Композиторская школа в музыкальной культуре Бурятии как фактор межкультурной интеграции народов России тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 24.00.01, кандидат культурологии Балханова, Татьяна Геннадьевна

  • Балханова, Татьяна Геннадьевна
  • кандидат культурологиикандидат культурологии
  • 2002, Улан-УдэУлан-Удэ
  • Специальность ВАК РФ24.00.01
  • Количество страниц 143
Балханова, Татьяна Геннадьевна. Композиторская школа в музыкальной культуре Бурятии как фактор межкультурной интеграции народов России: дис. кандидат культурологии: 24.00.01 - Теория и история культуры. Улан-Удэ. 2002. 143 с.

Оглавление диссертации кандидат культурологии Балханова, Татьяна Геннадьевна

Введение

Глава 1. Теоретико-методологические основы исследования музыкальной культуры

1.1. Музыкальная культура как объект философско-культурологи-ческого и этномузыкологического изучения

1.2. Содержание понятия «композиторская школа» в структуре музыкальной культуры

Глава 2. Композиторская школа Бурятии как составная часть музыкальной культуры России

2.1. Социокультурная институциализация композиторской школы Бурятии

2.2. Национальное композиторское творчество в системе общероссийской художественной культуры Заключение

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Композиторская школа в музыкальной культуре Бурятии как фактор межкультурной интеграции народов России»

Актуальность темы исследования. На современном этапе общественного развития, в период сложных межнациональных отношений наиболее актуальной проблемой остается межкультурная интеграция народов, населяющих земной шар. Реализация интеграционной парадигмы связана с осознанием идеи диалога культур как основы понимания сущности культуры и взаимоотношений в межкультурном пространстве. Актуальность данной проблемы обусловлена несколькими положениями.

Во-первых, одной из основных проблем, встающих перед культурологией в этой связи, является проблема рассмотрения межкультурной интеграции как перспективной цели, а диалог культур - как наиболее эффективных и адекватных средств современных отношений.

Во-вторых, только формирование конструктивной и позитивной стратегии межкультурной интеграции способно противостоять разрушительным процессам, происходящим в поликультурном обществе, не возвращаясь в тоже время на позиции авторитаризма и диктата.

В-третьих, исследование национальной композиторской школы как фактора межкультурной интеграции народов России обусловлено необходимостью выработки системного подхода во взгляде на феномен музыкальной культуры как на универсальную типологическую модель, в сопоставлении с которой отчетливо выявляются общие и специфические черты различных конкретных музыкальных культур. Кроме того, именно композиторская школа Бурятии является примером такой межкультурной интеграции, когда русская классическая музыка стала фундаментом для формирования бурятской национальной профессиональной музыки.

И, наконец, в четвертых, актуальность темы исследования также обусловлена потребностью теоретико-методологического и историко-культурологического анализа композиторской школы Бурятии. Обращенность к диалогу на уровне формирования единого социокультурного пространства еще в большей степени усиливает необходимость культурологического анализа становления и развития национальных музыкальных школ в контексте взаимодействия этнических культур в едином многонациональном государстве.

Степень изученности проблемы.

В настоящее время при наличии значительного числа статей, книг и исследований, посвященных музыкальной культуре городов и регионов Сибири, а также проблемам местного народного и профессионального искусства, нет обобщающего труда по музыкальной культуре и композиторской школе Бурятии. Поэтому при очевидной актуальности проблемы исследования, культурологических и музыковедческих работ, специально посвященных бурятской национальной композиторской школе как интегративному социокультурному феномену, тенденциям и логике его развития тоже нет.

В рамках философского осмысления следует отметить работы основоположников философской теории музыки: Пифагора, Платона и Аристотеля [122;3]. Древнегреческие философы впервые наиболее полно разработали учение об этносе, о нравственно-воспитательном воздействии музыки на человека, о различных ее ладах и жанрах.

Проблеме музыки значительное внимание уделяли философы Просвещения: Э.Берк, Д.Юм, Д. Локк, Ж. Ж. Руссо, Д. Дидро, Вольтер [16;190;94;136;43;32]. В работах деятелей Просвещения обосновывается принцип новой, демократической, реалистической музыкальной эстетики в борьбе с узкоклерикальной.

Изучение фактора музыки в контексте воспитания целостной гармоничной личности отражено в работах философов немецкой классической школы: И. Канта, Ф. Шиллера, Г. Гегеля [66; 183;34]. Музыкально-эстетические воззрения немецких философов были направлены на общие принципы формирования музыкальных вкусов.

Огромный вклад в философское понимание музыкальной культуры внес А.Ф. Лосев [97]. В его работах мы находим тезис о том, что музыка есть явление социальное, историко-общественное и теоретико-общественное. Музыка - это продукт общественного развития и является предметом общественных наук.

В условиях теоретической неразработанности проблемы исследования первостепенное теоретико-методологическое значение для темы диссертации имели работы общекультурологического характера, позволяющие выявить специфику культурологического подхода к музыкальной культуре и к композиторскому творчеству бурят. Крупнейшие ученые разрабатывали концепции общества и культуры. Теория эволюционизма Л.Г. Моргана [106], работы основателя американской школы исторической этнологии Ф. Боаса [21], концепции «диффузионизма» и «культурной морфологии» немецких ученых Ф. Ратцеля и JT. Фробениуса [131; 162], французская социологическая школа Э. Дюркгейма [52] - все эти концепции помогли выстроить генезис музыки, художественного творчества как одного из видов деятельности человека. Так, например, теория эволюционизма способствовала появлению исторических типологий развития музыки.

Важными для диссертационного исследования были вышедшие в конце XIX века труды немецких ученых К. Бюхера «Работа и ритм» и Э. Гроссе «Происхождение искусства» [29;38]. «Теория культурных кругов» Ф. Гребнера и венская культурно-историческая школа В. Шмидта также оказали большое влияние на формирование сравнительного музыковедения, которое позволило моделировать прошлое человеческой цивилизации, в том числе художественное музыкальное творчество. Причем именно музыка вызвала необходимость использования специального научного аппарата, отсутствие которого у исследователей приводило к изучению ими так называемой «материальной основы музыкальной культуры» (музыкальных инструментов) и связи музыки с обычаями, традициями, ритуалами, обрядами и т.п. Сравнительное музыковедение содействовало формированию взгляда на музыку не только как на специфическое художественное явление, но и как на явление культуры. Именно оно позволило поставить вопросы о социальной функциональности музыки, о ее неразрывной связи с другими искусствами в культурах неевропейских народов, каким является бурятский народ.

Изучение своего народа началось в первые десятилетия XIX в. на почве подъема национально-освободительного движения в Европе и пробуждения интереса к родной старине и народным традициям. Изучение неевропейских народов - около середины XIX века и в несомненной связи с колониальной экспансией европейских государств. К середине XX века появляются работы К. Закса и Дж. Херзога [30], в которых складывается методология сравнительного музыковедения, позволяющая рассматривать социальную значимость музыки и ее функций как феномена культуры. В этот же период Я. Кунст в своей работе «Musikologica» впервые вводит термин «Этномузыкология» [30], акцентируя главное внимание на то, что в сферу ее изучения входят музыка и музыкальные инструменты всех неевропейских народов, как примитивных, так и развитых цивилизаций Востока. Этномузыкология - это одновременно наука о музыке, о месте музыки и ее функции, об общем культурном контексте, в жизни общества. Она помогает осознать музыку, изучаемую в ее собственных понятиях, а также постичь музыку в ее социальном контексте. Самое главное то, что этномузыкология занимается изучением гибридизированных видов музыкального творчества, а именно к этому виду творчества и относится композиторская школа Бурятии.

В этом смысле основополагающей стала для нас работа Е. В. Васильченко «Музыкальные культуры мира» [30]. Эта работа помогла нам рассмотреть музыку как наиболее закрытый феномен при контакте цивилизаций, включающийся в систему обмена культурной информацией в последнюю очередь. Кроме того, автором работы дано определение и структура музыкальной культуры, которые помогли нам в методологическом отношении анализировать музыкальную культуру Бурятии.

В рамках теории межэтнической интеграции для нас представляли интерес исследования С.А. Арутюнова, Ю.В. Бромлея, Конрада Н.И., Н.Н.

Чебоксарова [6;25;72;180] и др., в которых дается представление о культуре как факторе этнической и национальной интеграции.

Проблемой исследования национальных особенностей музыкальной культуры занимались Дева Чайтанья Бриганде, Лань Юсун, Д.К. Михайлов, Б.Б. Парникель, Сабуро Иэнага, С.А. Серова, Г.М. Шнеерсон [42;87; 102; 120; 140; 143;184] и др. В историю российской музыкальной этнографии вошли такие ученые как Д. И. Аракишвили, Е. Э. Линева, С.Ф. Людкевич, АЛ. Маслов, Ю.Н. Мельгунов, А.Н. Серов, В.Ф. Одоевский, П. П. Сокальский, Ф. М. Ко лесса и др.

Особую значимость для нашего исследования имели монографии М.С. Кагана и Е.Г. Хилтухиной «Проблема «Восток-Запад» в культурологии» и Морохоевой З.П. «Личность в культурах Востока и Запада: К постановке проблемы» [65; 107], в которых отражено сравнительное исследование методологических принципов взаимодействия художественных культур Запада и Востока, имеющее важное значение для исследования интеграционной функции музыкальной культуры национальной композиторской школы Бурятии.

Богатый материал по изучению музыкальной культуры Бурятии содержится в работах П.М. Берлинского, Г.А. Поляновского, Н.П. Угрюмова, П.С. Гуревича, Б.В. Олзоева, О.И. Куницина, В.В. Китова, О.Н. Поляковой и др. [18;124;165;39;117;83;70;123]. Изучение трудов этих авторов позволило сформулировать культурологические выводы диссертации на основе использования обширного искусствоведческого материала, представленного в работах указанных авторов.

Особую значимость для диссертанта имели труды исследователей художественной культуры Бурятии: Д.С. Дугарова, В.Ц. Найдакова, В. Ц. Найдаковой, Ю. А. Серебряковой и др. [47-50;112;113;142] в работах, которых отражено становление и развитие профессионального искусства в Бурятии: театра, музыки, литературы, а также формирование национального самосознания.

Первым опытом культурологического изучения музыкальной культуры Бурятии стала кандидатская диссертация В.В. Китова [70], в которой предпринят культурологический анализ музыкально-инструментального творчества бурят в контексте взаимодополнительности и синтеза художественного развития на Западе и Востоке.

Данный анализ позволяет заключить, что сформировались серьезные предпосылки дальнейшего продвижения в вопросах изучения музыкальной культуры и композиторского творчества Бурятии. Вместе с тем очевидно и то, что при наличии фактологической базы многие вопросы музыкальной культуры края еще ждут более детального, целенаправленного теоретического осмысления.

Социокулътурологическое направление в исследовании музыкальной культуры включает исследование функций художественной культуры во взаимосвязи с социальной структурой общества. Исследования Т. Адорно, П. Бурдье, Ю.В. Перова, В. Рябова, А.И. Сохора [1;27;121;138;154]и др. дают обобщающую теоретическую схему взаимообусловленности художника и общества, в категориях соотношения творческого начала и социального запроса.

Цель исследования - определить место музыкальной культуры, частью которой является творчество композиторов, в процессе межкультурной интеграции народов России. В соответствии с поставленной целью в диссертации решаются следующие задачи:

1. определить теоретико-методологические основы культурологического исследования музыкальной культуры;

2. раскрыть содержание понятия «композиторская школа» в структуре музыкальной культуры;

3. показать особенности социокультурной институциализации композиторской школы Бурятии;

4. показать национальное композиторское творчество во взаимосвязи с общероссийской художественной культурой.

Объектом исследования является музыкальная культура Бурятии в контексте общероссийской культуры.

Предметом исследования - Бурятская композиторская школа как пример межкультурной интеграции.

Гипотеза исследования. Возникновение и развитие бурятского профессионального композиторского творчества является фактором общероссийской межкультурной интеграции народов России.

Хронологические рамки исследования ограничены советским периодом и современностью, т.е. началом изменения общественно-политической жизни в Бурятии после установления советской власти и образования республики (1923 г.) и началом XXI века, временем, обозначившим новые проблемы музыкального творчества.

Методология и методы исследования. Музыкальная культура как предмет исследования представляет собой весьма сложный и многозначный феномен, ее осмысление требует особого научного подхода. В качестве основного метода мы избрали культурологический, обоснованный Е.В. Васильченко в работе «Музыкальные культуры мира»[30]. Именно он позволяет исследовать свойства музыки как моделирующего механизма, отражающего многообразные процессы, происходящие в эволюции природы и развитии человеческих обществ.

Так, культурологический метод позволил нам сделать интегрированный анализ на основе историко-философской традиции, в рамках которого мы попытались описать, обобщить и систематизировать данные эмпирического исследования музыкальной культуры и композиторской школы Бурятии. В работе нами использован системно-структурный анализ, который позволил обозначить компоненты и отношения внутри музыкальной культуры и отдельных ее образований, каким является композиторская школа, выявить характер их взаимоотношений и взаимодействий, кроме того, определить линию преемственности и развития.

Изучение любой культуры, в том числе и музыкальной правомерно лишь в историческом контексте, поэтому в основу исследования был положен принцип историзма, который позволил нам рассмотреть музыкальную культуру Бурятии в хронологической динамике.

Сочетание этих методов позволили нам выявить общее и особенное в развитии музыкальной культуры и профессионального композиторского творчества Бурятии.

Источниковедческой базой исследования стали произведения бурятской музыки (изданные и рукописные), сборники бурятского музыкального фольклора, исторические и теоретические труды, посвященные бурятскому музыкальному творчеству. Для прослеживания истории бурятской композиторской школы автор обращался к публикациям в периодической печати, фондам государственного, учрежденческих и частных архивов, мемуарному наследию. Были проведены интервьюирования с деятелями бурятской художественной культуры.

Научная новизна исследования. В представленной работе впервые с культурологических позиций представлена история возникновения и развития бурятского профессионального композиторского творчества, которое стало фактором общероссийской межкультурной интеграции в сфере музыкального творчества. Представлена развернутая картина формирования и развития бурятского профессионального композиторского творчества, систематизированы основные направления деятельности бурятских композиторов.

В диссертационном исследовании раскрыты особенности социокультурной институциализации композиторской школы Бурятии, сделан анализ национального композиторского творчества во взаимосвязи с общероссийской художественной культурой.

Сделан вывод о том, что социокультурная институциализация урбанизированной бурятской музыкальной культуры связана с деятельностью известных российских музыкальных деятелей и педагогов, в том числе показана роль направленных в Бурятию из Москвы видных русских музыкантов в деле развития интернациональной культуры бурятского народа.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Для полноценного и всестороннего анализа музыкальной культуры и композиторской школы Бурятии необходимо рассматривать их как порождение определенной культурной системы, которая влияет на формирование своеобразного «жизнеобеспечения» той или иной музыкальной традиции - «музыкальной культуры»;

2. Социальная обусловленность музыкальной культуры и композиторской школы рассматриваемого региона предполагает соответствие жизнедеятельности социальных структур общества и рассматривается с позиций социокультурных функций музыки, степени институциализации музыкальной культуры и типов специальных институтов;

3. Возникновение и развитие бурятского профессионального композиторского творчества является итогом общероссийской межкультурной интеграции в сфере музыкального творчества;

4. Социокультурная институциализация урбанизированной бурятской музыкальной культуры состоялась в результате деятельности известных российских музыкальных организаторов и педагогов.

Практическая значимость исследования. Фактический материал и выводы диссертации могут быть использованы при написании обобщающих работ по художественной и музыкальной культуре бурят.

Собранные материалы могут служить основой для разработки общих и специальных курсов по истории художественной и музыкальной культуре

Бурятии для студентов образовательных учреждений, а также в лекционной и краеведческой работе. Выводы диссертационного исследования могут стать отправной точкой последующих комплексных исследований в области художественной культуры народов Восточной Сибири.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации отражены в опубликованных работах и были изложены автором в докладах и сообщениях на: III Международном научном симпозиуме «Байкальские встречи - III (Улан-Удэ, 2001): Культуры народов Сибири», Международной научно-практической конференции «Культурное пространство Восточной Сибири и Монголии» (Улан-Удэ, 2002), межрегиональной научно-практической конференции «Образование и культура XXI в.» (Улан-Удэ, 2002).

Ряд положений диссертации использовался в лекционном курсе «Хоровая литература» для студентов ВСГАКИ, на практических занятиях в классе хорового дирижирования.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, по два параграфа в каждой, заключения и библиографии.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория и история культуры», Балханова, Татьяна Геннадьевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, в диссертационной работе мы определили теоретико-методологические основы культурологического исследования музыкальной культуры, которые позволили исследовать свойства музыки как моделирующего механизма, отражающего многообразные процессы, происходящие в эволюции природы, развитии человеческих обществ. Музыкальная культура социализирует личность, отражает реальность и одновременно творит особую искусственную реальность, служит воображаемым дополнением, продолжением, а иногда заменой реальной жизни.

В работе мы придерживались широкого культурологического подхода к музыке, который позволил нам рассмотреть ее как функционально многозначный феномен, способный сам по себе выступать в качестве своеобразного «культурного кода» цивилизации. Кроме того, музыкальную культуру мы исследовали как феномен, который отражает определенную модель мира, сложившуюся в той или иной культурной системе.

Самостоятельное определение термин "музыкальная культура" получает в культурологическом словаре К.М. Хоруженко и монографии Е.В. Васильченко «Музыкальные культуры мира». Музыкальная культура каждого народа обладает специфическими чертами, которые проявляются, прежде всего, в народной музыке. На основе народного творчества в соответствии с закономерностями эволюции общества развивается и профессиональная музыка.

Суммируя различные подходы к изучению музыкальной культуры, попытаемся подвести итог. В основе музыкальной культуры лежит творческая деятельность человека по производству музыкальных ценностей (человек - творец культуры). Деятельность включает в себя творчество, исполнительство, восприятие, распространение, пропаганду музыки, а так же научные исследования музыки, музыкальную критику, воспитание и образование. Таким образом, в процессе деятельности музыка опредмечивается и транслируется в историческом пространстве. Кроме того, музыка получает свое бытие, среду звучания. Значит, музыкальную культуру можно определить по наличию выше указанных составляющих. Наличие этих видов деятельности, в каком либо регионе свидетельствует о сформировавшейся и развивающейся музыкальной культуре. В этом случае музыкальная культура представляется целостной системой, качественно определенной в структуре общественной жизни. Обратим внимание и на то, что музыкальная культура занимает особое место в системе культуры общества. А ее познание предполагает выяснение ее функциональной направленности, выявление причин ускорения или замедления развития, изучение той среды, где формировались новые или длительно сохранялись традиционные элементы.

В развитии музыкальной культуры, так же как и культуры в целом, важен еще один момент. Это связано с механизмом преемственности. В самом общем смысле преемственность - это способность культуры передаваться во времени, приобретая новые качества. Она обязательно предполагает критический анализ и творческое преобразование ценностей, унаследованных от наших предков.

Применительно к предмету нашего исследования - национальной музыкальной культуре как составной части общероссийской культуры -теоретико-методологические основы философско-культурологического осмысления базируются на культурологическом принципе диалога культур, сознания, коммуникативной сущности человека. Это обусловлено диалогической природой самой человеческой жизни. По существу диалог проявлялся во всех сферах человеческой культуры. И это не могло не породить представлений о его глобальном и универсальном характере в области человеческих взаимоотношений. Где начинается сознание, там и начинается диалог. Универсальный характер диалога как методологии исследования применяется в самых широких философских, психологических, культурологических, лингвистических и других науках. Он используется, как правило, тогда, когда исследуются взаимоотношения между отдельными индивидами, сообществами, группами людей, народами, государствами, а так же между разными культурами. Восхождение сознания к диалогичности начинается с самоактуализации по отношению к образу другого. В этом обнаружении себя относительно другого К.Ясперс обоснованно усматривал глубинный механизм межкультурной коммуникации.

Проблема диалогичности культур приобрела в последнее время большую актуальность. Это связано с тем, что методология культуры отошла от прежней схемы однонаправленности её развития, которая исключила по сути дела диалог между различными культурными формами. Ведь диалог возможен лишь при наличии равноправных культур, каждая из которых имеет свой собственный базис. Каждая историческая культура имеет неограниченные резервы развития в диалоге с другими культурами.

Усвоение культуры делает человека открытым для диалога, как с прошлым, так и настоящим. А диалогичность культуры - это способ взаимодействия и самоосознания культуры, которая при наличии другой культуры обретает свою индивидуальность и самобытность. Диалогичность культуры предполагает общение многих личностей, разных форм понимания. Сам процесс понимания является основой человеческого взаимопонимания. В этом плане характерным является многонациональная культура россиян. Она изначально демократична, открыта, что во многом определено культурными связями разных народов России.

В идее диалогичности музыкальных культур формируется новая культура творчества, согласно которой музыкальное сознание другого человека становится внутренне насущно нашему собственному сознанию и бытию. Таким образом, предмет нашего исследования - национальная композиторская школа - сформировалась в условиях диалога культур. Ее появление и развитие - это итог процесса межкультурной коммуникации.

Знакомство с музыкально-этнографической документацией дает основание считать, что происходившие процессы в музыкальном творчестве и быте народов Сибири расширяли свое русло, рождались новые и все вместе значительно активизировались. Это в свою очередь свидетельствует о преодолении в музыкальных традициях статики бытующего метода музыкального мышления, о порождаемом стремлении отразить драматические коллизии жизни. Следовательно, сибирские аборигены, в том числе и буряты, были втянуты в мировой поступательный процесс развития логики музыкального мышления и становления драматических форм отражения жизни в искусстве.

Проследив синхронные процессы, происходившие в музыкальных культурах неевропейских народов, каковыми являются аборигены Сибири, обращаясь к истокам профессиональных музыкальных традиций европейской части Евразии можно сделать вывод о том, что все предпосылки профессионального музыкального творчества в народных музыкальных культурах сложились. Музыкальная культура бурят проходила те же этапы становления, что и европейская музыкальная культура. На наш взгляд это важно, поскольку сама категория «композиторская школа», и ее сущность является изначально идеей западной культуры и именно это в какой-то степени нам позволяет выделить композиторскую школу Бурятии в феномен культуры.

Раскрывая содержание понятия «композиторская школа» в структуре музыкальной культуры мы пришли к следующему выводу. На сегодняшний день сложились ключевые признаки композиторских объединений как самостоятельных элементов музыкальной культуры: 1. Единство идейно-художественных устремлений; 2. Приверженность к какому-либо определенному музыкальному жанру; 3. Приверженность к определенному композиторскому методу и комплексу средств музыкальной выразительности; 4. Обучение искусству композиции у одного крупного мастера; 5. По принципу отрицания какого-либо направления в предшествующем периоде развития музыкального искусства.

Вместе с тем, в контексте нашего исследования основополагающим является то, что во всех школах, по каким бы принципам они не объединялись, есть общее - все они, так или иначе, являются национальными. Причем речь идет не о происхождении кого-то из композиторов, даже не о постоянном пребывании его в какой-либо стране, а об особенностях его мировоззрения.

Понятие «композиторская школа» апеллирует к ряду принципов: идейно-художественные устремления, жанровые и технологические предпочтения, выбор и функции музыкального инструментария, преемственность от большого мастера или группы мастеров, стилистическое единство, основанное на присутствии константных, прежде всего национальных, идущих, как от фольклорных корней, так и от традиций, сложившихся в профессиональном композиторском творчестве. Каждый из указанных принципов может проявляться в каждом конкретном случае в той или иной мере и форме, внося свою долю в совокупность, которой и определяется правомерность отнесения конкретного композиторского объединения к категории «композиторская школа».

Рассмотрев основное содержание понятия «композиторская школа», возможные варианты его наполнения, роль тех или иных факторов, мы попытались рассмотреть в какой мере, композиторское объединение республики стало фактором межкультурной интеграции. Выше мы уже говорили о закономерности появления профессиональной музыкальной деятельности, поскольку традиционная музыкальная культура бурят была достаточно развитой и богатой, но как ни парадоксально, именно политические события в государстве дали толчок для развития национального профессионального искусства, которое, миновав огромный исторический период, стало формироваться в школу профессионального композиторского творчества. Дальше музыкальная культура Бурятии идет прогрессивным путем, вбирая в себя и интегрируя европейский и национальный музыкальный опыт.

Мы считаем, что возникновение и развитие бурятского профессионального композиторского творчества является фактором общероссийской межкультурной интеграции в сфере музыкального творчества. Мы выстроили аргументацию в контексте предположения, что историко-культурная эволюция национальной композиторской школы проходила под влиянием общероссийской музыкальной культуры. Свидетельством этому служит тот факт, что у истоков социокультурной институциализации бурятской музыкальной культуры стояли известные российские музыкальные деятели и педагоги.

Социокультурная институциализация композиторской школы Бурятии проходила в условиях интенсивной межкультурной интеграции. С первых дней работы в республике приезжие мастера стремились к созданию национальной по содержанию, духу и языку музыке, истоком чего служило тщательное собирание, изучение и творческое претворение бурятского музыкального фольклора. Под руководством русских мастеров композиторы - буряты освоили практически все традиционные музыкальные жанры, а также основные музыкальные формы-схемы.

Сегодня уже очевидно, что бурятская музыка вышла за пределы республики и стала заметным явлением в кругу многонациональной музыки России. По отзывам музыкантов-специалистов и самых широких кругов слушателей, как в республике, так и за её пределами, определяющим качеством бурятской музыки является её особый национальный колорит, созвучный бурятскому менталитету, являющийся результатом совестной работы многонационального отряда бурятских композиторов.

Социокультурная институциализация национальной композиторской школы осуществлялоаь в тесной связи с национальной литературой, которая оказывала большое влияние на формирование и развитие композиторской школы. Сотрудничество было взаимовыгодным и взаимно полезным.

На протяжении семи десятилетий существования бурятской музыки длится тесное сотрудничество композиторов с национальными литераторами - писателями, драматургами и поэтами. Практически все национальные оперные и балетные спектакли имеют первоисточниками произведения бурятских писателей (или же народные легенды, предания и сказки, обработанные писателями). Несомненно, что уровень мастерства писателя или драматурга во многом определяет успех работы композитора. Таким образом, бурятское национальное музыкальное искусство с развитыми формами взаимосвязей, прямых и опосредованных заимствований из других видов искусства и национальных культур прочно входит в духовный конгломерат художественной культуры Бурятии и России.

На протяжении 60-ти лет функционирования композиторской организации Бурятии практически все композиторы республики вели и ведут педагогическую работу, внося свой вклад в музыкальное образование, совершенствуя свои знания и свое видение педагогическими методами и приемами, способствуя музыкально-эстетическому развитию будущих музыкантов, формируя у них активный интерес к художественным ценностям, приобщая их к сокровищам мировой музыкальной культуры. Мы считаем, что поликультурные черты в творчестве бурятских композиторов являются показателем всесторонней интегрированности бурятской культуры в общероссийскую культуру. Основоположники бурятской музыкальной культуры, большие мастера из Москвы и Ленинграда, решили сложную задачу: они заложили глубокие основы для всестороннего саморазвития национальных кадров в сфере музыкального творчества на основе богатого фольклорного материала. В условиях разложения традиционного общественного уклада, интенсивной урбанизации образа жизни бурят, творческая направленность композиторов дала возможность сохранить огромный пласт народного устного творчества.

Сегодня мы можем утверждать, что бурятское национальное композиторское творчество с одной стороны опирается на неисчерпаемую сокровищницу бурятского музыкального фольклора, и с другой - на лучшие традиции музыкальной классики, усвоенные бурятскими композиторами в процессе обучения у великих русских мастеров. Профессиональные композиторы Бурятии, с первых же шагов творчества усвоив традиции классики, пополнили ценность национального музыкального фольклора как основы профессионального творчества. В контексте нашего исследования очень важным является то, что достижение национального колорита в музыкальных произведениях разных жанров реализовалось с высокой степенью органичности. В работах русских композиторов, обращавшихся к бурятскому песенному фольклору, была продемонстрирована высокая ценность национального фольклорного мелоса, не только как явления народной художественной культуры, но и как тематизма, обладающего значительным формообразующим потенциалом. Вполне закономерно, что композиторы-буряты свой путь в творчестве начинали с обработок мелодий своего родного песенного фольклора - для голоса с теми или иными инструментами, для одноголосного (унисонного) хора, для различных инструментов.

История музыкальной культуры Бурятии свидетельствует о постоянной помощи национальным композиторским кадрам со стороны известных мастеров. Примерами убедительного синтеза бурятского национального начала и качеств, обусловленных логикой музыкального заимствования, стали многие мелодии в бурятских произведениях самых различных жанров. Бурятская музыка основана на ангемитонном пентатоническом ладе. Вместе с тем, для композитора-бурята невозможно избежать мощного влияния диатонической музыки (русской и западноевропейской), постоянно звучащей вокруг. Поэтому неизбежен процесс аккультурации, проникновения в бурятский мелос полутоновых сопряжений звуков. В совокупности новые заимствованные средства, стали преломленными в индивидуальных манерах каждого из композиторов, позволяющие воспринимать их творчество как итог межкультурной интеграции.

Для полноценного и всестороннего анализа музыкальной культуры и композиторской школы Бурятии мы рассмотрели их как порождение определенной культурной системы, которая влияет на формирование своеобразного «жизнеобеспечения» той или иной музыкальной традиции - «музыкальной культуры».

Социальная обусловленность музыкальной культуры и композиторской школы рассматриваемого региона соответствует жизнедеятельности социальных структур общества и рассматривается с позиций социокультурных функций музыки, степени институциализации музыкальной культуры и типов специальных институтов.

Возникновение и развитие бурятского профессионального композиторского творчества стало итогом общероссийской межкультурной интеграции в сфере музыкального творчества.

Список литературы диссертационного исследования кандидат культурологии Балханова, Татьяна Геннадьевна, 2002 год

1. Адорно Т.В. Избранное: Социология музыки. М., 1975. - 445с.

2. Алынванг А.А. Бетховен. М.: Музгиз, 1952. - 315 с.

3. Аристотель. Сочинения в 4-х т. М.: Мысль, 1975.

4. Арнаутова О. Искусство подлинное, праздничное // Сов. музыка. -1983. -№ 11. С.132-134.

5. Арнольдов А.И. Культура: современный портрет. М.: Изд-во МГУКИ, 1997.-30 с.

6. Арутюнов С.А. Народы и культуры: Развитие и взаимодействие. М., 1989.-250 с.

7. Асафьев Б.В. Избранные статьи о музыкальном просвещении и образовании. -М.-Л.: Музыка, 1965. 151с.

8. Асафьев Б.В. Музыкальная форма как процесс. Л., 1963.

9. Балханова Т.Г. Бурятская композиторская школа и музыкальное образование в республике // Аргонавты-2000. Улан-Удэ, 2000. - С.50-56.

10. Балханова Т.Г. Проблемы и перспективы композиторского образования в Бурятии // Образование и культура XXI века. Улан-Удэ, 2000. - Т.П. -С.168-176.

11. Балханова Т.Г. Фольклористическая деятельность композиторов Бурятии // Байкальские встречи III: культуры народов Сибири. -Улан-Удэ, 2001. - T.I. - С.258-263.

12. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979. - 300 с.

13. Белинский В.Г. Поли. собр. соч. М., 1954.

14. Бельгаев Г.Ц. Искусство бурят-монгольского народа // XX лет Бурят-Монгольской АССР. Улан-Удэ, Бурятмонгиз, 1943. - С. 171-181.

15. Бергер Л.Г. Нидерландская школа // Муз. энциклопедия. М.: Сов. энциклопедия, 1976-Т.З. Столб. 981-984.

16. Берк Э. Философское исследование о происхождении наших идей возвышенного и прекрасного. М.: Искусство, 1979. - 237.

17. Берлинский П.М. Монгольский певец и музыкант Ульдзуй-Лубсан-Хурчи. М.: Огиз-Музгиз, 1933.- 128 с.

18. Берлинский П.М. Перспективы музыковедческой работы и музыкального строительства в Бурятии. Верхнеудинск: Бургосиздат, 1931.- 16с.

19. Бестужев Н.А. Морские сцены, повести, рассказы. М., 1874.

20. Благодатов Г.И. История симфонического оркестра. Л.: Музыка, 1969.-312 с.

21. Боас Ф. Ум первобытного человека. М.-Л., Госиздат, 1926.

22. Большая советская энциклопдия. T.XXVII, 3-е изд., М.,1974.

23. Борев Ю.Б.Эстетика. 3-е изд. -М.: Политиздат, 1981., ил. С.291.

24. Бороноева Т.А. Графика Бурятии. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ, 1997. -127с.

25. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983. - 186 с.

26. Брыляков С., Сахаров Л. Встреча с композиторами Бурят-Монголии // Марийская правда. 1949. - 13 марта.

27. Бурдье П. Начала. М., 1994.

28. Бюкен Э. Музыка эпохи рококо. М.: Музгиз, 1934. - 272 с.

29. Бюхер К. Работа и ритм. М.:Новая Москва, 1923. - 339 с.

30. Васильченко Е.В. Музыкальные культуры мира. М., 2001. - 420 с.31 .Виноградов B.C. «Красавица Ангара» // Правда. 1959. - 24 ноября.

31. Вольтер. Эстетика. История эстетики в памятниках и документах. М., 1974.- 195 с.

32. Гайденко П.П. Человек и история в свете «философии коммуникаций» К.Ясперса // Человек и его бытие как проблема современной философии: Критический анализ некоторых буржуазных концепций. -М., 1978.-235 с.

33. Гегель Г. Эстетика. М., 1971. Т.З. 350 с.

34. Глинка М.И. Записки // Литературное наследие. Л.-М.: Музгиз, 1952. -Т.1.

35. Гнесин М.Ф. Начальный курс практической композиции. М.: Музгиз, 1962, 2-е изд.-214 с.

36. Городинский В.М. Музыка духовной нищеты. M.-JL: Музгиз, 1950. -136 с.

37. Гроссе Э. Происхождение искусства. -М.,1899, 260 с.

38. Гуревич П.С. Оперный театр Бурятии. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд.-во, 1964.- 190 с.

39. Гуревич П.С. Личность. Культура. Общество. М., 2001. - T.III. -Вып.1. -230 с.

40. Гуревич П.С. Философия культуры. -М.,1994. 312 с.

41. Дева Чайтанья Бриганде. Индийская музыка. М., 1980.

42. Дидро Д. Эстетика и литературная критика. М., 1980. 186 с.

43. Доклад Сальмонта // Наш музыкальный фронт. Материалы Всероссийской музыкальной конференции. М., 1930.

44. Дружинин Ф. «Красавица Ангара» // Правда Бурятии. 1959. -21 марта.

45. Друскин М.С. Игорь Стравинский. Л.: Сов. композитор, 1979 - 230 с.

46. Дугаров Д.С. Бурятские народные песни (песни западных бурят). -Улан-Удэ: Бурят.кн. изд.-во, 1980. 280 с.

47. Дугаров Д.С. Бурятские народные песни (песни селенгинских бурят). -Улан-Удэ: Бурят, кн. изд.-во, 1969. 343 с.

48. Дугаров Д.С. Бурятские народные песни (песни хори-бурят). Улан-Удэ: изд. БКНИИ СО АН СССР, 1964. - 444 с.

49. Дугаров Д.С. Буряты поют о Ленине. М.: Сов. композитор, 1974. - 68 с.

50. ДюмепильР. Современные композиторы группы «шести». Л.: Музыка, 1964,- 131 с.

51. Дюркгейм Э. Социология: ее предмет, метод, предназначение. -М.: Канон, 1995.-365 с.

52. Ерасов Б.С. Социальная культурология. М., 1997. - 588 с.

53. Идеи эстетического воспитания, М., 1973. T.I. - Т.П.

54. Из неопубликованной рукописи Лангенса, написанной в 1789 г. с пополнением новейших сведений Г.Спасским // Сибирский вестник, 1824, ч.1, кн.З, 4.

55. Иконникова С. Диалог о культуре. Л.: Лениздат, 1987. - 205с.

56. Ильина В. «Красавица Ангара» // Забайкальский рабочий (Чита). -1959.- 17 мая.

57. Интервью с Г.Ц.Цыдынжаповым // Бурят-Монгольская правда. 1937. - 28 окт.

58. История музыки народов СССР. М.: Сов. композитор, 1970. - T.I. -435 с.

59. История музыки народов СССР. М.: Сов. композитор, 1970. - Т.П. -523 с.

60. История музыки народов СССР. М.: Сов. композитор, 1972. - T.III. -544 с.

61. Кабалевский Дм.Б. Про трех китов и про многое другое. М.: Детская литература, 1970. -223 с.

62. Каган М.С. Искусство // Философско-энциклопедический словарь. -М., 1983.

63. Каган М.С. Морфология искусства. Л., 1972.

64. Каган М.С., Хилтухина Е.Г. Проблема «Запад Восток» в культурологии: Взаимодействие художественных культур. - М.: наука, 1994, 158с.

65. Кант. Сочинения. М., 1966. Т.5.

66. Карамзин Н.М. Сочинения: В 2-х т. Л., 1984.

67. Каре А. История оркестровки. М.: Музыка, 1990. - 304 с.

68. Квятковский А. Поэтический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1966. -375 с.

69. Китов В.В. Музыкально-инструментальное творчество бурят как фактор художественной культуры: дисс. на соискание уч. степени канд. наук. Улан-Удэ: ВСГАКИ, 2002г. - 182 с.

70. Колпецкая О.Ю. Производственная тема в отечественном музыкальном театре 50-х годов (на примере балета С.Ряузова «Свет над долиной») // Национальная самобытность искусства на рубеже тысячелетий. Улан-Удэ, 2000. - С. 11-13.

71. Конрад Н.И. Запад и Восток. М., 1972. - 259 с.

72. Кригер В.В. Образы народной легенды // Вечерняя Москва. 1959. - 1 дек.

73. Культурное строительство в Бурятской АССР (1917-1981гг.). Документы и материалы. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд.-во, 1983. - 536 с.

74. Куницын О.И. Бау Ямпилов. М.: Сов. композитор, 1977. - 132 с.

75. Куницын О.И. Бау Ямпилов. -М.: Сов. композитор, 1986. 140 с.

76. Куницын О.И. Бурятская музыкальная литература. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд.-во, 1989. - Вып. II. - 119 с.

77. Куницын О.И. Бурятская опера. Улан-Удэ: Бурят.кн.изд.-во, 1984. -198 с.

78. Куницын О.И. Выразительные средства бурятской профессиональной музыки. Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 1999. - 144 с.

79. Куницын О.И. Любить музыку значит пропагандировать ее // Правда Бурятии. - 1964. - 29 ноября.

80. Куницын О.И. Музыкальный театр Бурятии. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд.-во, 1988.-256 с.

81. Куницын О.И. Музыка русских мастеров // Правда Бурятии. 1983. - 4 ноября.

82. Куницын О.И. Музыка Советской Бурятии. М.: Сов. композитор, 1990.-216 с.

83. Куницын О.И. С.Н.Ряузов и бурятская музыкальная культура // Вопросы музыкознания. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд.-во, 1971. - Вып.1. -С.43-54.

84. Куницын О.И. Художнику чужда успокоенность // Сов. музыка. -1969.-№5.-С.15-18.

85. Кургузов B.JI. Гуманитарная культура. Улан-Удэ, 2000. - 556с.

86. Лань Юсун. Лекции по истории музыкальной культуры. М., 1990.

87. Леонтьев А.И. Деятельность, сознание, личность. -М., 1977.

88. Ливанова Т.Н. История западно-европейской музыки до 1789 года. -М.: Музыка, 1983. T.I. - 696 с.

89. Ливанова Т.Н. Неаполитанская оперная школа // Муз. энциклопедия. -М.: Сов. энциклопедия, 1976. T.III. - Столб. 919-920.

90. Ливанова Т.Н. Педагогическая деятельность русских композиторов-классиков. М.-Л.: Музгиз, 1951. - 100 с.

91. Лист Ф. Избранные статьи. М.: Музгиз, 1959. - 463 с.

92. Логачев Н.Е. Проблемы бурятской оперы // Правда Бурятии. 1964. -28 февр.

93. Локк Д. Сочинения: В 3-х т. М.: Мысль, 1985. - 345 с.

94. Лосев А.Ф. История музыкальной эстетики. М., 1961. -Т.2. -300 с.

95. Лосев А.Ф. Музыка как предмет логики. М., 1925. 234 с.

96. Лосев А.Ф. Философия, мифология, культура. М.,1991. - 524 с.

97. Макарова Т.С. Традиция и новаторство. Итоги отчета в Москве композиторов Бурятии // Правда Бурятии. 1979. - 11 янв.

98. Маркус С. История музыкальной эстетики. М., 1959, Т.1.

99. Мартынов И.И. История зарубежной музыки первой половины XX века. М.: Музгиз, 1963.-303 с.

100. Мацкевич Н.Б. Творчество Маркиана Фролова // Сов. музыка. -1947. № 2. - С.20-27.

101. Михайлов Дж.К. Музыкальные традиции стран Азии и Африки. -М., 1986.

102. Михайлов М.К. О понятии стиля в музыке // Вопросы теории и эстетики музыки. M.-JL: Музыка, 1965. - Вып. 14. - С. 16-28.

103. Михальченкова Е. Завоевали сердца слушателей // Правда Бурятии. 1987. - 16 янв.

104. Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955. 564 с.

105. Морган Л.Г. Древнее общество или исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации. -М.: Наука, 1983.-453 с.

106. Морохоева З.П. Личность в культурах Востока и Запада: К постановке проблемы. Новосибирск: Наука, 1994,. - 200с.

107. Музыкальный народ // Бурят-Монгольская правда, 1937, 28 окт.

108. Музыкальная культура Сибири. Новосибирск: изд. Новосиб. коне. им. Глинки, 1997. - Т.З. - Кн. 2. - 494 с.

109. Музыкальная культура Бурятии. Улан-Удэ: Бурят.кн. изд.-во, 1967.- 118 с.

110. Музыкальная эстетика Западно-Европейского Средневековья и Возрождения. М., 1966. 562 с.

111. Найдаков В.Ц. Заметки о современной бурятской литературе. -Улан-Удэ: Бур. кн. изд-во, 1962. 106с.

112. Найдакова В.Ц. Бурятский советский драматический театр. -Улан-Удэ: Бурят, кн. изд.-во, 1974. 276 с.

113. Назайкинский Е.В. О константности в восприятии музыки // Музыкальное искусство и наука. М.: Музыка, 1973. - Вып. 2. - С.59-98.

114. Наш музыкальный фронт. Материалы Всероссийской музыкальной конференции. -М.: Музсектор, 1930. 260 с.

115. О подготовке к первой декаде // Бурят-Монгольская правда, 1940, 6 июля.

116. Олзоев Б.В. Массовые песни, созданные композиторами Бурятии // Музыкальная культура Бурятии. Улан-Удэ, 1967. - С.7-30.

117. Осинский И.И. Традиционные ценности в духовной культуре бурятской национальной интеллигенции // Социс. 2001. - № 3.

118. Отзыв о спектакле «Баир» // Бурят-Монгольская правда, 1940, 19 окт.

119. Парникель Б.Б. Введение в литературную историю Нусантары IX-XIX вв. М., 1980.

120. Перов Ю.В. Художественная жизнь общества как объект социализации искусства. JL, 1980. - 354 с.

121. Платон. Законы. М., 1923. Кн. II.

122. Полякова О.Н. «Бурятские духовные песнопения Ю. Ирдынеева // Образование и культура XXI века. Улан-Удэ, 2000. - Т.П. - С.53-61.

123. Поляновский Г.А. Композиторы Бурят-Монголии // Искусство Бурят-Монгольской АССР. M.-JL: Искусство, 1940. - С.49-80.

124. Поляновский Г.А. Композиторы Бурят-Монголии // Сов. музыка. 1940. -№ 10. - С.33-44.

125. Полянский B.C. Историческая память в этническом самосознании народов // Социс. 1999. - № 3.

126. Пуленк Ф. Я и мои друзья. Д.: Музыка, 1977. - 158 с.

127. Проблемы философии культуры. М., 1984. - 278 с.

128. Паабен Л.Н. Система, стиль, метод // Критика и музыкознание. -Д.: Музыка, 1975. С.76-93.

129. Разлогов К.Э. Проблема типологии культур // Ориентиры культурной политики: Инф. вып. 2000.- №6.- С. 10-16.

130. Ратцель Ф. Народоведение. Т. 1 -2, СПб, 1903.

131. Ромадинова Д. После первого прослушивания // Сов. музыка. -1971. -№ 2. С.89-92.

132. Роменская Т.А. Музыкальная культура Сибири. Новосибирск: изд. Новосиб. коне. им. М. Глинки, 1997. - Т.2., кн.1. - 432 с.

133. Роменская Т.А. Об источниках изучения музыкальной культуры народов Сибири XVIII первой половины XIX в. // Музыкальноетворчество народов Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1985. -252 с.

134. Русская музыкальная литература. JL: Музыка, 1985. - Вып. 2. -295 с.

135. Руссо Ж.-Ж. Избранное. М.: Дет. лит. - 1976. - 190 с.

136. Рык И.Л. Народные музыкальные инструменты // Искусство Бурят-Монгольской АССР. М., 1940. - С.81-85.

137. Рябов В. Социальная природа искусства: К спорам о предмете искусства. Л., 1982.

138. Ряузов С. О работе композитора в национальном оперном театре (по материалам поездки в Бурят-Монголию) // Сов. музыка, 1948. №8.

139. Сабуро Иэнага. История японской культуры. М., 1972.

140. Санжиева Л.Н. Проблемы воспитания композиторов // Подготовка кадров культуры и искусств: методология реализации региональных и национальных компонентов государственного образовательного стандарта России. Улан-Удэ, ИПК ВСГАКИ, 1997.

141. Серебрякова Ю.А. Философские проблемы национального самосознания и национальной культуры. Улан-Удэ: Бурят, кн. изд.во, 1996.- 185 с.

142. Серова С.А. Пекинская музыкальная драма. М., 1970. - 432 с.

143. Сени Э. Некоторые стороны метода Кодая // Музыкальное воспитание в Венгрии. -М., 1983. 189 с.

144. Сибирский вестник, издаваемый Григорием Спасским. 1820, ч.5.

145. Сильвестров В.В. Культура. Деятельность. Общение. М., 1998.

146. Словарь иностранных слов. М.: Русский язык, 1988. - 607 с.

147. Советский энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1980. - 1600 с.

148. Соколов А.П. Поэтичность и простота // Вечерний Ленинград. -1970.- 18 мая.

149. Сокольский М.М. Мусоргский, Шостакович. М.: Сов. композитор, 1983. - 135 с.

150. Солист Линховоин. Интервью. Неделя. - 1975. - № 20. - С.13.

151. Соктоева И.И. Живопись Советской Бурятии. Улан-Удэ: Бур. кн. изд-во, 1965. - 187с.

152. Сохор А.И. Социология и музыкальная культура. М., 1975.

153. Сохор А.И. Социология музыки. М., 1975.

154. Союзу композиторов республики Бурятия 60 лет // Бурятия. -2000. - 16 ноября.

155. Стасов В.В. Славянский концерт г-на Балакирева // Статьи о музыке. М.: Музыка, 1976. - Вып.2. - С.112.

156. Сухиненко В. Мелодии Бурятии слушают иркутяне // Правда Бурятии. 1964. - 4 марта.

157. Тельчарова Р.А. Музыка и культура. М., 1985.

158. Тельчарова Р. А. Музыкально-эстетическая культура и марксистская концепция личности. М., 1989. 128 с.

159. Творческая победа театра // Правда Бурятии. 1973. - 3 янв.

160. Творческие союзы в СССР. М.: Юридическая литература, 1970. -287 с.

161. Токарев С.А. История зарубежной этнографии (О Фробениусе). М, 1978.

162. Толстой Л.Н. Литература, искусство. М.,1979. - 250 с.

163. Топографическое описание Иркутского наместничества из разных известий, наблюдений, записок и известных преданий почерпнутое. Древняя российская вивлиофика, 1791.

164. Угрюмов Н.П. Музыка Советской Бурятии // Искусство Бурятской АССР. Улан-Удэ, 1959. - 234 с.

165. Уильяме Р. Национальное в музыке // Музыка и время. М.: Сов. композитор, 1970. - С.33-38.

166. Усович В.А. Белые ночи над Леной // Правда Бурятии. 1988. -12 дек.

167. Философский энциклопедический словарь / под ред. Ильичева Л.О. и др.-М., 1983.

168. Фролова С.М. Маркиан Петрович Фролов // Композиторы Урала. Свердловск, 1968. - С.3-15.

169. Хейзинга Й. Homo ludens: Статьи по истории культуры. М., 1997.

170. Ходорковская Л. Бурят-Монгольский театр. М.: Искусство, 1959.-234 с.

171. Холопова В.Н. Вопросы ритма в творчестве композиторов XX века. М.: Музыка, 1971. - 304 с.

172. Хохлова Ю.Н. Венская классическая школа // Муз. энциклопедия. М.: Сов. энциклопедия, 1973. - Т.1. - Столб. 728-733.

173. Хоруженко К.М. Культурология. Энциклопедический словарь. -Ростов-на-Дону: 1997. 458 с.

174. Художественная культура и развитие личности. М., 1987.

175. Цуккерман B.C. Музыка и слушатель. Опыт социологического исследования. М., 1972.

176. Чавчавадзе Н.З. Культура и ценности // Культура в свете философии. Тбилиси, 1979.

177. Чавчавадзе Н.З. Внешние и внутренние факторы культуры // Культура и общественное развитие. Тбилиси, 1979.

178. Чайковский П.И. О композиторском мастерстве. М.: Музгиз, 1952.-240 с.

179. Чебоксаров Н.Н. Традиционные культуры народов мира / Страны и народы. Т.1. - М., 1978. - 534 с.

180. Чернышевский Н.Г. Собр. соч.: В 5 т. М.: Правда, 1974.

181. Шибутани Т. Социальная психология. Перевод с английского. Ростов-на-Дону. «Феникс». - 1998.

182. Шиллер Ф. Письма об эстетическом воспитании человека: Собр. соч. в 6 т.- М., 1957.

183. Шнеерсон Г. М. Французская музыка XX века. М.: Музыка, 1970, 576 с.

184. Шпенглер О. Человек и техника // Культурология. XX век: Антология. М., 1995. - С. 454-497.

185. Щукин Н. Поездка в Якутск. СПб.: Изд., 1833.187. «Энхэ-Булат-батор» М.Фролова // Бурят-Монгольская правда, 1940, 21 окт.

186. Эстетика: Словарь. -М., 1989. 1000 с.

187. Эфрон И.А., Брокгауз В.А. Энциклопедический словарь. Т. XX. -СПб.: 1987.-875 с.

188. Юм Д. Сочинения: В 2-х т. М.: Мысль - 1996.

189. Ямпилов Б.Б. Нам 40 лет // Сов. музыка. 1963. -№ 5.

190. Ямпилов Б.Б. Улучшать пропаганду произведений советской музыки // Бурят-Монгольская правда. 1955. - 14 сент.

191. Яроциньский С. Дебюсси, импрессионизм и символизм. М.: Прогресс, 1978.-243 с.

192. Яхонтова Е. Богатство родных мелодий // Сов.Татария. 1973. -20 марта.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.