История разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.00, кандидат исторических наук Баркова, Ольга Николаевна

  • Баркова, Ольга Николаевна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2003, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.00
  • Количество страниц 300
Баркова, Ольга Николаевна. История разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.00 - Исторические науки. Москва. 2003. 300 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Баркова, Ольга Николаевна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. УСЛОВИЯ И ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРОЦЕССА В РСФСР В НАЧАЛЕ 20-Х ГГ. XX В.

§ 1. Правовая основа создания и развития Российской Федерации и национально-государственное строительство.

§ 2. Развитие концепции советского федеративного устройства: соотношение теории и практики.

§ 3. Формирование общественного сознания и социально-правовая готовность российского общества к конституционным изменениям.

ГЛАВА II. РАЗРАБОТКА ПРОЕКТА КОНСТИТУЦИИ РСФСР 1925 Г.

§ 1. Образование Конституционной комиссии ВЦИК.

§ 2. Создание первоначального проекта Конституции РСФСР.

§ 3. Рассмотрение проекта в подкомиссиях.

§ 4. Обсуждение «Предварительного проекта» Конституции РСФСР Конституционной комиссией ВЦИК и создание «Окончательного проекта».

§ 5. Прохождение «Окончательного проекта» Конституции РСФСР в СНК Российской Федерации.

§ 6. Доработка проекта Конституции РСФСР на расширенном заседании Конституционной комиссии ВЦИК.

ГЛАВА III. ПРИНЯТИЕ КОНСТИТУЦИИ РСФСР 1925 Г.

§ 1. Рассмотрение проекта Конституции третьей сессией ВЦИК XI созыва.

§ 2. Утверждение проекта Конституции РСФСР XII Всероссийским съездом Советов.

ГЛАВА IV. КОНСТИТУЦИЯ РСФСР 1925 Г.

§ 1. Решение вопросов государственного устройства Российской Федерации: сущность и особенности правовой природы РСФСР.

§ 2. Изменения в системе органов государственной власти и управления РСФСР.

§ 3. Проблемы экономического развития Российской Федерации и Конституция РСФСР 1925 г.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «История разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г.»

Ситуация, сложившаяся сегодня в национально-государственном строительстве Российской Федерации, может быть всесторонне осмыслена только в контексте преемственности исторического процесса. Теория и практика создания Российской Федерации, начиная с момента ее провозглашения в январе 1918 г., дает огромный исследовательский материал для изучения истории национально-государственного, политического и конституционного строительства. Поиск форм нового государственного устройства Российской Федерации, делегитимация Союза ССР на основании тезиса о его изначальной искусственности, противоречия между официально провозглашенной формой Советского государства (федерацией) и его, по сути, унитарным оформлением убедительно доказывают тот факт, что двигаться вперед по пути позитивного развития в области конституционного и государственного строительства невозможно без изучения их исторического опыта.

Долгие годы исследователи не проявляли интереса к проблемам становления и развития РСФСР как самостоятельного государственного образования. Исключение составляют, пожалуй, работы В.Г. Филимонова' и о

О.И. Чистякова . О Российской Федерации было принято вспоминать лишь в контексте образования Союза ССР и его конституционного оформления -Конституции СССР 1924 г. Более того, если Конституции РСФСР 1918 г. и СССР 1924 г. изучаются давно, имеют сложившуюся историографию (хотя теперь уровень этих исследований нас не совсем удовлетворяет), то история разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. как бы выпала на время из поля зрения исследователей, и прежде всего историков. По-видимому, объяснить такую научную невостребованность может тот факт, что РСФСР, юридически считавшаяся суверенной республикой, была практически низве

1 См.: Филимонов В.Г. Образование и развитие РСФСР. М., 1963.

2 См.: Чистяков О.И. Становление Российской Федерации. 1917-1922. М., 1966. дена до положения автономной и утратила свою самостоятельность. Таким образом, изначально возникнув как суверенное государство, Российская Федерация, носившая, безусловно, федеративный характер, став в начале 20-х гг. одной из союзных республик в составе образованного Союза ССР, автоматически меняла не только свой правовой статус, но и сущностное содержание. Положение РСФСР в составе союзного государства (одной из самых больших его субъектов) практически ничем отличалось от других союзных республик, а динамика федерализма внутри самой Российской Федерации предопределялась соответствующим состоянием и уровнем развития национальных отношений в ней: вступившие в Российскую Федерацию автономные республики оказались на положении скорее области, чем самостоятельного образования в составе РСФСР. Подобного рода противоречия следует объяснять тем фактом, что Российская Федерация, как и Союз ССР в начале 20-х гг., находилась лишь в стадии своего становления.

11 мая 1925 г. XII Всероссийский съезд Советов утвердил и ввел в действие новый текст Основного Закона Российской Федерации - Конституцию РСФСР 1925 г. История создания этого нового законопроекта РСФСР началась 6 июля 1923 г., когда вторая сессия ЦИК СССР первого созыва приняла текст Конституции СССР, утвердив его затем в окончательной редакции на II съезде Советов СССР 31 января 1924 г. Статья 5 Конституции СССР 1924 г. предусматривала, что «союзные республики в соответствии с настоящей Конституцией вносят изменения в свои конституции» . Переработка текстов республиканских конституций в результате вылилась в создание новых законодательных актов, отразивших весь комплекс изменений в экономической и политической сфере, опыт национально-государственного строительства и форм организации государственного единства каждой из республик, входя

3 См.: Основной Закон (Конституция) Союза Советских Социалистических Республик // Кукушкин Ю.С., Чистяков О.И. Очерк истории Советской Конституции. М., 1987. С. 268. щих в союзное образование. Не была исключением здесь и Российская Федерация.

Принятие конституции всегда обусловлено историческими условиями и факторами, определяющими развитие конституционного процесса4. Именно поэтому по своему содержанию она является документом и общества, и государства. Суть любой конституции состоит в том, что она не только оформляет все достигнутое государством на определенном этапе его развития, но ставит и формулирует новые задачи перед обществом и государством, стимулируя тем самым его политическую активность. Таким образом, получается, что каждая конституция - это результат переплетения объективного и субъективного процессов развития. При этом объективны те социально-экономические устои общества, которые она должна закрепить: основы статуса человека и гражданина, политические механизмы и инструментарий власти и т. д., - сделав это предельно сжато и лаконично. Субъективно то, что именно конкретные органы власти и управления, и их представители на определенном этапе развития страны и общества будут формулировать смысл этого Основного закона. При этом не исключается определенная корректировка ее основных положений с учетом динамики исторического развития общества, что убедительно подтверждает опыт конституционной истории РСФСР.

Каждая конституция, принятая в Российской Федерации, знаменовала собой новый этап в социально-политическом развитии российского государства и общества. Принятие Конституции РСФСР 1925 г. явилось законодательным оформлением всего предшествующего опыта государственного строительства Российской Федерации и изменений внешнего и внутреннего характера, произошедших в период с 1918 по 1924 г., где главным явилось образование Союза ССР. Следует подчеркнуть, что задачей Союза на момент

4 Под конституционным процессом следует понимать историю развития конституционного законодательства и деятельности высших органов власти и управления по установлению норм конституционного права. его создания было сплочение республик на базе РСФСР и во многом за счет ее богатых природных ресурсов, экономического потенциала и кадрового состава. Так РСФСР стала играть «государствообразующую» роль в созданном Союзе ССР, будучи сама, республикой-государством, со своими субъектами федерации, численно не уступавшими союзным.

Любой конституции (независимо от социальной системы) свойственны следующие пять функций: учредительная, организаторская, внешнеполитическая, идеологическая и юридическая5. В отношении Конституции РСФСР 1925 г. можно говорить о наличии лишь трех из пяти проявлений ее назначения - учредительной, организаторской и юридической. Суть учредительной функции применительно ко второй Российской Конституции состояла в том, что конституция, появившаяся в результате коренных изменений в жизни российского общества, особенностей национально-государственного строительства в РСФСР, становилась политико-правовой основой развития социума, создавая предпосылки для новых общественных отношений. Эти отношения, созревшие в обществе, не могут развиваться без необходимой правовой базы, которая возникает только с принятием новой конституции. В то же время особенность учредительной функции состоит в том, что она становится политико-правовой основой развития общества с позиций тех, кто в данный исторический отрезок времени находится у власти, в отношении социальной структуры общества, форм автономных образований, конкретных государственно-правовых институтов и т. д.

Организаторская функция заключалась в том, что Конституция РСФСР 1925 г. не только оформляла все достигнутое республикой за период с 1918 по 1924 г., ставя новые задачи перед российским обществом, но и стимулировала его политическую активность. Важное организующее значение имел сам факт принятия новой Конституции РСФСР 1925 г. как таковой, посколь

5 Подробнее см.: Авакъян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. М., 1997. С. 11-15. ку многие общественные отношения уже могли возникать непосредственно на ее базе, развивая конституционное законодательство.

Наконец, юридическая функция состояла в том, что Конституция РСФСР 1925 г. сама становилась основой нового этапа развития российской государственности, сама регулировала общественные отношения и давала импульс для развития местного законодательства субъектов своей федерации. В период с 1925 по 1927 г. практически все автономные республики в РСФСР подготовили и приняли свои конституции. Не следует также забывать и том, что новая Конституция Российской Федерации явилась своеобразным образцом для всех союзных республик, создававших свои Основные законы - Белорусской ССР, Украинской ССР и др. Более того, во время разработки Конституции РСФСР 1925 г., некоторые союзные республики даже обращались в Президиум ВЦИК с просьбой прислать ее новый текст. Так, основные принципы государственного строительства, положенные в основу Конституции РСФСР, нашли свое практически полное отражение в текстах конституций других союзных республик: 90 % статей текста Конституции БССР 1927 г. было заимствовано из текста Конституции РСФСР 1925 г.6

Принятое в справочной литературе понимание конституции как «основного закона государства, выражающего волю и интересы народа в целом либо отдельных социальных слоев (групп) общества и закрепляющего в их интересах важнейшие начала общественного строя и государственной организации соответствующей страны», характерно и для Конституции РСФСР 1925 г. Однако в некоторых современных исследованиях по конституционному праву отмечается, что многие из положений и нововведений, провозглашенных в конституциях «советского периода», носили декларативный п характер 5 о чем, кстати, всегда заявлялось их создателями. Наличие расхож

6 Крылъцов И. И. Новая Конституция Белорусской ССР (источники Конституции БССР и ее общая характеристика) // Советское право. 1928. № 3.

7 См.: Сравнительное конституционное право. Под ред. Б.Н. Топорнина, В.Е. Чиркина, Ю.А. Юдина и др. М., 1996. С. 55-56; Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт. М., 1998. С. 2-3 и др. дений между декларируемой и реально проводившейся политикой, безусловно, являлось характерной чертой существовавшего в то время политического режима в целом8.

Современная наука конституционного права для объяснения подобных расхождений использует понятия формальной (юридической) и реальной (фактической) конституций9. Под конституцией в формальном смысле слова понимается юридическая конституция, т. е. сам основной закон государства, «закрепляющий основы организации государственной власти и правовое положение личности». В практическом (материальном) смысле - фактическая конституция, т. е. складывающийся на практике «такой порядок осуществления государственной власти, который может существенно отличаться от порядка предписанного юридической конституцией»10. Подобные расхождения в понимании конституции будут присутствовать всегда, поскольку причины, их обусловившие, различны. В одних случаях речь идет о несовпадении лишь отдельных конституционных норм с реальной практикой, в других - с реальными отношениями не совпадает само основное содержание юридической (формальной) конституции, что способствует ее превращению в фактически фиктивную. К таковым современные исследователи конституционного права - «отрасли права, изучающей наиболее фундаментальные общественные отношения»11 причисляют «социалистические конститу

12 ции» . В то же время не стоит и абсолютизировать фиктивность всех «социалистических конституций», поскольку несоответствие между реалиями повседневной жизни общества и существовавшей политической конъюнктурой само по себе порождало противоречие с нормами права, декларируемыми в текстах всех «советских конституций». Конституция всегда занимает

8 См.: Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: российский конституционализм в сравнительной перспективе. М., 1998. С. 483.

9 См.: Сравнительное конституционное право. М., 2000. С. 62-63; Медушевский А.Н. Сравнительное конституционное право и политические институты. Курс лекций. М., 2002; и др.

10 Там же.

11 См.: Юридический энциклопедический словарь. М., 2000. С. 174-175.

12 См.: Сравнительное конституционное право. С. 107. ведущее место среди законов, из которых складывается правовая, законодательная, политическая системы государства. Главные вопросы ее содержания - о власти, формах собственности, устройстве государства, положении личности - просто не могут быть фиктивны, поскольку прежде всего отражают особенности и основные правила жизни людей в обществе и государстве на определенном отрезке времени, фиксируя возможную систему власти, назначение государства, его функции и компетенцию.

При характеристике сущности конституций и причин их появления возможно доминирование двух подходов, которые можно назвать классово-политическим и рационалистическим (при очевидной условности этих тер

1 Ч минов) . Суть первого подхода состоит в том, что конституции, закрепляя различные группы общественных отношений (по предмету конституционного регулирования), выражают определенное отношение сил в обществе, поделенном на классы. Наиболее ярким на этот счет является высказывание В.И. Ленина: «Сущность государства вообще и закона, касающиеся избирательного права в представительные учреждения, их компетенции и пр., выражают действительное соотношение сил в классовой борьбе»14. Нельзя отрицать, что в советском обществе 20-х гг. XX в. имелись различные, открыто противоборствующие друг с другом «группы» и «силы» - и это подтверждает история внутрипартийных дискуссий и разногласий.

Сторонники же рационалистического подхода, не отрицая социально-политических факторов в появлении конституций, их не абсолютизируют. Здесь, на первом плане, - роль конституции как юридического документа, основного закона государства.

Для выделения этапов развития конституционного законодательства и права применяются совершенно отличные друг от друга критерии. Ими могут быть: форма правления, политический режим, формы государственного

13 См.: Авакъян С.А. Указ. соч. С. 9-10.

14 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 17. С. 345. устройства, степень развития форм народовластия, прав и свобод гражданина и др. И если классификация на «основе политического режима» является конъюнктурной, то критерий «принадлежность государственной власти» (коренной вопрос всякой конституции и государства) может считаться наиболее применимым и целесообразным15.

В целом всю историю развития конституционного законодательства России с точки зрения принадлежности власти можно разделить на шесть этапов, из которых второй (ноябрь 1917 г. — декабрь 1936 г.) - «этап построения основ социализма»16. Спецификой этого этапа является наличие в нем, как принято считать, нескольких конституций - сначала унитарной, а потом федеративной (с конституциями субъектов федерации), ознаменовавшей изменение формы государственного устройства при одинаковой социальной базе власти. Особенностью этого этапа развития российского конституционного законодательства (как и двух других последующих - «советских» - этапов) является то, что здесь довольно сложно найти грань между «собственно российским» и «общесоюзным» законодательством. Отчасти это связано с тем, что республиканские конституции почти дословно повторяли положения союзных конституций. Вместе с тем непротиворечивость конституций и республиканского законодательства федеральному согласуется с установочными принципами формирования любого федеративного государства. В Российской Федерации все эти особенности проявились особенно отчетливо.

Согласно конституционной доктрине основные законы по способу из

17 менения подразделяются на жесткие и гибкие . Жесткими принято считать конституции, которые изменяются в особом порядке, значительно усложненном по сравнению с обычной законодательной процедурой. Гибкими

15 См. подробнее: Лукьянова Е.А. Российская государственность и конституционное законодательство в России (1917-1993). М., 2000. С. 7-8.

16 Там же. С. 7-8.

17 Чиркин В.Е. Указ. соч. С. 144. конституции, изменяемые в том же порядке, что и все обычные законы. Все «советские» конституции, учитывая их динамизм, относят ко второму типу. Конституция РСФСР 1925 года в этом смысле не была исключением. Еще до принятия новой Конституции РСФСР 1925 г. в Основной Закон 1918г. вносились изменения и поправки, выраженные в различных постановлениях, наказах и декретах по национально-государственному и государственному строительству, социально-экономическому и политическому развитию Российской Федерации и т.д. Конституция РСФСР 1918г. была, естественно, продуктом своей эпохи и служила возникшему в России новому строю, оформляя его юридически. Она была законом суверенного государства, обладавшего всей полнотой власти в границах своей территории во всех без исключения областях государственной жизни, и являлась центром объединительного движения советских республик. С одной стороны, она зафиксировала то, что уже существовало на практике, с другой - была, безусловно, нацелена на будущее, т. е. предполагала расширение на ее основе новых общественных отношений. Поддерживая это положение, В.И. Ленин особо отмечал, что конституция «.концентрирует то, что уже дала жизнь, и будет ис

1 8 правляться, и дополняться практическим применением ее в жизни» . Необходимость корректировки конституционных положений была очевидна и была вызвана, прежде всего, изменениями в системе и порядке организации и деятельности органов власти и управления. Конституционное законодательство на этапе построения «основ социализма» вообще характеризуется обилием и многообразием нормативно-правового материала, что в полной мере применимо и к конституционному законодательству РСФСР в период с 1918 по 1924 г.

Известно, что каждая конституция имеет свою определенную структуру, в которой и проявляется все своеобразие подхода к ее созданию. И даже несмотря на то, что текст конституции всегда компактен, он также имеет

18 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 37. С. 21. свою политическую, экономическую, концептуально-идеологическую и социальную нагрузку и ангажированность независимо от различия подходов к нему. Вопрос о структуре конституции в немалой степени связан и с уровнем правовой культуры ее создателей. Говоря о том, что принятая конституция, как правило, всегда соответствует определенному уровню развития государства и общества, следует понимать, что это еще и особый политический документ, программирующий их будущее развитие, что конституция вносит свой вклад и в формирование общественного сознания. Минимальный вклад - это включение в конституцию норм, направленных на рост образовательного и культурного уровня граждан, максимальный - определенная, имеющая свой социальный заказ, идеологическая составляющая конституции. Предмет конституционного регулирования - общественные отношения - напрямую зависят от конкретных исторических условий развития государства и общества. Именно поэтому конституция должна соответствовать тем общественным отношениям, которые сложились в стране и в обществе. В этом смысле для конституции нежелательно и отставание в общественном развитии, и забегание вперед с включением в нее положений и норм, которые не смогут найти применения в реальной действительности. Именно поэтому для конституции всегда характерны противоречия. Так, закрепляя то, что уже возникло и сложилось в обществе (система власти, устройство государства, формы собственности, положение личности, общественные отношения), конституция смотрит не в прошлое, а становится основой для будущего развития. Тем самым тема данного диссертационного исследования актуальна как с точки зрения научного поиска, так и с позиции рационального использования исторического опыта конституционного развития российского общества и государства 20-х гг. на современном этапе.

Но если Конституция РСФСР 1918 г. и Конституция СССР 1924 г. изучаются уже давно, им вполне заслуженно посвящены монографические исследования, то Конституция РСФСР 1925 г. до сих пор так и не изучалась историками советского общества. Именно этот факт и побудил автора диссертации приступить к ее исследованию.

Цель данного исследования - рассмотреть процесс истории разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. в контексте истории российского социума, всегда зависящего от конкретно-исторических условий развития российской государственности. Думается, что анализировать историю разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. следует не через уже хорошо изученные в советской историографии внешние факторы влияния - политические и экономические, а посредством рассмотрения внутренних факторов - национального и правового, непосредственно определявших характер и специфику развития конституционного процесса в РСФСР в 20-е гг.

Что же дает право утверждать, что заявленная тема - история разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. - слабо изучена? Для того, чтобы ответить на данный вопрос, обратимся к истории изучения проблемы в отечественной и зарубежной литературе.

Изучение истории разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. прошла в своем развитии несколько этапов. Рассмотрим их в хронологическом порядке.

Начало изучению Конституции РСФСР 1925 г. положили ее современники, подчас создатели, среди которых был Д.И. Курский и другие юристы-государствоведы 20-хгг. - В.И.Игнатьев, A.M. Турубинер и Н.Зайцев. Их работы были опубликованы в 1924-1925 гг. на страницах журналов «Власть Советов», «Еженедельник советской юстиции», «Административный вестник» и «Советское право»19. В центре внимания первых исследователей были вопросы о причинах и предпосылках создания второго Основного закона РСФСР и о согласовании Конституции РСФСР 1925 г. со своими предшест

19 Курский Д.И. Пересмотр Конституции РСФСР // Власть Советов. 1924. № 1; он же. Новый текст Конституции РСФСР // Еженедельник Советской юстиции. 1925. №20; он же. Конституция РСФСР (текст 1925 г.) // Власть Советов. 1925. № 23-24; Игнатьев В. Внесение изменений в Конституцию РСФСР // Власть Советов. 1924. № 1; Зайцев Н. Конституция РСФСР // Административный вестник. 1925. №6; Турубинер A.M. Конституция РСФСР 1925 г. // Советское право. 1925. № 6; и др. венницами - Конституциями РСФСР 1918 г. и СССР 1924 г. В период подготовки проекта Конституции РСФСР в статьях, опубликованных в журналах «Советское право» и «Власть Советов», рассматривались, прежде всего, основные направления возможных изменений текста Конституции РСФСР 1918г. Это статьи председателя Конституционной комиссии ВЦИК Курско

9П го «Пересмотр текста Конституции РСФСР» и секретаря Конституционной

21 комиссии ВЦИК Игнатьева «Внесение изменений в Конституцию РСФСР» . После принятия Конституции РСФСР XII Всероссийским съездом Советов в журналах «Советское право», «Административный вестник» и др. были опубликованы статьи, анализировавшие новый текст Конституции РСФСР сравнительно с текстом 1918 г. Споры о том, считать ли текст Закона 1925 г. новой Конституцией РСФСР или же измененным текстом Конституции РСФСР 1918 г., продолжались. Так, если Курский и Турубинер утверждали, что текст 1925 г. - это новая Конституция РСФСР, то Зайцев считал, что текст 1925 г. «не является чем-то совершенно новым, резко отличающимся

22 от прежней конституции, а лишь уточняет прежнюю Конституцию» .

Особенность первого этапа изучения истории разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. состоит, во-первых, в появлении новой проблематики в концепции советского федеративного устройства, связанной с созданием второго Основного закона Российской Федерации, сопоставлении его с Конституциями 1918 и 1924 гг. Во-вторых, в том, что исследователи 20-х гг., выделившие из широкого круга проблем определенный спектр вопросов, смогли их правильно проанализировать и дать свое понимание, показав значимость темы для других направлений государственно-правовых исследований. Таким образом, имея сегодня полное право соглашаться или оспаривать те или иные взгляды и наработки первых исследователей Кон

20 См.: Власть Советов. 1924. № 1.

21 Там же.

22 Зайцев Н. Указ. соч. С. 3. ституции РСФСР 1925 г., необходимо помнить, что они были первыми, кто обратился к этой проблематике.

Далее вплоть до начала 60-х гг. в отечественной историографии практически не встречается исследований, связанных с историей разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. Применительно к этому отрезку времени можно говорить лишь о работах, в которых рассматриваются развитие

23 конституционного процесса в РСФСР и СССР , история развития органов

24местной власти и управления , эволюция избирательного права в РСФСР в

Л г период действия Конституции РСФСР 1925 г. (в основном только статьи).

Следующий шаг по изучению собственно Конституции РСФСР 1925 г.

26 был сделан в начале 60-х - середине 70-х гг. Это второй этап. Интерес к истории разработки Конституции РСФСР 1925 г. возник в этот период не случайно. С одной стороны, политическая конъюнктура «хрущевских реформ» поставила на повестку дня вопрос о расширении прав союзных республик, что делало вопрос об изучении республиканских конституций чрезвычайно актуальным и злободневным. С другой стороны, в 1962-1964 гг. разрабатывался новый проект Конституции СССР, т. е. объективно существовал повышенный интерес к конституционной тематике. Таким образом, второй этап изучения истории разработки Конституции РСФСР 1925 г. был вызван самим политическим руководством страны, объявившим курс на реформирование экономической и политической сфер.

23 См.: Очерки по истории органов Советской государственной власти (Материалы к изучению истории советского государства и права). М., 1949; ЧугаевД.А. Первая Конституция Советского государства. М., 1949; и др.

24 См.: Лепешкин А.И. Местные органы власти Советского государства (1921-1936). М., 1959; и др.

25 См., например: Балабан Н. Новое в технике выборов (оповещение избирателей путем повесток) // Власть Советов. 1926. № 1; Витин В. Вопросы избирательной отчетности // Власть Советов. 1927. № 39; и др.

26 См.: Филимонов ВТ. Указ. соч.; Макаров М.К. Конституция РСФСР 1925 г. как исторический источник (1925-1936): Дис. .канд. ист. наук. М., 1968; он же. Из истории разработки Конституции РСФСР 1925 г. // Археографический ежегодник за 1966 г. М., 1968; Ломов B.C. Субъекты Российской Федерации и Конституция РСФСР 1925 г. // 50 лет Советского государства и социалистической законности. Волгоград, 1968; он же. Подготовка комиссией ВЦИК проекта Конституции РСФСР 1925 г. // Правоведение. 1973. № 3; Семи-деркин H.A., Чистяков О.И. Конституция РСФСР 1925 г. // Советское государство и право. 1976. № 1; Семи-деркин H.A. Проблема Конституции РСФСР 1925 г. в современной литературе // Актуальные проблемы истории государства и права. М., 1976; он же. Конституция РСФСР 1925 г.: Дис. .канд. юрид. наук. М., 1977; он же. Разработка Конституции РСФСР 1925 г. // Правоведение. 1979. № 3; и др.

В 1963 г. вышла работа В.Г. Филимонова «Образование и развитие РСФСР», в которой после долгого перерыва вновь появилось упоминание о Конституции РСФСР 1925 г. В монографии Филимонова в контексте истории политического и социально-экономического развития республики затрагиваются вопросы, тесно связанные с конституционным строительством. Свою основную задачу автор видел изучение процесса развития российской государственности, в связи с этим он особенно подробно рассматривает период с 1925 по 1937 г. — время действия второго Основного закона РСФСР до момента принятия третьей Конституции республики.

В то же время просто перечисляя статьи Конституции РСФСР 1925 г. и комментируя их, Филимонов иногда допускает досадные ошибки. Так, он утверждает, что РСФСР при вхождении в СССР сохранила за собой «все права суверенного государства, высшей гарантией которых являлось право свободного выхода из Союза ССР»27. Но, во-первых, входя в СССР, РСФСР передала ему часть своих прав, поэтому говорить о сохранении за республикой всех прав суверенного государства представляется неправильным. Во-вторых, в тексте Конституции РСФСР 1925 г. не было пункта, оговаривавшего ее право выхода из Союза ССР, в то время как в текстах конституций других союзных республик, например УССР, этот пункт присутствовал. Именно поэтому вопрос о возможности и праве выхода из СССР, закрепленном в тексте новой Конституции СССР 1924 г., неоднократно поднимался в период с 1924 по 1925 г. во время обсуждения проекта нового второго Основного закона республики.

Вместе с тем автор прав, считая, что Конституция РСФСР 1925 г. стала Основным законом складывающейся Российской Федерации, поскольку к этому времени начала определяться структура национально-государственного устройства РСФСР. И то, что на практике и после приня

27 См.: Филимонов В.Г. Указ. соч. С. 111. тия Конституции РСФСР 1925 г. в республике активно продолжался как процесс национально-государственных преобразований в союзные республики ряда автономных республик, так и образование в составе Российской Федерации новых автономных единиц, принципиально ничего не меняло.

И последнее. В работе Филимонова довольно слабо представлен спра-вочно-библиографический аппарат и отсутствуют необходимые сноски, что значительно затрудняет ее целостный концептуальный анализ, объяснением чему может являться научно-популярный характер данной работы.

Первым опытом источниковедческого анализа Конституции РСФСР 1925 г. явилась кандидатская диссертация, защищенная М.К. Макаровым в 1968 г. и его же статья, посвященная истории разработки проекта Конституции РСФСР 1925 г. в Совнаркоме РСФСР28. Появление работ М.К. Макарова было своеобразным прорывом в монополии юристов-государствоведов в изучении истории разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. Поставив своей исследовательской задачей рассмотрение Конституции РСФСР 1925 г. как исторического источника, Макаров предпринял попытку комплексного изучения законодательных актов 20-х гг., выявляя особую ценность нового Основного закона республики 1925 г.

Детально проработав архивные материалы, автор сумел достаточно полно показать процесс прохождения проекта Конституции РСФСР 1925 г. в СНК Российской Федерации, выделив его четыре этапа, что до него не было сделано никем. Одним из первых Макаров пришел к интересному выводу о том, что в проекте, подготовленном Госпланом РСФСР, ставился вопрос о суверенитете республики, толковавшемся в то время достаточно широко, но показывавшем тенденцию к развитию экономической самостоятельности уже через год после принятия Конституции СССР 1924 г. Им же была высказана интересная мысль о равноценном объединении трех сугубо «самостоя

28 См.: Макаров М.К. Указ. соч. тельных» проектов, подготовленных в Совнаркоме РСФСР, которая сегодня все-таки не представляется достаточно обоснованной.

Помимо указанных выше частностей следует отметить замеченную

90 еще исследователем B.C. Ломовым ошибочность общего взгляда Макарова на историю разработки проекта Конституции РСФСР 1925 г. в Совнаркоме республики, заключавшуюся в равноценном подходе к текстам проектов, появившимся в результате деятельности различных комиссий, которые анализировались им разрозненно, но считались разными вариантами проекта Конституции РСФСР. Их он насчитывал целых пять.

И наконец, проект Конституции РСФСР 1925 г., названный исследователем однозначно «проектом комиссии Совнаркома», на самом деле представляет собой все-таки синтезированный проект.

Несколько особняком в ряду историко-правовых исследований стоит работа О.И. Чистякова «Становление Российской Федерации. 1917-1922» (М., 1966), в которой автор достаточно детально рассматривает вопросы организации государственного единства РСФСР и развитие ее национальной государственности в период становления. Большое внимание Чистяковым уделено особенностям национально-государственного строительства в республике в период с 1917 по 1922 г.

Изучению начального этапа разработки Конституции РСФСР 1925 г. посвящена статья B.C. Ломова «Подготовка комиссией ВЦИК проекта Конституции РСФСР 1925 г.»30. Опираясь на архивные источники, автор проследил деятельность комиссий ВЦИК по созданию проекта Конституции до момента его передачи на рассмотрение СНК РСФСР. При всей тщательности, с которой Ломов подошел к анализу проекта Конституции РСФСР, такие вопросы, как профессиональный, социальный состав и образовательный уро

29 Ломов B.C. Подготовка комиссией ВЦИК проекта Конституции РСФСР 1925 г. // Правоведение. 1973. №3. С. 28.

30 См.: Ломов B.C. Указ. соч. // Правоведение. 1973. № 3. вень Конституционной комиссии ВЦИК и ее подкомиссий, личный вклад Д.И. Курского в работу различных комиссий, создание им первоначального проекта Конституции РСФСР, так и не были поставлены и изучены. В другой своей статье - «Субъекты Российской Федерации и Конституция РСФСР 1925 г.» - исследователь рассматривает вопрос об особенностях развития субъектов Российской Федерации в их исторической динамике примени

3 1 тельно к Конституции РСФСР 1925 г. При этом как всегда лаконичен, хотя материал представлен квалифицированно и содержательно.

В 70-е гг. Конституция РСФСР 1925 г. стала предметом специального исследования историка права H.A. Семидеркина, им была подготовлена и

32 защищена диссертация «Конституция РСФСР 1925 г.» . По его словам, в работе «прослеживаются закономерности развития основных конституционных институтов». По сути - это была первая попытка в историографии проблемы дать комплексный анализ истории разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. с точки зрения истории права. Исследуя тему, автор ставит и пытается решить ряд задач, связанных с разработкой и принятием Конституции РСФСР 1925 г.: подготовка проекта Конституции РСФСР, рассмотрение проекта в СНК республики, закрепление в тексте Конституции РСФСР основ развития общественного устройства, вопросы правового положения автономных образований и т. д., но делает это слишком тезисно и сжато. В частности, им была впервые предпринята попытка проследить разработку проекта Конституции РСФСР на завершающем этапе его прохождения в Конституционной комиссии ВЦИК, которая, по его мнению, не закончила свою работу после поступления проекта Конституции в СНК республики, и несмотря на формальную свою ликвидацию, все-таки собралась на расширенное заседание и доработала этот проект. Проведя анализ текста

31 См.: Ломов B.C. Указ. соч. // 50 лет Советского государства и социалистической законности. Волгоград, 1968.

32 Семидеркин H.A. Указ. соч.

Конституции и сопоставив ряд его статей, Семидеркин сумел найти изменения, внесенные на завершающем этапе работы Конституционной комиссии ВЦИК, доказав правоту своих предположений. Правда, автор довольно схематично проследил обсуждение проекта Конституции на сессии ВЦИК и XII Всероссийском съезде Советов.

Кроме того, рассматривая процесс подготовки проекта Конституции РСФСР, Семидеркин достаточно нерепрезентативно обращается с численным составом членов Конституционной комиссии и ее подкомиссий, порой не указывая их точные инициалы и полный состав. Строго говоря, процесс разработки Конституции РСФСР 1925 г. представлен им предельно схематично и кратко. Вообще минимализм в изложении материала присутствует у Семидеркина везде: при анализе рассмотрения проекта Конституции РСФСР на этапе прохождения в СНК РСФСР, а также когда сложный и многоступенчатый процесс подготовки проекта Конституции РСФСР 1925 г. - от формирования Конституционной комиссии ВЦИК, создания первоначального проекта Конституции, работы подкомиссий и до передачи проекта в Совнарком РСФСР укладывается у автора в 23 страницы машинописного текста. Это, безусловно, не является положительной стороной данного историко-правового исследования.

Во многом спорной и противоречивой является попытка периодизации процесса разработки Конституции РСФСР 1925 г., предпринятая Семидер-киным и Чистяковым в статье «Конституция РСФСР 1925 г.»33, поскольку не совсем ясен критерий и принцип выделения именно трех этапов этого процесса, который просто не укладывается в данную схему, предложенную исследователем.

Отметим, что на втором этапе истории изучения темы вопросы, связанные с причинами, вызвавшими необходимость разработки второго проек

33 См.: Семидеркин Н.А., Чистяков О.И. Указ. соч. // Советское государство и право. 1976. № 1. та Конституции РСФСР, не получили дальнейшего продолжения. Видимо, это объясняется тем, что исследователи считали эту проблему уже достаточно изученной, а о ее переосмыслении речи не шло.

В 1997 г. с публикацией работы С.А. Авакьяна «Конституция России: природа, эволюция, современность»34 обозначился третий этап в изучении проблемы, созвучный начавшемуся в 1991 г. в отечественной историографии новому периоду пересмотра устоявшихся концепций и трактовок. Автором была предпринята попытка исследования проблем правовой природы Конституции Российской Федерации на базе «общего учения» об Основном законе как политическом и правовом документе. Показывая особенности российских конституций, Авакьян анализирует и текст Конституции РСФСР 1925 г. По своему характеру работа является учебным пособием, в котором значительное внимание уделено современным проблемам конституционной теории и практики, что относится к ее положительной стороне.

В 1999 г. в сборнике «Российское государство и общество. XX век» была опубликована статья автора данной диссертации - «Из истории разработки Конституции РСФСР 1925 г.»35. Задавшись целью проследить процесс истории разработки Конституции РСФСР 1925 г., автор особое внимание уделил характеристике персонального состава членов Конституционной комиссии Президиума ВЦИК, роли ее председателя Д.И. Курского на разных этапах прохождения проекта Конституции РСФСР, а также историческому анализу ряда основных положений и статей текста Конституции РСФСР 1925 г.

Интерес к истории разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. можно отметить и в зарубежной (англоязычной) литературе. В исследованиях историко-политического и правового характера заметное место отводится

34 Авакьян С.А. Указ. соч.

35 Баркова О.Н. Из истории разработки Конституции РСФСР 1925 г. // Российское государство и общество. XX век. М., 1999. С. 108-134. и конституционной тематике. Как и в отечественной историографии, основное внимание зарубежных исследователей сосредоточено на изучении Конституции РСФСР 1918 г., Конституции СССР 1924 и 1936 гг.

Одной из первых работ, предметом специального рассмотрения которой явилась Конституция РСФСР 1925 г., стала вышедшая в 1929 г. книга американского исследователя У.Р. Бэтселла «Советское административное

36 управление в России» . Исследуя проблему становления и развития советской государственности, в главе, посвященной вопросам конституционного и административного развития, Бэтселл специально рассмотрел ряд положений Конституции РСФСР 1925 г. в контексте правового статуса автономных республик, анализу которого отвел специальный параграф. Все основные черты второй Конституции РСФСР автор анализирует без детальных комментариев.

Делая вывод о характере советской автономии 20-х гг., Бэтселл вообще считал, что «местной автономии в Советском Союзе практически не существует» и нет никакой разницы «между положением автономных республик в

37

Советской России и положением провинции при царском режиме» . Таким образом, отрицая существование в Советском Союзе и РСФСР автономных субъектов, он отрицал федеративный характер советской государственности вообще. Отметим, что подобного рода суждения высказывались и в отечественной историографии, особенно 20-х гг., и их системы аргументации своей позиции были схожи (см. гл. I, § 2 настоящей диссертации). Одним из наиболее ярких на этот счет является высказывание Бэтселла о специфике советской государственности, где, по его мнению, «в каждом серьезном конституционном споре советские лидеры употребляли все силы на то, чтобы

38 убедить себя в том, что они оригинальны и непохожи на капиталистов» .

36 Batsell W.R. Soviet Rule in Russia. New York, 1929.

37 Ibid. P. 339.

38 Ibid. P. 343.

В 1955 г. профессор Калифорнийского университета Дж. Тоустер в своей историко-правовой работе «Политическая власть в СССР. 1917— 1947 гг.» специально исследовал правовую природу и статус автономных республик в период действия Конституции РСФСР 1925 г. Рассмотрев и сопоставив мнения различных советских государствоведов по вопросу правового положения автономий в РСФСР, Тоустер пришел к выводам, близким к представлениям Бэтселла об административном устройстве РСФСР и характере советской автономии и федерации.

Характеристике Конституции РСФСР 1925 г. уделил значительное место в своей работе «Социализм в одной стране. 1924-1926 гг.» Э. Kapp40. Исследуя историю разработки Конституции РСФСР 1925 г., опираясь только на опубликованные источники, автор детально проанализировал постановление XI Всероссийского съезда Советов «О внесении в Конституцию РСФСР изменений и о порядке введения их в действие», документы об образовании Конституционной комиссии, материалы второй сессии ВЦИК XI созыва, на которой первоначально и должны были приниматься частичные изменения Конституции 1918 г. и т. д. Учитывая тот факт, что в распоряжении исследователя полностью отсутствовали какие-либо архивные материалы, столь необходимые при изучении данной проблемы, многое из того, о чем пишет автор, представляется весьма спорным и неаргументированным. Kapp ошибочно утверждает, что до второй сессии ВЦИК XI созыва по созданию новой Конституции РСФСР вообще ничего не было сделано. Но именно в это время Курским был составлен первоначальный проект Конституции республики, который затем и явился предметом рассмотрения подкомиссий Конституционной комиссии ВЦИК, поэтому на второй сессии ВЦИК частичные изменения Конституции 1918 г, не рассматривались. Следует отме

39 TowsterJ. Political Power in the USSR. 1917-1947. The Theory and Structure of Goverment in the Soviet State. New York, 1955.

40 Carr E.H. Socialism in one country. 1924-1926. Vol. 2. Baltimore, 1970. тить, что книга Kappa действительно является первой попыткой исследования в англоязычной литературе проблем истории разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г.

Именно так выглядит в настоящий момент комплекс историко-правовых работ, специально рассматривающих собственно историю разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. К сожалению, еще не все проблемы поставлены и решены исследователями. Неясными остаются вопросы о сроках формирования Конституционной комиссии В ЦИК и о ее составе, о рассмотрении проекта Конституции РСФСР в СНК и Госплане РСФСР, о партийно-административном влиянии на процесс разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. и др. В целом собственная историография разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. явно недостаточна.

Исследования, к которым обращался автор при работе над диссертацией, более широки и разнообразны. Очевидно, что любого исследователя, изучающего проблемы конституционного строительства, не могут не интересовать общие работы по теории государства и права41. Не избежал этого и автор данной диссертации, поскольку в работах такого характера рассматриваются вопросы общей теории государства и права (в частности, для нас важны: политическая власть, социалистическая демократия, форма государственного устройства и т. д.) и дается толкование интересующего нас понятийного категориального аппарата. Необходимость использования понятий современной теории государства и права обусловила привлечение также и ряда справочных изданий, среди которых: «Малая энциклопедия конституционного права» М.В. Баглая и В.А. Туманова (М., 1998), «Большой совет

41 Теория государства и права. Учебник. М., 1987; Проблемы теории государства и права. М., 1987; Теория государства и права. Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. М., 1998; Сравнительное конституционное право. Под ред. Б.Н. Топорнина, В.Е. Чиркина, Ю.А.Юдина. М., 1996; Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт. М., 1998; Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: российский конституционализм в сравнительной перспективе. М., 1998; История государственного управления в России. Учебник. М., 2002; и др. ский энциклопедический словарь» под редакцией A.M. Прохорова (М., 1991), «Юридический энциклопедический словарь» (М., 2000) и др.

Важную группу исследований составили работы известных государст-воведов 20-х гг.: И.Н. Ананова, К.А. Архиппова, Г.С. Гурвича, В.Н. Дурденевского, И.Д. Ильинского, Д.А. Магеровского и др.42, рассматривающих вопросы природы, сущности, организации государственной власти, государственно-правовые формы решения национального вопроса и др. (поскольку анализ этих работ дается на страницах диссертации, мы не останавливаемся здесь на их рассмотрении более подробно). Разобраться в разнообразии взглядов и подходов к изучению проблемы ученых того периода помогли работы Г.С. Гурвича «Основы Советской Конституции» (М., 1930), Н.Я. Куприца «Из истории науки советского государственного права» (М., 1971), В.П. Портнова и М.М. Славина «Этапы развития Советской Конституции» (М., 1985) и др.

Новые подходы в осмыслении этих же вопросов обозначены сегодня в таких работах, как «Федерализм в истории России» Р.Г. Абдулатипова, Л.Ф. Болтенковой, Ю.Ф. Ярова (М., 1992), в сборнике «Становление и развитие советского государствоведения: исследования ученых 20-х годов», подготовленном ИНИОН РАН (М., 1990), в работе «История образования СССР: итоги и перспективы изучения» С.А. Байбакова (М., 1997), в монографии «Русский народ в национальной политике. XX век» А.И. Вдовина, В.Ю. Зорина, A.B. Никонова (М., 1998) и др.

При работе над диссертацией большой интерес представляли иследо-вания, в которых прослеживалась история создания и развития Конституции РСФСР 1918 г. и Конституции СССР 1924 г.43 Именно история разработки и

42 См., например: Ананов И.Н. Очерк федерального управления СССР. М.; JL, 1925; Котляревский С.А. СССР и союзные республики. М.; JL, 1926; МагеровскийД.А. Государственная власть и государственный аппарат. М., 1924; Плетнев Б.Д. Государственная структура РСФСР. М.; JL, 1922; Турубинер A.M. Государственный строй РСФСР: (конспект лекций). М., 1923; он же. Очерки государственного устройства СССР. М, 1925; и др.

43 См.: Советская историко-правовая наука (очерки становления и развития). М., 1978; Чистяков О.И. Конституция РСФСР 1918 г. М., 1984; Кукушкин Ю.С., Чистяков О.И. Очерк истории Советской Конституции. принятия этих Основных законов представляла для автора особый интерес, поскольку Конституция РСФСР 1925 г. была правопреемницей Конституции РСФСР 1918 г, а принятие Конституции СССР 1924 г. явилось главной причиной создания нового текста второй Конституции Российской Федерации.

Исходя из темы диссертации, особо следует отметить исследования, в которых рассматриваются вопросы правовой природы РСФСР. Это работы Н.Я. Куприца, Д.Л. Златопольского, А.И. Лепешкина, О.И. Чистякова, Е.В. Алферовой и др.44 Как известно, в советской историографии, признавая Российскую республику федерацией, исследователи спорили о ее конкретной форме. Согласно одной точке зрения, РСФСР представляла собой нечто вроде союзного государства45. Согласно другой - РСФСР, являясь одной из форм федерации, представляла собой государство с автономными образования, т. е. федерацию особого рода46. Сторонники первой из названных концепций ссылаются в качестве доказательства на ст. 13 Конституции РСФСР 1925 г. Но вследствие некоторой неопределенности формулировки данной статьи, на нее ссылаются и сторонники иного взгляда на правовую природу РСФСР. Очевидно, что понимание РСФСР как «государства с автономными образованиями», т. е. федерации особого рода, наиболее полно отвечает требованиям однозначности научного понятийного аппарата и соответствует реальной практике национально-государственного строительства в РСФСР 20-30-х гг.

М., 1987; Байбаков С.А. История образования СССР: итоги и перспективы изучения. М., 1997; Байбаков С.А., Сивохина Т.А. У истоков советской государственности. М., 1993; и др.

44 См.: Куприц Н.Я. Государственное устройство СССР. М., 1952; Златополъский Д.Л. СССР - федеративное государство. М., 1967; он же. Национально-государственное устройство СССР. М., 1977; Лепешкин А.И. Советский федерализм (теория и практика). M., 1977; Чистяков О.И. Становление Российской Федерации (1917-1922). М., 1966; он же. Проблема демократии и федерализма в первой Советской Конституции. М., 1977; Алферова Е.В. Советская федерация и автономия - государственно-правовые формы решения национального вопроса (исследования ученых-правоведов 20-х годов). Обзор. M., 1989; и др.

45 См., напр.: Фарберов Н.П. О некоторых спорных вопросах советского государственного права // Советское государство и право. 1961. № 9. С. 142-143.

46 См., напр.: Чистяков О.И. Становление Российской Федерации (1917-1922). С. 300-326; Левин И.Д. Советская федерация - государственная форма разрешения национального вопроса в СССР // Вопросы советского государства и права. М., 1957; Семидеркин H.A. Вопросы федерации в Конституции РСФСР 1925 г. // Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 11. Право. 1977. № 3. С. 52; и др.

Исследование предыстории разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. с точки зрения социальных процессов развития российского общества, его социально-правовой готовности и адаптации к конституционным изменениям, особенности формирования российского советского менталитета и т. д. невозможно сегодня без изучения работ по социальной истории и истории советской повседневности. Понимание того факта, что проблемы социальных преобразований в российском обществе начала 20-х гг. вызваны изменениями в самой Российской Федерации, ее статуса и положения в СССР, теснейшим образом связаны с вопросами взаимодействия общества и власти в лице государства и, наоборот, власти и общества, - объясняют интерес автора диссертации к работам H.H. Козловой «Горизонты повседневности советской эпохи» (М., 1996), C.B. Журавлева, А.К. Соколова «Повседневная жизнь советских людей в 1920-е годы» (в ежегоднике «Социальная история». М., 1997), Н.Б. Лебиной «Повседневная жизнь советского города: нормы и аномалии. 1920-1930 годы» (СПб., 1999), Е.Г. Гимпельсона «Формирование советской политической системы. 1917-1923» (М., 1995), и «НЭП и политическая система» (М., 2000), Д.Ю. Гнатовской «Индустриальные рабочие в условиях НЭПа: проблема социальной адаптации» (Дис. .канд. ист. наук, М., 2001), Л.Б. Захаровой «Российское общество в 20-е годы XX в.: социальный аспект развития» (Дис. .канд. ист. наук, Самара, 2001), изданию «Население России в XX веке. Исторические очерки. Т. 1. 1900-1939 гг.» (М., 2000).

Следует также сказать и о монографиях, статьях и справочниках, которые позволили восполнить пробел в освещении персонального состава членов Конституционной комиссии ВЦИК и ее подкомиссий47, об ее председателе - Д.И. Курском48, о людях, в той или иной степени принимавших уча

47 См.: Герои Октября. М., 1967; ТорчиновВ.А., ЛеонтюкД.М. Вокруг Сталина. Историко-биографический справочник. СПб., 2002; и др.

48 Шифман М.Л. Дмитрий Иванович Курский. M., 1965; Костюковский Б., Табачников С. Время не властно. M., 1989\ Афанасьев В.И. Д.И. Курский: присяжный поверенный, революционер, нарком, посол. М., 1993 и др. стие в создании второй конституции Российской Федерации. Информация, содержащаяся в этих работах (порой фрагментарная), позволила внести ясность в профессиональный и образовательный статус создателей второй Конституции РСФСР, понять их место в государственных, партийных и советских структурах, органах власти и управления и т. д., что ранее никем из исследователей сделано не было.

Таков, в основном, круг литературы, изученной нами при написании данной работы, который, естественно, не может претендовать на исчерпывающую полноту изложения (полный список исследований, использованных в диссертации, приводится в библиографии). В основе данного историографического обзора истории разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. лежат работы историко-правового и источниковедческого характера, хотя литература по истории создания Конституции РСФСР 1925 г., безусловно, шире и многограннее. Так, при работе над диссертацией привлекалась уже упоминавшиеся исследования по истории образования Союза ССР, его конституционного закрепления - Конституции СССР 1924 г., рассматривающие вопросы разграничения сфер компетенции между союзным государством и его субъектами при том, что не все проблемы конституционного строительства РСФСР в целом нашли свое одинаково достойное отражение в отечественной и зарубежной литературе.

Удивительно, но практически вне поля зрения исследователей остался сугубо исторический анализ истории разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. Очевидная целесообразность такого подхода при рассмотрении процесса конституционного строительства РСФСР в начале 20-х гг. в системе общественных отношений (прежде всего как документа общества, а уже затем как документа государства) не вызывает сегодня сомнения. «Реальность» любой конституции, как известно, определяется тем, что Основной закон фактически всегда соответствует принятым в обществе общественным отношениям, следовательно, попытка рассмотреть Конституцию

РСФСР 1925 г. в контексте социальной истории и истории развития российского социума представляется весьма интересной и перспективной задачей.

Исследование темы потребовало привлечения разнообразного круга источников. Это материалы партийных и государственных органов власти и управления, выступления, работы и доклады известных деятелей партии и государства союзного и республиканского уровней периода 20-х гг., пресса, мемуары и архивные материалы, без которых исследование истории разработки и принятия Конституции РСФСР было бы неполным.

Основу диссертации составили архивные материалы трех центральных российских архивов: ГАРФа (Государственного архива Российской Федерации), РГАСПИ (Российского государственного архива социально-политической истории) и ЦИАМа (Центрального исторического архива Москвы).

В работе были использованы: фонд Конституционной комиссии Президиума ВЦИК (Ф. Р.-6981), фонд ВЦИК (Ф. Р.-1235), фонд Совнаркома РСФСР (Ф. А.-130) и фонд Госплана РСФСР (Ф. А.-262) Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ).

Материалы фонда Конституционной комиссии Президиума ВЦИК (Ф. Р.-6981) составили архивную основу при написании второй и третьей глав диссертации. Это варианты проекта Конституции РСФСР и стенограммы заседаний Конституционной комиссии ВЦИК и ее подкомиссий. Стенограммы таких заседаний особо помогли при изучении процесса разработки и принятия второй Конституции РСФСР, поскольку, например, архивные документы подкомиссий Конституционной комиссии ВЦИК плохо систематизированы, многие не датированы, а большинство из них - копии. В архивных фондах не сохранилось и материалов, касающихся заключительных этапов работы трех подкомиссий, что значительно осложнило изучение их законотворческой деятельности. В ряде случаев только на основе изучения стенограмм заседаний Конституционной комиссии стало возможным проследить процесс выработки нового варианта текста. Кроме того, стенограммы заседаний Конституционной комиссии и ее подкомиссий живо передают саму атмосферу обсуждения вариантов проекта второй Конституции РСФСР, раскрывают аргументацию выступавших в прениях и позволяют понять позицию создателей законопроекта, приводившую к принятию или отклонению определенных статей, глав и разделов текста. Большой исследовательский интерес представляет рукописная правка самих проектов и делопроизводственные документы: препроводительные письма, запросы, телеграммы, оповещения, рассылаемые членам Конституционной комиссии ВЦИК и других комиссий, рассматривавших текст закона, о дне и часе очередного заседания и т. д. Порой подобные документы оказывались единственным источником, с помощью которого можно было установить истину. Так, например, только благодаря телефонограмме секретаря Конституционной комиссии ВЦИК В.И. Игнатьева, разосланной 29 июня 1925 г. членам бюджетной подкомиссии, и рукописной пометке на обороте главы «О бюджетном праве» проекта Конституции - «Проект т. Крыленко» (Ф. Р.-6981. Оп. 1. Д. 1. Л. 88 и Д. 3. Л. 85-86) стало возможным установить дату заседания бюджетной подкомиссии. В связи с этим заметим, что очень большое количество материалов данного фонда не датировано и не подписано. В первую очередь это касается хранящихся в архивах вариантов проекта второй Конституции РСФСР.

В фонде ВЦИК (Ф. Р.-1235) при работе над диссертацией нами были изучены протоколы заседаний Президиума ВЦИК и материалы к ним, подготовительные материалы к сессиям ВЦИК и Всероссийским съездам Советов, различные докладные записки, указания и т. д. Особый интерес представляли материалы фонда, затрагивавшие вопрос об образовании и роспуске комиссии по пересмотру текста Конституции РСФСР, документы о работе третьей сессии ВЦИК XI созыва, данные о персональном составе членов комиссии по руководству XII Всероссийским съездом Советов и др. В ряде случаев сопоставление архивных документов данного фонда с фондом Конституционной комиссии ВЦИК (Ф. Р.-6981) позволяло установить точную дату того или иного заседания, характер предложенных поправок к тексту законопроекта и т. д. Более того, в фонде ВЦИК хранятся важные документы по истории советского строительства, характеризующие состав и структуру Советов на местах, данные о национально-государственном строительстве на территории РСФСР, материалы о формировании республиканского бюджета и др., которые были использованы при работе над четвертой главой диссертации.

И, наконец, процесс разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. невозможно проследить без изучения фондов Совнаркома РСФСР (Ф. А.-130) и Госплана РСФСР (Ф. А.-262). Материалы этих фондов содержат интересующую нас информацию о ходе обсуждения и разработки Госпланом РСФСР, проекта Конституции РСФСР, документы о работе комиссий специального совещания и Президиума Госплана, а также варианты проекта текста Конституции РСФСР. Здесь в основном представлены протоколы и стенограммы различных заседаний СНК и Госплана РСФСР, делопроизводственная переписка - циркулярные и препроводительные письма, указания и распоряжения. Только из данных этих архивных фондов мы можем узнать о «проекте Госплана РСФСР», который из-за запоздания его подготовки и не рассматривался официально на заседании СНК РСФСР.

Среди используемых в работе архивных документов впервые в научный оборот вводятся материалы Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) (бывший РЦХИДНИ). Это повестки дня и протоколы, материалы и стенограммы заседаний Политбюро, Оргбюро, Секретариата и Орграспредотдела ЦК РКП(б), собранные в фонде 17; стенограммы и секретные протоколы заседания фракции большевиков XII Всероссийского съезда Советов, хранящиеся в фонде 94. Эти документы охватывают период с марта 1924 по май 1925 г. Данные документы дают возможность дополнить фактическую базу диссертации, раскрыть ряд вопросов по-новому и уточнить сделанные ранее выводы. Например, знакомство с протоколами заседаний Политбюро и Оргбюро ЦК РКП(б) от 5-6 марта и 14 апреля 1924 г. помогло узнать как причину административной проволочки в вопросе об образовании комиссии по пересмотру текста Конституции РСФСР (Ф. 17. Оп. 163. Д. 407. Л. 1, 25), так и в связи с чем произошло численное увеличение состава членов Конституционной комиссии Президиума ВЦИК (Ф. 17. Оп. 112. Д. 531. Л. 103). Документы фондов Политбюро и Оргбюро ЦК РКП(б) вносят ясность и в вопрос о должностных назначениях в республиканские органы власти и управления. Согласно протоколу заседания Оргбюро ЦК РКП(б) от 30 января 1925 г. членом Президиума Госплана РСФСР был назначен В.И. Вельман, возглавивший впоследствии комиссию специального совещания Госплана РСФСР (Ф. 17. Оп. 112. Д. 635. Л. 11, 202) и др.

Отметим, что часть архивных материалов фондов 17 и 94 РГАСПИ по своему содержанию настолько уникальна и оригинальна, что даже сегодня, в условиях «архивной революции» - практически полной открытости архивов, вызывает удивление. В частности, среди материалов заседания «фракции большевиков XII Всероссийского съезда» (Ф. 94. Оп. 2. Д. 22. Л. 3, 38, 39) хранятся документы, помеченные грифом «секретный протокол». Это материалы обсуждения основных поправок к проекту Конституции РСФСР 1925 г., предлагаемых членами бюро фракции большевиков XII Всероссийского съезда Советов.

В целом, документы, хранящиеся в фондах ГАРФа и РГАСПИ, помогают восстановить практически полную картину истории разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 года и дают возможность раскрыть механизм принятия и реализации решений, т. е. проследить процесс в динамике. Это во-первых.

Во-вторых, материалы архивных фондов вообще являются чрезвычайно важным, а порой и единственным, источником по исследуемой теме. Вместе с тем большинство сохранившихся документов, в частности в ГАРФе, составляют лишь копии, часть из которых вообще не датированы, что затрудняет работу с ними. Практически все документы отпечатаны на машинке и за редким исключением не имеют никаких признаков, дающих хоть какую-то возможность установления даты, авторства (т. е. в подавляющем их большинстве отсутствуют какие-либо пометки, рукописные правки). Подчеркнем, что сохранилось и очень мало вспомогательных материалов - документов переписки, препроводительных писем, регистрационных журналов.

В то же время даже знакомство с архивными фондами главных партийных органов не дает возможности определить степень участия в работе по созданию новой Конституции РСФСР 1925 г. высших руководителей страны и партии, в частности И.В. Сталина, М.И. Калинина, В.М. Молотова и др., позволяя лишь предположить, что подобное участие имело место.

При изучении биографии председателя Конституционной комиссии ВЦИК Д.И. Курского, его политической и государственной деятельности были востребованы архивные фонды РГАСПИ (Ф. 17), ГАРФа (Ф. А.-353) и ЦИАМа (Центральный исторический архив Москвы, бывший ЦГИАМ, Ф. 418).

Важным источником по истории создания Конституции РСФСР 1925 г. являются материалы высших государственных органов власти и управления, представленные в виде стенографических отчетов XI-XII Всероссийских съездов Советов и сессий ВЦИК49. Наиболее интересными оказались материалы третьей сессии ВЦИК XI созыва. Являясь высшим органом государственной власти РСФСР, Всероссийский съезд Советов был не только инициатором изменения конституции республики и ее конституционного законодательства, но и конечной инстанцией в принятии тех или иных изменений.

49 См. XI Всероссийский съезд Советов. Стенографический отчет. М., 1924; XII Всероссийский съезд Советов. М., 1925; Съезды советов РСФСР в постановлениях и резолюциях. М., 1939; Съезды советов в документах. 1923-1927. Т. 4. М., 1962; Съезды Советов Союза ССР, союзных республик и автономных советских республик. Сб. док. Т. I—VII. М., 1959-1965; Третья сессия ВЦИК XI созыва. Стенографический отчет. М., 1925; и др.

Так, на XI Всероссийском съезде Советов было принято решение о разработке новой Конституции РСФСР, а на XII съезде Советов РСФСР 11мая 1925 г. текст новой Конституции был принят. Более того, на Всероссийском съезде Советов решались вопросы национально-государственного строительства автономных республик и областей, входивших в состав РСФСР и определялся круг их компетенции. Большой интерес вызывают также материалы третьей сессии ВЦИК XI созыва, которые были необходимы при написании второго параграфа третьей главы диссертации.

Еще одна группа источников, используемых в диссертации, представлена работами, выступлениями и докладами руководителей советского государства и партии и руководителями республиканских органов власти и управления. Это размышления В.И. Ленина о природе и характере советской федерации и автономии, о формах решения национального вопроса в СССР. И хотя Конституция РСФСР 1925 г. создавалась уже после смерти Ленина, его взгляды на основы построения системы органов власти и управления, учение о равноправии наций и языков и др. были еще живы в тот момент развития государства и общества50. Определенный интерес представляют работы И.В. Сталина51 по вопросам национально-государственного строительства и национальной политики и официальные выступления, речи и статьи наркома юстиции РСФСР Д.И. Курского по вопросам конституционного строительства Российской Федерации организации ее центральных и местных органов власти и управления, субъектов республиканской федерации и

52 53 др. Особое значение имеют высказывания М. Султан-Галиева о будущем «великорусской республики» и т. д.

50 Это хорошо известные работы: «Письмо к Шаумяну от 6 декабря 1923 г.» (Поли. собр. соч. Т. 48); «Либералы и демократы в вопросе о языках» (Указ. соч. Т. 23); «О праве наций на самоопределение» (Указ. соч. Т. 25); «Первоначальный набросок тезисов по национальному и колониальному вопросам (Для второго съезда Коммунистического Интернационала)» (Указ. соч. Т. 41); и др.

51 См.: Сталин И.В. Об объединении советских республик. Доклад на X Всероссийском съезде Советов 26 декабря 1922 г. // Полн. собр. соч. Т. 5; и др.

52 См.: Курский Д.И. Избранные статьи и речи. М., 1958; и др.

53 Султан-Галиев М. Избранные труды. Казань, 1998.

Если принять во внимание, что при написании данной работы автора интересовала, прежде всего, информативная значимость всего комплекса опубликованных документов, то анализ этой группы источников будет неполным без упоминания как официальных публикаций текста Конституции РСФСР 1925 г., так и неофициальных, а также других конституционных актов, собранных в различные тематические сборники54. Первоначально текст Конституции РСФСР 1925 г. был опубликован в газете «Известия» от 26 мая 1925 г., а одним из наиболее современных изданий Закона 1925 г. является «Хрестоматия по истории государства и права России» (сост. Ю.П. Титов. М., 2001)55. При работе над диссертацией было подробно изучено Собрание Узаконений (СУ) РСФСР за 1925-1937 гг. В СУ РСФСР за 1925 г. законодательные акты расположены постатейно по рубрикам: «Декреты ВЦИК», «Декреты СНК», но сами законы расположены не всегда строго хронологически. Собрание Узаконений РСФСР является наиболее полным сборником законодательных актов высших органов власти РСФСР, принятых к обязательному исполнению на всей территории республики.

Невозможно воспроизвести полноценную историю создания Конституции РСФСР 1925 г. без работы с прессой 20-х гг. Публикации в журналах «Еженедельник Советской юстиции», «Власть Советов», «Советское право», в которых публиковалось значительное количество материалов и комментариев по конституционному строительству СССР и РСФСР, представляют большой интерес для воссоздания исторической атмосферы того времени. На страницах газет «Известия», «Правда», являвшихся официальными органами соответственно ЦИК СССР и ВЦИК РСФСР, и ЦК РКП(б) были опубликованы информационные сообщения о работе третьей сессии ВЦИК XI созыва,

54 См.: Конституции и конституционные акты РСФСР (1918-1937). М., 1940; История советской Конституции (в документах). 1917-1956. М., 1957;идр.

55 См. также: История советской Конституции (в документах). 1917-1956. М., 1957. Образование и развитие Союза Советских Социалистических Республик (в законах). М., 1973 и др.

XII Всероссийского съезда Советов и текст новой Конституции РСФСР 1925 г.

Помимо перечисленных выше групп источников автор использовал также различные справочники, энциклопедические и статистические материалы, содержащие данные о биографиях различных политических деятелей РСФСР и СССР56. Знакомство с этой группой источников было необходимо при составлении Приложений I и IV к диссертационному исследованию.

И, наконец, последней группой источников являются мемуары . При всей определенной ангажированности и субъективизме этой группы источников, они тем не менее несут в себе ценную информацию личного характера о профессиональной деятельности некоторых членов Конституционной комиссии ВЦИК: A.C. Енукидзе, Ш.Н. Ибрагимова, JI.M. Кагановича, Д.И. Курского, дополняя их биографические сведения и др.

Таким образом, значительное количество источников и их разнообразие позволяет, используя многофакторный и системный подход, провести комплексное изучение истории разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г.

Автор диссертации видел свою задачу, во-первых, в том, чтобы, изучив уже имеющиеся и подключив новые архивные материалы и исследования по данной проблеме (включая работы непосредственно примыкающие к теме

5 8 диссертации) , попытаться воссоздать историю разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. с учетом уже решенных в историографии проблем. Во-вторых, в выборе и постановке собственно исторических аспектов исследования проблемы. В частности, именно исторический подход дает возмож

56 Большая Советская Энциклопедия. Изд. 1-е, М., 1926; Изд. 3-е, М., 1976; Воспитанники Московского университета - соратники В.И. Ленина. М., 1973; Деятели Союза Советских Социалистических Республик и Октябрьской революции. М., 1989; Деятели СССР и революционного движения России: Энциклопедический словарь Гранат. М., 1989; История Московского университета: В 2-х т. М., 1955, Т. 1; Советская историческая энциклопедия. М., 1965, CD-ROM «Жертвы политического террора в СССР» (М., 2001) и др.

57 Бажанов Б. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. М., 1990; Воспоминания о В.И. Ленине. М., 1979; Каганович Л.М. Памятные записки. М., 1996. Куманев Г. А. Рядом со Сталиным. Откровенные свидетельства (беседы с Л.М. Кагановичем). М., 1994; Курская A.C. Пережитое. М., 1965; и др.

58 Имеются в виду исследования по социальной истории и истории советской повседневности. ность изучить Конституцию РСФСР 1925 г. наиболее полно: с точки зрения развития общества и места конституции в этом процессе.

Достижение заданной цели предполагает решение целого ряда конкретных задач.

• изучить вопрос о необходимости создания новой Конституции РСФСР, выявив факторы и условия, повлиявшие на развитие конституционного процесса в Российской Федерации в начале 20-х гг., среди которых: особенности национально-государственного устройства в РСФСР, социально-правовая готовность и адаптация общества и власти к конституционным изменениям и др.;

• рассмотреть процесс работы над проектом новой Конституции РСФСР, а именно содержание вариантов проекта конституции и проблемы, решаемые в ходе его выработки и обсуждения (компетенция центральных и местных органов власти и управления, положение автономных республик и областей и т. д.);

• исследовать организационные формы и методы работы, возникшие при выработке Конституции РСФСР 1925 г.;

• уяснить на основе имеющихся архивных документов роль СНК РСФСР и Госплана РСФСР в процессе обсуждения проекта Конституции РСФСР;

• определить роль и значение Конституционной комиссии ВЦИК и ее подкомиссий, ее профессиональный состав и образовательный уровень и личный вклад председателя Конституционной комиссии ВЦИК Д.И. Курского в процесс разработки нового Основного закона Российской Федерации 1925 г.;

• проанализировать степень административно-партийного влияния на процесс разработки и принятия законопроекта, выйдя на проблему «власть - общество».

Научная новизна диссертационного исследования, проведенного на грани соприкосновения истории и конституционного права, состоит в целенаправленном выделении исторического аспекта поставленных задач. Автор при этом руководствовался принципом историзма в освещении конституционного процесса и использовал метод сравнительно-исторического анализа текстов предварительных вариантов конституции на стадии ее обсуждения. Новизна диссертационной работы определяется также тем, что впервые вводится в научный оборот ряд новых неопубликованных ранее материалов и документов.

В диссертации особый акцент делается на исследовании преимущественно внутренних факторов, определявших развитие конституционного процесса в РСФСР в 20-е гг. Это: особенности формирования правовой природы республики, специфика ее национально-государственного строительства, социально-правовая готовность российского социума к конституционным изменениям и др., существенно влиявших на принятие (или отрицание) общей направленности перемен в обществе. Подобный подход позволяет понять и определить степень административно-партийного влияния на ход разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. Вместе с тем автор считает необходимым рассмотреть ряд малоизученных вопросов, оставшихся за рамками предшествовавших историко-правовых и источниковедческих исследований, среди которых: организационные формы и методы работы, возникавшие при разработке законопроекта 1925 г., численный, профессиональный состав и образовательный уровень создателей второй Конституции РСФСР, содержание вариантов проектов новой Конституции РСФСР и др.

Хронологические рамки исследования ограничены периодом 20-х гг. При этом собственно история разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. проходила с апреля 1924 г. (образование Конституционной комиссии ВЦИК) по май 1925 г. (11 мая 1925 г. текст Конституции РСФСР был утвержден на XII Всероссийском съезде Советов). В то же время для объективного исследования проблемы приходилось обращаться к истокам становления российской государственности: историческим событиям 1917 - начала 20-х гг. XX в. - это нижняя граница изучаемого периода. Верхняя граница исследования тесно связана с рассмотрением вопросов развития основных положений Конституции РСФСР 1925 г. и доведена до конца 20-х гг.

Структура диссертации соответствует целям и задачам исследования. Данная работа состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии и приложений.

Похожие диссертационные работы по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Исторические науки», Баркова, Ольга Николаевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

11 мая 1925 г. XII Всероссийский съезд Советов окончательно утвердил и «ввел в действие» Конституцию РСФСР 1925 г. Завершая анализ ее истории разработки и принятия, важно отметить, что значение этого законопроекта во многом определялось положением, которое занимала Российская Федерация в 20-е гг. среди союзных республик, входивших в состав СССР. При этом главной особенностью союзного единства было сплочение вокруг РСФСР и на базе РСФСР и в большей степени за счет ее ресурсов, в то время как положение самой республики, считавшейся юридически суверенной и игравшей «государствообразующую роль», было фактически низведено до положения автономной. Это первое.

Второе. Принятие Конституции РСФСР 1925 г. всегда обусловлено в широком смысле как внешними, так и внутренними факторами и условиями социально-экономического и политического характера, где главным явилось образование Союза ССР. На развитие конституционного процесса в Российской Федерации в начале 20-х гг. влияли такие определявшие его факторы как национальный и правовой, включавшие в себя национально-государственное строительство в РСФСР и его правовую составляющую, состояние и уровень развития концепции советского федеративного устройства и социально-правовую готовность общества к законодательным изменениям. Практическое государственное строительство в 20-е гг. в своей динамике опережало теоретическое. Более того, складывается впечатление о двух параллельно идущих процессах, при которых роль ведущего за собой играла практика национально-государственного строительства, а не теория и научный прогноз.

Третье. Российская Федерация в 20-е гг. - это своеобразное федеративное государственное образование со своими, различными по форме, субъектами автономий, строительство и развитие которых проходило при активном вмешательстве центральных республиканских органов власти и управления. Причем наиболее типичными для РСФСР считались автономные республики. В период с 1918 по 1924 г. народы, населявшие Российскую Федерацию, получив в ее составе автономию двух уровней: республиканскую и областную, оказались в рамках общего политического союза в силу однотипности советской государственной системы и концентрации власти в рамках единой партии.

Четвертое. История разработки и принятия проекта новой Конституции РСФСР - это сложный и взаимосвязанный процесс. Разработка проекта проводилась в основном высшим органом государственной власти - ВЦИК его Президиумом и созданной им Конституционной комиссией.

Схематически ход разработки Конституции РСФСР 1925 г. можно представить так. Первоначально эта работа была возложена на образованную 3 апреля 1924 г. Конституционную комиссию Президиума ВЦИК, которая, разбившись на подкомиссии, рассматривала соответствующие главы первоначального проекта, составленного Д.И. Курским. Далее указанные главы были скомпилированы в «Предварительный проект», обсуждавшийся на пленарных заседаниях Конституционной комиссии ВЦИК. Затем выработанный комиссией «Окончательный проект» был направлен на обсуждение в СНК РСФСР.

Обсуждение «Окончательного проекта» будущей Конституции РСФСР проходило как на заседаниях Совнаркома Российской Федерации, так и в Госплане РСФСР. Проект Госплана РСФСР, значительно отличавшийся от «Окончательного проекта» Конституционной комиссии ВЦИК, в котором нашло отражение стремление к централизации народного хозяйства республики и тенденция к конституционному оформлению суверенитета, в связи с опозданием его подготовки последующими инстанциями официально так и не был рассмотрен.

После прохождения в СНЕС РСФСР проект Конституции был возвращен в Конституционную комиссию ВЦИК, которая, несмотря на свою формальную ликвидацию, собралась на расширенное заседание и доработала проект.

Пятое. При создании Конституции РСФСР 1925 г. большой объем выпал на долю Конституционной комиссии ВЦИК и ее трех из четырех подкомиссий, заседания которых проходили с разной степенью регулярности. Кроме того, говоря о представительском составе подкомиссий, подчеркнем, что не все члены Конституционной комиссии ВЦИК принимали деятельное участие в реальной законотворческой работе. Но в целом для Конституционной комиссии был характерен скрупулезный отбор материла, тщательный подход к деталям, стремление к четким формулировкам. И хотя в ходе разработки Конституции РСФСР 1925 г. было создано еще порядка шести различных комиссий, роль Конституционной комиссии ВЦИК была первостепенной.

В этой связи особо хотелось бы отметить личный вклад Д.И. Курского, председателя Конституционной комиссии ВЦИК, которым был составлен первоначальный проект Конституции РСФСР, послуживший основой для всей последующей работы. Он также возглавлял работу ряда комиссий, создававшихся в рабочем порядке во время обсуждения проекта Конституции РСФСР.

Шестое. Роль и значение Совнаркома и Госплана Российской Федерации в процессе разработки Конституции РСФСР 1925 г. заслуживает особого внимания, поскольку коллегиальность работы над предложенным законопроектом, рассмотрение его в несколько этапов на образованных в СНК республики четырех специальных комиссиях свидетельствует о самом серьезном отношении к порученному делу. Вместе с тем говорить о создании «своего», принципиально нового, проекта Конституции РСФСР в СНК республики неправомерно. Таким образом в основе юридического документа, принятого на XII Всероссийском съезде Советов, лежит «Окончательный проект» текста, разработанного Конституционной комиссией ВЦИК.

Седьмое. Анализ процесса разработки и принятия Конституции РСФСР 1925 г. позволяет дать ответ на вопрос о степени административно-партийного влияния различных государственных и партийных структур на процесс создания законопроекта республики, которое, на наш взгляд, все-таки не было однозначно определяющим. Это подтверждает численный и профессиональный состав членов Конституционной комиссии ВЦИК, куда не вошел никто из представителей высших партийных органов и общесоюзных структур, имена которых были хорошо известны в стране. При том, что процесс формирования персонального состава членов Конституционной комиссии проходил как на заседаниях Президиума ВЦИК, так и Политбюро и Оргбюро ЦК РКП(б). Более того, у РСФСР не было даже республиканской компартии, как у остальных членов СССР, благодаря которой она могла бы отстаивать и лоббировать свои интересы на союзном уровне. Даже при рассмотрении проекта Конституции РСФСР на третьей сессии ВЦИК и XII Всероссийском съезде Советов суть вносимых изменений в проект имела характер редакционных и стилистических поправок.

Восьмое. Принятие новой Конституции РСФСР 1925 г., проходившее в условиях проведения в стране новой экономической политики, явилось значительным этапом в общественно-политической жизни Российской Федерации и истории ее конституционного строительства. Вторая Конституция РСФСР оказала огромное влияние как на развитие конституционного законодательства тесно связанных с ней других союзных республик: Украины, Белоруссии, республик Средней Азии и так явилась образцом для подражания при разработке проектов конституций своих субъектов - автономных республик, входивших в ее состав.

Девятое. История создания Конституции 1925 г. характеризует развитие юридической мысли и показывает плюрализм и противостояние разных, порой противоположных, взглядов и тенденций, существовавших в 20-е гг. в конституционном строительстве. В то же время это документ, в котором сохранены и развиты основные принципы «конституции пролетарского государства», динамизма, особенности социально-классового развития российского общества, цели и задачи национально-государственного строительства Российской Федерации.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Баркова, Ольга Николаевна, 2003 год

1. Восьмой съезд РКП(б). Март 1919 года. Протоколы. М. 1959. Двенадцатый съезд РКП(б). 17-23 апреля 1923. Стеногр. отчет. М. 1958. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Ч. II. М., 1954.

2. Съезды Советов РСФСР в постановлениях и резолюциях. М., 1939. Съезды Советов в документах съездов. 1923-1927. Т. 4. М., 1962. Съезды Советов Союза ССР, союзных республик и автономных советских республик. Сб. док. Т. 1-УН. 1959-1965.

3. Четырнадцатая конференция РКП(б). 27-29 апреля 1925 г. М., 1925. Партийные, профессиональные и кооперативные органы и госаппарат к XIV съезду РКП(б). М., 1926.

4. XI Всероссийский съезд Советов. Стенографический отчет. М., 1924. Вторая сессия ВЦИК XI созыва. Стенографический отчет. М., 1924. Третья сессия ВЦИК XI созыва. Стенографический отчет. М., 1925.

5. XII Всероссийский съезд Советов. Стенографический отчет. М., 1925.

6. XIII Всероссийский съезд Советов. Стенографический отчет. М., 1927. Сокращенный список кодексов РСФСР. М., 1926.

7. Структура и состав органов ВСНХ в центре и на местах в 1921 г. М., 1922.* *1. Ленин В.И.

8. Султан-Галиев М. Избранные труды. Казань, 1998.

9. Курский Д.И. Избранные статьи и речи. М., 1958.*

10. Собрание Узаконений (СУ) РСФСР за 1925-1937 гг.* *

11. Большая Советская Энциклопедия. Изд. 1-е, М., 1926; Изд. 3-е, М., 1976.

12. Деятели Союза Советских Социалистических Республик и Октябрьской революции (автобиографический и биографический энциклопедический словарь). М., 1989.

13. Деятели СССР и революционного движения России: Энциклопедический словарь Гранат. М., 1989.

14. История Московского университета: В 2-х т. М., 1955. Т. 1.

15. Конституция Российской Федерации: Энциклопедический словарь. М., 1995.

16. Российская социологическая энциклопедия. М., 1999.

17. Российская юридическая энциклопедия / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 1999.

18. Российская Еврейская Энциклопедия. Биографии. Т. 1-3. М., 1994-2000.

19. Советская историческая энциклопедия. М., 1965.

20. Юридическая энциклопедия / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. М., 2001.

21. CD ROM «Жертвы политического террора в СССР». Об-во «Мемориал». М.,2001.ф *1. Газеты:

22. Известия (печатный орган ЦИК СССР и ВЦИК РСФСР). Май 1925 г. Правда (печатный орган ЦК РКП(б)). Май 1925 г.1. Журналы:

23. Еженедельник Советской юстиции. 1924-1926 гг. Власть Советов. 1922-1928 гг. Советское право. 1922-1928.5|С Л ^С

24. Бажанов Б. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. М., 1990.

25. Валентинов Е. (Н. Вольский). Новая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина. Годы работы в В CHX во время НЭПа. Воспоминания. М., 1991.

26. Воспоминания о В.И. Ленине. М., 1979.

27. Воспитанники Московского университета — соратники В.И. Ленина. М., 1973.

28. Каганович Л.М. Памятные записки. М., 1996. Курская A.C. Пережитое. М., 1965.

29. Рядом со Сталиным. Откровенные свидетельства. Сост. Куманев Г.А. М., 1999.

30. Сванидзе М.А. Дневник // Иосиф Сталин в объятьях семьи. М., 1993. Неопубликованные:

31. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ):

32. Фонд Конституционной комиссии Президиума ВЦИК (Ф. Р.-6981).1. Фонд ВЦИК (Ф. Р.-1235).

33. Фонд СНК РСФСР (Ф. Р.-130).

34. Фонд Госплана РСФСР (Ф. А.-262).

35. Фонд (материалы о Д.И. Курском) (Ф. А.-353).

36. Российский Государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ):

37. Фонды Политбюро, Оргбюро, Секретариата и Орграспредотдела ЦК РКП(б) (Ф. 17, Ф. 94).

38. Центральный исторический архив Москвы (бывший ЦГИАМ): Фонд 418 (материалы о Д.И. Курском).1. Литература:

39. Алексеев С.С. Теория права. Харьков, 1994.

40. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. М., 1997.

41. Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф., Яров Ю.Ф. Федерализм в истории России. М., 1992. Кн. 1.

42. Александренко Г.В. Автономные республики и автономные области в РСФСР. Харьков, 1928.

43. Алферова Е.В. Советская федерация и автономия государственно-правовые формы решения национального вопроса (исследования ученых-правоведов 20-х годов). М., 1989.

44. Ананов И.Н. Законодательное право автономных республик // Власть Советов. 1927. №24-25.

45. Ананов И.Н. Реорганизация аппарата и расширение прав автономных республик // Советское строительство. 1927. № 7.

46. Архиппов К.А. Советские автономные области и республики. М., 1925. Архиппов К.А. Очерк федерального управления СССР. М.; JL, 1925. Афанасьева В.И. Д.И. Курский: присяжный поверенный, революционер, нарком, посол. М., 1993.

47. БажановВ.А. Восхождение к абсолютной власти (большевики и советское государство в 20-е годы). Минск, 1995.

48. Байбаков С.А. История образования СССР: итоги и перспективы изучения. М., 1997.

49. Байбаков С.А., Сивохина Т.А. У истоков советской государственности. М., 1993.

50. Баркова O.K. Из истории разработки Конституции РСФСР 1925 г. // Российское государство и общество. XX век. М., 1999.

51. Вдовин А.И., Зорин В.Ю., Никонов A.B. Русский вопрос в национальной политике. XX век. М., 1998.

52. Вдовин А.И., Корецкий В.А. Распад СССР и проблемы развития России // Российское государство и общество. XX век. М., 1999.

53. Гилилов Г.С. В.И. Ленин — организатор советского многонационального государства. М., 1960.

54. Гимпельсон Е.Г. НЭП и советская политическая система. 20-е годы. М., 2000.

55. Гимпельсон Е.Г. Советские управленцы. 20-е годы. (Руководящие кадры государственного аппарата СССР). М., 2001.

56. Гимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы. 1917— 1923. М., 1995.

57. Глинский Я.И. Социология девиантного поведения и социального контроля: краткий очерк // Рубеж. 1992.

58. Гнатовская Д.Ю. Индустриальные рабочие в условиях НЭПа: проблема социальной адаптации. Дис. .канд. ист. наук, М., 2001.

59. Гришин В.М., Куличенко М.И. Проблема национально-государственного строительства в первой Советской Конституции // Вопросы истории КПСС. 1968. № 7.

60. Гурвич Г.С. Основы Советской Конституции. Изд. 4-е. М., 1924. Гурвич Г.С. Основы Советской Конституции. Изд. 6-е. М., 1929. Гурвич Г.С. Принципы автономизации и федерализма в советской системе. М., 1924.

61. Гурвич Г.С. Революция права. М., 1928.

62. Дмитренко В.П. Четыре измерения нэпа // Вопросы истории КПСС. 1991. №3.

63. Дробижев В.З. Главный штаб социалистической промышленности. (Очерки истории ВСНХ. 1917-1932). М., 1961.

64. Дурденевский В.Н. Автономные республики и области в системе советского федерализма// Советский федерализм. М.; Л., 1930.

65. Дурденевский В.Н. На пути к русскому федеральному праву // Советское право. 1923. № 1.

66. Дурденевский В.Н. Совет Народных Комиссаров // Советское право. 1922. № 1.

67. Емельянов Ю.В. Сталин: путь к власти. М., 2002.

68. Енукидзе A.C. Конституции автономных республик // Советское строительство. М., 1926.

69. Зайцев Н. Конституция РСФСР // Административный вестник. 1925. № 6. Захарова Л.Б. Российское общество в 20-е годы XX в.: социальный аспект развития. Дис. .канд. ист. наук, Самара, 2001.

70. Златопольский Д.Л. Национально-государственное устройство СССР. М., 1977.

71. Жиромская В.Б. Советский город в 1921-1925 гг. Проблемы социальной структуры. М., 1988.

72. Игнатьев В.И. Внесение изменений в Конституцию РСФСР // Власть Советов. 1924. № 1.

73. История государственного управления в России. Учебник. М., 2002. Каратуев А.Г. Советская бюрократия: система политико-экономического господства и ее кризис (1919-1991). Белгород, 1993.

74. Kapp Э. История Советской России. Большевистская революция. Т. 1-2. М., 1990.

75. Клеандрова В.М. Организация и формы деятельности ВЦИК (1917-1924 гг.). М., 1968.

76. Коржихина Т.П. Советское государство и его учреждения. М., 1995. Костюковский Б., Табачников С. Время не властно. М., 1989. Котляревский С.А. Власть и право: Проблема правового государства. М., 1925.

77. Котляревский С.А. Правовое положение автономных республик // Советское право. 1925. № 6.

78. Котляревский С.А. Национальное строительство в РСФСР // Революционная законность. 1926. № 3-4.

79. Крыльцов И.И. Новая Конституция Белорусской ССР (источники Конституции БССР и ее общая характеристика) // Советское право. 1928. № 3. Кукушкин Ю.С., Чистяков О.И. Очерк истории Советской Конституции. М., 1987.

80. Курский Д.И. Новый текст Конституции РСФСР // Еженедельник Советской юстиции.

81. Курский Д.И. Пересмотр Конституции РСФСР // Власть Советов. 1924. № 1. Лепешкин А.И. Местные органы власти советского государства (19211936 гг.) М., 1959.

82. Лепешкин А.И. Советский федерализм (теория и практика). М., 1977. Ломов B.C. Подготовка комиссией В1ДИК проекта Конституции РСФСР 1925 г. //Правоведение. 1973. № 3.

83. Ломов B.C. Субъекты Российской Федерации и конституция РСФСР 1925 г. // 50 лет Советского государства и социалистической законности. Волгоград, 1968.

84. Лукьянов А.И. Развитие законодательства о советских представительных органах власти. М., 1978.

85. Лукьянова Е.А. Российская государственность и конституционное законодательство в России (1917-1993). М., 2000.

86. Людтке А. Что такое повседневность? Ее достижения и перспективы в Германии // Социальная история: Ежегодник. 1998/1999. М., 1999. Магеровский Д.А. Государственная власть и государственный аппарат. М., 1924.

87. Магеровский Д.А. Конституция пролетарской диктатуры // Советское право. 1927. №6.

88. Магеровский Д.А. Союз Советских Социалистических республик: (Обзор и материалы). М., 1923.

89. Макаров М.К. Из истории разработки Конституции РСФСР 1925 г. // Археографический ежегодник за 1966 г. М., 1968.

90. Макаров М.К. Конституция РСФСР 1925 г. как исторический источник (1925-1936): Дис. .канд. ист. наук. М., 1968. Малицкий А. Советская Конституция. Харьков, 1928.

91. Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: российский конституционализм в сравнительной перспективе. М., 1998.

92. Медушевский А.Н. Сравнительное конституционное право и политические институты. Курс лекций. М., 2002.

93. Миколенко Я. Необходимо ли узаконение самостоятельных наркоматов в союзных и автономных республиках? (в порядке обсуждения) // Власть Советов. 1927. № 39.

94. Монсон П. Современная западная социология. СПб., 1992.

95. На пороге кризиса: нарастание застойных явлений в партии и обществе. М.,1990.

96. Население России в XX веке. Исторические очерки. М., 2000. Т. 1. 19001939.

97. Ненароков А.П. К единству равных. М., 1991.

98. Ненароков А.П. За свободный союз свободных народов. Из истории объединительного движения. 1917-1924. М., 1989. Осмыслить культ Сталина. М., 1989.

99. Павлова И.В. Механизм политической власти в СССР в 20-30-е годы // Вопросы истории. 1998. № 11-12.

100. Павлова И.В. Сталинизм: становление механизма власти. М., 1993. Палиенко Н.И. Конфедерация, федерация и Союз Социалистических республик. М., 1923.

101. Плетнев Б.Д. Государственная структура и РСФСР // Право и жизнь. Кн. 1. 1922.

102. Портнов В.П. Этапы развития Советской Конституции (историко-правовое исследование). М., 1981.

103. СемидеркинH.A. Конституция РСФСР 1925 г.: Дис. .канд. ист. наук. М.,1977.

104. Семидеркин H.A. Проблема Конституции РСФСР 1925 г. в современной литературе // Актуальные проблемы истории государства и права. М., 1976. Семидеркин H.A. Разработка конституции РСФСР 1925 г. // Правоведение. 1979. №3.

105. Семидеркин H.A., Чистяков О.И. Конституция РСФСР 1925 г. // Советское государство и право. 1976. № 1.

106. Сивохина Т.А. У истоков советской государственности (октябрь 1917 июнь 1918 г.). М., 2002.

107. Симонов И.С. Реформы политического строя и реальность // Вопросы истории КПСС. 1991. № 1.

108. Советская историко-правовая наука (очерки становления и развития). М.,1978.

109. Становление и развитие советской государственности: исследования ученых 20-х годов. М., 1990.

110. Сравнительное конституционное право. / Под ред Б.Н. Топорнина, В.Е. Чиркина, Ю.А. Юдина и др. М., 1996.

111. Стучка П.И. Диктатура пролетариата и советская федерация // власть Советов. 1922. № 1.

112. Стучка П.И. Учение о государстве и Конституции РСФСР. М., 1922. Стучка П.И. Учение о государстве и Конституции РСФСР. Изд. 2-е. М., 1923. Стучка П.И. Учение о государстве пролетариата и его Конституции СССР и РСФСР. М.; Л., 1923.

113. Сулькевич С.И. Административно-политическое строение СССР. М., 1924. Ч. I.

114. Теория государства и права. Учебник. М., 1987. Трайнин И.П. СССР и национальные проблемы. М., 1924.

115. Турубинер A.M. Государственный строй РСФСР: (конспект лекций). М., 1923.

116. Чистяков О.И. Проблемы демократии и федерализма в первой Советской Конституции. М., 1977.

117. Чистяков О.И. Становление Российской Федерации (1917-1922). М., 1966. Чугаев Д.А. Первая Конституция Советского государства. (1918). М., 1949. Шифман M.JI. Дмитрий Иванович Курский. М., 1965.

118. Шишкин В.А. Власть, политика, экономика. Послереволюционная Россия (1917-1928 гг.). СПб, 1997.

119. Щетинов Ю.А. История России. XX век. Учебное пособие. М, 1998. Югай А.Ф. Провозглашение Российской Советской Социалистической Федерации и образование ее субъектов в первой половине 1918 г.// Учен, запис. Саратов, юрид. ин-та. Вып IX. Саратов, 1960.

120. Якубовская С.И. Развитие СССР как союзного государства. 1922-1936 гг. М, 1972.

121. Якубовская С .И. Строительство союзного советского социалистического государства. 1922-1925 гг. М, 1960.

122. Литература на иностранных языках:

123. A History of Private Life: From the Fires of Revolution to the Great War / Ed. M.

124. Perrot, transl. A. Goldhammer. Cambridge, 1990.

125. Batsell W.R. Soviet Rule in Russia. New York, 1929.

126. Carr E.H. Socialism in one country. 1924-1926. Vol. 2. Baltimore, 1970.

127. The History of Everyday Life. Reconstructing Historical Experiences and Ways of1.fe / Ed. A. Luedtke, transl. W. Templer. Princeton, 1995.

128. Towster J. Political Power in the USSR. 1917-1947. The Theory and Structure of

129. Goverment in the Soviet State. New York, 1955.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.