исследование политико-правовой системы Волго-Камской Булгарии не являлось предметом исследования юридической наукой.

Эмпирическую основу исследования составили летописные и хроникальные источники, как отечественные, так и зарубежные, кроме того, важное значение имеют памятники права. Для осуществления исследования, автором, использовались мемуары, записки и сочинения иностранных дипломатов и путешественников. Основная информация о Волго-Камской

6 Григорьев В.В. Россия и Азия. Сборник исследований и статей по истории, этнографии и географии, написанных в разное время В.В. Григорьевым, ориенталистом. МПб., 1876. С. 103.

Булгарии черпается из трудов IX—XIII вв. на арабском и персидских языках. Известия о булгарах находим в трудах: Ибн Хордадбеха, Ибн ал-Факиха ал-Хамадани, Ибн Русте, Ахмед ибн-Фадлан, ал-Масуди, Абул-Касима Ибн Хаукаля, Гардизи, Йакута ар-Руми ал-Хамави, Закарии ал-Казвини, Ибрагима ибн Йакуба, ал-Идриси, Салам ат-Тарджумана, Абу Хамида ал-Гарнати, Абул-ал-Фиды и других. Особенно следует отметить работы, которые дают информацию о Древнерусском государстве и Волго-Камской Булгарии VIII -XIII вв. В повесть временных лет вошли известия о булгарах, основанные на преданиях и устной традиции. Их немного, но они уникальны. Речь идет об отношениях Русских князей с Волжской Булгарией, освобождении юго-восточной группы русского славянства от хазарской зависимости и, наконец, о походе Святослава на Белую Вежу. Последующие периоды связаны с тесными взаимоотношениями Волжской Булгарии с Русью как мирные, так и военные конфликты (особенно в последние десятилетия перед монголо-татарским игом).

Хронологические рамки исследования охватывают период с первой четверти VII в. до середины XIII в.вв. Это судьбоносное время существования государства и права Волго-Камской Булгарии.

Объектом исследования являются политические и правовые институты, система права в процессе формирования и развития государственности в Волго-Камской Булгарии с первой четверти VII в. до середины XIII в.

Предметом исследования являются проблемы зарождения и эволюции государства и права Волго-Камской Булгарии на всем протяжении исследуемого периода.

Цель исследования заключается в том, что бы показать закономерности развития и эволюции государственных структур и правовой системы Волго-Камской Булгарии.

Для достижения этой цели автором решаются следующие задачи:

- провести анализ исходных теоретико-правовых основ, источников и истографии по теме иследования;

- исследовать социальные, экономические и геополитические предпосылки формирования Булгарского государства;

- определить социально-политические предпосылки и систему публичного управления в период формирования государственности Волго-Камской Булгарии;

- исследовать проблемы освобождения Волго-Камской Булгарии от протектората Хазарского каганата и значение в этом процессе Древнерусского государства;

- провести анализ политико-правовых контактов Волго-Камской Булгарии и Древнерусского государства в контексте попыток исламизации Киевской Руси в X веке;

- исследовать межгосударственные договоры и проблемы взаимодействия Волго-Камской Булгарии и Древнерусского государства;

- выявить причины падения Волго-Камской Булгарии.

Методологическую основу диссертации составили общенаучные методы познания, и, прежде всего, диалектический метод, а также частноправовые методы: историко-правовой, сравнительно-правовой, формально-юридический и др.

Теоретической основой диссертации послужили труды отечественных и зарубежных ученых, принадлежащих к различным направлениям и школам. Это труды юристов, историков, экономистов, философов, политологов, социологов и др.

Среди отечественных работ подвергнуты анализу труды: Д.Ю. Арапова, A.A. Арсланова, М.И. Артамонова, В.А. Бабенко, В.В. Бартольда, П.И. Беляева, О.Г. Большакова, A.A. Быкова, С.Б. Веселовского, А.И. Гагина, А.Я. Гаркави, П.В. Голубовского, Б.Д. Грекова, В.В. Григорьева, JI.H. Гумилева, JI.B. Егорова, Б.Н. Заходера, Д.И. Иловайского, Н.Ф.Калинина, А.Ф. Кистяковского, В.О. Ключевского, М. Ковалевского,

П.К. Коковцова, И.Ю. Крачковского, A.A. Кудрявцева, В.А. Кузнецова, Д.С. Лихачева, М.К. Любавского, Ш. Марджани, В.Ф. Минорского, А.П. Новосельцева, В.А. Пархоменко, В.Т. Пашуто, М.Н. Покровского, М.М. Рамзи, Н. Рожкова, В.Р. Розен, Б.А. Рыбакова, Е.А. Рябинина, A.M. Сахарова, М.Б. Свердлова, С.Д. Сказкина, З.И.Степановой, В.Н. Татищева, В.Г. Тизенгаузен, М.Н. Тихомирова, З.В. Удальцовой, Ф.И. Успенского, Д.А. Хвольсона, М.З. Хусеинова, Р.Г. Фахрутдинова, А.Я. Федорова, Г.С. Федорова, О.И. Фроянова, С.М. Шпилевского, А.Ю. Якубовского и др.

Научная новизна исследования определяется прежде всего тем, что в ней с позиций историко-правовой науки, опираясь на методы, сформированными в рамках таких наук и научных дисциплин, как история, этнография, археология, реконструируется эволюция этнических общностей и регулятивных институтов в направлении формирования и развития государственных структур и правовой системы Волго-Камской Булгарии.

Результатами исследования, содержащими элементы новизны, являются: привлечение и авторская интерпретация разнообразного летописного и хроникального наследия; рассмотрение природы и сущности государства и права Волжских Булгар как в статике, так и в динамике; выявление социально-политических, экономических и правовых оснований развития и падения Булгарской государственности в контексте формирования и развития системы публичного управления; проведение анализа политико-правовых контактов Волго-Камской Булгарии и Древнерусского государства в контексте попыток исламизации Киевской Руси в X веке; исследование межгосударственных договоров и проблем взаимодействия Волго-Камской Булгарии и Древнерусского государства.

На защиту выносятся следующие основные положения, в которых отражена научная новизна исследования, содержатся новые концептуальные подходы и выводы:

1. Становление государственности Дунайской и Волжской Болгарии, а также Венгрии происходило на основе использования ее атрибутов, выработанных еще в I и II Тюркских каганатах. Все этнические группы, составляющие основу населения вышеуказанных трех государств, вышли из Хазарского каганата - наследника тюркских каганатов. Таким образом, автор доказывает, что государственность Волжской Болгарии - это наследие соответствующих атрибутов I, II Тюркских каганатов и Хазарского каганата.

2. В IV веке, в эпоху Великого переселения народов, в Поволжье проникают племена именьковской культуры. Они занимают территории Левобережья Камы и Волги, вытесняя оттуда азелинские племена. Большинство учёных сходятся во мнении, что именьковцы были славянами. По мнению некоторых ученых именьковская культура просуществовала до V - VI века, а потом исчезла, а население куда-то ушло. И виной тому были кочевые тюркские племена. Автор утверждает и доказывает, что в основе государственности Волго-Камской Булгарии первоначально лежит этнический союз тюрских и славянских племён. Лучшим доказательством тому служит территория расселения именьковских и булгарских племён. Первоначальные границы Булгарии точно соответствуют границам расселения именьковцев. Косвенным доказательством могут служить заметки арабских путешественников и историков. В частности, Ахмед ибн-Фадлан писал: «.Между внутренними булгарами находятся христиане и мусульмане». Царь племени русов живет «в городе Куяба, который больше Булгара». «Булгар - город славян, лежит на севере»1.

3. Становление государства волжских булгар прошло длительный процесс, связанный с поэтапным переселением болгарских племен на территорию Волго-Камского региона. Автор предлагает следующую этапизацию указанного процесса: первая, наиболее сильная волна переселенцев связана с гибелью Приазовской Болгарии; вторая - с арабо-хазарскими войнами, когда в первой половине VIII века на Среднюю Волгу

7 Ковалевский А. П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Харьков, 1956.-С. 147 уходят племена осевших в Хазарии болгар-барсил; третья волна переселенцев связывается со смутой в Каганате после официального приема правителем иудаизма.

4. На основе проведённого исследования автор утверждает, что в X веке имеются отдельные области, еще не вошедшие в состав Булгарского государства. Безусловно, пользовался самостоятельностью С увар, чеканивший монеты в 930 - 940-х годах. Однако, в 976 - 981 гг. Сувар не чеканит монет. Это право принадлежит только Булгару, что указывает на достигнутое объединение земель и на образование единого централизованного государства Волго-Камской Булгарии.

5. Булгарское государство складывалось под властью одного главы в результате слияния из нескольких первоначально самостоятельных частей. В этой связи автор указывает, что верховная власть Волго-Камской Булгарии имела верховного (или главного) царя и четырех царей. Эти четыре царя пользуются некоторыми политическими преимуществами, являются совещательным органом и всегда находились по правую сторону возле трона верховного царя. Кроме царей, были предводители, которых естественнее назвать знатью, облеченную полномочиями, поставленную царем в различных пунктах государства в качестве представителей центральной власти на местах. Они напоминают «мужей», которых киевские князья сажали в главных городах своего государства, на раннем этапе своего развития. Вслед за предводителями идут «жители» страны. Однако жители, указанные в арабских источниках и русских летописях не представляют собой всю свободную массу населения. Автор доказывает, что это слой людей, с которыми царь привык совещаться по разным случаям. Скорее всего, этот слой соответствует старшей дружине у русских князей.

6. Исследование вассальной службы кочевых ханов, подвластных Волжской Булгарии позволило выяснить, что за ними сохранялись законы, верования и обычаи, включая суд по нормам обычного права, освобождения от налогов с принадлежащих и пожалованных им земель, сохранение обособленной военной организации. Ханы, которые принимали религию сюзерена, в нашем случае это ислам, попадали в более привилегированное положение. Таким образом, существенными чертами булгарской политики в отношении подвласных народов было: сохранение внутренней структуры подвластных земель, торговля, распространение ислама и элементов феодальной и правовой культуры.

7. Феодализм в Волжской Булгарии возник и получил свое начальное развитие в государственной форме. Это означает следующее: до вовлечения крестьян в поземельную зависимость от светских и духовных феодалов практиковалось обложение свободного населения разными государственными повинностями. Подать или налог государству у булгар не ограничивались лишь лошадьми или другими вьючными животными. Ибн-Фадлан обратил внимание еще на такой факт: «Каждому, кто у себя устраивает свадьбу или созывает пир, необходимо сделать отчисление царю, о в зависимости от размеров пиршества» . Это "отчисление" арабский путешественник конкретизирует как «сахрадж медового набиза», т. е. ковш или кубок напитка из меда, кроме того, еще какое-то количество пшеницы. Все это отчислял царю в пользу государства любой член общества, будь он простолюдин или высокопоставленный князь. Женил сына или выдал замуж дочь — выдели долю своего состояния государству. Помимо вышеуказанных форм подати в пользу государства, свободное население страны обременялось различными публично-государственными повинностями. Так, например, они должны были участвовать в строительстве военных крепостей на важнейших стратегических путях, в строительстве городов и иных важнейших поселений государственного значения.

8. Автор диссертационного исследования пришёл к выводу, что столица Волжской Булгарии не подвергалась разрушению в походе великого князя Святослава. Булгарскому эмиру удалось договориться со Святославом,

8 Ковалевский А. П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Харьков, 1956.-С. 92 так как они имели общего врага в лице хазар. Умолчание летописца о движении через Булгарию может говорить о том, что Святослав практически здесь не задержался, т.к. русский князь и булгарский эмир, заключили договор о нейтралитете волжских булгар, который был обоюдовыгодным. Мирный договор 985 года между булгарами и русами был повторением более раннего мира, заключенного во время похода Святослава 965 - 967 годов.

9. Принятие наднациональной религии есть показатель того, как далеко зашел процесс феодализации общества. Мировые религии способны распространяться лишь там, где феодализация достигла достаточно высокого уровня. Если в государстве феодальные отношения отсутствуют или их роль незначительна, то внедрение религии такого типа, даже если оно осуществляется интенсивно, все равно не достигает результата. Для Владимира принятие той или иной веры было необходимо для объединения и централизации государственной власти в Древнерусском государстве. Выбор шел между двумя религиями: христианством византийского толка и исламом. Отклонение Владимиром ислама произошло не сразу и не из-за запрета Кораном пить вино. Не вызывает сомнений, что булгарским дипломатам на самом деле удалось заинтересовать Владимира и в Булгар, а затем в Хорезм, было отправлено ответственное посольство, что зафиксировано летописцем. Посольство в Хорезм отправилось для выяснения политического состояния мусульманского мира. Состояние исламских государств дало основание Владимиру усомниться в способности ислама укрепить его власть. Владимиром, было принято решение принять христианство.

10. На основе проведённого исследования, автором проведена этапизация развития государственности Волго-Камской Булгарии. На первом этапе (VII в. - начало VIII в.) формируется государственность Великой Булгарии (после падения Тюрского каганата), которая просуществовала около 50 лет и была разбита Хазарским каганатом. На этом этапе происходит переселение части Булгар в Волго-Камское междуречье и закладываются основы будущей булгарской государственности. На втором этапе (первая половина VIII в. - 965 год), формируется государственность Волжских Булгар, но в рамках протектората Хазарского каганата. Третий этап (с 965г. -1236г.) связан с образованием независимого государства — Волго-Камской Булгарии, просуществовавшей до Монголо-Татарского ига.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в нем теоретические положения и выводы, обладая элементами научной новизны, развивают и дополняют ряд разделов истории отечественного права и государства и истории политических и правовых учений. Кроме того, комплексный характер диссертации предопределяет значимость результатов исследования для политологии, социологии, экономики, а также отраслевых юридических наук. Полученные в ходе исследования результаты могут быть использованы: в дальнейших научных исследованиях в рассматриваемой области, в преподавании истории отечественного права и государства, истории политических и правовых учений, при разработке спецкурсов по истории древнерусского государства и прав и др.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы нашли отражение в научных публикациях диссертанта: научные статьи в научных и научно-практических сборниках, положения диссертации были апробированы на научно практической конференции «Государственное регулирование предпринимательской деятельности: проблемы экономики и права» проводимой на факультете права и экономической безопасности СПбГИЭУ (2006 год), при чтении лекций и проведении семинарских занятий.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения и списка литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве», 12.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве», Кодес, Антон Владимирович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Булгары - удивительный народ, некогда пришедший из азиатских степей, впитавший в себя угорские, тюркские, сарматские и славянские компоненты и создавший три государственных образования: Великую Болгарию, Дунайскую Болгарию и Волго-Камскую Булгарию, у каждого из которых своя уникальная культура и история.

В Российской историографии изучению средневековых государств посвящено не мало исследований таких ученых, как Л.Н. Гумилев, Д.С. Лихачев, В.Т. Пашуто, Ф.И. Успенский, А.Н. Сахаров, С.Д. Сказкин, З.В. Удальцова. История государственного и правового строительства Волжской Булгарии долго ждала своих исследователей, что было связано со скудостью имеющихся источников. Накопленный археологический материал, многочисленные исследования нумизматики, эпиграфики, лингвистики дали возможность приоткрыть завесу над этим сложным процессом.

В булгарской истории на Средней Волге побывали только два арабских путешественника: секретарь посольства халифа ал-Муктадира-би-ллахи к царю волжских булгар, Ахмед ибн-Фадлан и испанский араб Абу Хамид ал-Гарнати. Долгое время считалось, что арабский историк Ибн-Хаукал также побывал в Булгаре. Д.А. Хвольсон был первым, кто отметил и обосновал сомнительность данного предположения в одном из приложений к изданному им в 1869 г. переводу сочинений арабского путешественника Ибн-Русте402.

Благодаря отечественным востоковедам и арабистам, таким как В.В. Бартольд, О.Г. Большаков, А.Я. Гаркави, Б.Н. Заходер, А.П. Ковалевский, И.Ю. Крачковский, В.Р. Розен, В.Г. Тизенгаузен, Х.М.Френ, Д. А. Хвольсон, арабские и персидские источники дали возможность российским историкам изучить событий раннего средневековья юго

402 Хвольсон Д.А. Известие о хазарах, буртасах, болгарах, мадьярах и руссах Абу-Али Ахмеда бен-Омар Ибн-Даста. СПб., 1869. Прим. 8. С. 86. востока и востока Европы. Без их кропотливой, сложной и значительной работы исследование внешней политики Волжской Булгарии было бы просто невозможным. К величайшему сожалению, собственно булгарские источники изучаемого периода были уничтожены во время нашествия татаро-монгол. Особенно можно пожалеть об «Истории Булгарии», написанной в XII в. булгарским ученым Якубом бен-Номаном. О нем и его произведении сведения дошли через Абу Хамида ал-Гарнати, который посетил Булгарию в 1135 году и лично встречался с Якубом403. Сам Гарнати являлся уроженцем Испании, в Александрии изучал теологию и мусульманское право. В 1130 г., через Персию и Каспийское море, приехал в Булгар и провел там несколько месяцев. Затем ал-Гарнати проследовал в Киев, оставив потомкам интереснейшие описания древней Рязани и других

404 русских городов .

Академик В.В. Бартольд отметил, что «для России .изучение истории кочевников и основанных ими государств имело особенное значение. Еще до появления русской науки работавшими в России иностранными учеными .были поставлены на очередь вопросы, связанные с изучением кочевых государств, в состав которых некогда входила Россия, именно государств хазарского и монгольского. Академия наук и в то время, когда в ее среде еще не было ориенталистов из природных русских, обратила внимание на эти научные задачи, старалась направлять эту сторону работы русских исследователей и использовать для этой цели научные силы»405.

Из произведений татарских учёных наиболее ценными можно назвать: «Очерк истории Болгарского и Казанского царств» Ш. Марджани (1885г.); «Археологические заметки», статьи в татарских календарях 1870-1880 гг., изданные Каюмом Насыри; «Булгарская история» М.З. Хусеинова (1883г.);

403 Путешествие ал-Гарнати в Восточную Европу / Публикация А.Л. Монгайта, О.Г. Большакова. М., 1971. С. 28.

404 Монгайт А.Л. Ал-Гарнати и его путешествие в русские земли 1150-1153 гг. // История СССР. 1959. № 1. С. 170.

405 Бартольд В.В. Н.И. Веселовский как исследователь Востока и историк русской науки // Соч.: Т. IX. М., 1977. С. 651.

Тельфик эль-Ахбар вя тэльких зль-асарфи вакаег Казан вя Болгар вя мулюке татар» (о Казани, Булгаре и татарских государствах) MJML Рамзи.

Проблема хазаро-русских, хазаро-булгарских и русско-булгарских отношений рассмотрена в работах таких учёных, как: Д.Ю. Арапова, A.A. Арсланова, М.И. Артамонова, В.А. Бабенко, A.A. Быкова, А.И. Гагина, Н. Голба, Ю.В. Готье, П.Б. Голдена, Б.Д. Грекова, JI.B. Егорова, Н.Ф.Калинина, П.К. Коковцева, В.А. Кузнецова, К.Ф. Минорского, А.П. Новосельцева, В.А. Пархоменко, М.Н. Покровского, Н. Рожкова, З.И.Степановой, В.Г. Тизенгаузена, Р.Г. Фахрутдинова, А .Я. Федорова, Г.С. Федорова, Д.А. Хвольсона, С.М. Шпилевского, и др.

Исследуя социальные и геополитические предпосылки формирования и падения государственности Великой Булгарии, автор указывает, что во время правления Византийского императора Анастасия, началась гражданская война. С этого времени гунно-булгары, вероятно усиленные антами, вторглись во Фракию (493 г.). Шесть лет спустя булгары (на сей раз так названные в хронике Марцеллина) вновь предприняли рейд во Фракию и нанесли сокрушительный удар по византийской армии (499 г.). В 502 г. случился еще один булгарский набег и т.д. Эти набеги стали регулярными.

В 552 г. тюркский хан Бумин нанес сокрушительное поражение армии жень-жень, после чего он присвоил себе титул кагана. Орда жень-жень растворилась. Часть ее подчинилась тюркскому правлению, остальные мигрировали в Китай и использовались китайцами в качестве стражей границы. Еще одна часть жень-жень, включавшая в себя смешанные кланы тюрков, монголов и, возможно, манчжуров, начала передвижение на запад. Именно эта ветвь жень-жень с присоединившимися кланами стала известна на западе под названием аваров. Аварская армия первоначально насчитывала около двадцати тысяч всадников, которую вел хан Байан. В 558г. аварская орда достигла рубежей Северного Кавказа. Царь алан, передал известие о приближении аваров командующему византийской армией в Закавказье Юстину, который, немедленно отправил гонца в Константинополь.

Византийские дипломаты приняли быстрое решение вступить с ними в переговоры с целью использовать их против гунно-булгар, которые совершали набеги на Константинополь. В конечном счёте, авары проникли в Добруджу (562 г.), где они решили остаться. Такой поворот событий был несовместим с политическими замыслами византийских дипломатов. В договоре, заключенном с аварами четыре года назад (558 г.), они условились использовать аваров против булгар, но не ожидали, да и не хотели ошеломительной победы аваров, которая могла бы сделать - да и фактически делала - захватчиков столь же опасными для империи, как до этого были булгары.

В 617 г. аварский каган - или Байан, или сын Байана - умер и наследовавший престол каган использовал случай, чтобы нанести Византии удар. 7 августа 626 г. аварский каган отдал приказ о штурме Константинополя с суши и с моря. Кампания 626 г. стала последней попыткой аваров захватить Константинополь. К этому времени прежняя вражда между двумя основными булгарскими племенами - кутригурами и утигурами - прекратилась, и между ними установились отношения сотрудничества.

Таковым было основание объединения булгарских и угрских племен в причерноморских и азовских степях. Центростремительное движение среди этих племен искусно организовывалось Курбатом. Хотя он был первоначально только кутригурским ханом, утигуры и оногуры, по очереди, признали его господство. Таким образом возникла так называемая Великая Булгария, каганом которой стал Курбат (Курт). С тех пор как Курбат был крещен вместе со своими боярами в 619 г., у нас нет свидетельств распространения христианства в его владениях в какой-либо большей степени. Но несомненно, что он сам достаточно долго придерживался христианской веры.

Пока Курбат был жив, он имел достаточно силы, чтобы противостоять натиску тюрко-хазар. После его смерти, Великую Булгарию поделили его сыновья. Каждый из сыновей Курбата оказался во главе своей собственной орды, и ни у кого из них не было достаточных сил, чтобы совладать с хазарами. Под натиском хазар булгарские орды вынуждены были оставить прежние обжитые места и искать более безопасные регионы. Следует отметить, что примерно в то же время, когда хазары разбили Великую Булгарию, они, должно быть, также завоевали (около 650 г.) северокавказских аланов, или асов. Таким образом, правители аланов становятся вассалами хазарского кагана.

Становление государства волжских булгар прошло длительный процесс, связанный с поэтапным переселением болгарских племен на территорию Волго-Камского региона. Автор предлагает следующую этапизацию указанного процесса: первая, наиболее сильная волна переселенцев связана с гибелью Приазовской Болгарии; вторая - с арабо-хазарскими войнами, когда в первой половине VIII века на Среднюю Волгу уходят племена осевших в Хазарии болгар-барсил; третья волна переселенцев связывается со смутой в Каганате после официального приема правителем иудаизма.

Государство поволжских булгар, как и хазарское государство, процветало за счет внешней торговли и поэтому зависело от контроля над сетью торговых путей.

Однако, вопрос национальной составляющей населения Волжской Булгарии на Наш взгляд является не решённым. Большинство научной и учебной литературы определяют основу булгарской национальности как тюркиты, но на основе проведённого исследования с этим нельзя согласиться.

Вопрос этот очень важный, т.к. по образу жизни народа можно определить его корни и основы государственного и правового строительства. Наиболее полное описание Волжской Булгарии оставил Ибн-Фадлан, секретарь арабского посольства, который побывал в Булгарии в мае 922 года и оставил отчет об этом походе. Любопытно, что слова «булгары» и славяне» он использует как синонимы: «. когда прибыло письмо Алмуша, сына Шилки Йылтывара, царя славян.» «На его минбаре еще до моего прибытия уже провозглашали от его имени хутбу: «О Аллах! Сохрани царя Йылтывара, царя булгар!». «Сын царя славян (булгар) является его

406 заложником у хазар».

Можно указать ещё один отрывок: «.купцы булгар отправляются в землю тюрок и приводят овец». Значит, араб четко различал булгар-славян и тюрок. Так же четко он различает русов (скандинавов) и славян: «Русы же живут на острове посреди озера. Остров можно объехать за три дня, и покрыт он лесом и густой порослью. Они бьются со славянами и для нападения используют корабли.»407. Ахмед ибн-Фадлан писал: «.Между внутренними булгарами находятся христиане и мусульмане». Царь племени русов живет «в городе Куяба, который больше Булгара». «Булгар - город

408 славян, лежит на севере»

Практически с самого начала своего существования Волжская Булгария попадает под власть Хазарского каганата. Границы государства поволжских булгар могут быть определены лишь приблизительно. Следует различать первоначальное ядро булгарского государства и позднейшие захваченные территории. Центр государства располагался в регионе средней Волги и Камы. Здесь находились и два главных города, Булгар и Сувар409. Постепенно булгарам удалось распространить свой контроль на соседние финские племена, такие как буртасы (мордва), мари (черемисы) и др.410. Буртасы в это время были сильным племенем, способным мобилизовать десять тысяч всадников. Согласно Ибн-Даста, "у них (Буртасов) не было вождя, чтобы править ими <.>. У них в каждом округе был один или двое

406 Ковалевский А. П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Харьков, 1956.-С. 112-113,152.

407 Там же.-С. 117.

408 Там же. - С. 147

409 Новосельцев A. JL, Пашуто В. Т., Черепнин Л. В., Шушария В. П., Щапов Я. Н. Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965. — С. 185.

41 Иванов В. А. О характере культурного взаимодействия ранних волжских булгар с уграми Южного Урала и Приуралья. С. 135. старейшин, к которым они обращались за судом со своими делами"411. Из-за отсутствия централизованной власти у буртасов булгарам приходилось иметь дело с каждым старейшиной в отдельности и навязывать свое господство, посылая войска для сбора дани.

Особую важность для булгар имела внешняя торговля; большая часть доходов поступала в казну от сбора таможенных пошлин. Как и в хазарском государстве, иностранные купцы платили десятипроцентную пошлину ad valorem (по стоимости - лат.). Другой важной отраслью булгарской экономики было коневодство. Согласно Ибн-Даста412, "когда кто-то из их мужчин женился, царь забирал у него коня или двух". Вдобавок, они также занимались земледелием. Выращивались пшеница, ячмень и просо.

Сведения о булгарских властях и правительстве довольно скудны. Согласно арабским источникам титул правителя был "малик" (царь), что, вероятно, является переводом тюркского титула "хан". Согласно Ибн-Фадлану, имя хана, правившего в 921 -922 гг., было Алмуш, сын Шилки413.

Непосредственное влияние на булгарскую денежную систему оказала саманидская система. Первые булгарские монеты относятся к 918 году, выполнены они неискусно и подражают саманидским, копируя в своих надписях даже названия среднеазиатских городов, в которых они никогда не чеканились. Часть монет сначала даже не чеканилась, а отливалась. В 976 -981 гг. право чеканки монет принадлежит только Булгару, что указывает на достигнутое объединение земель и на образование единого централизованного государства Волго-Камской Булгарии.

Булгарское государство складывалось под властью одного главы в результате слияния из нескольких первоначально самостоятельных частей. Ибн-Фадлан сообщает, что под рукой Алмаса находилось четыре «царя», а он был как бы главный «царь». По рассказу Ибн-Фадлана эти четыре царя еще

411 Известия о хазарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и русских Абу-Али-Ахмеда бен Омара ибн-Даста. Перевод Д.А. Хвольсона. СПб., 1869.

412 т

Там же.

413 Ковалевский А. П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Харьков, 1956. пользуются некоторыми политическими преимуществами, видными хотя бы из того, что царь булгарский счел необходимым их оповестить о прибытии арабского посольства, и посадил их в своей палатке с правой стороны около своего трона. Эти цари были посланы Алмасом для почетной встречи арабских послов. Кроме царей, были предводители, которых следует назвать знатью, облеченную полномочиями, поставленную царем в различных пунктах государства в качестве представителей центральной власти на местах. Они напоминают «мужей», которых киевские князья сажали в главных городах своего государства, на раннем этапе своего развития. Вслед за предводителями идут «жители» страны. Однако жители, указанные в арабских источниках и русских летописях не представляют собой всю свободную массу населения. Автор доказывает, что это слой людей, с которыми царь привык совещаться по разным случаям. Скорее всего, этот слой соответствует старшей дружине у русских князей.

Волжская Булгария была типичным раннефеодальным государством. Высшая власть в стране принадлежала эмиру. В начальный период существования государства его глава назывался эльтебер - так же называли правителей союзов племен и военачальников еще в Тюркском каганате, позднее в Хазарии. Точное значение этого слова еще окончательно не выяснено, но его корень "эль" у древних тюрков означал общину, союз племен, государство или страну (современная его форма "ил" у тюркских народов также означает страну). Позднее, уже в период широкого распространения мусульманства, этот термин заменяется арабским словом "эмир". В то же время некоторые авторы, прежде всего тот же Ибн-Фадлан, по общепринятой в арабском мире традиции называли правителя булгар общим термином "малик", означающим царя.

Исследование вассальной службы кочевых ханов, подвластных Волжской Булгарии позволило выяснить, что за ними сохранялись законы, верования и обычаи, включая суд по нормам обычного права, освобождения от налогов с принадлежащих и пожалованных им земель, сохранение обособленной военной организации. Ханы, которые принимали религию сюзерена, в нашем случае это ислам, попадали в более привилегированное положение. Таким образом, существенными чертами булгарской политики в отношении подвласных народов было: сохранение внутренней структуры подвластных земель, торговля, распространение ислама и элементов феодальной и правовой культуры.

Подать или налог государству у булгар не ограничивались лишь лошадьми или другими вьючными животными. Ибн-Фадлан обратил внимание еще на такой факт: "Каждому, кто у себя устраивает свадьбу или созывает пир, необходимо сделать отчисление царю, в зависимости от размеров пиршества"414. Это "отчисление" арабский путешественник конкретизирует как "сахрадж медового набиза", т. е. ковш или кубок напитка из меда, кроме того, еще какое-то количество пшеницы. Все это отчислял царю в пользу государства любой член общества, будь он простолюдин или высокопоставленный князь. Женил сына или выдал замуж дочь — выдели долю своего состояния государству. Честь по чести — живешь в государстве, оно тебя защищает, и ты его поддержи. Феодализм в Волжской Булгарии возник и получил свое начальное развитие в государственной форме. Это означает следующее: до вовлечения крестьян в поземельную зависимость от светских и духовных феодалов практиковалось обложение свободного населения разными государственными повинностями. Помимо вышеуказанных форм подати в пользу государства, свободное население страны обременялось различными публично-государственными повинностями. Так, например, они должны были участвовать в строительстве военных крепостей на важнейших стратегических путях, в возведении больших оборонительных линий на пограничных зонах, в целом в строительстве городов и иных важнейших поселений государственного

414 Ковалевский А. П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Харьков, 1956.-С. 92 значения. Бесспорно, в этих работах участвовали и военнопленные, но и на долю свободных общинников выпадало немало дел.

В 922 году ислам стал государственной религией Булгарии, и с этого времени государственные посты могли занимать только мусульмане, а немусульмане должны были платить дополнительный налог - харадж. При этом Булгария была самой веротерпимой страной, и ее граждане при уплате хараджа могли исповедовать любое верование. Исламские традиции способствовали установлению в Булгарии развитых феодальных традиций путем уничтожения остатков первобытно-общинного строя. На верхней ступени феодальной лестницы стоял царь - по-арабски эмир, который был верховным владетелем и распределителем всей земли. Ниже находились религиозные главы мусульман страны - сеиды и знатные рыцари -аристократы беки (князья). Еще ниже находились средние и мелкие феодалы баи. В Булгарии в состав феодалов - баев входили не только средние и мелкие феодалы - рыцари, но и мусульманское духовенство (муллы), государственные чиновники, богатые купцы и ремесленники. Рабами в Булгарии становились чаще всего военнопленные - ведь ислам запрещает брать мусульман в рабы. Но после шести лет работы на хозяина, раб освобождался и становился свободным, но без земли. Исламские законы строго охраняли права женщин. Так, булгарская женщина, мусульманка должна была трудиться только дома. Мужчина в Булгарии не мог жениться, пока не подтверждал документами свое финансовое благополучие - т.е. возможность содержать жену и детей. При наличии демоктатических законов феодальный гнет в Булгарии был более умеренным, чем в других странах.

В булгарские земли в поисках лучшей жизни бежало и переселялось много людей из соседнких стран. Главными задачами, которые должны были решать булгарские цари, являлись: обеспечение работы государственного аппарата; повышение боеспособности войска; содействие торговле. Государственный аппарат обеспечивал сбор налогов, а войско - безопасность царской власти. Торговля приносила государству наибольший доход и укрепляло само государство, т.к. усиливала взаимовыгодную связь между его областями и стимулировала развитие ремесел. Купцы играли важную роль при возникновении городов. Они были носителями прогресса и влиятельной силой средневековой Булгарии. Булгария делилась на или (губернии), во главе которых стояли улугбеки, и такое деление она сохраняла до конца XVI в. У русского и булгарского феодолизма было много общего.

В начале X века основу экономики Волжской Булгарии составляли: развитое для своего времени сельское хозяйство, ремесленное производство и разветвленная торговля. Причем два первых типа деятельности практически обслуживали последней. Столица Волжской Булгарии, Булгар, в X веке была не просто ремесленно-торговым центром, а главным складочным пунктом, куда в большом количестве сводились меха, воск, мед, рабы.

Анализ экономического состояния Хазарского Каганата и Волжской Булгарии позволяет сделать вывод, что оба государства в первой половине X века имели совершенно разный потенциал. Каганат существовал за счет эксплуатации торговых путей, взимая пошлины с проходящих караванов. Волжская Булгария, обладая растущей экономикой и находясь в центре Волжского торгового пути, вынуждена была отдавать львиную долю доходов своему врагу и сюзерену. Подобное положение вещей не могло устроить ни булгарскую знать, ни купечество, терпящих значительные убытки и, естественно, не довольных сложившимся положением. В свою очередь, стареющий Каганат предпринимал все усилия, чтобы удержать в вассальном подчинении крепнувшее государство булгар. Полную независимость Волжская Булгария получает в результате трагических для государства хазар событий. Связаны они с восточными походами киевского князя Святослава Игоревича, после которых Хазария уже не могла оправиться. Полной независимости булгары смогли добиться в связи с русско-хазарскими противоречиями, основной причиной которых являлись притязания на территории, составлявших важную часть Волжского торгового пути, а именно земли вятичей. Земли булгар во время походов Святослава не пострадали, добавлю, что межу Русью, в лице князя Святослава и Волжской Булгарией в лице эмира, был подписан договор о нейтралитете Булгарии. Победой Святослава над Хазарией воспользовались не столько русские, сколько булгары, усилившиеся на столько, что через два десятка лет сын Святослава, Владимир, будет вынужден идти походом на Волжскую Булгарию.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. В первой четверти X века Хазария и Волжская Булгария имели совершенно разный экономический потенциал. Булгары тяготились своим положением и были заинтересованы в освобождении. В централизованном независимом государстве нуждалось булгарское купечество, потому что именно централизованное государство могло гарантировать безопасность их торговли. Хазария являлась естественным тормозом развития экономики булгар. Алмас, сделав дипломатический расчет, отправляет в Багдад посольство с целью убедить халифа в выгодности заключения союза с Волжской Булгарией.

Посольство Абдаллаха ибн-Башту великолепно справилось с поставленной перед ним задачей. Царь булгар просил помощи для борьбы с иудейской Хазарией, что так же виделось в Багдаде весьма выгодным. Алмас очень верно просчитал ситуацию, сделав вывод, что поддержки можно было ожидать только от далекого Халифата и уже от имени халифа вершить свою политику в регионе Среднего Поволжья.

В государстве, стоящем на стадии сложения феодальных отношений, Алмасу нужна была идеология, поддерживающая его централизаторские устремления и одновременно укрепляющая международный авторитет. Принять ислам от хорезмийцев значило для Алмаса попасть в зависимость от хорасанских эмиров, которые были заинтересованы в сохранении власти хазар на Нижней Волге. По всем раскладкам получалось, что выгоднее союзника, чем багдадский халиф для Алмаса было не найти. Весьма престижным ему представлялось величаться клиентом повелителя правоверных, что давало особые привилегии. И если суверенитета булгары в 922 году не получили, то ослабили путы зависимости. Кроме этого, данный дипломатический ход помог Алмасу сосредоточить внимание на внутренних проблемах государства.

В 922 году Волжская Булгария принимает ислам непосредственно от Багдадского халифа ал-Муктадира в 922 г. минуя среднеазиатских посредников в лице хорезмийского эмира. Таким образом, она становится самой северной страной исламского мира, а столица ее, город Булгар, воистину являлся восточным, в культурном смысле, городом. Исламские законы строго охраняли права женщин. Рабами в Булгарии становились чаще всего военнопленные - ведь ислам запрещает брать мусульман в рабы. Но после шести лет работы на хозяина, раб освобождался и становился свободным, но без земли. Волго-Камская Булгария попыталась распространить мусульманство в языческой Руси и сделать ее форпостом ислама в Европе. Существуют источники, доказывающие, что такая попытка была предпринята посольством булгар к князю Владимиру Святославичу в 986 г.

Владимир Святославович, придя к власти в 980 г., принимается за религиозную реформу на основе язычества, но безрезультатно: реформированное язычество не могло в силу своей недостаточной развитости бороться с местными племенными культами. После заключения в 985 г. «Вечного мира» с булгарами последние сделали предложение киевскому князю принять ислам и исламизировать Русь. Предложение официальному Киеву веры - акт продуманный и не случайный. Принятие ислама Русью сулило огромные выгоды Волжской Булгарии. Здесь знали о попытках религиозной реформы Владимира и их провале. По все видимости, булгарский эмир в споре с Киевом (военный конфликт 985 г.) легко отступился от вятичей именно с целью втянуть Русь в сферу своих интересов через ее исламизацию. Если бы киевский князь надумал уверовать в Аллаха посредством булгар, то политический вес булгарского эмира заметно вырос бы в глазах мусульманского мира. Есть свидетельства, указывающие на то, что в положительном решении вопроса были заинтересованы не только булгары, но и хорезмийцы. Для булгар Русь - это один из основных торговых партнеров, а также держава, прикрывающая путь на Запад, к его рынкам. Исламизация Руси открывала для Волжской Булгарии огромные политические и экономические выгоды.

Для Владимира принятие той или иной веры было, прежде всего, вопросом политическим, направленным и централизацию и укрепление государственности. Скорее всего, выбор шел между двумя религиями: христианством византийского толка и исламом. Отклонение Владимиром ислама произошло не сразу и не из-за запрета Кораном пить вино. Не вызывает сомнений, что булгарским дипломатам на самом деле удалось заинтересовать Владимира и в Булгар было отправлено ответственное посольство, что зафиксировано летописцем415.

Владимир отправил посольство в Волжскую Булгарию, а затем оно проследовало в Хорезм к эмиру ал-Мамуну ибн-Мухаммеду. Посольство в Хорезм отправилось не для ознакомления с исламом (Русь свободно могла сделать это в Булгарии), а для выяснения политического состояния мусульманского мира. Багдадский халиф реальной силой не обладал. Практическими правителями Ирака и Западного Ирана были Буиды. Правители Сирии потерпели ряд серьезных поражений от Византии, так что даже часть их северо-западных владений была захвачена последней. Могущественнейшей на востоке мусульманского мира была держава Саманидов. Им подчинялись Афганистан и Восточный Иран. Однако в последней четверти века и это государство шло к упадку. Состояние исламских государств дало основание Владимиру усомниться в способности ислама укрепить его власть. Владимиром, было принято единственно правильное решение в этой обстановке: разрыв с исламом и окончательный

415 ПВЛ / Пер. и коммент. Д.С. Лихачева. М., 1950. С. 161 поворот в сторону христианства.

Рассматривая межгосударственные договоры и проблемы взаимодействия Волго-Камской Булгарии и Древнерусского государства в конце X — начале XIII вв. автор указывает, что после разгрома Святославом Хазарского каганата, Булгария, воспользовавшись начавшейся на Руси гражданской войной, распространила своё влияние на племена вятичей, мурома и меря. Движение булгар в пределы вятической земли вполне оправдано и понятно. Скорее всего, влияние их на это славянское племя было довольно сильным. Иначе как можно объяснить факт, что вятичи упорно сопротивлялись объединительной политике киевских князей и практически последними из восточнославянских племен были включены в сферу их влияния.

После похода на булгар в 985 году, киевский князь Владимир осознает, что с булгарами выгоднее дружить и сотрудничать, чем враждовать и заключает с ними «вечный мир». «И створи миръ Володимиръ съ Болгоры, и рот заходиша между собе.».416 Владимир выполнил главную задачу похода, возвратил вассалитет вятичей. В подтверждение незыблемости условий договора князь Владимир женился на Булгарской княгине.

Средневековье изобилует примерами закрепления мира брачными соглашениями. Это должно было подтвердить их незыблемость, так как родственные союзы почитались тогда на очень высоком уровне. Нормой обычного права закреплялась обязанность князя при заключении договора вступать в родственные отношения с новоиспеченными союзниками, поэтому многоженство князя - нормальное явление в языческой среде.417 Булгарская княжна была у Владимира пятой женой. Событием, напрямую связанным с заключением договора 985 года, явилось описанное русскими летописями прибытие в Киев посольства волжских булгар с предложением своей религии.

41бПСРЛ,Т. 1.С. 84.

417 Прозоровский Д. И. О родстве Святого Владимира по матери // ЗИАН. - СПб., 1864, Т. 5, Кн.1. С. 22.

В этих событиях следует, кроме поиска Владимиром монотеистической религии, усмотреть и еще характерное для заключения договоров того времени правило. Так, например, договоры Руси X в. с Византией и, очевидно, с другими странами, составлялись в двух экземплярах на двух языках, скрепленные печатями и подписями послов и купцов. Один экземпляр, написанный на древнерусском языке, передавался на хранение в Византию, другой, на греческом, на Русь. Очевидно, и русско-булгарский договор 985 года был составлен в двух экземплярах, но окончательно он был скреплен лишь в 986 году, так как Владимир в своем военном походе едва ли имел необходимое число послов и купцов, да и булгары свой экземпляр договора должны были оформить соответствующим образом. После такого оформления они, вероятно, и привезли в 986 году договор, подкрепив его предлоложением своей религии.

Принятие наднациональной религии есть показатель того, как далеко зашел процесс феодализации общества. Мировые религии способны распространяться лишь там, где феодализация достигла достаточно высокого уровня. Если в государстве феодальные отношения отсутствуют или их роль незначительна, то внедрение религии такого типа, даже если оно осуществляется интенсивно, все равно не достигает результата.

В 1006 году договор между Киевской Русью и Волжской Булгарией был перезаключен на новых условиях. «Прислали болгары (волжские) послов с дары многими, дабы Владимир позволил им в городах по Волге и Оке торговать без опасения, на что им Владимир охотно соизволил. И дал им во все грады печати, дабы они везде и во всем вольно торговали, и русские купцы с печатями от наместников в Болгары с торгом ездили без опасения: а болгарам все их товары продавать во градах купцом и от них купить, что потребно, а по селам не ездить тиуном, вирникам, огневщине и смерди не продавать и от них не купить».418

Таким образом, можно констатировать, что Киевская Русь и Булгария

418 Полубояринова М. Д. Русь и Волжская Булгария в X - XV вв. М., 1989, С. 47. практически с первых дней своего существования установили между собой тесные связи. Поход князя Святослава на Хазарский каганат объективно оказался на пользу Волжской Булгарии, после чего она стала интенсивно развиваться, приобретая влияние на племена вятичей, мурома, меря и мордву.

С обособлением Ростово-Суздальского княжества от Киева Юрий Долгорукий и его приемники унаследовали не мало сложных проблем восточной политики, связанных с торговыми и колонизационными интересами. Отношения с Булгарией не были стабильными: давние торговые русско-булгарские связи укрепляли их, столкновения в связи с поволжской колонизацией ослабляли.419 Расчет на силу оружия, которой булгарская дипломатия постепенно вынуждена сдавать позиции, не мог быть оправдан, так как любое вооруженное действие служило поводом для организации широкомасштабных походов объединенных суздальских, муромских и рязанских дружин по булгарским тылам.

В 1120 году Юрий Долгорукий «ходи на Болгары и взя полон мног и полк их победи».420 Нападение Юрия преследовало цели скорее грабежа, чем захвата какой-либо территории. Не случайно поэтому летописи вначале сообщают о захвате Юрием «полона многа» и лишь затем говорят о его сражении с булгарами. Поход 1120 года был единственной активной акцией Юрия Долгорукого против восточных соседей.

Активное наступление русских на восток и северо-восток началось при преемнике Юрия, его сыне Андрее Боголюбском. В 1164 году Андрей вместе с сыном Изяславом, братом Ярославом и муромским князем Юрием совершили большой и удачный поход на булгар. Через восемь лет, зимой 1172 года, Андрей организовал новый поход на булгар. В 1183 году Всеволоду Большое Гнездо удалось организовать грандиозный поход русских князей на булгар. Помимо Всеволода в походе приняли участие его племянник Изяслав Глебович, князь Мстислав Давыдович, сын смоленского

419 Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси, С. 214.

420 Там же. Стлб. 296; ПСРЛ. Т. 2. Стлб. 286 князя Давыда Ростиславича; четыре сына рязанского князя Глеба Ростнславнча: Роман, Игорь, Всеволод, и Владимир, а так же муромский князь Владимир Юрьевич.421

Земли мордовских племен - камень преткновения между Булгарией и северо-восточными русскими княжествами. Мордовские племена расселялись в Волго-Окском междуречье и долгое время служили буфером в русско-булгарской социально-экономической политике.

Переломным моментом в споре Булгарии и Владимиро-Суздальской Руси за мордовские земли явился 1220 год. Летописи сообщают о большом походе сводных русских полков на Волжскую Булгарию, о взятии ими болгарского города Ошеля. Военный разгром 1220 года был самым серьезным из всех ударов, нанесенных русскими князьями Булгарии.

Трижды булгарские послы приходили к Юрию Всеволодовичу просить о мире. Первые два посольства Юрий отослал, готовя новый серьезный и, по всей видимости, более мощный поход на булгарские города. Булгарская дипломатия приложила много усилий, чтобы убедить его в предпочтительности мира. Уже в 1221 году Юрий Всеволодович в важном стратегическом месте при впадении Оки в Волгу заложил Нижний Новгород. «Там, где исстари находился град булгарский» 422

Вынужденный мир с Владимиро-Суздальским княжеством - это отчаянная попытка булгарской дипломатии обеспечить надежный тыл на западных границах. Да, ценой крупных потерь. Но другого выхода в преддверии страшной войны они не видели. Настойчивость булгар очевидна, как очевидно и их стремление достичь этот мир любыми средствами. Булгары, осведомленные через купцов и лазутчиков о происходящем в Средней Азии, начали усиленно готовиться к будущему нападению монгол, которые к 1221 году уже завершили завоевание государства Хорезмшахов.423 То, что булгары действительно готовились к нападению и ждали противника

421 ПСРЛ. Т. 1. Стлб. 389.

422 ПСРЛ. Т. 1. Стлб. 452.

423 Петрушевский И. П. Поход монгольских войск в Среднюю Азию в 1219- 1224 гг. и его последствия // Татаро-монголы в Азии и в Европе. - М., 1970. С. 123. доказывает успешное отражение ими и разгром монгольских отрядов в 1223 году.

Как считает X. Г. Гимади, победа волжских булгар над монголами имела далеко идущие последствия: «до середины 30-х годов XIII столетия было задержано монгольское нашествие на Европу».424 Что касается самих булгар, то они не сомневались, что следующее нашествие будет более серьезным, беспощадным и ждать его не долго. Поэтому начинаются усиленные работы по укреплению городов. В 1229 году на шесть лет был продлен мирный договор с Владимиро-Суздальской Русью.

Это тот минимум, которого смогли добиться булгары. Вероятнее всего, планы посольства к великому владимирскому князю были более обширные: не просто мирный договор, а военный союз. Но русские князья отказались. Убедившись, что союз с русскими против монгол невозможен, булгары добились их нейтралитета. Новое наступление татаро-монгол на Булгарию началось в 1229 г. Это было начало запланированного наступления на Восточную Европу. Первая армия татаро-монгол оказалась бессильной против сплоченных булгаро-половецко-башкирских сил, поэтому и понадобились дополнительные силы. Башкиры не выдержали войны. И только тогда, под натиском превосходящих сил, пала держава булгар в 1236 году.

424 Гимади X. Г. Народы Среднего Поволжья в период господства Золотой Орды // Материалы по истории Татарии. — М., 1948. Вып. 1. С. 189.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Кодес, Антон Владимирович, 2008 год

1. Нормативные источники, летописи и политико-правовыепроизведения

2. Булгаков П.Г. Книга путей и государств Ибн Хордадбеха //• Палестинский сборник. Л., 1958. Вып. 3(66).

3. Вестберг Ф. Комментарий на Записку Ибрагима ибн-Якуба о славянах СПб 1903.

4. Вторая записка Абу Дулафа / Издание текста, перевод, введение и комментарии П. Г. Булгакова и А. Б. Халидова. М„ 1960.

5. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. Баку, 1986.

6. Известия о хазарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и русских Абу-Али-Ахмеда бен Омара ибн-Даста. Перевод Д.А. Хвольсона. СПб., 1869.

7. Калинина Т. М. Сведения Ибн Хаукаля о походах Руси времени Святослава // Древнейшие государства на территории СССР М., 1976

8. Ковалевский А. П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Харьков, 1956.

9. Полное собрание русских летописей. М., 1962. Т. 1.

10. Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131-1153 гг.) // Публ. О. Г. Большакова, А.Л. Монгайта. М., 1971.

11. Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу. Под ред. В.И. Кулаковского. М., 1937.

12. П.Щапов Х.Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси Х1-Х1У вв. М., 1972.

13. Иордан Гетика Свод древнейших письменных известий о славянах (СДПИОС).Т. 1.-М.: 1994.

14. Ибн аль-Асир. Выписки из Ибн эль-Асира о первом нашествии татар на Кавказ и черноморские страны с 1220 по 1224 г. СПб., 1854. С. 70.

15. Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131-1153 гг.) // Публ. О. Г. Большакова, A.JI. Монгайта. М., 1971. -С. 69.

16. Ахмед ибн-Фадлан. Путешествие Ахмеда ибн-Фадлана на реку Итиль. — Казань: Татарское кн. изд-во, 1999. 112 с.2. Научная литература

17. Алишев С.Х. Историки. Татарский народ / Ред. Р.У.Амирханов, И.К.Загидуллин. Казань, 2000. 64 с.

18. Алишев С.Х. Казань и Москва: межгосударственные отношения в XV-XVI вв. Казань: Таткнигоиздат, 1995. 160 с.

19. Арсланова A.A. Остались книги от времен былых.: Персидские исторические сочинения монгольского периода по истории народов Поволжья. Казань, 2002.

20. Артамонов М.И. Очерки древнейшей истории хазар. М., 1936.

21. Артамонов М.И. Средневековые поселения на Нижнем Дону. JL, 1929.

22. Археологическое изучение булгарских городов / Отв. ред. Ф.Ш.Хузин. Казань: Мастер-Лайн. 1999. 144 с.

23. Археология СССР. Древняя Русь: Город, замок, село / Отв. ред. Б.А.Колчин. М.: Наука, 1985. 431 с. (ИА АН СССР).

24. Археология СССР. Степи Евразии в эпоху средневековья/ Отв. ред. С.А.Плетнева. М.: Наука, 1981.301 с. (ИА АН СССР).

25. Багаутдинов P.C., Богачев A.B., Зубов С.Э. Праболгары на Средней Волге: (У истоков истории татар ВолгоКамья) / Отв. ред. В.Б.Ковалевская. Самара, 1998. 286 с.

26. Базилевич K.B. Внешняя политика Русского централизованного государства. Вторая половина XV века. М.: Изд-во МГУ, 1952. 544 с. (Переиздание: М.: Территория, 2001. 544 е.).

27. Бартольд В.В. История изучения Востока в Европе и в России. JL, 1925.

28. Белавин A.M. Камский торговый путь. Средневековое Приуралье в его экономических и этнокультурных связях. Пермь: Изд-во Перм. гос. пед. ун-та, 2000. 200 с.

29. Белорыбкин Г.Н. Западное Поволжье в средние века. Пенза, 2003. С. 40;

30. Большаков О.Г. Средневековый город Ближнего Востока VII -середины XIII вв. М.: Наука, 1984. 344 с.

31. Валеев P.M. Волжская Булгария: торговля и денежно-весовые системы IX-начала XIII веков / Отв. ред. А.Х.Халиков, А.Г.Мухамадиев. Казань: Фест, 1995. 159 с.

32. Великий Волжский путь. Материалы Круглого стола и Международного научного семинара. Казань, 28-29 августа 2000 г. / Отв. ред. Ф.Ш.Хузин. Казань: Мастер-Лайн, 2001.354 с.

33. Вельяминов-Зернов В.В. Исследование о Касимовских царях и царевичах. Ч. 1. СПб., 1863. XIII, 558 е.; Ч. 2. СПб., 1864.498с.

34. Веселовский Н. И. Курганы Кубанской области в период Римского владычества. TAC, XII, I 1905

35. Вилинбахов В. Б. Балтийско-Волжский путь // CA. 1963. № 3.

36. Гагин И.А. Волжская Булгария: Очерки средневековой дипломатии (X первая треть ХШвв.). Рязань, 2004.

37. Гадло A.B. Этническая история Северного Кавказа в X XIII вв. -СПб., 1994.

38. Гаркави А.Я. Сказание мусульманских писателей о славянах и русских. СПб. 1870

39. Генинг В.Ф., Халиков А.Х. Ранние болгары на Волге. М., 1964.

40. Гордеев Ф.И. О происхождении этнонима «башкир»./ АЭБ. 1971, Т. 4.

41. Город Болгар. Очерки истории и культуры / Отв. ред. Г.А.Федоров-Давыдов. М.: Наука, 1988.315с. (ИЯЛИКФАН СССР).

42. Греков Б.Д., Калинин Н.Ф. Булгарское государство до монгольского завоевания // Материалы по истории Татарии. Казань, 1948. Вып. 1.

43. Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1950. 478 е., 14 л. илл., 2 л. карт. (Последнее издание: М.: Богородицкий печатник, 1998. 366 с.)

44. Григорьев В.В. Россия и Азия. Сборник исследований и статей по истории, этнографии и географии, написанных в разное время В.В. Григорьевым, ориенталистом. МПб., 1876.

45. Гумилев Л.Н. Открытие Хазарии. М., 1966.

46. Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии. М., 1993.

47. Гумилев Л.Н. Тысячелетие вокруг Каспия. М., 1992.

48. Даркевич В. П. Путешествие в древнюю Рязань. Рязань, 1993.,

49. Даркевич В.П. Художественный металл Востока УШ-ХШ вв. Произведения восточной торевтики на территории Европейской части СССР и Зауралья. М.: Наука, 1976.200 с. (ПА АН СССР).

50. Джалиль Мусса. Моабитские тетради. Стихи /Перевод с татарского. — Казань: Татарское кн. изд-во, 1963. 236 с.

51. Диалог культур Евразии: Вопросы средневековой истории и археологии. Изучение и сохранение историко-культурного наследия /Под ред. А.А.Бурханова. Вып.2. - Казань: Изд-во ТГГИ, 2001. - 408 с.

52. Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1975. М., 1976.

53. Дубов И.В. Великий Волжский путь. Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. 256 с.

54. Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в ХШ-Х1У вв. / Отв. ред. В.И.Буганов. М.: Наука, 1985. 246 с.

55. Ефимова A.M. К вопросу о происхождении городов Волжской Болгарии / Отв. ред. А.П.Смирнов. Казань, 1957. 18с. (Гос.музей ТАССР).

56. Заринский П. Сборник исторических и археологических исследований о Казанском крае. Ч. 1. Старинные сказания об основании Казани. Казань, 1880. IV

57. Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Горган и Поволжье в IX-X вв. М., 1962. Т. 1.

58. Иванов А.Г. Этнокультурные и экономические связи населения бассейна р. Чепцы в эпоху средневековья (конец V- первая половина XIII в.) / Отв. ред. М.Г.Иванова. Ижевск, 1998. 309 с.

59. Иванов В. А. О характере культурного взаимодействия ранних волжских булгар с уграми Южного Урала и Приуралья // Ранние болгары и финно-угры в Восточной Европе. Казань. 1990.

60. Иловайский Д.И. Разыскания о начале Руси. М., 1882.

61. Иловайский Д.И., "Волгаре и русь на Азовском поморье", ЖМНП, 1875

62. История России с древнейших времен до конца XVII века / Отв. ред. А.Н.Сахаров, А.П.Новосельцев. М.: ACT, 2000. 577 с.

63. История СССР с древнейших времен до наших дней. В двенадцати томах. Т. II. М.: Наука, 1966. 632 с.

64. История Татарской АССР / Под ред. М.К.Мухарямова. Казань: Таткнигоиздат, 1973. 240 с.

65. История Татарской АССР. Изд-е 2-е, доп. / Под ред. М.К.Мухарямова. Казань: Таткнигоиздат, 1980. 256 е.;

66. История Татарской АССР. Т. I. (С древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции) / Редко л.: Н.И.Воробьев, М.Х.Гайнуллин, Х.Г.Гимади и др. Казань, 1950. 709 с.

67. История Татарской АССР. Т. I. (С древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции) / Редкол.: Н.И.Воробьев, М.Х.Гайнуллин, Х.Г.Гимади и др. Казань: Таткнигоиздат, 1955. 550 с.

68. Исхаков Д.М. Введение в историческую демографию волго-уральских татар. Казань, 1993. 71с. О численности булгар и татар в X-XVII вв. -С. 4-23.

69. Казаков Е.П. Булгарское село X-XIII веков низовий Камы. Казань: Таткнигоиздат, 1991. 176 с.

70. Казаков Е.П. Культура ранней Волжской Булгарии / Отв. ред. А.Х.Халиков. М.: Наука, 1992.335 с.

71. Каппелер А. Россия многонациональная империя. Возникновение. История. Распад. М., 1996. 379 с.

72. Каргалов В.В. На степной границе: Оборона «крымской украины» Русского государства в первой половине XVI столетия. М.: Наука, 1974. 183 с.

73. Кизилов Ю.А. Земли и народы России в XIII-XV вв. М.: Высшая школа, 1984. 160 с.

74. Ключевский В. О. Курс русской истории. Соч. в IX тт. М., 1987. Т. I.

75. Коковцев П.К. Еврейско-хазарская переписка в X в. Л., 1931.

76. Константин Багрянородный. Об управлении империей. М.: Наука,1991.

77. Копанев А.И., Маньков А.Г., Носов Н.Е. Очерки истории СССР. Конец XV начало XVII вв. / Под ред. проф. И.Л.Смирнова. Л.: Гос. уч-пед. изд-во, 1957. 254 с.

78. Крачковский И.Ю. Арабская географическая литература. — М.;-Л., 1957. Т.4.

79. Кузеев Р. Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Приуралья: этногенетический взгляд на историю. М., 1992.

80. Кузнецов В.А. Очерки истории алан. Орджоникидзе, 1984.

81. Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе. Л., 1985.

82. Лызлов А. Скифская история. 2-е изд. СПб., 1787. 632 с.

83. Мавродин В. В. Образование Древнерусского государства. Л., 1945.

84. Международные связи, торговые пути и города Среднего Поволжья 1Х-Х11 веков. Материалы Международного симпозиума. Казань, 8-10 сентября 1998 г. / Отв. ред. Ф.ШХузин. Казань: Мастер-Лайн, 1999. 328 с

85. Минорский К.Ф. История Ширвана и Дербента. М., 1963.

86. Моця А.П., Халиков А.Х. Булгар Киев: Пути, связи, судьбы. Киев, 1997.192 с.

87. Мухамадиев А.Г. Булгаро-татарская монетная система XII-XV вв. / Отв. ред. ГА.Федоров-Давыдов. М.: Наука, 1983.164 е.,

88. Мухамадиев А.Г. Древние монеты Поволжья. Казань: Таткнигоиздат, 1990. 158 с.

89. Никольская Т.Н. Земля вятичей. К истории населения бассейна Верхней и Средней Оки в IX XIII вв. - М., 1981.

90. Новосельцев А. Л., Пашуто В. Т., Черепнин Л. В., Шушария В. П., Щапов Я. Н. Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965.

91. Пархоменко В.А. У истоков русской государственности. Л., 1924

92. Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. — М., 1968.

93. Пигулевская Н., Сирийские источники по истории СССР. Москва -Ленинград, 1941

94. Плетнева С.А. От кочевий к городам. Салтово-маяцкая культура / Отв. ред. Б.А.Рыбаков. М.: Наука, 1967. 198 с.

95. Плетнева С.А. Очерки хазарской археологии / Отв. ред. В.Я.Петрухин. М.; Иерусалим, 2000. 240 е., 124 с.

96. Покровский М.Н. Русская история с древнейших времен. М., 1933. Т. 1.С. 24.

97. Полубояринова М. Д. Русь и Волжская Булгария в X XV вв. М., 1989.

98. Полубояринова М.Д. Русь и Волжская Болгария в X-XIV вв. / Отв. ред. С.А.Плетнева. М.: Наука, 1993. 123 с

99. Похлебкин В. В. Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет в именах, датах, фактах. М., 1992

100. Похлебкин В.В. Татары и Русь. 360 лет отношений Руси с татарскими государствами в XIII-XVI вв. 1238-1598 гг. (От битвы на р. Сить до покорения Сибири). Справочник. М.: Международные отношения, 2000. 190 с.

101. Рыбаков Б.А. Мир истории. Начальные века русской истории. М.: Юрид. лит., 1987.

102. Сахаров А.Н. Дипломатия Древней Руси. М., 1987.

103. Сахаров А.Н. Дипломатия Святослава. М., 1991.

104. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой орды / Извлечения из персидских сочинений, собранные В.Г. Тизенгаузеном и обработанные A.A. Ромаскевичем и C.JI. Волиным. M.;JI.: Изд. АН СССР. 1941. Т. 2.

105. Сказкин C.JI. История международных отношений и дипломатии в средние века (Стенограмма лекции). М., 1945.

106. Славяне и скандинавы. Перевод с немецкого / Общ. ред. Е.А.Мельниковой. М.: Прогресс, 1986. 416 с.

107. Смирнов А.П. Волжские булгары. (Труды ГИМ. Вып. XIX) / Под ред. С.П.Толстова. М., 1951.275 е.,

108. Смолин В.Ф. По развалинам древнего Булгара, Казань, 1926.

109. Становление европейского средневекового города / Отв. ред. В.В.Седов. М.: Наука, 1989. 188 с.

110. Татищев В.Н. История Российская. М.; JL, 1962. Т. 1.

111. Тизенгаузен В.Г. В защиту Ибн-Фадлана. СПб. 1900.

112. Тихомиров М.Н. Российское государство XV-XVII веков. М.: Наука, 1973. 422 с.

113. Тихомиров М.Н. Россия в XVI столетии. М.: Изд-во АН СССР, 1962. 583 с.

114. Тихомиров М.Н. Средневековая Россия на международных путях (XIV-XV вв.). М.: Наука, 1966. 175 с.

115. Толстов С. П. По следам древнехорезмийской цивилизации. М., 1948 .

116. Федоров-Давыдов Г.А. Общественный строй Золотой Орды. М.: Изд-во МГУ, 1973. 180 с.

117. Фехнер М.В. Торговля Русского государства со странами Востока в XVI в. / Под. ред. М.Н.Тихомирова. М.: Госкультпросветиздат, 1956. 129 с.

118. Халиков А.Х. Происхождение татар Поволжья и Приуралья. Казань: Таткнигоиздат, 1978. 160 с.

119. ЮЗ.Халиков А.Х. Татарский народ и его предки / Ред. А.В.Гарзавина. Казань: Таткнигоиздат, 1989. 222 с.

120. Хузин Ф.Ш. Булгарский город в X начале XIII вв. / Отв. ред. А.М.Белавин. Казань: Мастер-Лайн, 2001. 480 с.

121. Хузин Ф.Ш. Волжская Булгария в домонгольское время (X начало ХШ вв.) / Отв. ред. Г.М.Давлетшин. Казань: Фест, 1997. 183 с.

122. Шмидт С.О. Становление Российского самодержавства. Исследование социально-политической истории времени Ивана Грозного. М/. Мысль, 1973. 359 с.

123. Шпилевский С.М. Древние города и другие булгарско-татарские памятники в Казанской губернии. Казань: Изд-во Имп. ун-та, 1877 585с.

124. Щербатов М. История Российская от древнейших времен. СПб., 1794. Т. 1

125. Янин ВЛ. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. М.: Изд-во МГУ, 1956. 207с.

126. Янин В.Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. М., 1956.

127. Статьи в периодических изданиях

128. Алишев С.Х. Казанское ханство: возникновение и развитие // Материалы по истории татарского народа. Казань, 1995.

129. Алишев С.Х. Образование Казанского феодального государства и его население // Языки, духовная культура и история тюрков: Традиции и современность. Труды Международной конференции в 3-х томах. М: Инсан, 1997. Т. 2.

130. Аминова Г. Территория Казанского ханства на русских и европейских картах ХУ-ХУП веков // Гасырлар авазы. Эхо веков. 1999. № 3/4. С.75-86.

131. Аннинский С.А. Известия венгерских миссионеров в Х1П-Х1У вв. о татарах в Восточной Европе. // Исторические архивы. 1940. № 3.

132. Арапов Д.Ю. Русское востоковедение и изучение Золотой Орды // Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины. М.: МГУ, 1983.

133. Бабенко В.А. Памятники хазарской культуры на юге России // Труды XV Археологического съезда в Новгороде в 1911 г. М., 1914. Т. 1

134. Бартольд В.В. Н.И. Веселовский как исследователь Востока и историк русской науки // Соч.: Т. IX. М., 1977.

135. Бахрушин С. К вопросу о крещении Киевской Руси // Историк-марксист. 1937, № 2.

136. Белавин А. М. Волжская Булгария и Пермской Приуралье в X XIII вв. (к вопросу о культурных и экономических взаимодействиях) //Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. — Казань

137. Белавин А. М., Оборин В. Н. Посредническая роль Волжской Булгарии в торговом обмене Древней Руси и Верхнего Прикамья в X начале XIII вв. //Волжская Булгария и Русь. Казань. 1986.

138. П.Белавин A.M. Торговые фактории волжских болгар и пути возникновения городов в Поволжье и Приуралье в средние века // Средневековая Казань: возникновение и развитие. Материалы Международной научной конференции. Казань: Мастер-Лайн, 2000.

139. Бубрих Д. В. Можно ли отождествлять мордву с андрофагами Геродота //ЗМНИИ. Саранск, 1941. Вып. 3.

140. Булатов А.Б. Некоторые материалы о ногайско-татарских связях в прошлом // Материалы по татарской диалектологии. Вып. 3. Казань: Таткнигоиздат, 1974.

141. Быков A.A. Из истории денежного обращения в Хазарии в VIII и IX вв. // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. М., 1974. Вып. 3.

142. Вилинбахов В. Б. Балтийско-Волжский путь // CA. 1963. № 3.

143. Гагин И.А. Сапоги «булгари» как один из главных элементов костюма древних булгар // Культуры степей Евразии второй половины I тысячелетия н.э. (из истории костюма). Самара. 2000.

144. Гадло A.B. Восточный поход Святослава //Проблемы истории феодальной России. JL, 1971.

145. Галлямов Р.Ф. Иски Казань Ички Казань // Средневековая Казань: возникновение и развитие. Материалы Международной научной конференции. Казань: Мастер-Лайн, 2000. С. 186-189.

146. Геррманн И. Роль прибрежных торговых факторий VIII-X вв. в развитии племенного общества, формировании государств и городов // Труды V Международного конгресса славянской археологии. М., 1987. Т. I, вып. 1.

147. Гимади X. Г. Народы Среднего Поволжья в период господства Золотой Орды // Материалы по истории Татарии. — М., 1948. Вып. 1.

148. Головко А. Б. Христианизация восточнославянского общества и внешняя политика Древней Руси в IX XIII вв. // ВИ. 1988. № 9.

149. Горюнова Е.И. К вопросу о племенной принадлежности летописноймери // КСИЭ. 1952, Вып. XVII., 1961.

150. Готье Ю.В. Кто были обитатели древнего Салтова // Изв. гос. акал, истории материальной культуры. 1927. Вып. 5.

151. Греков Б.Д. Волжские булгары в IX X вв. // Исторические записки. 1945, Т.14.

152. Греков Б.Д., Калинин Н.Ф. Булгарское государство до монгольского завоевания // Материалы по истории Татарии. Казань, 1948. Вып. 1.

153. Губайдуллин A.M. О классификации городищ Волжской Булгарии // Археологическое изучение булгарских городов. Казань: Мастер Лайн, 1999. С.72-76.

154. Губайдуллин Г.С. Из прошлого татар // Материалы по изучению Татарстана. Сб. статей. Вып. 11. Казань, 1925.

155. Гумилев Л.Н. Сказание о хазарской дани // Русская литература. 1974. №3

156. Егоров В.Л. Русь и ее южные соседи в X-XIII вв. // ОИ. 1994. № 6.

157. Ермолаев И.П., Литвин АЛ. Новая советская историография о Среднем Поволжье в XVI в. // Россия на путях централизации. М.: Наука, 1982.

158. Иванов В. А. О характере культурного взаимодействия ранних волжских булгар с уграми Южного Урала и Приуралья // Ранние болгары и финно-угры в Восточной Европе. Казань. 1990.

159. Иванов В.А. О западных пределах расселения древних тюрок // Этническая история тюркоязычных народов Сибири и сопредельных территорий. Омск, 1984.

160. Иевлев М.М, Моця A.M. «Русский» участок пути Булгар Киев // Путь из Булгара в Киев. - Казань, 1992.

161. Исхаков Д.М. Об этнической ситуации в Среднем Поволжье в XVI-XVII вв.: Критический обзор гипотез о «ясачных чувашах» Казанского края // Советская этнография. 1988. № 5. С Л 40-146.

162. Исхаков Д.М. Титулы «князь Болгарский» и «князь Казанский» // Болгар и проблемы изучения древностей Урало-Поволжья. 100-летие А.П.Смирнова. (Тезисы научной конференции). Болгар, 1999. С. 86-87.

163. Казаков Е. П. О характере связей волжских булгар с финнами и уграми в X XII вв. // Археология и этнография Марийского Края. - Йошкар-Ола, 1985, Вып. 9.

164. Казаков Е.П. О домонгольских торгово-ремесленных поселениях волжских булгар в Закамье // Памятники истории и культуры Верхнего Поволжья. Материалы 2-й Региональной научной конференции. Н.Новгорд, 1991.

165. Казаков Е.П. Об освоении болгарами Казанско-Марийского Поволжья в Х-Х1 вв. // Археологическое изучение булгарских городов. Казань: Мастер-Лайн, 1999. С.63-71.

166. Казаков Е.П. Торгово-ремесленные поселения булгар Х-Х1 вв. и Северо-Восточная Европа // Международные связи, торговые пути и города Среднего Поволжья 1Х-ХИ веков. Материалы Международного симпозиума. Казань: Мастер-Лайн, 1999, С. 101-106.

167. Калинин Н.Ф., Халиков А.Х. Итоги археологических работ за 19451952 гг. // Труды КФАН СССР, серия гуманитарных наук. Казань: Таткнигоиздат, 1954. 126 с.

168. Калинина Т.М. Сведения Ибн-Хаукаля о походах Руси времен Святослава // Древнейшие государства на территории СССР.

169. Материалы и исследования. 1975 год. М., 1976.

170. Карлов В.В. К вопросу о понятии раннефеодального города и его типов в отечественной историографии // Русский город (проблемы городообразования). М.: Изд-во МГУ, 1980. Вып. 3.

171. Кидырниязов Д.С. Из истории взаимоотношений ногайцев с казанскими татарами в XVI веке // Языки, духовная культура и история тюрков: Традиции и современность. Труды Международной конференции в 3-х томах. М.: Инсан, 1997. Т. 3.

172. Кинан Эдвард. Московия и Казань: некоторые вводные замечания к модели восточной дипломатии // Панорама-форум. 1995. № 1.

173. Кирпичников А. Великий Волжский путь, его историческое и международное значение // Великий Волжский путь. Материалы Круглого стола и Международного научного семинара. Казань: Мастер-Лайн, 2001.

174. Кирьянов А. К. К вопросу о земледелии волжских булгар //КСИМК. -1955. Вып. 57.

175. Кропоткин В.В. Булгарские монеты X в. на территории Древней Руси и Прибалтики // Волжская Булгария и Русь. Казань, 1986.

176. Кропоткин В.В. Торговые связи Волжской Булгарии в X в. по нумизматическим данным // Славяне и их соседи. М., 1970.

177. Куник А., Розен В. Известие ал-Бекри и других авторов о Руси и славянах //Записки императорской Академии Наук. СПб, 1878. Т.32. Ч. 1.

178. Кучкин В. А. О маршрутах походов древнерусских князей на государство волжских булгар в XII XIII вв. // Историческая география России XII - начала XX вв. - М., 1975.

179. Лихачев А.Ф. Бытовые памятники Великой Булгарии // Труды ПАС, 1876, вып. 1.

180. Марджани Ш. Очерк истории Болгарского и Казанского царств Перевод с татарского В.В. Радлова. // Труды IV Археологическогосъезда в России, бывшаго в Казани, с 31 июля по 18 августа 1877 года. Казань, 1891. Т. I.

181. Мельникова Е.А. Балтийско-Волжский путь в ранней истории Восточной Европы // Международные связи, торговые пути и города Среднего Поволжья IX-XII веков. Материалы Международного симпозиума. Казань: Мастер-Лайн, 1999.

182. Мокшин Н.Ф. Из мордово-тюкских связей // Отечественная этнография. 1994, № 4.

183. Монгайт А.Л. Ал-Гарнати и его путешествие в русские земли 11 Söll 53 гг. //История СССР. 1959. № 1.

184. Мукминова Р.Г. Из истории названия «булгари» (к взаимосвязям казанских и бухарских мастеров-кожевенников // Культура, искусство татарского народа: истоки, традиции, взаимосвязи. Казань, 1993.

185. Мухамедьяров Ш.Ф. К истории земледелия в Среднем Поволжье в XV-XVI веках // Материалы по истории сельского хозяйства и крестьянства СССР. Сб. 3. М.: Изд-во АН СССР, 1959.

186. Мухамедьяров Ш.Ф. Некоторые вопросы источниковедения истории Казанского ханства // Итоговая научная конференция Казанского университета за 1960 год. (Краткое содержание докладов). Казань: Изд-во ЮГУ, 1961.

187. Новосельцев А. П. Хазария в системе международных отношений VII -IX вв.//ВИ. 1987. №2.

188. Новосельцев А.П. Восточные источники о славянах и руссах. // Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965.

189. Пархоменко В.А. У истоков русской государственности. Л., 1924

190. Пашуто В. Т. Особенности структуры Древнерусского государства //Древнерусское государство и ее международное значение. М., 1965.

191. Петрушевский И. П. Поход монгольских войск в Среднюю Азию в 1219-1224 гг. и его последствия // Татаро-монголы в Азии и в Европе. -М., 1970.

192. Плетнева С.А. Древние болгары в восточноевропейских степях // Татарская археология. 1997. № 1.

193. Прозоровский Д.И. О родстве Святого Владимира по матери // ЗИАН. -СПб., 1864, Т. 5, Кн. 1.

194. Рапов О.М. Еще раз о понятии «русский раннефеодальный город» // Проблемы отечественной и всеобщей истории. Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. Вып. 7.

195. Руденко К.А. Итоги исследования городища Кашан I в Татарстане: к вопросу о формировании булгарских городов и протогородов // Новые исследования по средневековой археологии Поволжья и Приуралья. Ижевск-Глазов, 1999.

196. Рыбаков Б. А. К вопросу о роли Хазарского каганата в истории Руси //СА. 1953. Т. XVIII.

197. Рыбаков Б.А. Путь из Булгара в Киев // Древности Восточной Европы. -М., 1969.

198. Седов В.В. Становление европейского раннесредневекового города // Становление европейского средневекового города. М.: Наука, 1989.

199. Семыкин Ю.А. К вопросу о поселениях ранних болгар на Самарской Луке // Культуры евразийских степей второй половины I тысячелетия н.э. Самара, 1996.

200. Смирнов А. П. Древняя Русь и Волжская Булгария // Славяне и Русь. М., 1968.

201. Смирнов А.Л. Роль Болгарского государства в формировании Казанского ханства // Труды Общества истории, археологии и этнографии. Казань: Изд-во КГУ, 1963. Вып. 1 (36).

202. Смирнов А.П. Армянская колония города Булгара // МАИ. 1958, Вып. 61.Т.2.

203. Смирнов А.П. Железный век чувашского Поволжья // МАИ. М., 1961. Вып. 95.

204. Смирнов А.П. Этногенез мордовского народа по данным археологии в I- XV вв. // Этногенез мордовского народа. Саранск. 1965.

205. Смирнов И.И. Восточная политика Василия III // Исторические записки. М.: Изд-во АН СССР, 1948. Т. 27. С. 18-66.

206. Смолин В.Ф. Археологический очерк Татреспублики // Материалы по изучению Татарстана. Сб. ст. Вып. П. Казань, 1925.

207. Спицын A.A. Историко-археологические изыскания. Исконные обитатели Дона-Донца // ЖМНП. 1909. N1.

208. Старостин П.Н. Раннее поселение на правом берегу Малого Иерусалимского оврага в Болгарах // Археология Волжской Булгарии: проблемы, поиски, решения. Казань, 1993.

209. Степанова З.И. Ближний Восток в русской историографии 40-50-х гг. XIX в. // Проблемы историографии. Воронеж, 1960.

210. Тимощук Б. А. Об археологических признаках древнерусского города // Археологические источники об общественных отношениях эпохи средневековья. М., 1988.

211. Усманов М.А. Этапы исламизации Джучиева Улуса и мусульманское духовенство в татарских ханствах XIII-XVI вв. // Духовенство и политическая жизнь на Ближнем и Среднем Востоке в период феодализма. М., 1985.

212. Фасмер P.P. О монетах волжских булгар X века // Известия общества археологии, истории и этнографии Казанского университета. Т. XXXIII.-Казань, 1925.

213. Фахрутдинов Р.Г. Домонгольский Болгар в письменных источниках //Древности Волго-Камья. Казань, 1977. Фахрутдинов Р.Г. Очерки по истории Волжской Булгарии / Отв. ред. С.А.Плетнева. М.: Наука, 1984. 216 с

214. Фахрутдинов Р.Г. Задачи археологического изучения Казанского ханства // С А. 1973. № 4. Фахрутдинов Р.Г. Археологические памятники Волжско-Камской Булгарии и ее территория / Отв. ред. А.Х.Халиков. Казань: Таткнигоиздат, 1975. 219 е.,

215. Фахрутдинов Р.Г. Классификация и топография булгарских городищ // СА. 1990. №4.

216. Халиков А. X. Протоболгары и протовенгры в Среднем Поволжье и Нижнем Прикамье // Ранние болгары и финно-угры в Восточной Европе. Казань. 1990.

217. Халиков А.Х. Ислам и урбанизм в Волжской Булгарии // Биляр -столица домонгольской Булгарии. Казань, 1991.

218. Халиков А.Х. Мордовские и болгаро-татарские взаимоотношения по данным археологии // Этногенез мордовского народа. Саранск, 1965.

219. Халиков А.Х. О характере и особенностях возникновения городов в Среднем Поволжье в дорусский период (Х-ХУ1 вв.) // Взаимосвязи города и деревни в их историческом развитии. Пенза, 1992.

220. Халикова Е. А. Ранневенгерские памятники Нижнего Прикамья и Приуралья. // Советская археология. 1976, № 3.

221. Халлиулин И.Х. О монгольском походе 1232 года на Волжскую Булгарию // Волжская Булгария и монгольское нашествие. Казань, 1988.

222. Хамидуллин Б. Историография этнической истории Казанского ханства //Идель. 1997. №5.

223. Хамидуллин Б. Становление и развитие Казанского ханства // Аргамак. 1995. № 12.

224. Хамидуллин Б.Л. Высшие органы государственной власти Казанского ханства // Правосудие в Татарстане. 1999. №1.С.41-42.

225. Хамидуллин Б.Л. Образование Казанского ханства: этнический и социальный аспекты // Этнографическое обозрение. М., 1999. № 4.

226. Хлебникова Т.А. Кожевенное дело // Город Болгар. Очерки ремесленной деятельности. — М., 1988.

227. Хлебникова Т.А. Ранний Булгар // СА. 1975. № 2.

228. Хузин Ф.Ш. Булгары на Волге и Каме до монгольского завоевания (вторая половина VIII-XIII вв.) // Материалы по истории татарского народа. Казань, 1995.

229. Хузин Ф.Ш. Итоги и перспективы изучения булгарского домонгольского города // Археология Волжской Булгарии: проблемы, поиски, решения. Казань, 1993.

230. Цилкин В. И., Фауна из раскопок Среднего Поволжья // МИА. 1958. Вып. 61, Т. 2.

231. Черепнин JI. В. Монголо-татары на Руси // Татары в Азии и в Европе. -М., 1969.

232. Членов А. М. Из истории ранних русско-булгарских политических связей // Из истории ранних булгар. Казань. 1981.

233. Шапова Ю. JI. Византия и Восточная Европа. Направление и характер связей в IX XII вв. // Византия. Средиземноморье. Славянский мир. - М., 1991

234. Шушарин В. П. Русско-венгерские отношения в IX в. // Международные связи России до XVII в. М., 1961.

235. Якимов И.В. Русско-булгарские взаимоотношения накануне монгольского нашествия // Волжская Булгария и монгольское нашествие. Казань, 1988.

236. Якубовский А.Ю. Из истории изучения монголов периода XI-XIII вв. // Очерки по истории русского востоковедения. М., 1953.

237. Якубовский А.Ю. Феодальное общество Средней Азии и ее торговля с Восточной Европой. // Материалы по истории Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана. М., 1932, Ч. 1.

238. Янин BJI. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. М.: Изд-во МГУ, 1956. 207с.

239. Янин B.JL Нумизматика и проблемы товарно-денежного обращения Древней Руси // ВИ. 1956. № 8.

240. Янина С.А. Новые данные о монетном чекане Волжской Болгарии X в. // МИА. 1962. №111.4. Иностранная литература

241. Akdes Nimet Kurat. Abu Muhammed Ahmed b. A'tham al Kufi's Kitab al Fatuh and Its Importance Concerning the Arab Conquest in Central Asia and the Khazars Ankara, 1949.

242. Gregoire, H., "Les sources epigraphiques de l'histoire Bulgare", Byz., 9 1934

243. Radlov V.V. Die Aitturkischen Inschriften der Mongolei. New Series St. Petersburg, 1897.

244. Baynes N.H., "The Dates of the Avar Surprise", BZ, 21 1912

245. Vernadsky G. Ancient Russia. New Haven, 1943.

246. Golden P. Khazar Studies. Budapest, 1980. Vol. 1,2.;

247. Golden P. Hazar dili // Turk dili aractirmalari Jillagi-Belleten. Ankara, 1971.

248. Gold N., Pritsak O. Khazarian Hebrew Documents of the Tenth Gentrury. Itaka: L., 1982.

249. Theophanes Confessor, Chronographia, ed. De Boor (Leipzig, 1883-85). 2 vols.

250. Словари, справочники, энциклопедии

251. Большая Советская энциклопедия. 3-е изд. Т. 4. М., 1974

252. Большой юридический словарь / Под ред. А. Я. Сухарева, В. Д. Зорькина, В. Е. Крутских. М.: ИНФРА-М, 1998.

253. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. СПб., 1881.

254. Краткий словарь по социологии / Под общ. ред. Д. М. Гвишиани, Н. И. Лапина, М.: Политиздат. 1989.

255. Междисциплинарные исследования: Словарь-справочник. М., 1991.

256. Новый словотолкователь, расположенный по алфавиту. СПб., 1806

257. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М.: Юрид. лит., 1988. 724 с.

258. Переводы из энциклопедии. Печатаны при Императорском Московском Университете. М., 1767.

259. Популярный юридический энциклопедический словарь / Редкол.: О. Е. Кутафин, В. А. Туманов, И. В. Шмаров. М.; Большая Российская энциклопедия, 2000.

260. Российская юридическая энциклопедия / Гл ред. А. Я. Сухарев. М.: Издательство НОРМА, 1999. 814 с.

261. П.Россия. Энциклопедический словарь. СПб., 1991.

262. Румянцев О. Г., ДодоновВ.Н. Юридический энциклопедический словарь. М.: ИНФРА-М, 1996.

263. Словарь иностранных слов. М.: Юрид. лит., 1988. — 752 с.

264. Словарь синонимов русского языка. М. Юрид. лит., 1986. 684 с.

265. Советский энциклопедический словарь // Гл. ред. А.М.Прохоров. М.: Советская энциклопедия, 1989.

266. Советский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1980.

267. Философский словарь // Под ред. И. Т. Фролова. М.: Политиздат, 1991.

268. Юридический энциклопедический словарь. М., 1987.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.