Клеточные и гуморальные факторы противококлюшного иммунитета тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.00.07, кандидат медицинских наук Волошина, Ольга Александровна

  • Волошина, Ольга Александровна
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2006, Ростов-на-ДонуРостов-на-Дону
  • Специальность ВАК РФ03.00.07
  • Количество страниц 176
Волошина, Ольга Александровна. Клеточные и гуморальные факторы противококлюшного иммунитета: дис. кандидат медицинских наук: 03.00.07 - Микробиология. Ростов-на-Дону. 2006. 176 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Волошина, Ольга Александровна

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ.

ВВЕДЕНИЕ.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

ГЛАВА 1 Антигены В.pertussis.

ГЛАВА 2. Коклюшные вакцины.

ГЛАВА 3 Механизмы формирования противококлюшного иммунитета.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

ГЛАВА 4 МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

4.1. Микробные штаммы, методы культивирования.

4.2. Интраназальная модель коклюшной инфекции у мышей.

4.3. Методы получения коклюшных антигенных препаратов.

4.3.1. Корпускулярная коклюшная вакцина.

4.3.2. Диализатный коклюшный антиген.

4.4. Методы изучения физико- химических свойств коклюшных антигенных препаратов.

4.5. Гипериммунные сыворотки.

4.6. Методы иммунологических исследований

4.6.1.Иммунологические тест- системы и иммунологические реак

4.6.2. Определение цитокинов.

4.6.3. Определение субпопуляций лимфоцитов.

4.7. Методы изучения иммунобиологических свойств коклюшных антигенных препаратов.

4.7.1. Определение биологически активных субстанций в коклюш 59 ных препаратах.

4.7.2. Протективные свойства.

4.7.3 Токсические свойства.

4.8. Методы изучения влияния коклюшных препаратов на иммуноре активность организма.

4.8.1. Определение влияния коклюшных препаратов на поликлональ ную активность В-лимфоцитов.

4.8.2. Определение функциональной активности регуляторных Т-лимфоцитов.

4.8.3. Индукция специфического иммунного ответа у мышей.

4.9.4. Изучение динамики формирования субпопуляций лимфоцитов у мышей.

4.9. Методы статистической обработки данных.

ГЛАВА 5. ХАРАКТЕРИСТИКА КОКЛЮШНОГО ДИАЛИ

ЗАТНОГО АНТИГЕНА.

5.1. Коклюшные диализатные антигены.

5.1.1. Физико-химические свойства КДА.

5.1.2. Содержание биологически активных субстанций в КДА.

5.2. Комплексный препарат КДА— аналог бесклеточной коклюшной вакцины.

5.2.1. Характеристика комплексного КДА по наличию биологически активных субстанций.

5.2.2. Протективные и токсические свойства КДА.

ГЛАВА 6. ФОРМИРОВАНИЕ КЛЕТОЧНОГО И ГУМОРАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА В ПРОЦЕССЕ ИНФЕКЦИИ И ИММУНИЗАЦИИ КОКЛЮШНЫМИ ПРЕПАРАТАМИ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ.

6.1 .Влияние коклюшных препаратов на неспецифические показатели иммунной системы в эксперименте.

6.1.1 .Определение поликлональной активации В- лимфоцитов.

6.1.2.Определение функциональной активности регуляторных

Т- лимфоцитов.

6.2. Изучение механизма противоко клто ш н о го иммунитета, инду цированного ОСО-3, КДА и инфекцией.

6.2.1. Изучение механизма формирования иммунитета у животных, привитых ОСО-3.

6.2.2. Изучение механизма формирования иммунитета у живот ных, привитых КДА. ^

6.2.3. Изучение механизма формирования иммунитета у инфицированных животных.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Микробиология», 03.00.07 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Клеточные и гуморальные факторы противококлюшного иммунитета»

Актуальность темы. В последние годы отмечено формирование заболеваний коклюшем не только у не привитых, но и у полноценно привитых детей [101, 138, 186, 254], а также возникновение заболевания коклюшем среди подростков и взрослых [114, 150, 152, 183, 228, 271]. Многие авторы [50, 101, 111, 133, 155, 228] связывают это с отказом от иммунизации цель-ноклеточной или корпускулярной коклюшной вакциной (ККВ), обусловленной ее реактогенностью, нарушением схемы иммунизации, возникновением атипичных форм коклюшной инфекции. Ряд авторов [113,115, 154, 250] отмечают слабую иммуногенность некоторых из применяемых в практике коклюшных вакцин, и широко распространенными в настоящее время врожденными и приобретенными иммунодефицитными состояниями.

Решение этой проблемы авторы находят в использовании бесклеточной коклюшной вакцины [6, 18, 42, 62, 238, 241, 263]. На протяжении более 20 лет во многих странах мира проводятся интенсивные исследования по разработке бесклеточной коклюшной вакцины (БКВ), ее доклиническим испытаниям и внедрению в практическое здравоохранение.

Исследователи [112, 115, 179, 212, 217, 252] обобщив имеющуюся информацию по сравнительной эффективности и безвредности существующих БКВ и ККВ пришли к выводу, что БКВ менее реактогенны и не уступают ККВ по иммуногенности. Однако их клиническая эффективность и безопасность для грудных детей до конца не исследованы, стоимость БКВ высока, отмечены случаи реверсии детоксифицированного коклюшного токсина, входящего в состав БКВ, в активную форму [210]. Все это резко ограничивает использование БКВ в широкой практике вакцинопро-филактики. Поэтому актуальной задачей медицинской науки является создание ареактогенной БКВ с высокими иммуногеиными свойствами, доступной для широкого практического применения.

Проблема разработки эффективной и безопасной БКВ связана с нашими знаниями механизмов формирования защитных иммунных реакций под влиянием БКВ и ККВ. Несмотря на то, что этим вопросам посвящены многочисленные исследования [19, 25, 41, 90, 128, 177, 205], механизмы формирования поствакцинального и постинфекционного иммунитета остаются предметом изучения.

Актуальность исследования противокоюпошного иммунитета, обусловленная как научным интересом, так и клиническими аспектами, заставляет ученых продолжать разрабатывать данную проблему, открывая все новые закономерности формирования иммунного ответа при вакцинации ККВ, БКВ и коклюшной инфекции. Известно, что защита от антигенов, направленная на нейтрализацию чужеродной генетической информации, осуществляется, как правило, благодаря включению в процесс многокомпонентной системы клеток и биологически активных факторов, продуцируемых различными популяциями клеток [61, 66, 68]. В частности исследователями [112, 129, 133, 216, 234] было установлено, что в формировании противококлюшного иммунитета играют роль как гуморальные, так и клеточные формы иммунного ответа [191, 192, 274, 275], что подтверждается дифференцировкой ThO в Thl и ТЫ типы, а также образованием Т- и В-клеток памяти [205,226].

В то же время необходимо отметить, что содержащиеся в литературе сведения противоречивы и не дают окончательного представления об условиях и механизмах формирования противококлюшного иммунитета, участии отдельных типов иммунокомпетентных клеток и их взаимодействии в реализации различных иммунологических феноменов, имеющих место, как при инфекции, так и вакцинации. В частности, остаются малоизученными вопросы, касающиеся участия отдельных популяций и субпопуляций лимфоцитов, секреции цитокинов и синтеза антител в процессе формирования поствакцинального и постинфекционного иммунитета, что и обусловило актуальность проведенного исследования.

Цель и задачи исследования Цель работы - сравнительное изучение некоторых механизмов формирования противококлюшного иммунитета при иммунизации бесклеточным и цельноклеточным коклюшными препаратами, а также при инфицировании животных взвесью коклюшных бактерий.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Определить с помощью разработанных тест- систем содержание биологически активных субстанций (коклюшного токсина, филаментозного ге-магглютинина, агглютиногенов, липополисахаридов) в коклюшном диали-затном антигене (КДА) — аналоге БКВ.

2. Изучить динамику формирования иммунокомпетентных клеток (CD3+, CD4+, CD8+, CD16+, CD19+) в процессе иммунизации и инфекции у мышей.

3. Определить динамику секреции цитокинов (ИЛ-4 и ИФНу) у животных, привитых коклюшными препаратами и инфицированных Bordetella pertussis

4. Изучить характер формирования уровня специфических антител в сыворотках крови привитых и инфицированных животных в динамике постинфекционного и поствакцинального иммунного ответа.

Научная новизна:

- Проведена сравнительная количественная оценка между КДА и различными коклюшными вакцинными препаратами (JNIH-6, JN1H-10, АКДС-вакциной, ОСО-3) по содержанию биологически активных субстанций (КТ, ФГА, Агг), ответственных за формирование противококлюшного иммунитета;

- В работе впервые проведено комплексное исследование in vivo некоторых механизмов формирования противококлюшного иммунитета: популяционного и субпопуляционного состава лимфоцитов (CD3+, CD4 , CD8 , CD16+, CD19+), синтеза цитокинов (ИЛ-4 и ИФНу) и антител при инфицировании В.pertussis и иммунизации коклюшными антигенными препаратами в динамике исследования (6 недель);

- Выявлены особенности наступления изменений показателей иммунитета в зависимости от вида и дозы коклюшных препаратов и микробной взвеси в течение поствакцинального и постинфекционного периода.

- Определена преимущественная направленность иммунного ответа (по Thl или Th2 типу) у животных, привитых КДА, ОСО-3 и инфицированных В.pertussis в зависимости от вида и дозы антигена.

- Экспериментально установлено, что КДА вызывает формирование как гуморальной, так и клеточной составляющей иммунного ответа, что является свидетельством формирования полноценного иммунитета.

- Показано, что ОСО-3 и экспериментальная коклюшная инфекция имеют сходный механизм формирования иммунного ответа преимущественно по Thl типу, сопровождаясь развитием иммунодефицитного состояния.

Теоретическая и практическая значимость работы:

Определение содержания биологически активных субстанций в КДА, обеспечивающих формирование клеточного и гуморального звена противокоюпошного иммунитета, позволяет адекватно подойти к оценке иммуногенности коклюшных вакцин.

Материалы исследований легли в основу патента на изобретение № 2231793 от 27.06.2004 г. «Способ оценки иммуногенности коклюшных вакцин», основанный на определении защитной активности коммерческих коклюшных вакцин по количественному содержанию в них коклюшного токсина с помощью реакции нейтрализации, позволяющей исключить использование лабораторных животных.

Результаты исследования по оценке клеточных и гуморальных факторов противокоюпошного иммунитета внедрены в учебный процесс кафедры микробиологии РостГМУ при проведении занятий со студентами и врачами ФПК и ППС.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. КДА сопоставим по наличию биологически активных субстанций (КТ, ФГА, Агг) с корпускулярными (АКДС-вакциной и ОСО-3) и бесклеточным коклюшными препаратами (JNIH-6, JNIH-10, КТ).

2. КДА, ОСО-3 и экспериментальная коклюшная инфекция вызывают активацию различных популяций и субпопуляций лимфоцитов (CD3+, CD4+, CD8+, CD16+, CD19+), секрецию цитокинов (ИЛ-4, ИФНу) и синтез специфических антител, основных показателей противококлюшного иммунитета.

3. Формирование противококлюшного иммунитета при иммунизации КДА происходит как по клеточному, так и по гуморальному типу. При иммунизации животных ОСО-3 и инфицировании коклюшными бактериями развитие иммунного ответа происходит преимущественно по клеточному типу.

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

Похожие диссертационные работы по специальности «Микробиология», 03.00.07 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Микробиология», Волошина, Ольга Александровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Введение в 1959 г. обязательной вакцинации против коклюша позволило резко снизить заболеваемость данной инфекцией. Вместе с тем коклюш не потерял своего эпидемиологического значения.

АКДС-вакцина относится к наиболее распространенным в практике вакцинопрофилактики препаратом. Однако ее применение осложнено высокой реактогенностью, обусловленной, как считает большинство исследователей, корпускулярным коклюшным компонентом [7, 13, 30, 98, 107, 212]. Возможность индукции поствакцинальных осложнений коклюшной вакциной приводит к сокращению объемов профилактических прививок и расширению противопоказаний к вакцинации, что в свою очередь формирует существенное уменьшение иммунной прослойки населения и влечет за собой вспышки этой инфекции, носящие массовый характер [208, 228]. Поэтому, несмотря на значительные успехи в области разработки и применения бесклеточных коклюшных вакцин, эта проблема остается актуальной [18,19, 20,31,241,263].

На протяжении более 20 лет во многих странах мира проводятся интенсивные исследования по разработке бесклеточной коклюшной вакцины (БКВ), ее доклиническим испытаниям и внедрению в практическое здравоохранение. H.Sato, Y Sato [239] была получена коклюшная вакцина, состоящая из очищенных антигенных компонентов бактериальной клетки, которая используется в практике здравоохранения Японии для вакцинации детей и прошла испытания в США, Швеции и Германии. Однако их клиническая эффективность и безопасность для грудных детей до конца не исследованы, стоимость многокомпонентных БКВ высока, отмечены случаи реверсии токсоидов (КТ) в активную форму [210] - все это резко ограничивает использование БКВ в широкой практике вакцинопрофилактики.

В связи с этим актуальной задачей медицинской науки является создание ареактогенной бесклеточной коклюшной вакцины с высокими имму-ногенными свойствами, доступной для широкого практического применения.

В этом плане заслуживает внимания коклюшный диализатный антиген (КДА) [36], иммунологическая эффективность и безопасность которого показана в работах ряда авторов [36, 38, 39, 54, 56, 65].

По мнению большинства исследователей [20, 154, 171, 209, 250, 252, 263], основным действующим началом современных БКВ является коклюшный токсин (КТ), однако, немаловажная роль отводится и другим антигенным структурам коклюшного микроба, таким как филаментозный ге-магглютинин, пертактин, фимбриальные агглютиногены. Поэтому значительный интерес представляет изучение иммунобиологической активности бесклеточного коклюшного препарата КДА, практически лишенного активности КТ, но обладающего выраженными протективными свойствами.

В настоящей работе представлены результаты исследования химических свойств КДА, содержания в нем биологически активных субстанций (коклюшного токсина, филаментозного гемагглютинина и агглютиноге-нов), ответственных за формирование противококлюшного иммунитета. Проведена сравнительная характеристика антигенных свойств КДА с корпускулярными коклюшными препаратами (АКДС-вакциной и ОСО-3) и аналогичными бесклеточными коклюшными препаратами, полученными за рубежом (JNIH-6, JNIH-10). Изучено влияние КДА, препарата сравнения ОСО-3 и экспериментальной коклюшной инфекции на популяционный и субпопуляционный состав лимфоцитов, секрецию цитокинов и антитело-генез.

В результате проведенных исследований установлено, что все исследуемые препараты КДА обладали сложным химическим составом (содержали белки, пептиды, полисахариды, нуклеиновые кислоты). Химический состав антигенов может свидетельствовать о наличии компонентов клеточной стенки коклюшного микроба в КДА.

Сравнительная характеристика биологически активных субстанций в препаратах КДА свидетельствовала о наличии в них КТ, ФГА, Агг 1,2 и 3, ответственных за формирование защиты против коклюшной инфекции. В них не обнаружен эндотоксин (ЛПС), обладающий повреждающими свойствами. Сравнение КДА со стандартными корпускулярными коклюшными препаратами свидетельствует о том, что КДА сопоставим по наличию биологически активных субстанций с препаратами сравнения - АКДС-вакциной, ОСО-3, бесклеточной коклюшной вакциной (JNIH-6).

Проблема профилактики коклюша и оценки эффективности коклюшных вакцин остается актуальной и в настоящее время [100, 107, 112, 138, 143, 188], поскольку механизм формирования защитных иммунных реакций под влиянием БКВ, а также их эффективность и безопасность изучены не полностью и являются предметом многочисленных исследований [20, 71, 83, 100, 127, 188]. Известно, что защита от антигенов, направленная на нейтрализацию чужеродной генетической информации, осуществляется, как правило, благодаря включению в процесс многокомпонентной системы клеток и биологически активных факторов, продуцируемых различными популяциями клеток. Многие авторы [93, 105, 153, 177, 181, 226, 249] указывают на важную роль различных классов антител к различным антигенным субстанциям коклюшного микроба в формировании защиты против коклюша. Актуальность исследования противококлюшного иммунитета, обусловленная как научным интересом, так и клиническими аспектами, заставляет ученых продолжать разрабатывать данную проблему, открывая все новые закономерности формирования иммунного ответа при вакцинации корпускулярной и бесклеточной коклюшными вакцинами и коклюшной инфекции. Как правило, большинство вакцин, используемых в практике вакцинопрофилактики, обеспечивают защиту через гуморальный иммунитет, однако, после вакцинации сохраняется невосприимчивость к коклюшу и после снижения уровня циркулирующих антител до неопределяемых значений [191]. Это может свидетельствовать об индукции и пер-систенции Т - и В - клеток памяти при вакцинации ККВ и БКВ, обеспечивающих анамнестический антительный ответ при инфицировании B.pertussis [191]. Авторы указывают, что в формировании противококлюшного иммунитета важную роль играют как гуморальная, так и клеточная формы иммунного ответа [177, 201, 202, 205, 206]. В ряде работ [79, 110, 159, 191, 229] отмечено большое значение ИФНу, характерного для Thl типа клеток (обеспечение клеточной формы иммунного ответа) в защите против коклюша и ИЛ-4, указывающего на участие Th2 типа клеток (обеспечение гуморальной формы иммунного ответа) [202, 227, 234]. В то же время необходимо отметить, что содержащийся в литературе материал противоречив и не дает окончательного представления об условиях и механизмах формирования противококлюшного иммунитета, участии отдельных типов ИКК и их взаимодействии в реализации различных иммунологических феноменов, имеющих место, как при инфекции, так и вакцинации. Такая противоречивость может быть обусловлена отсутствием адекватной модели на животных, несовершенством и нестандартностью лабораторных методов оценки отдельных звеньев иммунитета [178]. Малоизученными остаются вопросы, касающиеся участия основных субпопуляций лимфоцитов в формировании противококлюшного иммунитета.

В связи с вышеизложенным целью работы явилось исследование некоторых механизмов иммуногенеза, таких как формирование различных популяций и субпопуляций лимфоцитов, секреции цитокинов и синтеза антител в процессе вакцинации корпускулярной и бесклеточной коклюшной вакцинами и инфицировании коклюшным микробом.

Для достижения поставленной цели решали задачи, направленные на определение различных популяций и субпопуляций лимфоцитов, цитокинов и классового состава антител в динамике формирования поствакцинального и постинфекционного иммунитета; определение характера развития иммунного ответа в зависимости от формы антигена, используемого в эксперименте (корпускулярный - ККВ и взвесь B.pertussis или растворимый (бесклеточный) - КДА).

Для решения поставленных задач провели иммунизацию животных бесклеточным комплексным КДА, используя в качестве референс- препарата» отраслевой стандартный образец № 3 (ОСО-3). Инфекционный процесс изучали на модели интраназальной коклюшной инфекции у мышей. Для иммунизации животных вакцинными препаратами использовали 2 дозы - предполагаемую для введения человеку (5МЗЕ) и оптимальную иммунизирующую дозу для мышей (ЕД50), которые для КДА составили 10 и 0,38 мкг, для ОСО-3- 10 и 0,1 ОЕ соответственно. Для инфицирования животных использовали 2 дозы взвеси коклюшных бактерий, откалиброван-ные в предварительных опытах, и составляющие 1x107 и 1x106 млн.м.т., (0,025 и 0,0025 ЛД50). Выбор доз был основан на данных литературы [79, 191, 238] и результатов опытов [9], в которых показано, что указанные дозы вызывали развитие инфекционного процесса, не приводили к гибели животных и обеспечивали формирование иммунного ответа.

Характер изменений популяционного и субпопуляционного состава лимфоцитов в периферической крови мышей определяли посредством прямого иммунофлюоресцентного метода на проточном цитометре с использованием моноклональных антител к рецепторам лимфоцитов (CD3+, CD 4+, CD 8+, CD 16+, CD 19+) мыши и анализа показателей периферической крови - количества лейкоцитов, процента лимфоцитов и иммунорегу-ляторного индекса.

Определение направленности иммунного ответа по клеточному (Thl) или гуморальному (Th2) типу изучали по обнаружению цитокинов (ИЛ-4 и ИФНу) в сыворотках крови мышей в ИФА с помощью соответствующих тест-систем. Выраженность гуморального иммунного ответа оценивали по уровню антител к коклюшному диализатному антигену, коклюшному токсину и липополисахариду, а также смене классов иммуноглобулинов в реакции пассивной гемагглютинации с использованием разработанных тест-систем.

Исследование популяционного и субпопуляционного состава лимфоцитов в крови мышей показало, что динамика количественных изменений состава лимфоцитов носила волнообразный характер. Иммунизация мышей КДА в дозе 10 мкг приводила к активации и пролиферации изучаемых популяций и субпопуляций лимфоцитов (CD3+, CD 4+, CD 8+, CD 16+, CD 19+), сопровождающейся секрецией цитокинов (ИЛ-4 и ИФНу) и выработкой антител.

Так как КДА представляет собой растворимый антиген, то в первую очередь он взаимодействует преимущественно с В-Лф и дендритными клетками, для которых растворимая форма антигена является наиболее приемлемой для презентации, направляя, таким образом, формирование иммунного ответа преимущественно по Th2 типу, что продемонстрировано в наших исследованиях. Так, обнаружено увеличение количества всех Т-Лф (СДЗ+), за счет как СД4+, так и СД8+ лимфоцитов на 1 неделе поствакцинального периода. Показатели СД16+ лимфоцитов у животных, привитых КДА, оставались без выраженных изменений.

Обнаружение СД8+ лимфоцитов в динамике формирования иммунных реакций может указывать на присутствие КТ в комплексном КДА. В предыдущих исследованиях [54, 65] по определению влияния коклюшных препаратов на неспецифические показатели иммунной системы, показано, что ККВ, по - сравнению с комплексным КДА, является В-поликлональным стимулятором и обладает способностью активировать неспецифические Т- супрессоры. При этом, ККВ оказывает более выраженное, по - сравнению с КДА, влияние на активацию Т- супрессоров в селезенках мышей. Способность КДА вызывать активацию Т- супрессоров, можно связать с наличием в КДА некоторого количества коклюшного токсина, который является Т- клеточным митогеном. Полученные данные согласуются с данными литературы о способности КТ селективно индуцировать генерацию СД8+ клеток посредством биохимических сигналов [230, 248, 276].

Увеличение субпопуляции СД4+ сопровождалось повышением уровня ИЛ-4, максимальные значения которого наблюдали на 1 неделе и 2 неделе. ИЛ-4 служит источником сигнала для дифференцировки В-лимфоцитов в плазматические клетки, секретирующие антитела. Этот процесс проявлялся в увеличении количества СД19+ на 1 неделе поствакцинального периода. Процесс дифференцировки В-Лф в плазматические клетки сопровождался снижением их количества в периферической крови на 2 и 3 неделях с нарастанием уровней как анти-КДА, так и анти-КТ антител и переключением их на синтез IgG. Пик выработки антител приходился на 4-5 недели, когда их титр составлял 2,6±0,1 и 2,9±0,1 соответственно.

Необходимо отметить, что динамика количественных изменений субпопуляций лимфоцитов, цитокинов и антителогенеза при иммунизации КДА в дозе 0,38 мкг имела аналогичную картину. Обнаруженные изменения носили выраженный дозозависимый эффект. Развитие иммунного ответа при иммунизации меньшей дозой антигена в этом процессе может свидетельствовать об участии дендритных клеток [29, 77, 123], особенностью которых является эффективное представление антигена: достаточно пикомолярной или наномолярной концентрации антигена для мощного иммунного ответа, в то время как другие АПК чувствительны только к микромолярным концентрациям. Зрелые ДК представляют антиген наивным Т- клеткам, индуцируя сильный Т-клеточный ответ и отвечают за поддержание баланса между Т-хелперами 1 (ТЫ) и 2-го (Th2) типов. Кроме того, ДК способны индуцировать продукцию антител покоящимися В-клетками и переключение изотипов иммуноглобулинов, что и продемонстрировано в данных исследованиях.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что при иммунизации КДА иммунный ответ на первых этапах поствакцинального периода протекает преимущественно по Th2 типу. Однако с 3 недели поствакцинального периода в формировании противококлюшного иммунитета принимают участие и Thl, указывая на роль как гуморального, так и клеточного звена иммунного ответа при иммунизации бесклеточным коклюшным антигеном. Полученные результаты согласуются с литературными данными, касающимися механизма формирования противококлюшного иммунитета при вакцинации трехкомпонентными БКВ, содержащими КТ, ФГА, Агг, наличие которых установлено и в КДА.

Исследование механизма формирования иммунного ответа при иммунизации корпускулярным коклюшным препаратом (ОСО-3) показало, что динамика количественных изменений популяционного и субпопуляци-онного состава лимфоцитов несколько отличалась от аналогичной картины при иммунизации КДА. Так же, как и при иммунизации КДА, на 1 неделе поствакцинального периода была зарегистрирована пролиферация всех типов клеток, достигающих пика своего подъема в эти сроки, за исключением В-Лф. Следует подчеркнуть, что увеличение Т-клеток было преимущественно за счет СД4+лимфоцитов. СД4+ продуцировали ИФНу, концентрация которого на 1 неделе достигала максимальных значений. В эти же сроки было зарегистрировано максимальное количество NK-клеток (СД16+). Предполагается [57, 61, 67, 68], что источником ИФНу, стимулирующим продукцию цитокинов Thl могут служить, особенно на этапах индукции этих клеток, NK (СД16+), которые неспецифически взаимодействуя с антигеном, секретируют этот цитокин, и способствуют, тем самым, развитию иммунного ответа по Thl типу. В проведенных исследованиях было обнаружено увеличение СД16+ и ИФНу, что может свидетельствовать о развитии клеточных реакций. Количество В-Лф (СД19+) на 1 неделе было незначительным.

На 3 неделе регистрировали увеличение всех популяций лимфоцитов, причем увеличение Т-клеток также было за счет СД4+, которые секре-тировали ИЛ-4, максимальные значения которого отмечали на 4 неделе. В эти же сроки отмечали значительное повышение количества NK-клеток (СД16+) и В-Лф (СД19+). Пролиферация В-Лф и дифференцировка в плазматические клетки сопровождалась выработкой антител, максимальные титры которых регистрировали на 3-4 неделях поствакцинального периода (2,9±0,07) и снижались к 6 неделе. Тогда как при иммунизации животных КДА уровни антител оставались достаточно высокими (2,6±0,1) в эти сроки. Хотя на 4 неделе отмечали снижение всех популяций лимфоцитов, СД8+ оставались на достаточно высоком уровне. Необходимо отметить, что, так же как и при иммунизации КДА в меньшей дозе, иммунизация ОСО-3 в меньшей дозе (0,1 ОЕ) имела аналогичную динамику количественных изменений субпопуляций Лф, цитокинов и антителогенеза. Обнаруженные изменения носили выраженный дозозависимый характер.

Механизм формирования иммунитета у инфицированных животных несколько отличался от иммунных реакций, индуцируемых вакцинными препаратами, имея зависимость от дозы антигена. Обнаружено, что инфицирование животных коклюшными бактериями в дозе 1x107 м.т. приводило к формированию ИДС. Тогда как B.pertussis в меньшей инфицирующей дозе (1x106 м.т.) не вызывало существенного подавления иммунного ответа. Хотя на первых этапах развития иммунных реакций количество всех популяций лимфоцитов существенно нарастало, а к 3 неделе резко снижалось и на 6 неделе, не отличалось от показателей контроля. Однако эффект меньшей дозы бактерий продолжал регистрироваться. Полученные результаты согласуются с данными литературы [3,4, 5].

Увеличение всех Т-клеток на 1 неделе постинфекционного периода было обусловлено как СД4+, так и СД8+- лимфоцитами и сопровождалось секрецией ИФНу, максимальная концентрация которого приходилась на 1 неделю постинфекционного периода, тем самым указывая на развитие иммунного ответа по Thl типу. Однако обнаружение на 3-4 неделях ИЛ-4, свидетельствовало об участии и Th2 типов клеток. ИЛ-4 направляет диф-ференцировку В-Лф в плазматические клетки, что продемонстрировано в увеличении количества популяции В-клеток на 3 неделе, сопровождающееся пиком выработки противококлюшных антител в эти сроки. Количество В-лимфоцитов, наиболее выраженное на 1 неделе постинфекционного периода, быстро снижалось. Уже на 4 неделе количество В-клеток, индуцированное B.pertussis в меньшей дозе (1х106 м.т.) преобладало над количеством лимфоцитов, индуцированных большей дозой (1x10 м.т.) бактерий.

При измерении уровней и классового состава антител, выявлена та же закономерность: при инфицировании большей дозой бактерий, титры антител были значительно ниже, чем при инфицировании меньшей дозой B.pertussis, однако переключение на синтез IgG отмечали в те же сроки- на 3 неделе. По сравнению с динамикой антителогенеза при иммунизации КДА и ОСО-3, уровни антител у инфицированных животных на 5-6 неделях постинфекционного периода были ниже.

Обнаружение субпопуляции СД8+ связано с наличием КТ, вызывающего активацию этих клеток. В данном случае следует подчеркнуть цитотоксическую функцию СД8+ клеток. Как ОСО-3, так и целые микробные клетки, будучи корпускулярной формой антигена, распознаются Т-киллерами, которые не воспринимают растворимые формы антигенов [66, 67, 68].

У инфицированных животных отмечали увеличение количества NK-клеток, максимум которых был зарегистрирован на 2 неделе постинфекционного периода. Регистрация СД16+ лимфоцитов у иммунизированных ОСО-3 и инфицированных животных, по- видимому, обусловлена клеточ-но- опосредованным цитолизом, индуцируемым при контактном взаимодействии клеток, когда эффекторами являются NK-клетки и макрофаги. Основной функцией этих клеток в данном случае является контактный цитолиз клеток- мишеней.

Резюмируя вышеизложенное можно заключить, что механизм формирования иммунного ответа как при иммунизации ОСО-3, так и при инфицировании был сходным: на первых этапах формирование иммунного ответа протекало по Thl типу с последующим вовлечением и Th2 в этот процесс. Полученные данные можно объяснить тем, что ОСО-3 и микробные клетки являются антигенами, находящимися в корпускулярной форме, и, попадая в организм, в первую очередь взаимодействуют преимущественно с макрофагами, которые практически не способны воспринимать растворимые молекулы [61, 66, 67, 68].

Анализируя полученные результаты и данные литературы о механизмах формирования противококлюшного иммунитета [73, 79, 181, 202, 205, 206], можно сделать вывод о том, что в процессе вакцинации корпускулярным коклюшным препаратом - ОСО-3 и бесклеточным - КДА, а также при инфицировании, формирование противококлюшного иммунитета идет различными путями, включая как гуморальные, так клеточные формы иммунного ответа, преобладание которого зависит от вида и дозы антигена, вызывающего развитие иммунных реакций.

Так, результаты свидетельствуют о преимущественной направленч ности иммунного ответа при инфицировании взвесью B.pertussis 1x10 м.т. по Thl типу, а при инфицировании дозой 1х106 м.т. - преимущественно по Th2 типу. При вакцинации корпускулярной коклюшной вакциной формирование иммунного ответа происходит преимущественно по Thl типу.

Тогда как КДА в дозе 10 мкг вызывал формирование иммунного ответа как по Thl, так и Th2 типу, а в дозе 0,38 мкг - преимущественно по Th2 типу.

Таким образом, установлено, что комплексный коклюшный диализатный антиген формирует противококлюшный иммунитет, индуцируя гуморальные и клеточные иммунные реакции, и может служить обоснованием для конструирования бесклеточной коклюшной вакцины для ревакцинации подростков и взрослых.

Полученные данные дополняют знания о формировании противо-коклюшного иммунитета при инфекции и вакцинации и позволят адекватно подойти к оценке эффективности бесклеточной коклюшной вакцины.

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Волошина, Ольга Александровна, 2006 год

1. Агальцова С.В. Иммунологическое и морфологическое проявление местного и системного иммунитета при пероральной иммунизации корпускулярной коклюшной вакциной: Автореф. дис. . канд. мед. наук.- Москва, 1990.-23 с.

2. Анохин Ю.Н., Ярилин А.А. Миграция и расселение Т- и В- лимфоцитов//Успехи совр. биол. 1991. -т.89, № 2. -С. 238-251.

3. Бабаченко И.В., Тимченко В.Н., Кузьмина А.И. Т- иммунодефицит у детей, больных коклюшем // Росс. Вест, перинатологии и педиатрии.-1996.-№2-С.59.

4. Бабаченко И.В. Некоторые аспекты иммунологической характеристики коклюша у детей // Центральная научно- исследовательская лаборатория за 30 лет работы СПб., 1994.-С.-7-8.

5. Бабаченко И.В., Мартынкин А.С., Кузьмина А.И., Тимченко В. Современные аспекты коклюша у детей // Педиатрия-1994- № 3 С.66-70.

6. Бажанова И.Г., Ремова Т.Н., Озерецковская М.Н., и др. Исследование безвредности и протективных свойств новой бесклеточной коклюшной вакцины на животных // ЖМЭИ.-1994.-№ 1.- С. 40-45.

7. Биктимиров В.В., Сидорук A.M., Полевой С.Л. Отечно- геморрагический синдром с поражением ЦНС в виде упорного пронзительного крика у ребенка 2,5 лет после иммунизации вакциной АКДС // Вопросы охраны материнства и детства-1990.-№1.-С.50.

8. Будко С.Е. Верезуб Л.Г., Вельвовская Р.И. Напряженность противококлюшного иммунитета у лиц старших возрастных групп // Детские инфекции; Респ. межвед.сб. / МЗ УССР. Киев.-1991.-вып.-21. С.61-63.

9. Буравцева Е.П.(Москаленко Е.П.) Методы противококлюшной иммунизации.: Дис. на соиск. уч. степ. док. мед. наук.- Ростов-на-Дону.-1956.- 220 с.

10. Бескова Т.К., Равкина Л.И., Кулиш Э.А. К изучению стимулирующего лимфоцитоз фактора Bordetella pertussis // Бюл. эксп. биол. и медицины 1972. - т.74, № 7. - С. 82-85.

11. П.Власов В.А. Клинико-иммунологические особенности коклюша у привитых и непривитых детей: Автореф. дис. . канд. мед. наук.- Свердловск, 1989.-25 с.

12. Воробьев А.А., Медуницын Н.В. Клеточная теория иммунитета И.И.Мечникова и концепция антиинфекционной резистентности // ЖМЭИ 1995. - № 3. - С.36-42.

13. Григорьева Л.В., Озерецковская М.Н., Чигринский А.Е. Сравнительное патоморфологическое изучение токсических свойств корпускулярной коклюшной вакцины и бесклеточного коклюшного препарата // ЖМЭИ 1989. - №8. -С. 53-57.

14. Гуреева А.А., Санин А.В., Рыбин В.О., Бартенева Н.С., Лапаева И.А. Влияние лимфоцитозстимулирующего фактора В. Pertussis на лимфо-идные и кроветворные клетки мышей // ЖМЭИ.-1986.-№5.-С.63-66.

15. Гурский Э.В., Пустовалова Л.М., Бондаренко Е.М. Определение нуклеиновых кислот в сыворотке крови показатели эндогенной интоксикации в организме человека.// Тез. докл. научно-практ. конф., посвящ. 60-летию РОДНМИ.- Ростов-на-Дону. - 1990. - С. 170.

16. Блинов Н.П. Химическая микробиология.- М. -1989.- 300 с.

17. Железникова Г.Ф. Иммуномодулирующее действие вакцин: новые аспекты известной проблемы // Иммунология. -2000. -№4. -С.20-24.

18. Захарова Н.С., Ремова Т.Н., Бажанова И.Г. и др. Бесклеточная коклюшная вакцина на основе природного комплекса антигенов, выделенных из супернатанта синтетической среды культивирования // ЖМЭИ-1997-№ 3 -С. 67-70.

19. Захарова Н.С., Ремова Т.Н., Бирицина М.В. и др. Гуморальный ответ на введение бесклеточной коклюшной вакцины // ЖМЭИ 2001. - № 6. -С. 40-44.

20. Захарова Н.С., Шмелева Е.И., Ремова Т.Н., и др. Поливалентный комплекс антигенов Bordetella pertussis как основа бесклеточной коклюшной вакцины // ЖМЭИ.-1997.- №3.- С. 70-72.

21. Зайцев Е.М., Бажанова И.Г., Захарова Н.С. Фракционный состав и иммунохимические свойства бесклеточной коклюшной вакцины // ЖМЭИ. -1998.-№.-С. 83-84.

22. Иванов К.К. Структуры холерного, коклюшного, ботулинических, столбнячного токсинов и механизмы АДФ- рибозилтрансферазной активности в клетках эукариот // Успехи совр. биол. 1991. - т.111, № 5. - С. 667-680.

23. Инструкция по отбору, проверке и хранению производственных штаммов коклюшных бактерий. Москва, 1987.- 46 с.

24. Кетлинский С.А. Роль Т- хелперов типов 1 и 2 в регуляции клеточного и гуморального иммунитета// Иммунология 2002. -Т.23.- № 2. - С. 77-79.

25. Косенкова Т.В., Федоров Г.Н., Наперстников В.В. и др. Особенности формирования иммунитета при первичном комплексе иммунизации АКДС- вакциной // ЖМЭИ 2000. - № 3. - С. 55-58.

26. Клаус. Дж. Лимфоциты. Методы.- М.,1990. 345 с.

27. Лакин Г.Ф. Биометрия М.,1990 - 352 с.

28. Леви М.И., Басова Н.Н., Сучков Ю.Г., Орлова Г.М., Герасюк Л.Г. и др. Реакция пассивной гемагглютинации и реакция нейтрализации антител при некоторых инфекциях // ЖМЭИ.- 1962.- № 10.- С.40-45.

29. Макаренкова В.П., Кост Н.В., Щурин М.Р. Система дендритных клеток: роль в индукции иммунитета и в патогенезе инфекционных, аутоиммунных и онкологических заболеваний // Иммунология 2002. -Т.23.-№2.-С. 68-76.

30. Медуницын Н.В. Побочное действие вакцин // Иммунология.- 1995-№ 2.-С.6-8.

31. Медуницын Н.В // Проблемы безопасности новых вакцин // Вестн. РАМН-1999.-№ 5 С. 11.

32. Медуницын Н.В. Иммунный ответ на сложные антигены и комбинированные вакцины // Иммунология 2001. - №1. -С.4-6.

33. Медицинские лабораторные технологии. Справочник. М., 1999. -С.618- 637.

34. Москаленко Е.П., Ильина С.И. «Способ оценки токсических свойств коклюшных вакцин» АС 1475153 от 22.12.1988 г.

35. Москаленко Е.П., Ильина С.И. «Способ изучения аллергенных свойств коклюшных вакцин» Патент № 1459001 от 12.12.1993 г.

36. Москаленко Е.П., Ильина С.И., «Способ получения протективного коклюшного антигена» Патент № 1209364 от 29.12.93 г.

37. Москаленко Е.П., Плаван В.В., Ильина С.И., Яговкина В.В. Влияние антител к коклюшным микробам на индукцию клеток- супрессоров гуморального иммунитета у мышей // Бюлл. эксп. биол. и медиц-1988-№4.-С. 455-457.

38. Москаленко Е.П., Ильина С.И., Плаван В.В. Оценка показателей гуморального и клеточного иммунитета, индуцируемого у мышей различного генотипа коклюшными антигенами // ЖМЭИ.-1983- №11.-С.89-91.

39. Москаленко Е.П., Ильина С.И., Уразовский С.Ф. и др. Исследование безвредности и протективных свойств бесклеточной коклюшной вакцины на основе синтетических носителей // Иммунология 2001. - № 6. -С.43-46.

40. Москаленко Е.П., Плаван В.В., Ильина С.И., Валиева С.З. Сорбция ДНК на эритроциты барана с помощью полиэтиленгликоля // Лабораторное дело.- 1985-№1- С. 37-38.

41. Москаленко Е.П., Сигаева Л.А., Уразовский С.Ф., Ильина С.И. Оценка состояния противококлюшного иммунитета у детей разной степени привитости//ЖМЭИ-1997-№6.-С 87-88.

42. Москаленко Е.П., Хаитов P.M., Ильина С.И. и др. Разработка и оценка бесклеточной коклюшной вакцины на основе полиоксидония // Аллергия, астма и клиническая иммунология.- 2001.- № 1.- С. 16-19.

43. Орлова O.K. Структура мананна дифтерийных бактерий //Биохимия. -1961, -Т.26, №3 С.439.

44. Пинегин Б.В., Калинкович А.Г., Соболь С.И. Изучение способности коклюшного токсина индуцировать образование В- супрессоров // ЖМЭИ.- 1989.- № 4.- С. 69-72

45. Попова О.П. Селезнева Т.С., Милюкова В.И. Связь серовариантов возбудителя с клиническими формами коклюша // Эпидем. и инф. болезни.- 1999, №3.-С.24-26.

46. Пустовалова JI.M. Практикум по биохимии.- Ростов-на-Дону. -1999. -544 с.

47. РД 42-28-8-89. Доклинические испытания новых медицинских и иммунобиологических препаратов. Основные положения. М.,1989 - 50 с.

48. РД 42-28-10-90. Порядок и методы контроля иммунологической безопасности вакцин. Общие методические принципы.- М.,1989- 49 с.

49. Ройт А., Бростофф Дж., Мейл Д. Иммунология. М., 2000. - 582 с.

50. Селезнева Т.С., Попова О.П., Милюкова В.И. Клинико-иммунологические аспекты коклюшной инфекции в современных условиях // Эпидемиол. и инф. болезни . -1999. № 2 . -С.63-64.

51. Сигаева Л.А., Кузнецова Л.С., Петрова М.С. Причины роста заболеваемости коклюшем и прогноз на ближайшие годы // Здравоохр. РФ. -1993.-№ 1. С.19-21.

52. СП 3.3.2.561-96. Государственные испытания и регистрация новых медицинских иммунобиологических препаратов. М.,1998 - 126 с.

53. Тагиров З.Т., Москаленко Е.П., Козловский В.Н. Продукция ИЛ-1 клетками СМФ при воздействии коклюшных антигенов // Иммунология. -1998. № 1. - С.З 8-40.

54. Тагиров З.Т. Влияние коклюшных антигенов на функциональные свойства иммунокомпетентных клеток животных: Дис. на соиск. уч. степ. канд. мед. наук.- Ростов-на-Дону. -1994. 220 с.

55. Тюкавкина С.Ю. Влияние коклюшных препаратов на субпопуляцион-ный состав перитонеальных макрофагов: Дис. на соиск. уч. степ. канд. мед. наук.- Ростов-на-Дону. -1994. 159 с.

56. Фрейдлин И.С. Паракринные и аутокринные механизмы цитокиновой регуляции// Иммунология.-2001. -№5. -С.4-8.

57. Фримель Г. Иммунологические методы. М.,1987. - 472 с.

58. ФС 42-3362 ВС-97. Фармакопейная статья на Вакцину коклюшно-дифтерийно- столбнячную адсорбированную жидкую. М., 1997.-18 с.

59. Хардина А.А. Разработка и эпидемиологическая апробация методов оценки постинфекционного и поствакцинального противококлюшного иммунитета: Автореф. дис. канд. мед. наук.- М., 1988.-22 с.

60. Хаитов P.M. Иммунология. М., 2000. - 350 с.

61. Чупринина Р.П., Быченко Б.Д., Смирнов В.Д. и др. Разработка коклюшной вакцины нового поколения. // ЖМЭИ. -1990. -№ 10 С.89-94.

62. Эглит Ю.Х., Смирнов В.Д., Сюндюкова Р.А. Выделение видоспецифи-ческих агглютиногенов коклюшных бактерий // Иммунобиологические препараты.- Уфа, 1983.- С. 15-16.

63. Яговкина В.В. Иммунохимические и иммунобиологические свойства коклюшного ультразвукового диализатного антигена: Дис. канд.мед. наук. Ростов-на-Дону, 1987.-160 с.

64. Ярилин А.А. Основы иммунологии. М. 1999 - 500 с.

65. Ярилин А.А. Система цитокинов и принципы ее функционирования в норме и при патологии // Иммунология 1997. - № 5. - С. 7-14.

66. Ярилин А.А. Симбиотические взаимоотношения клеток иммунной системы // Иммунология 2001. - № 4. - С. 16-20.

67. Antoine R., Raze D., Locht C. Genomics of Bordetella pertussis toxins // Int.J. Med. Microbiol.- 2000.- Vol. 290, №4-5 .-P.301-305.

68. Aoyama T. Acellular pertussis vaccines developed in Japan and their application for disease control //J. of Inf. Dis.-1996.-Vol. 174, Suppl.3.-S264-269.

69. Arcinigea J.L., Hewlett E.L., Johnson F.D., et al Human serologic response to envelope- associated proteins and adenylate cyclase toxin of Bordetella pertussis//The J. of Inf.Dis.-1991.-Vol. 163 P. 135- 142.

70. Ausiello C.M., Lande R., la Sala A., Urbani F. Cassone A. Cell-mediated immune response of healthy adults to Bordetella pertussis vaccine antigens // J. of Inf. Dis.-1998.-Vol. 178, № 2.-P.466-470.

71. Ausiello C.M., Lande R., Urbani F., la Sala A., Stefanelli P. Cell-mediated immune responses in four-year-old children after primary immunizationwith acellular pertussis vaccines. // Infect. Immun. 1999.-Vol.67, № 8.-P.4064-4071.

72. Barbic J., Leef M.F., Burns D.L., Shahin R.D. Role of gamma interferon in natural clearance of Bordetella pertussis infection. // Inf. and Immun.-1997.-Vol.65, № 12.-P.4904-4908.

73. Betsou F., Sebo P., Guiso N. The C-terminal domain is essential for protective activity of the Bordetella pertussis adenylate cyclase-hemolysin. // Infection & Immunity.- 1995.-Vol.63, №9.-P.3309-3315.

74. Black S.B., Shinefield H.R., Bergen R. et al. Safety and immunogenicity of Chiron Biocine recombinant acellular pertussis diphtheria-tetanus vaccine in infants and toddlers // Pediatric Inf. Dis. J.-1997.-Vol. 16, №1 .-P.53-58.

75. Bolgaiano В., Crane D.T., Xing D., Williams L., Jones C., Corbel MJ. Physico-chemical analysis of Bordetella pertussis antigens // Biologicals.-1994.-Vol.27, № 2.-P. 155-62.

76. Boschwitz J.S. Batanghari J.W. KedemH. Relman D.A. Bordetella pertussis infection of human monocytes inhibits antigen-dependent CD4 T cell proliferation. // Journal of Infectious Diseases.-1997.-Vol. 176, № 3.-P.678-686.

77. Brennan M.J., Shahin R.D. Pertussis antigens that abrogate bacterial adherence and elicit immunity // American J. of respiratory and critical care medicine.-1996.-Vol. 154 (4 Pt2).- P.145-149.

78. Bruss J.B., Siber G.R. Quantitative priming with inactivated pertussis toxoid vaccine in the aerosol challenge model // Infect. Immun.-2002.-Vol.70, № 8.P-4600-4608.

79. Burns V.C., Pishkp E.J., Preston A., Maskell D.J., Harvill E.T. Role of Bordetella O- antigen in respiratory tract infection // Int. Immun.-2003.-Vol. 71, №1.- P. 86-94.

80. Canthaboo C., Williams L., Xing D.K. Investigation of cellular and humoral immune responses to whole cell and acellular pertussis vaccine // Vaccine.-2000.-Vol.8.,№6.- P. 637-643.

81. Carbonetti N.H., Artamonova G.V., Mays R. M., Worthington Z.E.V. Pertussis toxin plays an early role in respiratory tract colonization by Bordetella pertussis.// Infect Immun.-2003.- Vol. 71,№1 l.P.6358-6366.

82. Carter C.R., Dagg B.M., Whitmore K.M., Keeble J.R., Asokanathan C., Xing D., Walker K.B. The effect of pertussis whole cell and acellular vaccines on pulmonary immunology in an aerosol challenge model// Cell Immunol. 2004.- Vol. 227, №l.-P.51-58.

83. Cherry J.D. Comparative efficacy of acellular pertussis vaccines: an analysis of recent trials // Pediatric Inf. Dis.J.- 1997.-Vol.16 (4 Suppl).-P. 590-596.

84. Cherry J.D. Acellular pertussis vaccines a solution to the pertussis problem // The J. of Inf. Dis.-1993 .-Vol. 168, №8.-P.21-24.

85. Cherry J.D., Gornbein J. Searches for serologic correlates of immunity to B. Pertussis cough illness.//Vaccine.-1998.-V.16,№20.-P.1901-1906.

86. Cherry J.D., Olin P. Commentaries. The science and fiction of pertussis vaccines // Pediatrics.-1999.-Vol. 104, №6.-P.1381-1386.

87. Chodorowska M., Kuklinska D. Evaluation of the usefulness of B. pertussis toxin for serodiagnosis of whooping cough. // Medycyna Doswiadczalna I microbiologia.-1998.-Vol.50.,№l-2.- P. 89-95.

88. Corbet M.J., Xing D.K.L. Toxity and potency evaluation of pertussis vaccines.// Exper.rev.vaccines.-2004 Vol.3, №1 .-P.- 89-101.

89. Cyster J.G., Goodnow C.C. Pertussis toxin inhibits migration of В and T lymphocytes into splenic white pulp cords // J.of Exp.Med.-1995.-Vol. 182,№2.-P.581-586.

90. Dalton D.K., Pitts- Meek S., Keshav S. et al Multiple effects of immune cell function in mice with disrupted interferon-y genes // Science.-1993.- Vol. 259, № 19. p. 1739-1742.

91. Darren E.P., Cassidy JP, Mahon BP. Whole-cell pertussis vaccine protects against Bordetella pertussis exacerbation of allergic asthma// Immunol Lett.-2005.- Vol. 97, №1.-P.91-100.

92. Decker M.D., Edwards K.M. Childhood immunization 2000. Acellular pertussis vaccines// Pediatric Clinics of North America.-2000.-Vol.47, № 2.-P.456-470.

93. Edwards K.M., Meade B.D., Decker M.D. et al. Comparison of 13 acellular pertussis vaccines: overview and serologic response. // Pediatrics.-1995.-Vol.96, (3 Pt 2).-P.548-557.

94. Elder K.D., Harvill E.T. Strain-Dependent Role of BrkA during Bordetella pertussis infection of the murine respiratory tract.// Infect Immun.-2004.- Vol. 72, №10.-P.5919-5924.

95. Emsley P., Charles I.G., Fairweather N.F., Isaacs W.N. Structure of Bordetella pertussis virulence factor P.69 pertactin // Nature.- 1996. Vol.381, №6577- P. 90- 92.

96. Everest P., Li J., Douce G., Charles I. et al Role of the B. pertussis Р.69/ pertactin protein and the P.69/pertactin RGD motif in the adherence to and invasion of mammalian cells // Microbiol.-1996.-Vol. 142, №11.-P.3261-3268.

97. Finn T.M., Amsbaugh D.F. Vag8, a Bordetella pertussis bvg- regulated protein // Inf. and Immun.-1998. -Vol.66, № 8- P. 3985 3989.

98. Finn T.M., Stevens L.A. Tracheal colonization factor: a B. pertussis secreted virulence determinant // Molecular. Microbiol.-1995.-Vol. 16, № 4-P. 625 634.

99. Geuijen C.A., Willems J.L., Hoogerhout P., et al Identification and characterization of heparin binding regions of the Fim2 subunit of Bordetella pertussis // Inf. and Immun.-1998.-Vol.66, № 5- P. 2256 2263.

100. Geuijen C.A., Willems R.J., Mooi F.R. The major fimbrial subunit of B. pertussis binds to sulfated sugars // Inf. And Immun.-1996.-Vol. 64,№7.-P.2657-2665.

101. Geuijen C.A., Willems R.J., Bongaerts M., Top J., Gielen H., Mooi F.R. Role of the Bordetella pertussis minor fimbrial subunit, Fim D, in colonization of the mouse respiratory tract // Infect. Immun.- 1998.-Vol.65., №10.-P.4222-4228.

102. Giamanco G., Taormina S. Serological responses to infection with B. pertussis // Develop. In biological standardization. -1997. -Vol.82. P. 2123220.

103. Goodwin M.M., Weiss A.A. Adenylate cyclase toxin is critical for colonization and pertussis toxin is critical for lethal infection by Bordetella pertussis in infant mice // Inf. and Immun.-1990. -Vol.58, № 10- P.3445-3447.

104. Goyard S. Identification and characterization of BpH2 a novel histone HI homolog in B. pertussis // J. of Bacteriol. -1996. -Vol. 178, №11. -P.3066-3071.

105. Graeff-Wohlleben H., Deppish H., Gross R. Global regulatory mechanism affect virulence gene expression in B. pertussis // Molecular and General Genetics. -1995. -Vol.247, №1. -P.86-94.

106. Granstrom M., Granstrom G., Serological correlates in whooping cough // Vaccine. -1992. Vol. 11. - P. 445-448.

107. Gray M.S., Lee S.J., Gray L.S., Zaretzky F.R., Ofero A.S., Szabo G., Hewlett E.L. Translocation specific confirmation of adenylate cyclase toxin from B.pertussis inhibits toxin-mediated hemolysis //J.Bacteriol. -2001.-Vol. 183, № 20.-P.5904-10.

108. Gueirard P., Druilhe A., Pretolani M., Guiso N. Role of adenylate cyclase» haemolisin in alveolar macrophage apoptosis during Bordetella pertussis infection in vivo // Inf. and Immun.-1998. -Vol.66, № 4- P. 1718 — 1725.

109. Guermonprez P., Fayolle C., Karimova G., Ullmann A., Leclerc C., Ladant D. Bordetella pertussis adenylate cyclase toxin: a vehicle to deliver CD8-positive T-cell epitopes into antigen-presenting cells// Methods Enzymol. -2000. -Vol.326. -P.527-42.

110. Guirs D., Strebel P.M., Jafari M., Wharton M., Hallander S.C. Pertussis vaccination: use of acellular pertussis vaccines among infants and young children // MMWR. -1997. -Vol.-46, № RR.7. -P.3-12.

111. Guttormsen H-K., Sharpe A.H., Chandraker A.K. Cognate stimulatory B-cell-T-cell interaction are critical for T-cell help recruited glycoconjugate vaccines // Inf. and Immun.- 1999.- Vol. 67, № 12- P. 6375 6384.

112. Hall E., Parton R., Wardlaw A.C. Responses to acellular pertussis vaccines and component antigens in a coughing-rat model of pertussis. // Vaccine. 1998. -Vol. 16, №17. - P.1595-1603.

113. Hall E., Parton R., Wardlaw A.C. Differenses in coughing and other responses to intrabronchial infection with B. pertussis among strains of rats// Inf. and Immun.-1997. -Vol.65, №11. -P.4711-4717.

114. Hallander H.O. Microbiological and serological diagnosis of pertussis // Clin. Inf. Dis.- 1999. -Vol.28. -Suppl.2-S.99-106.

115. Hamstra H.J., Kuipers В., Schijf-Evers D. The purification and protective capacity of B. pertussis outer membrane proteins //Vaccine. -1995. -Vol.-13, №8. -P.747-752.

116. Harvill E.T., Preston A., Cotter P.A., Allen A.G., Maskell D.J., Miller J.F. Multiple roles for Bordetella lipopolysaccharide molecules during respiratory tract infection// Infect. Immun. 2000. - Vol. 68, №12. -P. 67206728.

117. Hazenbos W. L.W., van der Berg B.M., R. van Furth. Vary late anti-gen-5 and complement receptor type 3 cooperatively mediate the interaction between Bordetella pertussis and human monocytes// J.Immunol. -1993. -Vol.151.-P.6274-6281.

118. Hazenbos W. L.W., Geuijen C.A.W., van der Berg B.M., Mooi F. R., van Furth R. Binding of Bordetella pertussis to human monocytes: role of FimD // J.Infect.Dis. -1995. -Vol.171. -P.924-929.

119. He Q., Edelman K., Arvilomnii H., Mertsola J. Protective role of IgG to filamentous hemagglutinin, and pertactin of Bordetella pertussis in B. parapertussis infection // Europ. J. Clin. Microbiol. And Inf. Dis.-1996. -Vol.15, №10. -P.793-798.

120. Heininger U., Cherry J.D, Stehr K. Serologic response and antibody-titer decay in adults with pertussis// Clin Infect Dis.-2004. Vol.38, №4. -P.591-4.

121. Hellwig S.M.M., van Spirel A.B., Schellekens J.F.P., Mooi F.R., van de Winkel J.G.J. Immunoglobulin A mediated protection against Bordetella pertussis infection // Inf. and Immune. -2001. -Vol.69, № 8.-P.4846-4850.

122. Hewlett E.L. Preparation and composition of acellular pertussis vaccines. Consideration of potentiae effects on vacine efficacy. Review. // Develop. In Biol. Standartization. 1997. -Vol. 89, №7. - P. 143-151.

123. Hewlett E.L. Pertussis: current concepts of pathogenesis and prevention// Pediatr. Infect. Dis. 1997. - Vol. 16, № 6. - P.78-84.

124. Hinds P.W. 2nd, Yin C., Salvato M.S., Pauza C.D. Pertussis toxin induces lymphocytosis in rhesus macaques // J. of medical primatology. -1996. -Vol. 25, № 6. -P.375-381.

125. Hodge G., Hodge S., Markus C., Lawrence A., Han P. A marked decrease in 1-selectin expression by leucocytes in infants with Bordetella pertussis infection: leucocytosis explained? // Respirology.- 2003.- Vol. 8, №2.-P.157-162.

126. Huang L.-Y., Krieg A.M., Eller N., Scott D.E. Induction and regulation ofThl-inducing cytokines by bacterial DNA, lipopolysaccharide, and heat- inactivated bacteria // Inf. and Immun.- 1999.- Vol. 67, № 12- P. 6257 -6263.

127. Huang S., Hendriks W., Althage A. Immune response in mice that lacke the interferon-y receptor // Science.-1993.- Vol. 259, № 19- P. 17421745

128. Hung L.M., Lee C.Y., Lin T.Y., Chen J.M. Responses to primary and acellular component, and whole-cell pertussis vaccine initiated at 2 month of age. // Vaccine. 1996. -Vol. 14, №9. - P. 916-922.

129. Irons L.I., Asworth L.A., Robinson A. Release and purification of fimbriae from B.pertussis // Proc. 4th Int. Symp. Pert. Joint. Meet. Int. Assoc. Biol. Stand, and WHO. Geneva, 1984. Basel. -1985. -P.153-163.

130. Isacson J., Trollfors В., Hedvall G. Responses and decline of serum IgG antibodies to pertussis toxin, filamentous hemagglutinin and pertactin in children with pertussis // Scandinavian Journal of Inf. Dis.-1995. -Vol.27, №3.-P.273-277.

131. Jadhav S.S., Gairola S. Composition of accellular pertussis and combination vaccines: a general review //Biologicals. -1999. -Vol. 27, № 2. -P.115-7.

132. John W., Ogle M.D. Pertussis (Whooping cough) // Conn's Current Therapy. -2000. P.136-140.

133. Jones P.H., McBride B.W., Jeffery H. et al Protection of mice from B. pertussis respiratory infection using microencapsulated pertussis fimbriae // Vaccine. -1995. -Vol. 13, №7. -P.675-681.

134. Jones P.H., McBride B.W., Thornton C. et al. Orally administration microencapsulated B. pertussis fimbriae protect mice from B. pertussis respiratory infection // Inf. and Immun.-1996. -Vol. 64,№2.-P.489-494.

135. Kamachi K., Konda Т., Arakawa Y. DNA vaccine encoding pertussis toxin SI subunit induces protection against Bordetella pertussis in mice// Vaccine -2003. Vol.21, Issue 31.- P. 4609-4615.

136. Kelef N., Guiso N. Induction of macrophage apoptosis by B. pertussis adenylate cyclase- haemolisin // FEMS Microbiol. Letters. -1995. -Vol. 134, №1. -P.27-32.

137. Kerr JR., Matthews R.C. Bordetella pertussis infection: pathogenesis, managment, and the role of protective immunity// Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis.-2000. -Vol.19, № 2. -P.77-88.

138. King A.J., Berbers G., Hans F.L.M., van Oirschot, Hoogerhourt P., Knipping K., Mooi F.R. Role of the polymorphic region 1 of the Bordetella pertussis protein pertactin in immunity // Microbiology. -2001. -Vol. 1477, № 11.-P. 2885-2895.

139. Kirimanjeswara G.S., Mann P.B., Harvill E.T. Role of Antibodies in Immunity to Bordetella Infections.// Infect Immun.-2003.- Vol. 71, №4.-P.1719-1724.

140. Kosters K., Riffelman M., Dohrn В., von Konig C.H. Comparison of five commercial enzyme- linked immunosorbent assays for detection of antibodies to B. pertussis antigen // Clincal and Diagnostic laboratory Immu-nology.-2000.-Vol.7,№36.-P.422-426

141. Kreeftenberg J.G. Standartization of acellular pertussis vaccines.// Biologicals- 1999.- Vol. 27,№2.- P. 115-117

142. Lee S.F., Halperin S.A., Knight J.B., Tait A. Purification and Immunogenicity of a recombinant Bordetella pertussis S1S3FHA fusion protein expressed by Streptococcus gordonii// Appl.Environ.Microbiol.-2000.-Vol.68, № 9.P-4253-4258

143. Leef M; Elkins K.L; Barbie J; Shahin R.D. Protective immunity to Bordetella pertussis requires both В cells and CD4 (+) T cells for key functions other than specific antibody production. //J. Exp. Med. 2000. -Vol.191, № 11. -P.1841-1852.

144. Letowska I., Chodorowska M. Bacterial growth and virulence factors production by different B. pertussis strains // Acta Microbiologica Polonica. -1997.-Vol. 46, №1. -P.45-55.

145. Lin T.Y., Chaing B.L. Specific immune response in adult medical personnel immunized with acellular pertussis vaccine with special emphasis on T helper cell response //Vaccine. -1997. -Vol. 15,№.17-18. -P.1917-1921.

146. Liu D., Phillips E., Wizemann T.M., et al. Characterization of a recombinant fragment that contains a carbohydrate recognition domain of the filamentous hemagglutinin // Inf. and Immun.-1997. -Vol.65, № 8- P. 3465 -3468.

147. Locht C. Molecular aspects of B. pertussis pathogenesis// Int. Microbial. 1999. -Vol. 2, №3. -P.137-144.

148. Long S.S., Lishner H.W., Deforest A. Serological evidence of subclinical pertussis in immunized children// Pediatr. Inf. Dis.-1990. -Vol.9, №.2. -P.700-705.

149. Loosmore S.M., Yacoob R.K., Zealey G.R. Hybrid genes over- express pertactin from B. pertussis // Vaccine. -1995. -Vol.13, №6. -P.571-580.

150. Lopez A.L., Blumberg D.A. An overview of the status of acellular pertussis vaccines in practice // Drugs. -1997. -Vol.54, №2. -P. 189-196.

151. Luker K.E., Tyler A.N., Marshall G.R., Goldman W.E. Tracheal exotoxin structure requirements for respiratory epithelial damage in pertussis // Mol. Microbiol. -1995. -Vol.19, №4. -P. 733-43.

152. Lyons A.B. Pertussis toxin pretreatment alters the in vivo cell division behavior and survival of B- Lymphocyte after intravenous transfer // Immunol. and Cell Biol.-1997.-Vol. 75, №1.-P.7-12.

153. Mahon B.P., Brady M.T., Mills K.H.G. Protection against Bordetella pertussis in mice in the absence of detectable circulation antibody: implications for long-term immunity in children // The Journal of Inf. Dis.-2000.-Vol. 18l.-P: 2087-2091.

154. Mann P.B., Wolfe D., Latz E., Golenbock D., Preston A., Harvill E.T. Comparative toll-like receptor 4-mediated innate host defense to Bordetella infection. Infect Immun.- 2005. Vol. 73,№12. -P.8144-52.

155. Martinez de Tejada G., Cotter PA., Heininger U., Camilli A., Akerley BJ., et al Neither the Bvg- phase nor the vrg6 locus of Bordetella pertussis is required for respiratory infection in mice // Inf. and Immun- 1998.-Vol.66, № 6- P. 2762 2768.

156. Matoo S., Foreman- Wykert A.K., Cotter P.A., Miller J.F. Mechanisms of B. pertussis pathogenesis // Front Biosci. -2001. -Vol.6, №2. -P.168-186.

157. Merkel T.J., Stibitz S., Keith J.M., Leef M., Shahin R. Contribution of regulation by the bvg locus to respiratory infection of mice by B. pertussis // Inf. and Immun.-1998. -Vol. 66, №9. -P.4367-4373.

158. MacDonald-Fyall J., Xing D., Corbel M., Baillie S., Parton R., Coote J. Adjuvanticity of native and detoxified adenylate cyclase toxin of Bordetella pertussis towards co-administered antigens//Vaccine.-2004. -Vol.22, Issues 31-32, № 22. P. 4270-4281.

159. McGuirk P., Johnson P.A., Ryan E.A., Mills K.H.G. Filamentous hemagglutinin and pertussis toxin from Bordetella pertussis modulate immune responses to unrelated antigens // The journal of Inf. Dis.-2000. -Vol.182. -P. 1286-1288.

160. McGuirk P; Mills K.H. A regulatory role for interleukin 4 in differential inflammatory responses in the lung following infection of mice primed with Thl- or Th2-inducing pertussis vaccines. // Inf. and Immun. 2000. -Vol. 68, № 3. -P.1383-1390.

161. Millen S.H., Bernstein D.I., Connelly В., Ward J.I., Chang S.-Ju, Weiss A.A. Antibody-mediated neutralization of pertussis toxin-induced mitogenicity of human peripheral blood mononuclear cells// Infection and Immunity. 2004.- Vol. 72, № i.p. 615-620.

162. Mills K.H. Immunity to Bordetella pertussis // Microbes Infect. -2001. -Vol.3, № 8, P. -655-677.

163. Minh N.N. Edelman K. He Q. Viljanen MK. Arvilommi H. Mert-sola J. Antibody and cell-mediated immune responses to booster immunization with a new acellular pertussis vaccine in school children. // Vaccine. -1998. -Vol.16, № 17. -P.1604-1610.

164. Neal A.H., Chairperson P.J., Gerber M.A., et al. Acellular pertussis vaccines: recommendation for use as the initial series in infants and children// Pediatrics. 1997.- Vol. 99, № 2- P. 282 - 288.

165. Nencioni L., Puzza M., Bugnoli M. et al. Characterization of genetically inactivated pertussis toxin mutants: candidates for new vaccine against whooping cough // Inf. and Immun.-1990. -Vol.58, № 5- P. 1308- 1315.

166. OlinP., Hallander H.O., Gustafsson L., Reizenstein E., StorsaeterJ. How to make sense of pertussis immunogenicity data// Clin Infect Dis.-2001. Vol.33, №4. -P.288-91.

167. Oliver D.C., Fernandez R.C. antibodies to BrkA augment killing of Bordetella pertussis //Vaccine. 2001.-Vol. 20, № 1-2.-P. 235-241.

168. Pereira A., Pereira A.S., Moreira-Filho C.A., Bando S.Y., Tambourgi D.V. Comparative analysis of a Bordetella pertussis patient isolated strain and classical strains used in the pertussis vaccine// Vaccine.- 2005. Vol. 23, №34. -P.4353-8.

169. Peterson W. A method to asses the proliferative activity of small numbers of murine peripheral blood mononuclear cells //J. of immune, methods- 1987.- Vol. 96, № 2- P. 171 177.

170. Poulain-Godefrey O., Menozzi F.D., Alonso S., et al. Adjuvant activity of free Bordetella pertussis filamentous haemagglutinin delivered by mucosal routes//Scandinavian Journal of Immunology. -2003. -Vol. 58, Issue 5. P.503.

171. Poulain-Godefroy O., Mielcacrek N. Bordetella pertussis filamentous hemagglutinin enhances the Immunogenicity of liposome- delivered antigen administered intranasally // Inf. and Immun.-1998. -Vol.66, №4. -P. 17641767.

172. Pusztai Z., Scizer Z., Joo I. Studies by in vivo and in vitro methods of antibodies to B. pertussis // Symp. Series immunol. Stand. -1970. -Vol. 13.-P.106-114.

173. Rambow A.A., Fernandez R.C., Weiss A.A. Characterization of BrkA expression in Bordetella bronchiseptica // Inf. and Immun.-1998. -Vol.66, № 8- P. 3978 3980.

174. Relman D., Tumanen E., Falkow S., Recognition of bacterial adhesion by an integrin: macrophage CR3 (aMp2, CD lip/ CD 18) binds filamentous hemagglutinin of Bordetella pertussis // Cell. -1990. V0I.-6I, № 7- P. 13751382.

175. Remoue F., Poulain-Godefroy O., Mielcarek N., Pierce R., et al. Local transient induction of inflammatory cytokines after intranasal administration of recombinant Bordetella pertussis// Microbial. Pathogenesis. -1997. -Vol. 22, № 5. -P.305-313.

176. Renauld-Mongenie G., Cornette J. Distinct roles of the N-terminal and C-terminal precursor domains in the biogenesis of the B.pertussis filamentous hemagglutinin // J. of bacteriology. -1996. -Vol.178, № 4. -P. 1053-60.

177. Rodriguez M.E. Humoral Immunity against Bordetella pertussis: antibodies or В cells? //Infection and Immunity. 2003. - Vol. 71, № 11. -P. 6686.

178. Rota M.C., Ausiello C.M., D'Amelio R. Prevalence of markers of exposure to B. pertussis among Italian young adults // Clinical Inf. Dis.-1998. -Vol.26, №2. -P.297-302.

179. Ryan M., Murphy G., Ryan E., Nilsson L., Shackley F. Distinct T-cell subtypes induced with whole cell and acellular pertussis vaccines in children. // Immunology. -1998. -Vol. 93, № 1. -P.l-10.

180. Ryan M., Murphy G., Gothefors L., Nilsson L., Storsaeter J., Mills K.H. Bordetella pertussis respiratory infection in children is associated with preferential activation of type 1 T helper cells. // J. of Inf. Dis.-1997. -Vol.175, № 5.-P.1246-1250.

181. Sakurai S., Kamachi K., Konda Т., Komuro K., Uchida T. IFN-gamma-mediated protection against intracerebral challenge with Bordetella pertussis in mice. // Japanese J. of Medical Science and Biology. -1997. -Vol. 50, № 1. -P.35-43.

182. Sakurai S., Kamachi K., Konda Т., Miyajima N., Kohase M., Nitric oxide induction by pertussis toxin in mouse spleen cells via gamma interferon // Inf. Immun. 1996. - Vol. 64, №4. -P. 1309-13.

183. Sato H., Ito A., Chiba J., Sato Y. Monoclonal antibody against Pertussis toxin: effect on toxin activity and Pertussis infections // Inf. and Immun.-1984. -Vol.46, № 2- P.422- 428

184. Sato Y, Izumiya K., Sato H., Cowell J.L., Manclark C.R. Aerosol infection of mice with Bordetella pertussis// Inf. and Immun.-1980. -Vol.29, №1- P.261-266.

185. Sato H., Sato Y. Relationship between structure and biological and protective activities of pertussis toxin // Dev. Biol. Stand. -1991.-Vol.73,№5.-P.121-32.

186. Sato Y., Sato H. Development of acellular pertussis vaccines //Biologicals. -1999. -Vol. 27, №2. -P.61-9.

187. Shahin R., Leef M., Eldridge J., Hudson M., Gilley R. Adjuvanticity and protective immunity elicited by Bordetella pertussis antigens encapsulated in poly (DL-Lactide-Co- Glycolide) microspheres // Inf. and Immun.-1995. -Vol.63, № 4- P. 1195 1200.

188. Sheu G.C., Mo Y.Y., Lu C.H. Preparation and characterization of pertussis toxin subunits // Chung Hua Min Kuo Sheng Wu Chi Mien I Hsuen Tsa Chin. -1997. -Vol. 30, № 3.- P. 182-93.

189. Smith A.M., Gurman C.A., Walker M.J. The virulence factors of Bordetella pertussis: a matter of control // FEMS Microbiol. Rev.-2001. -Vol. 25, №3. -P.309-33.

190. Stenson Т.Н., Peppier M.S. Identification of two bvg-repressed surface proteins of Bordetella pertussis // Inf. and Immun.- 1995. Vol. 63, №10-P. 3780-3789.

191. Storsaeter J., Hallander H.O., Gustafsson L. Levels of anti- pertussis antibodies related to protection after house hold exposure to B. pertussis// Vaccine. -1998. Vol.16, № 20. - P.1907-1916.

192. Takahama Y. Tokoro Y. Sugawara T. Negishi I. Nakauchi H. Pertussis toxin can replace T cell receptor signals that induce positive selectionof CD8 T cells. // Europ. J. of Immunology.-1997.-Vol. 27, №12.-P.3318-3331.

193. Taranger J., Trollfors В., Lagergard T. Correlation between pertussis toxin IgG antibodies in postvaccination sera and subsequent protection against pertussis// J. Infect. Dis.- 2000. -Vol.181, № 3. -P. 1010-1013.

194. Taranger J., Trollfors В., Lagergard T. Protection against pertussis with a monocomponent pertussis toxoid vaccine // International J. of Inf. Dis.- 1997.-Vol.1, №3.-P. 148-151.

195. Taranger J., Trollfors В., Lagergard T. Unchanged efficacy of a pertussis toxoid vaccine throughout the two years after the third vaccination of infants // Pediatrics Inf. Dis. J. -1997.-Vol.16, №4.-P.180-184.

196. Tinnion O.N., Hanlon M. Acellular vaccines for preventing whooping cough in children // Cochrane database Syst. Rev.-2000. -Vol.2, №1. -P. 1216.

197. Tiru M., Falk A., Brym-Grinblat В., Pettersson I-M. Potency assay and characterization of lymphocytosis promoting factor in whole cell and acellular pertussis vaccines // Develop. Boil. Stand. -1991. Vol.73. -P. -157-165.

198. Tozzi A.E., Celentano L.P., Ciofi degli Atti M.L., Salmaso S. Diagnosis and management of pertussis// CMAJ.- 2005.- Vol. 172, №4.-P.509-14

199. Tran Minh N.N., He Q., Edelman K., Olander R.M., Viljanen MK. Cell-mediated immune responses to antigens of Bordetella pertussis and protection against pertussis in school children. // Pediatr. Infect. Dis. J. 1999. -Vol.18, № 4.-P.366-370.

200. Trimis G., Theodoridou M., Mostrou G., Kakavakis K. Swyer-James (MacLeod's) syndrome following pertussis infection in an infant // Scand J. Int.Dis. -2003. -Vol. 35, №3. -P.197-199.

201. Trollfors В., Taranger J., Lagergard T. Serum IgG antibody responses to pertussis toxin and filamentous hemagglutinin in nonvaccinated and vaccinated children and adults with pertussis I I Clin. Inf. Dis.-1999.-Vol.28,№3.-P-552-559.

202. Tuomanen E. Bordetella pertussis adhesions // Pathogenesis and immunity in pertussis / Ed. by A.C.Wardlaw and R. Parton. -1988. -P.273-282.

203. Wassilak S.G., Anemona A., Giuliano M. Differences by antigen in seroconversion sensitivity, specificity and bias in the serological confirmation of pertussis // Developments in biological standrtization.-1997.-Vol.89,№2.-P.221-228.

204. Weingart C.L., Mobberley-Schuman P.S., Hewlett E.L., Gray M.C., Weiss A.A. Neutralizing antibodies to adenylate cyclase toxin promote phagocytosis of bordetella pertussis by human neutrophils// Infect Immun.-2000. -Vol.68, № 12. -P-7152-5.

205. Wendy A., Edwards K.M. New vaccinea and new vaccine technology. Acellular pertussis vaccines in adults// Infectious Disease Clinics of North America. -1999. -Vol.13, №1. -P.-1356-1360.

206. Wirsing von Konig CH., Schmitt HJ., Neiss A. Observer bias in acellular pertussis vaccine trials // Pediatrics .- 1999.- Vol. 104, № 3- P. 577 -580.

207. Willems R.J., Geuijen C., van der Heide H.G.J., Matheson M., Robinson A., et al. Isolation of putative fimbrial adhesion from Bordetella pertussis and the identification of its gene // Mol. Microbiol. -1993. -Vol.9. -P.623-634.

208. Willems R.J., Kamerbeek J., Geuijen CA. The efficacy of a whole cell pertussis vaccine and fimbriae against B. pertussis and B. parapertussis infection a respiratory mouse model // Vaccine. -1998. -Vol.16, №4. -P.410-416.

209. Williamson P., Matthews R. Epitope mapping of the Fim2 and Fim3 proteins of Bordetella pertussis with sera from patients infected with or vaccinated against whooping cough // FEMS Immunol.Microbiol. -1996.-Vol.13.-P.169- 178.

210. Wong W.S., Rosoff P.M. Pharmacology of pertussis toxin B-oligomer// Canadian J. of Physiology and Pharmacol. -1996. -Vol.74, №5.-P.559-564.

211. Wu X.M., Nakashima M., Watanabe T. Selective suppression of antigen- specific Th2 cells by continuous micro- dose oral tolerance // European J. of Immunol. -1998. -Vol.28,№1.-P.134-142.

212. Yaari E., Yafe-Zimerman Y., Schwartz S. et al Clinical manifestation of Bordetella pertussis infection in immunized children and young adults // Chest. -1999.-Vol.-115,№ 5.-P.10-18.

213. Yuk M.H., Cotter P.A., Miller J.F. Genetic regulation airway colonization by Bordetella species // American J. of Respiratory and Critical care nedicine.-1996.-Vol. 154 (4 Pt2).-P.150-154.

214. Zaretsky F.R., Gray M.C., Hewlett E.L. Mechanism of assosiation of adenylate cyclase toxin with this surfase of Bordetella pertussis: a role for toxin filamentous haemagglutinin interation // Mol. Microbiol. -2002.-Vol.45, №6.-P. 1589-98.

215. Zepp F., Knuf М., HabermeKfP., et al. Cell-mediated immunity after pertussis vaccination and after natural infection. //Developments in Biological Standardization. -1997. -Vol. 89. №3. -P.307-314.

216. Zepp F., Knuf M., Habermehl P., et al. Pertussis-specific cell-mediated immunity in infants after vaccination with a tricomponent acellular pertussis vaccine // Inf. and Immun.-1996. -Vol.64, № 10. -P.4078-4084.

217. Zhang X.M., Berland R., Rosoff P.M. Differential regulation of accessory mitogenic signaling receptors by the T cell antigen receptor// Molecular Immunology. -1995. -Vol.32, №5. -P.323-332.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.