История охраны памятников историко-культурного наследия в Бурятии в 1918-1985 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Казка, Елена Аркадьевна

  • Казка, Елена Аркадьевна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2006, Улан-УдэУлан-Удэ
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 211
Казка, Елена Аркадьевна. История охраны памятников историко-культурного наследия в Бурятии в 1918-1985 гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Улан-Удэ. 2006. 211 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Казка, Елена Аркадьевна

Введение.

Глава I Деятельность государственных органов власти но охране памятников историко-культурного наследии (1918 г. -1929 г.)

§ 1. Становление советских органов охраны памятников историко-культурного наследия в первые годы советской власти.

§ 2. Правовое и административное обеспечение охраны памятников в Бурятии во второй половине 1920-х годов.

Глава II Партийное руководство и государственная политика в отношении памятников историко-культурного наследия в 1930-1953 гг.

§ 1. Охрана памятников в годы формирования командно-административной системы.

§ 2. Основные направления государственной политики по сохранению историко-культурного наследия в годы Великой Отечественной войны.

§ 3. Охрана памятников историко-культурного наследия в Бурятии в послевоенные годы (1946-1952 гг.).

Глава Ш Охрана памятников историко-культурного наследия в Республике Бурятия (1953-1985 гг.)

§1. Перестройка государственной системы охраны памятников (19531966гг.).

§2. Деятельность республиканского отделения ВООГ1ИК в Бурятии в 60- нач.

70-х гг. XX в.

§ 3 Государственная политика в области охраны памятников в Бурятии в

1976-1985 гг.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «История охраны памятников историко-культурного наследия в Бурятии в 1918-1985 гг.»

Культурное наследие, связанное с традициями, ориентированное на оживление культурной памяти, играет важную роль в современном обществе. В «Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия», принятой в Париже 16 ноября 1972 г. XVII сессией Генеральной конференции ЮНЕСКО, понятие «культурное наследие» включало в себя: памятники — произведения архитектуры, монументальной скульптуры и живописи, включая пещеры и надписи, а также элементы, группы элементов или структуры, имеющие особую ценность с точки зрения археологии, истории, искусства или науки; ансамбли — группы изолированных или объединенный строений, которые в силу их архитектуры, единства или связи с пейзажем представляют особую ценность с точки зрения истории, искусства или науки; достопримечательные места — топографические зоны, совместные творения человека и природы, представляющие особую ценность в связи с их красотой или интересом с точки зрения археологии, истории, этнологии или антропологии.1

Памятники истории и культуры России составляют весомую долю в мировом культурном наследии. Они поддерживают культурное многообразие планеты и вносят существенный вклад в устойчивое развитие страны и человеческой цивилизации в целом, что и предопределяет ответственность российского государства за сохранение своего наследия и передачу его последующим поколениям.

Понимание уникальности и неповторимости, невозобновимости и незаменимости этих свидетельств создаёт необходимость государственного обеспечения особого режима жизни этих памятников, который в целом сводится к ограничению их использования в каких-либо функциональных целях — для обеспечения их максимальной сохранности. Подобная норма легла и в основу музейного движения и создания государственных и международных структур охраны памятников культуры.

1 Конвенции и рекомендации ЮНЕСКО по вопросам охраны культурного наследия. - М., 1990. - С. 84.

В зависимости от изменения политической ситуации в стране и развития научных представлений о памятниках менялся и понятийный аппарат в сфере культурного наследия. Термины «древность», «памятники старины», «памятники искусства и старины», «памятники зодчества», «памятники истории», «памятники революции, социалистического строительства и труда», «памятники истории и культуры» - соответствовали отдельным этапам истории охраны культурного наследия.

Сегодня в российском законодательстве понятие «памятник истории и культуры» включает в себя «объекты недвижимого имущества со связанными с ними произведениями живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, объектами науки и техники и иными предметами материальной культуры, возникшие в результате исторических событий, представляющие собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры». Это определение отличается от предыдущих своей детальностью, что позволяет более точно определить круг объектов, включаемых в государственные списки.

Охрана памятников наряду с архивным и музейным делом служит одной из форм сохранения подлинных исторических документов, передающих нам эмоциональный и духовный опыт ушедших поколений. Без них невозможно формирование национального и индивидуального сознания, а также осознание места народа и личности внутри ценностей мировой цивилизации.

Понятие «охрана» («сохранение»), употребляемое в многочисленных законодательных актах начиная с XIX в. включает в себя достаточно значимый для исследования круг проблем выявления, изучения, использования и популяризации наследия. В Федеральном законе «Об

2 ФЗ РФ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002. Гл. 1, ст.З. / Полякова М.А. Охрача культурного наследия России. - М.: Дрофа, 2005.-С. 255. объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» государственная охрана интерпретируется как «система правовых, организационных, финансовых, материально-технических, информационных и иных принимаемых органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации и пределах их компетенции мер, направленных на выявление, учет, изучение объектов культурного наследия, предотвращение их разрушения или причинения им вреда, контроль за сохранением и использованием объектов культурного наследия».3

Опыт деятельности государственных органов власти, учреждений и общественных организаций в области охраны памятников истории и культуры не только познавателен, но и полезен для современности, а потому его изучение необходимо. И на сегодняшний день, когда вопрос охраны памятников крайне обострился, есть смысл напомнить о действовавшей прежде системе сохранения национальных богатств, проанализировать ошибки и положительные стороны её деятельности для того, чтобы на научно-практической основе усовершенствовать охранную структуру памятников историко-культурного наследия на примере одной административно-территориальной единицы (Республике Бурятия). Поэтому обращение к проблеме историко-правовой охраны памятников историко-культурного наследия в Республике Бурятия обусловлено необходимостью выбора путей дальнейшего государственно-правового регулирования данных вопросов.

В связи с неразработанностью данной проблемы и отсутствием научных публикаций по ней, а также неизученностью историками и музееведами архивных материалов, заявленная тема диссертационного исследования видится его автору актуальной.

3 ФЗ РФ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002.// Полякова М.Л. Охрана культурного наследия России. — М.: Дрофа, 2005. - С. 255.

Степень научной разработанности проблемы Проблема сбережения и использования памятников историко-культурного наследия в Бурятии в советский период (1918-1985 гг.), как уже говорилось ранее, не разработана. Однако в научной литературе имеются теоретические работы, посвященные изучению памятников и памятникоохранительной деятельности в РСФСР.

Достаточно полно и содержательно становление и развитие исследовательской мысли об охране памятников историко-культурного наследия в Советской России отражено в монографии A.M. Кулемзина «Охрана памятников в России как историко-культурное явление».4 В его работе впервые наиболее полно дана историография истории охраны памятников РСФСР, начиная с первой публикации, какой, по его мнению, является отчёт заведующего Петроградским отделом музеев Г.С. Ятманова,5 содержащий значительный материал о деятельности центральных государственных органов по охране историко-культурного наследия, опубликованный в 1923 г.

Что касается исследований и публикаций, посвященных изучению охраны памятников в Бурятии в рассматриваемый нами период (1918-1985 гг.), то нужно отметить, что до сих пор не было выпущено ни одной сколько-нибудь обобщающей работы по охране памятников в республике. На протяжении всего исследуемого периода появлялись лишь отдельные статьи в периодической печати, посвященные самим памятникам и их состоянию, и, как правило, эти публикации носили эпизодический характер.

Однако при этом можно отметить такие периодические издания, как «Жизнь Бурятии» и «Бурятиеведение», выпускаемые в 1920-е - 1930-е гг. XX в. В них печатались работы краеведческого характера, получившие актуальность ввиду того, что на территории Дальневосточной республики (ДВР) стали образовываться краеведческие отделения. В них отражались

4 Кулемзин A.M. Охрана памятников в России как историко-культурное явление: монография. - Кемерово, 2001.-С. 66-77.

3 Кулемзин A.M. Охрана памятников в России как историко-культурное явление: монография. - Кемерово,

2001. - С. 66; Ятманов Г.С. Деятельность Петроградского отдела музеев по охране памятников искусства и старины и музейному строительству // Музей. - Петроград, 1923. - № 1. - С. 1-9. сведения, касающиеся истории, культуры и этнических особенностей края, памятников изобразительного искусства бурят и экспонатов, чаще всего, демонстрирующихся на выставках в Верхнеудинске. А с образованием Национального Бурят-Монгольского научного общества им. Д.Банзарова (1924 г.) на их страницах появляются материалы о его деятельности, а также о работе краеведческих ячеек в аймаках республики, о создании музеев и пополнении их коллекций. Поскольку в них содержались интересные и важные для нашего исследования сведения, позволяющие судить о краеведческих структурах республики и об их содействии государственным органам в деле регистрации и охраны памятников, а также о многочисленных экспедициях, проводимых исследователями по выявлению материалов, касающихся историко-культурного наследия республики, указанные выше издания стали одними из важных источников для получения сведений о памятникоохранительных мероприятиях, проводимых на территории республики в 1920-1930-е гг., и были проанализированы в источниковедческой базе диссертации.

В Бурят-Монголии памятникоохранительная деятельность была возложена на музеи. Анализ деятельности этих учреждений позволяет судить о мерах по охране памятников и в 1940-е гг. В это время организовывались многочисленные выставки, посвященные исторической и военной тематике и направленные на воспитание чувства патриотизма среди населения и

6 7 уважения к существующей власти. В статьях Т. Манжеева, Р.Ф. Тугутова, А. Орлова,8 О. Соболева,9 Ф. Шулунова10 и других авторов даётся оценка фондовой и выставочной работе музеев. Содержание статей в основном отражало техническое состояние музеев республики, включая и их

6 Манжссв Т. В отделах музея: к 50-летию Кяхтимского музея // Бурят-Монгольская правда. - 1940. - 23 нояб. - С. 3.

7 Тугутов Р.Ф. К истории музеев Бурят-Монголии // Записки Бурят-Монгольского ГИЯЛИ. - 1941. - Вып. 56.

8 Орлова А. Музей в эти дни // Бурят-Монгольская правда. - 1942. - 27 мая. - С. 3; Орлова А. Кяхтинский краеведческий музей в дни войны // Бурят-Монгольская правда. - 1944. - 30 дек.

9 Соболев О. Гордость республики // Бурят-Монгольская правда. — 1946. — 7 сент. - С. 3.

10 Шулунов Ф. Селенгинский человек // Бурят-Монгольская правда. - 1948. - 8 апр. - С. 4. коллекции, а также меры, предпринимаемые этими учреждениями в сохранении и пополнении своих фондов.

В 1952 г. была опубликована работа И.С. Смирнова «Из истории строительства социалистической культуры в первый период Советской власти (октябрь 1917 г. - лето 1918 г.)».11 Это был обобщающий исторический труд, посвященный деятельности по сохранению историко-культурного наследия Украины, Литвы и Польши. Далее последовало научное историческое исследование В. К. Горданова о музейном строительстве и охране памятников в первые годы Советской власти, определившее основные стратегические направления и методологию изучаемого процесса охраны памятников в советское время.12 В нём на богатом архивном материале отражены основные мероприятия, предпринятые советским правительством в отношении сохранения j памятников историко-культурного наследия.

В Бурят-Монголии в послевоенный период и в 50-гг. XX в. продолжали ,

13 публиковаться статьи в периодической печати А. Шапошникова, А. Орлова14, П. Гуревича,15 М. Петухова,16 Р.Ф. Тугутова.17 Публикации этих авторов включали в себя и информацию о законодательных актах, готовящихся правительством относительно недвижимых памятников историко-культурного наследия, о пропагандистской работе музеев, об условиях, в которых сохраняются предметы в фондах музеев.

11 Смирнов И.С. К вопросу о месте исторического наследия в культурной политике государства. - M., 1952.; Кулемзин A.M. Охрана памятников в России как историко-культурное явление: монография. - Кемерово, 2001.-С. 67.

12 Гарданов В.К. Музейное строительство и охрана памятников культуры в первые годы Советской власти (1917-1920) // История музейного дела в СССР. - М., 1957. - С.7-36.

13 Шапошников А. По залам Кяхтинского музея // Бурят-Монгольская правда. - 1951. - 15 мая. - С. 4.

14 Орлова А. В старейшем музее Забайкалья (г. Кяхты) // Бурят-Монгольская правда. - 1954. - 26 окт.

15 Гуревич П. Это не может удовлетворять общественность // Бурят-Монгольская правда. - 1956. - 27 сент.

16 Петухова M. Книги принадлежавшие B.M. Серова // Бурят-Монгольская правда. - 1957. - 12 сент.; Бурят-Монгольская правда. - 1957. - 15 нояб.; Бурят-Монгольская правда. - 1957. - 18 окт.

17 Тугутов Р.Ф. В. Обручев и Кяхтинский музей // Бурят-Монгольская правда. - 1958. - 12 сент.

Начало 1960-х гг. ознаменовалось публикацией Д.С. Лихачёва «Памятники культуры - всенародное достояние»,18 в которой он подверг резкой критике практику массового уничтожения памятников архитектуры в 20-30-е гг. XX в. Им были впервые противопоставлены два периода, характеризующие отношение государства к национальному наследию в первое десятилетие Советской власти и в конце 1920-х - начале 30-х гг. В это же время проблема сохранения памятников получила отражение и в периодике БМАССР, так например, интересный фактический материал отражён в статье Б. Цыренова.19

Все эти работы, изданные до середины 1960-х гг., носили в основном эпизодический характер, и хотя в бурятской историографии эта фрагментарность продолжала обнаруживаться и далее, в российских же изданиях, начиная с 1965 года, стали появляться работы, носящие ) проблемный, даже критический характер, направленные на преодоление недостатков в памятникоохранительной деятельности. Во это же время ■ появляются публикации обобщающего характера, где рассматривается проблема охраны памятников на протяжении больших исторических периодов. К таким относится статья Д.А. Равикович,20 в которой автор ' обобщила значительный материал по советскому периоду и сделала выводы о том, что в первые годы Советской власти государство и Коммунистическая партия проявляли серьёзную заботу о памятниках. А затем последовал нигилизм в отношении ряда памятников, и предпочтение стало отдаваться историко-революционным объектам. Д.А. Равикович, как заметил профессор A.M. Кулемзин, «признаёт губительность субъективистских решений и высказываний в отношении культуры в целом и памятников архитектуры в частности, исходивших в конце 1950-х - начале 60-х гг. от высших

18 Лихачев Д.С. Памятники культуры - всенародное достояние. // История СССР. - 1961. - №3. - С. 3-15.; Кулемзин A.M. Охрана памятников в России как историко-культурное явление: монография. - Кемерово, 2001.-С. 68.

19 Цыренов Б. Памятники вокруг нас // Молодёжь Бурятии. - 1961.-4 июля.

20 Равикович Д.А. Охрана памятников истории и культуры в РСФСР (1917-1967) // История СССР. - 1967. -№7. - С. 191-208; Кулемзин A.M. Охрана памятников в России как историко-культурное явление: монография. - Кемерово, 2001. - С. 69.

J I государственных лиц». Однако, как и публикации предыдущих исследователей, эта работа была написана в рамках существовавшей идеологии.

Тогда же страницы бурятских газет пополнились информацией о степени изученности, сохранности и использовании памятников, о низком качестве реставрационных работ, о плохой выявляемое™ объектов историко-культурного значения и слабом их использовании, а также о неэффективности мер по обеспечению сохранности памятников и почти полной неразработанности вопросов теоретического, методического и практического обеспечения дела охраны памятников. Все эти темы нашли отражение в статьях С. Ушаковой,22 А. Сурмач,23 Д. Цыремпилон,24 Д.

25 26 27 28

Соктоева, Н. Бобкова, А. Плавинского, И. Ильина.

В 1970-х гг. периодическая печать БурАССР содержала статьи о деятельности Бурятского отделения ВООПИК,29 проблемах охраны памятников истории и культуры в Джидинском,30 Еравнинском,31 Баргузинском, Кяхтинском и других районах республики. Кроме этого освещался законопроект «Об охране и использовании памятников истории и культуры»34(1976 г.), и в его контексте постановка охраны памятников истории и культуры в республике в связи с 10-летием ВООПИК,35 а также о случаях разрушения ряда памятников и участия Бурятского отделения ВООПИК в их реставрации и восстановлении.

21 Кулемзин A.M. Охрана памятников в России как историко-культурнос явление: монография. - Кемерово, 2001.-С. 70.

22 Ушакова С. Народным святыням - шефство // Молодёжь Бурятии. - 1965. — 24 фев.

23 Сурмач А. Памятникам Кяхты — гражданскую заботу // Правда Бурятии. - 1966. - 22 дек. - С. 3.

2' Цыремпилон Д. Памятник - оружие пропаганды // Правда Бурятии. - 1966. - 25 дек. - С. 2.

25 Соктоев А. Памятники - под охрану // Правда Бурятии. - 1967. - 29 авг.

26 Бобков Н. Присяга на верность // Правда Бурятии. - 1965. - 12 мая; Бобков Н. Сохраним памятники истории и культуры // Саяны. - 1967. - 8 марта.

27 Плавннский А. Охрана памятников истории и культуры — дело всей общественности // Бичурский хлебороб. - 1968.- 13 япв.

28 Ильин И. Беречь памятники истории и культуры // Байкальские огни. - 1969. — 18 янв.

29 Зорким В. Охрана памятников - дело всенародное Н Правда Бурятии. - 1974. — 9 апр. - С. 4.

30 Дармаев Б. Охрана памятников истории и культуры // Правда Бурятии. - 1974. - 14 фев. - С. 3.

31 Жамсуев Д. Памятники - народное добро // Улан-Туя. - 1975. - 16 окт.

32 Эдииг П. Сохранить памятники истории и культуры // Баргузинская правда. - 1976. - 16 окт.

33 Маланов К. Богата Кяхта памятниками // Правда Бурятии. — 1977. - 22 нояб.

34 Проект Закона «Об охране памятников истории и культуры» // Правда Бурятии. - 1976. - 31 авг. - С. 3.

35 Зайкова О. Живая память // Молодежь Бурятии. - 1977. - 7 апр. - С. 4.

Эти сведения позволяют проанализировать условия и качество работы, проделанной Бурятским отделением Общества, составить представление о проблемах, с которыми им приходилось сталкиваться, а также увидеть сильные и слабые стороны государственных структур в охране памятников истории и культуры.

Во второй половине 1970-х гг. к более глубокому анализу деятельности государства и общественности по сохранению историко-культурного наследия приступает Научно-исследовательский институт Министерства культуры (НИИ культуры). Одной из первых работ в НИИ в этом направлении явилась статья Э.А. Шулеповой36 о системе охраны памятников социалистического государства. Сборники научных трудов НИИ культуры по вопросам охраны памятников истории и культуры содержат публикации материалов включенных в сибирские тома «Свода памятников истории и культуры».

Сборники подготовленные Сибирским отделением Российской академии наук (СО РАН): «Памятники Сибири, Западной Сибири и Красноярского края»37, «Памятники культуры народов Сибири и Севера (2-я пол. XIX - нач.

38 39

XX вв.)», «Памятники истории и культуры Сибири» дают характеристику самых различных типов памятников истории и культуры Сибири за длительный период - от далёкого прошлого до 1970-х гг. Материал в них, как правило, группировался по разделам: памятники археологии; памятники революционной и трудовой славы; памятники архитектуры и искусства. Кроме этого, приводились данные по истории создания некоторых из них. В частности, в сборник «Памятники истории и культуры Сибири» была включена и статья А.С. Московского «Изучение памятников истории и

36 Шулепова Э. А. О роли государственного и общественного руководства охраной памятников истории и культуры // Вопросы охраны, использования и пропаганды памятников истории и культуры / Труды ПИИ культуры. - М., 1979. - Вып. 78. - С. 6-26;

37 Памятники культуры народов Сибири, Западной Сибири и Красноярского края : фотоальбом / Фото Ю. Бармина и др. — М., 1974.

38

Памятники культуры народов Сибири и Севера (2-я пол. XIX - нач. XX вв.) / отв. ред. И.С. Вдовин. - Л., 1977.

39 Памятники истории и культуры Сибири / отв, ред. А.С. Московский. - Новосибирск, 1978. культуры Сибири», 40 в которой автор даёт определение понятию «памятник», а так же приводит некоторые данные о подготовке «Свода памятников истории и культуры СССР».

Создание «Свода» стало важным этапом в процессе учёта и выявления памятников историко-культурного наследия. В результате были значительно увеличены списки объектов, подлежащих охране как на территории страны в целом, так и в Бурятии в частности, которая наравне с другими республиками тоже включилась в этот процесс.

Следует отметить, что появление вышеназванных сборников сделало доступной информацию о наследии государства, а распространение фотоальбомов позволило каждому желающему увидеть как выглядят памятники истории и культуры.

В начале 1980-х гг. появляются монографии Ю.Н. Бычкова41, посвящённой охране памятников в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период в Советской России, а также работы А. В. Савицкой, Ю. . Шваб, В. Г. Фурова, и других авторов, поднимающих вопросы охраны памятников и значимости этого процесса. Авторами анализируется объёмный фактический материал о развитии памятникоохранительной деятельности в стране.

Заметный вклад в разработку проблемы охраны памятников историко-культурного наследия внесли работы Ю.Н. Жукова,44 в которых с привлечением широкого круга разнообразных источников раскрывается история создания и функционирования органов охраны памятников как в центральной России, так и в её регионах. В работе рассмотрены первые экстренные меры Советского правительства по сохранению культурных

40 Московский А. С. Изучение памятников истории и культуры Сибири // Памятники истории и культуры Сибири / отв, ред. А.С. Московский. - Новосибирск, 1978. - С. 4.

41 Бычков Ю. Н. В государственном масштабе. - М., 1980.

42 Шваб Ю. 3., Савицкая А.В. Памятники - достояние народа. - Ташкент, 1984.

43 Фуров В. Г. Грани наследия. - М., 1985.

44 Жуков Ю. Н. Становление и деятельность советских органов охраны памятников истории и культуры 1917-1920 гг. - М., 1989; Жуков Ю. Н. Память отечества : сохранение культурно-исторического наследия в СССР.-М., 1988. ценностей в ходе революционных событий и участие творческой интеллигенции в памятникоохранительной деятельности. Однако некритический подход автора к освещаемым событиям, как заметил и A.M. Кулемзин в своём историографическом анализе45, не позволил ему показать имевшиеся существенные недостатки, приведшие к значительным утратам историко-культурного наследия, и вскрыть их причины.

К середине 1980-х гг. стало ясно, что для решения проблем охраны памятников, накопившихся за многие десятилетия, требовалось более глубокое научное толкование памятников. Важную роль в этом процессе сыграли публикации сотрудников НИИ культуры П.В. Боярского46, А.Н.

АЛ jo

Дьячкова, М.А. Поляковой и др. авторов. В результате памятниковедческих исследований ими были выявлены и охарактеризованы основные признаки памятников и их две стороны: объективная, т.е. реально существующие качества и свойства, и субъективная, т.е. отношение к памятникам со стороны общества. Кроме этого, этими авторами, исходя из установленных признаков, было сформулировано понятие «памятник». Огромное значение придавалось памятникам науки и техники, поднимались вопросы их изучения и использования. Возникновение самостоятельной науки о памятниках - «памятниковедения» - ознаменовало качественно новый уровень понимания места и роли памятников в обществе и как результат - новое отношение к их охране.

В 1980-х гг. продолжали публиковаться статьи в сборниках: «Памятники истории и архитектуры Сибири»49, «Памятники истории, археологии и

45 Кулемзин А. М. Охрана памятников в России как историко-культурное явление: монография. - Кемерово, 2001.-С. 74.

46 Боярский П. В. Пути создания науки о памятниках // Памятники Отечества. - 1983. - №2(8). - С. 36-41.; Боярский П. В. Теоретические основы памятниковедения науки и техники // Памятниковедение науки и техники: теория, методика, практика. - М., 1988. - С. 46-83.

47 Дьячков А. Н. Памятники науки и техники в системе памятников истории и культуры // Памятниковедение науки и техники: теория, методика, практика. - М., 1988. - С. 88-102.

48 Полякова М. А. Изучение и использование памятников науки и техники // Памятниковедение науки и техники: теория, методика, практика. - М., 1988. - С. 114 - 125.

49 Памятники истории и архитектуры Сибири / отв. ред. О.Н. Вилков, А.С. Московский. - Новосибирск, 1986. архитектуры Сибири»50 «Памятники истории, культуры и градостроительства Сибири»31, где были освещены малоизученные проблемы историко-культурного наследия Сибири, проанализировано состояние организационной и исследовательской работы по подготовке «Свода» памятников культуры региона. Публикации содержали обширную информацию о многих не описанных в литературе памятниках различных эпох, от бронзового века до наших дней.

В эти же годы появляются и отдельные статьи, касающиеся сохранности исторических памятников г. Улан-Удэ, сбережения и реставрации и пропаганды памятников истории, культуры и архитектуры в республике.

Так, в начале 1980-х гг. основное внимание в республике стало уделяться изучению и сохранению историко-революционных памятников, памятников труда и боевой славы. В частности, в работе А.В. Тйваненко «Историко-революционные памятники Бурятии», автор подчёркивает значимость этой группы памятников, их преимущество в охране по сравнению с другими объектами наследия. Однако эта работа была посвящена исследованию лишь отдельных памятников и не включала анализ деятельности государственных структур в сохранении историко-культурного наследия. Результаты работ Бурятского отделения ВООПИК по сохранению историко-революционных памятников, а также примерные планы и перспективы его будущей деятельности получили отражение в статьях В. Бельгаева,53 А. Дружинина,54 А. Дарханова,55 И. Ильина,56 К. Хамуевой,57 С. Ангапова.58

50 Памятники истории, археологии и архитектуры Сибири /отв. ред. O.H. Вилков. - Новосибирск, 1989.

51 Памятники истории, культуры и градостроительства Сибири: сб. науч. ст. / АН СССР; отв.ред. О.Н. Вилков, Д.Я. Резун. - Новосибирск, 1991.

52 Тиваненко А. В. Историко-революционные памятники Бурятии. - Улан-Удэ, 1987.

53 Бельгаев В. Сохранить для потомков Загород высокой культуры // Правда Бурятии. - 1980 - 17 июля.

54 Дружинин А. Был бы энтузиазм // Правда Бурятии. - 1980.-22 авг.

55 Дарханов А. Охрана памятников старины - дело каждого человека // Байкальские огни. - 1981 - 2 июля.

56 Ильин И. Памяти родного края // Молодёжь Бурятии. - 1982. - 13 марта.

57 Хамуева К. Дорогое далёкое прошлое // Красная Селенга. - 1982. - 14 сент.

Ангаиов С. Вечно в памяти народной // Правда Бурятии. - 1982. — 16 апр.; Ангапов С. Тропинка к памятнику // Правда Бурятии. - 1983. - 1 1 нояб.; Ангапов С. В. Наш общий долг // Байкал. - 1985. — №3. - С. 104-109.

В них в основном указываются сведения о выявлении и учёте памятников истории и культуры на территории республики, реставрации отдельных объектов, пропаганде сохранения культурного наследия, привлечении молодёжи к изучению и сохранению своей культуры и истории через отдельные памятники. И в тоже время приводятся факты безответственного отношения некоторых организаций и отдельных лиц к сохранению историко-культурного наследия республики, отсутствия финансирования со стороны государственных органов, нехватки квалифицированных специалистов в реставрационном деле и массы других причин, приведших к запущению и разрушению памятников истории и культуры. Значимость таких публикаций, на наш взгляд, заключается в том, что авторы пытались дать оценку памятникоохранительной деятельности государственных органов власти в Республике. Положительный и отрицательный опыт охраны памятников этого периода отражен в нашем диссертационном исследовании.

В 1990 г. появляется монография П.В. Боярского,59 посвященная новым научным направлениям в области выявления, изучения, охраны и использования памятников истории и культуры - общему памятниковедению и памятниковедению науки и техники. Анализируется практика использования памятников. Изложены проблемы комплексного сохранения историко-культурной среды. Особое место в работе занимают вопросы взаимосвязи проблем охраны и использования памятников с проблемами экологии, раскрывается взаимосвязь теории и практики памятниковедения на основе комплексных исследований историко-культурной и природной среды Арктики.

Во второй половине 1990-х гг. публикации в основном касались деятельности органов, заведовававших музейным делом и охраной

59 Боярский П. В. Введение в памятниковедение // Сов. фонд культуры, Информцентр, гуманит. исслед., НИИ культуры и др.-М., 1990.-219 с. памятников старины и искусства в первые годы Советской власти.60

Формирование единой системы музеев в Бурятии,61 работа учреждений

62 культуры в условиях Великой Отечественной войны, деятельность антирелигиозного музея в Бурят-Монгольской АССР в период с 1937 по 1941 гг.63 изучены и проанализированы в работах Г.В. Найдаковой. Вопросы отношения государственных властей к религии и его последствий освещены в статьях Г.Д. Базаровой64, И.Ю. Замулы65, А.А. Данзановой66, Д.Л. Доржиева67 В.К. Гурьянова,68 и др. Авторами были изучены значительные периоды и отдельные аспекты развития охраны памятников в России, дана оценка социального значения памятникоохранительной деятельности. Э.В. Демин и А.Б. Панов,69 Г.С. Митыпова70 в своих монографиях отразили историю отдельных памятников республики и их сохранность. Поскольку обязательным условием сохранения историко-архитектурных памятников была и остаётся их своевременная реставрация, важно, чтобы этому предшествовали и сопутствовали инженерные обследования объектов-памятников. Такие обследования стали проводиться Бурятии с 1993 г. и

60 Найдакова Г. В. Развитие музейного дела в Бурятии за 75 лет / Проблемы истории и культурно-национального строительства в Республике Бурятия : материалы респ. науч.-практич. конф. Посвященной 75-летию образования Республики Бурятии. - Улан-Удэ, 1998. - С. 142-143.

61 Найдакова Г. В. Развитие музейного дела в Бурятии за 75 лет // Проблемы истории и культурно-национального строительства в Республике Бурятия : материалы респ. науч.-практич. конф. посвященной 75-летию образования Республики Бурятии. - Улан-Удэ, 1998.-С. 142-143.

62 Найдакова Г. В. Работа учреждений культуры в условиях войны // Бурятия в годы Великой Отечественной войны : тезисы и материмы докладов и сообщений на респ. науч.-практич. конф., посвященной 55-легию победы советского народа над немецкими фашистами в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.). -Улан-Удэ, 1999.-С. 144.

63 Найдакова Г. В. Из истории антирелигиозного музея (1937-1941) // Материалы науч. конф. «Цыбиковские чтения - 7». - Улан-Удэ, 1998. - С. 95.

64

Базарова Г. Д. Научная интеллигенция и культурно-национальное строительство в республике в 19201930 гг. / Проблемы истории и культурно-национального строительства в Республике Бурятия: материалы респ. науч.-практич. конф., посвященной 75-летию образования Республики Бурятии. - Улан-Удэ 1998. — С. 185.

65 Замула И. Ю. Духовно-культурная жизнь в г. Верхнеудинске (1917-1923) // Проблемы истории и культурно-национального строительства в Республике Бурятия: материалы респ. науч.-практич. конф., посвященной 75-летию образования Республики Бурятия. - Улан-Удэ 1998. — С.182.

66 Данзанова А. А. Обновленческое движение в 20-е гг. в Бурятии // Проблемы истории и культурно-национального строительства в Республике Бурятия : материалы респ. науч.-практич. конф. посвященной 75-летию образования Республики Бурятии. - Улан-Удэ, 1998. - С. 189.

67 Доржиев Д. Л. Буддизм и антирелигиозная компания в Бурятии рубежа 1920-1930-х гг. : материалы науч. конф. «Цыбиковские чтения - 7». - Улан-Удэ, 1998. - С. 95.

68 Гурьянов В. К. По большой, Большой-Николаевской : из истории улиц Верхнеудинска. - Улан-Удэ, 1998.

69 Дёмин Э. В., Панов А.Б. Инженерное обследование с учётом сейсмичности зданий (сооружений) -памятников Бурятии / ВСГТУ. - Улан-Удэ, 1998.

70 Митыпова Г. С. Православные храмы в Забайкалье (XVII - нач.ХХ вв.). - Улан-Удэ: БГУ, 1997. первые её результаты были обобщены в монографии Э.В. Демина и А.Б. Панова,71 в которой рассмотрены 12 объектов-памятников федерального и местного значения.

В 1990-начале 2000-х гг. появляются статьи, отражающие историю культурного и национального строительства, а также историю музейного дела в республике. В периодике России следует отметить статьи В. Римкуса «Война памятников»,72 М. Рубанцева «Памятник на семи ветрах»73 о деятельности ВООПИК, Ф.Д. Поленова «В условиях правового беспредела»,74 в Бурятии заслуживают внимания статьи Н.А. Петуновой,73 Г. Тарасова и других авторов. Особый интерес вызывают статьи Н.А. Петуновой, долгое время являющейся директором Научно-производственного центра по охране и использованию памятников истории и культуры (НПЦОИПИК), созданного в 1966 году и выполняющего'функции специально-уполномоченного государственного органа по охране памятников в республике в рамках действующего законодательства по охране культурного наследия РФ. Статьи повествуют об истории образования НПЦ и сфере его деятельности, а потому имели важное значение при написании диссертации. Кроме этого они во многом носят итоговый характер и дают представления о том, в каком состоянии находятся памятники историко-культурного наследия в Бурятии, и как необходимо участие государственных органов власти и общественности в их сохранении.

Научно-производственному центру по охране и использованию памятников при Министерстве культуры Бурятии посвящена и статья Г.

71 Дёмин Э. В. Панов А. Б. Инженерное обследование с учётом сейсмичности зданий (сооружений}-памятников Бурятии / ВСГТУ. - Улан-Удэ, 1998.

72 Римкус В. Война памятников // Творчество. - 1991. -№3 -С. 1-2.

73 Рубанцева М. Памятник на семи ветрах // Российская газета. - 1993. - 5 янв.

74 Поленова Ф. Д. В условиях правового беспредела // Культура. - 1994. - 19 марта. - С. 2.

75 Петунова Н. А. Сохраним ли памятники? // Бурятия. - 1996. - 5 марта; Петунова Н.А. Успеть вспомнить // Правда Бурятии. - 1998. - 18 нояб.; Петунова Н. А. Скотный двор в церкви // Правда Бурятии - 1998. - 16 сент.; Петунова Н. Наша общая забота // Сокровища культуры Бурятии. - СПб., 2002. - С. 10-13; Петунова Н. Люди и памятники // Правда Бурятии. Неделя. - 2003. - 27 фев. - С. 7; Петунова Н.А. Хранители сокровищ// Правда Бурятии -2003. - 16 авг. - С. 8.

76 Тарасов Г. Из года в год из века в век // Бурятия. -2001. - 16 нояб. - С. 6.

Тарасовой «Из года в год, из века в век», приуроченная к 35-летнему юбилею образования НПЦ. Автор освещает основные достижения центра, а также перечисляет имена сотрудников, в разные годы работавших в нём.

В последние годы возрос интерес к памятникам историко-культурного наследия и особо следует отметить работы краеведа и деятеля охраны памятников Бурятии Э.В. Дёмина. Его монографии, подготовленные совместно с А.Б. Пановым, содержат важные исторические документы об уникальных сооружениях-памятниках истории и архитектуры - Свято-Одигитриевском соборе г. Улан-Удэ, Посольском монастыре на Байкале, Чикойском Иоанно-Предтеченском монастыре, а также обобщаются

78 результаты инженерно-сейсмического обследования этих строений. Широкий спектр представленных в собрании исторических материалов позволяет воссоздать историю этой обители. ;

В настоящее время исследованиями в области охраны памятников Бурятии занимаются к.и.н., доцент Е.В. Ваганова и автор диссертационного исследования.79

77 Тарасов Г. Из года в год из века в век. // Бурятия. - 2001.-16 нояб. - С. 6.

78 Дёмин Э. В., Панов А. Б. Инженерно-сейсмическое обследование Свято-Одигитриевского собора г. Улан-Удэ / НПЦ охраны памятников РБ. - Улан-Удэ, 2003. - 257с.; Дёмин Э. В., Панов А. Б. Инженерное обследование строений Посольского монастыря на Байкале / НПЦ охраны памятников РБ, ВСГТУ. - Улан-Удэ, 2003. - 163 е.; Дёмин Э. В. Чикойский Иоанно-Предтеченский монастырь : исторические материалы /

НПЦ охраны памятников МК РБ. - Улан-Удэ, 2004. - 106 с.

79

Ваганова Е. В., Казка Е. А. История охраны памятников Сибири в первые годы советской власти (19181925 гг.) / Культурное пространство Восточной Сибири и Монголии: материалы Международной науч.-практич. конф. - Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2003. — С. 168-172; Казка Е. А. Охрана памятников в Бурятии в послевоенный период (1946 - 1952 гг.) / Исследования молодых ученых. - Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2003. — Вып. 5. — С. 91-97; Ваганова Е. В., Казка Е. А. Пропаганда и реставрация памятников историко-культурного наследия в Республике Бурятия (60-70-е годы XX века) // Историко-культурное и природное наследие: проблемы сохранении, трансляции и подготовки кадров: материалы Междупар. науч.-практич. конф., г. Улан-Удэ 26 нояб. 2004 г. - Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2004. - С. 318-324; Казка Е.А. Пропаганда и охрана памятников в Бурятии (1952-1965 гг.) // Исследования молодых учёных. - Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2004. — Вып. 6. — С. 124-128; Казка Е.А. Пропаганда охранной деятельности в отношении памятников историко-культурного наследия среди населения Бурятии в 40-50-е гг. XX в. / Исследования молодых ученых - Улан-Удэ, ИПК ВСГАКИ, 2004. - Вып. 7. - С. 120-126; Ваганова Е. В., Казка Е. А.Общественная памятпикоохранительная деятельность в восточной Сибири в первые годы советской власти (1920-1925 гг.) // Историческое и культурное и природное достояние: состояние, проблемы, трансляции. — Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2004. — Вып. 4. — С. 204-209; Ваганова Е. В., Казка Е. А. Деятельность государственного органа но охране памятников историко-культурного наследия в Республике Бурятия во втор. пол. 20-х гг. XX в. // Роль правоохранительных органов в современном обществе: проблемы научно-практического обеспечения: материалы Всероссийской науч.-практич. конф. - Улан-Удэ: Вост.-Сиб. ин-т МВД России, 2005. — С. 191195; Ваганова Е. В., Казка Е. А. Правовое и административное обеспечение охраны памятников во второй половине 20-х гг. XX в. в Бурятии. // Правоохранительные органы и общество: научн. альманах. - Улан-Удэ,

В совокупности в стране профессиональная литература по рассматриваемому вопросу всё же не сумела в полной мере раскрыть процесс создания центральных и местных органов охраны памятников всех советских республик, в том числе и Бурятии, всесторонне охарактеризовать их деятельность, в полной мере оценить результаты этой работы. Обзор советской историографии и современных исследований по вопросам охраны памятников истории и культуры показывает их относительную скудность. В то же время остаются нерешёнными некоторые вопросы, связанные с изучением охраны памятников в Бурятии как своеобразного историко-культурного явления. В частности, не определена социальная роль памятникоохранительной деятельности и её место в истории и культуре Бурятии.

Несмотря на ряд имеющихся публикаций краеведческого характера и £ газетных публикаций о памятниках истории и культуры, до сих пор история охраны памятников в республике остаётся областью неисследованной. s Проблема отношения общества, государственных органов власти в Республике Бурятия к историко-культурному наследию осталась за рамками изучения историков культурологов и краеведов.

Объект исследования - охрана памятников историко-культурного наследия в Бурятии в 1918-1985 гг.

Предмет исследования — становление государственной системы охраны памятников в Бурятии и её взаимосвязи с общественными организациями.

2005. - Вып.2. — С. 60-67; Ваганова Е. В., Казка Е. А. Пропаганда и реставрация памятников историко-культурного наследия в Республике Бурятии (60-70-е гг. XX в.) // Историко-культурное и природное наследие: проблемы сохранения, трансляции и подготовки кадров: материалы Междунар. иауч.-практич. конф. - Улан-Удэ, ИПК ГОУ ВСГАКИ, 2005. - С. 318-324; Казка Е. А. Государственная политика в сохранении памятников историко-культурного наследия в Бурятии (1953 - 1965 гг.) // Исследования молодых ученых. Улан-Удэ, 2005. - Вып. 8 — С. 48 - 54; Казка Е. А. Охрана памятников в Бурятии в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) // Исследования молодых учёных. - Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2006. - Вып. 9. - С. 208-212.

Цель - дать целостную картину генезиса охраны памятников историко-культурного наследия в Бурятии в 1918-1985 гг., раскрыть особенности формирования государственной системы охраны памятников, выявить взаимосвязи элементов государственной системы охраны памятников и общественных организаций.

Исходя из указанной цели исследования, были поставлены следующие задачи:

1. изучить состояние охраны памятников в обозначенный период на основании архивных документов;

2. выявить основные элементы системы государственного руководства охраной памятников историко-культурного наследия в Бурятии;

3. определить взаимосвязи элементов государственной системы охраны памятников и общественных организаций.

Хронологические рамки диссертации Диссертационное исследование ограничивается периодом с 1918 г. до 1985 года. Нижняя дата соответствует времени организации первых советских государственных органов по охране памятников в Российской Федерации и первых шагов практической и юридической реализации мер в области охраны памятников истории и культуры. Верхняя координата определяется началом перестроечного процесса в СССР, объявленного на апрельском пленуме ЦК КПСС в 1985 году. История охраны памятников историко-культурного наследия в Бурятии в период перестройки (1985-1991 гг.) является темой отдельного исследования.

Территориальные рамки диссертационного исследования определяются административной территорией современной Республики Бурятия.

Методологическая основа исследования В основу диссертационного исследования положены принципы: научности, историзма и объективности.

Принцип научности предполагает рассмотрение частного исследования, каковым является в данном случае представленная нами тема диссертации, как одного из элементов системы исторического познания: концептуальный тип познания, историческая теория, методология истории.

Научная концепция вбирает в себя достижения частных исследований и исторических теорий и является высшим уровнем исторического познания. Плодотворное функционирование и развитие исторической науки возможно только при условии сбалансированного соотношения всех её основных элементов.

Принцип историзма предполагает изучение всякого явления истории в его генезисе, конкретно исторической обусловленности и индивидуальности. Таким образом, данный принцип даёт возможность исследовать историю охраны памятников исходя из особенностей конкретной исторической обстановки, на основе соблюдения временной последовательности и закономерной преемственности смены периодов и этапов её развития. История охраны памятников в Бурятии в рассматриваемый период развивалась в рамках политики советского государства и под влиянием советской идеологии.

Непременным условием получения достоверных исторических знаний является применение принципа историзма при соблюдении требования объективности научного исследования.

Принцип объективности заключается в получении объективных знаний о прошлом, являющемся главной целью исторического исследования. Принцип объективности позволил воспроизвести объект исследования таким, каким он существует вне зависимости от воли и сознания исследователя, путём достаточно полного охвата всех историографических источников по теме исследования и применения различных методов для получения наиболее полного объёма информации об объекте исследования.

Методологической базой послужили концептуальные разработки и

80 труды ведущих специалистов в этой области A.M. Кулемзина , М.А.

80 Кулемзин A. M. История охраны памятников в РСФСР. - Красноярск, Красноярский ун-т, 1992. — 106 с. Кулемзин A. M. Охрана памятников в России как историко-культурное явление: монография. - Кемерово: изд-во обл. ИУУ, 2001. - 328 с.

Of o-y 01

Поляковой, Ю.Г. Галая, Ю.Н. Жукова, имеющие важное значение для нашего исследования.

Методы диссертационного исследования

Для реализации цели и решения конкретных задач диссертационного исследования были применены общенаучные и специальные методы. Общенаучные методы: выявление и систематизация материала, обобщение, анализ, сравнение, индукция, дедукция, системно-структурный анализ. Все перечисленные методы применялись в процессе работы над диссертацией, т.к. они находятся в диалектическом единстве, взаимосвязи и дополняют друг друга, что в конечном итоге позволило автору рассмотреть тему с позиций объективности.

Так, к примеру, логический метод предполагает рассмотрение предмета исследования в его развитии и связи с историко-культурным процессом - в нашем случае мы рассматриваем становление охраны памятников в Республике Бурятия как системы в историко-культурном процессе; метод индукции — логическое выделение общих суждений на основе частных наблюдений - в диссертационном исследовании каждый период охраны памятников в Бурятии в советский период завершается обобщением и выводами; метод дедукции - переход от общего к частному, в нашем случае это выделение регионального аспекта из общей системы охраны памятников - в рамках охраны памятников в СССР мы выявляем историю становления охраны памятников историко-культурного наследия в Бурятии. В основе системного метода лежит изучение исторических объектов как систем, что позволило раскрыть сущность и природу функционирования

81 Полякова М. А. Охрана культурного наследия России. - М.: Дрофа, 2005. — 271 с.

82 Галай Ю. Г. Власть и историко-культурные ценности в Российской Федерации 1917-1929 гг.: историко-правовой аспект. - Н. Новгород: Нижнегородский юридический ин-т МВД РФ, 1997. — 275 с.

Жуков Ю. Н. Память отечества : Сохранение культурно-исторического наследия в СССР. - M.: Моск. Рабочий, 1988,-207 е.; Жуков Ю. Н. Когда гремели пушки : спасение памятников зодчества в годы Великой Отечественной войны. - M.: Наука, 1990. - 40 е.; Жуков Ю. Н. Становление и деятельность советских органов охраны памятников истории и культуры, 1917 - 1920 гг. / отв. ред. H. М. Катунцева; АН СССР, Ин-т истории СССР.-М.: Наука, 1989.-301 с. государственной системы охраны памятников и общественных организация на территории Бурятии в рассматриваемый период 91918-1985 гг.).

Применение в комплексе вышеперечисленных общенаучных методов предполагает системный подход, в основе которого лежит изучение памятникоохранительной деятельности в РСФСР и Республике Бурятия как системы.

Специальные исторические методы представляют собой различные сочетания общенаучных методов, адаптируемых к особенностям исследуемых исторических объектов (историко-генетический, историко-сравнительный, хронологический, диахронный, синхронный и историко-системный).

Историко-генетический метод позволяет то или иное историческое явление рассмотреть от зарождения до гибели или современного состояния. Как правило, этот метод используется с общенаучным методом индукции. Мы рассматриваем историю охраны памятников историко-культурного наследия с момента становления советской охраны памятников до перестроечного периода.

Историко-сравнительный метод предполагает сопоставление исторических объектов (фактов) друг с другом на основании аналогий. В работе сравнивается Бурятия и Иркутская область, а также отдельные районы республики, в которых, несмотря на единое руководство, памятникоохранительные мероприятия выполнялись с разной полнотой и скоростью.

Хронологический метод предполагает рассмотрение исторического процесса в чётко хронологической последовательности, используя, например, деления, принятые в исторической науке. В данном исследовании нами выделены следующие периоды: охрана памятников в первые годы Советской власти; охрана памятников в годы формирования командно-административной системы; охрана памятников в годы Великой

Отечественной войны и послевоенный период; период со времени появления Министерств культуры и до 1985 г. — года начала перестройки.

Диахронный метод (разновременной анализ) и синхронный метод (одновременность) использовались при рассмотрении функционирования одних и тех же процессов в одно и то же время в СССР и в Бурятии. В некоторых случаях памятникоохранительные акты в республике создавались одновременно с распоряжениями российских органов власти, в других со значительным запозданием.

Историко-системный метод предполагает выделение нескольких признаков, которые взаимосвязаны между собой и являются связующим звеном устойчивой и целостной системы. Данный метод предполагает реализацию устойчивости отношений системы, изучение различных взаимосвязей явлений и процессов, системы охраны памятников.' Другими словами, это выявление системы взаимосвязей в деятельности государственных органов, музеев, ВООПИК, Центра охраны памятников через административное руководство на уровне договорных отношений, на уровне координации и кооперации.

Положения, выносимые на защиту

- В первые годы Советской власти охрана памятников историко-культурного наследия в Бурятии осуществлялась музеями, а в 20-е гг. XX в. Национальным Бурят-Монгольским научным обществом им. Д. Банзарова и его краеведческими отделениями в аймаках. Антирелигиозная политика Советской власти 20-30-х гг. в Бурятии сопровождалась разрушением культовых объектов, уничтожением предметов, имеющих художественную, культурную и историческую значимость, репрессиями православного и буддийского духовенства, созданием антирелигиозных музеев, перманентным конструированием и изменением центральных и местных органов охраны памятников.

- В условиях военного времени (1941-1945 гг.) и послевоенный период проблемы охраны движимых и недвижимых памятников историкокультурного наследия стояли очень остро, на уровне сохранения наследия на оккупированных территориях и вывозе движимых памятников в глубь страны, в Сибирь. Создаются стационарные передвижные выставки, посвящённые подвигам на фронтах войны и в тылу; архивы и музеи занимаются сбором документальных материалов по истории Великой Отечественной войны.

- В 1960-е гг. в Бурятии в памятникоохранительную деятельность активно включается общественность, начинаются патриотические движения в защиту памятников историко-культурного наследия. Появляются общественные организации, внёсшие весомый вклад в изучение и сохранение памятников историко-культурного наследия (Бурятское отделение Всероссийского добровольного общества охраны памятников истории и культуры, аймачные отделения ВООПИК). •

- С начала 1970-80-х гг. в Бурятии ведётся работа по паспортизации памятников истории и культуры и составлению Свода памятников истории и культуры Бурятской АССР. На базе Производственной группы, организованной Постановлением Совета министров Бур АССР ещё в 1966 г., создаётся производственное бюро по охране и использованию памятников истории и культуры, внёсшее весомый вклад в сохранение памятников историко-культурного наследия.

- Охрана памятников в Бурятии в рассматриваемый период (1918-1985 гг.) протекала в рамках единой государственной системы охраны памятников Советской России, была всецело связана с историей страны и являлась её составной частью.

- В отличие от музеев, органы охраны памятников к началу перестройки представляли собой систему, включающую государственные органы управления (Центры) и общественные организации (ВООПИК).

Источниковая база диссертации составили опубликованные и неопубликованные документы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и Национального архива Республики Бурятия (НАРБ) и местная периодическая печать. Большинство из них впервые вводится в научный оборот. Исследовательской базой служили партийные и государственные документы, законодательные акты советского государства, а также законодательные и нормативные акты республики, центральная и местная периодическая печать.

Все выявленные источники, на которых строится диссертационное исследование об охране памятников в Бурятии в советские годы, были подразделены на четыре группы. Первую группу источников составили документы центральных органов власти, в большинстве случаев это приказы и поручения Министерства культуры СССР, ЦС ВООПИК (ГАРФ, ф. А-639), а также копии постановлений и приказов, издаваемых Советом народных комиссаров РСФСР (НАРБ, ф. 248), Советом министров РСФСР (НАРБ, ф. Р509), адресованные во все центральные исполнительные комитеты автономных республик РСФСР. Во вторую группу вошли распорядительные документы, хранящиеся в фондах НАРБ ф. 248 - Совета народных комиссаров Бурят-Монгольской АССР, ф. Р-509 - Охраны памятников истории и культуры и ф. 955 - Министерства культуры БурАССР - в основном это приказы, постановления и распоряжения, издаваемые местными органами советской власти — Народным комиссариатом Бурят-Монгольской АССР, Советом министров Бурят-Монгольской АССР и БурАССР, Министерством культуры Бурятской АССР. Третья группа представляет собой делопроизводственную документацию, включающую протоколы, акты, планы, справки о техническом состоянии памятников, отчёты местных органов охраны памятников, а также их переписка с центральными органами охраны памятников по вопросам сбережения памятников, содержащаяся в ГАРФ (ф. А-501 «Министерство культуры РСФСР. Управление музеев и охрана памятников» и ф. А-639 «Всероссийское Общество охраны памятников истории и культуры») и НАРБ (ф. Р-509 «Охраны памятников истории и культуры»). Четвёртая группа включает опубликованные документы по охране памятников, материалы съездов ВООПИК, отчёты его отделений и периодическую печать.

Первую группу источников составили документы центральных органов власти, в большинстве случаев это приказы и поручения Министерства культуры СССР, ЦС ВООПИК (ГАРФ, ф. А-639), а также копии постановлений и приказов, издаваемых Советом Народных Комиссаров РСФСР (НАРБ, ф. 248), Советом министров РСФСР (НАРБ, ф. Р-509), адресованные во все центральные исполнительные комитеты автономных республик РСФСР.

Фонд 248 НАРБ, содержит материалы, свидетельствующие о внимании со стороны центральных органов власти к развитию краеведческой работы на местах, об охранных мерах, в отношении памятников историко-культурного наследия.

Фонд Р-509 НАРБ включает немало документов, издаваемых Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете министров РСФСР, в форме копий, отправленных в Совет министров БурАССР. Чтение лекций, проведение передач по радио, публикация материалов в местной печати и другие мероприятия, проводимые в отношении исторических памятников, связанных с событиями гражданской и Отечественной войн в республике, объясняются документами выше указанного фонда.

Фонд А-639 Государственного архива Российской Федерации в числе прочих, содержит дела, хранящие подлинники распорядительной документации ЦС ВООПИК и Совета министров РСФСР, а именно поручения, приказы по основной деятельности, указания и пр.

Так, например, из фонда А-639 ГАРФ полезными для исследования были дело №5 «Поручения Совета министров РСФСР об усилении работы по охране памятников истории и культуры, заключения Президиума центрального Совета по этим поручениям и переписка с заинтересованными учреждениями и организациями за 1967 год» на 185 листах; дело №297

Поручения Совета Министров РСФСР по вопросам выявления, охраны и пропаганды памятников истории и культуры и материалы по их выполнению, заключения ЦС ВООПИК представленные в СМ РСФСР, за 1970 год», том 1 в деле №297 на 186 листах и том II в деле №298 на 158 листах; дело №329 «Указания ЦС ВООПИК за 1971 год. Подлинники и копии» на 76 листах; дело №360 «Приказы №1-42 ЦС ВООПИК по основной деятельности за 1972 год» на 56 листах; дело №416 на 290 листах за 1974 год, по названию совпадающее с делом №297 и №298. Документы, содержащиеся в выше перечисленных делах, отражают управленческую деятельность центральных органов власти в отношении сохранения памятников историко-культурного наследия в стране.

Несомненный интерес вызывают и документы ф. А-639, содержащие сведения о награждении грамотами или дипломами представителей Бурятского республиканского отделения Общества. Так, например, дело №419 «Приказы №1-70 Центрального Совета ВООПИК по основной деятельности за 1974 год. Подлинники» (на 104 листах), и дело №476, указанного фонда, «Приказы №1-64 ЦС ВООПИК по основной деятельности за 1976. подлинники» (на 124 листах). Данные сведения позволяют судить об активности и уровне работы республиканского и районных отделений общества.

Кроме этого в том же фонде имеются дела, отражающие памятникоохранительные мероприятия, проводимые ЦС ВООПИК в стране. Например, в деле 518 «Приказы № 1-62 ЦС ВООПИК по основной деятельности за 1977 год» (на 95 листах), приказ Министерства культуры РСФСР совместно с ЦС ВООПИК №5 от 14 февраля 1977 г. «О создании выставки «Охрана памятников истории и культуры РСФСР 1917-1977 гг.» (л. 8). Согласно которому Министерства культуры всех автономных республик принимали участие в комплектовании выставки, приуроченной к 60-летию Великой Октябрьской революции, тем самым осуществляя пропаганду историко-революционных памятников истории и культуры. Меры, предпринятые Центральным Советом Общества и его республиканскими отделениями, были направлены на сохранение памятников советского общества, и череда юбилейных дат, выпавшая на 1960-1970-е гг. -годовщины Октябрьской революции, победы в Великой Отечественной войне, 50-летия образования СССР, 100-летия со дня рождения В.И. Ленина -способствовала этому в большей степени.

Документы, отнесённые к первой группе источников, имеют важное значение для исследования, поскольку именно они главным образом определяли политику местных органов власти в отношении памятников истории и культуры, и подтверждают факт того, что охрана памятников в республике поводилась в рамках единой государственной системы.

Вторая группа документов сосредоточена в Национальном архиве Республики Бурятия в фондах 248 - Совета Народных Комиссаров Бурят-Монгольской АССР, ф. Р-509 - Охраны памятников истории и культуры и ф. 955 - Министерства культуры БурАССР.

Документы фонда 248 НАРБ, используемые в диссертационной работе, содержат распорядительную и информационную документацию, касающуюся деятельности Совета Народных Комиссаров Б-МАССР в отношении памятников историко-культурного наследия в первые годы советского периода. В д. 71, оп. 14, л. 197 и в д. 70, оп. 14, л. 180, просматривается значение роли, которую предписывали историко-революционным объектам как важным элементам патриотического воспитания населения в рамках идеологии советского государства, в то время как памятники архитектуры религиозного характера - церкви, монастыри, часовни и т.д. - использовались в хозяйственных целях, подвергались закрытию и разрушению, о чём свидетельствуют материалы д. 112, оп. 3.

Таким образом, дела 248 фонда Совета Народных Комиссаров Бурят-Монгольской АССР подтверждают общую политику Советского правительства в ограничении охраны наследия идеологическими рамками, когда одни виды памятников рассматривались в качестве символов отжившего буржуазного строя и тем самым были обречены на разрушение, а другие, подчёркивающие социалистическое строительство, охранялись и благоустраивались.

Важным для исследования оказался и фонд Р-509 отразивший фактический материал по формированию и деятельности республиканских органов охраны памятников. Документы дела №8 указанного фонда свидетельствуют о том, что охрана и содержание памятников архитектуры на территории республики находились в неудовлетворительном состоянии, ремонтно-реставрационные работы не осуществлялись, средства на эти цели не предусматривались. Так же подчеркиваются и недостатки деятельности Управления по делам архитектуры, осуществляющего руководство и контроль за сохранностью памятников архитектуры. Часто выходило так, что Совет министров БМАССР, получив указания от Центральных органов власти, издавал необходимую распорядительную документацию, но при этом контроль за осуществлением предписаний на практике, в должной мере, не проводил, и в результате всё оставалось без изменений. В связи с этим, остро стояла необходимость привлечения общественности к участию в выполнении государственных задач в деле сохранения памятников историко-культурного наследия своего края.

Фонд 955 Национального архива Республики Бурятия тоже содержит немало важных документов, касающихся производственной деятельности Министерства культуры БурАССР по охране памятников истории и культуры. Документы дел №634, №1148 и №1367 позволяют судить о том, какие действия предпринимались правительством республики в отношении охраны памятников истории и культуры до 1970 г. Из года в год составлялись новые распорядительные документы, содержание которых в случаях касающихся состояния памятников истории и культуры, часто совпадало с предыдущими и по распорядительной, и по констатирующей части, что свидетельствовало о неизменности ситуации. В данном случае речь не идёт об историко-революционных памятниках и памятных местах, памятниках борцам за власть Советов и воинам-землякам, павшим на фронтах Великой Отечественной войны. Эта группа памятников на протяжении всего советского периода должным образом охранялась и благоустраивалась.

В третью группу источников вошла информационно-справочная документация, представленная актами, протоколами заседаний, справками, письмами, отчётами, докладными записками и т.д., хранящиеся в Национальном архиве Республики Бурятия. В фонде Р-509 данная группа документов ограничивается 1952-1970 гг. Поскольку плакатам, посвящённым главнейшим историческими событиями и памятникам, находящимся на территории республики в изучаемый нами период, придавалось важное значение, для исследования оказались полезными документы дела №6, указанного фонда, где содержатся требования, предъявляемые к подбору иллюстраций и оформлению плакатов, качеству используемого материала.

Информационно-справочная документация по охране памятников содержится и в Государственном архиве Российской Федерации, в фонде А-501 «Министерство культуры РСФСР. Управление музеев и охрана памятников». В деле №3191 (на 216 листах) указанного фонда имеются отчёты министерств культуры автономных республик и областных управлений культуры о выполнении плана проектно-реставрационных работ и о степени выполнения плана работ по ремонту, реставрации и восстановлению памятников культуры по БурАССР. Однако, исходя из сведений, отражённых в вышеупомянутых справках, состояние этих памятников если и улучшилось, то не надолго, поскольку уже через пять лет они снова оказались в «плачевном состоянии».

В фонде А-639 ГАРФ, также имеется большое количество дел, хранящих важные документы третьей группы источников и используемых в исследовании: дело №17 об организации, выявлении, сохранении и пропаганде памятников истории и культуры в 1967 г., дела №16 и №229 об охране, состоянии и реставрации памятников истории и культуры в 1969 г.

Документы, хранящиеся в этих делах, содержат небольшое количество данных, которые можно было бы отнести непосредственно к нашей республике, они в большей степени отражают состояние памятников других регионов, однако и в них имеется немало ценных предписаний и рекомендаций общего характера об охране памятников истории и культуры, выдаваемых центральными органами власти и адресованных во все автономные республики страны.

Третья группа источников сыграла, пожалуй, самую важную роль в исследовании, поскольку именно эти документы в достаточной мере отражают состояние объектов историко-культурного наследия в разные периоды советского времени и то, насколько полно выполнялись предписания государственных органов власти в отношении памятников на практике. i

Четвёртую группу источников составили опубликованные источники и периодическая печать, издаваемые на протяжении всего изучаемого периода. Опубликованные документы позволили широко представить всю законодательную основу памятникоохранительной деятельности как Советской России, так и Бурятии. Один из таких источников -' сборник

84 документов «Охрана памятников истории и культуры» - позволяет проанализировать декреты, постановления, распоряжения, принятые правительством СССР и правительством РСФСР, а также инструкции, разработанные в соответствии с решениями правительства с 1917 по 1970 гг. по вопросам охраны и пропаганды памятников истории и культуры, и тем самым понять политику Советского правительства в области сохранения всех видов памятников - археологии, истории, архитектуры и искусства. Большинство из указанных документов сборника были адресованы для исполнения во все регионы и республики государства, в том числе и в БурАССР, и потому широко применены в исследовании.

84 Охрана памятников истории и культуры: сб. документов. — M., 1973.

Важными являются и опубликованные материалы фондов Национального архива Республики Бурятия. Например, такой сборник

85 документов, как «Культурное строительство БурАССР (1917-1981)». Он составлен из документов и материалов, освещающих историю деятельности религиозных конфессий, взаимоотношений государства и церкви на территории Бурятии в XX в. В настоящем исследовании нами были использованы ликвидационные акты и документы, отражающие сведения о состоянии православных церквей и буддийских монастырей, вносящие существенную лепту в изучение истории охраны памятников Бурятии.

В первые послереволюционные десятилетия работа органов Советской власти и общественных краеведческих организаций, касающаяся вопросов охраны и изучения памятников Бурятии, отразилась в журналах «Бурятиеведение» (1923-1930 гг.), отражающем деятельность Бурят-Монгольского научного общества им. Д. Банзарова и других краеведческих организаций в сохранении памятников Республики Бурятия и «Жизнь Бурятии», ежемесячно издаваемом при ЦИК и СНК Бурят-Монгольской АССР (1924-1960-е гг.).

В статьях журнала «Жизнь Бурятии» публиковались цели и задачи образования национального научного общества им. Д. Банзарова86, сведения о деятельности краеведческих организаций по сбору и изучению материалов, относящихся к декабристам и их движению в преддверии 100-летнего юбилея со времени восстания декабристов 14 декабря 1925 г.87 В изданиях этого журнала также регулярно печатались итоги работ по изучению

88 памятников в Бурятии, тезисы докладов к научным, всесоюзным краеведческим конференциям и съездам, посвященные деятельности краеведческих организаций в сохранении памятников историко-культурного

85 Культурное строительство в БурАССР (1917-1981): документы и материалы. - Улан-Удэ, 1983.

86 Жизнь Бурятии. - 1924. -№ 2-3. - С.67-69.

87 Жизнь Бурятии. - 1924. - № 4-5. - С. 65-66, С. 73-74, С. 80, С. 87.

83 Жизнь Бурятии -1924. - № 6. - С.83-88. наследия,89 нормативные акты по вопросам охраны памятников90, что делает их первоисточником для поиска постановлений, резолюций, инструкций краеведческих организаций по делам охраны и изучения памятников.

Важным является и журнал "Бурятиеведение". На страницах этого журнала публиковались планы и результаты работ краеведческих ячеек в отношении памятников историко-культурного наследия на территории Бурятии, материалы декретов ВЦИК и СНК РСФСР,91 краеведческих съездов и конференций, программы,92 инструкции и рекомендации по работе с памятниками,93 отчёты о деятельности национального научного общества им. Д.Банзарова94 и краеведческих организаций. Все эти материалы не только дают представление о мерах центральных государственных органов в отношении охраны памятников истории и культуры, но и о работе местных краеведческих организаций и ячеек в этой сфере, что является весьма полезным для исследования.

Сведения о об общественно-культурных и политических изменениях в республике в первые годы Советской власти, в военный (1941-1945 гг.) и послевоенный периоды представлены на страницах газет «Бурят-Монгольская Правда», «Записки Бурят-монгольского ГИЯЛИ». Эти издания позволили собрать и обобщить материал о деятельности государственных и общественных организаций в деле сохранения историко-культурного наследия.

Кроме этого, при изучении истории охраны памятников в Бурятии использовались опубликованные материалы пленумов Центрального Совета

89 Жизнь Бурятии. -1925. -№ 3-4. - С. 85-87.; Жизнь Бурятии. -1925. -№ 7-9. - С. 122.

Жизнь Бурятии.-1925.-№9-12.-С. 147.; Жизнь Бурятии.-1929. - №4. - С. 112; №5.-С 102.

91 Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «Об учёте и охране памятников искусства и старины», от 7 янв. 1924 г. // Бурятиеведение. -1925. -№1. - С. 24.

92 «Программа для собирания сведений об одежде и обуви бурят» // Бурятиеведение. -1926. - №2. - С. 43.; Штейнберг Л.Я. краткая программа по этнографии // Бурятиеведение. - 1927. — №3-4.

93 Анкета по сбору сведений о доисторических памятниках на территории Бурятии // Бурятиеведение. -1926. -№2. - С. 36.

94 Отчёт о деятельности национального научного общества им. Д. Банзарова // Бурятиеведение. -1925, - № 1. -С. 16-21.

Общества93 и съездов BOOIMK96, в которых были представлены доклады не только представителей Центрального совета ВООПИК, но и делегатов региональных отделений. Примечательно, что в выступлениях звучали не только достижения, но и недостатки и трудности, с которыми приходилось им сталкиваться. Это и другие подобные сообщения позволили составить более объективное представление о памятникоохранительной деятельности на территории республики в изучаемый период.

Материалы, представленные в четвёртой группе источников, отразили проблемы изучения, реставрации и использования уникальных объектов, а также отношение научных кругов, деятелей культуры, краеведческих организаций и широкой общественности к сохранению памятников историко-культурного наследия. Их содержательность, как и предыдущих трёх групп источников, послужила основополагающей базой, на которой строилось исследование.

Научная новизна диссертации состоит в том, что данное исследование является первой обобщающей работой по заявленной теме. Кроме того, новизна работы заключается во введении в научный оборот новых архивных материалов.

Практическая значимость работы определяется тем, что результаты исследования по охране и изучению памятников историко-культурного наследия Республики Бурятия могут быть полезными для практической деятельности органов охраны памятников и применены в образовательном процессе высших учебных заведений, готовящих специалистов по специальности «Музейное дело и охрана памятников». На его основе могут быть изданы учебные пособия, разработаны спецкурсы, учебные программы спецдисциплин для аспирантов и студентов исторических и культурологических факультетов в учебных заведениях.

95 Материалы III пленума Центрального совета ВООПИК. - M., 1971.; Материалы V Пленума Центрального совета Общества. - М., 1977.

96 Материалы II съезда ВООПИК. г. Ленинград, 4-6 июля 1972. - M., 1973.; Материалы III съезда ВООПИК. г. Суздаль, 26-27 июля 1977. - М., 1979.; Материалы IV съезда ВООПИК. г. Новгород, 30июня-1июля 1982. -М„ 1985.

Структура исследования определяется целью, задачами и его логикой. Диссертация состоит из введения, трёх глав, разделённых на параграфы, заключения и библиографического списка по теме исследования. I глава «Деятельность государственных органов власти по охране памятников историко-культурного наследия (1918-1929 гг.)» включает два параграфа; II глава «Партийное руководство и государственная политика в отношении памятников историко-культурного наследия в 1930-1953 гг.» включает три параграфа; III глава «Охрана памятников историко-культурного наследия в Республике Бурятия в1953-1980-е гг.» также состоит из трёх параграфов.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Казка, Елена Аркадьевна

Заключение

Особенностью охраны культурного наследия в России является её государственная основа. Исполнение законодательных документов по охране памятников напрямую было связано с деятельностью государственных учреждений, прежде всего центральных отраслевых (наркоматов, министерств, государственных комитетов) и региональных органов. От эффективности работы этих учреждений зачастую зависела судьба многих уникальных объектов старины. Российское охранное законодательство в отношении памятников историко-культурного наследия, на протяжении всего периода своего существования начиная с петровской эпохи, формировалось в общем политическом, экономическом и социальном русле развития страны. В советский период, как и в предыдущие эпохи, государство стремилось сохранить культурное наследие, регламентировать вывоз культурных ценностей, осуществляло учёт культурного наследия.

Декреты об охране памятников, принятые правительством в 1917—1924 гг., были направлены на пресечение проявляющихся в отдельных случаях попыток уничтожения культурных ценностей прошлого. Тем не менее, несмотря на ряд мер, принятых Советской властью для охраны памятников старины, в стране всё ещё наблюдались случаи гибели памятников старины. Подводя итоги правовой и практической деятельности советских органов власти по вопросам регистрации, приёма на учёт и охране памятников искусства и старины в послереволюционные годы, стоит отметить, что Декреты во многом остались лишь правовым намерением, так как их практическая реализация в нашем регионе, как и в других регионах страны, затянулась на годы и была связана с трудным внутриполитическим и экономическим положением.

Национализация памятников истории и культуры, находящихся на территории Бурятии, в первые годы Советской власти осуществлялась музеями. С июня 1918 г. Совет Прибайкалья осуществлял ряд мероприятий по созданию широкой сети общедоступных музеев. В том же году в Верхнеудинске было организовано Общество изучения Прибайкалья, которое совместно с секцией охраны культурных ценностей при Верхнеудинском уездном отделе народного образования вело большую работу по сбору материалов, касающихся истории и культуры края.

Гражданская война 1918 г. и иностранная интервенция прервали культурное строительство края. Изменения стали происходить лишь в 1920 г. когда было образовано самостоятельное государство - Дальневосточная республика (ДВР), в состав которой вошла большая часть Бурятии. Все музеи, находящиеся на территории Дальневосточной республики, перешли в ведение Министерства народного просвещения, были объявлены общегосударственным достоянием и переименованы в краевые музеи. Важным историческим событием в жизни бурятского народа являлось образование по постановлению Президиума ВЦИК от 30 мая 1923 г. Бурят-Монгольской Автономной Советской Социалистической Республики. Таким образом, создались благоприятные условия для ускоренного преобразования экономики и культуры республики.

21 декабря 1923 г. в Верхнеудинске была созвана комиссия по организации Национального Бурят-Монгольского научного общества и научного института. С целью выявления, учёта и сохранения памятников искусства и старины Научным обществом организовываются экспедиции по районам республики, которые позволили значительно пополнить фонды музеев, приобрести уникальные экспонаты. В каждом аймаке, в каждом хошуне, в каждом селе и улусе, где имеется школа, группа интеллигенции, ячейка или комсомольская организация, стали организовываться в виде филиала Общества местные краеведческие объединения с собственными небольшими музеями, библиотекой, научными собеседованиями, докладами, отчетами, экскурсиями, секциями и кружками.

На эффективность центральных и местных органов охраны памятников влияли слабая финансовая обеспеченность, недостаток квалифицированных кадров и частые, порой неправомерные и скоропалительные, структурные изменения и перестройки органов охраны памятников. Но всё же главным положительным результатом деятельности новой власти, по сравнению с царской администрацией и Временным правительством, стало создание в пределах республики государственной сети охраны памятников искусства и старины.

Таким образом, с октября 1917 до середины 1920-х гг. происходил процесс создания единой государственной системы охраны памятников, проводились экстренные мероприятия Советской власти по охране памятников в ходе революционных событий, шла национализация памятников и культурных ценностей. Однако некоторые деятели культуры неправильно подходили к оценке и использованию культурного наследия бурят. В бурятской культуре массовая, просветительская работа проходила под лозунгом борьбы с ламаизмом. Многие бурятские писатели и деятели искусства принимали участие в антирелигиозной пропаганде. Данный процесс шёл в ущерб сохранности национальной культуры, неразрывной частью которой являлся буддизм, были утеряны культурные объекты и фольклорно-эстетические стороны буддизма и шаманизма.

В течение 20-х гг. XX в. происходило перманентное конструирование и изменение центральных и местных органов охраны памятников, практиковались новые формы и методы работы в данном направлении, что не всегда благоприятно сказывалось на существе дела. Культурный нигилизм конца 1920-х гг. по отношению к своему прошлому стал неотъемлемой частью укреплявшейся тоталитарной системы, командные методы которой игнорировали историко-культурные традиции народа. Не считаясь с художественной, культурной и исторической значимостью богослужебных предметов, с ними безжалостно расправлялись. Призывы и увещевания отдельных представителей охранных ведомств не поправили положение. На

185 всём протяжении 20-х гг. ситуация с культовыми, как в прочем и другими памятниками, продолжала ухудшаться.

Начавшийся 1930 год характеризовался продолжением «натиска» на религию и церковь. Именно в это время оказались закрытыми все институты буддийской церкви, репрессирована значительная часть буддийского духовенства (ламства), различным гонелиям подверглось большинство верующих. Многое из перечисленного проводилось во время массовой коллективизации сельского хозяйства республики. Антирелигиозная политика в Бурятии сопровождалась не только разрушением культовых объектов, но и созданием в республике антирелигиозных музеев. В свою очередь, краеведческие музеи и общества, которые больше всего были заинтересованы в сохранении памятников, развернули работу, направленную на создание общественного внимания вокруг религиозных объектов историко-культурного наследия. Использовались многочисленные формы просветительской работы: лекции, беседы, доклады на предприятиях, в школах, клубах, проведение экскурсий, передвижных выставок, издание плакатов об охране и изучении памятников истории и культуры.

В это же время в Бурят-Монгольской республике продолжался процесс собирания, учёта, охраны и использования памятников революционного движения, а также создание новых мемориалов с целью просвещения население о значимости Октябрьской революции и увековечивания памяти революционеров.

Великая Отечественная война (1941-1945 гг.) была тяжелейшим испытанием для всей страны. В условиях военного времени значительно изменился характер деятельности творческих организаций и учреждений культур. В кратчайшие сроки были созданы стационарные передвижные выставки, отражающие подвиги народа на фронтах Великой Отечественной войны и в тылу. Важным видом деятельности архивов и музеев стало собрание документальных материалов по истории Великой Отечественной войны. В годы войны была создана достаточно гибкая система центральных и местных органов, непосредственно занимавшихся вопросами эвакуации и реэвакуации ценностей культуры, сохранением и первичным восстановлением архитектурных памятников. Отношение к памятникам как средству воспитания советского патриотизма, отчётливо проявившееся ещё перед войной, сыграло определенную роль в активном восстановлении утраченного наследия. Кроме того, в результате победы в войне, всю тяжесть которой принял на свои плечи советский народ, культурное наследие стало рассматриваться как предмет гордости, символ национальной культуры.

Послевоенное время не могло способствовать значительному расширению музейной сети и укреплению материально-технической базы музеев, однако пополнение фондов объектами национального наследия продолжалось. В Бурятии началась работа по сбору материалов об истории края, велись археологические раскопки, шла активная деятельность по установлению монументов, обелисков на братских и одиночных могилах воинов. Памятники стали рассматриваться не только как важнейшее средство патриотического воспитания, они символизировали национальную гордость и достоинство советского народа-победителя. Вместе с тем большинство объектов при скудном местном бюджете, как и в предшествующие годы, было в критическом состоянии. Особенностью законодательства по охране наследия этого периода можно назвать декларативность. Памятники объявлялись неприкосновенными символами национальной культуры, но большинство из них продолжало использоваться в хозяйственных целях, страдать от вандализма арендаторов или просто разрушаться.

Начиная с 1950 г., в Улан-Удэ стали проводиться работы по капитальному ремонту строений, находящихся под государственной охраной. Во всех аймаках производился мелкий ремонт памятников за счёт местного бюджета. В ряде областей, краёв и автономных республик, в целях пропаганды деятельности в отношении охраны памятников всё активнее стали издаваться плакаты об охране и изучении памятников культуры. В то же время большинство категорий памятников Бурятии (сельская жилая застройка, археологические объекты, памятники производственной деятельности и некоторые другие) не находились в списках охраняемых объектов. Средства на их охрану, реставрацию и поддержание по-прежнему не выделялись, памятники ветшали, разрушались, перестраивались, сносились.

С образованием в 1953 г. Министерства культуры СССР и аналогичных министерств союзных республик стала меняться и государственная система охраны памятников. Перестройка государственной системы повлекла за собой усиление организационных мероприятий. Оценивая состояние памятников в республике Бурятии в рассматриваемый период, можно констатировать и тот факт, что не всегда планируемые ремонтно-реставрационные работы имели место и не всегда средства, если они и выделялись на содержание памятников, использовались по назначению.

В годы правления Н.С. Хрущева проявилась декларативность, двойственность политики правительства по отношению к культурному наследию. С одной стороны, наблюдались оздоровление нравственного климата в стране, рост общественной инициативы, с другой, - утилитарное отношение к наследию, использование церквей и монастырей в хозяйственных целях. И вместе с тем, памятники были активно вовлечены в политическую жизнь страны - они использовались как важнейшее средство в деле коммунистического воспитания советского народа.

Середина 60-х гг. характеризуется усилением государственного контроля, расширением реставрационных работ и восстановлением централизации в охране памятников. Масштабы и качество охранной, реставрационной, научной и пропагандистской работы возросли по сравнению с предшествующими годами. Среди широких слоев населения прочно утвердились убеждения уважительного отношения к историческим памятникам. В целом охрана памятников в Бурятии в рассматриваемый период протекала в рамках единой восстанавливающейся государственной системы охраны памятников и всецело была связана с историей страны, являясь её составной частью.

23 сентября 1965 г. Совет министров Бурятской АССР принял постановление № 400 «Об организации Бурятского отделения Всероссийского добровольного общества охраны памятников истории и культуры». Особенностью этого периода стало включение в памятникоохранительную деятельность общественности и патриотическое движение в защиту памятников историко-культурного наследия. Городские и районные оргкомитеты БурАССР вели активную работу по выявлению и учёту лиц, желающих вступить в Общество; проводили запись в члены Общества и в оргкомитеты по созыву учредительных конференций. 18 ноября 1966 г. постановлением Совета министров Бурятской АССР № 421 была создана научно-производственная группа - первая в Восточной Сибири. Исполкомы аймачных и Улан-Удэнского городского Советов депутатов трудящихся совместно с отделениями Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры разрабатывали новые мероприятия по приведению в надлежащее состояние всех памятников, истории и культуры, предусматривающие капитальный ремонт, реставрационные работы и благоустройство историко-революционных памятников БурАССР.

С начала 1970-х гг. в БурАССР начинается работа по паспортизации памятников истории и культуры, принимаются важные правительственные документы об утверждении списков памятников, улучшении их сохранности, расширение реставрационных работ, совершенствуется законодательство. Появление нового закона «Об охране и использовании памятников истории и культуры» в 1976 и 1978 гг., активизировали деятельность первичных и районных организаций по привлечению новых членов.

Политика страны, основанная на идеологическом догматизме, комплиментарное™ и помпезных празднованиях юбилейных дат, превращавшихся в кампании государственного масштаба, существенно повлияла на процесс выявления и изучения памятников, прежде всего исторических. Научная работа с этой группой историко-культурных объектов неотделима от уровня исторических знаний. В эти годы история страны фактически подменялась историей правящей партии. Так, приоритетная роль отводилась памятникам, характеризующим «славный победоносный путь партии», - историко-революционным объектам, памятникам социалистического труда и строительства. Все силы и средства концентрировались на сохранении объектов, связанных с той или иной юбилейной датой, что отражалось на сохранности остальных объектов, многие из которых нередко требовали неотложных рсмонтно-реставрационных работ.

В советской истории охраны национального достояния период 19601980-х гг. был наиболее благополучным. Доля участия общественной инициативы в выявлении, изучении, популяризации культурного наследия в эти годы необычайно возросла. Сам факт создания всероссийского общества охраны памятников истории и культуры свидетельствовал об активизации внимания не только научных кругов, но и различных слоев общества к своему историческому прошлому.

Эти факты повлияли на государственную законотворческую инициативу. Был принят специальный закон «Об охране и использовании памятников истории и культуры». К сожалению, он оказался далёк от российской действительности - многие его положения так и остались на бумаге. Вместе с тем во многом благодаря закону значительно продвинулось решение некоторых актуальных проблем охраны памятников. Это касается, прежде всего учёта культурного наследия. В связи с активной работой по составлению «Свода памятников истории и культуры РСФСР» было выявлено, изучено и поставлено на государственную охрану огромное число объектов различных видовых групп.

Все вышеуказанные мероприятия свидетельствуют и о том, что в республике продолжал развиваться процесс централизации государственной системы охраны памятников, а также шло активное привлечение общественности к сохранению историко-культурного наследия. Политическая ситуация, идеологические постулаты, царившие в обществе, самым непосредственным образом отражались на сохранности культурного наследия. Советские памятникоохранительные законы были направлены на сохранение историко-культурного наследия, однако часто оставались лишь на бумаге и были далеки от реальной жизни. Вместе с тем, несмотря на сложные, порой неразрешимые проблемы, государственные учреждения, реставрационные мастерские, общественные организации спасали, сохраняли и участвовали в реставрации уникальных историко-культурных объектов, подчас даже вопреки политике партии и государства.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Казка, Елена Аркадьевна, 2006 год

1. Архивные материалы

2. Государственный архив Российской Федерации (ГЛРФ)

3. Ф. А-639 «Всероссийское Общество охраны памятников истории и культуры», on. 1, дд.: 360, 419, 476, 518, 229, 272, 11, 200, 271, 329, 5, 298,297,416,3191, 14, 187, 17, 2835, 16,2.

4. Ф. А 501 «Министерство культуры РСФСР. Управление музеев и охраны памятников», on. 1, д. №3191.

5. Национальный архив Республики Бурятия (НАРБ)

6. Ф. 1 «Бурят-Монгольский областной комитет ВКП (б)», оп. 1,д. 1691.

7. Ф. 248 «Совет Министров Бурят-Монгольской АССР» on 1, дд.: 1,417

8. Ф. 248, оп. 14, дд.: 70, 53

9. Ф. Р-509 «Охрана памятников историко-культурного наследия» ori. 1, дд.: 1, 2, 3, 4, 6, 8, 10, 13, 14, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 17, 19, 30, 32, 33, 41, 46, 47, 48, 50, 56, 57, 60, 61, 66, 67, 70, 71 72, 73, 74, 75, 76, 87.

10. Ф. Р-955 «Министерство культуры БурАССР», on. 1, дд.: 634, 647, 1078, 1148, 1367, 1687.

11. Ф. Р-475 «Президиум Верховного Совета БурАССР», оп. 7, д. 24.

12. Ф. Р-475 «Президиум Верховного Совета БурАССР», оп. 9, д. 13.

13. Ф. Р-1422 «Производственная группа по охране памятников историко-культурного наследия» , on. 1, дд.: 70, 71, 75, 90, 96, 98, 104, 108,

14. Л. Опубликованные источники

15. Сборники законодательных актов

16. Бурят-Монгольская АССР за 10 лет : материалы к докладу правительства

17. Бурят-Монгольской АССР на V юбилейной сессии ЦИК БМАССР.1. Иркутск, 1933.- 19 с.

18. Бурят-Монгольское научное общество им. Д. Банзарова : отчёт о деятельности с 1 октября 1926 года по 1 января 1929 года. -Верхнеудинск, 1929. -23 с.

19. Государственный список недвижимых памятников истории и культуры Республики Бурятии / НПЦОИПИК. Улан-Удэ, 1999. - 71 с.

20. Из истории религиозных конфессий Бурятии XX в.: сб. документов. -Улан-Удэ : Комитет по делам архивов РБ, 2001. 213 с.

21. Культурное строительство в Бурятской ЛССР (1917-1981 гг.) : документы и материалы / сост. Г. J1. Санжиев и др. Улан-Удэ : Бурят, кн. изд-во, 1983.-568 с.

22. Культурное строительство в Иркутской области (1917-1967 гг.) : сб. документов. / Гл. архивное управление при Совете Министров РСФСР и др.; сост. В. Г. Артемьев и др.; под общ. ред. А. П. Косых. Иркутск : Вост-Сиб. кн. изд-во, 1980. - 350 с.

23. Культурное строительство в Сибири, 1941-1977 гг. : сб. документов / сост. Е. Т. Артемьев и др. Новосибирск : Новосиб. кн. изд-во, 1987. - 261 с.

24. Материалы II съезда ВООПИК г. Ленинграда с 4-6 июля 1972 г. М., 1973.

25. Материалы III пленума Центрального Совета ВООПИК. М., 1971.

26. Материалы V пленума Центрального Совета Общества. М., 1971.11 .Материалы к отчётному докладу Центрального Совета ВООПИК. JI, 1972.

27. Охрана памятников истории и культуры : сб. док. / редкол. : Л. Г. Бескровный и др. М. : Советская Россия, 1973. - 192 с.

28. Охрана памятников истории и культуры России XVIII нач. XX вв.: сб. док. / редкол. Л. Г. Бескровный и др.- М., 1978. - 355 с.

29. Охрана памятников революционного движения труда и искусства. М., 1930.- 182 с.

30. Сибирский революционный комитет : Сибревком. авг. 1919-дек. 1925 : сб. документов и материалов. Новосибирск, 1959. - 520 с.

31. Советское законодательство о памятниках истории и культуры : сб. док. и материалов (1917-1972 гг.). Минск : Полымя, 1972. - 430 с.

32. Список памятников истории и культуры БурАССР / НПЦОПИК. Улан-Удэ, 1972,- 109 с.2. Периодические издания

33. Бурятиеведение. Научно-краеведческий орган Бурят-Монгольского учёного комитета и Бурят-Монгольского общества им. Д. Банзарова. -Верхнеудинск, 1925- 1930.1925.-№№ 1-4.1926. №2.1927. -№№3-4.1928. -№№1-3, №4.1929. -№№1-2 (9-10).1930.-№№3-4(11-12).

34. Жизнь Бурятии: Двухмесячный орган БурЦИК и СНК БМАССР. -Верхнеудинск: Бургосиздат., 1924-1930.1924 №№1-6.1925. -№№1-121926.-№№1-12.1927 №№1-12.1928.-№№1-12.1929.-№№1-6.1930.-№№1-6.ill. Монографии. Коллективные издания

35. Алексеев В. А. Иллюзии и догмы : взаимоотношения Советского государства и религии / В. А. Алексеев. М. : Политиздат, 1991. - 398 с.

36. Базаров Б. В. Общественно-политическая жизнь 1920-1950-х гг. и развитие литературы и искусства Бурятии / Б. В. Базаров. Улан-Удэ : БНЦ СО РАН, 1995.-193 с.

37. Боярский П. В. Введение в памятниковедеиие / П. В. Боярский М. : МОЭЗ Механизация, 1990. - 219 с.

38. Бычков IO. Л. В государственных масштабах / IO. А. Бычков. М. : Наука, 1980.-142 с.

39. Бычков Ю. Достояние народа : о сбережении памятников истории и культуры в Советской России, 1917 1987 : Фотокнига / Ю. Бычков, А. Вятич-Бережных. - М. : Сов. Россия, 1988. - С. 3-7.

40. Васильева О. Ю. Русская Православная Церковь в политике Советского государства в 1943-1948 гг. / О. Ю. Васильева М. : Наука, 2001. - 1 13 с.

41. Галай Ю. Г. Власть и историко-культурные ценности в Российской Федерации 1917-1929 гг. Историко-правовой аспект / IO. Г. Галай. Н. Новгород : Нижнегород. юридич. ин-т МВД РФ, 1997. - 275 с.

42. Горшеиин С. Г. Политика советского государства по отношению к культурно-историческому наследию в период Великой Отечественной войны и первые послевоенные годы / С. Г. Горшенин. — М. : Наука, 1992. -120 с.

43. Гурьянов В. К. По большой Большой Николаевской: Из истории улиц Верхнеудинска / В. К. Гурьянов. Улан-Удэ : БНЦ СО РАН, 1998. - 159 с.

44. Дёмин Э. В. Инженерное обследование строений Посольского монастыря на Байкале / Э. В. Дёмин, А. Б. Панов. Улан-Удэ: ИП Гармаев С. В., 2003.-162 с.

45. Дёмин Э. В. Инженерно-сейсмическое обследование Свято-Одигитриевского собора г. Улан-Удэ / Э. В. Дёмин, А. Б. Панов. — Улан-Удэ: ИП Гармаев С. В., 2003. 256 с.

46. Дёмин Э. В. Посольский монастырь на Байкале. Исторические материалы / Э. В. Дёмин. Улан-Удэ : ГЖК-Бурятия, 2002. - 100 с.

47. Дёмин Э. В. Чикойский Иоано-Предтеченский монастырь. Исторические материалы / Э. В. Дёмин. Улан-Удэ : DOMINO PRINT, 2004. - 130 с.

48. Минерт Л. К. Архитектура Улан-Удэ / Л. К. Минерт. Улан-Удэ : Бурят, кн. изд-во, 1983.-248 с.

49. Минерт Л. К. Памятники архитектуры Бурятии / Л. К. Минерт; отв. ред. Е.

50. A. Ащепков, В. С. Познанский ; предисловие А. П. Окладникова. -Новосибирск : Наука : Сиб. отд-ние, 1983. 191с.

51. Митыпова Е. С. Православные храмы в Забайкалье : (XVII нач. ХХв.) / Е. С. Митыпова. - Улан-Удэ : БГУ, 1997. - 103 с.

52. Музей и власть. Государственная политика в области музейного дела (XVIII XX вв.) : сб. науч. тр. : В 2 ч. Ч. 1. / НИИ культуры; отв. ред. С. А. Каспаринская. М. : НИИК, 1991. - 323 с.

53. Музей и краеведение : проблемы истории и культуры народов Бурятии : тезисы и материалы науч. конф. посвященной 70-летию музея Истории Бурятии им. М. Хангалова. Улан-Удэ, 1993. - 65 с.

54. Наследие Бурятии : спец. вып.-прил. к журн. «Наследие народов Российской федерации» (№1) / М-во культуры Рос. Федерации. — СПб., 2002.-320 с.

55. Охрана памятников истории и культуры в СССР : Генеральная Ассамблея ИКОМОС Москва / Суздаль -21-27 мая 1978.- М., 1978. 150 с.

56. Памятники истории и архитектуры Сибьри : сб. ст. / АН СССР, Сиб. отд-ние, Ин-т истории и филологии и философии ; отв. ред. О. Н. Вилков, А. С. Московский. Новосибирск : Наука : Сиб. отд-ние, 1986. - 115 с.

57. Памятники истории и культуры : их охрана и использование / сост.: А. В. Муравьёв, Г. А. Архипов, Л. А. Колесникова. Йошкар-Ола : МНИ, 1984. - 150 с.

58. Памятники истории и культуры СССР : фотоальбом / АН СССР. М., 1981.-324 с.

59. Памятники культуры. Исследования и реставрация : сб. ст. / под общ. ред.

60. B. В. Косточкина. М. - Л. : изд-во Гос. Эрмитажа, 1963. - Вып. 4. - 183 с.

61. Памятники культуры. Исследования и реставрация. : сб. ст. / под общ. ред. В. В. Косточкина М., 1959. - Вып. 1. - 185 с.

62. Петров И. В. В камне и бронзе : история Сибири в памятниках / И. В. Петров. Омск : Омское кн. изд-во, 1981 . — 319с.

63. Полунина Н. М. У истоков каменного града / Н. М. Полунин. Иркутск : Вост-Сиб. кн. изд-во, 1979. - 128 с.

64. Полякова М. А. Охрана культурного наследия России / М. А. Полякова. -М. : Дрофа, 2005.-271 с.

65. Попова Е. Е. История Кяхтинского краеведческого музея им. акад. В. А. Обручева и естественно-научного собрания (1890-1990 гг.) / Е. Е. Попова,

66. A. Д. Цыбиктаров; гл. ред. В. В. Гапонеико. Улан-Удэ : ИГ1К ВСГАКИ, 2003.-320 с.

67. Работа политико-просветительских учреждений в условиях военного времени. М., 1943. - Вып. 4. - 112 с.

68. Телешаков В. С. Прекрасному жить вечно / В. С. Телешаков. JI. : Наука, Ленинград, отд-ние, 1981.- 128 с.

69. Тиваненко А. В. Посольский Спасо-Преображенский монастырь: Краткий исторический очерк / А. В. Тиваненко ; науч. ред. А. Д. Жалсараев. -Улан-Удэ : Бурят, кн. изд-во, 2002. — 24 с.

70. Тиваненко. А. В. Историко-революционные памятники Бурятии / сост. А.

71. B. Тиваненко. Улан-Удэ : Бурят, кн. изд-во, 1987. - 160 с. 64.Чимитдоржиев Ш. Б. Кто мы Бурят-монголы? / Ш. Б. Чимитдоржиев.—

72. Улан-Удэ : Бурят, кн. изд-во, 2004. — 130 с. 65.111мулевич М. М. Троицко-Селенгинский монастырь / М. М. Шмулевич. -Улан-Удэ : Бурят, кн. изд-во, 1982. 64 с.1.. Статьи. Тезисы н доклады.

73. Бабкина В. И. Пропаганда памятников культуры в связи с подготовкой к 50-летию Советской власти / В. И. Бабкина // Доклады на пленуме науч.-мегод. Совета (10-11/VI) 1966г. -М., 1966.-С. 1-20.

74. Бажин А. Г. Памятники пребывания декабристов в Прибайкалье / А. Г. Бажин // Первый Восточно-Сибирский краеведческий съезд 11-18 янв. 1925 г. : обзор работ, тезисы, резолюции. Иркутск, 1925. - С. 72-73.

75. Базаров Г. Д. Возникновение научных учреждений в Бурятии / Г. Д. Базаров // Материалы науч. конф. «Цыбиковские чтения 7». - Улан-Удэ, 1998. -С. 68-70.

76. Боженко J1. И. Культурно-просветительная работа в Сибири в период восстановления народного хозяйства (1921-1925 гг.) / J1. И. Боженко // Культурное строительство в Сибири. — Новосибирск, 1965. С. 65.

77. Боярский I I. В. Теоретические основы памятниковедения науки и техники / П. В. Боярский /7 Памятники науки и техники: теория методика, практика // Труды НИИ культуры. М., 1988. - С. 46-88. - 216 с.

78. Боярский П. В. Теория и практика исторического эксперимента / II. В. Боярский // Памятниковедение : исторический эксперимент: теория, методология, практика // Труды НИИ культуры — М., 1990. С.9-57. -144с.

79. Ваганова Е. В. Правовое и административное обеспечение охраны памятников во второй половине 20-х гг. XX в. в Бурятии / Е. В. Ваганова, Е. А. Казка // Правоохранительные органы и общество : научный альманах. Улан-Удэ, 2005. - Вып. 2. - С. 60-67.

80. Вилков О. Н. Подготовка свода памятников истории и культуры Сибири / О. И. Вилков // Памятники истории, археологии и архитектуры Сибири. -Новосибирск, 1989.-С. 5-12.

81. Гарданов В. К. Музейное строительство и охрана памятников культуры в первые годы Советской власти (1917-1920 гг.) / В. К. Гарданов // История музейного дела в СССР. М.: Наука, 1957.-Выи.1.-С. 12-17.

82. Давид J1. А. Практика и методическая направленность реставрационпо-консервационных работ по памятникам культуры / Л. А. Давид // Доклады на Пленуме науч.-метод. Совета (10-11 /VI) 1966 г. М., 1966. - С. 1 -14.

83. Доржиев Д. Л. Буддизм и антирелигиозная компания в Бурятии рубежа 1920-1930-х гг. / Д. Л. Доржиев // Материалы науч. конф. «Цыбиковские чтения 7». - Улан-Удэ, 1998. - С. 97-98.

84. Духов А. В. Памятники истории и культуры Иркутска / А. В. Духов // Памятники истории и культуры Иркутска. Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1993.-С. 5.

85. Дьячков А. Н. Актуальные проблемы сохранения и использования памятников истории и культуры / А. Н. Дьячков // Вопросы охраны и использования памятников // Тр. МК РСФСР, А11 СССР, НИИК. М. : НИИК, 1992,- 118 с.

86. Дьячков А. Н. Памятники науки и техники в системе памятников истории и культуры / А. Н. Дьячков // Памятники науки и техники: теория методика, практика / Тр. ПИИ культуры М., 1988. - С. 88-103.

87. Ильин И. П. Сохраним памятники отечественной истории / И. П. Ильин // Вопросы краеведения Бурятии. Улан-Удэ, 1975. - Вып. 8. - С. 111-118.

88. Казка Е. А. Государственная политика в сохранении памятников историко-культурного наследия в Бурятии (1953 1965 гг.) / Е. А. Казка // Исследования молодых ученых / Вост.-Сиб. гос. акад. культ, и искусств. -Улан-Удэ, 2005. - Вып. 8. - С. 48 - 54.

89. Казка Е. А. Охрана памятников в Бурятии в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) / Е. А. Казка // Исследования молодых учёных / Вост.-Сиб. гос. акад. культ, и искусств. Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2006 -Вып. 9.-С. 208-212.

90. Казка Е. А. Охрана памятников в Бурятии в послевоенный период (1946 -1952 гг.) / Е. А. Казка // Исследования молодых ученых / Вост.-Сиб. гос. акад. культ, и искусств. Улан-Удэ, ИПК ВСГАКИ, 2003. - Вып. 5. - С. 91-97

91. Казка Е. А. Пропаганда и охрана памятников в Бурятии (1952-1965 гг.) / Е. А. Казка // Исследования молодых учёных / Вост.-Сиб. гос. акад. культ, и искусств. Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2004. - Вып. 6. - С. 124 - 128.

92. Кнёпфли А. Старый город и охрана памятников / А. Кнёпфли // Музееведение и охрана памятников. М., 1978. - Вып. 1-2. - С. 35-38.

93. Ковалёв А. Я. Вопросы охраны памятников Советского зодчества трудовой славы народов РСФСР / А. Я. Ковалев // Охрана и пропаганда памятников трудовой славы Советского народа. Материалы научной конференции.-М. : Советская Россия, 1973.-С. 22-31.

94. Лбова Л. В. Проблемы охраны памятников археологии байкальского побережья / Л. В. Лбова // Методические основы охраны и использования памятников археологии. М., 1987. - С. 78-82.

95. Московский А. С. Изучение памятников истории и культуры Сибири / А. С. Московский // Памятники истории и культуры Сибири. М. : Наука, -С. 3-7.

96. Найдакова Г. В. Из истории антирелигиозного музея (1937-1941) / Г. В. Найдакова // Материалы науч. конф. «Цыбиковские чтения —7». Улан-Удэ, 1998.-С. 95-96.

97. Найдакова Г. В. Организация краеведческих музеев в городах Бурятии в первые годы советской власти / Г. В. Найдакова // Городская культура Сибири: история, памятники, люди. — Новосибирск : изд-во Новосиб. унта, 1994.-С. 181-188.

98. Найдакова Г. В. Работа учреждения культуры в условиях войны / Г. В. Найдакова // Бурятия в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945 г. -Улан-Удэ : БНЦ, 1999.-С. 85-89.

99. Подгорбупский В. И. Итоги и задачи археологических изысканий в пределах восточной Сибири / В. И. Подгорбунский // Первый ВосточноСибирский краеведческий съезд 11-18 января 1925 г. : обзор работ, тезисы, резолюции. Иркутск, 1925. - С. 81-82.

100. Познанский В. С. Первые мероприятия по охране памятников в Советской Сибири / В. С. Познанский // Памятники истории и архитектуры Сибири. Новосибирск, 1986. - С. 38-43.

101. Полякова М. А. Из истории охраны и пропаганды культурного наследия в первые годы советской власти / М. А. Полякова // Музееведение : из истории охраны и использования культурного наследия РСФСР / Тр. НИИ культуры. М., 1987. - С. 11-25.

102. Полякова М. А. Изучение и использование памятников науки и техники / М. А. Полякова // Памятники науки и техники: теория методика, практика / Труды НИИ культуры М., 1988. - С. 114-125.

103. Понкратова Т. Н. Охрана памятников истории и культуры в Российской федерации в 1960-1970-е гг. / Т. Н. Понкратова // Музееведение : из истории охраны и использования культурного наследия РСФСР / Труды НИИ культуры. М., 1987. - С. 25-26.

104. Санжиев Г. J1. Улан-Удэ столица республики / Г. Л. Санжиев // Улан-Удэ в прошлом и настоящем : материалы и тез. докладов науч.-практ.конф., посвящённой 330-летию образования г. Улан-Удэ. Улан-Удэ : БНЦ СО РАН, 1996. - С. 39-48.

105. Сухов Д. П. О работе Комиссии по охране и восстановлению памятников архитектуры в первые годы Великой Отечественной войны / Д. П. Сухов // Памятники Отечества : иллюстрированный альманах ВООПИК. М. : Сов. Россия, 1985.-№1. - С.111-115.

106. Ходукин Я. Н. Музейное строительство / Я. Н. Ходукин // Первый Восточно-Сибирский краеведческий съезд 11-18 яив. 1925 г. : обзор работ, тезисы, резолюции. Иркутск, 1925. - С. 56-57.

107. Шеллов Д. Б. Сохранность памятников археологии и полевые археологические исследования / Д. Б. Шеллов // Методические основы охраны и использования памятников археологии. М., 1987. - С. 18-25.

108. Широких-Поляпских Е. Улап-Удэнский краеведческий музей / Е. Широких-Полянских // Записки Бурят-Монгольского гос. ин-та языка, литер, и истории.-Улан-Удэ,-1941. Вып. 5-6.-С. 240-241.

109. Эйдельман П. Я. Охрана археологических памятников в Бурятии / П. Я. Эйдельман // Методические основы охраны и использования памятников археологии : сб. науч. тр. / ред. В. JI. Янин. М., 1987. - С. 72-78.

110. Янин В. J1. Охрана и использование памятников археологии в СССР / В. J1. Янин // Методические основы охраны и использования памятников археологии : сб. науч. тр. / ред. В. JI. Янин. М., 1987. - С.5-18.

111. Ярославцева J1. Г. Источниковая база археологической экспозиции / J1. Г. Ярославцева // Музей истории Бурятии им. М. Н. Хангалова. Улан-Удэ, 1999.-С. 16-21.1. V. Периодические издании

112. Ангапов С. Вечно в памяти народной / С. Ангапов // Правда Бурятии.1982.- 16апр.-С. 2.

113. Ангапов С. Достояние парода / С. Ангапов // Байкал. 1978 - № 3. - С. 115-119.

114. Ангагтов С. Тропинка к памятнику / С. Ангапов // Правда Бурятии.1983.- 11 нояб.-С. 3.

115. Ангапов С.В. Наш общий долг: Об охране памятников в Бурятии / С. В. Ангапов//Байкал. 1985.-^3. -С. 104-109.

116. Анциферов Л. Задумаемся у обелисков / JI. Анциферов // Правда Бурятии. 1979. - 19 июня. - С. 3.

117. Бадмаринчинов Н. И Отзывается в сердце гул минувших столетий / Н. И. Бадмаринчинов // Бурятия. 2003. - 22 пояб - С. 8.

118. Бельгаев В. Сохранить для потомков Загород высокой культуры / В. Бельгаев // Правда Бурятии. 1980. - 17 июля. - С. 2.

119. Бесценное богатство народа // Правда Бурятии. 1980. - 10 сенг. - С. 2.

120. Бобков Н. Присяга на верность / Н. Бобков // Правда Бурятии. 1965. -12 мая. - С. 3.

121. Болдоржиев Б. Фондовые коллекции / Б. Болдоржиев // Молодежь Бурятии. 1980. - 12 июля. - С. 2.

122. В Верховном Совете БурАССР // Правда Бурятии. 1986. - 9 окт. - С. 2.

123. Виноградова Н. Д. Охрана памятников культуры в первые годы Советской власти / Н. Д. Виноградова, 10. П. Малиновский // Архитектура СССР.- 1958.-№11.-С. 43.

124. Голубев Е. История служит современности / Е. Голубев // Молодёжь Бурятии. 1978. - 15 июня. - С. 6.

125. Горбачёв Н. Пласты памяти / Н. Горбачёв // Советская Россия. 1977. -25 дек. - С. 2.

126. Громова Т. В боях за родину павшим / Т. Громова // Правда Бурятии -1964.-25 окт.-С.З.

127. Гуревич Г1. Это не может удовлетворять общественность / П. Гуревич // Бурят-Монгольская правда. 1956. - 27 сент. - С. 4.

128. Дабаин Б. И Оживают творения мастеров / Б. И. Дабаин // Молодежь Бурятии. 1981.-29 авг.-С.4.

129. Дармаев Б. Охрана памятников всеобщую заботу / Б. Дармаев // Джидинская правда. - 1971. - 24 дек. - С. 2.

130. Дархапов А. Охрана памятников старины дело каждого человека / А. Дарханов // Байкальские огни. - 1981. - 2 июля. - С. 4.

131. Древняя культура : отмирающая и живое // Литературная газета. 1970. - 9 дек. - С. 2.

132. Дружинин А. Был бы энтузиазм / А. Дружинин // Правда Бурятии. -1980.-22 авг.-С. 3.

133. Дунаев И. Бережно хранить памятники истории и культуры / И. Дунаев // Прибайкалец. 1968. - 28 сент. - С. 2.

134. Жамсуев Д. Памятники народное добро / Д. Жамсуев // Улан-Туя. -1975.- 16 окт.-С.З.

135. Зайкова О. Живая память / О. Зайкова // Молодёжь Бурятии. 1977. - 7 апр. - С. 4.

136. Зоркин В. Охрана памятников дело всенародное / В. Зоркин // Правда Бурятии. - 1974. - 9 апр. - С. 4.

137. Иванов В. II. Международная охрана памятников / В. Н. Иванов // Памятники Отечества : альманах ВООПИК. 1985. -№2. - С. 86-90.

138. Ильин И. Берегите памятники / И. Ильин // Правда Бурятии. 1976. - 7 а в г.

139. Ильин И. Беречь памятники истории и культуры / И. Ильин // Байкальские огни. 1969. - 21 янв. - С. 5.

140. Ильин И. Памяти родного края / И. Ильин // Молодёжь Бурятии. 1982.- 13 марта.

141. Комисарова I I. Свод памятников истории и культуры / Н. Комисарова // Правда Бурятии. 1974. - 14 февр. - С. 3.

142. Конференция Кабанского отделения Общества охраны памятников истории и культуры // Байкальские огни. 1975. - 8 апр. — С. 5.

143. Костарёв С. В краеведческом музее / С. Костарёв // Бурят-монгольская правда. 1948. - 23 мая - С. 1.

144. Маланов К. Богата Кяхта памятниками / К. Моланов // Правда Бурятии.- 1977.-22 нояб.-С. 4.

145. Малахирова С. Мост между бедующим и настоящим / С. Малахирова // Правда Бурятии. 1984. - 1 марта. - С. 4.

146. Матхонова Н. Признание Европы / Н. Матхонова // Правда Бурятии. Городская газета. 2004. - 27 мая. - С. 2.

147. Мясникова J1. Хранители сокровищ Бурятии / JI. Мясникова // Правда Бурятии. 2003. - 16 авг. - С. 8.

148. Навечно в памяти народной // Правда Бурятии. 1967. - 30 июля. - С. 4.

149. Пимаев Г1. Сохранить для потомков / П. Нимаев // Правда Бурятии. -1976.-2 окт.

150. Орлова А. В старейшем музее Забайкалья (г. Кяхты) / А. Орлова // Бурят-Монгольская правда. 1954. - 26 окт. - С. 2.

151. Орлова А. Кяхтинский краеведческий музей в дни войны / А. Орлова // Бурят-Монгольская правда. 1944. - 30 дек. - С. 4.

152. Орлова А. Кяхтинский краеведческий музей в дни войны / А. Орлова // Бурят-монгольская Правда. 1944. - 30 дек. - С. 3.

153. Орлова А. Музей в эти дни / А. Орлова // Бурят-Монгольская Правда. — 1942.-27 мая.-С. 3.

154. Отчёт о деятельности Бурят-монгольского Научного общества им. Д.Банзарова с 1 октября 1926-по 1 января 1928 // Бурятиеведение. 1928. - № 4. - С. 18.

155. Очнрова Ц. X. Музей окно в Европу: О музее истории Бурятии им. М. Хангалова / Ц. X. Очирова // Правда Бурятии. Городская газета 2004. -21 окт.-С. 11.

156. Петунова Н. А. Скотный двор в церкви / Н. А. Петунова // Правда Бурятии. 1998. - 16 сент. - С. 3.

157. Плавинский А. Охрана памятников истории и культуры дело всей общественности / А. Плавинский // Бичурский хлебороб. 1968. - 13 янв. -С.З.

158. Портола Е. Воспитание историей: к 80-летию Музея истории Бурятии им. М. Н. Хангалова /' Е. Портал // Правда Бурятии: Неделя. 2003. - 13 нояб . - С. 11.

159. Потанина А. В. Памятники разрушаются / А. В. Потанина // Бурятиеведение. 1928. - № 4. - С. 27.

160. Свято беречь память о прошлом // Ленинский путь. 1983. - 1 нояб. -С.З.

161. Серебрякова Р. Наследники народной истории сохраним памятники прошлого Бурятии / Р. Серебрякова // Правда Бурятии. 1969. - 9 дек. - С. 2

162. Соболев О. Гордость республики / О. Соболев // Бурят-Монгольская Правда. 1946. - 7 сент.

163. Соктоев А. Памятники под охрану / А. Соктоев // Правда Бурятии. -1967.-29 авг.-С.З.

164. Соктоев Д. Памятники под охрану / Д. Соктоев // Правда Бурятии. -1967.-29 авг.-С.З.

165. Сохранить памятники истории и культуры // Саяны. — 1967. — 8 марта. -С. 4.

166. Сурмач А. Памятникам Кяхты гражданскую заботу / А. Сурмач // Правда Бурятии. - 1966. - 22 дек. - С. 3.

167. Сурмач Е. Памятникам Кяхты заботу горожан / Е. Сурмач // Ленинское знамя. - 1975. - 16 сент. - С. 2.

168. Сущенко А. Следы истории / А. Сущенко // Вперёд. 1969. - 26 июля. -С. 2.

169. Тарасов Г. Из года в год из века в век / Г. Тарасов // Бурятия. 2001. -16 пояб. - С. 4.

170. Тугутов Р.Ф. В. Обручев и Кяхтинский музей / Р. Ф. Тугутов // Бурят-Монгольская Правда. 1958. - 12 сент. - С. 4.

171. У истоков советского краеведения : из выступлений участников Всероссийских краевед, конф. 1920-х гг. // Памятники Отечества : альманах ВООПИК. 1989. - № 1. - С. 19-248.

172. Ушакова С. Народным святыням шефство / С. Ушаков // Молодёжь Бурятии. - 1965.-24 фев.-С. 4.

173. Харахинов В. Под высоким девизом. Заметки с республиканской конференции Бурятского отделения ВООПИК / В. Харахинов // Правда Бурятии. 1970. - 4 дек. - С. 4. - С. 4.

174. Харахинов В. Прошлое не уходит, мы носим его в себе, ибо мы созданы им / В. Харахинов // Молодёжь Бурятии. 1970. - 3 дек. - С. 1.

175. Хамуева К. Дорогое далёкое прошлое / К. Хамуева // Красная Селенга. 1982.-14 сент.-С. 3.

176. Цыремпилон Д. Памятник оружие пропаганды / Д. Цыремпилон // Правда Бурятии. - 1966. - 25 дек. - С. 2.

177. Цыренов Б. Памятники вокруг нас / Б. Цыренов // Молодёжь Бурятии. -1961.-4 июля. -С. 3.

178. Шапошников А. По залам Кяхтинского музея / А. Шапошников // Бурят-Монгольская Правда. 1951. - 15 мая. - С. 4.

179. Шастин А. Там где лягут рельсы / А. Шастин // Советская культура. -1975.-29 апр.-С. 2.

180. Шмидт С. О. Краеведение дело, значение которого не может быть преувеличено / С. О. Шмидт // Памятники Отечества : альманах ВООПИК. 1989. - №1. - С. 12-18.

181. Шмидт С. О. Ответственность перед будущим / С. О. Шмидт // Памятники Отечества : альманах ВООПИК. 1982. -№1. - С. 130-136.

182. Шулунов Ф. Селенгинский человек / Ф. Шулунов // Бурят-Монгольская Правда. 1948. - 8 апр. - С. 4.

183. Эдинг П. Сохранить памятники истории и культуры / П. Эдинг // Баргузинская правда. 1976. - 16 окт. - С. 3.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.