История России в контексте евразийского культурно-исторического синтеза тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 24.00.01, кандидат исторических наук Полякова, Ольга Леонидовна

  • Полякова, Ольга Леонидовна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2005, СаранскСаранск
  • Специальность ВАК РФ24.00.01
  • Количество страниц 214
Полякова, Ольга Леонидовна. История России в контексте евразийского культурно-исторического синтеза: дис. кандидат исторических наук: 24.00.01 - Теория и история культуры. Саранск. 2005. 214 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Полякова, Ольга Леонидовна

Введение

1. Евразийство как научно-мировоззренческое направление и общественно-политическое движение в русской эмиграции

20-х годов XX века

1.1 Евразийство: рождение, эволюция, исторические судьбы

1.2 Историософские и культурологические взгляды евразийцев

1.3 Философские и методологические основы евразийской культурно-исторической концепции

2. Евразийская концепция европейско-азиатского культурного синтеза

2.1 Проблема евразийского месторазвития России в культурно-исторической концепции евразийцев

2.2 Значение и место православия для формирования русской культуры в свете евразийской концепции

2.3 Евразийцы о сущности, строе и истории Русского государства

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «История России в контексте евразийского культурно-исторического синтеза»

Актуальность обращения к евразийским идеям о сущности российского культурно-исторического процесса определяется несколькими обстоятельствами. Во-первых, проводимые в последние два десятилетия реформы трансформировали все сферы российского общества, так что возникла необходимость иного осмысления социально-политического и культурного своеобразия и нового национально-исторического самоопределения России. В этой связи евразийская концепция российской национальной и культурной самобытности привлекает пристальное внимание современных ученых.

Во-вторых, стремление России участвовать в создании новой многополярной мировой политической системы, целями которой являются обеспечение безопасности, высокая степень интеграции всех стран в мировую цивилизацию и культурное разнообразие мира, требует от нее полного выявления своего стратегического политического и культурного потенциала как полноправного участника мировой политики. Евразийские взгляды могут послужить одним из источников обоснования современной российской геополитики.

В-третьих, одной из важнейших проблем исторической науки сегодня является разработка новой методологии истории. Изменение исследовательской парадигмы привело к тому, что формационный подход к . изучению исторической реальности, ориентированный на решение вопроса о соответствии объекта изучения критериям определения единого общественно-исторического типа, уступает место сегодня цивилизационному подходу, основанному на убеждении в равноценности различных культурно-исторических миров. Одним из вариантов применения цивилизационного подхода в социальном познании является евразийская концепция, рассматривающая Россию как особую евразийскую цивилизацию, своеобразие и неповторимость которой складывается благодаря сочетанию трех основных факторов: природных условий, внешнего окружения и социально-культурных особенностей народа.

Однако обращение к евразийству как оригинальному научному направлению в русской эмиграции вызвано не только поиском решений насущных геополитических, политических, социальных и научно-методологических проблем, но также стремлением восполнить неполноту наших знаний о прошлом русской культуры, а именно о культуре русского зарубежья. Возвращение на родину культурных ценностей, созданных в эмиграции в пореволюционный период, - явление для современного российского общества абсолютно востребованное и необходимое. Всестороннее изучение этого наследия — наиболее актуальная проблема сегодня для гуманитарной науки.

Объектом диссертационного исследования является научное и общественно-политическое течение в русской эмиграции «первой волны» — евразийство, научное творчество его виднейших представителей. Предметом исследования является евразийский культурно-исторический синтез российской истории.

К евразийству как научному направлению, сформировавшему оригинальную концепцию русской истории и культуры, и общественно-политическому движению, устремленному к созданию и реализации собственной политической программы переустройства России, было привлечено значительное внимание в отечественной и зарубежной науке и общественно-политической мысли. В нашей стране процесс освоения положений еще недавно закрытой для всестороннего анализа концепции был настолько стремительным, что в течение нескольких лет евразийская теория вошла в состав обязательного набора источников многих социальных и гуманитарных дисциплин, при том, что научные исследования многих евразийцев представляли собой пионерские работы в различных областях знания - лингвистике и языкознании, геополитике, историографии. Обширную научную литературу о евразийстве можно разделить на три историографических периода.

Литература первого историографического периода 20-30-х годов XX века представляет собой оценку и анализ евразийства, его мировоззрения и места в культуре русской эмиграции «первой волны» с точки зрения его современников, по преимуществу, эмигрантов, но также и советских авторов.

Уже первые евразийские выступления привлекли пристальное внимание научных кругов в русской эмиграции. Причем реакция на евразийские взгляды была самой различной. Если единомышленники, поддерживая эти взгляды, стали участвовать в следующих евразийских сборниках, раздвигая территориальные и профессиональные рамки евразийства, то оппоненты подвергли исторические, географические, политические представления евразийцев серьезному критическому анализу.

Критика евразийства не сопровождалась однозначным отрицанием всех его идей. Оппоненты отмечали разносторонность и многоплановость поисков, нетрадиционность и актуальность их взглядов для текущего политического момента.

Современники, среди которых известные русские философы и историки, стремились выявить причины возникновения, сущность и характер евразийства как нового политического и идеологического движения. Так, философ Н.А. Бердяев полагал, что идеи евразийцев необходимо оценивать не по существу, но по симптоматическому их значению. Н.А. Бердяев говорил, что идеология евразийцев соответствовала мироощущению молодых людей, переживших войну и революцию. Евразийство - своего рода реакция национального духа на происходящую с Россией катастрофу, но эта реакция, по его мнению, не духовно-интеллектуального, но эмоционально-политического порядка. К положительным моментам евразийства Н.А. Бердяев относил осознание евразийцами мирового кризиса и начала новой исторической эпохи, связанной с включением в мировой культурно-исторический процесс помимо европейской культуры также и других народов. Однако философ подверг серьезной критике отрицание евразийцами универсализма культуры и превратное отношение к западной цивилизации. Также, считает Н.А. Бердяев, заслуживает критики евразийское понимание русского духовного типа, поскольку, прежде всего, они обращают внимание не на своеобразие русской религиозности, но выделяют этнографические и бытовые основы русского православия1.

Критика исторических взглядов евразийства прозвучала в статьях представителей либерального направления русской историографии П.Н. Милюкова и А.А. Кизеветтера. П.Н. Милюков негативно относился к евразийскому положению о положительном влиянии политики и государственной идеологии монголов в русской истории, отрицательной оценки деятельности Петра I и всего императорского периода2.

А.А. Кизеветтер усомнился в провозглашаемом евразийцами их идейном родстве со славянофилами. По мнению А.А. Кизеветтера, евразийцы и славянофилы расходятся в понимании исторического значения славяно-русской культуры. Если славянофилы видели в славяно-русской культуре центральный фокус дальнейшего культурного развития человечества, то евразийцы вообще отрицали общечеловеческие элементы в национальных культурах и отказались от понятия общечеловеческой культуры. Не отрицая евразийский тезис о синтетической природе русской культуры, А.А. Кизеветтер отметил своеобразное восприятие евразийцами самого понятия синтеза. «По их толкованию выходит, что синтез различных начал состоит во взаимном враждебном столкновении синтезирующихся начал». Согласно А.А. Кизеветтеру, евразийство вообще не видит европейских черт в русской культуре.

А.А. Кизеветтер подверг жесткой критике евразийскую интерпретацию монгольского периода, концепцию месторазвития и историософские

1 Бердяев Н.А. Евразийцы. //Путь. 1925. № 1, с. 135-140.

2 Милюков П.Н. Евразианизм и европеизм в русской истории. //Европейский альманах.

История. Традиции. Культура. - М., 1994. с. 60-64; Милюков П.Н. Третий максимализм. //Последние новости. 1925. 2 мая. представления евразийцев: «Русский национальный идеал с Чингисханом и Батыем без Сергия Радонежского и Пушкина — достаточно одного этого вывода, чтобы убедиться в том, что в основе евразийства лежит какая-то вопиющая ложь»3.

Историк связывал возникновение евразийства с переживаниями в среде русской эмиграции, навеянными первой мировой войной и свершением революции, установлением в России большевистского строя, порожденных, согласно евразийцам, европейской мыслью и культурой.

Критические отзывы о евразийстве выпустили их бывшие соратники Г.В. Флоровский и П.М. Бицилли4.

В советской науке отдельные аспекты истории евразийства стали рассматриваться в двадцатых годах5. Первым о возникновении нового течения в эмиграции сообщил Н.А. Мещеряков. Анализируя в своей , книге «На переломе. Из настроений белогвардейской эмиграции» работу Н.С. Трубецкого «Европа и человечество» и статьи сборника «Исход к Востоку», на примере евразийства он дал картину распада русской эмиграции в эпоху начавшегося, по его мнению, заката буржуазной культуры.

Особенностью литературы о евразийстве 20-30 годов была повышенная эмоциональность выступлений, очевидная предвзятость выводов, что объяснялось, главным образом, тем, что авторы зачастую были лично знакомы с евразийцами, сами принимали участие в политической и идеологической борьбе, которую вели евразийцы, а значит, были лично заинтересованы в определенном ее исходе. Выступления этого периода представляют собой достаточно пристрастную критику или апологетику евразийства.

4 Кизеветтер А. А. Евразийство. //Руль. 1925. 10 января; Кизеветтер А. А. Русская история по-евразийски. //Руль. 1927. 27 ноября.

4 Бицилли П.М. Два лика евразийства. //Современные записки. - Париж. 1927. № 31, с. 421426; Флоровский Г.В. Евразийский соблазн. //Современные записки. - Париж, 1928, № 34, с. 312-346. .

5 Мещеряков Н.А. На переломе. Из настроений белогвардейской эмиграции. -М., 1922; Белов В. Белое похмелье. Опыт исследования психологии, настроения и бытовых условий русской эмиграции в наше время. - М.-Пг., 1923; Против новейшей критики марксизма. Сб. крит. очерков. - M.-JL, 1929.

Второй историографический период охватывает послевоенные десятилетия до конца восьмидесятых годов XX века. Советская историография этого периода довольно редко обращалась к изучению евразийства. В частности, после выхода первого тома «Истории России» Г.В. Вернадского М.Н. Тихомиров и С.П. Толстов опубликовали свои рецензии на эту работу6. Историки-марксисты достаточно высоко оценили данную работу, подчеркивая масштабность и многосторонность исследования Г.В. Вернадского. Позитивную оценку получили: «.широкий исторический фон, увязка фактов русской истории с историей других народов и с далеким, античным и первобытным прошлым нашей страны, широкое использование разнообразных источников, многочисленные ссылки на советскую литературу». Однако резкой критике были подвергнуты методологические принципы историка, его невнимание к марксистской методологии русской истории.

В 60-70-е годы евразийское учение также не стало еще предметом серьезного исследования в советской науке. Авторы немногочисленных работ, так или иначе затрагивающие евразийскую проблематику, крайне негативно относились к евразийству. Евразийство рассматривалось ими исключительно как научное течение в русской эмиграции, исказившее российскую историю и требующее полного разоблачения7. В этом ряду более объективным подходом отличался доклад М.И. Черемисской «Концепция исторического развития у евразийцев», где довольно подробно анализировалось место евразийства в системе идейных течений начала XX века, его связь с идеологиями славянофильства, панмонголизма и пантюркизма.

6 Тихомиров М.Н. Славяне в «Истории России» проф. Г.Вернадского. //Вопросы истории, 1946, № 4, с. 124-127; Толстов С.П. Древнейшая история СССР в освещении Г. Вернадского. //Вопросы истории, 1946, № 4, с. 113-124.

7 Данилова JI.B. Русское средневековье в современной историографии США. //Вопросы истории. 1961. № 3, с. 63-91; Каргалов В.В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. - М.: Высшая школа, 1967; Черемисская М.И. Концепция исторического развития у евразийцев. - Тарту. 1974.

В середине 80-х годов в статьях Д.П. Шишкина и А.В. Гусевой были предприняты первые попытки провести анализ евразийского учения без односторонней политической оценки8.

За рубежом послевоенные годы отмечены продолжением исследования евразийства как идейно-политического движения первой волны русской эмиграции. В эти годы появились работы Г.П. Струве, 3. Шаховской, B.C. Варшавского, П.Е. Ковалевского9. Г.П. Струве в своей книге «Русская литература в изгнании» выделял антиевропеизм и катастрофическое мироощущение евразийцев, отмечая созвучие евразийских взглядов идеологии многих представителей русского зарубежья. Впервые Г.П. Струве было произведено разделение на евразийство-идеологию (с осмыслением идей и анализом их литературно-публицистической деятельности) и евразийство-движение (то есть организационную деятельность, направленную на осуществление теоретических замыслов).

3. Шаховская подчеркивала новизну и оригинальность идеологических представлений евразийцев, построенных на «примате духовного над материальным». B.C. Варшавский связывал возникновение евразийства с формированием тоталитарных идеологий в Европе. Его критику вызвал евразийский тезис об «оправославливании татарщины». Являясь со времени монгольского завоевания восточной деспотией, полагал B.C. Варшавский, большевистская Россия не имеет преемственной связи с монгольской империей. П.Е. Ковалевский раскрыл евразийскую концепцию самобытности русского исторического процесса, поддержав идею евразийцев о синтетическом развитии русской культуры, объединившей в себе европейские и азиатские о

Шишкин Д.И Историософия евразийства и русский консерватизм второй половины XIX века. //Из истории философской мысли России второй половины XIX - начала XX века. /Рук., депон. в ИНИОН АН СССР. - М., 1984; Гусева А.Р. Концепция русской самобытности у евразийцев: критический анализ. /Рук., депон. в ИНИОН АН СССР. - JL, 1984.

Струве Г.П. Русская литература в изгнании: опыт исторического обзора зарубежной литературы. - Париж, 1946; Шаховская 3. О «соблазне» евразийства. //Русская мысль. 1983. 24 марта; Варшавский В. С. Незамеченное поколение. - Нью-Йорк, 1956; Ковалевский П.Е. Исторический путь России. Синтез русской истории по новейшим данным науки. - Париж, 1946. начала. Он отметил, что евразийцы преувеличивали роль степного фактора в анализе русской истории, подчеркнув, что Россия всегда была страной озерно-речной, а не степной, степь всегда была для нее разрушительной стихией.

С шестидесятых годов начинается период аналитического изучения евразийства. В 1961 году вышла книга немецкого исследователя О. Босса, ставшая первым опытом комплексного исследования евразийства10. Работа была посвящена истории развития, вопросам идеологии и историческим взглядам евразийцев. По мнению ученого, евразийская оценка русской революции базировалась у них на детерминистском восприятии исторического процесса. В той части, в которой анализируются внутренние противоречия евразийских взглядов, работа сохраняет свое научное значение, тогда как противопоставление евразийских идей собственным представлениям автора в значительной мере устарело.

Немецкий историк JI. Люкс рассмотрел движение евразийцев в контексте европейских духовно-политических течений между двумя мировыми войнами, показал сходства и различия с представителями «консервативной революции» в Германии, подверг критике мнение о близости евразийства с большевизмом и фашизмом11.

В 1990 году опубликована книга американского русиста М. Раева

1 *У

Зарубежная Россия: история культуры русской эмиграции (1919-1939)» , в которой дается анализ научных трудов историков русского зарубежья, стремившихся понять и объяснить события революции и гражданской войны. Сравнивая две трактовки исторического процесса: традиционную — позитивистскую и новую — эмигрантскую и отдавая предпочтение первой, автор признает, что евразийцами была сформулирована «единственная

10 Boss О. Die Lehre der Eurasier. Ein Beitrag zur russischen Ideengeschichte des 20. Jahrhunderts. -Wiesbaden, 1961.

11 Luks L. Die Ideologie der Eurasier im zeitgeschichtlichen Zusammeenhang. //Yahrbiicher fur Geschichte Osteuropas. 1986. Hf. 34. S. 374-395; Люкс JI. Евразийство и консервативная революция. //Вопросы философии. 1996, № 3, с. 105-114; Люкс Л. К вопросу об истории идейного развития первой русской эмиграции. //Вопросы философии. 1992. № 9, с. 160-164.

12 RaeffM. Russia abroad: A Cultural history of Russian emigration [1919-1939]. -N.Y., 1990. принципиально новая система взглядов на русскую историю и культуру, появившаяся в русском зарубежье».

С начала 1980-х гг. в зарубежной историографии появляются работы, анализирующие взгляды отдельных представителей евразийства. В 1985 году в США было опубликовано монографическое исследование американского историка Ч. Гальперина о Г. Вернадском и его исторической концепции13. Согласно Ч. Гальперину, основная задача Г. Вернадского в его историческом исследовании и, в частности, в работе «Монголы и Русь» заключалась в том, чтобы «представить новую всестороннюю интерпретацию роли монголов в русской истории». Значение монгольского завоевания для русских земель рассматривается Г. Вернадским в контексте взаимодействия двух культур и двух обществ. Ч. Гальперин отмечает, что Г. Вернадский стремился отойти от понимания русско-монгольских отношений как исключительных и ввести их в широкие рамки общеисторической культурной традиции. Согласно Ч. Гальперину, Г. Вернадский, разрабатывая типологию русско-монгольских связей, вписал их в систему «этно-религиозного пограничья», складывающуюся в зонах соприкосновения христианских и мусульманских культур. Своеобразие складывающихся в культурных пограничных зонах отношений заключалось в том, что, будучи враждебными по преимуществу, они вместе с тем не были только враждебными. Успех в борьбе во многом определяло знание политической и экономической организации и военной стратегии противника, его быта и нравов. Ч. Гальперин отметил, что Г. Вернадский выявил специфику русских войн с кочевниками - «это не были войны, которые можно было выиграть», вопрос о политическом суверенитете в связи с описанием этих войн даже не возникал.

Н.С. Трубецкому была посвящена статья А. Либермана, в которой автор высоко оценил вклад ученого в формирование основ евразийской концепции14.

13 Halperin Ch. Russia and the Steppe: George Vernadsky and Eurasianism. //Forschungen zur osteuropaischen Geschichte. 1985. Bd. 36, S. 55-194.

14 Liberman A. N.S. Trubetzkoy and His Works on History and Politics. //Trubetzkoy N. S. The Legasy of Chengis Khan and Other Essays on Russia's Identity. Ann Arbor. 1991, p. 295-375.

В целом второй этап историографии евразийства второй половины 40-х — 80-х годов характеризуется расширением тематики исследований евразийства, усложнением методологии анализа его истории и идейной системы, а также стремлением увязать евразийскую систему взглядов с собственной мировоззренческой и научной установкой авторов исследований.

С конца восьмидесятых годов в российской науке возникла возможность для исследователей отказаться от идеологических стереотипов и обратиться к ранее недоступным источникам, что способствовало усилению интереса к культуре русского зарубежья. Российские ученые начали интенсивно изучать евразийскую проблематику, началось переиздание евразийских трудов, что явилось началом третьего историографического периода изучения евразийства в отечественной науке (с девяностых годов XX века и по настоящее время). Начало переизданию ярких выступлений евразийцев и их анализу было положено выпуском в 1992 году под редакцией JI.B. Пономаревой сборника «Евразия. Исторические взгляды евразийцев». В 1993 году изданы под редакцией JI. И. Новиковой и И. Н. Сиземской антологии по евразийству «Россия между Европой и Азией: "евразийский соблазн"» и «Мир России -Евразия». В 1997 году вышла книга «Русский узел евразийства», составленная из выступлений и архивных материалов евразийского движения15.

В конце 1990-х годов начинают выходить собрания трудов или монографические исследования евразийцев16. Первичное ознакомление с евразийскими идеями, воспроизведение их из архивных источников, переиздание евразийских трудов сменилось более глубоким исследованием отдельных аспектов евразийства и целостной системы евразийских представлений. Новый этап историографии евразийства отличается

15 Евразия. Исторические взгляды евразийцев. Под ред. J1.B. Пономаревой. - М., 1992; Россия между Европой и Азией: «евразийский соблазн». - М., 1993; Мир России - Евразия. Антология. - М., 1995; Русский узел евразийства. Восток в русской мысли./Сборник трудов евразийцев. -М., 1997.

16 Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. - М., 1998; Вернадский Г.В. История России. В 5 тт. - М.-Тверь, 1995-1999; Вернадский Г.В. Начертание русской истории. - СПб., 2000; Савицкий П.Н. Континент Евразия. -М., 1997; Трубецкой НС. История. Культура. Язык. — М., 1995 и др. разнообразием подходом к его изучению, противоположностью оценок роли евразийства в формировании современной российской идеологии. Ряд публикаций рассматривает евразийство как современный национально ориентированный вариант «русской идеи», как звено в цепи раздумий о месте России в мире17.

К проблеме философских оснований евразийства обращались Ф. Гиренок,

1 ft

С.С. Хоружий, Ю.В. Колесниченко . С.С. Хоружим было проведено сопоставление двух стадий развития евразийского мировоззрения и, соответственно, анализ творчества философов-евразийцев — Г.В. Флоровского и Л.П. Карсавина. Евразийство как направление социально-философской и историософской мысли России первой половины XX века рассматривалось в работах Р.А. Урхановой и А.Т. Горяева19. В исследовании Р.И. Урхановой предпринимается попытка рассмотрения евразийского учения в контексте развития русских духовных традиций, диссертация А.Т. Горяева посвящена генезису евразийской концепции в связи с философскими воззрениями славянофилов. Историософская концепция евразийства, одна из наиболее оригинальных в российской историографии, рассматривается в исследованиях З.О. Губбыевой и С.В. Игнатовой20. )

В 1995 году вышло исследование Е.Г. Кривошеевой, положившее начало детальному изучению истории евразийского общественно-политического

17 Кожинов В.В. Историософия евразийцев. //Наш современник. 1992. № 2, с. 140-144; Ключников С.Ю. Восточная ориентация русской культуры. //Русский узел евразийства. М., 1997, с. 5-70; Очирова Т.Н. Евразийство и пути русского исторического самопознания. //Известия РАН. Серия литературы и языка. 1993. Т. 52. № 4, с. 34-47.

18 Гиренок Ф. Евразийские тропы в пространстве пата. //Вестник высшей школы. - М., 1992, № 7/9, с. 34-43; Хоружий С. С. Метаморфозы славянофильской идеи в XX веке. Евразийская идея. II Хоружий С.С. О старом и новом. - СПб., 2000, с. 125-135; Колесниченко Ю.В. Опыт евразийства: тема личности в отечественной философии. //Вестник МГУ. Философия. - М., 1994, №4, с. 71-76.

19 Урханова Р.А. Евразийство как идейно-философское течение в русской культуре XX века. /Автореф. дис. . канд. философ, наук. - М., 1992; Горяев А.Т. Евразийство как явление культуры России: историко-философский аспект. /Автореф. дис. .канд. филос. наук. - М., 1993.

20 Губбыева З.О. Историософская концепция евразийства. /Автореф. дис. .канд. филос. наук. - М., 1995; Игнатова С.В. Историко-философский анализ евразийского учения. /Автореф. дис. .канд. филос. наук. - М., 1995. движения. Особенностью данной работы явился акцент на организационной стороне евразийства, связи евразийцев с советскими организациями21.

Отдельные (политологические, социологические, социокультурные) аспекты евразийской доктрины рассматриваются в диссертациях Г.С. Келлер, А.Б. Шатилова, И.Н. Хавжоковой22. Развитию евразийской методологии гуманитарных и социальных исследований посвящены работы А.Г. Еременко и Л.П. Гекман23.

В последние годы появились монографии, посвященные различным аспектам евразийского учения. В 2003 году вышла книга В.Я. Пащенко «Социальная философия евразийства», в которой рассматривается евразийский вариант «русской идеи» применительно к трагической действительности СССР и России в конце XX века. Также в 2003 году вышла монография А.В. Антощенко «"Евразия" или "Святая Русь": российские эмигранты в поисках самосознания на путях истории», в которой автор рассматривает способы преодоления кризиса исторического мышления у евразийцев, а также у А.В. Карташева, Г.П. Федотова, вызванного революцией и разрывом культурной традиции24.

Впервые историческая концепция евразийцев как предмет специального анализа историческими методами была рассмотрена в диссертации И.В. Виленты «Концепция истории России в научном наследии евразийцев».

21 Кривошеева Е.Г. Пореволюционное эмигрантское течение - евразийство (1921-1932 гг.) /Автореф. дис. .канд. ист. наук. -М., 1995.

22 Келлер Г.С. Проблема взаимодействия Востока и Запада в историософии евразийства. /Автореф. дис. .канд. филос. наук. — Мурманск, 2003; Шатилов А.Б. Евразийство как феномен политической культуры: Двадцатые годы XX века. /Автореф. дис. канд. полит, наук. - М., 1999; Хавжокова И.Н. Национальный характер и государственность: социологический анализ евразийской концепции. /Автореф. дис. .канд. социол. наук. -Нальчик, 2001.

Еременко А.Г. Тамань в евразийском социокультурном пространстве: проблемы формирования цивилизационной модели исторического развития региона. /Автореф. дис. .канд. культ, наук. - Краснодар, 2000; Гекман Л.П. Евразийский контекст формирования мифопоэтической модели мира в традиционной культуре Алтая. Проблема космоантропогенеза. /Автореф. дис. .канд. культ, наук. - Барнаул, 2000.

24 Пащенко В.Я. Социальная философия евразийства. - М., 2003; Антощенко А.В. «Евразия» или «Святая Русь». (Российские эмигранты в поисках самосознания на путях истории). -Петразаводск. 2003.

Евразийство рассматривалось в этой работе как органическое звено российской исторической науки, во взаимосвязи с традициями дореволюционной историографии. В работе была предпринята попытка сравнительной характеристики идеологии и практики евразийства, сменовеховства и немецкого движения «консервативной революции». Особое внимание в диссертации было уделено постановке евразийцами проблемы самобытности России в новых исторических условиях и обоснованию идеи полицентризма в трудах евразийцев25.

Большое значение для исследования исторической концепции евразийства имеет монография М.Г. Вандалковской «Историческая наука

Of* российской эмиграции: "евразийский соблазн"», выпущенная в 1997 году . Автор представляет историческую концепцию евразийцев одновременно в двух срезах: как теоретическую основу евразийской концепции, а также как раскрытие русского исторического процесса с евразийской точки зрения. М.Г. Вандалковская справедливо замечает, что евразийство есть некоторый идеологический комплекс, и поэтому должно изучаться как система взглядов, как единство всех его составляющих. Помимо исследования географического фактора и своеобразия русской культуры, характерного по преимуществу для советской историографии, исследовательница обратилась к изучению вопросов религии, личности, государства в контексте истории России.

В рамках изучения исторических взглядов евразийцев необходимо выделить исследования, посвященные творчеству отдельных евразийцев. Особо отметим диссертацию Н.Е. Соничевой «Становление и развитие исторической концепции Г.В. Вернадского» . Н.Е. Соничева глубоко проанализировала огромный комплекс трудов Г.В. Вернадского, раскрыла его историческую

25 Вилента И.В. Концепция истории России в научном наследии евразийцев. Автореф. дисс. . канд. истор. наук. -М., 1996.

26 Вандалковская М.Г. Историческая наука российской эмиграции: «евразийский соблазн».-М., 1997.

27 Соничева Н.Е. Становление и развитие исторической концепции Г.В. Вернадского. Автореф. дисс. канд. ист. наук. - М., 1994. концепцию, показала ее особенности и создала объективный научный портрет историка.

В последнее время были выпущены диссертации о творчестве П.Н. Савицкого, JI.H. Гумилева28.

Как показывает анализ исторической и современной научной литературы о евразийстве, предметом изучения, главным образом, являлись до настоящего времени философские, политологические, геополитические аспекты евразийского учения. Проблема исследования исторических взглядов евразийцев была поставлена, но окончательно не нашла своего разрешения. Представляется, что по-прежнему актуальным является исследование евразийских взглядов на сущность истории России, которое позволило бы рассмотреть специфику российского исторического процесса сквозь призму русской культурной самобытности.

В данной работе раскрывается понятие евразийского культурно-исторического синтеза европейского и азиатского начал на материале русской истории. В работе прослеживается, как философская концепция евразийцев становится основой методологии, дающей возможность представить российский культурно-исторический процесс как формирование иерархической системы российской цивилизации.

Цель исследования — исследование опыта применения евразийцами метода культурно-исторического синтеза в изучении сущности, происхождения и развития российской цивилизации

Задачами настоящей работы являются:

1) рассмотрение истории развития евразийства в контексте его духовного самоизменения, зарождения и развития внутренних идейных конфликтов;

2) выделение культурно-исторических взглядов евразийцев, сопоставление их с другими аспектами евразийской концепции;

28 Быстрюков В.Ю. Общественно-политическая и научная деятельность П. Н. Савицкого в годы эмиграции /Автореф. дисс. канд. ист. наук. - Самара, 2003; Ищенко Е.Н. Развитие евразийской традиции в трудах JI.H. Гумилева и современном евразийстве. /Автореф. дис. .канд. ист. наук. - Улан-Удэ, 2004.

3) анализ эволюции взглядов евразийцев на специфику культурно-исторического развития России на фоне исторического развития евразийства;

4) выделение методологических оснований евразийской культурно-исторической концепции;

5) раскрытие евразийского понимания России как культурно-исторической целостности;

6) анализ евразийских оценок развития отдельных феноменов истории России и их роли в создании русской цивилизации и культуры.

Для решения поставленных исследовательских задач потребовалось сочетание нескольких методологических подходов: исторического, системного и синтетического. Исторический подход дает возможность рассматривать изучаемые явления в широкой исторической перспективе, выявлять закономерности их развития и место в исторической действительности. Применение системного подхода обусловлено сложностью изучаемого объекта, он раскрывает взаимодействие составных частей и элементов системы, не сводимой к сумме этих частей. Синтетический подход позволяет представить в качестве культурно-исторической целостности разнородные по происхождению и функциям социально-исторические феномены. В исследовании были использованы также собственно исторические методы: проблемно-хронологический, историко-генетический, сравнительно-исторический, синхронический и диахронический.

Хронологические рамки исследования: зарождение, развитие и кризис классического евразийства приходится на 1921-1929 годы, в этот период сформировались основные положения евразийской культурно-исторической концепции. Однако после идеологического раскола и даже принципиального расхождения с бывшими единомышленниками (как в случае с Г.В. Флоровским и А.В. Карташевым) евразийцы продолжали свою индивидуальную научную деятельность (не будучи объединенными в организованную группу), опираясь на теоретические принципы и методологические установки евразийства. В довоенные и послевоенные годы создано значительное число научных трудов, послуживших для написания работы. Завершающим моментом исследования является выход в 1969 году последней книги «Истории России» Г.В. Вернадского.

Источи иковая база исследования представлена фондами Государственного архива Российской Федерации. Фонд П.Н. Савицкого (ф. 5783) включает рукописи опубликованных и неопубликованных работ П.Н. Савицкого и других евразийцев, рецензий на евразийские издания, переписку П.Н. Савицкого с Н.Н. Алексеевым, П.С. Араповым, Г.В. Вернадским, В.Н. Ильиным, П.Н. Малевским-Малевичем, П.Б. Струве, П.П. Сувчинским, Н.С. Трубецким, К.А. Чхеидзе о положении русской эмиграции и деятельности евразийской организации, проекты политических программ евразийцев, копии протоколов и постановлений евразийских съездов и другие документы. В диссертации проанализированы документы, хранящиеся в других фондах ГАРФ: фонд П.Б. Струве (ф. 5912), где отложились письма П.Н. Савицкого, C.JI. Франка, Г.В. Вернадского, а также фонд К.А. Чхеидзе (ф. 5911), собравший письма К.А. Чхеидзе парижской группе евразийцев, документы, относящиеся к деятельности Евразийского книгоиздательства, письма евразийцев, рукописи отдельных статей и докладов (А.А. Кизеветтера, Г.Н. Полковникова, Н.С. Трубецкого).

Основным видом источников для написания работы явились труды евразийцев: Н.С. Трубецкого, П.Н. Савицкого, Г.В. Флоровского, П.П. Сувчинского, Г.В. Вернадского, Н.Н. Алексеева, Л.П. Карсавина, П.М. Бицилли, А.В. Карташева, М.В. Шахматова, C.J1. Франка не только периода организованного развития евразийства, но и более позднего времени; а также евразийские периодические издания: «Евразийский временник», «Евразийская хроника», «Евразия» и другие. К работе привлекались периодические издания, где выступали оппоненты евразийцев: «Руль», «Путь», «Русская мысль» и другие.

Научно-практическая значимость диссертации заключается в использовании ее материалов в исследовании истории и культуры русского зарубежья, при изучении историографии русской истории, а также в возможности применения их для составления курсов по различным гуманитарным дисциплинам (философии, культурологии и др.).

Научная новизна исследования. В диссертации впервые обосновывается и применяется новый (с позиции культурно-исторического синтеза) исследовательский подход в определении методологии и содержания евразийской концепции российской истории. Выделение евразийских взглядов на историю России как становление российской цивилизации, представляющей синтетическую целостность различных сфер социокультурной реальности (этногеографической среды, духовной культуры и государства) и предполагающей иерархическое единство этих сфер, развитие положения евразийской концепции об исторической природе культуры, утверждение культурно ориентированного характера исторических исследований евразийцев также определяет научную новизну работы. В работу введен ряд новых источников - теоретических работ евразийцев (Н.Н. Алексеева, П.П. Сувчинского, Н.С. Трубецкого, C.J1. Франка и др.) - до этого не вводившихся в оборот исторических исследований.

На защиту выносятся следующие основные положения диссертационного исследования:

1. Культурно-историческая проблематика является одним из важнейших аспектов евразийской концепции. Своеобразие евразийских взглядов проявляется в культурно ориентированном подходе к историческому исследованию.

2. На протяжении всей истории евразийства его культурно-исторические представления не оставались неизменными, эволюционируя от фрагментарных историософских построений раннего периода до развитой концепции второй половины двадцатых годов.

3. В результате трансформации первоначальных установок евразийства была разработана своеобразная методология, положенная в основу культурно-исторической концепции.

4. Евразийская методология дала основание рассматривать исторический процесс формирования русской цивилизации и культуры как иерархически организованную целостность, включающую этногеографический, духовно-религиозный и государственный уровни.

5. Основным содержанием истории русской культуры, согласно евразийцам, стал синтез европейских и азиатских культурных начал.

Цели и задачи диссертации обусловили ее структуру. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы. Во введении формулируются проблема, цели, задачи исследования, дается историографический обзор исследовательской проблемы. Первая глава «Евразийство как научно-мировоззренческое направление и общественно-политическое движение в русской эмиграции 20-х годов XX века», состоящая из трех параграфов, посвящена истории формирования и развития евразийского движения, историософским и культурологическим представлениям евразийцев и методологии их исторической концепции. Вторая глава «Евразийская концепция европейско-азиатского культурного синтеза» включает три параграфа и раскрывает проблему формирования российской цивилизации в становлении евразийского месторазвития и государства России, а также значение православия в русской культуре. В заключении делаются выводы и подводятся итоги исследования.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория и история культуры», Полякова, Ольга Леонидовна

Заключение

Судьба евразийства - история духовной неудачи», — так писал о своих бывших единомышленниках в 1926 году философ Георгий Флоровский, тем самым подставив под сомнение состоятельность выводов евразийского учения. Представляется, что размежевание Флоровского с евразийцами стало одним из определяющих моментов истории евразийства. Причем причина духовного разрыва лежала в основании их идеологических концепций, заключалась в различном характере миросозерцания Флоровского и остальных евразийцев. Очевидно, что в их идейном конфликте ни одна сторона не могла претендовать на безусловную истинность суждений, но каждая стремилась к выражению своей «правды», если пользоваться выражением Г.В. Флоровского, своих убеждений в оценке русского исторического процесса. Чтобы дать объективную оценку евразийства как научной концепции и политического движения, необходимо всесторонне рассмотреть вклад евразийцев в гуманитарную науку своего времени.

Евразийство, прежде всего, оказалось живым эмоциональным переживанием тех событий, которые происходили в то время в России. Но в отличие от многих своих современников евразийцы не ограничились только политическим участием в революционных событиях, но предложили современникам и свое осмысление этого трагического периода русской истории. Согласимся с утверждением М.Г. Вандалковской о том, что, главным образом, евразийцы были мыслителями. «Эта группа единомышленников думала о мире, в котором они жили, о его устройстве, об идеях, которые правили миром. Главное место в этих раздумьях занимала Россия»399.

Евразийское учение формировалось как достаточно цельная идейная система, и каждый участник евразийства, опираясь на общие положения, получил возможность выразить свои взгляды и специальные знания, сложившиеся, как правило, еще до вынужденного исхода из России и осознания ими гибели императорской России. Так, идеи о цивилизационной

399 Вандалковская М.Г. Историческая наука российской эмиграции, с. 6. структуре мирового целого и мультилинейном характере мировой истории у Н.С. Трубецкого, о специфике географического расположения России и его влияния на социально-политическую и духовную историю страны у П.Н. Савицкого и Г.В. Вернадского, о значении культурно-бытового уклада народа для развития и функционирования национальной культурной целостности у П.П. Сувчинского, об импровизационном характере истории у Г.В. Флоровского, не явились исключительно новыми в научной мысли России, но синтез этих идей в евразийской концепции оказался во многом новаторским, не характерным для дореволюционной науки.

В системе евразийских воззрений выделяется несколько различных аспектов, в рамках которых евразийцы высказали множество оригинальных идей. Это и философская концепция, в которой они отвергали идею эволюционного развития, и культурологическая теория принципиальной несоизмеримости национальных культур. Евразийцы сделали попытку определить ментальный тип русского народа, соотнеся его с ментальностью других евразийских народов. К этому же ряду относится концепция геополитической сущности России как континентального мира, определяемого в противоположность Европе как океанического мира.

Можно согласиться с оценкой Н.А. Бердяева того, что евразийство было единственным пореволюционным направлением в эмиграции. В действительности, практически все представления евразийцев были обусловлены свершившейся революцией. Евразийцы, осознавая новую политическую реальность России, стремились выявить ее исторические причины.

Евразийцы заявили в своих исследованиях: измена России своей культурно-исторической сущности является основной причиной русской революции, революция есть в этом смысле очень негативный и трагический, но справедливый результат сознательного искажения подлинного характера русской истории. Из этого убеждения была выведена в дальнейшем историческая концепция евразийцев.

Исторические взгляды евразийцев отталкивались от идеи самобытности и обособленности русской национальной культуры, обусловленными ее особым — евразийским - месторазвитием. Другой принципиальной установкой их концепции была идея синтеза элементов европейской и азиатской культур в процессе формирования русской государственности и культуры.

Особенной чертой евразийского учения явилось применение к исторической реальности методологии философии всеединства, благодаря чему они создали целостную концепцию культурно-исторического развития, включающую различные сферы экономической, политической и духовной деятельности народа России. Эта методология позволила евразийцам сформировать собственную версию всего хода русской истории, раскрывающую специфику их представлений о хронологии, основных факторах и особенностях развития национальной культуры, а также представить русскую национальную культуру как систему, представляющую собой ценностно определяемое единство различных, но взаимно предполагающих друг друга элементов.

Русская история была представлена у евразийцев как часть всемирной истории, тема Востока, влияния азиатских культур, находившихся в тесных контактах с Россией, оказалась органически вплетена в историю России.

Также отметим, что историческую концепцию евразийцев отличала некоторая предвзятость в оценках отдельных исторических событий и целых периодов, поскольку эти оценки зависели от меры приближения их к историческому эталону сложения симфонической личности русской культуры в Московской Руси или политическому идеалу идеократического государства.

Евразийство представляется его участникам в роли арбитра русской истории, способного оценить все прошедшие эпохи и определяющего ориентиры будущего развития. Многие критики евразийской исторической концепции отмечали ее тенденциозный характер. А.А. Кизеветтер в статье «Русская история по-евразийски» писал: «Евразийцы ретушируют историю, где нужно - педаль нажимается, где нужно на факты набрасывается стыдливый

400 покров» .

Многие исследователи евразийства отмечают консервативный характер евразийского творческого научного мышления, и в то же время, очевидным оказывается проективный характер их политической, общественной и научной деятельности. Данная противоречивость вполне объяснима, если рассматривать взгляды евразийцев в контексте развития европейской общественно-политической мысли первой половины XX века. Духовное движение консервативной революции в Европе и идеология марксизма в Советской России в некоторых чертах (хотя и противоположных по отношению друг к другу) оказались созвучными евразийству. Эта тема уже получила свое развитие в современной науке, но продолжает оставаться особенно актуальной в свете развития национальной идеологии России и ее политической системы.

Другая проблема - неоднозначный и противоречивый характер внутреннего развития самого движения, отражение его перипетий в системе научных взглядов евразийцев, - требует самостоятельного и подробного рассмотрения в научных исследованиях.

П.Н. Милюков определил евразийскую идеологию как «третий максимализм». Действительно, евразийцы предлагали довольно утопическое и максималистское решение насущных политических вопросов, стоящих перед их поколением. Также как и их историческая концепция не избежала многих натяжек и противоречий. И более всего, концепция человеческой личности как «момента» симфонической личности национальной культуры, подчинение индивидуальной личности коллективному целому оказалась утопическим разрешением вопроса о сущности исторического бытия, о смысле человеческой истории.

Представляется, что политическое и научное возрождение евразийства в девяностые годы XX века, обусловленное сменой гуманитарной парадигмы в

400 Кизеветтер А.А. Русская история по-евразийски. //Руль. 1927. 27 ноября. науке, кризисом марксистской методологии истории, становлением новой духовности России и системным кризисом государства, необходимостью утверждения России в изменившейся политической структуре мира и многими другими причинами, является подтверждением того факта, что гуманитарная мысль России в узловые моменты истории возвращается к устойчивым, традиционным идеям, болевым точкам национального сознания. Что подтверждается и самим развитием евразийства, которое опиралось на традиционные для русского сознания культурные представления. Но евразийские решения основных вопросов русской истории принадлежало только своему времени, было органично ему и выражало его в полной мере. Смысл нового обращения к евразийству видится в том, что современная наука, воспринимая и осознавая духовный опыт прошлого, должна предлагать адекватные сегодняшнему времени идеи и решения.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Полякова, Ольга Леонидовна, 2005 год

1. Государственный архив Российской Федерации

2. Фонд 5783 (Фонд П.Н.Савицкого), 2 оп., 573 ед. хр. (1917-1940 гг.).

3. Фонд 5911 (Фонд К.А.Чхеидзе), 1 оп., 126 ед.хр.

4. Фонд 5912 (Фонд П.Б.Струве), 2 оп., 643 ед. хр. (1918-1926).

5. Печатные органы евразийства

6. Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Книга первая. София, Российско-Болгарское книгоиздательство, 1921.

7. На путях. Утверждение евразийцев. Москва-Берлин. Книга вторая. Берлин, Книгоиздательство «Геликон», 1922.

8. Россия и латинство. Сборник статей. Берлин, 1923.

9. Евразийский временник. Книга третья. Берлин, Евразийское книгоиздательство, 1923.

10. Евразийский временник. Книга четвертая. Берлин, Евразийское книгоиздательство, 1925.

11. Евразийский временник. Книга пятая. Берлин, Евразийское книгоиздательство, 1927.

12. Ю.Евразийство: Опыт систематического изложения. Париж-Берлин, Евразийское книгоиздательство, 1926.

13. Евразийская хроника. /Под ред. П.Н.Савицкого. Париж, 1926. Вып. VI. 1927. Вып. VII-IX. 1928. Вып. X.

14. Евразия: Еженедельник по вопросам культуры и политики. Париж, 19281929.

15. Евразийский сборник. Книга шестая. Политика, философия, россиеведение. Прага. Тип. «Политика», 1929.1. Периодическая печать

16. Последние новости. Берлин. 1921, 21 сентября.

17. Путь. 1925. № 1. 1927, № 8.

18. Руль. Берлин. 1921,4 сентября. 1927, 8 декабря.

19. Русская мысль. Прага, 1928, № 8.

20. Русский экономический сборник. Прага. 1925. Вып. 3.

21. Современные записки. Париж. 1927. № XXXI.1. Научные труды евразийцев

22. Алексеев Н.Н. Духовные предпосылки евразийской культуры. //Алексеев Н.Н. Русский народ и государство, с. 142-154.

23. Алексеев Н.Н. Евразийцы и государство. //Евразийская хроника. 1927. Вып. 9.

24. Алексеев Н.Н. Собственность и социализм: Опыт обоснования социально-экономической программы евразийства. Париж, 1928.

25. Алексеев Н.Н. На путях к будущей России: Советский строй и его политические возможности. Париж. Евразийское книгоиздательство. 1927.

26. Алексеев Н.Н. Обязанность и право. //Евразийская хроника. 1928. Вып. 10.

27. Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. М.: Аграф. 1998. 640 с.

28. Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. //Алексеев Н.Н. Русский народ и государство, с.68-119.

29. Алексеев Н.Н. Русское западничество. //Алексеев Н.Н. Русский народ и государство, с. 120-141.

30. Алексеев Н.Н. Христианство и идея монархии. //Алексеев Н.Н. Русский народ и государство, с. 48-67.

31. Алексеев Н.Н., Ильин В.Н., Савицкий П.Н. О газете «Евразия»: газета «Евразия» не есть евразийский орган. Париж, 1929.

32. Арсеньев Н.С. Живые камни. //Евразийский временник. Кн. 3, с. 52-54.

33. Бицилли П.М. «Восток» и «Запад» в истории Старого Света. //На путях. Москва-Берлин, 1922, с. 317-341.

34. БромбергЯ.А. Евреи и Евразия. М.: Аграф, 2002.

35. Вернадский Г.В. Два подвига св. Александра Невского. //Евразийский временник. Берлин, 1925. Кн. 4.

36. Вернадский Г.В. Монгольское иго в русской истории. //Евразийский временник. 1927. Кн. 5. с.153-164.

37. Вернадский Г.В. Древняя Русь. Пер. с англ. Е.П.Беренштейна, Б.Л.Губмана. Под ред. Б.Николаева. Тверь: ЛЕАН, 1999, - 448 с. с картами.

38. Вернадский Г.В. Киевская Русь. Пер. с англ. Е.П. Беренштейна, Б.Л.Губмана, О.В.Строгановой. Под ред. Николаева Б.А. Тверь: ЛЕАН, Москва: АГРАФ, 1999, - 448 с.

39. Вернадский Г.В. Монголы и Русь. Пер. с англ. Е.П.Беренштейна, Б.Л.Губмана, О.В.Строгановой. Тверь: ЛЕАН, Москва: АГРАФ. 1999, -480 с.

40. Вернадский Г.В. Московское царство. Пер. с англ. Е.П.Беренштейна, Б.Л.Губмана, О.В.Строгановой. В 2 тт. Тверь: ЛЕАН, Москва: АГРАФ, 1997. - т. I - 512 е., т. II - 416 с.

41. Вернадский Г.В. Начертание русской истории. С приложением «Геополитических заметок по русской истории» П.Н.Савицкого. СПб.: Издательство «Лань», 2000. 320 с.

42. Вернадский Г.В. Опыт истории Евразии с половины VI века до настоящего времени. Издание евразийцев. Берлин. 1934.

43. Вернадский Г.В. Россия в средние века. Пер. с англ. Е.П. Беренштейна, Б.Л.Губмана, О.В.Строгановой. Тверь: ЛЕАН, Москва: АГРАФ, 2000, 352 с.

44. Вернадский Г.В. «Соединение церквей» в исторической действительности. //Вопросы истории. 1994, № 7, с. 160-174.

45. Евразийство: формулировка 1927 года. //Евразийская хроника. 1927. Вып. 9.

46. Ильин В.Н. Евразийство. //Ступени. 1992. № 2 (5).

47. Ильин В.Н. К взаимопониманию права и нравственности. //Евразийский временник. 1927. Кн. 5.

48. Ильин В.Н. Столп злобы богопротивной. //Евразийский временник. Берлин, 1925. Кн. 4, с. 218-223.

49. Карсавин Л.П. Государство и кризис демократии. //Новый мир. М., 1991, № 1, с. 183-195.

50. Карсавин Л.П. Восток, Запад и русская идея. //Карсавин Л.П. Сочинения. М.: Раритет, 1993, с. 157-216.

51. Карсавин Л.П. К познанию революции. //Евразия. 1929. №11.

52. Карсавин Л.П. О политическом идеале. //Евразия. 1929. № 13.

53. Карсавин Л.П. О сущности православия. //Карсавин Л.П. Сочинения. М.: Раритет, 1993. с. 359-402.

54. Карсавин Л.П. Основы политики. //Евразийский временник. 1927. Кн. 7. с. 185-239.

55. Карсавин Л.П. Уроки отреченной веры. //Евразийский временник. 1925. Кн. 5.

56. Карсавин Л.П. Феноменология революции. //Евразийский временник. 1927. Кн. 5. с.28-74.

57. Карсавин Л.П. Философия истории. СПб., 1993. 352 с.

58. Карсавин Л.П. Церковь, личность и государство. //Карсавин Л.П. Малые сочинения. СПб.: Алетейя, 1994. с. 414-446.

59. Карташев А.В. Очерки истории русской церкви. В 2 тт. М., 1992.

60. Карташев А.В. Православие в его отношении к историческому процессу. //Карташев А.В. Церковь. История. Россия. М.: Пробел. 1996, с. 263-270.

61. Карташев А.В. Реформа, реформация и исполнение Церкви. //На путях. М.Берлин, 1922. Кн. 2.

62. Карташев А.В. Пути единения. //Россия и латинство. Берлин, 1923.

63. Мир России Евразия. Антология. Вступ. ст. Л.И.Новиковой и И.Н.Сиземской. М., 1995. - 400 с.

64. Никитин В.П. Иран, Туран и Россия. //Евразийский временник. 1927. Кн.5. с.75-120.

65. Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. Ставрополь. 1993.-416 с.

66. Пушкарев С.Г. Россия и Европа в историческом прошлом. //Евразийский временник. Париж, 1927. Кн. 5. с. 121-152.

67. Савицкий П.Н. Географические особенности России. Прага, 1927.

68. Савицкий П.Н. Геополитические заметки по русской истории. //Вернадский Г.В. Начертание русской истории. Прага, 1927. Приложение.

69. Савицкий П.Н. Два мира. //На путях, с. 9-26.

70. Савицкий П.Н. Евразийство. //Евразийский временник. 1925. Кн. 4. с. 5-23.

71. Савицкий П.Н. К вопросу об экономической доктрине евразийства. //Евразийская хроника. 1926. Вып. 6.

72. Савицкий П.Н. Континент Евразия. М.: Аграф, 1997. 464 с.

73. Савицкий П.Н. Континент-океан: Россия и мировой рынок. //Исход к Востоку.

74. Савицкий П.Н. Миграция культуры. //Исход к Востоку.

75. Савицкий П.Н. Поворот к Востоку. //Исход к Востоку.

76. Савицкий П.Н. Подданство идеи. //Евразийский временник. 1923. Кн. 3. с.9-17.

77. Савицкий П.Н. Производительные силы России. //Евразийский временник. 1923. Кн.З

78. Савицкий П.Н. Россия и латинство. //Россия и латинство.

79. Савицкий П.Н. Россия особый географический мир. Прага, 1927.

80. Савицкий П.Н. Степь и оседлость. //На путях, с. 341-354.

81. Савицкий П.Н. Хозяин и хозяйство. //Евразийский временник. 1925. Кн. 4.

82. Сувчинский П.Н. Вечный устой. //На путях, с. 99-133.

83. Сувчинский П.П. Идеи и методы. //Евразийский временник. Кн. 4.

84. Сувчинский П.П. Инобытие русской религиозности. //Евразийский временник. 1923. Кн. 3.

85. Сувчинский П.П. К познанию современности. //Евразийский временник. Кн. 5. с.7-28.

86. Сувчинский П.П. К преодолению революции. //Евразийский временник. 1923. Кн.З. с. 30-51.

87. Сувчинский П.П. Сила слабых. //Исход к Востоку. С. 58-65.

88. Толль Н.П. Скифы и гунны: Из истории кочевого мира. Прага, 1928.

89. Трубецкой Н.С. Вавилонская башня и смешение языков. //Евразийский временник. Кн. 3. с. 107-124.

90. Трубецкой Н.С. Верхи и низы русской культуры: Этническая база русской культуры. //Исход к Востоку, с. 86-103.

91. Трубецкой Н.С. Европа и человечество. София, Российско-Болгарское издательство, 1920, 82 с.

92. Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. /Сост. В.М.Живова; Общ. Ред. В.М.Живова; Вступ. Ст. Н.И.Толстого и Л.Н.Гумилева. М.: Издательская группа «Прогресс», 1995, - 800 с.

93. Трубецкой Н.С. К проблеме русского самопознания. //Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. С. 105-210.

94. Трубецкой Н.С. Мы и другие. //Евразийский временник. Кн. 4, с. 66-81.

95. Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока. //Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. С. 211-266.

96. Трубецкой Н.С. Об истинном и ложном национализме. //Исход к Востоку, с. 71-85.

97. Трубецкой Н.С. О государственном строе и форме правления. //Евразийская хроника. 1927. Вып. 8, с.3-9.

98. Трубецкой Н.С. Об идее-правительнице идеократического государства. //Евразийская хроника. 1935. Вып. XI. С. 29-37.

99. Трубецкой Н.С. О туранском элементе в русской культуре. //Евразийский временник. Кн. 4, с. 351-377.

100. Трубецкой Н.С. Общеевразийский национализм. //Евразийская хроника. 1927. Вып. IX. С. 24-31.

101. Трубецкой Н.С. Общеславянский элемент в русской культуре. //Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. С. 162-210.

102. Трубецкой Н.С. Религия Индии и христианство. //На путях, с. 177-229.

103. Трубецкой Н.С. «Русская проблема». //На путях, с. 294-316.

104. Флоровский Г.В. Евразийский соблазн. //Современные записки. 1928. Кн. 34. с. 312-346.

105. Флоровский Г.В. Из прошлого русской мысли. М.: «Аграф», 1998. - 432 с.

106. Флоровский Г.В. Метафизические предпосылки утопизма. //Флоровский Г.В. Из прошлого русской мысли, с.265-292.

107. Флоровский Г.В. О народах неисторических: Страна отцов и страна детей. //Исход к Востоку, с. 52-70.

108. Флоровский Г.В. О патриотизме праведном и греховном. //На путях. Утверждение евразийцев. Кн. 2, с. 230-291.

109. Флоровский Г.В. Окамененное бесчувствие (По поводу полемики против евразийства). //Флоровский Г.В. Из прошлого русской мысли, с. 246-255.

110. Флоровский Г.В. Пути русского богословия. Киев, 1991.

111. Флоровский Г.В. Разрывы и связи. //Исход к Востоку. Утверждение евразийцев. Кн. 1, с. 9-13.

112. Флоровский Г.В. Филарет, Митрополит Московский. //Путь. 1928. № 12.

113. Флоровский Г.В. Хитрость разума. //Исход к Востоку, с.28-39.

114. Франк C.JI. Собственность и социализм. //Евразийский временник. К. 5, с. 262-284.

115. Хара-Даван Э. Русь монгольская: Чингисхан и монголосфера. М.: Аграф, 2002.

116. Шахматов М.В. Государство правды (Опыт по истории государственных идеалов России). //Евразийский временник. Кн. 4.

117. Шахматов М.В. Подвиг власти (Опыт по истории государственных идеалов России). //Евразийский временник. Кн. 3, с. 55-80.

118. Якобсон P.O. К характеристике евразийского языкового союза. Париж, 1931.1. Литература

119. А.Б. Евразийцы и «Трест». //Возрождение. Париж, 1953. № 30.

120. Агурский М. Идеология национал-большевизма. Париж, 1980.

121. Акулинин В.Н. Философия всеединства: От В.С.Соловьева к П.А.Флоренскому. Новосибирск: Наука. Сиб. отд., 1990. - 158 с.

122. Антощенко А.В. «Евразия» или «Святая Русь». (Российские эмигранты в поисках самосознания на путях истории). Петразаводск. 2003.

123. Бердяев Н.А. Евразийцы. //Путь. 1925. № 1, с. 135-140.

124. Бердяев Н.А. Утопический этатизм евразийцев. //Путь. 1927, № 8.

125. Билимович А.Д. Богоискатели, евразийцы и материальная культура. //Русская мысль. Прага, 1928, № 8, с. 83-101.

126. Бицилли П.М. Два лика евразийства. //Современные записки. Париж. 1927. № XXXI. С. 421-426.

127. Бондарь А.Ю. Общественно-политические взгляды и деятельность Г.В.Вернадского. /Автореф. дисс. .канд. ист. наук. М., 2001.

128. Босс О. Учение евразийцев. // Начала. 1992. № 4.

129. Быстрюков В.Ю. Общественно-политическая и научная деятельность Петра Николаевича Савицкого в годы эмиграции (1920-1938 гг.) /Автореф. дисс. канд. ист. наук. Самара, 2003.

130. В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией. М.: Логос, 1997, 752 с.

131. Вандалковская М.Г. Историческая наука российской эмиграции: «евразийский соблазн» М., 1997. 350 с.

132. Вандалковская М.Г. П.Н.Милюков и А.А.Кизеветтер: История и политика. М.: Наука, 1992. 288 с.

133. Варшавский B.C. Незамеченное поколение. М., 1992.

134. Вернадский Г.В. Из воспоминаний. //Вопросы истории, 1995, №№ 1, 3, с.103.121.

135. Вернадский Г.В. Русская историография. Сост. В.Н.Козляков. М., «Аграф», 1998.-448 с.

136. Вилента И.В. Концепция истории России в научном наследии евразийцев. Автореф. дисс. . канд. истор. наук. М., 1996.

137. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. СПб., 1915.

138. Гиренок Ф. Евразийские тропы в пространстве пата. //Гиренок Ф. Патология русского ума. (Картография дословности). М.: Аграф, 1998. С. 266-300.

139. Губбыева З.О. Историософская концепция евразийства. /Автореф. дис. .канд. фил ос. наук. М., 1995.

140. Данилова Л.В. Русское средневековье в современной историографии США. //Вопросы истории. 1961. № 3, с. 63-91.

141. Доронченков А.И. Эмиграция «первой волны» о национальных проблемах и судьбе России. СПб., 2001.

142. Дьяков В.А. О научном содержании и политических интерпретациях историософии евразийства. //Славяноведение. 1993, № 5.

143. Дьяконов М.А. Очерки общественного и государственного строя древней Руси. СПб.: «Право», 1908. 512 с.

144. Дьяконов М.А. Власть московских государей: Очерки по истории политических идей древней Руси до конца XVI века. СПб., 1889. 224 с.

145. Евразийство: за и против, вчера и сегодня (материалы «круглого стола») //Вопросы философии. 1995, № 6, с. 3-48.

146. Евразийство и современность (по материалам «круглого стола») //Alma mater. Вестник высшей школы. Лики России. Вып. 1. 1992, № 7-9.

147. Евразийство: проблемы осмысления. Уфа. 2002.

148. Евразия. Исторические взгляды русских эмигрантов. М., 1992. -180 с.

149. Зеньковский В.В. История русской философии. М., 1992.

150. Зеньковский В.В. Русские мыслители и Европа. М., 1997.

151. Игнатова С.В. Историко-философский анализ евразийского учения. /Автореф. дис. .канд. филос. наук. М., 1995.

152. Изгоев А.С. Рожденные в революционной смуте. Париж, 1932.

153. Ильин И.А. Самобытность или оригинальничание. //Мир России — Евразия. Антология. М., 1993. с. 349-354.

154. Исаев И.А. Идейный крах зарубежного сменовеховства (о политической программе «евразийцев»). //Буржуазные и мелкобуржуазные партии России в Октябрьской революции и гражданской войне. Калинин. 1980. с. 10-17.

155. Историки-эмигранты: Вопросы русской истории в работах 20-30-х гг. М., 2002.

156. К истории евразийства. 1922-1924 гг. //Российский архив. Т. 5. М., 1994. с. 475-503.

157. Казакова Н.А., Лурье Я.С. Антифеодальные еретические движения на Руси XIV начала XVI веков. М.-Л., Изд. АН СССР, 1955. - 544 с.

158. Каргалов В.В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. М.: Высшая школа, 1967.

159. Кизеветтер А.А. Евразийство. //Руль. 1925. 10 января.

160. Кизеветтер А.А. Русская история по-евразийски. //Руль. 1927. 27 ноября.

161. Клибанов А.И. Духовная культура средневековой Руси. М.: Аспект-Пресс, 1996.-368 с.

162. Ковалевский П.Е. Исторический путь России. Синтез русской истории по новейшим данным науки. Ч. 1. Париж, 1946.

163. Колесниченко Ю.В. Опыт евразийства: тема личности в отечественной философии. //Вестник МГУ. Философия. М., 1994, № 4.

164. Кривошеева Е.Г. Пореволюционное эмигрантское течение евразийство (1917-1932). Автореф. дисс. .канд. ист. наук. М., 1996.

165. Кувакин В.А. Религиозная философия в России. М.: Мысль, 1986.

166. Культурное наследие российской эмиграции 1917-1940. Кн. 1. М., 1994.

167. Ламанский В.И. Об историческом изучении греко-славянского мира в Европе. СПб., 1871.-316 с.

168. Ламанский В.И. Три мира азийско-европейского материка. 2-е изд. П.: «Новое время», 1916. 152 с.

169. Леонтьев К.Н. Собрание сочинений. Б/м. 1912.

170. Люкс Л. Евразийство и консервативная революция. //Вопросы философии. 1996, № 3.

171. Люкс Л. К вопросу об истории идейного развития первой русской эмиграции. //Вопросы философии. 1992. № 9.

172. Люкс Л. Россия между Западом и Востоком. М.: Московский Философский фонд, 1993. 160 с.

173. Менделеев Д.И. К познанию России. //Вестник высшей школы. 1992. № 7-9.

174. Милюков П.Н. Евразианизм и европеизм в русской истории. //Европейский альманах. История. Традиции. Культура. М., 1994.

175. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. В 3 тт. М.: «Прогресс», 1993. Т. 1, 528 с.

176. Милюков П.Н. Русский «расизм». //Последние новости. 1927. 16 декабря.

177. Милюков П.Н. «Третий максимализм». //Последние новости. 1925. 2 мая.

178. Нарбаев Н.Б. Россия и Евразия: проблемы государственности. II половина XIX начало XX века. М., «Наука». 1997. - 288 с.

179. Нарочницкая Н., Мяло К. Еще раз о «евразийском соблазне». // Наш современник. 1995. №4.

180. Нил Сорский и Вассиан Патрикеев, их литературные труды и идеи в Древней Руси. /Историко-литературный очерк А.С.Архангельского. Спб. 1882. Ч. 1. Преп. Нил Сорский. 310 с.

181. О Евразии и евразийцах (библиографический указатель). Петрозаводск. 1997.

182. Орлова И.Б. Евразийская цивилизация. Социально-историческая ретроспектива и перспектива. М.: НОРМА, 1998. 280 с.

183. Панарин А.С. Россия в Евразии: Геополитические вызовы и цивилизационные ответы. //Вопросы философии. 1994, № 12

184. Пашуто В.Т. Русские историки-эмигранты в Европе. М.: Наука. 1992. -400 с.

185. Пащенко В.Я. Социальная философия евразийства. М.: МГУ. 2003.

186. Пащенко В.Я. Марксизм, большевизм, революция в зеркале евразийства. //Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 1999. № 3. с. 79-103.

187. Полюса евразийства. /Сост. А.В.Соболева и И.А.Савкина. Вступ. ст.

188. А.В.Соболева. //Новый мир. М., 1991, № 1. с. 180-211.

189. Пресняков А.Е. Княжое право в Древней Руси. Лекции по русской истории. М.: Наука, 1993. 635 с.

190. Пресняков А.Е. Образование Великорусского государства. М.: Богородский Печатник. 1998. 496 с.

191. Приселков М.Д. Очерки по церковно-политической истории Киевской Руси. СПб., 1913.

192. Приселков М.Д. Ханские ярлыки русским митрополитам. Пг.; 1916.

193. Пути Евразии. Сост. И.А.Исаев. М., 1992.

194. Пушкарев С.Г. О русской эмиграции в Праге (1921-1948). //Новый журнал. Нью-Йорк, 1983. Кн. 151. С. 138-146.

195. Раев М. Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции. 19171939. М., 1994.

196. Россия в XX веке: Судьбы исторической науки. М.: Наука. 1996.

197. Россия в первой половине XVI века: взгляд из Европы. М., 1997.

198. Россия между Европой и Азией: «евразийский соблазн». М., 1993.

199. Россия: Опыт национально-государственной идеологии. Под ред. В.В.Ильина. М.: МГУ. 1994. 231 с.

200. Русакова О.Ф. Философия и методология истории в XX веке: школы, проблемы, идеи. Екатеринбург, 2003.

201. Рязановский Н.В. Возникновение евразийства. //Звезда. 1995. № 2. с. 2944.

202. Седов В.В. Русский каганат в IX веке. //Отечественная история. М., 1998, №4, с. 3-15.

203. Серапионова Е.П. Российская эмиграция в Чехословацкой республике (20-30-е годы). М., 1995.

204. Синицына Н.В. Третий Рим: Истоки и эволюция русской средневековой концепции. М.: «Индрик», 1998. — 416 с.

205. Соболев А.В. К вопросу о внутренних трениях и противоречиях в евразийстве. //Россия. 21, М., 2002, № 5, 166-196.

206. Соловьев B.C. Сочинения. В 2 т. М., 1988.

207. Соничева Н.Е. Становление и развитие исторической концепции Г.В.Вернадского. Автореф. дисс. канд. ист. наук. М., 1994.

208. Степанов Н.Ю. Практическая работа Пражской группы евразийской организации как политической партии. //Русская, украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между двумя мировыми войнами. Прага, 1995. Т. I.e. 437-447.

209. Степун Ф.А. Россия между Европой и Азией. //Новый журнал. 1962, № 269, с. 251-277.

210. Струве Г.П. Русская литература в изгнании: опыт исторического обзора зарубежной литературы. Париж-Москва, 1996.

211. Тихомиров М.Н. Славяне в «Истории России» проф. Г.Вернадского. //Вопросы истории, 1946, № 4.

212. Тойнби А. Постижение истории. М.: Прогресс, 1996.

213. Толстов С. Древнейшая история СССР в освещении Г.Вернадского. //Вопросы истории, 1946, № 4, с. 113-124.

214. Топоров В.Н. Н.С. Трубецкой ученый, мыслитель, человек. //Советское славяноведение. 1990, № 6; 1991, № 1.

215. Тютчев Ф. Стихотворения и политические статьи. СПб., 1885.

216. Урханова Р.А. Евразийство как идейно-философское течение в русской культуре XX века. Автореф. дисс. канд. филос. наук. М., 1992.

217. Устяч А.Р. Неовизантизм как евразийская геополитическая стратегия развития России в XXI веке. М.: Междунар. ин-т соц. наук, 2002.

218. Георгий Флоровский: священнослужитель, богослов, философ. /Сб.: Пер. с англ. Общ. Ред. Ю.П.Сенокосова. М.: Прогресс: Культура. Б/г.

219. Хоружий С.С. О старом и новом. СПб.: Алетейя, 2000. - 477 с.

220. Хоружий С.С. После перерыва. Пути русской философии. СПб.: Алетейя. 1998.-448 с.

221. Черемисская М.И. Концепция исторического развития у евразийцев. Тарту. 1974.

222. Шатилов А.Б. История евразийского движения. //Проблемы источниковедения и политической истории. М., 1995. с. 89-95.

223. Шепелева В.Б. Историческая наука и русская религиозно-философская мысль. //Диалог со временем: Альманах интеллектуальной истории. М., 2001.-Вып. 4, с. 232-245.

224. Boss О. Die Lehre der Eurasier. Ein Beitrag zur russischen Ideengeschichte des 20. Yahrhunderts. Wiesbaden, 1961.

225. Halperin Ch. Russia and Golden Horde: the Mongol impact of the medieval Russian. Bloomington, 1985.

226. Halperin Ch. Russia and the Steppe: George Vernadsky and Eurasianism. //Forschungen zur osteuropaischen Geschichte. 1985. Bd. 36.

227. Luks L. Die Ideologie der Eurasier im zeitgeschichtlichen Zusammeenhang. //Yahrbucher fur Geschichte Osteuropas. 1986. Hf. 34. S. 374-395.

228. Raeff M. Russia abroad: A Cultural history of Russian emigration 19191939. N.Y., 1990.

229. Riasanovsky N.V. Asia through Russian Eyes. //Russia and Asia. Stanford, 1972.

230. Riasanovsky N.V. The Emergence of Eurasianism. //California Slavic Studies. 1967. Vol. 4. P. 39-72.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.