Художественная интеллигенция и художественная культура Пензенского края в 1920-е - 1930-е гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Гаврилова, Татьяна Викторовна

  • Гаврилова, Татьяна Викторовна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2007, ПензаПенза
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 266
Гаврилова, Татьяна Викторовна. Художественная интеллигенция и художественная культура Пензенского края в 1920-е - 1930-е гг.: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Пенза. 2007. 266 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Гаврилова, Татьяна Викторовна

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА I. Социальный облик художественной интеллигенции Пензенского края в 1920-е - 1930-е годы 25

§ 1. Социальный состав и подготовка кадров художественной интеллигенции 25

§ 2. Материальные и социально-бытовые условия жизни художественной интеллигенции 60

§ 3. Правовое положение Пензенской художественной интеллигенции 95

ГЛАВА II. Творческая и культурно-просветительская деятельность художественной интеллигенции Пензенского края 115 -

§ 1. Театр и кино в провинциальной культуре 115

§ 2. Музыкальная жизнь Пензенского края 151

§ 3. Традиции и новаторство в литературном творчестве 172

§ 4. Успехи и противоречия в развитии изобразительного искусства 197

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Художественная интеллигенция и художественная культура Пензенского края в 1920-е - 1930-е гг.»

Актуальность исследования. История культуры позволяет вскрыть и понять глубинные причины происходящих в стране социальных трансформаций.

От того, в каком направлении и с какой энергией люди искусства реализуют свой потенциал, от эффективности взаимодействия общества и государства, зависит состояние и внешний облик российской культуры. В современных условиях в обществе проявляется потребность в «нетелевизионном» творчестве, вследствие чего возрождается интерес к творениям провинциальных художников, музыкантов, поэтов, писателей.

В связи с этим актуальным становится вопрос о моделях взаимодействия представителей творческих профессий, с одной стороны, и общества и государства, с другой. Важнейшим источником опыта применения различных моделей взаимодействия является отечественный исторический опыт. Значительное количество знаний о взаимоотношениях государства, общества и творческой интеллигенции можно получить, изучив период 20-х - 30-х годов XX века. Указанный период обладает рядом общих черт с нашим временем в плане задач, поставленных обществом перед интеллигенцией.

1. Как и сегодня, в 1920-е - 1930-е годы государство настойчиво пыталось добиться от творческой интеллигенции выполнения социального заказа, содействия реализации модернизационных идей, декларируемых властью.

2. Как в 20-е, так и в 90-е годы XX века провинциальная культура была переведена на хозрасчет и самоокупаемость, оставшись без сколько-нибудь значимой помощи со стороны государства, что не могло не сказаться на уровне ее развития.

3. Как для начала 1930-х годов, так и для первого десятилетия XXI века, характерно усиление воздействия государства на культуру и творческие процессы в среде интеллигенции. Поэтому одной из важных задач современности является использование богатого исторического опыта предвоенных десятилетий для того, чтобы взять из него зарекомендовавшие себя модели взаимодействия и избежать ошибок и перегибов, допущенных советской властью в 1930-е годы.

Тема диссертационного исследования актуальна не только для осуществления современной политики в области культуры. Она представляет ценность и для исторической теории. Изучение проблемы творческой деятельности интеллигенции и развития провинциальной культуры вносит вклад в целостную оценку сложнейшего времени в отечественной истории -межвоенных десятилетий, 20-х и 30-х гг. XX века.

Результаты диссертационного исследования также актуальны для изучения некоторых вопросов интеллигентоведения и социологии.

То, что диссертация построена на сравнительном анализе региональных источников и документов центральных российских архивов, делает ее актуальной как для Пензенского краеведения, так и для общероссийской истории культуры.

Объектом исследования определен социальный слой художественной интеллигенции, который, будучи основным творцом культуры, одновременно являлся объектом всестороннего воздействия в рамках государственной культурной политики.

Предметом исследования избраны тесно взаимосвязанные процессы формирования советской творческой интеллигенции под воздействием материальных, правовых и социальных факторов, с одной стороны, и деятельности художественной интеллигенции по развитию, сохранению и распространению культурных ценностей, с другой. Творческая интеллигенция являлась не только активным субъектом процесса созидания культуры, но и одним из потребителей культурных ценностей, а, кроме того, и объектом государственной культурной политики. Интеллигенция активно участвовала в создании культпросветучреждений, брала культурное шефство над промышленными предприятиями и колхозами. Интеллигенция активно участвовала в государственной политике, в реализации целей, поставленных перед российской культурой. В ходе культурных преобразований в Советском государстве интеллигенция как социальный слой претерпела значительные изменения. Поэтому важной частью предмета диссертационного исследования являются особенности культурной политики Советского государства.

Хронологические рамки исследования охватывают 1920-е - 1930-е гг. Начальная граница избранного хронологического периода определяется окончанием гражданской войны, переходом Советского государства к мирному общественно-политическому строительству, прекращением мобилизационной политики Военного коммунизма и развитием Новой экономической политики. В этих условиях декларативные, фрагментарные и экстраординарные мероприятия государства в областях культуры и взаимодействия с интеллигенцией в период Гражданской войны сменяются на целенаправленную работу советского аппарата по формированию новой, социалистической культуры, новой, социалистической художественной интеллигенции. Методы и формы решения этих задач на протяжении последующих двух десятилетий трансформировались, но генеральная линия воздействия власти на культуру и интеллигенцию оставалась неизменной в рамках изучаемого периода.

Верхняя хронологическая граница исследования датируется концом 1930-х гг. К этому времени в СССР была окончательно сформирована авторитарная система контроля над большинством сфер общественной жизни, в том числе и над творческой деятельностью. Была создана новая интеллигенция, выполнявшая функцию обслуживания идеологических потребностей правящей партии, были разработаны каноны в культуре, определены направления развития большинства жанров. Процесс выработки механизма взаимодействия художественной интеллигенции и власти был завершен.

Необходимо подчеркнуть, что, несмотря на то, что в течение 1920-19305 х годов в экономической и политической жизни страны происходили важные перемены («сворачивание» НЭПа, коллективизация, индустриализация, чистки партийных рядов, политические репрессии), основное направление политики в отношении культуры и художественной интеллигенции оставалось неизменным, равно как и декларировавшиеся цели, хотя приемы достижения этих целей модифицировались. Это ясно видно при сравнении архивных документов партийных фондов начала 1920-х и конца 1930-х гг.

Территориальные рамки исследования включают в себя Пензенский край. Несмотря на то, что в изучаемый период территория, охватывающая город Пензу и окружающие населенные пункты, подвергалась неоднократному разделению и оформлению в административные единицы, она сохраняла общее хозяйственное, и главное, культурное пространство. До 1928 года большая часть Пензенского края входила в Пензенскую губернию с административным центром в городе Пензе. 14 мая 1928 года Пензенская губерния вошла в состав вновь образованной Средне-Волжской области. 20 октября 1929 года она была переименована в Средне-Волжский край. 27 сентября 1937 года большая часть территории бывшей Пензенской губернии вошла в состав Тамбовской области, а 4 февраля 1939 года была образована Пензенская область. Столь масштабные и скорые преобразования не могли не сказаться на культурных связях Пензенского края, в центре которых, естественно, находился город Пенза. Частая смена административно -территориального деления края не способствовала установлению прочных культурных связей с другими культурными центрами Поволжья. Создание Пензенской области - закономерное следствие фактического единства края в исследуемый период.

Степень изученности проблемы. Проблемам интеллигенции в отечественной историографии уделено значительное внимание. Они освещались в обобщающих трудах по истории культуры, в отраслевых исследованиях, посвященных изучению состава и деятельности интеллигенции, представляющей отдельные ее отряды.

В изучении истории советской интеллигенции 1920-х - 1930-х годов можно условно выделить два основных этапа: советский (с 1920-х до конца 1980-х годов) и постсоветский (с 1990-х годов до настоящего времени). Основанием такого деления является смена методологических подходов к изучению проблемы. Однако направления исследований, их содержание, авторские оценки определяют еще и внутреннее деление каждого из них.

В литературе, изданной в 1920-е годы, культурная проблематика отражена, прежде всего, в работах В. И. Ленина,1 руководителей

2 3

Коммунистической партии, партийных публицистов. Широко известные работы В. И. Ленина стали на долгие годы методологической основой исследований в области культурного строительства, однако абсолютизация их значения сыграла далеко не положительную роль.

Основная линия рассуждений партийных деятелей сводилась к идее о необходимости воспитания новой, советской интеллигенции из рабочих и крестьян как социальной опоре режима. Перевоспитание «старой» интеллигенции и привлечение ее на сторону Советской власти было необходимо хотя бы для того, чтобы подготовить с ее помощью кадры новой.

В исследованиях 1920-х - начала 1930-х годов интеллигенция рассматривалась как дифференцированный по видам занятий массив служащих, работников умственного труда, специалистов. Доминировали работы статистического и пропагандистского характера.4

1 Ленин В. И. Покровскому М. Н. // Поли. собр. соч. Т. 53. С. 92; Телефонограмма А В. Луначарскому // Там же. С. 142; В. М. Молотову. Для Политбюро ЦК РКП(б) // Там же. С. 170 и др.

2 Бухарин Н. И. Пролетарская революция и культура. М., 1923; Троцкий Л. Д. Литература и революция. М., 1923; Луначарский А. В. Интернационал и интеллигенция // Собрание сочинений в 8-ми томах. 1963-1967. Т. 3; Его же. Театр и кино за 10 лет // Там же.

3 Коган П. С. Литература Великого Октября. М., 1928; Полонский В. П. Очерки литературного движения революционной эпохи. М., 1928; Лежнев А. 3. О литературе: Сб. ст. М., 1927; Русская литература в истекшем году // Печать и революция. М., 1926.

4 Вольфсон С. Я. Интеллигенция как социально-экономическая категория. М.-Л., 1926; Бронтман Л. Борьба за кадры. М., 1930; Воровсий В. В. Представляет ли интеллигенция общественный класс? // Воровский В. В. Соч. Т. 2. М., 1931; Бейлин А. Е. Подготовка кадров в СССР за 15 лет. М., 1932 и др.

В 1920-е годы уже были написаны первые научные работы интеллигентоведческого характера по театральной проблематике.1 В них отмечалось быстрое становление новой культуры, но указывалось на недостаточное внимание государства к вопросам развития театральной культуры, особенно в отношении провинции. Театроведческий характер fy носили также труды М. П. Новицкого. Узость источниковой базы, которая в тот период исчерпывалась декретами и постановлениями органов советской власти и личными наблюдениями авторов, обусловливали некоторую схематичность исследований и их идеологическую заданность.

К сожалению, историографическая наука не склонна рассматривать в качестве исторического источника художественную литературу, но взгляд современников на судьбы интеллигенции, переданный в художественных образах, представляет, думается, не меньший интерес, чем тот же взгляд, окрашенный идеологической конъюнктурой. В этой связи нельзя не отметить работы М. А. Булгакова, Е. И. Замятина и др., в которых с непредвзятых позиций описываются быт и нравы российской интеллигенции, ее взаимоотношения с властью.

Значительный интерес представляет эмигрантская литература, в которой выражено отношение русского зарубежья к Советской власти и проводимой ею политике, в частности, культурной, предприняты попытки определить роль и место интеллигенции в общественных процессах в России.4

В середине 1930-х годов интеллигенцию продолжали отождествлять со служащими, специалистами, но изменилась трактовка ее природы: был

1 Филиппов Б. Беседы о театре. М. 1924; Бруксон Я. Театр Мейерхольда. Л., 1925 и др.

2 Новицкий П. И. Московские государственные театры. М., 1934.

3 Булгаков М. А. Собачье сердце // Собр. соч. в 5-ти томах. Т. 2; Его же. Дьяволиада // Там же; Его же. Белая гвардия // Там же. Т. 1 и др.; Замятин Е. И. Я боюсь // Дом искусств. 1921.

4 Устрялов Н. В. В борьбе за Россию. Харбин, 1920; Под знаком революции. Харбин, 1925; Милюков П. Н. Очерки истории русской культуры, В 3-х томах. М., 1994; Федотов Г. П. Трагедия интеллигенции. М., 1990. В сделан вывод, что в годы второй пятилетки вся интеллигенция окончательно перешла на сторону диктатуры пролетариата.1

В 1930-е - 1940-е годы историография интеллигенции испытывала на себе не только и не столько влияние ленинских работ, сколько сталинских. В докладе на XVIII съезде ВКП(б) И. В. Сталин с удовлетворением отметил, что «остатки старой интеллигенции растворились в недрах новой советской интеллигенции». Это определило интерес историков почти исключительно к проблемам формирования и роли в жизни общества интеллигенции, образовавшейся в результате целенаправленной политики государства.2

В 1940-е годы большая часть публикаций продолжала историографическую традицию предшествующего десятилетия. При этом основное внимание авторов было сосредоточено на характеристике социального статуса и значения интеллигенции в социалистическом обществе, а также ее месте и роли в Великой Отечественной войне.3

В первой половине 1950-х годов исследователи продолжали обращаться к проблеме формирования советской интеллигенции с указанных выше идеологических позиций. Но привлечение авторами большого количества статистических данных придавало этим работам значительную ценность, поскольку позволяло провести анализ численных и структурных изменений в составе интеллигенции.

Художественная интеллигенция в указанный период рассматривалась преимущественно через призму культурной революции.

В 50-е годы число интеллигентоведческих работ существенно увеличилось, появились первые диссертационные исследования по философским и историческим научным специальностям. Приоритетной темой становится изучение роли КПСС в формировании социалистической

1 Бейлин А. е. Кадры специалистов СССР, их формирование и рост. М., 1935. С. 27.

2 Келлер Б. А. Пролетарская революция и советская интеллигенция. М., 1937.

3 Кафтанов С. В. Советская интеллигенция в Великой Отечественной войне // Большевик. 1944. № 5; Он же. О патриотическом долге советской интеллигенции. М., 1947; Ковалев С. Интеллигенция в советском государстве // Большевик. 1946. № 2; Смирнов В. И. Интеллигенция в советском обществе. М,, 1947. 9 qobgickfra hhxguuhlghiIhh (нсхоЬнн фоЬинЬовшнш н Ьосхз)- JdIA ~ W1 JdQ8* ^ 01ISNHNK О' Ю' Лк33' COri' С' ЗА' коииХннзид- щ- J^AO* С' 11~20'

HHXGUUHLGHllHH В CXbOHXGlIPCXBG СОГГНШШЗШ Н КОУШХННЗШ \\ gGlIHKSH CHUS HUGH сойызшшю \ \fHCc--- "й - Ьд нсг ндХг jdA0J Е^эн ]]•{(' В' Ы'11енын 0 Ьош

QOBGXCKOLO ШСХйдЬсХВЗ UO BOBUGHGHHK) СХЭЬОН HHXGiniHLGHIlHH в CXbOHXGUPCXBO (ЛЬжХяЗНРЮ СПСЙНЭННСХРГ JJCXObHHGCKHH ОПР11 {{ОУШХННСХННССКОН шЬхНН Н

HHIGUUHLGHltNН К СОГГНЗИНСНЫССКОИХ СХЬОНХСИРСХВХ В СССЬ' ЬЧ'1 JdQO- С0Ве1СКЭН В1ИС1Р н ■ценны о кХирхХЬпон Ьсвоиюйнн- Ц'11йЛ0- феНюкнн с у цЬнвисясннс оХЬжХззнон эхэтгах gg ocXnfccxBUGHNH в СССЬ \\ Ьсвоиюйнн в СССЬ' IdQA- К^иов L' L' з j(hw и- ^q iigx cobgxckoh кХирхХЬрг О сХгйносхн кХирхХЬнон ЬсвоиюгНш н

ПСЬвОС UOCUGOKXaobPCKOG ttGCHXNUGXHG- gOlILOLbgH1 300J - С' ЗГ кззэтшп jj' Е' «33Qpixog qX^XiiIgg»: qobgxcksh btmcxp н Ьоссннскзн ннхсшшьснШи в нсхоЬнохЬэфннескнн gcnGKXPi)- -^вэтюво1 JddA' C" 31' qughiihk 0' 10' COBGXCKJra HHXGUTIHLGHrtHH В J53Q-G LOtlPI (XGObcXHKO-WGXOHOUOLHHGCKHH h

Koiobpis hgcgx с сороы новиы ооШесхвсннрш ciboN' г» Л Smv Г» Л lIOHNWSfflNG nhiguunlghllngn ubOLbGCCNBHPIX n3wghghnn в cxtipq9x botiNHPI* СОхЬХйНЫНЭТШ' lajoihbgrtngn nx iiounxnrigckolo uobgttghhh эвх0ьр1 слыхэны ыскХссхвз1 KoxobpiG иЬышшы cobgickXio b1i3cip1 n 9kxnbh0 с нею иЬеН'иЬнншл иоирикэ Xhgcxp bcgx кЬХпнрк ticaxgiign нзХкы* xgxhnkn5 oxbg^gho не ioupko kounhgcxbghhpiw нокдззхешш' но н неЬсонзитш: (ысхоЬын фоЬушЬовэныа н bocxg)- ШЛ - IdQ^»^ Зндлы1с11рн0е wgcxo в hgn В IdQO bpimug фХнйшснхзирнзя bggoxg «cobgxcksh nhxguunlghiInn uboqiigwgihkg в qq-g lotipi qpiuo зшйыШено окоио 550 УнссбЬхэйнн-вкикыэтю в cgqh bcgx Ьэ(юхныков нсфызынескоьо xbXtig- цо Уэннон

ХЬЗКХОВЗХРСН QOUGG ШНЬОКО' riGW IIOHHXNG «HHXGUUNLGHllNH»1 ПОСКОИРКХ OQbrcOBSIGUPHPIN rtGH3 N XbOBGHP КВЭПНфнКЭЙНН- JJOHHING «СИХЖЭГЙНС» СХЭТЮ

В IdQ0~G Lotfpi опЬсУсинюШммы кЬнхсЬняюы nhxguunlghiInn ехзновнхеа у фсйюкынз' ц- к- jrbraHS^ bgqoi xskolo шшнз врйсияюхсн нссисУовэныа ц- кнмд' l- l* к^Ьповз' q-понск hobpix иоУхоУов к NHiebiibGisilHH н oiIghkg gg tfGHiGUPHOciH'^ (^ЬсУн «OriGbHHIGUPHOH ibgtfHrtHH» В OIHOIIIGHNN CigbON boCCHNCKOH HHIGUUNLGHllHN H в ЫСюЬнОЬЬэфнЫ HHIGUlINLSHltHH1 kollig иьонсхоун! IIOCIGHGHHPIH OIK33 OX giobga иоиовннэ id20x ~ исЬвэа поиовннд j^80"x lottob - hobpin псЬыоУ nboqtigwm hhxguunlghllhh'j nhxguuhlghiIhn- ^оирко в j^q ~ LL< QPiuo зэтйнгйсно ^ УысссЬхдНны no

В том же духе написана монография Н. М. Катунцевой «Опыт СССР по подготовке интеллигенции из рабочих и крестьян».1

Политика властей по отношению к художественной интеллигенции в первой половине 1920-х годов рассмотрена в работе Г. А. Матвеева.

Аналогичную проблему рассмотрела Р. А. Шипилова, но в отношении 2 театральной интеллигенции периода нэпа. В этих работах проводится мысль о смягчении партийно-государственной политики в отношении старой российской интеллигенции, что способствовало переходу ее на сторону советской власти.

Исследователи этого периода не вышли за рамки официальной идеологической доктрины КПСС, исходящей из «презумпции непогрешимости» политики партии и советской власти во всех сферах деятельности. Однако ставить это в вину советским историкам интеллигенции. вряд ли уместно, если учитывать общественно-политическую обстановку в стране в 1960-х - первой половине 1980-х годов», - отмечает видный интеллигентовед И. Е. Казанин.4

Со второй половины 1980-х годов начинается пересмотр прежних концептуальных представлений. Этот период характеризуется анализом явлений, послуживших причиной искаженного отображения в историографии политики советской власти по отношению к старой интеллигенции, значительным расширением источниковой базы исследований.

Наблюдается значительное повышение интереса исследователей к дефиниции «интеллигенция».

1 Катунцева Н. М. Опыт СССР по подготовке интеллигенции из рабочих и крестьян. М., 1977.

Матвеев Г. А. Формирование политики Коммунистической партии в области художественной литературы (1921 - 1925). Дисс.канд. ист. наук. Ростов-на-Дону, 1973.

3 Шипилова Р. А. Деятельность Коммунистической партии в области театрального искусства (1920 - 1927). Дисс.канд. ист. наук. Ростов-на-Дону, 1970.

4 Казанин И. Е. Указ соч. С. 34.

Основные подходы к определению типологических границ и критериев интеллигенции О. Ю. Олейник делит на 4 группы: 1. моногрупповой (интеллигенция - «специфический социальный континуум, особая страта в структуре общества, своего рода «надкласс»); 2. мультигрупповой (всякая социальная группа создает свою интеллигенцию); 3. внутригрупповой (интеллигенция - совокупность личностей с определенными качествами среди работников умственного труда); 4. межгрупповой (интеллигенция представлена в различных социальных группах, поскольку в них есть личности, могущие быть идентифицированы как интеллигенты).1

Значительное внимание историков в начале 1990-х годов привлекала проблема взаимоотношений интеллигенции и власти в 20-е - 30-е годы XX века. Двумя составляющими обозначенной проблематики являлись: отношение интеллигенции к власти и политика последней касательно наиболее прогрессивного слоя общества. В работе Е. Е. Дегтярева и В. К. Егорова «Интеллигенция и власть» обстоятельно изучена эволюция взаимоотношений интеллигенции и власти, начиная с 1917 г. и вплоть до начала 1990-х гг. Освещая проблему старой и новой интеллигенции, авторы приходят к выводу, что власть была обречена на сотрудничество со старой интеллигенцией, пока общественным развитием, политикой не была создана новая, социалистическая интеллигенция.2

Вопросы развития мировоззрения и политического поведения интеллигенции в переходный период от капитализма к социализму тщательно изучены в монографии Квакина А. В. «Идейно-политическая дифференциация российской интеллигенции». Автор соглашается с мнением другого маститого ученого В. JI. Соскина, что было бы упрощением представлять переход старых специалистов на сторону советской власти в виде смены строго чередующихся этапов. Однако в целом для интеллигенции, по мнению автора, на каждом конкретном этапе были

1 Олейник 0.10. Указ. соч. С. 7.

Дегтярев Е. Е., Егоров В. К. Интеллигенция и власть (Феномен российской интеллигенции и проблемы взаимоотношений интеллигенции и власти). М., 1993.

12 характерны различные виды поведения, в зависимости от этого менялась и тактика советского государства.1

В монографии И. Е Казанина «Забытое будущее»: Советская власть и российская интеллигенция в первое послеоктябрьское десятилетие» рассматриваются противоречия в политике новой власти в отношении старой интеллигенции.2

Проблема интеллигенции привлекала внимание и зарубежных исследователей. В 1961 году выходит монография Ричарда Пайпса «Русская интеллигенция», где освещается история появления на сцене общественно-политической жизни интеллигенции, рассматривается дефиниция категории «интеллигенция». Автор приходит к выводу, что основной характеристикой интеллигенции является определенная обособленность от общества, причем отмечается, что в России она была особенно заметной. Интеллигенция в России, по его мнению, образует особый класс и обладает значительным потенциалом влияния, большим, нежели чем, к примеру, буржуазия. Автор утверждает, что «ни один класс в истории России не оказывал такого л значительного влияния на судьбы всей нации».

Монография Кэмп-Вэлша «Сталин и литературная интеллигенция»4 охватывает сталинское время до 1939 г. и освещает методы воздействия власти на литературную интеллигенцию, раскрывает деятельность государственных органов и общественных организации (РАПП и др.). В работе прослеживаются творческие пути кумиров, их восхождение к вершине популярности и одобрению властью, а впоследствии - планомерное низвержение этой же властью. Рассматриваются основные литературные течения, доминировавшие в сталинское время, главным из которых стал соцреализм, утвердившийся к концу 20-х годов.

1 Квакин А. В. Идейно-политическая дифференциация российской интеллигенции в период нэпа. 1921 -1927. Саратов, 1991.

2 Казанин И. Е. Указ. соч.

3 Richard Pipes. The Russian intelligentsia. New York. 1961 P. 4.

4 Kemp-Welch A. Stalin and the literary intelligentsia, 1928 - 1939. London, 1991.

Изучению судеб художественной интеллигенции в 1930-е годы

1 2 посвящены монографии А. В. Куманева, и Ю. Г. Голуба и Д. Б. Баринова. В основу работ положено исследование творческих путей театральной, музыкальной и кинематографической интеллигенции. Авторы дают резко отрицательную оценку тем методам, которые применяла советская власть в отношении ярких театральных и музыкальных деятелей, таких как В. Э.

Мейерхольд, Таиров, Шостакович и др. Особое внимание отводится описанию сталинских репрессий.

Значительный интерес представляет работа А. О. Волгушевой «Культурная политика советской власти и художественная интеллигенция: 1917-193 2» ,3 где автор исследует процесс формирования системы управления художественной жизнью и инструменты ее реализации через партийно-государственные органы и профсоюз работников искусств, а также дает анализ общественно-политических взглядов представителей различных художественных группировок и причин их сотрудничества с советской властью. (Под художественной интеллигенцией автор подразумевает представителей изобразительного искусства).

Театральная интеллигенция в России в 1917 - 1926 гг. стала предметом исследования Е. А. Токаревой. Автор рассматривает социальный состав, численность, источники формирования театральной интеллигенции, раскрывает эволюцию общественных настроений и политических симпатий этого отряда интеллигенции в зависимости от изменяющейся исторической обстановки в стране, анализирует материальное положение театральных работников России, условия их труда и творчества и др.4 А. Е. Токарева подчеркивает, что в середине 1920-х годов художественная интеллигенция не

1 Куманев В. А. 30-е годы в судьбах отечественной интеллигенции. М., 1991.

2 Голуб 10. Г., Баринов Д. Б. Судьбы российской художественной интеллигенции в условиях сталинского режима. Саратов, 2002.

Волгушева А. О. Культурная политика советской власти и художественная интеллигенция: 1917- 1932 / Автореф. дисс. канд. ист. наук. Саратов, 2004.

4 Токарева Е. А. Театральная интеллигенция России в 1917 - 1926 гг. / Автореф. дисс. . канд. ист. наук. М., 1994. проявляла активной общественно-политической поддержки советской власти, хотя основная масса театральной интеллигенции была привлечена этой властью к деловому сотрудничеству. В это время происходило огосударствление творческих союзов интеллигенции.

Монография Ю. С. Борисова освещает вопросы воспитания творческой молодежи в первые десятилетия советской власти. Говоря о художественной интеллигенции, автор отмечает, что одним из путей ее формирования было широкое развитие в стране художественной самодеятельности. Именно из ТРАМов вышли многие известные актеры, режиссеры, композиторы, художники.1

Вопросы театральной политики советской власти в 1920-е - 1930-е годы л широко исследовались и в регионах. В работе С. Ю. Гамалей выделяются дальневосточные региональные особенности этой политики и их обусловленность территориально-национальной спецификой. j

Диссертационное исследование Е. В. Агеевой посвящено процессу формирования творческой интеллигенции Чувашии в 1920-е - начале 1940-х гг. Автор отмечает значительные успехи в становлении системы подготовки кадров творческой интеллигенции, подчеркивая в то же время, что чрезмерная идеологизация общества, метод социалистического реализма подавляли творческую индивидуальность писателей, художников, композиторов, театральных деятелей.

В монографии Ж. Е. Левиной рассматриваются проблемы формирования и деятельности художественной интеллигенции Западной Сибири.4

Интерес к проблеме проявили и исследователи других регионов России.1

1 Партийное руководство воспитанием творческой молодежи в период строительства социализма (1917-1941). М, 1988.

2 Гамалей С. 10. Государственная политика в области театрального дела на Советском Дальнем Востоке в 20-30-е годы XX века. Хабаровск, 2005.

3 Агеева Е. В. Процесс формирования творческой интеллигенции Чувашии: проблемы и поиски / Автореф. дисс. канд. ист. наук. Саранск, 2006.

4 Левина Ж. Е. Художественная интеллигенция Западной Сибири в системе советской культуры (конец 20-х - 30-е годы XX века). Омск, 2004.

Что касается изучения художественной интеллигенции 1920-х - 1930-х годов на примере Пензенского края, следует отметить отсутствие комплексных работ. Отдельные аспекты проблемы затрагиваются в юбилейных сборниках, изданных к 40-летию и к 50-летию Советской власти. Назначение сборников оправдывает отсутствие в них анализа культурных процессов с участием художественной интеллигенции, авторы ограничиваются констатацией успехов на культурном фронте. Указанный недостаток компенсируется фактическим материалом и статистическими данными. Аналогичным по характеру является издание «Наследие. Культура Пензенского края в документах эпохи, в письмах и мемуарах современников, исследованиях, статьях и художественных произведениях.3

Очерки истории культуры Пензенского края» Г. Е. Горланова4 обращены к «юным читателям» и также носят описательный характер.

Истории Пензенского художественного училища посвящена небольшая статья О. В. Дунаевой, объем которой не позволил уделить большого внимания периоду 1920-х - 1930-х годов.5

Театральную жизнь на рубеже XIX - XX вв. в Среднем Поволжье, в том числе и в Пензенском крае, затрагивает в своей диссертации Н. В. Кирьянова.6 Полезность ее работы для целей нашего исследования заключается в возможности проследить преемственность театральных

1 Шакирзяпов М. А. Национальная художественная интеллигенция и власть в Татарстане: Проблемы взаимоотношений в 20-е - 30-е годы. / Автореф. дисс. канд. ист. наук; Казань, 1999; Рыженко В. Г. Интеллигенция в культуре крупного сибирского города в 1920-е годы: Вопросы теории истории, историографии и методов исследования / Автореф. дисс. д-ра ист. наук. Екатеринбург, 2004; Адрианова Г. С. Художественная интеллигенция Урала, 30-е гг. Екатеринбург, 2002 и др.

2 Пензенская область за 40 лет Советской власти. 1917 - 1957 гг. Пенза, 1957; Путь в полвека: Пензенская область за 50 лет Советской власти. Саратов - Пенза, 1967.

3 Наследие. Культура Пензенского края в документах эпохи, в письмах и мемуарах современников, исследованиях, статьях и художественных произведениях / Авторы-сост. К. Д. Вишневский, Н. М. Инюшкин. Пенза, 1994.

4 Горланов Г. Е. Очерки истории культуры Пензенского края. Пенза, 1994.

5 Дунаева О. В. Пензенское художественное училище им. К. А. Савицкого // Очерки истории народного образования Пензенского края. Пенза, 1991. С. 290-298.

6 Кирьянова Н. В. Культура губернских городов Среднего Поволжья в конце XIX - XX вв. / Автореф. дисс. канд. ист. наук. Пенза, 1998. традиций Пензы 20-х - 30-х гг. и дореволюционной ее истории. Аналогичное значение имеет для нас и диссертация Е. Ю. Семеновой.1

Значительный интерес представляет написанная на местном материале диссертация Р. 3. Бареевой,2 посвященная культуре провинциального российского города.

Рассматривая программу «культурной революции», автор отмечает, что одной из ее составляющих являлась идея «пролетаризации» интеллигенции, реализация которой позволила бы двигаться по намеченному пути без оппозиции и потрясений. Но реализация сталинской модели «культурной революции» привела к деформациям в общественно-политической и экономической жизни общества. В диссертации уделено внимание организации досуга горожан, рассматривается деятельность государственных и общественных организаций по приобщению их к культурным формам организации свободного времени, вовлечению в художественное творчество

- сюжет, которому уделяется значительное внимание и в нашей диссертации.

Диссертация А. М. Подлужной3 ценна для нас материалами о цензуре в сфере художественной культуры. Автор подчеркивает, что проводимая в 20-е

- 30-е годы цензурная политика лишала граждан возможности приобщения к высокому классическому искусству, зомбировала сознание политической направленностью репертуаров театров и т. д.

Таким образом, подводя итог историографии исследуемой проблемы, необходимо подчеркнуть, что история художественной интеллигенции Пензенского края нуждается в научном анализе.

Актуальность проблемы, а также отсутствие специального труда по названной теме обусловили ее выбор в качестве диссертационного

1 Семенова Е. Ю. Культура Среднего Поволжья в годы Первой мировой войны. 1914 -начало 1919 гг. (по материалам Самарской и Симбирской губерний). Самара, 2001.

2 Бареева Р. 3. Культура провинциального российского города в середине 20-х - первой половине 30-х годов XX века (на примере городов Поволжья) / Автореф. дисс. канд. ист. наук. Пенза, 2006.

3 Подлужная А. М. Политическая цензура в Пензенском регионе в 1920-е - 1930-е гг. / Автореф. дисс.канд. ист. наук. Пенза, 2007. исследования. Его целью является: научно-теоретическое осмысление роли художественной интеллигенции в процессе формирования, сохранения и распространения среди населения Пензенского края художественной культуры во всех основных ее проявлениях; анализ двух взаимозависимых процессов: процесса эволюционного развития творческой интеллигенции как социального слоя в условиях советской действительности 20-х - 30-х годов XX века, и процесса воздействия культурных деятелей на содержание культуры Пензенского края.

Постановка цели определяет задачи исследования:

- проанализировать социальный состав пензенской художественной интеллигенции в 20-е - 30-е годы XX века и показать влияние системы подготовки кадров на формирование слоя провинциальных работников культуры;

- изучить реалии материального положения творческой интеллигенции, выделить характерные моменты и особенности в сравнении с другими социальными слоями и регионами;

- выявить особенности правового положения представителей творческих профессий в советском обществе межвоенных десятилетий;

- провести многоаспектное изучение деятельности художественной интеллигенции Пензенского края в условиях советской культурной политики, рассмотрев указанные процессы в сферах музыкальной культуры, театра, изобразительного искусства, кинематографии, а также прозы, поэзии и драматургии;

- сделать обобщения и выводы, выработать практические рекомендации и предложения по использованию полученных результатов в современной культурной политике.

Источниковая база исследования. В основу написания диссертации легли архивные документы и материалы, опубликованные выступления политических и общественных деятелей, периодическая печать.

Важным источником послужили опубликованные документы и материалы, сосредоточенные в центральных и местных сборниках.1

Ценнейшим источником являются архивные материалы, поскольку они позволяют воссоздать наиболее объективную картину Советской действительности. Однако необходимо учесть некоторую долю тенденциозности официальных документов (циркуляров, постановлений, указов центральной власти и протоколов и решений местных организаций) и влияние самоцензуры на содержание документов личного характера.

В процессе исследования указанной темы использовались материалы трех центральных и одного местного архива.

Богатые материалы почерпнуты из фондов Государственного Архива Российской Федерации. Наиболее важным из них является фонд Центрального комитета профсоюза работников искусств - 5508. Из него были почерпнуты сведения о качественном и количественном составе работников искусств и содержании деятельности профсоюзной организации.

В рамках фонда Всесоюзного общества культурной связи с заграницей (5283) были изучены материалы театральной секции, содержащие перепечатки из Советской прессы о международных связях русского театра.

Фонд прокуратуры (8131) дает важную информацию об организации системы подготовки кадров новой художественной интеллигенции, освещает вопросы хозяйственно-правовой отчетности зрелищных предприятий, затрагивает проблемы налогообложения, правового положения безработных, охраны авторских прав и разработки законодательства.

Постановления СНК, документы о политике проката фильмов и организации кинопроизводства, стенограммы заседаний руководящих органов, планы мероприятий, статистические отчеты, характеристика зарубежных и отечественных фильмов, данные о техническом уровне

1 Культурное строительство в Пензенском крае. 1917 - 1938. Саратов, 1986.; Власть и художественная интеллигенция: Документы ЦК РКП(б)-ВКП(б), ВЧК-ОГПУ-НКВД о культурной политике. 1917 - 1953 гг. М., 2002.; Кремлевский кинотеатр. 1928-1953: Документы. М., 2005 и др. кинодела в столице и провинции содержатся в фонде Комитета по делам кинематографии и фотографии (7816).

Значительный интерес представляют личные фонды деятелей культуры и искусства, хранящиеся в Российском государственном архиве социально-политической истории. Нами изучены фонды: А. В. Луначарского (142), А. М. Горького (75), Л. 3. Мехлиса (386), А. И. Тарасова-Родионова (303). В них заключена ценнейшая информация по вопросам искусства, представленная в виде стенограмм совещаний, текстов выступлений, статей, деловой переписки, без которой немыслим целостный анализ особенностей воздействия государства на художественную интеллигенцию и культуру в целом.

Стенограммы совещаний по вопросам театра, кино, литературы, проходившие с непосредственным участием передовых представителей той или иной профессиональной группы интеллигенции, содержат яркие иллюстрации ответных проявлений последней.

Кроме того, важным источником послужили фонды Фракции РКП(б) ЦК Всерабиса (103) и ЦК КПСС (17) Отдел агитации и пропаганды, где особый интерес представляют материалы цензурных (Главлит, Главрепертком) и агитационных организаций (Агитпроп, Пролеткульт), которые позволяют выяснить цели и масштабы деятельности органов контроля, а также состояние пропагандистской работы в провинции.

В Российском государственном архиве литературы и искусства нами изучено более 15 фондов, большая часть из которых представляет собой личные архивы писателей, художников, театральных режиссеров, кинодеятелей. В их числе фонды: И. И. Бродского (2020), В. Н. Перельмана (2650), Н.А. Адуева (1847), B.C. Попова-Дубовского (2222), В. И. Пудовкина (2060) и др. Указанные фонды содержат яркие факты биографии тех или иных деятелей, характеристику их творчества и документы личного характера, среди которых особо стоит выделить переписку, не подвергшуюся цензурным изъятиям. Все это дает возможность оценить деятельность интеллигенции с неформальных позиций, придав большую объективность полученным выводам.

Важнейшим источником сведений краеведческого плана являются материалы Государственного архива Пензенской области, где нами изучены фонды: Пензенского губернского профсоюза работников искусств (398), Пензенского областного драмтеатра им. А. В. Луначарского (925), образовательных учреждений - Художественного (912) и Музыкального (1097) училищ. Эти данные служат базой для выделения региональной специфики состояния и деятельности культурно-просветительских и зрелищных предприятий.

Особенности работы цензурных органов можно проследить по документам, содержащимся в фондах ГУБЛИТО (1064), ОКР ЛИТО (955), ОБЛЛИТО (1733).

Большого внимания заслуживают также личные фонды музыканта Ф. П. Вазерского (2389), художника И. С. Горюшкина-Сорокопудова (2149), поэта и редактора Пензенской газеты Г. К. Жидкова (2372), содержащие письма, воспоминания, исторические заметки по вопросам искусства.

В общей сложности к работе над диссертационным исследованием привлечено 40 фондов.

Значительную роль в исследовании сыграли периодические издания: журналы «Театр и музыка», «Театр», «Искусство», «Советское искусство», «Советское кино» и центральные и местные газеты «Правда», «Советское искусство», «Трудовая правда», «Рабочая Пенза».

Методологической основой диссертации является, прежде всего, системный подход к изучению процессов формирования советской художественной интеллигенции и ее деятельности по развитию, сохранению и распространению культурных ценностей. Культура как одна из социальных сфер и социальная группа творческой интеллигенции исследуются во взаимосвязи и взаимовлиянии. Изучаемые явления рассматриваются с учетом воздействовавших на них разнонаправленных факторов объективного и субъективного порядка. Социальное и творческое развитие интеллигенции изучается в тесной взаимосвязи с экономико-политическими процессами в стране, а также с учетом основных творческих течений и направлений в российской художественной культуре.

Важнейшими принципами исследования являются принципы научности и объективности, диалектические принципы всеобщей связи явлений и процессов, историзма, позволяющие рассмотреть проблему комплексно, в единстве и в противоречиях, проанализировать достижения и трудности в развитии художественной культуры в изучаемый период, а также определить роль Пензенской художественной интеллигенции в общероссийском культурном развитии.

Актуальность темы исследования, ее масштабность, недостаточность разработанности в научной литературе предопределяют научную новизну диссертации. Она состоит в комплексном исследовании вопросов вклада творческой интеллигенции в развитие советской культуры, факторов, повлиявших на творчество деятелей культуры. В работе проанализированы основные тенденции развития интеллигенции как социально-активной группы. В диссертации подробно рассмотрены социальный состав пензенской художественной интеллигенции в 20-е - 30-е годы XX века, реалии материального положения творческой интеллигенции в изучаемый период, проведен сравнительный анализ с другими регионами.

До сих пор проблема в указанных хронологических и территориальных рамках не была предметом специального изучения.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что содержащийся в ней фактический и статистический материал, проанализированный с учетом достижений современной исторической науки, а также теоретических положений социологии, правоведения и интеллигентоведения, можно использовать при выработке основных направлений современной государственной политики в области культуры вообще и в отношении провинциальной художественной интеллигенции, в частности.

Работа может быть полезна при написании обобщающего исследования по истории культуры краеведческого характера.

Данные, полученные в ходе исследования, применимы для разработки некоторых тем лекционных курсов по краеведению, истории культуры, новейшей истории России.

Апробация работы. Важнейшие аспекты исследуемой проблематики изложены в семи опубликованных статьях, представлены на внутривузовских и Всероссийских научно-практических конференциях.

Положения, выносимые на защиту:

1. Социальный облик художественной интеллигенции Пензенского края в изучаемый период определялся тем, что подавляющая часть художественной интеллигенции являлась беспартийной, образовательный уровень лиц творческой профессии был невысок, ряды интеллигенции пополнялись в основном из мещан и крестьян, доля же выходцев из рабочих в среде художественной интеллигенции была даже ниже, чем процент бывших дворян.

2. Государство уделяло значительное внимание политическому воспитанию интеллигенции: как старой, так и новой, нарождавшейся. Было положено много усилий на развитие художественного образования, развивалась самодеятельность, ставшая кузницей кадров творческой интеллигенции.

3. Вследствие безработицы и тяжелой хозяйственной ситуации в зрелищных предприятиях, материальное положение представителей творческой интеллигенции являлось тяжелым. Из-за недостаточного финансирования меры государственной поддержки в 1920-е годы не могли исправить положения. Лишь к концу изучаемого периода ситуация стала выправляться.

4. На правовое положение художественной интеллигенции влияли факты массового нарушения авторских прав на произведение и строжайшая, многоэтапная цензура результатов творчества. К концу изучаемого периода государству в целом удалось решить проблему защиты авторских и смежных прав. Но цензурный гнет при этом только усилился.

5. В Пензенском крае наибольшее влияние на культурную и идеологическую сферы имели театр и кино. Поэтому зрелищные заведения находились под пристальным вниманием власти на протяжении всего изучаемого периода. И если в силу объективных причин в начале 1920-х годов государство стремилось, но не могло контролировать провинциальные театры и кинематограф, то к концу 1930-х годов контроль успешно осуществлялся.

6. Высокий уровень музыкальной культуры определялся как объективными, так и в значительной степени субъективными факторами. К объективным следует отнести традиционный интерес населения к музыке, музыкальному творчеству, наличие в Пензе Музыкального техникума с Народной музыкальной школой, к субъективным - организаторскую роль государственных учреждений, профсоюза работников искусств, выдающихся музыкантов Ф. П. Вазерского, А. В. Касторского, И. П. Пономарькова и др.

7. Несмотря на общероссийские экономические и социальные проблемы, отдаленность от литературных центров, пензенские писатели выполняли важнейшую функцию по сохранению и развитию литературной культуры и внедрению ее в массы.

8. Преобладание в изобразительном искусстве старых методов преподавания, с одной стороны, затрудняло процесс формирования пролетарской художественной интеллигенции, а, с другой, способствовало сохранению классических традиций, которыми Пензенский край славится до сих пор.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Гаврилова, Татьяна Викторовна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование позволило сделать следующие выводы.

В начале 1920-х гг. в Пензенской губернии удельный вес лиц свободных профессий был ниже среднего показателя по Европейской России (1,6 % по сравнению с 5,8 % в общей массе населения). Аналогичное соотношение сохранилось и в конце 1930-х годов.

Наибольшим по численности был отряд актеров, за ними шли музыканты, преподаватели, работающие в области искусства, писатели и художники, кружководы клубов. 10% членов профессионального союза работников искусств являлись выходцами из дворян, причем больше всего дворян было в числе актеров. Основная же масса артистов происходила из мещан - 50 %, меньше из крестьян - 40 % (в основном - музыканты и хористки).

Принадлежность творческих работников к партии или другой политической организации была чрезвычайно редким явлением. Причины этого, во-первых, в том, что художественная интеллигенция, за редким исключением, позиционировала себя вне политики и не стремилась вступать в партию, а во-вторых, молодое государство рабочих и крестьян видело свою социальную опору именно в этих категориях населения и в единственную руководящую партию интеллигенцию принимала дозировано.

Подготовка кадров художественной интеллигенции в Пензенском крае велась в Музыкальном и Художественном техникумах, в драматической студии при театре им. А. В. Луначарского, в литературном объединении при редакции газеты «Трудовая правда».

Уровень образования основной массы художественной интеллигенции был невысок. Большая часть актеров и музыкантов не имела специального образования в отличие от немногочисленного отряда художников, которые в большинстве своем окончили Пензенское Художественное училище. Низкий образовательный уровень населения приводил к понижению требований в отношении общеобразовательной подготовки при поступлении в учебные заведения художественного профиля. Несмотря на законодательный запрет, принимали часто лиц, не окончивших семилетку.

Большое внимание уделялось социальному происхождению молодежи, поступавшей в учебные заведения. Партийные директивы о преимущественном приеме рабочих в Пензе в 1920-х годах не выполнялись в силу аграрного характера региона: среди поступавших преобладали крестьяне, но в 1930-е годы удельный вес рабочих ежегодно возрастал.

Государство уделяло значительное внимание политическому воспитанию как старой, так и новой интеллигенции. Это выражалось в организации кружков политграмоты, призывах к самообразованию и в проведении подписки на периодическую печать. Содержание образования в художественных школах, актерских мастерских, литературных объединениях и кружках пропитывалось политическим духом. Политическая грамотность, идейность ценились нередко выше профессиональных качеств.

Несмотря на значительное число выпускников учебных заведений художественного профиля, темпы подготовки кадров художественной интеллигенции отставали от потребностей.

Материальное положение и социально-бытовые условия жизни художественной интеллигенции Пензенского края мало отличались от положения российской интеллигенции в целом. С начала 1920-х до конца 1930-х годов реальная зарплата артистов, музыкантов, художников несколько выросла, но все же удовлетворяла лишь минимальные потребности. Самой высокооплачиваемой категорией работников художественных профессий являлись артисты. Однако в их среде существовала значительная дифференциация в оплате труда. Уровень обеспеченности основной массы был довольно низким. Средняя же зарплата была более или менее достаточной только за счет сверхдоходов артистической элиты.

Зарплата творческих работников в целом была ниже средней зарплаты по губернии. Тяжелые материальные условия жизни заставляли артистов, музыкантов, преподавателей Музыкального и Художественного училищ прибегать к совместительству, что негативно сказывалось на качестве работы.

В начале 1930-х годов в целях улучшения материального положения художественной интеллигенции по инициативе профсоюза работников искусств создаются пригородные хозяйства, кассы взаимопомощи.

Большое внимание уделялось профсоюзными органами медицинскому обслуживанию лиц творческих профессий. Членов союза, нуждавшихся в лечении, направляли в санатории, переводили на работу в более благоприятные климатические условия.

В 1920-е годы художественную интеллигенцию поразила безработица. Помимо государственных форм поддержки безработных, значительной была помощь профсоюза работников искусств, однако полностью изжить безработицу не удавалось на протяжении всего изучаемого периода.

Безработица в художественной среде явилась причиной определенной «закрытости» Пензенского края для приезжих артистов, однако это не только не наносило вреда художественному воспитанию масс, но в значительной степени ограждало их от халтуры и так называемой «любительщины».

Безработица сыграла некоторую роль в повышении уровня квалификации штатных работников творческих профессий, так как работников, не имевших необходимой квалификации, предписывалось увольнять и принимать на их место квалифицированных безработных

Правовое положение Пензенской художественной интеллигенции на протяжении всего изучаемого периода оставалось крайне неустойчивым. Работодатели нередко нарушали трудовое законодательство, ущемляя тем самым права работников искусств. Чаще всего причинами трудовых споров являлись несвоевременность выдачи заработной платы, пренебрежение правилами о сверхурочных работах и т. д.

Губернский профсоюз работников искусств оказывал значительную поддержку своим членам в разрешении возникавших споров.

Профсоюзные организации строго следили за тем, чтобы с работниками в обязательном порядке заключался трудовой договор. За систематическое невыполнение работодателем пунктов коллективного договора предусматривалась уголовная ответственность. Однако, по всей видимости, это была настолько редкая мера, что многие предприятия игнорировали указанные предписания.

Особенно болезненным был вопрос, связанный с соблюдением авторских прав писателей и композиторов, по чьим пьесам ставились спектакли в театрах разных городов, чьи музыкальные произведения исполнялись на столичных и провинциальных сценах. Революция и гражданская война уничтожили дореволюционное право, привели к правовому вакууму. Разрушение денежной системы, распространение практики бесплатного исполнения произведений привели к фактической ликвидации механизма сбора авторских вознаграждений, что ставило лучших представителей творческой интеллигенции в тяжелейшее материальное положение.

Постановщики пьес изобретали различные способы, чтобы избежать уплаты авторских гонораров. По имеющимся данным, пензенские зрелищные предприятия стоят далеко не в самом конце списка нарушителей.

С целью защиты прав авторов создавались авторские общества, содержавшие сети агентов, представлявших интересы членов общества в различных городах страны. Государство также предпринимало меры к урегулированию сборов авторских отчислений, однако они были малоэффективны в силу непродуманности и явного запаздывания.

Лишь к концу изучаемого периода государству в целом удалось решить проблему защиты авторских и смежных прав.

Проведенный анализ источников позволяет сделать вывод о слабой правовой защищенности творческих работников. Хотя профсоюзные органы предпринимали некоторые меры к изменению сложившейся ситуации, они редко достигали намеченной цели. В качестве одной из причин следует назвать большой промежуток времени между выходом того или иного постановления и фактическим вступлением его в силу в провинции.

Наиболее посещаемыми зрелищными предприятиями в Пензенском крае, как и во всей Советской России, были театры и кино. Поскольку большая часть населения была малограмотной, вследствие чего книга не могла служить ценным орудием воспитания масс, эта роль отводилась театральным спектаклям и кинофильмам. Вот почему советская власть уделяла огромное внимание вопросам репертуара. Центральным требованием было его соответствие «запросам масс». Это подразумевало доступность подачи и определенную направленность содержания, за которой стояла рабоче-крестьянская тематика. Таким образом, и центральные, и местные театры и кинотеатры, не исключая пензенские, оказались в тяжелой ситуации. Требуемая кардинальная смена репертуара поставила театры и кино перед лицом нехватки хороших современных пьес и сценариев, и это положение сохранялась на протяжении всего изучаемого периода.

В результате театральные режиссеры и создатели фильмов вынуждены были использовать низкокачественные сценарии, следствием чего становилось резкое снижение посещаемости отмеченных зрелищ. Однако власти объясняли плохую посещаемость несоответствием содержания спектаклей интересам рабочего зрителя, причем здесь имелось в виду засилье легких жанров в ущерб рабочим пьесам. Но именно первые собирали наибольшее количество зрителей, поэтому театры и кино зачастую нарушали предписанные нормы процентного соотношения идеологических и прочих спектаклей и фильмов.

Важным субъектом культурного процесса в 1920-е - 1930-е гг. являлась цензура. Репертуар подвергался тщательной многоуровневой проверке. Порой доходило до того, что даже пьесы и фильмы, разрешенные в центре, запрещались контрольными органами на местах. В 1933 году было уничтожено 50 % решений Главреперткома, в силу того, что они оказались слишком строгими.1

1 РГАСПИ. Ф. 142. On. 1. Д. 315. Л. 186.

Критика тоже не баловала режиссеров хорошими отзывами. Рецензенты стремились не пропустить ни одной ошибки, с тем, чтобы потом дать разгромную статью в газете, результатом чего нередко становились разочарование и дезориентированность ярких представителей творческой интеллигенции. Все, что не поддавалось пониманию рецензентов, или хоть немного выходило за строго очерченные рамки, они спешили заклеймить, назвав проявлением формализма, троцкизма и т. д.

В целом же Пенза жила насыщенной культурной жизнью. Здесь имелся крупный театр, существовал целый ряд творческих коллективов разных жанров, а также разветвленная сеть городских и клубных кинотеатров.

С целью привлечения трудового населения к культурной организации досуга пензенские театры и кино распространяли абонементы, предоставляли значительные скидки на билеты, а то и вовсе раздавали билеты бесплатно. Главным образом, это касалось рабочих и красноармейцев.

Квалифицированная театральная интеллигенция осуществляла свою просветительскую миссию, руководя самодеятельностью в рабочих клубах, число которых с каждым годом увеличивалось. Развивались колхозно-совхозные театры, росло число кинопередвижек. К концу изучаемого периода советской власти в целом удалось реализовать поставленные задачи воспитания новой интеллигенции, однако в силу того, что в основу был положен принцип «цель оправдывает средства», не обошлось без перегибов и даже человеческих жертв.

Театр и кино, будучи призваны осуществить важнейшую задачу воздействия на широкие массы населения, из-за цензуры и неумолимого курса на всеобщую идеологизацию, оказались в таких стесненных условиях, которые не способствовали раскрепощению творческой мысли, однако подталкивали к поиску новых путей в искусстве.

Музыкальная жизнь Пензенского края в 1920-е - 1930-е годы была весьма насыщенной. Музыкальная культура находилась на высоком уровне. Здесь были собственный симфонический оркестр, оркестр народных инструментов, собственная опера, студия пластических танцев. Объединяющим началом являлось Музыкальное общество, созданное в 1928 году, и прилагавшее значительные усилия к распространению музыкальной культуры в массах.

В Пензу систематически приезжали на гастроли известные певцы и музыканты из Москвы, Ленинграда и других городов.

В музыкальной культуре Пензенского края особенно заметна преемственность культурных традиций дореволюционной и Советской России. В то же время в ней велико было влияние общих культурных тенденций, определявшихся партийными установками на воспевание достижений социализма.

Высокий уровень музыкальной культуры определялся как объективными, так и в значительной степени субъективными факторами. К объективным следует отнести традиционный интерес населения к музыке, музыкальному творчеству, наличие в Пензе Музыкального техникума с Народной музыкальной школой, к субъективным - организаторскую роль государственных учреждений, профсоюза работников искусств, выдающихся музыкантов Ф. П. Вазерского, А. В. Касторского, И. П. Пономарькова и др. Благодаря им, достижения музыкальной культуры не являлись привилегией лишь образованных классов, - они проникли в самую гущу масс.

Пензенский край богат известными именами писателей и поэтов, которые вели достаточно активную писательскую и общественную деятельность, хотя организационное оформление ее шло со значительным отставанием от центра. В 1925 году в рамках Союза крестьянских писателей, уже работавшего в Москве, было создано местное бюро. В его функции входила помощь начинающим крестьянским писателям.

Квалифицированные писатели выполняли возложенную на них просветительскую функцию, выступая перед рабочими в обеденные перерывы со своими произведениями, а также помогая начинающим писателям из народа в литературной работе.

Творческая ситуация в Пензе отражала общероссийские проблемы: большое число некачественных произведений и суровость проявлений цензурной политики. Материалы периодики дают яркие примеры бездарного творчества приспособленцев и карьеристов, которые не пренебрегали плагиатом и не стеснялись выставлять свои произведения на суд читателей.

В то же время многие талантливые писатели боялись браться за перо, ожидая неодобрения советских чиновников. Имеется множество свидетельств запретов на напечатание художественных произведений. При этом замечания цензоров зачастую носили явно необоснованный характер.

Несмотря на общероссийские экономические и социальные проблемы, отдаленность от литературных центров, пензенские писатели выполняли важнейшую функцию по сохранению и развитию литературной культуры и внедрению ее в массы.

Литературную жизнь Пензенского края, творчество его писателей и поэтов, становление и развитие дела литературного просвещения масс нельзя оценивать однозначно. Пензенская литература развивалась как под воздействием общероссийских тенденций, так и под влиянием местных социально-экономических и культурных условий. Крестьянский характер Пензенского края, низкий общекультурный уровень его населения, крайне низкий уровень грамотности предопределили трудности в создании пролетарской литературы и в формировании новой литературной интеллигенции. На протяжении 1920-х годов в творчестве пензенских поэтов и писателей преобладали крестьянские мотивы. Требования же партийных и государственных органов создавать пролетарскую литературу более активно стали воплощаться в жизнь в 1930-е гг. Затрудняло решение поставленных партией в области литературы задач слабость Пензенской Ассоциации пролетарских писателей, а затем и прекращение ее деятельности.

В то же время удаленность от центра избавила Пензу от массовых радикальных требований отказаться от старой культуры и создать новую, пролетарскую, ничем не связанную с прежней. Едва успев дойти до Пензы, и не успев раскачать консервативную провинцию, эти новые веяния заглохли, поскольку в центре в это время уже менялось отношение к идеям Пролеткульта.

Литературное просвещение масс Пензенского края строилось на принципе разумного сочетания в изучении классических традиций и новых стилей и методов литературного творчества.

В 1920-х годах изобразительному искусству в Пензенском крае отводилась малая роль в деле воспитания масс, вследствие чего губернские и городские власти уделяли ему недостаточно внимания. Преобладание в изобразительном искусстве старых методов преподавания, с одной стороны, затрудняло процесс формирования пролетарской художественной интеллигенции, а с другой, - способствовало сохранению классических традиций, которыми Пензенский край славится до сих пор.

В 1920-е - 1930-е годы в Пензенском крае трудились замечательные мастера изобразительного искусства.

К концу 1930-х гг. развитию изобразительных искусств и пропаганде его в широких массах в Пензенском крае стало придаваться большее значение. В конце февраля 1937 года был образован Пензенский филиал Союза советских художников. В задачи творческо-производственного сектора филиала входила организация выставок картин членов союза, ознакомление художников с экспозициями музеев изобразительного искусства Москвы и Ленинграда, обсуждение творчества отдельных мастеров.

Сектор культурно-массовой работы занимался популяризацией изобразительных искусств среди широких слоев трудящихся, организуя лекции, доклады, беседы в клубах и на предприятиях. В картинной галерее был открыт отдел творчества пензенских художников. Благодаря этой работе, в художественную среду постоянно вливались новые кадры «любителей-самоучек», которые нередко становились известными художниками.

Следует подчеркнуть, что развитие изобразительного искусства в Пензенском крае прошло более тернистый путь, чем другие отрасли культуры. В первые годы советской власти глубокого понимания его значения не было даже на уровне центральных властей. Словесные построения на это счет имели политический характер и никак не подкреплялись материально. Местные власти и руководство Художественного техникума в своем стремлении идти в ногу со временем способствовали развалу традиционно сложившихся методов преподавания, а понимание ими новых методов сводилось к требованиям большей революционной направленности изобразительного творчества - и только. Идейный и художественный тупик, в котором оказалось изобразительное искусство в Пензенском крае в середине 20-х годов, чуть было не привел к ликвидации единственного художественного учебного заведения. Гонениям подверглись лучшие художники края.

Постепенное выстраивание определенной концепции развития изобразительного искусства в стране концу 1920-х годов несколько меняет ситуацию. Власть начинает любить художников, более внимательно относиться к их нуждам, поощряет создание ими различных объединений, через которые ей легче управлять их творчеством, направлять его на службу делу революции, делу строительства социализма.

В конце 1920-х - 1930-е годы значительное внимание в Пензенском крае уделяется привлечению к изобразительному искусству рабоче-крестьянских масс, методической помощи художникам-самоучкам. С целью обмена опытом, пропаганды изобразительного искусства в массах организуются многочисленные выставки.

Во второй половине 1930-х годов художественное образование в Пензе получает всероссийское признание.

В целом же художественная интеллигенция Пензенского края сыграла большую роль в подъеме культуры масс, а ее творческие достижения заняли достойное место в общероссийской культуре.

Сегодня о проблемах культуры, о месте и роли интеллигенции в культурных процессах говорят и пишут очень много.

Неограниченная свобода творчества, конституционный запрет цензуры, с одной стороны, высвободили культуру из идеологических пут, с другой, -открыли простор для откровенной пошлости и халтуры, что неизбежно ведет к падению нравственности.

Все это диктует необходимость выработки государственной культурной политики, которая учитывала бы опыт прошлого.

1. Прежде всего, необходимо отказаться от принципа остаточного финансирования культуры, который негативно сказывался на ее развитии в 1920-е - 1930-е годы и аналогичным образом сказывается в настоящее время. Опыт первых десятилетий Советской власти показал, что перевод культурной сферы на самоокупаемость приводит к деградации культуры и маргинализации творческой интеллигенции.

2. В целом успешной следует признать систему правового регулирования положения творческих работников. На протяжении изучаемого периода путем проб и ошибок вырабатывались правовые положения, которые могут послужить образцом даже для нашего времени. Защита творческого труда осуществлялась сочетанием норм гражданского и трудового права. Положения трудового права защищали творческих работников от произвола заказчика и работодателя, как частного, так и государственного, обеспечивали помощь во время болезни или в период безработицы, гарантировали право на отдых и на приемлемую оплату труда. Нормы советского гражданского права обеспечивали авторские и смежные права личного характера, а также создавали конкуренцию среди авторов, исполнителей, директоров зрелищных предприятий. Конкуренция позволяла найти действительно талантливых авторов и исполнителей. При этом необходимо обратить внимание на то, что перекос в сторону гражданско-правового способа регулирования творческих отношений, как это произошло в разгар НЭПа, приводит к ухудшению материального положения интеллигенции, а чрезмерное усиление трудовых норм и ослабление влияния гражданского права, как это произошло в середине 1930-х годов, приводит к заметному снижению количества по-настоящему талантливых произведений.

3. Культура должна воспитывать, а не развращать. Следует преодолеть определенную оторванность художественной интеллигенции от народа. В этой связи заслуживает внимания опыт взаимодействия творческих союзов, коллективов художественной интеллигенции с массами трудящихся в 1920-е - 1930-е годы. Формы этого взаимодействия (культурное шефство над предприятиями и колхозами, читательские, зрительские конференции, литературные кружки, встречи ярких представителей художественной интеллигенции с рабочими, колхозниками и др.) способствовали не только воспитанию высоких эстетических вкусов населения, но и позволяли учитывать их интересы, являлись стимулом творческого роста для самой интеллигенции.

4. Исторический опыт показывает, что более плодотворным оказывался творческий процесс, не подвергавшийся излишнему администрированию и контролю. В то же время следует признать, что полное устранение государства из сферы культуры освобождает место для «руководства» ею бизнес-структурами, которые превыше всего ставят интересы капитала.

5. Изученный в работе опыт показывает, что в любые периоды жизни страны, независимо от стоящих перед государством задач в сфере культуры, нельзя забывать о провинциальной культуре и региональном творческом образовании. Из российской провинции вышли многие великие культурные деятели, а провинциальная художественная интеллигенция всегда оказывала и будет оказывать сильнейшее воздействие на массовое сознание и процесс развития отечественной культуры.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Гаврилова, Татьяна Викторовна, 2007 год

1. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)

2. Фонд Р-5508 Центральный комитет профессионального союза работников искусств. On. 1.

3. Фонд Р-7816 Комитет по делам кинематографии и фотографии при СНКСССР. Оп. 1,2.

4. Фонд Р-5283 Всесоюзное общество культурной связи с заграницей. Оп. 21.

5. Фонд Р-8341 Прокуратура. Оп. 3, 6, 9, 10.

6. Фонд Р-5451 Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов. Оп. 10,11.

7. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ)

8. Фонд 5 В. И. Ленин. On. 1, 2.

9. Фонд 17-Центральный комитет Коммунистической партии Советского Союза. Оп. 3, 60, 113,114, 163.

10. Фонд 75 А. М. Горький. On. 1.

11. Фонд 103-Фракция РКП(б) Центрального комитета ВСЕРАБИСА. On. 1.

12. Ю.Фонд 142-А. В. Луначарский. On. 1.

13. Фонд 303 А. И. Тарасов-Родионов.

14. Фонд 386 Л. З.Мехлис. On. 1.

15. Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ)

16. Ф. 631 Союз писателей СССР. Оп. 15.

17. Фонд 645 Главное управление по делам художественной литературы и искусства. On. 1.

18. Фонд 962 Всесоюзный комитет по делам искусств. Оп. 22.

19. Фонд 963 Гостеатр им. В. Э. Мейерхольда. On. 1.

20. Фонд 966 Госкиноиздательство. Оп. 2.

21. Фонд 672 Редакция газеты «Совискусство». Оп. 3.

22. Фонд 675 Союз драматических и музыкальных писателей. Оп. 4.

23. Фонд 1847-Н. А. Адуев. On. 1.

24. Фонд 2020-И. И. Бродский. On. 1.

25. Фонд 2060 В. И. Пудовкин. On. 1.

26. Фонд 2075 Управление по делам искусств при СНК РСФСР. Оп. 7,9.

27. Фонд 2222 В. С. Попов-Дубовской. On. 1.

28. Фонд 2486 Издательство «Совхудожник». On. 1.

29. Фонд 2650 В. Н. Перельман. Оп. 2.

30. Фонд 2990 А. Д. Треплев. On. 1.

31. Фонд 3020 А. М. Ходурский. On. 1.

32. Фонд 3102 В. Г. Лидин. On. 1.

33. Государственный архив Пензенской области (ГАПО)

34. Фонд Р-253 Пензенский губернский отдел народного образования. On. 1.

35. Фонд Р-912 Художественное училище. On. 1.

36. Фонд Р-1097 Музыкальное училище. On. 1.

37. Фонд Р-925 Пензенский областной драматический театр им. А. В. Луначарского. On. 1, 2а.

38. ФондР-561 Пензенское межрайонное отделение Средне-Волжского краевого управления зрелищными предприятиями. On. 1.

39. Фонд Р-1468 Пензенское товарищество работников изобразительных искусств «Художник». On. 1, 2.

40. Фонд Р-955 ОКР ЛИТО. On. 1.

41. Фонд Р-1064 ГУБЛИТО. On. 1.

42. Фонд Р-1733 ОБЛЛИТО. On. 1, 2.

43. Фонд Р-398 Пензенский губернский отдел профсоюза работников искусств. Оп. 1.

44. Фонд Р-436 Пензенский городской комитет профсоюза работников искусств. Оп. 1.

45. Фонд Р-2389 Ф. П. Вазерский. On. 1.

46. Фонд Р-2149 И. С. Горюшкин-Сорокопудов. On. 1.

47. Фонд Р-2372 Г. К. Жидков. On. 1.

48. Фонд Р-210 Пензенский окружной отдел профсоюза работников искусств. Оп. 1.

49. Фонд Р-2052 Областной комитет профсоюзов работников искусств. On. 1.

50. Фонд П-254 Делопроизводственные документальные материалы первичной парторганизации облдрамтеатра. On. 1.1.. Опубликованные документальные источники

51. Власть и художественная интеллигенция: Документы ЦК РКП(б)-ВКПб), ВЧК-ОГПУ-НКВД о культурной политике. 1917-1953 гг. -М.: Международный фонд «Демократия», 2002. 868 с.

52. Всесоюзная перепись населения 17 декабря 1926 г. РСФСР. М.: ЦСУ СССР, 1929.-Т. 9.-228 с.

53. Всесоюзная перепись населения 1926 г. Центрально-Черноземный, Средне-Волжский и Нижне-Волжский районы. М.: ЦСУ СССР, 1928. -3.-628 с.

54. Итоги десятилетия Советской власти в цифрах. 1917 1927. Статический сборник. - М.: ЦСУ СССР, 1927. - 520 с.

55. Кремлевский кинотеатр 1928-1953: Документы. М: Росспэн, 2005. -1118с.

56. Культурная жизнь в СССР (1917 1927 гг.): Хроника. - М.: Наука, 1975.-776 с.

57. Культурная жизнь в СССР (1928 1941 гг.): Хроника. - М.: Наука, 1976.-814 с.

58. Культурное строительство в Пензенском крае. 1917-1938. Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1986. - 334 с.

59. Культурное строительство в СССР. Статистический сборник. М., 1958.-459 с.

60. Культурное строительство СССР: Статистический сборник. М.: Государственное статистическое изд-во, 1956. - 332 с.

61. Народное образование в СССР. Сборник документов. 1917 1973 гг. -М.: ЦСУ СССР, 1974.-560 с.

62. Народное образование, наука и культура в СССР. Статистический сборник. М.: ЦСУ СССР, 1977. - 448 с.

63. Народное хозяйство Куйбышевской области за 50 лет. Статистический сборник. Куйбышев, 1967. - 168 с.

64. Новые задачи театрального строительства (сокращенные и обработанные стенограммы докладов на собраниях дискуссионного клуба хозяйственников зрелищных предприятий). М.: Изд-во клуба театральных работников, 1931. - 43 с.

65. Пути развития театра (стенографический отчет и решения партийного совещания по вопросам театра при Агитпропе ЦК ВКП(б) в мае 1927 г. M.-JL: Кинопечать, 1927. - 524 с.

66. Средняя Волга. Социально-экономический справочник. М. - Самара, 1930.

67. I. Периодическая печать 1. Газеты

68. Литературная газета. 1936 г.64.Правда. 1930, 1934.

69. Рабочая Пенза. 1933 1937 гг.

70. Советское искусство. 1938 г.

71. Трудовая правда. 1922- 1931 гг.2. Журналы

72. Болыневик. 1944, № 5; 1946. № 2.

73. Искусство. Ежемесячный журнал Главискусства Наркомпроса РСФСР. 1929 г.

74. Искусство. Журнал министерства культуры СССР, Союза художников СССР и Академии художеств СССР. 1939.

75. Искусство. Орган союза советских художников и скульпторов. -1939 г.

76. Клуб. Издание ВЦСПС. 1926, 1932 - 1934 гг.

77. Музыка и революция. Орган Ассоциации пролетарских музыкантов. -1926-1929.

78. Пролетарский музыкант. Орган Ассоциации пролетарских музыкантов. 1929 - 1932 гг.

79. Советское искусство. Орган Главполитпросвета. 1925 - 1926 гг.

80. Советское кино. Орган художественного совета по делам кино при ГПП.- 1926- 1927 гг.

81. Театр и музыка. Еженедельный журнал зрелищных искусств. 1923 г.

82. Театр. Ежемесячный журнал театрального творчества и критики. 1937 -1939 гг.

83. Театр. Еженедельный журнал зрелищных искусств. 1922 г.1.. Исследования

84. Kemp-Welch A. Stalin and the literary intelligentsia. London: Machmillan, 1999.- 338 c.

85. Socialism and the intelligentsia, 1880-1914. Ed. by Carl Levy. New York: Routlege & Kegan Paul, 1987. - 301 c.

86. The Russian intelligentsia. Ed. by Richard Pipes. New York: Columbia univ. Press, 1961. - 234 c.

87. Адрианова Г. С. Художественная интеллигенция Урала, 30-е гг. -Екатеринбург: Наука, 1992. 107 с.

88. А. Луначарский, К. Радек, Л. Троцкий. Силуэты: политические портреты. М.: Изд-во политической литературы, 1991. - 463 с.

89. Актуальные проблемы историографии отечественной интеллигенции: Межвузовский сборник научных трудов. Иваново: ИвГУ, 1996.- 123 с.

90. Бадяк В. П. Партийное руководство творческими организациями. -Львов: Издательство при Львовском гос. ун-те, 1988. 181 с.

91. Бейлин А. Е. Подготовка кадров в СССР за 15 лет. М., 1932.

92. Бейлин А. Е. Кадры специалистов СССР, их формирование и рост. М., 1935.

93. Беспарточный Б. Д. Культура и власть: из рассекреченных архивов ВЧК-ОГПУ-НКВД. Курск: Изд-во Курского госпедуниверситета, 1999.-248 с.

94. Бочарова 3. Не принявший иного подданства: проблемы социально-правовой адаптации Российской Эмиграции в 1920-1930 годы. -СПб.: Нестор, 2005. 251 с.

95. Бронтман Л. Борьба за кадры. М., 1930.

96. Бруксон Я. Театр Мейерхольда. Л., 1925.

97. Булгаков М. А. Собачье сердце // Собр. соч. в 5-ти томах. Т. 2.-С. 119 - 208.

98. Булгаков М. А. Дьяволиада. Там же. - С. 7 - 42.

99. Булгаков М. А. Белая гвардия. Там же. - Т. 1. - С. 179 - 428.

100. Бухарин Н. И. Пролетарская революция и культура. М., 1923.

101. Великая Октябрьская социалистическая революция и становление советской культуры. 1917 1927. - М., 1985. -528 с.

102. Веселов В. Р. Интеллигенция и провинция в исторической судьбе России Кострома: Изд-во Костромского гос. ун-та, 2001. - 184 с.

103. В. И. Ленин о культуре. М.: Изд-во политической литературы, 1985. -384 с.

104. Власть и реформы: от самодержавной к Советской России. М.: Олимп-Пресс, 2006. - 734 с.

105. Ю1.Возилов В. В. Интеллигенция провинциального города в истории России: научные очерки и учебные материалы к спецкурсу по локальной истории. Иваново: Референт, 2003. - 236 с.

106. Воинов В. А. Советская многонациональная интеллигенция. М.: Знание, 1983. - 64 с.

107. В поисках истины: Интеллигенция провинции в эпоху общественных потрясений: Материалы науч.- практ. конференции. Пермь, 1999. - 191 с.

108. Волков С. Шостакович и Сталин: художник и царь к столетнему юбилею. - М.: Эксмо, 2006. - 655 с.

109. Ю5.Вольфсон С. Я. Интеллигенция как социально-экономическая категория. M.-JL, 1926.

110. Юб.Воровский В. В. Представляет ли интеллигенция общественный класс? //Боровский В. В. Соч. Т. 2. М., 1931.

111. Галин С. А. Исторический опыт культурного строительства в первые годы Советской власти (1917 1925). - М.: Высшая школа, 1990.- 143 с.

112. Гамалей С. 10. Государственная политика в области театрального дела на Советском Дальнем Востоке в 20-е 30-е годы XX века. -Хабаровск, 2005.

113. Ю9.Гидиринский В. И. Русская интеллигенция в истории России. -М.: Московский гуманитарный ин-т им. Е. Р. Дашковой, 2005. -172 с.

114. Ю.Гладков А. К. Годы учения Всеволода Мейерхольда. Саратов, 1979. -324 с.

115. Ш.Головин С. А. Дальний Восток РСФСР в 20-30-е гг. XX века: аспект репрессивной политики. Благовещенск: Изд-во ГПУ, 2005. -351 с.

116. Голуб Ю. Г., Баринов Д. Б. Судьбы российской художественной интеллигенции в условиях сталинского режима. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2002. - 187 с.

117. ПЗ.Гомжин В. Ф. Из истории культурно-просветительной работы в селах Среднего Поволжья (1928 1932) // Вопросы отечественной и всеобщей истории. - Куйбышев, 1975. С. 28 - 33.

118. Н.Горбунов В. В. Ленинская концепция культурной революции (к вопросу о методике исследования) // Советская культура. История и современность-М.,1983.-С. 110-128.

119. Горланов Г. Е. Очерки истории культуры Пензенского края. Пенза, 1994.-241 с.

120. Пб.Громов Е. Сталин, власть и искусство. М.: Республика, 1998. - 495 с.

121. Данилов А. А., Меметов В. С. Интеллигенция провинции в истории и культуре России. Иваново: ИвГУ, 1997. - 173 с.

122. Дегтярев ЕЕ., Егоров В. К. Интеллигенция и власть (Феномен российской интеллигенции и проблемы взаимоотношений интеллигенции и власти). М.: Новая слобода, 1993. - 86 с.

123. Денисов С. Г. Вместе с партией, вместе с народом. Развитие КПСС творческой активности интеллигенции. М.: Советская Россия, 1984.- 85 с.

124. Дунаева О. В. Пензенское художественное училище им. К. А. Савицкого // Очерки истории народного образования Пензенского края. Пенза, 1991. С. 290 - 298.

125. Ермаков В. Т. Исторический опыт культурной революции в СССР. -М, 1968.- 152 с.

126. Ермаков В. Т. К вопросу о периодизации историографии советской культуры // Советская культура. История и современность. М., 1983.-С. 390-401.

127. Ерман Л. К. В. И. Ленин о роли интеллигенции в строительствесоциализма и коммунизма // Великая сила идей коммунизма. М., 1970. С. 41-50.

128. Зак Л. М. История изучения советской культуры. М.: Высшая школа, 1981. - 176 с.

129. Замятин Е. И. Я боюсь // Дом искусств. 1921.128.3елёв М. В. Между репрессиями и выдвижением: техническая интеллигенция Средней Волги в период предвоенной догоняющей индустриализации 1928-1941 года. Пенза: Изд-во ПТУ, 2006. - 275 с.

130. Зеленин И. Е. Сталинская «революция сверху» после «великого перелома», 1930-1939: политика, осуществление, результаты. М.: Наука, 2006.-313 с.

131. Изменение социальной структуры советского общества. 1921 -середина 1930-х годов. М., 1979. 314 с.

132. Интеллигенция в политической истории XX века. Тезисы докладов межгосуд. науч.-теорет. конф. Иваново: ИвГУ, 1992. - 242 с.

133. Интеллигенция и власть: Материалы III Всероссийского симпозиума «Человек культуры: интеллигенция и власть». Бийск: НИЦ БГПУ им. В. М. Шукшина, 2002. - 251 с.

134. Интеллигенция и культура: история, современность, перспективы./

135. Материалы межвуз. науч. конференции. Казань, 1997. - 137 с.

136. Интеллигенция России в XX веке и проблема выбора: Материалы «круглого стола» Всероссийской конференции «Интеллигенция России в истории XX века: неоконченные споры». Екатеринбург, 1999.- 123 с.

137. Интеллигенция России: уроки истории и современность. Межвуз. сб. науч. трудов Иван. гос. ун-та. Иваново: ИвГУ, 1996. - 146 с.

138. Интеллигенция России: уроки истории и современность. Тезисы докладов межгос. науч.-теорет. конференции Иваново: ИвГУ, 1994.-335 с.

139. Интеллигенция. Власть. Народ / J1. И. Новикова, И. Н. Сиземская. -М.: Наука, 1993.-334 с.

140. Интеллигенция, провинция, Отечество: проблемы истории, культуры, политики: Тезисы докладов межгосударственной науч.-теоретич. конференции. Иваново: ИвГУ, 1996. - 521 с.

141. Инюшкин Н. М. Провинциальная культура: Природа, типология, феномены. Саранск: Изд-во Мордовского университета, 2003. -470 с.

142. Ипполитов Г. Странники неочарованные: пути и судьбы русской эмиграции (1920-1940 гг.). СПб.: Нестор, 2005. - 66 с.

143. Ипполитов С. С. Российская эмиграция и Европа: несостоявшийся альянс. М.: Изд-во Ипполитова, 2004. - 367 с.

144. Казанин И. Е. Власть и интеллигенция: исторический опыт формирования государственной политики в октябре 1917-1925 гг. Волгоград: ВолГУ. - 359 с.

145. Казанин И. Е. Забытое будущее: советская власть и российская интеллигенция в первое послеоктябрьское десятилетие. -Волгоград: ВолГУ, 2001. 264 с.

146. Карпов Г. Г. О советской культуре и культурной революции в СССР.-М., 1954.-246 с.

147. Карпов Г. Г. Ленин о культурной революции. Л., 1970.

148. Катунцева Н. М. Опыт СССР по подготовке интеллигенции из рабочих и крестьян. М., 1977. - 208 с.

149. Кафтанов С. В. О патриотическом долге советской интеллигенции. М., 1947.

150. Квакин А. В. Идейно-политическая дифференциация российской интеллигенции в период нэпа, 1921-1927. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1991. - 176 с.

151. Келлер Б. А. Пролетарская революция и советская интеллигенция. -М., 1937.

152. Ким М. П. 40 лет Советской культуры. М., 1957.

153. Ким М. П. О сущности культурной революции и этапах ее осуществления в СССР // Культурная революция в СССР. 1917 — 1965 гг.-М., 1967.-С. 5-39.

154. Коган П. С. Литература Великого Октября. -М., 1928.

155. Кожинов В. В. Правда сталинских репрессий. М.: Алгоритм, 2005. -434 с.

156. Кондрашова М. И. Коммунистическая партия организатор формирования социалистической интеллигенции на Урале в 19171927 годах. - Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1985. - 151 с.

157. Корнейчук Б. В. Дискриминация работников творческого труда -СПб, 1995.- 140 с.

158. Корупаев А. Е. Очерки интеллигенции России: В 2 ч. Ч. 1 Очерки теории интеллигенции. М, 1995. - 152 с.

159. Корупаев А. Е. Очерки интеллигенции России: В 2 ч. Ч. 2 Очерки истории русской интеллигенции. М, 1995. - 152 с.

160. Крупская Н. К. Ленинские установки в области культуры: Сб. статей. М, 1934. - 43 с.

161. Культура и интеллигенция России: Интеллектуальное пространство (Провинция и Центр): XX век / Материалы IV Всероссийской науч.конференции / Отв. ред. В. Г. Рыженко. Екатеринбург, 2000. -194 с.

162. Куманев В. А. 30-е годы в судьбах отечественной интеллигенции. -М.: Наука, 1991.- 295 с.

163. Купцова И. В. Художественная интеллигенция России (Размежевание и исход). СПб.: Нестор, 1996. - 133 с.

164. Левина Ж. Е. Художественная интеллигенция Западной Сибири в системе советской культуры (конец 20-х, 30-е годы XX века). -Омск: Изд-во ОмГПУ, 2004. 274 с.

165. Лежнев А. 3. О литературе: Сб. статей. -М., 1927.

166. Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 53.

167. Либов Л. И. Троцкий, Сталин и я, или когда ошибаются судьи: Документальная проза на пересечении мемуаров и философии наивности. М.: Параллель, 2005. - 294 с.

168. Литвак М. И. Интеллигенция и мифотворчество: к 90-летию сборника «Вехи». СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 2000. - 57 с.

169. Лозинский Е. И. Что же такое, наконец, интеллигенция?: Критико-социологический опыт. М.: УРСС, 2003. - 259 с.

170. Луначарский А. В. Интернационал и интеллигенция // Собрание сочинений в 8-ми томах. 1963 1967. - Т. 3.

171. Луначарский А. В. Театр и кино за 10 лет// Там же.

172. Манхейм К. Проблема интеллигенции. Исследование её роли в прошлом и настоящем. М.: ИНИОН, 1993. - 104 с.

173. Минц И. И. Революция и интеллигенция // Советская культура. История и современность. М., 1983. - С. 37 - 52.

174. Наследие. Культура Пензенского края в документах эпохи, в письмах и мемуарах современников, исследованиях, статьях и художественных произведениях / Авт.-сост. К. Д. Вишневский, Н. М. Инюшкин. Пенза, 1994.

175. Новицкий П. И. Московские государственные театры. -М., 1934.

176. НЭП: экономические, политические и социокультурные аспекты. М.: Росспэн, 2006. - 543 с.

177. Носач В. И., Ушаков А. А. Советские профсоюзы в борьбе за социалистическую культуру (1917 1937 гг.). -М., 1986. - 176 с.

178. Осипов И. А. Об ошибках Маркса и Ленина в решении вечных вопросов жизни: историко-философские очерки и этюды. М.: КомКнига, 2006.

179. Орлов С. Б. Политическая мифология в России: опыт концептуального анализа мифа об интеллигенции / Под ред. С. В. Соловьевой. Барнаул, 2002. 215 с.

180. Очерки истории Пензенской организации КПСС. Пенза, 1983. -502 с.

181. Пайпс Р. Русская революция. В 3-х книгах. Кн. 3. Россия под большевиками, 1918 -1924. -М.: Захаров, 2005. 696 с.

182. Партийное руководство воспитанием творческой молодежи в период строительства социализма (1917-1941 гг.) / Учеб. пособие Высшей комсомольской школы, при ЦК ВЖСМ / Под ред. Ю. С. Борисова. -М.:ВКШ, 1988,- 106 с.

183. Партийное руководство деятельностью общественных организацийинтеллигенции в период социалистического строительства / Межвузовский сб. науч. трудов Ленингр. гос. пед. ин-та им. А. И. Герцена. Л.: ЛГПИ, 1984. - 145с.

184. Пензенская область за 40 лет Советской власти. 1917 1957 гг. - Пенза, 1957.

185. Пензенская область за 50 лет Советской власти. Саратов - Пенза: Приволж. кн. изд-во, 1967. - 366 с.

186. Политическая культура интеллигенции и её место и роль в жизни общественной / Материалы XVII-й международной науч.-теор. конференции. Иваново: ИвГУ, 2006. - 340 с.

187. Полонский В. П. Очерки литературного движения революционной эпохи.-М., 1928.

188. Проблемы теории и истории изучения интеллигенции: поиск новых подходов. Межвуз. сб. науч. трудов. Иваново: ИвГУ, 1994. - 127 с.

189. Российская интеллигенция в отечественной и зарубежной историографии / B.C. Меметов. Иваново: ИвГУ, 1995. - 645 с.

190. Российская интеллигенция: история и судьбы / Материалы краеведческой межвуз. науч.-практ. конференции Ставрополь, 1998.-45 с.

191. Русская литература в истекшем году // Печать и революция. М., 1926.

192. Русская интеллигенция: история и судьба / Отв. ред. Д. С. Лихачев. -М.: Наука, 2001. 422 с.

193. Семенова Е. Ю. Культура Среднего Поволжья в годы Первой мировой войны. 1914 начало 1919 гг. (по материалам Самарской и Симбирской губерний) - Самара, 2001.

194. Сергейчик С. И. Российская интеллигенция: история и судьба. -М.: Локид-Пресс, 2006. 111 с.

195. Смирнов В. И. Интеллигенция в советском обществе. М., 1947.

196. Советская власть и буржуазные специалисты. -М., 1965.

197. Советская интеллигенция. Краткий очерк истории (1917-1975 гг.). -М.: Прогресс, 1982. 319 с.

198. Советская интеллигенция. Словарь-справочник / Под ред. JI. В. Ивановой. М.: Политиздат, 1987. - 221 с.

199. Советская интеллигенция (история формирования и роста). 1917 -1965.-М., 1968.

200. Советская культура в реконструктивный период. 1928 1941. - М.: 1988.-608 с.

201. Современное искусство и смерть культуры. Пер. с англ. Спб.: Мирт, 2004.217 с.

202. Соскин В. J1. Российская советская культура (1917 1927): очерки социальной истории / Отв. ред. И. С. Кузнецов.- Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2004. 452 с.

203. Судьбы поколения 1920-х 1930-х годов в эмиграции: очерки и воспоминания. - М.: Русский путь, 2006. - 471 с.

204. Судьбы русской интеллигенции / Материалы дискуссии / Отв. ред. В. JI. Соскин. Новосибирск: Наука, 1991. - 219 с.

205. Титов В. Ю. Протест «сермяжности» и репрессивное мнение у россиян в 1920-х годах. Иркутск: ИркГПУ, 2006. - 175 с.

206. Ткачев В. Формирование советской политической системы: октябрь 1917-1930-е годы (на материалах Поволжья). Саратов: Саратовский гос. соц.- экон. ун-т, 2005. - 229 с.

207. Троцкий JI. Д. Литература и революция. М.: 1923.

208. Труфанов А. А. Основы теории интеллигентности. Казань: «Новое знание», 2002. 271 с.

209. Тхакушинов А. К. Культура и власть. Литература, искусство и судьбы творческой интеллигенции России 20-30-х гг. Майкоп: Изд-во Майкопского гос. технол. ин-та, 1997. - 83 с.

210. Федюкин С. А. Привлечение буржуазной интеллигенции ксоциалистическому строительству в СССР. М., 1960.

211. Филиппов Б. Беседы о театре. М., 1924.

212. Фортунатов В. В. Интеллигенция помощник рабочего класса в построении социализма в СССР (1917-1937 гг.) / Учеб. пособие к спецкурсу. - Л.: ЛГПИ, 1984. - 135 с.

213. Художественная культура Чувашии. 20-е годы XX века / Науч. ред. М. Г. Кондратьев. Чебоксары: Чувашский гос. ин-т гуманитарных наук, 2005. 257 с.

214. Шарапов 10. Первая «Оттепель»: Нэповская Россия в 1921-1928 гг. Вопросы идеологии и культуры: размышления историка. М.: Ин-т Российской истории, 2006. - 366 с.

215. V. Авторефераты диссертаций

216. Агеева Е.В. Процесс формирования творческой интеллигенции Чувашии: проблемы и поиски / Автореф. дисс. канд. ист. наук. -Саранск, 2006.

217. Бареева Р.З. Культура провинциального российского города в середине 20 х - первой половине 30-х годов XX века (на примере городов Поволжья) / Автореф. дисс. канд. ист. наук. -Пенза, 2006.

218. Волгушева А. О. Культурная политика Советской власти и художественная интеллигенция: 1917-1932 гг. / Автореф. дисс. канд. ист. наук. Саратов, 2004. - 24 с.

219. Дегтярев Е. Е. Феномен российской интеллигенции / Автореф. дисс. канд. философ, наук.-М., 1992.

220. Еремеева А. Н. Художественная интеллигенция Кубани в первой четверти XX века: Исторический, социокультурный и биографический аспекты / Автореф. Дисс. . канд. ист. наук. М., 1993.

221. Кирьянова Н.В. Культура губернских городов Среднего Поволжья в конце XIX XX вв./ Автореф. дисс. канд. ист. наук. - Пенза, 1998.

222. Кошелева JI. А. Интеллигенция как феномен русской культуры / Автореф. дисс. . канд. культурологических наук. М., 2000.

223. Олейник 0.10. Интеллигенция и отечество: проблема патриотизма в советском обществе и российском зарубежье в 30-е годы XX века / Автореф. дисс. д-ра ист. наук. Иваново, 1998. - 46 с.

224. Орлов С. Б. Политическая мифология в России: опыт концептуального анализа мифа об интеллигенции. Барнаул: Изд-во Алтайского ГТУ, 2002.-215 с.

225. Подлужная А. М. Политическая цензура в Пензенском регионе в 1920-е 1930-е гг. / Автореф. дисс. канд. ист. наук. - Пенза, 2007.

226. Рыженко В Г. Интеллигенция в культуре крупного сибирского города в 1920-е гг.: вопросы теории, истории, историографии и методов исследования / Автореф. дисс.д-ра ист. наук. -Екатеринбург, 2004. 42 с.

227. Смирнова Н В. Художественная интеллигенция и ее участие в культурной и общественно-политической жизни российской провинции в 1917-1920 гг.: На материалах Верхнего Поволжья / Автореф. дисс.канд. ист. наук. Кострома, 1999. - 35 с

228. Токарева Е. А. Театральная интеллигенция России в 1917-1926 годах / Автореф. дисс. канд. ист. наук. М.: 1994. - 22 с.

229. Шакирзянов М. А. Национальная художественная интеллигенция и власть в Татарстане: проблема взаимоотношений в 20-30-е годы / Автореф. дисс. канд. ист. наук. Казань, 1999. - 20 с.1. VI. Диссертации

230. Гамалей С. 10. Государственная политика в области театрального дела на Советском Дальнем Востоке в 20-е 30-е гг. XX века /

231. Дисс. канд. ист. наук. Хабаровск, 2005.

232. Матвеев Г. А. Формирование политики Коммунистической партии в области художественной литературы (1921 1925) / Дисс.канд. ист. наук. - Ростов-на-Дону, 1973.

233. Самарцева Е. И. Интеллигенция России в отечественной историографии, 1917-90-е годы XX века / Дисс. д-ра ист. наук. -Тула, 1999. 367 с.

234. Соколова Ф. X. Интеллигенция Европейского Севера России: формирование, динамика взаимодействия с властью: 1917-30-е годы / Дисс. д-ра ист. наук. Архангельск, 2005. - 632 с.

235. Шипилова Р. А. Деятельность Коммунистической партии в области театрального искусства (1920-1927)/ Дисс. канд. ист. наук. -Ростов-на-Дону, 1973.

236. Факты. События. Свершения: К 325-летию города Пензы / Авт.- сост. Т. М. Артемова, В. С. Годин, В. А. Озерская, С. JI. Шишлов. -Саратов, 1988.- 184 с.

237. Федюкин С. А. Исторический опыт Коммунистической партии и Советского государства по вовлечению старой интеллигенции в строительство социализма / Дисс. д-ра ист. наук. М., 1970.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.