Композиционно-речевая форма "рассуждение" в структуре художественного текста: На материале современной англоязычной прозы тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.04, кандидат филологических наук Андреев, Владимир Николаевич

  • Андреев, Владимир Николаевич
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2004, ТулаТула
  • Специальность ВАК РФ10.02.04
  • Количество страниц 133
Андреев, Владимир Николаевич. Композиционно-речевая форма "рассуждение" в структуре художественного текста: На материале современной англоязычной прозы: дис. кандидат филологических наук: 10.02.04 - Германские языки. Тула. 2004. 133 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Андреев, Владимир Николаевич

Введение.

Глава 1. Теоретические основы исследования рассуждения в контексте проблематики современной лингвистики.

Выводы по первой главе.

Глава 2. Основные параметры рассуждения как элемента композиционно-речевого уровня организации макроструктуры художественного текста.

2.1 Принципы и процедура вычленения КРФ «рассуждение» в структуре художественного текста.

2.2 Структурная модель композиционно-речевого членения художественного текста.

2.3 Коммуникативно-прагматические особенности рассуждения в авторской и персонажной речи.

Выводы по второй главе.

Глава 3. Структурные типы КРФ «рассуждение» в художественном тексте.

3.1 Структурный тип «формальное рассуждение».

3.2 Структурный тип «неформальное рассуждение» (аргументация).

3.3 Взаимодействие рассуждений различных структурных типов в художественном тексте.

Выводы по третьей главе.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Германские языки», 10.02.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Композиционно-речевая форма "рассуждение" в структуре художественного текста: На материале современной англоязычной прозы»

Из трех главных «революций», которые произошли в лингвистике с начала XX века: преодоление атомизма сравнительно-исторического языкознания структурализмом, отрицание структурализма парадигматическим осмыслением синтаксиса и, наконец, отрицание самого синтаксического языкознания, переход лингвистики к тексту [Блох 2002], именно последняя во многом определяет характер и направление современных лингвистических исследований.

Изучение текста как такового, однако, имеет долгую историю, насчитывающую по крайней мере две тысячи лет. Древние (Аристотель, Платон) разрабатывали классическую поэтику и риторику. Это можно рассматривать как первые структурные модели текста. В фокусе их внимания были драма, политические сочинения и поэзия.

В центре внимания средневековой и ренессансной герменевтики были библейские тексты. В XIX в. возникает классическая герменевтика, понимаемая ее создателями (Ф.Шлейермахер, В.Дильтей) как наука, рассматривающая художественный текст как факт культуры, при интерпретации которого необходимо реконструировать его место в духовной истории человечества.

В конце двадцатых годов прошлого века русская формальная школа на новом витке исторического развития возродила исследование текста. Большой вклад в изучение художественного текста внесли русские ученые Ю. Тынянов, В.В. Виноградов, Б.А. Ларин, В. Шкловский и др. 1928 год отмечен появлением первого структурного исследования текста - вышла в свет «Морфология сказки» В.Я. Проппа [Пропп 1969], породившая затем.ряд междисциплинарных направлений в исследовании текста, связанных с именами К. Леви-Стросса, Р. Барта, И. Тодорова, А. Греймаса, Б. Успенского и др.

Семидесятые годы XX отмечены перестройкой парадигмы науки: усиливается интерес к социальной вариативности языка: параллельно идет структурный анализ мифов, сказки, баллады, короткой газетной статьи.

Создается когнитивная модель понимания связного текста. Появляются концепции сценариев-фреймов и схем, объединяемых в единую теорию понимания текста и организации памяти. Их объединяет задача моделирования знаний о мире, необходимых для понимания текста.

Признание текста конечным результатом речетворческой деятельности изменило представления об уровневой структуре и единицах языка и речи. Текст стал объектом исследования целого ряда новых разделов языкознания и междисциплинарных областей, назвавших себя «лингвистикой текста», «теорией текста», «анализом дискурса», «нарратологией», «стилистикой текста», «грамматикой текста» и т.д. Традиционные разделы лингвистической науки, такие как, грамматика, лингвистическая поэтика, стилистика, а также относительно новые отрасли - семиотика, психолингвистика, генеративная лингвистика, теория речевых актов, лингвистическая прагматика, когнитивная лингвистика - стали активно включать текст в парадигму своих исследований.

На основе данных подходов учеными предложены различные модели текста, которые можно разделить на статические и динамические.

К статическим моделям относятся модели, ориентированные на исследование самого сообщения, а не отправителя (автора, говорящего) или получателя (читателя, слушающего). В рамках таких моделей анализируются семантико-стилистические и синтаксические особенности текста, такие сущностные особенности текста как отличие от предложения (высказывания), сверфразовые единства, характер отображения в тексте внеязыковой действительности и др.

Динамические модели ориентированы на получателя. В их основе лежит концепция открытости текста, интертекстуальность как одна из доминант современной культуры, поэтика ассоциаций, представление о континууме мировой культуры. К этим моделям можно отнести исследования В.В. Виноградова [Виноградов 1971,1963], Ю.М. Лотмана [Лотман 1979, 1978], З.Я. Тураевой [1986, 1993]. Если для статических моделей основное направление исследований - синтагматика текста, то для динамических моделей - парадигматика текста.

Одно из центральных мест в рамках всех упомянутых подходов и моделей исследования текста занимает исследование художественного текста. Возникло отдельное направление «стилистика художественного текста», на необходимость чего указывал В.В. Виноградов: «. исследование языка художественной литературы должно составить предмет особой филологической науки, близкой к языкознанию и литературоведению, но вместе с тем отличной оттого и другого» [Виноградов 1971:7].

Ранние лингвистические исследования в области стиля художественной литературы под рубрикой филологии, фокусировались, главным образом, на рассмотрении связи синтаксических моделей текста с авторскими взглядами, с «образом автора» [Виноградов 1971, Кухаренко 1973]. Так, «образ автора» в произведениях Э. Хемингуэя (ориентированный на действие, стоический) связывался с синтаксическими чертами его прозы: преимущественным употреблением простых предложений, частым употреблением акциональных глаголов и т.д. [Кухаренко 1973].

Возникновение теории речевых актов передвинуло центр исследований на рассмотрение социальных и ситуационных условий порождения и существования литературных высказываний. Функциональная лингвистика подвергла анализу «текстуальные функции» художественной прозы: «голоса» текста, лексическую сочетаемость и семантические поля, когезию текста (например, прономинальную референцию в тексте, анафорические связи), дейктическую организацию высказывания (например, употребление указательных местоимений this и that в англоязычном художественном тексте), а также распределение информационного потока в пределах текста. Одним из новых лингвистических подходов к художественному тексту является рассмотрение текста в рамках когнитивной метафоры и теории категоризации. Метафоричность, в рамках этого подхода, признается не только качеством языка, но и атрибутом мысли, познания.

Сама этимология слова «текст» (лат. textum - ткань, одежда, связь, соединение, строение; textus - сплетение, структура, связное изложение; texo — сплетать, соединять, переплетать, сочетать) включает три семантических компонента (маркера), которые подразумевают и намечают исследование данного объекта в трех ракурсах:

Г.как то, что сотворено человеком, нечто неприродное, искусственное (реализуется в рамках текстологии, лингвистики);

2. как иерархически построенную систему, подразумевающую связность элементов этого сделанного (герменевтика, поэтика, лингвистика);

3. как искусно сделанный объект (поэтика, лингвистика).

Таким образом, сама семантика и этимология слова «текст» подразумевает междисциплинарный подход к его изучению, при этом лингвистика служит здесь «связующим звеном», интегрирующим все аспекты изучения текста, так как именно языковые средства обеспечивают наличие его основных характеристик: связности, цельности, полноты, законченности, общей модальности.

Общепринятым является тезис о том, что текст является системным объектом. Суть системности состоит в том, что художественный текст рассматривается как целое, которое больше, чем сумма составляющих его частей. Важнейшим свойством системности является иерархичность уровней его структуры. В отличие от структуры языка, в структуре текста наряду с такими уровнями как уровень фонемы, морфемы, слова, предложения, последовательности предложений, каждый из которых строится на материале предыдущего уровня, существуют трансуровневые образования, построенные на материале нескольких уровней и как бы «пересекающие» их. К таким текстовым образованиям относятся, в частности, авторская и «чужая» речь в. тексте произведения, а также композиционно-речевые формы - единства, которые являются способом отражения окружающей действительности.

Изучение структуры текста является, несомненно, одной из главных задач его исследования, так как по образному выражению В. Набокова: "Literary texts must be taken and broken to bits, pushed apart, squashed and then their lovely reek will be smelt in the hollow of the palm, it will be munched and rolled upon the tongue with relish; then and only then its true flavor will be appreciated at its full worth." [Nabokov 1982:323]. B.B. Виноградов также указывал, что лингвистический анализ художественного текста, «с одной стороны, определяется как учение о композиционных типах речи, . об их лингвистических отличиях, о приемах построения разных композиционно-языковых форм.; с другой стороны, как учение о типах словесного оформления замкнутых в себе произведений, как особого рода целостных структур» [Виноградов 1978:70]. Таким образом, ставится задача изучения структуры текста и разработка типологии текстов.

Для современной лингвистики характерен интерес к исследованию состава и взаимодействия текстовых категорий, обнаружения тех из них, которые составляют художественный текст, установлению закономерностей их функционирования, разработки типологии текстов и определения в ней места художественного текста.

В данной работе художественный текст как объект исследования рассматривается в качестве отдельного функционального стиля, несмотря на многообразие форм специфического использования социальных, региональных и других вариантов языка в рамках стиля художественной литературы, обычно выдвигаемыми как аргументы «против» признания данного стиля отдельным функциональным стилем.

С нашей точки зрения, аргументом «за» признание существования отдельного художественного стиля является, в первую очередь, тот факт, что данный стиль обслуживает особую сферу общения - идейно-эстетическую. У него свой предмет - воссозданная в той или иной форме, отраженная с эстетических позиций действительность. У него свой способ познания действительности - конкретно-образный. Соответственно речевые функции направлены здесь прежде всего на образное воссоздание действительности, на реализацию глубинного идейно-эстетического содержания. Элементы других функциональных стилей, включенные в художественный текст, вступают внутри него в новые соотношения: «способы и приемы использования речевых средств нехудожественных стилей определяются художественными задачами, функции их зависят не только от их непосредственной значимости, но и от тех новых связей, которые они приобретают внутри произведения»[Кожевникова 1973: 22].

В работах последних десятилетий, посвященных обсуждению правомерности выделения отдельного функционального стиля художественной литературы [Васильева 1983, Шаховский 1987], наметилась тенденция к рассмотрению функциональных стилей как элементов двух сфер общения: реальной (в нее входят такие стили как публицистический, деловой, разговорный и др.) и художественной [Шаховский 1987].

Признавая существование стиля художественной литературы или художественной сферы общения, укажем на его такие важные для данной работы черты, как структурная широта, многообразие форм, незамкнутость, собирательно-отражательное отношение к структуре языка и речи в целом. Ввиду этого, художественный стиль может быть назван «эстетико-коммуникативным, в отличие от собственно-коммуникативных речевых стилей исходного (практического) языка» [Васильева 1983:4].

Как все сообщения любого функционального стиля, художественный текст можно рассматривать как результат последовательности актов выбора, осуществляемых его автором (отправителем) на различных этапах формирования текста и обусловленных целым рядом объективных и субъективных, личностных факторов. Художественный текст представляет собой образное представление действительности: «Литература не просто использование языка, а его художественное познание. образ языка, художественное самосознание» [Бахтин 1979:287].

В художественном тексте, в отличие от других текстов, внутритекстовая действительность (по отношению к внетекстовой) имеет креативную природу, т.е. создана воображением и творческой энергией автора, несет условный характер. Изображаемый в художественном тексте мир соотносится с действительностью опосредованно, отображает, преломляет, преобразует ее в соответствии с интенциями автора.

Художественный текст представляет собой сложную по организации систему. С одной стороны, это частная система средств общенационального языка, а с другой - в художественном тексте возникает собственная кодовая система, которую адресат (читатель) должен «дешифровать», чтобы понять текст. При анализе художественного текста исследователями учитывается тот факт, что текст данного функционального стиля является целостной единицей, имеющей собственные дифференциальные и интегральные признаки, особые средства и способы актуализации единиц разных уровней, составляющих структуру текста, его композицию.

Под композицией литературно-художественной формы понимается соединение частей в целое. В зависимости от того, о каком уровне художественной формы идет речь, различают аспекты композиции. Одним из таких аспектов является смена в потоке речи таких ее форм, как повествование, описание и рассуждение.

Системное взаимодействие средств и способов актуализации единиц разных уровней, формирующих структуру художественного текста, создается и направляется автором. Именно его позиция, его точка зрения определяет структуру, форму и содержание художественного произведения. Авторская точка зрения выходит на поверхность на всех без исключения участках и во всех типах изложения, но в прямой, наиболее откровенной форме она представлена в собственной речи автора. Следовательно, при анализе художественного текста необходимо особенно внимательно относиться к сигналам концепта произведения, размещенным в авторской речи.

Их распределение, однако, неравномерно. Оно существенно зависит от композиционно-речевых форм - описания, повествования и рассуждения. Одна из этих форм - композиционно-речевая форма (КРФ) «рассуждение» в структуре англоязычного художественного текста и является объектом рассмотрения в данном исследовании.

Целью настоящей работы является комплексное изучение и анализ функционирования КРФ «рассуждение» в художественном тексте, характеристика его структурных признаков, анализ взаимодействия рассуждений в структуре целого художественного текста.

Достижение поставленной цели потребовало решения следующих конкретных задач:

1. установить процедуру композиционно-речевого членения художественного текста с целью выделения КРФ «рассуждение» из структуры художественного текста и выявления его языковых маркеров;

2. исследовать коммуникативно-прагматические особенности рассуждения в авторской и персонажной речи;

3. определить основные структурные типы КРФ «рассуждение» в художественном тексте и их разновидности;

4. исследовать характер взаимодействия рассуждений в художественном тексте с целью выявления языковых средств сцепления данных текстовых фрагментов и их участия в процессе смыслообразования.

Актуальность исследования заключается в использовании целостного подхода к анализу КРФ «рассуждение», позволяющего опираться на данные последних лингвистических исследований в области уровневой организации языка и речи, а также данных и методологического аппарата различных направлений логики. В ряду композиционно-речевых форм рассуждение является наименее изученной формой, исследование текстообразующих и тематизирующих возможностей которой может внести значительный вклад в исследование структуры и процесса смыслообразования текста.

Теоретическая значимость и научная новизна диссертации состоит в том, что в ней сделана попытка установить четко очерченную пошаговую процедуру выделения КРФ «рассуждение» из всеобъемлющего текста и, как следствие, выявить языковые маркеры данной КРФ. В работе впервые в рамках теории КРФ делается попытка типологизации всех текстовых фрагментов, репрезентирующих КРФ «рассуждение» в художественном тексте, на основе введенного единого критерия, а также рассматривается роль рассуждения в процессе текстообразования и выявления средств сцепления рассуждений в тематические блоки внутри текстового целого.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования ее результатов в лекционных курсах по стилистике современного английского языка, интерпретации текста, филологическому анализу художественного текста, в спецкурсе по лингвистике текста, а также при написании курсовых и дипломных работ по проблемам структуры и функционирования художественного текста. Практическая значимость диссертации состоит и в том, что полученные выводы о структуре и функционировании рассуждения могут служить теоретической базой для разработки и совершенствования методов лингвистического анализа художественного текста в практике преподавания английского языка.

Материалом для исследования послужила англоязычная художественная проза Х1Х-ХХ веков (рассказы и романы) общим объемом 6000 страниц. Методом сплошной выборки из текста данных произведений было выделено 810 текстовых фрагментов, содержащих КРФ «рассуждение».

Так как основной задачей исследования являлось установление сущностных характеристик рассуждения как единицы композиционно-речевого уровня структуры любого прозаического англоязычного художественного текста, материалом для исследования послужили достаточно разнородные тексты в плане жанра, времени и места написания, типа повествования и т.д. Так, исследовались произведения следующих жанров, созданные авторами, принадлежащими к различным писательским школам и традициям: реалистическая психологическая проза, «магический реализм», детектив, научная фантастика, «черный юмор», сатира. В корпусе исследованных текстов представлены произведения как с эпическим типом повествования от третьего лица, так и с повествованием от первого лица, в котором рассказчик является как одним из персонажей, так и наблюдателем. В качестве материала для исследования привлекались произведения, написанные как американскими, так и британскими авторами в различные периоды 19 и 20 веков, как писателями-женщинами, так и писателями-мужчинами. Такое разнообразие исследованного материала позволяет делать наиболее общие выводы о функционировании КРФ «рассуждение» в структуре художественного текста, безотносительно ко времени и месту создания произведения, его жанровых, структурных и прочих характеристик.

В силу специфики исследования, в котором изучаемые явления достаточно наглядно могут быть представлены только в контексте, примерами в работе служат достаточно протяженные отрезки текста. Также спецификой исследования объясняется включение необходимых кратких сведений о сюжете и персонажах художественных произведений, что позволяет создать минимальный «фон» для понимания сущности рассматриваемых явлений.

Данное исследование опирается, главным образом, на две отрасли языкознания - лингвистику текста и стилистику текста. Из лингвистики текста идет понимание текста как единицы языкового строя высшего иерархического порядка: предложение - последовательность предложений - текст. Из стилистики текста идет понимание текста как явления языкового употребления, во всей сложности его структуры и в неразрывной связи неязыкового содержания и его языкового выражения.

При исследовании применялись методы лингвистического и контекстуального анализа художественного текста, а также метод сплошной выборки речевого материала и сопоставительного анализа фрагментов текста. Установление процедуры композиционно-речевого членения текста потребовало использования положений и методов диктемной теории (М.Я.Блох), а также использования метода бинарных оппозиций. При структурном анализе рассуждения использовались методы и понятийная база различных направлений смежной с лингвистикой дисциплины - логики, а также элементы трансформационого анализа.

Комплексный интегративный анализ текстовых единств, представляющих рассуждение в художественном тексте, в рамках данного исследования предполагает наряду с учетом взаимосвязи и взаимодействия различных уровней языковой системы, и учет взаимосвязи и взаимодействия планов выражения и содержания языка, а также данных смежных наук (логики, риторики, нарратологии и др.). Также при таком подходе потребовалось рассмотреть объект исследования (КРФ «рассуждение») с разных точек зрения для правильной дифференциации смежных явлений и интеграции сходных, а также проверки полученных данных в рамках другого подхода.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Рассуждение является элементом композиционно-речевого уровня макроструктуры художественного текста, вычленяемого на основе различения типов информации, передаваемого различными фрагментами текста: описательно-повествовательные контексты являются носителями фактуальной информации, в то время как контексты - рассуждения передают информацию нефактуального типа, представленную интеллективным, эмотивным и импрессивным подтипами.

2. В художественном тексте рассуждение противопоставлено описанию-повествованию на уровне семантической и структурной организации, что находит выражение в употреблении соответствующих языковых средств, являющимися маркерами рассуждения.

3. По сравнению с рассуждением в авторской речи, рассуждение в персонажной речи имеет более сложную структуру коммуникативной цепи в ряду «автор» => «реципиент текста», так как оно включает два дополнительных звена.

4. В художественном тексте рассуждение представлено двумя структурными моделями - формальной (строгой) и неформальной (нестрогой) — выявляемыми на основе анализа характера логики, используемой в его структурной организации.

5. Формальные и неформальные рассуждения взаимодействуют в структуре текста, обеспечивая его локальную связность и глобальную целостность. Формальными скрепами, сцепляющими рассуждения в тематические блоки внутри текста, служат специализированные коннекторы, представленные двумя типами - рекуррентным и координатным.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и списка используемой художественной литературы.

Во введении обосновываются актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость избранной темы; определяются цель, задачи и методологические принципы исследования; очерчиваются границы объекта исследования.

Первая глава «Теоретические основы исследования рассуждения в контексте проблематики современной лингвистики» посвящена анализу лингвистической традиции исследования композиционно-речевой организации текста в целом и композиционно-речевой формы «рассуждение» в частности. В главе обосновывается необходимость дальнейшего развития системно-структурных аспектов лингвистического анализа рассуждения и намечаются направления данного анализа.

Вторая глава «Основные параметры «рассуждения» как единицы композиционно - речевого уровня макроструктуры текста» состоит из трех частей. В первой части рассматривается проблема вычленения КРФ «рассуждение» из структуры текста на основе установленной поэтапной процедуры сегментации речевого материала. Материал первой части служит основой для построения модели композиционно-речевого строения текста, чему посвящена вторая часть главы. В третьей части главы рассматриваются прагматические и коммуникативные особенности рассуждений, расположенных в персонажной речи в сравнении с рассуждениями в авторской речи.

В третьей главе «Структурные типы КРФ «рассуждение» в англоязычном художественном тексте», состоящей из трех частей, вводится единое основание для классификации рассуждений в художественном тексте — характер логики, использованной в ее структурной организации, что позволяет произвести типологизацию всех рассуждений, выделенных в тексте. В первой части главы описываются структурные модели формального рассуждения, вторая часть посвящена анализу лингвистических особенностей неформального рассуждения. В третьей части главы рассматривается роль рассуждения в процессе тематизации текста и выявляются языковые скрепы, объединяющие рассуждения различных типов в текстовые блоки.

В заключении подводятся итоги исследования и приводятся основные выводы, полученные при его осуществлении.

Следует заметить, что в данной работе термины «рассуждение», «повествование» и «описание» рассматриваются как немотивированные знаки, традиционно используемые для обозначения элементов композиционно-речевого строения текста. Другими словами, «рассуждение» не всегда используется в художественном тексте для того, чтобы рассуждать, «описание» - чтобы описывать и т.д. Понятие «рассуждение», применительно к художественному тексту, рассматривается нами расширительно как комплексное текстовое единство, сочетающее в своей структуре элементы аргументации, вопроса, побуждения; контаминация является его имманентным свойством. При широком понимании рассуждения-субъективированные звенья повествования и описания также рассматриваются как разновидности рассуждения или включаются в состав фрагмента текста, написанного в режиме рассуждения.

К смысловым критериям, способствующим дифференциации рассуждения в его широком понимании от других КРФ, относится особое отношение отправителя речи к предмету высказывания, называемого «семантикой личностной пристрастности говорящего» [Подкидышева 1988:26], под которой понимается его социально-волевые и познавательные установки, что соответствует теории активной позиции отражающего объективный мир субъекта. Личностная пристрастность рассуждающего субъекта проявляется в наличии личностных смыслов - вопроса, отрицания, выражения опасения или радости, сожаления, недоумения, запрета, оценки, мнения, суждения, воли, уверенности/неуверенности разной степени интенсивности и т.п. - в коммуникативно-семантической структуре рассуждения.

Рассуждение как КРФ представляет наибольшие трудности в плане вычленения из состава текста и дифференциации. На неоднозначность изучаемого феномена указывает и отсутствие общепринятого английского эквивалента термина «композиционно-речевая форма «рассуждение». В лингвистической литературе используются термины: evaluation, argumentation, comment, commentary, characterization, consideration. Термин evaluation является наиболее часто употребляемым; он был предложен В.Лабовым [Labov 1972 ] для обозначения элемента структуры устного нарратива, совпадающего в общих чертах с рассуждением в художественном тексте. Им также пользуются такие авторитетные исследователи структуры текста как Х.Пратт [Pratt 1990], Дж.Принс [Prince 1995], М.Тулан [Toolan 1992] и др.

На начальном этапе исследования, в период формирования корпуса текстовых массивов, представляющих исследуемое текстовое единство, нами использовалось (в качестве рабочего) следующее определение КРФ «рассуждение»: «Рассуждение есть комплексное оценочное описание проблемы или процесса разрешения какой-либо проблемы с целью ознакомить получателя речи с этой проблемой или задачей, побудить его к рассмотрению данной проблемы и убедить его в истинности и полезности полученных знаний » [Пфютце 1976:22].

КРФ «рассуждение» рассматривается в данной работе как один из элементов структурной организации текста, под которой понимается «широкое обобщение всех существенных характеристик и свойств текста». [Лотман

1970:25], в частности, его ритмическая структура и звуковая организация, структура тематических прогрессий, структура связности сверхфразовых единств и т.д. Все указанные аспекты структуры текста представляют различные стороны его формально-семантического устройства, предназначенного для передачи смысла текста. Подобную структуру мы будем именовать макроструктурой, термином, используемом для «абстрактного семантического описания глобального содержания и глобальной связности текста» [Ван Дейк 1989: 41]. Композиционно-речевая сторона организации художественного текста рассматривается в данном исследовании как один из структурных уровней, входящих во всеобъемлющую макроструктуру текста.

С"

Похожие диссертационные работы по специальности «Германские языки», 10.02.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Германские языки», Андреев, Владимир Николаевич

Выводы по третьей главе:

В результате предпринятого исследования установлено, что КРФ «рассуждение» представлено в художественном тексте двумя структурными типами: формальным и неформальным рассуждением, критерием выделения которых является характер логических отношений внутри последовательности предложений, составляющих КРФ «рассуждение».

Формальное рассуждение представлено в тексте тремя видами: «Если А, ^ то В: А з В», «тезис -» доказательства —> вывод», «основание вопроса» => «вопрос» => «ответ» => «обоснование ответа». Для неформального рассуждения характерна открытость структуры, принципиальная несводимость к определенным структурным моделям.

Структурные отличия двух типов рассуждения поддерживаются синтаксисом: связь между предложениями в формальном рассуждении синсемантична, в то время как для неформального рассуждения характерна присоединительная связь.

Внутри текста рассуждения различных типов сцепляются в тематические блоки, обеспечивая связность текста и формирование его главнейших параметров. Связи между рассуждениями осуществляются рекуррентным или координатным способом. Первый способ является дву- или многокомпонентным и состоит в повторении языковой единицы любого уровня, в то время как второй - однокомпонентный, и заключается в употреблении словосочетания или предложения отсылающего реципиента текста к предыдущему или последующему рассуждению (то есть, указывающему его «координаты» в тексте).

Рассмотрев средства связи рассуждений в единые тематические блоки рамках связного текста можно сделать вывод о том, что данные виды связи обеспечивают его глобальную связность или когерентность - смысловое ^ сцепление нелинейного типа, объединяющее элементы разных уровней текста, важнейшими средствами создания которого являются повторы различного характера и внутритекстовые отсылки («координаты»). из

Заключение

Как показывает наше исследование, изучение композиционно-речевой организации текста позволяет соотнести между собой различные участки изначально линейного текста. Сходные по содержанию фрагменты сближаются, расположенные в смежном линейном пространстве разные и несходные, наоборот, отдаляются друг от друга. Подобные сближения и отдаления совершаются уже не в линейном пространстве текста, которое воспринимается получателем зрительно, а в некоем умозрительном, воображаемом пространстве. В нем, когда анализ закончен, оказываются расположенными рядом семантически и структурно близкие «точки» текста, находившиеся в линейном пространстве как угодно далеко друг от друга, и, наоборот, семантически и структурно несходные «точки» в умозрительном пространстве отдаляются, хотя в линейном они могут соседствовать друг с другом. В этом умозрительном абстрактном пространстве решающую роль играют связи фрагментов текста; они множеством своих сближений и удалений существенно изменяют изначальную форму текстового пространства. Оно уже перестает быть линейным и превращается в нелинейную конфигурацию. Композиционно-речевые формы «описание», « повествование» и «рассуждение» и являются одними из таких текстовых фрагментов, «знаков» или «точек» текста, образующих определенное нелинейно организованное пространство, упорядоченное семантическими и структурно-формальными связями.

Исследование показало, что композиционно-речевые формы являются элементами текстообразования и формируются в соответствии с функцией, которую возлагает на каждый фрагмент автор, исходя из задач порождения, текста в целом. КРФ, таким образом, отражают внутреннюю структуру текста, имеют парадигматическую природу и выполняют следующие функции: описательную, повествовательную, объяснительную и аргументативную. Носителем двух последних функций в тексте выступает рассуждение, которое характеризует: 1) цели и задачи текста (мотивирует тот или иной ход мысли и структуру текста); 2) отступления от темы, отражающие тактические цели автора; 3) приемы, создающие текстовое ожидание, эмоциональный резонанс; 4) фон, служащий целям прединформирования; 5) векторы, переключающие внимание читателя от одной темы к другой.

Как показало предпринятое исследование, художественный текст, внешне организованный как последовательность диктем, в композиционно-речевом плане представляет собой единство повествовательно-описательных и рассуждающих контекстов, противопоставленных в структуре текста семантически и формально. Семантической основой данной оппозиции является противопоставление типов информации, передаваемых той или иной КРФ. Рассуждение, как носитель нефактуального типа информации (представленного интеллективным, импрессивным и эмотивным видами), является гетерогенным текстовым образованием, в то время как описание и повествование - гомогенны в информационном плане, так как передают информацию фактуального типа.

Перемена типов речи в тексте является не просто нормой, но и необходимостью, так как отражает нормальный процесс мышления автора текста, когда воспринятые конкретные факты и явления действительности в самых различных их проявлениях (описание) подвергаются обобщению (рассуждение) и затем соединяются в контексте общения (повествование).

По отношению к читателю чередование форм изложения может быть вызвано прагматическими соображениями, например, стремлением помочь читателю поглощать информацию, не утомляясь однообразием формы изложения, или психологическими соображениями, то есть заложенной в каждой данной форме особой способностью воздействия на характер восприятия текста.

Предпринятое нами исследование функционирования КРФ рассуждение» в художественном тексте позволило установить основные языковые параметры данной КРФ, выделить структурно-логические типы рассуждения и рассмотреть участие данной КРФ в обеспечении связности текста, а также взаимодействие рассуждений различных типов в процессе смысло- и темообразования.

Использование в процессе исследования положений теории информации и теории диктемы позволило установить процедуру композиционно-речевого анализа художественного текста, которая, в свою очередь, позволяет выделить КРФ «рассуждение» из его всеобъемлющей структуры и сводится к трем основным этапам:

1) линейное членение текста на диктемы;

2) установление типа/типов информации, передаваемой каждой диктемой;

3) определение типа КРФ - носители фактуальной информации атрибутируются как «повествование-описание», носители нефактуального типа - как «рассуждение».

Анализ репрезентативных отрывков, представляющих КРФ «рассуждение», позволил выявить формальные языковые маркеры данной формы. Такими маркерами, в частности, являются: вопросительные предложения, модальные глаголы, условные конструкции, союзы противительной связи, глаголы чувственного восприятия и индивидуальной оценки, лексические единицы, принадлежащие к семантическому полю «вероятное, возможное», грамматическое время Present Simple , прерывающее фрагменты текста, данного в Past Simple, сослагательное наклонение.

Рассуждение как элемент композиционно-речевого уровня макроструктуры текста выделяется нами по всему полю текстового пространства, как в авторской, так и в персонажной речи. Для рассуждения в персонажной речи, однако, характерно усложнение коммуникативной цепи, в которой появляются два дополнительных звена. Особенностью рассуждения в персонажной речи является также возможность приложения законов организации диалогического взаимодействия, известных как законы Грайса, а также положений риторики и логической организации диалога к анализу рассуждения в плане успешности/провала коммуникации.

Рассмотрение действия таких риторических законов как закон порядка следования аргументов, закон учета статуса собеседников и закон переубеждения в рассуждениях, расположенных в персонажной речи показало, что построение диалога в режиме рассуждения в англоязычном художественном тексте в целом подчиняется глобальному риторическому закону соответствия типа речи типу ситуации .

Вычленение рассуждений из структуры линейно развивающегося текста на основе установленной процедуры позволило выявить формальные средства связи, объединяющие рассуждения в тематические блоки внутри текста и являющиеся, таким образом, не только средствами обеспечения его локальной связности (когезии), но и глобальной целостности (когерентности). Такие средства, как показал анализ, подразделяются.на рекуррентные, основанные на повторе языковой единицы любого уровня, и координатные, отсылающие реципиента текста к предыдущему или последующему рассуждению.

Рекуррентные связи в тексте могут быть представлены следующими основными видами: повтор слова, словосочетания, целого предложения, повтор коммуникативного типа предложения, семантический повтор (употребление синонимических рядов, гипонимов, лексем, принадлежащих к определенному семантическому полю), и представляют собой двух - или многокомпонентные коннекторы, служащими формальными и семантическими скрепами в структуре текста.

Координатные связи представлены однокомпонентными коннекторами, в качестве которых выступают специализированные словосочетания или предложения, непосредственно указывающие местонахождение последующего или предыдущего рассуждения, с которым связан данный фрагмент. Такие коннекторы являются своеобразными дейктиками в структуре текста.

Взаимодействие текстовых блоков - рассуждений, обеспечивающееся различными видами связи, формальным выражением которых являются рекуррентные и координатные коннекторы, обеспечивает структурную и семантическую цельность текста, а также задает его главнейшие параметры — тему и идею.

Как показало исследование, само рассуждение со структурной точки зрения является вариативной КРФ. Оно представлено в художественном тексте двумя структурными видами: формальным рассуждением, сводимым к определенным схемам, разработанным в формальной логике, и неформальным рассуждением, принципиально несводимым к определенным формальным схемам и рассматриваемым, таким образом, в рамках так называемой неформальной логики или теории аргументации.

Анализ корпуса выделенных нами текстовых фрагментов, репрезентирующих КРФ «рассуждение» , показал наличие трех разновидностей формального рассуждения в англоязычном художественном тексте: 1) «если А, то В»; 2) «тезис —> доказательства -> вывод»; 3) «основание вопроса» => «вопрос» «ответ» => «обоснование ответа». Формальное рассуждение третьего подвида может быть представлено в тексте как в «усеченном», так и в «надстроенном» виде. Недостающие блоки в случае «усечения», однако, могут быть восстановлены, а в случае расширенного «надстроенного» характера рассуждения, его структурная организация может быть сведена к указанной формальной модели в результате укрупнения блоков.

Для неформального рассуждения характерно нарушение порядка следования блоков, принципиальная несводимость структуры к определенной формальной схеме. Отсутствующие блоки не могут быть восстановлены в результате трансформации. Отсюда следует, что анализ неформального рассуждения правомернее проводить с позиций теории аргументации, изучающей закономерности функционирования таких текстовых фрагментов, а не с позиций формальной логики, понятийный и методологический аппарат которой применяется для анализа формального рассуждения.

В тексте, как показывает исследование, формальное рассуждение, как правило, представлено отдельнооформленным предложением или отдельной диктемой. Неформальное рассуждение обычно «встроено» в структуру большей по объему диктемы, которая в композиционно-речевом плане представляет, таким образом, контаминированное образование, содержащее звено рассуждения, а также звенья повествования-описания.

С нашей точки зрения, преобладание неформального рассуждения в художественном тексте объясняется тем, что в отличие от логико-понятийного, объективно и открыто доказательного отражения действительности, характерного для научной речи, являющейся сферой преобладающего употребления формального рассуждения, в художественном тексте господствует конкретно-образное представление действительности. Формальное рассуждение организовано на основе принципа открытого последовательно-логического доказательства. В неформальном рассуждении открыто ничего не доказывается, оно показывает как бы один из возможных вариантов. Такое рассуждение, однако, не лишено вовсе аналитизма и доказательности — оно специфично их скрытым характером.

В результате предпринятого исследования удалось уточнить соотношение и характер взаимодействия двух важнейших уровней макроструктуры текста - его диктемного уровня и уровня композиционно-речевой организации. В то время как диктемный уровень представляет собой вид непрерывного последовательного членения текста на фрагменты, характеризующееся четырьмя главнейшими параметрами [Блох 2000а], композиционно-речевая структура текста имеет нелинейный прерывистый характер, элементы которой выделяются на основе различия информационной нагрузки, передаваемой фрагментом. Диктемный анализ служит основой для композиционно-речевого членения, так как он позволяет разбить текст на линейно расположенные, удобные для анализа фрагменты.

Для фрагментов, определенных в результате установленной нами процедуры как КРФ « неформальное рассуждение», характерны нелинейность и незавершенность, что также является двумя важнейшими характеристиками гипертекста [Хартунг, Брейдо 1996:64]. В отличие от этого, для диктемы характерны линейное расположение и структурно-тематическая завершенность.

Таким образом, предпринятое исследование позволило выявить сущностные характеристики-параметры КРФ «рассуждение» и, в частности, его информационно-семантическую нагрузку в тексте (является носителем интеллективной, эмотивной и импрессивной информации), его языковые маркеры, противопоставленность повествованию-описанию на структурно-семантическом и формально-языковом уровне. Анализ корпуса текстовых фрагментов указал на наличие двух структурно-логических типов рассуждения, - формального и неформального - которые сцеплены в единые тематические блоки внутри текста коннекторами, обеспечивающими, связность и тематическую цельность текста.

Данное исследование может стать основой для дальнейшей работы по анализу композиционно-речевой организации художественного текста, в частности, таких проблем как разграничение повествовательных и описательных контекстов и установление процедуры их вычленения из всеобъемлющей структуры текста, анализ неформальных рассуждений с целью установления их подтипов, дальнейший прагматический и функциональный анализ рассуждения, который позволит рассмотреть участие данной КРФ в реализации изотопии текста, то есть повтора некоторого содержания, основанного на связности языковых единиц, составляющих текст и т.д.

Предпринятое нами исследование одного из уровней структурной организации англоязычного художественного текста - его композиционно-речевой организации лежит в русле общих тенденций развития современного языкознания и усилий лингвистов по изучению строя художественного текста и созданию общей теории текста. Языкознание последних десятилетий характеризуется чрезвычайно широким спектром работ, посвященных исследованию данной проблемы, в которых, в частности, отмечается, что успешность описания структуры текста, выраженной языковой формой, является основой для его адекватной интерпретации и всестороннего осмысления. Структура текста, являясь его формальной стороной, непосредственно и неразрывно связана с содержанием; для его осмысления необходимо согласовать их между собой и тем самым объяснить, почему именно такое содержание требует для себя именно такой формы текста. Структурная организация здесь служит как бы «грамматикой» для его интерпретации.

Нам представляется, что предпринятое исследование способствует более ясному представлению одного из уровней структурно-семантической организации художественного текста - его композиционно-речевого оформления, что делает возможным более адекватное понимание смысла текста и, в свою очередь, имеет важное филологическое и общекультурное значение, так как понимание текста «есть понимание всей стоящей за текстом жизни эпохи». [Лихачев 1989:206]

121

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Андреев, Владимир Николаевич, 2004 год

1. Андреева К.А. Грамматика и поэтика нарратива в русском и английском языках: Дис. док.филол.наук. - Тюмень, 1998 - 242 с.

2. Александров Д.Н. Риторика М.: Юнести, 1999 - 534 с.

3. Арефьева O.A. Описание: типологическая структура, тематическая структура синтаксического единства, стилистическая форма//Семантика языковых единиц М.:СпортАкадемПресс, 1998 - с.202-204

4. Арнольд И.В. Значение сильной позиции для интерпретации художественного текста//Иностранные языки в школе — 1978 №4 — с.28-41

5. Арнольд И.В. Импликация как прием построения текста и предмет филологического изучения//Вопросы языкознания — 1982 №4 - с.83-91

6. Барт Р. Текстовой анализ// Новое в зарубежной лингвистике -Лингвостилистика М.:Прогресс,1980 - с.307-313

7. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики М: Наука, 1975 - 587 с.

8. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества М.: Искусство, 1979 - 540 с.

9. Берков В.Ф., Яскевич Я.С., Бартон В.И. Логические основы общения М.: Наука, 1994-315 с.

10. Бессмертная Н.В. Речевая форма «динамическое описание» и ее лингвистическая характеристика: Автореф. дис. канд.филол.наук — Киев, 1972-24 с.

11. Бессмертная Н. В., Виттмерс Э. Практикум по немецкому языку по речевой деятельности М.: Высшая школа, 1979 - 144 с.

12. Бондарко A.B. Вид и время русского глагола. М.: Высшая школа, 1971 — 187 с.

13. Борботько В.Г. Общая теория дискурса: принципы формирования и смыслопорождения: Дис.доктора филол.наук Краснодар, 1998 - 250с.

14. Блох М.Я. Проблема основной единицы текста//Коммуникативные единицы языка М.:МГПИИЯ, 1984 - с. 19-23

15. Блох М.Я. Диктемная теория текста и межкультурное общение//Личность. är> Образование. Культура. Самара, 1998

16. Блох М.Я. Диктема в уровневой структуре языка. // Вопросы языкознания — 2000а № 3 - с.45-52

17. Блох М.Я. Теоретические основы грамматики М: Высшая школа,20006 -159 с.

18. Блох М.Я. Журналу «Вопросы языкознания» 50 лет//Филологические науки -2002 -№1 -с.3-11

19. Брандес М.П. Стилистика немецкого языка. М.:Высшая школа, 1990 - 318 с.

20. Брандес М.П. Стилистический анализ. М.: Высшая школа, 1971 - 240с.

21. Брандес М.П. О роли композиционно-речевых форм в системе текста//Сб. научных трудов МГПИИЯ Вып.258 - 1980 - с.39-46

22. Будниченко Л.А. Формы субъективно-модальной оценки и функционально смысловые типы речи: Автореф.дис. .канд.филол. наук - Л, 1982 - 23 с.

23. Васильева А. Н. Художественная речь: Курс лекций по стилистике для филологов (студентов-иностранцев) М.: Русский язык, 1983 - 256 с.

24. Валгина Н.С. Теория текста М.:Логос, 2003 - 278 с.

25. Ван Дейк Т.А., Кинг В. Макростратегии//ван Дейк Т.А. Язык. Познание. Комуникация — М.: Высшая школа, 1989 453 с.

26. Варгина Е.И. Убеждение как функция пропозиций знания и умения в англоязычной научной прозе: Дисс.канд.филол.наук-Спб, 1995180 с.

27. Варенина Л.П. Логико-семантическая и риторическая организация текста (на материале короткого рассказа): Дисс.канд.филол.наук М., 1998 — 150с.

28. Введение в литературоведение. Литературное произведение: основные понятия и термины. // Под. ред. Л.В.Чернец. М.:Высшая школа, 2000 -359 с.

29. Вежбицка А. Язык. Культура. Познание М.: Прогресс, 1987 - 412 с.

30. Виноградов В.В. О теории художественной речи. М.: Высшая школа, 1971-318 с.31

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.