История исправительно-трудовых лагерей в Архангельской области, 1937 - 1953 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Упадышев, Николай Васильевич

  • Упадышев, Николай Васильевич
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2002, АрхангельскАрхангельск
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 236
Упадышев, Николай Васильевич. История исправительно-трудовых лагерей в Архангельской области, 1937 - 1953 гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Архангельск. 2002. 236 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Упадышев, Николай Васильевич

Введение.

Глава I. Образование и функционирование исправительно-трудовых лагерей в 1937-1953 гг.

§ 1. Образование и функционирование исправительно-трудовых лагерей в довоенный период.

§ 2. Исправительно-трудовые лагеря в годы Великой Отечественной войны.

§ 3. Функционирование исправительно-трудовых лагерей в послевоенный период.

Глава П. Численность, динамика и состав заключенных исправительно-трудовых лагерей в 1937-1953 гг.

§ 1. Численность и динамика лагерного контингента.

§ 2. Состав заключенных исправительно-трудовых лагерей.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «История исправительно-трудовых лагерей в Архангельской области, 1937 - 1953 гг.»

Процесс преобразований, начавшийся в СССР во второй половине 80-х годов, с неизбежностью поставил вопрос о переосмыслении и более глубоком и объективном изучении советского исторического прошлого, в том числе проблем, связанных с политическими репрессиями, организацией и функционированием пенитенциарной системы государства, неотъемлемой составной частью которой являлись исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ). Повышение интереса к данной проблематике обусловлено как развитием гласности, так и появившейся возможностью работать с огромным пластом ранее недоступных архивных документов ОГПУ-НКВД-МВД СССР, позволяющих заполнить широкие лакуны в историческом прошлом советского государства и его карательной системы в частности. Исследование истории Главного управления лагерей (ГУЛАГ) и региональных ИТЛ является весьма актуальным, т. к. это способствует более глубокому осмыслению механизма функционирования лагерной системы, ее места и роли в репрессивной и экономической политике государства, является непременным условием отказа от тоталитарного типа мышления, перехода к демократическому, гражданскому обществу и гарантией необратимости происходящих в стране демократических перемен.

Следует отметить, что специальных исследований по истории исправительно-трудовых лагерей, действовавших на территории Архангельской области в 1937-1953-е годы, не проводилось, так как до недавнего времени, ввиду засекреченности, недоступной была источниковая база. Однако фрагментарно исследуемая тема нашла свое отражение, как в отечественной, так и в зарубежной литературе.

Отечественную историографию по указанным проблемам можно разделить на два принципиально различающихся, но в то же время взаимосвязанных периода. Первый включает в себя исследования советского периода, второй - историографию постсоветского времени.

-Ч с» с»

С зарождением советской пенитенциарной системы стали появляться труды, в которых авторы пытались теоретически обосновать основные подходы к формирующейся карательной политике государства и системе органов и и т-ч и учреждений исполнения наказания. В основе этих подходов лежал классовый принцип и идеологическая детерминированность.

В 1923 году вышла в свет работа СВ. Познышева «Основы пенитенциарной науки», в которой автор, обосновывая необходимость пенитенциарных учреждений, рассматривал их историю, основные виды и принципы организации.' Классификация пенитенциарных учреждений дана также в книге М.М. Исаева «Основы пенитенциарной политики».Л

Важное место в этот период занимают научные труды М.Н. Гернета. В работе «Преступность за границей и в СССР» автор, наряду с европейскими странами, анализирует динамику преступности в СССР и состав осужденных по различным показателям (виды преступлений, возраст, пол, классово-социальный состав и др.) за 1925-1928 годы.л Исключительность этого исследования состоит в том, что он явилась последней открытой публикацией, где дана подлинная статистика преступности в СССР. Совершенно прав В.П. Попов, утверждающий, что в дальнейшем, вплоть до конца 80-х, в опубликованных по данному вопросу материалах содержался «формальнологический анализ сводок и таблиц судебной статистики», который, из-за отсутствия в них действительных цифр, был не доказателен.'*

Репрессии 1937-1938 г.г. нашли свое отражение в многочисленных официальных статьях и брошюрах, вышедших в конце 30-х - начале 50-х годов, Познышев C.B. Основы пенитенциарной науки. - М, 1923. Л Исаев М.М. Основы пенитенциарной политики. - М.-Л, 1927. л Гернет М.Н. Преступность за границей и в СССР. - М, 1931.

Попов В.П. Государственный террор в советской России. 1923-1953 гг. (источники и их интерпретация). //Отечественные архивы. - 1992. - № 2. - С. 20. где авторы обосновывали их необходимость и политическую целесообразность. Л

Следует отметить, что в самих пенитенциарных органах для внутреннего пользования выпускалась ведомственная литература, которая имела главным образом практическое назначение. Здесь освещались вопросы деятельности органов и учреждений исполнения наказаний, в том числе исправительно-трудовых лагерей, их организационно-управленченская структура, функции, цели и задачи. Примером тому являются брошюры, подготовленные профессором Е.Г, Ширвиндтом по вопросам советского исправительно-трудового права и исправительно-трудовой политики и предназначенные для служебного пользования сотрудниками Главного Управления Лагерей (ГУЛАГ) и пенитенциарных учреждений. л

Со второй половины 50-х годов в отечественной историографии предпринимались попытки переосмыслить некоторые вопросы нашей истории, в том числе и карательную политику государства, проводимую в предыдущие десятилетия. Но прорыв в этом направлении сделать не удалось. Большинство публикаций не вышло за рамки официальной позиции, выработанной XX съездом КПСС, который, разоблачив культ личности Сталина, по существу персонализировал явление нашей истории, получившее в дальнейшем определение сталинизма, не позволив, тем самым вскрыть пороки самой политической системы. Репрессивная политика государства в целом оценивалась как объективная необходимость, призванная обеспечить нормальные условия для поступательного продвижения общества по пути строительства социализма.

См.: Заковский Л. шпионов, диверсантов и вредителей уничтожим до конца. - М, 1937; Софинов П. Карающая рука советского народа. - М, 1942; Кубланов А. Разгром фашистской троцкистско-бухаринской «пятой колонны в СССР. Автореф. дисс . на соиск. уч. степ. канд. ист. наук.- Л, 1946. л Ширвиндт Е.Г. Основные принципы советского исправительно-трудового права и исправительно-трудовой политики. Материалы к лекции. - М, 1956. с конца 80-х годов начался современный этап отечественной историографии по проблемам политических репрессий и пенитенциарной системы в СССР.

Первыми в этом ряду стали работы А. Ципко, Г. Попова, Ю. Афанасьева, Ю. Померанца, А. Бутенко, Д. Волкогонова, А. Орлова и др.Л В них впервые открыто разоблачался не только культ личности Сталина, но и была поставлена проблема о масштабах и механизме репрессий, сталинских лагерях, судьбах репрессированных.

При всех недостатках, фрагментарности и научной неравноценности множества публикаций по указанной тематике, появившихся на рубеже 80-х -90-х годов, они, безусловно,' сыграли важную роль в трансформации общественного сознания.

Важнейшей особенностью нового этапа стало качественное изменение источниковой базы исследований. Сначала отрывочно, а с 1992- 1993 годов (в связи с расширением доступности ранее закрытых архивов) в большом количестве стали публиковаться научные труды, основанные на анализе архивных документов пенитенциарных органов и учреждений (ОГПУ-НКВД-МВД СССР) и их структурных подразделений. По своему содержанию, целям, методологии, подходам и направленности они неоднородны и неоднозначны.

Условно все работы и публикации по данной тематике можно разделить на две группы. Во-первых, это исторические труды, имеющие глобальный, фундаментальный характер, в центре внимания которых стоят проблемы советского тоталитаризма, государственного террора, массовых репрессий и их последствий.л Другую группу представляют исследования по проблемам См.: Ципко А. Насилие лжи, или Как заблудился призрак. - М, 1990; Попов Г., Афанасьев Ю., Померанц Г. Мамин вопрос //Век XX и мир. - 1989. - № 3; Бутенко А. Откуда и куда идем. Взгляд философа на историю советского общества. - Л, 1990; Волкогонов Д. Триумф и трагедия. Политический портрет И. Сталина. - М, 1989. - Кн. I , 2; Орлов А. Тайная история сталинских преступлений. //Огонек. - 1989. - № 48. * См.: Бакунин A.B. История советского тоталитаризма. - Екатеринбург, 1997; Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти. 1945-1991. - Новосибирск, 2000; Стецовский Ю. История советских репрессий. - М, 1997. -Т. 1,2. советской пенитенциарной системы, истории ГУЛАГа и его структурных подразделений.

К числу последних относится изданная в 1992 г. монография М.Г. Деткова, в которой анализируется деятельность мест заключения и организационно-управленченская структура ГУЛАГа в 30 - 50-е годы.А В частности, дается негативная оценка работе аппаратов управлений исправительно-трудовых лагерей, которые отличались громоздкостью, нечеткостью и взаимным переплетением функций различных служб и отделов. При этом автор обоснованно указывает, что имеющаяся у лагерей самостоятельность в определении собственных управленческих структур давала им широкие возможности для приспособления к изменяющимся условиям и обстановке. Совершенно правильно он, в качестве основных организационно-структурных звеньев системы ГУЛАГА, выделяет исправительно-трудовые лагеря, районы, лагерные отделения, лагерные пункты, трудовые отряды и бригады. При анализе режима содержания осужденных делается вполне обоснованный вывод о том, что ведомственное регулирование режима приводило к ущемлению прав заключенных, к их физической и духовной деградации.

Одной из первых работ, где подробно, на конкретных материалах проанализирована история зарождения и функционирования лагерной системы 30-х годов стала публикация С. Кузьмина.В ней автор, определяя ГУЛАГ лишь как систему управления местами лишения свободы, подчеркивает, что в этом смысле «ГУЛАГ был, есть и будет независимо от того, кто станет управлять страной».

Проблеме становления и эволюции лагерной экономики, а также использования подневольного труда осужденных посвящен ряд работ

Детков М.Г. Содержание карательной политики советского государства и ее реализация при исполнении уголовного наказания в виде лишения свободы в 30-50-е гг. - Домодедово, 1992.

Кузьмин С. Лагерники (ГУЛАГ без ретуши). - //Молодая гвардия. - 1993. - № 3-6.

Г. М. Ивановой." Заслугой автора является то, что она прослеживает эволюцию принудительного использования труда заключенных. Она правильно указывает, что широкое использование труда осужденных на строительстве народнохозяйственных объектов началось в 30-е годы и в последующие годы (вплоть до 1951 г.) объем работ, выполняемых лагерным контингентом, неуклонно возрастал. Делается также вполне обоснованный вывод о том, что лагерная экономика как целостный хозяйственный организм могла существовать только в условиях командно-административной системы, когда правительственные указы и партийные решения заменяли естественные хозяйственные связи и экономические законы.

Попытка анализа деятельности ГУЛАГа, уголовного и исправительно-трудового законодательства, регулировавшего использование труда заключенных, предпринята в книге Л.П. Рассказова и И.В. Упорова. В частности, они правильно отмечают, что накануне Великой Отечественной войны ГУЛАГ представлял собой огромный многопрофильный производственный комплекс, которому поручались самые сложные и трудоемкие задачи.

Важные сведения о строительстве Северо-Печорской железнодорожной магистрали (Коноша-Воркута), которая возводилась силами заключенных, в том числе и Северо-Двинского лагеря, дислоцированного на территории Архангельской области, содержатся в монографии Ю.Л. Дьякова'А.

Ценные статистические данные, характеризующие производственную деятельность ГУЛАГа приведены в статье С. Г. Эбеджанса и М. Я. Важнова'"*. Пороки лагерной системы хозяйствования вскрыты в исследовании Л. С. Труса.Классификация заключенных в соответствии с их трудовым Иванова Г.М. ГУЛАГ как социальный феномен советского общества //Социальные реформы в России: теория и практика. - М, 1995; Иванова Г.М. Лагерная экономика. //ГУЛАГ. Его строители, обитатели и герои. Под ред. И.В. Добровольского. - М-СПб, 1998. - С. 28-40.

Рассказов Л.П., Упоров И.В. Использование и правовое регулирование труда осужденных в российской истории. - Краснодар, 1998.

Дьяков Ю.Л. Развитие транспортно-дорожной сети СССР в 1941-1945 гг. - М, 1997.

Эбеджанс С.Г., Важное М.Я. Производственный феномен ГУЛАГа. //Вопросы истории. - 1994. - № 6.

Трус Л.С. Введение в лагерную экономику. //Эко. - № 5. - 1990. использованием, а также методика учета труда осужденных проанализированы в статье A. C. Наринского.

Весьма полезной с точки зрения познания основных принципов лагерной жизни, подробностей быта заключенных является работа А. Хабарова. В ней также дается характеристика основных групп, на которые неформально делились заключенные в послевоенный период и показаны взаимоотношения между ними.'Л

Заслуживает внимания научная работа, подготовленная В.А. Берлинских.'л, в которой впервые комплексно исследуется история одного из лесозаготовительных лагерей Европейского Севера. Автор, используя обширный фактический и мемуарный материал, на примере конкретного лагеря (Вятский ИТЛ) раскрывает механизм функционирования лагерной системы и убедительно доказывает, что она представляла собой заповедник рабства в СССР.

Тема политических репрессий, деятельности карательных органов и пенитенциарных учреждений советского государства активно исследуется зарубежными историками, в том числе бывшими нашими соотечественниками.Именно им принадлежал приоритет в постановке и осмыслении указанных проблем в советский период. Характерной чертой исследований зарубежных авторов является ярко выраженная обличительная направленность. Первым исследовательским трудом на Западе, посвященным советской лагерной системе, стала работа Б.А. Яковлева. Достоинством книги является описание географического и административного расположения и производственной деятельности 165 исправительно-трудовых лагерей. Для современной зарубежной историографии характерным является осмысление

Наринский A. C. Учет на стройках ГУЛАГа. //Бухгалтерский учет. - 1992. - № 11.

Хабаров А. Тюрьма и зона: от звонка до звонка, между законом и совестью. Факты и документы. - М, 1997.

Берлинских В.А. Вятлаг. - Киров, 1998. " См.: Арон Р. Демократия и тоталитаризм. - М, 1993; Геллер М., Некрич А. Утопия у власти; история Советского Союза с 1917 г. до наших дней. - В 3-х кн. - Пер. с англ. - М, 1995; Конквест Р. Большой террор. -Рига. 1991. т. 1, 2.; Максудов М. Потери населения СССР в 1918-1958 гг. //СССР: внутренние противоречия. -Вып. 11. - Нью-Йорк, 1984. - С. 156-242 и др. л° Яковлев Б. Концентрационные лагери СССР. - Лондон, 1983. проблемы репрессий, истории советских карательных органов и пенитенциарной системы с учетом изменений, происшедших в последнее время в источниковой базе, и на основе анализа новых, ранее недоступных архивных документов.л'

Одной из центральных проблем, которой в западных исследованиях всегда, а в отечественной историографии в последнее десятилетие уделялось наибольшее внимание и посвящена значительная часть публикаций, является вопрос о численности жертв репрессий и количестве осужденных, содержавшихся в сталинский период в местах лишения свободы, в том числе в исправительно-трудовых лагерях. Данная проблема многогранна и включает в себя ряд других, более конкретных, но взаимосвязанных вопросов, по которым ни в отечественной, ни в зарубежной историографии нет единого подхода и единой точки зрения. Именно по ним в 1990-е годы развернулась наиболее острая дискуссия, в которою оказались вовлеченными многие исследователи.

По оценкам Р. Конквеста в тюрьмах и лагерях на январь 1937 года находилось около 5 миллионов человек. За период между январем 1937 и декабрем 1938 года было арестовано около 7 миллионов. Итого получается около 12 миллионов, из которых, за указанный период, было расстреляно около 1 миллиона и умерло около 2 миллионов. Таким образом, на конец 1938 года в заключении находились около 9 миллионов человек, из них около 1 миллиона - в тюрьмах и около 8 миллионов - в лагерях. Следует отметить, что методика, по которой автор производил свои расчеты, вызывает сомнения в истинности полученных данных, так как он определял численность заключенных в лагерях, исходя из: во-первых, анализа ряда цифр по использованию рабочей силы, которую ГУЛАГ рассчитывал иметь в 1941 году (эти цифры, как указывает автор, даны в секретном разделе государственного плана развития народного хозяйства СССР на 1941 г.); во-вторых, свидетельств л' См.: Stalinist terror: New perspectives Edited by Y. Arch Qetty and Roberta T. Manninq. - Cambridqe Universaty, 1993; Стефан Куртуа, Николай Берт, Жан-Луи Панне, Анджей Панковский, Карел Бартошек, Жан-Луи Марголен Черная книга коммунизма. Преступления. Террор. Репрессии. - Перев. с фр. - М, 2001. и воспоминаний бывших заключенных; в-третьих, анализа некоторых опубликованных в конце тридцатых годов советских статистических данных по развитию народного хозяйства, где, по мнению автора, были неувязки и которые давали пищу для размышлений; в-четвертых, различного рода слухов и рассказов из информированных кругов. Этими же данными оперирует в своих работах известный советолог С. Коэн

М. Геллер и А. Некрич, считают, что Р. Конквест необоснованно исключает из числа жертв сталинского террора обычных уголовников, так как, по их мнению, среди них было большое число детей репрессированный"* Такой подход вряд ли является правильным, потому что вычленить детей репрессированных из общей массы уголовников сложно, а включать их всех в число пострадавших от государственного террора нельзя, так как большинство из них таковыми не были.

О. Шатуновская, входившая в хрущевский период в состав Комитета партийного контроля при ЦК КПСС и Комиссии по расследованию убийства С.

М. Кирова и политических судебных процессов 30-х годов, указывает на документ, который якобы поступил из КГБ, где говорится о том, что в период с

1 января 1935 г. по 22 июня 1941 г. было арестовано 19840000 человек, из которых 7 миллионов были расстреляны.

По расчетам В. Чаликовой в 1937-1950 годах в лагерях СССР находилось

0(\

8-12 миллионов человек .

Следует отметить, что, несмотря на некоторые расхождения в цифрах и различия в методике определения численности жертв сталинских репрессий, все вышеуказанные исследования имеют много общего. Их авторы в своих подсчетах руководствуются, главным образом, предположениями, домыслами.

Л- Конквест Р. Большой террор. - Рига, 1991. - Т. 2. - С. 364-368. Коэн С. Бухарин: политическая биография. 1888-1938. - М, 1988. - С. 407. Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. - М, 1995. - Кн. 1. - С. 326. " Шатуновская О. Фальсификация. //Аргументы и факты. - 1990. - № 22. Чаликова В.А. Архивный юноша. //Нева. - 1988. - № 10. - С. 158. мемуарными воспоминаниями и разрозненными данными, не основанными на архивных источниках.

Вместе с тем, с конца 80-х годов в отечественной историографии по проблеме численности жертв государственного террора и количества осужденных появляются исследования, в которых, сначала отрывочно, а затем все в большем объеме, используются архивные материалы, основу которых составляют статистические данные ОГПУ-НКВД-МВД СССР.

В числе первых были опубликованы работы А.Н. Дугина, А.Я. Малыгина, В,В. Цаплина и другие, в которых использовались ранее недоступные архивные материалы, раскрывающие статистику репрессированных и осужденных за годы Советской власти.АА

Но наиболее плодотворно в этом направлении работает В.Н. Земсков, который в последнее десятилетие опубликовал значительное число работ, содержащих в себе огромный объем статистических данных ОГПУ-НКВД-МВД ССССР, которые дают представление о масштабах репрессий и численности заключенных (в том числе лагерных) в СССР.

В своих исследованиях эта группа авторов, опираясь на архивные документы, доказывает, что все ранее опубликованные материалы, в которых число жертв репрессий измерялось десятками миллионов человек, не соответствуют действительности и в несколько раз завышены. Заслуга этих историков состоит также в том, что они ввели в научный оборот целый пласт

Дугин А.Н. ГУЛАГ: глазами историка. //Союз. - 1990. - № 9.; Дугин А.Н. Сталинизм: легенды и факты. //Слово. - 1990. - № 7; Дугин А.Н. Говорят архивы: неизвестные страницы ГУЛАГа. //Социально-политические науки. - 1990. - № 7; Дугин А.Н. Малыгин А.Я. Солженицын, Рыбаков: технология лжи. //Военно-исторический журнал. - 1991. - № 7; Цаплин В. В. Статистика жертв сталинизма в 30-е гг. //Вопросы истории. - 1989. - № 4; Цаплин В. В. Архивные материалы о числе заключенных в конце 30-х годов. //Вопросы истории. - 1991. - № 4-5.

См.: Земсков В.Н. «Архипелаг ГУЛАГ»: глазами писателя и статистика. //Аргументы и факты. - 1989. - № 45; Земсков В.Н. Об учете спецконтингента НКВД во всесоюзных переписях населения 1937 и 1939 гг. //Социологические исследования. - 1991. - № 2; Земсков В.Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект). //Социологические исследования. - 1991. - № 6, 7; Земсков В.Н. Заключенные, спецпоселенцы, ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные. (Статистико-географический аспект). //История СССР. - 1991. -№ 5; Земсков В.Н. ГУЛАГ, где ковалась победа. //Родина. - 1991. - № 6-7; Земсков В.Н. К вопросу о масштабах репрессий в СССР. //Социологические исследования. - 1995. - № 9; Земсков В.Н. Заключенные в 1930-е годы: социально-демофафические проблемы. //Отечественная история. - 1997. - № 4; Земсков В., Нохотович Д. Данные о числе осужденных по 58-й статье. //Аргументы и факты. - 1990. - № 5. новых источников, что заметно активизировало исследование данной проблемы.

Однако появление этих работ вызвало острую полемику, в центре которой оказался вопрос о достоверности и подлинности рассекреченной ведомственной статистики репрессивных органов, прежде всего сводной отчетности ГУЛАГа Ряд исследователей поставили под сомнение достоверность указанной статистики, считая ее ненадежной и даже фальшивой. Другая фуппа историковлл (в том числе автор диссертации) придерживается противоположной точки зрения, считая содержащиеся в ведомственной статистике ОГГТУ-ЬЖВД-МВД данные о масштабах репрессий и численности осужденных наиболее обоснованными и правдивыми.

Современную отечественную историографию по исследуемой проблематике невозможно представить без работ и публикаций региональных исследователей. Достаточно активно тема репрессий, ГУЛАГа, исправительно-трудовых лагерей, спецконтингента разрабатывается на Дальнем Востоке, Европейском Севере, в Сибири, где присутствие ГУЛАГа было наиболее заметным явлением. л'

На Архангельском Севере, как и по всей стране, к данной теме исследователи стали обращаться с конца 80-х годов. В 1989 г. в Архангельске и на Соловках прошла межреспубликанская научно-практическая конференция «Десталинизация сознания: проблемы и перспективы», на которой впервые

См.: Максудов С. О публикациях в журнале «Социс». //Социологические исследования. - 1995. - № 9; Гвоздкова Л.И. История репрессий и сталинских лагерей в Кузбассе. - Кемерово, 1997 и др.

См.: Поляков Ю.А. Воздействие государства на демофафические процессы в СССР (1920 - 1930-е годы). //Вопросы истории. - 1995. - № 3; Жиромская В.Б., Киселев И.Н., Поляков Ю.А. Полвека под фифом «секретно». - М, 1996; Экономика ГУЛАГа и ее роль в развитии страны. 1930-е годы. - М, 1998; ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960. - М, 2000 и др. л' См.: Лаптев Г.Н. К вопросу о роли ГУЛАГа в социально-экономическом развитии Европейского Севера РСФСР. //Европейский Север: история и современность. Тезисы докладов Всероссийской научной конференции. - Петрозаводск, 1990; 1991; Морозов H.A., Рогачев М.Б. ГУЛАГ в Коми АССР (20-50-е гг.). //Отечественная история. - 1995. - № 2; Кириллов В.М. История репрессий в Нижнетагильском регионе Урала (1920-1950 годы). - Нижний Тагил, 1996; Гвоздкова Л.И. История репрессий и сталинских лагерей в Кузбассе. -Кемерово, 1997; Папков CA. Сталинский террор в Сибири. 1928-1941 гг. - Новосибирск, 1997; Мить A.A. Численность и состав заключенных Сибирского исправительно-трудового лагеря. 1942-1960 гг. Дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. - Кемерово, 1997; Иванов В.А. Механизм массовых репрессий в Советской России в конце 20-х - 40-х гг. (на материалах Северо-Запада РСФСР). Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. докт. ист. наук. -С.-Пб, 1998 и др. открыто и откровенно говорилось о репрессиях и деятельности исправительно-трудовых лагерей на Севере страныАА.

В 1992 году был издан сборник материалов научно-практической конференции «ГУЛАГ на Севере и его последствия», на которой обсуждались вопросы репрессий и раскулачивания в Северном крае, польских поселений и спецпереселенцев. Здесь же опубликованы воспоминания очевидцев - бывших спецпереселенцев. Истории Вайгачской экспедиции, где использовался принудительный труд заключенных, посвящена статья архангельского краеведа В.А. Митина, который был в числе первопроходцев, исследующих проблему ГУЛАГа на Европейском Севере.аа

Одной из первых работ, раскрывающей борьбу против произвола советского тоталитарного режима, стала монография Ю.Ф. Лукина, в которой автор тщательно анализирует антисталинское сопротивление и протест не только внутри самой партии, но и со стороны различных слоев общества^"*

В 1998 году вышла в свет книга «Северодвинск. Испытание на прочность», в которой помещена отдельная глава, посвященная гулаговской странице истории города. Авторы, опираясь на местные архивные материалы и воспоминания очевидцев, убедительно раскрывают причины и последствия передачи в 1938 году строительства Архангельского судостроительного завода (завода № 402) вновь организованному лагерю. В частности, краевед Л. Шмигельский делает вполне обоснованный вывод о том, что планировавшегося повышения темпов строительства после передачи его в систему ГУЛАГа не получилось. В указанной главе показана также жизнь и быт заключенных, прослеживается судьба некоторых руководителей строительства.АА В качестве одного из аспектов исследуемой темы диссертации

Десталинизация сознания: проблемы и перспективы. Тезисы докладов межреспубликанской научно-практической конференции 12-17 июля 1989 г. - Архангельск, 1989.

ГУЛАГ на Севере и его последствия (по материалам научно-практической конференции и воспоминаниям очевидцев. - Архангельск, 1992.

Лукин Ю.Ф. Из истории сопротивления тоталитаризму в СССР (20 - 80-е годы). - М, 1992. " Северодвинск. Испытание на прочность. Очерки, воспоминания, исследования. - Северодвинск, 1998. анализируется производственная деятельность Ягринского ИТЛ М.Б. Баловой.лл

Проблеме лагерной колонизации Северного края в 30-е годы и ее последствиям посвящен один из параграфов исследования СИ. Шубина «Северный край в истории России. Проблемы региональной и национальной политики в 1920-1930-е годы». В нем подробно анализируется тяжелое положение спецпереселенцев, высланных в Северный край в начале 30-х годов. Автор совершенно правильно отмечает, что со второй половины 1937 года на Север последовал новый поток «колонизаторов» - заключенных, значительную часть которых составляли жертвы массовых репрессий 19371938 г.г, В работе также справедливо указывается, что в конце 30-х годов наш регион выходит на первые места по численности лагерного населения.лНо, на наш взгляд, этот вывод требует уточнений и некоторых пояснений. Во-первых, в январе 1937 года по численности заключенных Северный край уступал не трем регионам (Ленинградской, Московской и Челябинской областям), как

38 указано в тексте, а четырем - еще и Восточно-Сибирскому краю. Во-вторых, называя эти данные, необходимо делать оговорку, что здесь имеются в виду лишь заключенные, содержавшиеся в исправительно-трудовых учреждениях, подведомственных территориальным органам ГУЛАГа. Но нельзя забывать, что во многих регионах страны, наряду с ними, существовали исправительно-трудовые лагеря и другие структуры, подчинявшиеся непосредственно ГУЛАГу. В 1939 году на территории Архангельской области дислоцировались пять таких ИТЛ (Архангельский, Каргопольский, Кулойский, Онежский и Ягринский), а также Котласский пересыльно-перевалочный пункт, в которых в общей сложности отбывали срок наказания более 90 тысяч лл Предпосылки и особенности развития военного кораблестроения на Европейском Севере России в 1920 -1950-е годы. Дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. - Архангельск, 2001.

Шубин си. Северный край в истории России. Проблемы региональной и национальной политики в 19201930-е годы. - Архангельск, 2000.

Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923-1960: Справочник /О-во «Мемориал», ГАРФ. Сост. М.Б. Смирнов. Под ред. Н.Г. Охотина, А.Б. Рогинского. - М, 1998. - С. 533-536. осужденных, и именно они составили в то время основную часть «колонизаторов» в нашем регионе.

Важной, актуальной и, несомненно, перспективной представляется постановка В.И. Голдиным проблемы о роли и месте российских спецслужб в системе государственных и властных отношений советского общества. Автор, определяя концептуально содержание проблемы, в частности отмечает, что такие государственные структуры, как ОГПУ-НКВД-КГБ в СССР

U С» / U с» превратились в сложнейший симбиоз (включавший в себя политический контроль и сыск, репрессивно-карательные органы, разведывательные и контрразведывательные подразделения, войска различного предназначения) подчинявшийся и ответственный только узкому кругу партийно-государственных функционеров. "*л

Опираясь на материалы опубликованных работ и воспоминания очевидцев, попытку воссоздать историю Котласского пересыльного пункта и лагеря предприняла А. Смолина. В частности, она приводит убедительные факты ужасного положения, в которых содержались заключенные."*'

Историографический обзор позволяет сделать вывод о том, что на сегодняшний день история ГУЛАГа и исправительно-трудовых лагерей, действовавших в стране и на территории Архангельской области, изучена слабо и находится лишь в начальной стадии исследования. На данный момент имеются лишь отрывочные сведения о некоторых лагерях, их месторасположении и деятельности. Нет ни одной работы где бы в комплексе раскрывались вопросы организации и функционирования как отдельных исправительно-трудовых лагерей, так и всей ее сети, разбросанной по территории Архангельской Севера. Отсутствуют данные о численности лагерного контингента, динамике его движения по годам, трудовом использовании заключенных, условиях их режима и быта. Практически нет

См.: Приложение № 7.

Голдин В.И. Спецслужбы: тайная история России и международных отношений в XX веке: поиски концептуального видения. //XII Ломоносовские чтения: Сборник научных трудов. - Архангельск, 2000.

Смолина А. Котласлаг/Котлас: очерки истории. - Архангельск, 2001. анализа и характеристики состава лагерного населения по видам преступлений, по срокам осуждения, национальности, по полу и возрасту. Слабо освещена производственная деятельность лагерей, не показана их роль в социально-экономическом развитии региона. Вне поля зрения исследователей остается изучение субкультуры заключенных и ее влияния на окружающую социальную среду. Не выявлены общие и специфические черты функционирования лагерей, расположенных на территории области.

Объектом исследования выступают исправительно-трудовые лагеря как один из видов исправительно-трудовых учреждений советской пенитенциарной системы 30-50-х г.г., но не все, а только те, которые находились в прямом подчинении ГУЛАГа и их управления дислоцировались на территории Архангельской области. Таковыми в исследуемый период были Каргопольский, Кулойский, Онежский, Ягринский, Архангельский, Северо-Двинский, Березниковский лагеря. Строительство 510 и ИТ Л, Котласский пересыльно-перевалочный пункт - Котласский отдел Главного управления лагерей железнодорожного строительства (ГУЛЖДС) - Котласский ИТЛ - Котласское сельскохозяйственное лагерное отделение.

Предметом исследования данной диссертации является процесс образования и эволюции региональной сети исправительно-трудовых лагерей, общее и особенное в их функционировании. При этом, в качестве важнейшей дефиниции рассматривается понятие «лагерно-производственный комплекс», когда лагерь понимается как единое целое, обеспечивавшее одновременно изоляцию осужденных и принудительное использование их труда. Важнейшим аспектом исследуемой темы, является анализ численности, динамики и состава лагерного контингента, отбывавшего срок в архангельских лагерях.

Цель исследования: на основе анализа процесса организации и функционирования исправительно-трудовых лагерей области в 1937-1953 гг., численности и состава, содержавшихся в них заключенных, выявить их общие

И специфические черты, а также место и роль в лагерной системе страны и социально-экономическом развитии региона.

Задачи диссертации:

• определение степени изученности истории репрессий и исправительно-трудовых лагерей, прежде всего в Архангельской области и перспектив дальнейшей разработки данной темы;

• исследование источниковой базы, выявление и введение в научный оборот новых, ранее недоступных и неиспользовавшихся источников, прежде всего архивных документов и материалов;

• изучение процесса образования, становления и функционирования исправительно-трудовых лагерей, выявление форм их организации, структуры и географии размещения на территории области;

• определение производственной специализации лагерей, их места и роли в социально-экономическом развитии области;

• анализ численности и состава заключенных по различным признакам: полу, возрасту, характеру инкриминируемых преступлений, срокам осуждения, национальности, трудоспособности и трудовому использованию. Проведение на этой основе сравнительного анализа в хронологическом порядке в разрезе отдельных исправительно-трудовых лагерей и лагерной системы страны в целом;

• выявление общих и специфических черт и тенденций в развитии исправительно-трудовых лагерей Архангельской области и лагерной системы страны.

Хронологические рамки исследования. Автором диссертации выделен период с 1937 по 1953 годы, что обусловлено следующими основными причинами:

- во-первых, с 1937 г. (начало новой волны репрессий в стране) в области организуются один за другим несколько исправительно-трудовых лагерей, которые положили начало новому этапу колонизации области;

- во-вторых, именно с 1937 г., в связи с интенсивным притоком в область осужденных, она стала превращаться в регион повышенной концентрации заключенных, подневольный труд которых стал важным фактором социально-экономического развития Архангельского Севера;

- в-третьих, начальная граница этого периода увязана с датой образования Архангельской области (1937 г.), что позволяет проводить сравнительный анализ по ряду показателей, отражавших развитие области и деятельность исправительно-трудовых лагерей и тем самым более точно определить место и роль последних в социально-экономическом развитии региона;

- в-четвертых, верхняя граница исследуемого периода (1953 г.) обусловлена тем, что с этого года начинается процесс свертывания и ликвидации лагерной системы, снижения ее роли в развитии народного хозяйства страны, что в полной мере было характерно и для Архангельской области.

Таким образом, хронологические рамки исследования охватывают 1937 - 1953 годы, период, когда на территории области сформировалась и функционировала целая сеть исправительно-трудовых лагерей, различных по численности, производственному профилю и масштабам деятельности, сыгравших важную роль в социально-экономическом развитии региона.

Территориальные рамки исследования. Исследование проведено на материалах исправительно-трудовых лагерей, действовавших на территории Архангельской области. Европейский Север и, прежде всего, Северный край, в состав которого до получения самостоятельного статуса в сентябре 1937 г. входила Архангельская область, стали тем регионом, где появились первые лагеря (Соловецкие лагеря особого назначения), и где отрабатывалась не только модель будущих исправительно-трудовых лагерей, ставших вскоре основой гулаговской системы, но и формировался механизм использования принудительного труда содержавшихся в лагерях заключенных. Получение

Архангельской областью самостоятельного статуса совпало по времени с началом процесса интенсивного формирования на ее территории сети исправительно-трудовых лагерей, ставших важнейшим фактором социально-экономического развития области на протяжении многих лет.

Методология и методика работы. При осмыслении предмета исследования исходным для автора стал цивилизационный подход, рассматривающий личность как самоценность, обладающую естественными, неотчуждаемыми правами и свободами. При таком взгляде сталинские лагеря представляли собой пенитенциарные учреждения, где человек не только был ограничен в осуществлении своих прав и свобод, но и поставлен на грань физического выживания и морального уничтожения. Это противоречило выработанным мировой цивилизацией общечеловеческим ценностям и международным нормам.

Исследование базируется на общих методологических принципах историзма, научности, комплексности, а также понимании общенациональных интересов России как сложного переплетения и сочетания региональных интересов субъектов Российской Федерации. Сеть исправительно-трудовых лагерей, действовавших на территории Архангельской области, представляла собой специфическую, региональную совокупность, взаимосвязанную, с одной стороны, с окружающей социально-экономической средой, а с другой, являвшейся составной частью огромной и сложной по своей внутренней структуре лагерной системы страны. При этом исправительно-трудовые лагеря рассматривались как один из элементов механизма реализации карательно-репрессивной политики советского государства в 30-50-е годы. В своей диссертации автор стремился объективно и беспристрастно анализировать историю ГУЛАГа и ИТЛ, опираясь, главным образом, на исследование документальных материалов центральных и местных архивов.

Использование методологических принципов историзма и научности предопределило применение частных методов исследования (сравнительноисторического, историко-типологического и других). В ходе работы с архивными материалами автор исходил из источниковедческого, структурно-типологического и аналитико-тематического методов, при изучении историографии проблемы использовался библиографический метод. При анализе динамики численности лагерного контингента и его качественного состава применялись статистические методы исследования.

Источниковая база диссертации состоит из документов центральных и местных архивов, опубликованных источников, справочников, материалов периодической печати и широкого круга мемуарных публикаций, отражающих процесс образования и различные стороны деятельности исправительно-трудовых лагерей Архангельской области.

Из опубликованных источников выделяется своей фундаментальностью и объемом публикуемых документов серия сборников, издаваемых международным фондом «Демократия», возглавляемым академиком А.Н. Яковлевым. Особенно важным в этом ряду является изданный в 2000 г. сборник документов « ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960». В нем содержится более 150 документов ВЦИК, ЦИК СССР, СНК-СМ СССР, ОГПУ-НКВД-МВД и МЮ СССР, регламентировавших деятельность исправительно-трудовых лагерей, а также отражавших организационную структуру, статистику, режим содержания и производственную деятельность исправительно-трудовых учреждений страны. Подавляющее большинство документов публикуются впервые."*л В этом ряду важным является также сборник документов, раскрывающий деятельность одного из руководителей НКВД-МВД СССР Л. П. Берии. "*л

Значимой для исследователей является серия документов «ГУЛАГ: структура и кадры», опубликованая А.И. Кокуриным в соавторстве с Н.В. Петровым и Ю.Н. Моруковым в журнале «Свободная мысль-ХХ1» за

ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960. - М, 2000. "л Лаврентий Берия. 1953. Стенофамма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы. Под. ред. акад. А.Н. Яковлева. Сост. В. Наумов, Ю. Сигачев. - М, 1999.

1999-2001 годы. В хронологической последовательности авторы прослеживают историю становления и развития организационной структуры ГУЛАГа, а также анализируют различные стороны деятельности лагерной системы страны

В 1999 г, вышла в свет книга А.Н. Дугина «Неизвестный ГУЛАГ: Документы и факты.», в которой, на основании архивных документов, анализируется уголовно-правовая политика государства в 30-50-е годы, дается статистика численности и состава заключенных как в целом по ГУЛАГу, так и в разрезе отдельных пенитенциарных учреждений. Работа состоит из двух частей: в первой подобраны документы по истории лагерей, колоний и тюрем, во второй - по спецпереселенцам и депортированным."^

1—Г U U U и U

Первой попыткой комплексного анализа экономической и хозяйственной деятельности ГУЛАГа в тридцатые годы стал сборник документов, составленный М.И. Хлусовым. Автор отмечает, что к началу 1940 г. промышленность ГУЛАГа вышла на такой уровень развития, который позволил сформировать 17 специализированных отраслей, работавших на основе устанавливаемых правительством страны промышленных и строительных планов. Наиболее крупными из них являлись лесозаготовительная, деревообрабатывающая, горно-металлургическая, металлообрабатывающая и машиностроительная, топливодобывающая, рыбная, текстильная, швейная. В сборнике правильно указывается, что становление и развитие ГУЛАГа происходило в годы осуществления индустриализации, когда ощущался острый дефицит финансовых средств и материальных ресурсов, требовавший их жесткой мобилизации. «Появление ГУЛАГа в этих условиях стало той сказочной палочкой-выручалочкой, которая только и могла спасти положение. ГУЛАГ оправдал эту свою функцию». Сборник также дает достаточно полное представление о роли и удельном весе труда заключенных в решении народнохозяйственных задач. В числе других в нем содержатся документы по л Кокурин А., Петров Н. ГУЛАГ: структура и кадры. //Свободная мысль. - 1999. - № 8, 9, 11, 12; 2000. - № 1-3, 5, 6; Кокурин А., Моруков Ю. ГУЛАГ: его структура и кадры. //Свободная мысль. - 2000, - № 7-12; 2001. - № 1, 3-7,9-12.

Дугин А.Н. Неизвестный ГУЛАГ: Документы и факты. - М, 1999. организации в 1937-38 г.г. лесозаготовительных лагерей на территории Архангельской области."*л

Заметным событием на Архангельском Севере стало издание Поморского мемориала (Книга памяти жертв политических репрессий), поименно называющего всех невинно пострадавших от советского тоталитарного режима"*л

Трагедия массовых репрессий 1937-1938 г.г. в Архангельской области рассмотрена в документальном сборнике «Репрессии в Архангельске: 19371938. Документы и материалы». Авторы-составители впервые ввели в научный оборот большой пласт ранее секретных, неизвестных для исследователей и широкого круга читателей документов местных архивов. Во вступительной статье достаточно подробно и убедительно показана хроника репрессий в Архангельской области. В документальной части сборника отражена нормативная база репрессий, охарактеризованы экономическое и политическое положение в регионе во второй половине 30-х годов, биография и деятельность руководителей области, пострадавших от репрессий 1937-38 годы. Данный сборник является важным источником для дальнейшего, более углубленного исследования проблемы."*л

В ходе работы над диссертацией изучалась нормативная база, регламентирующая деятельность исправительно-трудовых лагерей: законы, постановления и указы высших органов государственной власти. Уголовный кодекс РСФСР и союзных республик. Исправительно-трудовой кодекс. Положение об исправительно-трудовых лагерях и другие.'*л.

Экономика ГУЛАГа и ее роль в развитии страны. 1930-е годы. Сборник документов. /Сост. М.И. Хлусов. -М, 1998. Поморский мемориал: Книга памяти жертв политических репрессий. /Отв. ред. Ю.М. Шперлинг. -Архангельск, 1999 - 2001. - Т. 1 - 3.

Репрессии в Архангельске: 1937-1938. Документы и материалы. /Общ. ред. и вступ. статья P.A. Ханталина. -Архангельск, 1999. л См.: Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. - М, 1993; Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1945 г. «Об амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией». //Ведомости Верховного Совета СССР. - № 39. - 1945. 15 июля, и др.

Существенную помощь в исследовании проблемы оказывает справочная литература. В нашей стране в числе первых был издан «Справочник по ГУЛАГу» Ж. Росси. Автор, опираясь на свой жизненный опыт (он находился в сталинских лагерях, тюрьмах и ссылках с 1937 по 1961 год) и свидетельства бывших заключенных, по существу составил энциклопедию, толковый словарь советских лагерно-тюремных терминов, многие из которых, к сожалению, затем прочно вошли в нашу повседневную жизнь.лл

В 1998 году обществом «Мемориал» и Государственным архивом Российской федерации был выпущен систематизированный справочник по системе исправительно-трудовых лагерей в СССР, в котором дано описание около пятисот ИГЛ и других гулаговских структур, в том числе и дислоцированных на территории Архангельской области. Он содержит в себе сведения об административном подчинении и дислокации лагерных управлений, о численности заключенных, характере производственной деятельности, кадровом составе лагерной администрации^'

Истории центрального аппарата органов внутренних дел и государственной безопасности СССР в 1917-1960 гг. посвящен документальный справочник « ЛУБЯНКА. ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1960.», составленный А.И. Кокуриным и Н.В. Петровым. В нем впервые опубликованы сведения о структуре советских карательных органов, важнейшие приказы, определявшие их деятельность, а также биографические сведения о руководителях ОГПУ-НКВД-МВД СССР.лл

Документальную основу исследования составляют материалы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), местных архивов: Государственного архива общественно-политических движений и формирований Архангельской области (ГАОПДФ АО) и Государственного

Росси ж. Справочник по ГУЛАГу. - М, 1991. - Ч. 1,2.

Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923-1960: Справочник /Об-во «Мемориал», ГАРФ. Сост. М.Б. Смирнов. Под ред. Н.Г. Охотина, А.Б. Рогинского. - М, 1998.

Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1960: Справочник. Составление, введение и примечания А.И. Кокурина, Н.В. Петрова. Научный редактор Р.Г. Пихоя. - М, 1997. архива Архангельской области (ГА АО), а также отдельные материалы архива Управления внутренних дел при администрации Архангельской области. Абсолютное большинство используемых документов публикуется впервые.

Важнейшим источником диссертации стали документы Государственного архива Российской Федерации: Ф. 9401 (Сборники приказов, директив и циркуляров ОГПУ-НКВД-МВД СССР), Ф. 9414 (ГУЛАГ ОГПУ-НКВД-МВД СССР), и небольшие по объему фонды специализированных главных управлений НКВД-МВД СССР: Главного управления лагерей лесной промышленности (ГУЛЛП) - Ф. 8360 и Главного управления лагерей железнодорожного строительства (ГУЛЖДС) - Ф. 9407.

Особую ценность представляют приказы ОГПУ-НКВД-МВД СССР о создании, реорганизации и ликвидации исправительно-трудовых лагерей, их организационной и штатной структуре, производственной деятельности, режиме и условиях содержания заключенных. Эти источники позволяют проследить эволюцию архангельских ИТЛ и проводимую по отношению к ним политику со стороны центральных органов НКВД-МВД СССР. Аналогичное значение имеют материалы переписки лагерей с центральными органами ОГПУ-НКВД-МВД СССР.

Анализ отчетной документации ГУЛАГа и ИТЛ по различным направлениям их деятельности дает возможность выявить общие и специфические черты в функционировании исправительно-трудовых лагерей, определить их место и роль в производственном главке и в лагерной системе страны в целом.

С точки зрения оценки деятельности ИТЛ, выявления объективности отчетной документации лагерей, весьма ценными являются акты проверок лагерей и их подразделений различными комиссиями, а также справки, подготовленные по жалобам заключенных, поступивших в различные ведомства.

Важнейшим источником предстают литерные дела ИТЛ. Составленные ГУЛАГом в начале 1950-х годов они содержат краткую справку-характеристику и схему расположения лагерей и их подразделений на определенную дату.

Большой интерес представляют акты приема-передачи дел при смене руководства лагерей и ликвидационные балансы, содержащие обширную информацию, позволяющую судить о многих аспектах деятельности ИТЛ.

Особое значение имеет статистика зАетно-распределительного отдела ГУЛАГа, где содержится огромный объем сведений о численности заключенных, их динамике, составе и трудовом использовании. Среди них выделяются объемом статистических данных карточки учета движения заключенных, в которых имеются сведения по каждому лагерю (декадные, месячные, квартальные, полугодовые и годовые) о списочном составе заключенных, их прибытии (из других лагерей, ИТК и тюрем, из бегов и прочих мест) и убытии (в другие лагеря, ИТК и тюрьмы, освобожденных, умерших, бежавших и прочих), а также карточки учета состава лагерного контингента на первое января каждого года, в которых выделяются категории заключенных и их численность по полу, возрасту, срокам осуждения, характеру преступлений, национальности и др. Указанные выше данные имеются по всем исследуемым лагерям и представлены, за редким исключением, за каждый год с 1940 по 1953 годы.

Ряд сведений, характеризующих состояние дел в ИТЛ, содержат документы, отражающие партийно-политическую и культурно-воспитательную работу в лагерях (протоколы партийных конференций, собраний и совещаний, отчеты начальников политотделов управлений и прочее).

Небольшие по своему объему фонды 8360 (ГУЛЛП) и 9407 (ГУЛЖДС) содержат ценные материалы о производственной и финансовой деятельности лагерей, численности, составе и режиме содержания заключенных.

Некоторое представление о кадровом составе ИТЛ дают служебные карточки сотрудников лагерей (в основном начальников управлений), в которых содержатся краткие биографические сведения и их послужной список.

Следует отметить неравномерную отложенность материалов в указанных фондах ГАРФ. Это характерно как для отдельных исправительно-трудовых лагерей, так и некоторых периодов в деятельности ИТЛ. Гораздо богаче пласт источников по лесозаготовительным и железнодорожным лагерям. Значительно меньше материалов по лагерям промышленного строительства. Точно так же больше документов по довоенному, военному периоду и началу 1950-х годов и значительно меньше - по второй половине 1940-х гг.

В Государственном архиве общественно-политических движений и формирований Архангельской области (Ф. 296) среди партийно-политических документов наибольшую ценность представляют стенографические отчеты с заседаний бюро обкома ВКП (б), отчеты руководства ИТЛ и справки по различным направлениям деятельности лагерей.

В Государственном архиве Архангельской области автором диссертационной работы использовались документы, содержащие в статистические данные о численности населения и социально-экономическом развитии области (Ф. 1892).

Большой интерес по исследуемой теме представляет мемуарная литература, которая в значительном количестве была опубликована как в центральной, так и в местной печати. Несмотря на излишнюю эмоциональность и определенную субъективность в оценках, воспоминания жертв политических репрессий и очевидцев лагерной действительности, образное описание ими конкретных сюжетов из жизни исправительно-трудовых лагерей позволяют детализировать и оживить историческое прошлое лагерей. В опубликованных мемуарах содержатся различные сведения по всем действовавшим в регионе лагерям.

Деятельности Каргопольского ИТЛ посвящены мемуары Т.К. Окуневской, Е. Федорова.АА Известная актриса Т.К. Окуневская в своих статьях характеризует не только условия содержания, работы, жизни и быта заключенных, но и, что очень ценно, взаимоотношения между ними, их духовное и моральное состояние, описывает свое участие в лагерной художественной самодеятельности. Жизнь обитателей отдельного лагерного пункта № 2 (комендантского), который располагался в пос. Ерцево, образно и с некоторой долей иронии описывает Е. Федоров.

Редким и ценным по содержанию является жизнеописание красноборского крестьянина И.С. Карпова, в котором он анализирует процесс насильственного раскрестьянивания в деревне, в деталях описывает свой арест в 1937 г. и трехгодичное пребывание в лагерном пункте «Пукса-озеро» Каргопольского ИТЛ. Примерно по такой же схеме и с аналогичным содержанием опубликованы воспоминания других очевидцев.А"*

Большое внимание автором диссертации было уделено работе с периодической печатью, особенно с лагерными многотиражками,АА анализ материалов которых позволил реконструировать и осмыслить многие стороны жизнедеятельности ИТЛ. Следует отметить, что лагерная печать мало чем отличалась от газет, издававшихся в то время в стране. В ней также доминировал трудовой пафос тех лет, заидеологизированность и приукрашивание реальной действительности. Она преследовала главную цель -убедить заключенных в необходимости добросовестного труда на благо советского государства. Что же касается других периодических изданий, то в советский период эта тема была запретной, и она умалчивалась. Во второй половины 1980-х - середине 1990-х годов тема политических репрессий, истории ГУЛАГа и исправительно-трудовых лагерей стала одной из самых

См.: Окуневская Т.К. Татьянин день. //Искусство кино. - 1992, № 8-11; 1994. - № 3-5; 1996 - № 3-4; Федоров Е.Б. Жареный петух. - М, 1992.

Карпов И.С. По волнам житейского моря. /Новое время. - 1992. - № 1.

См.: Красное Знамя (Печатный орган управления Каргопольского ИТЛ). - 1948-1953 гг; За магистраль (Печатный орган управления Северо-Двинского ИТЛ). - 1941-1942 гг.; Сталинская стройка (Печатный орган управления Строительства № 203); Правда Севера. - 1937-2001гг. и др. востребованных и печатаемых на страницах как центральных, так и местных газет и журналов.лл в основном это были публикации, раскрывавшие число жертв политических репрессий, содержавшихся в местах лишения свободы заключенных, деятельность ГУЛАГа и отдельных исправительно-трудовых лагерей. Для них были характерны высокая эмоциональность и обличительный тон.

Научная новизна работы состоит в том, что это первый в стране научный труд как по постановке проблемы, так и по территориальным и хронологическим рамкам, где впервые вычленяется и исследуется региональная сеть исправительно-трудовых лагерей центрального подчинения. Также впервые анализируется численность и состав заключенных определенной совокупности лагерей, что позволяет выявить общее и специфическое в характеристике лагерного контингента, а также соотнести центральную и региональную составляющие. Следует отметить, что многие аспекты исследуемой темы рассматриваются на основе анализа ранее неизвестных и неиспользовавшихся архивных материалов, что позволило ввести в научный оборот целый пласт новых источников, которые являются документальной основой для последующего более глубокого изучения проблемы.

Практическая значимость работы состоит в том, что полученные результаты могут быть применены при создании обобщающих трудов по истории России и региона, истории пенитенциарной системы и органов внутренних дел. Кроме того, фактический материал, обобщения, выводы и оценки диссертации могут быть использованы при разработке учебных пособий, лекционных курсов и спецкурсов по истории Отечества, Европейского и Архангельского Севера, истории пенитенциарной системы страны и региона, а также в музейно-экспозиционной работе.

Некрасов В.Ф. Десять «железных» наркомов. //Комсомольская правда. - 1989. - 29 сентября; Дугин А.Н. ГУЛАГ: открывая архивы. //На боевом посту. - 1989.- 27 декабря; Разгон Л. Плен в своем отечестве. //Новое время. -1991. - № 31; СалтыковЕ. Талаги и ГУЛАГ. //Правда Севера. - 1992. - 25 ноября; Грачевский Ю.М. 01x1. //Северный рабочий. - 1991, - 12, 19, 27 июля, 9, 16, 23 августа; Озол Л. Кто вы жертвы «Березлага». //Вперед. -1989. 14 декабря; Онучко Л. ГУЛАГ на Головке. //Двинская правда. -1994. - 16 ноября и др.

30

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации нашли отражение в брошюре, трех статьях в научных сборниках, изданных Поморским государственным университетом и выступлениях автора на трех региональных конференциях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Упадышев, Николай Васильевич

Заключение

Изучение отечественной истории показывает, что неотъемлемой составной частью советского тоталитарного государства являлась лагерная система, сыгравшая трагическую роль в жизни миллионов людей и вошедшая в историю Отечества как символ деспотизма, тирании, бесправия и человеческого унижения. Возникшая в 1920-е годы в результате обострения политической борьбы и усиления государственного террора, эта система основывалась на классовом подходе и принципах самоокупаемости - доходы от труда осужденных должны были превышать расходы на их содержание. Важнейшим фактором, обусловившим расширение сети исправительно-трудовых лагерей и применения принудительного труда заключенных, стал переход в конце 1920 - начале 1930-х годов к форсированному варианту индустриализации промышленности и коллективизации сельского хозяйства. Постановлением СНК СССР «Об использовании труда уголовно-заключенных» от 11 июля 1929 года перед ОГПУ была поставлена задача активного использования заключенных в колонизации и освоении малонаселенных и экономически слаборазвитых районов. Это привело к быстрому росту числа исправительно-трудовых лагерей, организационному и структурному оформлению лагерной системы страны. В 1930 г. для руководства исправительно-трудовыми лагерями было создано Управление исправительно-трудовых лагерей ОГПУ, получившее вскоре статус Главного управления. В 1934 году, с образованием Наркомата внутренних дел, все пенитенциарные учреждения, в том числе и ИТЛ, были сосредоточены в его ведении.

Массовый террор, развязанный в 1937-1938 гг., привел к резкому увеличению численности осужденных и числа исправительно-трудовых лагерей. Они распространились практически по всей территории страны. В наибольшей степени ИТЛ концентрировались на Европейской Севере,

Сибири и Дальнем Востоке. К числу регионов, где присутствие ГУЛАГа стало заметным явлением, с полным основанием можно отнести Архангельскую область, на территории которой в 1920-е - 1950-е годы были организованы и функционировали более десяти исправительно-трудовых лагерей различной численности заключенных, производственной специализации и масштабов деятельности.

Необходимость размещения огромного потока заключенных, вызванного политическими репрессиями 1937-1938 годов, обусловило образование на территории Архангельской области в короткий период времени (август 1937-сентябрь 1940 гг.) сразу семи исправительно-трудовых лагерей центрального подчинения. С самого начала они формировались как лагерно-промышленные комплексы, состоявшие из лагерной и производственной структур. С одной стороны, ИТЛ обеспечивали изоляцию осужденных, а с другой, являлись хозяйственными единицами, выполнявшими возложенные на них народнохозяйственные задачи. Они имели различный производственный профиль (лесозаготовительные, сельскохозяйственные, промышленного и железнодорожного строительства). Но, несмотря на это, все они формировались как хозяйственные системы одного типа - во многом, автономные и самодостаточные, имевшие в своей структуре, кроме основного производства, различного рода вспомогательные и подсобные предприятия (автотранспортные, ремонтные, пошивочные, сельскохозяйственные и др.). Лагерные подразделения оказались разбросанными по всей территории Архангельской области. Исключение составили лишь наиболее трудно доступные северо-восточные районы. Тем самым в сферу влияния лагерей попала значительная часть территории области.

В 1939 - 1945 гг. сеть исправительно-трудовых лагерей по своему удельному весу не только заметно превосходила другие виды пенитенциарных учреждений области (тюрьмы, колонии), но и занимала весомое место во всей лагерной системе страны. В это время Архангельская область оказалась одним

ИЗ немногих регионов, где наблюдался высокий уровень концентрации ИТЛ и содержавшихся в них заключенных, которые играли заметную роль в социально-экономическом развитии региона. Уже в 1938 г. лесозаготовительными лагерями было заготовлено более четверти объема лесозаготовок области, до 1942 г. этот уровень сохранился. Наряду с лесозаготовительными, на полную мощь в это время работали Ягринский и Архангельский ИТЛ, заключенные которых выполняли большой объем строительно-монтажных работ. К 1941 г. в полной мере развернул деятельность Северо-Двинский ИТЛ, занимавшийся сооружением железной дороги Коноша-Котлас. С большой нагрузкой функционировал Котласский отдел.

Пик в функционировании лагерной сети области пришелся на 1940-1941 гг., что подтверждается и количеством одновременно действовавших исправительно-трудовых лагерей (семь), и объемом выполняемых ими работ, и численностью содержавшихся в них заключенных.

По численности лагерного контингента действовавшие в регионе лагеря представляли собой средние и мелкие, по меркам ГУЛАГа, лагерные образования, наиболее крупными из которых, в пору их наивысшего развития, являлись Каргопольский, Ягринский и Северо-Двинский ИТЛ. Наибольшая численность осужденных, содержавшихся в архангельских лагерях, была в 1939-1942 гг., а наибольший удельный вес в лагерном контингенте ГУЛАГа пришелся на 1939-1945 гг. Он колебался от 5,36 % (на 1 января 1945 г.) до 8,72 % (на 1 января 1942 г.).ллл

Великая Отечественная война привела к свертыванию лагерной системы страны. Прежде всего, это выразилось в значительном сокращении в годы войны количества ИТЛ и численности лагерных заключенных, что было вызвано призывом части осужденных в ряды Красной Армии и резким повышением среди них смертности. В полной мере это затронуло сеть исправительно-трудовых лагерей Архангельской области. В 1942 г. были ликвидированы Онежский, Кулойский и созданный на его базе Березниковский лесозаготовительные лагеря. По мере выполнения основного объема работ на порученных объектах постепенно сворачивалась деятельность исправительно-трудовых лагерей промышленного и железнодорожного строительства. В 1944 г. был закрыт Архбумлаг, в 1945 г. - Котласский сельскохозяйственного ИТ Л, в 1946 г. - Севере-Двинский ИТЛ. В этом же году Ягринский ИТЛ из центрального подчинения был передан в ведение УМВД по Архангельской области.

Таким образом, к 1947 г. на территории Архангельской области продолжал функционировать только один лагерь центрального подчинения -Каргопольский ИТЛ. С образованием Котласского сельскохозяйственного лагерного отделения (1949 г.) и Строительства 510 и ИТЛ (1951 г.) начался процесс возрождения сети исправительно-трудовых лагерей в регионе. Однако события, последовавшие вскоре после смерти И.В. Сталина, коренным образом изменили ситуацию и положили начало процессу деформирования лагерной системы страны.

Лагерный контингент различался по многим параметрам: по полу, возрасту, характеру преступлений, срокам осуждения, национальности, трудоспособности и трудовому использованию. На этой основе все заключенные классифицировались на разного рода категории и группы, соотношение которых не было постоянной величиной. Оно менялось в разные годы и различалось в зависимости от производственного профиля ИТЛ. В лесозаготовительных ИТЛ в наибольшей степени были представлены заключенные, осужденные за контрреволюционные преступления и на более длительные сроки, а также более пожилые и менее физически здоровые контингенты. В лагерях промышленного и железнодорожного строительства (Ягринлаг, Архбумлаг, Севдвинлаг), в период проведения основного объема работ, содержался более качественный, по меркам ГУЛАГа, лагерный контингент. Он был моложе и физически более здоровый (трудоспособный).

В нем также меньшим был удельный вес политических заключенных. При этом в лесозаготовительных ИТЛ, за все время их функционирования, удельный вес осужденных за контрреволюционные преступления превышал средний показатель по ГУЛАГу. В исправительно-трудовых лагерях промышленного и железнодорожного строительства, наоборот, он был всегда ниже среднего показателя. По мере завершения основных строительных работ и сокращения численности лагерного контингента, состав заключенных ИТЛ промышленного и железнодорожного профиля по многим параметрам ухудшался и приближался к показателям, характерным для лесозаготовительных лагерей.

Различия в составе заключенных разных ИТЛ были обусловлены, в основном, действовавшей в то время системой комплектования исправительно-трудовых лагерей. В ГУЛАГе всегда существовали нормативные документы, которые определяли порядок распределения осужденных по исправительно-трудовым лагерям. Это были директивы НКВД-МВД СССР, предписывавшие или наоборот запрещавшие направлять те или иные категории заключенных в определенные лагеря.

Вместе с тем, следует отметить, что изменения не только состава, но и численности лагерного контингента в каждом конкретном исправительно-трудовом лагере были обусловлены рядом других факторов. Во-первых, на динамику численности и состав заключенных непосредственное влияние оказывали предпринимаемые государством политические акции и меры, направленные на укрепление правопорядка. К примеру, массовые репрессии 1937-1938 гг. не только резко увеличили поток осужденных, но значительно изменили его состав. Прежде всего, произошел рост удельного веса заключенных, осужденных за контрреволюционные преступления. В свою очередь, Указы от 4 июня 1947 г. привели не только к снижению процента политических заключенных, но и к увеличению в составе лагерного контингента удельного веса женщин и заключенных, осужденных на более длительные сроки наказания.

X Во-вторых, численность и состав заключенных менялся в результате происходивших в стране событий. В этом смысле, важнейшее значение имела Великая Отечественная война, которая привела к существенному сокращению численности лагерного контингента и изменению его состава. В годы войны в составе осужденных сократился удельный вес мужчин, ухудшилось физическое состояние заключенных, их трудоспособность и трудовое использование, возрос уровень смертности среди них. В результате амнистии, проведенной в связи со смертью И.В. Сталина, также произошло сокращение численности лагерного контингента.

Заключенные, жестоко эксплуатируясь и отбывая срок наказания в ужасных социально-бытовых условиях, были поставлены на грань физического выживания и морального уничтожения. Особенно в тяжелом положении находились заключенные, осужденные по 58-й статье. Как «враги народа» они притеснялись и администрацией лагерей, и уголовниками. Многие из заключенных не выдерживали таких условий существования. Они умирали или становились инвалидами. Все это в полной мере было характерно и для архангельских лагерей, которые являлись одними из островков «Архипелага ГУЛАГ».

Завезенные в принудительном порядке со всех концов страны лагерные заключенные внесли существенный вклад в индустриализацию и экономическое освоение Архангельской области. В конце 1930-х - первой половине 1940-х годов при их непосредственном участии были построены крупнейшие промышленные объекты (завод № 402, Архангельский ЦБК, целлюлозные заводы № 1, 2, 5, железнодорожная линия Коноша-Котлас), которые до сих пор играют ведущую роль в экономике области. Лесные ИТ Л являлись крупнейшими заготовителями деловой древесины и дров. Кроме этого, заключенные во всех лагерях занимались производством сельскохозяйственной продукции и товаров широкого потребления. Они принимали активное участие в развитии социальной инфраструктуры районов. на территории которых дислоцировались лагерные подразделения. Труд заключенных, на договорной основе, широко использовался на предприятиях различных отраслей народного хозяйства области. Вместе с тем, признавая весомый вклад лагерных заключенных в социально-экономическом развитии региона, следует отметить, что цена этого вклада была несоизмеримо велика -это непосильный труд, унижения и гибель многих людей, значительная часть которых была ни в чем не повинна и стала жертвой борьбы против инакомыслия и политических репрессий, развязанных сталинским руководством.

Перенасыщенность области лагерным контингентом имела для нее негативные последствия. Многие из заключенных после освобождения осели в местах дислокации лагерных подразделений, что значительно повысило их удельный вес среди местного населения. Это, в свою очередь, существенно отразилось на социокультурных и демографических процессах, происходивших в регионе. Лагерный жаргон, привычки и традиции неуклонно проникают в культуру и образ жизни северян. Передаваясь из поколения в поколение, они разрушают вековые устои поморского уклада жизни. Особенно подверженной традициям уголовно-преступного мира оказалась молодежь. В значительной степени наследием лагерной системы объясняется существование многих пороков нынешней действительности, таких как рабская психология, неумение, а порой и нежелание хорошо работать, пьянство, сквернословие, неуважение человеческого достоинства, высокий уровень преступности.

Тяжелые для области социально-экологические последствия имела деятельность лесозаготовительных лагерей. Массовая, беспорядочная вырубка леса на больших площадях повлекла за собой высыхание рек и озер, гибель местной флоры и фауны и нарушение природного баланса. После закрытия или передислокации лагерных подразделений и ИТЛ оставались брошенными поселки и проживающие в них люди, в основном пожилого возраста, которым некуда было уезжать.

181

Таким образом, действовавшие в Архангельской области в 1937-1953 годах исправительно-трудовые лагеря стали важнейшим фактором индустриализации и социально-экономического развития региона. Они также были мошным инструментом в руках государства в осуществлении принудительной колонизации и насильственной миграции людей. Последствия такой политики до сих пор проявляются в различных сферах жизни области.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Упадышев, Николай Васильевич, 2002 год

1. ГУЛАГ в Карелии: Сб. документов и материалов. 1930-194L Сост. А.Ю. Жуков и др. Петрозаводск.: КНЦ РАН, 1992. - 225 с.

2. ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960. Под ред. акад.

3. A.Н. Яковлева; сост. A.M. Кокурин, Н.В. Петров. М.: МФД, 2000.- 888 с.

4. Дугин А.Н. Неизвестный ГУЛАГ: Документы и факты. М.: Наука, 1999. - 103 с.

5. Лаврентий Берия. 1953 г. Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы. Под ред. А.Н. Яковлева; сост. В. Наумов, Ю. Сигачев. -М.: МФД, 1999.-512 с.

6. Лосев n.M., Рагулин Г.М. Сборник нормативных актов по советскому исправительно-трудовому праву (1917-1959 гг.). М.: Госюриздат, 1959. - 360 с.

7. Материалы по народно-хозяйственному плану Архангельской области на 1939 г. Архангельск: Сев-Зап. кн. изд., 1939. - 45 с.

8. Показания Ежова. Из архивно-следственного дела № 21449. //Воля. Журнал узников тоталитарных систем. 1994. - № 2-3. С. 87-100.

9. Приказы НКВД СССР, 1934-1941 гг.: каталог рассекреченных документов Государственного Архива Российской Федерации. Под ред.

10. B. А. Козлова, СВ. Мироненко. Новосибирск.: Сиб. Хронограф, 1999. - 505 с.

11. Репрессии в Архангельске: 1937-1938. Документы и материалы. /Общ. ред. и вступ. статья P.A. Ханталина. Архангельск.: Изд-во Поморского государственного университета, 1999. - 272 с.

12. Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. М.: Республика, 1993. 223 с.

13. И. Сборник нормативных актов по советскому исправительно-трудовому праву (1917-1959). М.: Госюриздат, 1959. - 356 с.12. 40-50-е годы: последствия депортации народов. (Свидетельствуют архивы НКВД-МВД СССР). //История СССР. 1992. - № 1. - С. 122-143.

14. Экономика ГУЛАГа и ее роль в развитии страны 1930-е годы. Сб. документов. Сост. д. и. н., профессор М.И. Хлусов. М.: Ит-т рос. Истории РАН, 1998. - 171 с.

15. Архивные источники: Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ):

16. Фонд 8360. Главное управление лагерей лесной промыпшенности. Он. 1. ДД. 2, 3, 14, 15, 20, 22, 23, 35, 46; Оп. 2. Д. 1; Оп. 4. Д. 102.

17. Фонд 9401. Оп. 1-а. Сборники приказов, директив и циркуляров ОГПУ-НКВД-МВД СССР. ДД. 15, 16, 20, 22, 37, 39, 55-60, 89, 93, 110,111, 114, 117, 118,132, 164, 177, 182, 183, 185, 197, 215, 237, 254, 255, 257, 260, 509, 544.

18. Служебные карточки сотрудников исправительно-трудовых лагерей.

19. Государственный архив общественно-политических движений и формирований Архангельской области (ГАОПДФ АО):

20. Государственный архив Архангельской области (ГА АО):

21. Фонд 1892. Статистика Архангельской области. Оп. 9. ДД. 113, 114; Оп. 12. ДД.3,4, 7-10, 57, 59, 80, 95,96, 99-102, 105, 109-111, 115, 126.1. Справочная литература:

22. Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1960. Справочник. Составление, введение и примечания А.И. Кокурина,

23. Н.В. Петрова. Научный редактор Р.Г. Пихоя. М.: Издание МФД, 1997. -352 с.

24. Росси Ж. Справочник по ГУЛАГу. М.: Просвет, 1991. - Ч. 1, 2.

25. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923-1960: Справочник. /О-во «Мемориал», ГАРФ. Сост. М.Б. Смирнов. Под ред. Н.Г. Охотина, А.Б. Рогинского. М.: Звенья, 1998. - 600 с.

26. Материалы периодической печати:

27. Аргументы и Факты: 1988-2001.

28. Белый пароход: 1994, 1995.

29. Большевистская мысль: 1937, 1938.

30. Вельские вести: 1995-1996.5. Вперед: 1989-1990.

31. Двинская правда: 1989-2001.

32. За магистраль (Печатный орган Северо-Двинского ИТ Л): 1941 г.8. Знамя: 1989-2001.9. Каргополье: 1991-1992.

33. Литературная газета: 1989-2001.11. Коммунист: 1989-1990.

34. Красное Знамя (Печатный орган Каргопольского ИТЛ): 1948-1953 гг.

35. Московские новости: 1988-2001.

36. Пинежская правда: 1990-1991.15. Пинежье: 1999-2001.

37. Плесецкие новости: 1991-1993.17. Правда: 1937-1953.

38. Правда Севера: 1989-2001 гг.19. Север: 1991 1992.

39. Северный комсомолец: 1989-2001 гг.

40. Сталинская стройка (Печатный орган Строительства 203): 1939-1941 гг.1. Мемуарные источники:

41. Булгаков М. По сталинским местам //Охота и охотничье хозяйство. -1994. № 2. - С. 28-32.

42. Дашцэрэн Б. Тень бронзового монумента //Новое время.-1989. № 4. -С. 36-37.

43. Евстюничев А.П. Наказание без преступления: воспоминания бывшего политзаключенного.- Сыктывкар.: Мемориал, 1995. 283 с.

44. Окуневская Т. Татьянин день //Искусство кино.-1992.- № 8 11, 1994.3.5.

45. Правда о Гулаге: свидетельствуют очевидцы. Сост. A.M. Меситов, A.A. Москалева. Тула.: Приок. Кн. изд-во, 1991. - 284 с.

46. Пузырев М.Д. Польские спецпоселенцы в Архангельских лагерях в предвоенные годы. //Поляки в России: история ссылки и депортации. Тезисы докладов и материалы. СПб.: Copyriqht by Polskie Towarzystwo Historyczne w Sankt Petersburqu, 1995. - C. - 30-31.

47. Солженицын A. Архипелаг ГУЛАГ. Владивосток, 1990. - Т. 1. 1991.1. Т. 2,3.

48. Федоров Е.Б. Жареный петух. М.: МП «Итларь», 1992. - 250 с.

49. Федоров Е. Одиссея //Новый мир.-1994. № 5. - С. 6-99.

50. Чирков Ю.И. А было все так. М.: Политиздат, 1991. - 382 с.

51. Шаламов В. Левый берег: рассказы. М.:«Современник», 1989.-558 с.1. Литература:

52. Абрамкин В.Ф., Чеснокова В.Ф. Тюремный мир глазами политзаключенных. 1940 1980-е годы. - М.: «Муравей», 1998. - 377 с.

53. Авторханов А. Загадка смерти Сталина: заговор Берия. М.: Изд-во Сов. - Брит. совм. предприятия «Слово»: центр «Новый мир», 1992. - 140 с.

54. Аксютин Ю.Н. С. Хрущев: «Мы должны сказать правду о культе личности». /Никита Сергеевич Хрущев: Материалы к биографии. /Сост. Ю.В. Аксютин. М.: Политиздат, 1989. - С. 32-43.

55. Анохин Г. Белые пятна на карте ГУЛАГа //Столица. 1991. - № 31-32.

56. Арендт X. Истоки тоталитаризма. Перевод с англ. М.: «Центр Ком», 1996-672 с.

57. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М.: Текст: Лит. изд. Студия «Риф», 1993.-301 с.

58. Архипелаг ГУЛАГ. //Северодвинск. Испытание на прочность. Очерки. Воспоминания. Исследования. Северодвинск: Изд-во «Правда Севера», 1998. -С. 197-245.

59. Бакунин A.B. История советского тоталитаризма. Кн. 2. Апогей. -Екатеринбург.: Банк культ, информ, 1997. 224с.

60. Балова М.Б. Предпосылки и особенности развития военного кораблестроения на Европейском Севере России в 1920-1950-е годы. Дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. Архангельск, 2001. - 208 с.

61. Бацаев И.Д. Колымская гряда архипелага ГУЛАГ (заключенные). /Исторические аспекты Северо-Востока России: экономика, образование, Колымский ГУЛАГ. Магадан.: СКВНИИ, 1996. - С. 46-72.

62. Безбородова И.В. Иностранные военнопленные и интернированные в СССР: из истории деятельности Управления по делам военнопленных и интернированных РЖВД-МВД СССР в послевоенный период (1945-1953 гг.) //Отечественная история. 1997. - № 5. - С. 165- 174.

63. Бейкер К., Гиппенрейтер Ю.Б. Влияние сталинских репрессий конца 30-х годов на жизнь семей в трех поколениях //Вопросы психологии. 1995. -V №2.

64. Бердинских В.А. Вятлаг. Уч. пособие. Киров.: Киров, кн. изд-во, 1998.-317 с.

65. Бикметов P.C. Спецконтингент в угольной промышленности Кузбасса в 1930-е сер. 1950-х гг. - Дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. -Кемерово, 2000. - 337 с.

66. Бордюгов Г.А. Великая Отечественная: подвиг и обманутые надежды //История отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства/Сост. В. А. Козлов.-М.: Политиздат, 1991. С. 257-284.

67. Бордюгов Г.А., Козлов В. А. История и конъюнктура: Субъективные заметки об истории советского общества. М.: Политиздат, 1992. - 352 с.

68. Борисов Ю.С., Голубев A.B. Политическая реабилитация в СССР (1950-1960 гг.) в освещении западной историографии. //Отечественная история. 1992. - № 5. - С. 205-209.

69. Борисов Ю.С., Курицын В.М., Хван Ю.С. Политическая система конца 20-30-х годов. О Сталине и сталинизме. /Историки спорят. 13 бесед. Под общ. ред. B.C. Лельчука. М.: Политиздат, 1988. - С. 228-303.

70. Ваксберг А.И. Нераскрытые тайны: репрессии 30 50-х гг. в СССР. -М.: Изд-во Агентства Печати Новости, 1993. - 300 с.

71. Ваксберг А.И. Царица доказательств. Вышинский и его жертвы. -М.: А/О «Книга и бизнес», 1992. 349 с.

72. Верт Н. История советского государства. 1900-1991: Пер. с фр. -М.: Прогресс: Прогресс-Академия, 1992. 480 с.

73. Власть и общество в СССР: политика репрессий (20 40-е гг.). Сб. ст. под ред. Дмитренко В.П. - М.: Инст. Рос. истории РАН, 1999. - 358 с.

74. Волкогонов Д. Триумф и трагедия. М.: Изд-во Агенства Печати Новости, 1989.-Кн. 1,2.

75. Воронцов C A. Правоохранительные органы и спецслужбы Российской Федерации: история и современность. Под ред. СВ. Степашина. -Ростов н/Д.: «Феникс», 1999. 701 с.

76. Вышинский А.Я. Подрывная работа разведок капиталистических стран и их троцкистко-бухаринской агентуры. М.: ОГИЗ «Политическая литература, 1938. - 32 с.

77. Гвоздкова Л.И. История репрессий и сталинских лагерей в Кузбассе. -Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. 516 с.

78. Гвоздкова Л.И. Сталинские лагеря на территории Кузбасса (30 40-е гг.). - Кемерово: Кузбассвузиздат, 1994. - 273 с.

79. Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. М.: МИК, 2000. - 855 с.

80. Геллер М. Машина и винтики: история формирования советского человека. М.: МИК, 1994. 335 с.

81. Гернет М.Н. Преступность за границей и в СССР. М.: Огиз -«Советское законодательство», 1931. - 186 с.

82. Гиляров Е.М., Михайличенко A.B. Становление и развитие ИТУ советского государства (1917-1925 гг.). Домодедово.: Всесоюзный ин-т повышения квалификации руководящих работников ИТУ, 1990. - 83 с.

83. Гинцберг Л.И. По страницам «особых папок» политбюро ЦК ВКП (б). //Вопросы истории.-1996. № 8. - С. 16 - 30.

84. Гинзбург Е.С. Крутой маршрут: хроника времен культа личности. -М.: «Книга», 1991. 734 с.

85. Глазов H.A. Правило «хорошего» ГУЛАГа: из воспоминаний врача. //Экономика и организация промышленного производства. 1991. - № 4.-С. 197-206.

86. Голдин В.И. Спецслужбы: тайная история России и международных отношений в XX веке: поиски концептуального видения. /XII Ломоносовские чтения: Сборник научных трудов. Архангельск: Поморский госуниверситет, 2000.-С. 45-51.

87. Горинов М.М., Дощенко E.H. 30-е годы /История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства. /Сост. В.А. Козлов. -М.: Политиздат, 1991. С. 165-217.

88. Горчева А.Ю. Пресса ГУЛАГа (1918-1955 гг.). М.: Изд-во Моск. ун-та, 1996. - 143 с.

89. ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои. Под. ред. Добровольского И.В. Франкфурт/Москва.: МОПЧ, 1996. - 456 с,

90. ГУЛАГ на Севере: воспоминания, письма, стихи, документальные материалы (Архангельская область). Сост. М.В. Буторин, А.В. Сметании. -Архангельск. -1991. 31 с.

91. ГУЛАГ на Севере и его последствия (по материалам научно-практической конференции). Архангельск: Арх. обл. орг. «Совесть», Арх. обл. краев, музей, 1992. - 29 с.

92. Даринский А.В. География сталинских лагерей в России //География в школе. 1992. - № 1. - С. 22-23.

93. Двадцать четыре года ВЧК-ОГПУ-НКВД. М.: Изд-во ШВД СССР, 1941.-45 с.

94. Десталинизация сознания: проблемы и перспективы. Тезисы докладов межреспубликанской НПК 12-17 июля 1989.-Архангельск, Соловки: АГПИ, 1989.- 90 с.

95. Детков М.Г. Содержание карательной политики советского государства и ее реализация при исполнении уголовного наказания в виде лишения свободы в 30 50-е годы: Монография. - Домодедово: РИПК работников МВД России, 1992. - 156 с.

96. Дубровина И.А. Котласская пересылка в нач. 30-х гг. XX в. //Проблемы истории репрессивной политики на Европейском Севере России (1917-1956 гг.). Всероссийская научи, конф. Тезисы докладов. Сыктывкар.: Сыктывкарский госуниверситет, 1993. - С. 20-23.

97. Дубровина И.А. Котлас как пересыльный пункт массовой ссылки поляков //Поляки в России: история ссылки и депортации. Тезисы докладов и материалы. - СПб.: Copyright by Polskie Towarzystwo Historyczne w Sankt Petersburgu, 1995. - C. 13-14.

98. Дугин А.Н. Говорят архивы: неизвестные страницы ГУЛАГа. //Социально-политические науки. 1990. - № 7. - С. 90-101.

99. Дьяков Ю.Л. Развитие транспортно-дорожной сети СССР в 1941-1945 гг. М.: Институт российской истории РАН, 1997. - С. 189-240.

100. Жиромская В.Б. Всесоюзная перепись населения 1939 года. Основные итоги. Россия. СПб.: Рус.-балт. информ. центр «Блиц», 1999. - 207 с.

101. Жиромская В.Б. и др. Полвека под грифом «секретно»: Всесоюзная перепись населения 1937 г. М.: «Наука», 1996. - 150 с.

102. Заковский Л. Шпионов, диверсантов и вредителей уничтожим до конца, М.: Огиз- «Советское законодательство», 1937. - 45 с.

103. Зевелев А.И. Истоки сталинизма: Учебное пособие для вузов по спец. «История». М.: Высш. шк., 1990. - 110 с.

104. Земсков В.Н. ГУЛАГ, где ковалась победа. //Родина. 1991. № 6-7.-С. 69-70.

105. Земсков В.Н. ГУЛАГ: историко-социо логический аспект. //Социологические исследования. 1991. - № 6. - С. 10-27; № 7. - С. 3-16.

106. Земсков В.Н. Заключенные, спецпоселенцы, ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные. (Статистико-географический аспект). //История СССР. 1991.-№5.-С. 151-155.

107. Земсков В.Н. Заключенные в 1930-е годы: социально-демографические проблемы. //Отечественная история. 1997. - № 4. - С. 54- 79.

108. Земсков В.Н. К вопросу о масштабах репрессий в СССР. //Социологические исследования. 1995. - № 5. - С. 118-127.

109. Зубкова Е.Ю. Общество и реформы. 1945-1964 гг. М.: Изд. центр «Россия молодая», 1993. - 198 с.

110. Зубкова Е.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945-1953 гг. М.: РОССПЭН, 2000. - 229 с.

111. Зубкова Е.Ю. После войны: Маленков, Хрущев и «оттепель». //История Отечества: люди, идеи, рещения. Очерки истории Советского государства. /Сост. В. А. Козлов. М: Политиздат, 1991. - С. 284-321.

112. Иванов В.А. Механизм массовых репрессий в советской России в конце 20-х 40-х гг. (на материалах Северо-Запада РСФСР). - Автореферат дисс. на соиск. уч. степ. д. ист. н. - СПб.: «ЛИСС», 1998. - 56 с.

113. Иванов В.А. Миссия ордена: механизм массовых репрессий в Советской России в конце 20-х 40-х гг. (на материалах Северо-Запада РСФСР). - СПб.: «ЛИСС», 1997. - 461 с.

114. Иванова Г. М. ГУЛАГ в системе тоталитарного государства. -М.: ЗАО «Первый печ. двор», 1997. 227 С.

115. Иванова Г.М. ГУЛАГ как социальный феномен советского общества. /Социальные реформы в России: теория и практика. М. - 1995. - С. 35-50.

116. Ивашов Л., Емелин А. ГУЛАГ в годы Великой Отечественной войны. //Военно-исторический журнал. 1991. - № 1. - С. 14-24.

117. Игрицкий Ю.И. Концепция тоталитаризма: уроки многолетних дискуссий на Западе. //Отечественная история. 1990. - № 6. - С. 172-188.

118. Игрицкий Ю.И. Предисловие. //Сталин и сталинизм (Зарубежная литература). Вып. 1. Реферативный сборник. М.: АН СССР, 1991. - С. 6-14.

119. Ильин В. И. Город концлагерь: социальная стратификация гулаговской Воркуты (1930 - 50-е годы). //Стратификация в России: история и современность. Сборник научных трудов. - Сыктывкар.: Сыктывкарский госуниверситет, 1999. - С. 44-71.

120. Исаев М. Основы пенитенциарной политики. М.-Л.: Огиз-«Советское законодательство», 1927. - 196 с.

121. Исаков В.М. Правовое регулирование режима отбывания наказания в ИТЛ в период Великой Отечественной войны и в послевоенные годы. 19411956 гг. Дисс. на соиск. уч. степ. к. юрид. н. М, 1997. - 221 с.

122. История индустриализации Северного района. Архангельск: Сев.-Зап. кн. изд., 1970. - 670 с.

123. История России. XX век /А.Н. Боханов, М.М. Горинов,

124. B. П. Дмитренко и др.-М.: ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999.- 608 с.

125. История и сталинизм. (Сб. статей). Сост. А.Н. Мерцалов. -М.: Политиздат, 1991. 446 с.

126. Канева А.Н. Ухтпечлаг //Звенья. Исторический альманах. Вып 1. -М, 1991.-С. 331-354.

127. Кириллов В.М. История репрессий на Урале 1920-е начало 50-х гг. (На материалах Нижнетагильского региона). - Дисс. на соиск. уч. степ. докт. ист. наук. Н. Тагил, 1996. - 308 с.

128. Ковальченко И.Д. Теоретико-методологические проблемы исторических исследований. //Новая и новейшая история. 1995. - № 1.1. C. 3-33.

129. Кокурин А., Петров Н. ГУЛАГ: структура и кадры. //Свободная мысль-ХХ1. 1999. - № 8, 9, 11, 12; 2000. - № 1-3, 5, 6; Кокурин А., Моруков Ю. -№7-12; 2001 .-№ 1,3-7, 9-12.

130. Коломийцев В. Ф. Методология истории (от источника к исследованию). М.: РОССИЕЙ, 2001.- 190 с.

131. Конквест Р. Большой террор. Рига: Ракстниекс, 1991. - Т. 1,2.

132. Коэн С. Бухарин: политическая биография. 1888-1938. М.: Прогресс, 1988.-407 с.

133. Кузнецов И.Н. Массовые репрессии на территории Западной Сибири в 1930-е годы и реабилитация жертв террора. Дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. Томск: ТГУ, 1992. - 294 с.

134. Кузнецова Н.Ф. Вопросы истории советского уголовного законодательства, (общая часть). //Вестник МГУ. Сер. 11. Право. 1991. - № 6. -С. 44-52.

135. Кузьмин С. Лагерники: ГУЛАГ без ретуши. //Молодая гвардия. 1993. - № 3. - С. 144-168; № 5-6. - С. 160-189.

136. Кустышев А.Н. Подневольный труд в Ухто-Ижемском лагере НКВД-МВД СССР при освоении недр Коми АССР в 1938-1955 гг. Автореферат к дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. Сыктывкар: Ухтинский гос. техн. ут-т, 2000. - 23 с.

137. Лаптев Г.Н. К вопросу о роли ГУЛАГа в социально-экономическом развитии Европейского Севера РСФСР. /Европейский Север: история и современность. Тезисы докладов. Петрозаводск: КНЦ АН СССР, 1990. -С. 73-74.

138. Лесозаготовки и сплав. Архангельск: Арх. кн. изд., 1957. - 76 с.

139. Лихоманов И.В. Принудительный труд в годы революции. //Экономика и организация промышленного производства. 1992. - № 1. -С. 113-125.

140. Лукин Ю.Ф. Из истории сопротивления тоталитаризму в СССР (20 80-е годы). - М.: Изд-во МГУ, 1992. - 204 с.

141. Максимова Н.А. Лагеря и индустриальное освоение Севера: на примере Республики Коми //Вестник Сыктывкарского университета. 1997. -Сер. 8. - Вып. 2. - С. 70-79.

142. Максудов СО публикациях в журнале «Социс». //Социологические исследования. 1995. - № 9. - С. 114-118.

143. Максудов М. Потери населения СССР в 1918-1958 гг. /СССР: внутренние противоречия. Вып. П. Нью-Йорк. - 1984. - С. 156-242.

144. Маламуд Г. Я. Заключенные, трудмобилизованные НКВД и спецпоселенцы на Урале в 1940 нач. 1950-х гг. - Дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. - Екатеринбург, 1998. - 201 с.

145. Маслов Н.Н. Идеология сталинизма: история утверждения и сухцность (1929-1956). М.: Знание, 1990. - 63 с.

146. Митин В.А. Вайгачская экспедиция ОГПУ (1930-1935 гг.). /Проблемы истории репрессивной политики на Европейском Севере России (1917-1956 гг.). Тезисы докладов. Сыктывкар.: Сыктывкарский госуниверситет, 1993. -С. 59-62.

147. Мить A.A. Численность и состав заключенных Сибирского исправительно-трудового лагеря. 1942-1960 гг. Дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. - Кемерово, 1997. - 245 с.

148. Морозов H.A. ГУЛАГ в Коми крае. 1929-1956. Сыктывкар.: СГУ, 1997.- 190 с.

149. Морозов H.A., Рогачев М.Б. ГУЛАГ в Коми АССР. (20 50-е гг.). //Отечественная история. - 1995. - № 2. - С. 182-187.

150. Морозов H.A. Особые лагеря МВД СССР и Коми АССР (1948-1954 годы).- Сыктывкар: СГУ, 1998. 156 с.

151. Морозов H.A. и др. Польские граждане в лагерях Коми АССР (19391941) //Поляки в России: история ссылки и депортации : Тез. докл. и мат-лы. -СПб.: Copyriqht by Polskie Towarzystwo Historyczne w Sankt Petersbyurqu, 1995.-C. 23-25.

152. Наринский A. Учет на стройках ГУЛАГа. //Бухгалтерский учет.-1992.- № 11.-С. 6-8.

153. Некрасов В.Ф. Тринадцать «железных» наркомов: история НКВД-МВД от A.M. Рыкова до H.A. Щелокова, 1917-1982. М.: Версы: Гос. фирма «Полиграфресурсы», 1995. - 412 с,

154. Нива Ж, Человек и ГУЛАГ, /СССР: внутренние противоречия, Т, 16, Нью-Йорк, - 1986, - С, 175-224,

155. Общая теория статистики, М,: Финансы и статистика, 1995, - 295 с.

156. Оппоков В., Попов Б. Нарком НКВД Берия. /Герои и антигерои Отечества. Сост. В.М. Забродин. М.: «Информэкспресс»-«Российская газета»-«Практика», 1992. - С. 360-396.

157. Органы и войска МВД России: краткий исторический очерк. -М.: Объединенная редакция МВД России, 1996. 462 с.

158. Осмыслить культ Сталина. М.: Прогресс, 1989. - 656 с.

159. Павлова И.В. Механизм власти и строительство сталинского социализма. Новосибирск.: Изд-во Сиб. отд-ния РАН, 2001. - 459 с.

160. Панков С.А. Сталинский террор в Сибири. 1928-1941 гг. -Новосибирск.: Изд-во Сиб. отд-ния РАН, 1997. 271 с.

161. Панков С. А. Репрессивная политика Советского государства в Сибири (1928-июнь 1941 г.). Дисс. на соиск. уч. степ. докт. ист. наук. -Новосибирск, 2000. - 491 с.

162. ПО. Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти. 1945-1991 гг. 2-е изд., испр. и доп. Новосибирск.: Сиб. хронограф, 2000. - 680 с.

163. Покаяние: Мартиролог. Сыктывкар.: Коми книжное издательство, 1998-2001.-Т. 1-4.

164. Политические репрессии в России. XX в.: Материалы региональной научной конференции. 7-8 декабря 2000 г. Сыктывкар.: Сыктывкарский госуниверситет. - 2001. - 255 с.

165. Поляков Ю.А. Воздействие государства на демографические процессы в СССР (1920-1930-е годы). //Вопросы истории. 1995. - № 3. -С. 122-128.

166. Поморский мемориал: Книга памяти жертв политических репрессий. /Отв. ред. Ю. М. Шперлинг. Архангельск: Издательство Поморского госуниверситета, 1999. - Т. 1.; 2001. - Т. 2, 3.

167. Попов В.П. Государственный террор в советской России. 1923-1953 гг. (Источники и их интерпретация). //Отечественные архивы.-1992. № 2. -С. 20-31.

168. Попов Г., Афанасьев Ю., Померанц Г. Мамин вопрос. //Век XX и мир.- 1989.-№3.

169. Разгон Л. Плен в своем отечестве. //Новое время. 1991. - № 31. -С. 30-35.

170. Рассказов Л.П., Упоров И.В. Использование и правовое регулирование труда осужденных в российской истории. Краснодар.: М-во внутр. дел Рос. Федерации. Краснодар, юрид. ин-т, 1998. - 166 с.

171. Романов С. Архипелаг ГУЛАГ: попытка картографирования. //Карта (Рязань). 1996. - № 10-11. - С. 62-123.

172. Славко Т. И. Математико-статистические методы в историческом исследовании. М.: Наука, 1981. - 158 с.

173. Смолина А. Котлас лаг. /Котлас: очерки истории.-Архангельск.: Изд-во «Правда Севера», 2001. С. 49-60.

174. Солоневич И. Россия в концлагере. М.: Изд-во журн. «Москва»: Астра семь, 1999. - 552 с.

175. Сопротивление в ГУЛАГе. Воспоминания. Письма. Документы. Сост. Виленский С.С. М.: Возвращение, 1992. - 240 с.

176. Софинов П.Г. Карающая рука советского народа. К 25-летию ВЧК-ОГПУ-НКВД 1917-1942. М.: Гос. изд. полит, лит., 1942. - 42 с.

177. Stalinist terror: New perspectives. Edited by Y. Arch Qetty and Roberta T. Manninq. Cambridqe Universaty Press, 1993. 294 c.

178. Старков Б.А. Политический сыск как объект исторического изучения: методология, историография, источниковедение. //Политический сыск в России: история и современность. СПб.: Изд-во СПб УЭФ, 1997. -С. 18-25.

179. Стефан Куртуа, Николай Верт, Жан-Луи Панне, Анджей Пачковский, Карел Бартошек, Жан-Луи Марголен Черная книга коммунизма. Преступления. Террор. Репрессии. Перев. с франц. М.: "Три века истории", 2001.-780 с.

180. Стецовский Ю. История советских репрессий. М.: «Гласность», 1997.-Т. 1,2.

181. Столяров К.А. Палачи и жертвы: репрессии 30-40-х гг. в СССР. -М.: ОЛМА-пресс, 1997. 362 с.

182. Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. М.: «Терра»-«Тегга», 1991.-623 с.

183. Стручков H.A. Советская исправительно-трудовая политика и ее роль в борьбе с преступностью. Саратов.: Изд-во Сарат. ун-та, 1970. - 271 с.

184. Такер Роберт К. И. В. Сталин /Исторические портреты. Под общ. ред. Г.Н. Севостьянова. М.: Просвещение, 1993. - С. 276.

185. Тоталитаризм в России (СССР) 1917-1991 гг.: оппозиция и репрессии. Материалы научн.-практ. конф. Пермь. 1998 . 192 с.

186. Трудные вопросы истории: поиски, размышления. Новый взгляд на события и факты. /Под ред. В.В. Журавлева. Сост. Н.М. Таранев. -М.: Политиздат, 1991. 272 с.

187. Трус Л. С. Введение в лагерную экономику. //Экономика и организация промышленности. 1990. - № 5. - С. 135-149.

188. Хабаров А.И. Тюрьма и зона: от звонка до звонка, между законом и совестью. Факты и документы. М.: Центрполиграф, 1997. - 396 с.

189. Хавкин Б.Л. Немецкие военнопленные в СССР и советские военнопленные в Германии (постановка проблемы, источники и литература).

190. Хайек Ф.А. Дорога к рабству. //Вопросы философии. 1990. - № 6. -С. 113-148.

191. Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизм политической власти в 30-е годы. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1996. -304 с.

192. Хлевнюк О.В. Принудительный труд в экономике СССР. 1929-1941 годы. //Свободная мысль. 1992. № 13. - С. 73- 84.

193. Хлевнюк О.В. 1937-й: Сталин, НКВД и советское общество. -М.: Республика, 1992. 270 с.

194. Хлусов М.И. ГУЛАГ карательный орган тоталитарного режима. /Власть и общественные организации России в первой трети XX столетия. - М. ИЧП «Издательство Магистр», 1994. - С. 248-253.

195. Цаплин В.В. Статистика жертв сталинизма в 30-е гг. //Вопросы истории. 1989.-№ 4. - С. 175-181.

196. Цаплин В.В. Архивные материалы о числе заключенных в конце 30-х гг. //Вопросы истории. 1991. - № 4-5. - С. 157-163.

197. Шашков В.Я, Раскулачивание в СССР и судьбы спецпереселенцев,1930- 1954 гг. Диссерт. на соиск. уч. степ. докт. ист. наук. М, 1995. - 427 с.

198. Шеренас А. Сталинские лагеря Коми АССР: Карта ГУЛАГа: Справочные данные о лагерях Коми АССР, 20-50-е гг. //Карта. 1999. - № 2223.- С. 60-63.

199. Широков А.И. История формирования и деятельности «Дальстроя» в1931- 1941 гг. Дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. Томск, 1997. - 204 с.200

200. Шубин СИ. Северный край в истории России. Проблемы региональной и национальной политики в 1920 1930-е годы: Монография. -Архангельск.: Поморский государственный университет, 2000. - 463 с.

201. Щербакова И. 1937-1997: ГУЛАГ и Освенцим. //Знание-сила. 1997. -№11.-С. 23.

202. Эбеджанс С.Г., Важнов М.Я. Производственный феномен ГУЛАГа //Вопросы истории. 1994. - № 6. - С. 188-190.

203. Яковлев Б.А. Концентрационные лагери СССР. Лондон.: Изд. «Заря», 1983.-252 с.

204. Карта-схема дислокации управлений исправительно-трудовых лагерей в Архангельской области в 1937-1953 it///

205. Каргопольский ИТЛ (Каргопольлаг) *2 Кулойский ИТЛ (Кулойлаг)3 Онежский ИТЛ (Онеглаг)4 Ягринский ИТЛ (Ягринлаг)

206. Котласский п/п-отдел-ИТЛ (Котласлаг)

207. Архангельский ИТЛ (Архбумлаг)

208. Севере-Двинский ИТЛ (Севдвинлаг)8 Строительство 510 и ИТЛ

209. До 24 августа 1940 г. управление дислоцировалось в г. Каргополе, затем в пос. Ерцево Северной ж. д.

210. Карта-схема составлена по: ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1а. Д. 59. Л. 178-186; Д. 60. Л. 100 об.; Д. 111. Л. 165174; д. 132. Л. 124-125; Д. 177. Л. 205-220; Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923-1960. М. 1998. С. 541.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.