Клинико-динамическая и прогностическая характеристика алкогольной зависимости, сочетающейся с посттравматическими стрессовыми расстройствами тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.01.27, кандидат медицинских наук Морозова, Светлана Николаевна

  • Морозова, Светлана Николаевна
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2010, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ14.01.27
  • Количество страниц 179
Морозова, Светлана Николаевна. Клинико-динамическая и прогностическая характеристика алкогольной зависимости, сочетающейся с посттравматическими стрессовыми расстройствами: дис. кандидат медицинских наук: 14.01.27 - Наркология. Москва. 2010. 179 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Морозова, Светлана Николаевна

Введение 3

Глава 1. Освещение проблемы коморбидности психических и наркологических заболеваний в современной литературе 9

1.1. Алкоголизм - нынешнее представление проблемы 9

1.2. Современное состояние вопроса посттравматичеышх стрессовых расстройств 10

1.3. Общая характеристика проблемы коморбидности 20

1.4. Коморбидность психических заболеваний 22

1.5. Коморбидность психических и наркологических заболеваний 27

1.6. Терапевтические программы для больных коморбидными психическими и наркологическими заболеваниями 37

Глава 2. Общая характеристика клинического материала и методов исследования 44

Глава 3. Клинико-динамическая характеристика посттравматических стрессовых расстройств, сочетающихся с алкогольной зависимостью 53

Глава 4. Терапевтические мероприятия для больных посттравматическими стрессовыми расстройствами, сочетающимися с алкогольной зависимостью 117

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Наркология», 14.01.27 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Клинико-динамическая и прогностическая характеристика алкогольной зависимости, сочетающейся с посттравматическими стрессовыми расстройствами»

Актуальность проблемы. Высокая распространенность, серьезные медицинские и социальные последствия алкогольной зависимости позволяют отнести ее к наиболее актуальным проблемам современности (В.Я. Семке, H.A. Бохан, 2008; В.Б. Альтшулер, C.JI. Кравченко, 2008; H.H. Иванец, М.В. Винникова, 2009; Ю.П. Сиволап, 2009; Е.А. Кошкина с соавт., 2009; R. Saits, 2005; R.W. Hingson et al., 2005; D. Donovan et al., 2005; J.L. Roffînan, T.A. Sterm, 2006). Одной из причин недостаточной эффективности существующих подходов к терапии алкогольной зависимости является недооценка роли, а порой и игнорирование сочетающихся с ней (коморбидных) психических заболеваний.

К изучению коморбидности в психиатрии и наркологии отечественные и зарубежные исследователи проявляют большой интерес (Н.Г. Незнанов, О.Ф. Ерышев, 2003; В.М. Демина, 2004; Т.В. Клименко, 2004; A.B. Погосов, 2006; Л.Г. Гуревич, 2007; В:Д. Менделевич, 2007; И.К. Сосин с соавт., 2008; J.S. Cacciola, 2009; S. Kingston, С. Raghavan, 2009; J.R. Cornelius et al., 2010; M.T. Tull et al., 2010). Раскрытие причин и механизмов возникновения, изучение своеобразия сочетанного течения алкогольной зависимости и психических заболеваний приобретает особую актуальность из-за наметившейся тенденции к увеличению таких случаев (Ш.Т. Коэн, Р. Вейс, 1998).

Наблюдающийся на рубеже 20-21 столетий во всем мире и России рост числа природных и техногенных катастроф, военных конфликтов и террористических актов обусловил большое распространение психогенных психических нарушений, в том числе и посттравматических стрессовых расстройств (ПТСР) (Ю.А. Александровский, 2005; С.И. Табачников, 2006; Г.М. Румянцева, A.JI. Степанов, 2006; D.S. Schechter et al., 2009). Последствия боевой психической травмы (боевого ПТСР) являются предметом многочисленных исследований, проводимых в последние годы в России и за рубежом (В.М. Волошин, 2005; D. Kozaric-Kovacic et al., 2001; A. William et al., 2002; J. Cook et al., 2009). Несмотря на уменьшение в России количества локальных вооруженных конфликтов, что отразилось на снижении случаев острого ПТСР, сегодня стоит серьезно проблема хронического течения ПТСР из-за присоединения к нему коморбидных психических и наркологических заболеваний (Б.Д. Цыганков, 2005; A.B. Погосов, 2009).

Специальная литература располагает определенным количеством публикаций, в которых содержатся указания на возможность коморбидности алкогольной зависимости и посттравматических стрессовых расстройств (A.A. Портнова, 2004; К.А. Идрисов, 2004; В.М. Лыткин, 2005; DJ. Bremner et al., 1996; J. Volpicelli et al., 1999; I.G. Jacobson et al., 2008; A.C. McFarlane et al., 2009; C.J. Najdowski, S.E.Ullman, 2009; L.A. Ray et al., 2009).

В последнее десятилетие особенности формирования и течения зависимости от алкоголя у больных ПТСР изучены на большом клиническом материале. JI.B. Смирнова (2003) почти у четверти больных с ПТСР обнаружила алкогольную зависимость. Посттравматические стрессовые расстройства оказывали влияние на ее клинику. Т.Р. Петросян (2008) к клинико-динамическим особенностям алкогольной зависимости, наблюдающейся на фоне ПТСР, относит: высокопрогредиентное течение; постоянную форму злоупотребления алкоголем; высокую толерантность к алкоголю; быстрое возникновение измененных форм алкогольного опьянения, алкогольных амнезий; выраженные социальные и соматические последствия злоупотребления алкоголем. По данным С.Г. Сукиасяна (2009), бывшие комбатанты с целью снятия напряжения прибегают к употреблению алкоголя, что приводит к формированию алкогольной зависимости («зависимая» динамика). И.Ю. Хабаров с соавт. (2009) отмечают, что стресс-ассоциированные расстройства нередко являются фоном, на котором развиваются сопутствующие психические расстройства, среди которых наибольший удельный вес приходится на алкогольную зависимость. Н.П. Медведев (2009), проанализировав особенности аддиктивного поведения, наблюдающегося у участников боевых действий в Чечне, сделал вывод, что в развитии зависимости от алкоголя важная роль принадлежит длительности и тяжести боевого стресса. A.M. Резник с соавт. (2009) изучили случаи злоупотребления алкоголем у ветеранов локальных войн, проходивших стационарное лечение. Алкогольная зависимость в качестве основного диагноза была определена в 20,2 % случаев.

Общепризнано, что лечение алкогольной зависимости, осложненной психическими заболеваниями, представляет большие трудности (K.L. Sloon, G. Rowe, 1998; R.E. Drake et al., 1998; S. Zimberg, 1999; S. Back et al., 2009; M.P. McGovern et al., 2009).

H.H. Иванец с соавт. (1997), B.B. Чирко (2004) остерегают от чисто механического сложения отдельно существующих методов лечения каждого заболевания, поскольку в этом случае эффект не достигается. Выбор терапевтической тактики, по их мнению, должен определяться ведущими наркологическим и психопатологическим симптомокомплексами.

Анализ проведенных исследований, посвященных, коморбидности алкогольной зависимости и ПТСР, свидетельствует о том, что многие аспекты этой проблемы далеки от своего разрешения. Не описано клинико-динамическое и прогностическое своеобразие указанных заболеваний, обусловленное их взаимным влиянием. Не исследованы психопатологические механизмы коморбидных взаимосвязей алкогольной зависимости и ПТСР. Не разработаны эффективные комплексные программы терапевтических мероприятий для больных с сочетанием этих заболеваний. Между тем, своеобразие клинических проявлений, тяжесть течения коморбидных психических и наркологических заболеваний создают для практических врачей необходимость постоянного решения сложных, ранее не известных задач диагностического и терапевтического спектра.

Изучение роли ПТСР в возникновении, клиническом оформлении и динамике алкогольной зависимости с последующей разработкой диагностических, прогностических и лечебных мероприятий имеет важное практическое значение.

Цель исследования — изучение роли ГТГСР в возникновении, клиническом оформлении и динамике алкогольной зависимости с последующей разработкой лечебных мероприятий.

Задачи исследования

1. Изучить клиническую картину, особенности динамики ПТСР в случаях его сочетания с алкогольной зависимостью.

2. Проанализировать клинико-динамические параметры алкогольной зависимости, коморбидной с ПТСР.

3. Описать психопатологические механизмы формирования коморбид-ных взаимосвязей ПТСР и алкогольной зависимости.

4. Разработать дифференцированные лечебные программы для больных ПТСР, сочетающимся с алкогольной зависимостью.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Посттравматические стрессовые расстройства создают предпосылки для развития алкогольной зависимости, утяжеляют ее клиническую картину, ухудшают прогноз.

2. Факультативные невротические и патохарактерологические проявления ПТСР отражаются в клинике алкогольной зависимости.

3. В формировании психопатологических механизмов коморбидных взаимосвязей ПТСР и алкогольной зависимости участвуют ведущие синдромы сосуществующих заболеваний.

4. Дифференциация психофармакологических и психотерапевтических мероприятий для больных ПТСР и коморбидной алкогольной зависимостью, осуществляется с учетом этапа лечения, клинико-динамических особенностей сочетающихся заболеваний, психопатологических механизмов коморбидных взаимосвязей.

Научная новизна. Впервые описаны клиническая картина, структурные составляющие, динамические варианты ПТСР в случаях его сочетания с алкогольной зависимостью. Показано, что ПТСР способствует развитию алкогольной зависимости, утяжелению ее клиники, ухудшению прогноза.

Влияние ПТСР на коморбидную алкогольную зависимость проявляется не только усугублением ее клинико-динамических параметров, но и отражением в структуре ведущих синдромов алкогольной зависимости факультативных (невротических и патохарактерологических) клинических проявлений ПТСР. Определение круга психопатологических синдромов, вступающих в комор-бидное взаимодействие, позволяет обозначить мишени терапевтического влияния. Впервые разработаны терапевтические мероприятия для больных алкогольной зависимостью, сочетающейся с ПТСР, дифференцированные с учетом клинико-динамических особенностей заболеваний, механизмов ко-морбидных взаимосвязей.

Теоретическая значимость. Результаты исследования вносят вклад в развитие учения о коморбидности психических и наркологических заболеваний. Они существенно расширяют имеющиеся представления об алкогольной зависимости, формирующейся у комбатантов на фоне посттравматических стрессовых расстройств. Предложенные психопатологические механизмы коморбидных взаимосвязей алкогольной зависимости и ПТСР могут быть теоретической основой для проведения подобных исследований в психиатрии и наркологии.

Практическая значимость. Значимость работы для психиатрической и наркологической практики заключается в том, что полученные результаты дают возможность оптимизировать диагностику и прогностическую оценку алкогольной зависимости, сочетающейся с ПТСР. Обозначенные мишени психофармакологического воздействия - синдромы алкогольной зависимости и ПТСР, вступающие в коморбидные взаимосвязи - имеют существенное значение для адекватного выбора медикаментозных препаратов. Разработанные дифференцированные терапевтические программы повысят эффективность восстановительных мероприятий для больных алкогольной зависимостью и коморбидными посттравматическими стрессовыми расстройствами.

Внедрение. Результаты исследования внедрены в практику работы Тульского областного наркологического диспансера №1, Курской областной наркологической больницы и используются в учебном процессе кафедры психиатрии и клинической психологии Курского государственного медицинского университета.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования доложены на 74-й научной конференции КГМУ, сессии ЦентральноЧерноземного научного центра РАМН и отделения РАЕН: Университетская наука — теория, практика, инновации (Курск, 2009), 1-ом Российском национальном конгрессе по наркологии с международным участием (Москва, 2009), 75-й Всероссийской научной конференции студентов и молодых ученых с международным участием «Молодежная наука и современность» (Курск, 2010), совместном заседании кафедр психиатрии и клинической психологии, неврологии и нейрохирургии, психологии и педагогики Курского государственного медицинского университета (Курск, 2010), заседании проблемного совета по клинической и социальной психиатрии Федерального государственного учреждения «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» (Москва, 2010).

Публикации. По материалам диссертации опубликованы 11 печатных работ, в том числе в журнале, входящем в список изданий, рекомендуемых ВАК РФ для публикации диссертационных материалов, глава 3 в монографии «Коморбидность психических и наркологических заболеваний (клинические и терапевтические аспекты)» (Курск: ГОУ ВПО КГМУ Росздрава, 2009).

Похожие диссертационные работы по специальности «Наркология», 14.01.27 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Наркология», Морозова, Светлана Николаевна

Выводы

1. Клиническая структура ПТСР, сочетающегося с алкогольной зависимостью, складывается из облигатных и факультативных проявлений. 06-лигатные проявления представлены диагностическими синдромами ПТСР («репереживаний», «избегания» и «повышенной активации»), факультативные - невротическими (истерические, ипохондрические, тревожные и депрессивные) и патохарактерологическими (аффективно-неустойчивые и истерические) синдромами. Разновидность факультативного синдрома определяет клинический вариант ПТСР: невротический или патохарактерологиче-ский.

2. Сочетание ПТСР и алкогольной зависимости обуславливает клини-ко-динамические особенности ПТСР: способствует его хроническому течению; уменьшению степени тяжести облигатных проявлений в динамике заболевания.

3. Клиническая картина алкогольной зависимости в случаях сочетания с ПТСР характеризуется большей тяжестью по сравнению с таковой при алкогольной зависимости без коморбидной патологии.

3.1. У таких больных преимущественно наблюдаются: первичное патологическое влечение к алкоголю спонтанное без борьбы мотивов и непреодолимое, вторичное патологическое влечение к алкоголю с утратой количественного и ситуационного контроля; высокие показатели максимальной суточной толерантности к алкоголю; эксплозивный вариант простого алкогольного опьянения; тотальные амнезии опьянения; церебральная и психопатологическая разновидности алкогольного абстинентного синдрома; псевдозапойное и перемежающееся пьянство; эксплозивный тип алкогольного характера.

3.2. Показатели возраста начала систематического употребления алкоголя, формирования алкогольной зависимости и алкогольного абстинентного синдрома у них фиксируются ниже, давность заболевания — выше, чем у больных только алкогольной зависимостью.

3.3. При сочетанном течении ПТСР и алкогольной зависимости наблюдается большая доля больных, у которых отсутствует ремиссия, меньшая - с ремиссией более 1-го года.

3.4. Особенностью ремиссии алкогольной зависимости в случаях ее коморбидности с ПТСР является высокая вероятность обострения в психо-травмирующих ситуациях проявлений ПТСР, что влечет за собой актуализацию патологического влечения к алкоголю с возобновлением его приема.

4. Влияние ПТСР на коморбидную алкогольную зависимость выражается не только усугублением клинико-динамических параметров алкогольной зависимости, но и отражением в структуре ведущих ее синдромов факультативных проявлений ПТСР.

4.1. У больных невротическим вариантом ПТСР в клинической картине алкогольного абстинентного синдрома отмечаются депрессивные, конверсионные и тревожные расстройства.

4.2. При патохарактерологическом варианте ПТСР результатом влияния аффективно-неустойчивых патохарактерологических изменений на клинику алкогольной зависимости являются: преимущественная диагностика среди измененных форм простого алкогольного опьянения эксплозивной разновидности, среди типов алкогольного характера — эксплозивного варианта; высокая частота дисфорических проявлений в клинике алкогольного абстинентного синдрома.

5. В коморбидную взаимосвязь вступают ведущие синдромы ПТСР и алкогольной зависимости.

5.1. На всех этапах развития алкогольной зависимости прием алкоголя воздействует на синдромы «репереживаний» и «избегания» ПТСР: смягчает переживания, сопровождающие воспоминания и сновидения перенесенных психотравмирующих событий, способствует появлению интереса к происходящему вокруг, планов на дальнейшую жизнь.

5.2. Синдромы «репереживаний» и «избегания» ПТСР в состоянии ремиссии алкогольной зависимости в ситуации психической травмы вступают в коморбидную взаимосвязь с дезактуализированным синдромом патологического влечения к алкоголю и по механизму патологического синергизма вызывают его актуализацию.

5.3. Сходство аффективно-неустойчивых проявлений патохарактероло-гического варианта ПТСР и эксплозивных алкогольных изменений обуславливает синтропическую коморбидную взаимосвязь, способствующую быстрому нарастанию у больных расстройств личности.

6. Дифференциация психофармакологических и психотерапевтических мероприятий для больных ПТСР с коморбидной алкогольной зависимостью должна осуществляться с учетом этапа лечения, клинико-динамических особенностей сочетающихся заболеваний, психопатологических механизмов коморбидных взаимосвязей.

6.1. Поэтапный характер терапевтических мероприятий предусматривает: на стационарном этапе - купирование алкогольного абстинентного синдрома, психофармакотерапию в сочетании с психотерапией синдрома патологического влечения к алкоголю и сенсибилизирующую к алкоголю терапию в постабстинентном периоде; на амбулаторном этапе — профилактику рецидива алкогольной зависимости из-за обострения проявлений ПТСР посредством психофармакотерапии и психотерапии ПТСР и синдрома патологического влечения к алкоголю.

6.2. При проведении психофармакотерапии следует учитывать клинический вариант ПТСР. При невротическом варианте используют сочетание нейролептиков мягкого действия с антидепрессантами. Патохарактерологи-ческий вариант с учётом выраженных личностных расстройств требует назначения нейролептиков — корректоров поведения, антидепрессантов и ней-рометаболиков.

6.3. Психотерапия должна предусматривать: на стационарном этапе -эриксоновский гипноз, на амбулаторном этапе - имплозивную терапию, систематическую десенсибилизацию, прогрессивную мышечную релаксацию, семейную и групповую терапию.

Заключение

Высокая распространенность, серьезные медицинские и социальные последствия алкогольной зависимости позволяют отнести ее к наиболее актуальным проблемам современности. Одной из причин недостаточной эффективности существующих подходов к терапии алкогольной зависимости является недооценка роли, а порой и игнорирование сочетающихся с ней ■ (коморбидных) психических заболеваний. К изучению коморбидности в психиатрии и наркологии отечественные и зарубежные исследователи проявляют большой интерес (Б. Н. Пивень, И. И. Шереметьева, 2003; К.В. Ли, М. Ю. Наров, 2005; А. В. Погосов, 2006; G. Е. Woody, 2003; S. Kingston, С. Raghavan, 2009; J.R. Cornelius et al., 2010). Раскрытие причин и механизмов возникновения, изучение своеобразия сочетанного течения алкогольной зависимости и психических заболеваний приобретает особую актуальность из-за наметившейся тенденции к увеличению таких случаев (Ш.Т. Коэн, Р. Вейс, 1998).

Анализ проведенных исследований, посвященных коморбидности алкогольной зависимости и ПТСР, свидетельствует о том, что многие аспекты этой проблемы далеки от своего разрешения. Между тем, своеобразие клинических проявлений, тяжесть течения коморбидных психических и наркологических заболеваний создают для практических врачей необходимость постоянного решения сложных, ранее неизвестных задач диагностического и терапевтического спектра.

Целью исследования являлось изучение роли ПТСР в возникновении, клиническом оформлении и динамике алкогольной зависимости с последующей разработкой диагностических и лечебных мероприятий.

В основу настоящей работы положены результаты комплексого обследования 125 больных. У 95 из них алкогольная зависимость сочеталась с ПТСР, у 30 больных диагностирована только алкогольная зависимость.

Клиническая картина ПТСР, сочетающегося с алкогольной зависимостью, складывалась из облигатных (синдромы «репереживаний», «избегания» и «повышенной активации») и факультативных (невротических - депрессивных, соматоформных, тревожных — и патохарактерологических — аффективно-неустойчивых, истерических) синдромов. Синдром «репережи-ваний» диагностирован у всех больных основной группы. Для него были характерны многократно повторяющиеся навязчивые воспоминания травматических событий (78,46 %), кошмарные сновидения со сценами пережитых травматических событий (60,0 %). «Обратные видения», проявляющиеся внезапными наплывами ярких воспоминаний с чувством нахождения в пережитой травмирующей ситуации, выявлены у 90,76 % больных. Они возникали, в одних случаях, на раздражители, сходные по проявлениям с пережитыми в условиях боевых действий (шум автомашин, строительной техники, раскаты грома и др.), в, других - при пробуждении от сна, в третьих - в состоянии алкогольного опьянения. «Обратные видения» носили транзиторный характер. Больные были отрешены от реальных событий, их поведение напоминало таковое во время военных действий (перебежки, ползанье по-пластунски, внезапные падения) и сопровождалось выкриками, боевыми командами. У 49,23% больных наблюдался выраженный психический дискомфорт в ситуациях, напоминающих травматические события. Синдром «репереживаний» у 65 больных ПТСР был представлен 181 симптомом, в среднем на 1 больного приходилось 2,78 симптома (для диагностики по ОЗМ-Ш-И. необходим как минимум один).

Синдром «избегания» у 58,46% больных проявлялся борьбой с периодически возникающими мыслями и чувствами, связанными с перенесенной психической травмой. 43,07 % больных избегали ситуации, напоминающие травматические события. Они отказывались от встреч с родными и близкими погибших, не принимали участие в мероприятиях, посвященных их памяти. Больные не поддерживали беседы, не смотрели телепередачи, не читали статьи в периодической печати о войне. Психогенная! амнезия (запамятование отдельных эпизодов психической травмы) встречалась у 75,38 % больных. Потеря интереса к профессии, увлечениям, занятиям, которые до возникновения заболевания были предметом активной деятельности, отмечалась у 52,3 % больных. Изолированный и обособленный образ жизни зафиксирован в 35,38 % случаев. Больные отстранялись от окружающих, становились менее общительными. У 47,69% больных эмоциональные реакции были маловыразительными. Они утрачивали чувство любви, сострадания, даже к близким людям, способность радоваться жизни. О потере смысла жизни, отсутствии перспективы утверждали 29,23% больных. Всего выявлено 222 симптома синдрома «избегания» (в среднем на 1 больного 3,41 симптома). У 84,62% больных зафиксирован необходимый набор симптомов (3 и более) для диагностики (по ОБМ-Ш-Я) синдрома «избегания». Такая разновидность посттравматического стрессового расстройства обозначена нами как «целостная». У остальных 15,38 % больных синдром «избегания» был представлен 2 симптомами («абортивная» разновидность ПТСР). Наличие неполного набора симптомов ПТСР, характерное для больных с давностью заболевания (ПТСР) более 10 лет, является свидетельством некоторого снижения актуальности переживаний.

Синдром «повышенной активации» наблюдался у всех больных основной группы (выявлено 252 симптома, по 3,87 на 1 больного). Нарушения сна были представлены затруднениями засыпания, поверхностным ночным сном с частыми пробуждениями, отсутствием чувства отдыха утром после сна (81,53%). Раздражительность по незначительным поводам зафиксирована у 67,69 %, трудности концентрации внимания - у 52,3 % больных. Ощущение нахождения под постоянной угрозой, неадекватная бдительность, готовность к немедленным действиям для предотвращения опасности (симптом чрезмерной настороженности) были характерны для 60,0 % больных. Усиленная реакция вздрагивания на звуки, напоминающие угрозу, прикосновение, яркий свет возникала в 38,46% случаев. В ситуациях, напоминающих травматические события, 87,69% больных покрывались потом, тяжело дышали, дрожали, у них учащалось сердцебиение, появлялись позывы на мочеиспускание.

У больных основной группы облигатные симптомы ПТСР в 32 случаях (49,23%) сочетались с факультативными синдромами невротического, в 33 (50,77%) — патохарактерологического регистра. В зависимости от сочетания облигатных симптомов с факультативными диагностировано два варианта ПТСР - невротический и патохарактерологический. Невротический вариант ПТСР был представлен факультативными соматоформными (конверсионными, ипохондрическими), тревожными (панические атаки) и депрессивными проявлениями.

Конверсионные расстройства встречались у 40,62 % больных невротическим вариантом ПТСР. У 3-х из них они были в виде единичного, у 10 — повторных (2-7) эпизодов. Наблюдающиеся у больных нарушения телесных функций не подтверждались результатами обследования соматического состояния. У каждого больного в клинической картине заболевания регистрировались по несколько конверсионных симптомов (в среднем 2,3 симптома на 1 больного). Среди двигательных симптомов чаще отмечались «параличи и парезы» (53,84 %), среди сенсорных - «анестезия и гипостезия» и «ком в горле» (по 38,46 %). Далее по частоте следовали «контрактуры» и «глухота» (по 23,07 %), «припадки» и «гиперкинезы» (по 15,38 %). Реже всех фиксировались «астазия-абазия», «мутизм», «слепота» (по 7,69 %). У 46,15 % больных конверсионные расстройства возникали в ситуациях, напоминающих травматические события.

Ипохондрические нарушения (28,12 % больных) проявлялись склонностью больных к искажённой интерпретации телесных ощущений, вегетативных и других симптомов для доказательства соматического заболевания. Объяснения безвредности таких ощущений, предпринимаемые врачами, не приносили облегчения больным. Они использовали разнообразные способы контроля состояния своего организма: измеряли кровяное давление, считали частоту пульса и дыхания, определяли температуру тела, взвешивались и т.д. Больные избегали деятельности, которая «отрицательно сказывалась на здоровье», искали информацию об отсутствии у них соматического заболевания.

Больные настаивали на проведении консультаций у врачей различных специальностей, повторных инструментальных и лабораторных методах обследования. Отрицательные результаты не приносили им успокоения. Вегетативные симптомы в ситуациях, напоминающих перенесенные психотравмы, подвергались интерпретации и расценивались больными в качестве проявления соматического заболевания. Повторные воспоминания и сновидения событий психотравмы (репереживания) усугубляли негативные мысли о соматическом заболевании.

Панические атаки наблюдались у 34,37 % больных невротическим вариантом ПТСР. Их клиническая картина характеризовалась сочетанием психических и вегетативных симптомов. Среди психических симптомов панической атаки чаще встречался «страх смерти» (100,0%). Больные испытывали приближающуюся соматическую катастрофу со смертельным исходом («остановку сердца», «инфаркт миокарда», «инсульт»). Далее по частоте была «деперсонализация или дереализация» (27,27 %). Изучение вегетативных диагностических симптомов панической атаки показало, что среди них наиболее часто встречались «сердцебиение, учащённый пульс» (100,0%), «ощущение нехватки воздуха, одышка» (81,81 %), «жар или озноб», «тремор» (по 63,63 %). Реже всех регистрировались (по 45,45 %) «затруднение дыхания, удушье», «ощущение головокружения». Продолжительность панических атак в 6 случаях была более 60 минут, в 3-х - от 30 до 60 минут, в остальных 2-х случаях - до 30 минут. Частота панических атак отличалась вариабельностью - от нескольких в день или в неделю до одной в 2-3 месяца. У всех больных с паническими атаками в промежутке между приступами наблюдались опасения, связанные с возможностью развития новых панических атак («тревога предвосхищения»). Они сопровождались защитным поведением. Больные избегали посещения мест со скоплением большого количества людей; контролировали работу сердца, лёгких, носили с собой лекарственные средства, обращались к врачам различных специальностей. В 81,81 % случаев появление панических атак провоцировали переживания, возникающие в ситуациях, напоминающих травматические события.

Депрессивные нарушения при невротическом варианте ПТСР выявлены у 71,87% больных. «Сниженное настроение» наблюдалось во всех случаях («грусть», «скука», «уныние», «подавленность» и т.д.). «Снижение энергии» встречалось у 69,56% больных. «Утрата интересов и удовольствия» — ангедония отмечалась у 47,82 % больных. Происходила потеря свойственного ранее интереса к профессиональной деятельности. Больные переставали получать удовольствие от общения с близкими, друзьями, сослуживцами. В связи с этим они ограничивали контакты с окружающими. Утрата удовольствия затрагивала и витальные чувства (удовольствие от сексуальных отношений, чувство жажды, голода, ощущение вкуса пищи). Содержательная сторона депрессивных переживаний, наблюдающихся у больных невротическим вариантом ПТСР, отражала события перенесенных психотравм. Заниженные самооценка и чувство уверенности в себе касались профессиональной несостоятельности (82,6 % больных). О мрачном и пессимистическом видении будущего свидетельствовали высказывания о предстоящих неудачах больных, связанных со служебной деятельностью (73,91 % больных). Идеи виновности и уничижения чаще касались событий боевого стресса. Больные необоснованно винили себя, «за гибель друзей», «ранения подчинённых», «тяжёлые бытовые условия военнослужащих» (78,26%).

Формирование проявлений патохарактерологического варианта ПТСР (патохарактерологического развития личности) завершалось через 2-3 года после начала заболевания (ПТСР). Особенно быстро оно происходило после присоединения к ПТСР алкогольной зависимости. У таких больных, наряду с социальной отгороженностью, отчуждённостью, враждебным отношением к окружающим (симптомы стойких изменений личности после пережитой катастрофы), в 28 из 33 случаях (84,85%) зафиксированы проявления аффективно-неустойчивого, в 5 случаях (15,15%) сочетание аффективно-неустойчивого и истерического типов патохарактерологического развития личности (посттравматическое стрессовое личностное расстройство). Аффективно-неустойчивый тип патохарактерологического развития личности при ПТСР проявлялся эмоциональной неустойчивостью, тенденцией действовать импульсивно без учета последствий, гневливостью, вспышками жестокости, аффективно-деструктивными формами поведения. При сочетании аффективно-неустойчивого и истерического типов вышеописанные проявления дополнялись демонстративностью, нарочитостью, стремлением совершать неожиданные, привлекающие внимание окружающих поступки.

Обоснованность выделения двух вариантов ПТСР подтверждалась результатами СМИЛ (Л.Н. Собчик, 2003). Сосуществование алкогольной зависимости и ПТСР способствовало формированию психологического профиля, отражающего проявления сочетающихся заболеваний. Он зависел также и от варианта ПТСР. У больных с невротическим вариантом психологический профиль характеризовался высокими уровнями тревоги, депрессии, истерии, ипохондрии, уходом от социальных контактов; психологический профиль больных с патохарактерологическим вариантом ПТСР отличался повышенными значениями по шкалам психопатии и ригидности.

Алкогольная зависимость в основной группе формировалась на фоне проявлений ПТСР. Систематическое (практически ежедневное) употребление алкоголя на этапах предболезни, начальной и средней стадии алкогольной зависимости больные использовали для воздействия на симптомы синдромов «репереживаний» и «избегания». Алкогольное опьянение при приеме небольших доз алкоголя купировало переживания, связанные с воспоминаниями и сновидениями пережитых психотравмирующих событий, расширяло и улучшало контакты больного с окружающими, способствовало появлению интереса к повседневной деятельности, планов на будущее. В ряде случаев, при возвращении из мест интенсивных боевых действий, когда проявления ПТСР были выраженными, больные употребляли алкоголь в больших количествах, чтобы «снять напряжение», «отключиться», «забыться». Клиническая картина алкогольной зависимости на момент обследования в основной и контрольной группах определялась синдромами патологического влечения к алкоголю и измененной реактивности, абстинентным синдромом и синдромом изменений личности. Результаты, полученные в ходе исследования, показали, что предшествующее посттравматическое стрессовое расстройство оказывало существенное влияние на основные клинико-динамические параметры алкогольной зависимости. При сохранении общих закономерностей становления алкогольной зависимости в основной группе по сравнению с контрольной отмечались значительные изменения стержневых синдромов и динамических особенностей алкогольной зависимости.

Изучение долевого распределения больных с учетом клиники первичного патологического влечения к алкоголю показало, что в основной группе преобладали разновидности, свидетельствующие о более выраженных проявлениях алкогольной зависимости: спонтанное без борьбы мотивов (70,77 %; 1=5,98), непреодолимое (15,38 %; 1=0,65): В контрольной группе в половине случаев (50,0 %) первичное патологическое влечение к алкоголю было спонтанным без борьбы мотивов, в 36,67 % случаев — спонтанное с борьбой мотивов (1=3,92). Сходная закономерность выявлена и при сравнительной оценке долевого распределения вариантов вторичного патологического влечения к алкоголю. При примерно одинаковой доле в обследованных группах разновидности с утратой количественного контроля (1 =0,40) в основной группе по сравнению с контрольной было больше больных с вторичным патологическим влечением к алкоголю с утратой количественного и ситуационного контроля (соответственно 44,62 % и 26,66 %; 1=3,03). В контрольной группе удельный вес больных со снижением количественного контроля составил 16,67 % (1=2,23). На большую тяжесть алкогольной зависимости в основной группе больных указывали и результаты изучения частотного распределения компонентов синдрома первичного патологического влечения к алкоголю. Более высокая частота встречаемости здесь соматовегетативного компонента не только свидетельствовала о тяжести синдрома первичного патологического влечения к алкоголю, но и отражала более выраженный уровень проявлений вегетативной дисфункции, являющейся следствием соче-танного течения ПТСР и алкогольной зависимости.

Свидетельством более тяжелых проявлений алкогольной зависимости в основной группе являлись показатели максимальной суточной толерантности (830±19,79 мл; £=7,59). В основной и контрольной группах среди измененных картин простого алкогольного опьянения преобладал эксплозивный вариант (соответственно 49,23 % и 36,67 %). Его доля достоверно (1т=2,7) превышала в основной группе больных. В контрольной группе удельный вес истерического опьянения был более, чем в 2 раза выше по сравнению с основной (соответственно 33,33 % и 15,38 %; 1=3,02). В изучаемых группах у наибольшего числа больных отмечались проявления частичной амнезии, их доля была примерно одинаковой: соответственно 64,62 % и 63,33 %; 1=0,47. Тотальных амнезий зафиксировано больше в основной группе (35,38 %; 1=2,42), отсутствие амнезий — в контрольной (20,0 %; 1=3,0).

При анализе долевого распределения вариантов алкогольного абстинентного синдрома в обследованных группах установлено, что в основной группе преобладал наиболее тяжелый психопатологический вариант (32,31 %; 1=2,01), в контрольной - висцеральный (40,0 %; 1=2,27) и нейровегетатив-ный (36,67 %; 1=3,35) варианты. У 20,0 % больных основной группы встречался церебральный вариант алкогольного абстинентного синдрома (1=1,03). О более тяжелом течении алкогольной зависимости в основной группе больных свидетельствовало их долевое распределение с учетом формы злоупотребления алкоголем. Удельный вес таких форм пьянства как псевдозапойное (20,0 %) и перемежающееся (32,31 %) (относятся к тяжелым разновидностям) здесь был выше, чем в контрольной группе.

У больных анализируемых групп преобладал эксплозивный тип алкогольного характера. Его доля была больше в основной группе (55,39 %; 1=2,29). Достоверных отличий удельного веса других типов алкогольного характера в сравниваемых группах не установлено.

Сравнительная оценка среднего возраста формирования клинико-динамических показателей алкогольной зависимости (в годах) в основной и контрольной группах позволила получить следующие результаты. Возраст первого употребления алкоголя достоверно не отличался (основная группа — 18,5±0,21; контрольная группа - 17,93±0,31; 1=1,58). Зафиксировано статистически значимое различие среднего возраста начала систематического употребления алкоголя (соответственно 26,0±0,42 и 30,33±1,11; 1=3,66). Аналогичная закономерность выявлена и при анализе показателей возраста начала заболевания (соответственно 28-,70±0,34 и 33,66±1,16; 1=4,13) и возраста формирования алкогольного абстинентного синдрома (соответственно 30,9±0,39 и 36,06±1,02; 1=4,73). В основной группе установлена большая давность алкогольной зависимости (10,8±0,55) по сравнению с контрольной (7,73±0,53; 1=4,03).

При оценке долевого распределения больных по продолжительности последней ремиссии алкогольной зависимости как в основной, так и в контрольной группах хотя и зарегистрирован наибольший удельный вес ремиссии до 1 года, однако он был выше в контрольной группе: 55,38% и 60,0%; 1=1,51. Здесь же преобладала доля ремиссии более 1-го года: 15,39 % и 30,0 %; I = 2,34. В основной группе в 29,23 % случаев ремиссия отсутствовала (контрольная группа - 10,00 %; I = 1,87).

Полученные данные позволяют квалифицировать более тяжелые проявления алкогольной зависимости в случаях ее развития у больных ПТСР.

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Морозова, Светлана Николаевна, 2010 год

1. Аверкина, H.A. Коморбидность панических атак с болевыми синдромами : автореф. дис. . канд. мед. наук / H.A. Аверкина. — М., 2000. 24 с.

2. Александров, Е.О. Этапы клинической динамики посттравматического стрессового расстройства у участников боевых действий / Е.О. Александров, Г.Т. Красильников // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. -2000.-№2.-С. 29-31.

3. Александровский, Ю.А. Некоторые узловые вопросы современной пограничной психиатрии / Ю.А. Александровский // Психиатрия и психофармакотерапия. 2006. - №2. - С.4-14.

4. Александровский, Ю.А. Социально-стрессовые расстройства: клинико-социальная оценка и терапевтические возможности / Ю.А. Александровский // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). — М., 2005.-С. 155-156.

5. Ю.Алтухов, Н.И. Возможность дифференциальной диагностики аггравации и метосимуляции от диссимуляции при ПТСР / Н.И. Алтухов // Материалы 3-ей международной научной конференции, 18-21 сентября 2001г. — Ростов на Дону: изд-во «Феникс». 2001. - С. 17-18.

6. П.Алтухов, Н.И. Опыт групповой психокоррекции комбатантов-лиц с посттравматическим стрессовым расстройством / Н.И. Алтухов // Материалы 3-ей международной научной конференции, 18-21 сентября 2001г. -Ростов на Дону: изд-во «Феникс». 2001. - С. 18-21.

7. Альтшулер, В.Б. Эффективность препарата Тиолепта как средства лечения больных алкоголизмом / В.Б. Альтшулер, C.JI. Кравченко, В.В. Силаева // Психиатрия и психофапмакотерапия. 2009. - №2. - С. 26-29.

8. Андрющенко, A.B. К построению модели ПТСР при ситуациях утраты объекта экстраординарной значимости / A.B. Андрющенко // XIII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000 г. (материалы съезда). М., 2000. -С. 100.

9. Андрющенко, A.B. Посттравматическое стрессовое расстройство при ситуациях утраты объекта экстраординарной значимости / A.B. Андрющенко // Психиатрия и психофармакотерапия. 2000г. - Т.2.- № 4. - С. 104109.

10. Бекер, Д.Л. Клинико-социальная характеристика, терапия и профилактика психических расстройств, связанных со стрессом: Автореф. дис. . канд. мед. наук / Д.Л. Бекер. М., 2001. - 24 с.

11. Беседина, О.Б. Лечение аффективных расстройств в клинике алкогольной зависимости в условиях пенитенциарных учреждений / О.Б. Беседина, A.A. Корнилов // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2005. -№1. - С. 35-38.

12. Бисалиев, Р.В. Психопатология депрессивных расстройств в структуре опийной наркомании / Р.В. Бисалиев, Л.П. Великанова // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., г. Москва). -М:, 2005. С. 330.

13. Бобров, A.C. Два принципа группировки депрессивных расстройств. Ко-морбидные расстройства. Сообщение 2. / A.C. Бобров, И.М. Михалевич // Соц. и клин, психиатр. 2002. - №4. - С. 14-18.

14. Болдырев, А.И. Психические изменения в развернутой стадии эпилепсии / А.И. Болдырев // Рос. психиатр, журнал. 2001. - № 1. - С. 10-13.

15. Бородин, В.И. Место препарата Колме в комплексной терапии больных с пограничными психическими расстройствами и алкоголизмом / В.И. Бородин // Психиатрии и психофармакотерапия. 2007. -Т.9. -№ 6. - С. 34-37.

16. Бохан, H.A. Клинико-патодинамические закономерности и терапия алкоголизма с коморбидным экзогенно-органическим поражением головного мозга: автореф. дис. . док. мед. наук / H.A. Бохан. Томск, 1996. - 46 с.

17. Брязгунов, И. Посттравматическое стрессовое расстройство / И. Брязгу-нов // Журн. ЦЭМП информ. 1999.- № 4. - С. 19-22.

18. Буторина, Н.Е. Типология пограничных психических расстройств резиду-ально-органического генеза у детей младшего возраста / Н.Е. Буторина, Т.Н. Колесниченко // Соц. и клин, психиатр. 1996. - № 1. - С. 12-22.

19. Быховец, Ю.В. Психотравмирующее воздействие террористической угрозы / Ю.В. Быховец, Н.В. Тарабрина // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). -М., 2005. С. 158.

20. Вагизов, K.P. Травматический стресс у пострадавших от сексуального насилия мужчин / K.P. Вагизов, P.M. Масагутов // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). М., 2005. - С. 158-159.

21. Вертоградова, О.П. Тревожно-фобические расстройства и депрессия / О.П. Вертоградова // Тревога и обсессии. М., 1998. - С. 113-131.

22. Ветлугина, Т.П. Возможность повышения эффективности терапии больных алкоголизмом / Т.П. Ветлугина, H.A. Бохан, Г.П. Ляшенко, и др. // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2005. - № 4. - С. 60-63.

23. Волошин, В.М. Посттравматическое стрессовое расстройство (феноменология, клиника, систематика, динамика и современные подходы к психофармакотерапии) / В.М. Волошин. М.: «Анахарсис», 2005. - 200 с.

24. Воробьев, А.И. Последствия психических травм и стрессов как результат действия чрезвычайных ситуаций (обзор) / А.И. Воробьев, М.Р. Цветкова // Гражд. оборона за рубежом. 1991. - №5 - 6. - С. 78-83.

25. Воробьев, А.И. Синдром посттравматического стресса у ветеранов войны, перенесших боевую психическую травму / А.И. Воробьев // Военно-мед. журн. 1991.-№8.-С. 71-74.

26. Гарницкая, A.C. Аффективные расстройства, коморбидные с табачной зависимостью / A.C. Гарницкая // Науково-практичний журнал ApxiB пси-xiaTpii. 2002. - № 31. - С. 108-114.

27. Гарнов, В.М. Критические замечания по поводу посттравматического стрессового расстройства / В.М. Гарнов // XIII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000 г. (материалы съезда). -М., 2000. С. 102.

28. Гарнов, В.М. Формирование психопатологической симптоматики в рамках посттравматического стрессового расстройства / В.М. Гарнов // XIII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000г. (материалы съезда). М., 2000.-С. 101-102.

29. Гельдер, М. Оксфордський пос1бник з псюаатрп: Пер. з англ.: У 2 т. / М. Гельдер, Д. Гет, Р. Мейо. К.: «Сфера», 1999. - Т. 1. - 300 с. - Рос. мовою.

30. Гиляровский, В.А. Алкоголизм и шизофрения / В.А. Гиляровский, JI.A. Богданович // Проблемы судебной психиатрии. М., 1961. - Вып. 9. - С. 335-360.

31. Гиляровский, В.А. Психиатрия / В.А. Гиляровский. М., 1931. — 659 с.

32. Горман, Д. Тревожные состояния улучшение результатов терапии / Д. Горман // Мировая психиатрия сегодня. - 1997. — Т.7, № 3. - С. 11—17.

33. Горюшкин, И.И. Алкоголизм: что есть патогенетическое лечение? Системный подход / И.И. Горюшкин // Журнал неврологии и псимхиатрии. — 2008.-№4.-С. 90-93.

34. Гофман, А.Г. Алкоголизм и эндогенные депрессии / А.Г. Гофман, И.А. Ойфе // Депрессии и коморбидные расстройства. Под ред. А.Б. Смулевича. -М., 1997.-С. 124-136.

35. Гофман, А.Г. Спектр терапевтической активности пиразидола у больных алкогольной зависимостью / А.Г. Гофман, E.H. Крылов, Ю.Е. Варфоло-меева и др. // Психиатрия и психофармакотерапия. 2006. - №1. - С. 4042.

36. Гофман, А.Г. Шизофрения и заболевания шизофренического спектра, сочетающиеся с хронической алкогольной интоксикацией или алкоголизмом / А.Г. Гофман, К.Д. Малков, И.В. Яшкина и др. // Наркология. 2003. -№5.-С. 35-39.

37. Дашинамжилов, Ж.Б. Фитосредство «Седафит» в терапии патологического влечения к алкоголю / Ж.Б. Дашинамжилов, С.Д. Дамдинов // Вопросы наркологии. 2009. - № 1. - С. 22-29.

38. Добряков, И.В. Клинические особенности острого посттравматического стрессового расстройства у детей Беслана / И.В. Добряков // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). М., 2005. - С. 161.

39. Доровских, И.В. Посттравматические стрессовые расстройства у военнослужащих, получивших тяжёлые ранения в военном конфликте / И.В. Доровских // Мед. катастроф. 1997.- № 1. - С. 48-52.

40. Дрига, Б.В. Изучение боевых посттравматических стрессовых расстройств с позиций многоосевой диагностики / Б.В. Дрига, В.М. Лыткин, В.В. Нечипоренко // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва).-М., 2005.-С. 161-162.

41. Дроздов, Э.С. О роли эфедроновой интоксикации в клинической картине шизофрении / Э.С. Дроздов // Вопросы наркологии. 2001.- № 6. - С. 2629.

42. Дроздов, Э.С. Типы течения аддикции у больных шизофренией / Э.С. Дроздов // Рос. психиатр, журнал. — 2002. — № 4. — С.4-5.

43. Епанчинцева, Е.М. К оценке психогенных факторов в генезе посттравматических стрессовых расстройств / Е.М. Епанчинцева, В.Я. Семке, Н.П. Гарганеева // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. — 2000. № 1 -С. 14-16.

44. Епанчинцева, Е.М. Посттравматические стрессовые расстройства у ком-батантов (клинико-динамический и реабилитационный аспекты): автореф. дис. . канд. мед. наук / Е.М. Епанчинцева. Томск, 2001. - 24 с.

45. Ерышев, О.Ф. Алкогольная зависимость. Формирование. Течение. Проти-ворецидивная терапия / О.Ф. Ерышев, Т.Г. Рыбакова, П.Д. Шабанов. — СПб.: ЭЛБИ, 2002.

46. Жислин, С.Г. Об алкогольных расстройствах / С.Г. Жислин. Воронеж, 1935.-35 с.

47. Жислин, С.Г. Течение шизофрении на патологически измененной почве / С.Г. Жислин // Материалы Всесоюзной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения С.С. Корсакова. М., 1954. - С. 30-34.

48. Иванец, H.H. Применение лидевина (дисульфирам в сочетании с адени-ном и никотинамидом) при лечении больных алкогольной зависимостью / H.H. Иванец, М.А. Кинкулькина, Т.И. Авдеева // Вопросы наркологии. — 2009.-№3.-С. 20-33.

49. Иванец, H.H. Современное состояние проблемы наркоманий в России / H.H. Иванец, И.П. Анохина, Н.В. Стрелец // Вопросы наркологии. — 1997. -№ 3. С. 3-12.

50. Иванец, H.H. Энцефабол (пиритинол) в комплексном лечении больных с алкогольной зависимостью: сравнительное исследование / H.H. Иванец, М.А. Винникова, Т.В. Агибалова и др. // Вопросы наркологии. — 2003. -№3. С. 22-32.

51. Каплан, Г.И. Клиническая психиатрия. В 2 т. Т.1. Пер. с англ. / Г.И. Ка-план, Б.Дж. Сэдок. М.: Медицина, 1994. - 672 с.

52. Карачевський, А.Б. Патопластичний влив алкопнзацп та наркотизацн на nepeöir шизофренп / А.Б. Карачевський, O.I. Бенесько, П.Ю. Дупленко // Науково-практичний журнал Apxie псих1атрп. 2001. - № 27.- С. 141-144.

53. Кекелидзе, З.И. Система оказания медико-психологической помощи при чрезвычайных ситуациях / З.И. Кекелидзе // Психиатрия и психофармакотерапия. 2001. - № 1. - С. 34.

54. Кербиков, О.В. Избранные труды. / О.В. Кербиков. -М.: Медицина, 1971. -312 с.

55. Кидрасова, Н.Ф. Особенности посттравматического стрессового расстройства у осужденных юношей / Н.Ф. Кидрасова, P.M. Масагутов // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). М., 2005. - С. 164.

56. Кислицина, O.A. Подростки и алкоголь: факторы риска / O.A. Кислицина // Вопросы наркологии. 2009. - № 2. - С. 66-76.

57. Клименко, Т.В. Особенности формирования патологического влечения к опиоидам у лиц с органическим поражением головного мозга / Т.В. Клименко, Е.А Калинина // Актуальные проблемы психиатрии, наркологии и неврологии. 2000. - №.2. - С. 314-317.

58. Колов, С.А. Значение дисфункции гипоталамо-гипофизарной надпочеч-никовой системы в психопатологии у ветеранов боевых действий / С.А.

59. Колов, Е.Ю. Шейченко // Социальная и клиническая психиатрия. 2009. -№2. - С.74-78.

60. Колупаев, Г.П. О закономерностях формирования психогенных нарушений на экзогенно-органической «почве» / Г.П. Колупаев, Н.Д. Лакосина // Психогенные (реактивные) заболевания на измененной «почве». — Воронеж, 1982.-С. 169-171.

61. Короленко, Ц.П. Посттравматическое стрессовое расстройство у лиц с психической травмой в детстве / Ц.П. Короленко, E.H. Загоруйко // XIII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000г. (материалы съезда). М., 2000.-С. 103-104.

62. Кошкина, Е.А. Динамика распространенности употребления алкоголя среди учащихся Москвы по результатам анонимного анкетирования (1999, 2003, 2007 гг.) / Е.А. Кошкина, К.в. Вышинский, Н.и. Павловская и др. // Вопросы наркологии. 2009. - № 2. - С. 85-94.

63. Коэн, Ш.Т. Злоупотребление наркотическими веществами и психические заболевания / Ш.Т. Коэн, Р. Вейсс // Наркология: пер. с англ. — М., СПб: Бином-Невский диалект, 1998. С. 275-285.

64. Кравченко, C.JI. Течение алкоголизма у женщин: роль терапии / С.Л. Кравченко // Вопросы наркологии. 2006. - № 4. - С. 11-17.

65. Красильников, Г.Т. Коморбидные аддиктивные расстройства у больных шизофренией / Г.Т. Красильников, В.Л. Дресвянников, H.A. Бохан // Наркология. 2002. - № 6. - С. 24-29.

66. Краснянский, А.Н. Посттравматическое стрессовое расстройство у ветеранов Афганской войны / А.Н. Краснянский, П.В. Морозов // XII съезд психиатров России, 1-4 ноября 1995г. (материалы съезда). М., 1995. - С. 161-162.

67. Кредитор, Д. Паническое расстройство и коморбидные состояния / Д. Кредитор // Депрессии и коморбидные расстройства / Под ред. А.Б. Сму-левича. М., 1998. - С. 66-75.4 J

68. Крепелин, Э. Учебник по психиатрии / Э. Крепелин. М., 1910. - 468 с.

69. Кривенков, А.Е. Особенности фармакотерапии больных героиновой наркоманией с коморбидной психической патологией / А.Е. Кривенков, А.Л. Игонин, Н.Е. Калугина и др. // Наркология. 2002. - № 3. - С. 24-27.

70. Кудрявцев, И.А. Реактивные психозы у лиц с последствиями черепно-мозговых травм : автореф. дис. . д-ра. мед. наук. / И.А. Кудрявцев. М., 1976.

71. Кузнецов, В.Н. Тендерные особенности алкоголизма не севере Томской области / В.Н. Кузнецов, И.Р. Семин // Вопросы наркологии. 2007. - № 2. - С. 64-68.

72. Кузнецов, В.Н. Эффективность терапии больных алкоголизмом с разными тендерными типами / В.Н. Кузнецов, И.Р. Семин // Вопросы наркологии. 2009. - № 2. - С. 18-22.

73. Ласков, В.Б. Состояние вегетативной сферы у военнослужащих с посттравматическими стрессовыми расстройствами / В.Б. Ласков, О.И. Ма-лашенко, A.B. Погосов // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). М., 2005. - С. 166.

74. Литвинцев, C.B. Комплексная терапия агорофобии с паническими расстройствами / C.B. Литвинцев, А.М. Резник, А.Л. Арбузов и др. // Психиатрия. 2003. - № 3. - С. 34-40.

75. Лыткин, В.М. Посттравматические стрессовые расстройства у ветеранов локальных войн / В.М. Лыткин // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). М., 2005. - С. 167.

76. Мазурова, Л.Э. Инициальный этап хронических аффективных расстройств, коморбидных с опийной аддикцией / Л.Э. Мазурова, Д.В. Четвериков // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., г. Москва). -М., 2005.-С. 356.

77. Мак Глин, Т.Д. Диагностика и лечение тревожных расстройств: Руководство для врачей. / Т.Д. Мак Глин, Г.Л. Меткалф. Американ Психиат-рик Пресс. - 1989. - 119с.

78. Макеев, В.И. Клиника и динамика реактивных состояний у больных с резидуально-органической патологией / В.И. Макеев // Соц. и клин, психиатр. 1998. -№ 2. - С. 100-102.

79. Маклаков, А.Г. Медико-психологические и социальные последствия воздействия на человека экстремальных факторов стихийных бедствий и катастроф / А.Г. Маклаков, А.П. Мухин, С.В. Чермянин // Проблемы безопасности при ЧС. 1996. - Вып. 7. - С. 46-55.

80. Малашенко, О.И. Неврологические изменения у военнослужащих с посттравматическими стрессовыми расстройствами / О.И. Малашенко, В.Б. Ласков, A.B. Погосов // Журнал неврологии и психиатрии. 2009. - №5. -С. 57-59.

81. Малков, К.Д. Клинико-динамические особенности расстройств шизофренического спектра и сочетающегося с ним алкоголизма: автореф. дис. . канд. мед. наук / К.Д. Малков М., 2001.

82. Марута, H.A. Психопатология и критерии диагностики агорафобий различного генеза / H.A. Марута, М.В. Данилова // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., г. Москва). -М., 2005. С. 133-134.

83. Медер, И. Диагностические и терапевтические проблемы у пациентов с коморбидными расстройствами / И. Медер, И. Ванек // Науково-практичний журнал Apxiß шжаатрн. 2004. — № 37. - С. 121-125.

84. Менделевич, В.Д. Проблема коморбидной патологии в аддиктологии / В.Д. Менделевич // Руководство по аддиктологии. Под ред. проф. В.Д. Менделевича. СПб: Речь, 2007. - С. 715-724.

85. Милопольская, И.М. Антидепрессант феварин в терапии больных алкоголизмом / И.М. Милопольская, Е.М. Коньков, В.М. Булаев // Вопросы наркологии.-2001.-№4.-С. 9-13.

86. Минко, А.И. Современные взгляды на лечение аффективных расстройств в клинике зависимости от психоактивных веществ / А.И. Минко, И.В. Линский, И.В. Суслова и др. // Науково-практичний журнал ApxiB ncHxiaTpii. 2003. - № 32. - С. 96-99.

87. Мосолов, С.Н. Некоторые закономерности формирования, коморбид-ность и фармакотерапия тревожно-фобических расстройств / С.Н. Мосолов, В.В. Калинин // Тревога и обсессии. М., 1998. - С. 217-227.

88. Мыслицкая, Л.К. Об одном своеобразном феномене алкогольного абстинентного синдрома / Л.К. Мыслицкая // Актуальные вопросы наркологии. Тез. докл. Всес. симпоз. психиатров (25-27 сентября, 1984 г., г. Душанбе). Душанбе, 1984. - С. 50-52.

89. Напреенко, А.К. Посттравматическое стрессовое расстройство (обзор литературы) / А.К. Напреенко, Т.Е. Марчук // ApxiB ncixiaTpii (науково-практический журнал). 2001.— № 3 (26).- С. 33-42.

90. Наров, М.Ю. Нервно-психические стрессовые расстройства с комор-бидными аддиктивными состояниями у сотрудников правоохранительных органов: автореф. дис. . канд. мед. наук. / М.Ю. Наров. Томск, 2007. -50 с.

91. Наров, М.Ю. Роль предрасполагающих обстоятельств в развитии посттравматического стрессового расстройства / М.Ю. Наров // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2005. - № 2. - С. 32-34.

92. Насруллаев, Ф.С. Динамика психических расстройств у заложников и лечебно-реабилитационная тактика / Ф.С. Насруллаев, И.Б. Пушкин // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2001. № 1. - С. 34.

93. Никитина, В.Б. Оценка адаптационных реакций при посттравматических стрессовых расстройствах / В.Б. Никитина, Т.П. Ветлугина, Е.М. Епанчинцева и др. // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). М., 2005. - С. 167-168.

94. Никишина, В.Б. Состояние «Выгорания»: детерминация, генезис, феноменология, измерение: монография / В.Б. Никишина, Л.Н. Молчанова, Т.В. Недуруева. Курск, 2007. - 381 с.

95. Нисс, А.И. Клинические варианты и психопатологические особенности шизофрении у больных с церебрально-органической недостаточностью: метод, рекомендации / А.И. Нисс. М., 1990.

96. Нуллер, Ю.Л. Депрессия и деперсонализация: проблема коморбидности / Ю.Л. Нуллер // Депрессия и коморбидные расстройства. Под ред. А.Б. Смулевича. -М., 1997.-С. 103-112.

97. Овчинников, A.A. Практическая наркология / A.A. Овчинников, Г.Т. Красильников, В.Л. Дресвянников // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2006. - №1. - С. 32-34.

98. Омельченко, C.B. Клиника и лечение алкоголизма с коморбидными со-матоформными расстройствами / C.B. Омельченко // Науково-практичний журнал ApxiB ncHxiaTpii. 2002. - № 30 - С. 200.

99. Омельянович, В.Ю. Проблема посттравматического стрессового расстройства в современной психиатрии. Сообщение 1 / В.Ю. Омельянович // Журн. психиатрии и медицинской психологии. 1999. — № 2 (6). — С. 131136.

100. Панченко, Л.В. Особенности психической адаптации личности в экстремальных условиях трудовой деятельности / Л.В. Панченко, И.И. Крутько, O.A. Панченко // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). М., 2005. - С. 168.

101. Пелипас, В.Е. Проблемы алкогольной политики / В.Е. Пелипас, Л.Д. Мирошниченко // Вопросы наркологии. 2009. - № 4. - С. 98-118.

102. Петрунько, O.B. Депрессия и тревога в клинике соматизированного расстройства / О.В. Петрунько // Соц. и клин, психиатрия. 2004. - № 2. -С. 21-26.

103. Пивень, Б.Н. Смешанные формы психических заболеваний / Б.Н. Пивень, И.И. Шереметьева. Новосибирск: Наука, 2003. - 125 с.

104. Погосов, A.B. Коморбидность психических и наркологических заболеваний (клинические и терапевтические аспекты) / А.В'. Погосов. Курск: ГОУ ВПО КГМУ Росздрава, 2009. - 284 с.

105. Погосов, A.B. Особенности клиники и течения посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) / A.B. Погосов, A.B. Умрихин // Депрессии и коморбидные расстройства / Под ред. А.Б. Смулевича. М., 1997. -С. 294-295.

106. Погосов, A.B. Особенности клиники посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) в зависимости от характера психотравмы / A.B. Погосов, A.B. Умрихин // Проблемы психиатрии, психосоматики и наркологии. Курск, 1998. - С. 93-95.

107. Погосов, A.B. Посттравматические стрессовые расстройства и коморбидные состояния у военнослужащих (клиника, факторы риска, терапия): Монография / A.B. Погосов // Под редакцией A.B. Погосова. Курск: КГМУ, 2006.-268 с.

108. Попов, Ю.В. Реакции на стресс: практический комментарий к 5-ой главе Международной классификации болезней 10 пересмотра (МКБ 10) / Ю.В. Попов, В.Д. Вид // Современная психиатрия. - 1998. - № 1. - С. 1013.

109. Приб, Г.А. Злоупотребление алкоголем больными параноидной шизофренией как реакция «неадекватной адаптации» и его влияние на социальное функционирование / Г.А. Приб // Науково-практичний журнал ApxÏB ncHxiaTpii. 2001. -№ 27.- С. 144-148.

110. Разводовский, Ю.Е. Непрямые методы оценки общего уровня потребления алкоголя / Ю.Е. Разводовский // Вопросы наркологии. 2009. - № 3. -С. 103-110.

111. Разводовский, Ю.Е. Продажа алкоголя и насильственная смертность в Беларуси / Ю.Е. Разводовский // Вопросы наркологии. 2009. - № 1. - С. 56-66.

112. Редчиц, O.A. Тревожно-фобические расстройства (клинико-динамический и реабилитационный аспекты): автореф. дис. . канд. мед. наук. / O.A. Редчиц. Томск, 2003. - 20 с.

113. Резник, A.M. ПТСР и репродуктивная функция у женщин, подвергавшихся воздействию боевых стрессоров / A.M. Резник, Б.А. Кодзоева //

114. XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). М., 2005. -С. 170-171.

115. Резник, A.M. Субъективная оценка участниками боевых действий значимости стресс-факторов боевой обстановки / A.M. Резник // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). М., 2005. - С. 170.

116. Семке, В.Я. Душевные кризисы и их преодоление / В.Я. Семке, Е.М. Епанчинцева. Томск: Изд-во Томского университета, 2005. - 212 с.

117. Семке, В.Я. О коморбидности панических и шизотипических расстройств / В.Я. Семке, И.А. Погосова // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2000. - №3. - С. 116-118.

118. Семке, В.Я. Психогении современного общества / В.Я. Семке. — Томск: Изд-во Томского университета, 2003. 408 с.

119. Сиволап, Ю.П. Алкоголизм и современные методы его лечения / Ю.П. Сиволап // Психиатрия и психофармакотерапия, 2009. №4. Т. 11 - 2С. 25-29.

120. Сиволап, Ю.П. Патогенез психопатологических проявлений опиоидной зависимости: дуалистическая модель / Ю.П. Сиволап // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., г. Москва). -М., 2005. С. 368.

121. Сиволап, Ю.П. Рациональные подходы к применению нейролептиков в наркологической практике / Ю.П. Сиволап // Психиатрия и психофармакотерапия. 2006. - №5. - С. 28-34.

122. Сидоров, П.И. Концепция психосоциальной реабилитации ветеранов локальных войн / П.И. Сидоров // XIII съезд психиатров России, 10-13 октября 2000 г. (материалы съезда). М., 2000 г. - С. 108.

123. Слабинский, В.Ю. К вопросу возникновения дезадаптивных реакций у военнослужащих, принимавших участие в локальных конфликтах / В.Ю. Слабинский, З.В. Лютик // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). М., 2005. - С. 172.

124. Смирнов, A.B. Последствия тревожного стресса у лиц, потерявших близких / A.B. Смирнов // Актуальные вопросы клинической и социальной психиатрии. -Спб., 1999.-С. 161-169.

125. Смулевич, А.Б. Транквилизаторы — производные бензодиазепина в психиатрии и общей медицине / А.Б. Смулевич, М.Ю. Дробижев, C.B. Иванов. М.: Изд-во «Медиа Сфера». - 1999. - 63 с.

126. Собенников, B.C. Соматоформные депрессивные и тревожные расстройства: автореф. дис . докт. мед. наук / B.C. Собенников. — Томск,2001.-24 с.

127. Соколов, М.Ю. Кардиофобический синдром в структуре абстинентных и сосудистых расстройств / М.Ю. Соколов // Проблемы синдромообразо-вания в психиатрической клинике: сб. науч. тр. Л., 1987. - С. 70-73.

128. Сосин, И.К. Алкогольная тревога / И.К. Сосин, Е.Ю. Гончарова, Ю.Ф. Чуев. Харьков: Коллегиум, - 2008. - 752 с.

129. Софронов, А.Г. Исследование сравнительной эффективности Колме и дисульфирама при лечении хронического алкоголизма у женщин / А.Г. Софонов, А.Ю. Егоров // Психиатрия и психофармакотерапия. 2009. — №1. — С. 45-49.

130. Староверов, А.Т. Транскраниальная магнитотерапия в комплексном лечении аффективных нарушений у больных алкоголизмом / А.Т. Староверов, В.Б. Вильянов, Ю.М. Райгородский и др. // Журнал неврологии и психиатрии. 2008. - №4. - С. 33-37.

131. Струев, И.В. Оценка аффективной сферы у опийных наркоманов на амбулаторном стоматологическом приеме / И.В. Струев, Г.М. Усов // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005, г. Москва). М., 2005. - С. 372.

132. Студзинский, О.Г. Клинические особенности табачной зависимости, коморбидной с психическими расстройствами / О.Г. Студзинский // Нау-ково-практичный журнал ApxiB ncnxiaTpii. 2003. - Т. 9,3, № 34 - С.158-164.

133. Студзинский, О.Г. Особенности личности пациентов с табачной зависимостью, коморбидной с невротическими расстройствами / О.Г. Студзинский // Науково-практичний журнал ApxiB ncnxiaTpii. — 2004. — № 37 — С. 165-169.

134. Студзинский, О.Г. Психотератя в комплексному лжуванш тютюновош залежност1 у хворих на невротичш разлади та шизофрению : автореф. дис. . канд. мед. наук. / О.Г. Студзнский. Ктв, 2005. - 20 с.

135. Сукиасян, С.Г. «Культурный» вариант посттравматического стрессового расстройства / С.Г. Сукиасян, Н.Г. Манасян, A.A. Бабаханян и др. // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). М., 2005. -С. 172-173.

136. Тамеева, P.M. Клинико-психопатологические особенности посттравматического стрессового расстройства у заключенных мужчин / P.M. Тамеева, P.M. Масагутов // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). М., 2005. - С. 173.

137. Тарабрина, Н.В. К вопросу о диагностике посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) / Н.В. Тарабрина // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). М., 2005. - С. 173-174.

138. Тульская, Т.Ю. Клинические особенности алкогольной зависимости у больных малопрогредиентной шизофренией: автореф. дисс. . канд. мед. наук / Т.Ю. Тульская. СПб, 2003. - 25 с.

139. Тюнева, А.И. Динамика формирования ПТСР у заложников, подвергшихся нейротоксическому газовому воздействию / А.И. Тюнева, Б.Д. Цыганков, Н.М. Епифанова // XIV съезд психиатров России (15-18 ноября, 2005 г., Москва). -М., 2005. С. 174.

140. Ульянова, Л.И. Особенности антитолонезависимого иммунитета на начальной стадии алкогольной зависимости /Л.И. Ульянова, Н.Б. Гамалея, М.А. Ульянова // Вопросы наркологии. 2009. -№3.-С. 91-101.

141. Усов, М.Г. Проблема коморбидности в интегративной медицине: опио-идная наркомания / М.Г. Усов, Д.В. Четвериков // Омский научный вестник. 2001.- № 16.- С. 47-52.

142. Четвериков, Д.В. Коморбидность опийной наркомании и аффективных расстройств / Д.В. Четвериков, И.Я. Ирлицына // Вопросы наркологии. -2000. -№3.- С. 65-78.

143. Чирко, В.В. Алкогольная и наркотическая зависимость у больных эндогенными психозами / В.В. Чирко. М.: Медпрактика, 2002. - 168 с.

144. Чирко, В.В. О клинической типологии зависимости от психоактивных веществ у больных эндогенными психозами /В.В. Чирко, Э.С. Дроздов // Вопросы наркологии. 2001- №5 — С. 40-43.

145. Чирко, В.В. Сочетание хронического алкоголизма и наркоманий с различными формами психических расстройств /В.В. Чирко // Лекции по клинической наркологии. Под ред. H.H. Иванца М.: Витязь, 1995. - С. 97-105.

146. Шейнин, Л.М. Шизофрения, сочетающаяся с алкоголизмом : автореф. дис. . канд. мед. наук. / Л.М. Шейнин. М., 1984.

147. Шлемина, И.В. Характеристики алкогольной зависимости у больных шизотипическим расстройством (малопрогредиентной шизофренией) /

148. И.В. Шлемина // Материалы общероссийской конференции: Реализация программы «Психические расстройства» Федеральной целевой программы «Предупреждение и борьба с социально-значимыми заболеваниями (2007-2011 гг.)». М.: ИД «МЕДПРАКТИКА-М», 2008. - С.343-344.

149. Allen, J. Relationship between substance abuse severity indicators and cognitive performance in a dual-diagnosis population / J. Allen // Brit. J. Neurophychiat. and Clin. Neurosis. 1999. - №1. - P. 144.

150. Bachmann, K.M. An integrated treatment program for dually diagnosed patients / K.M. Bachmann, F. Moggi, H.P. Hirsbrunner et al. // Psychiatr. Serv. -1997.-№48.-P. 314-316.

151. Back, S. Treatment challenges associated with comorbid substance use and posttraumatic stress disorder: Clinicians' perspectives / S. Back, A. Waldrop, K. Brady // American Journal on Addictions. 2009. - № 18 (1). - P. 15-20.

152. Bell, N.S. Drinking and spouse abuse among U.S. Army soldiers / N.S. Bell, T. Harford, J.E. McCarroll et al. //|Alcoholism; Clinical and Experimental Research. 2004. - Vol. 28. - P. 1890-1897.

153. Blixen, C.E. Dual diagnosis in elders discharged from apsychiatric hospital / C.E. Blixen, G.J. McDougall, L.J. Suen // Int. J. Geriatr. Psychiatry. -1997.-№ 12.-P. 307-313.

154. Bongiorno, F.P. Dual diagnosis: developmental disability complicated by mental illness / F.P. Bongiorno // South. Med. J. 1996. - № 89. - P. 11421146.

155. Brady, K.T. Substance abuse and posttraumatic stress disorder / K.T. Brady, S.E. Back, S.F. Coffey // Current Directions in Psychological Science. 2004. - № 13.-P. 206-209.

156. Brady, K.T. The relationship between substance abuse and bipolar disorder / K.T. Brady, S.C. Sonne // J. Clin. Psychiatr. 1995. - № 56. - P. 19-24.

157. Brady, S. Dual diagnosis: a treatment model for substance abuse and major mental illness / S. Brady, C.M. Hiam, R. Saemann // Comm. Ment. Health J. -1996.-№32.-P. 573-578.

158. Bremner, D.J. Chronic PTSD in Vietnam combat veterans: Courscof illness and substance abuse / D.J. Bremner, S.M. Southwick, A. Darnell et al. // Amer. J. Psychiat. 1996; - 153, №3. - P. 369-375.

159. Brooner, R.K. Psychiatric and substance use comorbidity among treatment-seeking opioid abusers / R.K. Brooner, V.L. King, M. Kidorf // Arch. Gen. Psychiatry. 1997. - № 54. - P. 71-80.

160. Cacciola, J.S. Posttraumatic stress disorder and other psychopathology in substance abusing patients / J.S. Cacciola, J.M. Koppenhaver, A.I. Alterman et al.// Drug and Alcohol Dependence. 2009.-№ 101 (1-2). -P. 27-33.

161. Ciaassen, C.A. Substance use among patients with a psychotic disorder in a psychiatric emergency room / C.A. Ciaassen, S. Gilfillan, P. Orsulak et al. // Psychiatr. Serv. 1997. - № 48. - P. 353-358.

162. Cook, J. Influence of PTSD symptom clusters on smoking status among help-seeking Iraq and Afghanistan veterans / J. Cook, M. Jakupcak, R. Rosenheck et al. // Nicotine & Tobacco Research. 2009. - № 11(10). - P. 11891195.

163. Cornelius, J.R. PTSD contributes to teen and young adult cannabis use disorders / J.R. Cornelius, L. Kirisci, M. Reynolds et al. // Addictive Behaviors. 2009. -№ 35 (2). - P. 91-94.

164. Cornelius, J.R. Alcohol and psychiatric comorbidity / J.R. Cornelius, O. Bukstein, I. Salloum et al. // Recent Dev Alcohol. 2003. - № 16 - P.361374.

165. Crome, I.B. Pharmacotherapy in dual diagnosis / I.B. Crome, T. My-ton // Advances in Psychiatric Treatment. 2004. - Vol. 10, 413-424.

166. Davidson, J.R.T. Diagnostic issues in posttraumatic stress disorderA considerations for the DSM-IV / J.R.T. Davidson, E.B. Foa // J. Abnorm. Psychol. -1991. Vol. 100. - P. 346-355.

167. Dixon, L. Remission of Substance use Disorders among Psychiatric inpatients with Mental illness / L. Dixon, S. McNary, A. Lehman // Amer. J. Psychiatry. 1998. - №155. - P. 239-243.

168. Donanti, R. Konsiliar liasondienst fur Patienten mit Doppeldiagnose / R. Donanti, K.M. Bachmann // Abhängigkeiten. 1997. - №3. - P. 5864.

169. Donovan, D. Quality of life as an outcome measure in alcoholism treatment research / D. Donovan, M.E. Mattson, R.A. Cisler et al. // J. Stud. Alcohol. Suppl. 2005. - Vol. 15. - P. 119-139.

170. Drake, R.E. A review of integrated mental health and substance abuse treatment for patients with dual disorders / R.E. Drake, C. Mercer McFadden, K.T. Mueser // Schizophrenia Bulletin. 1998. - № 24. - P. 589-608.

171. Favaro, A. Posttraumatic stress disorder and major depression among Italian Nazi concentration camp survivors: a controlled study 50 years later / A. Favaro, F.C. Rodella, G. Colombo et al. // Psychological Medicine. 1999. - P. 87-95.

172. Feinstein, A.R. The pre-therapeutic classification of comorbidity in chronic disease // J. Chronic disease. 1970. - Vol. 23.

173. Fischer, E.N. Anxiety and alcohol abuse in patients in treatment for depression / E.N. Fischer, J.W. Goethe // Amer. J. Drug and Alcohol Abuse. 1998. -№3. - P. 453-463.

174. Frances, A. Psychopharmacology. / A. Frances, D. Manning, D. Marin et al. 1992 (106).-P. 82-86.

175. Franklin, C.L. Posttraumatic stress disorder and major depressive disorder: investigating the role of overlapping symptoms in diagnostic comorbidity / C. L. Franklin, M. Zimmerman // J. Nerv. Ment. Dis. 2001. - P. 404-410.

176. Fukunishi, I. Posttraumatic stress disorder in the families of cadaveric and living donor population: A comparison of Japanese and American outcomes. /1. Fukunishi, W. Paris, S. Mitchell et al. // Transplant Proc. 2002, 34(7). - P. 2627.

177. Galea, S. Trends of probable post-traumatic stress disorder in New York City after the September 11 terrorist attaks / S. Galea, D. Vlahov, H. Resnick et al. //Am. J. Epidemiol. -2003. Vol. 158. - P:514-524.

178. Games, S.L. Substance use and abuse among patients with comorbid dysthymia and substance disorder / S.L. Games, J. Westermeyer, R.D. Crosby // Amer. J. Drug and Alcohol Abuse. 1998. - №4. - P. 541550.

179. Graeter, К. Dementia praecox mitt alcoholism's chronic's / К. Craeter. -Leipzig. 1909. - P. 302-304.

180. Grant, B.F. The 12-month prevalence and trends in DSM-IV alcohol abuse and dependence; United States, 1991-1992 and 2001-2002 / B.F. Grant, D.A. Dawson, F.S. Stinson et al. // Drug Alcohol Dependence. 2004. - Vol. 74. -P. 223-234.

181. Grinspoon, L. The use of cannabis as a mood stabilizer in bipolar disorder / L. Grinspoon, J.B. Bakalar // J. Psyhoact. Drugs. — 1998. — №2. P. 171-177.

182. Harper, C. Ethanol and brain damage / C. Harper, I. Matsumoto // Cur. Op. Pharm. 2005. - Vol.5. - P. 73-78.

183. Hingson, R.W. Effects on alcohol-related fatal crashes of a community-based initiative to increase substance abuse treatment and reduce alcohol availability / R.W. Hingson, R.C. Zakocs, T. Heeren et al. // Inj. Prevent. 2005. -Vol.11.-P. 84-90.

184. Holtz, Т.Н. Mental health status of human rights workers, Kosovo 2000 / Т.Н. Holtz, P. Salama, C.B. Lopes // J. Trauma Stress. 2002, 15(5). - P. 389395.

185. Jacobson, I.G. Alcohol use and alcohol-related problems before and after military combat deployment / I.G. Jacobson, M.A.K. Ryan, T.I. Hooper et al. // Journal of the American Medical Association. 2008. - 300. - P. 663-675.

186. Kaye, W.H. Comorbidity of Anxiety Disorders With Anorexia and Bulimia Nervosa / W.H. Kaye, C.M. Bulik, L. Thornton et al. // Am. J. Psychiatry. -2004.- 161. -P. 2215-2221.

187. Kessler, R.S. Sex and depression in the national comorbidity survey I: lifetime prevalence, chronicity and recurrence / R.S. Kessler, K.A. MeGonaghe, M. Swartz et al. // J. Affect. Dis. 1993. - №29. - P.85-96.

188. Kingston, S. The relationship of sexual abuse, early initiation of substance use, and adolescent trauma to PTSD / S. Kingston, C. Raghavan // Journal of Traumatic Stress. 2009: - № 22(1). - P. 65-68.

189. Koopman, C. Predictors of posttraumatic stress symptoms among survivors of the Okland / C. Koopman, C. Classen, D. Spiegl et al. // Amer. J. Psychiat. -1994. 154, № 6. - P. 888-894.

190. Koren, D. Acute Stress Response and Posttraumatic Stress Disorder in Traffic Accident Victims: A One-Year Prospective, Follow Up Study / D. Koren, I. Arnon, E. Klein //Am. J. Psychiatry. - 1999. -P. 367-373.

191. Kushner, M. The effect of alcohol consumption on laboratory induced panic and state anxiety / M. Kushner. // Arh. Gen. Psychiatry. — 1996. Vol. 53. -P: 264-270.

192. Lepola, U. Alcohol and depression in panic disorders / U. Lepola // Acta Psychiatr. Skand. 1994. - Vol. 377, - Suppl. 89. -P. 347-361.

193. Maurat, A.M. Transtorno de post-traumatico nao relacionado a Guerra. Seria psicofarmacol. 53. / A.M. Maurat, P. Coscarelli, A.E. Nardi et al. // J. bras. Psiquiat. 1996. - 45, №9. -P. 551-556.

194. Mazzeo, S.E. A cluster analysis of symptom patterns and adjustment in Vietnam combat veterans with chronic posttraumatic stress disorder / S.E. Mazzeo, J.C. Beckham, Cv.C. Witvliet et al. // J. Clin. Psychol. 2002, 58(12). -P. 1555-1571.

195. McFarlane, A.C. A longitudinal analysis of alcohol consumption and the risk of posttraumatic symptoms / A.C. McFarlane, D. Browne, R.A. Bryant et al. // Journal of Affective Disorders. 2009. - № 118 (1-3). - P. 166-172.

196. McGovern, M.P. A cognitive behavioral therapy for co-occurring substance use and posttraumatic stress disorders / M.P. McGovern, C. Lambert-Harris, S. Acquilano et al. // Addictive Behaviors. 2009. - № 34 (10, Special Issue). -P.892-897.

197. Mirza, K.A.H. Posttraumatic stress disorder in children and adolescents following road traffic accidens / K.A.H. Mirza, B.R. Bhadrinath, I.M. Goodyer et al. // British Journal of Psychiatry. 1998. - №27. - P. 443-447.

198. Murphy, J.M. Diagnostic comorbidity and symptom co-occurrence: The Stirling County study. In: Masser D., Cloninger R. (Eds.) Comorbidity of Mood and anxiety disorders / J.M. Murphy. Washington, D.C: American Psychiatric Press. - 1990.

199. Murray, J.B. Posttraumatic stress disorder: A review / J.B. Murray // Genet. Soc. and Gen. Psychol. Monogr. 1992., № 3. - P: 313-338.

200. Najdowski, CJ. Prospective effects of sexual victimization on PTSD and problem drinking / C.J. Najdowski, S.E.Ullman // Addictive Behaviors. -2009. № 34 (11). - P. 965-968.

201. Pechter, B.M. Psychopharmacotherapy for addictive and comorbid disorders: current studies. The integration of pharmacological and nonpharma-cological treatments / B.M. Pechter, N.S. Miller // J. Addictive Diseases. -1997.-№ 16.-P. 23-37.

202. Potts, M.K. Long-term effects of trauma: Post-traumatic stress amond civilian interness of the Japanese during World War II / M.K. Potts // J. Clin. Psychol. 1994. - №5 -P.681-698.

203. Powel, N. Stress disorder / N. Powel // Fire. 1995. - 88, - № 1084. - P. 29-30.

204. Prigerson, H.G. Consensuns criteria for traumatic grief / H.G. Priger-son, M.K. Shear, S.C. Jacobs et al. // British Journal of Psychiatry. 1999. -P. 67-73.

205. Räch, B.J. Awareness of substance abuse problems among dually-diagnosed psychiatric inpatients / B:J. Räch, L. Dixon, I.J. Gearon // Psychoactive Drugs. 1999. - № 1. - P. 53-57.

206. Ray, L.A. Posttraumatic stress disorder with and without alcohol use disorders: Diagnostic and clinical correlates in a psychiatric sample / L.A. Ray, C. Capone, E. Sheets et al. // Psychiatry Research. 2009. - № 170 (2-3). - P. 278-281.

207. Robinson, S. Retraumatization of Holocaust survivors during the Guff War and SCUD missile attacks of Israel / S. Robinson, J. Hemmendinger, R. Netanel et al. // Brit. J. Med. Psychol. 1994. - 67, №4. - P. 353-362.

208. Rothbaum, B.O. Subtypes of posttraumatic stress disorder and duration of symptoms / B.O. Rothbaum, E.B. Foa / Posttraumatis Stress Disorder DSM-IV and Beyond. Washington, 1992. - 415 p.

209. Saitz, R. Unhealthy alcohol use / R. Saitz // New Engl. J. Med. 1990. -Vol.19.-P. 596-607.

210. Sartorius, N. Depression comorbid with anxiety: preliminary results from the WHO study on Psychological Disorders in preliminary Health Care / Sartorius N., Ustun T.B., Lecrubier Y. et al. // British J. of Psychiatry. 1996. - Vol.168 - Suppl.30.

211. Schechter, D.S. Is maternal PTSD associated with greater exposure of very young children to violent media? / D.S. Schechter, A. Gross, E. Willheim et al. // Journal of Traumatic Stress. 2Ö09. - № 22 (6). - P. 658-662.

212. Schwarz, E.D. Posttraumatic stress disorder after a school shooting: Effects of symptom threshold selection and diagnosis by DSM-III, DSM-III-R, or proposed DSM-IV / E.D. Schwarz, J.M. Kowalski // Amer. J. Psychiat. — 1991. — 148, №5.-P. 592-597.

213. Shore, J. H. Community patterns of posttraumatic stress disorders / J.H. Shore, W.V. Vollmer, E.I. Tatum // J. Nerv. Ment. Dis. 1989. - Vol. 177. - P. 681-685.

214. Sloon, K.L. Substance abuse and psychiatric illness / K.L. Sloon, G. Rowe // Treatment experience Drug and Alcohol Abuse. 1998. - № 4. - P. 589601.

215. Solomon, Z. PTSD amond Israeli former prisoners of war and soldiers with combat stress reaction: A longitudinal study / Z. Solomon, Y. Neria, A. Ohry et al. // Amer. J. Psychiat. 1994. - 151, №4. - P.554-559.

216. Solter, V. Elevated Serum Lipids in Veterans with Combat-related Chronic Posttraumatic Stress Disorder / V. Solter, V. Thaller, D. Karlovic, et al. // Croat Med. J. 2002, 43(6). - P. 685-689.

217. Somasundaram, D. Treatment of massive trauma due to war / D. Soma-sundaram // Advances in Psychiatric Treatment. 1997. - Vol.3 - P. 321-330.

218. Sonne, S.C. Substance abuse and bipolar affective disorder / S.C. Sonne, K.T. Brady, W.A. Morton // J. Nerv. Ment. Disease. 1994. - № 182 (6). - P. 349-352.

219. Southwick, S.M. The interaction between pharmacotherapy and psychotherapy in the treatment of posttraumatic stress disorder / S.M. Southwick, R. Yehuda // Am. J. Psychother. 1993. Vol. 47, №3. - P. 404-410.

220. Stein, M.B. Posttraumatic stress disorder in the primary care medical setting / M.B. Stein, J.R. McQuaid, P. Pedrelli et al. // Gen. Hosp. Psychiatry. 2000. - Vol. 22.-P. 261-269.

221. Stohler, R. Sind Doppeldiagnose-Äbteilungen' zur Behan dlung von Patienten mit Störungen durch psychotrope Substanzen und zusatzlichen psychiatrischen Störungen? / R. Stohler, D. Ladewig // Abhängigkeiten. -1997. -№3.-Pl 19-24.

222. Trappler, B. Holocaust survivors in a primary care setting: fifty years later / B. Trappler, J.W. Braunstein, G. Moskowitz, et al. // Psychol Rep. 2002, 91(2).-P. 545-552.

223. Tull, M.T. A preliminary examination of the relationships between posttraumatic stress symptoms and crack/cocaine, heroin, and alcohol dependence / M.T. Tull; K.L. Gratz, W.M. Aklin et al. // Journal of Anxiety Disorders. -2010.-№24(1).-P. 55-62.

224. Ursano, R.J. Acute and Chronic Posttraumatic Stress Disoder in Motor Vehicle Accident Victims / R.J. Ursano, C.S. Fullerton, R.S. Epstein et al. // Am. J. Psychiatry. 1999. - P. 589-595.

225. Van Praag, H.M. Comorbidity (psycho) analised / H.M. Van Praag // British J. of Psychiatry. 1996. - Vol.168 - Suppl.30.

226. Volpicelli, J. The Role of Uncontrollable Trauma in the Development of PTSD and Alcohol Addiction / J. Volpicelli, G. Balaraman, J. Hahn et al. // Alcohol Research and Health. 1999. - №4. - P. 256-262.

227. Wagner, D. Prevalence of Symptoms of Posttraumatic Stress Disorder in German Professional Firefighters / D. Wagner, M. Heinrichs, U. Ehlert // American Jornal of Psychiatry. 1998. - P. 1727-1732.

228. Warshaw, M.G. Qualiti of laif and dissociation in anxiety disorder patients with histories of trauma or PTSD / M.G. Warshaw, E. Fierman, L. Prant et al. // Amer. J. Psychiat. 1993. - 150, № 10. -P. 1512-1516.

229. Westermeyer, J. Course and severity of substance abuse among patients with comorbid major depression / J. Westermeyer, S. Корка, S. Nugent // Am. J. Addiction. 1997. - № 6. - P. 284-292.

230. Wittchen, H.U. What is comorbidity fact or artifact? / H.U. Wittchen // British J. of Psychiatry. - 1996. -Vol.168 - Suppl. 30.-P. 9-16.

231. Zaslav, M.R. Psychology of comorbid posttraumatic stress disorder and substance abuse: Lessons from combat veterans / M.R. Zaslav // J. Psychoactive. Drugs. 1994.-26, №4.-P. 393-400.

232. Zimberg, S. A dual diagnosis typology to improve diagnosis and treatment of dual disorder patients / S. Zimberg // Psychoactive Drugs. 1999. — №1. — P. 47-51.0

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.