Клиника, диагностика и лечение повреждений и заболеваний верхнешейного отдела позвоночника тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.00.22, доктор медицинских наук Колесов, Сергей Васильевич

  • Колесов, Сергей Васильевич
  • доктор медицинских наукдоктор медицинских наук
  • 2005, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ14.00.22
  • Количество страниц 315
Колесов, Сергей Васильевич. Клиника, диагностика и лечение повреждений и заболеваний верхнешейного отдела позвоночника: дис. доктор медицинских наук: 14.00.22 - Травматология и ортопедия. Москва. 2005. 315 с.

Оглавление диссертации доктор медицинских наук Колесов, Сергей Васильевич

ВВЕДЕНИЕ-------------------------------------------------------------------- стр.

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ--------------------------------------------------------стр.

Глава 1 МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ----------------стр.

Глава 2 КЛАССИФИКАЦИЯ НАРУШЕНИЙ ПОДВИЖНОСТИ

ВЕРХНЕШЕЙНОГО ОТДЕЛА ПОЗВОНОЧНИКА------------------------стр.

Глава 3 ТРАВМАТИЧЕСКИЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ

КРАНИОВЕРТЕБРАЛЬНОГО СЕГМЕНТА---------------------------------стр.

3.1 Клинические проявления травматических повреждений верхнешейного отдела позвоночника----------------------------------------- стр.

3.2 Диагностика травматических повреждений верхнешейного отдела позвоночника---------------------------------------------------------------------— стр.

3.3 Нарушение кровообращения и ликвородинамики у больных с повреждениями верхнешейного отдела позвоночника---------------------стр.

3.4 Остаточная стабильность краниовертебрального отдела при различных повреждениях------------------------------------------------------------------------стр.

3.5 Лечение больных с повреждениями верхнешейного отдела позвоночника---------------------------------------------------------------------- стр.

Глава 4 ДИСПЛАЗИЯ КРАНИОВЕРТЕБРАЛЬНОГО ОТДЕЛА ПОЗВОНОЧНИКА.-.стр.

4.1 Клинические проявления при дисплазии верхнешейного отдела позвоночника.—.стр.

4.2 Диагностика дисплазии верхнешейного отдела позвоночника------стр.

4.3 Нарушение кровообращения, микроциркуляции и ликвородинамики у больных с дисплазией краниовертебрального сегмента—.стр.

4.4 Лечение больных с дисплазией верхнешейного отдела позвоночника------------------------------------------------------------------------стр.

4.5 Асимметрия в атланто-аксиальном сочленении-------------------------стр.

Глава 5 ГЕНЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ КРАНИОВЕРТЕБРАЛЬНОЙ

ДИСПЛАЗИИ------------------------------------------------------------------------стр.

Глава 6 МОРФОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

КРАНИОВЕРТЕБРАЛЬНОЙ ОБЛАСТИ--------------------------------------стр.

Глава 7. ПОРАЖЕНИЕ КРАНИОВЕРТЕБРАЛЬНОГО СЕГМЕНТА ПРИ ВОСПАЛИТЕЛЬНЫХ, СИСТЕМНЫХ, ОПУХОЛЕВЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ

7.1 Ревматоидное поражение краниовертебрального отдела позвоночника.стр.

7.2 Остеомиелиты краниовертебрального отдела позвоночника--------стр.

7.3 Поражение краниовертебрального отдела позвоночника при системных заболеваниях-------------------------------------------------------------------------стр.

7.4 Опухоли и опухолеподобные заболевания краниовертебрального отдела позвоночника.стр.

Глава 8 ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА ПРИ ПОВРЕЖДЕНИЯХ

И ЗАБОЛЕВАНИЯХ ВЕРХНЕШЕЙНОГО ОТДЕЛА

ПОЗВОНОЧНИКА---------------------------------------------------------------стр.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Травматология и ортопедия», 14.00.22 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Клиника, диагностика и лечение повреждений и заболеваний верхнешейного отдела позвоночника»

Краниовертебральная область-это место перехода позвоночника в череп.Она охватывает два верхних шейных позвонка - атлант и аксис и базальную часть затылочной кости.Повреждения и заболевания верхнешейного отдела позвоночника на основании данных литературы и наших собственных, подразделяются на 5 групп: 1. травматические повреждения; 2. аномалии развития и дисплазии; 3. воспалительные поражения 4. поражение верхнешейного отдела позвоночника на почве системных заболеваний.5. опухоли и метастатические поражения По данным литературы повреждения верхнешейного отдела позвоночника составляют до 20% от всех повреждений шейного отдела.Повреждение I и II шейных позвонков у детей по данным литературы составляет от 1,9 до 6,7%. В литературе применимо к детскому возрасту описывают в основном следующие повреждения: ротационный подвывих атланта, транслигаментозный подвывих, перелом зубовидного отростка, вывих головы [52, 53, 131, 135,215].Аномалии развития в краниовертебральной области весьма разнообразны.В зависимости этиопатогенеза аномалии развития различают три основные группы [80, ПО, 147]: 1. агенезия или гипоплазия одной из частей позвонка; 2. нарушения слияния частей позвонка; 3. нарушения сегментации позвоночника.Костно-суставной аппарат краниовертебральной области отличается большим разнообразием локальных аномалий развития. К наиболее частым нарушениям строения этой области относится изменение числа образующих её костных элементов. Среди таких количественных изменений в первую очередь выделяют увеличение числа костных элементов - манифестацию затылочного позвонка (проатлант) или уменьшение числа этих элементов слияние атланта с затылочной костью или аксисом (в форме ассимиляции или конкресценции). Одни из указанных аномалий не проявляются клинически в течении всей жизни, другие создают серьезную патогенетическую ситуацию и требуют оперативного лечения [79, 81, 87, 227].Наиболее часто встречаются следующие костные нарушения в развитии крашювертебралыюй области: манифестация затылочного позвонка, базилярная импрессия, кондилярные гипоплазии, ассимиляция атланта, аплазия дуги атланта, блок С1-С2, асимметричная сегментация С1-С2, зубовидная кость, дисплазия, гипоплазия, аплазия зуба С2, spina bifida, блок С2-СЗ [57]. Дисэмбриональные аномалии в этой пограничной зоне возникают в том случае, если затылочные склеротомы не срастаются нормально или дужки первого позвонка не развиваются как структуры, отдельные от прилежащих затылочных склеротомов [58, 84, 157, 169].Следующей патологией верхнешейного отдела позвоночника является воспалительное поражение краниовертебралыюго сегмента. Наиболее часто наблюдается поражение данного отдела при ревматоидном артрите. По данным ряда авторов, при ревматоидном артрите наблюдается поражение верхнешейного отдела позвоночника в 30% случаев [145, 181]. За счет аутоиммунной деструкции связочных структур развивается нестабильность данного отдела. За счет деструкции поперечной связки зубовидный отросток отходит от передней дуги атланта. При сгибании головы отхождение зубовидного отростка увеличивается, что может привести к сдавлению спинного мозга. При длительно текущем ревматоидном артрите, вокруг зубовидного отростка могут образоваться воспалительные гранулемы, что является дополнительным компремирующим фактором. Реже патология верхнешейного отдела позвоночника встречается при болезни Бехтерева [114, 185, 190]. Воспалительная деструкция верхнешейного отдела позвоночника специфического и неспецифического характера встречается крайне редко [186, 189].Следующей нозологией, при которой встречается патология верхнешейного отдела позвоночника, являются системные заболевания, при которых нарушен обмен соединительной ткани. К этим заболеваниям относится синдром Элерса-Данлоса, муколипидоз и ряд других [134, 225].При этой патологии за счет нарушения синтеза коллагена нарушен обмен соединительной ткани, это приводит к нестабильности суставов, в том числе и верхнешейного отдела позвоночника.Опухоли и опухолеподобные заболевания верхнешейного отдела позвоночника встречаются редко и являются сложной проблемой и для диагностики и для лечения.Говоря о методах диагностики повреждений и заболеваний верхнешейного отдела позвоночника, необходимо отметить, что краниовертебральный переход является наиболее труднодоступным участком человеческого тела для исследования. Для визуализации черепнопозвоночного сегмента, прежде всего необходима рентгенография в специальных укладках, т.к. на прямых снимках на него наслаивается изображение лицевого скелета, а на боковых латеральные отделы средней и задней черепной ям, наружные отделы основания черепа [7, 8, 38].Для выявления и более правильной оценки анатомических взаимоотношений в краниовертебральном сегменте широко в настоящий момент используется компьютерная томография, магнитно-резонансная томография, ультразвуковая допплерография позвоночных артерий.Лечение повреждений и заболеваний верхнешейного отдела позвоночника представляет собой трудную задачу. Сначала остановимся на лечении травматических повреждений верхнешейного отдела позвоночника.Суть лечения заключается в устранении дислокации и создании условий для стабилизации данного сегмента.В связи с этим необходимость разработки принципов диагностики и стратегии нейроортопедического лечения больных с повреждениями и заболеваниями краниовертебралыюго сегмента является актуальной проблемой.Цель исследования: Повышение точности диагностики и эффективности лечения больных с краниовертебральной патологией на основе применения современных диагностических методов и новых технологий.Задачи исследования 1. Изучение и описание особенностей клинических проявлений краниовертебральной патологии у детей и подростков и у взрослого контингента больных.2. Совершенствование методик обследования больных с краниовертебральной патологией, создание алгоритмов диагностики у данной категории больных.3. Улучшение методов консервативного и оперативного лечения больных с повреждениями и заболеваниями крапиовертебрального сегмента.4. Определение роли и значения гало-тракции в лечении больных с патологией верхнешейных позвонков.5.Определение значения генетического фактора в диспластических поражениях краниовертебральной области 6 Проведение морфологического исследования краниовертебралыюго сегмента в возрастном аспекте.7 Определение остаточной стабильности при экспериментальном моделировании различных повреждений верхнешейных позвонков.Положения, выносимые на защиту 1. Система диагностики и лечения больных с различными повреждениями и заболеваниями краниовертебральной области с использованием современных методов обследования и лечения. Классификация нестабильности краниовертебрального сегмента.2. Ротационный подвывих атланта - является синдромом, наблюдающимся при различных формах краниовертебральной дисплазии. Генетический фактор является ведущим в формировании краниовертебральной дисплазии.Краниовертебральная дисплазия передается в основном по женской линии (материнский эффект 36%), коэффициент наследуемости 47%.Популяционная частота краниовертебральной дисплазии составляет 3%.3. Методом выбора при лечении повреждений и дислокаций верхнешейного отдела позвоночника является гало-аппарат, который позволяет жестко фиксировать шейный отдел, закрыто осуществлять вправление и репозицию переломов и вывихов и удерживать их до сращения и стабилизации. Галоаппарат является методом выбора при лечении любой краниовертебральной патологии, если есть дислокация позвонков и требуется жесткая фиксация данного сегмента. Фиксация гало-аппаратом позволяет проводить иммобилизацию шейного отдела до, во время и после открытой операции на краниовертебралыюм сегменте.Научная новизна 1. Усовершенствованы методики диагностики краниовертебральной патологии. Предложена методика определения ротационной нестабильности и гипомобилыюсти по функциональной компьютерной томографии.Разработана новая классификация нарушения подвижности краниовертебрального сегмента. Предложена методика коронарной компьютерной томографии для более точного изучения строения краниовертебралыюй области. Дана оценка нарушения кровообращения в системе позвоночных артерий при различных повреждениях и заболеваниях верхнешейного отдела позвоночника. Предложена методика выполнения функциональной магнитно-резонансной томографии шейного отдела позвоночника. Установлен механизм нарушения ликвородинамики у больных со связочной дисплазией краниовертебрального сегмента.2. Разработан алгоритм диагностики и лечения при различных повреждениях и заболеваниях верхнешейного отдела позвоночника.3. Установлено, что генетическая природа асимметрии в атланто-аксиальном сочленении, а также диспластическая нестабильность краниовертебрального сегмента в подавляющем большинстве случаев являются причиной возникновения так называемого «ротационного подвывиха атланта».Выявлен тип наследования данной патологии 4.Усовершенствованы методы консервативного лечения при различных повреждениях и заболеваниях краниовертебрального сегмента. Детально разработана и усовершенствована методика гало-тракции при повреждениях и заболеваниях верхнешейного отдела позвоночника. Выработаны четкие показания для оперативной стабилизации верхнешейного отдела позвоночника с использованием современных металлоконструкций.5. Изучена морфологическая картина изменений в краниовертебралыюй области в возрастном аспекте и выявлены их характерные особенности 6. Экспериментально определена остаточная стабильность в краниовертебральном сегменте при различных повреждениях.Практическая значимость работы 1. Усовершенствована методика диагностики краниовертебралыюй патологии с использованием функциональной компьютерной томографии, коронарной компьютерной томографии, функциональной магнитнорезонансной томографии. Разработана новая классификация нарушения подвижности краниовертебрального сегмента.2. Разработан алгоритм диагностики и лечения различной краниовертебралыюй патологии.3. Усовершенствованы методы консервативного и оперативного лечения больных с поражениями верхнешейного отдела позвоночника.Усовершенствована методика гало-тракции при повреждениях и заболеваниях верхнешейного отдела позвоночника, что позволило в ряде случаев избавить больных от тяжелых дскомпрессивно-стабилизирующих операций.4. Выявлена популяционная частота и тип наследования краниовертебралыюй дисплазии.5. Выявлены и описаны особенности морфологического строения краниовертебралыюй патологии в возрастном аспекте.6. Установлена остаточная стабильность верхнешейного отдела позвоночника при различных повреждениях в эксперименте и ее практическое значение для выбора метода лечения.Апробация работы Результаты исследований доложены на международных конференциях, симпозиумах, съездах: 6 съезд травматологов и ортопедов СНГ (1993 год), конференция «Актуальные проблемы травматологии и ортопедии» г.Железногорск (1995),4 съезд травматологов и ортопедов республики Молдова (1996), 20 научно-практическая конференция детских травматологов и ортопедов г. Москвы (1997), совещание детских травматологов и ортопедов России, г. Санкт-Петербург (1997), 6 съезд травматологов и ортопедов России, Нижний Новгород (1997), 21 научнопрактическая конференция детских травматологов и ортопедов г. Москвы (1998), конференция «Повреждения и заболевания позвоночника и суставов», Минск (1998), совещание детских травматологов и ортопедов России, Ростов-на-Дону (1999), конференция молодых ученых «Новое в решении актуальных проблем травматологии и ортопедии, Москва, ЦИТО (2000), конференция детских травматологов и ортопедов России, Санкт-Петербург (2000), научно-практическая конференция травматологов и ортопедов республики Беларусь (2000), 3 конференция «Применение лазерной допплеровской флоуметрии в медицине, Москва (2000), международный конгресс «Травматология и ортопедия: современность и будущее, Москва (2003), совещание детских травматологов и ортопедов России, г.Светлогорск (2002), 7 съезд травматологов и ортопедов России, г. Новосибирск (2002), 13 научно-практическая конференция SICOT(2002), 15 научно-практической конференция SICOT (Гавана, 2004 г.), конференция « Повреждения и заболевания шейного отдела позвоночника, Москва ЦИТО (2004 г.).Объем и структура диссертации Диссертация состоит из 8 глав, введения, литературного обзора, заключения, выводов и списка литературы. Диссертация иллюстрирована 119 рисунками, 21 таблицами. Литературный обзор состоит из 227 источников, из которых 105 иностранных.

Похожие диссертационные работы по специальности «Травматология и ортопедия», 14.00.22 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Травматология и ортопедия», Колесов, Сергей Васильевич

ВЫВОДЫ:

1. Для выявления различных патологических изменений в краниовертебральной области необходимо применять комплекс диагностических методов - рентгенография в специальных укладках, компьютерная томография, магнитно-резонансная томография, ультразвуковая допплерография позвоночных артерий, эхо-энцефалография. С целью оценки кровотока по позвоночным артериям необходимо использовать ультразвуковую допплерографию позвоночных артерий в покое и в функциональных положениях для выявления вертеброгенного влияния на кровоток при поворотах головы.

2. Краниовертебральная патология чаще всего сопровождается следующими клиническими проявлениями: болевым синдромом, синдромом позвоночной артерии и внутричерепной гипертензией. Диагностика нарушения подвижности краниовертебральной области проводится с использованием функциональных рентгенограмм шейного отдела позвоночника, функциональной компьютерной томографией, функциональной магнитно-резонансной томографии.

3. Дисплазию краниовертебральной области следует отнести к мультифакториальной патологии, т.к. она обусловлена совместным действием генетических и средовых факторов, с превалированием «материнского эффекта» (36%), имеет место влияние случайных средовых факторов. Среди наших больных выявлено выраженное генетические предрасположение (коэффициент наследуемости 47%). Популяционная частота в наших исследованиях краниовертебральной патологии составила 3%.

4. При лечении травматических повреждений верхнешейного отдела позвоночника следует использовать гало-аппарат, который позволяет жестко фиксировать шейный отдел, закрыто осуществлять вправление вывихов и репозицию переломов и удерживать их до сращения и стабилизации отломков. Гало-аппарат является методом выбора при лечении любой краниовертебральной патологии, если есть дислокация позвонков и требуется жесткая фиксация данного сегмента. Фиксация гало-аппаратом позволяет проводить иммобилизацию шейного отдела до, во время и после открытой операции на краниовертебральном сегменте.

5. При консервативном лечении краниовертебрального отдела позвоночника необходимо использовать комплексное воздействие: разгрузку шейного отдела различными головодержателями, вытяжение шейного отдела, массаж, физиотерапию, лечебную гимнастику, периартериальные новокаиновые блокады позвоночной артерии. Оперативное лечение показано в случаях выраженной нестабильности и наличия неврологической симптоматики. Техника операции заключается в устранении патологического смещения в гало-аппарате и жесткой фиксации с применением металлоконструкций.

6. Асимметрия в атланто-аксиальном сочленении, а также диспластическая нестабильность краниовертебрального сегмента в подавляющем большинстве случаев является причиной возникновения так называемого ротационного подвывиха атланта. При асимметричном положении зубовидного отростка С2 позвонка за счет эксцентричности точки вращения ротация вправо и влево осуществляется неравномерно, что является пусковым механизмом блокировки атланто-аксиального сочленения. При диспластической нестабильности краниовертебрального сочленения за счет избыточной растяжимости крыловидных и поперечных связок отмечается гиперротация в атланто-аксиальном суставе, что также является пусковым механизмом блокировки данного сустава.

7. После устранения блокировки атланто-аксиального сустава больной не может считаться полностью выздровевшим, поскольку дисплазия краниовертебрального сочленения сохраняется, и блокировка может повториться. Больным требуется динамическое наблюдение ортопеда, реабилитолога и невропатолога, а также соблюдение ортопедического режима и регулярное занятие лечебной гимнастикой для укрепления мышечного корсета шейного отдела, лечебная разгрузка шейного отдела головодержателем.

8. Морфологической особенностью строения краниовертебральной области является то, что связочные структуры этой области с возрастом грубеют, становятся менее растяжимыми, подвергаются процессам оссификации, кровеносные сосуды в них запустевают, в связочных структурах уменьшается содержание эластических волокон и становится больше коллагеновых. Процесс окостенения краниовертебральной области завершается в последнюю очередь

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Краниовертебральная область относится к одному из наиболее трудно диагностируемых участков человеческого тела. Применяемые ранее методики рентгенологического исследования в настоящее время не могут удовлетворить специалистов, занимающихся диагностикой и лечением повреждений и заболеваний позвоночника. При стандартном рентгенологическом исследовании на краниовертебральную область наслаивается лицевой скелет, затылочная кость, которые существенно затрудняют диагностику. Кроме этого, применяемые методики не отражают функциональное состояние верхнешейного отдела позвоночника. Предлагаемые в методических рекомендациях обследования позволяют существенно расширить уровень диагностики.

Все повреждения и заболевания краниовертебрального сегмента делятся на 5 групп:

1. травматические повреждения

2. диспластические поражения

3. воспалительные поражения

4. поражения при системных заболеваниях

5. опухоли и опухолеподобные заболевания

Травматические повреждения подразделяются на костные и связочные. При костных повреждениях наиболее часто встречаются переломы зубовидного отростка С2 позвонка, переломы дужек С2 позвонка, перелом атланта типа Джефферсона, подвывихи и вывихи С2 позвонка, ротационные подвывихи атланта, эпифезиолиз зубовидного отростка С2. При связочных повреждениях наблюдаются три вида разрыва связочного аппарата верхнешейного отдела позвоночника: 1 тип - одностороннее повреждение крыловидной связки, 2 тип - одностороннее повреждение крыловидной связки в сочетании с повреждением поперечной, 3 тип - двустороннее повреждений крыловидных связок в сочетании с повреждением поперечной.

При диспластических поражениях краниовертебрального сегмента наиболее часто встречаются:

1. Костная дисплазия, к которой относятся базилярная импрессия, зубовидная кость, аплазия зубовидного отростка, синостоз С2-СЗ позвонков, а также более легкие диспластические изменения -асимметричное положение зубовидного отростка, наклон зубовидного отростка, гипоплазия зубовидного отростка, гипоплазия атланта, разный угол боковых атланто-аксиальных и атланто-окципитальных суставов, гипоплазия затылочных мыщелков и др.

2. Связочная дисплазия, которая выражается в избыточной подвижности всех суставов, в том числе и шейного отдела позвоночника и на этом фоне наблюдается нестабильность краниовертебрального сегмента.

3. Костно-связочная дисплазия, сочетание двух форм.

При ревматоидном артрите наблюдается аутоиммунная деструкция связочного аппарата краниовертебрального сегмента, что проявляется выраженной нестабильностью в атлантоаксиальном сегменте.

Поражение верхнешейного отдела позвоночника при системных заболеваниях, наблюдается при таких заболеваниях как: синдром Элерса-Данло, муколипидоз и др.

Различают два основных вида нарушений подвижности краниовертебрального сегмента: нестабильность и гипомобильность.

При описании нарушения подвижности с биомеханической позиции следует придерживаться следующей классификации :

1. Атланто-окципитальная а. Флексионно-экстензионная в.Ротационная с.Сочетанная

2.Атланто-аксиальная а.Флексионно-экстензионная в. Ротационная с. Сочетанная

3. Комбинированная (при которой диагностируется атланто-окцинитальная и атланто-аксиальная форма нарушении подвижности)

Рентгенологическое обследование больного обычно включает в себя выполнение рентгенограмм в боковой проекции, проведение функциональных снимков шейного отдела позвоночника. Обязательно выполняется снимок через открытый рот. При отсутствии компьютерной томографии можно прибегнуть к зонографии верхнешейного отдела позвоночника, при этом во время сагиттальной зонографии ориентиром служит остистый отросток С2 позвонка, а при осуществлении фронтальной зонографии ориентиром служит наружный слуховой проход.

При анализе функциональных снимков шейного отдела позвоночника проводится расчет подвижности атланто-аксиального сегмента по методу Ротмана. Суть метода заключается в следующем: проводится линия через середину передней и задней дуги атланта. Точкой маркируется вершина ската. Затем опускается перпендикуляр к первой линии, проходящей через заднюю поверхность передней дуги атланта. В норме расстояние между точками на скате относительно перпендикуляра не должно превышать 1 мм, при сгибании и разгибании, если расстояние больше, то это свидетельствует о нестабильности.

Кроме этого на функциональных снимках шейного отдела позвоночника необходимо проводить измерение ширины сустава Крювелье. Как известно, в норме ширина сустава у взрослых 2 мм, у детей 4 мм. Расширение щели сустава более этих показателей свидетельствует о нестабильности.

Необходимо проводить расчет флексионно-экстензионных движений в краниовертебральном сегменте по следующей методике: проводится линия, проходящая по нижнему краю затылочной кости и нижнему краю затылочных мыщелков. Вторая линия проводится через середину передней и задней дуги атланта, третья по нижнему краю тела С2 позвонка. При подсчете углов в положении сгибания и разгибания в норме объем движений в атланто-окципитальном суставе составляет 13 градусов, в атланто-аксиальном суставе - 17 градусов (общий объем движений 30 градусов).

Для более подробного изучения краниовертебральной области используется КТ в различных модификациях. Прежде всего, применяется аксиальная томография. Срезы выполняются в строго нейтральном положении от основания затылочной кости до нижнего края С2 позвонка. Толщина срезов составляет 5 мм.

Следующей широко применяемой методикой является ККТ. При этом обследовании пациент укладывается на живот, голова пациента разгибается и укладывается подбородком на специальную подставку. Срезы выполняются во фронтальной плоскости, параллельно телам позвонков. Коронарная компьютерная томография позволяет четко визуализировать весь краниовертебральный сегмент и изучить особенности анатомического строения затылочных мыщелков, атланта и аксиса.

Для оценки ротационной подвижности краниовертебрального сегмента применяется ФКТ. Пациент при этом укладывается на спину, выполняется обзорная скенограмма шейного отдела позвоночника, затем прицельно выполняются срезы на уровне основания затылочной кости, атланта и аксиса. После этого послойно проводятся срезы от затылочной кости до второго шейного позвонка при условии максимальной ротации головы пациента вправо и затем влево. При подсчете углов ротации используются следующие костные ориентиры: затылочные мыщелки, передний и задний бугорок атланта, остистый отросток и середина тела аксиса.

В норме объем ротационных движения в атланто-аксиальном суставе составляет 35-40 градусов. Разница в ротации направо и налево не превышает 3 градуса. Ротационные движения в атланто-окципитальном суставе практически отсутствуют и составляют не более 2-3 градусов. Если показатели превышают указанные нормы, то это свидетельствует о нестабильности, если они меньше, то о гипомобильности в атланто-аксиальном сегменте.

Для более детальной визуализации краниовертебрального сегмента используется МРТ. Проводится стандартная сагиттальная томография в анатомическом режиме и в режиме миелографии (Т1 и Т2). Перед выполнением сагиттального среза выполнялся одиночный аксиальный срез, по которому производится корректировка сагиттальных срезов. Для изучения взаимоотношения костных и связочных структур в положении сгибания и разгибания применяется функциональная магнитно-резонансная томография. Методика проведения этого исследования заключается в следующем : сначала проводится стандартная сагиттальная томография, затем под затылок больного подкладывается поролоновая подушка, за счет чего шейный отдел позвоночника сгибается кпереди, проводится одиночный аксиальный срез, по которому корригируются сагиттальные номограммы. Затем подушка подкладывается под плечи, за счет чего шейный отдел разгибается. Проводятся сагиттальные срезы по той же программе. После этого проводится измерение ширины позвоночного канала и толщины связочных структур на уровне краниовертебрального перехода. Ширина позвоночного канала составляет в среднем 20 мм на уровне С1-С2, толщина связочных структур составляет в среднем 5 мм.

Диагностика повреждений верхнешейного отдела позвоночника проводится по определенной схеме. Сначала выполняется снимок в боковой проекции и рентгенограмма через открытый рот. В неясных случаях прибегают к функциональным снимкам шейного отдела позвоночника. Причем свежее повреждение не является абсолютным противопоказанием для выполнения функциональных снимков, наоборот в ряде случаев они являются решающими для установки диагноза.

В случае застарелого повреждения краниовертебрального сегмента выполнение функциональных снимков шейного отдела позвоночника является обязательным и необходимым, поскольку на обычных рентгенограммах соотношение позвонков может быть нормальным, а при сгибании и разгибании взаимоотношения могут существенно меняться.

При костных повреждениях краниовертебрального сегмента для установки диагноза обычно достаточно рентгенографии в боковой проекции и снимка через открытый рот. Однако, если есть возможность или возникают трудности при чтении рентгенограмм лучше прибегать к стандартной компьютерной томографии проводимой в аксиальной проекции с последующей фронтальной и сагиттальной реконструкции. При наличии неврологической симптоматики обязательно выполнение магнитно-резонансной томографии или миелографии.

Переломы зубовидного отростка бывают трех типов по классификации Anderson: 1 тип - перелом верхушки зубовидного отростка, второй тип - перелом шейки и третий тип — перелом основания зуба. На рентгенограммах линия перелома обычно хорошо различима , но если есть какие-то сомнения лучше выполнять компьютерную томографию в аксиальной проекции. У детей при закрывшейся зоной роста в области основания зубовидного отростка может наблюдаться эпифезиолиз .

При застарелых повреждениях, особенно при переломах зубовидного отростка рекомендуется проведение коронарной компьютерной томографии для лучшей оценки формирования костной мозоли. KT позволяет на 1- 1,5 месяца раньше увидеть формирование костной мозоли, за счет более высокой разрешающей способности данного обследования.

Перелом дужек С2 позвонка может быть «типичным «, когда линия перелома проходит через корень дуги, в этом случае диагностика не вызывает трудностей. Однако перелом может быть «атипичным», когда линия перелома идет наискосок через тело. В данном случае линия перелома не видна на обычных рентгенограммах, для диагностики необходимо применять аксиальную КТ.

При переломах атланта наиболее информативен снимок через рот, рентгенография шейного отдела позвоночника в боковой проекции и аксиальная КТ. Чаще наблюдается изолированный перелом передней или задней дуги. В тяжелых случаях наблюдается классический растрескивающийся перелом атланта типа Джефферсона, когда ломается передняя и задняя дуга в двух местах и боковые массы атланта смещаются кнаружи.

Диагностика различных по виду повреждений связочного аппарата верхнешейного отдела позвоночника основывается на выполнении функциональных снимков шейного отдела позвоночника, рентгенографии через открытый рот и данных функциональной компьютерной томографии.

При одностороннем повреждении крыловидной связки (1 вид повреждения) на функциональных рентгенограммах шейного отдела позвоночника при максимальном сгибании ширина сустава Крювелье не превышает 3 мм. На рентгенограммах через рот отмечается асимметричное положение зубовидного отростка атланта, причем последний смещается в противоположную сторону от поврежденной связки. При ФКТ при повреждении правой крыловидной связки атланто-аксиальная ротация увеличивается влево, а при разрыве левой крыловидной связки - вправо., в среднем показатель атланто-аксиальной ротации возрастает в сторону противоположную от поврежденной связки на 13 градусов, по сравнению с ротацией в том же сегменте в здоровую сторону.

При одностороннем повреждении крыловидной связки в сочетании с разрывом поперечной связки (2 вид повреждения ) на снимке через рот отмечается смещение зубовидного отростка С2 в сторону неповрежденной крыловидной связки, на функциональных снимках при сгибании отмечается расширение щели сустава Крювелье от 4 до 6 мм. При ФКТ атланто-аксиальная ротация увеличивается в противоположную сторону от поврежденной крыловидной связки в среднем на 15 градусов.

При 3 виде повреждения диагностируется двусторонний разрыв крыловидных связок в сочетании с повреждением поперечной связки. Данный вид повреждения приводит к значительной нестабильности краниовертебрального сегмента. На функциональных снимках шейного отдела позвоночника отмечается расширение щели сустава Крювелье более 6 мм, на снимке через рот отмечается асимметричное положение зубовидного отростка. При ФКТ отмечается избыточная ротация в обе стороны. Показатель атланто-аксиалыюй ротации превышает норму в обе стороны в среднем на 17 градусов.

Дисплазия краниовертебрального сегмента бывает трех видов : связочная, костная и костно-связочная.

У больных со связочной дисплазией на функциональных рентгенограммах отмечается расширение щели сустава Крювелье более 4 мм. При расчете атланто-окципиталыюй стабильности по методу Ротмана колебание точки на скате превышает 1 мм. При ФКТ в атланто-окципитальном сегменте отмечаются ротационные движения в пределах 7-8 градусов, а в атланто-аксиальном сегменте ротация превышает норму в среднем на 10 градусов. При этом у больных выявляется гиперподвижность всех суставов на фоне общей дисплазии связочного аппарата.

У больных с костной дисплазией на рентгенограммах выполненных через рот отмечается: асимметричное положение зубовидного отростка С2 позвонка относительно боковых масс атланта, гипоплазия зубовидного отростка, разная величина боковых масс атланта, гипоплазия затылочных мыщелков, незаращение дуги С1 позвонка, гипоплазия атланта, аномалия Киммерле. Грубые аномалии развития в виде синостоза С2-СЗ позвонков, аплазии зубовидного отростка, зубовидной кости, базилярной импрессии, платибазии, ассимиляции атланта наблюдаются относительно редко.

Для более тонкой диагностики костных дисплазий мы широко применяли ККТ, которая позволяет убрать проекционные наслоения и более точно диагностировать вид дисплазии.

На функциональных рентгенограммах при гипоплазии зубовидного отростка, гипоплазии атланта и затылочных мыщелков выявляется атланто-окципитальная и атлапто-аксиальная флексионно-экстензионную нестабильность. При ФКТ наблюдается незначительная ротационная нестабильность, ротация превышает нормальные показатели на 4-8 градусов.

При асимметричном положении зубовидного отростка, разной величине боковых масс атланта на функциональных снимках шейного отдела нестабильности не выявляется. Однако при ФКТ регистрируется ротационная нестабильность атланто-аксиального сочленения, причем ротация увеличивается в сторону смещения зубовидного отростка на 5-8 градусов.

При не заращении дуги С1 позвонка, регистрируется флексионно-экстензионная нестабильность атланто-аксиального сегмента. Ротационной нестабильности при этой форме дисплазии не отмечается.

При грубых аномалиях развития, например, ассимиляции атланта затылочной костью, выявляется выраженная сочетанная нестабильность атланто-аксиального сегмента, при сгибании - расширение щели сустава Крювелье свыше 6 мм. При ФКТ регистрируется ротационная нестабильность этого же сегмента. В атланто-окципиталыюм суставе при ассимиляции движения отсутствуют.

При аплазии зубовидного отростка С2 позвонка наблюдается выраженная комбинированная нестабильность краниовертебрального сегмента. На функциональных снимках шейного отдела позвоночника отмечается колебание точки на скате более 6 мм. При ФКТ регистрируются ротационные движения в атланто-окципитальном суставе в пределах 8 градусов. В атланто-аксиальном сегменте при сгибании и разгибании шейного отдела отмечается смещение атланта относительно аксиса, что приводит к значительному сужению позвоночного канала.

При базилярной импрессии и платибазии выявляется атланто-окцпипитальная гипомобильность в сочетании с атланто-аксиальной сочетанной нестабильностью.

У больных с костно-связочной дисплазией наблюдается нестабильность краниовертебрального сегмента характерная для больных со связочной дисплазией, а также наблюдается наличие признаков костной дисплазии.

При МРТ исследовании у больных со связочной дисплазией на уровне краниовертебрального перехода отмечается значительное утолщение связочных структур. Толщина связок достигает 12 мм при ширине позвоночного канала 20 мм. При этом у больных отмечается нарушение ликвородинамики и развитие внутричерепной гипертензии за счет сужения ширины позвоночного канала на этом уровне.

При диагностике ревматоидного поражения верхнешейного отдела позвоночника используется функциональная рентгенография шейного отдела, снимок через рот, ККТ и ФКТ. При этом на снимке через рот выявляется сужение суставных щелей боковых атланто-аксиальных суставов. На функциональных снимках отмечается расширение щели сустава Крювелье свыше 3 мм и признаки флексионно-экстензионной нестабильности атланто-аксиального сегмента. При ФКТ отмечается ротационная гипомобильность атланто-аксиального сегмента. При МРТ исследовании отмечается воспалительная инфильтрация связочных структур на уровне краниовертебрального сегмента.

При обследовании больных с синдромом Элерса-Данло на функциональных снимках шейного отдела позвоночника выявляются признаки нестабильности атланто-окципитального и атланто-аксиального сочленения. Колебание точки на скате при подсчете по методу Ротмана составляет от 3 до 6 мм. Щель сустава Крювелье расширяется при сгибании от 6 до 13 мм. Может наблюдаться гиперлордоз шейного отдела и запрокидывание зубовидного отростка кзади. При ФКТ регистрируются ротационные движения в атланто-окципиталыюм сегменте в пределах 7 градусов, в атланто-аксиальном суставе выявляется значительная ротационная нестабильность, ротация в обе стороны превышает границу нормы на 10-14 градусов.

При лечении костных повреждений верхнешейного отдела позвоночника рекомендуется применять гало-аппарат. Его преимущество заключается в обеспечении жесткой стабилизации шейного отдела позвоночника в сочетании с возможностью динамической коррекции при сохранении мобильности больного.

Гало-аппарат состоит из кольца и четырех или более стержней, посредством которых, кольцо крепится к костям свода черепа. Стержни внедряются в пределах наружной кортикальной пластинки в области проекции теменных и лобных бугров. Кольцо при помощи четырех телескопических штанг и системы шарниров соединяется с корсетом. Корсет может быть гипсовым или из полимерных материалов. При проведении корригирующих воздействий необходимо использовать гипсовый корсет, когда необходима только фиксация - можно использовать корсет их полимерных материалов. В ряде случаев, когда необходимо выполнение ротационных движений в гало-аппарате, применяется два кольца: одно крепится к костям свода черепа, другое располагается выше и прикрепляется к штангам аппарата. Между собой кольца соединяются деротационным устройством. Такая конструкция позволяет выполнять корригирующие воздействия в трех плоскостях. В ряде случаев, если смещение устранить не удается, практикуется проведение спицы через остистый отросток С2 позвонка.

Спица фиксируется в скобе, которая крепится к штангам гало-аппарата при помощи репонирующего устройства. Такая конструкция позволяет существенно повысить точность репозиции, что особенно важно при застарелых повреждениях.

Темп тракции шейного отдела позвоночника определяется индивидуально, в зависимости от ощущений больного и составляет от 0,5 до 3 см. в сутки и прекращается при достижении репозиции или вправления.

Чаще всего гало-аппарат используется при переломах зубовидного отростка С2 позвонка. Перелом часто сопровождается трансдентальным вывихом или подвывихом атланта. С помощью гало-аппарата удается добиться консолидации перелома в правильном положении. Полная консолидация наступает в среднем через 3,5-4 месяца, аппарат держится 2,5-3 месяца

Успешно гало-аппарат используется при переломах дужек С2 позвонка (перелом палача). Обычно перелом сопровождается спондилолистезом тела С2 кпереди. При помощи гало-аппарата достигается хорошая репозиция и консолидация в правильном положении. Средний срок консолидации составляет 3,5-4 месяца. Аппарат держится 2,5-3 месяца

При подвывихе и вывихе С2 позвонка вправить дислокацию с помощью гало-аппарата удается при свежем повреждении, при застарелой дислокации рекомендуется проводить открытое оперативное вмешательство задним или передним доступом с применением металлоконструкций.

Гало-аппарат успешно используется при эпифезиолизе С2 позвонка. В гало-аппарате смещение устраняется, голова выводится в правильное положение. Срок нахождения в аппарате составляет 1-1,5 месяца, затем аппарат снимается , шейный отдел в течении 1-1,5 месяцев фиксируется головодержателем из вспененного полиэтилена.

У больных с травматическими свежими ротационными подвывихами атланта без повреждения связочных структур рекомендуется производить закрытое ручное вправление по методу Рюше - Гютера , с последующей фиксацией головодержателем из вспененного полиэтилена на срок 3 недели.

При застарелых ротационных подвывихах атланта, когда вынужденное положение головы сохранялось более 3 месяцев, рекомендуется применять гало-аппарат из двух колец. Производится тракция по оси позвоночника с постепенной ротацией в противоположную от подвывиха сторону. По ходу тракции и ротации производится КТ, по достижению вправления больные находятся в аппарате в течении 4 -5 недель. После чего аппарат снимается, и больной переводится на ношение головодержателя из вспененного полиэтилена. Головодержатель при изготовлении моделируется при выведении головы в правильное положение. Кроме этого в течении 2-3 недель проводится разработка движений в шейном отделе позвоночника по следующей схеме: пациенту в положении сидя проводилось вытяжение шейного отдела петлей Глиссона грузом 2-3 кг. В момент вытяжения проводятся ротационные движения в течении 15 -30 мин. Фиксация головодержателем осуществляется в течении 4-5 недель.

При свежих повреждениях связочного аппарата краниовертебрального сегмента лечение начинается с разблокировки краниовертебрального сегмента путем закрытого ручного вправление по методу Рюше - Гютера. После этого проводятся функциональные снимки шейного отдела и ФКТ верхнешейного отдела для уточнения объема повреждения связочных структур. Срок фиксации Шейного отдела зависит от объема повреждения связок, проводится иммобилизация головодержателем из вспененного полиэтилена на срок: при 1 виде повреждения (односторонее повреждение крыловидной связки) 4-5 недель, при 2 виде (разрыв поперечной связки в сочетании с крыловидной) на срок

10 - 12 недель, при 3 виде повреждения связок ( двусторонний разрыв крыловидных связок в сочетании с повреждением поперечной связки) фиксация проводится в течении 3 месяцев с последующим рентгенконтролем.

Лечение застарелых повреждений связочного аппарата верхнешейного отдела позвоночника представляет собой определенные сложности, поскольку застарелые повреждения связочных структур плохо регенерируют и восстанавливаются, что приводит к хронической нестабильности. Длительная иммобилизация практически не эффективна.

При различных по объему повреждениях связочных структур возникает выраженная нестабильность краниовертебрального сегмента, что па рентгенограммах проявляется асимметричным положением зубовидного отростка С2 позвонка относительно боковых масс атланта, несовпадением и разной шириной боковых атланто-аксиальных суставов, расширением щели сустава Крювелье.

Опыт показал, что попытки вправления и устранения дислокации и применение длительных сроков иммобилизации (2-3 месяца) в случае застарелого повреждения связочных структур неэффективны. При повторном обследовании больных рентгенологическим методом и методом ФКТ вновь выявляется несостоятельность связочного аппарата. В то же время наблюдение за этой категорией больных показало, что клинические симптомы могут длительное время не проявляться и быть хорошо компенсированы. Поэтому проводить стабилизирующие операции, при отсутствии выраженных неврологических проявлений нецелесообразно. Лечение должно быть направлено на компенсацию нестабильности и максимальное ее продление. Необходимо подчеркнуть, что консервативные методы лечения должны применяться строго индивидуально, в зависимости от вида повреждения, клинической картины и данных полученных при обследовании.

Если в клинической картине преобладают боли и ограничение движений в шее, то лечение начинается со снятия болей и восстановления нормальных движений в шейном отделе позвоночника. С этой целью используется вытяжение петлей Глиссона асимметричными грузами, больший груз помещают на стороне повреждения крыловидной связки, так как болевой синдром преобладает на этой стороне. Общий вес груза не превышает 3 кг. При 3 виде повреждения вытяжение осуществляется симметричными грузами в положении разгибания головы. По времени, вытяжение проводится в течении 20 - 30 минут , 10-12 дней до снятия болевого синдрома. После вытяжения больные носят головодержатель из вспененного полиэтилена в течение 1 месяца постоянно, а затем 2-3 часа в день в течении 3 месяцев.

Если в клинической картине имелся синдром позвоночной артерии , то используется длительная разгрузка шейного отдела головодержателем из вспененного полиэтилена на срок 4-8 недель (головодержатель носится постоянно и не снимается на ночь). Кроме этого, используется периартериальная новокаиновая блокада позвоночной артерии. Экстравазальное воздействие на позвоночную артерию в значительной степени обусловлено рефлекторным спазмом сосуда, за счет раздражения периартериального симпатического сплетения при избыточной ротации в атланто-аксиальном сегменте. Спазм наиболее выражен в месте перерастяжения сосуда на уровне костного кольца атланта. Подводя новокаин непосредственно к месту динамической компрессии, снимается рефлекторное воздействие. Техника проведения блокады следующая: блокада выполняется на стороне экстравазального воздействия по данным УЗДГ. Ориентиром служит сосцевидный отросток. Отступив от него вниз на 1 см., у наружного края кивательной мышцы делается вкол, игла осторожно вводится на глубину 3-3,5 см., не больше из-за опасности попадания в позвоночную артерию. Вводится 10 - 15 мл. 0,5% раствора новокаина, в новокаин обычно мы добавляли 2,0 но-шпы. Применяется 5- 6 блокад через день, если экстравазальное воздействие регистрируется с одной стороны. Если экстравазальное воздействие выявляется с двух сторон, то проводится по 5 блокад с каждой стороны. Помимо блокад использовалась медикаментозная терапия: трентал, теоникол, АТФ. Широко используется физиотерапия - электрофорез эуфиллина на воротниковую зону 10 - 12 процедур. Применяется массаж шейного отдела и воротниковой зоны. После проведенного лечения всем больным рекомендуется контрольная УЗДГ, при этом у больных регистрируется улучшение показателей - исчезновение или значительное уменьшение экстравазального воздействия.

У больных с повышенным внутричерепным давлением применяется вытяжение шейного отдела позвоночника малыми грузами (1 - 2 кг) в положении разгибания головы. Вытяжение проводится 20 - 30 минут ежедневно, в течение 7-10 дней, в сочетании с разгрузкой шейного отдела головодержателем из вспененного полиэтилена в течении 4 недель постоянно, затем 3-4 часа в день на протяжении 3 месяцев, что достаточно быстро приводит к нормализации внутричерепного давления и ликвидации жалоб на головные боли, тошноту и рвоту по ночам.

На заключительном этапе лечения, после купирования жалоб используется лечебная гимнастика, в основном изометрические упражнения для мышц шеи для укрепления мышечного корсета, а так же динамические упражнения для мышц верхнего плечевого пояса.

Для поддержания компенсации нестабильности верхнешейного отдела после ликвидации клинических проявлений рекомендуется носить головодержатель в течении 2-3 часов в день в течении 3-6 месяцев, ежедневно заниматься лечебной гимнастикой.

Показанием к оперативному вмешательству, является прежде всего наличие неврологических расстройств, в результате компрессии спинного мозга между задней поверхностью зубовидного отростка и задней дугой атланта. Операция должна сводиться к декомпрессии спинного мозга путем устранения дислокации в атланто-аксиальном сегменте с последующей его стабилизацией. По нашему мнению, методом выбора в такой ситуации является наложение гало- аппарата и устранение в нем смещения, с последующим выполнением окципитоспондилодеза.

В остальных случаях лечение больных с застарелым повреждением связочного аппарата верхнешейного отдела позвоночника должно быть консервативным и направлено на компенсацию нестабильности краниовертебрального сегмента. За этими больными должно быть регулярное динамическое наблюдение.

Лечение больных с дисплазией верхнешейного отдела позвоночника проводится индивидуально, в зависимости от вида дисплазии, клинических проявлений, данных полученных при обследовании.

При наличии признаков блокировки в атланто-аксиальном сегменте, что проявляется вынужденным положением головы, болями и ограничением движений в шейном отделе проводится ее устранение по методу Рюше-Гютера. На контрольных рентгенограммах после устранения блокировки, при костной дисплазии и костно-связочной дисплазии у больных всегда сохраняется асимметрия в атланто-аксиальном сегменте, при связочной дисплазии асимметрия устраняется. Затем шейный отдел фиксируется головодержателем из вспененного полиэтилена на 2- 3 недели, далее больного рекомендовано обучить изометрической лечебной гимнастике для укрепления мышечно-связочного аппарата. Поскольку блокировка в атланто-аксиальном сегменте у больных с дисплазией часто возникает при незначительном травмирующем воздействии больным рекомендуется избегать резких подвижных игр, кувырков, занятий борьбой.

Если у больных в клинической картине преобладают боли без признаков блокировки, обусловленные чаще нестабильностью рекомендуется периодическая разгрузка шейного отдела головодержателем в течении 2-3 часов в день в течении 3-6 месяцев, занятия ЛФК, курс массажа шейной и воротниковой области. Проводится курс физиотерапевтического лечения - электрофорез с тримекаином на воротниковую область.

При наличии в клинической картине синдрома позвоночной артерии, рекомендуется ношение головодержателя повышенной жесткости с дополнительным налобным фиксатором в течении 3-4 недель постоянно, затем переход на более редкое ношение 3-4 часа в день в течении 3-6 месяцев. Широко применяется периартериальная новокаиновая блокада позвоночной артерии, по методике описаной выше, если при УЗДГ регистрируется грубое или выраженное экстравазалыюе воздействие. Блокады выполняются на стороне экстравазального воздействия через день, в количестве 5 - 6, с последующим допплерографическим контролем, Назначается прием трентала в дозировке соответствующей возрасту в течении 4 недель, АТФ1,0 №10. Проводится электрофорез эуфиллина на воротниковую зону - 10 - 12 процедур.

При синдроме внутричерепной гипертензии применяется легкое вытяжение шейного отдела позвоночника в положении разгибания головы грузом 2 -3 кг. Вытяжение проводится по 20 - 30 мин ежедневно, в течении 7 -10 дней, с последующей разгрузкой шейного отдела головодержателем из вспененного полиэтилена в течении 3-4 часов в течении 3 месяцев. Назначается медикаментозная терапия - аминалон, трентал в течение 3-4 недель. Рекомендуется курс массажа воротниковой зоны, электрофорез с эуфиллином на воротниковую область № 10-12.

Лечение больных в большинстве случаев проводится в амбулаторных условиях и достаточно быстро приносит положительный эффект. В случае выраженных клинических проявлений и отсутствия положительной динамики при лечении в амбулаторных условиях больным необходима госпитализация и лечение в стационаре.

Хирургическое лечение проводится больным с аплазией зубовидного отростка С2 позвонка, зубовидной кости, или при дисплазии, вызывающей сдавление спинного мозга. Выполняется первым этапом наложение аппарата для гало - тракции и устранение в нем дислокации.

Вторым этапом производится окципитоспоидилодез с применением металлоконструкций.

У больных с ревматоидным поражением верхнешейного отдела позвоночника в клинической картине преобладают боли в шейном отделе позвоночника, усиливающиеся при движениях. Таким больным рекомендуется ношение головодержателя из вспененного полиэтилена с дополнительным налобным фиксатором в течении 4-5 часов в день в течение 3-6 месяцев, изометрическая лечебная гимнастика. Одновременно больные получают лечение неастероидными противовоспалительными препаратами (вольтарен, диклофенак). Болевой синдром быстро купируется, однако у больных часто наблюдается ограничение ротационных движений в шее. Им рекомендовано динамическое наблюдение, с осмотром 1 раз в 6 - 8 месяцев. Необходимо подчеркнуть, что нестабильность краниовертебрального сегмента при ревматоидном артрите может привести к миелопатии, поэтому контроль за состоянием больного должен проводиться ортопедом и невропатологом. При выраженной нестабильности атланто-аксиалыюго сегмента и расширении щели сустава Крювелье более 10 мм показана оперативная стабилизация.

При синдроме Элерса - Данлоса в клинической картине преобладают боли в шейном отделе позвоночника. Больным рекомендована разгрузка шейного отдела позвоночника головодержателем с дополнительным налобным фиксатором в течении 3-4 часов в день, в течении 3-6 месяцев в сочетании с изометрической лечебной гимнастикой. Проводится курс электрофореза эуфиллина на воротниковую область. При выраженной нестабильности и неврологической симптоматике возможно проведение стабилизирующих оперативных вмешательств.

Список литературы диссертационного исследования доктор медицинских наук Колесов, Сергей Васильевич, 2005 год

1. Абдуллаходжаев М.С., Кузнецов Д.Н., Рендель З.М. Применение высокой паравертебральной блокады у новорожденных с натальной травмой шейного отдела позвоночника // Тезисы докладов XII съезда педиаторов Эстонской ССР. Таллин, 1985, т. 1, стр. 89-90.

2. Андрушко Н.С., Раскопина A.B. Компрессионные переломы позвонков у детей // "Медицина". Москва, 1973.

3. Ардашев И.А., Плотников Г.А. Успешное консервативное лечение сочетанного повреждения I и II шейных позвонков //"Вестник хирургии". Москва, 1978, №2, стр. 15-19.

4. Аминов Ф.Х. Перинатальные повреждения шейного отдела позвоночника в патогенезе головных болей у детей и их лечение в резидуальном периоде // Тезисы докладов III съезда невропатологов и психиаторов Пермской области. Пермь, 1978, стр. 7-11.

5. Арутюнов А.И. Руководство по нейротравматологии //"Медицина". Москва, 1979.

6. Бородина Л.А. Комплексное восстановительное лечение больных с краниовертебральными аномалиями // В кн. " Нейрохирургическое лечение краниовертебральных поражений". Москва, 1981, стр. 126-132.

7. Бродская З.Л. Рентгенодиагностика краниовертебральных аномалий //В кн. "Нейрохирургическое лечение последствий краниовертебрального поражения". Сб. научных трудов под ред. А.И.Осна. Москва, 1981, стр. 3159.

8. Бродская З.Л. Техника рентгенологического исследования краниовертебральной области. // В кн.¡"Нейрохирургическое лечение последствий атланто-аксиальных дислокаций". Сб. научных трудов под ред. А.И.Осна. Москва, 1979, стр. 38-45.

9. Бродская З.Л. Рентгенологические количественные показатели нормального состояния черепно-шейной области // В кн. " Нейрохирургическое лечение последствий атланто-аксиальных дислокаций". Сб. научных трудов под ред. А.И.Осна. Москва, 1979, стр. 4557.

10. Благонадеждина Л.Г. Неврологические проявления при закрытой травме шейного отдела позвоночника // Дисс.канд. Куйбышев, 1968, 265 стр.

11. Благодатский М.Д. Повреждение позвоночных артерий при переломах позвоночника в шейном отделе // Доклад на 82 заседании

12. Иркутского общества травматологов и ортопедов. "Ортопедия, травматология и протезирование", 1964, № 8, стр. 85.

13. Бондаренко Н.С., Казицкий В.М., Довгань В.П. Вывихи и подвывихи атланта у детей и подростков // "Ортопедия, травматология и ортопедия", 1988, № 2, стр. 51-55.

14. Бондаренко Н.С. Врожденная кривошея // "Ортопедия, травматология и протезирование", 1981, № 10, стр. 65-72.

15. Бабиченко Е.И. Ближайшие и отдаленные результаты комплексного лечения травм позвоночника и спинного мозга // В кн.:" Руководство по нейротравматологии" под ред. акад. А.И.Арутюнова. Москва, 1979, стр.209-217.

16. Витюгов И.А., Кочкин В.В. Ротационные подвывихи атланта // "Ортопедия, травматология и протезирование", 1985, №11, стр. 5-8.

17. Воронович И.Р., Долуб О.И., Николаев В.Н. Переломовывих II шейного позвонка // "Ортопедия, травматология и протезирование", 1989, № 1, стр. 4-5.

18. Воронович И.Р., Сельхов Ю.Н., Николаев В.Н. Компьютерная диагностика повреждений двух верхних шейных позвонков // Здравоохранение Белоруссии, 1986, № 17, стр. 43-44.

19. Воронович И.Р., Николаев В.Н., Долуб О.И. Использование гало-аппарата в лечении больного с задним трансдентальным вывихом атланта // Здравоохранение Белоруссии, 1986, № 9, стр. 58-59.

20. Верещагин Н.В. Патология вертебро-базилярной системы и нарушение мозгового кровообращения // "Медицина". Москва, 1980, 310 стр.

21. Высоцкая М.Г. Периферические неврологические расстройства в отдаленном периоде натальной травмы шейного отдела позвоночника // В кн.:"Заболевания периферической нервной системы". Новосибирск, 1985, стр.52-54.

22. Гладилин Ю.А. Случай сращение шейных позвонков //

23. Ортопедия, травматология и протезирование", 1991, № 9, стр. 36-38.

24. Голимбиевская Т.А. Рентгендиагностика вариантов, аномалий и пороков развития краниовертебральной области // Дисс.канд. мед. наук, 1988,216 стр.

25. Демидов ДЛО. Морфологические особенности повреждения позвоночных артерий в родах // В кн.:"Родовые повреждения головного и спинного мозга у детей". Казань, 1975, стр. 24-25.

26. Дуров М.Ф. Состояние позвоночных артерий при подвывихах и вывихах шейных позвонков в эксперименте // Ортопедия, травматология и протезирование. 1975, № 6, стр. 70-73.

27. Дуров М.Ф., Юхнова О.М., Осинцев В.М. и др. Лечение ложного сустава зуба аксиса и чреззубовидного подвывиха атланта // Вопросы нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко. 1985, стр. 48-51.

28. Дуров М.Ф., Юхнова О.Н. О причине и механизме возникновения зубовидной кости // "Ортопедия, травматология и протезирование". 1986, № 6, стр. 40-41.

29. Дуров М.Ф., Прокопенко О.В. Распознование и лечение переломов зубовидного отростка аксиса // В кн.:"Зональная научно-практическаяконференция "Профилактика производственного травматизма рабочих добычи нефти". Тезисы докладов. Тюмень, 1978, стр. 70-71.

30. Дуров М.Ф. Место одномоментного закрытого ручного вправления в лечении вывихов шейных позвонков //"Ортопедия, травматология и протезирование". 1986, № 1, стр. 34-36.

31. Дисудиса Д.А. Диагностическое значение миелосцинтиграфии с 99-ш-Тс-пертехнеатом //"Врачебное дело". 1984, №8, стр. 102-105.

32. Задворнов Ю.Н., Быстрова З.К. Постравматические деформации краниовертебральной области и их значение для врачебно-трудовой экспертизы // Показатели состояния трудоспособности при поражении различных функциональных систем. Л., 1979, стр. 97-101.

33. Задворнов Ю.Н, Манифестация проатланта и асиммиляция атланта //"Вестник рентгенологии и радиологии". 1980, № 6, стр. 36-42.

34. Задворская A.B., Николаев В.Н. Метод реовазографии в определении тактики лечения больных с осложненными повреждениями шейного отдела позвоночника // "Патология позвоночника и крупных суставов". Минск, 1986, стр. 11-12.

35. Зайцева P.A., Чудновский К.А. Особенности топографо-анатомических взаимоотношений позвоночной артерии, мышц, соединительно-тканных образований в области атланто-затылочного сустава //"Архив анатомии". 1983, т. 84, вып. 3, стр. 70-79.

36. Иргер И.М., Юмашев Г.С., Румянцев Ю.В. Гиперэкстензионная травма шейного отдела позвоночника и спинного мозга // В кн

37. Руководство по нейротравматологии" под ред. акад. А.И.Арутюнова. 1979, Москва, Медицина.

38. Казакевич И.Е. Односторонние подвывихи и вывихи шейных позвонков // "Ортопедия, травматология и протезирование". 1986, № 1, стр. 31-34.

39. Казицкий В.М. К вопросу о рентгенодиагностики транслигаментозного вывиха I шейного позвонка // "Ортопедия, травматология и протезирование". 1988, № 1, стр. 42-44.

40. Катульский И.В., Корж H.A., Демьяненко А.И. Реовазография в функциональной диагностике больных с патологией шейного отдела позвоночника // "Ортопедия, травматология и протезирование". 1986, № 6, стр. 18-22.

41. Калайджан А.И. Нарушение кровотока по позвоночным артериям в патогенезе поражения шейного отдела позвоночника и спинного мозга // В кн.'."Нейрохирургическая патология спинного мозга" под ред. А.Н.Коновалова и А.В.Лившица, 1986, стр. 48-51.

42. Косинская Н.С., Задворнов Ю.Н., Быстрова З.К. Краниовертебральные деформации различного происхождения и их влияние на трудоспособность. Л., 1979.

43. Котужский И.В., Корж H.A., Демьяненко А.Н. Реоэнцефалография в функциональной диагностике больных с патологией шейного отдела позвоночника // "Ортопедия, травматология и протезирование". 1986, № 6, стр. 18-21.

44. Коновалов А.Н., Корниенко В.Н. Компьютерная томография в нейрохирургической клинике. М., 1985.

45. Корниенко В.Н., Рушанов И.И., Цыб А.Ф. Ядерно-магнитный резонанс в медицине //"Медицина и здравоохранение. Онкология". 1985, вып. 3, стр. 1-3.

46. Кипервас И.П. Нейроваскулярные синдромы плечевого пояса и рук. М., 1975.

47. Кушнир Г.М. Родовые повреждения головного и спинного мозга //Тезисы докладов II республиканской конференции по детской невропатологии. Казань, 1979, стр. 43.

48. Лившиц A.B. Хирургия спинного мозга. М., 1990.

49. Левит К., Захсе С., Лида В. Мануальная медицина. М., 1993.

50. Луцик A.A. Патогенез застарелых дислокаций атланта // Нейрохирургическое лечение последствий атланто-аксиальных дислокаций. Сб.научн. трудов под ред. А.И.Осна. 1979, стр. 10-21.

51. Луцик A.A. Клинические проявления и принципы диагностики краниовертебральных дислокаций // "Нейрохирургическое лечение последствий атланто-аксиальных дислокаций". Сб.научн.трудов под ред. А.И.Осна. 1979, стр. 21-27.

52. Луцик A.A. Использование трансфарингеального доступа для передней декомпрессии продолговатого и спинного мозга //" Нейрохирургическое лечение последствий атланто-аксиальной дислокации". Сб.научн.трудов под ред. А.И.Осна. 1979, стр. 96-103.

53. Луцик A.A. Результаты нейрохирургического лечения, осложненных застарелых дислокаций атланта //"Нейрохирургическое лечение последствий атланто-аксиальных дислокаций". Сб.научн.трудов под ред. А.И.Осна. 1979, стр. 103-110.

54. Луцик A.A. Техника операций при атланто-затылочных аномалиях с использованием заднего доступа // "Нейрохирургическое лечение последствий краниовертебральных поражений". Сб. научн. трудов под редакцией А.И.Осна. 1981, стр. 91-100.

55. Луцик A.A., Раткин И.К.,Никитин М.Н. Краниовертебральные повреждения и заболевания, Новосибирск 1998 г, 557 стр.

56. Луцик A.A. Аномалия Кимерле и перспективы ее хирургического лечения // "Нейрохирургическое лечение последствий краниовертебральных поражений". Сб.научн.трудов под редакцией А.И.Осна. 1981, стр. 108-117.

57. Луцик A.A. Анализ осложнений операций, проводимых по поводу краниовертебральных аномалий // "Нейрохирургическое лечение последствий краниовертебральных аномалий". Сб. научн. трудов под ред. А.И.Осна. 1981, стр. 117-126.

58. Лих Ю.В., Никитенко И.П. Контралатеральный перелом атланта по Джефферсону // "Здравоохранение Казахстана". !985, № 5, стр. 62-63.

59. Лобзин B.C., Полякова Л.А., Сидорова Т.Г. Неврологические симптомы при краниовертебральных дисплазиях // Журнал " Невропатология и психиатрия". 1989, № 9, стр. 12-16.

60. Мовшович И.А., Калинина Е.А. Переломы и вывихи шейных позвонков (вопросы диагностики и принципы лечения). //"Ортопедия, травматология и протезирование". 1972, стр. 89.

61. Морозов В.Я. Некоторые особенности клиники и диагностики повреждений двух верхних шейных позвонков // "Заболевания и повреждения спинного мозга и позвоночника". М., 1985, стр. 56-59.

62. Мингазов Р.Н. Значение посмертной вертебральной ангиографии для суждения о частоте и локализации родовых повреждений спинного мозга // В кн.¡"Перинатальная неврология". Казань, 1983, стр. 195-197.

63. Михайлов М.К. Значение рентгеновского исследования в диагностике натальных травм спинного мозга // Казанский медицинский журнал. 1975, вып. 2, стр. 11-14.

64. Михайлов Н.К. Рентгендиагностика родовых повреждений позвоночника //Казань, 1983.

65. Михайлов М.К. Нейрорентгенология детского возраста // Казань, 1986.

66. Марулина В.М., Башарова Л.Ф. Значение рентгенологического обследования больных с натально обусловленным миотоническим синдромом //Тезисы 3-й республиканской конференции по детской неврологии "Перинатальная неврология". Казань, 1983, стр. 191-193.

67. Никитин М.Н., Алексеев Н.В. Лечение застарелого ротационного вывиха атланта //"Ортопедия, травматология и протезирование". 1988, № 1, стр. 56-57.

68. Никитин М.Н. Повреждение 1-П шейных позвонков //Док.дисс. Новокузнецк, 1980,426 стр.

69. Никитин М.Н. О внешней фиксации после вправления вывихов шейных позвонков //"Ортопедия, травматология и протезирование". 1986, № 10, стр. 51-53.

70. Никитин М.Н., Тайлашев М.Н., Алексеева Н.В. и др. Переломы зубовидного отростка II шейного позвонка показания к оперативному лечению // Тез.докл. Сибирского отдела АМН СССР на пленуме проблемной комиссии "Хирургия". Новокузнецк, 1986, стр. 33-35.

71. Никитина Г.И. Клинико-генетический анализ диспластического сколиоза // Автореферат дисс.канд.наук. 1991.

72. Нехлопочин С.Н., Бондарь В.П. Профилактика осложнений в отдаленном периоде при ротационных переломовывихах шейных позвонков // Тез.докл.научн. конференции нейрохирургов УССР. Одесса, 984, стр. 148150.

73. Нехлопочин С.Н. Одномоментное закрытое ручное вправление заднего трансдентального вывиха атланта //"Ортопедия, травматология и протезирование". 1986, № 3, стр. 59.

74. Николаев В.Н. Особенности диагностики и лечения переломов и вывихов шейных позвонков //Канд.дисс. Минск, 1987, 149 стр.

75. Осна А.И. Нейрохирургические аспекты проблемы атланто-аксиальных дислокаций // В кн.:"Нейрохирургическое лечение поледствий атланто-аксиальных дислокаций". Сб.научн.трудов под ред. А.И.Осна. 1979, стр. 3-7.

76. Осна А.И. Атланто-аксиальная стабилизация в лечение вправимой или угрожающей атланто-аксиальной дислокации // В кн.'."Нейрохирургическое лечение последствий атланто-аксиальных дислокаций". Сб.научн.трудов под ред. А.И.Осна. 1979, стр. 93-96.

77. Осна А.И. Нейрохирургические аспекты краниовертебральных поражений // В кн.¡"Нейрохирургическое лечение последствий краниовертебральных поражений". Сб.научн.трудов под ред. проф. А.И.Осна. 1981, стр. 3-6.

78. Осна А.И. Клинические проявления краниовертебральных поражений // В кн. ¡"Нейрохирургическое лечение последствий краниовертебральных поражений". Сб.научн.трудов под ред. проф. А.И.Осна. 1981, стр. 26-31.

79. Осна А.И. Общие принципы нейрохирургического лечения краниовертебральных поражений // В кн.¡"Нейрохирургическое лечение последствий краниовертебральных поражений". Сб.научн.трудов иод ред. проф. А.И,Осна. 1981, стр. 87-89.

80. Осинцев В.М. Переломы зубовидного отростка С2 позвонка и трансдентальные подвывихи // "Диагностика и лечение переломов позвоночника". М., 1989, стр. 55-58.

81. Попелянский А.Я. Неврологические проявления фиксации сосудистых стволов в аксиальной борозде задней дуги атланта // Журнал невропатологии и психиатрии. 1981, № 7, стр. 985-988.

82. Полляк J1.H. Использование "гало"-тракции при заболеваниях и повреждениях шейного отдела позвоночника // Актуальные вопросы вертебрологии. Сб.научн.трудов. 1988, стр. 49-53.

83. Рамих Э.Л.Повреждения верхнего шейного отдела позвоночника: диагностика, классификации, особенности лечения, Хирургия позвоночника №3,2004 год, стр.8-19

84. Ратнер АЛО., Березина Т.Г., Ратуш А.Г. Влияние натальных повреждений шейного отдела позвоночника на развитие близорукости у детей // Казанский медицинский журнал. 1983, № 4, стр. 286-288.

85. Ратнер А.Ю., Широкова С.А., Кайсарова А.И. и др. Электрофизиологические исследования в диагностике последствий "негрубой" натальной травмы шейного отдела позвоночника и позвоночных артерий //Тез.докл.обл.конференции. Харьков. 1985, стр. 133-135.

86. Ратнер А.Ю. Поздние осложнения родовых повреждений нервной системы //Казань. 1990.

87. Рерих В.В., Жеребцов C.B. Хирургическое лечение нестабильных повреждений позвонка С2, Хирургия позвоночника,№3, 2004 год, стр.20-25

88. Селиванов В.П., Никитин М.Н. Об использовании торакокраниальной гипсовой повязки при вправлении вывихов шейных позвонков // "Ортопедия, травматология и пртезирование". 1966, № 7, стр. 26-29.

89. Селиванов В.П., Никитин М.Н. Диагностика и лечение вывихов шейных позвонков // "Медицина". М., 1971, 324 стр.

90. Слюсарев С.П. О врожденной и приобретенной функциональной недостаточности мышц и связочного аппарата // "Ортопедия, травматология и протезирование". 1981, № 9, стр. 33-36.

91. Сергиевский С.Б. Преходящие нарушения мозгового кровообращения при травмах шейного отдела позвоночника // В кн.:" Материалы межобластной научно-практической конференции по сосудистым заболеваниям головного мозга". Кострома, 1984, стр. 149-150.

92. Стогов М.Н. Клинико-рентгенологические особенности натально обусловленной кривошеи. Профилактика и лечение неврологических заболеваний // Тез.докл.научно-практической конференции. Казань. 1988, стр. 114-116.

93. Тайлашев Н.М. Перелом зубовидного отростка аксиса со смещением кзади // "Ортопедия, травматология и протезирование". 1983, № 7, стр. 57.

94. Тяжелков А.Б., Жила Н.Г., Беляев Ю.А. О вывихах шейных позвонков у детей //"Ортопедия, травматология и протезирование". 1983, № 7, стр. 58-60.

95. Угрюмов В.Н., Бабиченко E.H. Закрытые повреждения позвоночника и спинного мозга // "Медицина". JL, 1973, стр. 131-135.

96. Унгабаев Т.Э., Раджабов Ю.Р. Причины неудовлетворительных исходов консервативного лечения неосложненных вывихов и переломо-вывихов шейных позвонков //"Ортопедия, травматология и протезирование". 1984, № 12, стр. 8-10.

97. Халимов А.Р., Азарова Е.А. Лечение атланто-аксиальных дислокаций при сочетанной краниовертебральной травме // "Клиническое лечение больных при повреждениях и заболеваниях костей и суставов". Алма-Ата. 1987, стр. 145-147.

98. Хвисюк Н.И., Корж И.А., Маковоз Е.М. Клинические аспекты нестабильности шейного отдела позвоночника // "Ортопедия, травматология и протезирование". 1988, № 1, стр. 25-31.

99. Хвисюк H.H., Корж H.A., Маковоз Е.М. Нестабильность позвоночника // "Ортопедия, травматология и протезирование". 1984, № 3, стр. 1-7.

100. Хайбуллина Ф.Г. Состояние церебральной гемодинамики у детей с натальными повреждениями шейного отдела позвоночника // Канд.дисс. Казань, 1980, 145 стр.

101. Хайбуллина Ф.Г. Реоэнцефалографическая оценка состояния церебральной гемодинамики у детей с натальными повреждениями шейного отдела позвоночника // Вопросы охраны материнства и детства. 1984, №11, стр. 75.

102. Цодыкс В.М., Моисеенко В.А. Лечебная тактика при переломах зубовидного отростка II шейного позвонка // "Ортопедия, травматология и протезирование". 1988, №11, стр. 57-58.

103. Цодыкс В.М., Моисеенко В.А. Определение объема повреждения диско-связочных структур нижне-шейного отдела позвоночника // Информационный листок ЦНТИ. Пенза, 1988, № 44-48, 3 стр.

104. Цивьян Я.Л. Лечение застарелых сгибательных повреждений шейного отдела позвоночника // "Хирургия". 1972, № 4, стр. 94-99.

105. Цивьян Я.Л. Повреждение позвоночника //"Медицина". М., 1971, 127 стр.

106. Цивьян Я.Л. Хирургия позвоночника // М., 1966.

107. Цивьян Я.Л., Глазков A.B. Лечение застарелых повреждений средне- и нижнешейных отделов позвоночника // Методические рекомендации. Новосибирск, НИИТО. 1982, 13 стр.

108. Цивьян Я.Л., Полляк Л.Н. Гало-аппарат устройство для лечения заболеваний и повреждений шейного отдела позвоночника // В кн.¡"Патология позвоночника". Сб. научн. трудов. Л., 1980, вып. 12, стр. 6468.

109. Цивьян Я.Л. Хирургия болезни Бехтерева // Ташкент, 1990, 174стр.

110. Черепанов A.B. Изменения в биомеханике сегментов позвоночного столба человека при повреждении передней продольной связки //В кн.¡"Повреждения и заболевания позвоночника". Л., 1986, стр. 107-112.

111. Шоттемор Ш.Ш., Кашигина Е.А. К рентгендиагностике вывихов атланта // Вестник рентгенологии и радиологии. 1970, № 3, стр. 9-16.

112. Юмашев Г.С., Силин Л.Л. Повреждения тел позвонков, межпозвонковых дисков и связок // Ташкент, 1971, 227 стр.

113. Юмашев Г.С., Фурман М.Е. Остеохондрозы позвоночника //"Медицина". М., 1984, 384 стр.

114. Юхнова О.М., Дуров М.Ф. Диагностика и лечение родовых повреждений позвоночника и спинного мозга у детей //"Ортопедия, травматология и протезирование". 1983, № 7, стр. 15-17.

115. Юхнова О.М. Клиника, диагностика и лечение повреждений позвоночного столба у детей и подростков //"Клинко-анатомическое исследование". Докт.дисс. Ташкент, 1986, 383 стр.

116. Юхнова О.М. Механизм образования травм, локализация и виды повреждений грудного и поясничного отделов позвоночного столба у детей и подростков //"Ортопедия, травматология и протезирование". 1985, № 3, стр. 39-42.

117. Яровой В.К. Травма шейного отдела позвоночника, имитирующие сотрясение головного мозга, её диагностика и лечение //"Ортопедия, травматология и протезирование". 1979, № 5, стр. 29.

118. Anderson L.D., d'Alonzo R.T. Fractures of the process of the axis // J.Bone Joint Surg., 1974, 56A, p. 1663-1674.

119. Anton H.A., Schwigel J.F. Posttravmatic syringomyelia // The British Colunbia Experience Spine. 1986, N 11, V. 9, p. 865-868.

120. Albi M., Etter C., Coscia M. Fracture of the odontoid process // Spine. 1989, N 10, V. 14, p. 1065-1069.

121. Bedbrook G.M., Hon O.S., Sakae T. A review of cervical spine injuries with nevrological dysfunction // Paraplegia. 1992, N 6, V. 20, p. 321-333.

122. Bovim C. et al. Topographic variant peripherical part nervus occipitalis major // Spine. 1991, N 4, V. 16, p. 475-478.

123. Breakman M., Breakman R. Hyperflexion sprain of the cervical spine, follow up of 45 cases // Acta Orthop.Scand. 2004, N 4, V. 58, p. 388-393.

124. Bird H.A., Wright V. Joint hypermobility minicking pauciarticular juvenile polyarthritis //Br.Med.J. 1998, p. 402-403.

125. Barnes M.P., Saundres M. The effect of cervical mobility on the natural history of cervical spondylotic myelopathy // J.Neurol. Neurosurg. Psychiatry. 1984, V. 47, p. 17-20.

126. Cattel H.S., Filser D.L. Pseudosubluxation and other normal variations in the cervical spine in children //J.Bone Joint Surg. (Am). 2003, v. 45, p. 12951309.

127. Cote P., Mior S.A., Fitzkitsan D. Cervicogenic vertigo (a report of three cases) // J. of the Canadien chiropractic association. 1991, N 2, v. 35, p. 8994.

128. Chasal J., Tangvi A., Bourges M. et al. Biomechanical properties of spinal ligaments and hystological study of the supraspinal ligament in traction // J.Biomech. 1985, v. 18, p. 167-176.

129. Carl et al. Atlanto-axial instability and myelopathy in mucolipidosis // Spine. 1991, N 2, v. 16, p. 215-217.

130. Crob D., Dvorak J., Froehlich, J.Hayek Posterior occipitocervical fusion //Spine. 1991, N 3, v. 16, p. 17-24.

131. Dvorak J., Panjabi H.B. Functional anatomy of the alar ligaments // Spine. 1987, v. 12, p. 197-205.

132. Dvorak J., Panjabi H.M., Wichmann W., Cerber M. CT-functional diagnostics of the upper cervical spine //Spine. 1987, v. 12, p. 197-205.

133. Dvorak J., Panjabi M.H., Crobb D., Novotny J.E., Antinnes A. Clinical validation of functional flexion/extension radiographics of the cervical spine // Spine. 1993, N l,v. 18, p. 120-127.

134. Dvorak J., Valach L., Schmid S. Verletsungen der Hals wir bel saesule in der Scheiz // Orthopaede. 1997, v. 16, p. 2-12.

135. Dvorak J., Schneider E., Saldinger P.F. Biomechanics of cranio-cervical region. The alar and transverse ligaments // J.Orthop. Res. 1988, N 6, p. 452-461.

136. Dunbar H.S., Ray B.S. Chronic atlanto-axial dislocation with late neurologic manifestation // Surg.Cyn.Obstet., 2001, 113, p. 757.

137. Dimnet J., Paquet A., Krag M.N., Panjabi M.H. Cervical spine motion in the sagittal plane kinematic and geometic parameters // J. Biomechanics. 1992, v. 15, p. 959-969.

138. Delia Tore P., Rinihapoli E. Halo-cast treatment of fractures and dislocations of the cervical spine // International orthopaedics. 1992, N 3, v. 16, p. 227-231.

139. Eps H.D. Uber Fracturen des dens epistropheus ohne neu ro logische Komplikationen //Diss.Wuraburg. 1999.

140. Fider M.W., Valentine N.W., Rahmatalla A.T. Posterior atlanto-axial fution //Spine. 1994, N 12, v. 19, p. 1397-1401.

141. Finerman C.A.M., Sakai D., Weingarten S. Atlanto-axial dislocation with spinal cord compression in mongoloid child // J.Bone Jt Surg. 1976, N 3, v. 58-A, p. 408-409.

142. Fried L.S. Atlanto-axial fracture-dislocation // J.Bone Jt Surg. 1973, N 3, v. 55-B, p. 490-496.

143. Fielding J.W., Hawkins R.J. Atlanto-axial rotatory fixation (fixed ro tatory subluxation of the atlanto-axial joint) // J.Bone Joint Surg. 1977, v. 59-A, p. 37.

144. Fielding J.W., Hawkins R.J., Hensinger R.N. Atlanto-axial rotatory deformities // Orthop.Clin. North Am. 1978, v. 9, p. 955.

145. Fielding J.W., Stillwell W.T., Chigum K.Y., Spyropoulos E.S. Use computed tomography for the diagnosis of atlanto-axial rotatory fixation (a case report) // J.Bone Joint Surg. 1978, N8, v. 60-A, p. 1102-1104.

146. Finsterbush A., Pogrund H. The hypermobility syndrome musculosceletal complaints in 100 consecutive cases of generalised joint hypermobility //Clin.Oerthop. 1980, 168, p. 124-127.

147. Frank G., Amiel M.S., Woo S.Y., Akeson W. Normal ligament properties and ligament healing // Clin.Orthop. 2004, v. 196, p. 15-25. ;

148. Gabriel K.R., Masow d.E., Carango P. Occipito-atlantal translation in Down syndrom //Spine. 1990, N 10, v. 15, p. 997-1002.

149. Garfin L.M., Coodman S.J. Cervical spine injuries in Infants Problems in Management. //Neurosurg. 1975, N 2, v. 42, p. 179-184.

150. Garlia H., Dubouset J. Les instabilites entre L.atlas et laxis cher 1'enfant //Rev.Chir.Orthop. 1973, N 3, v. 59, p. 291-307.

151. Griswold D.M., Albright J.A., Schiffan, Johnson R. Atlanto-axial fusion for instabiliy // J.Bone Jt Surg. 1978, N 3, v. 60-A, p. 285-292.

152. Goel V.K., Clark C.R., McGovan D., Coyal S. An in vitro study of kinematics of the normal, injuried and stabilised cervical spine // J. Bio mech. 1984, v. 17, p. 363-376.

153. Gordon D., McGikk S.J. Vertebral artery injury associated with cervical spine fracture // Spine. 1992, N 2, v. 17, p. 230-232.

154. Grahame R. Joint hypermobility clinical aspects //Prog.Roy. Soc. Med. 1971, v. 64, p. 692-694.

155. Griel A.S. Preliminary evaluation of 50 sagittal cervical motion radiographic examination // J.Can.Chiro.Assoc. 1977, v. 21, p. 33-34.

156. Hasue M., Hasliino R., Omata S. Servical spine injuries in Children //.Med.Sci. 1974, v. 20, p. 115-124.

157. Henrys P., Lyne E.D., Lifton Ch., Salciconli C. Clinical review of cervical spine injuries in Children //Clinical Orthop. 1977, v. 129, p. 172-176.

158. Hays M.B., Bernhang N. Fracture of the atlas vertebra // Spine. 1993, v. 10, N3, p. 240-242.

159. Hanson P., Montesano P., Sharkey N., Rausohning W. Anatomic and biomechanical assessent of transarticular screw fixation for atlanto-axial instability // Spine. 1991, v. 16, N 10, p. 1141-1146.

160. Hardy J., Pouliquen J., Liverkaux P. Luxation traumatique C1-C2 cher L'enfant // Revue de Chiruque Orthopedique. 1990, 76, p. 17-22.

161. Heggeness M., Doherty B. The Trabecular Anatomy of the axis // Spine. 1993, v. 18, N 14, p. 1945-1949.

162. Heller J.C., Alson M., Schaffler M.B., Garfine S.R. Quantitative internal dens Morphology // Spine. 1992, v. 17, N 8, p. 861-866.

163. Hinsk V.C., Hopkins C.E. Measurement of the atlanto-dental interval in the adult // Amer.J.Roentgenol. 1960, N 5, p. 945-951.

164. Henderson D.J., Dornon T.M. Functional roentgenometric evaluation of the cervical Spine in sagital Plane // J.Manip.Physiol.Thor. 1995, 8, p. 219227.

165. Hosono N., Yononobu K., Kazyoshi Ph.D., Hiragama N., Ono R. Traumatie anterior atlanto-occipital dislocation // Spine. 1993, v. 18, N 6, p. 786790.

166. Jackson D. Diagnostics of the minimal atlanto-axial subluxation // Pit.J.Radiol. 2000, 23, p. 672-674.

167. Jaurequi N., Lincoln T., Mubarak S., Garfín S. Surgically related upper cervical spine canal anatomy in children // Spine. 1993, v. 18, N 14, p. 19391944.

168. Johnson D.P., Feruson C.M. Early diagnosis of atlanto-axial rotatory fixation // J.Bone and Joint Surg. 1996, v. 68-B, N 5, p. 698-701.

169. Jones R.N. Rotatory dislocation of both atlanto-axial joints // Br. Bone and Joint Surg. 1984, v. 66-B, N 6, p. 672-676.

170. Jates P. Birth trauma to vertebral arteries // Arch.dis.hild. 1954, v. 34, p. 436-441.

171. Jese E.F., Owen D.S., Sagar K.B. The benigh hypermobility joint syndrome //Arthr.Rheum. 1980, v. 23, p. 1053-1056.

172. Jirout J. Changes in the atlas-axis relations on lateral flexion of the head and neck // Neuroradiol. 1973, N 6, p. 215-218.

173. Jirout J; The dynamic dependence of lower cervical vertebral on the atlanto-occipital joints //Neuroradiol. 1974, N 7, p. 249-252.

174. Juhl J.R., Miller S.M., Roberts C.W. Roentegenographic variation in the normal cervical spine // Radiology. 1999, v. 78, p. 591-597.

175. Kabukouoglu Y., Fren T., Terer H., Kuzgun U. Inflamatory atlantoaxial subluxation. Grizel syndrom // Acta Ortopédica of Traumato lógica. 1995, v. 29, N 4, p. 327-379.

176. Kafadar A., Hanci M., Tuysuz B., Sarioglu A.G., Erginel A., Cenam A. Atlanto-axial instability in Down syndrom // Acta Orthop.Traumatolo- gica Turcica. 1995, v. 29, N 4, p. 257-259.

177. Keone C.C., Honem R., Sage M.R. Atlas fracture demonstration using computed tomography // J.Bone Jt Surg. 1978, v 60-A, N 8, p. 1106-1107.

178. Kapandji I.A. The physiology of the joints-volume three the trunk and the vertebral column // London Churohill, Livengstone. 1974.

179. Leventhal M., Maquire J.K., Christian C.A. Atlanto-axial rotatory subluxation in ankylosing spondylitis // Spine. 1990, v. 15, N 12, p. 1102-1103.

180. Lucas J.T., Hungerford C.D., Perot P.L. Treatment of non traumatic atlanto-axial dislocation and fibrofusion //J.Neurosurg. 1982, v. 56, p. 139.

181. Lipson S.L. Fracture of atlas associated with fracture of the odontoid procces and transverse ligament rupture // J.Bone and Joint Surg. 1977, V 6-A, N 7, p. 940-943.

182. Levine A.M., Edvards C.C. Traumatic lesion of the occipito-atlan to-axial complex // Clin.Orthop.Rel.Res. 1989, 239, p.53-68.

183. Lewkoni R.M., Ansell B.M. Articular hypermobility simulating chronic rheumatic disease //Arch.Dis.Child. 1983, v. 58, p. 988-992.

184. Lesoin F., Jomin M., Kabbaj K. Indication for halo-immobilisation of the cervical spine //Acta Neurochir. 1982, v. 65, N 3-4-, p. 183-191.

185. Lee C.h., Wooddring, Coldstein S., Dantiel T., Yaung A.B., Tibbs Ph.A. Evalution at Traumatic atlanto-occipital dislocation // A.J.N.R. 1987, v. ^ N l,p. 19-26.

186. Lozano J.A. et al. Sagittal fracture of the second cervical vertebral body // International Orthopedic. 1994, v. 18, N 2, p. 114-115.

187. Mattew J., Matava T., Whitesides P., davis C. Traumatic atlanto-occipital dislocation with survival // Spine. 1993, v. 18, N 13, p. 1897-1903.

188. McCleany A.J. Fractured of odontoid process complicated by Tenth and Twelfth cramal Nerve palses //Spine. 1993, v. 18, N 7, p. 932-935.

189. Melaw R.W., Rusch R.M. Atlanto-axial artrodesis // J.Bone Jt Surg. 1993, v. 55-B,N3, p. 482-489.

190. McGregor M., Silvano A.M. Anatomical and functional perspectives of the cervical spine //Part I. The "normal"cervical spine. J. C.C.A. 1989, v. 33, N 3, p. 123-129.

191. McGregor M., Silvano A.M. Anatomical and functional perspectives of the cervical spine //Part II. The "hypermobility"cervical spine. J.C.C.A. 1989, v. 33,N4, p. 117-183.

192. Maurer G., Hipp E., Bernett P. Wirbelfracturen in Wachstusalter // Fort.Schr.Med. 1970, v. 88, N 15, p. 633-636.

193. Mowtesano P. et al. Biomechanics of cervical spine internel fixation //Spine. 1991, v. 18, N 3, ps^ 10-16.

194. Montane I., Eistmont F.J., Green B.A. Traumatic occipito-atlant dislocation // Spine. 1991, v. 16, N 2, p. 712-716.

195. Nasim A.R. Natural History of atlanto-axial subluxation in Rheumatoid artritis // Spine. 1989, N 10, v. 14, p. 1054-1056.

196. Newman P., Sweetman R. Occipito-cervical fusion // J.Bone Jt Surg. 1969, v. 51-B,N3,p. 423-431.

197. Nash C.L. Acute cervical soft tissue injury and late deformity // J. Bone and Jt Surg.(Am.). 1979, v. 61, p. 305-307.

198. Nordstat R., Laudonrale J., Katila L., Luasmen E. Familar spondilolistesis of the axis vertebra //J.Bone Jt Surg. 1986, v. 68-B, N 5, p. 704706.

199. Panjabi N. et al. Experimental study of atlas injury //Spine. 1991, v. 16, N 10, p. 460-465.

200. Penning L., Wilmiwk J. Rotation of cervical spine // Spine. 1987, v. 12, N 8, p. 732-738.

201. Ricciardi J.E., Kaufer H., Lovis D.S. Acquired os odontoideum following acute ligament injury //J.Bone Jt Surg. 1976, v. 58-A, N 3, p. 410-412.

202. Riebel G.D., Bayley J.C. A congenital defect resemblying the Hangman fracture //Spine. 1991, v. 16, N 10, p. 1242-1241.

203. Reinhardt K. Fraction und Luxationen des 1 und 2 Hals wirbels //Radiol.Austr. 1959, N 10, v. 43, p. 185-201.

204. Shiba R. et al. Cervical congenital kyphosis with atlanto-axial dislocation //Spine. 1993, v. 18, N 6, p. 762-763.

205. Schneider D. Traumatische Halswirbelb asionen besouderer Berucksichtiging der Knöchernen Verletsungen //Arch.Orthop.Unfall. Chir. 1 1973, Bd. 75, H. 2, s. 113-120.

206. Seite M. Simultane rotation und seitweirtsneigung des kopfes // Oethopedic. 1987, H 1, Bd 125, s. 10-12.

207. Starr J., Eismont F. Atipical Hangman fracture //Spine. 1993, v. 18, N 14, p. 1954-1957.

208. Smith M., Andeson P., Grady S. Occipitao-cervical artrodesis using controured plate fixation //Spine. 1993, N 14, v. 18, p. 1984-1990.

209. Smith M., Phillips W., Hensinger R. Fusion of the upper cervical spine in children and adolescents // Spine. 1991, v. 16, N 7, p. 695-701.

210. Smith M., Phillips W., Hensinger R.N. Complication of fusion of the upper cervical spine // Spine. 1991, v. 16, N 7, p. 702-705.

211. Slurasaki N. et al. Os odontoideum with posterior atlanto-axial instability // Spine. 1991, v. 16, N 7, p. 706-715.

212. Stephen L.G., Rotham W., Clenn Jr., Multiplanar C. CT of the spine Baltmor universit Park press. 1985.

213. Taylor T.K.F., Nad S., Bannister J.H. Sent Belt Fractures of the cervical spine //J.Bone Jt Surg. (Edinburgh) 1976, v. 58-B, N 3, p. 328-331.

214. Tuff S.L., Taylor T.K. Hangman's fracture in an infant //J.Bone Jt Surg. 1986, v. 68-B,N 5, p. 702-703.

215. Tkaczur H. tensile properties of human lumbar longitudinal ligament //Acta Orthop.Scand. 1968, 39 (Suppl. 115), N 1, p. 126.

216. Vins H. die Subluxationen im Bereich der oberen Hals wirbelsaube bei kinden urschen und cifferenrial diagnose // Arch.Oethop.Unfall.Chir. 1994, Bd 56, H 6, s. 531-542.

217. Wigren A., Amici T. Traumatic atlanto-axial dislocation without neurological Disorder // J.Bone Jt Surg. 1973, v. 55-A, N 3, p. 642-644.s

218. Werne S. Studies in spontaneons atlas dislocaton //Acta Orthop. Scand. 1957, Suppl. 23, p. 150.

219. Wright V. Hypermobile states //Manell Medizin. 1981, N 1, p. 78-80.

220. Wong N., Mack R., Graigmile T. Traumatic atlantoo-axial dislocation without fracture of odontoid // Spine. 1991, v. 16, N 5, p. 587-589.

221. Yoshihico H., Hirochi K., Watnabe J. et al. Non osseous dural compression in Reumatoid atlanto-axial subluxation //Spine. 1998, v. 14, N 2, p. 236-241.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.