Казенные службы московского купечества в 20-30-е гг. XVIII в. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.00, кандидат исторических наук Наседкин, Егор Николаевич

  • Наседкин, Егор Николаевич
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2011, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.00
  • Количество страниц 243
Наседкин, Егор Николаевич. Казенные службы московского купечества в 20-30-е гг. XVIII в.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.00 - Исторические науки. Москва. 2011. 243 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Наседкин, Егор Николаевич

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА

ВЫБОРЫ КУПЦОВ ДЛЯ СЛУЖБЫ В КАЗЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ

§ 1.1 Виды служб и требования, предъявляемые казной к выборным служителям

§ 1.2 Практика выборов и ее конфликты

ГЛАВА

КУПЦЫ НА КАЗЕННОЙ СЛУЖБЕ

§ 2.1 Особенности исчисления суммы денежных сборов при казенных службах купечества

§ 2.2 Механизм функционирования казенных служб посадских тяглецов

2.2.1 Таможенные службы

2.2.2 Кабацкие службы

2.2.3 Служба сборов с мостов и перевозов

§ 2.3 Воровство, взятки и другие нарушения выборных служителей

ГЛАВА

СЛЕДСТВИЕ ПО НЕДОИМКЕ

§ 3.1 Основные этапы следствия

§ 3.2 Детальный анализ хода следствия по недоимке. Стратегии поведения купечества в процессе следствия

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Казенные службы московского купечества в 20-30-е гг. XVIII в.»

В системе функционирования Российского государства важную роль играл институт казенных служб купечества. В процессе их осуществления происходило сложное взаимодействие государственных органов управления и городских тяглецов. Государство в порядке повинности обязывало купцов собирать таможенные пошлины, обеспечивать важнейшие государственные монополии, такие как торговля вином, солью и прочими казенными товарами, также купцы должны были исполнять полицейские обязанности и выполнять ряд других служб. Этот вид повинностей имел важное социальное значение, так как отбывать их приходилось практически каждому посадскому тяглецу, и они касались большинства торгово-промыслового населения России. Казенные службы известны в российской истории со второй половины XVI века и просуществовали до реформ Екатерины II.

Однако система казенных служб заключала в себе конфликты и противоречия, так как была тяжелой повинностью для городского тяглого населения и несла ему разорение и убытки. Государство также не было удовлетворено результатами деятельности выборных служителей: регулярные недоимки были неизменным следствием казенных служб.

Актуальность диссертационного исследования состоит в рассмотрении казенных служб через призму важнейшей проблемы взаимоотношения власти и общества. В научной литературе до настоящего времени казенные службы в таком ключе не изучались: основной упор делался на констатацию тяжести их для купцов или важности для интересов казны. В предлагаемой же работе акцент смещается на рассмотрение, с одной стороны, способов, применяемых властью в целях компенсации недоимок по сборам, а, с другой стороны, на выяснение существовавших механизмов адаптации купечества к сложным условиям служб.

Как отмечалось в литературе, российское купечество не имело значительных денежных запасов, многие купцы вели свои дела в кредит и не имели вообще никаких денежных резервов1, и любое негативное влияние, тем более такое, как служба в казенном учреждении, могло повлечь банкротство. Тем не менее, купечество выживало, поэтому актуально было выявить, какие стратегии поведения посадских людей позволяли им минимизировать разорительность этой государственной повинности.

Привлекая купечество к исполнению различных служб, казна за его счет обеспечивала функционирование низовых звеньев финансово-хозяйственной сферы. Государство бесплатно использовало труд купцов, их деловые навыки и умение, силу и время - все это могло бы быть вложено ими в развитие собственного дела. В конечном счете, изымались ресурсы, которые в другой ситуации послужили бы развитию купечества и благосостоянию общества.

Объективные условия развития российского общества вынуждали государство привлекать посадское население к исполнению казенных служб. Складывались необходимые для этого учреждения, вырабатывались определенные практики административного воздействия.

Казна не только эксплуатировала купечество, но и в определенной степени зависела от его финансовой стабильности, так как с разоренного купечества невозможно собрать полноценных сборов. Поэтому изучение того, каким образом купечество приспосабливалось к тяготам казенных служб, раскрывает не только адаптационные способности самого купечества, но и позволяет понять одно из свойств российского общества, которое обеспечивало стабильность и жизнеспособность государству как таковому. Все это определяет актуальность рассмотрения данной проблемы.

Объектом диссертационного исследования являются службы купцов у таможенных и кабацких сборов и при сборах с мостов и перевозов.

Таможенные и питейные сборы, являясь формой косвенного налогообложения, играли исключительную роль в формировании доходной

1 Голикова Н.Б. Кредит и его роль в деятельности русского купечества в начале XVIII в. // Русский город: Исследования и материалы. М., 1979. С. 161-197. части государственного бюджета, а потому службы купцов по их обеспечению были чрезвычайно важны для государства. От четкого их функционирования во многом зависела полнота сборов. Для посадских же тяглецов именно эти службы являлись одной из наиболее тяжелых обязанностей, сопряженной с материальными издержками. Сборы с мостов и перевозов относились к так называемым «канцелярским сборам», в целом незначительным по размерам. Однако их организация имела особый государственный смысл, поскольку была связана с обслуживанием внутренних коммуникаций.

Предметом исследования диссертации стали взаимоотношения государства и купечества в сфере этих казенных служб на различных этапах их функционирования.

Цель исследования состоит в том, чтобы проанализировать факторы и выявить причины, определявшие стабильность существования казенных служб.

Для достижения поставленной цели в диссертации были решены следующие задачи:

- проанализированы особенности организации купеческих выборов в казенные службы (рассмотрены государственные и купеческие стратегии выборов);

- изучены особенности функционирования казенных служб;

- исследованы причины возникновения недоимок по таможенным и кабацким сборам и их последствия;

- рассмотрен следственный процесс о недоборе, выявлены практики ведения следственных дел и стратегии поведения купцов в ходе разбирательства.

Хронологические и географические рамки исследования.

Указанные вопросы рассмотрены на источниках Москвы 20-х - 30-х годов XVIII в. Москва в XVIII в. была крупнейшим в России экономическим центром, развитая торговля требовала целого ряда таможен, большое население Москвы давало клиентуру крупным питейным заведениям -следовательно, для обслуживания этих заведений требовалось значительное количество выборных служителей из числа посадских тяглецов. Кроме того, московское купечество посылалось служить на подмосковные ярмарки, окружавшие большой город. Такое положение Москвы делает изучение служб ее тяглого населения в обозначенном аспекте особенно значимым.

20-е - 30-е гг. XVIII в. - период, когда страна уже прошла через горнило петровских реформ, тем не менее, архаическая система казенных служб осталась почти без изменений. Представлялось особо важным проследить вышеуказанные процессы в пореформенное время. К этому моменту в российском обществе накопилась усталость от тех финансовых и человеческих затрат, которые потребовались на осуществление преобразований Петра I и ведение Северной войны. И хотя наследниками Петра был в целом взят преемственный курс, некоторые из его начинаний проходили проверку временем, корректировались в зависимости от новых условий2.

Кроме того, внимание к изучению данной темы по материалам 1720 -30-е гг. обусловлено тем, что в эти десятилетия государство особенно активно использовало выборные службы для обеспечения таможенных и кабацких сборов, в 1740-е гг. их все чаще сдают на откуп , а с 1753 г. система внутренних таможен упраздняется. Выбор изучаемого хронологического отрезка также был продиктован состоянием источниковой базы.

Необходимо оговорить некоторые из используемых в тексте диссертации понятий, в первую очередь, это термин «купечество». Как отмечалось исследователями, в источниках первой половины XVIII в. он употреблялся близко по значению к термину «посадский человек» или «посадский тяглец»4. В научной литературе не раз обращалось внимание на то, что исполнение казенных служб было взаимосвязано с правовым

2 Каменский А.Б. От Петра I до Павла I. Реформы в России XVIII века: Опыт целостного анализа. М., 1999. С.206-212.

3 Кизеветтер A.A. Посадская община в России XVIII столетия. М., 1903. С. 214-215.

4 Козлова H.B. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в. (20-е - начало 60-х гг.). М., 1999. С. 5-6. 6 положением посадского населения. По отношении к купцам, исполнявшим службы, в источниках нередко употреблялся термин «служители». Это же наименование могло применяться и к другим сотрудникам казенных заведений, занимавшим низшие должности и не имевшим чина. Поэтому для более точного обозначения купцов, исполнявших казенные службы, в предлагаемом исследовании используется термин «выборные служители».

Степень изученности вопроса. Тема казенных служб российского купечества рассматривалась в российской историографии давно, однако важнейшие проблемы остаются не исследованными до сих пор. Представляется целесообразным осветить научную литературу по изучаемой тематике не строго в хронологическом порядке, а расположить ее по проблемным полям: сначала представить характеристику исторических исследований, в которых напрямую изучались вопросы, непосредственно связанные с казенными службами, потом рассмотреть научные работы, касающиеся близких с ними тем.

Одним из первых историков, писавших о казенных службах, был В.В. Крестинин. В его работе «Краткая история о городе Архангельском.»5, посвященной архангельскому посаду, история выборных учреждений XVIII столетия занимает важное место. В.В. Крестинин разделял историю Архангельска по временам правления президентов магистрата (начиная с 1745 г.)6, тем самым подчеркивая важность магистратского правления для современной ему истории города.

В.В. Крестинин, происходивший из купцов, служивший с 1750-х гг. на должностях «мещанского писаря», магистратского архивариуса, у магистратского писаря, занимавший выборные должности в 1770-е , прекрасно знал положение дел в посаде и хорошо представлял специфику казенных служб, поэтому он не мог не отметить тяжесть и разорительность

5 Крестинин В. Краткая история о городе Архангельском, сочинена архангелогородским гражданином Василием Крестининым. СПб., 1792.

6 Там же. С. 16.

7 Рудаков В. Василий Васильевич Крестинин // Журнал Министерства народного просвещения. 1895, май. С. 219-225. посадских служб, значительные долги выборных служителей, сложнейшую отчетность и пр.8

Выход из положения В.В. Крестинин видел в введении откупов, оценивая положительно их влияние на питейные сборы в 60-е и 70-е гг.9 Эта оценка встретится в дальнейшем и у A.A. Кизеветтера10.

В.В. Крестинин сообщал о привилегированном положении первостатейных купцов при голосовании" и об их финансовой силе,

12 позволявшей им подчинять других членов посадской общины . В таком положении дел он видел проявление общего закона мироустройства: «. слабые обыкновенно от воли сильных зависят»13. И беда Архангельска XVIII века, с его точки зрения, заключалась в том, «что в нем из главных мужей капиталистов не было мужей добродетельных»14. Просвещенный человек своего времени, В.В. Крестинин полагал, что добродетельный власть предержащий может принести благо для своих подчиненных. О тяжести казенных служб писал также экономист и мыслитель начала XVIII в. И.Т. Посошков15.

По своему характеру работы В.В. Крестинина и И.Т. Посошкова -сочинения, написанные не профессиональными историками, а людьми, в силу своего происхождения и рода деятельности, хорошо знавшими описываемые явления. В этом и состоит их значение. Исторические же исследования в современном понимании, в которых затрагивается тема казенных служб и, более широко, политика государства по отношению к купечеству в XVII - XVIII вв. появляются с середины XIX в.

Связано это было с возникшим в середине XIX века интересом к истории государственного устройства. Историки государственной школы выработали ряд важных тезисов. В первую очередь - это характеристика

8 Крестин. В. Указ соч. С. 42, 47.

9 Там же. С. 48.

10Кизеветтер A.A. Посадская община. С. 495.

11 Крестинин В. Указ. соч. С. 29-30.

12 Там же. С. 94.

13 Там же.

14 Там же. С. 95.

15 Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве. М., 1951. С. 224. 8 казенных служб как формы тягла. Первым, кто охарактеризовал посадские выборные службы и самоуправление как разновидность тягла, был Б.Н. Чичерин16. Он описывал обязанности земских старост и целовальников в XVII в., его интересовали распоряжение общинной землей и общинным имуществом, запись в тягло, раскладка и сбор податей, отправление повинностей, «производство» мирских выборов, местная полиция17.

О подчинении посадского самоуправления фискальным интересам государства в середине XIX в. писал Л.О. Плошинский, он считал, что петровские реформы выборных органов управления проводились в целях эффективного сбора налогов18.

Данную концепцию развивал А.Д. Градовский; он отмечал, что в XVII в. власть использовала такие традиции общинного самоуправления, как выборность, поручительство и отчетность19. В работах В. Грибовского и Е.Д. Сташевского также характеризовалась служба в органах местного самоуправления в XVII в. как элемент тягла20. Об огромной власти воевод над земским самоуправлением в XVII в. писали В.О. Ключевский и М.М. Богословский21.

Концепцию выборных служб как тягла на материалах XVIII века развивал И. Дитятин . С точки зрения Дитятина, городское самоуправление в Европе развивалось естественно, результатом этого стало во многом независимое положение городских общин внутри государства. В России такие процессы не происходили, поэтому в интересах фиска государство

16 Чичерин Б.Н. Областные учреждения в России в XVII веке. М., 1856. С. 514.

17 Там же.

18 Плошинский Л.О. Городское или среднее состояние русского народа, в его историческом развитии от Руси до новейших времен. СПб., 1851. С. 166.

19 Градовский А.Д. История местного управления в России. Т. 1. СПб., 1868. С. 173.

Грибовский В. Местное управление Московской Руси. Киев, 1912; Сташевский Е.Д. Очерки по истории царствования Михаила Федоровича. Киев, 1913. Ч. I; Кизеветтер A.A. Местное самоуправление в России XI -XIX ст.: Исторический очерк. Пг., 1917.

Ключевский В.О. Русская история. Кн. 2. С. 261; Богословский М.М. Земское самоуправление на русском Севере. М., 1909. Т. 2. С. 278.

22 Дитятин И. Устройство и управление городов России. Т. 1. СПб., 1875. подчинило себе городское население. В начале XVIII в. управление городами Л облеклось» в европейские формы самоуправления .

Следующее положение, сформулированное историками второй половины XIX в., касалось причин, которые привели к возникновению подобной формы тягла. Так, согласно А.Д. Градовскому, причины, по которым власть использовала посадских людей на государственной службе,

24 заключались в слабости бюрократического аппарата и недостатке средств . Наиболее емко эта мысль была сформулирована П.Н. Милюковым: «Примитивное управление Московского государства, при всех своих недостатках, имело то незаменимое для казны достоинство, что обходилось чрезвычайно дешево. Напротив, образцовые шведские учреждения оказались для бедной страны, отягощенной сверх сил высокими налогами, чересчур дороги»25.

К своим выводам относительно сущности казенных служб и посадского самоуправления историки второй половины XIX в. приходили на основании изучения законодательных актов. Их интересовала юридическая история развития государственности. Казенные службы упоминались в русле более широких исторических обзоров, специальных же исследований самих служб не проводилось. Тонкости законодательства, реалии и практики казенных служб оставались вне поля зрения ученых.

Посадское самоуправление рассматривалось через соотношение государственного и самоуправленческого, демократического начал в русской истории. Так, А.Д. Градовский считал, что «ход русской истории до Петра Великого дал перевес приказному началу над всеми другими элементами управления»26. Развитию самоуправления содействовала магистратская реформа Петра. Отмена же петровских реформ вернула «земское выборное начало». Оно оказалось в том же положении, «в каком оно было в

23 Там же. С. 202, 206-207.

24 Градовский А.Д. История местного управления в России. Т. 1. СПб., 1868. С. 173.

25 Милюков П.Н. Очерки по русской культуре. Ч. I. СПб., 1896. С. 154-155.

26 Градовский А.Д. Собрание сочинений. Т. 9: Начала русского государственного права. 4. 3: Органы местного управления. СПб., 1904. С. 68. московское время, - в виде "добавочной" и повинностной службы, отправляемой посадскими и купецкими людьми под командой приказных людей»27.

И. Дитятин рассматривал петровские реформы магистрата как попытку установить в России мировой опыт «взаимного охранения двух различных начал государственного и общественного»28, то есть демократического.

Историк рубежа XIX - XX вв. A.A. Кизеветтер также, как и его предшественники, обратился к теме посадского самоуправления, казенных служб и посадской общины XVIII в. в целом с целью выявить «столкновение глубоко архаических корней городской жизни с идущими сверху

29 законодательными экспериментами» .

Исходя из заявленной цели, он определил хронологические рамки исследования: от учреждения петровских магистратов до введения городового положения Екатерины II30. С точки зрения A.A. Кизеветтера, это «была пора перекрестного взаимодействия старых и новых начал муниципальной жизни. С одной стороны, посадская община в течение всего этого периода остается такой же общиной торгово-промышленных тяглецов, какой она была и в старом Московском царстве, - с другой стороны, начиная с Петра I, правительство пытается влить в эти старые мехи новое вино заграничного привоза»31. Новации, вводимые правительством, он характеризует, как попытки «заложить в рамках городской жизни основания общественного самоуправления»32.

A.A. Кизеветтер предполагал существование определенных изменений в самой общине, вызвавших реформы сверху: «В какой-то мере появление этих экспериментов оправдывалось разложением того строя, который они должны были реформировать»33. Однако, в итоге он обнаружил лишь

27 Там же. С. 103.

28 Дитятин И. Устройство и управление городов России. Т. 1. СПб., 1875. С. 228.

29 Кизеветтер A.A. Посадская община. С. IV.

30 Там же.

31 Там же.

32 Там же.

33 Там же. зародыши стремлений к истинной автономии» в жизни общины, подчиненной фискальным задачам государства34.

Подобный вывод был далеко не нов, но пришел он к нему совершенно иным путем, нежели его предшественники. Подходы и методы, которые использовал Кизиветтер в своем исследовании, были принципиально новы. Метод работы A.A. Кизеветтера во многом определялся задачей, которую он сам себе поставил. Он формулировал ее следующим образом: «Мы поставили себе задачей выяснить те реальные условия, в которых протекала фактически жизнь городовой общины того времени и которые могут быть изучены

35 только на основании еще неизданного архивного материала» .

A.A. Кизеветтер изучал экономические условия, в которых существовала посадская община в XVIII в., социальные процессы, происходившие внутри нее. Особенный интерес для ученого представляло то, как в реальности выполнялись законодательные нормы, устанавливаемые государством.

Подобная постановка исследовательских задач привела к тому, что научная работа, начатая с умозрительных предпосылок, сформулированных в духе государственной школы, вылилась в труд, подробно освещавший различные аспекты социально-экономической жизни посадской общины XVIII в. В их числе: социальный состав посадских общин, численность посадского населения, правовое положение посада; они рассмотрены в первой части монографии.

Часть вторая была посвящена посадским службам XVIII века, а именно: их составу, различным видам и раскладке выборного тягла на население города. В части третьей изучались посадские платежи: их состав до и после подушной подати, состояние таможенных канцелярских и кабацких сборов на внутриобщинные нужды. Последняя четвертая часть работы была посвящена непосредственно механизму посадского

34 Там же. С. 798.

35 Там же. С. IV. самоуправления. Более всего в этой части A.A. Кизеветтера занимала проблема влияния различных слоев купечества на результаты посадских выборов.

Как отмечалось выше, A.A. Кизеветтер связывал изучение «фактической жизни» посадской общины с исследованием неопубликованных архивных источников. В отличие от своих предшественников, A.A. Кизеветтер использует не только законодательные акты, но и делопроизводственные документы (практически все они были не опубликованы). Ранее делопроизводственные источники привлекались исследователями очень редко и то лишь в качестве иллюстрации.

A.A. Кизеветтер активно изучал делопроизводственную документацию центральных и местных государственных учреждений, но методологических пояснений, почему он брал материалы одного региона, а не другого, он не давал, что характерно для историографии того периода36.

Обосновывая свои положения, автор нередко использовал источники статистического характера, например, при изучении соотношения численности находившихся у служб посадских людей с общей численностью населения посадов37.

В самом начале своей работы он дал развернутый анализ статей XIX Соборного Уложения 1649 г., которые определяли права и обязанности посадских жителей. Согласно этим статьям, посад имел монопольное право на торговлю, но был обязан за это нести тягло, то есть исполнять целый ряд служб. Дальнейшее исследование A.A. Кизеветтера показало, что в XVIII в. эта норма Соборного Уложения продолжала действовать и, по сути, тяглая то посадская община XVII в. оставалась такой же и в XVIII в.

A.A. Кизеветтер представил подробную классификацию посадских служб, рассматривал местные и отъезжие казенные службы, изучал вопрос о служебных очередях. Если подытожить, автором создана тягостная картина

36 Чаще всего это были дела Дмитровского и Саратовского магистратов.

37 Там же. С. 176-180.

38 Там же. С. 1-75. чрезвычайно разорительного служебного тягла: видов служб чрезвычайно много и каждую должен был обслуживать коллектив, следовательно, ежегодно в службы должно было рекрутироваться значительное количество посадских людей; от некоторых посадов государство требовало больше служителей, чем там было в наличии тяглецов. Любая служба отрывала купца от своего дела на год, и это ему никак не компенсировалось, особенно были тяжелы отъезжие службы. Каждому купцу приходилось служить не один раз за жизнь, служебные же очереди (то есть промежутки между службами) в первой половине XVIII в. сокращались.

Рассматривая систему посадских платежей (подушных, сборов на мирские нужды и другие), A.A. Кизеветтер снова возвращается к теме служб. Здесь он дает экономический разбор таможенных и кабацких сборов. Служба в таможнях и осуществление государственной питейной монополии были важнейшими казенными службами.

A.A. Кизеветтер писал об огромных недоимках, существовавших по таможенным и кабацким сборам39. Основную причину недоимок он видел в постоянном завышении окладов по сборам и разбирал причины, приводившие к их росту.

Стоит отметить ту детальность и подробность, с которой A.A. Кизеветтер рассматривал каждый изучаемый вопрос, однако, далеко не все аспекты казенных служб получили отражение в его работе. В первую очередь его интересовали социально-экономические условия, в которых существовала посадская община, поэтому служебное тягло было для него важно именно как фактор, оказывавший большое влияние на жизнь посада. Цели реконструировать все этапы казенных служб не ставилось.

Неизученным остается процесс выборов в казенные службы: если выборам в магистратские должности был посвящен один из разделов монографии, то выборы в казенные службы A.A. Кизеветтером не

39 Отмечал наличие огромной недоимки по таможенным и кабацким сборам в 20-е гг. XVIII в. Н.Д. Чечулин (1720 - 1732 гг. - 13.5 млн. руб.). См.: Чечулин Н.Д. Очерки по истории русских финансов в царствование Екатерины II. СПб., 1906. С. 32. затрагиваются. Он писал о сложностях, сопряженных с оформлением выборными служителями итоговой отчетности, но всего комплекса их служебных обязанностей не рассматривал.

Наконец, остается не раскрытым такой важнейший вопрос, как проходило взыскание недоимки. A.A. Кизеветтер изучил этот вопрос лишь на основании законодательных норм. Исследование того, как данные нормы реализовывались на практике, чрезвычайно важно, так как это может показать, насколько казне удавалось компенсировать огромную недоимку.

В итоге, фундаментальный труд A.A. Кизеветтера, составивший эпоху в историографии русского города, провоцирует ряд вопросов: почему, несмотря на крайнюю разорительность служб для посада и постоянные значительные недоимки, система казенных просуществовала столь долгое время? Почему под бременем служб российское купечество не обнищало, а, наоборот, увеличилось по численности к концу XVIII в., каким образом оно смогло приспособиться к служебному тяглу? Каким образом государству удавалось компенсировать недоимки и тем самым пополнять бюджет? Для того, чтобы найти ответы на данные вопросы, необходимо детально реконструировать процесс казенных служб.

AAA

В советской историографии, также как и в научной литературе предыдущего периода, казенные службы характеризовались как тяглые, а посадское самоуправление как подчиненное центральной власти. Именно таким образом посадское самоуправление XVII в. трактуется в ряде обзорных работ40.

Было продолжено исследование взаимосвязи между обязанностью нести тягло и юридическим положением посадского населения. В этом направлении необходимо выделить фундаментальный труд П.П. Смирнова41, в котором автор проследил процесс становления особого городского права,

40

Буганов В.И. Мир истории: Россия в XVII ст. М., 1989; Сахаров A.M. Очерки истории СССР. XVII век. M., 1958.

41 Смирнов П.П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в. Т. 1. Л., 1947; Т. 2 Л., 1948.

15 действовавшего исключительно в пределах города. Ученый видел истоки этого процесса в конце XV века, когда уставные грамоты начали запрещать торговлю в сельских местностях и когда в Судебнике 1497 г. было отменено обязательное «холопство по ключу». В полной мере, по мнению П.П. Смирнова, эта норма воплотилась в Соборном уложении 1649 г. Автор провел детальный анализ знаменитой главы XIX Уложения, и исследовал ее применение в жизни42.

На связь монопольного права на торговлю с закрепощением посадских людей обращали внимание многие последующие исследователи43. О том, что привилегированное положение таких купеческих групп, как гости и гостиная сотня было связано, с обязанностью исполнять наиболее важные службы писала Н.Б. Голикова44.

Говоря о взаимосвязи служб и монополии на торговлю, стоит упомянуть мнение МЛ. Волкова, который писал об отмене внутренних таможен в 1753 г. Причину отмены внутренних таможен он видел в том, что государство действовало в интересах дворянства. Посад, по мнению Волкова, был заинтересован в сохранении таможен, так как это гарантировало ему монополию на торговлю. Крупное купечество компенсировало свои издержки от таможенных сборов за счет потребителя45.

Исследователи города XVIII в. при характеристике посадского самоуправления и казенных служб также исходили из представлений о казенных службах и посадском самоуправлении как о форме тягла. П.Г. Рындзюнский характеризовал посадское самоуправление как подчиненное

46 полицеиско-административным властям» .

42 Там же. С. 273-718, 723.

43 Чистякова Е.В. Городские восстания в России в первой половине XVII века (30-40-е годы). Воронеж, 1975. С. 4-43: Маньков А.Г. Уложение 1649 г. - кодекс феодального права России. Л., 1980. С. 149, 152-153; Булгаков М.Б. Государство и посад по Соборному Уложению 1649 г. // Система государственного феодализма в России М., 1993. Ч. 1.С. 174-178; Он же. Государственные службы посадских людей в XVII в. М., 2004. С. 99.

44 Голикова Н.Б. К вопросу о правовом положении городского населения России конца XVI - XVII века // Русский город. Вып. 9 / Под ред. В.Л. Янина; Сост. Л.И. Насонкина. М, 1990. С. 225-227.

45 Волков МЛ. Отмена внутренних таможен в России // История СССР. 1957. № 2 С. 78-95;

46 Рындзюнский П.Г. Городское гражданство дореформенной России. М., 1958. С. 10.

Некоторые ученые пытались выступать против классической трактовки особенностей посадской общины. Ю.Р. Клокман понимал концепцию отечественной историографии XIX - начала XX вв. о подчинении посадской общины государству как заявление о малой значимости посада в экономической жизни страны и принижение «буржуазными историками» уровня развития российского города; но критики по существу он не давал и игнорировал положение классической историографии о зависимости государственного аппарата от исполнения посадом служб47.

Б.Н. Миронов полагал, что государственный аппарат даже в XVIII в. был слишком слаб, чтобы полностью взять на себя управление, поэтому он опирался на выборных представителей посадских миров, в чьих руках находилась значительная исполнительная власть. Он аргументировал свои

48 положения общими замечаниями о развитии российского города в XVIII в.

Иногда в литературе затрагивались некоторые аспекты посадского тягла. Так, В. Лебедев упоминает о выборных службах с мостов и перевозов в связи с описанием мер по благоустройству Москвы в начале XVIII в.49 В статье A.B. Муравьева рассматривались острые столкновения между различными группировками на выборах в Московскую ратушу50.

Об обязанности Главного магистрата заниматься вопросами привлечения купцов к различным службам упоминал Я.Е. Водарский, исследовавший историю создания Главного магистрата51. Стремление правительства, чтобы в Главный магистрат избирали наиболее состоятельных купцов, являлось для Водарского свидетельством классовой позиции дворянства, которое было заинтересовано, чтобы власть в городах

47 Клокман Ю.Р. Историография русских городов второй половины XVII — XVIII вв. // Города феодальной России. Сборник статей памяти H.B. Устюгова / Отв. ред. В.И. Шунков. М., 1966. С. 51-65.

48 Миронов Б.Н. Американская буржуазная историография русского феодального города // Вопросы истории. 1984. № 7. с. 29^13; Он же. Спорные малоизученные вопросы истории русского позднефеодального города в современной историографии // Генезис развития феодализма в России. Проблемы историографии. Л., 1983. С. 167-169.

49 Лебедев В. Москва при Петре I // Исторический журнал. 1945. № 5. С. 40.

50 Муравьев A.B. Образование Московского магистрата // Вестник МГУ. Сер. 8: История. 1963. № 3. С. 67.

51 Водарский Я.Е. Из истории создания Главного магистрата // Вопросы социально-экономической истории и источниковедения периода феодализма в России. М. 1961. С. 111. попала в руки верхушки населения, а не опасных для правящего класса с Л бедных слоев общества .

В целом, специальных исследований, посвященных казенным службам, в советский период не проводилось.

В последнее время в научном сообществе интерес к изучаемой тематике возрос. Вышли в свет фундаментальные монографии Н.В. Козловой и М.Б. Булгакова, появился ряд других работ.

К противоречивым выводам на основе челобитных XVII в. пришли В.А Александров и H.H. Покровский. С одной стороны, они полагают, что круговая порука посадской общины за выборного служителя делала казенные службы формой безвозмездного отчуждения не только рабочего времени, но и денежных средств мира в случае недоимки53.

С другой стороны, они считают, что посадские миры сами были заинтересованы в «демократической процедуре выбора "всем миром"»54. По их мнению, государство было вынуждено считаться с выборами общин, поскольку государственный аппарат был слаб. В этом выводе есть явное логическое противоречие: как отмечали сами авторы, государство было в первую очередь само заинтересовано в выборе служителя «всем миром», поскольку это обеспечивало круговую поруку общины за служителя.

Другое отрицательное влияние посадских служб авторы видели в том, что купцы, находясь на них, были вынуждены поддерживать разного рода государственные монополии, которые по сути своей были насилием над законом стоимости55.

Продолжает существовать в современной историографии и традиционный взгляд на местное самоуправление как на институт,

52 Там же. С. 198-199, 203-207.

53 Александров В.А., Покровский H.H. Власть и общество. Сибирь в XVII в. / АН СССР; Ин-т этнологии и антропологии им. H.H. Миклухо-Маклая. Сиб. отд.; Ин-т ист., филологии и философии. Новосибирск, 1991. С. 61.

54 Там же. С. 61-75.

55 Там же. С. 61. абсолютно подчиненный воеводской власти36. Е.В. Вершинин проводил спорную мысль о не легитимности земского самоуправления. Это мнение оспоривал М.Б. Булгаков, считая, что самоуправление «было легитимным в свете обычного права, то есть социальной нормой поведения общества (его группы, прослойки). После смуты это право перешло в обязанность, которое и использовалось государством в своих целях»57.

Описание выборных таможенных служб XVII в. в своей статье дал В.Н. Захаров. Он кратко характеризует различные этапы таможенной службы: выбор в службы, состав команды служителей, систему отчетности таможен58. Об обременительности служб писал исследователь Сибири М.О. Акишин59.

Огромный вклад в изучение посадских служб в XVII в. внес М.Б. Булгаков60. Он изучал участие посадских людей в местных органах самоуправления, земское судопроизводство, губную службу, службы в кабаках, таможнях, при банях и мельницах, службы при государственных хранилищах, промыслах, по государственному повелению. Ученый также исследовал участие посадских людей в земских соборах XVII в.

В своей монографии М.Б. Булгаков провел всестороннее анализ различных аспектов купеческих служб. Он рассмотрел процесс мирских выборов и порядок служебных очередей, описал обязанности служителей, реконструировал устройство кабаков и таможен, показал методы стимулирования успешных служителей и так далее.

Для М.Б. Булгакова смысл «казенных служб» раскрывается вторым словом этого словосочетания - службы, то есть не столько тягло, обременительная обязанность, сколько средство обеспечения функционирования низовых звеньев государственного аппарата. Это отображено в названии его монографии «Государственные службы.»

56 Писарькова Л.Ф. Развитие местного самоуправления в России до великих реформ: обычай, повинность, ггоаво // Отечественная история. 2001. № 2.

5 Булгаков М.Б. Государственные службы посадских людей в XVII в. . С. 11.

58 Захаров В.Н. Таможенное управление в России в XVII в. // Государственные учреждения в России в XVI -XVIII вв. М., 1991. С. 49-76.

59 Акишин М.О. Полицейское государство. Эпоха Петра Великого. Новосибирск, 1996. С. 66-67.

60 Там же; Булгаков М.Б. Посадские люди в системе государственных служб в XVII в.: Автореф. дисс. на соиск. учен. степ, д-ра ист. наук. М., 2007.

Изучая документацию, М.Б. Булгаков пришел к выводу, что «местные казенные финансово-хозяйственные заведения <.> при "верной системе их деятельности"» обладали «бюрократическим стилем» ведения делопроизводства61.

М.Б. Булгаков подробно охарактеризовал конфликты, случавшиеся в процессе несения посадскими людьми казенных служб, поставил вопрос о причинах возникновения недоборов, в том числе природных и иных катаклизмах, приводивших к возникновению недоимки: «У голов и целовальников всегда стояла перспектива кабацких недоборов в силу разных коллизий: неурожай, эпидемии, пожары.»62. Все же основную причину недоимок он видел в злоупотреблениях верных служителей. Проблема двойственна: с одной стороны, нарушения и хищения, безусловно, имели место, с другой стороны, любой случившийся недобор казна считала воровством. В данном случае, исследователь вряд ли может доверять формулировкам следственных дел, в которых любой служитель, допустивший недобор, назывался вором.

В основе казенных служб как явления М.Б. Булгаков видел взаимосвязь и взаимную заинтересованность посада и государства. С его точки зрения, посад был заинтересован в исполнении выборных служб как гарантии своих прав на землю63. Концепция М.Б. Булгакова не бесспорна. Представляется сомнительным, что посад, претерпевая значительные лишения, осознавал, что выполняет он это в качестве «гарантии своих прав».

На данный момент монография М.Б. Булгакова остается единственным фундаментальным трудом, посвященным истории посадских служб в XVII в.

В последнее десятилетие появились публикации, в которых авторы излишне прямолинейно трактуют материалы посадских выборов. В статьях делается вывод о том, что у посадских выборщиков был разработан некий «моральный кодекс» по отношению к избираемым в казенные службы.

61 Там же. С. 229-230.

62 Там же. С. 220.

63 Там же. С. 229-230.

Авторы путают стандартные фразы формуляра выборов с моральными наставлениями миров своим представителям (см. разбор статей подробнее в Главе 1, посвященной посадским выборам)64. Авторы не учитывают результатов прекрасного источниковедческого исследования формуляра документов, оформлявших выбор посадских общин в XVII - начале XVIII вв., проведенного С.А. Языковым63. * *

Наиболее важной работой, в которой рассматривалось отношение купцов и посадских общин XVIII в. к лежащим на них повинностям, в том числе к казенным службам, в постсоветской историографии была монография Н.В. Козловой «Российский абсолютизм и купечество в XVIII в. (20-е - начало 60-х годов)». Данная монография и ряд других статей автора посвящены политике Российского государства в отношении купечества и «изучению социально экономической и социокультурной сущности» данной категории населения66.

В фокусе внимания Н.В. Козловой оказалась история таких государственных органов управления как Главный магистрат, Коммерц-коллегия и Комиссия о коммерции; специфика этих учреждений заключалась в том, что все они были созданы для решения купеческих и торговых вопросов. Прослеживая историю формирования данных учреждений, автор анализирует не только воплотившиеся в жизнь проекты, но и те, что осуществлены не были, а также выявляет причины, по которым это происходило. Автором рассматривается структура и функционирование данных учреждений; анализируется, каким образом предоставленные учреждению де-юре полномочия осуществлялись де-факто; изучаются запросы купечества, поступавшие в данные учреждения. Такой подход

64 Беспаленок Е.Д. Участие купечества в таможенных и кабацких службах в Смоленском крае во второй половине XVII в. //Управление городами: история и современность. Тверь, 2001. С. 69-81; Шаходанова О.Ю. Местное самоуправление и власть в Сибири в конце XVI - в начале XVIII вв. // Сибирский исторический журнал. 2002.№ 1. С. 93-97.

65 Языков С.А. «Выборы» посадских общин XVII - начале XVIII в. как исторический источник // Источники по истории общественного сознания и литературы периода феодализма. Новосибирск, 1991. С. 160-177.

66 Козлова Н.В. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в. С. 5; Она же. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в. (20-е - начало 60-х годов): Автореф. дисс. на соиск. учен. степ, д-ра ист. наук. М., 1998.

21 позволил автору выявить, по каким принципам строилась социально-экономическая политика государства по отношению к купечеству, изучить, как данная политика реализовывалась на практике.

Как уже говорилось, в историографии не раз отмечалось, что органы местного самоуправления в XVIII в. в основном выполняли фискальную роль. Анализируя историю создания и функционирования Главного магистрата, Н.В. Козлова выявила ряд причин, которые привели к такому положению дел67. Исследователь продолжила также изучение поставленной еще A.A. Кизеветтером проблемы действия норм Соборного уложения в XVIII в.68

Купечество предстает в монографии Н.В. Козловой в первую очередь как объект государственной политики, однако автору удалось также выявить попытки купечества добиться защиты своих интересов и повлиять на принятие решений государством. Позиция купечества прослеживается автором при изучении участия купцов в работе вышеперечисленных учреждений. Для исследования требований посадских людей, их представлений о собственной роли в обществе автор использует материалы челобитных.

Согласно Н.В. Козловой, одним из наиболее острых вопросов,

69 стоявших перед купечеством в XVIII в., был вопрос о казенных службах . Она пишет о постоянных доношениях в Комиссию о коммерции от купечества с просьбой отменить казенные службы, отменить льготы для фабрикантов, назначить жалование служителям магистратов70.

Н.В. Козлова рассматривает вопрос привлечения властью купцов, имевших знания и опыт к службе в государственных учреждениях центрального звена финансово-торгового профиля. Она отмечает, что

67 Козлова Н.В. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в. М., 1999. С. 227-229.

68 Там же. С. 228.

69 Там же. С. 305; Козлова Н.В. К вопросу о социально-политической характеристике русского купечества в XVIII в. // Вестник МГУ. Сер. 8: История. 1987. № 6. С. 47-56.

70 Козлова Н.В. Российский абсолютизм и купечество. М., 1999. С. 263 - 265, 304 - 308; Она же. Попытка городской реформы в России в 30-е годы XVIII в. // Вестник МГУ. Сер. 8: История. 1991. № 4. С. 29-42. положение этих купцов как лиц безчиновных отличалось от тех, кто входил в

71 бюрократический аппарат, фактически это тоже была выборная служба .

Интересное сравнение Н.В. Козлова проводит между службой купцов в портовых таможнях, за которую платили жалованье, опасаясь воровства, и внутренними таможнями, служба в которых никак не компенсировалась. Причину сохранения принудительных таможенных служб посадских людей она видит не в отсутствии желающих наняться на службу, а в фискальном расчете казны72.

Не обошла стороной Н.В. Козлова такую традиционную в историографии проблему, как взаимосвязь между монопольным правом посада на торговлю и существованием внутренних таможен. Анализируя доношения купцов, она делает вывод, что интерес посада в монополии перевешивал убытки, которые приносила система внутренних таможен. Н.В. Козлова, однако, не согласна с тезисом М.Я. Волкова, что крупное купечество не испытывало неудобств от внутренних таможен, обратив

73 внимание на ту обстановку, в которой взимались таможенные пошлины .

В целом, охват изучаемых Н.В. Козловой вопросов чрезвычайно широк, она также рассматривает социокультурные аспекты, в том числе такие, как грамотность и осознание купечеством своей собственной значимости74.

Можно также отметить еще несколько работ, касающихся изучаемого вопроса. О казенных службах такой специфической категории населения, как

71 Козлова Н.В. Российский абсолютизм и купечество. М., 1999. С. 76, 110-111.

72 Там же. С. 68 - 76, 85 - 86; Она же. Купцы в структуре государственного управления России XVIII в. // Вестник МГУ. Сер. 8: История. 1994. № 6. С. 3-14.

73 Козлова Н.В. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в. М., 1999. С. 279-300, 319; Гильдейское купечество в России и некоторые черты его самосознания в XVIII в. // Торговля и предпринимательство в феодальной России. К юбилею профессора русской истории Н.Б. Голиковой. М., 1994. С. 218. По политике российского государства по отношению к купечеству см. также: Она же. Органы городского управления и социальная стабильность посадского населения России в XVIII веке // Города Подмосковья в истории российского предпринимательства и культуры. II конф., дек. 1997: Докл., сообщ., тез. / Отв. ред. В.В. Шилов. Серпухов, 1997. С. 57-66; Она же. Некоторые аспекты культурно-исторической характеристики русского купечества XVIII в. // Вестник МГУ. Сер. 8: История. С. 35-38.

74 Козлова Н.В. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в. М., 1999. С. 334-361. тульские оружейники, писал И.Н. Юркин75. A.B. Горбунов пришел к выводу

1С. о слабой изученности самоуправления северных посадов .

Характеризуя историографию казенных служб, необходимо отметить, что в научной литературе советского и постсоветского периода были изучены некоторые аспекты того, как они трансформировались входе преобразований Екатерины II77.

В зарубежной литературе краткая характеристика казенных служб была дана в двух монографиях, написанных на материале российских по исследований .

А А А

Некоторые вопросы организации казенных служб посадских людей освещались в литературе, посвященной истории тех отраслей государственного хозяйства, в которых они задействовались. В первую очередь это история питейного дела.

79

Изучение истории кабаков началось с работы И.Г. Прыжова 1868 г. В этом исследовании была охвачена история питейного дела с IX по XIX вв. И.Г. Прыжова интересовал быт кабаков и морально-этические вопросы, попутно он освещал некоторые аспекты деятельности выборных служителей. В частности, им отмечалась тяжесть кабацких служб80. В целом работа И.Г.

75 Юркин И.Н. Выборные службы в системе управления оружейной слободы Тулы в первой трети XVIII столетия // Управление городами: история и современность. Тверь, 2001. С. 129—141.

76 Горбунов A.B. Городское управление и самоуправление в XVII - XVIII веках. Архангельск, Холмогоры, Вологда (к постановке проблемы, библиография) // Архангельская область. Социально-экономическое развитие, история, культура, образование / Поморский го. ун-т им. М.В. Ломоносова; Ин-т управ., права и повышения квалификации. Архангельск, 1999. С. 53-57

77 Рабцевич В.В. Социальный состав органов городского самоуправления Западной Сибири в 80-х гг. — первой четверти XIX в. // История городов Сибири досоветского периода (XVII - начало XX вв.). Новосибирск, 1977. С. 80-96; Он же. Политика Абсолютизма по отношению к городам Западной Сибири в 80-х гг. XVIII - первой четверти XIX в. // Города Сибири (Экономика, управление и культура городов Сибири в досоветский период). Новосибирск. 1974. С. 186 - 203; Середа H.B. Реформа управления Екатерины Второй: Источниковедческое исследование. M., 2004; Она же. Городская реформа Екатерины II в Тверской губернии: источники и методы исследования: Автореф. дис. докт. ист. наук. М., 2005; Киприянова Н.В. Государственные службы владимирского купечества // Материалы областной краеведческой конференции (20 апреля 2007 г.). В 2 т. Т. 1. С. 73-87.

78 Bushkovitch Paul. The Merchants of Muscovy, 1580 - 1650. Cambridge, 1980; Hittle J. M. The Service City: State and Townsmen in Russia, 1600 - 1800. Cambridge (Mass.), 1979.

79 Прыжов И.Г. История кабаков в России. Переиздание 1868 года. М., 1992. С. 79-80.

80 Там же. С. 79-80.

Прыжова носит популярный характер, в ней отсутствуют ссылки на использованные материалы, что не позволяет оценить степень ее значимости.

Как писал Д.В. Раев, интерес дореволюционной историографии к теме кабаков носил скорее характер «публицистический и описательный, чем о 1 научный» . Ученых интересовала морально-этическая сторона вопроса,

82 проблема пьянства и падения нравов . Связывал спаивание населения с отдачей кабаков на откуп Н.С. Терский, так как откупщики стремились расширить клиентуру83. Верные же служители, по мнению Терского,

84обязательно допускали злоупотребления . М.И. Смирнов видел причину недоборов в различных предпринимательских способностях служителей85.

Исследователями дореволюционного периода отмечалась значимость доходов с питейной монополии для казны . Важность поступлений от казенной продажи алкоголя подтвердилась дальнейшими исследованиями

87 советских историков, занимавшихся экономической историей . Касались также темы кабаков советские исследователи, изучая вопросы быта и 88 культуры .

Винокуренное производство второй половины XVII — первой половины XVIII вв. исследовал М.Я. Волков. В его работе подробно освещены вопросы технологии изготовления спиртных напитков, изучены экономические проблемы винокуренной отрасли. М.Я. Волков также подчеркивает большое

81 Раев Д.В. Кружечные дворы городов Западной Сибири (Вторая половина XVII - начало XVIII в.). Новосибирск, 2005. С.25.

82 Дитятин И.И. Царский кабак в Московском государстве // Русская мысль. M., 1883. Кн. 9. С. 34—72; Он же. Царский кабак Московского государства // Дитя гин И. Статьи по истории русского права. Спб., 1895. С. 468— 496;

83 Терский Н.С. Питейные сборы и акцизные системы в России. Исторический очерк и настоящее положение. Опыт сравнительного исследования главнейших результатов акцизной системы и ее значения для государства, казны и населения. СПб., 1890. С. 2-3.

84 Там же.

85 Смирнов М.И. Нижегородские казенные кабаки и кружечные дворы XVII столетия. Нижний Новгород, 1914. С. 36-37.

86 Дитятин И.И. Царский кабак в Московском государстве.; Милюков П.Н. Государственное хозяйство России, в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. СПб., 1905. С. 348; Полонская Н. Страничка из истории кабацкого дела XVII в. // Юбилейный сб. историко-этнографического кружка при унте Св. Владимира. Киев, 1914. С. 177.

87 Мерзон А.Ц., Тихонов Ю.А. Рынок Устюга Великого в период складывания всероссийского рынка (XVII в.) Т. 2. С. 495-505, 458-469; Троицкий С.М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII в. М., 1966. С. 267.

88 Бахрушин C.B. Труды по источниковедению, историографии и истории России эпохи феодализма. М., 1987. С. 118-140; Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978. С. 126-129. значение торговли спиртным для государства. Однако деятельность

89 выборных служителей в фокус внимания автора не попала .

Необходимо отметить работу В.В. Похлебкина «История водки»90. Хотя данная работа и не является научным исследованием в строгом смысле этого слова, в ней собрано значительное количество сведений, касающихся производства спиртных напитков в России.

В последнее время вышел ряд работ, посвященных изучению питейного дела в Сибири. В первую очередь исследователей сибирских кабаков интересуют такие аспекты производства питей, как объемы производства, продаж, поставок алкогольных напитков, хронология возникновения кабаков и так далее. Как правило, подчеркивается значительная роль питейных сборов для казны91.

92

Подробное исследование кабацкого дела в Сибири провел Д.В. Раев . Более всего его интересовали вопросы производства, потребления алкогольных напитков и поступления в казну доходов с винной монополии. В этом ракурсе им были рассмотрены некоторые сюжеты, непосредственно до связанные с функционированием казенных служб . В целом он подчеркивал особую значимость для казны продажи питей, часто превышавших таможенные поступления.

В последние годы вышли в свет работы обзорного характера по истории алкогольной политики государства94.

89 Волков М.Я. Очерки промыслов России. Винокуренное производство. М., 1979.

90 Похлебкин В.В. История водки. М., 2000.

91 Подробнее историографию кабацкого дела в Сибири см.: Раев Д.В. Кружечные дворы Сибири XVII -XVIII вв. в отечественной историографии // Проблемы истории, историографии и источниковедения в России XIII - XX вв.: Материалы конференции, посвященной памяти проф. A.A. Говоркова / Под ред. Профессора A.H. Жеравиной. Томск, 2003. С. 71-78; Он же. Кружечные дворы городов Западной Сибири (вторая половина XVII - начало XVIII в). Новосибирск, 2005. С. 9-47.

92 Раев Д.В. Кружечные дворы городов Западной Сибири.; Он же. Адаптационные процессы в среде служилого населения Сибири XVII - начала XVIII в. // Адаптационные механизмы и практики в традиционных и трансформирующихся обществах. Новосибирск, 2006.

93 Раев Д.В. Кружечные дворы городов Западной Сибири. С. 184, 214-215, 235-236.

94 Курукин И.В., Никулина Е.А. Повседневная жизнь русского кабака от Ивана Грозного до Бориса Ельцина. М., 2007. * *

Рассматривая историографию казенных служб, необходимо кратко охарактеризовать, как использовались в научной литературе материалы таможен и какая информация об организации таможенного дела в ней присутствует.

В основном материалы таможенного делопроизводства использовались в исследованиях по экономической истории. Еще A.A. Кизеветтер называл таможенные книги «подробнейшими летописями движения русской внутренней торговли»93, но активно они стали использоваться в советской историографии.

Появилось множество работ, сделанных на материалах таможенных книг, посвященных исследованию межрегиональных торговых связей, направлений грузопотоков, колебания цен и др. экономических вопросов96. В настоящее время это направление продолжает активно развивать А.И. Раздорский97.

Проблемы же организации таможенного дела не были предметом специальных исследований. Собственно процесс взимания таможенных пошлин и участие в нем выборных служителей нашел отражение в нескольких источниковедческих очерках98. Таможенные операции описаны в источниковедческом разделе лингвистической работы современного исследователя И. А. Малышевой99.

95 Кизеветтер A.A. Делопроизводство русских внутренних таможен как исторический источник // Сборник статей, посвященных В.О. Ключевскому его учениками, друзьями и почитателями ко дню тридцатилетия его профессорской деятельности в Московском университете (5 декабря 1879 - 5 декабря 1909 г.). С. 454—461. 9 Например, по развитию рыночных связей в XVII в.: Мерзон А.Ц., Тихонов Ю.А. Рынок Устюга Великого.; по XVIII в.: Каффенгауз Б.Б. Очерки внутреннего рынка России первой половины XVIII в. (по материалам внутренних таможен). M., 1958; Комисаренко А.И. Хлыновский городской рынок в 30-х - 40-х годах XVIII в. // Города феодальной России. Сборник статей памяти Н.В. Устюгова / Отв. ред. В.И. Шунков. М„ 1966. С. 446^156.

97 См. подробно историографию таможенных книг в экономических исследованиях: Раздорский А.И. Торговля Курска в XVII веке. СПб., 2001. С. 15-58; Он же. Книга таможенного и питейного сбора Курска и Курского уезда 1720 г. Исследование. Текст. Комментарии. СПб., 2007. С. 6-10.

98 Например: Каффенгауз Б.Б. Указ. соч. С. 11-15; Мерзон А. Ц. Устюжские таможенные книги XVII в. // Проблемы источниковедения. Т. VI. М., 1958. С. 67-130.

99 Малышева И.А. Памятники деловой письменности XVIII в. как объект лингвистического источниковедения. Хабаровск, 1997.

Также стоит отметить, что исследователями неоднократно

100 подчеркивалась огромная значимость таможенных доходов для казны . Нашли упоминания казенные службы еще в ряде обобщающих работ по таможенному делу101.

Одной из важных отраслей государственного хозяйства в XVIII в., где использовались выборные служители, была соляная монополия. Научная литература о соляном деле и соляной монополии в основном посвящена экономическим вопросам, вопросам производства, доставки соли, росту -уменьшению прибыли и т.п.102 Впрочем, отдельные упоминания о службе выборных соляных голов и их «товарищей» в данной литературе встречаются103. Об организации служб продажи соли писали М.Б. Булгаков и Н.В. Козлова104.

Участие выборных людей в полицейских службах неплохо изучена применительно к XVII в. в рамках исследования губной реформы и губных служб105. По XVIII в. в исследовании данной темы ощущается явный пробел.

А АА

В приведенных выше разделах шла речь о работах, касавшихся казенных служб и смежных с ними тем; для того, чтобы приступить к дальнейшему исследованию, необходимо обозначить современные научные подходы, которые могут позволить глубже проникнуть в суть изучаемого

100 Например: Мерзон А.Ц., Тихонов Ю.А. Рынок Устюга Великого . Т. 2. С. 495-505, 458-469; Троицкий С.М. Указ. соч. С. 267.

101 Тихонов Ю.А. Таможенная политика русского государства с середины XVI в. до 60-х гг. XVIII в. // Исторические записки. Т. 53 / АН СССР; Отв. ред А.Л. Сидоров. 1955. С. 284-285; Кисловский Ю.Г. История таможни государства Российского. 1907-1995. М., 1995. С. 28-32; Блинов H.M. Таможенная политика России X-XX вв. Краткий научно-популярный очерк. М., 1997. С. 68-69; Таможенное дело в России X - нач. XX вв. (Исторический очерк. Документы. Материалы). СПб., 1995. С. 29-47.

102 Историографию данного вопроса см. в следующих соч.: Введенский P.M. Соляное дело Росиии в XVIII — первой половине XIX в.: Автореф. дисс. на соиск. учен. степ, д-ра ист. наук. М., 1986. С. 5-6; Шутикова Е.А. Соль Илецкая во второй половине XVIII в. (1754-1783 гг.): Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. М., 2004. С. 4-8.

103 Рабинович Г.С. Город Соли Старая Русса в конце XVI - середине XVIII вв. Л., 1973. С. 221, 230.

104 Булгаков М.Б. Государственные службы . С. 231-289; Козлова H.B. Российский Абсолютизм и купечество. M., 1999. С. 167.

105 Рогов В.А. Уголовное право и карательная политика в Русском государстве в XV-XVII вв. М., 1990. Глазьев B.H. Власть и общество па Юге России в XVII в.: противодействие уголовной преступности. Воронеж, 2001; Глазьев B.H. Власть губных старост в русских уездах и городах конец 1530-х- 1702 гг.) в отечественной историографии // Вопросы истории славян. Вып. 13. Воронеж, 1998. С. 52-61; Булгаков М.Б. Указ. соч. С. 140-173. предмета. Более или менее детальное рассмотрение новых концепций может потребовать не одно исследование, поэтому, в данном случае, остановимся на главном.

В конце 1990-х гг. получила завершение и всестороннее обоснование предложенная Л.В. Миловым концепция истории российского общества и государственности как социума с минимальным совокупным прибавочным продуктом. Как отмечалось выше, в историографии не раз обращалось внимание на то, что казенные службы посадских людей были предопределены фискальным расчетом и узостью бюджета. В труде Милова причины извечной скудости российского бюджета впервые получили научное объяснение.

Основным фактором, определявшим ход российского исторического процесса, с точки зрения Л.В. Милова, был природно-географический. Влияние данного фактора ученый рассматривал не в абстрактно-философическом ключе, а в конкретных исторических реалиях. Милов пришел к выводу, что малая плодородность почв и чрезвычайно короткий цикл сельскохозяйственных работ обуславливали малый объем совокупного прибавочного продукта. Небольшой объем прибавочного продукта предопределял жесткие механизмы его изъятия и возникновение специфических институтов, для этого изъятия необходимых (например, позднее возникновение российского крепостничества)106. Казенные службы были, безусловно, одним из таких институтов. * *

В западноевропейской исторической науке с 1970-х гг. постепенно развивались такие взаимно пересекающиеся направления, как микроистория, историческая антропология и история повседневности.

Появление этих направлений было своеобразной реакцией на разочарование в макро подходах, поскольку, по мнению историков нового

106Концепцию российского исторического процесса как историю социума с минимальным совокупным прибавочным продуктом см.: Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 2001. направления, применение макро методов (например, изучение экономических процессов в масштабах страны) приводит к потере значительного числа деталей и упрощенному пониманию прошлого; также велико искушение трактовки прошлого исходя из какой-либо априорно считающейся правильной теории.

В качестве выхода из ситуации микроисторики предложили проводить исследования в малом масштабе, рассматривать прошлое как бы «сквозь увеличительное стекло». С позиции историко-антропологического подхода целью историка должна была стать интерпретация системы социальных, культурных и экономических взаимосвязей в понятиях изучаемого им общества, то есть историк должен реконструировать систему «изнутри», не

1 г\п навязывая изучаемому материалу выведенных абстрактно концепций .

Говоря об истории повседневности, необходимо различать изучение быта и исследование обыденных социальных действий, понятий и интересов «простых» людей108. С точки зрения историков повседневности решение обывателями их злободневных насущных проблем является одним из важнейших факторов, генерирующих исторические процессы109.

В российской историографии данные подходы стали применяться сравнительно недавно; по материалам российского города XVIII в. они успешно использованы в работах O.E. Кошелевой, А.Б. Каменского и Н.В. Козловой110.

O.E. Кошелевой на материале первых десятилетий строительства Петербурга были рассмотрены стратегии и практики горожан,

107 О данных направлениях см.: Кром М.М. Историческая антропология: Учебное пособие / 3-е изд., испр. и доп. Спб.; M., 2010; Шлюмбом Ю., Кром М.М., Зоколл Т. Микроистория: большие вопросы в малом масштабе // Прошлое - крупным планом: современные исследования по микроистории: [Сборник] / Кол. авт. Спб., 2003. С. 7-27; Леви Дж. К вопросу о микроистории // Современные методы преподавания новейшей истории. М., 1996. С. 167-190; Бессмертный Ю.Л. Что за «Казус»? // Казус: индивидуальное и уникальное в истории / Под ред. Ю.Л. Бессмертного, M.A. Бойцова. М., 1997. С. 7-24.

108 О различных трактовках понятия «повседневность» см.: Кром М.М. Повседневность как предмет исторического исследования // История повседневности. СПБ., 2003.

109 Например, см.: Людке А. Что такое история повседневности? Ее достижения и перспективы в Германии // Социальная история. Ежегодник 1998/99. M., 1999. С. 77-100; Кошелева O.E. Повседневность Петербурга петровского времени: Автореф. дисс. на соиск. учен. степ, д-ра ист. наук. М., 2006. С. 1.

110 Кошелева O.E. Люди Санкт-Петербургского острова Петровского времени, М. 2004; Каменский А.Б. Повседневность русских городских обывателей: исторические анекдоты из провинциальной жизни XVIII века. М., 2006; Козлова Н.В. Люди дряхлые, больные, убогие в Москве XVIII века. М., 2010. противопоставленные непосильному давлению на них власти.

Осуществленный автором подход к проблеме взаимоотношений подданных и власти с точки зрения истории повседневности и микроистории, показал его эффективность и объяснил, как жители смогли выстроить город в исключительно неблагоприятных условиях111. Другая работа O.E. Кошелевой детально прослеживает судьбу заурядного купца И. Рыбникова, оказавшегося в долгу перед государством, и стратегии его поведения в отношении, как

-112 отдачи займа, так и выхода из других труднеиших жизненных положении .

В близких к вышеуказанным подходах к проблематике обыденной жизни городского населения выполнено исследование А.Б. Каменского, которое также затрагивает проблемы казенных служб и, что особенно важно, показывает стиль жизни и образцы поведения купечества113.

Возможности применения данных методов продемонстрировала работа Н.В. Козловой, посвященная изучению социальному призрению нетрудоспособного населения. В работе изучена не только государственная политика в этой сфере, но и выявлены малозаметные при поверхностном взгляде формы милосердия, бытовавшие в обществе. Как отмечает автор, данные практики заботы о нищих и убогих противоречили принципам, утверждаемым властью114.

Разрабатываемые в современной историографии подходы позволяют под иным углом зрения взглянуть на изучаемую тему. Рассмотреть на микроуровне специфику взаимоотношений государства и городских тяглецов, выявить те особенности, которые остаются скрытыми при более обобщенном исследовании.

Выходят сборники документов, позволяющие продолжать исследования в русле указанных направлений115.

111 Кошелева O.E. Указ. соч. М., 2004.

112 Кошелева O.E. Один из Иванов в эпоху Петра (опыт персональной истории) // Казус-2002. Индивидуальное и уникальное в истории / Под ред. Ю.Л. Бессмертного, М.А. Бойцова. M., 2002. С. 305— 328.

113 Каменский А.Б. Повседневность русских городских обывателей.

114 Козлова Н.В. Люди дряхлые, больные, убогие.

115 Городская семья XVIII века: Семейно- правовые акты купцов и разночинцев Москвы: [Сб. док.] / Сост.,

31 * *

Подводя итоги историографического обзора изучения казенных служб и смежных с ними тем, можно сделать некоторые важные выводы. Практически во всех работах, так или иначе затрагивавших тему выборных служб и мирского самоуправления, данные явления характеризовались как элемент тягла. Данный тезис, сформулированный еще в XIX в., перешел и в последующие работы. Постепенно в исторических работах несение посадом тягла начали связывать с комплексом прав и обязанностей посадского населения, определенных по Соборному уложению 1649 г. Согласно мнению ученых посад имел монопольное право на торговлю, но обязан был за это нести тяжелые казенные службы.

Огромная значимость казенных служб для бюджета государства не раз отмечалась в работах по экономической истории. Также в литературе можно найти некоторую информацию о быте кабаков и устройстве таможенного дела. Однако целостных всесторонних исследований казенных служб на данный момент существует только два: по XVII в. - это работа М.Б. Булгакова, по XVIII в. - труд A.A. Кизеветтера.

A.A. Кизеветтер создал картину поистине невыносимых условий несения казенных служб для посадского населения. Тяжесть казенных служб подтверждается современными исследователями. Как показывает Кизеветтер, казенные службы несли купечеству страшные разорения и убытки. Государство также не было удовлетворено результатами службы выборных служителей: регулярные не доборы были огромной проблемой казенных служб.

Остается непонятным, почему казенные службы при всех негативах просуществовали столь длительный исторический период. С одной стороны, никем не отрицается, что в конечном итоге казенные службы были выгодны власти, так как сокращали расходы на содержание госаппарата. С другой стороны, должны были существовать некие факторы, которые позволили вводная стат., коммент. H.B. Козловой. M., 2002.

1 1 k ' ' ' 1 I t П I I I I % SI \ I l i l a II I 1П II I It i I I ill I Hi i g I l \ 151 tISitiiiil m городским тяглецам не разориться, а городу продолжить развиваться. Как известно, в XVIII в. российское купечество не только не разорилось, но и увеличилось по численности к концу столетия.

Поиск данных факторов, как представляется, должен проходить на микроуровне, так как такой подход позволит выявить специфические особенности взаимоотношений государства и купечества в этой сфере, которые и обеспечили стабильность их существования. Важно понять, какие социальные стратегии позволяли купечеству приспособиться к тяжелейшим условиям служб. В научной литературе остается также не раскрыто, каким образом государству, несмотря на огромные недоимки, удавалось пополнять бюджет?

Ввиду того огромного значения, которое играли казенные службы для государства и российского общества, изучение причин стабильности казенных служб встает в один ряд с важнейшими проблемами российского исторического процесса.

Источниковая база исследования. Для подробного и всестороннего исследования казенных служб купечества потребовалось использование актового материала и делопроизводственной документации.

Актовый материал и ранее использовался историками для характеристики казенных служб, однако его изучение не потеряло актуальности и теперь. В зависимости от угла зрения и целей и задач исследования разные ученые могут обращать внимание на различные аспекты текста одного и того же документа (см. ниже Главу 1), не говоря о том, что далеко не все стороны деятельности выборных служителей освещены в литературе даже на уровне законодательных актов.

Изучение законодательных актов дает возможность очертить правое поле, в котором существовали посадские службы, охарактеризовать совокупность обязанностей, которые несли перед государством посадские тяглецы в процессе казенных служб, оценить степень возможной ответственности служителей и их общин, в случае невыполнения обязательств.

При всем богатстве актовый материал заведомо ограничен, его исследование не дает возможности реконструировать, каким образом осуществлялись законодательные нормы на практике. Для этого необходимо обратиться к делопроизводственным источникам. Единого сложившегося комплекса архивных материалов по теме казенных служб московского купечества не существует. В ходе работы над диссертацией потребовалось провести обширный архивный поиск источников. Документация казенных служб рассредоточена по разным архивных фондам, поскольку в XVIII в. контролем и организацией косвенных сборов, осуществлявшихся выборными служителями, занимались различные государственные учреждения местного и центрального звена управления.

На местном уровне организацией служб ведали магистраты и ратуши, а также губернские, провинциальные и воеводские канцелярии. Из центральных учреждений контролем проведения сборов занималась в первую очередь Камер-коллегия. Рассматривались вопросы по сборам в Сенате; в конце 1730-х гг. по всей стране активно действовали сенатские доимочные комиссии. Во взыскании недоборов участвовала Канцелярия конфискации.

Документация местных органов управления интересна тем, что отражает историю выборных служб с разных сторон на локальном материале, что может позволить детализировано рассмотреть изучаемое явление. Однако, при работе с документацией большинства административных органов управления местного уровня XVIII в. возникает серьезная проблема. Оценивая общее состояние источниковой базы по данной теме, приходится признать неудовлетворительное состояние научно-справочного аппарата.

Ознакомление с фондами магистратов и ратуш и канцелярий разного уровня показало, что большинство из них были описаны в XVIII - XIX вв. При составлении описи название делу давалось по его первому листу. По терминологии архивного дела такой подход называется «методом сокращенного описания». Содержание документов данные справочные материалы отражают приблизительно.

В центральные учреждения поступали на рассмотрение дела из всех регионов страны, некоторая часть из них сохранилась. В них можно найти немало сюжетов, касающихся казенных служб, по разным местностям за разные годы. Однако каких-либо компактно расположенных групп источников, позволяющих «плотно» изучить организацию служб в одном конкретно взятом регионе, встречено не было. В ходе данного исследования из материалов центральных учреждений отбирались документы, относящиеся к истории московских служб.

Отдельно следует отметить материалы следственных комиссий Сената о взыскании недоимок по разным сборам (в основном косвенным, реже подушным)116. Деятельность данных комиссий охватывала значительную часть территории страны. Среди обобщенных ведомостей о взыскании недоимки в делах данных комиссий содержатся также поименные ведомости неплательщиков, в том числе посадских жителей, задолжавших перед казной в результате исполнения служб.

Формально говоря, материалы данных комиссий описаны в XIX в. довольно подробно. Содержание некоторых дел отражено полистно, однако, чаще всего в описи дается обобщенная «шапка», из которой следует, что дело посвящено взысканию недоимок с таких-то территорий. На практике это привело к следующему: для того, чтобы вычленить несколько ведомостей с именами московских выборных служителей, задолжавших перед казной, потребовалось просмотреть целиком значительный массив дел комиссий о взыскании недоимок117.

В итоге из нескольких комплексов разнообразных материалов удалось вычленить документы, относящиеся к купечеству рассматриваемого времени.

116 РГАДА Ф. 248. Оп. 16.

117 Там же. Д. 948; 951; 952; 973; 975; 976; 977; 979; 980; 981; 982; 983; 984; 987; 988; 989; 990; 991; 992. ипкл тт\ I 11. к.» I \ I л ш I I [а. н гпни п иуе ееи I и м I кк ¡п \ I I I ^ 6 ее ш ш и и и н

I А [ I. I £Е1ЩЦ

Были использованы материалы Московского магистрата и Ратуши118, Канцелярии конфискации119, Московской губернской канцелярии120, доимочных комиссий Сената121.

Поскольку все эти учреждения были связаны с организацией и контролем посадских служб, то и решать им приходилось приблизительно один и тот же комплекс проблем, связанных с исполнением посадом данных повинностей. Например, материалы следствий по одним и тем же недоимкам могут оказаться в составе делопроизводства каждого из вышеперечисленных органов управления. Представляется целесообразным дать характеристику использованным архивным источникам не по их происхождению, а по содержанию.

Таким образом, делопроизводственные источники можно разделить на:

- документы, посвященные выборам;

- документы финансовой отчетности выборных;

- материалы следствий о недоборах: а) следственные дела; б) дела о конфискациях; в) сводные ведомости с именными списками должников.

Каждый год осенью среди московских тяглецов проводились выборы в казенные службы. Выборы были чрезвычайно масштабным и ответственным мероприятием, но за 20-е - 30-е гг. XVIII в. сохранилось лишь одно дело, посвященное выборам в таможенные службы осенью 1739 г. Обнаружено 22 оно было в фонде Московского магистрата и ратуши . Информативность его весьма высока.

Значительная часть материалов дела представляют указы о проведении выборов и рапорты об их исполнении. В данном случае, указы скорее

118РГАДА. Ф. 308.0л. 1.

119 РГАДА. Ф- 340. Оп. 1.

120 РГАДА. Ф. 400. Оп. 2.

21РГАДА. Ф. 248. Оп. 16.

122 РГАДА. Ф. 308. Оп. 1. Д. 321. являются разновидностью делопроизводственной, а не законодательной документацией. «Получая из Сената указы, коллегии обменивались друг с другом промемориями, а, обращаясь к местным учреждениям, рассылали собственные указы, которые также составляли часть делопроизводственной документации. Такие указы Сената или коллегий являлись началом или итогом рассмотрения того или иного вопроса и оформлением по нему решения»123.

Входящие в состав дела указы исходили из Камер-коллегии и адресовались в Московскую ратушу или из Ратуши направлялись непосредственно московскому купечеству.

В текстах указов перечислялись московские таможни, в которые происходили выборы, называлось необходимое количество выборных служителей в эти таможни. В указах также прописаны основные требования, предъявляемые к процедуре выборов и самим избираемым. Данные требования представляют особый интерес. В них зафиксировано, каким социальным статусом и какими качествами должны были обладать избранные, какие обязательные условия должны были соблюдаться в процессе выборов. Внимательный разбор требований позволяет определить приоритеты властей, логику их действий. Упоминаются в указах также меры принуждения, которые использовались властями для ускорения хода выборов.

Рапорты об исполнении данных указов посылались от московского купечества в Ратушу. Подобный тип отчетного документа иногда называется «выбором». В этих документах содержались списки купцов, приведенных к присяге с указанием их гильдий и должностей, в которых они должны были служить. Внизу каждого из рапортов стояли подписи старост избравшей гильдии и других ответственных за выборы. По подписям можно составить представление о круге лиц, имевших наибольшее влияние на выборы. После рапорта, как правило, шло «Введение» от Московской ратуши священнику

123 Козлова Н.В. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в. (20-е - начало 60-х гг.). М., 1999. С. 35.

37 церкви, в которой происходила присяга выборных служителей в должность. К «Введению» прилагался реестр приводимых к присяге.

Сопоставляя указы о проведении выборов и рапорты об их исполнении можно проследить, как скоро и в каком объеме они исполнялись, то есть, как реагировал посад на требования властей, к каким мерам прибегали власти, чтобы ускорить выборы.

В отдельную подгруппу внутри рассматриваемого комплекса можно выделить документы, касающиеся нарушений в процессе выборов. Указы Камер-коллегии по этому поводу, доношения из Московской ратуши и доношения из купеческих гильдий, - все они обязательно имеют общую структуру: изложение сути проблемы, предыстории вопроса и принятых решений.

Нарушениями считались случаи уклонения купцов от службы, несоблюдение требуемых государством правил в процессе выборов внутри общины и прочее. Данные ситуации можно характеризовать как остроконфликтные, поскольку они представляли собой столкновение интересов казны и купечества. Противоречие между целями казны и посада было заложено изначально в самом принципе принудительной мобилизации городского населения к исполнению казенных служб, но возникавшие в ходе выборов проблемы обостряли объективно существовавший конфликт.

В спорной ситуации проявляется многое, что остается скрытым, когда процесс идет спокойно и «штатно». Острота конфликта вынуждает купца действовать на пределе сил и способностей. Посадский человек вынужден был прикладывать максимум своих усилий, использовать все имевшиеся возможности; но для этого ему необходима была хоть сколько-нибудь продуманная стратегия действия. Казна, в свою очередь, так же должна была задействовать максимум своих ресурсов для решения собственных задач.

Материалы разбирательств случаев уклонения или избрания «недостойных» к сборам дают возможность проанализировать поведение участников конфликта. Для этого необходимо:

- определить стороны конфликта. На данном этапе крайне важен вопрос о позиции общины, так как она была непосредственно ответственна за выборного служителя и априори не могла находиться в стороне. Каковы были ее приоритеты? Насколько разнились интересы посадского человека как члена общины и его же, но уже выбранного к службе? Имела ли место такая оппозиция (общественное - индивидуальное)?

- рассмотреть стратегию каждой из сторон, то есть определить этапы их действий и воссоздать логику поступков. Если чье-то поведение не соответствует нашим современным представлениям, то обязательно отметить этот факт, сформулировать вопрос, в чем состоит несоответствие (что нам не понятно), и постараться решить его с использованием дополнительного материала.

Конечно, судьба каждого конкретного купца была в чем-то уникальна: разница в темпераменте, силе воли, способностях, достатке, наличии или отсутствии поддержки со стороны родственников существовала всегда; но осмысливал он свои поступки через призму представлений своего времени, поэтому поведение людей прошлого может совпадать с нынешними представлениями о практичности и прагматичности, а может, и нет. В любом случае, трактовка его действий возможна лишь исходя из исторического контекста. к к 'к

Следующим этапом деятельности купца на казенном поприще была сама служба. Перечень служб, к которым привлекалось купечество, был чрезвычайно обширен.

Как уже было сказано выше, в данной работе внимание было сконцентрировано на изучении служб у таможенных и кабацких сборов и сборах с мостов и перевозов. Как и любая другая деятельность, связанная с государственными доходами, купеческие службы были подотчетны, поэтому первое, к чему должен обратиться исследователь, это документы финансовой отчетности посадских служб.

В фонде Московской губернской канцелярии сохранились ведомости некоторых кабаков и таможен Московского уезда, в которых служили московские купцы. В том числе, ведомости входили в состав отчетных доношений и рапортов «выборных»124. В уезде службы в кабаках и таможнях часто исполнялись одними и теми же людьми. В этом случае таможенные и кабацкие ведомости объединялись. Денежная сумма, собранная в результате таможенных сборов, отмечалась одной строкой без уточнения, с каких именно сборов взимались платежи.

Кабацкие сборы расписывались значительно подробнее. В ежемесячную ведомость заносилось:

- количество оставшихся напитков с прошлого года/месяца;

- количество закупленных или изготовленных самими выборными напитков;

- цена, по которой закупались/изготавливались напитки;

- итоговая сумма расходов на закупку/изготовление напитков;

- имена подрядчиков;

- количество проданных напитков;

- цена, по которой продавался товар;

- сумма дохода с продажи;

- сумма «накладных денег», взимавшихся на подогрев вина;

- промежуточные подсчеты;

125

- итоговая сумма прихода .

В ведомости, составлявшейся в конце каждой трети года, велись те же статьи, но к ним добавлялись записи о расходах на содержание заведений, входивших в хозяйство кабаков.

Возникает вопрос, что может дать такая отчетно-канцелярская информация для реконструкции казенных служб? Можно проанализировать круг обязанностей посадского служащего. Посмотреть, насколько тяжело

124 Например: РГАДА Ф. 400. Оп. 2. Ед. хр. 741; Ед. хр. 754.

125 Напитки измерялись в ведрах, полуведрах и 1/4 ведра. было для него их исполнение, приблизительно оценив, оставалось ли какое-либо время для занятия своим промыслом.

Использование финансовых ведомостей дает значительный материал, но его информативность заранее ограничена перечнем интересующих казну предметов. Неожиданные сюжеты, в которых раскрывался бы ход служб, в данной формализованной документации встречается редко. Важные подробности вскрываются при изучении материала, связанного с конфликтными ситуациями. Основной клубок конфликтов проявляется при исследовании следственных дел о недоимках.

А* А

Как отмечалось выше, следственные дела о недоимках находятся в составе делопроизводства различных учреждений, однако их объединяет общее содержание.

В любом следственном деле присутствуют указы или копии указов, пришедших из вышестоящего учреждения. В начале каждого из указов по делопроизводственной традиции следовало пояснение, на основании какого постановления вышестоящего учреждения составлен данный указ. Далее шло изложение непосредственной сути указа.

Касательно недоимки в обязательном порядке сообщается:

- имя, фамилия, отчество должника;

- его гильдия и слобода;

- казенное учреждение, где он служил;

- год, когда он служил;

- должность, которую он занимал;

- сумма долга.

Обязательно также изложение мер по сбору недоимки: как правило, это приказание «взыскать недоимку» в самом скором времени. Здесь важно, в первую очередь, уточнить, с кого конкретно приказано выправить недобор: с купца, или с общины, или с кого-нибудь другого, например, родственника или потомка; то есть необходимо понять, как действовала система коллективной ответственности за выбранного? Какое наказание следовало за недобор? Если недоимка собиралась не с купца, а с его родственников, то какие действия предпринимались по отношению к ним?

Может содержаться в тексте указа и дополнительная более подробная информация об обстоятельствах следствия. Часто сообщается о том, какие действия были предприняты в ходе следствия, кто был задержан, доставлен, что удалось выяснить. Нередко упоминаются показания и допросы подследственных купцов, соответственно, кратко излагается их содержание.

Очень любопытны показания купцов относительно причин недоимок. Конечно, сообщая о том, почему не собрано, бывший служитель старался оправдаться, поэтому абсолютно объективными данные показания считать невозможно; однако строить свою защиту на заведомой неправде было бы также чрезвычайно опасно, так как информацию всегда могли проверить. Нужно также учесть, что в своих показаниях и доношениях купец делал упор на такие причины, которые могли быть наиболее вескими для властей. Поэтому, показания купцов, возможно, и с некоторыми преувеличениями, не могут не отражать реалий казенных служб.

Встречаются в составе следственных дел и непосредственно тексты доношений купцов, обвиненных в недоимке. В них купцы стараются доказать свою непричастность к недобору. Часто речь идет не о своем собственном недоборе, а ответственности за чей-то, совершенный в прошлом. В подобных объяснениях посадские люди нередко сообщают подробности процесса выборов и служб, эти сведения позволяют пополнить информацию о конкретных деталях и обстоятельствах казенных служб.

Интересен сам процесс, как купеческие люди строили стратегию своей защиты. Изучая их аргументацию, можно сделать выводы о том, к каким тактическим приемам прибегало купечество, чтобы амортизировать давление казны.

В ответ на указ о взыскании доимки с купца такого-то в вышестоящее учреждение следовало доношение об исполнении. В нем также в обязательном порядке перечислялись основные данные о должнике: его имя, гильдия, слобода, место службы и год, когда служил, должность и сумма долга, - то есть те же данные, что и в указе. Необходимо отметить, что этот перечень встречается в большинстве следственных материалов (за исключением отдельных документов), что само по себе свидетельствует об акцентах, которые более всего были важны для казны.

Далее в доношении шел отчет о предпринятых следственных действиях, могли содержаться результаты допросов купцов. Обобщающее описание процесса следствия, как правило, давалось в выписках или экстрактах, которые прилагались в конце дела. В выписках, присутствующих в следственных делах, также могла содержаться краткая информация из предыдущих следствий по этому же долгу. В подобных выписках нередко присутствовали сведения не только о том, какую сумму должен был собрать выборный служитель, но и о том, какие суммы собирались в этом учреждении до него, было ли оно на откупе. Вся эта информация важна для суждения о том, каким путем складывались нормы сборов.

Среди материалов следствий встречаются также выписки о взятии на поруки лица, находящегося под караулом. Подобные указания дополняют сведения о ходе следствия и иллюстрируют механизмы круговой поруки.

Отдельным корпусом среди материалов следствий о недоборах стоят дела Канцелярии конфискации. В каждом деле данного ведомства, как и в любом другом деле о казенном недоборе, имеются данные о сумме долга и самом должнике (см. выше); специфику же их определяет то, что они связаны с процессом конфискации имущества в счет казенного долга, описанию и продаже имущества должника.

В описях имущества, в первую очередь, уделяется внимание жилью должника. Подробно описывается, каков его дом и двор: деревянный дом или каменный, есть ли у него какие-либо особенности, сколько светлиц, как они расположены, какая внутренняя обстановка, какие технические сооружения имеются во дворе, в каком состоянии находятся постройки: ветхи они или нет и, если ветхи, то насколько? Присутствуют, хотя и не везде, и описи личных предметов повседневного быта.

Материалы Канцелярии конфискации по Москве уже успешно использовались в науке для воссоздания реалий повседневности горожан середины XVIII в.126 В данном исследовании анализ повседневного быта позволил выявить «отдельные черты личности горожанина, его мировоззрения, психологии, духовного мира»127. Для изучения казенных служб воссоздание портрета купца, ранее исполнявшего их, также актуально.

На основании описи имущества можно судить, насколько состоятельным лицом он являлся ранее; а если в момент конфискации он был беден, то видел ли он когда-либо более удачные годы? Все это дает новые сведения к вопросу, когс^ же избирали к службам? Были ли у должника личные ресурсы, чтобы компенсировать недобор? А если немного отвлечься от анализа социально-экономических условий казенных служб, то воссоздание картины уклада жизни московского купца, чье нажитое за всю жизнь имущество пускают из-за казенного долга с молотка, позволит острее прочувствовать трагизм положения этого человека.

В делах о конфискации содержится информация непосредственно о том, как проходила процедура изъятия и продажи. В них указывается: кто описывал, кто оценивал, во сколько оценили, по какой цене продали? Все это чрезвычайно важно, так как дает ответ на вопрос, покрывала ли конфискация имущества казенный долг, и демонстрирует методы воздействия государства, то есть его «стратегии».

Среди массива следственных дел можно отдельно выделить ведомости сбора недоимки с поименным перечнем должников. Фиксировалась в них наиболее важная для государства информация о недоборе и виновном в нем (см. выше), далее нередко отмечалось, в каком состоянии находилось

126

Ворожбитова М.В. Повседневный уклад жизни московского населения середины XVIII в. (по материалам канцелярии конфискации): Автореф. диссерт. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук / МГУ им. М.В. Ломоносова. Историч. фак-т. М., 2004.

127 Там же. С. 4. разбирательство по этому вопросу, то есть, была ли взыскана недоимка или нет, а если не была, то какие меры предпринимались. Важно, что в ведомостях отмечалось, с кого конкретно было необходимо взыскать: с бывшего служителя или с кого-либо другого, допустим, с его общины. Таких ведомостей сохранилось немного, но они крайне ценны, так как содержат основные сведения о большом количестве случаев разбирательств по казенной недоимке, по которым более подробных дел не сохранилось, и дополнительные данные по случаям, известным также по другим источникам. В целом, в источниках за вторую четверть XVIII в. сохранилась информация почти о 150-ти случаях недоборов по казенным службам в Москве.

Эти сведения разбросаны по целому ряду следственных дел, и, начиная разбираться с ними, исследователь рискует запутаться. В процессе работы над темой возникла необходимость систематизации найденных материалов для последующего анализа. Для этого была разработана сводная таблица. Уже не раз обращалось внимание, что практически все материалы следствий содержат сведения о характере и размере долга и о социальном положении должника. Такое внимание к данным аспектам происходило, конечно, из одной из основных целей следствия — определить, сколько необходимо взыскать и с кого. Именно это, в первую очередь, и позволило объединить данные в таблице, в которой были выделены следующие графы:

- год - год, когда служил купец;

- имя, фамилия задолжавшего купца;

- должность, в которой служил;

- место службы;

- избравшая слобода.

В источниках, как уже говорилось, часто встречается информация о ходе следствия по недоимке, отсюда возникла следующая графа: «Сведения о сборе доимки».

Систематизированный в форме таблицы материал следствий о недоборах позволяет рассмотреть ряд вопросов, касающихся выборов:

- каков был социальный состав избираемых к службам?

- насколько соблюдались служебные очереди? Случалось ли, что выбирали не в срок и уже задолжавших? Как часто происходило подобное?

Другой ряд вопросов связан непосредственно с процессом следствия, взыскания недоимки и влиянием служб на материальное состояние купечества:

- как часто удавалось взыскать сумму недоимки или хотя бы ее часть?

- какие и в какой последовательности применялись наказания за казенный долг? В каких случаях купец лишался имущества? Как часто груз его долга перекладывался на плечи его родственников и избравшего его купечества?

Притом, что в процессе исследования были выявлены далеко не единичные примеры разных форм взимания казенных долгов, фрагментарность сохранившихся источников и узость охватываемого временного отрезка не позволяют применить статистические подсчеты. Тем не менее, это дает возможность с разной степенью подробности проследить коллизии взаимоотношений между многими московскими купцами и государственными структурами на почве казенных служб, а также выявить определенные тенденции.

Итак, если обобщить вышесказанное, анализ материалов следствий о недоимках может позволить вскрыть информацию, касающуюся как процесса самих служб, так и их последствий. В целом характер используемых источников позволяет их разделить на те, что отражают ситуацию «штатную», при которой все идет, как и было запланировано, и «не штатную», конфликтную.

Содержание первых заранее ограничено четкими рамками формуляра, так как в них фиксировались наиболее актуальные для казны отчетные показатели и данные о служителях. К этому виду можно отнести «выборы» (доношения посадских тяглецов о выборе служителя) и материалы финансово-хозяйственной отчетности служителей.

Наиболее информативными являются документы разбирательств нарушений, допущенных в процессе выборов, и следствий о недоимках, так как в ходе детального анализа конфликтных ситуаций вскрываются взаимоотношения власти и купечества. Кроме того, в материалах следствий присутствуют сведения о реалиях служб, которые никак не отразились в финансово-хозяйственной документации.

К сожалению, приходится отметить плохую сохранность делопроизводства, связанного с казенными службами: то, что дошло до наших дней, явно является лишь частью того, что существовало некогда.

1 9 Я

Материалы Московского магистрата и Ратуши , Московской губернской канцелярии129, следственных комиссий Сената о недоборе130 по данной теме вводятся в научный оборот впервые.

Методология исследования. Работа сочетает в себе несколько исследовательских подходов. Она лежит в русле разработанной академиком Л.В. Миловым концепции особенностей российского исторического процесса. В рамках данной концепции ограниченный объем совокупного прибавочного продукта общества рассматривается как фактор, обусловивший специфику развития российского социума и институтов российской государственности. Небольшой объем совокупного продукта, необходимого для развития различных сфер жизнедеятельности общества, предопределял

-131 жесткие механизмы его изъятия у непосредственных производителен . Исходя из данных позиций, казенные службы купечества трактуются в диссертации как один из способов изъятия государством общественного прибавочного продукта. Рассмотрение казенных служб в свете концепции

128 РГАДА. Ф. 308. Оп. 1

129 РГАДА. Ф. 400. Оп. 2.

130 РГАДА. Ф. 248. Оп. 16.

131 Концепцию российского исторического процесса как историю социума с минимальным совокупным прибавочным продуктом см.: Милое Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 2001.

JI.В. Милова дало общее понимание института служб в рамках российской государственности.

На другом уровне исследовательских процедур был выбран микроисторический характер исследования, так как его применение позволило осуществить максимально детализированное рассмотрение («насыщенное описание»

К. Гирц ) содержания источников, учитывающее малозаметные элементы, которые ускользают при «крупномасштабном» подходе к истории. Нередко в источниках встречаются сюжеты, смысл которых сегодня не очевиден, микроисторический анализ заставляет держать их в фокусе внимания и интерпретировать, исходя из контекста.

В русле другого современного подхода, получившего название «истории повседневности», за обыденным поведением людей выявляются социальные практики, влиявшие на исторический процесс в целом. В данном исследовании по материалам выборных служб изучены бытовые повседневные ситуации, которые позволяют проследить адаптационные практики поведения купечества. Посадские люди рассматриваются в работе не только как «объекты» (политики государства, глобальных процессов развития общества), но и как «субъекты» исторического процесса, вносящие в него свою лепту. Подобный подход активно применяется в современной исторической литературе одним из ведущих современных специалистов в области исследования социальных практик Альфом Людтке. Ученый рассматривает, как в несвободных условиях Германии периода национал-социализма рабочие проявляли «своеволие» или «уклонение» («Eigensinn») в исполнении норм поведения, навязываемых им сверху. Он рассматривает это явление как один из факторов, позволивших многим рабочим пережить годы по фашистского террора .

132 Гирц К. «Насыщенное описание»: в поисках интерпретативной теории культуры // Гирц. К. Интерпретация культур. М., 2004. С. 11-20.

133 Людтке А. История повседневности в Германии: Новые подходы к изучению труда, войны и власти. М., 2010. С. 64, 84-123.

Подробная реконструкция функционирования казенных служб продемонстрировала, как купечество, поставленное в жесткие условия государством, уклоняется от своих обязанностей, и тем самым смягчает вред, приносимый ему казенными службами.

В работе также использован историко-системный метод, который заключается в реконструкции системы взаимоотношений государства и купечества в процессе казенных служб. Казенные службы второй четверти XVIII в. рассмотрены во взаимосвязи с их предысторией и их развитием, то есть в работе использован и историко-генетический метод134.

Научная новизна диссертационной работы состоит в том, что впервые было проведено детальное исследование выборных казенных служб купечества XVIII в. В работе реконструирован механизм функционирования таможенных и кабацких служб и служб сборов с мостов и перевозов. Их о изучение проведено по материалам Москвы второй четверти XVIII в.

Были изучены практически не освещавшиеся ранее в научной литературе такие аспекты казенных служб, как купеческие выборы и процесс следствия по недоимкам. В предшествующей историографии данные сюжеты характеризовались лишь на основании законодательных актов. В диссертационной работе впервые исследовано, как эти процессы осуществлялись на практике. Без изучения этих важных вопросов невозможно проанализировать казенные службы как целостное явление.

В диссертации рассмотрен ряд частных аспектов служб, до этого ни разу не затрагивавшихся в историографии. Так, применительно к XVIII в., впервые изучен комплекс обязанностей служителя кабака по изготовлению и закупке алкогольных напитков. Задачи служителя, занимавшегося сбором с мостов и перевозов, ранее также не исследовались. Анализ задач и обязанностей сборщиков позволил выявить специфику каждой из рассмотренных служб.

134 См.: Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. М., 2003. С. 158-205.

49

В работе впервые проанализирован комплекс факторов, определивших устойчивость феномена казенных служб, просуществовавших значительный исторический период, несмотря на серьезные внутренние противоречия. Исследование выявило социальные стратегии, позволявшие купечеству приспособиться к тяжелым условиям служб. Были изучены сложившиеся практики, позволявшие казне компенсировать недоимки по финансовым сборам. В диссертационной работе продемонстрированы возможности изучения истории повседневности и микроисторического подхода.

В ходе исследования в научный оборот введены новые архивные источники.

Практическое значение исследования. Выводы диссертации могут быть использованы при создании обобщающих трудов, учебных пособий и лекционных курсов по социальной истории, истории купечества и системы государственного управления в России.

Структура диссертации соответствует поставленным задачам и включает введение, три главы, заключение, список источников и литературы, а также приложение. Глава первая посвящена анализу процесса выборов в казенные службы. В главе второй подробно рассмотрен механизм функционирования казенных служб купечества. В главе третьей на основе рассмотрения процедуры следствия по недоборам выявлены стратегии и практики, применявшиеся сторонами в ходе разбирательств. В заключении подводятся основные итоги исследования.

Похожие диссертационные работы по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Исторические науки», Наседкин, Егор Николаевич

Выводы, о причинах такого поведения посадской общины во время выборов в казенные службы пока делать преждевременно. Чтобы прояснить поведение общины, нередко выбиравшей в службы людей, явно для них не способных, требуется изучить, насколько велик был риск для служителя не справиться с казенными сборами, как часто общине приходилось возмещать долги своих представителей.

146 Кошелева O.E. Люди Санкт-Петербургского острова Петровского времени. М., 2004. С. 85.

147 Акельев Е.В. Городская преступная среда и опыт борьбы с ней в России и Франции первой половины XVIII в.: Сравнительно- историческое исследование: Автореф. дисс. канд. ист. наук. М., 2009. С. 16-17.

Глава 2

КУПЦЫ НА КАЗЕННОЙ СЛУЖБЕ

§ 2.1 Особенности исчисления суммы денежных сборов при казенных службах купечества

Исследователи всегда отмечали тяжесть казенных служб для посадского населения1. Действительно, в действиях купцов, рассмотренных в предыдущей главе, можно почувствовать страх перед казенными службами; тем не менее, без детального изучения механизма казенных служб невозможно пояснить вопрос: какие явные и неявные сложности сопровождали посадские службы, насколько был велик риск для купца не справиться со своими служебными обязанностями и оказаться виновным в недоимке?

Пройдя процедуру выборов, купец, как отмечалось ранее, должен был заступить 1-го января на свою новую должность и перенять дела у своего предшественника. Здесь необходимо остановиться на следующем важном моменте: заступая на службу, выборный служитель заведомо знал, какую сумму сборов ему необходимо будет собрать с вверенной ему таможни, кабака, моста и перевоза и так далее.

Каждая таможня или кабак имели свой собственный оклад - то есть зафиксированную норму денежных сборов. Вопрос, как складывались данные оклады, был хорошо изучен A.A. Кизеветтером. Оклады, действовавшие во второй четверти XVIII в., разрабатывались в начале 1720-х. гг.

В 1724 г. Камер-коллегия совместно с Главным магистратом получили поручение от Сената вычислить оклады по различным косвенным сборам, кроме кабацких. Исследование, проведенное этими учреждениями, показало,

1 Кизеветтер A.A. Посадская община в России XVIII столетия. М., 1903; Козлова H.B. К вопросу о социально-политической характеристике русского купечества в XVIII в. // Вестник МГУ. Сер. 8: История. 1987. №6. С. 47-56.

Hill II 1 I i t I II I I i III IUI i 1 MI II M 1 I, что в двадцати двух провинциях сборы поступили «с прибором» в 1720, 1721 и 1722 гг. На основе данных этих лучших по показателям сборов лет была подсчитана средняя цифра для каждого города, - она-то и была признана суммой оклада.

В течение 1724 г. составленные таким образом в Камер-коллегии реестры окладов таможенных и канцелярских сборов были разосланы по городам. Городовые магистраты должны были вместе с мирскими посадскими сходами проверить выведенные оклады и дать ответ, могут ли они взять на себя на будущий год сбор таких окладов. Также требовалось прислать в Главный магистрат сведущих людей, чтобы они обосновали утвердительный или отрицательный ответ на этот вопрос.

В 1725 г. 7 июля Сенат согласно докладу Камер-коллегии приказал положить сборы (кроме кабацких) в городах двадцати двух провинций на магистраты — согласно разработанным в 1724 г. окладам. Там же, где ранее сборы содержались на откупе, предписывалось собирать по откупщиковым 2 окладам .

Для питейных сборов оклад был определен по средней сумме поступлений за 1723 — 1725 гг.; в тех городах, где сборы состояли на откупах, оклады должны были вычисляться исходя из тех сумм, которые собирали откупщики3.

A.A. Кизеветтер отмечал, что данные оклады были чрезвычайно высоки: для многих провинций они «были исчислены на основании поступлений исключительно счастливых годов»4, то есть тех лет, когда в данной местности не происходило никаких климатических катаклизмов, и была благоприятная экономическая конъюнктура. Многие оклады были завышены, так как они были начислены по откупщиковым окладам5. «Откупщиковые» оклады складывались следующем образом: желающий взять на откуп какой-либо сбор должен был взять на себя обязательство

2 Кизеветтер A.A. Указ соч. С. 211-212.

3 Там же. С. 458.

4 Там же. С. 467.

5 Там же. собрать большую денежную сумму, чем та, что была определена по прежнему окладу. Насколько больше будет сумма, которую обяжется собрать откупщик, решалось в каждом случае по-разному - это называлось «наддачей».

После того, как откупщик отказывался от продолжения контракта, сбор, которым он занимался, снова перекладывался на «веру или на ратушу». Оклад же, увеличенный из-за откупщиковой наддачи, уже не уменьшался. Кизеветтер писал, что «поднятия окладов откупщиковыми наддачами бывали значительны»6, и приводил немало красноречивых примеров.

Например, для Дмитровского посада размер таможенного оклада 1720 - 1722 гг. составил 411 руб. 21 коп., после откупщиковой наддачи он возрос до 1187 руб. 76 коп. По окончании откупа посад принудили взять этот сбор на веру по откупщикову окладу, хотя посадские люди Дмитрова подавали убедительные челобитья о том, что брать на себя такой сбор они не согласны. В результате за 1735 - 1737 гг. по таможенному сбору поступило всего 407 р. 85 7/8 коп. В итоге недоимка составила 3155 руб. 93 7/8 коп.! Дмитровская ратуша так объясняла возникновение недобора в своем доношении: «<.> недоборы против камерколлежскаго оклада учинились от умаления привоза в Дмитров хлеба и других товаров из уезда и других городов и вследствие невзятья пошлин с соли с истинной цены. А против откупщикова оклада - за показанным от откупщика тягостным окладом, котораго и сам собрать не

7 8 мог» . То же самое повторилось в Дмитровском посаде и с другими сборами .

В 1744 г. в Пскове по случаю перехода сборов с откупа на ратушу была составлена сравнительная ведомость прежних окладов, выведенных из поступлений 1720 — 1722 гг. и новых — откупщиковых.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В начале 1720 - 1730-х. гг. XVIII в. страна уже прошла через значительные преобразования, происшедшие в ходе петровских реформ, однако архаическая система казенных служб купечества продолжала существовать почти без изменений. Обязывая посадских людей в виде повинности исполнять различные виды служб, казна обеспечивала функционирование низовых звеньев финансово-хозяйственной сферы. Исключительную роль для пополнения государственного бюджета играли таможенные и питейные сборы, потому службы купцов по их обеспечению были чрезвычайно важны для государства. Для посадских же тяглецов это был один из наиболее тяжелых видов обязанностей, так как они были сопряжены со значительными материальными издержками. Значимость другой рассмотренной в диссертации повинности купечества - службы сборов с мостов и перевозов — определялась тем, осуществление ее было связано с обслуживанием внутренних коммуникаций.

Проведенная в диссертации детальная реконструкция функционирования данных служб, осуществленная на материалах Москвы 20-х - 30-х годов XVIII в. показала, что тяжесть этих служб для выборного служителя определялась не только тем, что они отрывали его на год от своих дел (что не раз отмечалось в научной литературе), но и необходимостью вести сложное делопроизводство и отчетность, выполнять комплекс требующих особой квалификации служебных обязанностей.

Было доказано, что казна применяла ряд отработанных методов, с помощью которых стремилась компенсировать значительные финансовые недоимки по сборам, во многом носивших искусственный характер. Зачастую выборный служитель не мог выполнить норму по вверенным ему сборам по объективным причинам и, следовательно, оказывался обвиненным в недоимке. Это происходило потому, что суммы окладов (то есть фиксированных норм сборов) были, как правило, изначально завышенными, поскольку они определялись по лучшим годам, а впоследствии могли неоднократно повышаться наддачами откупщиков. Подобные оклады нередко становились и вовсе невыполнимыми ввиду периодически повторяющихся недородов, пожаров, эпидемий и других природных и социальных катаклизмов, приводивших к хозяйственному упадку в регионах.

Данное исследование показало, что законодательные нормы о взыскании недоимок осуществлялись в полной мере. Согласно российскому законодательству первой половины XVIII в. взыскивать недоимку следовало непосредственно с самого служителя или его наследников, при необходимости можно было продать его имущество; если же вырученной суммы не хватало, тогда его долг покрывался за счет сборов с посадской общины, которая отвечала за своего представителя материально. На практике чаще всего ни сам обвиненный в недоимке, ни его наследники возместить казенный долг не могли, следовательно, собирать задолженность приходилось общине. По сути дела применение подобной меры означало, что почти каждый рубль, зачисленный в недоимку, взыскивался с посада.

Эти наблюдения, с учетом искусственного характера недоимок, позволяют считать, что данные казенные службы представляли собой не только способ отчуждения собственных капиталов купцов путем использования их времени, сил и финансов, но и завуалированный - под видом взыскания недоимки — сбор с купечества. Завышая сумму окладов, казна изначально рассчитывала на покрытие объективно возникавшей недоимки за счет не только собственных средств сборщиков, но и всей общины. Такая система позволяла не снижать уровень казенных сборов, несмотря на меняющиеся условия их обеспечения.

Государство не только эксплуатировало купечество, но и поддерживало его, раздавая монополии и привилегии. В диссертационной работе впервые рассмотрен иной аспект взаимоотношений государства и купечества, который помогал городским тяглецам сохранить свой экономический потенциал. Были выявлены адаптационные стратегий выживания, позволявшие купечеству минимизировать ущерб от казенных служб. Их наличие прослеживается на разных этапах функционирования служб.

Подобные стратегии были выявлены при изучении процедуры выборов. На этапе выборов посадская община нередко избирала людей, заведомо не способных нести казенные службы: тяжелобольных, пьяниц, неграмотных или уже имеющих крупные казенные долги за прошлые службы - все это было прямым нарушением требований казны, желавшей видеть на казенных должностях людей «добрых», зажиточных и «грамоте владеющих». Такое поведение общины, на первый взгляд, не совсем понятно: деятельность лиц не способных к исполнению служб неминуемо должна была закончиться недоимкой, а значит, неизбежным взысканием долга со всей общины.

Такое «странное» поведение общины, весьма вероятно, было связано с тем, что купечество прекрасно знало о тенденции следствий затягиваться надолго. Многие следственные дела велись по 10—20 лет и более (хотя встречаются и случаи относительно быстрых взысканий). Подставляя под удар слабейших своих членов, община защищала от разорения состоятельных и средних по достатку купцов, на которых приходилась основная тяжесть разного рода общемирских платежей. Важнее было сохранить «середняка» сейчас, чем беспокоиться о взыскании недобора, которое произойдет, скорее всего, не скоро.

Следственные дела затягивались, в первую очередь, ввиду слабости бюрократического аппарата, однако, как показало проведенное исследование, некоторые действия подследственных купцов также приводили к замедлению разбирательств, иногда существенному. В процессе следствия обвиняемые в недоимках часто пытались доказать, что недобор случился по объективным причинам (недород, хозяйственный кризис). Встречаются требования перепроверить отчетную документацию, которая легла в основу следствия. В некоторых случаях обвиненные в недоимке купцы жаловались в вышестоящее учреждение на несправедливый, по их мнению, ход расследования. Целью подобных жалоб было затягивание дела, потомки виновных в недоборе стремились доказать свою непричастность к наследству, а значит и отсутствие ответственности. Подследственные служители нередко перекладывали вину на своих «товарищей», а купеческие старшины стремились доказать свою непричастность к выбору.

В конечном счете, купцы, как правило, проигрывали казне; однако каждое поданное ими в свою защиту доношение требовало рассмотрения, а значит, на это уходило время, следовательно, рассмотрение затягивалось.

Изучение казенных служб выявило также и некоторые индивидуальные социальные практики, применяемые купцами в конфликтах, возникавших между ними и посадской общиной при выборах в казенную службу или для сбора средств в уплату общего долга. В некоторых случаях купцы старались уклониться от свалившегося на них бремени, ссылаясь на нездоровье, а еще чаще выборные служители пускались в бега. Безусловно, одним из факторов, позволявших посадскому тяглецу выжить, была поддержка рода.

Вышеперечисленные сюжеты — проявление «пассивного» сопротивления, но были также и примеры «активных» действий купцов: коллективные обращения к центральным учреждениям с просьбами об изменении системы казенных служб.

Как показывает изучение материалов Москвы второй четверти XVIII в., казна в целях компенсации регулярных значительных недоимок по косвенным сборам (таможенным, питейным, канцелярским) активно эксплуатировала систему поручительства общины за своего представителя. С другой стороны, существовали факторы, ослаблявшие фискальный нажим государства. Этими факторами являлись слабость бюрократического аппарата и пассивное сопротивление посадского населения. В совокупности эти тенденции были одними из тех явлений, что и обеспечили устойчивость феномена казенных служб купечества. Выяснение на микроуровне механизма их функционирования позволило выявить сложность взаимных стратегий поведения, а, следовательно, увидеть новые грани во взаимоотношениях власти и российского общества в раннее Новое время.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Наседкин, Егор Николаевич, 2011 год

1. НЕОПУБЛИКОВАННЫЕ

2. РГАДА. Ф. 16. Внутреннее управление. Оп. 1. Д. 555. Ч. 1. 415 л.;

3. РГАДА. Ф. 273. Камер-коллегия. Оп. 1. Д. 29031. 224 л.; РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 29044. 89 л.; РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 29081. 37 л.; РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 29082. 120 л.;

4. РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 29094-29117 (сброшюровано вместе). 897 л.; РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 29218. 28 л.;

5. РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 29236-29265 (сброшюровано вместе). 637 л.; РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 29277-29299 (сброшюровано вместе). 431 л.; РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 29308. 12 л.;

6. РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 29387-29402 (сброшюровано вместе). 1268 л.;

7. РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 29427. 2 л.;

8. РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 29709. 24 л.;

9. РГАДА- Ф. 273. Оп. 1. Д. 29735. 35 л.;

10. РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 32823. 302 л.;

11. РГАДА. Ф. 273. Оп. 1. Д. 32824. 251 л.;

12. РГАДА. Ф. 308. Московская ратуша и городовой магистрат. Оп. 1. Д. 207. 6 л.;

13. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 216. 32 л.;

14. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 217. 21 л.;

15. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 218. 18 л.;

16. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 223. 66 л.;

17. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 243. 23 л.;

18. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 244. 16 л.;

19. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 245. 38 л.;

20. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 246. 9 л.;

21. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 247. 14 л.;

22. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 248. 40 л.;

23. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 250. 20 л.;

24. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 251. 35 л.;

25. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 252. 43 л.;

26. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 256. 58 л.;

27. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 259. 17 л.;

28. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 321. 160 л.;

29. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 334. 99 л.;

30. РГАДА. Ф. 308. Оп.1. Д. 442. 18 л.;

31. РГАДА. Ф. 340. Канцелярия конфискации. Оп. 1. Д. 829. 8 л.;

32. РГАДА. Ф. 340. Оп. 1. Д. 1448. 8 л.;

33. РГАДА. Ф. 340. Оп. 1. Д. 2484. 8 л.;

34. РГАДА. Ф. 340. Оп. 1. Д. 2496. 29 л.;

35. РГАДА. Ф. 340. Оп. 1. Д. 3696. 9 л.;

36. РГАДА. Ф. 340. Оп. 1. Д. 5421. 112 л.;

37. РГАДА. Ф. 340. Оп. 1. Д. 5581. 19 л.;

38. РГАДА. Ф. 340. Оп. 1. Д. 14118. 8 л.;

39. РГАДА. Ф. 340. Оп. 1. Д. 14188. 17 л.;

40. РГАДА. Ф. 400. Московская губернская канцелярия. Оп. 2. Д. 741. 41 л.;

41. РГАДА. Ф. 400. Оп. 2. Д. 744. 23 л.;

42. РГАДА. Ф. 400. Оп. 2. Д. 750. 18 л.;

43. РГАДА. Ф. 400. Оп. 2. Д. 754. 67 л.;

44. РГАДА. Ф. 400. Оп. 2. Д. 758. 14 л.;

45. РГАДА. Ф. 400. Оп. 2. Д. 766. 25 л.;

46. РГАДА. Ф. 400. Оп. 2. Д. 941. 32 л.;

47. РГАДА. Ф. 400. Оп. 2. Д. 956. 119 л.;

48. РГАДА. Ф. 400. Оп. 2. Д. 986. 22 л.;

49. РГАДА. Ф. 400. Оп. 2. Д. 1017. 11 л.;

50. РГАДА. Ф. 400. Оп. 2. Д. 1063. 7 л.;

51. РГАДА. Ф. 400. Оп. 2. Д. 1072. 12 л.;

52. РГАДА- Ф. 400. Оп. 2. Д. 1088. 20 л.;

53. РГАДА. Ф. 400. Оп. 2. Д. 1093. 34 л.;

54. РГАДА. Ф. 400. Оп. 2. Д. 1147. 5 л.;

55. РГАДА. Ф. 1452. Московская Большая таможня и подчиненные таможни.1. Оп. 1. Д. 30. 77 л.;

56. РГАДА. Ф. 1452. Оп. 1. Д. 33. 28 л.;

57. РГАДА. Ф. 1452. Оп. 1. Д. 34. 39 л.;

58. РГАДА. Ф. 1452. Оп. 1. Д. 35. 17 л.;

59. РГАДА. Ф. 1452. Оп. 1. Д. 73. 4 л.;

60. РГАДА. Ф. 248. Сенат и его учреждения. Оп. 16. Д. 948. 647 л.;

61. РГАДА. Ф. 248. Оп. 16. Д. 951. 843 л.;

62. РГАДА. Ф. 248. Оп. 16. Д. 952. 561 л.;

63. РГАДА. Ф. 248. Оп. 16. Д. 973. 740 л.;

64. РГАДА. Ф. 248. Оп. 16. Д. 975. 1158 л.;

65. РГАДА. Ф. 248. Оп. 16. Д. 976. 944 л.;

66. РГАДА. Ф. 248. Оп. 16. Д. 977. 942 л.;

67. РГАДА. Ф. 248. Оп. 16. Д. 979. 753 л.;

68. РГАДА. Ф. 248. Оп. 16. Д. 980. 603 л.;

69. РГАДА. Ф. 248. Оп. 16. Д. 981. 1319 л.;

70. РГАДА. Ф. 248. Оп. 16. Д. 982. 1423 л.;

71. РГАДА. Ф. 248. Оп. 16. Д. 983. 647 л.;

72. Полное собрание законов Российской империи. — Собрание I. — СПб., 1830. ПСЗ. Т. 1. № 555; ПСЗ. Т. И. № 679; ПСЗ. Т. IV. № 1816; ПСЗ. Т. VII. №4312; ПСЗ. Т. VIII. № 5580, 5794;

73. ПСЗ. Т. IX. № 6297, 6358, 6412, 6450, 6436, 6391, 6392, 6863; ПСЗ. Т. X. 7494, 7546, 7711, 7739, 7832; ПСЗ. Т. XI. 8080, 8492, 8682; ПСЗ. Т. XII. 9033.

74. Городская семья XVIII века: Семейно-правовые акты купцов и разночинцев Москвы: Сб. док. / Сост., вводная стат., коммент. Н.В. Козловой. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2002. - 606 с.

75. Материалы для истории Московского купечества / Сост. H.A. Найденов. М.: Тип. H.H. Кушнерева, 1883. - Т. 1. - 165 е.;

76. Новоторговый устав // Российское законодательство Х-ХХ вв.: В 9 т. Т. 4: Законодательство периода становления абсолютизма / Отв. ред. А.Г. Маньков. — М.: Юридическая литература, 1986. 511 е.;

77. Толченов И.А. Журнал, или Записка жизни и приключений Ивана Алексеевича Толченова. М.: Ин-тут Истории СССР., 1974. - 470 е.;1.. ЛИТЕРАТУРА

78. Акелъев Е.В. Городская преступная среда и опыт борьбы с ней в России и Франции первой половины XVIII в.: Сравнительно-историческое исследование: Автореф. дисс. канд. ист. наук. — М.: Б. и., 2009. — 26 е.;

79. Акишин М.О. Полицейское государство. Эпоха Петра Великого. — Новосибирск: ИЦ Автор, 1996. -223 е.;

80. Аксенов А.И. Генеалогия московского купечества XVIII в.: Из историиформирования русской буржуазии. -М.: Наука, 1988. 188 е.;

81. Александров В.А., Покровский H.H. Власть и общество. Сибирь в XVII в. / АН СССР; Ин-т этнологии и антропологии им. H.H. Миклухо-Маклая. Сиб. отд-ние; Ин-т истории, филологии и философии. Новосибирск: Наука, 1991. -401 е.;

82. Базилевич К.В. К вопросу об изучении таможенных книг XVII в. // Проблемы источниковедения. Сб. 2 / Труды историко-археографического института АН СССР. T. XVII. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1936. - С. 79-80;

83. Бахрушин C.B. Труды по источниковедению, историографии и истории России эпохи феодализма. М.: Наука, 1987. - 220 е.;

84. Беспаленок Е.Д. Участие купечества в таможенных и кабацких службах i Смоленском крае во второй половине XVII в. // Управление городами: история и современность. Тверь: Б. и., 2001. - С. 69-81 ;

85. Бессмертный Ю.Л. Что за «Казус»? // Казус: Индивидуальное и уникальное в истории. 1996 / Под ред. Ю.Л. Бессмертного, М.А. Бойцова. — М.: Изд-во Рос. гос. гуманит. ун-та, 1997. С. 7-24;

86. Блинов Н.М. Таможенная политика России X — XX вв.: Краткий научно-популярный очерк. М.: ИПО Автор, 1997. - 270 е.;

87. Богословский М.М. Земское самоуправление на русском Севере. М.: Синод, тип, 1909.-Т. 2.-311 е.;

88. Буганов В.И. Мир истории: Россия в XVII столетии. М.: Молодая гвардия, 1989.- 318 е.;

89. Булгаков М.Б. Посадские люди в системе государственных служб в XVII в.: Автореф. дисс. на соиск. учен. степ, д-ра ист. наук. — М.: Б. и., 2007. -47 е.;

90. Булгаков М.Б. Государственные службы посадских людей в XVII в. — М. Б. и., 2004. 345 е.;

91. Булгаков М.Б. Государство и посад по Соборному Уложению 1649 г. // Система государственного феодализма в России. М.: Б. м., 1993. - Ч. 1. — С. 174-178;

92. Введенский P.M. Соляное дело России в XVIII первой половине XIX в.: Автореф. дисс. на соиск. учен. степ, д-ра ист. наук. - М.: Б. и., 1986. - 32 с.

93. Водарский Я.Е. Из истории создания Главного магистрата // Вопросы социально-экономической истории и источниковедения периода феодализма в России. -М: АН СССР, 1961.- С. 108-112;

94. Волков М.Я. Отмена внутренних таможен в России // История СССР. -1957.-№2.-С. 78-95;

95. Волков М.Я. Очерки промыслов России. Винокуренное производство. — М.: Наука, 1979.-336 е.;

96. Ворожбитова М.В. Повседневный уклад жизни московского населения середины XVIII в.: По материалам канцелярии конфискации: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук / МГУ им. М.В. Ломоносова. Ист. фак. — М.: МАКС- Пресс, 2004. 27 е.;

97. Гирц К. Интерпретация культур. М.: РОССПЭН, 2004. - 557 е.;

98. Глазьев В.Н. Власть губных старост в русских уездах и городах (конец 1530-х 1702 гг.) в отечественной историографии // Вопросы истории славян. - Воронеж: Истоки, 1998. - Вып. 13. - С. 52-61;

99. Глазьев В.Н. Власть и общество на Юге России в XVII в.: противодействие уголовной преступности. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 2001.-429 е.;

100. Голикова Н.Б. К вопросу о правовом положении городского населения России конца XVI XVII века // Русский город: Исследования и материалы / Под ред. В.Л. Янина. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. - Вып. 9. - С. 202-227;

101. Голикова Н.Б. Кредит и его роль в деятельности русского купечества в начале XVIII в. // Русский город: Исследования и материалы. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1979. - Вып. 2. - С. 161-197;

102. Голода и неурожаи в России с 1024 г. — СПб.: Досуг и дело, 1868. -57с.;

103. Градовский АД. История местного управления в России. — СПб.: Печ. В. Головина, 1868. Т. 1. - 384 е.;

104. Градовский АД. Собрание сочинений. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1904. - Т. 9: Начала русского государственного права. - Ч. 3: Органы местного управления. - 599 е.;

105. Грибовский В. Местное управление Московской Руси. — Киев: Тип. Т-ва И.Н. Кушнерев и К°, 1912.-25 е.;

106. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М.: Гос. изд-во иностр. и нац. словарей, 1955. — Т. 1. - 699 е.;

107. Дитятин И.И. Устройство и управление городов России. СПб.: Тип. П.П. Меркульева, 1875. - Т. 1. - 507 е.;

108. Дитятин И.И. Царский кабак в Московском государстве // Русская мысль. М., 1883. - Кн. 9.-С. 34-72;

109. Дитятин И.И. Царский кабак Московского государства // Дитятин И.И. Статьи по истории русского права. — СПб.: Тип. О.Н. Попова, 1895. — С. 468— 496;

110. Захаров В.Н. Таможенное управление в России в XVII в. // Государственные учреждения в России в XVI XVIII вв. / Под ред. Н.Б. Голиковой. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1991. - С. 49—76;

111. Истомина Э.Г. Водные пути России во второй половине XVIII — начале XIX в. М.: Наука, 1982. - 278 е.;

112. Каменский А.Б. От Петра I до Павла I. Реформы в России XVIII века: Опыт целостного анализа. — М.: Изд-во Рос. гос. гуманит. ун-та, 1999. — 575с.;

113. Каменский А.Б. Повседневность русских городских обывателей: исторические анекдоты из провинциальной жизни XVIII века. — М.: Изд-во Рос. гос. гуманит. ун-та, 2006. —403 е.;

114. Каффенгауз. Б.Б. Очерки внутреннего рынка России первой половины

115. XVIII в. (по материалам внутренних таможен). М.: Изд-во АН СССР, 1958. -355 е.;

116. Кизеветтер A.A. Местное самоуправление в России XI — XIX ст.: Исторический очерк. — Пг.: Задруга, 1917. — 120 е.;

117. Кизеветтер A.A. Посадская община в России XVIII столетия. М.: Университет, тип., 1903. - 810 е.;

118. Киприянова Н.В. Государственные службы владимирского купечества // Материалы областной краеведческой конференции (20 апреля 2007 г.): в 2 т. — Владимир: Б. и., 2007. Т. 1. - С. 73-87;

119. Кисловский Ю Г. История таможни государства Российского. 19071995. М.: Автор, 1995. - 396 е.;

120. Клокман Ю. Р. Историография русских городов второй половины XVII — XVIII вв. // Города феодальной России: Сб. стат. памяти Н.В. Устюгова / Отв. ред. В.И. Шунков. -М.: Наука, 1966. С. 51-65;

121. Ключевский В.О. Русская история. М.: Мысль, 1993. - Кн. 2. - 585 е.;

122. Ковалъченко И. Д. Методы исторического исследования. — М.: Наука, 2003.-485 е.;

123. Козлова Н.В. Некоторые черты личностного образца купца XVIII в.: К вопросу о менталитете российского купечества // Менталитет и культура предпринимателей России XVII XIX вв.: Сб. ст. - М.: Ин-т рос. истории РАН,1996.-С. 52-53;

124. Козлова Н.В. Некоторые аспекты культурно-исторической характеристики русского купечества XVIII в. // Вестник МГУ. Сер. 8: История. - 1989. -№ 4. - С. 35-38;

125. Козлова Н.В. Гильдейское купечество в России и некоторые черты его самосознания в XVIII в. // Торговля и предпринимательство в феодальной России: К юбилею профессора русской истории Н.Б. Голиковой. М.: Археогр. центр, 1994. - С. 214-229;

126. Козлова Н.В. К вопросу о социально-политической характеристике русского купечества в XVIII в. // Вестник МГУ. Сер. 8: История. - 1987. - № 6. - С. 47-56.

127. Козлова Н.В. Люди дряхлые, больные, убогие в Москве XVIII века. -М.: Рос. политич. энциклопедия, 2010 360 е.;

128. Козлова Н.В. Попытка городской реформы в России в 30-е годы XVIII в. // Вестник МГУ. Сер. 8: История. - 1991. - № 4. - С. 29-42;

129. Козлова Н.В. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в. (20-е -начало 60-х гг.). М.: Археогр. центр, 1999. - 381 е.;

130. Козлова Н.В. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в. (20-е -начало 60-х годов): Автореф. дисс. на соиск. учен. степ, д-ра ист. наук. — М.: Б. и., 1994.-33 е.;

131. Комисаренко А.И. Хлыновский городской рынок в 30-х — 40-х годах XVIII в. // Города феодальной России: Сб. стат. памяти Н.В. Устюгова / Отв. ред. В.И. Шунков. М.: Наука, 1966. - С. 446-456;

132. Кошелева O.E. Люди Санкт-Петербургского острова Петровского времени. М.: ОГИ, 2004. - 487 е.;

133. Кошелева O.E. Один из Иванов в эпоху Петра (опыт персональной истории) // Казус-2002. Индивидуальное и уникальное в истории / Под ред. Ю.Л. Бессмертного, М.А. Бойцова. М., 2002. - Вып. 4. - С. 305-328;

134. Кошелева O.E. Повседневность Петербурга петровского времени: Автореф. дисс. на соиск. учен. степ, д-ра ист. наук. — М.: Б. и., 2006. — 48 е.;

135. Крестинин В. В. Краткая история о городе Архангельском, сочиненаархангелогородским гражданином Василием Крестининым. СПб.: Имп. Акад. Наук, 1792. - 264 е.;

136. Кром М.М. Повседневность как предмет исторического исследования // История повседневности: Сб. науч. работ. СПб.: Изд. Европейск. ун-та в СПб., 2003.-205 е.;

137. Кром М.М. Историческая антропология: Учеб. пособие. 3-е изд., испр. и доп. - СПб.: Изд. Европейск. ун-та в СПб.; Квадрига, 2010. - 214 е.;

138. Курукин И.В., Никулина Е.А. Повседневная жизнь русского кабака от Ивана Грозного до Бориса Ельцина. М.: Молодая гвардия, 2007. — 518 е.;

139. Кушееа E.H. Торговля Москвы в 30-40-х годах XVIII в. // Исторические записки. М.: Изд-во АН СССР, 1947. - Т. 23. - С. 44-104;

140. Лебедев В. Москва при Петре 1 // Исторический журнал. — 1945. № 5. —1. С. 40;

141. Леей Дж. К вопросу о микроистории // Современные методы преподавания новейшей истории. М.: ИВИ РАН, 1996. — С. 167-190;

142. Людтке А. История повседневности в Германии: Новые подходы к изучению труда, войны и власти. — М.: РОССПЭН, 2010. 268 е.;

143. Людтке А. Что такое история повседневности? Ее достижения и перспективы в Германии // Социальная история. Ежегодник. 1998/99 / Отв. ред. K.M. Андерсон, Л.И. Бородкин. М.: РОССПЭН, 1999. - С. 77-100;

144. Малышева И.А. Памятники деловой письменности XVIII в. как объект лингвистического источниковедения. Хабаровск: Изд-во Хабаровск, гос. пед. ун-та, 1997.- 182 е.;

145. Манъков А.Г. Уложение 1649 г. — кодекс феодального права России. — Л.: Наука, 1980.-271 е.;

146. Мерзон А.Ц. Таможенные книги XVII века. — М.: Б. и., 1957 68 е.;

147. Мерзон А.Ц. Устюжские таможенные книги XVII в. // Проблемы источниковедения. М.: Изд-во АН СССР, 1958. - T. VI. - С. 67-130;

148. Мерзон А.Ц., Тихонов Ю.А. Рынок Устюга Великого в период складывания всероссийского рынка (XVII в.). М.: Изд-во АН СССР, 1960. —721 с.

149. Милое JI.B. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М.: РОССПЭН, 2001. - 572 е.;

150. Милюков П.Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. СПб.: Изд-во. М.В. Пирожкова, 1905.-679 е.;

151. Милюков П.Н. Очерки по русской культуре. — СПб.: Тип. И.Н . Скороходова, 1896. Ч. I. - 237 е.;

152. Миронов Б.Н. Американская буржуазная историография русского феодального города // Вопросы истории. 1984. - № 7. - С. 29-43;

153. Митяев К.Г. К вопросу о передаче содержания таможенных книг XVII в. (смоленские книги) // Труды Историко-архивного ин-та. М.: Изд-во Историко-архивн. ин-та, 1948. - Т. IV. - С. 289-290;

154. Муравьев A.B. Образование Московского магистрата // Вестник МГУ. — Сер. 8: История. 1963. - № 3. - С. 67;

155. Очерки истории СССР. Период Феодализма XVII в. М.: Изд-во АН СССР, 1958.-947 е.;

156. Павленко Н.И. Развитие металлургической промышленности России в первой половине XVIII в. М.: Изд-во АН СССР, 1953. - 540 е.;

157. Петрухшцев H.H. Голод 1733 1735 гг. и правительственная политика по борьбе с ним // Особенности российского исторического процесса: Сб. стат. памяти акад. Л.В. Милова / Отв. ред. A.A. Горский. - М.: РОССПЭН, 2009. -С. 219-242;

158. Писаръкова Я. Ф. Развитие местного самоуправления в России до великих реформ: обычай, повинность, право // Отечественная история. — 2001.- № 2. С. 3-27;

159. Плошинский JI.O. Городское или среднее состояние русского народа, в его историческом развитии от Руси до новейших времен. СПб.: В. Поляков, 1852.-286 с.

160. Полонская Н. Страничка из истории кабацкого дела XVII в. // Юбилейный сб. историко-этнограф. кружка при ун-те Св. Владимира. Киев: Тип. 2 артели, 1914;

161. Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве. М.: Изд-во АН СССР, 1951.-410с.;

162. Похлебкин В.В. История водки. М.: Центрполиграф, 2000. - 404 е.;

163. Прыжов И.Г. История кабаков в России. М.: Изд-во «Дружба народов», 1992. - 380 е.;

164. Рабинович Г.С. Город Соли Старая Русса в конце XVI середине XVIII вв. - JL: Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1973. - 240 е.;

165. Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города: Горожане, их общественный и домашний быт. — М.: Наука, 1978. 327 е.;

166. Рабг^евич В. В. Политика Абсолютизма по отношению к городам Западной Сибири в 80-х гг. XVIII первой четверти XIX в. // Города Сибири (Экономика, управление и культура городов Сибири в досоветский период). — Новосибирск: Наука, 1974. - С. 186-203;

167. Pa6iieeu4 B.B. Социальный состав органов городского самоуправления Западной Сибири в 80-х гг. первой четверти XIX в. // История городов Сибири досоветского периода (XVII - начало XX вв.). - Новосибирск: Наука, 1977.-С. 80-96;

168. РаевД.В. Кружечные дворы городов Западной Сибири (вторая половина XVII начало XVIII в). - Новосибирск: Сова, 2005. - 273 е.;

169. Раздорский А.И. Торговля Курска в XVII веке. СПб.: Дмитрий Буланин, 2001. - 762 е.;

170. Раздорский А.И. Книга таможенного и питейного сбора Курска и Курского уезда 1720 г.: Исследование. Текст. Комментарии. СПб.: Дмитрий Буланин, 2007.-619 с.;

171. Рогов В.А. Уголовное право и карательная политика в Русском государстве в XV -XVII вв. М.: Б. и., 1990. - 69 е.;

172. Рудаков В. Василий Васильевич Крестинин // Журнал Министерства народного просвещения. — 1895, май. — С. 219—225;

173. Рындзюнский П.Г. Городское гражданство дореформенной России. -М.: Изд-во АН СССР, 1958. 559 е.;

174. Сахаров A.M. Очерки истории СССР. XVII век. М.: Учпедгиз, 1958.246 е.;

175. Середа Н.В. Городская реформа Екатерины II в Тверской губернии: источники и методы исследования: Автореф. дис. докт. ист. наук. М.: Б. и., 2005.-43 е.;

176. Середа Н.В. Реформа управления Екатерины Второй: Источниковедческое исследование. М.: Памятники исторической мысли, 2004.-444 е.;

177. Смирнов М.И. Нижегородские казенные кабаки и кружечные дворы XVII столетия. Нижний Новгород: Б. и., 1913. - 196 е.;

178. Смирнов П.П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в.: В 2 т. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1947-1948. - Т. 1. - 490 с. - Т. 2. - 740 е.;

179. Сташевский Е.Д. Очерки по истории царствования Михаила Федоровича. Киев: Тип. 2-й Артели, 1913. - Ч. I. - 440 е.;

180. Таможенное дело в России X — начала XX вв. (Исторический очерк. Документы. Материалы). СПб.: Изд-во Пик, 1995.-213 е.;

181. Тихонов Ю.А. Таможенная политика русского государства с середины XVI в. до 60-х гг. XVIII в. // Исторические записки. М.: Изд-во АН СССР, 1955.-Т. 53.-С. 258-290;

182. Троицкий С.М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII в. -М.: Наука, 1966.-275 е.;

183. Чечулин Н.Д. Очерки по истории русских финансов в царствование Екатерины II. — СПб.: Сенатская тип., 1906. 386 е.;

184. Чистякова Е.В. Городские восстания в России в первой половине XVII века (30-40-е годы). — Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1975. 246 е.;

185. Чичерин Б.Н. Областные учреждения в России в XVII веке. М.: Тип. Семена, 1856.- 591 е.;

186. Шаходанова О.Ю. Местное самоуправление и власть в Сибири в конце XVI в начале XVIII вв. // Сибирский исторический журнал. - Тюмень. -2002.-№ 1.-С. 93-97;

187. Шлюмбом Ю., Кром М.М., Зоколл Т. Микроистория: большие вопросы в малом масштабе // Прошлое — крупным планом: современные исследования по микроистории: Сб. /Коллект. авт. СПб.: Алетейя, 2003. — С. 7-27;

188. Шутикова Е.А. Соль Илецкая во второй половине XVIII в. (1754 1783 гг.): Автореф. дисс. канд. ист. наук. - М.: Б. и., 2004. - 24 е.;

189. Юркин И.Н. Выборные службы в системе управления оружейной слободы Тулы в первой трети XVIII столетия // Управление городами: история и современность. Тверь: Б. и., 2001. - С. 129-141;

190. Языков С.А. «Выборы» посадских общин XVII начале XVIII в. как исторический источник // Источники по истории общественного сознания и литературы периода феодализма. — Новосибирск: Наука, 1991. — С. 160-177;

191. Bushkovitch P. The Merchants of Muscovy, 1580 1650. - Cambridge etc.: Cambridge Univ. press, 1980. -228 c.;

192. HittleJ.M. The Service City: State and Townsmen in Russia, 1600 1800. -Cambridge (Mass.): Harvard Univ. press, 1979. - 309 c.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.