Клонирование симбиотических генов гороха посевного (Pisum sativum L.) с использованием синтении геномов бобовых растений тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.00.15, кандидат биологических наук Жуков, Владимир Александрович

  • Жуков, Владимир Александрович
  • кандидат биологических науккандидат биологических наук
  • 2008, Санкт-ПетербургСанкт-Петербург
  • Специальность ВАК РФ03.00.15
  • Количество страниц 197
Жуков, Владимир Александрович. Клонирование симбиотических генов гороха посевного (Pisum sativum L.) с использованием синтении геномов бобовых растений: дис. кандидат биологических наук: 03.00.15 - Генетика. Санкт-Петербург. 2008. 197 с.

Оглавление диссертации кандидат биологических наук Жуков, Владимир Александрович

Введение.

Глава 1. Генетический контроль развития бобово-ризобиального симбиоза со стороны растения (обзор литературы).

1.1. Основные стадии развития бобово-ризобиальпого симбиоза.

1.1.1. Взаимовыгодные симбиозы, образуемые бобовыми растениями.

1.1.2. Специфичность азотфиксирующего симбиоза бобовых растений.

1.1.3. Инициация взаимодействия при АФС.

1.1.3.1. «Молекулярный диалог» между макро- и микросимбионтом.

1.1.3.2. Nod-фактор, важнейшая сигнальная молекула АФС.

1.1.3.3. Комплексность сигнальных систем АФС.'

1.1.4. Ранние этапы взаимодействия при АФС.

1.1.4.1. Физиологические изменения в растении.

1.1.4.2. Рост инфекционной нити - эпидермальная программа развития.

1.1.4.3. Развитие клубенькового примордия - кортикальная программа развития.

1.1.5. Поздние стадии развития АФС.

1.1.5.1. Эпдоцитоз бактерий из ИН.

1.1.5.2. Образование симбиосом.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Генетика», 03.00.15 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Клонирование симбиотических генов гороха посевного (Pisum sativum L.) с использованием синтении геномов бобовых растений»

Формирование симбиотических взаимоотношений между организмами является одной из закономерностей эволюционного развития биологических систем. Образование взаимовыгодных, или мутуалистических, симбиозов часто является основой качественных изменений в живом мире и причиной успешной эволюции тех или иных групп организмов, при этом симбиозы могут быть образованы представителями различных падцарств живого мира — Eukaryota и Prokaiyota. В частности, выход растений на сушу в значительной степени был обусловлен их приобретенной способностью формировать симбиозы с микроорганизмами, в первую очередь, с грибами арбускулярной микоризы.

Полезные симбиотические микроорганизмы играют важную роль в жизни растений, обеспечивая их минеральное питание, защиту от патогенов и фитофагов, а также адаптации к различным стрессам. Наибольшее экологическое значение для растений имеют эндосимбионты - как азотфиксаторы (эубактерии, актиномицеты, цианобактерии), позволяющие хозяевам выживать при дефиците связанного азота, так и грибы арбускулярной микоризы, обеспечивающие ассимиляцию питательных (в основном фосфор- и азотсодержащих) веществ из почвы (Проворов и др., 2002). По той же причине эти симбиозы имеют важное сельскохозяйственное, а также научно-практическое значение.

Арбускулярную микоризу образуют более 90% наземных растений, в то время как способностью к формированию азотфиксирующих симбиозов обладают лишь немногие растения. В настоящее время наиболее интенсивно изучается процесс биологической азотфиксации, осуществляемый в ходе симбиотических взаимоотношений между бобовыми растениями (сем. Fabaceae) и клубеньковыми бактериями, или ризобиями (сем. Rhizobiaceae). Актуальность исследований и ценность получаемых результатов в области изучения данного типа азотфиксирующего симбиоза, объясняется рядом причин.

Во-первых, необходимость исследования бобово-ризобиального симбиоза определяется важностью бобовых растений как сельскохозяйственных культур, выращиваемых в различных климатических поясах (htlp://www.grainlegumes.com\ Современная концепция сельского хозяйства претерпевает изменение от «интенсивного» (от англ. «intensive agriculture»), основанного на применении больших количеств дорогостоящих минеральных удобрений (в т.ч. азотных), к «адаптивному» (англ. «sustainable agriculture»), с максимальным использованием биологического потенциала почв, с сохранением и даже повышением их плодородия (Celik et al., 2004). В наибольшей степени требованиям концепции адаптивного земледелия отвечают бобовые растения, способные к максимальному использованию потенциала полезной почвенной микрофлоры ввиду своей высокой и разносторонней симбиотической активности. В связи с этим ведутся активные исследования процесса формирования взаимовыгодных симбиозов бобовыми растениями, направленные на создание комплементарных пар симбионтов, при взаимодействии которых наиболее эффективно осуществляется биологическая азотфиксация (Тихонович н др., 2005). Следует огметить, что при подборе пар симбионтов необходимо учитывать и способность растения с наибольшей выгодой для себя взаимодействовать также с грибами арбускулярной микоризы (отдел Glomeromycota) и рост-стимулирующими ризосферными бактериями, так как только в этом случае будут обеспечиваться оптимальные условия для растений и достигаться наивысшая урожайность (Борисов и др., 2007).

Во-вторых, бобово-ризобиальный симбиоз, развившийся в эволюции на основе более древнего арбускулярно-микоризного симбиоза, является уникальной моделью для изучения взаимодействия между растениями и микроорганизмами. В результате координированной экспрессии генов обоих симбионтов в ходе этого взаимодействия инициируется программа развития нового органа растения - азотфиксирующего клубенька. В ходе длительной совместной эволюции бобовых растений и клубеньковых бактерий возникла система сигнального взаимодействия между симбионтами, обеспечивающая^ строго специфическое узнавание партнеров и ведущая к их генетической интеграции и формированию «надорганизма», в котором интегрируются биохимические процессы симбионтов, определяются специализированные варианты дифференцировки органов, тканей, клеток растения, а также самих бактерий. Кроме того, модифицируются защитные реакции растения, в результате чего становится возможным их более тесное взаимодействие с бактериями, при сохранении контроля над микросимбионтом со стороны растения (Тихонович, Проворов, 1998). Все эти эволюционные изменения позволяют симбиотической системе функционировать подобно единому организму. Таким образом, исследование бобово-ризобиального симбиоза позволяет выявить основные механизмы, лежащие в основе развития и функционирования растительно-микробных систем, а также дает возможность изучить фундаментальные основы биологии и генетики развития высших растений.

Одним из основных направлений исследования симбиотических взаимоотношений является изучение генетического контроля этого процесса со стороны обоих партнеров, призванное раскрыть молекулярно-гснетические механизмы взаимодействия бобовых растений с клубеньковыми бактериями, а также облегчить селекцию симбиотически эффективных сортов бобовых растений и комплементарных штаммов ризобий. До недавнего времени наибольшие успехи были достигнуты в идентификации симбиотических генов клубеньковых бактерий (Fisher, Long, 1992; Fisher, 1994; Denarie, Debelle, 1996). Более 20-ти лет назад были инициированы исследования с применением методов экспериментального мутагенеза бобовых растений, и в результате этих исследований было идентифицировано около 100 генов у более чем 10-ти видов бобовых растений (см. обзор Borisov et al., 2007). К настоящему времени более десятка симбиотических генов бобовых растений клонировано и охарактеризовано, в основном на модельных бобовых растениях лядвенце японском (Lotus japonicus (Regel.) К. Larsen) и диплоидной люцерне (Medicago truncatula Gaertn.).

Среди сельскохозяйственно-ценных бобовых наиболее изученным генетически является горох посевной (Pisum sativum L.). Известно более сорока симбиотических генов гороха, по которым получено более ста независимых мутантов (Borisov et al., 2007) с нарушениями процесса развития симбиоза на различных стадиях. Для ряда мутантов был проведен детальный фепотипический анализ, и некоторые симбиотические гены гороха были клонированы на основании их гомологии с генами модельных бобовых, имеющих сходный мутаптиый фенотип. Клонирование симбиотических генов гороха необходимо для изучения различных стадий симбиотических взаимоотношений, в том числе для исследований взаимодействий между геномами макро- и микросимбионтов, которые позволят расширить наше понимание механизмов координированного генетического контроля данного процесса со стороны каждого партнера. Изучение генов гороха, являющегося сельскохозяйственно-ценной культурой, облегчит также селекцию сортов гороха с высокой симбиотической эффективностью, в полной мере соответствующих концепции адаптивного земледелия и потому востребованных в России и на мировом рынке.

Таким образом, целью диссертационного исследования являлось продолжение анализа генетической системы гороха посевного (P. sativum), обеспечивающей специфичность взаимодействия с клубеньковыми бактериями и контролирующей процесс образования азотфиксирующих клубеньков, а также отработка методики клонирования симбиотических генов гороха на основании сходства (синтении) геномов бобовых растений.

Конкретными задачами работы являлись:

1. клонирование генов гороха, гомологичных симбиотическому гену Ljhfrl лядвенца японского (L. japonicus), и изучение их роли в формировании бобово-ризобиального симбиоза.

2. изучение полиморфизма генов гороха, кодирующих компоненты рецепторного комплекса, воспринимающего сигнальные молекулы ризобий.

3. отработка методики создания ген-специфичных молекулярных маркеров для генетической локализации симбиотических генов гороха.

4. генетическая локализация симбиотических генов гороха PsCoch, PsCrt и PsSym27 на генетической карте гороха с целью их последующего клонирования.

5. поиск генов диплоидной люцерны, гомологичных PsCoch, PsCrt и PsSym27, на основании результатов локализации этих генов в геноме гороха.

Похожие диссертационные работы по специальности «Генетика», 03.00.15 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Генетика», Жуков, Владимир Александрович

Выводы

1. Гомология последовательностей генов культурных и модельных бобовых позволяет проводить клонирование симбиотических генов гороха посевного на основе их сходства с известными генами лядвенца японского и диплоидной люцерны.

2. Гены гороха PsSym37 и PsKl, клонированные на основе их гомологии с геном Ljhfrl лядвенца японского, являются симбиотическими генами. Они кодируют LysM-содержащие рецеиторные киназы, при этом PsSym37 участвует в распознавании бактериального Nod-фактора.

3. На основании анализа полиморфизма генов рецепторных киназ PsSymLO, PsSym37 и PsKl показано, что первичная последовательность PsSymlO и PsSym37 не определяет фенотип «афганских» генетических линий гороха, а аллель PsKl «афганских» линий имеет уникальную нуклеотидную последовательность.

4. Для картирования симбиотических генов гороха можно использовать ген-специфичные молекулярные маркеры, созданные на основе последовательностей генов диплоидной люцерны. Генетическая карта V группы сцепления гороха, построенная с использованием таких ген-специфичных маркеров, включает в себя 10 маркеров и 3 гена, контролирующих развитие симбиотических признаков гороха: PsCrt, PsCoch и PsSym27.

5. Сходство построенной генетической карты V группы сцепления с физической картой синтенной 7 хромосомы диплоидной люцерны позволило определить позиции предполагаемых ортологов генов PsCrt, PsCoch и PsSym27 в геноме люцерны.

6. На основании результатов точного картирования симбиотического гена гороха PsCoch в геноме диплоидной люцерны был выявлен гомологичный ему ген MtNoot. Клонирование гена гороха PsCoch показало, что он кодирует транскрипционный фактор, предположительно регулирующий развитие симбиотических систем.

Заключение.

Одним из основных подходов, используемых при изучении генетического контроля развития взаимовыгодных симбиозов со стороны растения, является мутационный анализ. Применение данной методологии за последние два десятка лет позволило выявить у 10 видов бобовых растений более 100 генов, ответственных за протекание различных стадий становления симбиоза. К настоящему времени более десятка таких симбиотических генов клонировано и охарактеризовано в отношении их молекулярной функции в сложном каскаде передачи сигналов, управляющих развитием мутуалистических симбиозов (Борисов и др., 2007; Oldroyd, Downee, 2008). Наибольшие успехи в данном направлении исследований достигнуты с использованием модельных бобовых растений: лядвенца японского (Lotus japonicus (Regel.) К. Larsen) и диплоидной люцерны (Medicago truncatula Gaertn.), наиболее удобных для использования всего спектра молекулярно-генетических подходов, направленных на многоуровневую характеристику симбиотических генов. Тем не менее, в исследованиях, ведущихся на модельных бобовых, широкомасштабно используются научные данные и биологический материал, полученные в ходе многолетних исследований на сельскохозяйственно-значимых бобовых культурах (Tr,folium spp., Pisum sativum L. , Medicago sativa L., Glycine max (L.) Merr., Cicer arietinum L., Vigna radiata (L.) R. Wilcz.; Phaseolus vulgaris L. и др.) с целью создания сравнительной симбиогенетики бобовых растений.

Одной из целей изучения симбиотических систем бобовых растений является создание новых сортов сельскохозяйственно-значимых культур, способных к наиболее эффективному использованию потенциала полезной почвенной микрофлоры, а также приемов создания высокоэффективных растительно-микробных систем в полевых условиях современного сельского хозяйства. Таким образом, очевидна необходимость работы не только с модельными бобовыми, но и с культурными бобовыми растениями.

Одной из важнейших культур среди бобовых растений России является горох посевной (Pisum sativum L.), однако молекулярно-генетические исследования на данном объекте представляются весьма трудоемкими. Методы молекулярной генетики, такие как генетическая трансформация и позиционное клонирование (необходимые для изучения функции генов на биохимическом и субклеточном молекулярном уровне), очень сложны для применения на горохе ввиду его низкой способности к трансформации и большому размеру генома (4300 МЬ/1С, или 4.3* 109 п.н., согласно http://data.kew.org/cvaluesA. т.е. наличия большого количества гетерохроматина. Тем не менее, из-за своей сельскохозяйственной значимости горох остается важным объектом для исследования различных аспектов повышения его урожайности и энергетической и питательной ценности семян. Наличие генетически детерминированных признаков устойчивости к патогенам, архитектоники стебля и симбиотической эффективности вызывает необходимость изучения генетических основ, определяющих фенотип ценных сортов и перспективных для дальнейшей селекции линий с учетом потенциала мутуалистических симбиозов.

Ключом» к изучению генетических механизмов, лежащих в основе сельскохозяйственно-значимых признаков гороха, является эксплуатация сходной организации (синтении) геномов бобовых растений. Данный подход, называемый также «сравнительной генетикой», позволяет использовать знания, накопленные при работе с модельными бобовыми, для изучения симбиотических генов сельскохозяйственно-ценных бобовых, в частности, гороха посевного (.Pisum sativum L.) (Kalo et al., 2004; Zhu et al., 2005). Клонирование симбиотических генов гороха необходимо для изучения особенностей его симбиотической системы и понимания механизмов координированного генетического контроля развития симбиоза путем взаимодействия геномов макро- и микросимбионта. Изучение генетического полиморфизма симбиотических генов гороха также способно облегчить селекцию сортов гороха с высокой симбиотической эффективностью, в полной мере соответствующих концепции адаптивного земледелия, и потому востребованных в России и на мировом рынке. Таким образом, изучение генетического контроля развития взаимовыгодных симбиозов, являющееся целью диссертационной работы, находится в одном ряду с исследованиями, представляющими передний край мировой биологической науки, и задачи работы соответствуют самым современным направлениям мировых научных исследований в области биологии развития и генетики симбиозов.

В ходе данной работы было проведено исследование генетических механизмов, управляющих развитием азотфиксирующего симбиоза между бобовыми растениями и клубеньковыми бактериями, в частности, была изучена система рецепции центральной сигнальной молекулы — Nod-фактора, определяющего исключительную специфичность данного типа симбиоза. Сигнальные взаимодействия между макро- и микросимбионтом являются ключевой стадией развития симбиоза, так как благодаря ним только симбиотические штаммы ризобий способны проникнуть в ткани корня растения. В случае симбиоза, образуемого горохом посевным, рецепция Nod-фактора протекает в два этапа. Вначале пикомолярные концентрации Nod-фактора, выделяемого бактериями, индуцируют скручивания корневых волосков и локализацию бактериальных клеток в углублении, образуемом скручиванием. После этого более высокие концентрации Nod-фактора, выделяемого локально этими клетками, приводят к активации роста инфекционной нити и полному проникновению бактерий в клетки корня. Адаптивное значение такого двойного контроля, возможно, заключается в противодействии высокой изменчивости микроорганизмов, в том числе патогенных, потенциально способных мимикрировать под симбиотические формы.

Молекулы Nod-фактора воспринимаются растительными рецепторами, вероятно, объединенными в сложный рецепторный комплекс. В ходе настоящей работы на основании гомологии с геном Ljhfrl лядвенца японского были клонированы два гена гороха, кодирующие рецепторные киназы - PsSym37 и PsKl. Симбиоз-специфичная экспрессия этих генов, а также высокая гомология с генами рецепторов к Nod-фактору Ljhfrl лядвенца японского и MtLYK3 диплоидной люцерны, свидетельствуют о потенциальной способности продуктов этих генов к рецепции липохитоолигосахаридов. Анализ взаимодействия мутантов гороха по гену Pssym37 с различными штаммами клубеньковых бактерий показал, что проявление мутации в Pssym37, приводящей к аминокислотной замене в рецепторном домене PsSym37, может быть супрессироваио штаммом ризобий А1, продуцирующим модифицированный Nod-фактор более сложной структуры. Этот результат подтверждает роль PsSym37 в рецепции Nod-фактора и указывает на важность аминокислотной структуры рецепторной части белка для корректного распознавания бактериальной сигнальной молекулы. Высокая гомология генов PsSym37 и PsKl, а также повышенный уровень их экспрессии в клубеньках, позволяет предположить, что ген PsKl, возможно, также участвует в восприятии Nod-фактора в качестве сменной субъединицы рецепторного комплекса. Общее число генов, кодирующих компоненты этого комплекса у гороха, не установлено, однако настоящее исследование демонстрирует возможность включения в комплекс не менее трех рецепторных кииаз, из которых две могут быть взаимозаменяемы.

Результаты анализа полиморфизма генов PsSym37 и PsKl у серии линий гороха позволяют предположи ть, что последовательность гена PsKl может быть ответственна за проявление фенотипа «афганских» генетических линий гороха, образующими симбиоз лишь со штаммами ризобий, продуцирующими Nod-фактор с дополнительной ацетильной группировкой на нередуцирующем конце олигосахаридного остова. Сравнительный анализ последовательностей генов PsSym37 и PsKl у «европейских» и «афганских» форм гороха позволяет спекулировать, что разнообразие рецепторных киназ, воспринимающих структуру сигнальных молекул микроорганизмов, должно компенсировать высокую вариабельность и изменчивость патогенных микроорганизмов, способных мимикрировать под симбиотические формы. Аминокислотная последовательность белкового продукта гена PsKl несет замены, отличающие «европейские» линии от «афганских», что является отражением эволюции генотипов данных линий. В центре происхождения вида P. sativum L. (Ближний восток, в частности, Афганистан), в связи с разнообразием микроорганизмов, генотипы гороха характеризуются повышенными требованиями к структуре Nod-фактора (определяемыми, согласно предположению, уникальной последовательностью PsKl). По мере распространения в Европу, требования к структуре Nod-фактора снизились в связи с невысоким разнообразием клубеньковых бактерий (и в последовательности PsKl появились мутации, не нарушающие, однако, структуру рамки считывания). Следует отметить также, что регион локализации генов PsSym37 и PsKl, очевидно, содержит другие гомологичные гены, продукты которых также потенциально способны к связыванию липохито-олигосахаридных молекул и определению структуры Nod-фактора. Поэтому возможным продолжением работы должно стать клонирование остальных генов данного региона, кодирующих рецепторные киназы, внесение этих генов в геном модельных объектов (M.truncatula или L.japonicus) посредством генетической трансформации и эксперименты по изучению восприятия Nod-факторов гороха различной структуры трансгенными растениями.

Распознавание микросимбионта является ключевым этапом развития симбиотических взаимоотношений, однако эффективность симбиоза, безусловно, определяется влиянием большого числа других генетических факторов. Для изучения этого влияния в настоящем исследовании было проведено генетическое картирование и клонирование симбиотических генов гороха посевного с использованием ген-специфичных молекулярных маркеров. Использование ген-специфичных маркеров позволяет сопоставлять генетические карты гороха и физические карты модельных бобовых с целью применения достижений их генетики и геномики для клонирования симбиотических генов гороха. Поэтому в рамках исследования был разработан набор таких маркеров для сопоставления генетических карт гороха и диплоидной люцерны, и с их помощью были картированы гены гороха PsCrt, PsCoch и PsSym27, ответственные за регуляцию симбиоза. На основании данных картирования для гена PsCoch в геноме люцерны был найден наиболее вероятный кандидат-гомолог MtNoot, и по гомологии с этим геном был клонирован геп PsCoch. Анализ его первичной последовательности выявил гомологию с генами ВОР1 и ВОР2 A.thaliana, которые являются белковыми регуляторами активности меристем растения. Мутантный фенотип — рост корня на кончике клубенька у мутантов по гену Pscoch ~ соответствует предполагаемой роли PsCoch в регуляции активности меристем клубенька. Результаты работы демонстрируют возможность клонирования генов гороха на основании синтении геномов бобовых и открывают перспективы изучения специфичности симбиозов на популяционном уровне, а также исследования роли регуляторных генов в развития симбиозов.

Полученные в диссертационной работе данные, свидетельствующие о вовлечении в сигнальные взаимодействия между бактериями и растениями нескольких рецепторных киназ, повышающих специфичность взаимного узнавания, а также об участии белковых регуляторов растения при формировании клубеньковых меристем, могут быть использованы для построения моделей взаимодействия генов (в том числе взаимодействия генов микроорганизмов и растения) в ходе развития симбиозов. Обнаруженные механизмы контроля специфичности взаимодействия макро- и микросимбионта могут использоваться в работе по научно-обоснованному созданию высокоэффективных растительно-микробных систем в сельском хозяйстве для максимального использования потенциала продуктивности сельскохозяйственных растений. Отработанная методика клонирования ключевых генов гороха на основе сходства геномов гороха и модельных бобовых может быть использована при работе с сельскохозяйственно-значимыми видами бобовых растений для эффективного клонирования пх генов, ответственных за сельскохозяйственно-ценные признаки, например, архитектонику стебля или старение симбиотических органов растения. В дальнейшем, обнаруженные механизмы контроля специфичности взаимодействия макро- и микросимбионта могут использоваться для научно-обоснованного создания высокоэффективных растительно-микробных систем в сельском хозяйстве. Результаты работы уже сейчас используются в материалах курса лекций "Симбиогсиетика", читаемого на биолого-почвенном факультете СПбГУ, а также в реализации селекционной программы «Симбиогенетика», осуществляемой в ГНУ ВНИЗБК (Орел, Россия) под руководством д.б.н. Т.С. Наумкиной, что подчеркивает несомненную практическую значимость результатов, полученных в диссертационном исследовании.

Список литературы диссертационного исследования кандидат биологических наук Жуков, Владимир Александрович, 2008 год

1. Бердников В.А., Розов С.М,, Богданова B.C. Создание серии лабораторных линий гороха // Тезисы докладов конференции, 23-23 мая 1989 года. Частная генетика растений. Киев, 1989 Т. 2, С. 47-51.

2. Борисов А.Ю., Розов С.М., Цыганов В.Е., Куликова О.А., Колычева А.Н., Якоби

3. Л.М., Овцына А.О., Тихонович И.А. Выявление симбиотических генов горохаt

4. Pisum sativum L.) с использованием экспериментального мутагенеза // Генетика. 1994. V. 30. № 11. С. 1484-1494.

5. Воронин А.М. Ризосферные бактерии рода Pseudomonas, способствующие росту и развитию растений// Соросовский Образовательный Журнал. 1998. № 10. С. 25-31.

6. Вавилов Н.И. Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости. В сб.: Н. И. Вавилов. Избранные произведения. JL, 1967. № 1, С. 8-61.

7. Ворошилова В.А. Генетический анализ процесса развития симбиотических клубеньков у гороха посевного (Pisum sativum L.) Диссертация на соискание ученой степени канд.биол.наук. СПб, СПбГУ, 2002. 160 с.

8. Ежова Т.А., Лебедева О.В., Огаркова О.А., Пенин А.А., Солдатова О.П., Шестаков С.В. Arabidcpsis thaliana модельный объект генетики растений: учебно-методическое пособие по генетике растений // М., МАКС Пресс, 2003. 220 с.

9. Каратыгин И.В. Коэволюция грибов и растений // Труды Ботан. ин-та РАН. 1993. Вып. 9. С. 8-62.

10. Малышев С.В., Картель Н.А. Молекулярные маркеры в генетическом картировании растений // Молекулярная биология. 1997. Т. 31. №62. С. 197-208.

11. Мендель Г. Опыты над растительными гибридами. М.: Наука, 1965. 159 с.

12. Проворов Н.А., Тихонович И.А. Мутуалистические симбиозы (генетическая интеграция растений и микроорганизмов) // В Кн. Генетика развития растений / Под ред. чл.-кор. РАН С.Г. Инге-Вечтомова. СПб.: Наука, 2000. 539 с.

13. Разумовская 3. Г. Образование клубеньков у различных сортов гороха // Микробиология. 1937. Т. 6. № 3. С. 321-328.

14. Серебровский А.С. Генетический анализ // Москва: Наука, 1970. 145 с.

15. Сидорова К.К., Шумный В.К. Новый ген гороха (Pisum sativum L.) Nod5-nod5, контролирующий нодулядию // Докл. АН. 1997. Т. 353. № 5. С. 703-704.

16. Сидорова К.К., Шумный В.К. Создание и генетическое изучение коллекции симбиотических мутантов гороха (Pisum sativum L.) // Генетика. 2003. Т. 39. № 4. С. 501-509.

17. Четкова С.А., Тихонович И.А. Выделение и исследование штаммов Rhizobium legwninosarum, эффективных на горохах афганского происхождения П Микробиология. 1986. Т. 55. С. 143 147.

18. Albrecht С., Geurts R., Bisseling Т. Legume nodulation and mycorrhizal formation; two extremes in host specificity meet // The EMBO Journal. 1999. V. 18. N. 2. P. 281-288.

19. Albrecht C., Geurts R., Lapeyrie F., Bisseling T. Endomycorrhizae and rhizobial Nod factors both require SYM8 to induce the expression of the early nodulin genes PsENOD5 andPsENOD12A. //Plant J. 1998. V. 15. P. 605-614.

20. Ane J.M., Kiss G.B., Riely B.K., Penmetsa R.V., Oldroyd G.E., Ayax C., Levy J., Debelle F., Baek J.M., Kalo P., Rosenberg C., Roe B.A., Long S.R., Denarie J., Cook

21. D.R. Medicago truncatula DMI1 required for bacterial and fungal symbioses in legumes // Science. 2004. V. 303. N. 5662. P. 1364-1367.

22. Baumbusch L.O., Sundal I.K., Hughes D.W., Galau G.A., Jakobsen K.S. Efficient protocols for CAPS-based mapping in Arabidopsis II Plant Mol. Biol. Rep, 2001. V. 19. P. 137-149.

23. Benabcn V., Due G., Lefcbre V., Huguet Т. TE7, an inefficient symbiotic mutant of Medicago truncatula Gaertn. cv. Jemalong 11 Plant Physiol. 1995. V. 107. P. 53-62.

24. Bennett M.D., Leitch I.J. Plant genome size research: a field in focus // Ann. Bot. (Lond). 2005. V. 95.N. l.P. 1-6.

25. Bergman K., Gulash-Hoffee M., Hovestadt R.E., Larosiliere R.C., Rongo P.G., Su L. Physiology of behavorial mutants of Rhizobium meliloti: evidence for a dual chemotaxis pathway//J. Bacteriol. 1988. V. 170. P. 3249-3254.

26. Blauenfeldt J., Joshi P.A., Gresshoff P.M., Caetano-Anolles G. Nodulation of white clover {Tr,folium repens) in the absence of Rhizobium И Protoplasma 1994. V. 179. P. 106-110.

27. Borisov A.Y., Morzhina E.V., Kulikova O.A., Tchetkova S.A., Lebsky V.K., Tikchonovich I.A. New symbiotic mutants of pea (Pisum sativum L.) affecting either nodule initiation or symbiosome development// Symbiosis. 1992. V. 14. P. 297-313.

28. Brauner S., Murphy R.L., Walling J.G., Przyborowski J., Weeden, N.F. STS markers for comparative mapping in legumes // J. Amer. Soc. Hort. Sci. 2002. V. 127. N. 4. P. 616622.

29. Brewin N.J. Development of the legume root nodules // Ann. Rev. Cell Biol. 1991. V. 7. P. 191-226.

30. Caetano-Anolles G., Crist-Estes D.K., Bauer W.D. Chemotaxis of Rhizobium meliloti to the plant flavonc luteolin requires functional nodulation genes // J. Bacteriol. 1988. V. 170. P. 3164-3169.

31. Caetano-Anolles G., Gresshoff P.M. Plant genetic control of nodulation // Annu. Rev. Microbiol. 1991. V. 45. P. 345-382.

32. Cartwright D.A., Troggio M., Velasco R., Gutin A. Genetic mapping in the presence of genotyping errors // Genetics. 2007. V. 176. N. 4. P. 2521-2527.

33. Catoira R., Timmers A.C.J, Maillet F., Galera C., Penmetsa R.V., Cook D., Denarie J., Gough C. The LICL gene of Medicago truncatula controls Rhizobium-induced root hair curling // Development. 2001. Y. 128. P. 1507-1518.

34. Cermola M., Fedorova E., Tate R., Riccio A., Favre R., Patriarca E.J. Nodule invasion and symbiosome differentiation during Rhizobium elti Phaseolus vulgaris symbiosis // Mol. Plant-Microbe Interact. 2000. V. 13. P. 733-741.

35. Cheng H.-P., Walker G. Succinoglycan is required for initiation and elongation of infection threads during nodulation of alfalfa by Rhizobium meliloti II J. Bacteriol. 1998. V. 180. P.5183-5191.

36. Cikos S, Bukovska A, Koppcl J. Relative quantification of mRNA: comparison of methods currently used for real-time PCR data analysis // BMC Mol. Biol. 2007. V.8. N. 113. P. 1-14.

37. Cohn J., Day R.B., Stacey G. Legume nodule organogenesis // Elsevier Science Ltd. 1998. Vol. 3, No. 3. P. 105-110.

38. Cook D.R. Medicago truncatula a model in the making! // Curr. Opin. Plant Biol. 1999. V.2.N.4. P. 301-304.

39. Corley S.B., Carpenter R., Copsey L., Coen E. Floral asymmetry involves an interplay between TCP and MYB transcription factors in Antirrhinum И Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2005. V. 102. N. 14. P. 5068-5073.

40. Crespi M., Galves S. Molecular mechanisms in root nodule development // J. Plant Growth Regul. 2000. Vol. 19. P. 155-166.

41. Davis E.O., Evans I.J., Johnston A.W.' Identification of nodX, a gene that allows Rhizobium leguminosarum bv. viciae strain TOM to nodulate Afghanistan peas // Mol. Gen. Genet. 1988. V. 212. N.3. P.531-535.

42. Demont N., Debelle F., Aurelle H., Denarie J., Prome J.C. Role of the Rhizobium meliloti nodF and nodE genes in the biosintesis of lipo-oligosaccharidic nodulation factors // J. Biol. Chem. 1993. V. 268. No. 27. P. 20134-20142.

43. Denarie J., Debellc F., Prome J.C. Rhizobium Lipo-cliitooligosaccaride nodulation factors: signaling molecules mediating recognition and morphogenesis // Annu. Rev. Biochem. 1996. V. 65. P. 503-535.

44. Downie J.A. Infectious Heresy// Science. 2007. V. 316. N. 5829. P. 1296-1297.

45. Doyle J.J., Luckow M.A. The rest of the iceberg. Legume diversity and evolution in a phylogenetic context // Plant Physiol. 2003. V. 131. N. 3. P. 900-910.

46. Due G., Messager A. Mutagenesis of pea (Pisum sativum L.) and the isolation of mutants for nodulation and nitrogen fixation // Plant Sci. 1989. V. 60. P. 207-213.

47. Edwards A., Hcckmann A.B., Yousafzai F., Due G., Downie J.A. Structural implications of mutations in the pea SYM8 symbiosis gene, the DMI1 ortholog, encoding a predicted ion channel //Mol. Plant Microbe Interact. 2007. V. 20. N. 10. P. 1183-1191.

48. Ehrhardt D.W., Atkinson E.M., Long S.R. Depolarization of alfalfa root hair membrane potential by Rhizobium meliloti Nod factors // Science. 1992. V. 256. P. 998-1000.

49. Ellis Т.Н., Turner L., Hellens R.P., Lee D., Harker C.L., Enard C., Domoney C., Davies D.R. Linkage maps in pea // Genetics. 1992. V. 130. N. 3. P. 649-663.

50. Endre G., Kereszt A., Kevei Z., Mihacea S., Kalo P., Kiss G.B. A receptor kinase gene regulating symbiotic nodule development //Nature. 2002. Vol. 417. P. 962-966.

51. Engvild K.J. Nodulation and nitrogen fixation mutants of pea (Pisum sativum) // Theor. ^ Appl. Genet. 1987. Vol. 74. P. 711-713.

52. Esseling J.J., Lhuisser F.G., Emons A.M. Nod-factor induced root hair curling: continuous polar growth towards the point of Nod-factor application // Plant Physiol. 2003. V. 132. P. 1982-1988.

53. Felle H.H., Kondorosi E., Kondorosi A., Schultze M. The role of ion fluxes in Nod factor signalling inMedicago sativa // Plant J. 1998. V. 13. P. 455-463.

54. Ferguson B.J., Mathesius U. Signaling interactions during nodule development // J.Plant Growth Regul. 2003. V. 22. P. 47-72.

55. Fitch W. M. Distinguishing Homologous from Analogous Proteins // Systematic Zoology. 1970. V. 19. N. 2. P. 99-113.

56. Flavell A.J., Knox M.R., Pearce S.R., Ellis Т.Н. Rctrotransposon-based insertion polymorphisms (RBIP) for high throughput marker analysis // Plant J. 1998. V. 16. N. 5. P. 643-650.

57. Flor H.H. Inheritance of reaction to rust in flax // J. Agric. Res. 1947. V. 74. P. 241-262.

58. Gage D.J., Margolin W. Hanging by a thread: invasion of legume plants by rhizobia // Curr. Opin. Microbiol. 2000. V. 3. P. 613-617.

59. Gage D.J. Infection and invasion of roots by symbiotic, nitrogen-fixing rhizobia during nodulation of temperate legumes // Microbiol. Mol. Biol. Rev. 2004. Vol. 68. N. 2. P. 280-300.

60. Gelin O., Blixt S. Root nodulation in peas // Agri. Hort. Genet. 1964. V. 22. P. 149-159.

61. Geurts R., Bisseling T. Rhizobium Nod factor perception and signalling // The Plant Cell. 2002. V. 14. P. 239-249.

62. Gianinazzi-Pearson V. Plant cell responses to arbuscular mycorrhizal fungi: getting to the roots of the symbiosis // Plant Cell. 1996. V. 8. P. 1871-1883.

63. Gilpin В .J., McCallum J.A., Frew T.J., Timmerman-Vaughan G.M. A linkage map of the pea (Pisum sativum L.) genome containing cloned sequences of known function and expressed sequence tags (ESTs) // Theor. Appl. Genet. 1997. V. 95. P. 1289-1299.

64. Gleason C., Chaudhuri S., Yang Т., Munoz A., Poovaiah B.W., Oldroyd G.E. Nodulation independent of rhizobia induced by a calcium-activated kinase lacking autoinhibition // Nature. 2006. V. 441. N. 7097. P. 1149-1152.

65. Goetz R., Evans I. J., Downie J.A., Johnston A.W.B. Identification of the host-range DNA which allows Rhizobium leguminosarum strain TOM to nodulate cv. Afghanistan peas // Mol. Gen. Genet. 1985. V. 201. N. 2. P. 296-300.

66. Gonzalez-Rizzo S., Crespi M., Frugier F. The Medicago truncatula CRE1 cytokinin receptor regulates lateral root development and early symbiotic interaction with Sinorhizobium meliloti // Plant Cell. 2006. V. 18. N. 10. P. 2680-2693.

67. Grant D., Cregan P., Shoemaker R.C. Genome organization in dicots: genome duplication in Arabidcpsis and syntcny between soybean and Arabidopsis II Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2000 V. 97. P. 4168-4173.

68. Gresshoff P.M. Positional Cloning of Plant Developmental Genes. // The Handbook of Plant Genome Mapping. Genetic and Physical Mapping / Eds.: Meksem K., Kahl G. Wiley-VCH, Weinheim, 2005.

69. Gualtieri G., Kulikova O., Limpens E., Kim D.J., Cook D.R., Bisseling Т., Geurts R. Microsynteny between pea and Medicago truncatula in the SYM2 region // Plant Mol. Biol. 2002. V. 50. N. 2. P. 225-235.

70. Guinel F.C., Geil R.D. A model for the development of the rhizobial and arbuscular mycorrhizal symbioses in legumes and its use to understand the roles of ethylene in the establishment of these two symbioses // Can. J. Bot. 2002. V. 80. P. 695-720

71. Handberg K., Stougaard J. Lotus japonicus, an autogamous, diploid legume species for classical and molecular genetics II Plant J. 1992. V. 2. P. 487-496.

72. Harrison M.J. The arbuscular mycorrhizal symbiosis // Plant-Microbe Interactions / Eds Stacey G., KeenN.T.; New York: Chapman and Hall. 1997. P. 1-34.

73. Hartwig H.A., Joseph C.M., Phillips D.A. Flavonoids released naturally from alfalfa seeds enhance growth rate of Rhizobium meliloti II Plant Physiol. 1991. V. 95. P. 797803.

74. Hass-Jacobus В., Jackson S.A. Physical Mapping of Plant Chromosomes // The Handbook of Plant Genome Mapping. Genetic and Physical Mapping / Eds.: Meksem K., Kahl G. Wiley-VCH, Weinheim, 2005

75. Hecht V., Foucher F., Ferrandiz C., Macknight R., Navarro C., Morin J., Vardy M.E., Ellis N., Beltran J.P., Rameau C., Weller J.L. Conservation of Arabidcpsis flowering genes in model legumes // Plant Physiol. 2005. V. 137. N. 4. P. 1420-1434.

76. Heidstra R., Geurts R., Franssen H., Spaink H.P., van Kammen A., Bisseling T. Root hair deformation activity of nodulation factors and their fate on Vicia sativa I I Plant Physiol. 1994. V. 105. P. 787-797.

77. Hellemans J., Mortier G., De Pacpe A., Speleman F., Vandesompele J. qBase relative quantification framework and software for management and automated analysis of realtime quantitative PCRdata// Genome Biol. 2007. V. 8. N.2. R 19 (epub).

78. Hepworth S.R., Zhang Y., McKim S., Li X., Haughn G.W. BLADE-ON-PETIOLE-dependent signaling controls leaf and floral patterning in Arabidcpsis II Plant Cell. 2005. V. 17. N. 5. P. 1434-1448.

79. Hirsch A.M. Developmental biology of legume nodulation // New Phytol. 1992. V. 122. P. 211-237.

80. Hirsch A.M. What makes the Rhizobia-legume symbiosis so special? // Plant Physiol. 2001. V. 127. P. 1484-1492.

81. Hirsch A.M., LaRue T.A. Is the legume nodule a modified root or stem or an Organ sui generis? // 1997. V. 16. N.4. P. 361-392.

82. Holl F.B. Host-plant control of the inheritance of dinitrogen fixation in the Pisum-Rhizobium symbiosis // Euphytica. 1975. V. 24. P. 767-770

83. Hungria M., Joseph C.M., Phillips D.A. Rhizobium nod gene inducers exuded naturally from roots of common bean (Phaseolus vulgaris L.) // Plant Physiol. 1991. V. 97. P. 759764.

84. Irzikowska L., Wolko В., Swi?cicki W.K. The genetic linkage map of pea (Pisum sativum L.) based on molecular, biochemical and morphological markers // Pisum Genetics. 2001. V. 33. P. 13-18.

85. Jacobsen E., Feenstra W.J. A new pea mutant with efficient nodulation in the presence of nitrate // Plant Sci. Letters. 1984. V. 33. P. 337-344

86. Kalo P., Seres A., Taylor S.A., Jakab J., Kevei Z., Kereszt A., Endre G., Ellis Т.Н., Kiss G.B. Comparative mapping between Medicago sativa and Pisum sativum 11 Mol. Genet. Genomics. 2004. V. 272. N. 3. P. 235-246.

87. Kijne J.M. The Rhizobium infection process // Biological Nitrogen Fixation / New York; London, 1992. P. 349-398.

88. Kiss G.B., Kereszt A., Kiss P., Endre G. Colormapping: a nonmathematical procedure for genetic mapping // Acta Biol. Hun. 1998. V. 49. P. 125-142.

89. Kneen B.E., LaRue T.A. Nodulation resistant mutant of Pisum sativum L. // J. Hered. 1984a. V. 75. P. 238-240.

90. Kneen B.E., LaRue T.A. Peas (Pisum sativum L.) with strain specificity for Rhizobium leguminosarum // Heredity. 1984b. V. 52. P. 383-389.

91. Kneen B.E., LaRue T.A. Induced symbiosis mutants of pea (Pisum sativum) and sweetclover (Melilotus alba annua) // Plant Sci. 1988. V. 58. P. 177-182.

92. Kneen B.E., LaRue T.A., Hirsch A.M., Smith C.A., Weeden N.F. sym-13 A gene conditioning ineffective nodulation in Pisum sativum. II Plant Physiol. 1990. V. 94. P. 899-905.

93. Kneen B.E., Weeden N.F., LaRue T.A. Non-nodulating mutants of Pisum sativum (L.) cv. Sparkle //J. Hered. 1994. V. 85. P. 129-133.

94. Konieczny A., Ausubel F.M. A procedure for mapping Arabidcpsis mutations using co-dominant ecotype-specific PCR-based markers // Plant J. 1993. V. 4. N. 2. P. 403-410.

95. Konovalov F., Toshchakova E., Gostimsky S. A CAPS marker set for mapping in linkage group III of pea (Pisum sativum L.) // Cell. Mol. Biol. Lett. 2005. V. 10. N. 1. P. 163171.

96. Koroleva T.A., Voroshilova V.A., Tsyganov V.E., Borisov A.Y., Tikhonovich I.A. Symbiotic locus Sym38 is localized in linkage group V // Pisum Genet. 2001. V. 33. P. 30-31.

97. Kosterin O.E., Rozov S.M. Mapping of the new mutation bib and the problem of integrity of linkage group I // Pisum Genet. 1993. V. 25. P. 27-31.

98. Kropf D.L., Bisgrove S.R., Hable W. Cytoskeletal control of polar growth in plant cells // Curr. Op. Cell Biol. 1998. V. 10. P. 117-122.

99. Krusell L., Krause K., Ott Т., Desbrosses G., Kramer U., Sato S., Nakamura Y., Tabata S., James E.K., Sandal N., Stougaard J., Kawaguchi M., Miyamoto A., Suganuma N.,

100. Udvardi M.K. The sulfate transporter SST1 is crucial for symbiotic nitrogen fixation in Lotus japonicus root nodules // Plant Cell. 2005. V. 17. N. 5. P. 1625-1636.

101. Kulikova 0., Gualtieri G., Geurts R., Kim D.J., Cook D., Huguet Т., de Jong J.H., Fransz P.F., Bisseling T. Integration of the FISH pachytene and genetic maps of Medicago truncatula // Plant J. 2001. V. 27. N.l. P. 49-58.

102. Kumagai H., Kinoshita E., Ridge R.W., Kouchi H. RNAi knock-down of ENOD40s leads to significant suppression of nodule formation in Lotus japonicus II Plant Cell Physiol. 2006. V. 47. N. 8. P. 1102-1111.

103. Kumar A., Bennetzen J.L. Plant retrotransposons // Annu Rev Genet. 1999. V. 33. P. 479-532.

104. Kuster H., Vieweg M.F., Manthey K., Baier M.C., Hohnjec N., Perlick A.M. Identification and expression regulation of symbiotically activated legume genes // Phytochemistry. 2007. V. 68. N. 1. P. 8-18.

105. LaRue T.A., Weeden N.F. The symbiosis genes of pea// Pisum Genetics. 1992. V. 24. P. 5-12.

106. LaRue T.A., Temnykh S., Weeden N.F. Syml8 a novel gene conditioning altered strain specificity in Pisum sativum cv. Sparkle // Plant Soil. 1996. V. 180. P. 191-195.

107. Laucou V., Haurogne K., Ellis N., Rameau C. RAPD-based genetic linkage map of Pisum sativum II Theor. Appl. Genet. 1998. V. 97. P. 905-915.

108. Libbenga K.R., Harkes P.A.A. Initial proliferation of cortical cell the formation of root nodules in Pisum sativum L. II Planta. 1973. V. 114. P. 17-28.

109. Lie T.A. Temperature-dependent root-nodule formation in pea cv. Iran // Plant Soil. 1971. V. 34. P. 751-752.

110. Lie T.A. Symbiotic specialization in pea plants: the requirement of specific Rhizobium strains for peas from Afghanistan // Ann. Appl. Biol. 1978. V. 88. P. 462-465.

111. Lie T.A., Timmermans P.C.J.M. Host genetic control of nitrogen fixation in the legume-Rhizobium symbiosis: complication in the genetic analysis due to maternal effects // Plant Soil. 1983. V. 75. P. 449-453.

112. Lie T.A. Host genes in Pisum sativum L. conferring resistance to European Rhizobium leguminosarum strains // Plant Soil. 1984. V. 82. P. 415-425.

113. Lie T.A., Goktan D., Engin M., Pijncnborg J., Anlarsal E. Co-evolution of the legume-Rhizobium association // Plant Soil. 1987. V. 100. P. 171-181.

114. Limpens E., Franken C., Smit P., Willemse J., Bisseling Т., Geurts R. LysM domain receptor kinases regulating rhizobial Nod factor-induced infection // Science. 2003. V. 302. N. 5645. P. 630-633.

115. Limpens E., Mirabella R., Fedorova E., Franken C., Franssen H., Bisseling Т., Geurts R. Formation of organelle-like N2-fixing symbiosomes in legume root nodules is controlled by DM12II Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2005. V. 102. N. 29. P. 10375-10380.

116. Lum M.R., Hirsch A.M. Roots and their symbiotic microbes: strategies to obtain nitrogen and phosphorus in a nutrient-limiting environment // J. Plant Growth Regul. 2003. Vol.21. P. 368-382.

117. Lysak M.A., Fransz P.F., АН H.B., Schubert I. Chromosome painting in Arabidcpsis thaliana II Plant J. 2001. V. 28. N. 6. P. 689-697.

118. Markwei C.P., LaRue T.A. Phenotypic characterization of sym21, a gene conditioning shoot-controlled inhibition of nodulation in Pisum sativum cv. Sparkle // Physiol. Plantarum. 1997. V. 100. P. 927-932.

119. Maxwell С., Phillips D.A. A ehaleon and two related flavonoids release from alfalfa roots induce nod gene of Rhizobium meliloti II Plant Physiol. 1989. V. 91. P. 842-847.

120. Meksem K., Ishihara H., Jesse T. Integration of Physical and Genetic Maps / The Handbook of Plant Genome Mapping. Genetic and Physical Mapping // Eds.: Meksem K., Kahl G. Wiley-VCH, Weinheim, 2005

121. Miller R.K., Matheos D., Rose M.D. The cortical localization of the microtubule orientation protein, Kar9p, is dependent upon actin and proteins required for polarization // J. Cell Biol. 1999. V. 144. P. 963-975.

122. Murray J.D., Karas B.J., Sato S., Tabata S., Amyot L., Szczyglowski K. A cytokinin perception mutant colonized by Rhizobium in the absence of nodule organogenesis // Science. 2007. Y. 315. N. 5808. P. 101-104.

123. Neff M.M., Turk E., Kalishman M. Web-based primer design for single nucleotide polymorphism analysis // Trends Genet. 2002. Y. 18. N. 12. P. 613-615.

124. Newcomb W.E. Nodule morphogenesis // International Rewiew of Cytology, suppliment 13 / Eds. Bourne G.H., Danielli, J.F., Academic Press, New York, USA, 1981. P. 246298.

125. Nguyen H.T., Wu X. Molecular Marker Systems for Genetic Mapping / The Handbook of Plant Genome Mapping. Genetic and Physical Mapping // Meksem K., Kahl G. Wiley-VCH, Weinheim, 2005.

126. Nishimura R., Ohmori M., Fujita H., Kawaguchi M. A Lotus basic leucine zipper protein with a RING-finger motif negatively regulates the developmental program of nodulation // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2002b. V. 99. N. 23. P. 15206-15210.

127. Norberg M., Holmlund M., Nilsson O. The BLADE ON PETIOLE genes act redundantly to control the growth and development of lateral organs // Development. 2005. V. 132. N. 9. P. 2203-2213.

128. Nutman P.S. Genetic factors concerned in the symbiosis of clover and nodule bacteria // Nature, London. 1946. V. 151. P. 463-465.

129. Oldroyd G.E., Downie J.A. Calcium, kinases and nodulation signalling in legumes // Nat. Rev. Mol. Cell Biol. 2004. V. 5. N. 7. P. 566-576.

130. Oldroyd G.E., Downie J.A. Coordinating nodule morphogenesis with rhizobial infection in legumes // Annu. Rev. Plant Biol. 2008. V. 59. P. 519-546.

131. Pawlowski K., Bisseling T. Rhizobial and Actinorhizal Symbioses: What Are the Shared Features? // The Plant Cell. 1996. V. 8. P.l899-1913.

132. Penmetsa R.V., Cook D.R. A legume ethylene-insensitive mutant hyperinfected by its rhizobial symbiont// Science. 1997. V. 275. P. 527-530.

133. Postma J.G., Jacobsen E., Feenstra W.J. Experiments with mutants of pea (Pisum sativum L.) // Nitrogen Fixation: Hundred Years After / Eds. Bothe H., de Bruijn F.J., Newton W.E.; Stuttgart: Gustav Fisher Verlag, 1988a. P. 629-633.

134. Postma J.G., Jacobsen E., Feenstra W.J. Three pea mutants with an altered nodulation studied by genetic analysis and grafting// J. Plant Physiol. 1988b. V. 132. P. 424-430.

135. Postma J.G., Jager D., Jacobsen E., Feenstra W.J. Studies on a non-fixing mutant of pea (Pisum sativum L.). 1. Phenotypical description and bacteroid activity // Plant Sci. 1990. V. 68. P. 151-161.

136. Provorov N.A., Borisov A.Y., Tikhonovich I.A. Developmental genetics and evolution of symbiotic structures in nitrogen-fixing nodules and arbuscular mycorrhiza // J. Theor. Biol. 2002. V. 214. P. 215-232.

137. Radutoiu S., Madsen L.H., Madsen E.B., Felle H.H., Umehara Y., Gronlund M., Sato S., Nakamura Y., Tabata S., Sandal N., Stougaard J. Plant recognition of symbiotic bacteria requires two LysM receptor-like kinases //Nature. 2003. V. 425. P. 585-592.

138. Rae A.L., Bonfante-Fasolo P., Brewin N.J. Structure and growth of infection threads in the legume symbiosis with Rhizobium leguminosarum II Plant J. 1992. V. 2. P. 385-395.

139. Ren C., Xu Z., Sun S., Lee M.-K., Wu C., Scheuring C., Zhang H.-B. Genomic DNA Libraries and Physical Mapping / The Handbook of Plant Genome Mapping. Genetic and Physical Mapping// MeksemK., Kahl G. Wiley-VCH, Weinheim, 2005.

140. Riely B.K., Lougnon G., Anc J.M., Cook D.R. The symbiotic ion channel homolog DM11 is localized in the nuclcar membrane of Medicago truncatula roots // Plant J. 2007. V. 49. N. 2. P. 208-216.

141. Rogers S.O., Bendich, A.J. Extraction of DNA from milligram amounts of fresh, herbarium and mummified plant tissues // Plant Mol. Biol. 1985. V. 5. P. 69-76.

142. Roth L.E., Stacey G. Bacterium release into host cells of nitrogen-fixing soybean nodules: the symbiosome membrane comes from three sourses // Europ. J. Cell Biol. 1989. V. 49. P. 13-23.

143. Rozov S.M., Temnykh S.V., Gorel F.L., Berdnikov V.A. A new version of pea linkage group 5 // Pisum Genet. 1993. V. 25. P. 46-51.

144. Rozov S.M., Borisov A.Y., Tsyganov V.E. Further evidence that the mutant Fix gene in line Sprint-2Fix is in pea linkage group III.// Pisum Genet. 1994. V. 26. P. 24-25.

145. Rozov S.M,, Kosterin O.E., Borisov A.Y., Tsyganov V.E. The history of the pea gene map: last revolutions and the new symbiotic genes // Pisum Genet. 1999. V. 31. P. 55-57.

146. Safronova V.I., Novikova N.I. Comparison of two methods for root nodule bacteria preservation: lyophilization and liquid nitrogen freezing // J. Microbiol. Methods 1996. V. 24. P. 231-237.

147. Sagan M., Huguet Т., Barker D., Due G. Characterization of two classes of non-fixing mutants of pea {Pisum sativum L.) // Plant Sci. 1993. V. 95. P. 55-66.

148. Sagan M., Huguet Т., Due G. Phenotypic characterization and classification of nodulation mutants of pea {Pisum sativum L.) // Plant Sci. 1994. V. 100. P. 59-70.

149. Sagan M., Due G. Sym28 and Sym29, two new genes involved in regulation of nodulation in pea {Pisum sativum L.) // Symbiosis. 1996. V. 20. P. 229-245.

150. Sambrook J., Fritsch E.F., Maniatis T. Molecular cloning: a laboratory manual // Cold Spring Harbor Laboratory Press, Cold Spring Harbor, New York, 1989. P. B.23.

151. Schauser L., Roussis A., Stiller J., Stougaard J. A plant regulator controlling development of symbiotic root nodules //Nature. 1999. V. 402. N. 6758. P. 191-195.

152. Schefc J.H., Lehmann K.E., Buschmann I.R., Unger Т., Funke-Kaiser H. Quantitative real-time RT-PCR data analysis: current concepts and the novel "gene expression's CT difference" formula// J. Mol. Med. 2006. V. 84. N. 11. P. 901-910.

153. Schnabel E.L., Frugoli J. The PIN and LAX families of auxin transport genes in Medicago truncatula II Mol. Genet. Genomics. 2004. V. 272. N. 4. P. 420-432.

154. Schultze M., Kondorosi A. Regulation of symbiotic root nodule development 11 Annu. Rev. Genet. 1998. Vol. 32. P. 33-57.

155. Shimizu S., Mori H. Analysis of cycles of dormancy and growth in pea axillary buds based on mRNA accumulation patterns of cell cycle-related genes // Plant Cell Physiol. 1998. V. 39.N.3. P. 255-262.

156. Sidorova K.K., Uzhintseva L.P. Mapping of nod-4, a new hypernodulating mutant in pea // Pisum Genet. 1995. V. 27. P. 21.

157. Sinjushin A.A., Konovalov F.A., Gostimskii, S.A. A gene for stem fasciation is localized on linkage group III 11 Pisum Genet. 2006. V. 38. P. 19-20.

158. Smit G., Kijne J.W., Lugtenberg В.J. Involvement of both cellulose fibrils and a Ca2+-dependent adhesin in the attachment of Rhizobium leguminosarum to pea root hair tips I I J. Bacteriol. 1987. V. 169. N. 9. P. 4294-4301.

159. Smit P., Raedts J., Portyanko V., Debelle F., Gough C., Bisseling Т., Geurts R. NSP1 of the GRAS protein family is essential for rhizobial Nod factor-induced transcription // Science. 2005. V. 308. N. 5729. P. 1789-1791.

160. Smit P., Limpens E., Geurts R., Fedorova E., Dolgikh E., Gough C., Bisseling T. Medicago LYK3, an entry receptor in rhizobial nodulation factor signaling 11 Plant Physiol. 2007. V. 145. N. l.P. 183-191.

161. Smith S.E., Read D.J. Mycorrhizal symbiosis // United Kingdom. London: Academic Press. 1997. 2nd ed.

162. Stacey G., Libault M., Brechenmacher L., Wan J., May G.D. Genetics and functional genomics of legume nodulation II Curr. Opin. Plant Biol. 2006. V. 9. N. 2. P. 110-121.

163. Stougaard J. Genetics and genomics of root symbiosis // Curr. Opin. Plant Biol. 2001. Vol. 4. P. 328-335.

164. Szczyglowski K., Shaw R.S., Wopereis J., Copeland S., Hamburger D., Kasiborski В., Dazzo F.B., de Brujin F.J. Nodule organogenesis and symbiotic mutants of the model Legume Lotus japonicus II Mol. Plant-Microbe Interact. 1998. V. 11. P. 684-697.

165. Tan Y.D., Fu Y.X. A novel method for estimating linkage maps // Genetics. 2006. V. 173. N. 4. P. 2383-2390.

166. Tan Y.D., Fu Y.X. A new strategy for estimating recombination fractions between dominant markers from an F2 population // Genetics. 2007. V. 175. N. 2. P. 923-931.

167. Tanksley S.D., Ganal M.W., Martin G.B. Chromosome landing: a paradigm for map-based gene cloning in plants with large genomes // Trends Biotechnol. 1995. V. 11. N. 2. P. 63-68.

168. Temnykh S.V., Kneen B.E., Weeden N.F., LaRue T.A. Localization of nod-3, a gene conditioning hypernodulation, and identification of a novel translocation in Pisum sativum L. cv. Rondo // J. Heredity 1995. V. 86. P. 303-305.

169. Thykjaer Т., Finnemann J., Schauser L., Christensen L., Poulsen C., Stougaard J. Gene targeting approaches using positive-negative selection and large flanking regions. Plant Mol Biol. 1997. V. 35. N. 4. P. 523-530.

170. Timmers A.C.J., Auriac M-C., Truchet G. Refined analysis of early symbiotic steps of the Rhizobium-Medicago interaction in relationship with microtubular cytoskeleton rearrangements//Development. 1999. V. 126. P. 3617-3628.

171. Truchet G., Barker D.G., Camut S., de Billy F., Vasse J., Huguet T. Alfalfa nodulation in the absence of Rhizobium // Mol. Gen. Genet. 1989. V. 219. P. 65-68.

172. Tsyganov V.E., Borisov A.Y., Rozov S.M., Tikhonovich I.A. New symbiotic mutants of pea obtained after mutagenesis of line SGE // Pisum Genet. 1994. V. 26, P. 36-37.

173. Tsyganov V.E., Morzhina E.V., Stefanov S.Y., Borisov A.Y., Lebsky V.K., Tikhonovich I.A. New pea (Pisum sativum L.) genes sym33 and sym40 control infection thread formation and root nodule function// Mol. Gen. Genet. 1998. V. 256. P. 491-503.

174. Tsyganov V.E., Pavlova Z.B., Kravchenko L.V., Rozov S.M., Borisov A.Y., Lutova L.A., Tikhonovich I.A. New gene Crt (curly roots) controlling pea (Pisum sativum L.) root development. // Annals of Botany. 2000. V. 86. N. 6. P. 975-981.

175. Tsyganov Y.E., Borisov A.Y., Tikhonovich I.A. Fix- mutants RisFixA and RisFixV carry mutations in newly identified pea genes sym4l and sym42, respectively // Pisum Genet.2001. V. 33. P. 36.

176. Wagner E., Lykke-Andersen J. mRNA surveillance: the perfect persist // J. Cell Sci.2002. V. 115. P. 3033-3038.

177. Wais R.J., Galera C., Oldroyd G., Catoira R., Penmetsa R.V., Cook D., Gough C., Denarie J., Long S.R. Genetic analysis of calcium spiking responses in nodulationmutants of medicago truncatula И Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2000. V. 97. P. 1340713412.

178. Walker S.A., Viprey V., Downie J.A. Dissection of nodulation signaling using pea mutants defective for calcium spiking induced by Nod factors and chitin oligomers // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2000. Vol. 97, No. 24. P. 13413-13418.

179. Wan J., Zhang X.C., Neece D., Ramonell K.M., Clough S., Kim S.Y., Stacey M.G., Staccy G. A LysM receptor-like kinase plays a critical role in chitin signaling and fungal resistance in Arabidcpsis II Plant Cell. 2008. V. 20. N. 2. P. 471-481.

180. Wang H., Qi M., Cutler A. J. A simple method of preparing plant samples for PCR // Nucleic Acids Reserch. 1993. Vol. 21. N. 17. P. 4153-4154.

181. Weeden N.F., Kneen B.E., LaRue T.A. Genetic analysis of sym genes and other nodule-related genes in Pisum sativum II Nitrogen Fixation: Achievements and Objectives. / Eds. P.M. Gresshoff et al. N.Y., L.: Chapman and Hall. 1990. P. 323-330.

182. Weeden N.F., Swiecicki W.K., Ambrose M., Timmerman G.M. Linkage groups of pea // Pisum Genet. 1993. V. 25. P. 4.

183. Weeden N.F., Swiecicki W.K., Timmerman-Vaughan G.M., Ellis T.H.N., Ambrose M. The current pea linkage map // Pisum Genet. 1996. V. 28. P. 1-4.

184. Weeden N.F., Ellis T.H.N., Timmerman-Vaughan G.M., Swiecicki W.K., Rozov S.M., Berdnikov V.A. A consensus linkage map for Pisum sativum II Pisum Genet. 1998. V. 30. P. 1-4.

185. Weeden N.F., Tongue M., Boone W.F. Mapping coding sequences in pea by PCR // Pisum Genet. 1999. V. 31. P. 30-32.

186. Weeden N.F., Moffet M. Identification of genes affecting root mass and root/ shoot ratio in a JI1794 x 'Slow' R1L population // Pisum Genet. 2002. V. 34. P. 28-31.

187. Weeden N.F. Fs and U appear to be alleles of a locus near the end of linkage group V // Pisum Genet. 2006. V. 38. P. 23-28.

188. Wessler S.R. Transposable elements and the evolution of eukaryotic genomes // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2006. V. 103. N. 47. P. 17600-17601.

189. Wu C., Sun S., Nimmakayala P., Santos F.A., Meksem K., Springman R., Ding K., Lightfoot D.A., Zhang H.B. А ВАС- and BIBAC-based physical map of the soybean genome // Genome Res. 2004. V. 14. N. 2. P. 319-326.

190. Young, J.P.W. Linkage of sym-2, the symbiotic specificity locus of Pisum sativum II J. Hered. 1985. V. 76. P. 207-208.

191. Young N.D., Cannon S.B., Sato S., Kim D., Cook D.R., Town C.D., Roe B.A., Tabata S. Sequencing the genespaces of Medicago truncatula and Lotus japonicus II Plant Physiol. 2005. V. 137. N. 4. P. 1174-1181.

192. Young N.D., Shoemaker R.C. Genome studies and molecular genetics. Part 1: Model legumes. Exploring the structure, function and evolution of legume genomes // Curr. Opin. Plant Biol. 2006. V. 9. N. 2. P. 95-98.

193. Zhu H., Choi H.K., Cook D.R., Shoemaker R.C. Bridging model and crop legumes-through comparative genomics // Plant Physiol. 2005. V. 137. N. 4. P. 1189-1196.

194. Zhukov V.A., Borisov A.Y., Tikhonovich I.A. Pea mutant line Sprint-2Nod-3 represents a new mutant allele of pea symbiotic gene syml9 II Pisum Genet. 2007b. V. 39. P. 27.

195. Автор выражает благодарность сотрудникам лаборатории Генной экспрессии Университета Орхуса (Дания) Симоне Радутоиу (Simona Radutoiu), Лине Мадсен (Lene Н.

196. Madsen) и Иенсу Стоугаарду (Jens Stougaard) за теплый прием вдали от родного дома, чуткое руководство и бесценный опыт научной работы на мировом уровне.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.