Клинико-динамические и социально-психологические аспекты психического здоровья военнослужащих тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.00.18, кандидат медицинских наук Казенных, Владислав Валерьевич

  • Казенных, Владислав Валерьевич
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2005, ТомскТомск
  • Специальность ВАК РФ14.00.18
  • Количество страниц 210
Казенных, Владислав Валерьевич. Клинико-динамические и социально-психологические аспекты психического здоровья военнослужащих: дис. кандидат медицинских наук: 14.00.18 - Психиатрия. Томск. 2005. 210 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Казенных, Владислав Валерьевич

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ АДАПТАЦИОННЫХ 12-47 ВОЗМОЖНОСТЕЙ У ВОЕННОСЛУЖАЩИХ: КЛИНИЧЕСКИЙ И РЕАБИЛИТАЦИОННЫЙ АСПЕКТЫ (Обзор литературы)

1.1. Проблема адаптации в различных социальных группах

1.2. Проблема адаптации среди военнослужащих

1.3. Клинические и динамические аспекты расстройств 30 адаптации у военнослужащих

1.4. Реабилитационные аспекты расстройств адаптации в 41 условиях Вооруженных Сил Российской Федерации

Глава 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ 48

2.1. Общая характеристика материала

2.2. Методы исследования

Глава 3. РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ И ТИПОЛОГИЯ 68-98 ПРЕНЕВРОТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

3.1. Клинико-эпидемиологическая характеристика 68 преневротических расстройств у военнослужащих

3.2. Типологическая структура преневротических расстройств 82 у военнослужащих

3.3. Анализ факторов, способствующих развитию 90 преневротических расстройств у военнослужащих

Глава 4. КЛИНИКО-ДИНАМИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА 99-134 ПОГРАНИЧНЫХ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

4.1. Распространенность и клинико-нозологическая характеристика пограничных нервно-психических расстройств у военнослужащих

4.2. Типологическая структура пограничных нервно- 121 психических расстройств у военнослужащих

4.3. Анализ факторов, способствующих развитию 129 пограничных нервно-психических расстройств у военнослужащих

Глава 5. ПРОФИЛАКТИКА РАССТРОЙСТВ ПСИХИЧЕСКОГО 135-164 ЗДОРОВЬЯ У ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

5.1. Принципы организации психопрофилактической помощи , 135 военнослужащим

5.2. Превенция преневротических расстройств психического 144 здоровья и первичная профилактика пограничных нервно-психических расстройств у военнослужащих

5.3. Вторичная профилактика пограничных нервно- 149 психических расстройств у военнослужащих

5.4. Оценка эффективности психопрофилактической помощи 157 военнослужащим

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Психиатрия», 14.00.18 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Клинико-динамические и социально-психологические аспекты психического здоровья военнослужащих»

Здоровье нации в будущем определяется психическим здоровьем детей и подростков. Состояние здоровья детей и подростков - серьезная социальная, психологическая и медицинская проблема, обострившаяся в результате дестабилизирующего влияния социально-экономических преобразований в постсоветском обществе, требующая адекватных организационных подходов для ее разрешения (Семке В.Я., Положий Б.С., 1990; Дмитриева Т.Б., 1999; Семке В.Я., 1999, 2003; Дмитриева Т.Б., Положий Б.С., 2001; Голдобина О.А., Трешутин В.А., 2001; Агарков А.П., Агарков. А.А., Логунцова О.Н., 2004). Негативные тенденции в состоянии здоровья детей и подростков явилось причиной увеличения социально дезадаптированных детей, снижения годности юношей к военной службе до 60% от числа лиц призывного возраста, увеличения до 70% доли лиц, имеющих по состоянию здоровья ограничения к получению профессионального образования и трудоустройству (Материалы коллегии МЗ РФ от 27.03.2001. «Организация медицинской помощи детям подросткового возраста в современных условиях»). Снижение кадрового, интеллектуального и оборонного потенциала государства можно расценивать как угрожающее безопасности России. По данным Министерства обороны РФ, из числа подростков, признанных негодными к военной службе в мирное время, более 40% составляют лица с психическими расстройствами, а в структуре заболеваний, явившихся причиной увольнения из войск в первые 3 месяца, психические нарушения занимают первое ранговое место (39%). Задача охраны психического здоровья подростков обусловлена не только высоким риском развития психических расстройств и их большой распространенностью, но и выраженностью социальной дезадаптации. В современных условиях выраженной социальной нестабильности, утраты ценности образования и отсутствия реальных перспектив у подростков происходит возрастание этиологической роли социально-психологического фактора, его влияния на клинические проявления и динамику развития пограничных нервно-психических расстройств (Логунцова О.Н., 1995; Голдобина О.А., Трешутин В.А., 2001; Куприянова И.Е., 2003).

Быстрое биологическое и психологическое развитие делает ребенка чрезвычайно чувствительным к воздействию большого числа физических и психо- социальных факторов окружающей среды (Айзман Р.И., 1996; Касаткин В.Н., 1998; Кучма В.Р. с соавт., 2001; Santich М. et al., 1997; Silva R.R. et al., 2000). Исследования Э.М.Александровской (1988), Т.Б.Дмитриевой (1999), J.Bowlby (1951), G.L.Bowen et al. (1996) убедительно доказывают связь негативных тенденций в уровне психического здоровья и снижением уровня жизни населения, ростом безработицы родителей, разрешением уклада жизни многих семей. Важную роль в развитии дезадаптационных состояний играют микросоциальные факторы - уровень образования и социальный статус родителей, мера комфортности семейных взаимоотношений, характер детско-родительских отношений, стиль воспитания и другие особенности семейной жизни (Авдеенок J1.H., 1998; Захаров А.И., 2000; Белокрылова М.Ф., Семке В.Я., 2001; Radkowsky М. et al., 1997).

Согласно данным Государственного доклада о состоянии здоровья населения Российской Федерации (2000), в результате социальных коллизий, неполноценного питания и резкого ухудшения экологической обстановки не более половины детей здоровы физически и психически, а к моменту окончания школы лишь 20% не имеют отклонений. Между тем, именно эта категория представляет большинство при поступлении на первый курс военных ВУЗов и училищ. Опыт показывает, что отсутствие дифференцированных мер врачебно-воспитательного характера со стороны медицинских работников и войсковых командиров могут быть причиной дезадаптационных реакций, сопровождающихся невротическими расстройствами. При этом различные формы руководства - императивное, директивное, поощрительное, конвенциальное - дают определенный профилактический и компенсирующий эффект только при их дифференцированном использовании в зависимости от учета индивидуально-типологических особенностей военнослужащих (Куликов В.В., 1989). В целях повышения - успешности адаптации военнослужащих к условиям службы в Российской Армии и зарубежных странах широко применяется профессиональный отбор с применением психологических методов исследования. Однако анализ использующихся психологических методов исследования остается постоянен на протяжении десятилетий и не учитывает изменившегося характера психогений у военнослужащих. Кроме того, в ходе исследования изучаются не индивидуально-типологические особенности личности, а анализ показателей уровня знаний испытуемого, умений и навыков часто не выявляет его потенциальные возможности (Бартлет Ф., 1959; Кробах Л., 1985; Бодров В.А., 1985; Куликов В.В., 2001; Литвинцев С.В., Фадеев А.С.,2001).

В современных условиях резко возрастает значимость раннего выявления и последующей быстрой коррекции психических расстройств у военнослужащих, вызванных психогениями различного уровня. Это делает необходимым разработку системы мероприятий по предотвращению дезадаптации и сохранению психического здоровья военнослужащих. До настоящего времени существует ряд противоречивых и дискуссионных моментов по проблеме психической адаптации и состояний психической дезадаптации среди военнослужащих (Власенко В.И., 1997; Александровский Ю.А., 2001; Глумова И.В., Хвостова О.И., Счастный Е.Д., 2003; Епанчинцева Е.М., Семке В.Я., 2004, 2005), в том числе учащихся военных ВУЗов, что затрудняет разработку методов их эффективного лечения и превенции. Помимо этого отсутствуют чётко разработанные дифференциально-диагностические и прогностические подходы, направленные на раннюю диагностику и единую тактику их ведения.

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Клинико-эпидемиологическое и клинико-динамическое изучение психического здоровья военнослужащих и разработка научно обоснованных принципов превенции и профилактики психодезадаптивных состояний и пограничных нервно-психических расстройств.

ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Изучить распространенность предболезненных расстройств и ПНПР у военнослужащих в зависимости от военной выслуги, профессиональных характеристик.

2. Выявить и систематизировать факторы - психогенные, соматогенные, психологические, профессиональные, производственные, социальнобытовые, неблагоприятно влияющие на психическое здоровье военнослужащих.

3. Изучить клиническую структуру и динамику преневротических расстройств и ПНПР у военнослужащих.

4. Оптимизировать принципы ранней диагностики, реабилитации, превенции и профилактики расстройств психического здоровья у военнослужащих.

ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Изучение распространенности и клинической динамики психического здоровья военнослужащих - учащихся военных вузов позволило распределить их в зависимости от уровней психического здоровья (психически здоровые, лица с преневротическими расстройствами, лица с пограничной нервно-психической патологией). Выявлено преобладание донозологических расстройств над здоровым контингентом и лицами с диагностированными ПНПР.

2. Наиболее значимыми факторами в генезе донозологических расстройств и ПНПР явились конституционально-биологические, социальные, в том числе микросоциальные (семейно-бытовые и служебные), экзогенно-органические и соматогенные воздействия. Определена неоднозначность вклада тех или иных факторов на разных этапах формирования расстройств, их взаимопроникновение и взаимодействие.

3. В структуре донозологических форм выявлено преобладание астенического варианта преневротических расстройств. Типологически среди ПНПР доминировали невротические расстройства, в меньшей степени - расстройства личности и поведения, реже встречались экзогенно-органические расстройства.

4. Представленная клинико-динамическая характеристика преневротических расстройств и ПНПР у военнослужащих способствовала их ранней диагностике, прогностической оценке, профилактике, превенции и ранней реабилитации. Осуществление реабилитационных и превентивных мероприятий проводилось с учетом преобладающих индивидуальных типологических особенностей. Индивидуализация предлагаемых мероприятий достигалась за счет группировки отдельных составляющих каждого из комплексов (психофармакологического, психотерапевтического, психопрофилактического) в пять дифференцированных лечебно-профилактических и реабилитационных программ, основанных на принципах этапности, дифференцированности, преемственности.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА

Впервые на материале сплошного клинико-эпидемиологического и клинико-динамического изучения психического здоровья военнослужащих - курсантов отделения подготовки военных фельдшеров Томского Военно-медицинского института были получены данные о распространенности пограничных нервно-психических расстройств в данной профессиональной группе населения. Впервые были изучены преневротические расстройства у лиц данной популяции. Критерии ранней диагностики предболезненных нарушений психического здоровья и предложенные методы их выявления могут быть использованы для обследования большого контингента военнослужащих Российской Армии. Впервые на основе комплексного обследования, в том числе психологического тестирования, были изучены и систематизированы факторы, неблагоприятно влияющие на психическое здоровье военнослужащих, изучены особенности клинических проявлений и динамика этих состояний, их влияние на социально-трудовую адаптацию курсантов отделения подготовки военных фельдшеров Томского Военно-медицинского института.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ

Оптимизированы новые формы и методы психопрофилактики в условиях службы в Российской Армии, а также организационная модель специализированной службы охраны психического здоровья военнослужащих. Предложенные программы превенции и профилактики психических расстройств позволили оптимизировать работу по охране психического здоровья военнослужащих, повысить адаптацию подростков к условиям службы в Российской Армии и способствовали повышению их боеспособности и продуктивности.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ

Материалы исследования доложены на Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Психические нарушения в детско-подростковом возрасте: клинико-терапевтические и социально-реабилитационные аспекты» (Томск, 22-23 сентября 2004 года); региональной научно-практической конференции «Региональные аспекты оказания медико-психологической помощи» (Кемерово, 30-31 марта 2005 года); V межрегиональной научно-практической конференции молодых ученых-педиатров (Томск, 24-25 марта 2005 года), XII Отчетной научной сессии ГУ НИИ психического здоровья ТНЦ

СО РАМН (Томск, 14 октября 2005 года); научно-практической конференции с международным участием «Актуальные аспекты психосоматических исследований» (Томск, 15 октября 2005 года).

По материалам диссертационного исследования опубликовано 9 статей, одни методические рекомендации, список которых приводится в конце автореферата.

ОБЪЕМ И СТРУКТУРА РАБОТЫ

Похожие диссертационные работы по специальности «Психиатрия», 14.00.18 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Психиатрия», Казенных, Владислав Валерьевич

ВЫВОДЫ

1. Клинико-динамическое изучение состояния психического здоровья контингента военнослужащих - курсантов 1-го и 2-го курсов отделения подготовки военных фельдшеров ТВМедИ выявило наличие ПНПР у 9,9 % обследуемых; преневротические расстройства - у 48,7 %.

2. Формирование преневротических расстройств и ПНПР определялось совокупностью конституционально-биологических, социальных, экзогенно-органических и соматогенных воздействий:

2.1. Установлена зависимость частоты встречаемости преневротических расстройств и ПНПР от выслуги лет и воинского звания: достоверно чаще данные расстройства выявлялись у военнослужащих с выслугой менее 2 лет по сравнению с военнослужащими с выслугой менее 1 года (61,3 и 38,7 %, р<0,01; 57,9 и 31,6 %), у рядовых по сравнению с младшими командирами (87,1 и 12,9 %, р<0,01; 78,9 и 21,1 %, р<0,01).

2.2. Выявлена роль конституционально-биологических, экзогенно-органических и соматогенных воздействий в генезе формирования преневротических расстройств и ПНПР: психопатологическая отягощенность - у 36,6 %, отягощенность соматоневрологической патологией - у 69,9 %, наличие пре- и постнатальных вредностей - у 73,1 % военнослужащих с преневротическими расстройствами, 15,1 % часто болели вирусными инфекциями. У военнослужащих с ПНПР психопатологическая отягощенность выявлялась в 21,1 %, соматическая

- в 68,4 %, экзогенно-органическая - в 15,8 %.

2.3. Патогенетический анализ психотравмирующих факторов показал, что наиболее значимыми при формировании ПНПР явились конфликты с командирами (68,4 %), сослуживцами (84,2 %) и глубинные психогении

- смерть и тяжелые заболевания близких (42,1 %).

3. Клинико-типологический анализ выявил 3 варианта преневротических расстройств: астенический (64,5 %), дистимический (20,4 %), соматовегетативный (15,1 %).

3.1. Наиболее высокие средние показатели уровня дезадаптации, оцениваемые по шкале дисфункциональности и напряженности психологических защит, отмечались у военнослужащих с астеническим и соматовегетативным вариантами преневротических расстройств (-0,2 и 36,2; -0,4 и 36,2); в группе с дистимическим вариантом эти показатели составили -0,5 и 29,5.

4. В группе военнослужащих с ПНПР достоверно чаще выявлялись невротические расстройства (47,3 %), расстройства личности и поведения (36,9 %), экзогенно-органические расстройства были диагностированы в 15,8 % случаев.

4.1. Выявлен высокий уровень дезадаптации в группе военнослужащих с невротическими расстройствами (-1,7.) в сочетании с напряженностью психологических защит (68,8) и высокими показателями пралогической защиты (65,7). В этой группе достоверно чаще выявлялись неадаптивные варианты коппинг-поведения во всех сферах: в поведенческой - «активное избегание», «отступление», в когнитивной - «смирение», «растерянность», в эмоциональной - «подавление эмоций», «самообвинение». Группа военнослужащих с личностными и экзогенно-органическими расстройствами демонстрировали относительно адаптивные варианты коппинг-поведения и средний уровень дезадаптации (-0,2 и 0,7) в сочетании со средними показателями психологических защит (53,1 и 55,9 %) и пралогической защиты (40,2 и 43,6 %)

5. Превентивные, лечебно-профилактические и реабилитационные мероприятия среди контингента военнослужащих разработаны с учетом преобладающих клинических и индивидуальных типологических особенностей. Предложены пять программ на основе вариаций отдельных составляющих психофармакологического, психотерапевтического, психопрофилактического комплексов с учетом принципов дифференцированности, этапности и преемственности.

6. Применение дифференцированных превентивных, лечебно-профилактических и реабилитационных программ наиболее эффективно в группе здоровых лиц и военнослужащих с преневротическими расстройствами (97,8 %); в группе военнослужащих с ПНПР клиническая эффективность составила 78,9 %. Катамнестическое прослеживание (средняя продолжительность 1,5±0,5 года) выявило повышение стрессоустойчивости здоровых лиц, восстановление социально-трудовой адаптации у военнослужащих, имевших реальный риск развития невротических состояний, редукцию психопатологических симптомов у военнослужащих с ПНПР. Проведение психопрофилактических и реабилитационных мероприятий способствовало лучшей социальной, в том числе профессиональной, адаптации военнослужащих, что подтверждалось положительной динамикой показателей шкалы дисфункциональности и критериев качества жизни.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Психическое здоровье индивида и общественных групп всегда было одним из важнейших факторов, определяющих статус цивилизации, социальное благополучие общества, тенденции его ближайшего развития. Сложные социальные процессы нашего времени: прессинг экономической неустроенности, нарастание межнациональных конфликтов, искажение межчеловеческих отношений наносится ущерб психическому здоровью человека, личности и общества в целом, вызывают внутреннюю напряженность, тревогу за свое существование и благополучие, беспокойство за своих близких (Семке В.Я., Епанчинцева Е.М., 2005). Здоровье нации в будущем определяется психическим здоровьем детей и подростков. Состояние здоровья детей и подростков - серьезная социальная, психологическая и медицинская проблема, обострившаяся в результате дестабилизирующего влияния социально-экономических преобразований в постсоветском обществе, требующая адекватных организационных подходов для ее разрешения (Семке В.Я., Положий Б.С., 1990; Дмитриева Т.Б., 1999; Семке В.Я., 1999; 2003; Дмитриева Т.Б., Положий Б.С., 2001; Голдобина О.А., Трешутин В.А., 2001; Агарков А.П., Агарков А.А., Логунцова О.Н., 2004). Негативные тенденции в состоянии здоровья детей и подростков явилось причиной увеличения социально дезадаптированных детей, снижения годности юношей к военной службе до 60% от числа лиц призывного возраста, увеличения до 70% доли лиц, имеющих по состоянию здоровья ограничения к получению профессионального образования и трудоустройству (Материалы коллегии МЗ РФ от 27.03.2001. «Организация медицинской помощи детям подросткового возраста в современных условиях»). Снижение кадрового, интеллектуального и оборонного потенциала государства можно расценивать как угрожающее безопасности России.

В связи с этим комплексные исследования психического здоровья военнослужащих, в том числе студентов военных ВУЗов, приобретают особую актуальность. В современных условиях резко возрастает значимость раннего выявления и последующей быстрой коррекции психических расстройств у военнослужащих, вызванных психогениями различного уровня. Это делает необходимым разработку системы мероприятий по предотвращению дезадаптации и сохранению психического здоровья военнослужащих. До настоящего времени существует ряд противоречивых и дискуссионных моментов по проблеме психической адаптации и состояний психической дезадаптации среди военнослужащих (Власенко В.И., 1997; Александровский Ю.А., 2001; Глумова И.В., Хвостова О.И., Счастный Е.Д., 2003; Епанчинцева Е.М., Семке В.Я., 2004), в том числе учащихся военных ВУЗов, что затрудняет разработку методов их эффективного лечения и превенции. Помимо этого отсутствуют чётко разработанные дифференциально-диагностические и прогностические подходы, направленные на раннюю диагностику и единую тактику их ведения.

Нами проведено клинико-эпидемиологическое и клинико-динамическое изучение психического здоровья военнослужащих с последующей разработкой научно обоснованных принципов превенции и профилактики психодезадаптивных состояний и пограничных нервно-психических расстройств. При проведении настоящего исследования мы основывались на методологических принципах превентивного направления в психиатрии, разработанных в ГУ НИИ ПЗ ТНЦ СО РАМН под руководством академика РАМН В.Я.Семке. При проведении клинико-динамической оценки расстройств адаптации использовались общепринятые в отечественной психиатрии понятия невротических реакций, состояний и развитий (невротические и патологические) (Кербиков О.В., 1962; Карвасарский Б.Д., 1980; Ганнушкин П.Б., 1998). Клиническая систематика изучаемых психопатологических состояний проводилась в соответствии с МКБ-10 и рассматривалась в рубриках: для невротических расстройств (F40 - F44, F48), для соматоформных расстройств (F45), для расстройств личности и поведения (F60- F62, F91-93), для экзогенно-органических расстройств (F06.4. - F06.0, F07.). Оценка эффективности применяемых психопрофилактических и реабилитационных программ осуществлялась с использованием клинико-катамнестического метода, продолжительность катамнестического прослеживания составила 2 года. Критериями эффективности проводимых психопрофилактических программ у лиц с донозологическими расстройствами явилось исчезновение в психическом состоянии отдельных симптомов, нормализация частично нарушенной трудовой адаптации и раскрытие личностных возможностей респондентов. Основными критериями эффективности проводимых мероприятий явилась клиническая динамика, а также динамика показателей качества жизни.

Сплошное обследование военнослужащих - курсантов 1 и 2 курса подготовки военных фельдшеров Томского Военно-медицинского института позволило выявить 3 группы лиц с разным уровнем психического здоровья:

1 группа: здоровые в психическом и соматическом плане (79 человек - 41,4%),

2 группа: военнослужащие, чье психическое здоровье характеризовалось предболезненным уровнем психических расстройств (93 человека - 48,7%).

3 группа: лица, страдающие различными формами пограничной нервно-психической патологии (19 человек - 9,9%).

Изучение предболезненных расстройств у военнослужащих на основании результатов психологического обследования, анализа анамнестических данных и результатов клинико- психопатологического обследования, а также вышеперечисленных критериев диагностики, позволило выделить две группы преневротических расстройств:

1 ГРУППА потенциального риска развития преневротических расстройств, включившая в себя 66 человек, что составило 34,5% от всех обследованных. Анамнестическое прослеживание в этой группе выявило влияние таких факторов риска, как наследственная предрасположенность психическим расстройствам, перенесенные ранее расстройства психического здоровья, наличие аномалий и акцентуаций личности, состояния длительного психоэмоциального напряжения, сочетанное воздействие ситуационных психогенных факторов и соматической отягощенности. Мы не выявили нарушение адаптации в какой-либо сфере. Данная группа диагностировалась на основании 2-3 критериев преневротических расстройств (психологического, преклинического и биологической предрасположенности) и согласно систематике предболезненных расстройств (Семке В.Я., 2003) соответствовала начальному этапу преневротических состояний -психоадаптационным состояниям (ПАС).

2 ГРУППА реального риска развития преневротических расстройств, собственно донозологические расстройства, включившая 27 человек (14,1%). Нами было выявлена единичная симптоматика различного регистра, сохраняющаяся в течении от 3 недель до нескольких месяцев, с частотой проявления до 2-3 раз в неделю, наличие сочетания факторов повышенного риска пограничной нервно-психических расстройств и состояния дезадаптации в профессиональной и социально- психологических средах. Эта группа соответствовала психодезадаптивным состояниям (ПДАС).

Преневротические расстройства достоверно чаще выявлялись у военнослужащих с выслугой менее 2 лет (р<0,01), достоверные различия были выявлены нами и при анализе распространенности ПАС и ПДАС у военнослужащих с выслугой менее 1 и 2 лет - р<0,01 и р<0,005 соответственно. Этот уровень расстройств достоверно чаще выявлялся нами у рядовых (87,1% против 12,9%, р<0,01).

По признаку проявляющейся феноменологии в психическом состоянии мы выделили 3 варианта ПАС-ПДАС: астенический (с выделением 2 подтипов), дистимический, соматовегетативный.

Астенический вариант преневротических расстройств у военнослужащих был диагностирован нами у 60 человек, в 64,5% случаев (от общего количества курсантов с диагностированными преневротическими расстройствами). Мы также смогли выделили 2 подтипа психодезадаптивных нарушений:

1. с преобладанием психоэмоционального и интеллектуального перенапряжения;

2. с преобладанием психической утомляемости.

1 тип характеризовался значительным психоэмоциональным и интеллектуальным перенапряжением с повышенной работоспособностью, вызванной необходимостью ответственной работы. В конце дня респонденты отмечали чувство усталости, разбитости, головные боли, сонливости, они испытывали трудности засыпания. Несмотря на повышенную работоспособность, у курсантов отмечалось снижение продуктивности в учебе, трудности запоминания и воспроизведения учебного материала. Назначение в наряд также сопровождалось быстрой утомляемостью, чувством усталости. Данный тип расстройств мы диагностировали у 24 (25,8%) курсантов.

2 тип астенического варианта преневротических расстройств мы выделили у 36 (38,7%) респондентов. Для данного типа было характерно кратковременное снижение психической продуктивности - некоторое снижение памяти, трудности концентрации внимания, утомляемость, чувство физической и психической усталости, они испытывали трудности пробуждения, при этом не было проблем с засыпанием и ночным сном.

Соматовегетативный вариант преневротических расстройств был выявлен у 14 курсантов (15,1% случаев от общего количества лиц с диагностированными преневротическими расстройствами). Ведущими в психическом статусе были вегетативные нарушения - потливость, головокружения и головные боли, эмоциональная лабильность, ощущения «приливов жара», колебания артериального давления, сердцебиение (тахикардия), неприятные ощущения в области эпигастрия. У курсантов отмечалось снижение продуктивности в учебе, трудности запоминания и воспроизведения учебного материала, отвлекаемость. Часто состояние сопровождалось чувством тревоги или беспокойства, респонденты не чувствовали себя уверенно, избегали дополнительных нагрузок и ограничивали обязательные до минимума. Именно эта группа имела большое количество дисциплинарных взысканий, а 5 курсантов были снижены в должности (5,4% от общего количества курсантов с выявленными преневротическими расстройствами). В анамнезе были выявлены факторы риска в виде пре- и постнатальных поражений ЦНС, частых вирусных инфекций, сосудистой лабильности.

Дистимический вариант преневротических расстройств был выявлен у 19 курсантов (20,4%). Респонденты отмечали периодически возникающее чувство тревоги, внутреннего напряжения, психологического дискомфорта, кратковременные эпизоды вспыльчивости, что отражалось на их взаимоотношения с сослуживцами. Как ПАС, дистимический вариант преневротических расстройств характеризовался психоэмоциональными реакциями, сопровождающимися состоянием перенаряженности, беспокойства, внутренней неудовлетворенности, пессимистической оценкой будущего, эмоциональной лабильности с быстрым снижением эмоционального фона, что сопровождается утратой интереса к прежне актуальным проблемам, избеганием или откладыванием на более поздний срок принятия решений, самоограничением социальных контактов. Как ПДАС, данный вариант характеризовался дистимическим синдромом -раздражительностью с повышенной истощаемостью, чувством беспокойства и переживания психического дискомфорта, вспышками, сопровождающихся недовольством и озлобленностью. Кроме того, выявлялись признаки физической и психической слабости, вегетативная дисфункция, психическая гиперестезия к ранее малозначимым стрессовым воздействиям, особенно в межперсональных конфликтах.

Проведенное экспериментально-психологическое тестирование свидетельствовало о среднем уровне дезадаптации в группе курсантов с выявленными преневротическими расстройствами, поскольку общие показатели шкалы дисфункциональности у курсантов с астеническим вариантом преневротических расстройств составили (-0,2), с соматовегетативным вариантом (-0,4), а с дистимическим вариантом преневротических расстройств (-0,5). Согласно данным опросника верований и суеверий, низкий уровень пралогической защиты отмечался у всех респондентов по шкале магической тревожности (28,8 для курсантов с астеническим вариантом ПАС-ПДАС, 30,6 - для курсантов с соматовегетативным вариантом, 23,7 - для курсантом с дистимическим вариантом преневротических расстройств), по остальным шкалам выявлялся средний уровень ППЗ. Эти данные свидетельствовали о том, что пралогическое мышление не характерно для данной группы курсантов, для них были незначимы верования, не выражена первобытная психологическая защита, у курсантов нет переложения ответственности за себя и свои поступки на «высшие», «сверхъестественные» силы. Это подтверждало наше наблюдение о «гиперсоциализации» военнослужащих с выявленными преневротическими расстройствами, что является основной причиной напряжения компенсаторных механизмов адаптации. Согласно данным опросника коппинг-поведения, у военнослужащих с астеническим вариантом преневротических расстройств в поведенческой и эмоциональной сферах достоверно чаще (р<0,005) выявлялись относительно адаптивные варианты коппинг-поведения (35,5% против 23,6 и 5,4% соответственно): в поведенческой сфере «компенсация», «отвлечение», «конструктивная активность», в эмоциональной сфере -«эмоциональная разгрузка», «пассивная кооперация», в когнитивной сфере преобладали неадаптивные варианты коппинг-поведения (34,4% против 15,0% и 15,0% соответственно): «смирение», «растерянность», «диссимуляция», «игнорирование». В группе курсантов с соматовегетативным вариантом преневротических состояний достоверно чаще преобладали в поведенческой сфере адаптивные варианты коппинг-поведения (11,8% против 7,5% и 1,2% соответственно) - «проблемный анализ», «установка собственной ценности», «сохранение самообладания», в эмоциональной сфере -относительно адаптивные (8,6% против 4,3% и 7,5% соответственно), что свидетельствовало о значительной эмоциональной насыщенности, в когнитивной сфере (11,8% против 6,4% и 2,1% соответственно) -неадаптивные варианты коппинг-поведения «смирение», «растерянность», «диссимуляция», «игнорирование». Для дистимического варианта преневротических расстройств оказались характерными относительно адаптивные варианты коппинг-поведения в поведенческой (6,5% против 4,3% и 1,2% соответственно) и эмоциональной (5,4% против 3,2% и 3,2% соответственно) сферах. В когнитивной сфере достоверно чаще выявлялись адаптивные варианты коппинг-поведения (7,5% против 1,1% и 2,1% соответственно) -«проблемный анализ», «установка собственной ценности», «сохранение самообладания». Полученные данные коррелировали с выявленными ранее результатами экспериментально-психологического тестирования и клинических наблюдений.

Изучая обширную группу факторов, неблагоприятно влияющих на состояние здоровья военнослужащих с преневротическими расстройствами, мы отметили значение конституционально-биологических, социальных, в том числе микросоциальных (семейно-бытовых) и экзогенно-органических и соматогенных воздействий. Оценка конституционально-биологических воздействий была осуществлена с учетом комплекса показателей, в первую очередь, факторов пола, возраста, наследственной предрасположенности. К безусловно положительным мы отнесли те факторы, что все курсанты были мужского пола и имели возраст от 18 до 24 лет, поскольку в большинстве работ, освятивших влияние различных факторов на психическое здоровье, приводились данные о значительном преобладании среди больных преневротическими расстройствами и неврозами лиц женского пола, причем в различных пропорциях - от 2:1 до 12:1 (Ernst К., 1959, Карвасарский Б.Д., 1980), а данный возрастной период (18-24 года) - это период завершения пубертатного возраста и повышения порога социальных требований к индивиду в связи с началом самостоятельной жизни. Изучение наследственной отягощенности показало значимость характерологических аномалий у родителей и ближайших родственников. Отягощенность аддиктивными расстройствами мы выявили у 34 курсантов, что составляет 36,6% от общего количества курсантов с диагностированными преневротическими расстройствами, причем у 18 человек (19,4%) алкоголизировались отцы, а у 16 человек (17,2%) - ближайшие родственники (деды, дяди и т.п.). Отягощенность соматоневрологической патологией наблюдалась у 65 курсантов (69,9%), причем по линии матери отягощенность заболеваниями сердечно-сосудистой системы отмечалась у 27 человек (29,0%), болезнями нервной системы у 3 человек (3,2%), заболеваниями желудочно-кишечного тракта - у 4 (4,3%), заболеваниями верхних дыхательных путей - у 6 (6,5%). По линии отца отягощенность заболеваниями сердечно-сосудистой системы отмечалась у 7 человек (7,5%), заболеваниями желудочно-кишечного тракта - у 10 (10,7%), заболеваниями верхних дыхательных путей - у 7 (7,5%).

Воздействие социально-психогенных вредностей занимает центральное место в сложной «цепочке» преобразования здоровой, гармоничной личности в аномальную структуру. Социальность составляет основу натуры и «бегство от одиночества постоянно сопутствует личности» (Семке В.Я., 2004). Первичной в данном случае является роль семьи, поскольку, по словам Вагнера-Яурегга, «родители отягощают своих детей не только неблагоприятной наследственностью, но и дурным воспитанием». Согласно нашим данным, в полной семье воспитывались 69 курсантов (74,2%), в неполных семьях - 24 (25,8%). По мнению испытуемых, главой семьи в 58,1% является отец, в 38,7% -мать, в 2,1% - другие родственники, проживающие с респондентом, в 1,1% - сам респондент. Субъективно типы воспитания в семье респонденты оценили следующим образом: «золушка» - 5 человек (5,4%), гипоопека - 32 (34,4%), гиперопека - 51 (54,8%), кумир семьи - 5 курсантов (5,4%). Микроклимат в семье как благополучный охарактеризовали 85 респондентов (91,4%), 8 человек - как неблагополучный (8,6%). Профессиональная деятельность оценивалась нами по отдельным параметрам - выбор профессии, условия службы, микроклимат на работе, удовлетворенность службой. Выбор профессии каждым курсантом осуществлялся без принуждения, собеседование с каждым из них показало, что основными причинами поступления в военный ВУЗ явилось желание служить Родине, положительный пример члена семьи, социальные гарантии и стабильность, что свидетельствует о достаточной социализации, социальной интеграции и связях, возрастающем авторитете Российской Армии. Микроклимат на службе как благоприятный оценили 64 курсанта (68,8% от всех респондентов с выявленными преневротическими расстройствами), 29 человек считают его неблагоприятным (31,2%). Хорошие бытовые условия были отмечены в 100% случаях, причем об улучшении условий быта при повторном осмотре сообщил 61 курсант (65,6%), условий службы - 45 человек (48,4%). Среди 93 курсантов с диагностированными преневротическими расстройствами не имели дисциплинарных нарушений 17 человек (18,3%), совершили дисциплинарные проступки 53 (56,9%) и грубые нарушения - 23 человека (24,8%). На наличие конфликтов с командирами указали 32 курсанта (34,4%), с сослуживцами - 51 человек (54,8%), в большинстве случаев обусловленные характерологией или следствием болезненного состояния. 5 курсантов (5,4%) как не справившиеся с повышенной нагрузкой, были понижены в должности, что явилось дополнительным фактором дезадаптации (социальный невроз падения (в данных случаях - преневротические расстройства, ПДАС), формируются при снижении социального положения). К безусловно положительным факторам, влияющих на психическое здоровье курсантов, мы отнесли получение медицинского образования в престижном военном ВУЗе, достаточный материальный доход каждого курсанта, его социальную безопасность, а также наличие в ТВМедИ системы медицинской и правовой помощи военнослужащим. Согласно данным медицинской документации, амбулаторную помощь по поводу соматических заболеваний в медицинской пункте полка получили 37 человек (39,8%), стационарную -53 (56,9%), лечение в Клиниках ТВМедИ прошли 52 человека (55,9%), что свидетельствует о высоком уровне диагностики и профессионализме военных врачей и медицинской службы института. Между тем, при первичном собеседовании нами было выявлено, что лишь 18 человек (19,4%) обращались к психологам и 3 (3,2%) -психиатру, с последующей психофармакологической коррекцией. Результаты нашего исследования свидетельствуют, что гораздо больший процент военнослужащих нуждается в помощи квалифицированных специалистов - психологов, психотерапевтов, психиатров, что обуславливает необходимость оптимизации работы психопрофилактической службы, введение в штатное расписание медицинского пункта полка и Клиники ТВМедИ должности психиатра-психотерапевта.

Достаточно значимым оказался вклад экзогенно-органических и соматогенных воздействий. Анализ медицинских карт курсантов выявил наличие пре- и постнатальных вредностей у 68 человек (73,1% от общего количества военнослужащих с выявленными преневротическими расстройствами). 14 человек (15,1%), помимо факторов риска в виде пре- и постнатальных поражений ЦНС в анамнезе, часто болели вирусными инфекциями, наблюдались участковыми педиатрами по месту жительства в группе «ЧБД». Курили 59 человек (63,4%), алкоголизировались 79 человек (84,9%), причем единичные алкогольные эксцессы были выявлены у 60 курсантов (64,5%), бытовое пьянство - у 26 (27,9%), синдром зависимости от алкоголя мы диагностировали у 3 человек (3,2%). До поступления в ТВМедИ регулярно занимались физкультурой и спортом 50 человек (53,8%), активно проводят свободное время 69 курсантов (74,2%). Субъективно к факторам, влияющих на самочувствие, 23 курсанта (24,7%) отнесли погодные условия, 47 (50,5%)- недосыпание, недостаток свободного времени - 10 (10,8%), плохое питание - 9 (9,6%), конфликтную обстановку - 3 (3,2%). На неспособность нести службу в ночное время указали 16 военнослужащих (17,2%). В целом же, проведение многостороннего рассмотрения роли конституционно-биологических, социальных, экзогенно-органических и соматогенных воздействий, принимающих участие в развитии преневротических расстройств у военнослужащих, показывает неоднозначность вклада тех или иных факторов на разных этапах динамики формирования преневрозов, их взаимопроникновение и взаимодействие.

Пограничные нервно-психические расстройства были диагностированы нами у 19 курсантов (9,9% от общего количества респондентов), в том числе у 8 человек, обучающихся на 1 курсе ТВМедИ (8,1% от общего количества первокурсников), и у 11 курсантов 2 курса (11,9% от общего числа второкурсников). Достоверно чаще были диагностированы невротические расстройства (47,3%) и расстройства личности и поведения (36,9%). Экзогенно - органические расстройства были диагностированы нами у 15,8% респондентов. Мы не выявили у курсантов соматоформные расстройства, наиболее часто ПНПР в виде невротических расстройств и расстройств личности и поведения выявлялись у курсантов с выслугой менее 2 лет. Невротические расстройства достоверно чаще диагностировались у курсантов с давностью службы менее 2 лет (р<0,01), расстройства личности и поведения достоверно чаще выявлялись нами у курсантов, прослуживших менее 1 года и менее 2 лет (р<0,05). ПНПР достоверно чаще выявлялись нами у рядовых (78,9% против 21,1%, р<0,01).

Невротические расстройства диагностированы нами в 7 случаях (36,8%), при этом невротические состояния (собственно неврозы) были выявлены нами у 3 курсантов, причем все случаи отвечали диагностическим критериям депрессивного невроза или, по МКБ -10, пролонгированной депрессивной реакции в связи с расстройством адаптации, а невротическое развитие личности - у 4 курсантов. Характерной чертой этой группы расстройств явилась их отчетливая экзогенная природа, причинная связь с внешним стрессором, без воздействия которого психические нарушения не появились бы. В наших наблюдениях было 2 случая, когда курсанты длительно страдали соматическими заболеваниями (10,5% от общего числа респондентов с выявленными ПНПР). Диагностированные у них пограничные психические расстройства невротического характера сформировались на базе соматогении, но явились причиной для возникновения впоследствии психических расстройств, главным образом психогенных. При диагностике личностных расстройств мы отличали черту личности -долговременную тенденцию или предрасположенность к определенному типу реагирования - от состояния респондентов на момент обследования. Нами учитывались характеристики, данные этим курсантам командирами и сослуживцами, сравнивались ответы, полученные посредством базисной анкеты и клинической беседы, с объективными данными. В наших наблюдения не было случаев с грубыми формами личностных расстройств. Тем не менее, мы диагностировали в 2 случаях (10,5% от общего количества военнослужащих с выявленными ПНПР) диссоциальное расстройство личности (F60.2.), у 1 курсанта (5,2%) было определено тревожное расстройство личности (F60.6.). В данной рублике мы объединили случаи акцентуаций характера, таковых мы выявили 4 (21,0% от общего количества военнослужащих с выявленными ПНПР).

Диссоциальное расстройство личности (F60.2.) было выявлено нами у 2 курсантов 1 курса (10,5%). Военнослужащие прошли профотбор при зачислении, поскольку были заинтересованы в «правильном» прохождении тестирования, отличались лживостью, скрыли некоторые факты биографии. Внешне респонденты производили впечатление обаятельных и располагающих к себе, стремились произвести впечатление на командиров, однако с сослуживцами вели себя заносчиво, избегали всякого напряжения в труде и учебе, пытались переложить по мере возможностей исполнение служебных обязанностей на товарищей. Анализ анамнестических сведений выявил наличие у обоих асоциальных поступков: лживость с родственниками, вовлеченность в «дворовые группировки», драки, алкоголизация и наркотизация, манипулирование окружающими в собственных целях. Обратили на себя внимание постоянными конфликтами с сослуживцами, нарушениями воинской дисциплины, злоупотреблениями алкоголем и наркотиками. Проведенные беседы с командиром взвода и роты показали, что данные военнослужащие были неспособны к поддержанию устойчивых коммуникативных отношений при отсутствии-затруднении в их установлении, они не осознавали своей вины и были неспособны извлекать уроки из негативного жизненного опыта, в том числе дисциплинарного наказания, стремились к обвинению окружающих или предлагали благовидные объяснения своему поведению. Диссоциальные черты личности и злоупотребление психоактивными веществами оказывали взаимоподкрепляющий эффект социальной дезадаптации, усугубляли поведенческие проблемы. Оба курсанта были отчислены из ТВМедИ. Тревожное расстройство личности (F60.6.) диагностировано нами у 1 курсанта 2 курса (5,3% об общего количества военнослужащих с выявленными ПНПР). Данная диагностическая категория относительна нова для психиатров и появилась лишь в третьей версии DSM, в какой-то мере напоминая сенситивный тип психопатии, относимый к вариантам шизоидного или астенического типов. Мы выявили 4 случая акцентуаций характера (21,0% от общего количества военнослужащих с выявленными ПНПР), причем в 2 случаях речь шла об акцентуации эпилептоидных черт, в оставшихся случаях - истерических черт характера. Мы понимаем, что акцентуации характера - это преморбидный фон, на котором могут возникать различные расстройства. В выявленных случаях это были аффективные реакции, клинически проявляющиеся в виде аффективной взрывчатости, дисфорий, эмоциональной неустойчивости. Именно поэтому мы сочли возможным присоединить эти 4 случая в рублику «Расстройства личности и поведения». Кроме того, есть значительная сложность в диагностике психопатий или расстройств личности, поскольку имеются трудности в оценке тех отклонений характера, которые удовлетворяют критериям тотальности, стабильности и социальной дезадаптации. Мы присоединяемся к мнению А.Е.Яичко, который считает термин «акцентуация характера» для подросткового возраста наиболее точным, поскольку, по справедливому замечанию В.В.Ковалева (1981), не сформирован еще тип характера, и можно говорить лишь об отдельных акцентуированных чертах.

Экзогенно-органические расстройства были диагностированы нами в 15,8% случаев, у 3 курсантов. Выявлено, что в зависимости от влияния преобладания экзогенного фактора наибольший удельный вес занимают экзогенно-органические расстройства травматического генеза. Анализируя катамнестические сведения, мы выяснили, что инициальный период экзогенно-органических расстройств протекал в виде астенических проявлений, преимущественно астено-вегетативных, как реакции на действие неблагоприятных факторов (стрессы на службе, конфликты между сослуживцами, нагрузки при исполнении воинских обязанностей и т.п.). Данные расстройства были кратковременны и редуцировались самостоятельно, как только переставали действовать психотравмирующие факторы, решалась значимая для курсанта ситуация. Почти постоянными симптомами являлись головные боли, сложности при засыпании, поверхностный сон, не приносящий чувства отдыха и бодрости. В дневное время отмечалась выраженная сонливость (курсант мог уснуть во время лекции или практических занятий), что сопровождалось сниженной работоспособностью, трудностями сосредоточения и концентрации внимания, рассеянностью. Военнослужащие были эмоционально лабильны, раздражительны, что безусловно сказывалось на исполнении ими служебных обязанностей, взаимоотношениях с сослуживцами.

Проведенное экспериментально-психологическое тестирование свидетельствовало о высоком уровне дезадаптации в группе курсантов с диагностированными невротическими расстройствами (-1,7). Согласно данным опросника верований и суеверий, наиболее высокий уровень пралогической защиты отмечался у всех респондентов по шкалам пралогического восприятия, применения нетрадиционных способов лечения, активного использования первобытного мышления. Общий показатель пралогической защиты (ППЗ) соответствовал высоким значениям в группе курсантов с невротическими расстройствами (65,7), в группе курсантов с расстройствами личности и поведения и экзогенно -органическими расстройствами общий ППЗ имел средние показатели (40,2 и 43,6 соответственно). Психологическая диагностика индекса жизненного стиля у курсантов с диагностированными невротическими расстройствами выявила достоверные различия по четырем механизмам психологической защиты (МПЗ): «отрицание» (75,8%), «замещение» (77,8%), «компенсация» (82,2%), «интеллектуализация» (64,7%). Курсанты с диагностированными расстройствами личности и поведения достоверно чаще использовали в качестве МПЗ отрицание (67,7%), замещение (72,7%), интеллектуализацию (70,4%). Курсанты с диагностированными экзогенно-органическими расстройствами достоверно чаще использовали в качестве МПЗ отрицание (74,6%), компенсацию (70,0%) и интеллектуализацию (85,0%), что также свидетельствует о сверхнапряженном использовании механизмов этих полюсов и о сужении спектра адаптивного реагирования на свое состояние. Целесообразно отметить, что высокий уровень выраженности психологических защит (68,8%) у лиц с невротическими расстройствами полностью коррелирует с высокими показателями ППЗ у этой же категории респондентов. Согласно данным опросника коппинг-поведения, у курсантов с диагностированными невротическими расстройствами нами достоверно чаще выявлялись неадаптивные варианты коппинг-поведения во всех сферах: в поведенческой сфере -«активное избегание», «отступление», в когнитивной сфере -«смирение», «растерянность», в эмоциональной сфере - «подавление эмоций», «самообвинение». Полученные результаты оказались сходными с результатами респондентов в группе с диссоциальными и тревожным расстройством личности. Группа с истерическим расстройством личности и эпилептоидной акцентуацией, а также с экзогенно-органическими расстройствами демонстрировали относительно адаптивные или адаптивные варианты коппинг-поведения. Здесь наиболее часто в поведенческой сфере выявлялись адаптивные варианты коппинг-поведения - «сотрудничество», «обращение», «альтруизм». В когнитивной сфере у этих курсантов с одинаковой частотой выявлялись адаптивные и неадаптивные варианты коппинг-поведения. Неадаптивные варианты - «игнорирование», «диссимуляция» - были выявлены нами у курсантов с преобладанием астенических расстройств, и свидетельствовали о преобладании избегающего поведения, отказ от решения проблемы. В эмоциональной сфере также с одинаковой- частотой выявлялись адаптивные и неадаптивные варианты коппинг-поведения, причем в тех же клинических категориях.

Патогенетический анализ данных выявил значение нескольких факторов при формировании ПНПР у военнослужащих -психотравмирующих, астенизирующих, предрасполагающих. Среди обстоятельств, обусловивших нервно-психическое перенапряжение у курсантов с диагностированными ПНПР, преобладали семейно-бытовые и служебные, причем доминировали конфликты с командирами (68,4%) и сослуживцами (84,2%), в большинстве случаев обусловленные характерологией или следствием болезненного состояния, а среди семейно-бытовых безусловное первенство принадлежало графе «Смерть и тяжелые заболевания близких» (42,1%). Изучение длительности психотравмирующих факторов, в которых находились обследованные курсанты, убедительно показали значение их затяжного характера (у 11 из 19). У 8 военнослужащих имело место сочетание длительно и остро действующих психогений. Все это свидетельствует о том, что у подавляющего большинства курсантов с диагностированными ПНПР нервно-психическое перенапряжение имело хронический характер. Анализ базовых карт и интервью, проведенное с каждым из курсантов, у которых мы диагностировали ПНПР, позволил выявить безусловные истощающие (астенизирующие) факторы. Недосыпание явилось безусловным астенизирующим фактором для 57,9%, резкая смена погодных условий, преобладание холодной погоды - у 31,8%, повышенные физические нагрузки - у 5,3%, повышенные умственные нагрузки - у 5,3%, плохое питание указали в качестве истощающего фактора 15,8% курсантов. Предрасполагающие факторы являются «результатом всей жизни человека, истории формирования его организма и личности» (Карвасарский Б. Д., 1990). Безусловно значимыми факторами, предрасполагающими к развитию в дальнейшем ПНПР, явились воспитание в неполных семьях, с воспитанием по типу гипер- и гипоопеки, катамнестически прослеженная акцентуация черт характера: в 42,1% случаев курсанты воспитывались в неполной семье,

52,6% охарактеризовали тип воспитания в родительской семье как «гиперопека», 42,1% - как «гипоопека», 5,3% ощущали себя «кумиром семьи». Главой родительской семьи в 52,6% считался отец, 42,1% назвали главой семьи мать, лишь в одном случае главой семьи считался другой родственник (в случае, когда оба родителя погибли). Психологический микроклимат в семье охарактеризовали как благополучный 15 курсантов (78,9%). Подавляющее большинство курсантов в детстве посещали ДДУ -17 против 2, все окончили среднюю школу. Лидерами во время обучения себя считали 16 человек (84,2%), пассивную позицию в школе занимали 3 человека (15,8%). Достоверно большее количество охарактеризовало свои отношения со сверстниками как «товарищеские» - 94,7% против 5,3%, лишь один курсант назвал себя «одиночкой».Точным наукам отдавали предпочтение 7 человек (36,8%), остальные 12 были «гуманитариями» (63,2%). Анализ личностного преморбида позволил выявить акцентуации тех или иных личностных черт у 9 курсантов (47,3%), в последствии мы диагностировали у них расстройства личности и поведения и экзогенно органические расстройства, описанные нами выше. У 53,7% тип преморбида был без особенностей.

Имела значение соматическая и психопатологическая отягощенность, а также физическое здоровье и готовность к повышенным нагрузкам. Психопатологическая отягощенность была выявлена нами в 4 случаях (21,1%), в основном имела место алкоголизация родителей. Соматическая отягощенность по материнской линии выявлена нами в 13 случаях (68,4%), по отцовской - в 10 случаях (52,6%). Никто из курсантов не охарактеризовал себя как «часто болеющий», однако вирусными заболеваниями переболели все. Один курсант с 12 лет страдает язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки, находился на диспансерном учете по поводу заболевания по месту жительства, достигнута стойкая ремиссия. Достоверно большее число курсантов до поступление в ТВМедИ нерегулярно занимались физкультурой и спортом (68,4%), в настоящее время о регулярных занятиях спортом сообщило 13 человек. На единичные употребления алкоголя указали 16 человек (84,2%), 1 отрицал употребление алкоголя, у 2 выявлен синдром зависимости от психоактивных веществ (алкоголь, наркотики). Курило подавляющее большинство военнослужащих - 16 из 19 с диагностированными ПНПР. Свободное время в виде активного отдыха, занятий по увлечениям проводило 11 человек (57,9%), пассивное времяпрепровождение предпочитало 43,1% курсантов. В целом же, имела место совокупность биологических, психологических и социальных факторов в генезе ПНПР.

Оптимизированные нами клинико-организационные принципы превенции и реабилитации предболезненных и пограничных нервно-психических расстройств у военнослужащих не требовали дополнительных затрат и использовали уже имеющийся потенциал лечебных и реабилитационных военных учреждений г. Томска. Медико-педагогические коррекционные программы разрабатывались с учетом преобладающих индивидуальных типологических особенностей, и были основаны на общих и индивидуализированных принципах психокоррекционного подхода. Индивидуализация предлагаемых мероприятий достигалась за счет группировки отдельных составляющих каждого из комплексов в дифференцированные лечебно-профилактические и реабилитационные программы, в основу которых положены программы профилактики ПДАС и ПНПР.

1 ПРОГРАММА применялась всем курсантам, поступившим на 1 курс отделения подготовки военных фельдшеров ТВМедИ. Она носила профилактический характер, и была направлена на помощь военнослужащим к адаптации в армейских условиях. Проводились психологические скрининги, включающие психологические методики, направленные на выявление психологической напряженности курсантов, в качестве оценки адаптации использовались критерии качества жизни. Частота скринингов была ежемесячна в первые 3-6 месяцев службы, затем 1 раз в 6 месяцев. Психотерапевтические мероприятия включали, в основном, рациональную психотерапию. Психофармакологический комплекс был представлен препаратами из группы адаптагенов -экстракт элеутерококка, левзеи, золотого корня, аралии, и антиоксидантов - витаминов А и Е, аскорбиновой кислоты. Обязателен лечебно- физкультурный комплекс - ежедневная утренняя физическая зарядка, спортивные мероприятия.

2 ПРОГРАММА применялась курсантам, у которых выявлены психодезадаптированные состояния (ПДАС). Психопрофилактические мероприятия включали коррекцию межличностных отношений, что также в значительной мере обеспечивали командиры подразделений и младшие командиры. В рамках психотерапевтического комплекса проводилось обучение военными психологами навыкам аутогенной тренировки, посещение комнаты психологической разгрузки, психотерапевтически ориентированная арттерапия. В рамках психофармакологического комплекса использовались адаптагены и седативные средства растительного происхождения, антиоксиданты, а также транквилизаторы стимулирующего действия - сибазон, грандаксин и т.п. Использовались лечебно-физкультурный и физиотерапевтический комплексы. Обязательным условием являлась курация психиатра, при этом курсант не помещался в военный госпиталь.

3 ПРОГРАММА предлагалась курсантам с экзогенно-органической отягощенностью. Военнослужащие, имеющие в анамнезе родовую травму, перинатальное поражение ЦНС, ранее перенесенные травмы головы, 1 раз в 6 месяцев проходили курсы дегидротационной и рассасывающей терапии, ангиопротективной и ноотропной терапии. Курс лечения проводился амбулаторно, под наблюдением психиатра. Программа включала психопрофилактический, психотерапевтический, физиотерапевтический и лечебно-физкультурный комплексы мероприятий, описанные выше.

4 ПРОГРАММА предназначена для курсантов, у которых было диагностировано невротическое или неврозоподобное состояние на органически или соматически отягощенном фоне. Лечение осуществлялось в поликлинике (медицинском пункте), амбулаторно, под наблюдением психиатра. Назначались транквилизаторы седативного действия (феназепам, элениум, реланиум), антидепрессантов, «мягких» нейролептиков (сонапакс). Схема подбиралась индивидуально, в зависимости от преобладания в психическом статусе того или иного синдрома. Обязательным являлись психотерапевтический (аутотренинг, рациональная и суггестивная психотерапия) и психопрофилактический (регуляция режима службы и отдыха, формирование здорового образа жизни, оптимизация межличностных контактов как внутри группы курсантов и командиров, так и семейных) комплексы. Курсанты динамически наблюдались психиатром, проводилось дополнительное психологическое консультирование, проведение поддерживающих курсов терапии амбулаторно.

5 ПРОГРАММА проводилась курсантам, у которых были диагностированы ПНПР. Мероприятия в рамках этой программы разрабатывались строго индивидуально при участии представителей медицинской и командно-административной системы и включали 3 этапа. 1 этап - создание «социальной ниши», в рамках которой снижалась нагрузка на систему психического приспособления. На этом этапе была велика роль командира роты и командиров взводов: обеспечивался контроль за адаптацией курсанта в коллективе, дозирование нагрузки, как учебной, так служебной, осуществлялся контакт с семьей и родственниками курсанта, сослуживцами. 2 этап -медицинский, включавший курс стационарного лечения в специализированном отделении ЦВГ. 3 этап - профилактический, с решением вопроса о возможности дальнейшего пребывания военнослужащего в субэкстремальных для него условиях.

Дифференцированный выбор мер коррекции, предназначенный для использования психологами, медицинскими работниками и командирами подразделений, был направлен на оптимизацию психического состояния военнослужащих, на совершенствование у них способности анализировать жизненные ситуации, овладевать дифференцированным восприятием действительности, уметь преодолевать стресс, использовать произвольную эмоциональную самостимуляцию и укрепление воли. Проведение 1 психопрофилактической программы значительно повысило стрессоустойчивость и состояние здоровья здоровых лиц. Использование 2 и 3 реабилитационных программ позволило добиться высокой клинической эффективности и восстановления социально-трудовой адаптации у военнослужащих, имевших реальный риск развития невротических состояний, а проведение 4 и 5 реабилитационных программ в большинстве случаев позволило достигнуть редукции психопатологических симптомов у курсантов с диагностированными ПНПР. В целом же, проведение психопрофилактических и реабилитационных мероприятий способствовали лучшей социальной, в том числе профессиональной адаптации военнослужащих, что наглядно иллюстрировала положительная динамика показателей шкалы дисфункциональности и критериев качества жизни.

189

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Казенных, Владислав Валерьевич, 2005 год

1. Авдеенок Л.Н. Медико-психологические подходы к исследованию проблемных семей / Л.Н.Авдеенок // Сибирский вестник психиатрии и наркологии.— 1998.— №4.— С.148-150.

2. Авдеенок Л.Н. Психокоррекционная работа с семьями участников локальных конфликтов / Л.Н.Авдеенок // Актуальные вопросы психиатрии.— Томск, 1999.— Вып.9.— С.9-10.

3. Авдеенок Л.Н. Разводы и их влияние на развитие и поведение детей / Л.Н.Авдеенок // Сибирский вестник психиатрии и наркологии,— 2004 — № 3 (33).— С.87-91.

4. Агарков А.П., Агарков А.А., Логунцова О.Н. Научно-организационные проблемы оказания психоневрологической помощи в детско-подростковом возрасте / А.П.Агарков, А.А.Агарков, О.Н.Логунцова // Сибирский вестник психиатрии и наркологии — 2004 — N3 — С.37-40.

5. Айзман Р.И. Здоровье населения России: медико-социальные и психологические аспекты его формирования / Р.И.Айзман.— Новосибирск: СО РАМН, 1996.— 26 с.

6. Аксенов М.М., Юсан Е.В., Рыбалко М.И. Влияние психогенных факторов на клиническую динамику расстройств личности / М.М.Аксенов, Е.В.Юсан, М.И.Рыбалко // Сибирский вестник психиатрии и наркологии.— 2004.— №1.— С. 17-21.

7. Александровская Э.М. Социально-психологические критерии адаптации к школе / Э.М.Александровская. В гл.: Адаптация детей к школе / Школа и психическое здоровье учащихся/ Под редакцией С.М.Громбаха.— М.: Медицина, 1988.—С.32-43.

8. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства: Руководство для врачей / Ю.А.Александровский.— М.: Медицина, 1993.—С.400.

9. Александровский Ю.А. Психические расстройства во время и после чрезвычайных ситуаций / Ю.А.Александровский // Психиатрия и психофармакотерапия.— 2001.— Вып.4.— С. 116118.

10. Александровский Ю.А. Социально-стрессовые расстройства / Ю.А.Александровский // Рус. Мед. Журнал.— 1996.— 112 с.

11. Александровский Ю.А., Лобастов О.С., Спивак Л.И. и др. Психогении в экстремальных условиях / Ю.А.Александровский, О.С.Лобастов, Л.И.Спивак, В.П.Щукин.— М.: Медицина, 1991.— 96 с.

12. Анохин П.К. Избранные труды / П.К.Анохин.— М.: Наука, 1978.— 400 с.

13. Артюхов М.В. Управление дифференцированным обучением школьников в промышленно развитом регионе: Монография / М.В.Артюхов / Академия творческой педагогики, ДО АКО, ОблИУУУ // Отв. Ред. Т.И.Шалавина.— Кемерово, 1997.— 232 с.

14. Атлас основных заболеваний в Сибири и на Дальнем Востоке / Под редакцией А.И.Потапова, В.Я.Семке, Е.Д. Красика.— Томск, 1988.— 63 с.

15. Бабушкина Л.В. Клинико-динамическая характеристика инсомний при пограничных состояний / Л.В.Бабушкина / Автореф.дис. .канд. мед. наук.— Томск, 1993.— 19 с.

16. Бартлет Ф. Инструктивно-методические рекомендации по организации лечебно-оздоровительной работы среди допризывников и призывной молодежи в Московской области / Ф.Бартлет—М., 1959.-24 с.

17. Белинский А.В., Лямин М.В. Медико-психологическая реабилитация участников боевых действий в многопрофильном госпитале / А.В.Белинский, М.В.Лямин // Воен.-мед. Журн.-2000.— №1,— С.62-66.

18. Белов В.П., Хачатурян A.M. Психопатоподобные состояния после черепно-мозговых травм / В.П.Белов, A.M. Хачатурян // Журн. невропатологии и психиатрии.— 1999.— Вып. 10.— С.9-13.

19. Белокрылова М.Ф., Семке В.Я. Привязанность, зависимость, симбиоз / М.Ф.Белокрылова, В.Я.Семке.— Томск: МГП «РАСКО», 2001.— 104 с.

20. Бохан Н.А., Семке В.Я. Типологические особенности нарушений поведения у подростков и возможности их прогностической предикции / Н.А.Бохан, В.Я.Семке // Актуальные вопросы подростковой психиатрии и наркологии.— Томск; Омск, 1991.— С.5-6.

21. Буторина Н.Е. Патологический пубертатный период и особенности школьной дезадаптации / Н.Е. Буторина // Акт. Вопросы неврологии и психиатрии детского возраста.— Ташкент, 1984.

22. Буторина Н.Е., Буторин Г.Г. Семья и девиантное поведение подростков / Н.Е.Буторина, Г.Г Буторин // Акт. Проблемы психиатрии и наркологии.— М., 1993.— С. 17-22.

23. Буторина Н.Е., Занин Е.Б., Буторин Г.Г. Социально-психологические характеристики современной семьи у подростков с пограничными расстройствами / Н.Е.Буторина, Е.Б.Занин, Г.Г.Буторин // Психическое здоровье населения России.— М.— Ижевск, 1994.—С. 11-16.

24. Буторина Н.Е., Буторин Г.Г. Депривационный дизонтогенез и школьная дезадаптация Н.Е.Буторина, Г.Г.Буторин // Рос. Психиатрич. Журн — 1999. — №3.—С. 17-22.

25. Власенко В.И. Психологическая защита в оценке психическогоздоровья на этапах профессиональной адаптации военного врача / В.И.Власенко//Автореф. дис. . к.м.н.— Томск, 1997.—25 с.

26. Вайнер М.Э. Психолого-педагогическая коррекция эмоциональной сферы младших школьников / М.Э.Вайнер // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы.— 1997.— №2.—С. 10-27.

27. Воспитание трудного ребенка: Дети с девиантным поведением: Учебно-метод. пособие / Под ред. М.И. Рожкова.— М.: Гуманит. изд. Центр ВЛАДОС, 2001,— 240 с.

28. Вырубов Н.А. Контузионный психоз и психоневроз: Клиническая картина, течение, патогенез / Н.А.Вырубов.— М., 1915.— 25 с.

29. Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика / П.Б.Ганнушкин // Медицинская книга, Издательство НГМА, 1998,— 128 с.

30. Ганнушкин П.Б. Об одной из форм нажитой психической инвалидности / П.Б. Ганнушкин // Труды психиатрической клиники (Девичье поле).— М., 1927,— Вып.II.— С.54-57.

31. Гарганеев С. В. Клинико-социальные аспекты расстройств поведения у подростков женского пола / С. В.Гарганеев // Автореф. дис. . канд мед наук.— Томск, 2003.— 25 с.

32. Гарганеева Н.П., Семке В.Я., Белокрылова М.Ф. Логистический анализ факторов риска при ишемической болезни сердца /

33. Гиндикин В.Я. Справочник: соматогенные и соматоформные психические расстройства (клиника, дифференциальная диагностика, лечение) / В.Я.Гиндикин.— М.: Издательство «Триада-Х», 2000.— 256 с.

34. Голдобина О.А., Трешутин В.А. Психическое здоровье детей и подростков: проблемы, пути решения / О. А. Голдобина, В.А.Трешутин // Сибирский вестник психиатрии и наркологии, 2001.— №3.— С.65-67.

35. Голик А.Н. Клиника и дифференциальная диагностика психопатоподобных нарушений при шизофрении подростково-юношеского возраста / А.Н.Голик // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова.— 1991.— № 1.— С. 107-111.

36. Государственный доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1998 г. // Здравоохранение Российской Федерации.— 2000.— №5.— С. 13-17.

37. Гурович И.Я., Голланд В.Б., Зайченко Н.М. Динамика показателей деятельности психиатрической службы России (1994 -1999гг.) / И.Я.Гурович, В.Б.Голланд, Н.М.Зайченко.— М.: Изд-во Медпрактика, 2000,— 508 с.

38. Гусинская Л.В. Некоторые аспекты разграничения истерической психопатии и шизофрении / Л.В.Гусинская // Судебно-психиатрическая экспертиза.— 1981.— Вып.36.— С.56-61.

39. Давиденков С.Н. К вопросу об острых психозах военного времени / С.Н. Давиденков // Психиатрическая газета.— 1915.— №20.— С.321-325.

40. Данилов Ю.М. Семейные отношения психически больных позднего возраста (в связи с задачами вторичной психопрофилактики) / Ю.М.Данилов // Автореф. дис. .канд. мед. наук,—Л., 1984.— 15 с.

41. Джишкариани М.А. Травматический стресс у выживших на войне / М.А. Джишкариани // Социальная и клиническая психиатрия.—2000.— Вып.4.— С.28-32.

42. Диагностические критерии функциональных расстройств сердечно-сосудистой системы: Методические рекомендации / Сост.: В.Я.Семке, М.Ф.Белокрыловой, М.М.Аксенова.— Томск,2001.— 20 с.

43. Дмитриева Т.Б. Социальная психиатрия в детско- подростковом возрасте клиническая реальность нашего времени / Т.Б.Дмитриева // Росс. Психиатр. Журн,— 1999.— №3,— С.9-14.

44. Дмитриева Т.Б., Положий Б.С. Социальный стресс и психическое здоровье / Т.Б.Дмитриева, Б.С.Положий.— М., 2001.— 248 с.

45. Дозорцева Е.Г. Перспективы исследования аномального развития личности у подростков с противоправным поведением / Е.Г.Дозорцева // Психиатрия и общество: Сборник научных трудов / Под ред. Т.Б. Дмитриевой.— М.: ГЭОТАР-МЕД, 2001,— С.244-255.

46. Дозорцева Е.Г. Психологические аспекты сексуального здоровья девочек с делинквентным поведением / Е.Г.Дозорцева // Соц. Дезадаптация нарушения поведения у детей и подростков: Мат-лы Рос. Научно- практ. Конф.— М., 1996.— С.77-78.

47. Дроздовский Ю.В., Семке В.Я., Аксенов М.М. Распространенность и структура формирующихся расстройств личности у подростков с нарушениями / Ю.В.Дроздовский, В.Я.Семке, М.М.Аксенов // Сибирский вестник психиатрии и наркологии, 2004.— №2 (32).— С.31-35.

48. Дупленко Ю.К. Старение: Очерки развития проблемы / Ю.К.Дупленко.— П.: Наука, 1986.— 185 с.

49. Епанчинцева Е.М. Посттравматические стрессовые расстройства у комбатантов (клинико- динамический и реабилитационный аспекты) / Е.М.Епанчинцева // Автореф. дис. . канд. мед. наук.— Томск, 2001 — 24 с.

50. Епанчинцева Е.М., Семке В.Я. Клинико-динамическая оценка посттравматических стрессовых расстройств / Е.М.Епанчинцева,

51. B.Я.Семке // Научно-практический журнал «Медицина в Кузбассе».— Кемерово, 2004, спецвыпуск №10.— С.23-26.

52. Залкинд И.А. Психогенные и соматические факторы в патогенезе паранойяльно-депрессивных реакций, возникающих у военнослужащих в условиях современной войны / И.А.Залкинд // Проблемы психиатрии и невропатологии.— Уфа, 1944.— Вып.5.—1. C.238-254.

53. Захаров А.И. Неврозы у детей и психотерапия / А.И.Захаров.— С-Пб.: Изд-во «СОЮЗ», Лениздат, 2000.— 336 с.

54. Иовчук Н.М. Школьная дезадаптация: эмоциональные и стрессовые расстройства у детей и подростков / Н.М.Иовчук // Материалы Всероссийской научно-практической конференции.— М., 1995.—С.23-25.

55. Использование опросника качества жизни (версия ВОЗ) в психиатрической практике // Пособие для врачей и психологов.— Санкт-Петербург, 1998.

56. Казенных Т.В. Адаптация больных эпилепсией: исторический экскурс и современное состояние проблемы / Т.В.Казенных / Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2003.— №4.— С.63-68

57. Карвасарский Б.Д. Неврозы / Б.Д. Карвасарский.— М.: Медицина, 1980.— 448 е.; М.: Медицина, 1990.— 573 с.

58. Каркищенко Н.Н. Лекарственная профилактика / Н.Н.

59. Каркищенко.— М.: Воентехлит, 2001.— С.752.

60. Касаткин В.Н. Комплексная программа здоровья в школе// Школа здоровья / В.Н. Касаткин, 1997.— №3.— С.7-19.

61. Кашаева А.В., Гуткевич Е.В. Организация свойств личности пациентов с пограничными расстройствами и их родственников /

62. A.В.Кашаева, Е.В.Гуткевич // Сборник статей по материалам пятого конгресса молодых ученых и специалистов «Науки о человеке».— Томск, 20-21 мая 2004 г.— С.386-388.

63. Кащинг Г. Насколько полезна концепция качества жизни в психиатрии? / Г.Кащинг // Обозрение современной психиатрии.— М., 1998,— Вып.1.— С.30-38.

64. Кербиков О.В. Актовая речь: Клиническая динамика психопатий и неврозов / О.В.Кербиков.— М.: Медгиз, 1962.— 19 с.

65. Кербиков О.В., Гиндикин В.Я. К учению и динамике психопатий в связи с проблемой их профилактики и лечения / О.В.Кербиков,

66. B.Я.Гиндикин // Вопросы профилактики нервно-психических заболеваний.—Л., 1962.—С.61-73.

67. Ковалев В. В. Психический дизонтогенез как клинико-патогенетическая проблема психиатрии детского возраста /

68. B.В.Ковалев//Журн. невропатол. и психиатрии, 1981.— Вып.10.—1. C.1505-1509.

69. Коваленко И.Ю. Предболезненные нервно-психические расстройства у лиц молодого возраста в начале военной службы (клиника, диагностика, психокоррекция) / И.Ю.Коваленко Автореф. дис. . канд. мед. наук.— М., 1998.— 22 с.

70. Кононов B.C., Сумароков А.А. Шизофрения и случаи суицидальных попыток у военнослужащих / В.С.Кононов, А.А.

71. Корнилов А.А. Динамика психопатоподобных расстройств у больных, перенесших травму головы / А.А.Корнилов // Журн. невропатологии и психиатрии.— 1981.- Вып. 11.- С. 1681-1684.

72. Краснянский А.Н., Морозов П.В. Посттравматическое стрессовое расстройство у ветеранов войны в Афганистане / А.Н.Краснянский, П.В.Морозов: Съезд психиатров.— М., 1995.— С.103.

73. Кробах Л. Опыт творческого сотрудничества штатной военно-врачебной комиссии и ученых / Л.Кробах // Военно-медицинский журн., 1985.— №5,— С.21-22.

74. Кузенкова Н.Н., Трешутин В.А. Основные показатели психического здоровья подростков Алтайского края (1991-200 гг.) / Н.Н.Кузенкова, В.А.Трешутин // Сибирский вестник психиатрии и наркологии.— Томск, 2002 — №2.— С.21-24.

75. Кулешова Н.А., Семке А.В., Гуткевич Е.В. Адаптация больных шизофренией в семьях с наследственной отя го щенн остью шизофренией / Н.А.Кулешова, А.В.Семке, Е.В.Гуткевич // Методические рекомендации / Под ред. В.Я. Семке.— Томск, 2004.— 24 с.

76. Кулешова Н.А. Адаптационные возможности и структура внутрисемейных межличностных отношений у больных шизофренией с наследственной отягощенностью / Н.А.Кулешова // Сибирский вестник психиатрии и наркологии.— 2003.— № 4.— С.62-65.

77. Куликов В. В. Адаптационные реакции у призывников и военнослужащих срочной службы (клинико-психологический анализ) / В.В. Куликов // Автореф. дис. . канд. мед. наук.— М., 1989.— 29 с.

78. Куликов В.В. Итоги и перспективы деятельности органов военно-врачебной экспертизы в вооруженных силах Российской Федерации / В.В. Куликов // Военно-медицинский журнал.— 2001.— № 3,—С.5-11.

79. Куприянова И.Е. Качество жизни как показатель уровня психического здоровья (обзор литературы) / И.Е.Куприянова // Сибирский вестник психиатрии и наркологии.— 2001.— №2.— С.55-60.

80. Куприянова И.Е. Социальная структура психогений и психическое здоровье / И.Е. Куприянова // Сибирский вестник психиатрии и наркологии — 2001.— №3 — С.67-69.

81. Куприянова И.Е., Семке В.Я. Качество жизни и психическое здоровье / И.Е.Куприянова, В.Я.Семке.— Томск: Изд-во «РАСКО», 2004,—121 с.

82. Кучма В.Р., Брезгунов И.П. Синдром дефицита внимания с гиперактивностью у детей / В.Р.Кучма, И.П.Брезгунов // Детская патопсихология. Хрестоматия / Сост. Н.Л.Белопольская, 2-е изд., испр.— М.: «КОГИТО-Центр», 2001,—С.330-350.

83. Лабезная Е.О., Зеленова М.Е. Военно-травматический стресс: особенности посттравматической адаптации участников боевых действий / Е.О.Лабезная, М.Е. Зеленова // Психологический журнал.— 1999.— Т.20 — Вып.5.— С.62-74.

84. Лакостина Н.Д. Неврозы и невротические развития. Руководство по психиатрии / Н.Д. Лакостина / Под редакцией Г.В. Морозова.— М.: Медицина, 1988,—Т.2.—С.231-262.

85. Левина И.Л. Распространенность, типология, клиническая динамика и профилактика школьной дезадаптации / И.Л.Левина // Дис . докг. мед наук. Томск, 2003. - 41 с.

86. Левина А.Ю., Катаева Н.Г. Особенности внутренней картины болезни у постинсультных больных с различной локазилацией очагов поражения / А.Ю.Левина, Н.Г.Катаева // Сибирский вестник психиатрии и наркологии.— №2(32).— 2004.— С.55-56.

87. Леонгард К. Акцентуированные личности / К.Леонгард / Пер. с нем.— Киев, 1981.— 390 с.

88. Литвинцев С.В. Актуальные проблемы сохранения и укрепления психического здоровья военнослужащих / С.В. Литвинцев // Российский психиатрический журнал.— 2002.— № 4.— С.5-11.

89. Литвинцев С.В. Клинико-организационные проблемы оказания психиатрической помощи военнослужащим в Афганистане / С.В.Литвинцев //Дис. . докт. мед. наук.— В 2-х т.— СПб., 1994.— T.I.—371 е.—Т.Н.— 271 с.

90. Литвинцев С.В., Фадеев А.С. Состояние диагностики и военно-психиатрической экспертизы психических расстройств / С.В.Литвинцев, А.С. Фадеев // Военно-мед. Журн.— 2001.— №3.— С.23-24.

91. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. / А.Е.Личко.— Изд.2-е, доп. и перераб.— Л.: Медицина, 1983.— 256 с.

92. Логинова Л.И., Седова Г.А. Повышение адаптивных возможностей в работе со старшими подростками / Л.И.Логинова, Г.А. Седова // Конгресс по дет. психиатрии: Мат-лы конгресса.— М.: РОСИНЭКС, 2001.—С.282-283.

93. Логунцова О.Н. Непсихотические нервно-психические расстройства у подростков (клинико-эпидемиологический и реабилитационный аспекты) / О.Н. Логунцова // Автореф. дис. . канд. мед. наук.— Томск, 1995.— 24 с.

94. Лямин М.В. Медико-психологическая реабилитация участников боевых действий в Чечне в условиях многопрофильного госпиталя / М.В. Лямин // Дис. . канд. мед. наук.— М., 1999.— 24 с.

95. Макаров В.В. Избранные лекции по психотерапии / В.В.Макаров.— М., 2000,—432 с.

96. Маклаков А.Г. Основы психологического обеспечения профессионального здоровья военнослужащих / А.Г.Маклаков //

97. Автореф. дис. . докт. психол. наук.— СПб., 1996.— 37 с.

98. Маклаков А.Г., Чермянин С.В., Шустов Е.Б. Проблемы прогнозирования психологических последствий локальных военных конфликтов / А.Г.Маклаков, С.В.Чермянин, Е.Б.Шустов // Психологический журнал.— 1998.— Т. 19.— №2.— С. 15-26.

99. Международная классификация болезней (10-й пересмотр): классификация психических и поведенческих расстройств (клинические описания и указания по диагностике) / Под.ред. Ю.Л. Нуллера, С.Ю. Циркина,— СПб.: Адис, 1994 — 300 с.

100. Мерта Дж. Справочник врача общей практики / Дж.Мерта.— М., изд-во «Практика».— 1230 с.

101. Михайлова Н.В. Школьная дезадаптация. Психопатии и акцентуации личности / Н.В. Михайлова // Школа здоровья.— 2001.— №4.— С.52-60.

102. Нурмагамбетова С.А. Сравнительный анализ механизмов формирования расстройств адаптации у военнослужащих на разных этапах срочной службы / С.А. Нурмагамбетова // Российский психиатрический журнал.— 2002.— №3.— С.29-33.

103. Овсянников С.А., Цыганков Б.Д. Пограничная психиатрия и соматическая патология / С.А.Овсянников, Б.Д.Цыганков.— М., 2001,— 100 с.

104. Одинак М.М. Неврологические аспекты дизаптационных нарушений у молодых лиц в начальный период военной службы / М.М.Одинак / Военно-медицинский журнал.— 1999.— № 9.— С.9-13.

105. Осипов В.Н. Введение // Психозы и психоневрозы войны / В.Н.Осипов.—М., 1934.— С.6-13.

106. Пезешкиан Н. Позитивная семейная психотерапия: семья как терапевт/Н.Пезешкиан.— М.: Смысл, 1993.

107. Петленко В.Т, Ананьев В.А. Охрана и укрепление психического здоровья / В.Т Петленко, В.А. Ананьев // Военно-медицинский журнал.— 1992.— №3,— С.55-58.

108. Петров И.Х. Старение и депрессия / И.Х. Петров // Неврол. Психиатр. Нейрохир — София, 1983.— Т.22.— №3,— С. 186-193.

109. Петрова Н. В. Состояние психического здоровья юношей допризывного и призывного возраста / Н.В.Петрова // Автореф. дис. . к.м.н.— Томск, 2004.— 20 с.

110. Пименов И.А,. Кудашов С.В. Психическая адаптация военнослужащих в условиях жаркого климата / И.А.Пименов, С.В.Кудашов // Военно- мед. Журн.— 2000,— №1.— С.22.

111. Погосов А.В., Умрихин А.В. Особенности ПТСР в зависимости от характера психотравмы / А.В.Погосов, А.В.Умрихин // Материалы науч.конф., посвящ. 100-летию основания областнойпсихиатрической больницы, 70-летию ОПБ, 25-летию ОНБ.— Курск, 1998.—С.93-100.

112. Попов И.А. Этапы и систематика психопатий и психопатоподобных расстройств непсихотического характера у подростков (многолетнее исследование) / И.А.Попов // Журн. Невропатологии и психиатрии.— 1985 — №10 — С. 1506-1511.

113. Попов И.А. Патохарактерологические реакции в юношеском возрасте / И.А.Попов //Журн. невропатол. и психиатрии.— 1986.— №11.— С. 1659-1662.

114. Попов Ю.В., Вид В.Д. Современная клиническая психиатрия / Ю.В.Попов, В.Д.Вид.— М.: «Экспертное бюро-М», 1997.— 496 с.

115. Потапов А.И., Васильев В.Н. Современное состояние и дальнейшие перспективы социально-гигиенических исследований в Сибири и на Дальнем Востоке / А.И.Потапов, В.Н.Васильев.— М., 1992.—44 с.

116. Пуховский Н.Н. Психопатологические последствия чрезвычайных ситуаций / Н.Н.Пуховский.— М., 2000.— 286 с.

117. Разенкова Н.Е. Школа как центр непрерывного образования личности / Н.Е. Разенкова II В 2 частях. Часть 2. Содержание образования в инновационной школе.— Новокузнецк, РИО НГПИ, 2002.— 267 с.

118. Райгородский Д.Я. Психология и психоанализ характера. Хрестоматия по психологии и типологии характеров / Д.Я. Райгородский.— Самара: Издательский Дом «БАХРАХ», 1997.— 640 с.

119. Рассал Дж., Карпяк Т., Лифшиц М. и др. Социальные проблемы психического здоровья детей / Дж.Рассал, Т.Карпяк, М.Лифшиц, В.Я.Семке, И.Е.Куприянова, Т.М. Дмитриева / Сибирский вестник психиатрии и наркологии.— 2004.— №3(33).— С.14-15.

120. Рахманов Р.С., Генрих К.Р. К вопросу о комплексной оценке показателей здоровья при подготовке призывной молодежи к военной службе / Р.С.Рахманов, К.Р.Генрих // Военно-медицинский журнал.— 1999.— № 5.— С. 11-14.

121. Ротштейн В.Г., Мушер Я.М. Становление, развитие и перспективы психотерапевтической службы в советской курортологии / В.Г.Ротштейн, Я.М.Мушер // Вопросы психотерапии: Всесоюзная научная конференция: Тезисы докладов.— М., 1987.— С.260-271.

122. Рудестам К. Групповая психотерапия / К.Рудестам.— СПб.: Питер Ком, 1998.—384 с.

123. Руженков В.А., Рычкова О.В., Пищулина Ю.А. Самосознание и формирование личности подростков-сирот / В.А.Руженков, О.В.Рычкова, Ю.А. Пищулина // Конгресс по дет. психиатрии: Мат-лы конгресса — М.: РОСИНЭКС, 2001С.357-358.

124. Рустанович А.В. Многоосевая диагностика психических расстройств у военнослужащих / А. В. Рустанович // Автореф. дис.докт. мед. наук.— СПб, 1997.— 40 с.

125. Рыбакова Л.Н., Кудрякова Е.М. Социально-педагогическая поддержка социально дезадаптированных детей / Л.Н.Рыбакова, Е.М.Кудрякова // Конгресс по дет. психиатрии: Мат-лы конгресса,—М.: РОСИНЭКС, 2001С.359-360.

126. Рыбкин С.Ю. Суицидальные явления среди военнослужащих: проблема и пути решения / С.Ю.Рывкин // Военная мысль.— 2000.— №6,— С.38-42.

127. Семке В.Я Психическое здоровье подрастающего поколения как показатель социального благополучия общества / В.Я Семке // Сибирский вестник психиатрии и наркологии.— 2004.— №3(33).— С.7-14.

128. Семке В.Я. Актуальные вопросы систематики и клинической динамики пограничных состояний в условиях Сибири / В.Я Семке //Акт. Вопросы психиатрии.— Томск, 1985.— Вып.2.— С.111-114.

129. Семке В.Я. Истерические состояния / В.Я.Семке.— М.: Медицина, 1988.— 224 с.

130. Семке В.Я. Основы персонологии / В.Я Семке.— М.: Академический проспект, 2001.— 476 с.

131. Семке В.Я. Превентивная психиатрия / В.Я Семке.— Томск: Изд-во: Том. ун-та, 1999 — 403 с.

132. Семке В.Я. Психиатрия кризисных ситуаций / В.Я Семке / Научно-практический журнал «Медицина в Кузбассе».— Кемерово, 2004, спецвыпуск №10.— С.81-85.

133. Семке В.Я. Психогении современного общества / В.Я Семке.— Томск: Изд-во Том. Ум-та, 2003.— 408 с.

134. Семке В.Я. Теоретические и методологические аспекты систематики пограничных состояний / В.Я Семке // VIII Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов.— М., 1988.— Вып.1.— С.126-125.

135. Семке В.Я. Труд, психогении и психическое здоровье / В.Я Семке // Сибирский вестник психиатрии и наркологии.— 2000.— №4.— С.4-8.

136. Семке В.Я. Улучшение качества жизни как слагаемое общественного здоровья / В.Я.Семке // Сибирский вестник психиатрии и наркологии.— Томск, 2000.— №1.— С.4-8.

137. Семке В.Я., Аксенов М.М. Пограничные состояния (региональные аспекты) / В.Я.Семке, М.М. Аксенов.— Томск, 1995.— 180 с.

138. Семке В.Я., Ветлугина Т.П., Невидимова Т.И. и др. Клиническая психонейроиммунология / В.Я.Семке, Т.П.Ветлугина, Т.И.Невидимова, С.А.Иванова, Н.А. Бохан / Журнал неврологии и психиатрии.— 2004.— №7 — Т.104 — С.75-76.

139. Семке В.Я., Епанчинцева Е.М., Аксенов М.М. Терапия и превенция кризисных состояний / В.Я.Семке, Е.М.Епанчинцева, М.М.Аксенов // Научно-практический журнал «Медицина в Кузбассе».— Кемерово, 2004, спецвыпуск №10,— С.77-81.

140. Семке В.Я., Положий Б.С. Пограничные состояния и психическое здоровье / В.Я.Семке, Б.С.Положий.— Томск, 1990.— 207 с.

141. Семке В.Я., Саванин Д.В., Головин О.Д. Психическая адаптация и дезадаптация в клинике пограничных нервно- психических расстройств / В.Я.Семке, Д.В.Саванин, О.Д.Головин // Методические рекомендации.— Томск, 1993.— 21 с.

142. Семке В.Я., Одарченко С.С. Пограничная геронтопсихиатрия /

143. B.Я.Семке, С.С.Одарченко.— Томск: Изд-во: Том. ун-та, 2005.— 290 с.

144. Семке В.Я., Епанчинцева Е.М. Душевные кризисы и их преодоление / В.Я.Семке, Е.М. Епанчинцева.— Томск: Изд-во Том. ун-та, 2005.—212 с.

145. Сергеев И.И. Психогенные заболевания с началом в позднем возрасте и их терапия / И.И.Сергеев // Автореф. дис. . докт. мед. наук.— М., 1984.—40 с.

146. Сидоров П.И., Литвинцев С.В., Лукманов М.Ф. Психическое здоровье ветеранов Афганской войны / П.И.Сидоров,

147. C.В.Литвинцев, М.Ф.Лукманов.— Архангельск, 1999.— 384 с.

148. Смирнов В.К., Шпиленя Л.С., Рустанович А.В. К структуре боевой психической патологии / В.К.Смирнов, Л.С.Шпиленя, А.В.Рустанович // Опыт советской медицины в Афганистане: Тез. докл. Всеарм. науч. конф.— М., 1992.— С.111-112.

149. Снедков Е.В. Боевая психическая травма. / Е.В.Снедков Автореф. дис. . докт. Мед. Наук —СПб., 1997.— 48 с.

150. Снедков Е.В. Психогенные реакции боевой обстановки: (Клинико-динамические исследования на материале афганской войны) / Е.В. Снедков//Дис. канд. мед наук.— СПб, 1992.— 25 с.

151. Снедков Е.В., Малахов Ю.К. Теоретические основы проблемы психического здоровья военнослужащих / Е.В.Снедков, Ю.К. Малахов // Военная психиатрия: Учебник / Под ред. С.В. Литвинцева, В.К.Шамрея— СПб: ВМедА, ЭЛБИ-СПб, 2001.— Гл.18.— С.288-297.

152. Снежневский А.В. Клиническая психопатология / А.В.Снежневский // Руководство по психиатрии.— М.: Медицина, 1983.— Т.1.— С.16-97.

153. Соседко Ю.И., Пустовалов Л.В. Профилактика суицидальных происшествий среди военнослужащих / Ю. И. Соседко, Л.В.Пустовалов // Военно-медицинский журнал.— 1994.— №4.— С.17-19.

154. Сухотина Н.К. Социально-стрессогенные факторы и невротические расстройства у детей / Н.К.Сухотина // Соц. и клин, психиатр — 2000.— Т. 10.— №1.— С.34-38.

155. Сыропятов О.Г. Избранные лекции по психиатрии войн и катастроф / О.Г. Сыропятов.— Киев: Изд. Украин. военно-мед. академии, 1999.— 108 с.

156. Тарабрина Н.В., Лазебная Е.О. Синдром посттравматических стрессовых расстройств: современное состояние проблемы / Н.В.Тарабрина, Е.О. Лазебная // Психологический журнал.— 1999.— Т.13.— №2.

157. Тибилова А.У. Восстановительная терапия психически больных позднего возраста / А.У.Тибилова.— Л.: Медицина, 1991.— 168 с.

158. Усов М.Г. Клиника, ранняя диагностика и прогноз депрессий у подростков / М.Г.Усов // Автореф. дис. . докт. мед. наук.— М., 1996.— 40 с.

159. Ушаков Г.К. Пограничные нервно-психические расстройства / Г.К.Ушаков.— М.: Медицина, 1978.—400 с.

160. Фадеев А.С., Куликов В.В., Чернов О.Э. Невротические расстройства у военнослужащих в мирное время / А.С.Фадеев, В.В.Куликов, О.Э.Чернов // Военно-медицинский журнал.— 2001.— № 3.— С.39-43.

161. Федюнина Н.В. Уровни состояния психического здоровья подростков при первичной постановке на воинский учет / Н.В.Федюнина // Науки о человеке: Сборник статей молодыхученых и специалистов.— Томск: СГМУ, 2003.— С.243-244.

162. Фрумкин Я.П., Лившиц С.М. Следовые влияния в психопатологии / Я.П.Фрумкин, С.М.Лившиц.— Киев: «Здоровья», 1979.— 112 с.

163. Хорошко В.К. О душевных расстройствах вследствие физического и психического потрясения на войне / В.К.Хорошко // Психиатрическая газета.— 1916.— №1.— С.3-10.

164. Чиж И.М. Итоги работы медицинской службы Вооруженных Сил в 1998 году и основные направления ее совершенствования / И.М.Чиж// Воен.-мед. Журн.— 1999.— №7.—С.4-19.

165. Чиж И.М. Некоторые итоги и выводы из опыта медицинского обеспечения войск в вооруженных конфликтах / И.М.Чиж // Военно-мед. Журн.— 2000 — №6.— С.4-16.

166. Чиж И.М., Иванов В.Н., Голов Ю.С. и др. Становление и перспективы развития медицинской реабилитации в Вооруженных силах Российской Федерации / И.М.Чиж, В.Н.Иванов, Ю.С.Голов, А.М.Щегольков // Военно-мед.журн.— 2000.— №1.— С.4-15.

167. Шанин В.Ю., Дергунов А.В., Куттубаев O.K. и др. Динамика физиологических показателей у военнослужащих в процессе прерывистой горной адаптации / В.Ю.Шанин, А.В.Дергунов, О.К.Куттубаев, В.Н.Цыган // Военно-мед.журн— 2000.— №3.— С.56-61.

168. Шахматов Н.Ф. Возрастные изменения характера и уровня психической деятельности в старости / Н.Ф.Шахматов // IV Всесоюзный съезд геронтологов и психиатров: Тез. и реф. Докладов.— Киев, 1982,— С.429.

169. Шеметова Л.Я. Использование психотерапевтических и физиотерапевтических методик в комплексной реабилитации больных неврозами / Л.Я.Шеметова // Вопросы клиническойпсихиатрии.— Кемерово, 1985.— С.63-65.

170. Шипицына Л.М. Девиантное поведение у детей с материнской депривацией и пути его коррекции / Л.М.Шипицына // Конгресс по детской психиатрии: Материалы конгресса.— М.: РОСИНТЭКС, 2001.—С.210-211.

171. Шипицына Л.М. Школьная дезадаптация у детей- сирот / Л.М.Шипицына // Соц. Дезадаптация нарушений поведения у детей и подростков: Материалы науч.-практ. Российской конференции,—М., 1996,—С.58-60.

172. Яныгин Е.В. Преневротические состояний: клиника, динамика, превенция / Е.В.Яныгин // Дис. . канд. мед. наук.— Томск, 2003. — 25 с.

173. A multimodal, second generation, posttraumatic stress disorder rehabilitation program / Hutzell R.R., Halverson S., Burke Т., Carpenter В., Hecke A., Wooldridge H., Stanley C., Chambers Т., Hooper R. // J. Trauma Stress.-1997.- Jan. № 1.-P. 109-116.

174. Achte K., Malassu P.-L., Saarenheimo M. Stress and Psychosomatics: Proc. of the Sympos. Sept., 19-20, 1985, Hanasaare Espo, Finland // Psychiat. Fenn. Suppl.- 1986.

175. An open trial of fluoxetine in the treatment of posttraumatic stress disorder / M cDougle С .J., S outhwick S.M., С hamey D .S., S t. J ames R.L. // J. Clin. Psychopharmacol.- 1991,- Oct. Vol.11, № 5. P. 325327.

176. Arnold A. L. Outpatient treatment of posttraumatic stress disorder // Military Medicine.- 1993. Vol. 158, № 6. - P.4-5.

177. Baker A, Shalhoub-Kevorkian N. Effects of political and military traumas on children: the Palestinian case. Clin Psychol Rev. 1999 Dec;19(8):935-50.

178. Bisson J.I. Treatment of PTSD // Brit. J. Psychiatry.- 1996,- Feb. Vol.68, № 2,- P. 252-253.

179. Blair D.T., Hildreth N.A. PTSD and the Vietnam veteran: the battle for treatment//J. Psychosoc. Nurs. Ment. Health Serv.-1991.- Oct.-Vol.9, № 10.-P. 15-20.

180. Boehnlein J.K., Sparr L.F. Group therapy with WWII ex-POW's: long-term posttraumatic adjustment in a geriatric population // Amer. J. Psychother.- 1993.- Spring. Vol.7, № 2,- P. 273-282.

181. Boudewyns P.A. Posttraumatic stress disorder: conceptualization and treatment// Prog. Behav. Modif. 1996. № 10,- P. 165-189.

182. Bowen G.L., Chapman M.V. Poverty, neighborhood danger, social support, and the individual adaptation among at- risk youth in urban areas// J. Fam. Iss.-1996.-Vol. 17.-p.641-666.

183. Bowlby J. The nature of the child* s tie to his mother.- Int. J. Psychoanal.-1951.- Vol. 39.-p.350-357.

184. Brockway S. Case report: Flashback as a posttraumatic stress disorder symptom in a World War veteran // Mil. Med.- 1988.- Vol.153, № 7,- P. 372-374.

185. Chung M.C. Reviewing Frankl's Will to meaning and its implications for psychotherapy dealing with post-traumatic stress disorder // Med. War.-1995.- Jan-Mar.- Vol. 1, № 1P. 45-55.

186. Davidson A.C., Mellor D.J. The adjustment of children of Australian Vietnam veterans: is there evidence for the transgenerational transmission of the effects of war-related trauma? // Aust. N. Z. J. Psychiatry.- 2001.- Jun.- Vol.35, № 3.- P. 345-351.

187. Domash M.D., Sparr L.F. Posttraumatic stress disorder masquerading as paranoid schizophrenia: case report // Mil. Med.- 1982.- Vol.147, № 9.- P. 772-774.

188. Foa E.B., Meadows E.A. Psychosocial treatments for posttraumatic stress disorder: a critical review // Annu. Rev. Psychol.- 1997. -№ 8. -P. 449-480.

189. Foy D.W., Carrol E.M., Donahoe C.P.Jr. Etiological factors in the development of PTSD in clinical samples of Vietnam combat veterans // J. Clin. Psychol.-1987.- Vol. 43, № 1.- P. 17-27(18 ref.)

190. Freeman T.W., Roca V. Gun use, attitudes toward violence, and aggression among combat veterans with chronic posttraumatic stressdisorder// J. Nerv. Ment. Dis.- 2001.- May.- Vol.189, № 5.- P. 317-320.

191. Funari D.J., Piekarski A.M., Sherwood R.J. Treatment outcomes of Vietnam veterans with Posttraumatic Stress Disorder // Psychol. Rcp.-1991.- Apr.- Vol.8, № 2,- P. 571-578.

192. Gaber L.B. Activity/ disengagement revisited: personality types in the aged// Brit. J. Psychiat.- 1983 .-Vol. 143, No 11.- P. 490-497.

193. Gallagher D.E., Thompson L.W., Peterson J.A. Psychological factors affecting adaptation to bereavement in elderly// Int. J. Aging Hum. Develop.- 1982.- Vol. 14, No 2.- P. 79-95.

194. Green B.L. Risk factors for PTSD and other diagnoses in a general sample of Vietnam veterans // Amer. J. Psychiatry.- 1990.- Vol.147, № 6.- P.729-733.

195. Hamilton J .D., Canteen W.Jr. Posttraumatic stress disorder in World War II naval veterans // Hospit. Commun. Psychiatry.- 1987 .- Vol.38, №2.-P. 197-199.

196. Jones E, Wessely S. Psychiatric battle casualties: an intra- and interwar comparison. Br J Psychiatry. 2001 Mar; 178:242-7.

197. Jones G.H., Lovett J. W. Delayed psychiatric sequelae among Falklands war veterans // J.R.Coll. Gen. Pract.- 1987.- Vol.37, № 294.1. P. 34-35.

198. Kastching G. (Кащинг Г.) Насколько полезна концепция качества жизни в психиатрии? // Обозрение современной психиатрии. М., 1998.-Вып.1.-С.30-38.

199. Kazennych Т. V. Quality of Life of Patients with Epilepsy // XII World congress of Psychiatry.- Yokohama, Japan, 2002.- Abstracts Vol.2.-P.339.

200. Kielholz P. Psychische Krankheit und Stress// Schweiz. Arch. Neurol. Psychiat.- 1977.- Bd.121, No 1.- S. 9-19.

201. Kimmel L.H. The concept of elastic boundaries applied to group therapy with veteransover 60 years old // Arch. Psychiatr. Nurs.-1991 Apr.-Vol.5, №2. -P. 91-98.

202. Lansky Mr. The transformation of affect in posttraumatic nightmares // Bull. Menninger. Clin. -1991. Vol.55, № 4,- P. 470-490.

203. Macleod A.D. Posttraumatic stress disorder in World War Two veterans // N. Zeal. Med. J.-1991.- Vol.104, № 9.- P. 285-288.

204. Port C.L., Engdahl В., Frazier P. A longitudinal and retrospective study of PTSD among older prisoners of war // Amer. J. Psychiatry.- 2001.-Sep.-Vol.158, № 9,- P. 1474-1479.

205. Posttraumatic stress disorder and depression symptomatology in a sample of Gulf War veterans: a prospective analysis / Erickson D.J., Wolfe J., King D.W., King L.A., Sharkansky E.J. // J. Consult. Clin. Psychol.- 2001.- Feb.-Vol.69, № 1.-P.41-49.

206. Quality of Life Assessment: an Annotated Bibliography. Geneva, 1994.

207. Radkowsky M., Siegel L.J. The gay adolescent: Stressors,adaptations, and psychosocial interventions// Clin. Psychol. Rev.-1997.- Vol. 17.- №2.-p. 63-68.

208. Rapid eye movement sleep disturbance in posttraumatic stress disorder / Ross R.J., Ball W.A., Dinges D.F. et al. // Biological Psychiatry.- 1994.-Vol.35, № 3.- P. 195-202.

209. Santich M., Kavanagh D.J. Social adaptation of children with mild intellectual disability: Effects of partial integration within primary school classes//Aust. Psychol.- 1997.-Vol.32.- №2,-P. 126-130.

210. Schnyder U. Zur Pravention und Therapie posttraumatischer Storungen aus biopsycho-socialer Sicht // Schweizeriesche Rundschaf fur Mediczin Praxis.-1996.- Bd 85.- S. 1603-1608.

211. Shalev A.Y. Discussion: treatment of prolonged posttraumatic stress disorder-learning from experience // J. Trauma Stress.- 1997.- Jul.- № 3.- P. 415-423.

212. Silva R.R., Alpert M., Munoz D.M. Stress and Vulnerability Posttraumatic Stress Disorders in Children and Adolescents // Am. J. Psychait.- 2000.-157.-P. 1229-1235.

213. Trauma, symptoms of posttraumatic stress disorder, and associated problems amon incarcerated veterans / Saxon A.J., Davis T.M., Sloan K.L., McKnight K.M., McFall M.E., Kivlahan D.R. // Psychiatr. Serv.-2001.- Jul.- Vol.52, № 7,- P. 959-964.

214. Vaccaro J.V., Cousino I., Vatcher R. The growth of supported employment f romhorticulture t herapy i n t he v eterans' g arden // N ew. Dir-Ment. Health Serv.- 1992.- Spring (53).- P. 97-104.

215. Viola J.M., McCarthy D. An eclectic inpatient treatment model for Vietnam and. Desert Storm veterans suffering from posttraumatic stress disorder// Mil. Med.- 1994.- Mar.- Vol.59, № 3.- P. 217-220.

216. Wernie U. The role of the traumatic component in the etiology of sexual disfunction and its treatment with eye movement desensitization procedure //J. of Sexeducation and Therapy. -1993. -Vol.19.- P. 212222.

217. Williams-Keeler L., Milliken H., Jones B. Psychosis as precipitating trauma for PTSD: a treatment strategy // Amer. J. Orthopsychiatry. -1994.- Jul. Vol.4, № 3.-P. 493-498.

218. Williams-Keeler L., Milliken H., Jones B. Psychosis as precipitating trauma for PTSD: a treatment strategy // Amer. J. Orthopsychiatry. -1994,- Jul. Vol.4, № 3.-P. 493-498.

219. Gaillard M. Les psycholoques sholaires // Bulleten official de Г edication nationale. -1996.- N 30.- P. 267-279.

220. Hill P.T. The educational consequences of choice // Phi Delta Kappan.-1996.- Vol. 77.- N 10.- P. 671-675.

221. Seipp B. School in transition: the adaptation of East German pupils to a new school system // Anxiety Stress Coping.-1995.- Vol. 8.- N3.- P. 215-226.

222. Testerman J. Holding at-risk students // Phi Delta Kappan.- 1996.- Vol. 77.- N 5.- P. 364-365.

223. РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК ТОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ИНСТИТУТ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ ТОМСКИЙ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКИЙ ИНСТИТУТ1. БАЗИСНАЯ КАРТА №

224. ИЗУЧЕНИЕ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ КУРСАНТОВ ТВМедИ1. Фамилия Имя1. Отчество Подразделение1. Должность.1. Воинское звание1. РАЗДЕЛ 11 Возраст

225. Родительская семья Полная -01. Неполная -1

226. Тип воспитания в Золушка -1родительской семье Гипоопека -21. Гиперопека -31. Кумир семьи -4

227. Глава родительской семьи Отец -01. Мать -11. Респондент -21. Другой -3родственник,проживающий всемье5 Посещение ДДУ Нет -11. Да -0

228. Позиция в школе Активная (лидер) -01. Пассивная -1

229. Отношения со сверстниками Товарищеские -0в школе Одиночка -11. Конфликты -2

230. Предпочтения в учебе Точные науки1. Гуманитарныенауки

231. Занятия физкультурой и Нет -0спортом до поступления в Не регулярно -11. ТВМИ регулярно -2

232. Семейное положение Холост -01. Разведен -11. Вдов -2женат -3

233. Психологический Неблагоприятный -1микроклимат в семье Благоприятный -2

234. Отношение к алкоголю Полное -0воздержание -11. Единичные -2эксцессы -31. Бытовоепьянство1. Алкоголизм14 Курение Нет -01. Да -1

235. Занятия физкультурой и Нет -0спортом в настоящее время Не регулярно -11. Регулярно -2

236. Характер проведения Активный отдых,свободного времени занятия по -1увлечениям1. Пассивный отдых -2

237. Психологический Неблагоприятный -1микроклимат на службе Благоприятный -218 Факторы отрицательно воздействующие на самочувствие(вписать) 19 Нарушение воинской Нет -0дисциплины Дисциплинарные -1проступки1. Грубые -2нарушениявоинскоидисциплины

238. Конфликты с командирами Нет -0начальниками) Да -1

239. Конфликты с сослуживцами Нет -01. Да -1

240. Психопатологическая отягощенность наследственности Нет Да -0 -1

241. Соматичес кая отягощенность28а По материнской линии Дыхательная Сердечнососудистая Пищеварительная Прочие -1 -2 -3 -41. Диагноз(вписать)

242. Наличие психогении Нет В сфере межличностных отношений В сфере служебных отношений Реакция на соматическое состояние От- СМ 00 II II

243. Характер психогении Острая протрагированная -1 -2

244. Длительность ПНПР на момент выявления34 Ведущий синдром 35 Диагноз ( МКБ-10 ) 1. РАЗДЕЛ 111

245. Лечение в медицинском Амбулаторное -1пункте института Стационарное -2

246. Обращение в поликлинику Нет -0института Да -138 Лечение в клиниках Нет -0института Да -139 Обращение в группу Нет -0профотбора ( к Да -1психологам ), с последующей психокоррекциеи

247. Консультация психиатра Нет -01. Да -1

248. Психофармакотерапия Нет -01. Да -1

249. Выполнение врачебных нет -1рекомендации Да -043 Освобождение от Нет -0исполнения служебных Да -1обязанностей

250. Снижение в должности на Нет -0одну ступень Да -145 Улучшение Нет -0микросоциальных условии Да -1на службе

251. Отчисление из института По нежеланию учиться1. Понедисциплинированности1. По неуспеваемости1. По болезни47 Улучшение Нет -0микросоциальных условии Да -1в сфере быта

252. Изменение клинического Без перемен -0состояния в результате Выздоровление -1проведенного лечения Улучшение -21. Ухудшение -3

253. Изменение адаптации Без перемен -0после проведения Частично адаптирован -1лечения Полностью адаптирован -2

254. Количество случаев временной нетрудоспособности за 2003г.

255. Количество случаев временной нетрудоспособности за 2004г

256. Количество случаев временной нетрудоспособности за 2005г

257. Количество дней временной нетрудоспособности за 2003г

258. Количество дней временной нетрудоспособности за 2004г

259. Количество дней временной нетрудоспособности за 2005г1. Шкала дисфункциональности1. Ф.И.О.Возраст1. ОбразованиеПолДата

260. Инструкция: Выберите один наиболее подходящий для Вас ответ, отметьте его.

261. Утверждение Полностью согласен Относительно согласен 0 Отчасти не согласен Полностью не согласен-2 -1 0 +1 +2

262. Критика меня всегда расстраивает

263. Интересы других предпочтительнее собственных3. без поддержки окружающих я несчастен

264. Я всегда должен следовать советам людей, которых уважаю

265. Мое достоинство полностью зависит от мнения окружающих

266. Я не могу быть счастлив, когда меня не любят

267. Если меня не любят, я обречен на несчастье

268. Если близкие отвернулись от меня, то со мной что-то не так.

269. Если любимый не отвечает мне взаимностью, значит, меня невозможно любить

270. Если я одинок, то скоро стану несчастным

271. Если я хочу быть достойным человеком, то должен хоть в чем нибудь быть выдающимся

272. Я должен быть полезным, продуктивным человеком, иначе жизнь теряет всякий смысл

273. Люди, наполненные идеями, полезнее безыдейных

274. Если я работаю хуже других, значит, я хуже их

275. Если я не справляюсь с работой, я не сложился как личность

276. Если я не ас в этом, то какой смысл браться за эту работу

277. Не нужно выказывать слабости

278. Человек должен стараться делать все как можно лучше19. Ошибки меня расстраивают

279. Если я не установлю наивысшейзадачи для себя, то скачусь вниз

280. Если я что- то заслужил, то должен обязательно получить

281. Если на моем пути встречаются препятствия, то я расстраиваюсь

282. Если интересы других я ставлю выше, чем свои, то эти люди обязаны при необходимости помогать

283. Если я хороший супруг, то моя половина обязаны меня любить

284. Если я хорошо отношусь к кому-нибудь, то и он должен мне отвечать тем же

285. Я ответственен за поведение близких

286. Если кого- то расстроила моя критика, то это означает мою вину

287. Чтобы быть высокоморальным человеком, нужно помогать всем нуждающимся

288. Если у ребенка поведение не совпадает с общественными нормами, следовательно, родители не справились с воспитанием

289. Я должен уметь угодить каждому

290. Я не должен контролировать свои чувства, если случается что- то плохое

291. Нет смысла пробовать избавиться от расстройства, т.к. это нормальная часть повседневной жизни

292. Часто мое настроение зависит от вещей, которые находятся вне моего контроля: прошлое, биоритмы, душа, судьба

293. Мое счастье зависит от моей судьбы

294. ОПРОСНИК ВЕРОВАНИЙ И СУЕВЕРИЙ1. Ф.И.О.Возраст1. ОбразованиеПолДата1. Инструкция

295. Для каждого из вопросов подберите, пожалуйста, наиболее подходящий для Вас вариант ответа. Помните, что Вы выбираете не хорошие илиплохие ответы, а те, которые подходят именно Вам.н ш X Скорее нет, чем да Не знаю Скорее да, чем нет го ct

296. Вы склонны придавать значение приметам, пове-риям, которые предсказывают благоприятный либо неудачный исход событий?

297. Используете ли Вы возможности природных явлений для собственного оздоровления?

298. Может ли черная кошка принести несчастье?4. Верите ли Вы в гадания?

299. Предпринимаете ли Вы какие-либо магические приемы, чтобы предохранить себя от несчастий?

300. Обладают ли проклятия, сглаз, порча силой, способной нанести вред Вашему здоровью?

301. Верите ли Вы в чудеса, совершаемые колдунами, знахарями, шаманами?

302. Допускаете ли Вы возможность отрицательного влияния энергетических вампиров?

303. Обращались ли Вы за помощью к знахарям, целителям, экстрасенсам, шаманам, ясновидящим?

304. Существует ли, по Вашему мнению, загробная жизнь?

305. Верите ли Вы в существование сверхъестественных магических сил?

306. Вы полагаете, что в реальной жизни существуют черти, духи, приведения, домовые?

307. Верите ли Вы в существование людей, способных с помощью магии управлять другими на расстоянии или читать их мысли?

308. Ориентируетесь ли Вы в большинстве случаев на счастливые или несчастливые числа, счастливый билет и т.п., которые могут оказать влияние на успешность событий?

309. Существуют ли высшие силы, неподвластные человеку?

310. Верите ли Вы в предначертанность судьбы, которая не зависит от Вас?

311. Считаете ли Вы, что амулеты, талисманы, обереги обладают силой, способной предотвратить негативные воздействия на человека?

312. Стараетесь ли Вы с помощью магических действий усилить свою успешность?

313. Стучите ли Вы по дереву или плюете через плечо, чтобы Вас «не сглазили»?

314. Помогает ли, по Вашему мнению, лечение у знахарей, целителей, экстрасенсов?

315. Придаете ли Вы значение сновидениям как прогнозу определенных событий в Вашей жизни?

316. Верите ли Вы в предсказания гороскопов?23. Вы человек суеверный?

317. С какой целью Вы чаще всего используете приметы, поверия, ритуалы: A) чтобы повысить уверенность в себе; Б) чтобы поднять настроение; B) чтобы оградить себя от вредных воздействий; Г) чтобы повысить успешность в делах; Д) что-то еще

318. Каким приметам Вы придаете большее значение: A) раскрывающих удачное развитие событий; Б) отражающих предостережение, неудач B) что-то еще

319. Инструкция по обработке результатов

320. Кроме того, с помощью интерпретации этих ответов можно получить дополнительную информацию о мотивах использования верований, ритуалов, суеверий, направленности пралогической психологической защиты.

321. Общая степень выраженности пралогической психологической защиты представляет собой сумму процентов по всем шкалам, разделенную на пять. Пралогическая психологическая защита (ППЗ) вычисляется по формуле:

322. Низкие показатели по шкалам 0 - 35%, средние показатели - 36 -65%, высокие - 66 -100%.1. ИНДЕКС ЖИЗНЕННОГО СТИЛЯ1. Ф.И.О.Возраст1. Инструкция

323. Я легко осваиваюсь в новых условиях (привыкаю к новым условиям)

324. Если факты против моего первоначального предложения о чем-то или о ком-то, то я обычно легко отказываюсь от него и выдвигаю новое предложение

325. Я обычно легко меняю свой привычный темп и ритм работы и жизни

326. Я предпочитаю проводить отпуск и т.п. в привычной обстановке

327. Я предпочитаю решать те или иные проблемы привычным способом

328. Бывает, что непроизвольно начинаю считать, например, ступеньки, фонари, окна и т.п.

329. Мне обычно трудно изменить собственное мнение о себе, если оно не совпадает с мнением других людей

330. Мне обычно трудно изменять свой привычный путь на работу (учебу)

331. Меня привлекают путешествия

332. Я обычно легко отказываюсь от привычек, которые мне не по душе

333. Я обычно легко меняю свои планы на полпути, если этого требуют обстоятельства

334. Я обычно легко избавляюсь от каких-либо переживаний (плохого настроения, беспокойства)

335. Я обычно легко меняю однажды принятое решение, если этого требуют обстоятельства

336. Мне трудно изменить место жительства, работу и т.п.

337. Я обычно легко меняю отношение к людям

338. Мне трудно изменить своему вкусу в еде, в одежде

339. Мне обычно трудно представить себя на месте другого человека

340. Я обычно легко изменяю свой режим жизни (распорядок дня и т.п.), если этого требуют обстоятельства

341. Вуз 10 20 30 40 50 60 70 80 901. Дата1. С.б. St1.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.