КЛИНИКО-ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПАТОМОРФОЗА ХРОНИЧЕСКОГО АЛКОГОЛИЗМА СРЕДИ НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ КОМИ тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.01.27, кандидат медицинских наук РАФАЕНКО, МАКСИМ ВЛАДИМИРОВИЧ

  • РАФАЕНКО, МАКСИМ ВЛАДИМИРОВИЧ
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2011, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ14.01.27
  • Количество страниц 179
РАФАЕНКО, МАКСИМ ВЛАДИМИРОВИЧ. КЛИНИКО-ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПАТОМОРФОЗА ХРОНИЧЕСКОГО АЛКОГОЛИЗМА СРЕДИ НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ КОМИ: дис. кандидат медицинских наук: 14.01.27 - Наркология. Москва. 2011. 179 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук РАФАЕНКО, МАКСИМ ВЛАДИМИРОВИЧ

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. СОВРЕМЕННЫЕ КЛИНИКО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АЛКОГОЛИЗМА В СЕВЕРНЫХ РЕГИОНАХ РОССИИ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ).

1.1. Региональные особенности употребления алкоголя.

1.2. Особенности распространения алкоголизма в северных регионах России

1.3. Региональные особенности личностной предрасположенности к алкоголизму.

1.4. Тендерные различия и алкоголизм в Северных регионах России.

1.5. Роль слабоалкогольных напитков в развитии алкоголизма.

1.6 Современные методы лечения алкоголизма.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Наркология», 14.01.27 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «КЛИНИКО-ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПАТОМОРФОЗА ХРОНИЧЕСКОГО АЛКОГОЛИЗМА СРЕДИ НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ КОМИ»

Актуальность проблемы

Проблема взаимосвязи клинических и терапевтических аспектов патоморфоза хронического алкоголизма с учетом влияния регионального фактора является актуальной, но недостаточно изученной в настоящее время. Актуальность темы определяется недостаточной эффективностью лечения данной категории больных, особенно в период изменения социальных условий жизни. Потребность в детальном эпидемиологическом исследовании данной проблемы продиктована высокой распространенностью алкоголизма и неудовлетворительными результатами его лечения, особенно в период изменения социальных условий жизни [Игонин A.JL, Клименко Т.В., Кривенкова А.Н., 2006]. Отдельного внимания требует тот факт, что, хотя в целом алкоголизм обнаруживает более высокую распространенность среди мужчин, в последние годы наблюдается тенденция к росту числа женщин, страдающих алкоголизмом, причем с более выраженными последствиями на социальном, психическом и соматическом уровне [Morhard-Klute V., Soyka М., 2002; Hommer D.W., Momenan R., Kaiser E. et al., 2001].

Влияние этнических, географических, демографических и социальных факторов на распространенность, течение и динамику клинических проявлений алкоголизма отмечено многими исследованиями [Немцов А. В., 1995; Троян 3. А, 1995; Кершенгольц Б. М., 2000; Crabb DW et al., 2004; Allen J., Mohatt G.V. et al., 2006], что, в свою очередь, определяет необходимость модификации лечебных мероприятий с учетом выявленных особенностей. Отдельной важной проблемой, требующей специфического подхода, является роль употребления слабоалкогольных напитков в развитии алкоголизма [Jensen et al., 2002, Chung, 2004]. На клинику хронического алкоголизма в республике Коми и её патоморфоз в период с 1983 по 2003 г. мог оказывать влияние ряд специфических региональных особенностей. Основными социальными проблемами республики являются сильнейшее территориальное и тендерное неравенство в доходах; низкая продолжительность жизни и ее сокращение; повышенная безработица и маргинализация сельского населения, особенно в лесозаготовительных поселках; угроза резкого сокращения занятости в отдельных "угольных" городах в связи с реструктуризацией отрасли; сокращение дополнительных социальных льгот [Историко-культурный атлас Республики Коми, 1997; Малева Т.М., 1998; Зубаревич Н.В., 2005].

В 1990-х годах отсутствие государственной поддержки и экономический кризис, негативно отразившийся на промышленности, привели к резкому увеличению стихийной миграции с Севера: за 1985—2007 годы число жителей Коми сократилось на 22%, преимущественно за счет оттока молодежи и наиболее образованной и квалифицированной в профессиональном отношении части населения. В 2003 г. численность населения снизилась до уровня 1975 г. (1,1 млн. человек). Снижение численности населения также было связано и с демографическими процессами: общий коэффициент смертности (число умерших на 1000 человек) с 1985 по 2001 годы вырос с 7,5 до 12,2, а коэффициент рождаемости за тот же период снизился с 19,2 до 10,0 [Ю. А. Перелыгин, 2002]. При этом структура смертности отражает все большую маргинализацию образа жизни населения Коми: с 1995 г. основной причиной смертей в трудоспособном возрасте, причем не только мужчин, но и всего населения, является смертность от несчастных случаев, отравлений и травм (360 случаев на 100 тыс. населения в 2002 г.), теснейшим образом связанная с алкоголизмом [Зубаревич Н.В., 2005].

Трудовой статус является важным фактором и показателем социальной адаптации. На фоне общих для страны изменений занятости республика Коми в исследуемый период выделялась двумя особенностями: более медленной деиндустриализацией структуры занятых, что характерно для ресурсно-экспортных регионов, и повышенной безработицей, на четверть выше среднего по стране. Пик безработицы пришелся на 1998 г. (102 тыс. человек), с середины 1990-х годов уровень сельской безработицы превысил городскую. Среди совхозных работников наблюдался рост расходов на покупку продовольственных товаров и алкогольной продукции, с сохранением доли затрат на промышленные товары [Историко-культурный атлас Республики Коми, 1997].

Специфику региона отражает и наличие большого количества мест лишения свободы, что оказывает определенное влияние на состав населения, структуру и распространенность правонарушений, делинквентого поведения, формирует неблагоприятные социо-культуральные традиции, включающие и алкоголизацию. Население, особенно мужское, отличается низким уровнем образования, нередко склонно к делинквентому поведению, в том числе и в связи с алкоголизацией, и поэтому неконкурентоспособно на рынке труда [Зубаревич Н.В., 2005]. Также республика отличается крайней неразвитостью местных центров и социальной инфраструктуры, отсутствуют службы психологической поддержки, системы продуктивного досуга.

Отдельно стоят экологические и климатические особенности региона: в республике Коми расположена значительная часть территорий Крайнего Севера Европейской части России. Т.к. республика Коми относится к сырьевому типу систем расселения с большим количеством рабочих мест именно в добывающей промышленности, около 40% населения проживает на экстремальных и дискомфортных территориях [Абросимова Ю.Е. и др., • 1995]. Ожидаемая продолжительность жизни — в республике ниже средней по стране (63,4 года), что характерно для большинства регионов с тяжелыми природно-климатическими условиями и неблагоустроенной средой жизнедеятельности. Специализацией промышленности является также высокая доля занятых во вредных производствах - 38% занятых, в том числе среди мужчин более 44% [Зубаревич Н.В., 2005]. Имеют свои последствия и сейсморазведочные ядерные взрывы 1984 г., были зафиксированы негативные изменения у животных и растений, населяющих территории с повышенным уровнем естественной радиоактивности [С. А. Гераськин и др., 2007].

Распространенность алкогольных расстройств в республике Коми в 2003 г. значимо превышала среднероссийские показатели, включая средние значения по Северо-Западному Федеральному округу, в состав которого она входит, особенно в отношении алкогольных психозов, употребления алкоголя с вредными последствиями и впервые выявленного алкоголизма [Кошкина Е.А., Киржанова В.В., 2005].

Таким образом, в республике Коми наблюдаются специфические особенности структуры и распространенности алкогольных расстройств. Все это свидетельствует об актуальности выбранной темы, ее важной научной и практической значимости.

Цель исследования

Изучение клинико-терапевтических аспектов патоморфоза хронического алкоголизма среди населения Республики Коми.

Задачи исследования

1. Изучить динамику развития основных клинических симптомов хронического алкоголизма среди населения Республики Коми.

2. Изучить влияние тендерного фактора на различные аспекты патоморфоза хронического алкоголизма.

3. Изучить частоту и клинические особенности алкогольных психозов среди населения Коми.

4. Изучить современные особенности формирования и течения алкоголизма, развивающегося на фоне злоупотребления слабоалкогольными напитками, в республике Коми.

5. Провести сравнительный анализ результативности различных вариантов лечения в сравниваемых группах.

Научная новизна

Впервые выделена и детально изучена взаимосвязь клинических и терапевтических аспектов патоморфоза хронического алкоголизма с учетом влияния указанного регионального фактора. Изучена и описана динамика развития основных клинических симптомов хронического алкоголизма среди населения республики Коми. Изучено влияние тендерного фактора на развитие основных симптомов хронического алкоголизма. Проанализирована эффективность различных вариантов терапии больных с алкогольной зависимостью, получавших лечение в различных временных и социальных условиях. Описаны дифференцированные подходы к лечению разных групп больных.

Практическая значимость

Полученные данные позволяют разрабатывать комплексные дифференцированные подходы к терапии больных хроническим алкоголизмом с учетом влияния регионального фактора и определять принципы оптимизации лечебно-реабилитационных мероприятий, учитывающие специфику региона проживания больны

Основные положения, выносимые на защиту;

1. Выявлены значимые различия клинических характеристик алкоголизма у больных в республике Коми в 1983 и 2003 г.

2. Клинический и терапевтический патоморфоз хронического алкоголизма среди населения Республики Коми является следствием комплекса социально-экономических, демографических и климатических особенностей региона.

3. Охарактеризованы особенности патоморфоза хронического алкоголизма в республике Коми среди женщин и при преимущественном употреблении слабоалкогольных напитков.

4. Выявлена целесообразность внедрения комплексной дифференцированной патогенетической и симптоматической терапии хронического алкоголизма в республике Коми с учетом динамики и специфики развития основных клинических симптомов заболевания, а также личностных особенностей больных?

Апробация работы

Основные положения диссертационного исследования доложены на совместной научно-практической конференции коллектива сотрудников кафедр психиатрии, нервных болезней, неврологии ФПК и ППС ГОУ ВПО «Саратовский Государственный медицинский университет им. Разумовского Росздрава» 2010 год, областной научно-практической конференции психиатров, наркологов и психотерапевтов (Саратов, 2008), межрегиональной научно-практической конференции студентов и молодых ученых с международным участием «Молодежь и наука» - (Саратов, 2009).

Публикации

По теме диссертации опубликовано 8 печатных работ, в том числе 3 в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ.

Структура и объём диссертации

Диссертационная работа изложена на 179 страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, главы с описанием материала и методов исследования, трех глав с изложением полученных результатов исследования, заключения, выводов, списка литературы. Иллюстративный материал содержит 21 таблицу и 22 рисунков. Список литературы включает 254 источника, из которых 109 на русском, 145 - на иностранных языках.

Похожие диссертационные работы по специальности «Наркология», 14.01.27 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Наркология», РАФАЕНКО, МАКСИМ ВЛАДИМИРОВИЧ

ВЫВОДЫ

1. Общая оценка современного патоморфоза клинических проявлений алкогольной зависимости в республике Коми характеризуется усилением прогредиентности данного заболевания, проявляющейся на всех этапах1 его развития.

2. Формирование алкогольной зависимости отличается увеличением числа больных с компульсивным влечением, эксплозивными и дисфорическими формами опьянения.

3. Выявлено учащение случаев абстиненции с эпиприпадками наряду с возрастанием числа лиц с атипичными и синдромально незавершенными вариантами указанных состояний.

4. В 2003 г. по сравнению с 1983 г. отмечен значимый рост удельного веса как острых, так и хронических алкогольных психозов и уменьшение периода злоупотребления, предшествующее их развитию. В структуре психозов наблюдался рост количества острых алкогольных галлюцинозов, сокращение доли алкогольных делириев.

5. Соотношение различных вариантов изменения личности следи исследуемых больных в 2003 году сместилось в сторону преобладания эксплозивного и астенического типов, при этом, частота встречаемости истерического и апатического личностного радикала значимо снизилась по сравнению с 1983 г.

При этом более чем в четыре раза снизилось число больных, без признаков социальной дезадаптации и деградации.

6. Патоморфоз алкоголизма среди женщин характеризуется в республике Коми усилением прогредиентности и увеличением числа алкогольных психозов. По сравнению с пациентами мужчинами; среди женщин количество алкогольных психозов возросло более значимо.

7. Злоупотребление слабоалкогольными напитками характеризуется более ранним началом систематической алкоголизации, более быстрым формированием компульсивного типа влечения алкоголю, ранней утрате количественного и ситуационного контроля, частотой амнестических форм опьянения (более чем у половины больных), формированием изменение личности преимущественно по эксплозивному типу.

8. Дифференцированное включение в терапию лиц с хронической алкогольной зависимостью современных психотропных средств, с учетом особенностей течения ААС, поведенческих нарушений и имеющихся психопатологических и личностных расстройств способствует увеличению продолжительности ремиссий и снижении необходимости в стационарном лечении.

ОБСУЖДЕНИЕ ПОЛУЧЕННЫХ ДАННЫХ И ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты проведенного исследования, посвященного проблеме взаимосвязи клинических и терапевтических аспектов патоморфоза хронического алкоголизма с учетом влияния регионального фактора, позволили определить динамику развития основных клинических симптомов хронического алкоголизма среди населения Коми, изучить влияние тендерного фактора на развитие основных симптомов хронического алкоголизма, а также разработать и апробировать дифференцированные терапевтические программы лечения с учетом выявленных различий.

Для решения поставленных задач было обследовано 330 жителей республики Коми из числа проходивших курс лечения хронического алкоголизма в стационарных отделениях Коми республиканского наркологического диспансера в 1983 и 2003 гг. В 1983 г. изучено 147 архивных историй болезни мужчин, средний возраст которых составлял 37,2±9,65 года, и 32 истории болезни женщин со средним возрастом 40,9±8,56 лет; в 2003 г. средний возраст опрошенных составил 42,63±9,28 года для мужчин (106 человек) и 42,0±8,0 для женщин (45 человек). Практически у всех больных (98,79%) была диагностирована II стадия зависимости от алкоголя.

Анализ социальных последствий хронического злоупотребления алкоголем показал, что в настоящее время у больных имеются более выраженные нарушения адаптации в производственно-профессиональной, семейно-бытовой и административно-правовой сферах. У больных алкоголизмом республики Коми существуют значительные проблемы с трудоустройством и сохранением постоянного места работы, по видимому, связанные с неспособностью выполнять свои прежние должностные обязанности. В настоящее время наблюдается более выраженная профессиональная дезадаптация больных, связанная с более частым их увольнением и, как следствие, значительным повышением количества безработных, в то время как в 1983 году отмечалась более частая смена работы по собственному желанию. За 20 лет резко возросла доля безработных (до 33,56%), также отмечен рост ПВА среди инвалидов (до 8,05%), существуют значительные проблемы с трудоустройством и сохранением постоянного места работы. Увеличилось количество неженатых и незамужних пациентов, а также разведенных с хроническим алкоголизмом, что свидетельствует свидетельствуют о более выраженном семейном неблагополучии больных алкоголизмом региона в настоящее время, нежели 20 лет назад.

Согласно сравнительной социально-демографической характеристике исследуемому контингенту больных в 1983 и 2003 г. с учетом тендерного фактора количество женщин с высшим образованием, страдающих алкоголизмом, выросло в 3,55 раза, выявлено 13,33% женщин-инвалидов, злоупотребляющих алкоголем. В 1983 г. больных алкоголизмом женского пола увольняли с работы в 1,34 раза реже, чем мужского, а в 2003 году этот показатель сравнялся, что говорит о росте трудовой дезадаптации среди пациенток. В качестве причин злоупотребления алкогольными напитками женщины достоверно чаще, чем мужчины называли потерю близких.

Отмечена высокая наследственная отягощенность алкоголизмом, наркоманиями и различными психическими расстройствами у родственников первой и второй линии, отмечен значительный рост расстройств личности и дистимических нарушений среди больных- алкоголизмом родственников опрошенных пациентов. У пациентов имеется выраженная физическая С зависимость от алкоголя (75,22%), значимо возросла роль социальной дезадаптации как основной причины влечения к алкоголю (9,73%). Три четверти больных (76,82%) регулярно употребляют крепкие спиртные напитки (водка), отмечен значительный рост злоупотребления слабоалкогольными спиртными напитками: в 1983 г. таких пациентов было 9,6%, а в 2003 г. - уже

43,5% больных алкоголизмом. Свыше половины больных алкоголизмом (58,67%) используют суррогаты алкоголя, преимущественно самогон, употребление, суррогатов алкоголя на ранних стадиях алкоголизма выросло более чем в 2 раза. При этом хотя женщины значительно реже мужчин употребляют суррогатные алкогольные напитки, отмечен выраженный (в 2,5 раза) рост доли принимающих суррогаты пациенток в 2003 г. по сравнению с 1983 г.

Зарегистрированы достоверные различия характеристик первичного влечения к алкоголю, систематического употребления алкоголя, реактивности и формирования алкогольного абстинентного синдрома у больных алкоголизмом республики Коми в 1983 и 2003 г. (р<0,05). В 2003 г. злоупотребление алкоголем начиналось преимущественно в подростковом и юношеском возрасте, средний возраст начала алкоголизации составил 17,74±2,56 года. Средний возраст начала систематического употребления алкоголя увеличился с 27,71±5,73 лет до 30,16±4,93 лет. Возраст окончательного формирования заболевания также увеличился и составил 29,22±5,22 лет в 1983 г. и 32,91±5,83 лет в 2003 г. Темп прогредиентности заболевания несколько снизился: в 2003 г. с момента начала систематического употребления спиртного до утраты защитного рвотного рефлекса проходило в среднем 2,75±0,4 года; до формирования стойкого абстинентного синдрома - 2,66±0,39 года; в 1983 году рвотный рефлекс исчезал через 1,41±0,41 лет, ААС формировался через 2,03±0,69 года после начала массивной алкоголизации. Средние сроки первой госпитализации в наркологический стационар после начала систематического употребления алкоголя у пациентов женского пола за исследуемый период достоверно не изменились, а мужчины в 2003 г. впервые оказывались в стационаре в 3 раза раньше, чем в 1983 г. В медицинский вытрезвитель попадали преимущественно больные мужского пола.

Компульсивное влечение к алкоголю при поступлении отмечалось у 78,21% обследованных больных в 1983 г. и у 90% обследованных в 2003 г. Толерантность к алкоголю в средней стадии болезни для основной группы составляла 0,82±0,35 л в пересчете на 40% алкоголь, при преимущественном употреблении слабоалкогольных напитков выявлено интенсивное нарастание толерантности, плато формировалось в 1,73±0,67 года от начала систематической алкоголизации. Среди обследованных в возрасте до 30 лет толерантность к алкоголю в 2003 г. была выше, чем в 1983 г.; максимум толерантности как в основной, так и в контрольной группе приходился на возраст 31-50 лет. У пациентов старше 50 лет толерантность к алкоголю снижалась, при этом в 2003 г., в отличие от 1983 г. толерантность к алкоголю в старшей возрастной группе была достоверно ниже, чем в группе до 30 лет.

Степень нарушения сознания в 2003 г. была значительно выше, чем 20 лет назад (р<0,05, критерий Манна-Уитни), достоверно чаще встречались эксплозивные и дисфорические формы алкогольного опьянения, количество тяжелых нарушений памяти с тотальной ретроградной амнезией периода опьянения к 2003 г. выросло в 10 раз. При этом« среди больных женского пола случаев тотальных амнезий в 1983 г. выявлено-не было, в 2003 г. подобные тяжелые нарушения были зарегистрированы уже у 20% пациенток, а те или иные проявления «провалов памяти» наблюдались в 100% случаев. Отмечен выраженный рост удельного веса как острых, так и хронических алкогольных психозов в 2003 г. по сравнению с 1983 г., особенно резко выросла доля хронических психозов: с 35,5 до 130,0 на 100 тыс. населения (в 3,7 раза). Особенно быстрый рост психотических расстройств отмечен среди женского населения республики Коми: в 7,9 раз увеличилась доля острых, и в 5,1 раза — хронических алкогольных психозов. Сроки развития глубоких психических нарушений под влиянием хронической алкогольной интоксикации достоверно сократились до 12,85±3,71 лет. В структуре психозов наблюдался рост количества острых алкогольных галлюцинозов, сокращение доли алкогольных делириев; случаев алкогольного параной да в 2003 г. не выявлено вовсе, в 1983 г. они регистрировались только у пациентов мужского пола. При этом возраст алкогольных делириев в 2003 г. снизился в среднем на 5 лет, а возраст развития алкогольных галлюцинозов, напротив, увеличился приблизительно на 4 года. Течение психозов среди женского контингента было более бурным: первые приступы появлялись в среднем на 3-6 лет раньше, чем у больных мужского пола, и протекали тяжелее.

Средний возраст начала систематического употребления алкоголя среди предпочитающих слабоалкогольные напитки пациентов в 2003 г. снизился с 27,71±7,73 лет до 25,26±6,03 лет. Стойкий абстинентный синдром формировался быстрее, нежели в основной группе (за 1,97±0,4 года); прежде всего формировалась психическая зависимость, структура абстинентного синдрома отличалась высокой степенью тяжести и полиморфизмом клинических проявлений. В клинической картине алкогольного опьянения преобладали седативный и эйфоризирующий. эффекты, патологическое влечение к алкоголю не- сопровождалось "борьбой мотивов". Возраст окончательного формирования заболевания составил 29,22±8,2 лет в 1983 г. и 28,54±7,1 в 2003 г. В 2003 г. по сравнению с 1983 г. достоверно быстрее утрачивался как количественный (уже в среднем через год после начала массивной алкоголизации), так и ситуационный контроль.

В 1983 г. более чем в трети случаев А АС протекал в развернутом варианте (39,66%); в 2003 г. развернутый ААС встречался лишь у 26,49% пациентов. Выявлено достоверное учащение случаев абстиненции с эпиприпадками: 13,97% пациентов в 1983 г. и 24,5% пациентов в 2003 г. ААС протекал с судорожными припадками и повышением порога судорожной готовности.

В группе пациентов, обследованных в 2003 г., преобладали эксплозивный и астенический расстройства личности, они встречались достоверно чаще, чем среди больных алкоголизмом в 1983 г. Также в 2003 г. по сравнению с 1983 г. почти вдвое снизилась частота встречаемости истерического типа личности и апатического личностного радикала.

В структуре ААС и постабстинентного периода у больных алкоголизмом республики Коми нередко наблюдалась психопатологическая симптоматика: тревожно-фобические расстройства — обсессивно-компульсивные нарушения, панические атаки, и аффективные расстройства - дисфории, депрессии невротического и эндогенного характера. В целом выраженность психопатологической симптоматики у больных с ПВА республики Коми в 2003 г. была достоверно . выше, чем в 1983 г. (р < 0,05): Частота тревожных расстройств у стационарных пациентов с алкогольной зависимостью в 1983 г. была достоверно ниже, нежели в 2003 г. и составила 21,79% и 34% соответственно. У женщин частота коморбидности тревоги и алкоголизма;была выше. Доля больных алкоголизмом, у которых в процессе противоалкогольной терапии отмечались депрессивные состояния, с 1983 до 2003 г. выросла более чем в полтора раза (с 26,26% до 43,33%), у женщин-этот показатель был еще выше и составил 48,89%.

Клиническая динамика основных- проявлений; . алкоголизма, развивающегося на фоне преимущественного употребления слабоалкогольных напитков, имеет ряд отличий; выявленные показатели реактивности и=. клинические характеристики указывают на более раннее начало и быстрое^ течение заболевания. Средний возраст начала систематического употребления алкоголя среди предпочитающих слабоалкогольные напитки пациентов в 2003 г. снизился с 27,71±7,73 лет до 23,26±6,03 лет. Стойкий абстинентный синдром формировался быстрее, нежели в основной группе (за 1,8±2,4: года); формировалась выраженная психическая зависимость, структура абстинентного синдрома отличалась высокой степенью тяжести и полиморфизмом клинических проявлений. Возраст окончательного формирования заболевания составил 29,22±8,2 лет в 1983 г. и 28,54±7,1< в 2003 г. Толерантность к алкоголю в средней стадии болезни для группы 1 составляла 0,52±0,17 л в пересчете на 40% алкоголь, при преимущественном употреблении слабоалкогольных напитков выявлено интенсивное нарастание толерантности, плато формировалось в 1,73±0,67 года от начала систематической алкоголизации. Быстро утрачивался количественный и ситуационный контроль, пьянство приобретало перманентный характер.

В клинической картине алкогольного опьянения преобладали седативный и эйфоризирующий эффекты, патологическое влечение к алкоголю не сопровождалось "борьбой мотивов", с самого начала заболевания становилось компульсивным и практически сразу же реал изовывал ось. Структура абстинентного синдрома отличалась высокой степенью тяжести и полиморфизмом клинических проявлений, преобладали сомато-вегетативные и неврологические расстройства, у 10,77% пациентов отмечался судорожный синдром. Суточная толерантность предпочитающих слабые алкогольные напитки больных после начала систематического употребления алкоголя составляла в среднем 5-6 бутылок пива или 7-8 банок (по 0.33 л) джин-тоника, что равносильно более 200 мл чистого алкоголя. Толерантность к алкоголю в средней стадии болезни длятруппы I составляла 0,52±0,27 л в пересчете на 40% алкоголь, при этом выявлено интенсивное нарастание толерантности, которая достигала плато в предельно- сжатые сроки (1,73±0,67 года от начала систематической алкоголизации). Более чем у половины больных имели место амнестические формы опьянения: частичные амнезии состояния опьянения встречались в 66,15% случаев, тяжелые нарушения памяти с тотальной ретроградной амнезией периода опьянения наблюдались у 6,15% обследованных. У 52,3% пациентов, отмечалось эпизодическое сочетанное употребление алкоголя с другими ПАВ. У подавляющего большинства пациентов изменение личности формировалось по эксплозивному типу. На долю астенического типа личности приходилось 12,3% случаев, апатических личностных расстройств не выявлено.

За последние 20-25 лет стратегии лечения хронического алкоголизма претерпели ряд изменений, появились более эффективные препараты, воздействующие на механизм влечения к алкоголю, и имеющие меньше побочных эффектов, модернизировались традиционные методы терапии. В 2003 г. дезинтоксикационная терапия основывалась прежде всего на воздействии на патогенетические механизмы развития внутриклеточного ацидоза и отека тканей. Сульфозинотерапия практически исчезла из арсенала психиатров и применялась очень ограниченно, только по согласию больного и родственников. На этапе становления ремиссии использовались психотропные препараты, воздействующие на ключевые звенья патогенеза зависимости -нейролептики, антидепрессанты, антиконвульсанты, транквилизаторы, ноотропы. Назначались преимущественно мягкие нейролептики, из антидепрессантов - ингибиторы обратного захвата серотонина последнего поколения, обладающие свойством подавлять патологическое влечение- к алкоголю. Наибольшая эффективность применения антиконвульсантов наблюдалась в случаях, когда патологическое влечение к алкоголю характеризовалось импульсивностью, непреодолимостью, отсутствием компонента «борьбы мотивов», наличием дисфорического аффекта, сближающего эти состояния с пароксизмами. Затяжные астенические состояния, сопровождающиеся слабодушием, истощаемостью, нетерпеливостью, ухудшением памяти, а также разнообразные проявления интеллектуального снижения (некритичность, противоречивость суждений и др.) служили показанием к применению ноотропных препаратов, которые назначались на достаточный срок (не менее 1-2 мес) и в достаточных дозах (не менее 2,5 г пирацетама в сутки). В 2003 г. спектр терапевтической активности ноотропов был существенно расширен, они применялись в алкогольном абстинентном синдроме с целью предупреждения развития осложнений, в постабстинентном состоянии, на стадии формирования ремиссии для восстановления когнитивных функций, адаптивных ресурсов организма, снижения патологического влечения к алкоголю и профилактики рецидивов. Социально-психологические реабилитационные программы также стали необходимым звеном в терапии алкогольной зависимости, особенно у пациентов с личностными нарушениями. Задачами психологической реабилитации больных алкоголизмом являлись помощь в прекращении употребления алкоголя и развитии свободного от алкоголя стиля жизни, улучшение физического, эмоционального и психологического состояния здоровья пациента, улучшение семейных и других межличностных отношений пациента, улучшение в сфере трудовой занятости, обучения, улучшение социального функционирования.

В 2003 г. достоверно снизилась доля пациентов, с суммарным количеством госпитализаций в наркологическую клинику от трёх и более раз. 64,14% обследованных больных имели в анамнезе ремиссии длительностью более года, отсутствие ремиссий наблюдалось лишь в 8,97% случаев, что свидетельствует о положительной динамике течения заболевания при применении современных антидепрессантов, антиконвульсантов и ноотропов.

Анализ социальных последствий алкогольной зависимости выявил тенденция к снижению в 2003^ г. по сравнению с 1983 г. доли пациентов с выраженной социальной дезадаптацие, при этом слабо выраженная социальная дезадаптация выявлялась достоверно чаще, особенно среди женщин (58,4% и 18,13% соответственно), а доля благополучных пациентов снизилась более чем вчетверо (с 50,88% до 12,06%), что свидетельствует о прогрессирующем негативном влиянии злоупотребления алкоголем на население республики.

Можно предполагать несколько основных причин описанного патоморфоза: экологический и социокультуральный факторы, широкое распространение алкоголизма, связанного со злоупотреблением слабоалкогольных напитков, более ранний алкоголизм и первая проба алкоголя, внедрение новых методов терапии (патогенетическая дезинтоксикационная терапия, расширение спектра терапевтической активности ноотропов, применение антиоксидантов и гепатопротекторов, социально-психологические реабилитационные программы).

Таким образом, от 1983 к 2003 году в целом повысилась результативность лечения тяжелых последствий хронического алкоголизма в республике Коми. Несколько снизилась необходимость в стационарном лечении, возросла частота и продолжительность ремиссий, уменьшилась доля декомпенсированных пациентов с выраженной социальной дезадаптацией и деградацией. При этом частота слабо выраженных негативных социальных последствий достоверно возросла, что указывает на более тяжелое течение алкоголизма и более быстрое развитие дезадаптации у этих больных.

Результаты проведенного нами исследования, представленные в предыдущих разделах, легли в основу разработки комплексных дифференцированных терапевтических программ, учитывающих динамику и специфику развития основных клинических симптомов хронического алкоголизма среди населения республики Коми, а также личностные особенности больных. Купирование синдрома отмены алкоголя было комплексным и включало патогенетическую и симптоматическую (вегетостабилизаторы, сердечно-сосудистые, витаминосодержащие препараты с антиоксидантной и гепатопротективной активностью) терапию. На этапе становления ремиссии использовались современные психотропные препараты, назначавшиеся с учетом особенностей течения ААС, поведенческих нарушений и имеющихся психопатологических расстройств.

Общая динамика лечения была положительной в обеих группах, наблюдалась выраженная редукция психопатологической симптоматики уже к концу первого месяца терапии; дольше всего сохранялись астенические расстройства. В целом, женщины поддавались лечению труднее, чем мужчины. У них дольше сохранялось пониженное настроение, раздражительность, тревога, нарушение сна и поведенческие расстройства; медленнее развивалось снижение влечения к алкоголю. При изучении динамики психопатологических проявлений в структуре ААС и постабстинентного состояния больных алкоголизмом с личностными расстройствами выявлено, что в группе получавших антидепрессанты и тимонейролептики достоверно быстрее и более полно редуцировались пониженное настроение, астения, раздражительность, нарушения сна; заметно снизилась доля дисфорических проявлений, поведенческих расстройств, реже и менее выраженно отмечалось снижение жизненного тонуса, побуждений, влечений.

Используемые современные терапевтические программы позволили добиться статистически достоверно более длительных ремиссий по сравнению с ремиссиями, имевшими место в 1983 г. Наиболее высокие показатели восстановления трудовой и социальной активности наблюдались у больных с изменением личности по астеническому типу, свыше половины пациентов с эксплозивным типом личности после проведенного лечения находились в ремиссии более полугода; у больных алкоголизмом с апатическим изменением личности наблюдалось быстрое наступления десоциализации и ранние рецидивы алкогольной болезни. Полученные данные указывают на необходимость дифференцированного подхода к терапии и реабилитации больных алкоголизмом с учетом имеющихся у них личностных нарушений.

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук РАФАЕНКО, МАКСИМ ВЛАДИМИРОВИЧ, 2011 год

1. Абросимова Ю.Е., Артюхов В.В., Ермаков С.П., Мартынов A.C., Прохоров Б.Б. (ред. русского издания), Мюррей Фешбах (главный редактор), Грегори Гурофф (директор проекта). Атлас «Окружающая среда и здоровье населения России». М., ПАИМС, 1995, 448 с.

2. Альтшулер В.Б., Анучин В.В. Клиника патологического влечения к алкоголю у больных хроническим алкоголизмом и лечение нейролептиками: Методические рекомендации Минздрава СССР. М.,1979. - 24с.

3. Анохина И. П., Наследственная предрасположенность к злоупотреблению психоактивными веществами, Психиатрия и психофармакотерапия, №3, С. 76-79

4. Анохина И.П., Балашов A.M., Коган Б.М., Панченко И.Ф. Роль опиатной системы в механизмах формирования алкогольной зависимости. Вопросы наркологии. 1989.№З.С.З-11.

5. Аркавый И. В. Некоторые метаболические и физиологические особенности развития алкоголизма в условиях Крайнего Севера Концептуальные вопросы наркологии, С. 22-28

6. Бабаян Э.А., Гонопольский М.Х. Наркология. М.:Медицина, 1987. -336с.

7. Бехтель Э.Е. Донозологические формы злоупотребления алкоголем. М.: Медицина, 1986.-272 с.

8. Бохан H.A., Ляшенко Г.П., Семке В.А. и др. Применение препарата финлепсин-200 при алкоголизме с коморбидной патологией ЦНС: основные показания и оценка эффективности. Сибирский вестник психиатрии и наркологии.-1996.№2.-с.50-52.

9. Братусь Б.С., Сидоров П.И. Психология, клиника и профилактика раннего алкоголизма. М.: Изд-во МГУ, 1984 144с.

10. Валентин Ю. В., Психогенетическая модель личности ипсихотерапия зависимости от психоактивных веществ, Вестник последипломного медицинского образования, 1998, Спец. выпуск Психотерапия на рубеже тысячелетий, С. 71-72

11. Валентин Ю.В., Кирьяк В.А. Сравнительный анализ клинических проявлений алкоголизма у больных, злоупотребляющих спиртными напитками различного типа. Культура и политика в современном мире. -Архангельск-Соловки, 1990 133с.

12. Валентик Ю.В1, Вязьмин А.Н., Зыков О.В. с соавт. Медико-социальная работа в наркологии. Архангельск, изд-во Архангельской государственной медицинской академии.- 112с.

13. Волынец СМ., Масловская Е.С.Волынец Л.С. с соавт. Клиника интоксикации стеклоочистителем. Вопросы наркологии-№3 199930-32с.

14. Воронков А. В., Нейропротекторные свойства фенибута и его аналогов при алкогольном повреждении мозга, М.: Наука, 2003

15. Врублевский А.Г., Кузнец М.Е., Мирошниченко Л.Д. Динамика и прогноз наркологической ситуации на территории Российской Федерации. Акт., пробл. мед.-соц. реабил. б-х алкоголизмом и наркоманией. Москв. НИИ; психиатрии. Москва; Орел. 1994. 128с.

16. Галкин В.А. Современные задачи наркологической службы. Вопросы наркологии №1-1996:с.71-75.

17. Гасанов X. А., К вопросу о конституциональных предпосылках прогредиентности алкоголизма, Алкоголизм, 1988, С. 51-53

18. Гузиков Б.М., Мейроян A.A. Алкоголизм у женщин-Л.; Медицина 1988.-224с.

19. Данные 13 международного конгресса по приполярной медицине, 2006 Даренский И. Д., Клиника периодического течения алкоголизма, Наркология 2005, № 12, С. 49-57

20. Дмитриева Е.Д. Факторы риска и начальные признаки алкогольной болезни у подростков, М. ¡Медицина, 1990

21. Егоров В.Ф., Дроздов Э.С., Шибанова Н.И. с соавт. О состоянии наркологической помощи населению. Вопросы наркологии №1, 199I.e.37- 38.

22. Жислин С.Г. Очерки клинической психиатрии. М.: Медицина, 1965. С. 319

23. Жмуров В.А. Общая психопатология. Иркутск, 1986. 280с.

24. Заиграев Г.Г., Проблемы алкоголизации населения России, Наркология №7, С. 2-7

25. Заиграев Г.Г.Общество и алкоголь. М.:НИИ МВД РФ.-1992.-200с.

26. Заславская P.M., Медицинские аспекты экологической хронобиологии Бюл. Всероссийского научного центра по безопасности биологически активных веществ, 1995, №1, С. 13-17

27. Зубаревич Н.В. Республика Коми (социальный портрет ресурсно-экспортного региона) / Из кн. «Россия регионов: в каком социальном пространстве мы живем?». — Независимый институт социальной политики. М.: Поматур, 2005.-е. 125-131.

28. Иванец H.H., Савченко Л.М. Типология алкоголизма. М: Российский благотворительный фонд «HAH», 1996.-47с.

29. Иванец Н. Н., Актуальные клинические проблемы алкоголизма, Восьмой Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов, 1988, Т. 1, С. 357-360

30. Иванец Н. Н., Клиника и лечение алкоголизма, Клинические проблемы наркологии, Медико-биологические проблемы алкоголизма, 1988, С. 126- 129

31. Иванец H.H., Валентик Ю.В. К характеристике основных вариантов первичного влечения к алкоголю. Актуальные вопросы социальной и клинической наркологии.-Душанбе, 1984. С.81-83.

32. Иванец H.H., Игонин A.JI. Клиника алкоголизма. Алкоголизм: Руководство для врачей. Под ред. Г.В.Морозова, В.Е.Рожнова, Э.А.Бабаяна.-М.:Медицина, 1983. С.75-125.

33. Иванец H.H., Игонин А.Л., Иванова Н.В. О значении личностных особенностей для клиники и лечения алкоголизма. Журн. невропат.и психиатр. Им. С.С. Корсакова, 1977,т.77,вып.2, С.337-342.

34. Иванец H.H., Лечение алкогольной зависимости, психиатрия, психофармакотерапия, 2001, №3, С. 80-82

35. Иванец H.H., Анохина И.П., Шибакова Т.Л., Веретинская А.Г. Небаракова Т.П. Лечение алкоголизма антидепрессантами. Вопросы наркологии.-1993.- №4.-с.6-10.

36. Иванец H.H., Даренский И.Д. Стрелец Н.В. Уткин С.И. Лечение алкоголизма, наркоманий,токсикоманий.-М., 12998.-60 с.

37. Иванец H.H., Пелипас В.Е., Никифоров И.А. и др. Новая концепция организации наркологической помощи в СССР. Вопросы наркологии.-1991.-№3.-с.2-6.

38. Иванец Н.Н.Алкогольная зависимость. Иванец H.H., И.П. Анохина. Врач.- 2004.-№6.-С. 11-14.

39. Историко-культурный атлас Республики Коми. М.: Дрофа; Издательство ДИК, 1997.

40. Калинин А. Г., Организация объективного прогнозирования соматических осложнений у больных алкоголизмом, Нравственно-этические и клинические проблемы психиатрии, 1992, С. 78-79

41. Кершенгольц Б. М., Физиолого-биохимические механизмы формирования этногенетических и экологических особенностей алкогольных патологий в условиях Севера и их влияние на общую заболеваемость, Вестник РУДН, Сер. Медицина, 2000, №2, С. 106-115

42. Киржанова В.В., Муганцева JI.A. распространенность наркомании среди подростков в Российской Федерации. Наркология.-2003.-№6.-С.2-6.

43. Кирпич И: А., Медико-социальные аспекты пьянства и алкоголизма на европейском Севере, Здравоохранение Российской Федерации, 2000, №1, С. 17-19

44. Кондратенко В.Т., Скугаревский А.Ф. Алкоголизм. Под ред. П.П.Волкова. Мн. Беларусь, 1983.-225с.

45. Короленко Ц. П., Личность и алкоголь, Трезвость норма жизни, 1997, №1,35.

46. Корякин М. В., Острая интоксикация этиловым спиртом, а не его суррогатами основная причина смертельных отравлений алкоголем в России, Наркология 2005, № 10, С. 50-59

47. Кошкина Е. А. К вопросу о профилактике алкоголизма среди женщин. Социология в медицине: теоретические и практические аспекты, 1990. №4. -С. 158

48. Кошкина Е. А., Многофакторный анализ заболеваемости наркоманиями и токсикоманиями в России, Вопросы наркологии, 1997, №2, С. 84-94

49. Кошкина Е. А., Некоторые методические подходы к оценке эффективности противоалкогольной работы наркологической службы, Восьмой Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов, 1988, Т. 1, С. 285-287

50. Кошкина Е. А., Проблема алкоголизма и наркоманий в России на современном этапе, Вопросы наркологии, 1993, №4, С. 65-70

51. Кошкина Е. А., Эпидемиология алкоголизма в России на современном этапе, Психиатрия и психофармакотерапия, 2001, №3, С. 89-91

52. Кошкина Е.А. Распространенность алкоголизма и наркомании среди населения России. Психиатрия и психофармакотерапия. 2002.Т.04,№3. С.65-68.

53. Кошкина Е.А., Киржанова В.В. Основные тенденции распространенности наркологических расстройств в России в 2003-2004 годах. // Вопр. наркол. 2005; 3: 57.

54. Кошкина Е.А., Эпидемиология алкоголизма в России на современном этапе // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2002. Т. 04. - № 3. - С. 65-68.

55. Красильников Г.Т., Киселева Л.Т., Толпыго И.С.с соавт. К вопросу о патоморфозе алкогольного делирия в современных условиях // Актуал. вопр. соврем.мед. :Тез.докл.4 Науч.-практ. клн. врачей, (Новосибирск), 20-21 апр.-Новосибирск, 1994.- Ы7-18.

56. Лакосина Л.Д. О ^евиантном поведении подростков на ранних этапах злоупотребления токсическими веществами и алкоголем, Журнал невропатологии и психиатрии им.С.С.Корсакова, 1992,Т.92, №3,с.98-101.

57. Латенков В. П. Циклический подход в оценке состояния здоровья после приема алкоголя, Циклы природы и общества, 1996, Ч. 2, С. 156-157

58. Лекции по наркологии. Изд.2, перераб. И расш. Под ред. Н.Н.Иванца.-М.: Изд-во «Нолидж»,2000.-448 с.

59. Личко А.Е. Подростковая наркология (руководство для врачей), Л.Медицина, 1991.С.301.

60. Личко А.Е. Подростковая психиатрия (руководство для врачей), Л.Медицина 1975.С.336.

61. Макаров В. В., Клинико-социальные аспекты формирования и профилактики раннего пьянства и алкоголизма, М.: Наука, 1992

62. Малева Т.М. Проблемы северной миграции: Печорский угольный бассейн / Научные доклады. Моск. центр Карнеги. Вып. 21. М., 1998.

63. Марценковский И. А., Клинико-динамические особенности алкогольной зависимости у лиц с различными вариантами латеральной конституции, Архив психиатрии, 1997, №12-13, С. 113-115

64. Материалы 8-го Международного Славяно Балтийского научного форума Мирошниченко Л.Д. Смертность от отравлений алкоголем. Вопросы наркологии.-2005 .-№3 .-С.68-81.

65. Моисеев B.C., Алкогольная болезнь. Патогенетические, диагностические и клинические аспекты, Терапевтический архив, 1997, Т.69, №12, С. 5-12

66. Морозов Г.В. Клиника алкогольного опьянения.-М.:1983. С. 30-39

67. Москаленко В.Д. Предсказуем ли алкоголизм?. Способы распознавания и устранения факторов риска: Науч. обзор. В. Д. Москаленко; Под ред. И. П. Анохиной, Медицина и здравоохранение : Научно-производственное обозрение "Союзмединформ", 1991

68. Москаленко В.Д., Ванюков М.М. Алкоголизм и генетика, Медицинская генетика и иммунология, 1988, С. 73

69. Мухин Н. А., Неспецифические синдромы в практике врача, Клиническая медицина, 1990, Т.68, №11, С. 105-108

70. Немцов А. В. Алкогольная ситуация в России, М,: Медицина, 1995-134 с.

71. Немцов A.B. Уровень реального потребления алкоголя в Российской Федерации( 1981-1990гг.) Социальная и клиническая психиатрия.-1992.-№4.-с.46-53'.

72. Нужный В.П., Прихожан J1.M. Качество и токсичность алкогольных напитков. Вопросы наркологии.-№3-19996.-с.47-55.

73. Оруджев Н. Я., Дезадаптация лиц с наркологическими заболеваниями, М.: Наука, 2002

74. Пайкова Jl. Н., Экспериментальный анализ септальных механизмов алкогольной мотивации, М.: Наука, 1991

75. Парняков А. В. О клиническом своеобразии психических расстройств у коренных жителей Ненецкого Автономного Округа // Обозрение психиатрии и мед. психологии им. В. М. Бехтерева, 1993, №4, С. 12-22

76. Пауков В. С., Алкоголизм и алкогольная болезнь, Терапевтический архив, 2001, Т.73, №2, С. 65-67

77. Пелипас В.Е., Мирошниченко Л.Д. Проблемы современной алкогольной политики в России и за рубежом. Вопросы наркологии, 1995.-№2.с.68-75

78. Плант М. Проблемы, связанные с потреблением алкоголя в группах высокого риска. ЕРБ ВОЗ. Копенгаген. 1991

79. Портнов A.A. Общая психопатология. М., 2004.

80. Портнов A.A., Пятницкая И.Н. Клиника алкоголизма. Издание второе-Л., Медицина, 1973.-368 с.

81. Постнов В.В., Расстройства адаптации у больных алкоголизмом в ремиссии, М.: Наука, 2003

82. Протасевич Н. И., Прогностическое значение абстинентного судорожного синдрома при алкогольном делирии, М.: Наука, 1991

83. Романюк В. П., К истории борьбы с алкоголизмом в России — Здравоохранение Российской Федерации, 2000, №3, С. 47-48

84. Рязанцев В. А., Социально-психологические и медицинские проблемы пьянства и алкоголизма, М.: Медицина, 1991

85. Сибирский вестник психиатрии-наркологии. Журнал НИИ психического здоровья СО РАМН г. Томск.

86. Сидоров П.И., Ишеков Н.С, Соматогенез алкоголизма: Руководство для врачей, М.: Медпресс-информ, 2003.

87. Статистика пространственного развития. Том I. Система расселения Северо-Запада России. / Под руководством Ю. А. Перелыгина. — СПб.: Издательский Дом «Corvus», 2002. 96 с.

88. Стребков А.И. Зависимость от химических веществ в современной России. Тезисы выступления на международной конференции «Миграция и зависимость».-Дюссельдорф(Германия), 30 ноября 2004 года.

89. Стрельчук И.В. Клиника и лечение наркоманий. М.,1956.

90. Стрельчук И.В. О клинике и дифференциальном лечении в возрастном аспекте женщин, больных хроническим алкоголизмом. Проблемы подростково-юношеского и женского алкоголизма. М.,1964.С. 122-125.

91. Стрельчук И.В. Патогенез, клиника и лечение алкоголизма: тез.докл.-М., 1976.-М.:Медицина, 1976.-C.229-231.

92. Территориальный орган федеральной службы государственной статистики по республике Коми (Электронный ресурс) Публикации. Материалы для СМИ. Сыктывкар, 2006. - режим flocTyna:http://komi.gks.m/press/html/2006 05 22 01.asp, свободный. - Загл.с экрана.

93. Усенко Ю. И., Сравнительный анализ терапевтического эффекта веществ ноотропного типа действия и акупунктуры в процессе восстановительного лечения больных алкоголизмом, С.-Пб. мед. акад. последиплом. образования МЗ РФ, 2001

94. Худяков А. В., Аддиктивная личность с позиции системы отношений, Наркология, 2002, №9, С. 47-50

95. Цыганков Б.Д. Неотложные состояния в наркологии. М.Медицина2002.С.168.

96. Цыганков Б.Д., Овсянников С.А. Психиатрия. Основы клинической психопаталогии.М.Медицина.2007.с.336

97. Чередниченко Н.В. Антиконвульсанты как средства подавления патологического влечения к алкоголю. Дис. канд. мед. наук.-М.,2002.166с.

98. Чередниченко Н.В., Альтшуллер В.Б. Количественная оценка структуры и динамики патологического влечения к алкоголю у больных алкоголизмом. Вопросы наркологии. 1992.№3-4.С. 14-17.

99. Шевченко А. В., Наркологическая служба России в1994-1995г, Вопросы наркологии., 1995.№Зс.6-9.

100. Шевченко А. Д., Кошкина Е. А. Наркологическая служба в России в 1994г. Вопросы наркологии, 1995, № 3, С. 6-10.

101. Ширижик Р. В., Медико-социальные последствия злоупотребления алкоголем у коренных жителей Республики Тыва, М.: наука, 2003

102. Шорин В.В., Семке В.Я., Галактионов O.K. Алкоголизм при коморбидной соматической патологии (клинико-динамические, социально-психологические и реабилитационные аспекты). Владивосток: Агентство "Время, ЛТД", 1999. - 264 с.

103. Шрага М. X., Проблемы оптимизации окружающей среды на Европейском Севере, Гигиена и санитария, 1996, №4. С. 35-39

104. Энтин Г.М. Лечение алкоголизма.-М.:Медицина,1990.с.332

105. Эсвалл Дж. Э. Здравоохранение и алкоголь Европейская программа. Вопросы наркологии-внеоч.номер. 1996.С.7-15

106. Юрченко Л. Н., Клинико-катамнестическое исследование эффективности психотерапии алкоголизма, М.: Наука, 1999.

107. Adams MA, Hirst М. Adrenal and urinary catecholamines during and after severe ethanol intoxication in rats: A profile of changes. Pharmacol Biochem Behav. 1984; 21(1): 125-131.

108. Allen J., Mohatt G.V., Rasmus S.M., Hazel K.L., Thomas L., Lindley S. The tools to understand: community as co-researcher on culture-specific protective factors for Alaska Natives. J Prev Interv Community. 2006;32(l-2):41-59.

109. Amit Z, Sutherland EA, Gill R, Ogren SO: Zimeldine: a review of its effects on ethanol consumption. Neurosci Biobehav Rev 1984, 8(l):35-54.

110. ANPAA, Nalpas B, Yguel J, Fleury B, Martin S, Jarraud D, Craplet M. Pathological Gambling in Treatment-Seeking Alcoholics: A National Survey in France. Alcohol Alcohol. 2011 Jan 17.

111. Anton RF, O'Malley SS, Ciraulo DA, et al. Combined pharmacotherapies and behavioural interventions for alcohol dependence: the Combine study: a randomized controlled trial. J Am Med Assoc. 2006; 295:2003-2017.

112. Atassi W.A., Noghnogh A.A., Hariman R., Jayanthi S., Cheung S.F., Kj ell strand C.M, Ing T.S., Int J Artif Organs. 1999 Jan;22(l): 18-20

113. Azrin N.H. et al. Alcoholism treatment by disulfiram and community reinforcement therapy. Jornal of Behavior Therapy and Experimental Psychiatri, 13:105-112, 1982.

114. Babor TF, Hofmann M, DelBoca FK, Hesselbrock V, Meyer RE, Dolinsky ZS, Rounsaville B: Types of alcoholics, I. Evidence for an empirically derived typology based on indicators of vulnerability and severity. Arch Gen Psychiatry 1992, 49(8):599-608.

115. Bayard M, M.D., Mcintyre J., M.D., Hill K., M.D., and Woodside J., M.D. Alcohol' Withdrawal Syndrome, Tidsskr Nor Laegeforen. 2003 May 29; 123(11): 1536-8.

116. Beckmann LJ, Amaro H. Personal and social difficulties faced by women and men entering alcoholism treatment. J Stud Alcohol. 1986; 47(2): 135-145.

117. Berglund M, Thelander S, Jonsson E. Treating alcohol and drug abuse. An evidence based review. Weinheim: Wiley-VCH, 2003.

118. Bhattacharya S.K., Sen A.P., Upadhyay S.N., Jaiswal A.K. Anxiolytic activity of piracetam, a nootropic agent, following subchronic administration in rodents. Indian J Exp Biol. 1993 Nov; 31(11): 902-7.

119. Bleich S., Bayerlein K., Hillemacher T., Degner D., Kornhuber J., Frieling H. An assessment of the potential value of elevated homocysteine in predictingalcohol-withdrawal seizures. Epilepsia. 2006 May; 47(5):934-8.

120. Bohman M, Sigvardsson S, Cloninger CR. Maternal inheritance of alcohol abuse: cross-fostering analysis of adopted women. Arch Gen Psychiatry. 1981:38:965-69.

121. Borras L., de Timary P., Constant E.L., Huguelet P., Eytan A. Successful treatment of alcohol withdrawal with trazodone. Pharmacopsychiatry. 2006 Nov;39(6):232. .

122. Bottlender M, Ko"hler J, Soyka M. Effektivita't psychosozialer Behandlungsmethoden zur medizinischen Rehabilitation alkoholabha'ngiger Patienten. Fortschr Neurol Psychiatrie. 2006; 74:19-31.

123. Brennan PL, Moos RH, Kim JY. Gender differences in the individual characteristics and life contexts of middle-aged and older problem drinkers. Addiction. 1993; 88(6): 781-790.

124. Bronisch TH, Wittchen HU. Lifetime and 6-month prevalence of abuse and dependence of alcohol in the Munich Follow-up Study. Europ Arch Psychiat Clin Neurosci. 1992; 241: 273-282.

125. Buranji I., Skocilic Z., Kozaric-Kovacic D. Cognitive function in alcoholics in a double-blind study of piracetam. Lijec Vjesn. 1990 Mar-Apr; 112(3-4): 111-4.

126. Cadoret RJ, Troughton E, O'Gorman TW, Heywood E. An adoption study of genetic and environmental factors in drug abuse. Arch Gen Psychiatry. 1986:43:1131-36.

127. Caputo F, Bernardi M. Medications acting on the GAB A system in the treatment of alcoholic patients. Curr Pharm Des. 2010;16(19):2118-25.

128. Chick J, Aschauer H, Homik K: Efficacy of fluvoxamine in preventing relapse in alcohol dependence: a one-year, doubleblind, placebo-controlled multicentre study with analysis by typology. Drug Alcohol Depend 2004, 74(l):61-70.

129. Chung W. Type of alcoholic beverage and high-risk drinking: how risky is beer drinking in Korea? Alcohol Alcohol. 2004 Jan-Feb;39(l):39-42.

130. Cloninger CR, Sigvardsson S, Gilligan SB, von Knorring AL, Reich T, Bohman M: Genetic heterogeneity and the classification of alcoholism. Adv Alcohol Subst Abuse 1988, 7(3-4):3-16.

131. Cloninger CR. Neurogenetic adaptive mechanism in alcoholism. Science. 1987:236:410-16.

132. Cornelius JR, Salloum IM, Ehler JG, Jarrett PJ, Cornelius MD, Perel JM, Thase ME, Black A: Fluoxetine (in depressed alcoholics. A double- blind, placebo-controlled trial. Arch Gen Psychiatry 1997, 54(8):700-705.

133. Coutin-Churchman P., Moreno R., Anez Y., Vergara F. Clinical correlates of quantitative EEG alterations in alcoholic patients. Clin Neurophysiol. 2006 Apr; 117(4):740-51. Epub 2006 Feb 21.

134. Crabb D.W., Matsumoto M., Chang D., You M. Overview of the role; of alcohol dehydrogenase and aldehyde dehydrogenase and their variants in the genesis of alcohol-related pathology. =

135. Croissant B., Mann K., Alcohol withdrawal syndrome and its treatment, Ther Umsch. 2000 Apr; 57(4):257-60.

136. Dawson D. Gender differences in the probability of alcohol treatment. J Substance Abuse. 1996; 8(2): 311-225.

137. Dawson D. Gender differences in the risk of alcohol dependence: United States, 1992. Addiction. 1996a; 91(12): 1831-1842.

138. Devaud LL, Fritschy JM, Morrow AL. Influence of gender on chronic alcohol-induced alterations in GABAA receptors in rats. 1998.

139. Ely M, Hardy R, Longford NT, Wadsworth M FJ. Gender differences in the relationship between alcohol consumption and drink problems are largely accounted for by body water. Alcohol Alcoholism. 1999; 34(6): 894-902.

140. Feuerlein: W, Dittmar F, Soyka M. Wenn Alkohol zum Problem wird. Thieme, Stuttgart. 1999.

141. Frey R., Muller K.P., Rheindorf P., Star E.G., Muller H. Acta Anaesthesiol Belg. 1976;27 suppl:322-6. Management of potentially fatal alcohol intoxication.

142. Garbutt JC, Kranzler HR, O'Malley SS, et al; for the Vivitrext Study Group. Efficacy and . tolerability of long-acting injectable naltrexone for alcohol dependence. J Am Med Assoc. 2005; 293:1617-1625.

143. Gavaler JS, Van Thiel DH. Hormonal status of postmenopausal women with alcohol-induced cirrhosis: further findings and a review of the literature. Hepatology. 1992; 16(2): 312-319.

144. Gavaler JS. Effects of moderate consumption of alcoholic beverages on endocrine function in postmenopausal women. Bases for hypotheses. Recent Dev Alcohol. 1988; 6: 229-251.

145. Gordon GG, Vittek J, Ho R, Rosenthal WS, Southren AL, Lieber CS. Effect of chronic alcohol use on hepatic testosterone 5-alpha- A-ring reductase in the baboon and in the human being. Gastroenterology. 1979; 77(1): 110-114.

146. Harrow AS. Beer potomania syndrome in an alcoholic. Va Med. 1989 Jun;l 16(6):270-1.

147. Head K.A., Peripheral neuropathy: pathogenic mechanisms and alternative therapies, Altern Med Rev. 2006 Dec;l l(4):294-329

148. Heberlein A, Bleich S, Kornhuber J, Hillemacher T. Pharmacological treatment options for prevention of alcohol relapse. Fortschr Neurol Psychiatr. 2008 Jul;76(7):421-8.

149. Herbst K. Repräsentativerhebung 1994 zum Konsum und Mißbrauch von illegalen Drogen, alkoholischen Getranken, Medikamenten und Tabakwaren. In: Deutsche Hauptstelle gegen die Suchtgefahren. Jahrbuch SUCHT 1996. Neuland, Geesthacht. 1995

150. Hillbom M., Pieninkeroinen I., Leone M., Seizures in alcohol-dependent patients: epidemiology, pathophysiology and management, CNS Drugs. 2003; 17(14): 1013-30.

151. Hodges B., Mazur J.E., Intravenous ethanol for the treatment of alcohol withdrawal syndrome in critically ill patients, Pharmacotherapy, 2004 Nov; 24(11): 1578-85.

152. Holden C. Probing the complex genetics of alcoholism. Science. 1991:251:163-4.

153. Holder HD, Cisler RA, Longabaugh R, Stout R, Treno AJ, Zweben A. Alcohol treatment and medical care costs from Project MATCH. Addiction. 2000; 95:9991013.

154. Holder HD, Longabaugh R, Miller WR, Rubonis AV. Cost effectiveness of treatment for alcoholism: A first approximation. J Stud Alcohol. 1991; 52:517-540.

155. Hommer DW, Momenan R, Kaiser E, Rawlings R. Evidence for a gender-related effect of alcoholism on brain volumes. Am J Psychiatry. 2001; 158(2): 198204.

156. Jensen M.K., Andersen A.T., Sorensen T.I., Becker U., Thorsen T. and Gronbaeck M. (2002) Alcoholic beverage preference and risk of becoming a heavy drinker. Epidemiology 13, 127-132.

157. Johnson BA, Ait-Daoud N, Bowden CL, et al. Oral topiramate for treatment of alcohol dependence: a randomised controlled trial. Lancet. 2003; 361:1677-1685.

158. Johnson BA, Rosenthal N, Capece JA, et al. Topiramate for treating alcohol dependence: A Multi-site randomized controlled trial. J Am Med Assoc. 2007; 298:1641-1651.

159. Johnson BA. The role of serotonergic agents as treatments for alcoholism. Drugs Today (Bare). 2003 Sep;39(9):665-72.

160. Johnson BA: Role of the serotonergic system in the neurobiology of alcoholism: implications for treatment. CNS Drugs 2004, 18(15): 1105-1118.

161. Kalmar S., Adjuvant therapy with parenteral piracetam in alcohol withdrawal delirium , Orv Hetil. 2003'May 11; 144(19):927-30

162. Kendler KS, Heath AC, Neale MC, Kessler RC, Eaves LJ. A population-based twin study of alcoholism in women. JAMA. 1992; 268: 1877-1882.

163. Kendler KS, Heath AC, Neale MC, Kessler RC, Eaves LJ. A population-based twin study of alcoholism in women. JAMA. 1992:268:1877-82.

164. Kenna GA. Medications acting on the serotonergic system for the treatment of alcohol dependent patients. Curr Pharm Des. 2010; 16(19):2126-35.

165. Kessler RC, Berglund P, Demler O, Jin R, Merikangas KR, Walters EE: Lifetime prevalence and age-of-onset distributions of DSMIV disorders in the National Comorbidity Survey Replication. Arch Gen Psychiatry 2005, 62(6):593-602.

166. Kessler RC, Crum RM, Warner LA, Nelson CB, Schulenberg J, Anthony JC: Lifetime co-occurrence of DSM-III-R alcohol abuse and dependence with other psychiatric disorders in the National Comorbidity Survey. Arch Gen Psychiatry 1997, 54(4):313-321.

167. Kiefer F., Mann K. Pharmacotherapy and behavioral intervention for alcohol dependence. JAMA. 2006 Oct 11 ;296(14): 1727-8;

168. Kranzler HR, Armeli S, Tennen H, et al. Targeted naltrexone for early problem drinkers. J Clin Psychopharmacol. 2003; 23:294-304.

169. Kranzler HR, Burleson JA, Brown J, Babor TF: Fluoxetine treatment seems to reduce the beneficial effects of cognitivebehavioral therapy in type B alcoholics. Alcohol Clin Exp Res 1996, 20(9): 1534-1541.

170. Krebs M., Leopold K., Richter C., Kienast T., Hinzpeter A., Heinz A., Schaefer M. Levetiracetam for the treatment of alcohol withdrawal syndrome: an open-label pilot trial, J Clin Psychopharmacol, 2006 Jun;26(3):347-9.

171. Krishnan-Sarin S., Krystal J.H., Shi J., Pittman B., O'malley S.S. Family History of Alcoholism Influences Naltrexone-Induced Reduction in Alcohol Drinking. Biol Psychiatry, 2007

172. Lang C.H., Frost R.A., Vary T.C. Skeletal Muscle Protein Synthesis and Degradation Exhibit Sexual Dimorphism after Chronic Alcohol Consumption but not Acute Intoxication, Am-J Physiol Endocrinol Metab, 2007

173. Lejoyeux M. Alcohol dependence, temper and personality, Med Sci (Paris), 2004 Dec; 20(12): 1140-4.

174. Lesch OM, Dietzel M, Musalek M, Walter H, Zeiler K. The course of alcoholism. Long-term prognosis in different types. Forensic Sci Int. 1988; 36: 121138.

175. Lesch OM, Riegler A, Gutierrez K, Herding I, Ramskogler K, Semler B, Zoghlami A, Benda N, Walter H. The European Acamprosate trials: conclusions for research and therapy. J Biomed Sci. 2001; 8(1): 89-95.

176. Lesch OM, Walter H, Rommelspacher H. Alcohol abuse and alcohol dependence. In: Rommelspacher H, Schuckit M (eds) Bailliere's clinical psychiatry. Bailliere Tindall, London. 1996; 421-444.

177. Lyons M.J., Schultz M., Neale M., Brady K., Eisen S., Toomey R., Rhein A., Faraone S., Tsuang M. Specificity of familial vulnerability for alcoholism versus major depression in men. J Nerv Ment Dis. 2006 Nov; 194(11):809-17.

178. Ma X, Baraona E, Goozner BG, Lieber CS. Gender differences in medium . chain dicarboxylic aciduria in alcoholic men and women. Am J Med. 1999; 106:70.75.

179. Ma XL, Baraona E, Goozner BG, Lieber CS. Alcohol consumption enhances fatty acid ¡-oxidation, with; a greater increase in male than in female rats. I-lepatology. 1993; 18: 1247-1253.

180. Malone D. and T Friedman Leicestershire Partnership Trust, Leicester, UK , Postgraduate Medical Journal 2005;81:161-166

181. Mariani J.J., Levin F.R., Pharmacotherapy for alcohol-related disorders: what clinicians should know, Harv Rev Psychiatry. 2004 Nov-Dec;12(6):351-66

182. McKeeMartin, Alcohol in Russia, Alcohol and Alcoholism, vol. 34 № 6, 824829,1999 '

183. Megarbane B., Borron S.W., Baud F.J., Current recommendations for treatment of severe toxic alcohol1 poisonings, Intensive Care Med: 2005 Feb;31 (2): 189-95. Epub 2004 Dec 31.

184. Mercier G, Patry G. Quebec beer-drinkers' cardiomyopathy: clinical signs and symptoms. Can Med Assoc J. 1967 Oct 7;97(15):884-888.

185. Miller N.S. Pharmacotherapy in alcoholism, J Addict Dis. 1995; 14(l):23-46.

186. Miller P., Plant M.A. Drinking, smoking and illicit drug use among 15 and 16 year olds| in the United Kingdom. British Medical Journal. 1996; 313, 394-397. *

187. Miller WR. Effectiveness of the community reinforcement approach: Final progress report to the National Institute on Alcohol Abuse and Alcoholism.

188. Albuquerque, NM: University of New Mexico, Center of Alcoholism, Substance Abuse and Addictions. 1992.

189. Morhard-Klute V, Soyka M. Alkoholismus bei Frauen Epidemiologie, Klinisches Erscheinungsbild und Therapie. J Neurol Neurochir Psychiatrie. 2002; 3(1): 36-41.

190. Morland J. Drugs against alcohol abuse, Tidsskr Nor Laegeforen. 2006 Dec 14; 126(24):3268-9. Norwegian.

191. Naranjo CA, Bremner KE: Evaluation of the effects of serotonin uptake inhibitors in alcoholics: a review. In Novel Pharmcological Interventions for Alcoholism Edited by: Naranjo CA, Sellers EM. New York: Springer-Verlag; 1992:105-117.

192. Naranjo CA, Knoke DM: The role of selective serotonin reuptake inhibitors in reducing alcohol consumption. J Clin Psychiatry 2001, 62(Suppl 20): 18-25.

193. Naranjo CA, Sellers EM, Lawrin MO: Modulation of ethanol intake by serotonin uptake inhibitors. J Clin Psychiatry 1986, 47(Suppl): 16-22.

194. Nayha S., Jarvelin M.R. Health trends in northern Finland, Int J Circumpolar Health. 1998 Jul;57(2-3):94-103

195. Norstrom T. et al. Alcohol and mortality: The post-war experience in the EU countries. Addiction 96(Suppl. 1, entire issue):2001.207.0'Keefe SJ, Marks V. Lunchtime gin and tonic, a cause of reactive hypoglycaemia. Lancet. 1988; 8025: 1286-1288.

196. O'Brien C.P., Koob G.F., Mee-Lee D., Rosenthal R.N. New developments in addiction treatment. J Clin Psychiatry. 2006 Nov; 67(11): 1801-12.

197. Oural L, Paris MV, Sullivan O, Polach M, Pavlovsky F, Capece J. Pharmacological review of alcoholic dependence treatment. Vertex. 2008 Jan-Feb;19(77):512-21.

198. Owens MJ, Knight DL, Nemeroff CB: SecondLgeneration SSRIs: human monoamine transporter binding profile of escitalopram and R-fluoxetine. Biol Psychiatry 2001, 50(5):345-350.

199. Pequignot G, Chabert C, Eydoux H, Courcol MQ. Augmentation du risque de cirrhose en fonction de la ration d'alcool. Rev Alcoolisme. 1974; 20: 191-202.

200. Peterson J.B., Conrod P., Vassileva J., Gianoulakis C., Pihl R.O. Differential effects of naltrexone on cardiac, subjective and behavioural reactions to acute ethanol intoxication. Psychiatry Neurosci. 2006 Nov;31(6):386-93

201. Petignat P.A. The management of the alcohol withdrawal syndrome in the intensive care unit Rev Med Suisse. 2005 Dec 14;1(45):2905-11

202. Pettinati HM, Volpicelli JR, Luck G, Kranzler HR, Rukstalis MR, Cnaan A: Double-blind clinical trial of sertraline treatment for alcohol dependence. J Clin Psychopharmacol 2001, 21(2): 143-153.

203. Pettinati HM: Antidepressant treatment of co-occurring depression and alcohol dependence. Biol Psychiatry 2004, 56(10):785-792.

204. Pickens RW, Svikis DS, McGue M, Lykken DT, Heston LL, Clayton PJ. Heterogeneity in the inheritance of alcoholism: a study of male and female twins. Arch Gen Psychiatry. 1991:48:19-28.

205. Poland ML, Dombrowski MP, Ager JW, Sokol RJ. Punishing pregnant drug users: enhancing the flight from care. Drug Alcohol Depend. 1993; 31(3): 199-203.

206. Project Match Research Group. 1997. Project Match secondary a priori hypothesis. Addiction. 1997; 92:1671-1698.

207. Project Match Research Group. Matching alcoholism treatments to client heterogeneity treatment main effects and matching effects on drinking during treatment. J Stud Alcohol. 1998; 59:631-639.

208. Rivier C. Alcohol stimulates ACTH secretion in the rat: mechanisms of action and interactions with other stimuli. Alcohol Clin Exp Res. 1996; 20(2): 240-254.

209. Russell M, Henderson C, Blume SB. Children of Alcoholics: A Review of the Literature. New York: Children of Alcoholics Foundation; 1985.

210. Sacanella E., Fernandez-Sola J., Cofan ML, Nicolas J.M., Estruch R., Antunez E., Urbano-Marquez A. Chronic alcoholic myopathy: diagnostic clues and relationship with other ethanol-related diseases. QJM. 1995 Nov; 88(11):811-7.

211. Saitz R., O'Malley S.S., Pharmacotherapies for alcohol abuse. Withdrawal and treatment, Med Clin North Am. 1997 Jul; 81(4):881-907.

212. Saunders JB, Davis M, Williams R. Do women develop alcoholic liver disease more readily than men? Brit Med J. 1981; 282: 1140-1143.

213. Schmidt P, Koehler J, Soyka M. Evidenzbasierte Leitlinien der Stationaren Behandlung alkoholabhaengiger Patienten. Das Leitlinienprogramm der Deutschen Rentenversicherung Bund. Suchtmed. 2007; 9:53-64.

214. Schneider KM, Kviz FJ, Isola ML, Filstead WJ. Evaluating multiple outcomes and gender differences in alcoholism treatment. Addict Behav. 1995; 20(1): 1—21.

215. Schuckit MA, Li TK, Cloninger CR, Deitrich RA. Genetics of alcoholism. Alcohol Clin Exp Res. 1985:9:475-92.

216. Schutte KK, Moos RH, Brennan PL. Depression and drinking behavior among women and men: a three-wave longitudinal study of older adults. J Consult Clin Psychol. 1995; 63(5): 810-822.

217. Seitz HK, Poschl G. The role of gastrointestinal factors in alcohol metabolism. Alcohol Alcoholism. 1997; 32(5): 543-549.

218. Sher L. Dopamine and the pathophysiology of suicidal behavior in alcoholism. Med Hypotheses. 2006; 66(5):1043-4.

219. Sigvardsson S, Bohman M, Cloninger CR. Replication of the Stockholm Adoption Study of Alcoholism. Confirmatory cross- fostering analysis. Arch Gen Psychiatry. 1996:53:681-87. "

220. Skaff MM, Finney JW, Moos RH. Gender differences in problem drinking and depression: different "vulnerabilities?" Am J Commun Psychol. 1999; 27(1): 2554.

221. Soyka M, Rosner S. Opioid antagonists for pharmacological treatment of alcohol dependence a critical review. Curr Drug Abuse Rev. 2008 Nov;l(3):280-91.

222. Soyka M., Roesner S. New pharmacological approaches for the treatment of alcoholism. Expert Opin Pharmacother. 2006 Dec;7(17):2341-53

223. Sperling W, Frank H, Martus P, Mader R, Barocka A, Walter H, Lesch OM. The concept of abnormal hemispheric organization in addiction research. Alcohol Alcoholism. 2000; 35(4): 394-399.

224. Stampfer MJ, Colditz GA,Willett WC. Alcohol intake and risk of breast cancer. ComprTher. 1988; 14(5): 8-15.

225. Streissguth AP, Barr HM, Martin DC, Herman CS. Effects of maternal alcohol, nicotine and caffeine use during pregnancy on infant mental and motordevelopment at eight months.'Alcohol Clin Exp Res. 1980; 4(2): 152-164.

226. Swift RM. Opioid antagonists and alcoholism treatment. CNS Spectr. 2000 Feb;5(2):49-57.

227. Tapert SF, Brown GG, Kindermann SS, Cheung EH, Lawrence RF, Brown SA. fMRI measurement of brain dysfunction in alcoholdependent young women. Alcoholism Clin Exp Res. 2001; 25: 236-245.

228. Temple D. Why women must rethink their second drink. Search. 1994; 25: 149-150.

229. Thase ME: Managing depressive and anxiety disorders with escitalopram. Expert Opin Pharmacother 2006, 7(4):429-440.

230. Tiihonen J, Ryynanen OP, Kauhanen J, Hakola HP, Salaspuro M: Citalopram in the treatment of alcoholism: a double-blind placebo- controlled study. Pharmacopsychiatry 1996, 29(l):27-29.

231. Timko C, Kaplowitz MS, Moos RH. Children's health and child-parent relationships as predictors of problem-drinking mothers' and fathers' long-term adaptation. J Subst Abuse. 2000; 11(1): 103-121.

232. Trevisan L.A., Boutros N., Petrakis I.L., Krystal J.H. Complications of alcohol withdrawal: pathophysiological insights, Alcohol Health Res World. 1998; 22(l):61-6.

233. Tuohy K.A., Nicholson W.J., Schiffman F. Agitation by sedation. Lancet. 2003 Jan 25; 361(9354):308

234. Vengeliene V., Leonardi-Essmann F., Perreau-Lenz S., Gebicke-Haerter P., Drescher K., Gross G., Spanagel R. The dopamine D3 receptor plays an essential role in alcohol-seeking and relapse. FASEB J. 2006 Nov; 20(13):2223-33.

235. Wannamethee S.G., Shaper A.G., Whincup P.H. Alcohol and adiposity: effects of quantity and type of drink and time relation with-meals. Int J Obes (Lond). 2005 Dec;29(12): 1436-44.

236. Ward R.J., Peters T.J. The antioxidant status of patients with either alcohol-induced liver damage or myopathy. Alcohol Alcohol 1992; 27: 359-65

237. Wetterling T., Weber B., Depfenhart M., Schneider B., Junghanns K. Development of a rating scale to predict the severity of alcohol withdrawal syndrome. Alcohol Alcohol. 2006 Nov-Dec;41(6):611-5. Epub 2006 Sep 16.

238. Wright J. Endocrine effects of alcohol. Clin Endocrinol Metab. 1978; 7(2): 351-367.

239. You-Chen Chao et al. Alcoholism and Alcoholic Organ Damage and Genetic Polymorphisms of Alcohol Metabolizing Enzymes in Chinese Patients. Hepatology 1997; 25: 112-7.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.