История народно-инструментальной музыкальной культуры юга Дальнего Востока России: конец XIX в. - начало 90-х гг. XX в. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Барашок, Ирина Викторовна

  • Барашок, Ирина Викторовна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2007, ВладивостокВладивосток
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 240
Барашок, Ирина Викторовна. История народно-инструментальной музыкальной культуры юга Дальнего Востока России: конец XIX в. - начало 90-х гг. XX в.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Владивосток. 2007. 240 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Барашок, Ирина Викторовна

Введение

Глава 1. Народно-инструментальная музыка России в дооктябрьский период (конец XIX в.-1917 г.)

1.1. Предпосылки развития русской народно-инструментальной музыки в европейской части России

1.2. Общее состояние и развитие народно-инструментальной музыки в культурном пространстве юга Дальнего Востока

Глава 2. Народно-инструментальная музыка юга Дальнего Востока в условиях общественных трансформаций (1917 - начало 90-х гг.)

2.1. Характер-динамики народно-инструментальной музыки (1917 - 1929 гг.).

2.2. Формирование и развитие народно-инструментальной музыки в условиях «сталинской модели культуры» (1929 - 1953 гг.)

2.3. Становление народно-инструментальной музыки в период социально-экономических преобразований (1953- начало 90-х гг.) 100 Заключение 154 Список использованных источников и литературы 162 Список сокращений 184 Приложения

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «История народно-инструментальной музыкальной культуры юга Дальнего Востока России: конец XIX в. - начало 90-х гг. XX в.»

В последние годы со всей остротой встала проблема осмысления исторического опыта предшествующего развития: надо оглянуться в прошлое, понять его влияние на настоящее и будущее, извлечь уроки. Для создания объективной картины общественного процесса назрела необходимость обращение к историческим корням самых разных областей человеческой деятельности.

Разные сферы культуры (материальные, духовные, художественные) объединены одним основополагающим принципом - обеспечения сохранения и непрерывного развития человеческого общества. По этой причине они чаще всего взаимозависимы и, в случае изменения одной из них остальные также подвергаются трансформации1. В данной работе одно из важных мест занимает духовный аспект культуры, оказывающий значительное влияние на формирование культурного пространства и консолидацию общества в условиях отдаленности территорий.

Народно-инструментальная музыкальная культура - сложный социокультурный феномен. Она задействована во многих сферах общества (бытовой, до-суговой, образования) и на разных этапах истории выполняет разнообразные социальные функции: эстетические, досуговые, просветительские, идеолого-пропагандистские и воспитательные. В системе социальных отношений она выступает как вид художественной деятельности, выявляющий качественное состояние общества, т.е. степень усвоения человеком нравственных ценностей, которые определяют поступки и поведение2.

Являясь неотъемлемой частью отечественной музыкальной культуры, она представляет синтез песенных, инструментальных, театрально-танцевальных традиций в сочетании с профессиональным искусством. Такое совмещение в одном явлении народных традиций и профессионального искусства придает народно-инструментальной музыке новое видение в социально-историческом аспекте, что определило в дальнейшем ее место и роль в развитии отечественной культуры. Мы имеем в виду важнейший аспект проблемы развития российского общества, существующий еще с периода реформ Петра I - разрыв между этнической культурой масс и культурой образованных слоев населения, что в свою очередь высвечивает проблему разобщенности социальных групп. Возникновение в конце XIX в. нового вида музыкальной деятельности народно-инструментального искусства письменной традиции было своего рода ответом на «вызов» истории, который нашел отражение в организации всеобщего музыкального воспитания и просвещения. Народной инструментальной музыке была отведена роль «искусства-посредника» - она являлась важным средством культурного просвещения широких слоев населения.

Народно-инструментальная музыкальная культура рассматривается нами как историческое явление, постоянно изменяющееся в социальном и культурном контексте российского общества. Б.В. Асафьев отмечает: «На все события исторической жизни народа откликается его музыка, всегда чутко следуя за действительностью. .»3.

Обращение к историческому опыту народно-инструментального творчества позволит более объективно представить картину формирования культурного пространства на разных этапах государственной политики, подчеркнуть особенности регионального типа культуры, выявить роль и значение культурных факторов в создании единого общества, в его сохранении и развитии.

Актуальность диссертации определяется слабой изученностью и перспективностью применения систематизированных материалов в качестве источника для решения сложных проблем истории культуры юга Дальнего Востока России.

В дореволюционной историографии по данной проблеме литература представлена в основном в общероссийском аспекте: А. Фаминцын4, Н. Привалов5. В их работах собран и проанализирован огромный фактический материал об истории инструментов русского народа, заложена методология исследования, основанная на этноинструментоведении и фольклористике. В дальневосточной историографии есть лишь упоминания о народных инструментах в работах общего характера. В 1871 г. С. В. Максимов в своей книге «На Востоке» отметил, что «великорусский люд» в период переселения не забывал свои родные инструменты и «перенес свои затеи на чужую землю»6. Сохранились данные о музыкальных инструментах аборигенного населения: А.П. Сильницкий7, С. Браиловский8, Л.И. Шренк9.

В советский период внимание исследователей было сосредоточено на общих вопросах истории становления и развития народных инструментов. Это работы A.A. Агажанова «Русские народные инструменты»10, А. Мирека «Из истории аккордеона и баяна»11, коллективный труд «Атлас музыкальных инстру

12 ментов народов СССР» . Итог этноинструментоведческим исследованиям подвел К. Вертков в монографии «Русские народные музыкальные инструменты»13. Концепция К. Верткова аккумулировала основные инструментоведче-ские знания ученых предшествующих лет и задала направление дальнейшим исследованиям народно-инструментальной музыки в контексте исторических процессов развития культуры. Выходят работы, освещающие вопросы исполнительства на русских народных инструментах: Е.И. Максимова' «Оркестры и ансамбли русских народных инструментов»14, Л.Г. Бендерского «Страницы истории исполнительства на народных инструментах»15, В.Б. Попонова «Русская народная инструментальная музыка»16, М.И. Имханицкого «У истоков русской

1 п народной оркестровой культуры» . В 1986 г. под редакцией Б.Б. Грановского

1 о выходит книга «В.В. Андреев. Материалы и документы» . В работе впервые опубликованы архивные источники, письма, свидетельствующие о жизни замечательного музыканта-просветителя, реконструктора русских народных инструментов.

В дальневосточном регионе внимание ученых сосредоточено на изучении музыкальной культуры аборигенов. Этот пласт культуры достаточно исследо

10 01 ван A.M. Айзенштадтом , Ю.И. Шейкиным , H.A. Соломоновой , В.В. Подмаскиным22 и др.

Изучался фольклор русских переселенцев. Внимание ученых акцентировалось на вопросах устного народного творчества (пословицы, поговорки, заговоры). Вопросы народной музыкальной культуры практически не освещались. При рассмотрении жанров частушки, исторической песни, ученых интересовала их содержательная сторона. Лишь в некоторых работах мы находим упоминания о народных инструментах. В 1929 г. в книге «Русские на Дальнем Востоке: фольклор Приморья» А.П. Георгиевский пишет о народных инструментах: гармошке, народной скрипке, балалайке, гитаре, реже гуслях23.

Имеются сведения о распространении русских народных инструментов в среде аборигенного населения в работах Ч.М. Таксами «Нивхи. Современное хозяйство, культура и быт», Б.М. Росугбу «Малые народности Приамурья в 1959 - 1965 гг.», С.Ф. Карабановой «Танцы малых народов юга Дальнего Востока СССР как историко-этнографический источник», Г.С. Мишурова «Становление и современное развитие художественной самодеятельности народов Приамурья». Ч.М. Таксами отмечает популярность у нивхов русских народных инструментов: балалайки, баяна, гармони, гитары и мандолины, а также свидетельствует о распространении коллективных форм музицирования24. В книге Б.М. Росугбу содержатся сведения о приобщении аборигенного населения к русским народным инструментам через образовательную систему . С.Ф. Кара-банова в своей монографии отмечает, что в советское время в музыкальном оформлении танцев произошло вытеснение традиционных ударных инструментов коренного населения и замена их современными: баяном, аккордеоном, фортепиано26, что является свидетельством использования русских народных инструментов для выражения музыкального искусства аборигенов. Вопросам самодеятельного музыкального творчества народов Приамурья посвящена диссертация Г.С. Мишурова. В ней мы находим подтверждение того, что русская народная музыка получила широкое развитие в рамках самодеятельного творчества и выполняла при этом просветительскую функцию, приобщая аборигенное населения к русским инструментам и инструментам европейской музыкальной традиции27.

Проблемам культурного строительства в Дальневосточном регионе посвящены две работы М.С. Кузнецова «Борьба партийных организаций Дальнего

Востока за становление советской культуры (1928 - 1937 гг.)» и «Борьба партийных организаций Дальнего Востока за становление советской культуры (1922 - 1927 гг.)». В монографиях автор уделяет внимание роли дальневосточной партийной организации в деле становления культурной жизни в 20 - 30-е гг., отмечает разнообразие самодеятельных форм творчества, среди которых бытовала и народно-инструментальная музыка. Данные работы содержат фактический материал, касающийся участия инструментальных коллективов в

28 краевых смотрах и олимпиадах .

В 1982 г. выходит монография В.К. Галахова «Искусство балалаечников

29

Дальнего Востока» , посвященная народно-инструментальному творчеству. В ней дается характеристика музыкантам-балалаечникам, репертуару, отмечается преемственность исполнительства, обращается внимание на региональные особенности инструментальной музыки, обусловленные спецификой заселения региона.

Искусствовед Ю.Г. Ястребов выпускает книгу «Уральское трио баянистов»30. Работа посвящена первому профессиональному коллективу музыкантов-народников, чья творческая биография начиналась на Дальнем Востоке.

Первой попыткой дать общую картину состояния народного инструментального творчества в Приморском крае в 1980-е гг. является работа «Напевы звонких струн»31. В книге Г.Я. Низовского и В.Т. Семененко даются сведения об ансамблях и оркестрах народных инструментов.

Существенным дополнением к более полному раскрытию проблемы послужили работы дальневосточных ученых, в которых рассматриваются общие вопросы культурного строительства. Хотя эти работы и не содержат конкретной информации по народно-инструментальной музыке, они воссоздают картину культурного пространства. В.Г. Щебеньков акцентировал свое внимание на развитии культуры дооктябрьского периода, но, к сожалению, представил Дальний Восток как отсталую провинцию . Культурным преобразованиям на селе посвящены статьи Е.А. Лыковой33, Н.Г. Кулинич34. Данные статьи лишь косвенно затрагивают рассматриваемую проблему: в них содержится материал, который позволяет выявить роль партийных и государственных структур в развитии музыкальной культуры в советский период.

В сборниках научных трудов: «История культуры Дальнего Востока СССР XVII - XX вв. Дооктябрьский период», «История культуры Дальнего Востока СССР XVII - XX вв. Советский период», подготовленных Институтом истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока, рассматриваются вопросы историографии и методологии исследования истории культуры, основные формы бытования культуры, их роль в художественной жизни дальне-восточников3\ К сожалению, среди этих работ отсутствуют статьи, касающиеся заданной проблематики. В коллективной монографии «История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII в. - февраль 1917 г.)» имеется раздел «Литература и театр», в котором лишь затронуты вопросы профессиональной музыкальной культуры36.

Исследования истории народно-инструментальной музыки активизировались в постсоветский период. В общероссийском аспекте продолжается изучение вопросов исполнительства на русских народных инструментах (Л.Г. Бен-дерский «Киевская школа воспитания исполнителя на народных инструментах)37.

В монографии В. Вольфович «Русские национальные музыкальные инструменты: устные и письменные традиции» отмечаются особенности и сложности развития народной музыкальной культуры в XX в., которые обусловлены существованием двух форм - устной и письменной. A.A. Банин в книге «Русская инструментальная музыка фольклорной традиции»39 представляет общую историко-культурную характеристику народных инструментов, а также рассматривает очерк истории изучения этих инструментов.

К концу XX столетия появляются первые попытки осмыслить проблемы теории исполнительства на народных инструментах, социологические аспекты их бытования. Это, прежде всего, работы Д.И. Варламова «Народность музыкального творчества как социокультурный феномен в общественном сознании россиян» и «Метаморфозы музыкального инструментария: Неофилософия народно-инструментального искусства XXI века»40.

Появляются работы комплексного (как синтез русской национальной традиции и академического искусства) изучения русских народных инструментов, вошедших в систему академического исполнительства. Это работа доктора искусствоведения М.И. Имханицкого «История исполнительства на русских народных инструментах»41. Таким образом, изучение русской народно-инструментальной музыки в постсоветский период стало рассматриваться более широко. Наблюдается тенденция перехода от частных вопросов искусствоведческого плана к вопросам концептуального характера. Ученые подошли к осознанию необходимости изучения народно-инструментальной музыки как социокультурного феномена.

На Дальнем Востоке выходят работы, в которых содержатся краткие сведения об инструментальных коллективах (дуэтах, ансамблях, оркестрах народных инструментов), отдельных исполнителях. Работа Г.Я. Низовского «Современное народно-инструментальное исполнительство Приморья»42 включает в себя частичные сведения из предыдущего сборника, а также дополняется информацией о конкурсах и фестивалях, способствующих росту профессионального мастерства исполнителей. Книга содержит ценные сведения об исполнителях на народных инструментах, отмеченных наградами на конкурсах и фестивалях Дальнего Востока, что свидетельствует о новой качественной ступени в развитии исполнительства на народных инструментах. В 1999 г. Г.Я. Низов-ский выпускает книгу «Баянисты и аккордеонисты Приморского края». Это справочное издание, которое включает краткие сведения об исполнителях, их участии в Международных и Всесоюзных конкурсах и фестивалях43.

В 1994 г. выходит книга педагога-музыканта из г. Благовещенска В.И. Гора «Русские инструменты в Приамурье». Автор показывает развитие народных инструментальных ансамблей, оркестров 20 - 40-х гг. XX в. и на современном этапе. Дает характеристику самодеятельным творческим коллективам средних и высших учебных заведений, детских музыкальных школ, широко освещает вопросы подготовки исполнителей на народных инструментах, конкурсы, фестивали, проводимые в Приамурье в разное время44.

Работа Е.П. Каргополова «И на волне звезды сиянье.» посвящена творческой деятельности Светланы Поповой, солистки ансамбля народных инструментов «Коробейники» г. Хабаровска. В 1997 г. выходит вторая книга Е.П. Каргополова «И брызжет солнце горстью.», в которой рассказывается о дальневосточном музыканте Арсении Васильевиче Васильеве. Книга содержит исторические сведения из семейного архива, касающиеся развития народно-инструментального исполнительства на Дальнем Востоке45.

Людям, чья творческая деятельность оказала значительное влияние на формирование культуры края, посвящена книга A.A. Никитина «Музыканты Дальнего Востока. Хабаровский край»46. В ней дается творческая характеристика пианистам, скрипачам, музыкантам-народникам, в том числе аккордеонисту В.Я. Блинкову, баянисту В.А. Никиточкину.

Появляются работы, связанные с решением профессионального образования по народно-инструментальной музыке. В честь 30-летия Хабаровского государственного института искусств и культуры выпущен сборник, где помещена статья Б.В. Панкова «Есть такая кафедра». Она содержит материал о кафедре народных инструментов: о научно-исследовательской работе, о педагогах кафедры и ее первых выпускниках47. Книга В.Т. Романова «Струн вещих пламенные звуки (Из истории становления музыкально-педагогического факультета ХГИИК)» также затрагивает вопросы развития образовательной системы высдо шего звена в г. Хабаровске .

Активизировалось внимание к дальневосточной исполнительской школе и со стороны таких известных в европейской части России исследователей народно-инструментальной музыки, как А.П. Басурманов и А.И. Пересада. А.И. Пересада выпускает ряд работ: «Справочник домриста», «Оркестры и ансамбли русских народных инструментов», в которых содержатся сведения о дальневосточных музыкантах. Это Е.Т. Журба49 из г. Хабаровска и Владивостокские исполнители, составляющие инструментальное трио Академии искусств, С.И. Арбуз, А.К. Капитан, Н.В. Ляхов50. Интересные факты представлены в работе

А.И. Пересада «А. Доброхотов» о балалаечнике А.Д. Доброхотове, который сыграл важную роль в формировании народно-инструментального исполнительства на Дальнем Востоке в 1918 - 1920-х гг. Значительный творческий след оставил этот музыкант и в культуре русского зарубежья51.

Работа А.П. Басурманова «Баянное и аккордеонное искусство. Справочник» содержит краткие биографические данные о видных музыкальных деятелях Дальнего Востока: П.И. Гертере, Г.Я. Низовском, В.Т. Семененко, Ю.Г. Ястребове и др. Эти талантливые, высокопрофессиональные музыканты стояли у истоков советской дальневосточной школы народно-инструментального исполнительства52.

Впервые с конца 1990-х гг. в печати начинает подниматься тема культурной эмиграции. Из работ В.Ф. Печерицы «Духовная культура русской эмиграции в Китае»53 и A.A. Хисамутдинова «По странам Рассеяния», «Российская эмиграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Америке: Библиографический словарь»54 мы узнаем фамилии музыкантов-народников, чья творческая деятельность оставила след в культурной жизни русского зарубежья.

Заметно возросло число работ по данной проблеме и на страницах научных периодических изданий. Статьи Е.А. Белашовой посвящены участию дальневосточных музыкантов-народников в конкурсных программах55.

О функционировании народно-инструментального исполнительства в новых экономических условиях сообщается в статьях Г.Я. Низовского56, В.Т. Романова57, Н.Ф.Семеновой58.

Развитию народно-инструментального исполнительства на Дальнем Востоке в начале,XX в., 20 - 30-х гг. посвящены статьи Н.И. Засуха59, В.А. Королевой и Е.А. Белашовой60, Е.А. Белашовой и A.B. Шпак61.

О.В. Семенов поднимает проблему формирования на Дальнем Востоке традиционного инструментального ансамбля62.

Б.В. Панков публикует в журнале «Народник» статьи о творчестве музыкантов-народников г. Хабаровска: «Баянист из Хабаровска В.А. Никиточкин», «Рад скомрах о своих домрах. (К 60-ти летию известного педагога-исполнителя на Дальнем Востоке - домриста М.А. Филиппова)»63.

О влиянии российской баянной школы на развитие баянного исполнительства в Китае пишет в своей статье А.К. Капитан64.

И.В. Барашок рассматривает народно-инструментальное исполнительство как одно из направлений любительского искусства, а также формирование народно-инструментальной музыки в дореволюционный период65.

О развитии русской народно-инструментальной традиции в Австралии на современном этапе рассказывает Г.И. Каневская 66.

В постсоветский период наметились новые тенденции в развитии исторической науки. Это связано с изменением модели российского государства, что в свою очередь привело к многообразию теоретико-методологических подходов. Возрастает интерес к истории культуры. Дальневосточный ученый И.Г. Стрю-ченко в работе «Культура и исторический процесс» рассматривает вопросы истории, теории и методологии культуры67. Под руководством И.Г. Стрюченко в 1998 г. выходит сборник «История культуры Дальнего Востока России XVII -начала XX века» первое учебное пособие по истории культуры Дальнего Востока, где освещаются вопросы общей и художественной культуры, в частности музыкальной68.

В монографии С.Б. Белоглазовой «Культура Дальнего Востока России в условиях общественных трансформаций 20 - 30-х годов XX в.» внимание уделено вопросам государственной политики в области образования, становления системы культурно-политического просвещения и художественной жизни в регионе69. К сожалению, в указанных работах сведений по заявленной проблеме нет.

Дальневосточных ученых привлекают вопросы истории музыкальной культуры. Защищены диссертации В.А. Королевой «Музыкальная культура юга

7 П

Дальнего Востока России 1917 - 1929 гг.» , В.П. Матвейчуком «Военные оркестры на Тихоокеанском флоте и развитие музыкальной культуры Дальнего

71

Востока» , С.А. Монаховой «Гастрольно-концертная жизнь юга Дальнего Востока России (1895 - февраль 1917 г.)» 72, Т.В. Марчишиной «История профессионального музыкального образования на юге Дальнего Востока России (1880 - 1970 гг. )»73. Все перечисленные работы в основном посвящены профессиональной музыкальной культуре европейского направления, и в них лишь упоминается о присутствии в культурном пространстве народно-инструментальной музыки. В научных трудах В.А. Королевой «Хроника культурной жизни Владивостока 1917 - 1922 гг.: Музыка. Театр. Кино» и «Хроника культурной жизни Владивостока 1923 - 1929 гг.: Музыка. Театр. Кино» мы находим документальное подтверждение функционирования народно-инструментальной музыки в культурной жизни города74. Монография В.А. Королевой «Музыкальная культура Дальнего Востока России: На рубеже эпох (1880-е - 1917) - (1917 -1920-е)» - первая работа, в которой рассматривается развитие региональной музыкальной культуры в контексте культурно-исторического процесса. Автор отмечает многообразие форм музыкальной деятельности, приводит отдельные факты функционирования в культурном пространстве народно-инструментальной музыки, но акцентирует свое внимание на профессиональном направлении европейской традиции75.

Как видим, за последние годы число работ по народно - инструментальной музыке заметно возросло. Наиболее изученными оказались следующие стороны заявленной проблемы:

1. Вопросы народно-инструментального исполнительства 80 - 90-х гг.

2. Творческая деятельность дальневосточных музыкантов-народников.

3. Система музыкального образования с позиции народно-инструментальной музыки.

В разнообразной литературе по вопросам культуры народов Дальнего Востока содержатся краткие сведения о распространении русских народных инструментов в среде аборигенного населения. Наметилась тенденция изучения развития народно-инструментального творчества в условиях русского зарубежья.

В литературе, так или иначе связанной с указанной темой, можно выделить несколько периодов, различающихся хронологическими особенностями, тематикой и глубиной изучения.

Первый период представлен малочисленными работами конца XIX - начала XX вв. Он характеризуется своей описательной направленностью. По своей форме это в основном свидетельства писателей, журналистов, музыкантов, наблюдавших быт и культуру переселенцев. Во всех трудах этого периода сведения о народно-инструментальной музыке фрагментарны.

Второй период включает в себя большое количество трудов советского времени. Их можно представить в виде двух разделов. Первый - работы описательного характера, содержащие конкретный исторический материал. Второй -монографии и статьи, в которых исследуются отдельные стороны культуры региона.

К третьему периоду можно отнести работы постсоветского времени. Все материалы эт'ого периода дают возможность сравнительного изучения отдельных аспектов, которые имеют по большей части значение источника.

В целом можно констатировать, что сведения о распространении и популярности народно-инструментальной музыки среди населения сел и городов характеризуют становление и развитие в культуре юга Дальнего Востока этого вида музыкальной деятельности.

Источником для диссертации послужили материалы из архивов Приморского и Хабаровского краев, Амурской области и Российского государственного исторического архива Дальнего Востока, которые представлены в отчетах, приказах, директивных указаниях, справках, планах, информационно-методических бюллетенях, характеристиках, переписках и т. д. Мы находим свидетельства о функционировании народно-инструментальной музыки в программах концертов, афишах, грамотах, дипломах, иллюстрациях.

В документах архивов за 20 - 30-е гг. XX в. содержатся сведения о функционировании ансамблей, оркестров народных инструментов в кружках художественной самодеятельности при рабочих клубах. Например, из протоколов заседаний Президиума ЦК Союза связи фонда Р-2300 Хабаровского районного управления профсоюза работников связи за 1923 г. мы узнаем о существовании струнного оркестра клуба Нарсвязи им. комиссара Нечвоглада76. Помимо клубной формы работы музыкальное просвещение населения осуществлялось и путем введения обучения на народных инструментах в стенах образовательных учреждений. В Государственном архиве Амурской области хранятся протоколы заседания педагогического совета Благовещенского училища за 1925 - 1926 гг., где сообщается о нагрузке педагога С.П. Кавуза, который руководил в училище оркестром народных инструментов77.

Активизации самодеятельного творчества, а соответственно, и народно-инструментальной музыки, способствовала организация музыкальных олимпиад, конкурсов, смотров, которые осуществлялись под непосредственным руководством партийных и государственных органов. Заинтересованность партийных органов в развитии данного вида музыкальной деятельности просматривается во многих архивных документах, представленных аналитическими справками, где отмечается необходимость создания оркестров народных инструмен

7п тов , проявляется в централизованном обеспечении музыкальных кружков комплектами народных инструментов79. Под непосредственным руководством партийных и профсоюзных органов велась организация смотров художественной самодеятельности, проведение которых возобновилось сразу после окончания войны.

Анализ архивных документов Г АПК за 50-е гг. дает ясную картину развития народно-инструментального исполнительства в крае. Данный вид народного творчества пользовался популярностью, о чем свидетельствуют функционировавшие буквально во всех городских клубах кружки баянистов, ансамбли народных инструментов, что видно из отчетов о работе клубов г. Владивостока за 1947 - 1956 гг.80, материалов о культурно-просветительных учреждениях

Я1

Приморского края за 1953 - 1958 гг. , текстовых отчетов о работе краевого

82

Дома народного творчества за 1952 - 1958 гг.

Творческие отчеты Приморской и Хабаровской филармонии, концертные программы и репертуарные листы свидетельствуют о популяризации народно-инструментальной музыки путем организации гастрольных концертов лучших коллективов страны (оркестр народных инструментов им. Н.П. Осипова, оркестр народных инструментов Молдавской АССР, ленинградский ансамбль гусляров)83.

Радиокомитеты, начавшие свою работу в дальневосточных городах, расширили границы проникновения народного инструментализма в жизнь дальневосточников. Подтверждение мы находим в документах хабаровской радиове

84 щательной станции за 1929 - 1930-е гг , в материалах Приморского краевого

Of радиокомитета за 1938 - 1940-е гг. Микрофонные материалы за 50-е гг. отдела радиоинформации сохранили сведения о функционирующем при радиокомитете небольшом оркестре народных инструментов под управлением Н.П. Алек

О/Г сандрова, а также о солистах-баянистах В. Кабанове и В. Малахове .

При анализе архивных документов ясно просматривается подготовка кадров. Об этом свидетельствуют справки крайкомов о работе клубов и других on культпросветучреждений за 1951, 1955 гг. фонда Крайсовпрофа , отчеты, по справки о работе ДНТ (1948 - 1952 гг.) фонда Р-1812 , отчеты Хабаровской культпросветшколы за 1955 - 1956 гг., 1957 - 1958 гг. фонда Р-1690 Хабаров

89 ского управления культуры . Документы Владивостокского музыкального училища за 1958 - 1965 гг. высвечивают данную проблему, которая в первые годы функционирования музыкального училища отражала качественный аспект подбора абитуриентов90.

Основной массив анализируемых архивных документов за 60-е гг. представлен фондами музыкальных учебных заведений. Это ГААО фонд Р-1509 -Благовещенское музыкальное училище, ГАХК фонд Р-782 - Хабаровский государственный институт искусств и культуры, ГАПК фонд Р-1566 - Дальневосточный педагогический институт искусств, фонд Р-1406 - музыкальное училище г. Владивостока. Данные фонды содержат отчеты об учебной деятельности, планы, протоколы заседаний кафедр и отделений народных инструментов, приказы министра культуры РСФСР, относящиеся к деятельности институтов. Этот материал позволил реконструировать процесс становления, развития музыкального образования. Появилась возможность восстановить имена людей, чья творческая деятельность оставила заметный след в истории дальневосточной музыкальной культуры. Система музыкального образования способствовала качественному росту творческих коллективов, развивающих народно-инструментальную музыку. Преподавательский состав кафедр народных инструментов проводил в городах Дальнего Востока концертную деятельность91, оказывал методическую помощь коллективам художественной самодеятельно

92 сти .

Анализ документов ГАХК фонда Р-1812 - Дом народного творчества, Р-1690 - Хабаровское управление культуры, ГАПК фонд Р-1623 - краевой Дом самодеятельного творчества, представленных отчетами, характеристиками, справками о работе любительских коллективов, свидетельствует об активном развитии в 70-е гг. художественной самодеятельности. Каждое крупное предприятие должно было иметь творческие коллективы, принимать участие в

93 смотрах и конкурсах . При высших учебных заведениях функционировали факультеты общественных профессий (ФОПы) 94. Смотры, конкурсы, фестивали приурочены были к знаменательным событиям. Количество коллективов и, соответственно, участников резко возрастало в период проведения данных мероприятий95. Архивные материалы за 80-е гг. свидетельствуют об активном развитии народно-инструментального исполнительства как в русле культурно-просветительной работы (самодеятельное творчество), так и в профессиональной деятельности.

Опубликованные источники, используемые в работе - это в основном партийные и профсоюзные документы. Они позволили определить отношение государственной власти, партийных органов и профсоюзных организаций к проблемам и перспективам развития художественной культуры.

Таким образом, картина развития и функционирования инструментальной музыки в 20 - 50-х гг. раскрывается на материалах дальневосточных государственных архивов, собранных по крупицам. Архивные материалы позволили реконструировать и историю музыкального образования, исполнительства, осветить вопросы гастрольно-концертной деятельности.

Существенным дополнением в изучении данной проблемы явилась периодическая печать. Сведения в печати дореволюционного периода носят в основном рекламно-информационный характер и дают представление о становлении гастрольно-концертного и досугового направления народно-инструментальной музыки в культуре дальневосточных городов96. Периодическая печать советского времени содержит многочисленные сведения о развитии организованной самодеятельности, в рамках которой функционировала народно-инструментальная музыка. Это обзорные статьи о смотрах, фестивалях самодеятельного творчества, о творческих коллективах, в том числе и об оркестрах, ансамблях народных инструментов, отзывы слушателей о концертных вы

07 ступлениях, фоторепортажи . Все это позволило воссоздать «духовную атмосферу» 50-х - 80-х гг. - периода интенсивного развития народно-инструментальной музыки. Ценным источником являются аудиозаписи, видеозаписи, фотографии из семейных архивов, воспоминания информантов.

С середины 1980-х гг. студенты-выпускники Дальневосточного педагогического института искусств начинают проявлять интерес к истории кафедры

98 народных инструментов . История народного исполнительства в Хабаровском крае находит отражение в дипломных работах выпускников Института культу

99 ры и искусства .

В целом в современной отечественной историографии создана необходимая теоретическая и эмпирическая база для рассмотрения роли народно-инструментальной музыки в становлении и развитии культуры юга Дальнего Востока. Анализ литературы и источников показывает возможность глубокого изучения социального статуса народной музыки.

Объектом данного исследования является культурно-историческая действительность юга Дальнего Востока в рамках государственной политики конца XIX в. - начала 90-х гг. XX в.

Предмет - функционирование и становление народно-инструментальной музыкальной культуры юга Дальнего Востока в конкретных исторических условиях.

Цель исследования. На основе изучения и ретроспективного анализа архивных и печатных источников, музейных коллекций, иллюстраций, свидетельств информантов воссоздать полноценную картину зарождения, становления и развития народно-инструментальной музыкальной культуры юга Дальнего Востока на фоне исторических событий.

В соответствии с поставленной целью решаются следующие задачи:

- выявить основные факторы, которые повлияли на формирование данного вида музыкальной деятельности в указанные хронологические рамки;

- изучить общие закономерности и особенности развития дальневосточной народно-инструментальной музыкальной культуры в сравнении с общероссийскими;

- рассмотреть основные этапы формирования народно-инструментальной музыки в дальневосточном регионе;

- определить формы функционирования данного феномена в определенных исторических условиях;

- показать роль общества и государства в становлении и развитии указанного вида музыкальной деятельности на разных исторических этапах;

- представить народно-инструментальную музыку как часть региональной культуры.

Хронологические рамки исследования: конец XIX в.- начало 90-х гг. XX в. Широкие хронологические рамки исследования позволяют с наибольшей объективностью проследить динамику народно-инструментальной музыки. Материалы этого периода дают возможность выявить основные особенности и тенденции на разных этапах развития. В конце XIX в. на юге Дальнего Востока закладываются основы русской профессиональной музыкальной культуры (оркестровой, хоровой, вокальной, фортепианной) и происходит становление традиционного народного творчества, исследование которого показывает как зарождались основы русского народно-инструментального исполнительства. К началу 90-х гг. XX в. изучаемый феномен достигает высот профессионального мастерства, занимает равноправное место среди других форм музыкальной практики, получает популярность в среде дальневосточного населения независимо от социальной и национальной принадлежности.

Территориальные рамки исследования соответствуют традиционному делению Дальнего Востока на южную и северную части. В работе внимание сосредоточенно на южной части дальневосточных окраин как наиболее развитых в экономическом и культурном отношении. Из территорий бывшего Приамурского генерал - губернаторства (Забайкальская, Амурская, Приморская области) в исследование включены Амурская и Приморская области, что соответствует современным территориям Хабаровского и Приморского краев, Амурской области. Территориальные рамки расширены зоной КВЖД, так как в дореволюционный период она входила в единое культурное пространство Дальнего Востока.

Методологическая основа исследования. Создать полную картину о том или ином культурном процессе возможно лишь опираясь на комплексный анализ, используя общенаучную и частную конкретнонаучную методологию, при которой основой изучения является цивилизационная концепция, подчеркивающая определяющую роль культурных факторов в жизни общества. Учитывая сложность феномена «культура», которая представляет собой эволюционирующую систему, в работе используется методология системного подхода

100 п При этом важнейшее значение имеет принцип историзма в понимании диалектики культурных процессов.

Многомерность социального пространства детерминирует наличие разных социальных групп с соответствующими субкультурами, которые оказывают, каждая по-своему, влияние на развитие культуры общества. В большей степени внимание ученых акцентировалось на творческой деятельности представителей привилегированных слоев, что является недостаточным для создания объективной картины состояния культуры общества. Вот почему столь важно обращение к данной проблеме, в которой прямо или косвенно отразилось ми-ровидение «низшего» социального слоя. Отсюда вытекает основной методологический принцип теории социокультурной стратификации, согласно которой история есть «рост разнообразных отношений, социальных групп, образов жизни, индивидуальностей»101. Теория социокультурной стратификации теснейшим образом связана с концепцией ментальностей, представляющей дифференцированную картину эмоционального мира людей, принадлежащих разным социальным группам. Народно-инструментальная музыка выступает в качестве «инструментария ментальности»102 крестьян, рабочих.

Музыка как одна из подсистем культуры требует особого подхода в решении проблем, поэтому автор использует конкретнонаучную методологию ученого музыковеда Б.В. Асафьева «Теория музыкально-исторического процесса как основа музыкально-исторического знания». Согласно данной теории, музыка рассматривается как часть общей культуры и истории государства. Функционирование музыкальной культуры как процесса представляет собой смену «интонационных пластов», каждый из которых заключает в себе особенности той или иной эпохи103. «Интонационным пластом» послеоктябрьской России явилась организованная художественная самодеятельность. В коллективном труде Института искусствоведения она предстает как часть институализиро-ванной культуры, оказывающей воздействие на сознание народа, и как «культурно-экологическая ниша». Монография способствует более полному освещению заявленной темы104. Народно-инструментальная музыка получает активное развитие в системе организованной самодеятельности.

Методы исследования. Автор диссертации руководствовался основными методами, применяемыми в исторической науке:

- системно-информационным методом, который позволил рассматривать историю народно-инструментальной музыки комплексно во взаимосвязи с политическими, экономическими, этническими и социальными изменениями, используя всю накопленную за последние годы информацию;

- сравнительно-историческим методом, применяемым -для выявления общих и специфических черт развития инструментальной музыки в европейской части страны и в условиях дальневосточного региона;

- ретроспективным методом при реконструкции народно-инструментальной музыки юга Дальнего Востока; - методом респондентского опроса, который позволил воссоздать объективную картину состояния духовной жизни общества 50 - 60-х гг.

Научная новизна работы определяется рядом конкретных положений:

1. Исследуется русская народно-инструментальная музыкальная культура юга Дальнего Востока России как самостоятельная проблема.

2. В дальневосточной историографии дается цельная картина развития народно-инструментальной музыки юга Дальнего Востока, охватывающая большой исторический период (конец XIX в. - начало 90-х гг. XX в.)

3. Впервые затронута тема развития народно-инструментальной музыки в зоне КВЖД и ее социально-культурная роль в условиях русской эмиграции.

4. Вводится в научный оборот значительная часть источников, благодаря чему стало возможным комплексное описание исследуемого феномена.

5. Народно-инструментальная музыка рассматривается как сфера духовного освоения жизненного пространства, способствующая социальному и культурному развитию.

6. Работа является существенным дополнением в историю музыкальной культуры Дальнего Востока.

Научно - практическая значимость исследования. Создана обобщающая работа по истории народно-инструментальной музыки как одной из главных составляющих социально-культурной жизни юга Дальнего Востока. Результаты исследования могут быть использованы в разработке программ по инструментальному исполнительству отделений народных инструментов при музыкальных училищах, училищах культуры, а также в ХГИИК и Академии искусств. Народно-инструментальная музыка - неотъемлемая часть культурной жизни, следовательно, и материалы диссертации служат существенным дополнением истории культуры региона.

Апробация результатов исследования осуществлена в ряде публикаций. Основные выводы и положения диссертации изложены в сообщениях и докладах научных конференций: «Сибирь и Дальний Восток: диалог истории и антропологии» (Владивосток 30 ноября - 1 декабря 2004 г.), региональная научно-практическая конференция, посвященная 115-летию Приморского государственного объединенного музея им. В.К. Арсеньева (Владивосток, 28 - 29 сентября 2005 г.), IV Международная научно-практическая конференция «Российский Дальний Восток и интеграционные процессы в АТР: политико-экономические и социально-культурные проблемы» (Владивосток, 22 марта 2006 г.), VIII Международная научно-методическая конференция «Проблемы славянской культуры и цивилизации» (Уссурийск, май 2006 г.), Международная научная конференция «Тихоокеанская Россия в истории российской и восточно-азиатских цивилизаций» (V Крушановские чтения) (Владивосток, 14-16 июня 2006 г.), VII Янковские чтения (Владивосток, 29-30 сентября 2006 г.), V Международная научная и научно-практическая конференция «Российский Дальний Восток и интеграционные процессы в АТР: политико-экономические и социально-культурные проблемы» (Владивосток, 29 марта 2007 г.).

Материалы диссертационной работы использовались при составлении и чтении лекций по проблемам народной культуры в Институте усовершенствования и переподготовки учителей г. Владивостока, а также на уроках мировой художественной культуры в курсе «Мир народной культуры» МОУ СОШ № 73 г. Владивостока.

1. Сорокин Питирим. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992. С. 429.

2. См.: Каган М.С. Человеческая деятельность. М.: Политиздат, 1974. С. 125; Гриффен JI.A. Общественный организм (введение в теоретическое обществоведение). Киев: ЭКМО, 2005. Изд. 2. С. 209.

3. Асафьев Б.В. О народной музыке / Сост. И. Земцовский, А. Кунанбаева. Ленинград, 1987. С. 17.

4. Фаминцын А. Домра и сродные ей танбуровидные инструменты русского народа. СПб., 1891.

5. Привалов Н. Танбуровидные музыкальные инструменты // Известия С-Петербургского общества музыкальных собраний. СПб., 1905. Вып. 6.

6. Максимов C.B. На Востоке. Поездка на Амур. Дорожные заметки и воспоминания. СПб: Изд. книготорговца C.B. Звонарева, 1871. Изд. 2. С. 284.

7. Сильницкий А.П. Быт гиляков на низовьях Амура. Хабаровск, 1896. С. 5.

8. Браиловский С. Тазы или удихэ // Живая старина, 1901. Вып. II. С. 142 -143.

9. Шренк Л.И. Об инородцах Амурского края: Этнографическая часть. Вторая половина: Основные черты семейной, общественной и внутренней жизни. СПб., 1903. Т. 3. С. 48-51.

10. Агажанов А. А. Русские народные инструменты. М.: Музыка, 1949. 50 с.

11. Мирек А. Из истории аккордеона и баяна. М.: Музыка, 1967. 194 с.

12. Атлас музыкальных инструментов народов СССР / К. Вертков, Г. Благода-тов, Э. Язовицкая. М.: Музыка, 1975. 399 с.

13. Вертков К. Русские народные музыкальные инструменты. М., 1975. 279 с.

14. Максимов Е. Оркестры и ансамбли русских народных инструментов. М.,

1983. 152 с.

15. Бендерский Л.Г. Страницы истории исполнительства на народных инструментах. Свердловск: Средне-Уральское кн. изд-во, 1983. 112 с.

16. Попонов В.Б. Русская народная инструментальная музыка. М.: Знание,

1984. 112 с.

17. Имханицкий М.И. У истоков русской народной оркестровой культуры. М.: Музыка, 1987. 190 с.

18. Андреев В.В. Материалы и документы / Сост., текстолог, подготовка, примеч. Б.Б. Грановского. М.: Музыка, 1986. 381 с.

19. Айзенштадт А.М. Музыкальный фольклор народностей нижнего Приамурья: Автореф. дис. канд. искусствоведения. Л., 1965. 26 с.

20. Шейкин Ю.И. Особенности развития музыки удэ и других народов Приамурья (традиционных фольклор и художественная самодеятельность) // Народная музыка СССР и современность. Ленинград, 1982. С. 73; Он же. Задачи изучения музыкального фольклора коренного населения Приморья // Традиции и современность в культуре народов Дальнего Востока. Владивосток, 1983. С. 63 - 70; Он же. Практика традиционного музицирования удэ на однострунном смычковом инструменте // Народные музыкальные инструменты и инструментальная музыка: в 2-х частях / Ред.- сост. И. Ма-циевский. М., 1987. Ч. II. С. 137- 148.

21. Соломонова H.A. Музыкальный фольклор нанайцев, ульчей, нивхов. (Музыкально-этнографический очерк): Автореф. дис. . канд. ист. наук. М., 1981.25 с.

22. Подмаскин В.В. Музыкальные инструменты удэгейцев // Национальные традиции в культуре народов Дальнего Востока. Владивосток: ДВО АН СССР, 1987. С. 27 - 37; Он же. Духовная культура удэгейцев XIX - XX вв. Историко-этнографичские очерки. Владивосток: ДВГУ, 1991. С. 62 - 72.

23. Георгиевский А.П. Русские на Дальнем Востоке: Фольклор Приморья. Владивосток, 1929. Вып. 4. С. 13.

24. Таксами Ч.М. Нивхи. Современное хозяйство, культура и быт. Ленинград: Наука, 1967. С. 258.

25. Росугбу Б.М. Малые народности Приамурья в 1959 - 1965 гг. Хабаровск, 1976. С. 143, 183.

26. Карабанова С.Ф. Танцы малых народов юга Дальнего Востока СССР как историко-этнографический источник. М.: Наука, 1979. С. 100.

27. Мишуров Г.С. Становление и современное развитие художественной самодеятельности народов Приамурья: Автореф. дис. . канд. пед. наук. Л., 1980. 17 с.

28. Кузнецов М.С. Борьба партийных организаций Дальнего Востока за становление советской культуры (1928 - 1937 гг.). Томск, 1971. С. 290 - 300; Он же. Борьба партийных организаций Дальнего Востока за становление советской культуры (1922 - 1927 гг.). Томск, 1978. С. 216 -217.

29. Галахов В.К. Искусство балалаечников Дальнего Востока. М.: Советский композитор, 1982. 205 с.

30. Ястребов Ю.Г. Уральское трио баянистов. Владивосток: ДВГУ, 1990. 130 с.

31. Низовский Г.Я., Семененко В.Т. Напевы звонких струн. Владивосток, 1990. 17 с.

32. Щебеньков В.Г. Проблемы истории русской культуры на Дальнем Востоке в эпоху капитализма: Автореф. дис. д-ра ист. наук. Новосибирск, 1975.

33. Лыкова Е.А. Культурные преобразования в дальневосточной деревне в годы гражданской войны и иностранной интервенции // Социально-культурное развитие Дальнего Востока СССР (советский период). Сб. науч. тр. Владивосток, 1986. С. 5.

34. Кулинич Н.Г. Рост культурно-технического уровня рабочего класса Советского Дальнего Востока в годы первых пятилеток (1928 - 1937) // Социально-культурное развитие Дальнего Востока СССР (советский период). Сб. науч. тр. Владивосток, 1986. С. 45.

35. История культуры Дальнего Востока СССР XVII - XX вв. Дооктябрьский период. Владивосток: ДВО РАН СССР, 1989; История культуры Дальнего Востока СССР XVII - XX вв. Советский период. Владивосток: ДВО РАН СССР, 1990. 200 с.

36. История Дальнего Востока в эпоху феодализма и капитализма (XVII в. -февраль 1917 г.). М., 1991. 471 с.

37. Бендерский Л.Г. Киевская школа воспитания исполнителя на народных инструментах. Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1992. 192 с.

38. Вольфович В.А. Русские национальные музыкальные инструменты: устные и письменные традиции. Челябинск, 1995. 184 с.

39. Банин A.A. Русская инструментальная музыка фольклорной традиции. М.: ГЦРФ, 1997. 248 с.

40. Варламов Д.И. Народность музыкального творчества как социокультурный феномен в общественном сознании россиян. Саратов: СПИ, 2000. 128 е.; Он же. Метаморфозы музыкального инструментария: Неофилософия народно-инструментального искусства XXI в. Саратов: Аквариус, 2000. 144 с.

41. Имханицкий М.И. История исполнительства на русских народных инструментах. Учеб. пос. для муз. вузов и уч-щ. М.: РАМ им. Гнесиных, 2002. 351 с.

42. Низовский ГЛ. Современное народно-инструментальное исполнительство Приморья. М., 1993. 62 с.

43. Низовский Г.Я. Баянисты и аккордеонисты Приморья: Справочник. Владивосток: Дальнаука, 1999.104 с.

44. Гора В.И. Русские инструменты в Приамурье. Благовещенск, 1994. 81 с.

45. Каргополов Е. П. И на волне звезды сиянье. 2-е исправленное и дополненное издание. Серия «Жизнь и творчество замечательных дальневосточников». Хабаровск: ХГИИК, 1996. Вып. 1. 104 е.; Он же. И брызжет солнце горстью. Хабаровск: ХГИИК, 1997. 111 с.

46. Никитин A.A. Музыканты Дальнего Востока (Хабаровский край). Хабаровск, 2001. С. 29 - 35, 86 - 94.

47. Панков Б.В. Есть такая кафедра // Тридцать лет Хабаровскому Государственному институту искусств и культуры (материалы, исследования, сообщения). Хабаровск, 1998. С. 67 - 77.

48. Романов В.Т. Струн вещих пламенные звуки (Из истории становления музыкально-педагогического факультета ХГИИК). Хабаровск: ХГИИК, 2003. 58 с.

49. Пересада А.И. Справочник домриста. Краснодар, 1993. С. 55.

50. Пересада А.И. Оркестры и ансамбли русских народных инструментов. Международная энциклопедия. М.: ВМО, 2004. С. 293.

51. Пересада А.И. А.Доброхотов. Краснодар, 2001. С. 46.

52. Басурманов А.П. Баянное и аккордеонное искусство. Справочник. М.: Кифара, 2003. С. 41, 110, 125, 139, 161.

53. Печерица В.Ф. Духовная культура русской эмиграции в Китае. Владивосток: ДВГУ, 1999. С. 102.

54. Хисамутдинов А.А. По странам Рассеяния: Монография: в 2 ч. Русские в Китае. Владивосток: ВГУЭС. 2000. 4.1. С. 106; Он же. Российская эмиграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Америке: Библиографический словарь. Владивосток: ДВГУ, 2000. С. 140, 189, 353.

55. Белашова Е.А. Этот великолепный праздник музыки // Народник. 1996. № 2. С. 18-19; Она же. Кубок Дальнего Востока // Народник. 1996. № 4. С. 17 - 18; Она же. Первые Международные конкурсы имени Владислава Золотарева и Георгия Шендерева // Народник. 1998. № 2. С. 1 - 6.

56. Низовский Г.Я., Романов В.Т. Современное народно-инструментальное исполнительство на Дальнем Востоке // Проблемы культуры в условиях Сибири и перестройки. Тез. докл. республиканской науч. конф. Кемерово, 1990. С. 45 - 48; Низовский Г.Я. Конкурсы по видеозаписям // Информация. 1998. №2. С. 27-2 9.

57. Романов В.Т. Современное состояние и перспективы развития народно-инструментального исполнительства в Хабаровском крае (1980 - 1990) // Культура, наука и образование народов Дальнего Востока России и стран АТР: история, опыт, развитие. Хабаровск, 1995. С. 111-114;

58. Семенова Н.Ф. Проблемы развития народно-оркестрового исполнительства на Дальнем Востоке // Культурный облик Хабаровска в XX в. Хабаровск, 1999. С. 113-114.

59. Засуха Н.И. История создания оркестров народных инструментов на Дальнем Востоке в н. XX в. // Музыкальная культура Дальнего Востока и стран АТР: Тез. докл. регион, науч.- практ. конф. М., 1998. С. 32 - 35.

60. Королева В.А., Белашова Е.А. К 300 летию Российского флота. Краснофлотская самодеятельность как оригинальное явление в развитии Дальневосточной народной музыкальной культуры 1930-х годов // Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток-Запад. Владивосток, 1997. Вып. 3-4. С. 84-86.

61. Белашова Е.А., Шпак A.B. Из истории первых Дальневосточных конкурсов исполнителей на русских народных инструментах // Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Материалы науч. конф. Владивосток: ДВГИИ, 1997. С. 81-83.

62. Семенов О.В. Традиционный инструментальный ансамбль в Приморье (по материалам фольклорных экспедиций) // Дни славянской письменности и культуры. Материалы Всероссийской науч. конф. 22 - 23 мая 1998. Владивосток: ДВГТУ, 1998. Ч. 1. С. 31 - 34.

63. Панков Б.В. Баянист из Хабаровска В А. Никиточкин // Народник. 1999. № 1. С. 35 - 38; Он же. Рад скомрах о своих домрах. (К 60-ти летию известного педагога-исполнителя на Дальнем Востоке - домриста М.А. Филиппова) //Народник. 2000. № 1. С. 35-36.

64. Капитан А.К. Конкурс по-Пекински - 2004 // Народник. 2004. № 3. С. 1 - 2.

65. Барашок И.В. Самодеятельное музыкальное творчество русского и аборигенного дальневосточного населения // Россия и АТР. 2005. № 4. С. 59 - 66; Она же. Народно-инструментальное исполнительство в музыкальной культуре юга Дальнего Востока // Проблемы славянской культуры и цивилизации: VIII Междунар. науч.-метод. конф. Уссурийск: УГПИ, 2006. С. 335 -337; Она же. История музыкальной культуры Дальнего Востока России. (Исполнительская деятельность на народных инструментах) // Векторы культуры Тихоокеанской России: история и современность: сб. науч. тр. Владивосток: Дальнаука, 2006. Вып. 1. С. 319-324.

66. Каневская Г.И. Русская песня в чужой стороне. (Из музыкальной жизни русских австралийцев второй половины XX в.) // Дальний Восток России в системе международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе: история, экономика, культура (Третьи Крушановские чтения, 2003 г.). Владивосток: Дальнаука, 2006. С. 608 - 616.

67. Стрюченко И.Г. Культура и исторический процесс. Этюды теории. Владивосток: ДВГУ, 1998. 110 с.

68. История культуры Дальнего Востока России XVII - XX в. Учеб. пос. / И.Г. Стрюченко, Н.В. Кочешков, В.Я. Гирийчук, Л.Е. Фетисова, Е.М. Предат ченко. Владивосток: ДВГУ, 1998. 300 с.

69. Белоглазова С.Б. Культура Дальнего Востока России в условиях общественных трансформаций 20 - 30-х годов XX в. Очерки истории. Владивосток: Дальнаука, 2001. 194 с.

70. Королева В.А. Музыкальная культура юга Дальнего Востока России 1917 -1922 гг. Очерки истории: Дис. канд. ист. наук. Владивосток, 1996. 355 с.

71. Матвейчук В.П. Военные оркестры на Тихоокеанском флоте и развитие музыкальной культуры Дальнего Востока: Автореф. дис. . кан. искусствоведения. М., 1996. 26 с.

72. Монахова С.А. Гастрольно-концертная жизнь юга Дальнего Востока России (1895 - февраль 1917 г.): Дис. . канд. ист. наук. Владивосток, 1999. 229с.

73. Марчишина Т.В. История профессионального музыкального образования на юге Дальнего Востока России (1880 - 1970 гг.): Дис. . канд. искусствоведения. Владивосток, 2004. 222 с.

74. Королева В.А. Хроника культурной жизни Владивостока 1917 - 1922 гг. Музыка. Театр. Кино: Учеб. пос. Владивосток: ДВГУ, 1998. С. 23, 65, 66, 129, 173; Она же. Хроника культурной жизни Владивостока 1923 - 1929 гг.: Музыка, Театр, Кино. Владивосток: ДВГУ, 2000. С. 44, 77, 101, 117, 120,122.

75. Королева В.А. Музыкальная культура Дальнего Востока России: На рубеже эпох (1880-е -1917)- (1917 - 1920-е). Владивосток: Дальнаука, 2004. Кн. 1.272 с.

76. Протоколы заседания президиума ЦК Союза связи, совещаний при культ-отделе Хабаровского районного правления о профтехобразовании, о работе клуба им. Нечвоглада (1917 - 1924 гг.) // РГИА ДВ. Ф. Р-2300. Оп. 1. Д. 13. Л. 19.

77. Протоколы заседания педагогического совета педучилища за 1925 - 1926 уч. г. // ГААО. Ф. Р-100. Оп. 1. Д. 1. Л. 52.

78. Совещание работников культурно-просветительных учреждений, библиотечных работников, совместно с предприятиями фабрично-заводских комитетов от 15 сентября 1949 г. // ГАХК. Ф. Р-1623. Оп. 1. Д. 9. Л. 18.

79. Решения Амурского областного исполнительного комитета за 1954 г. // ГААО. Ф. Р-978. Оп. 1. Д. 5. Л. 388.

80. Отчеты о работе клубов г. Владивостока за 1947 - 1956 гг. // ГАПК. Ф. Р-1349. Оп. 1. Д. 11. Л. 4, 11,12.

81. Материалы о культурно-просветительных учреждениях Приморского края 1953 - 1958 гг. // ГАПК. Ф. Р-1259. Оп. 1. Д. 2. Л. 9, 37, 47.

82. Текстовые отчеты о работе КДНТ 1952 - 1958 гг. // ГАПК. Ф. Р-546. Оп. 1. Д. 2. Л. 22, 73, 87.

83. Творческие отчеты филармонии за 1954 - 1958 гг. // ГАПК. Ф. Р-634. Оп. 1. Д. 9. Л. 4.

84. Музыкальные добавления к газете «Радио-пионер» № 63, № 65, № 67 за 1929 г.//,РГИАДВ. Ф. Р-3114. Оп. 1. Д. 1. Л. 49, 129, 172.

85. Материалы о работе радиокомитета за 1938 - 1940 гг. // ГАПК. Ф. Р-84. Оп. 5. Д. 426. Л. 94.

86. Микрофонные материалы отдела радиоинформации за 1950 г. // ГАПК. Ф. Р-84. Оп. 4. Д. 252. Л. 38, 81, 106.

87. Справки крайкомов о работе клубов и других культучреждений за 1951 г. // ГАХК. Ф. Р-1623. Оп. 1. Д. 159. Л. 7, 53, 69; Справки, переписка с месткомом о развитии художественной самодеятельности с января 1954 - май 1955 г.//ГАХК. Ф. Р-1623. Оп.1. Д. 181. Л. 64, 140, 180.

88. Отчеты, справки ДНТ о работе (1948 - 1952 гг.) // ГАХК. Ф. Р-1812. Оп. 1. Д. 2. Л. 5, 47, 55, 97.

89. Отчет Хабаровской кульпросветшколы за 1957 - 1958 уч. год. // ГАХК. Ф. Р-1690. Оп. 1. Д. 251, Л. 4, 7, 33.

90. Отчет о работе Владивостокского музучилища за 1958 - 1965 гг. // ГАПК. Ф. Р-1406.0п.1. Д. 2. Л. 3.

91. Отчет кафедры народных инструментов ДВПИИ за 1967 - 1968 уч. г. // ГАПК. Ф. Р-1566. Оп. 1. Д. 142. Л. 4, 6; План работы ХГИИК на 1968 -1969 уч. г. // ГАХК. Ф. Р-782. Оп. 1. Д. 9. Л. 2.

92. Планы и отчеты кафедры народных инструментов за 1966 - 1967 уч. год // ГАПК. Ф. Р-1566. Оп. 1. Д. 110. Л. 2.

93. Материалы о работе городских и районных культпросветучереждений Приморского края за 1973 г. // ГАПК. Ф. Р-1259. Оп.1 Д. 498. Л. 8.

94. Отчет ПМДНТ о работе за 1978 г. // ГАПК. Ф. Р-1623. Оп. 1.Д. 3. Л. 8.

95. Справки управления о работе учреждений культуры за 1977 г. Справка об итогах проведения первого Всесоюзного фестиваля самодеятельного творчества, посвященного 25 съезду КПСС. // ГАХК. Ф. Р-1690, Оп. 3. Д. 330. Л. 1.

96. Дальний Восток. 1901. 17 июня. С. 1; Дальний Восток. 1906. 1 июня. С. 1; Н.Темный. Три вечера // Амурский летописец. 1906. 23 апреля; Приамурье. 1909. 18 августа. С. 1; А. Савчик. На игрищах // Приамурский край. 1913. 28 августа; Далекая окраина. 1913. 1 июня. С. 1; Далекая окраина. 1913. 22 июня. С. 1; Далекая окраина. 1913. 21 января. С. 1; Приамурский край. 1913. 22 января. С. 1; Приамурский край. 1913. 23 января. С. 1; Приамурский край. 1913. 6 июля. С. 1; Далекая окраина. 1915. 18 января. С. 1; Далекая окраина. 1916. 10 января. С. 4; Далекая окраина. 1916*3 февраля. С. 1; Голос матроса. 1920. 26 декабря. С. 2; Родина. 1922. 1 августа. С. 4.

97. Стелевский Я. На сцене краснофлотцы // Красное знамя. 1945. 14 февраля; Перед краевым смотром. Самодеятельность колхозного села // Красное знамя. 1945. 11 марта; Народное творчество // Красное знамя. 1945. 28 марта; Отрешко М. Под веселую гармонь // Красное знамя. 1945. 4 апреля; Бычков И. Очаги культуры // Красное знамя. 1956. 14 марта; Золотарева JI. Первые концерты - первые успехи // Амурская правда. 1962. 20 мая; Девя-кович Г. Ансамблю доступно все! // Тихоокеанская звезда. 1964. 2 июня; Маслеников А. Музыкальный рейс // Красное знамя. 1972. 1 февраля; Савченко В.Н. Поезд по имени Чхинсон // Красное знамя. 1987. 9 декабря.

98. Лоншакова Т. История создания и развития оркестра русских народных инструментов ДВПИИ. Владивосток: Библиотека ДВГАИ, 1985. 33 е.; Пет-руновский В.Г. Кафедра народных инструментов ДВПИИ. Владивосток: Библиотека ДВГАИ, 1986. 43 е.; Рязанова Е. Петр Гертер. Владивосток: Библиотека ДВГАИ, 1992. 48 е.; Лукьянченко О.С. Вячеслав Семененко. Владивосток: Библиотека ДВГАИ, 1999. 53 е.; Журавлева B.C. Творческий портрет преподавателя Хабаровского колледжа искусств Р.В. Янкиной. Владивосток: Библиотека ДВГАИ, 1999. 27 с.

99. Майзель Г. Хабаровский клуб любителей гитары его организатор и руководитель Петр Ивачев. Хабаровск: Библиотека ХГИИК, 1997. 44 е.; Пряхи-на М.А. Развитие оркестрового исполнительства в Хабаровском крае. Хабаровск: Библиотека ХГИИК, 2002. 65 с.

100.Каган М.С. Человеческая деятельность . С. 13.

Ю1.Шкаратан О.И. Социальная структура: иллюзии и реальность // Социология перестройки. М., 1990. С. 58 - 60.

102. Дюби Ж. Развитие исторических исследований во Франции после 1950 г. // Одиссей. Человек в истории. Культурно-антропологическая история сегодня. М., 1991. С. 51.

103. Орлова Е. Проблема историзма в свете учения Асафьева // Б.В, Асафьев и советская музыкальная культура. М., 1986. С. 35.

104. Самодеятельное художественное творчество в СССР: Очерки истории. (1917 - 1932). СПб.: Дм. Буланин, 2000. 532 е.; Самодеятельное художественное творчество в СССР: Очерки истории. (1930 - 1950). СПб.: Дмитрий Буланин, 2000. 549 с.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Барашок, Ирина Викторовна

Заключение

История народно-инструментальной музыкальной культуры конца XIX в.- начала 90-х гг. XX в. тесно связана с политическими, экономическими, социальными, культурными, этническими процессами страны и региона.

На сложный и многогранный процесс зарождения, становления и развития народно-инструментальной музыки юга Дальнего Востока повлияли сложившиеся общероссийские традиции, географическое положение, государственная переселенческая политика.

Во второй половине XIX в. в отечественной музыкальной культуре рождается новая область музыкального творчества - народно-инструментальное искусство письменной традиции. Создание усовершенствованных инструментов и развитие на их основе сольного, ансамблевого и оркестрового исполнительства способствовало росту социальной значимости народно-инструментальной музыки, а также открывало ей путь к развитию в культурном пространстве дальневосточных городов наравне с другими видами музыкальной деятельности, представленной хоровой, оркестровой, вокальной, инструментальной (скрипка, фортепиано) музыкой.

Отдаленность региона, оторванность от исторических корней повысили роль и значение народной музыки в жизни дальневосточного общества. Народно-инструментальная музыка явилась фактором культурной идентичности. К настоящему времени дальневосточная исполнительская школа, развивающая инструментальные традиции русского народа в условиях удаленности от исторической Родины, способствует сохранению и преемственности народной культуры, становлению и развитию местных музыкальных традиций, расширяет «жанровый спектр» дальневосточного культурного пространства.

Функционирование народной музыки в условиях полиэтнического пространства способствовало интеграции культур. Этот процесс отразился в распространении русских народных инструментов в среде аборигенного населения. Особенности государственной переселенческой политики обусловили этническую и культурную пестроту, что отразилось на содержании народно-инструментальной музыки, включающей исполнительство и репертуар.

Трудности роста народно-инструментальной музыкальной культуры объясняются поздним освоением Россией дальневосточного региона, отсутствием прочных культурно-исторических традиций. Отдаленность региона тормозила социально-экономическое развитие, вследствие чего характерной чертой культурных процессов явилось их постоянное запаздывание.

Путь становления и развития народно-инструментальной музыки прошел два этапа:

Первый этап - конец XIX в. - 1917 г.

Второй этап - 1917 г. - начало 90-х гг.

Динамика народно-инструментальной музыки подчинена общим тенденциям развития культуры, интегрированной в отечественную историю.

Первый этап формирования народно-инструментальной музыкальной культуры начался на Дальнем Востоке России в конце XIX в. Он тесно связан с трансмиссией этнической культуры, определяющей направленный процесс приобщения подрастающего поколения к культуре русских переселенцев.

Богатейший традиционный инструментарий центральных областей России на Дальнем Востоке был представлен балалайкой, гармонью, в некоторых районах - народной скрипкой. Надо отметить, что распространение на Дальнем Востоке получают в основном усовершенствованные инструменты (балалайка, баян).

В дореволюционное время получает развитие любительское инструментальное направление в среде крестьян, рабочих, прислуги, мелких торговцев, хозяев ремесленных заведений, приказчиков и т.д.

В культурном пространстве региона (в городской среде) народно-инструментальная музыка была представлена слабо по сравнению с другими формами музыкальной практики, особенно с хоровым пением. Православная церковь негативно относилась к русским народным инструментам, считая их бесовскими», и культивировала церковно-хорового пение. Довольно сложно преодолевалось мнение элиты общества о неперспективности совершенства «простонародных» инструментов, что так же негативно влияло на развитие инструментального творчества.

Резкое увеличение населения края и начавшееся строительство Транссибирской железнодорожной магистрали стимулировали экономический подъем, рост городов и городского населения. Эти процессы оказали влияние и на развитие культурного пространства. Расширяется жанровый спектр гастрольно-концертной деятельности. Происходит активное проникновение в дальневосточный регион усовершенствованных русских народных инструментов. В городской среде расширяются границы функционирования народного исполнительства, вовлекая в музицирование на народных инструментах интеллигенцию. С этого времени усовершенствованные русские народные инструменты становятся мощным средством в приобщении широких масс к высокохудожественным образцам музыкального искусства, способствуют демократизации музыкальной культуры.

Второй этап формирования народно-инструментальной музыкальной культуры начался с переходного периода 1917-1922 гг. В это время были заложены основные направления государственной культурной политики на Дальнем Востоке, которые предопределили характер дальнейшего развития форм музыкальной практики. Одно из таких направлений - создание «единой общенародной культуры», где исполнительской деятельности на народных инструментах отводилась значительная роль. Народные инструменты непосредственно были связаны с культурой и бытом, способствовали приобщению людей к фольклорным и классическим образцам музыкального искусства. В условиях слабой массовой коммуникации, когда ощущалась нехватка профессиональных коллективов академического состава (что было характерно для дальневосточного региона) народные инструменты были единственным средством пропаганды музыкальной классики среди широких слоев населения. Кроме того, крестьянское происхождение народных инструментов явилось определяющим средством агитационно-пропагандистской работы. Таким образом, народно-инструментальная музыка становится объектом государственной культурной политики.

После окончания гражданской войны некогда единое культурное пространство Дальнего Востока России раскололось. С этого момента развитие народно-инструментальной музыки в г. Харбине шло в условиях русской эмиграции. Усилилась социальная значимость народных инструментов, которые стали важным средством сохранения культурного наследия. Расширилась сфера бытования народно-инструментальной музыки, усилились ее общественные функции (преемственности, досуговая, просветительская, эстетическая, воспитательная, интегративная). Вероятно, академизация русских народных инструментов послужила примером для подобного процесса и в Восточно-Азиатском регионе.

В период функционирования «сталинской модели культуры» все процессы в художественном творчестве были подчинены жесткому административно-командному регулированию. Приобщение к профессиональному искусству, проводилось посредством расширения организованной самодеятельности под непосредственным руководством партийных, профсоюзных и комсомольских организаций. Развитие народно-инструментальной музыкальной культуры было подчинено партийно-государственным интересам. Стимулируя общественную активность, партийные и государственные структуры апеллировали к национальным традициям, пробуждая патриотические чувства людей. Исполнительская деятельность на народных инструментах явилась средством приобщения масс (русского и аборигенного населения) к идеологическим требованиям партийного руководства.

Оказывал влияние на распространение и развитие народно-инструментальной музыкальной культуры большой контингент войск, сконцентрированный на Дальнем Востоке. Командование армии стимулировало развитие «единой общенародной культуры» путем организации разнообразных форм самодеятельного творчества. Это в свою очередь послужило стимулом создания красноармейских (флотских) ансамблей песни и пляски. В состав коллективов входили инструментальные группы (баяны, домры, балалайки, мандолины, гитары). Эти факторы определили дальнейшее развитие музыкальной культуры как в общероссийском, так и в региональном аспекте вплоть до конца 50-х гг.

Период «оттепели» явился новым этапом в духовной жизни общества. Государственная власть в этих условиях продолжала традиции партийного руководства культурными процессами в стране. Вышел ряд постановлений, касающихся вопросов активизации самодеятельного творчества. Как и в прежние годы, художественная самодеятельность выполняла идеолого-воспитательные функции.

Государственная политика комплексного развития отдаленных территорий помимо хозяйственного освоения, подразумевала и создание социокультурной инфраструктуры, что в свою очередь требовало подготовки специалистов соответствующей квалификации в области различных форм художественной деятельности. Конец 50-х - начало 60-х гг. явились временем становления профессионального музыкального образования на юге Дальнего Востока России. Данный процесс оказал весьма благотворное воздействие на развитие народно-инструментальной музыкальной культуры. При всех музыкально-образовательных учреждениях открылись отделения народных инструментов. В результате чего была создана база для подготовки музыкантов-исполнителей, педагогов и руководителей оркестров народных инструментов для музыкальных школ и культурно-просветительных учреждений.

Характерные черты культурного процесса последующих лет, вплоть до середины 80-х гг., были обусловлены событиями хрущевской «оттепели». Эмоциональным отражением состояния духовной жизни народа периода «развитого социализма» являлась опять же организованная художественная самодеятельность, поднявшаяся на новый качественный этап развития, который был обусловлен сложившейся системой музыкального образования: на смену музыкантам-любителям пришли профессионалы, в состав творческих коллективов вошли люди, имеющие начальную музыкальную подготовку.

В условиях Дальнего Востока наблюдалось заметное оживление народно-инструментальной музыки. Она функционировала в системе организованной художественной самодеятельности и интенсивного развития профессионального творчества. Формировалась слушательская аудитория, чему способствовала активная пропаганда народных инструментов в средствах массовой информации, концертная практика местных и гастролирующих музыкантов-народников.

Политические и социально-экономические изменения в период «перестройки» привели к росту национального самосознания, что в свою очередь актуализировало принцип этнического своеобразия и адаптационную функцию народно-инструментальной музыкальной культуры. Все это в совокупности с активизацией инструментального исполнительства в условиях «развитого социализма» обусловило достаточно устойчивое ее функционирование в культурном пространстве юга Дальнего Востока в период «перестройки».

Характерной чертой дальневосточной народно-инструментальной музыкальной культуры явилась высокая степень интенсивности развития под влиянием социально-экономических и политических условий. Была создана государственная система музыкального образования: школа - училище - вуз. Вследствие чего буквально за два десятилетия, с 60 - 80-е гг. произошел «всплеск» народно-инструментального исполнительства. Произошло активное развитие академических форм исполнительства и постепенный отход от форм самодеятельного творчества.

Таким -образом, в условиях Дальнего Востока развитие народно-инструментальной музыкальной культуры стало общественно-историческим явлением, продуктом человеческих действий и в этом смысле ее можно назвать социально-культурным конструктом. Социальная реальность неотделима от ее общественно значимых функций, проникающих во все сферы деятельности человека.

Укоренившиеся традиции бытования в дальневосточном регионе народно-инструментальной музыкальной культуры на протяжении более чем столетнего периода свидетельствуют о жизнеспособности явления, о способности модифицироваться, приспосабливаться к изменяющимся социально-историческим условиям.

Многие ученые отмечают, что на рубеже XX - XXI вв. возрос интерес к духовной культуре, актуализировалась адаптационная функция народного творчества. В 90-е гг. XX в., сложнейшие годы для российской культуры, в стране десятками вымирали художественные коллективы академического направления. В то же время происходило активное формирование коллективов народного плана: то в одном, то в другом городе возникали фольклорные и народно-инструментальные ансамбли. Повышенное внимание к народной культуре было обусловлено этнической идентичностью, ростом национального самосознания, что в свою очередь было вызвано социально-экономическими и политическими изменениями. Подобная тенденция была характерна и для дальневосточного региона. В 90-е гг. возникли инструментальные ансамбли: «Россы» (Благовещенск), «Коробейники», «Золотые купола» (Хабаровск), «Светоч», «Летавица», «Традиция» (Владивосток) и т.д. Начали осуществляться гастрольные поездки в Японию, КНР, Южную Корею. Активное сотрудничество с зарубежными партнерами свидетельствовало о новом качестве культурных взаимоотношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Несмотря на финансовые сложности в 90-е гг., выросло число проводимых конкурсов в жанре народно-инструментальной музыки. В новых экономических условиях сформировалась и новая форма проведения конкурсов - видеоконкурсы. Дальневосточные музыканты-народники стали постоянными участниками Международных конкурсов и фестивалей, что привело к росту популярности дальневосточной баянной школы в Китае, и вызвало приток иностранных студентов в Дальневосточную Государственную Академию искусств г. Владивостока.

В периодической печати выросло число статей, посвященных вопросам развития народно-инструментальной музыкальной культуры. Появились специализированные журналы: в Москве - информационный бюллетень «Народник», в Хабаровске - «Поет на Амуре гармонь». Надо отметить, что разнообразные виды творческой деятельности осуществляются практически без финансовой поддержки государственных структур, исключительно благодаря энтузиазму музыкантов-профессионалов.

Приведенные факты свидетельствуют о растущей общественной потребности в данном виде музыкальной деятельности и вызывают необходимость государственной поддержки, расширения различных форм и методов пропагандисткой и просветительской работы во всех слоях общества.

Завершая работу, необходимо отметить, что проделан только первый этап исследования поставленной темы. Назрела проблема дальнейшего исследования развития народно-инструментальной музыки в новых социокультурных условиях. Требует изучения и проблема взаимовлияния, взаимообогащения культур дальневосточного населения.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Барашок, Ирина Викторовна, 2007 год

1. Источники А) Неопубликованные

2. Директивные указания министерства культуры и управления культуры, касающиеся деятельности театра, музыкальных школ и музучилища // ГАХК. Ф. Р-1690. Оп. 1. Д. 55.-531 л.

3. Информационно-методические бюллетени за 1990 г. // ГАХК. Ф. Р-2036. Оп. 1. Д. 32.- 168 л.

4. Материалы о состоянии культурно-просветительных учреждений г. Владивостока за 1946, 1948, 1949, 1953, 1954, 1955 гг. // ГАПК. Ф. Р-1349. Оп. 1. Д. 2. -129 л.

5. Материалы о работе радиокомитета за 1938 1940 гг. // ГАПК. Ф. Р-84. Оп. 5. Д. 426.-219 л.

6. Материалы о, строительстве культурно-просветительных учреждений в крае за 1916 1959 гг. // ГАПК. Ф. Р-1259. Оп. 1. Д. 73. - 171л.

7. Материалы о культурно просветительных учреждениях Приморского края 1953 - 1958 гг. // ГАПК. Ф. Р-1259. Оп. 1. Д. 2. - 141 л.

8. Материалы о деятельности учреждений культуры края за 1957 г. // ГАХК. Ф. Р-1690. Оп. 1. Д. 245-245 л.

9. Материалы о состоянии художественной самодеятельности в Приморском крае за 1954,1963 1965 гг. // ГАПК. Ф. Р-1259. Оп. 1 Д. 285. - 81 л. Материалы о краевом смотре сельской художественной самодеятельности за 1965 г. //ГАХК. Ф. Р-868. Оп. 1. Д. 25.-60 л.

10. Материалы о работе городских и районных культпросветучреждений Приморского края за 1973 г. // ГАПК. Ф. Р-1259. Оп. 1 Д. 498. 130 л. Микрофонные материалы отдела радиоинформации за 1950 г. // ГАПК. Ф. Р-84. Оп. 5.Д. 252.-373 л.

11. Музыкальные добавления к газете «Радио-пионер» № 63, № 65, № 67 за 1929 г. //РГИАДВ.Ф. Р-3114. Оп. 1. Д. 1.-194 л.

12. Отчет о работе музыкального факультета за 1963/1964 1967/68 гг. // ГАПК. Ф. Р-1566. Оп. 1. Д.37а.-88л.

13. Отчет кафедры народных инструментов ДВПИИ за 1967 1968 уч. год . // ГАПК. Ф. Р-1566. Оп. 1. Д. 142. - 5 л.

14. Отчет кафедры народных инструментов за 1970 1971 уч. г. // ГАПК. Ф. Р-1566. Оп. 1. Д 279.-8 л.

15. Отчет кафедры народных инструментов за 1976 1977 гг. // ГАПК. Ф. Р-1566. Оп. 1. Д. 628. Л. 3.-5 л.

16. Отчет о научно-исследовательской работе ДВПИИ за 1979 г. // ГАПК. Ф. Р-1566. Оп. 1. Д. 804.-5 л.

17. Отчет о работе кафедры за 1983 1984 уч. г. // ГАПК. Ф. Р-1566. Оп. 2. Д. 95. -23 л.

18. Отчет о работе кафедры народных инструментов ХГИИК за 1968 1969 уч. г. // ГАХК. Ф. Р-782. Оп.1. Д. 26. - 11 л.

19. Отчет о работе кафедры народных инструментов за 1985 1986 уч. г. // ГАХК. Ф. Р-782. Оп. 1. Д. 1242-34 л.

20. Отчет о работе Владивостокского музучилища за 1958 ~ 1965 гг. // ГАПК. Ф. Р-1406. Оп. 1. Д. 2.-30 л.

21. Отчет о работе педучилища за 1958 1959 уч. г. // ГА АО. Ф. Р-100. Оп. 1. Д. 89. -89 л.

22. Отчет о работе музучилища за 1960 1961 уч. г. // ГААО. Ф. Р-1509. Оп.1. Д.1. -17 л.

23. Отчет о работе музучилища за 1987 1988 уч. г. // ГААО. Ф. Р-1509. Оп. 1. Д. 77.-10 л.

24. Отчеты о работе клубов г. Владивостока за 1947 1956 гг. // ГАПК. Ф. Р-1349.1. Оп. 1. Д. 11.-108 л.

25. Отчет радиокомитета за 1943 г. // ГАПК. Ф. Р-84. Оп. 5. Д. 428. 25 л. Отчеты Приморского радиокомитета за 1948 г. // ГАПК. Ф. Р-84. Оп. 5. Д. 432. - 63 л.

26. Отчет Хабаровской культпросветшколы за 1957 1958 уч. год. // ГАХК. Ф. Р-1690. Оп. 1. Д. 251.-45 л.

27. Отчеты, справки ДНТ о работе (1948 1952 гг.) // ГАХК. Ф. Р-1812. Оп. 1. Д. 2. -94 л.

28. Отчеты о работе КДНТ за 1957 1958 гг. // ГАПК. Ф. Р-1259. Оп. 1.Д. 68. - 20 л.

29. Отчеты, справки о работе, итогах смотров художественной самодеятельности (1966 1968 гг.) // ГАХК. Ф. Р-1812. Оп. 1. Д. 27. - 70 л. Отчет по приему студентов за 1968 - 1969 уч. г. // ГАПК. Ф. Р-1566. Оп. 1. Д. 167.-4 л.

30. Отчет ПМДНТ о работе за 1978 г. // ГАПК. Ф. Р-1623. Оп. 1. Д. 3. 18 л. Отчет ПДНТ о работе за 1980 г. // ГАПК. Ф. Р-1623. Оп. 1. Д. 5. - 17 л. Отчет ПМДНТ о проделанной работе за 1983 г. // ГАПК. Ф. Р-1623. Оп. 1. Д. 9. -22 л.

31. Отчет ПМДНТ о работе за 1986 г. // ГАПК. Ф. Р-1623. Оп. 1. Д. 17. 27 л. Переписка с министерством культуры РСФСР по вопросам штатов за 1957 -1958 гг. // ГАХК. Ф. Р-1690. Оп. 1. Д. 49. - 609 л.

32. Планы и отчеты кафедры народных инструментов за 1966 1967 уч. год // ГАПК. Ф. Р-1566. Оп. 1. Д. 110.-107 л.

33. План работы ХГИИК на 1968 1969 уч. г. // ГАХК. Ф. Р-782. Оп. 1. Д. 9 - 7 л. Приказы министерства культуры РСФСР, относящиеся к деятельности ХГИИК за 1968 - 1970 гг. // ГАХК. Ф. Р-782. Оп. 1. Д. 1. - 30 л.

34. Программы смотров и концертов художественной самодеятельности (1963 -1965 гг.)//ГАХК. Ф. Р-868. Оп. 1. Д. 15.-115 л.

35. Протоколы заседания президиума ЦК Союза связи, совещаний при культотделе хабаровского районного правления, о профтехобразовании, о работе клуба им.

36. Нечвоглада (1917- 1924 гг.) // РГИА ДВ. Ф. Р-2300. Оп. 1. Д. 13.-339 л. Протоколы заседаний, отчеты, доклады клуба им. Нечвоглада (1917 1924 гг.) // РГИА ДВ. Ф. Р-2300. Оп. 1. Д. 9. - 1000 л.

37. Протоколы заседания жюри 3-ей Приморской олимпиады художественной самодеятельности Профсоюза рыбной промышленности Дальнего Востока от 22 октября 1939 г. // ГАПК. Ф. Р-14. Оп. 1. Д. 128. 12 л.

38. Протоколы заседаний кафедры народных инструментов ДВПИИ за 1965 1966 уч. г. //ГАПК. Ф. Р-1566. Оп. 1. Д. 83. - 16 л.

39. Протоколы заседания педагогического совета педучилища за 1925 1926 уч. г. // ГААО. Ф. Р-100. Оп. 1.Д. 1. - 124 л.

40. Решения Амурского областного исполнительного комитета за 1954 г. // ГААО. Ф. Р-978. Оп. 1. Д. 5.-388 л.

41. Справки и информации о работе Приморской филармонии за 1987 1988 гг. // ГАПК. Ф. Р-634. Оп. 1. Д. 60. - 19 л.

42. Справки крайкомов о работе клубов и других культучереждений за 1951 г. // ГАХК. Ф. Р-1623. Оп. 1. Д. 159.-98 л.

43. Творческие отчеты филармонии за 1954 1958 гг. // ГАПК. Ф. Р-634. Оп. 1. Д. 9.-50 л.

44. Текстовые отчеты о работе Краевого Дома народного творчества 1952 1958 гг. // ГАПК. Ф. Р-546. Оп. 1. Д. 2. - 91 л.

45. Текстовые отчеты о работе Краевого Дома народного творчества 1957 1964 гг. // ГАПК. Ф. Р-546. Оп. 1. Д. 3. - 40 л.

46. Фотографии H.A. Лошманова, связанные с творческой деятельностью // ГААО. Ф. Р-2166. Оп. 1.Д. 116.-37 л.

47. Циркуляры Примгубоно, протоколы заседаний культотдела Хабаровского уп-рофбюро 5 XI 1923, 7 XI - 1925 по культпросветработе // РГИА ДВ. Ф. Р-2264. Оп. 1. Д. 3.-222 л.

48. Приморский государственный объединенный музей имени В.К. Арсеньева: документальный фонд, фотографический фонд, газетный фонд. Амурский областной музей имени Г.С. Новикова-Даурского: документальный и фотографические фонды.1. Б) Опубликованные

49. Культурное строительство на Дальнем Востоке (1917 1941 гг.). Документы и материалы. Владивосток: Кн. изд-во, 1982. 495 с.

50. Сборник документов и материалов по истории СССР Советского периода. М.: МГУ, 1966. 597 с.

51. Сборник постановлений ВЦСПС. Январь март 1974. М.: Профиздат, 1974. 175 с.

52. Справочник партийного работника. М.: Политиздат. 1957. Вып. 1. 610 с. Справочник партийного работника. М.: Политиздат. 1959. Вып. 2. 839 с. Справочник партийного работника. М.: Политиздат. 1961. Вып. 3. 640 с.1. Периодическая печать

53. Бычков И. Очаги культуры // Красное знамя. 1956. 14 марта.

54. Голос матроса. 1920. 26 декабря. С. 2.

55. Далекая окраина. 1913.21 января.С. 1.

56. Далекая окраина. 1913. 1 июня. С. 1.

57. Далекая окраина. 1913. 22 июня.С. 1.

58. Далекая окраина. (Приложение) 1913. 16 июня.

59. Далекая окраина. 1915. 18 января. С. 1.

60. Далекая окраина. 1916. 10 января. С. 4.

61. Далекая окраина. 1916. 3 февраля. С. 1

62. Далекая окраина. 1916. 10 января. С. 4.

63. Далекая окраина. 1916. 11 февраля. С. 1.

64. Дальний Восток. 1901. 17 июня. С. 1.

65. Дальний Восток. 1906. 21 января. С. 1.

66. Дальний Восток. 1906. 4 февраля. С. 4.

67. Дальний Восток. 1906. 5 февраля. С. 6.

68. Дальний Восток. 1906. 17 февраля. С. 4

69. Дальний Восток. 1906. 1 июня. С. 1. Дальний Восток. 1909. 27 января. С. 1.

70. Девякович Г. Ансамблю доступно все! // Тихоокеанская звезда. 1964. 2 июня. Знамя труда. 1998. 28 февраля. С. 6,

71. Золотарева Л. Первые концерты первые успехи // Амурская правда. 1962. 20 мая.

72. Маслеников А. Музыкальный рейс // Красное знамя. 1972. 1 февраля.

73. Муратов Б. Балалайка в стране анналитов. Рубеж. 1935. 21 декабря. С. 19.

74. Народное творчество // Красное знамя. 1945. 28 марта;

75. Отрешко М. Под веселую гармонь // Красное знамя. 1945. 4 апреля.

76. Перед краевым смотром. Самодеятельность колхозного села // Красное знамя.1945. 11 марта.

77. Приамурье. 1909. 18 августа. С. 1. Приамурский край. 1913. 22 января. С. 1. Приамурский край. 1913. 23 января. С. 1. Приамурский край. 1913. 6 июля. С. 1. Родина. 1922. 9 августа. С. 4.

78. Список использованной литературы

79. Агажанов, А. Русские народные инструменты / А. Агажанов. М.: Музыка, 1949. 55 с.

80. Андреев, В.В. Материалы и документы / Сост., текстолог, подготовка, примеч. Б.Б. Грановского М.: Музыка, 1986. 381 с.

81. Арбатов, Г.А. Затянувшееся выздоровление (1953 1985 гг.). Свидетельство современника / Г.А. Арбатов. М.: Международные отношения, 1991.400 с. Атлас музыкальных инструментов народов СССР / К. Вертков, Г. Благодатов, Э. Язовицкая. М.: Музыка, 1975. 399 с.

82. Ахиезер, A.C. Россия: критика исторического опыта (Социокультурная динамика России). От прошлого к будущему / A.C. Ахиезер. Новосибирск: Сибирский хронограф. 1997. Т. 1. 799 с.

83. Банин, A.A. Русская инструментальная музыка фольклорной традиции / A.A. Банин. М.: ГЦРФ, 1997. 248 с.

84. Басурманов, А.П. Баянное и аккордеонное искусство. Справочник / А.П. Басур-манов. М.: Кифара, 2003. 512 с.

85. Барашок, И.В. Самодеятельное музыкальное творчество русского и аборигенного дальневосточного населения / И.В. Барашок // Россия и АТР. 2005. № 4. С. 59 66.

86. Барашок, И.В. Народно-инструментальное исполнительство в музыкальнойкультуре юга Дальнего Востока / И.В. Барашок // Проблемы славянской культуры и цивилизации: VIII Междунар. науч.- метод, конф. Уссурийск: УГПИ, 2006. С. 335-337.

87. Белашова, Е.А. Этот великолепный праздник музыки / Е.А. Белашова // Народник. 1996. №2. С. 18-19.

88. Белашова, Е.А. Кубок Дальнего Востока / Е.А. Белашова // Народник. 1996. № 4. С. 17-18.

89. Бендерский, Л.Г. Киевская школа воспитания исполнителя на народных инструментах / Л.Г. Бендерский. Свердловск: Уральский ун-т, 1992. 192 с. Бенсман, Э.Г. Культурное строительство в Хабаровском крае / Э.Г. Бенсман. Хабаровск: Кн. изд-во, 1965. 111 с.

90. Бердяев, H.A. Философия свободы. Истоки и смысл русского коммунизма / H.A. Бердяев. М.: Сварог и К, 1997.413 с.

91. Березовая, Л.Г., Берлякова, Н.П. История русской культуры: Учеб. для студ. высш. учеб. зав.: В 2 ч. / Л.Г. Березовая, Н.П. Берлякова. М.: Владос, 2002. Ч. 2. 400 с.

92. Белоглазова, С.Б. Культура Дальнего Востока России в условиях общественных трансформаций 20 30-х годов XX в.: Очерки истории / С.Б. Белоглазова. Владивосток: Дальнаука, 2001. 194 с.

93. Варламов, Д.И. Метаморфозы музыкального инструментария: Неофилософия народно-инструментального искусства XXI в. / Д.И. Варламов. Саратов: Аква-риус, 2000. 144 с.

94. Вертков, К. Русские народные музыкальные инструменты / К. Вертков. М.: Музыка, 1975. 279 с.

95. Власов, С.А. Дальневосточная культура в предперестроечный период / С.А. Власов // Культура Дальнего Востока и стран АТР: Восток-Запад. Материалы Междунар. науч. конф. (16-18 мая 1995 года). Владивосток, 1995. Ч. 1. С. 9 -12.

96. Вольфович, В.А. Русские национальные музыкальные инструменты: устные и письменные традиции / В.А. Вольфович. Челябинск, 1995. 184 с. Галахов, В.К. Искусство балалаечников Дальнего Востока / В.К. Галахов. М.: Советский композитор, 1982. 205 с.

97. Георгиевский, А.П. Русские на Дальнем Востоке: Фольклор Приморья / А.П. Георгиевский. Владивосток, 1929. Вып. 4. 230 с.

98. Голуб, Ю.Г. Баринов, Д.Б. Судьбы художественной интеллигенции в условиях сталинского режима / Ю.Г. Голуб, Д.Б. Баринов. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2002. 188 с.

99. Гора, В.И. Русские инструменты в Приамурье / В.И. Гора. Благовещенск, 1994. 81 с.

100. Дальневосточная государственная академия искусств. Воспоминания и материалы. Владивосток: ДВГАИ, 2002. Вып. 1. 124 с.

101. Жидков, B.C., Соколов, К.Б. Культурная политика России: теория и история. Учеб. пос. для вузов / B.C. Жидков, К.Б. Соколов. М.: Академический Проект, 2001.529 с.

102. Зубкова, Е.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945 1953 гг. / Е.Ю. Зубкова. М.: Российская политическая энциклопедия, 1999. 229 с.

103. Имханицкий. M.: Музыка, 1987. 190 с.

104. Имханицкий, М.И. История исполнительства на русских народных инструментах. Учеб. пос. для муз. вузов и уч-щ / М.И. Имханицкий. М.: РАМ им. Гнеси-ных, 2002. 351 с.

105. История России: Учеб. пос. для вузов, а также колледжей, лицеев, гимназий и школ: в 2 т. / М.М. Горинов, под ред. C.B. Леонова. М.: Владос, 1995. Т. 2. 472 с.

106. Кабузан, В.М. Дальневосточный край в XVII начале XX вв. Историкодемографический очерк / В.М. Кабузан. М.: Наука, 1985. 259 с.

107. Каган, М.С. Человеческая деятельность / М.С. Каган. М.: Политиздат, 1974. 328с.

108. Каргополов, Е.П. И на волне звезды сиянье.2-е исправленное и дополненное издание. Серия «Жизнь и творчество замечательных дальневосточников» / Е.П. Каргополов. Хабаровск: ХГИИК, 1996. Вып. 1. 104 с.

109. Каргополов, Е. П. И брызжет солнце горстью. Серия «Жизнь и творчество замечательных дальневосточников» / Е.П. Каргополов. Хабаровск: ХГИИК, 1997. 111с.

110. Капитан, А.К. Конкурс по-Пекински 2004 / А.К. Капитан // Народник. 2004. №З.С. 1-2.

111. Кучина, Г.И. Культурная жизнь русского Харбина / Г.И. Кучина // Россияне в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Сотрудничество на рубеже веков: Материалы второй Междунар. науч.- практ. конф. 28 августа 3 сентября 1999. Владивосток: ДВГУ, 2001. С. 148 - 150.

112. Левин, Л.И., Уварова, Е.Д. Бытовая и прикладная музыка / Л.И. Левин, Е.Д. Уварова // История русской музыки: В 10-ти т. (1890 1917 гг.). М.: Музыка, 2004. Т. 10 (Б). С. 756.

113. Линденмейер, Адель. Добровольные благотворительные общества в эпоху Великих реформ / Адель Линденмейер // Великие реформы в России 1856 1874. Сб. нуч. тр. / Под ред. Л.Г. Захаровой, Б. Эклофа, Дж. Бушнелла. М.: МГУ, 1992. С. 283-297.

114. Луначарский, A.B. О народных празднествах / A.B. Луначарский // Религия и просвещение. М.: Сов. Россия, 1985. С. 201.

115. Лыкова, Е.А.' Культурные преобразования в дальневосточной деревне в годы гражданской войны и иностранной интервенции / Е.А. Лыкова // Социально-культурное развитие Дальнего Востока СССР (советский период). Сб. науч. тр.1. Владивосток, 1986. С. 5.

116. Майбогов, К. Черный камень / К. Майбогов. Владивосток: Дальневост. кн. изд-во, 1968. 582 с.

117. Макаренко, В.Г. Высшее и среднее образование на Дальнем Востоке России (середина 50-х 80-е годы XX в) / В.Г. Макаренко // Векторы культуры Тихоокеанской России: история и современность: сб. науч. тр. Владивосток: Даль-наука, 2006. Вып. 1.С. 116-141.

118. Максимов, C.B. На Востоке. Поездка на Амур. Дорожные заметки и воспоминания / C.B. Максимов. СПб.: Изд. книготорговца C.B. Звонарева, 1871. Изд. 2. 594 с.

119. Максимов, Е. Оркестры и ансамбли русских народных инструментов / Е. Максимов. М.: Советский композитор, 1983. 152 с.

120. Марчишина, Т.В. Музыкальное образование на Дальнем Востоке в 50-е годы XX в. / Т.В. Марчишина // Культура Дальнего Востока России и стран АТР. Материалы Всероссийской науч. конф. 25 26 апреля 2001 г. Владивосток: ДВГУ, 2002. Вып. 8. С. 112-118.

121. Матвейчук, В.П. Флотские военные оркестры и развитие музыкальной культуры на Дальнем Востоке в дооктябрьский период / В.П. Матвейчук // История культуры Дальнего Востока СССР XVII XX вв. Дооктябрьский период. Владивосток: ДВО РАН СССР, 1989. С. 153.

122. Музыкальная энциклопедия. Словарь / Гл. ред. Г.В. Келдыш. М.: Советская энциклопедия, 1990. 672 с.

123. Народные музыкальные инструменты и инструментальная музыка: в 2-х частях / Ред.- составитель И. Мациевский. М., 1987.4.1. 264 с.

124. Низовский, Г.Я., Романов, В.Т. Современное народно-инструментальное исполнительство на Дальнем Востоке / Г.Я. Низовский, В.Т. Романов // Проблемы культуры в условиях Сибири и перестройки. Тез. докл. республиканской науч. конф. Кемерово, 1990. С. 45-48.

125. Низовский, Г.Я., Семененко, В.Т. Напевы звонких струн / Г.Я. Низовский, В.Т. Семененко. Владивосток, 1990. 17 с.

126. Низовский, Г.Я. Современное народно-инструментальное исполнительство Приморья / Г.Я. Низовский. М., 1993. 62 с.

127. Низовский, Г.Я. Конкурсы по видеозаписям / Г.Я. Низовский // Информация. 1998. №2. С/27-29.

128. Низовский Г.Я. Баянисты и аккордеонисты Приморья: Справочник / Г.Я. Низовский. Владивосток: Дальнаука, 1999. 104 с.

129. Никитин, A.A. Музыканты Дальнего Востока (Хабаровский край) / A.A. Никитин. Хабаровск, 2001. 126 с.

130. О'Коннор, Т.Э. Анатолий Луначарский и советская политика в области культуры / Т.Э. О'Коннор. М.: Прогресс, 1992. 223 с.

131. Орлова, Е. Проблема историзма в свете учения Асафьева // Б.В. Асафьев и советская музыкальная культура / Е. Орлова. М. 1986. С. 34 35.

132. Очерк истории Хабаровской краевой организации КПСС. Хабаровск: Кн. изд-во, 1979. 470 с.

133. Панков, Б.В. Баянист из Хабаровска В.А. Никиточкин / Б.В. Панков // Народник. 1999. № 1. С. 35-38.

134. Панков, Б.В. Рад скомрах о своих домрах (К 60-ти летию известного педагога-исполнителя на Дальнем Востоке домриста М.А. Филиппова) / Б.В. Панков // Народник. 2000. № 1. С. 35 - 36.

135. Подмаскин, В.В. Музыкальные инструменты удэгейцев / В.В. Подмаскин // Национальные традиции в культуре народов Дальнего Востока. Владивосток: ДВО АН СССР, 1987. С. 27-37.

136. Попонов, В.Б. Русская народная инструментальная музыка / В.Б. Попонов. М.: Знание, 1984.Л 12 с.

137. Приморский край. Краткий энциклопедический справочник. Владивосток: ДВГУ, 1997. 596 с.

138. Привалов, Н. Танбуровидные музыкальные инструменты / Н. Привалов // Известия СПб. общества музыкальных собраний. СПб., 1905. Вып. 6. Путилов, Б.Н. Фольклор и народная культура; 1п шетопаш / Б.Н. Путилов. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2003. 464 с.

139. Росугбу, Б.М. Малые народности Приамурья в 1959 1965 гг. / Б.М. Росугбу. Хабаровск, 1976. 219 с.

140. Рапацкая, JI.A. Русское искусство XVIII в. / Л.А. Рапацкая. М.: Просвещение, 1995. 191 с.

141. Самодеятельное художественное творчество в СССР: Очерки истории. (1917 — 1932). СПб.: Дм. Буланин, 2000. 532 с.

142. Самодеятельное художественное творчество в СССР: Очерки истории. (1930 -1950). СПб.: Дм. Буланин, 2000. 549 с.

143. Семенова, Н.Ф. Проблемы развития народно-оркестрового исполнительства на Дальнем Востоке / Н.Ф. Семенова // Культурный облик Хабаровска в XX веке. Хабаровск, 1999. С. 113-114.

144. Сильницкий, А.П. Быт гиляков на низовьях Амура / А.П. Сильницкий. Хабаровск, 1896. С. 5.

145. Соломонова, Н.А. Традиционные песни ульчей / Н.А. Соломонова // Этнография и фольклор народов Дальнего Востока СССР. Владивосток, 1998. С. 130. Соловьева, A.M. Промышленная революция в России в XIX в./ A.M. Соловьева. М.: Наука, 1994. 272 с.

146. Сорокин, П. Человек. Цивилизация. Общество / П. Сорокин. М.: Политиздат, 1992. 543 с.

147. Стрюченко, И.Г. Культура и исторический процесс. Этюды теории / И.Г. Стрюченко. Владивосток: ДВГУ, 1998. 110 с.

148. Таксами, Ч.М. Нивхи. Современное хозяйство, культура и быт / Ч.М. Таксами. Ленинград: Наука, 1967. 270 с.

149. Таскина, Е. Русские в Китае / Е. Таскина // Проблемы Дальнего Востока. 2006. № 1.С. 144- 148.

150. Тридцать лет Хабаровскому Государственному институту искусств и культуры (материалы, исследования, сообщения). Хабаровск, 1998. 104 с. У ключика гремучего. Дальневосточный фольклор. Владивосток: Кн. изд-во, 1989. 152 с.

151. Уссурийску 125: Очерки истории. Владивосток: ДВГУ, 1991. 115 с. Фаминцын, А. Домра и сродные ей танбуровидные инструменты русского народа/А. Фаминцын. СПб., 1891.

152. Федотов, В.А. Самая дальняя консерватория страны / В.А. Федотов // Высшее образование на Дальнем Востоке: история, современность, будущее. Материалы науч. конф. Владивосток: ДВГУ, 1998. С. 47 48.

153. Фетисова, Л.Е. Восточнославянский фольклор на юге Дальнего Востока: сложение и развитее традиций / Л.Е. Фетисова. Владивосток: Дальнаука, 1994. 219 с.

154. Фетисова, Л.Е. Белорусские традиции в народно-бытовой культуре Приморья / Л.Е. Фетисова. Владивосток: ПКОДОЛКР, 2002. 239 с.

155. Хисамутдинов, A.A. Российская эмиграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Америке: Библиографический словарь / A.A. Хисамутдинов. Владивосток: ДВГУ, 2000. 384 с.

156. Хисамутдинов, A.A. По странам Рассеяния: Русские в Китае: в 2-х ч. / A.A. Хисамутдинов. Владивосток: ВГУЭС, 2000. Ч. 1. 360 с.

157. Сб. науч. тр. Владивосток: Дальнаука, 1996. С. 241 -252.

158. Шейкин, Ю.И. Особенности развития музыки удэ и других народов Приамурьятрадиционный фольклор и художественная самодеятельность) / Ю.И. Шейкин

159. Народная музыка СССР и современность. Ленинград, 1982. С. 73.

160. Шейкин, Ю.И. Задачи изучения музыкального фольклора коренного населения

161. Приморья / Ю.И. Шейкин // Традиции и современность в культуре народов

162. Дальнего Востока. Владивосток, 1983. С. 63 70.

163. Шейкин, Ю.И. Практика традиционного музицирования удэ на однострунном смычковом инструменте / Ю.И. Шейкин // Народные музыкальные инструменты и инструментальная музыка: в 2-х частях / Ред.- сост. И. Мациевский. М., 1987. Ч. И. С. 137- 148.

164. Шейкин, Ю.И. Музыкальная культура народов Северной Азии / Ю.И. Шейкин. Якутск, 1996. 122 с.

165. Шкаратан, О.И. Социальная структура: иллюзии и реальность / О.И. Шкаратан // Социология перестройки. М., 1990. С. 58 60.

166. Шренк, Л.И. Об инородцах Амурского края: Этнографическая часть. Вторая половина: Основные черты семейной, общественной и внутренней жизни / Л.И. Шренк. СПб. 1903, Т. 3. 145 с.

167. Щербина, Н.Р. Кафедре русских народных инструментов Хабаровского государственного института искусств и культуры 35 лет / Н.Р. Щербина // Поет на Амуре гармонь (журнал Анатолия Заверюхи). Хабаровск, 2004. Вып. 3. С. 27 -29.

168. Ястребов, Ю.Г. Уральское трио баянистов / Ю.Г. Ястребов. Владивосток: ДВГУ, 1990. 130 с.

169. Hough, Jerry. Russia and the West: Gorbachev and the Politics of Reform. Second edition / Jerry Hough. A Tauchstone book: Published by Simon & Schuster Inc., 1990. 320 c.1. Диссертации, авторефераты

170. Марчишина, Т.В. История профессионального музыкального образования на юге Дальнего Востока России (1880 1970): Дис. . канд. искусствоведения / Т.В. Марчишина. Владивосток, 2004.222 с.

171. Матвейчук, В.П. Военные оркестры на Тихоокеанском флоте и развитие музыкальной культуры Дальнего Востока (1860-1990): Автореф. дис. . канд. искусствоведения / В.П. Матвейчук. М., 1996. 26 с.

172. Мишуров, Г.С. Становление и современное развитие художественной самодеятельности народов Приамурья: Автореф. дис. . канд. пед. наук / Г.С. Мишуров. Л., 1980. 17 с.

173. Монахова, С.А. Гастрольно-концертная жизнь юга Дальнего Востока России (1895 февраль 1917): Дис. . канд. ист. наук / С.А. Монахова. Владивосток, 1999. 229 с.

174. Соломонова H.A. Музыкальный фольклор нанайцев, ульчей, нивхов. (Музыкально-этнографический очерк): Автореф. дис. . канд. ист. наук. М., 1981. 25 с.

175. Щебеньков, В.Г. Проблемы истории русской культуры на Дальнем Востоке в эпоху капитализма: Автореф. дис. . док. ист. наук / В.Г. Щебеньков. Новосибирск, 1975. 44 с.

176. Дипломные работы студентов ДВГАИ, ХГИИК

177. Барашок, И.В. Становление и развитие системы музыкального образования в жанре народных инструментов в Приморье / И.В. Барашок. Владивосток: Библиотека ДВГАИ, 1987. 34 с.

178. Лоншакова, Т. История создания и развития оркестра народных инструментов ДВПИИ/Т. Лоншакова. Владивосток: Библиотека ДВГАИ, 1985. 33 с. Малышева, О.Ю. Музыкальная культура ульчей / О.Ю. Малышева. Владивосток: Библиотека ДВГАИ, 1983. 48 с.

179. Пряхина, М.А. Развитие оркестрового исполнительства в Хабаровском крае / М.А. Пряхина. Хабаровск: Библиотека ХГИИК, 2002. 65 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.