Категория принадлежности в карачаево-балкарском языке тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.02, кандидат филологических наук Хубиева, Танзиля Магометовна

  • Хубиева, Танзиля Магометовна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2005, КарачаевскКарачаевск
  • Специальность ВАК РФ10.02.02
  • Количество страниц 171
Хубиева, Танзиля Магометовна. Категория принадлежности в карачаево-балкарском языке: дис. кандидат филологических наук: 10.02.02 - Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой семьи). Карачаевск. 2005. 171 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Хубиева, Танзиля Магометовна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. Морфологические особенности посессива.

1.1. Изучение посессивных форм в тюркологии и карачаево-балкарском языкознании.

1.2. Способы выражения категории принадлежности.

1.2.1. Аффиксы принадлежности как ядро категории принадлежности.

1.2.2. Морфолого-синтаксический способ выражения категории принадлежности.

1.2.3. Синтаксический способ выражения категории принадлежности.

1.2.4. Аффиксы -лы, -дагьы, -ныкъы как манифестанты категории принадлежности.

1.3. Специфика выражения числа в формах категории принадлежности.

1.4. Функционирование' маркеров принадлежности в именных частях речи.

1.5. Маркеры принадлежности в глагольных формах.

1.6. Притяжательное склонение.

1.7. Комплексная характеристика посессива.

Выводы по первой главе.

ГЛАВА 2. Функциональный потенциал посессивных форм в структуре словосочетания и предложения.

2.1. Общая характеристика синтаксических функций форм принадлежности.

2.2. Проблема притяжательного определительного словосочетания.

2.3. Предложения с ядерными компонентами, выраженными изафетными сочетаниями.

2.4. Функционирование посессивных форм в номинативных предложениях.

2.5. Посессивные предложения с ядерным компонентом в форме родительного падежа.

2.6.Семантика предложений с предикатами-именами прилагательными и существительными, маркированными показателями обладания

-лы /-ли.

2.7. Конструкции с предикатами, выраженными лексемами бар, джокъ.

Выводы по второй главе.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой семьи)», 10.02.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Категория принадлежности в карачаево-балкарском языке»

Систематическое изучение карачаево-балкарского языка началось лишь во второй половине двадцатого столетия. За это время карачаево-балкарское языкознание обогатилось значительным количеством монографических и других научно-теоретических работ, в которых анализу подвергнуты различные аспекты языковых единиц. Однако грамматические категории, за исключением таких категорий, как падеж, залог, темпоральность, все еще не стали объектом специального лингвистического исследования.

Одной из фундаментальных грамматических категорий имени в тюркских языках является категория принадлежности, относящаяся к древнейшим элементам основ их грамматического строя. Посессивная парадигма на протяжении многих веков подвергалась некоторым изменениям, о чем свидетельствуют сравнительно-исторические данные, памятники письма целого ряда тюркских языков. В ходе генезиса языков тюркской семьи происходили различного рода изменения в аспекте их семантико-грамматического функционирования. В силу этого значительно обогатились функции посессивных форм, благодаря чему они характеризуются широким спектром значений.

В связи с вышеизложенным облигаторно возникает целесообразность комплексного изучения категории посессивности, которая в тюркском языкознании исследователями рассматривается с разных позиций, что предопределяется критериями, лежащими в основе дефиниции концепта посессивности, различными ступенями развития отдельных тюркских языков.

Исследуемый вопрос освещен в отдельных главах грамматик тюркских языков, в ряде диссертационных исследований. В лингвистической литературе проблема посессива занимает особое место ввиду сложности самой грамматической категории и наличия разнообразных подходов к ее трактовке. Несмотря на имеющиеся специальные исследования в этой области, в ряде тюркских языков, в том числе и в карачаево-балкарском языке, рассматри ваемая проблема еще не нашла своего окончательного решения.

В карачаево-балкарском языке не вскрыт функционально-семантический потенциал категории принадлежности, не выявлен его многоуровневый характер. Между тем, она пронизывает всю структуру тюркских языков, являясь как бы ключом к пониманию многих явлений языка. Этим и обусловливается, в первую очередь, актуальность исследования.

Цель и задачи исследования. В настоящей диссертации ставится цель — дать полиаспектное описание парадигмы посессива в карачаево-балкарском языке.

В соответствии с поставленной целью нами выдвигаются следующие задачи, обусловленные сложившейся практикой в изучении грамматической структуры тюркских языков:

1) провести анализ основных направлений в изучении парадигмы посессива тюркских языков;

2) выявить и описать морфологические особенности форм принадлежности, определить ядро и периферию функционально-семантического поля посессивности;

3) раскрыть функционально-семантический потенциал посессива в структуре предложения.

Методологической и теоретической базой исследования явились труды ученых-лингвистов в области функционально-семантической грамматики. Написанию работы в значительной степени способствовало изучение научно-теоретических изысканий отечественных языковедов: В.Г. Адмони, Н.Д. Арутюновой, В.А. Белошапковой, А.В. Бондарко, JI.M. Васильева, В.В. Виноградова, В.Г. Гака, Г.А. Золотовой, НЛО. Шведовой и др.; тюркологов: Ш.Х. Акбаева, И.Х. Ахматова, М.Б. Балакаева, Н.А. Баскакова, Н.Э. Гаджи-ахмедова, Н.З. Гаджиевой, Ф.А. Ганиева, Н.К. Дмитриева, М.В. Зайнуллина, М.З. Закиева, М.Б. Кетенчиева, Дж.Г. Киекбаева, А.Н.Кононова, К.М.Мусаева, Э.Р. Тенишева, Д.С. Тикеева, А.А. Юлдашева и др.

В работе учитывается, что посессив является одной из центральных, антропоцентрически направленных, функционально нагруженных грамматических категорий, посредством которой, с одной стороны, организуется весь класс имен, с другой же стороны, охватывается в значительной степени сфера словосочетания и предложения.

Научная новизна диссертационной работы заключается, прежде всего, в самом подходе к исследованию посессива в карачаево-балкарском языке, поскольку его системный, антропоцентрический и функционально-семантический аспекты не были до сих пор предметом специального исследования.

В работе выявлены морфологические особенности посессивных форм и их функционально-семантический потенциал в структуре предложения. Такой комплексный подход дает возможность адекватно отразить природу практически всех словоизменительных категорий языка.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется тем, что рассмотренный круг вопросов важен для методологических, практических аспектов изучения словоизменительных, функционально-семантических категорий. Материалы и теоретические положения, приводимые в диссертационной работе, представляют несомненный интерес в плане сравнительного изучения тюркских языков. В научный оборот вводится ряд данных по карачаево-балкарскому языку, обогащаются наши представления о парадигме форм принадлежности, что в итоге расширяет имеющуюся ис-точниковую базу по проблемам функционально-семантического анализа грамматических категорий имени.

Результаты исследования могут найти применение при научном описании грамматического строя карачаево-балкарского и других родственных языков, при составлении программ, учебников и учебно-методических пособий, будут способствовать совершенствованию обучения языку в средней и высшей школе.

•ч

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Посессив представляет собой денотативно ориентированную на эгоцентризм лица грамматическую категорию имени, репрезентирующую при-надлежностные, интерперсональные, партитивные и иные отношения между объектами внешнего мира, что предопределяется тюркской языковой картиной мира и эксплицируется специализированными единицами языка.

2. Функционально-семантическое поле посессивности отмечено явно выраженным ядром, представленным формально варьирующими маркерами принадлежности -м, -нг, -быз, -гъыз, -ы, -и, а также ближней и дальней периферией, сопряженной с полифункциональными морфемами -лы/-ли, дагъы/-деги, а также с предикативами констатации и дескрипциями, построенными по образцам изафетов.

3. В языке категория посессива характеризуется взаимосвязью с другими грамматическими и функционально-семантическими категориями, к которым относятся такие универсалии, как персональность, квантитативность, квалитативность, локативность, темпоральность и др.

4. В структуре предложения посессив ориентирован на конструирование предикативного ядра высказывания, в результате чего образуются посессивные конструкции, характеризующиеся многообразием форм и широким спектром значений. Другие синтаксические функции посессивных форм предопределяются оформленностью маркерами падежа.

5. Посессив-обращение является особым культурно и социально обусловленным способом взаимодействия говорящего и адресата, способом создания специализированного коммуникативного локума до начала разговора и поддержания или изменения его в ходе общения.

Методы исследования обусловлены намеченными подходами к описанию парадигмы посессива - системоцентрическим и функционально-семантическим. С одной стороны, мы опираемся на богатое традициями синхронное и диахронное изучение грамматического строя тюркских языков, с другой - на осмысление специфики в функционально-семантической природе посессива в карачаево-балкарском языке. Намеченные задачи и цель диссертации дают возможность проводить исследование в основном в синхронном описательном плане с привлечением методов сравнительного анализа, что способствует получению адекватных данных относительно предмета исследования.

Объектом исследования является парадигма посессива в карачаево-балкарском языке.

Предметом исследования выступают маркеры посессивности, их морфологические особенности и функционально-семантический потенциал.

Материалом исследования послужили языковые факты, собранные путем сплошной выборки из художественных произведений карачаевских и балкарских авторов, из фольклора и периодических изданий. Для анализа привлечены данные «Карачаево-балкарско-русского словаря» (1989) под ред. Э.Р. Тенишева и Х.И. Суюнчева, а также «Толкового словаря карачаево-балкарского языка (в трех томах)» под ред. Ж.М. Гузеева (т. 1, 1996; т. II, 2002).

Апробация работы. Основные теоретические положения и практическое описание категории посессивности изложены в 7 научных работах. Материалы исследования докладывались на научно-теоретических конференциях: «Перспектива - 2005» (Нальчик, 2005); «Кавказский текст: национальный образ мира как концептуальная система» (Пятигорск, 2005); «Язык как система и деятельность» (Ростов-на-Дону, 2005); «Актуальные проблемы общей и адыгейской филологии» (Майкоп, 2005); «Антропоцентрическая парадигма лингвистики и проблемы лингвокультурологии» (Стерлитамак, 2005); VI конференция молодых ученых КБНЦ РАН (Нальчик, 2005).

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной научно-теоретической литературы и списка сокращений.

11

Похожие диссертационные работы по специальности «Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой семьи)», 10.02.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой семьи)», Хубиева, Танзиля Магометовна

Выводы по второй главе

Посессивные формы в структуре словосочетания и предложения характеризуются значительным функциональным потенциалом, репрезентируя при этом широкий спектр значений. Одиночные лексемы и дескрипции, оформленные аффиксами принадлежности, весьма часто выполняют роль одного из ядерных конституентов высказывания - подлежащего. При выполнении данной роли они различаются, в первую очередь, по линии определенности/неопределенности, что обусловлено производностыо аффиксов принадлежности подлежащных компонентов предложения от соответствующих личных местоимений. Употребление посессивных форм в качестве предиката высказывания предполагает образование конструкций с определенной семантикой: посессивных, бытийных и др.

Функционированию словоформ с аффиксами принадлежности в роли дополнения и обстоятельства способствует оформление их аффиксами да-тельно-направительного, винительного, местного и исходного падежей, а также сочетаемость с послелогами и послеложными именами. Атрибутивная роль рассматриваемых типов словоформ, как правило, относится к периферии их синтаксических употреблений.

Особый интерес вызывает функция словоформ с аффиксами принадлежности в качестве обращения. Такие обращения социально и культурно обусловлены и представляют собой особый способ взаимодействия говорящего и адресата, способ конструирования специализированного коммуникативного локума до начала общения и поддержания или изменения его в процессе диалога.

В тюркских языках, в том числе и в карачаево-балкарском языке, широкое распространение получили так называемые притяжательные определительные словосочетания, репрезентирующие такие отношения между предметами, когда один из них имеет непосредственное отношение к другому или же является его органической частью. Им присуще выражение значений собственно принадлежности, партитивности и др. Компоненты 2-го типа изафета связаны между собой путем примыкания, а 3-го типа - согласования. Подобные дескрипции бывают как простыми, так и сложными.

Родительный падеж имени является одним из маркеров принадлежности. Употребление его в функции предиката способствует образованию посессивных предложений - разновидности обще атрибутивных синтаксических построений. Они состоят из предиката посессивности, указывающего также на владельца (субъект владения), объекта принадлежности и показателя владения. Предикативный компонент, репрезентируемый родительным падежом, характеризует подлежащее по его соотнесенности с кем /чем-либо по принадлежности.

О семе обладания в карачаево-балкарском языке сигнализирует морфема -лы/-ли, находящаяся в оппозиции к морфеме -сыз/-сиз, которая отмечена значением необладания. Предложения с предикатами, выраженными словами, в составе которых имеются указанные маркеры, характеризуют лицо или предмет по наличию/отсутствию какого-либо признака. Данное положение сохраняется независимо от того, какую функциональную нагрузку несут подобного рода аффиксы — словообразовательную или словоизменительную.

Ядро посессивных конструкций могут составлять дескрипции, построенные по образцам 2-го и 3-го типа изафета. Исходя из того, какие лексико-грамматические отношения складываются между их компонентами, предложения с их участием передают ряд семантических структур. Наибольшей регулярной вопроизводимостыо в карачаево-балкарском языке характеризуются конструкции, репрезентирующие интерперсональные отношения: отношения родства, дружбы, вражды, иерархии и др. Некоторые типы посессивных предложений сопряжены с такими функционально-семантическими категориями, как сравнение, оценка и т. п.

Предикативы констатации бар, джокъ представляют собой ядро субкатегории имения/неимения. При их помощи образуются конструкции различной формальной устроенности. С точки зрения семантики следует говорить о номинативных, дативных, локативных и аблативных моделях. Посессивность присуща прежде всего номинативным моделям, поскольку их предикаты ориентированы на субъект владения в форме родительного падежа. В зависимости от контекста и «угла зрения» участника речи, посессивность передается и другими моделями.

Посессивные формы хорошо представлены и в составе номинативных предложений. На первый план в них выходит значение бытия, экзистенци-альности, а сема посессивности несколько затушевывается. Большим потенциалом в их организации отмечены изафетные сочетания. Подобные сочетания больше всего встречаются в составе номинативных предложений со значением локативности и темпоральности. Это обусловлено тем, что пространство и время сопряжены с таким соотношением, как часть и целое. С номинативными предложениями по форме совпадают и другие номинативные конструкции, в частности именительной темы, который также может передаваться посессивными формами. Разграничивать подобные конструкции необходимо с опорой на их функционально-семантические особенности, а также на контекст.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Категория принадлежности является одной из основных грамматических категорий имени. В выявлении и описании ее формально-семантических особенностей, функционального потенциала в лингвистической науке, как показывает анализ специальной научно-теоретической литературы, наблюдаются противоречия, поскольку решение проблемы посессивности сопряжено с большими трудностями, имеющими субъективно-объективный характер. История разработки данного вопроса имеет давнюю традицию. На материале карачаево-балкарского языка посессивные формы начали подвергаться анализу лишь в начале двадцатого столетия. В ходе изучения данная проблема подвергалась все большему расчленению, накапливался фактологический материал, совершенствовались в некоторой степени и методы анализа. С изменением парадигмы метаязыка науки теория посессива анализировалась с различных точек зрения, в разных аспектах. Однако до сих пор еще не было монографического исследования, в котором намечено системное, комплексное изучение форм принадлежности.

Противоречия во взглядах на природу посессива обусловлены тем, что языковеды по-разному подходят к базовым для грамматической теории положениям, в частности, к вопросу о том, что принимать за основание категории: значение или форму. Неоднозначно решается и проблема соотношения семантики и функций принадлежностных граммем, а также функций и формы.

В тюркском языкознании посессив традиционно рассматривается как морфологическая категория. Однако, по всей видимости, необходимо в разумных пределах сконцентрировать внимание и на синтаксическом подходе к его анализу, так как именно в речевой цепи, в дискурсе формы посессива проявляют в полной мере как свои обобщенные, так и частные характеристики. Рационален функционально-семантический подход, при котором за примат признается синтаксическая функция, присущая единицам языка в процессе речемыслительной деятельности. Отсюда вытекает облигаторность позиционного анализа, поскольку функция словоформы в конкретной синтаксической единице находит свою реализацию в виде синтаксической позиции, маркированной данной ролью. В результате этого мы получаем возможность вскрыть и описать ядро и периферию функционально-семантического поля посессивности. Поскольку билатеральное восприятие языковых единиц узуально для лингвистики, то смысл в целом является превалирующим и для рассматриваемой грамматической категории.

В самом общем виде посессивность дефинируется нами как такое отношение между объектами экстралингвистической действительности, при котором один из них (объект принадлежности) вбирается в другой (субъект-посессор), образуя вкупе с ним единое физическое или функциональное целое. Это отношение различных предметных связей осознается тюркской языковой ментальностью и репрезентируется специализированными единицами языка. Категория посессива имеет антропоцентрическое начало, так как она отражает в первую очередь межличностные отношения, репрезентирует неотторжимую принадлежность. В силу своего эгоцентризма человек связывает принадлежность сперва с первым лицом, а затем со вторым и третьим.

В карачаево-балкарском языке категория принадлежности передается тремя способами: 1) морфологически, посредством специализированных аффиксов; 2) морфолого-синтаксически, при помощи дескрипций, построенных по образцу 3-го изафета; 3) синтаксически, при помощи сочетаний, в которых первый компонент находится в форме родительного падежа, а второй его компонент - в основной форме. Ядро функционально-семантического поля посессивности составляют аффиксы принадлежности, которые во многом схожи во всех тюркских языках.

Так как формы лица и числа неразрывно связаны между собой, в аффиксах принадлежности совмещены следующие значения: а) лицо посессора, б) число посессора, в) лицо обладания, г) число обладания. Исходя из этого, выделяются четыре формы репрезентации числа имен в категории принадлежности: 1) единичное в единичном: субъект и объект посессора имеют форму ед. ч.; 2) единичное во множественном: субъект-посессор имеет форму ед. ч., а объект - мн. ч.; 3) множественное в единичном: субъект-посессор имеет форму мн. ч., а объект - ед. ч.; 4) множественное во множественном: как субъект, так и объект обладания маркированы мн. ч.

Основная модель форм принадлежности находит свою манифестацию прежде всего в двучленной притяжательной конструкции, первым конститу-ентом которой, как правило, обозначается субъект-посессор, а вторым - объект-посессор. Первый компонент выступает в форме родительного (оформленного и неоформленного) падежа, а второй маркируется аффиксами принадлежности. В ряде случаев препозитивный элемент может быть представлен основным падежом имени.

В зависимости от сочетающихся лексико-семантических групп сущест- -вительных, аффиксы принадлежности кроме семантики обладания репрезентируют целый ряд других отношений, базирующихся на органической связи одного предмета с другими предметами или лицами. Все наличествующие в языке отношения можно сгруппировать следующим образом: 1) предметно-предметные отношения, ориентированные на партитивность; 2) лично-предметные отношения, репрезентирующие реальную физическую или юридическую принадлежность; 3) предметно-личные отношения; 4) лично-личные, или интерперсональные, отношения, выражающие родственные и иные отношения, которые складываются между людьми в социуме.

Аффиксы принадлежности, являющиеся прерогативой имени существительного, могут присоединяться и к другим частям речи, когда те функционируют в значении имен существительных или выступают в предложении в качестве их субститутов. В зависимости от лексического значения лексем, относящихся к различным частям речи, маркеры принадлежности репрезентируют те или иные понятия, что может быть использовано как стилистическое средство языка и речи.

В карачаево-балкарском языке маркеры посессивности в глагольных формах функционируют обычно в субстантивированных причастиях и именах действия. Имеет место их употребление в некоторых вторичных деепричастных формах, что обусловлено производностью таких форм от причастий. Но в них значение принадлежности в некоторой степени завуалировано.

Притяжательное склонение рассматривается в сравнении с простым склонением. Падежные форманты притяжательного склонения имеют в основном одни и те же прототипы с фонетическими вариациями. В его генезисе значительна роль отмеченного многими языковедами-тюркологами так называемого вставочного н в аффиксе принадлежности. Именно наличие н, имевшее место в местоименном склонении, способствовало образованию притяжательного склонения.

Анализ фактологического материала карачаево-балкарского языка свидетельствует о том, что посессивные формы обладают значительным функционально-семантическим потенциалом в структуре предложения. Они конструируют в первую очередь предикативное ядро высказывания, выступая в качестве как подлежащего, так и сказуемого, которые являются по своей структуре простыми, сложными и составными. Употребление притяжательных лексем в роли дополнения и обстоятельства обусловливается тем, что они принимают после себя маркеры дательно-направительного, винительного, местного и исходного падежей, а также употребляются в сочетании с послелогами и послеложными именами. В качестве атрибута такие словоформы обычно не выступают.

Особо выделяется функция обращения у форм посессива. Эта роль присуща, как правило, притяжательным лексемам в 1-м лице ед. и мн. ч. В ряде случаев возможно употребление в качестве обращения и посессивных форм 3-го лица. Доминантное модальное назначение подобных вокативов заключается в привлечении внимания собеседника, назвав его и адресовав ему свою речь. Это значение весьма часто сопровождается дополнительными оттенками, иногда отодвигающими его на вторые роли. Употребление обращения в той или иной форме социально и культурно обусловлено. Оно представляет собой способ конструирования особого коммуникативного пространства до начала общения и поддержания или изменения его в процессе диалога.

Семантика предложений с предикатами-изафетными сочетаниями предопределяется в целом лексико-грамматическими отношениями, которые присущи определительным словосочетаниям. Такие предложения в основном репрезентируют интерперсональные отношения. Однако в их структуре находят свою реализацию партитивность, семы дестинатива, локативности, темпоральности и др. Употребление в форме 3-го типа изафета субстантивированных прилагательных актуализирует значения оценки и суперлатива, поскольку такие дескрипции служат для репрезентации наивысшей степени качества.

Притяжательные лексемы во многих случаях составляют ядро номинативных конструкций, характеризующихся в целом идеей бытия, экзистенци-альности. Фактологический материал карачаево-балкарского языка показывает, что посессив больше всего представлен в номинативных предложениях со значением пространства и времени. Действительно, функционально-семантические категории локативности и темпоральности гносеологически между собой тесно связаны. В силу этого они в языке тяготеют к одинаковым грамматическим формам репрезентации. С другой стороны, они сопряжены с партитивностыо, поэтому в их выражении значительна роль изафетных дескрипций.

Родительный падеж является отдельной граммемой, призванной для выражения притяжательных отношений. В основе его лежит репрезентация посессивности, выражение принадлежности чего-нибудь какому-либо лицу.

Выступая в материально маркированной и немаркированной формах, указанное значение противопоставляется другим падежам и соотносится с основным падежом, отличаясь от него по категории определенности/неопределенности. В предложении семантика родительного падежа реализуется в составе так называемых притяжательных конструкций, между компонентами которых устанавливается соподчинительная связь.

В карачаево-балкарском языке, как и в других тюркских языках, широкое распространение получила форма обладания на -лы/-ли, которую целесообразно отнести к маркерам категории принадлежности. Данный аффикс присоединяется к именным лексемам. Его посредством образуются имена прилагательные, характеризуясь при этом большими словообразовательными возможностями. Не следует сбрасывать со счетов и его словоизменительную функцию. В этом случае он репрезентирует обладание предметом, выраженным исходной основой, и создает форму обладания именных частей речи -существительных, прилагательных, числительных и местоимений. Ему противопоставляется обычно привативная форма на -сыз/-сиз. В результате образуется парадигма по линии утверждения / отрицания на уровне как морфологии, так и синтаксиса.

К функционально-семантическому полю посессивности непосредственное отношение имеют предикативы констатации бар, джокъ, посредством которых образуются классические бытийные предложения. Бытийность явно проявляется в локативных моделях, поскольку в них указывается на ареал бытия того или иного предмета при помощи местного падежа. Вместе с тем, в этих моделях имеет место имплицитная репрезентация идеи принадлежности, о чем свидетельствуют в первую очередь личностные локализато-ры. Основное же назначение номинативных моделей заключается в выражении субкатегории имения / неимения, так как в них наличествует косвенный субъект владения, представленный родительным падежом имени. По соотношению выражения субъекта и предмета посессивности в конструкциях рассматриваемого типа возможны следующие комбинации: а) отношение собственно обладания, владения; б) отнесение предмета посессивности к субъекту; в) партитивное отношение.

Анализ фактологического материала языка свидетельствует в пользу ориентации грамматических исследований на человека, его мировосприятие как в плане диахронии, так и в плане синхронии. К этому подводит и изменение парадигмы современной лингвистической науки, где наблюдается сдвиг интересов в сторону семантики языковых единиц, что предопределяет рассмотрение их в своей погруженности в жизнь. Природа языка может быть понята исходя из человека и экстралингвистической действительности, поэтому проблемы лингвистики тесно сопряжены с сознанием, мышлением, деятельностью лица. В силу этого актуальными становятся когнитивные аспекты значения, антропоцентрический подход к его анализу. Указанное относится и к категории принадлежности, так как она в значительной степени слита с различными вещественными значениями и логическими понятиями, характеризуется денотативной направленностью.

Конечно же, предпринятое нами исследование не претендует на абсолютную полноту охвата и решение всех проблем, присущих для категории посессивности, но показывает достигнутое в этой области, подчеркивает об-лигаторность анализа данной грамматической категории на всех уровнях языка, в связи с другими грамматическими явлениями.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Хубиева, Танзиля Магометовна, 2005 год

1. Абдуллаев К.М. О становлении монопредикативной структуры предложения в азербайджанском языке // Советская тюркология. - 1981. - №1. - С. 3242.

2. Абуханов Г. А. Семантика и синтаксическая функция притяжательных аффиксов в современном казахском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Алма-Ата, 1950. -22с.

3. Аврорин В.А. Грамматика нанайского языка. Т. 1 .Фонетическое введение и морфология именных частей речи. М.-Л.: Издательство АН СССР, 1959. -283с.

4. Адилов М.И. Система повторов в азербайджанском языке: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Баку, 1968. -56с.

5. Акбаев Ш.Х. Фонетика диалектов карачаево-балкарского языка (Опыт сравнительного и сравнительно-исторического изучения). Черкесск: Карач-Черкессккнигоиздат, 1963. - 283с.

6. Акбаев Ш.Х. К вопросу о происхождении посессивных аффиксов в тюркских языках // Тюркологические исследования. М.: Наука, 1976. - С. 3-11.

7. Акбаев Ш.Х. Диалекты карачаево-балкарского языка в структурно-генетическом и ареальном освещении. Карачаевск: Издательство КЧГПУ, 1999.-258с.

8. Актуализация предложения. Т.2. Синтаксические модели и их варианты. -СПб: Издательство С. -Петербургского ун-та, 1997. -176с.

9. Алиев У.Б. Малкъар тилни грамматикасы. 1-чи кесеги. Фонетика бла морфология. Нальчик, 1939.

10. Алиев У.Б. Малкъар тилни грамматикасы. 1-чи кесеги. Фонетика бла морфология.-Нальчик, 1958.

11. Алиев У.Б. Синтаксис карачаево-балкарского языка. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1973. - 351с.

12. Алиев У. Д. Карачаево-балкарская грамматика. (Горско-тюркский язык). Кисловодск: Крайнациздат, 1930. -197с.

13. Алимбаева Г.Г. Структурно-семантические особенности неглагольных сказуемых в современном башкирском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Уфа, 2005. - 25с.

14. Амиров Р.С. Номинативные предложения и их употребление // Особенности синтаксиса казахской разговорной речи. Алма-Ата, 1972. - С. 8395.

15. Аракин В.Д. К истории изафета в тюркских языках // Тюркологические исследования. -М.: Наука, 1986. 224с.

16. Арефьева Т.Д. Система и функционирование средств выражения принадлежности в современном русском языке: Дис. . канд. филол. наук. М., 1986.-224с.

17. Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл. Логико-семантические проблемы. М.: Наука,1976. - 383с. •

18. Аслиддинов С. Категория принадлежности в современном узбекском языке: Автореф. дис. канд. филол. наук. Самарканд, 1964. - 17с.

19. Ахматланы И.Х. Малкъар тилни грамматикасы. 8-9-чу классланы окъ-уучуларына дерслик. Нальчик: Эльбрус, 2001. -2316.

20. Ахматланы И.Х. Малкъар тил. Синтаксис.2-чи кесеги. Нальчик: Эльбрус, 1996.-2456.

21. Ахматов И.Х. Главные члены предложения и средства их выражения в современном карачаево-балкарском языке. Нальчик: Эльбрус, 1968. - 164с.

22. Ахматов И.Х. Главные члены предложения // Грамматика карачаево-балкарского языка. Нальчик: Эльбрус, 1976. - С. 354-412.

23. Ахматов И.Х. Структурно-семантические модели простого предложения в современном карачаево-балкарском языке: (Основные вопросы теории). Нальчик: Эльбрус, 1983. - 360 с.

24. Ахматов И.Х. Къарачай-малкъар тилни синтаксиси. Нальчик, 1987142 б.

25. Ахматов И.Х. Карачаево-балкарский язык. Конспект лекций. Нальчик, 1988.-71с.

26. Ахмедов Дж. С. Предикативы в современном азербайджанском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. JT., 1970. -14с.

27. Ашмарин Н.И. Материалы для исследования чувашского языка. Т.2. Учение о формах (Морфология). Казань, 1898.

28. Бабина Т.П. Субъект посессивности и способы его выражения// Идеографические аспекты русской грамматики. М.: Издательство МГУ, 1988. -С. 35-47.

29. Балакаев М.Б. Современный казахский язык. Синтаксис словосочетания и простого предложения. Алма-Ата: Издательство АН Казахской ССР, 1959.-235 с.

30. Байрамкъулланы A.M. Къарачай тилни грамматикасы. 1-чи кесеги. Фонетика бла морфология. Черкесск, 1958. - 190 б.

31. Балл и Ш. Французская стилистика. М.: Иностранная литература, 1961.-394с.

32. Баскаков А. Н. Предложение в современном турецком языке. -М.: Наука, 1984. -200с.

33. Баскаков Н.А. Типы атрибутивных словосочетаний в каракалпакском языке // Вопросы языкознания. 1956. -№6. - С.79-91. Историко-типологическая морфология тюркских языков. - М.: Наука, 1979. - 274стр.

34. Баскаков Н.А. Природа притяжательных словосочетаний и их роль в эволюции сложных синтаксических конструкций в тюркских языках // Советская тюркология. 1971. - №4. - С. 15-24.

35. Благова Г.Ф. Тюркское склонение в ареалыю-историческом освещении. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1982. -304с.

36. Бозиев А.Ю. К вопросу о склонении имени существительного в карачаево-балкарском языке // Вопросы описательных грамматик языков Северного Кавказа и Дагестана. Нальчик , 1963. -С. 115-120.

37. Бозиев А.Ю. Словообразование имен существительных, прилагательных и наречий в карачаево-балкарском языке. Нальчик: Кабардино-Балкарское книжное издательство, 1965. - 88с.

38. Боровков А.К. Карачаево-балкарский язык // Яфетический сборник. — Выпуск VII. -Л.: Издательство АН СССР, 1932. С.37-70.

39. Боровков А.К. Очерки карачаево-балкарской грамматики // Языки Северного Кавказа и Дагестана. Сборник лингвистических исследований. -М. -JL: Издательство АН СССР, 1935. С.11-50.

40. Валгина Н.С. Синтаксис современного русского языка М.: Высшая школа, 1991.- 432с.

41. Валиуллина З.М. Имя существительное // Татарская грамматика. Т II. Морфология. Казань: Татарское книжное издательство, 1993. - С. 19-63.

42. Вандриес Ж. Язык. -М., 1937. 410 с.

43. Варламова В.В. Темпоральность // Основы построения функциональной грамматики русского языка для нерусских. Уфа, 1991. -С. 108-115 .

44. Васильев JI.M. Методы современной лингвистики. Уфа, 1997. - 182с.

45. Велиев С.А. К истории образования аффикса принадлежности третьего лица // Советская тюркология. 1985.- № 6. - С.57-64.

46. Володина Г.И. Формальный и семантический анализ предложений со значением наличия: Дис. . канд. филол. наук.- М., 1972. 244 с.

47. Вольф Е.М. Некоторые особенности местоименных конструкций (иберо-романские параллели) // Категории бытия и обладания в языке. М.: Наука, 1977.-С. 125-149.

48. Воронцова Т.В. Семантико-синтаксическая организация бытийного предложения: Автореф. дис. . канд. филол. наук. JI., 1981. - 18 с.

49. Вялкина JI.B. Обращение // Современный русский язык. Энциклопедия.- М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. С.276-277.

50. Гаджиахмедов Н.Э. Словоизменительные категории имени и глагола в кумыкском языке (сравнительно с другими тюркскими языками). Махачкала: Юпитер, 2000.-385с.

51. Гаджиева Н.З. Природа изафета в тюркских языках // Советская тюркология. 1970. - №2. - С. 18-26.

52. Гаджиева Н.З. Существовал ли глагол-связка настоящего времени в тюркских языках? // Советская тюркология. 1971. - №5. - С. 3-10.

53. Гаджиева Н.З. Тюркоязычные ареалы Кавказа. М.-Наука, 1979.-264с.

54. Гаджиев Н. Категория принадлежности в современном азербайджанском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук.- Баку, 1975. -22с.

55. Галлямов Ф.Г. Лексико-грамматические особенности повторов в современном татарском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Казань.-1983 .-21с.

56. Гайсина P.M., Родионова А.Е. Концепции в рамках проблемы «семантика относительных отсубстантивных прилагательных» // Категория отношения в языке. Уфа, 1997.-С. 128-135.

57. Гак. В.Г. Функционально-семантическое поле предикатов локализации // Теория функциональной грамматики: Локативность. Бытийность. По-сессивность. Обусловленность. СПб.: Наука, 1996. - С. 6-26.

58. Гак В.Г. Языковые преобразования. М.: Школа «Языки русской культуры», 1998. - 768с.

59. Ганиев Ф.А. О синтетических и аналитических падежах в татарском языке // Вопросы тюркологии. Ученые записки КГПИ. Выпуск 74.-Казань, 1970. С.74-84.

60. Ганиев Ф.А. Суффиксальное словообразование в современном татарском литературном языке. Казань: Татарское книжное издательство, 1974.-23с.

61. Ганиев Ф.А. осинтетических и аналитических падежах в татарском языке // Tatariha: Edendum curavit Asolulla Tukain Kultuuriseura r.y.: Studia in

62. Honoren Umar Daher: Anno MC MLXY. Vammala, 1987. - Pp. 120 - 133.

63. Ганиев Ф.А. Вопросы морфологии татарского языка. Казань: Татарское книжное издательство, 1980. - 108с.

64. Ганиев Ф.А. Образование сложных слов в татарском языке. М.: Наука, 1982.-150с.

65. Головин Б.Н. К вопросу о парадигматике и синтагматике на уровнях морфологии и синтаксиса // Единицы разных уровней грамматического строя языка и их взаимодействие. М.: Наука, 1969. - С. 73-87.

66. Грамматика карачаево-балкарского языка.- Нальчик: Эльбрус, 1976. -571с.

67. Грамматика киргизского языка. Часть 1. Фонетика и морфология. -Фрунзе: Илим, 1987. 402с.

68. Грамматика современного башкирского литературного языка. -М.: Наука, 1981.-495с.

69. Грамматика современного якутского литературного языка. Т.2. Синтаксис. Новосибирск: Наука, 1995. - 336с.

70. Гусейнзаде Мухтар Г-Оглы. Определительные словосочетания в азербайджанском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Баку, 1973. -24с.

71. Дмитриев Н.К. Грамматика кумыкского языка. M.-JL: Издательство АН СССР, 1940.-205с.

72. Дмитриев Н.К. Грамматика башкирского языка. М. - J1.: Издательство АН СССР, 1948.-276с.

73. Дмитриев Н.К. Категория принадлежности // Исследования по сравнительной грамматике тюркских языков. Часть 2 . Морфология. M.-JL: Издательство АН СССР, 1956. - С.22-37.

74. Дмитриев Н.К. Строй тюркских языков. М.: Восточная литература, 1962.-607с.

75. Джанашиа Н.Н. Категория обладаемости в турецком языке // Советская тюркология. 1990. - №6. - С.64-70.

76. Джанашиа Н.Н. Экзистенциальные конструкции с var/yok в турецком языке // Советская тюркология. 1987. - №6. - С.60-66.

77. Джанашиа Н.Н. Категории бытия и обладания в турецком языке: Автореф. дис. канд. филол. наук.- Тбилиси, 1988. 26с.

78. Додуева А.Т. Структура и семантика предложений с предикатами движения в карачаево-балкарском языке. Нальчик: Эльбрус, 2003. - 128с.

79. Донидзе Г.И. Хакасский язык // Языки мира: Тюркские языки. М.: Индрик, 1997.-С. 459-470.

80. Жабелова Л.Ж. Сложные имена существительные в современном карачаево-балкарском языке. Нальчик: Эльбрус, 1986. - 110с.

81. Журинская Н.А. Именные посессивные конструкции и проблема неотторжимой принадлежности // Категории бытия и обладания в языке,- М.: Наука, 1977.-С. 194-258.

82. Зайнуллин М.В. О сущности и границах категории модальности. -Уфа: Издательство Башкирского ун-та, 2000. 292с.

83. Закиев М.З. Синтаксический строй татарского языка. Казань: Издательство КГУ, 1963. 464с.

84. Закиев М.З. К вопросу о категории падежа в тюркских языках // Проблемы тюркологии и истории востоковедения. Казань: Издательство Казанского университета, 1964. - С. 207-219.

85. Закиев М.З. Татарская грамматика. T.III. Синтаксис. Казань, 1995.-576с.

86. Зарипов Р.Ф. Категория падежа в башкирском языке: Автореф дисс. . канд. филол. наук. Уфа, 1971. - 23с.

87. Золотова Г.А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. -М.: Наука, 1973.-351с.

88. Ибрагимова Ф. Именное управление в современном узбекском литературном языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук Ташкент, 1972. -30с.

89. Иванов В.В. К типологии морфологического выражения посессивности // Типология и грамматика. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1990. - С.29-35.

90. Иванов С.Н. Тюркские атрибутивные конструкции с показателем относительной связи // Ученые записки Ленинградского госуниверситета. -Вып.11.-Л., 1959.-С.189-196.

91. Иванов С.Н. Родословное древо тюрок Абу-л-гази-хана. Грамматический очерк (Имя и глагол. Грамматические категории). Ташкент: Фан, 1969.-203с.

92. Иванов С.Н.К истолкованию категории принадлежности // Советская тюркология. 1973. - №1. - С.26-32.

93. Исследования по сравнительной грамматике тюркских языков. Т.2. Морфология. М.: Издательство АН СССР, 1956. - 336с.

94. Казем-Бек А. Грамматика турецко-татарского языка. Казань, 1839. -528с.

95. Казем-Бек А. Общая грамматика турецко-татарского языка.- Казань: Издательство КГУ, 1846. 467с.

96. Камалова А.А. Семантические типы предикатов состояния в системном и функциональном аспектах: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Уфа, 1999.-39с.

97. Камова И.М. Типология посессивного значения: Автореф. дис. .канд. филол. наук. М., 1980. -20с.

98. Караулов Н.А. Краткий очерк грамматики горскаго языка и «болкар» // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Т.42. -Тифлис, 1912. С. 1-60.

99. Карчаева Х.Ж. Структура и семантика простых предложений с облига-торными обстоятельственными распространителями в карачаево-балкарском языке: Автореф.дис.канд.филол.наук. Нальчик, 2004. - 21с.

100. Катанов Н.Ф. Опыт исследования урянхайского языка с указанием главнейших родственных отношений его к другим языкам тюркского корня.

101. В 2-х Т.-Казань: Типо-лит Имп. Казанского университета, 1903. Т.1. - 832с.; Т.2. - 833с.

102. Категория отношения в языке. Уфа, 1997. - 174с.

103. Кетенчиев М.Б. Формально-семантические модели именных предложений в современном карачаево-балкарском языке. Конспект лекций. -Нальчик, 1993. 80с.

104. Кетенчиев М.Б. Формально-семантическая структура предложений с предикативами констатации в карачаево-балкарском языке // Современные проблемы Кавказского языкознания и тюркологии. Махачкала: ИПЦ ДГУ,1997.-С.133-135.

105. Кетенчиев М. Б. Предикативы в карачаево-балкарском языке // Языки народов Северного Кавказа и других регионов мира. Часть 1 .-Пятигорск,1998. -С.45-47.

106. Кетенчиев М.Б. Структура и семантика именных предложений в карачаево-балкарском языке. Нальчик: Книга, 2000. - 145с.

107. Кетенчиев М.Б. Структура и семантика номинативных предложений в карачаево-балкарском языке. Нальчик, 2002. - 30с.

108. Киекбаев Дж. Г. Основы исторической грамматики урало-алтайских языков. Уфа: Китап, 1996. - 368с.

109. Киштикова JI.X. Словообразовательный потенциал наречий в тюркских языках: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Нальчик, 2004. - 21с.

110. Кондратьев В.Г. Эволюция изафета в тюркских языках // Вестник Ленинградского университета. 1985. - №2. - История, язык и литература. -Вып.1. - С.53-56.

111. Кононов А.Н. Грамматика современного турецкого литературного языка. М. -Л.: Издательство АН СССР, 1956. - 569 с.

112. Кононов А.Н. Грамматика современного узбекского литературного языка. М.-Л.: Издательство АН СССР, 1960. - 446 с.

113. Костинский Ю.М. Вопросы синтаксической парадигматики // Вопросыязыкознания. 1969. - №5. - С. 106-114.

114. Котвич В. Исследования по алтайским языкам. М., 1962. -372с.

115. Красная книга Кабардино-Балкарской Республики. Нальчик: Эль-Фа, 2000. - 308с.

116. Краткая русская грамматика. М.: Русский язык, 1989. - 639с.

117. Кронгауз М.А. Обращения как способ моделирования коммуникативного пространства // Логический анализ языка. Образ человека в культуре и языке. М.: Индрик, 1999. - С. 124-134.

118. Крупина Л.Е. Роль именительного представления и именительного темы в организации текста // Структура и семантика языковых единиц в речи. Уфа, 1994.-С. 182-187.

119. Крылова О.А. Различные случаи осложнения структуры простого предложения // Современный русский язык: Фонетика. Лексикология. Словообразование. Морфология. Синтаксис. СПб.: Лань,1999.-С.644-654.

120. Кудайбергенов С. Категория принадлежности // Грамматика киргизского литературного языка. Часть 1. Фонетика и морфология. Фрунзе: Илим, 1987. -С.145-154.

121. Кулиева О. Дж. Слово-предложение в современном азербайджанском литературном языке: Автореф.дис. . канд. филол. наук. Баку, 1978. - 28 с.

122. Курилович Е. Очерки по лингвистике. М.,1962.- 456 с.

123. Къарачай-малкъар тилни ангылатма сёзлюгю 1-чи том. А-Ж. Нальчик: Эль-Фа, 1996. - 1016 б.

124. Къарачай-малкъар тилни ангылатма сёзлюгю 2-чи том. 3-Р. Нальчик: Эль-Фа, 2002. - 1168 б.

125. Къарачай-малкъар тилни грамматикасы. Фонетика. Морфология. Синтаксис. Нальчик: Къабарты-Малкъар китаб басма, 1966. - 400 б.

126. Логический анализ языка. Образ человека в культуре и языке. М.: Индрик, 1999.-424 с.

127. Лухт Л.Я. Категории бытия и обладания (французско-румынские параллели) // Категории бытия и обладания в языке. М.: Наука, 1977. - С. 125149.

128. Любимов К.М. Предикативное наречие var/bar в тюркских языках // Советская тюркология. 1974. - №4. - С.85-88.

129. Майзель С.С. Изафет в турецком языке. М.-Л.: Издательство АН СССР, 1957.- 188 с.

130. Малкъар тилни орфография эм пунктуация жорукълары. Нальчик: 1991.-2216.

131. Махиева Л.Х. Формирование и развитие лингвистической терминологии карачаево-балкарского языка: Автореф. дис. . канд. филол. наук. -Нальчик, 2003. 23 с.

132. Машадиев К.И. Номинативное предложение в современном азербайджанском литературном языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук.- Баку, 1974.-28 с.

133. Мелиоранский П.М. Краткая грамматика казах-киргизского языка. -СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1894. 92с.

134. Мелиоранский П.М. Араб-филолог о турецком языке. СПб., 1900.-297с.

135. Мурясов Р.З. К теории парадигматики в лингвистике // Вопросы языкознания. 1980. - №6. - С. 109-121.

136. Мусаев К.М. Способы выражения категории принадлежности в караимском языке // Тюркологические исследования. М.-Л.: Издательство АН СССР, 1963.-С. 76-81.

137. Мусаев К.М. Грамматика караимского языка: Фонетика и морфология. -М.: Наука, 1964.-344с.

138. Мусаев К.М. Синтаксис караимского языка. М.: Гуманитарий, 2004. - 347с.

139. Мухин A.M. Структура предложений и их модели. Л.: Наука,1968.-230 с.

140. Нигматов Х.Г. Синтаксическая сущность форм принадлежности в языке восточно-тюркских памятников Х1-Х11вв. // Советская тюркология. -1975. -№ 5. -С. 21-26.

141. Нурманов А.Н. Оппозиция утвердительность отрицательность в нечленимых высказываниях // Советская тюркология. - 1981. - № 3. - С. 53-62.

142. Овсянникова В. И. Лексическая сочетаемость и семантическая структура группы английских прилагательных со значением умственных способностей: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1984. - 16с.

143. Ольмесов Н.Х. Сравнительно-историческое исследование диалектной системы кумыкского языка. Фонетика. Морфология. Махачкала: ИПЦ ДГУ, 1997. - 326с.

144. Петров Н.Е. О содержании и объеме языковой модальности. Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1982. - 160с.

145. Петров Н.Е. Специфические средства формирования и выражения модальных значений // Грамматика современного якутского литературного языка. Т.2. Синтаксис. Новосибирск: Наука, 1995. - С. 150-214.

146. Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении. М.: Учпедгиз, 1956. — 511с.

147. Плотников Б.А. О форме и содержании в языке. Минск: Вышэйшая школа, 1989.-254с.

148. Покровская JI.A. Грамматика и морфология. М.: Наука, 1964. - 298с.

149. Покровская Л.А. Синтаксис гагаузского языка в сравнительном освещении. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1978. - 203с.

150. Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. Т. 1-2. М.: Учпедгиз, 1958.-536с.

151. Русская грамматика. Т II. Синтаксис. М.: Наука, 1982. - 709с.

152. Рустамов А. Средства выражения принадлежности в разносистемных языках (на материале современного английского, русского и азербайджанского языков): Автореф. дис. . канд. филол. наук. Киев, 1984. - 16с.

153. Саитбатталов Г.Г. Башкирский язык. Т. 1. Синтаксис простого предложения. Уфа: Китап, 1999. - 352с.

154. Салахова P.P. Омонимические суффиксы татарского языка: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Казань, 2004. - 24с.

155. Сафиуллина Ф.С. О сегментации в татарском литературном языке (именительные темы) // Советская тюркология. 1977. - №1 - С. 81-87.

156. Сафиуллина Ф.С. Семантика номинативных предложений // Татарский язык: лексическая и грамматическая семантика. Казань: Издательство Казанского университета, 1984. - С. 82-89.

157. Севортян Э.В. Категория принадлежности // Исследования по сравнительной грамматике тюркских языков. Ч. II. Морфология. М.-Л.: Издательство АН СССР, 1956. - С. 28-40.

158. Селиверстова О.Н. Семантический анализ экзистенциальных и посессивных конструкций в английском языке // Категории бытия и обладания в языке. М.: Наука, 1977. - С. 5-67.

159. Селиверстова О.Н. Экзистенциальность и посессивность в языке и речи: Автореф. дис. д-ра филол. наук. -М., 1982. -45с.

160. Селиверстова О.Н. Местоимения в языке и речи. М.: Наука, 1988.- 151с.

161. Серебренников Б.А., Гаджиева Н.З. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Баку: МААРИФ, 1979. - 304с.

162. Серебренников Б.А., Гаджиева Н.З. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Синтаксис. М.: Наука, 1986. - 288с.

163. Серээдар Н.Ч., Скрибник Е.К., Черемисина М.И. Структурно-семантическая организация предложений наличия, локализации, количества и отсутствия в тюркских языках Южной Сибири. Новосибирск, 1996. - 82с.

164. Серээдар Н.Ч. Основные типы предложений с именным сказуемым в тувинском языке: Автореф. дис. канд. филол. наук. Новосибирск, 1995.-21с.

165. Сибагатов Р.Г. Теория предикативности (на материале татарского языка). Саратов: Издательство Саратовского университета, 1984. - 207с.

166. Соттаев А.Х. Имя существительное в карачаево-балкарском языке. -Нальчик: Эльбрус, 1968. 84с.

167. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Морфология. М.: Наука, 1988. - 560с.

168. Татарская грамматика. Т. II. Морфология. Казань: Татарское кн. издательство, 1993. - 397с.

169. Татарская грамматика. Т. III. Синтаксис. Казань, 1995. - 576с.

170. Тачмурадов Т. Категория принадлежности в современном туркменском языке: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Ашхабад, 1959. - 16с.

171. Тенишев Э.Р. Строй саларского языка. М.: Наука, 1976. - 576с.

172. Тенишев Э.Р. Саларский язык // Языки мира: Тюркские языки. М.: Индрик, 1997.-С. 335-345.

173. Тикеев Д.С. Исследования по синтаксису простого предложения современного башкирского языка: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Уфа, 1999.-58с.

174. Трубецкой М.С. Избранные труды по филологии. М.: Прогресс, 1987. -550с.

175. Туманова Ю.А. Простые предложения, описывающие наличие объекта в объемном пространстве: Дисс. . канд. филол. наук. -М., 1985. 242с.

176. Тумашева Д.Г. Хэзерге татар эдэби теле. Морфология. Казань: Казан ун-ты нэшриаты, 1978. - 2216.

177. Тумашева Д.Г., Ирисов Н.И. К вопросу о падежном характере аффиксов -дагы и -ныкы // Советская тюркология. 1989. №6. - С. 3-10.

178. Тыбыкова А.Т. Исследования по синтаксису алтайского языка: Простоепредложение. Новосибирск: Изд-во Новосибирского университета, 1991.-288с.

179. Убрятова Е.И. Исследования по синтаксису якутского языка. М. - JL: Изд-во АН СССР, 1950. -304с.

180. Убрятова Е.И. Исследования по синтаксису якутского языка. Сложное предложение. Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1976. - 376с.

181. Ураксин З.Г. Категория принадлежности // Грамматика современного башкирского литературного языка. — М.: Наука, 1981. С. 122- 125.

182. Филоненко В.М. Грамматика балкарского языка. Фонетика и морфология. Нальчик: Каббалкгосиздат, 1940 - 80с.

183. Хабичев М.А. Местоимение в карачаево-балкарском языке. Черкесск, 1961.-216с.

184. Хабичев М.А. Карачаево-балкарское именное словообразование: (опыт сравнительно-исторического изучения). Черкесск, 1971. - 302с.

185. Хабичев М.А. Именное словообразование и формообразование в ку-манских языках. -М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1989. -218с.

186. Хабичев М.А. Местоимение // Грамматика карачаево-балкарского языка. Нальчик: Эльбрус, 1976. - С. 177-192.

187. Хакимзянов Ф.С. Эпиграфические памятники Волжской Булгарии и их язык. -М.: Наука, 1987. 192с.

188. Хангишиев Ж.М. Къумукъ тил. Морфология. Магъачкъала, 1995.-231с.

189. Харитонов J1.M. Современный якутский язык. Якутск, 1947. - 314с.

190. Харитончик З.А. Имена прилагательные в лексико-грамматической системе современного английского языка. Минск: Вышэйшая школа, 1986.-96с.

191. Холодович А.А. Партитивное отношение в японском языке (к вопросу о взаимоотношении части и целого) // Научная сессия. 1945. Тезисы докладовпо секции востоковедения. Л., 1945. - С. 36-40.

192. Холодович А.А. Атрибутивные отношения в японском языке // Научная сессия 1946. Тезисы докладов по секции востоковедения. Л., 1946. -С. 48-52.

193. Холодович А.А. Партитивный атрибут в японском языке // Известия АН СССР. ОЛЯ. 1948.-т.7. Вып. 1.-С. 45-57.

194. Холодович А.А. Проблемы грамматической теории. Л.: Наука, 1979.-304с.

195. Хуболов С.М. Предложения с моновалентными предикатами фразеологическими единицами в карачаево-балкарском языке. - Нальчик: книга, 2002.- 147с.

196. Хуламханова В.Х. Категория падежа в современном карачаево-балкарском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Баку, 1974. -22с.

197. Хуснетдинова Р.Я. Номинативные предложения в современном башкирском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Уфа, 1999. - 29с.

198. Чариев А. Синтаксико-семантические признаки родительного падежа в узбекском и английском языках. Ташкент: Фан, 1990. - 92с.

199. Чунжекова Е.Н. Природа простого предложения в алтайском языке. -Горно-Алтайск, 1977.- 144с.

200. Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. Л.: Учпедгиз, 1941. - 620с.

201. Шаяхметов В.А. Изафетные конструкции в башкирском языке (структурно-семантический анализ): Автореф. дис. . канд. филол. наук. Уфа, 2005.- 17с.

202. Ширалиев М.Ш. Азербайджанский язык // Языки мира: Тюркские языки. -М.: Индрик, 1997.-С. 160-172.

203. Щербак A.M. Грамматический очерк языка тюркских текстов X-XIII вв. из восточного Туркестана. М. - Л.: Изд-во АН СССР, 1961. - 204с.

204. Щербак А.М.Формы числа у имен в тюркских языках // Вопросы языкознания. 1970. - №3. - С. 160-172.

205. Щербак A.M. Грамматика староузбекского языка. M.-JL: Изд-во АН СССР, 1962.-274с.

206. Щербак A.M. Очерки по сравнительной морфологии тюркских языков (Имя). Л.: Наука, 1977. - 192с.

207. Эбзеева Ф.П. Разграничение формально совпадающих падежей в карачаево-балкарском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Нальчик, 2004.-23с.

208. Юлдашев А.А. Принципы составления тюркско-русских словарей. -М.: Наука, 1972.-416с.

209. Юрченко B.C. Космический синтаксис: Бог. Человек. Слово. Лингво-философский очерк. Саратов, 1992. - 137с.

210. Языки мира: Тюркские языки. М.: Индрик, 1997.

211. Ястремский С.В. Грамматика якутского языка. Иркутск, 1900. - 318с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.