Концептуализация социальной политики в системе гражданско-военных отношений тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 22.00.04, доктор социологических наук Суркова, Ирина Юрьевна

  • Суркова, Ирина Юрьевна
  • доктор социологических наукдоктор социологических наук
  • 2013, СаратовСаратов
  • Специальность ВАК РФ22.00.04
  • Количество страниц 436
Суркова, Ирина Юрьевна. Концептуализация социальной политики в системе гражданско-военных отношений: дис. доктор социологических наук: 22.00.04 - Социальная структура, социальные институты и процессы. Саратов. 2013. 436 с.

Оглавление диссертации доктор социологических наук Суркова, Ирина Юрьевна

ВВЕДЕНИЕ.

1. СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ РЕФЛЕКСИЯ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ В СФЕРЕ ГРАЖДАНСКО-ВОЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ.

1.1. Институциализация военной организации в социально-структурных отношениях общества.

1.2. Трансформации гражданско-военных отношений в социологической перспективе.

1.3. Влияние глобализационных процессов на гражданско-военные отношения: социальные неравенства и их преодоление в системе социальной политики.

2. ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИЯ АРМИИ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ.

2.1. Социальная инклюзия и сплоченность как принципы формирования современного патриотизма.

2.2. Мотивационные предпочтения выбора карьеры военного

2.3. Механизмы социальной политики преодоления тендерного неравенства в армии.

2.4. Социальные проблемы в армии: факторы и прогнозы удовлетворенности воинской службой.

3. СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС ВОЕННОСЛУЖАЩИХ В АСПЕКТЕ ВОЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ: КОМПАРАТИВНЫЙ 212 АНАЛИЗ.

3.1. Государственная социальная политика в отношении ветеранов Второй мировой войны: социально-историческая ретроспектива на примере СССР (России) и США.

3.2. Системы социальной защиты участников боевых действий в России (афганская война) и США (вьетнамская война).

3.3. Имидж участников контртеррористических операций в контексте гражданско-военных отношений: оценки, мотивы, проблемы.

3.4. Гражданская и военная социальная работа в США и России: направления и разделение ответственности.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Социальная структура, социальные институты и процессы», 22.00.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Концептуализация социальной политики в системе гражданско-военных отношений»

Актуальность исследования различных форм взаимодействия армии и общества объясняется необходимостью разработки методологии пересмотра существующих гражданско-военных отношений, обретающих новое содержание под воздействием тренда модернизации вооруженных сил и военно-социальной политики в условиях глобализации и сопутствующих рисков. В центр дискуссионной активности попадает проблематизация влияния структур социального взаимодействия на военнослужащих и гражданское население. Активно обсуждаются последствия институциализации армии для общества, осуществляются попытки установления границ взаимной ответственности между политиками, невоенными гражданами и силовыми институтами. В российском контексте трансформация облика вооруженных сил влечет за собой не только позитивные изменения, но и возможные конфликтные ситуации в сфере взаимодействия армии и общества, что связано с продолжительностью военной реформы на десятилетия, неудачами ее проведения, противоречиями в нормативно-правовой базе. В результате актуализируются задачи демократического контроля над деятельностью вооруженных сил, призванные в условиях глобализации выполнять миротворческую миссию обеспечения планетарной безопасности в контексте деятельности наднациональных организаций. Новые задачи влекут за собой модификацию критериев военного профессионализма, фиксирующую изменения в ценностной системе военнослужащих, в том числе за счет трансформации тендерного порядка в армейских подразделениях. При этом соблюдение конституционных норм становится неотъемлемым атрибутом оптимального взаимодействия армии и общества.

Социально-военная проблематика является одним из приоритетных направлений модернизации России, что отмечается в Стратегии социального развития вооруженных сил. Однако до сих пор не решенные социальные проблемы в армии выступают фактором маргинализации статуса военнослужащих в дисплее современного общества, продуцируя новые формы социальных неравенств и эксклю-зии. В системе интеракций гражданского населения и офицерского корпуса обнаруживается некоторое противоречие. С одной стороны, военнослужащие, исполняя важную миссию обеспечения социальной безопасности, претендуют на повышенное внимание государства, выраженное в высоком денежном довольствии, льготах, престижности, что может усилить расслоение общества. С другой стороны, уравнивание доступа военнослужащих и работников бюджетной сферы к ресурсам порой вызывает несогласие офицерского корпуса, претендующего на особый социальный статус. Разрешить создавшееся рассогласование призвана социальная политика, которая позволяет смягчить социальное напряжение внутри армейского социума и одновременно выполняет функции социального контроля над деятельностью вооруженных сил. Повышение эффективности взаимодействий армии и общества возможно через регулярное отслеживание изменений в общественном мнении и представлениях военнослужащих о преобразованиях, касающихся модернизации армии, что актуализирует тему данного исследования.

Научный интерес связан также с потребностью концептуализации военной социальной политики, способной придать эвристический потенциал объяснению разновекторных сторон взаимодействия армии и общества, а также сократить разрыв между социологическим, политологическим и историческим подходами в интерпретации гражданско-военных отношений. Переосмысление существующих моделей интеракций между военнослужащими, гражданским населением и политиками, формирующихся под влиянием социальной политики в условиях современных рискогенных процессов, открывает возможности развития социологической теории гражданско-военных отношений. Актуальным является не только теоретическое осмысление проблемы, но и совершенствование механизмов социальной политики, способствующих эффективному функционированию армии как социального института и установлению взаимовыгодных отношений между вооруженными силами и гражданским социумом, что подтверждает своевременность исследования.

Степень разработанности проблемы обусловлена научными традициями изучения гражданско-военных отношений в мировой социологии и других социальных науках. Классические представления о процессах институциализации, социальной стратификации, инклюзии, социальной политики обретают новые зна4 чения в условиях глобализации и раскрывают перспективы компаративного анализа взаимодействия армии и общества в различных социальных общностях. Значительная часть работ, повлиявших на развитие данной фундаментальной научной проблематики, затрагивала вопросы интерпретаций войны и мира (В. Малиновский, Н. Михневич, М. Ревон, Дж. Тайнер, С. Тюшкевич, А. Шеффле, Р. Штейнметцер). В исследованиях П. Бурдье, Э. Гидденса насилие, война и защита государства неразрывно связаны друг с другом, порождая такой социальный институт, как армия. Со временем происходит модификация новой социальной организации, что находит свое отражение в функциональной теории изменений и концепции социальных фактов Э. Дюркгейма, Т. Парсонса, теории социального действия М. Вебера, теории циклических изменений Ф. Варелы, У. Матураны, В. Парето, П. Сорокина, А. Тойнби, концепции социальной аномии Р. Мертона. Для расширения аналитической перспективы процессов институциализации, происходящих в армии как одном из акторов гражданско-военных отношений, ценными представляются идеи, разрабатываемые П. Бергером и Т. Лукманом в теории социального конструирования реальности, а также Н. Луманом в системно-функциональной теории. Большой эвристический потенциал содержится в неоин-ституциальном подходе, представленном Р. Капелюшниковым, Д. Нортом, которые использовали в своих работах категорию трансакционных издержек. Осмыслению институциализации армии помогли идеи П. Штомпки, Я. Щепаньского.

Теоретическое обрамление исследовательского дизайна связано с концепциями гражданско-военных отношений, разработка которых берет свое начало в западной социологической и политологической научных школах. Важную роль играет новый взгляд на классические модели, которые распределены между двумя основными парадигмами: прерогативного подхода (Д. Блэнд, У. Миллс, X. Мэнсфилд, Р. Уэллс, С. Хантингтон, X. Штейн) и прагматического подхода (Ч. Москос, П. Фивер, Р. Шифф, М. Яновиц). Обе парадигмы затрагивают проблематику трансформации военного профессионализма в системе взаимоотношений армии и общества, а также идею гражданского контроля над деятельностью вооруженных сил. В современной социологии профессий накоплен достаточно 5 большой арсенал исследований феномена профессионализма. Так, определению характеристик уникальности военной профессии способствовали идеи функционалистов (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс) и представителей таксономического подхода (Е. Гринвуд, Дж. Миллерсон, А. Флекснер, Э. Фрейдисон), что позволяет смоделировать идеальный тип профессионала. В сфере разделения труда возникли идеи интеракционистов о профессии как социальном ярлыке, что послужило ресурсом для аналогий идей С. Страйкера, Э. Хьюза с концепцией гражданско-военных отношений М. Яновица. Для раскрытия властного ресурса военных через позиционирование уникальности своей профессиональной группы привлечены идеи социальных конструктивистов (В. Барр, П. Бергер, Т. Лукман). Критический подход в неомарксистской перспективе (Ф. Брайант, Р. Дингуэлл, М. Ларсон, С. Саркесян, Дж. Уильяме, А. Эбботт) фокусируется на производственных отношениях, в которых профессионалы контролируют рынок услуг и продуцируют социальную мобильность внутри профессиональной группы. В теоретических разработках М. Вебера о профессиональном призвании и притязаниях на привилегии зарождается парадигма неовеберианства о социальной закрытости профессии как статусной, солидарной группы с жестким контролем своих границ, при котором профессионалы как монополисты экспертного знания манкируют любым внешним контролем и пытаются удержать власть (Дж. Олсоп, М. Сакс). Неовеберианский подход в социологии профессий развивают отечественные ученые Р. Абрамов, В. Мансуров, В. Радаев, П. Романов, О. Юрченко, Е. Ярская-Смирнова, что было использовано в качестве теоретической платформы для объяснений трансформации профессионализма.

Военный профессионализм вырабатывается внутри армейского социального института, однако рекрутинг происходит из гражданского социума и во многом зависит от наличия у претендентов таких качеств, как патриотизм и гражданственность. Новые идеи социальной сплоченности и солидарности в контексте концептуализации данных категорий разрабатывались А. Волковым, В. Капицыным, Б. Кононенко, А. Кошкиным, В. Кузнецовым, В. Левашовым, И. Наливайченко, А. Розенхольм, И. Савкиной, И. Сандомирской, Л. Столяровой, Ю. Тарским, б

В. Ярской-Смирновой. Продолжая исследовательскую логику, мотивационные предпочтения выбора карьеры военного, кроме чувств патриотизма и гражданственности, расширяются за счет доступа к различным ресурсам, в том числе регламентированным социальной политикой, что нашло своё отражение в исследованиях А. Аксенова, Е. Рудневой, В. Болотовой, Н. Ляшенко. Новый имидж вооруженных сил оценивали в своих статьях И. Копылов, И. Коротченко, А. Смирнов. Идеи И. Гофмана о представлении себя в повседневной жизни открыли перспективы анализа «фасада» и «закулисья» военной профессии, что раскрыли в своих трудах Д. Агранат, К. Банников, С. Ворошилов, Г. Дмитриев, Ж. Кормина, В. Луков, А. Мильбурн. Тендерные перспективы модификации вооруженных сил попали в фокус внимания зарубежных и отечественных авторов: Н. Адибекян, 3. Батурина, Л. Дефлер, Ю. Иванова, Б. Охотинский, К. Паркер, Е. Паттен, Л. Рыбка, С. Рыков, Е. Сенявская, М. Стауб, К. Уильяме, Р. Уорнер. Идеи тендерного равноправия в воинской среде берут свое начало в тендерных теориях, представленных в работах западных исследователей (С. Де Бовуар, К. Милетт), а также отечественных ученых Е. Здравомысловой, Е. Гаповой, Е. Мещеркиной, А. Темкиной.

Осмысление проблем взаимодействия армии и общества приводит к анализу гражданского контроля (И. Бен-Меир, Д. Люттербек, С. Хантингтон, М. Чарльз, Ст. Цимбала, М. Яновиц). Прерогативный подход к гражданско-военным отношениям отражает фактическое подчинение военных гражданскому политическому руководству и одновременное признание за военными профессиональной компетенции и автономии, что нашло свое воплощение в исследованиях Дж. Лепингуэлла, С. Хантингтона. С позиции прагматического подхода цель гражданского контроля сводится к разработке стандартов для оценки военной деятельности, которая воплощается в новоявленной полицейской миссии армейских сил (Д. Драйвер, Р. Хуккер, М. Яновиц).

В диалоге с представителями данных подходов формируются современные концепции гражданско-военных отношений. I/O модель Ч. Москоса показывает сложности перехода институциальной армии к профессиональной структуре военной организации. Данную модель продолжили разрабатывать Дж. Каллахан, М. Керник, М. Нукиари, Д. Сигал, Дж. Уильяме. Теория исполнителя П. Фивера основана на неоинституциальном подходе и акцентирует внимание на взаимоотношениях принципала и агента. Концепция разделения ответственности Д. Бланда опирается на взаимную ответственность гражданских лидеров и офицеров за обеспечение благополучия страны. Теория согласия Р. Шифф направлена на установление сотрудничества между военными, политическими элитами и гражданами. Концепции гражданско-военных отношений находятся в фокусе анализа отечественных авторов (Ф. Вестов, К. Гумб, Н. Данилова, Ю. Дерюгин, Д. Петров, С. Печуров, А. Полтораков, Р. Мустаев, В. Серебрянников, Д. Суховей, О. Филиппова, О. Шаева). Несмотря на распространенность гражданского контроля над вооруженными силами в большинстве государств, его внутренние проявления зависят от конкретных личностей и обстоятельств. Трансформации гражданско-военных отношений в различных странах было посвящено большое количество публикаций, их авторами являются Дж. Боуверс, К. Боуман, С. Дендекер, Дж. Каллахан, Ф. Керник, Д. Колетта, Дж. Хуанг, А. Форстер. В них раскрываются особенности как субъективного, так и объективного гражданского контроля. Среди зарубежных авторов данной проблематикой занимались С. Бланк, Р. Бранной, А. Коттей, У. Одом, С. Сервас, Д. Херспринг, Т. Эдмунде. Отечественная точка зрения на эволюцию гражданско-военных отношений в России представлена работами авторов: М. Барабанов, А. Гольц, К. Макиенко, Л. Певень, И. Попов, Р. Пухов, А. Смирнов, Е. Степанова, А. Цымбалов.

Взаимодействие армии и общества представляет собой динамический процесс, на который оказывают влияние различные факторы, в том числе связанные с глобализацией. В трудах таких исследователей, как Ж. Бодрийяр, Дж. Даннинг, Дж. Зинн, М. Маклюэн, П. Маркузе, С. Роцеска, М. Шоу, П. Штомпка, анализируются критерии трансформации пространственно-временных параметров социальных процессов, создающих целостность мирового порядка. Проблематизации влияния глобализации на социальную безопасность посвятили свои исследования С. Артановский, Л. Вдовиченко, В. Гришаев, М. Курочко, В. Левашов, А. Мака8 рычев, Г. Почепцов, В. Федотова, А. Чертополох, Е. Шишкина, В. Щебланова, И. Юрченко, О. Яницкий. Серьезный ресурс анализа различного рода угроз в системе гражданско-военных отношений представляют разработки Р. Робертсона, который указывал на сложности установления континуальности универсализма и партикуляризма. С. Хантингтон проблематизировал возможное столкновение цивилизаций. У. Бек раскрывал причины глобализационного шока и указывал на нарастание рисков, которые проецируются на взрывную политическую силу. 3. Бауман отмечал неизбежность процесса глобализации, который, в свою очередь, принесет нарастающую пространственную сегрегацию, отделение и отчуждение, опасную для общества потерю идентичности. Дж. Скотт сделал акцент на глобализации как наиболее мощной силе гомогенизации, схематичности и упрощения, что фактически приводит к риску распространения только количественных оценок социального процесса и игнорирования качественных. Э. Гидденс и Дж. Тайнер полагали, что одной из главных опасностей, ожидающих человечество в ближайшем будущем, является угроза окружающей среде, поскольку глобальное распространение западных социальных институтов и постоянный экономический рост подталкивают человечество к активной атаке инвайронмента.

Современное общество риска продуцирует расширение практик социального неравенства и социальной эксклюзии, в том числе в гражданско-военных отношениях, что наделяет особой ценностью исследовательские работы российских и зарубежных авторов, изучающих проблемы социальной стратификации: Е. Балабанова, Ф. Бородкин, Э. Гидденс, Т. Заславская, В. Ильин, Д. Константинов-ский, В. Култыгин, В. Радаев, Г. Терборн, Н. Тихонова, Т. Шипунова, О. Шкара-тан, П. Штомпка. Большим объяснительным потенциалом обладают классические труды П. Блау, П. Бурдье, Р. Дарендорфа, М. Кастельса, Н. Лумана, Г. Маркузе, М. Фуко. Основным механизмом преодоления неравенства и эксклюзии в системе гражданско-военных отношений является социальная политика, которую анализировали в своих работах И. Григорьева, М. Каргалова, В. Корякин, Л. Константинова, В. Люблинский, П. Романов, Т. Сидорина, Л. Якобсон, Е. Ярская-Смирнова. С позиции конструктивистской парадигмы представляют интерес статьи о конструировании социальных проблем и депроблематизации ситуаций (Дж. Бест, Дж. Раунд, Ст. Фукс, И. Ясавеев). Для расширения аналитических перспектив целесообразно использование теории гражданства Т. Маршалла, типологии государств всеобщего благосостояния Г. Эспинг-Андерсена, концепции потенциальных возможностей А. Сена. Контролирующая функция социальной политики, осуществляемая дисциплинарной властью, раскрывается в идеях М. Фуко. Армия перенимает все характеристики паноптикона, а гражданское общество и государство через распределительный механизм социальной политики осуществляют свой контроль.

Социальная политика в системе гражданско-военных отношений имеет обширное поле деятельности. Ее векторы направлены на поддержку различных групп военнослужащих, в том числе участников боевых действий, которые либо продолжают воинскую службу, либо демобилизовались и находятся в активном состоянии интеграции в гражданское социальное пространство. Социальный статус участников и инвалидов Великой Отечественной войны был определен в работах отечественных и западных исследователей (Е. Богданова, И. Волкова, Б. Гажев, Л. Гудков, Е. Зубкова, В. Старцун, Р. Тишин, Б. Физелер, Е. Чуева, Н. Шипик). Перспективы трансформации социального положения ветеранов Второй мировой войны в США анализировали С. Бодароу, Дж. Гринберг, Л. Лебедева, Р. Розенхек, Дж. Саймет. Для анализа системы социальной защиты и социальной реабилитации ветеранов вьетнамской войны ценными представляются идеи ряда авторов: А. Адлер, Дж. Бренде, Т. Брит, Б. Джордан, Р. Калка, С. Кастро, Д. Кинг, У. Комсток, Дж. Кэдделл, Р. Лифтон, Р. МакНэйли, А. Мацакис, Е. Пар-сон, У. Скотт, Дж. Файербанк, Д. Фой, Р. Хауф. Основные направления российской социальной политики в отношении воинов-интернационалистов исследовали в своих статьях Н. Данилова, А. Кинсбургский, М. Топалов. Расширяет горизонты социальной политики в армии система социальной защиты участников контртеррористических операций, что нашло подтверждение в работах В. Соболева, В. Га-лицкого, О. Луговой, В. Щеблановой, Е. Щегловой.

Военнослужащие, выполняющие важные функции обеспечения социальной безопасности государства, в повседневности сталкиваются с комплексом социальных проблем. Детальный анализ социальной ситуации в армии освещается в работах В. Бараненкова, В. Власова, И. Карташова, А. Коровникова, Б. Кузнецова, Н. Новикова, Н. Панкова, Л. Певня, Л. Пчелинцевой, П. Разова, В. Титова, О. Филимонова, А. Шишканова. Для анализа роли социальной политики во взаимодействии армии и общества логично обратиться к анализу деятельности военных и гражданских социальных работников в вооруженных силах. Специфику социальной работы в США раскрывали такие авторы, как Р. Ави Астор, Дж. Дейли, М. ДуЛэни, П. Макнелис, Л. Мартин, Дж. Райкрафт, Р. Райберг, Л. Савицки, М. Сальватерра, Дж. Стробино, П.Де Тунак, С. Тэллент, Дж. Харрис, А. Чандра. Российский опыт подобных исследований проанализировали Ю. Глушаков, В. Корякин, И. Липский, С. Рыков, А. Судаков, В. Торохтий.

Исследования трансформации военного профессионализма и гражданского контроля над действиями армии имеют широкую представленность в зарубежной социологической литературе, однако отечественные разработки не позволяют составить целостного представления о сложившихся гражданско-военных отношениях. Отсутствует единая теоретико-методологическая основа, которая могла бы обладать значительным эвристическим потенциалом для нахождения оптимального механизма взаимодействия армии и общества. Не до конца проработана концептуализация влияния социальной политики на систему гражданско-военных отношений, что открывает перспективы использования авторского подхода к оценке механизмов, влияющих на взаимодействие армии и общества в условиях глобализации.

В связи с этим целью исследования является социологическая концептуализация трансформационных процессов социальной политики в системе взаимодействий армии и общества. Для достижения поставленной цели предполагается решение следующих задач:

- концептуализировать гражданско-военные отношения в перспективе трансформации военного профессионализма и гражданского контроля над деятельноп стью армии; определить современные подходы к анализу взаимодействия армии и общества через призму социальной политики;

- осуществить социологическую рефлексию процессов институциализации военной организации в социально-структурных отношениях общества с позиций основных парадигм социальной теории;

- раскрыть эвристический потенциал концепции трансграничных гражданско-военных отношений, используя классические и современные теоретико-методологические подходы изучения взаимодействия армии и общества;

- охарактеризовать процесс профессионализации военных на разных уровнях взаимодействия армии и общества; обосновать сущность современного офицерского корпуса в контексте реформирования Вооруженных сил Российской Федерации;

- выявить формы социальных неравенств в системе гражданско-военных отношений и их преодоление через использование механизмов социальной политики в условиях глобального общества риска;

- систематизировать основные теоретические и методологические принципы социологического анализа социальной политики в армии с позиции интегральной парадигмы;

- концептуализировать понятие патриотизма через категории социальной сплоченности и инклюзии; проанализировать факторы конструирования патриотизма на основании анкетного опроса старшеклассников, экспертного интервью со специалистами военных комиссариатов и учителями;

- определить маршруты выбора профессиональной карьеры военного под воздействием социальной политики в армии на основании биографических интервью и анкетного опроса военнослужащих; выявить механизмы привлечения в армию гражданского населения;

- исследовать тенденции тендерной модификации структуры вооруженных сил; выявить комплекс стереотипов, влияющих на тендерные взаимоотношения в армии; исследовать причины и способы разрешения тендерных конфликтов в армии на основе метода неоконченных предложений, интервью с женщинами-военнослужащими;

- разработать программу, инструментарий эмпирического исследования и провести опрос военнослужащих, выявляющий их основные социальные проблемы в условиях реформирования армии; определить факторы и прогнозы удовлетворенности воинской службой;

- изучить направления военно-социальной политики государства в отношении участников Второй мировой войны в России и США; проанализировать особенности социального статуса ветеранов Великой Отечественной войны в России на основе интервью с ветеранами и членами их семей, специалистами социальных служб;

- провести компаративный анализ системы социальной защиты ветеранов вьетнамской войны в США и афганской войны в СССР (постсоветской России) через социальную экспертизу законодательства; выявить ключевые проблемы становления социального статуса воинов-интернационалистов на основе лейтмо-тивных интервью;

- проанализировать представления о контртеррористических операциях на Северном Кавказе через призму гражданско-военных отношений, сравнивая мнения комбатантов с гражданским населением; определить влияние идеологического направления социальной политики на социальные ситуации участников боевых действий;

- изучить опыт гражданской и военной социальной работы в США и России; определить направления деятельности и дилеммы профессионализма военно-социального работника как агента социальной политики.

Объект исследования - система гражданско-военных отношений в контексте глобализации социальных трансформаций.

Предмет исследования - механизмы социальной политики, влияющие на трансформационные процессы взаимодействий армии и общества в условиях риска и неопределенности, обусловленных глобализацией.

Гипотеза исследования заключается в предположении, что социальная политика, с одной стороны, амортизирует последствия рисков социальных трансформаций в системе гражданско-военных отношений, а с другой - становится инструментом гражданского контроля и через распределительный механизм оказывает влияние на деятельность военнослужащих. В российском контексте предполагается наличие ряда противоречий: во-первых, современные военные реформы, призванные повысить уровень удовлетворенности армейской службы, не учитывают специфику гражданско-военных отношений, во-вторых, фрагментарность законодательной базы в отношении военнослужащих и участников боевых действий значительно сужает ресурсный потенциал данной категории граждан и затрудняет доступ к социально значимым благам; в-третьих, военно-социальный работник, который должен быть проводником социальной политики, не обладает для этого достаточным набором ресурсов и механизмов, подпадая под действие жестких пространственно-временных армейских лимитов.

Теоретической и методологической основой диссертационного исследования являются фундаментальные работы классиков, российских и зарубежных авторов в сфере гражданско-военных отношений, социологии социальных изменений, социологии профессий, теорий социальной стратификации, социального конструирования. Методологический дизайн исследования построен на интегральном подходе, базирующемся на представлениях об обществе как системе, которую воспроизводят агенты взаимодействия, создающие структуры (структурный функционализм), что, в свою очередь, порождает разноуровневые социальные неравенства (критическая социальная теория) и воспроизводит жизненный мир как комплекс символических структур (интерпретативизм). Социологической рефлексии процессов институциализации военной организации способствовали идеи М. Вебера в рамках теории социального действия; Э. Дюркгейма, Н. Лумана, Т. Парсонса в функциональной теории изменений; Ф. Варелы, Э. Гидденса, У. Матураны, В. Парето, П. Сорокина, А. Тойнби, П. Штомпки, В. Ядова в теории циклических изменений; В. Барр, П. Бергера, Т. Лукмана в теории социального конструирования реальности; Р. Капелюшникова, Д. Норта в неоинституциальном подходе; Р. Мертона в теории аномии; И. Гофмана в драматургическом подходе. Концептуализация гражданско-военных отношений основывалась на классических теориях С. Хантингтона и М. Яновица с привлечением современных концепций Д. Бланда, Ч. Москоса, П. Фивера, Р. Шифф.

Профессионализация военной профессии через монополию на статус, престиж и ресурсы осуществлялась в рамках неовеберианского подхода (В. Радаев, В. Мансуров, Дж. Олсоп, П. Романов, М. Сакс, Дж. Эвветс, О. Юрченко, Е. Яр-ская-Смирнова); интеракционизма (С. Страйкер, Э. Хьюз); неомаркисистской перспективе (Ф. Брайант, Р. Дингуэлл, М. Ларсон, С. Саркесян, Дж. Уильяме,

A. Эбботт). Контроль над действиями вооруженных сил анализировался в рамках дисциплинарного подхода (М. Фуко), прерогативного подхода (Дж. Липингуэлл), прагматического подхода (И. Бен-Меир, Д. Люттербек, С. Цимбала, М. Чарльз). Проблематизация риска в условиях глобализации (3. Бауман, У. Бек, Дж. Зинн, Н. Луман, Р. Робертсон, Дж. Тунер, О. Яницкий), теория гипперреальности (Ж. Бодрийяр), новые формы взаимодействия армии и общества в рискогенной среде (Н. Данилова, И. Образцов, Е. Сенявская, В. Серебрянников, А. Смирнов) позволили обосновать влияние глобализации на гражданско-военные отношения. Теории социальной стратификации (П. Блау, П. Бурдье, М. Вебер, Т. Заславская,

B. Ильин, М. Кастельс, К. Маркс, Г. Маркузе, Р. Мертон, В. Радаев, Э. Райт, П. Сорокин, О. Шкаратан, П. Штомпка); теории социальной политики (В. Корякин, Т. Маршалл, А. Сен, Т. Сидорина, Г. Эспинг-Андерсен, Л. Якобсон) послужили основой понимания реализации механизмов социальной политики в сфере гражданско-военных отношений в современном обществе риска. Формирование эмпирической базы исследования осуществлено с использованием основных идей по общей методологии подготовки диссертационных работ В. Ярской-Смирновой. Методическое обеспечение проведенных социологических исследований базировалось на идеях, изложенных в трудах следующих авторов: А. Бююль, И. Девятко, Е. Мещеркина, П. Романов, П. Цефель, В. Ядов, Е. Ярская-Смирнова.

Эмпирическая база исследования представлена анализом статистических данных и нормативно-законодательной базы по вопросам реализации социальной

15 политики в армии, содержит результаты комплекса качественных и количественных исследований, разработанных и проведённых при непосредственном участии автора в течение 2003-2012 годов. Количественные данные обработаны с применением программы SPSS с использованием частотного, кросс-табуляционного, факторного, кластерного, регрессионного анализа распределений, тестирования средних.

Собственные исследования диссертанта: 1) социальная экспертиза нормативно-правовых актов, отражающих меры социальной защиты участников боевых действий в США и России - законы, постановления, указы за период с 1941 по 2013 гг.; 2) анкетирование старшеклассников по проблеме формирования патриотизма как необходимого элемента выбора профессии военного (N = 270, г. Саратов, 2007 г.; N = 360, г. Саратов, г. Волгоград, 2012 г. - выборка кластерная); 3) экспертное интервью с учителями средних школ (г. Саратов); специалистами профессионального психологического отбора военных комиссариатов Алтайского края, Волгоградской, Архангельской, Липецкой, Астраханской, Самарской, Саратовской областей; с представителями социальных служб (г. Саратов) (N = 28, 2010-2011 гг.); 4) анкетирование военнослужащих с целью анализа успешности реализации мер социальной защиты в армии (N = 717, 4 военных округа Российской Федерации, выборка целевая - панельный опрос 2007-2011 гг.); 5) данные биографических интервью с военнослужащими (N = 55, 2010-2011 гг.), основанные на биографических событиях, выявляющих причины выбора профессии военного, удовлетворенность службой, основные атрибуты идентификации профессиональной принадлежности, комплекс социальных проблем и возможности их решения, уровень осведомленности о правах и гарантиях военнослужащих; 6) материалы анализа аудиозаписи развода в одной из воинских частей, демонстрирующей субкультуру военных как основной элемент поддержания правил и норм армии как социального института; 7) данные полуструктурированных интервью с ветеранами, членами семей участников и инвалидов BOB (N = 17, г. Саратов, 2011 г.) с целью ретроспективного анализа изменений системы социальной защиты в России; 8) данные лейтмотивных интервью с комбатантами войны в Афганистане,

16 контртеррористических кампаний на Северном Кавказе и членами их семей (N = 26, г. Саратов, 2011-2012 гг.); 9) анализ тендерных отношений в армии через использование метода неоконченных предложений (N=101, г. Электросталь, 2004 г.); 10) анализ уголовных дел, предоставленных Главной военной прокуратурой РФ, в которых потерпевшей стороной были женщины-военнослужащие в период 1998-2002 гг. (N=501, г. Москва, 2003 г.).

Исследования при личном участии автора: 1) анкетный опрос населения по проблемам социальной безопасности (N = 1200, г. Казань, Саратов, Томск, 2012 г., выборка стратифицированная); 2) анкетный опрос на тему «Отношение гражданского населения к операциям на Северном Кавказе и их участникам» (N = 909, г. Пенза, Самара, Саратов, 2011-2012 гг., выборка квотная); 3) анкетный опрос ком-батантов на тему «Политика социальной защиты участников борьбы с терроризмом» (N = 500, г. Пенза, Махачкала, Москва, Саратов, 2009-2010 гг. - выборка целевая); 4) интервью с представителями силовых структур на тему «Социальные последствия террористических действий: этноконфессиональный вектор напряженности в гражданском и армейском социуме» (N = 10, г. Электросталь, Московская область, 2004 г.).

Вторичный анализ данных - опросы: ФОМ «Безоглядная любовь . к Родине» (N=1500, 2001 г.); ФОМ «Патриотизм: критерии и проявления» (N=1500, 2006 г.); AHO «Левада-Центр» «Мониторинг социально-экономических перемен» (с 2000-3 по 2008-3); ВЦИОМ «Курьер» (с 2000-5 по 2010-01); ВЦИОМ «Сколько в России патриотов» (N=1600, 2010-2011 гг.); ВЦИОМ «Я в юристы бы пошел. пусть меня научат» (N = по 1600; 2006, 2009, 2012 гг.); AHO «Левада-Центр» «Северный Кавказ и положение дел в Чечне» (N = по 1600; 2007, 2009, 2010 гг.).

Достоверность и обоснованность результатов диссертационного исследования определяются непротиворечивыми теоретическими положениями, комплексным использованием теоретических парадигм, качественных и количественных методов, корректным применением положений социологии социальных институтов и структуры, социальной динамики, военной социологии, социологии социальной политики. Результаты и интерпретации проведенного эмпирического исследования соотнесены с известными экспериментальными данными отечественных и зарубежных ученых и научных коллективов.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в развитии нового направления — социологии гражданско-военных отношений, а также авторской методологии исследования социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, членов их семей. Новизна находит отражение в следующих позициях:

- предложена авторская интерпретация концепта гражданско-военных отношений, определены его системообразующие характеристики через теоретическую оптику циклических социальных изменений, структурно-функционального и не-оинституциального подходов;

- сформулировано авторское определение армии как аутопойетической системы, в которой разноуровневые элементы институциализируются и воспроизводятся в соответствии с принятой в государстве моделью гражданско-военных отношений, встроенных в общий контекст национальной социальной политики;

- обоснована оригинальная трактовка трансграничности гражданско-военных отношений, предполагающая расширение границ социальной ответственности армии до уровня обеспечения международной безопасности, наряду с функционированием различных моделей гражданско-военных отношений в западных и постсоветских странах;

- осуществлен инновационный подход к интерпретации профессионализации военных в системе гражданско-военных отношений, определены разные уровни концептуализации, предложено авторское определение офицерского корпуса как основного носителя военного профессионализма;

- по-новому представлена структура социального неравенства в системе гражданско-военных отношений, детерминированная сравнительной перспективой потенциальных возможностей и реального доступа к ценным благам и ресурсам между гражданским населением и военнослужащими;

- в авторской интерпретации предложены механизмы социальной политики, способствующие эффективному функционированию армии и взаимовыгодным

18 отношениям между армией и обществом, сформулирована авторская трактовка военно-социальной политики;

- с новых позиций предложено понимание патриотизма через призму социальной поддержки, сплоченности и инклюзии; на основании проведенного эмпирического исследования определены факторы конструирования патриотизма; с позиции старшеклассников составлен социальный портрет российского патриота;

- предложена авторская типология выбора профессии военного в зависимости от оценки доминирующих мотивационных предпочтений (прагматики, карьеристы, статусные, романтики, случайные люди), способствующая формированию политики воинского рекрутинга; выявлены маршруты выбора карьеры военнослужащего под воздействием реализации социальной политики в армии;

- по-новому проанализирован комплекс дискриминационных практик в армейском социальном пространстве; исследованы тенденции тендерной модификации вооруженных сил; обоснованы причины и предложены способы разрешения тендерных конфликтов в воинских подразделениях;

- с позиции авторской методологии раскрыт комплекс проблем военнослужащих в условиях реформирования армии; составлен авторский прогноз изменений уровня удовлетворенности воинской службой военнослужащими в зависимости от реализации мер социальной политики;

- с авторских позиций проведена стратификация этапов социальной политики в отношении ветеранов Великой Отечественной войны; проведены аналогии с реализацией социальных программ в отношении участников Второй мировой войны в США;

- в авторской интерпретации осуществлен компаративный анализ системы социальной защиты участников боевых действий в России (афганская война) и США (вьетнамская война);

- на основе эмпирических данных определены социальные риски участников контртеррористических операций на Северном Кавказе; по-новому выявлены противоречия реализации мер военно-социальной политики; маркировано отношение гражданского населения к комбатантам;

19

- выявлены новые дилеммы профессионализма военно-социальных работников; с авторских позиций раскрыта сфера деятельности военных и гражданских социальных работников в армии.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования обусловливается объективной необходимостью всестороннего изучения трансформационных процессов социальной политики в разновекторных взаимодействиях армии и общества. Представленные в работе исследования формируют целостное представление о современных моделях взаимодействий между военнослужащими, государством и гражданским населением, нивелируя теоретические разрывы объяснительных моделей различных дисциплин и наделяя эвристическим потенциалом социологическую теорию гражданско-военных отношений. Данный подход форсирует развитие социологии безопасности, социологии армии, социологии войны и мира, тендерной социологии, социальной политики, социальной работы. Социологический взгляд на структуру гражданско-военных отношений, трансформацию военного профессионализма, гражданский контроль через призму социальной политики способствует интегративному пониманию процессов взаимодействия армии и общества и модификации задействованных в нем социальных институтов. Выявленные недостатки и противоречия в системе социальной защиты кадровых и демобилизованных военнослужащих могут послужить ресурсом для оптимизации военно-социальной политики. Предложенные выводы могут использоваться при мониторинге, анализе, прогнозировании изменений гражданско-военных отношений и их последствий для общества, экспертизы нормативно-правовой базы, социальных программ. Результаты работы являются ресурсом для консолидации усилий исследователей, субъектов законодательной, исполнительной власти, практиков в обеспечении эффективного взаимодействия между политиками, армией и гражданским обществом. Рекомендации, разработанные автором, имеют существенную значимость при разработке программ по социальной адаптации военнослужащих в армейском и постармейском социальных пространствах, направлениях нон-дискриминационной социальной политики в вооруженных силах.

Результаты и выводы исследования составили основу ряда курсов, читаемых диссертантом на социально-гуманитарном факультете СГТУ имени Гагарина Ю.А.: прикладная социология, общая и политическая социология, теория и практика социальной работы, социальная демография, методология социологических исследований, конфликтология. На основе диссертации подготовлен ряд учебно-методических материалов, разработаны программы, используемые в обучении студентов кафедр социологии, социальной антропологии и социальной работы; экономической теории и экономики труда, психологии. Научные выводы могут быть использованы при чтении специализированных курсов по проблемам формирования эффективных гражданско-военных отношений, при проведении социологических исследований социальных структур общества, процессов и социальных институтов. Авторские разработки поддержаны грантами: программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» «Человеческое существование в условиях социальной модернизации» (2012, в составе коллектива); Министерства образования и науки РФ «Инклюзия как фундаментальный принцип социальной безопасности: потенциал сплоченности в контексте модернизации социальной политики России» (2012, в составе коллектива); Президента РФ на поддержку молодых кандидатов наук «Реализация социальной политики в армии в условиях изменяющейся России» (2006-2007); Фонда им. Генриха Бёлля «Социологический анализ соблюдения прав женщин-военнослужащих в условиях военной реформы» (2003-2005); МИОН «Социальные последствия террористических действий: этноконфессиональный вектор напряжённости в гражданском и армейском социуме» (2003-2004, в составе коллектива).

Похожие диссертационные работы по специальности «Социальная структура, социальные институты и процессы», 22.00.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Социальная структура, социальные институты и процессы», Суркова, Ирина Юрьевна

Выводы. В американской армии функции офицеров по социальной работе в большей степени связаны с обеспечением социально-психологического сопровождения военнослужащих в зоне вооружённых конфликтов, в период дислокации. Гражданские социальные работники в армейских формированиях имеют больший диапазон задач, в первую очередь тех, которые затрагивают механизмы предотвращения нарушений гражданских прав. В фокус внимания социальных работников попадают не только кадровые военные, но и члены их семей, демобилизованные военнослужащие, их жёны и дети, что расширяет взаимодействие между гражданскими службами социальной работы, армейским командованием и военно-социальными работниками. В России социального работника воспринимают как замполита, возлагая на него идеологические функции, что недалеко от истины, поскольку технически данные специалисты находятся в ведомстве органов воспитательной работы и нередко даже в нормативных источниках их идентифицируют с офицерами-воспитателями. Смещение дискурса социальной работы в сторону юриспруденции также обосновано, поскольку полное наименование должности содержит обращение к профилактике правонарушений. Социальный работник не просто осуществляет превентивные мероприятия, но и выявляет факты нарушения прав военнослужащих, пытается отстаивать их гражданские интересы в различных инстанциях, что фактически превращает данных специалистов в омбуд-сменов. Идентификация с психологами происходит чаще всего, когда в подразделении присутствует лишь один специалист, который начинает выполнять несколько функций. Такой симбиоз вполне объясним в условиях реформирования армии и тотального сокращения, причем военные психологи также начинают ассоциироваться с социальными работниками, если последнего нет в штатном расписании части.

В итоге социальный работник в российской армии становится интегрированным образом всех «помогающих» профессий. Кроме того, он не просто осуществляет функции социальной защиты военнослужащих, но и является инструмен

340 том контроля «дисциплинарной власти», для которой важно иметь в союзниках силовые структуры. Ориентация на «приватизированную социальную политику» позволит военно-социальным работникам минимизировать надзирательные функции и активизировать правозащитные, когда военнослужащие смогут почувствовать себя не просто составляющими армейской машины, а в первую очередь гражданами своей страны не только со своими обязанностями, но и правами.

Институт социальной работы призван защищать гражданские права, быть независимым от воли командования, отстаивать принципы гуманизма, однако милитаризм диктует свои требования, которые кардинальным образом отличаются от основных позиций, провозглашенных социальными работниками. В результате, несмотря на разные подходы к профессии социального работника, сформулированные выше, в американской и российской армиях остается актуальной общая проблема разделения ответственности между гражданскими и военными специалистами, поскольку проблематизируется независимость экспертного знания и принцип армейской субординации. Кроме того, успешной профессионализации военно-социальной работы в России мешают барьеры, связанные с частичной потерей альтруизма как одного из важных критериев эксклюзивных профессиональных групп; низким уровнем доверия со стороны военнослужащих как основных клиентов; сложностями специального образования, обоснованными мифом об опыте службы в армии, заменяющем компетентностный подход.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Социологический дискурс освещения проблем взаимодействия армии и общества открывает новые перспективы обеспечения социальной безопасности через использование механизмов социальной политики с целью выполнения социального контракта между армией, государством и гражданским обществом. При этом социальная политика выполняет компенсаторные, контролирующие функции и задачи поддержания эксклюзивного статуса профессиональных военных. Повышенный интерес к системе гражданско-военных отношений фокусируется в разновекторных аспектах социологического анализа, расширяющих диапазон взаимодействия армии и гражданских структур от изменения ролевого репертуара офицерского корпуса и отношения к этому со стороны гражданского населения до динамических трансформаций в сфере гражданского контроля над деятельностью силовых структур.

В социально-структурных отношениях общества армия и гражданское население находятся в постоянных интеракциях, выстраивая взаимную систему ожиданий, норм и ценностей. Краткий ретроспективный анализ возникновения армии показал, что, во-первых, насилие, облеченное в форму войны, становится одним из факторов зарождения государств, при этом общество начинает испытывать потребность в безопасности и защите от агрессоров, формируя социальный заказ на создание особого социального института - армию; во-вторых, основным фактором институциализации стала хабитуализация; в-третьих, любой социальный институт, в том числе армия, возникает в виде реакции на трансакционные издержки. Институциализация армии представляет собой перманентное социальное изменение, имеющее темпоральные и пространственные векторы развития, в связи с чем вооруженные силы необходимо рассматривать в качестве аутопойетической системы, образующей сеть разноуровневых взаимодействий в жестких условиях тотальных пространственно-временных границ. Процесс воспроизводства вооруженных сил происходит за счет рекрутирования гражданского населения, развития вооружения и новых способов ведения боевых действий, социальных механизмов регулирования гражданско-военных отношений. Цель институциализации

- придание военной организации законной силы для выполнения функции защиты государства от внешних угроз, контроля над нормативным поведением граждан внутри страны, влияния на возможных агрессоров в качестве сдерживающей силы. Процесс институциализации проходит на микроуровне - в межличностных и межгрупповых отношениях; мезоуровне - в воинских коллективах и макроуровне - системе взаимодействия государства, армии и общества. Элементы армии как аутопойетической системы сами начинают институциализироваться в результате чего в структуре вооруженных сил появились институты военно-социальной работы, альтернативной гражданской службы, военного духовенства.

Перспективы социологического подхода к систематизации теорий граждан-ско-военных отношений и концептуализации взаимодействий между армией и обществом позволяют проанализировать трансформации профессионализма офицерского корпуса и системы гражданского контроля. Функционалистский подход фиксирует процесс модернизации вооруженных сил в интересах государства и в соответствии с международными нормами и ценностями с целью обеспечения социальной безопасности. Конструктивистский подход объясняет систему взаимодействий между армией, политиками и гражданским обществом через распределение ресурсов, что приводит к регулированию уровня милитаризации общества. Критическая социальная теория определяет различные виды неравенств в разноуровневых взаимодействиях армии и общества. Привлекаемые теоретические подходы расширяют аналитические возможности интерпретации процессов, происходящих в вооруженных силах и гражданском обществе, относительно установления взаимовыгодного сотрудничества. Благодаря использованию интегральной парадигмы, признающей наличие объективно существующих структур с одновременным утверждением субъективности наделения смыслами социальных фактов, определены дилеммы в области обеспечения социальной безопасности. Они сконцентрированы не только вокруг поддержания консенсуса между автономностью военной организации и эффективной реализацией ее функционального предназначения при одновременном ограничении политической активности военнослужащих под контролем гражданских структур, но и реализации военносоциальной политики, как инструмента гражданского контроля и механизма расширения потенциальных возможностей военнослужащих.

С позиции прерогативного подхода существует четкое разграничение военных и гражданских миров, при этом баланс функционального и социетального императивов обеспечивается высоким профессионализмом военнослужащих, а эффективность деятельности военной организации достигается усилиями гражданского контроля. Представители прагматического подхода предложили искать области взаимопроникновения военного и гражданского миров на основании об-щеразделяемых демократических ценностей, растворения элитарности профессиональной группы военнослужащих в конгломерате гражданских профессий, что достигается фундаментальным переходом вооруженных сил к исполнению «полицейских функций». Модели гражданско-военных отношений вариативны, зависят от многих факторов и встроены в общий национальный контекст государственного управления, проникая в различные сферы жизнедеятельности общества, оказывая влияние на профессионализацию военных. В соответствии с этим, офицерский корпус представляет собой бюрократически институциализированное профессиональное сообщество, обладающее ответственностью за обеспечение национальной и международной безопасности; социальной солидарностью, основанной на действии уставов и воинской этике; ролевой мобильностью, позволяющей армии трансформировать свои профессиональные задачи в соответствии с угрозами и ожиданиями граждан; набором привилегий перед гражданским населением, зафиксированным в социальном законодательстве.

Разделение армейского и гражданского мира существует, как отличаются друг от друга любые другие профессиональные группы, однако антагонистического противостояния не происходит, поскольку армия рекрутирует своих солдат из гражданского общества, а после демобилизации военнослужащие также возвращаются к «мирной жизни». Военные и невоенные люди в первую очередь являются гражданами какой-либо страны, а уже потом делятся на представителей различных профессий. Безусловно, военная этика и субкультура накладывают отпечаток на ценностные представления, однако, то же самое происходит, например, с врачами, юристами, священниками. Каждый может стать жертвой рисковых ситуаций, при этом на военнослужащих возложена миссия защиты государства, в связи с чем, благодаря социальной политике, осуществляется контракт с обществом и государством. Если какие-то пункты нарушаются, то в отношениях триумвирата: военные - политики - граждане, возникают напряжение и конфликтные ситуации. В связи с этим, необходима реализация детальной, многоуровневой, полифункциональной программы социального обеспечения населения страны, в которой военнослужащие будут занимать особое, престижное место.

Катализатором изменений в системе гражданско-военных отношений становится глобализация рисков, угроз и неопределенностей, воспроизводящая новые формы социальных неравенств, проявляющиеся в разнице потенциальных возможностей или реальном доступе гражданского населения и военнослужащих к ценным благам и ресурсам. В условиях формирования единого мирового порядка, структура которого предполагает интеграцию человека через диалог культур в единое социальное пространство, армия помещается в структуру деятельности транснациональных организаций и наделяется функциями обеспечения планетарной безопасности, актуализируя концепцию трансграничности гражданско-военных отношений. В результате происходит изменение всей системы взаимодействий армии и общества, поскольку возникает потребность не только в демократическом контроле над армией на внутригосударственном уровне, но и над деятельностью наднациональных военно-политических организаций на международном уровне.

Военнослужащие своей особой трансграничной миссией обеспечения социальной безопасности претендуют на эксклюзивное положение по сравнению с гражданским населением, что повышает их статусные позиции в социальной стратификации современного общества и позволяет претендовать на дополнительный набор преференций через реализацию социальной политики. При этом, военно-социальная политика в широком смысле представляет собой деятельность государства и различных социальных институтов по обеспечению социального благополучия военнослужащих через предоставление равных стартовых возможностей, по сравнению с гражданским населением, на обладание ресурсами, повышающими качество жизни, уровень благосостояния, центростремительную социальную мобильность и развитие человеческого капитала. В узком смысле, военно-социальная политика - это инструмент социального контроля государства и гражданского общества над деятельностью силовых структур через редистрибутивные механизмы ресурсов как между гражданским населением и военнослужащими, так и внутри вооруженных сил.

Предложенная нами концепция влияния социальной политики на граждан-ско-военные отношения в современных условиях рискогенных процессов представляет взаимодействие между армией и обществом через призму социальной политики. Риски в условиях глобализации становятся взаимообусловленными, создавая сложные комбинации угроз (военных, экологических, миграционных, экономических), перемещаясь с уровня государства на уровень повседневности конкретной личности или сообщества, приближая человечество к порогу катастрофы. При этом формируется страта риск-производителей, использующих территории и население как ресурсные объекты и получающих от этого выгоды, а также страта риск-потребителей, вынужденных ежедневно преодолевать многократно увеличивающиеся угрозы. Данный стратификационный признак наблюдается как в армии, так и в гражданском социуме, позволяя пересмотреть классическую схему деления общества на военный и гражданский социумы. Социальные ярлыки жертв и палачей перестают обладать идентифицирующим потенциалом, поскольку риск-потребителями могут быть как комбатанты, так и мирные жители, подорвавшиеся на мине, заложенной задолго до их рождения. При этом нивелировать последствия военных действий призвана социальная политика, распределительный механизм которой используется риск-производителями для компенсационных выплат риск-потребителям.

В модели остается классическое понимание гражданского контроля, однако для его реализации используются механизмы социальной политики, обеспечивающие предупреждение милитаризации общества, эффективное функционирование армии как одного из основных агентов обеспечения социальной безопасности, а также взаимовыгодные гражданско-военные отношения. Военнослужащие получают дивиденды от своей рискогенной профессии, заключив с государством и гражданским обществом социальный контракт, благодаря которому за поддержание мира им полагается ряд преференций - достаток и престиж. Кроме того, военно-социальная политика способствует нивелированию последствий социальных неравенств, зафиксированных между риск-производителями и риск-потребителями в военном и гражданском социумах; между гражданским населением, попавшим в зону боевых действий, и комбатантами; между военнослужащими внутри военной организации, чей доступ к ресурсам зависит от оценки войны обществом, статусным положением в иерархической системе тотального института, вида полученной в ходе военной операции травмы.

Связующим элементом между гражданским и военным социумами является военно-социальный работник, который через реализацию мер социальной политики создает систему взаимодействия между ключевыми акторами (государством, военнослужащими и гражданским населением). В американской армии наблюдается своеобразный перекос в пользу «клинической социальной работы», которая фокусирует своё внимание на последствиях участия в боевых действиях; в российской армии социальный работник становится интегрированным образом всех «помогающих» профессий, на практике реализуя различные направления социальной политики. В практике социальной работы остаются актуальными дилеммы: «особые знания или жизненный опыт», подразумевающая дилетантское отношение военнослужащих к выполнению профессиональных задач военно-социальными работниками (характерно для российского кейса); «гражданские или военные социальные работники», проблематизирующая независимость экспертного знания и принцип армейской субординации; «доверие или недоверие», актуализирующая проблему переориентации военно-социальных работников из омбудсменов в инструмент контроля дисциплинарной власти. Несмотря на это специалисты по военно-социальной работе в России осуществляют достаточно большой объем работы по защите гражданских прав представителей военного социума, поэтому их сокращение из воинских частей, по сути, закрывает доступ гражданского общества к контролю над деятельностью силовых структур. В связи с этим представляется необходимым восстановление института военно-социальной работы, благодаря которому будут созданы условия для успешной самореализации служащих российских вооруженных сил. Необходим пересмотр миссии социальных работников в армии, поскольку на современном этапе реформирования вооруженных сил они отнюдь не являются проводниками социальной политики в воинских формированиях, а выступают неким связующим звеном между командованием части и как государственными (например, органы правопорядка, институт правосудия), так и некоммерческими (например, «Комитет солдатских матерей») организациями.

Необходимо с осторожностью контролировать распределительный механизм социальной политики, векторы которой направлены на различные сферы взаимодействия армии и общества: формирование патриотизма и гражданственности среди населения, увеличение престижности и конкурентоспособности офицерского корпуса на рынке труда, социальную поддержку комбатантов и гражданского населения, пострадавшего от боевых действий, идеологизированное почитание ветеранов Великой Отечественной войны, повышение социального статуса кадровых военнослужащих в системе гендерно-нейтральной воинской службы.

Одним из структурных элементов гражданско-военных отношений выступает военный профессионализм, который зависит от потенциала призывного контингента и офицерского корпуса. Приток человеческих ресурсов в армию обеспечивается привлекательностью воинской службы за счет льгот и гарантий военнослужащим, чувствами патриотизма и гражданственности, романтическими ожиданиями и продолжением династии. Особое значение проблема формирования патриотизма приобрела в постсоветский период, когда в нестабильной обстановке формирования суверенного российского государства национальное самосознание стало перерождаться в национализм и расизм. В результате наблюдается распространение различных форм социального исключения, маркирующих множественность неравенств, что попадает в фокус внимания социальной политики, при этом патриотизм зачастую используется в качестве инструмента политической борьбы. В ситуации гипертрофированного патриотизма, отсутствия социальной ответственности и взаимной поддержки инновационная социальная среда начинает угрожать социальной безопасности, что мешает модернизации страны. В социальной политике необходимо переключиться от конструирования внешних и внутренних врагов, дискурса угрозы Отечеству на экономическом, демографическом, политическом, социальном «поле боя», милитаристского подхода оценивания любых событий к принципу инклюзии разных по стилю жизни, социальному статусу, образованию, здоровью сограждан. В данном случае социальная безопасность, минимизация экстремизма и терроризма, нивелирование проявлений национализма и расизма возможны, в том числе, через выдвижение новых утверждений-требований, связанных с провозглашением равных возможностей, доступом к различного рода услугам, признанием и взаимным уважением.

Маршруты выбора армейской карьеры определяются не только наличием военно-патриотического настроя, что было основным мотивационным фактором в советское время, но и комплексом льгот и гарантий военнослужащим, выступающих маркером их эксклюзивного социального положения по сравнению с гражданским населением. Определившись с выбором профессиональной судьбы, молодые люди попадают в жесткие пространственно-временные лимиты тотального института, где начинает осуществляться их профессионализация. Происходит признание и принятие единства официальной (уставной) и неофициальной (армейская субкультура, дедовщина, землячество) систем. Основные атрибуты, маркирующие имидж военнослужащих в гражданском социуме, фиксируются в элементах инициации в виде присяги и обучения, хорошей физической подготовке, питейных практиках и речевых штампах. Только комбинирование нормативных -фасадных и ненормативных - закулисных практик создает образ настоящих военных, при этом человек в армии становится неотделим от своей профессиональной деятельности, она проникает в его жизнь, определяет приоритеты и диктует нормы и правила поведения в обществе.

Профессиональный дисплей армейской службы отражает тендерную структуру воинских частей, что находит свое воплощение в анализе взаимоотношений мужчин и женщин-военнослужащих. Анализ тендерных отношений в войсках свидетельствует о том, что на разных этапах развития общества роль женщины в пространстве войны и мира менялась от полного неприятия женщин в мужском армейском социуме до равноправия в выборе военного ремесла. Изменение тендерного состава вооруженных сил маркируется проявлениями социальных неравенств и практиками дискриминации женщин в традиционных для патриархатных обществ мужских воинских сообществах. Запускающим механизмом дискриминации являются тендерные стереотипы, которые становятся моделями повседневных практик и выступают барьерами для создания нон-дискриминационной среды в армии. Идеология социальной политики предполагает нивелирование последствий дискриминации и проявляется в реализации прав на заключение контракта для прохождения воинской службы, равный труд и оплату, социальную защиту, образование и достойные жилищные условия, карьерный рост, защиту от социального отчуждения, независимо от половой принадлежности рекрутов. Учитывая, что социальная политика решает задачи стратегического обеспечения национальной безопасности страны, оказывая содействие в воспроизводстве социального потенциала, реализация тендерного равенства в войсках будет способствовать соблюдению принципов социальной сплоченности и справедливости в обществе.

Военный профессионализм проявляется в результативности выполнения военнослужащими, независимо от половой принадлежности, поставленных перед ними задач, что во многом зависит от уровня удовлетворенности представителей силовых структур своим социальным положением и воинской службой. По данным исследования оказалось, что расчеты вероятности удовлетворенности службой выявили значимость проблемных зон, связанных с материальным обеспечением воинской части, фактами нарушения прав со стороны начальства, постоянными стрессовыми ситуациями на рабочем месте. Военно-социальные проблемы пересекаются и образуют векторы напряженности в армейском социальном пространстве, связанные с денежным довольствием, обеспечением жильем, реализацией льгот и гарантий, что попадает в зону интересов, как государства, так и гражданского общества. Предположение о том, что уровень удовлетворенности условиями службы зависит от поддержки военнослужащими закона о монетизации льгот, раскрыло перспективы составления типологии на основе факторного анализа. Оказалось, что отношение респондентов к замене льгот денежным эквивалентом имеет в основном негативную оценку. Высокая значимость льготного обеспечения для военнослужащих обусловлена скорее не с позиции компенсаторного вознаграждения за риск-опыт и отчуждаемые свободы, а со стороны особого вида привилегий, отличающих военных от гражданского населения.

Под действие военно-социальной политики подпадают различные категории военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей. Однако, в системе гражданско-военных отношений центральное место занимают участники боевых действий, которые, в отличие от остальных военнослужащих, вступают с гражданским населением в более сложные взаимодействия. Социальный статус комбатантов во многом зависит от того, была ли признана война справедливой, от отношения населения к представителям силовых структур, от нормативного закрепления статусных позиций в законодательстве. Среди всех категорий военнослужащих, самый почетный статус со всеми вытекающими преференциями занимают ветераны ВОВ. Проведенный анализ позволил сделать обобщение, что гражданско-военные отношения выстраивались согласно приоритетам государственной политики в сложной конкурентной борьбе между социализмом и капитализмом, при этом социальная защита ветеранов и инвалидов ВОВ выступала в качестве идеологического оружия, в результате чего интегрирование бывших фронтовиков в мирный социум происходило дифференцированно и зависело от конкретного исторического периода.

В менее выгодных условиях оказались участники вьетнамской войны (США) и афганской войны (СССР), поскольку меры социальной поддержки во многом зависят как от экономического благосостояния страны, политических приоритетов, так и от отношения населения к войне, участники которой претендуют на особое социальное положение. Оценка справедливости вмешательства в

351 дела другого государства формирует концепцию либо уважения, либо игнорирования или неприятия комбатантов в гражданском социуме. Компаративный анализ системы социальной защиты ветеранов боевых действий позволил выявить, что в США и России на государственном уровне были проведены мероприятия по реабилитации комбатантов, касающиеся принятия мер в области обучения (переобучения) гражданским специальностям, помощи в решении жилищных проблем и, наконец, в сфере медицинского обслуживания. Однако на основании результатов эмпирического исследования были зафиксированы: слабый уровень информационного обеспечения российских комбатантов в области социальной защиты, минимизация консультативных пунктов, отсутствие программ по социальной поддержке воинов-афганцев, попавших в сложные жизненные обстоятельства. Ретроспективный анализ позволил сделать вывод о том, что вместо популяризации образов комбатантов «как жертв или как палачей», необходимо увеличение гражданского контроля над действиями армии.

Третья категория комбатантов представлена участниками контртеррористических операций на Северном Кавказе (КТО). Стратегия триангуляции позволила определить риски, с которыми сталкиваются участники КТО после возвращения из мест боевых действий: негативные оценки целедостижения боевых действий, как со стороны общественного мнения, так и со стороны самих представителей силовых структур, служивших в зоне вооруженных конфликтов на Северном Кавказе; уровень удовлетворенности комбатантов своим участием в операциях; социально-психологические проблемы реадаптации к поствоенному социальному пространству; настороженное отношение гражданского населения к военнослужащим, пережившим сверхстрессовые условия боевых действий. Неудовлетворенность комбатантами своей ролью в КТО, неоднозначное мнение населения относительно государственных действий в области разрешения вооруженных конфликтов на Северном Кавказе, фрагментарность системы социальной защиты, зафиксированная в опросе комбатантов, приводит к синдрому профессионального выгорания, а также к возможной демотивации участия в боевых кампаниях. При этом, для офицеров подобный риск-опыт оценивался как необходимый этап про

352 фессиональной социализации, расширяющий потенциальные возможности для карьерного роста и повышения материального достатка.

На практике комплекс проблем военнослужащих - участников КТО проявился в слабой информированности ветеранов относительно полагающихся им по закону льгот и гарантий, законодательно зафиксированных, но не доведенных до реципиентов. В ходе исследования было выявлено, что основная причина этого связана с использованием распределительного механизма социальной политики в интересах риск-производителей, которые, с одной стороны, декларируют расширенный набор преференций риск-потребителям (комбатантам), а, с другой стороны, негласно транслируют органам социальной защиты идеи экономии средств. В результате для комбатантов продолжают оставаться актуальными бюрократические проблемы оформления статуса ветерана боевых действий, который пролонгируется на всю жизнь и включает в себя возможность пользования дополнительными компенсациями и льготами; трудности обеспечения жильем и санаторно-курортным лечением; низкая сумма ежемесячных выплат.

Повысить эффективность реинтеграции и реадаптации участников боевых действий в гражданском социуме возможно через усиление мер социальной защиты данной категории граждан с использованием следующих рекомендаций: во-первых, необходимо пролонгированное социально-психологическое сопровождение участников боевых действий на весь период дислокации (до отправки в зону боевых действий; во время участия в вооруженном конфликте; после возвращения в поствоенное социальное пространство); во-вторых, в воинских формированиях необходим специалист (военный психолог или военно-социальный работник), который будет специализироваться только на сопровождении комбатантов, без рутинной работы с личным составом; в-третьих, необходимо усиление идеологического направления социальной политики через расширение информирования населения о социально-политической обстановке в зонах конфликта, целей боевых операций и результатов их достижения, значимости и роли представителей силовых структур в разрешении вооруженных конфликтов, их социальной ситуации после возвращения из зоны боевых действий; в-четвертых, необходимо наладить

353 информационный канал с комбатантами, обеспечивающий им доступ к необходимой информации, связанной с правом на обладание всех видов преференций; в-пятых, нужен контроль над соблюдением предоставления положенных по закону льгот и гарантий, в том числе по объему и времени предоставления выплат, обеспечению санаторно-курортным лечением, а также решением «квартирного вопроса»; в-шестых, следует создать телефон доверия, по которому комбатанты могут получить необходимую информацию и высказать свои проблемы; в-седьмых, через масс-медиа необходимо транслировать позитивный образ комбатантов, поскольку это представители силовых структур, выполняющих важную для гражданского населения миссию защиты от внешних и внутренних угроз.

Список литературы диссертационного исследования доктор социологических наук Суркова, Ирина Юрьевна, 2013 год

1. Абрамов Р.Н. Профессиональный комплекс в социальной структуре общества (по работам Т. Парсонса) / Р.Н. Абрамов // Социологические исследовании. 2005. №1. С. 54-65.

2. Адибекян Н.О. Военное измерение тендера / Н.О. Адибекян // Научные проблемы гуманитарных исследований. 2008. №13. С. 4-11.

3. Амиров В.М. Локальная война в зеркале российской военной прессы: кон-цептосфера и прагматика двух дискурсов / В.М. Амиров // Известия Уральского государственного университета. 2007. №52. С. 87-96.

4. Антонченко В.В. Проблемы предупреждения воинской преступности / В.В. Антонченко // Вестник Калининградского юридического института МВД России. 2009. № 2(18). С. 31-37.

5. Антропология профессий, или посторонним вход разрешен / под ред. П. Романова, Е. Ярской-Смирновой. М.: ООО «Вариант», ЦСПГИ, 2011. 356 с. ISBN 978-5-903360-56-7.

6. Арбатов А. Военная реформа России: состояние и перспективы / А. Арбатов,

7. B. Дворкин. М.: Моск. Центр Карнеги, 2013. 79 с. ISBN 978-5-905046-18-6.

8. Армия России: состояние и перспективы / под ред. Р.Г. Яновского, Ю.И. Дерюгина, М.: ИСПИ РАН; ЦСНБ, 1999. 286 с. ISBN 5-755-60099-6.

9. Артановский С.Н. Глобализация и де-глобализация / С.Н. Артановский // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. №4. 2011. С. 6-14.

10. Балабанов A.C. Социальное неравенство: факторы углубления депривации / A.C. Балабанов, Е.С. Балабанова // Социологические исследования. 2003. №7.1. C. 34-43.

11. Банников К.JI. Антропология экстремальных групп: доминантные отношения среди военнослужащих срочной службы Российской армии / K.JI. Банников. М.: Наука, 2002. 400 с. ISBN 5-201-14632-5.

12. Батай Ж. Структура и функции армии / Ж. Батай // Дени О. Коллеж социологии. СПб.: Наука, 2004. С. 134-138. ISBN№ 5-02-026870-4.

13. Бауман 3. Глобализация. Последствия для человека и общества / 3. Бауман. М.: Весь мир, 2004. 188 с. ISBN 5-7777-0303-8.

14. Бек У. Молчание слов и политическая динамика в глобальном обществе риска / У. Бек // http://www.laws-portal.ru/lib/silent-words-political.htm. 28.11.2001. Дата обращения к ресурсу 21.12.2012.

15. Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну / У. Бек. М.: Прогресс-Традиция, 2000. 384 с. I5BN 5-89826-059-5.

16. Белов В.А. Идеология и социальные вызовы современной национальной политики / В.А. Белов // Вестник Российского государственного гуманитарного университета. 2010. №3. С. 82-93.

17. Бергер П. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания / П. Бергер, Т. Лукман. М.: Медиум, 1995. 323 с. ISBN 5-85691-036-2.

18. Бест Дж. Конструкционистский подход к исследованию социальных проблем / Дж. Бест // Контексты современности-Ii: хрестоматия / сост. и ред. С. А. Ерофеев. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2001. С. 164-175. ISBN 5-7464-0681-3.

19. Блау П.М. Различные точки зрения на социальную структуру и их общий знаменатель / П.М. Блау // Американская социологическая мысль / под ред. В.И. Добренькова. М.: Междунар. ун-т бизнеса и управления, 1996. С. 7-28. ISBN 5-89313-001-4.

20. Бовуар С. де. Второй пол / С. де Бовуар. М.: Прогресс; СПб.: Алетейя, 1997. 832 с. ISBN: 5-01-003638-Х.

21. Богданова Е.А. Советская традиция правовой защиты, или в ожидании заботы / Е.А. Богданова // Неприкосновенный запас: дебаты о политике и культуре. 2005. №1 (39). С. 76-83.

22. Богомолов Г.С. Модель подготовки курсантов к военно-социальной работе в подразделении / Г.С. Богомолов // Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. Серия гуманитарные науки. 2006. № 3. С. 116-119.

23. Бодрийяр Ж. Прозрачность зла / Ж. Бодрийяр. М.: Добросвет, 2009. 260 с. ISBN 978-5-98227-617-9.

24. Бородкин Ф.М. Социальные эксклюзии / Ф.М. Бородкин // Социологический журнал. 2000. №3/4. С. 5-17.

25. Бурдье П. Социология политики / П. Бурдье. M.: Socio-Logos, 1993. 336 с. ISBN 5-86709-005-1.

26. Бурдье П. Социология социального пространства / П. Бурдье. СПб.: Алетейя, 2007. 288 с. ISBN: 978-5-903354-054.

27. Вебер М. Избранные произведения / М. Вебер. М.: Прогресс, 1990. 808 с. ISBN 5-01-001584-6.

28. Вестов Ф.А. Гражданский контроль над вооруженными силами в правовом государстве / Ф.А. Вестов, Д.Е. Петров // Военная мысль. 2012. №8. С. 52-60.

29. Владимиров А.И. Военно-гражданские отношения в России / А. Владимиров // Факт. №17. 2005 // http://wvvw.fact.ru/www/arhivl7dr-l.htm. Дата обращения к ресурсу 2.02.2013.

30. Война и мир Дмитрия Медведева / сост. К. Танаев, П. Данилин. М.: Изд-во «Европа», 2009. 228 с. ISBN 978-5-9739-0186-8.

31. Гажев Б.Н. От ВТЭК до МСЭ, или «. Как всегда» / Б.Н. Гажев // Нева. 2007. №4. С. 216-218.

32. Галицкий В.П. Государственная идеология в борьбе с экстремизмом и терроризмом / В.П. Галицкий // Обозреватель Observen 2010. №12. С. 13-24.

33. Гапова Е. Революция и тендерный контракт или Может ли комсомолка отказать комсомольцу? / Е. Гапова // Неприкосновенный запас. 2008. №4 (60). С. 288-302.

34. Гидденс Э. Элементы теории структурации / Э. Гидденс. М.: Директ-Медиа, 2007. 64 с. ISBN 978-5-94865-950-3.

35. Гидденс Э. Судьба, риск и безопасность / Э. Гидденс // Thisis. 1994. №5. С. 107-134.

36. Глушков Ю. Проблемы развития военно-социальной работы с военнослужащими по призыву в Вооруженных Силах Российской Федерации / Ю. Глушков / Вестник Мурманского Государственного Технического Университета. 2011. Т. 14. № 4. С. 868-879.

37. Глушков Ю. Теоретико-методологические подходы к изучению военно-социальной работы с военнослужащими ВМФ РФ / Ю. Глушков // Морской сборник. 2011. №8. С. 46-51.

38. Гольц А. Главное препятствие военной реформы российский милитаризм / А. Гольц // Pro et Contra. 2004. Т. 8. № 3. С. 56-68.

39. Готлиб A.C. Введение в социологическое исследование: качественный и количественный подходы. Методология. Исследовательские практики / A.C. Готлиб. М.: Изд-во Флинта, 2005. 384 с. ISBN: 5-89502-759-8.

40. Гофман И. Представление себя в повседневной жизни / И. Гофман. М.: КАНОН ПРЕСС - Ц КУЧКОВО ПОЛЕ, 2000. 304 с. ISBN 5-93354-006-4.

41. Григорьева И.А. Современная социальная политика: возможности и ограничения / И.А. Григорьева. СПб.: ЛГУ им. Пушкина, 2011. 302 с. ISBN 5829010909.

42. Гришин И. Человеческое развитие: количественное измерение и процессы в мировой системе / И. Гришин // Мировая экономика и международные отношения. 2010. №7. С. 102-114.

43. Гудков Л. «Память» о войне и массовая идентичность россиян / Л. Гудков // Неприкосновенный запас: дебаты о политике и культуре. 2005. №2-3 (40-41). С. 46-58.

44. Гумб К. Армия и общество: новые подходы к старой проблематике / К. Гумб // Русский сборник: исследования по истории России / ред.-сост. О. Р. Айра-петов, М. Йованович и др. М.: МОДЕСТ КОЛЕРОВ, 2010. С. 171-193. ISBN 978-5-905040-01-6.

45. Гумплович Л. Общее учение о государстве / Л. Гумплович. СПБ.: Типография товарищества «Общественная польза», 1910. 541 с.

46. Данилова Н.Ю. Армия и общество: принципы взаимодействия / Н.Ю. Данилова. СПб.: Норма, 2007. 344 с. ISBN: 978-5-87857-9.

47. Данилова Н.Ю. Конструирование военного синдрома: «вьетнамский» и «афганский» синдром / Н.Ю. Данилова // Мир и война: культурные контексты социальной агрессии / под ред. И.О. Ермаченко, Л.П. Репиной. М.: ИВИ РАН, 2005. С. 231-248. ISBN 5-94067-150-0.

48. Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта / Р. Дарендорф. М.: Директ-Медиа, 2007. 21 с. ISBN 978-5-94865-946-6.

49. Девятко И.Ф. Методы социологического исследования / И.Ф. Девятко. М.: КДУ, 2006. 208 с. ISBN 5-7525-0611-5.

50. Дедовщина в армии (сб. социологических документов) // Под ред. С.А. Бела-новского. М.: Ин-т народнохозяйственного прогнозирования, 1991. 214 с.

51. Дмитриев Г.Г. К вопросу исследования профессиональной деятельности военнослужащих-женщин в войсках связи / Г.Г. Дмитриев // Культура физическая и здоровье. 2012. №1. С. 44-50.

52. Драйвер Д. Прагматический подход: к вопросу военно-гражданских партнерских отношений. Европа в поиске дополнительных ролей для вооруженныхсил и гражданского сектора / Д. Драйвер // perConcordiam. 2011. Т. 1. №4. С. 12-17.

53. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии / Э. Дюркгейм. М.: Канон, 1996. 432 с. ISBN 5-88373-036-1.

54. Едличко А.И. Реализация национального в семантике политических интерлексем (на примере слов патриот / (der) pftriot / patriot) / А.И. Едличко // Вестник Университета Российской академии образования. 2008. №4. С.47-50.

55. Ежов О.Н. Онтология социального времени / О.Н. Ежов. Саратов: Са-рат.гос.техн.ун-т, 2000. 480 с. ISBN 5-7433-0728-8.

56. Жирнов Н. К вопросу о возможности органического сочетания идеологии и модернизации / Н. Жирнов // Власть. 2011. №5. С. 45-47.

57. Жолобов С.И. Образ патриота в современной России (анализ интернет-материалов либеральной направленности) / С.И. Жолобов // Вестник Нижегородского лингвистического университета им. H.A. Добролюбова. 2011. №13. С. 239-240.

58. Зарплата в Армии от солдата до генерала: страны СНГ и Европы // Военное обозрение. 8.02.2011.

59. Заславская Т.Н. Современное российское общество: социальный механизм трансформации / Т.Н. Заславская. М.: Дело, 2004. 400 с. ISBN 5-7749-0366-4.

60. Зомбарт В. Идеалы социальной политики / В. Зомбарт // Избранные работы. М.: Территория будущего, 2005. 344 с. ISBN 5-7333-0180-5.

61. Зубкова Е.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность, 1945-1953 /Е.Ю. Зубкова. М.: РОССПЭН, 2000. 229 с. ISBN 5-8243-0069-0.

62. Иванова Ю.Н. Храбрейшие из прекрасных: женщины России в войнах / Ю.Н. Иванова. М.: Российская политическая энциклопедия, 2002. 272 с. ISBN: 58243-0297-9.

63. Иеринг Р. Избранные труды / Р. Иеринг. СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006. 624 с. ISBN 5-94201-492-2.

64. Ильин В. Классовая структура: классические концепции и современная Россия / В. Ильин // Отечественные записки. 2003. №4 (12). С. 492-500.360

65. Капелюшников Р.И. Экономическая теория прав собственников (методология, основные понятия, круг проблем) / Р.И. Капелюшников. М.: ИМЭМО, 1990. 90 с.

66. Капицын В.М. Космополитизм компонент «мягкой силы» и глобального управления / В.М. Капицын // Обозреватель - Observer. 2009. №10. С. 70-79.

67. Каргалова М. Социальная политика как один из инструментов построения системы европейской безопасности / М. Каргалова // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. 2006. №19. С.13-15.

68. Карпущенко C.B. Быт русской армии XVIII начала XX века / C.B. Карпу-щенко. М.: Воениздат, 1999. ISBN: 5-203-01889-8.

69. Карташов И.Г. Условия жизни военнослужащих по контракту как фактор их здоровья / И.Г. Карташов // Социологические исследования. 2008. №2. С. 118-122.

70. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / М. Кастельс. М.: ГУ ВШЭ, 2000. 606 с. ISBN 5-7598-0069-8.

71. Кащенко Е.А. Сексуальная культура военнослужащих / Е.А. Кащенко. М.: Едиториал УРСС, 2003. 272 с. ISBN ISBN 5-354-00384-9.

72. Кинсбурский A.B. Реабилитация участников Афганской войны в общественном мнении / A.B. Кинсбурский, М.Н. Топалов // Социологические исследования. 1992. №1. С. 104-107.

73. Клаузевиц К. Фундаментальный подход к войне / К. Клаузевиц // Сравнительное изучение цивилизаций: хрестоматия / Сост. Б. Ерасов. М.: Аспект Пресс, 1999. С. 293-294. ISBN 5-7567-0217-2.

74. Коваленко Е.А. Воронка бездомности и ограничение потенциальных возможностей / Е.А. Коваленко // Журнал исследований социальной политики. 2010. Т.8. №4. С. 519-537.

75. Кожемко О. Стратегия в действии: о результатах реализации Стратегии социального развития Вооруженных сил Российской Федерации в 2008 году / О. Кожемко // Армейский сборник. 2009. №2. С. 2-4.

76. Козырев Г.И. Социальное действие, взаимодействие, поведение и социальный контроль / Г.И. Козырев // Социологические исследования. 2005. №8. С. 124-129.

77. Козырев Г.И. Социальные процессы и изменения / Г.И. Козырев // Социологические исследования. 2005. №3. С. 113-119.

78. Кононенко Б.И. Патриотизм и культура / Б.И. Кононенко // Социология власти. 2005. № 4. С. 47-56.

79. Константинова JI.B. Интерпретация социальной политики в контексте социального неравенства / JI.B. Константинова // Вестник Поволжской академии государственной службы. 2011. №4. С. 87-94.

80. Константиновский Д.Л. Динамика неравенства. Российская молодежь в меняющемся обществе: ориентации и пути в сфере образования (от 1960-х годов к 2000-му / Д.Л. Константиновский. М.: Эдиториал УРСС, 1999. 341 с. ISBN 5836000204.

81. Копылов И.А. Армия и политика в современном мире / И.А. Копылов // Власть. 2011. №2. С. 80-83.

82. Кораблева Г.Б. Социальные институты и социальные организации: особенности их взаимодействия / Г.Б. Кораблева // Известия Уральского федерального университета. Серия 3: Общественные науки. 2009. Т.70. №4. С. 11-118.

83. Кормина Ж.В. Алкоголь, армия, нечистая сила / Ж.В. Кормина // Мифология и повседневность: тендерный подход в антропологических дисциплинах. СПб.: Алетейя, 2001; Инс-т рос. лит-ры РАН, 2001.С. 233-246. ISBN 5893294238.

84. Корнилов П.А. Война и насилие: методология социоментального исследования / П.А. Корнилов. Казань: Изд-во КГТУ, 2007. 196 с. ISBN 978-5-78820494-9.

85. Коровников A.B. Социальная защита военнослужащих в зарубежных государствах: правовое регулирование / A.B. Коровников. М.: РАУ-университет, 1997. 206 с. ISBN 5-86014-111-1.

86. Коротченко И. Новый облик Вооруженных Сил РФ становится реальностью / И. Коротченко // Индекс безопасности. 2011. №1. С. 57-60

87. Корякин В.М. Актуальные проблемы военно-социальной политики Российской Федерации / В.М. Корякин. М.: Главное управление воспитательной работы ВС РФ, 2004. 134 с.

88. Корякин В.М. Военно-социальная работа в Вооруженных Силах Российской Федерации: вопросы теории и практики / В.М. Корякин. М.: Глав, упр-е вос-пит. раб. ВС РФ, 2004. 136 с.

89. Корякин В.М. Стратегия социального развития Вооруженных сил России -путь к качественному изменению военно-гражданских отношений / В.М. Корякин, JI.B. Певень // Право в Вооруженных силах. 2008. № 1. С. 2-11.

90. Костин P.A. Социальная стратификация: к вопросу понимания / P.A. Костин, Е.Д. Невесенко // Теория и практика сервиса: экономика, социальная сфера, технологии. 2011. №7. С. 73-79.

91. Кошкин А. Герои и патриоты в современном кинематографе / А. Кошкин, С. Мельков // Власть. 2011. №1. С. 74-76.

92. Крутилин Д.С. Имидж офицерского корпуса российской армии: по публикациям в СМИ / Д.С. Крутилин // Обозреватель Observer. 2011. №4. С. 16-23.

93. Кузнецов В.Н. Идеология: социологический аспект / В.Н. Кузнецов. М.: Книга и бизнес, 2005. 816 с. ISBN 5-212-00972-3.

94. Кузнецов Д.В. «Вьетнамский синдром» в общественном мнении США / Д.В. Кузнецов // Общественные науки и современность. №2. 2012. С. 126-135

95. Кузнецов Д.В. Взаимодействие внешней политики и общественного мнения в США: некоторые актуальные вопросы / Д.В. Кузнецов. М.: УРСС, 2010. 496 с. ISBN: 978-59484-01168-1.

96. Култыгин В.П. Количественный и качественный анализ: органическое единство или автономия / В.П. Култыгин // Социологические исследования. 2004. №9. С. 10-12.

97. Курочко М.М. Война и армия как средства реализации онтологий социальной проективности в условиях глобализации / М.М. Курочко // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Философские науки. 2010. №2. С. 53-58.

98. Куценко О.Д. Суспшьство нер1вних. Класовий анал1з нер1вностей в сучасно-му суспшьств^Спроби захщно1 соцюлогп / О.Д. Куценко. Харюв: Вид.центр Харк.ун-ту, 2000. 316 с.

99. Лебедева Л. США: социальная защита ветеранов / Л. Лебедева // Человек и труд. 2005. №5. С. 32-35.

100. Левада Ю. Общественное мнение у горизонта столетий / Ю. Левада // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. М: Всерос. центр изуч. общест. мнения, №6. 2000. С. 8-14.

101. Левашов В.К. Глобализация и социальная безопасность/ В.К. Левашов // Социологические исследования. 2001. №3. С. 21-22.

102. Левашов В.К. Патриотизм в контексте современных социально-политических реалий / В.К. Левашов // Социологические исследования. 2006. №8. С. 67-76.

103. Липский И.А. Военно-социальная работа на уровне человека / И.А. Липский // Армия и общество. 1998. №1. С. 84-95.

104. Луговая О.М. Региональные особенности социально-психологической работы с военнослужащими и их семьями / О.М. Луговая // Вестник Ставропольского государственного университета. 2010. №71. С. 188-195.

105. Луков В.А. Курсанты: Плац. Быт. Секс / В.А. Луков, Д.Л. Агранат. М.: Флинта: Наука, 2005. ISBN 5-89349-703-1.

106. Луман Н. Общество как социальная система / Н. Луман. М.: Логос, 2004. 232 с. ISBN 978-5-02-026871-5.

107. Люблинский B.B. Социальная политика в условиях глобализации: опыт развитых стран / В.В. Люблинский // Политические исследования. 2008. №6. С. 130-146.

108. Мак-Люэн М. Галактика Гутенберга: сотворение человека печатной культуры / М. Мак-Люэн. Киев: Ника-Центр, 2003. 432 с. ISBN 966-521-295-8.

109. Малахов B.C. Гражданство как объект социальной и философской теории: критическое введение /B.C. Малахов // Гражданство и гражданское общество, М.: ИД ГУ ВШЭ, 2011. С. 7-50. ISBN 978-5-7598-0799-5.

110. Малиновский В.Ф. Рассуждения о войне и мире / В.Ф. Малиновский // Трактаты о вечном мире / сост. И. С. Андреева, A.B. Гулыга. М.: Соцэкгиз, 1963.

111. Мансуров В.А. Социология профессий. История, методология и практика исследований / В.А. Мансуров, О.В. Юрченко // Социологические исследования. 2009. №8. С. 36-46.

112. Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Одномерный человек: Исследование идеологии развитого индустриального общества / Г. Маркузе. М: ООО "Издательство ACT", 2002. 526 с. ISBN 5-170-11041-3.

113. Матурана У. Дерево познания: биологические корни человеческого понимания / У. Матурана, Ф. Варела. М.: Прогресс-Традиция, 2001. 224 с. ISBN 5-89826-103-6.

114. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура / Р. Мертон. М.: ACT, ХРАНИТЕЛЬ, 2006. 873 с. ISBN 5-17-029089-6.

115. Метляева Е.В. Особенности социально-психологических факторов профессионального стресса женщин-военнослужащих / Е.В. Метляева // Вестник Военного университета. 2011. №2(26). С. 34-38.

116. Милиция между Россией и Чечнёй. Ветераны конфликта в российском обществе / под ред. А. Новиковой. М.: Демос, 2007. 302 с. ISBN 9785-85941-155-9.

117. Михель Д.В. Мужчины, мальчики и поле боя / Д.В. Михель // Тендерные исследования. 2001. №6. С. 133-149.

118. Михель Д.В. Власть, управление, население: возможная археология социальной политики Мишеля Фуко. // Журнал исследований социальной политики. 2003. №1. С. 91-106.

119. Морев Д.А. Амартия Сен и ограниченность утилитаризма / Д.А. Морев // Экономические науки. 2010. №8. С. 37-41.

120. Мюрберг И.И. Т. Маршалл и концептуальная история режимов гражданства / И.И. Мюрберг//Политико-философский ежегодник. 2010. №3. С. 82-95.

121. Михневич Н.П. Эволюция военного дела в связи с эволюцией форм строения государства / Н.П. Михневич // Вестник милиционной армии. 1921. №.4-5.1. С. 8-16.

122. Найт Ф. Понятия риска и неопределенности / Ф. Найт // Thisis. 1994. №5. С. 12-28.

123. Наливайченко И.В. Специфика патриотизма в условиях глобализации культуры / И.В. Наливайченко // Современные проблемы науки и образования. 2011. №2. // wmv.science-education.ru/96-4583. Дата обращения: 28.07.2011.

124. Настольная книга войскового психолога, офицера по организации общественно-государственной подготовки и военно-социальной работы. М.: За права военнослужащих, 2003. 383 с. ISBN 5-93297-045-6.

125. Наумов С.Ю. Гражданское и патриотическое воспитание молодежи / пре-дисл. Ю.И. Тарского / С.Ю. Наумов, Н.Я. Чернышкина. Саратов: Поволжскаяакадемия государственной службы им. П.А. Столыпина, 2007. 172 с. ISBN 58180-0261-6.

126. Национальная безопасность и демократия в Израиле: в 4 т. Т.1: Армия и политика в еврейском демократическом государстве / под ред. Б. Нойнберга, И. Бен-Ами, А. Эпштейна. Раанана: Открытый университет Израиля, 2007. 368 с. ISBN 978-965-06-0934-4.

127. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / Д. Норт. М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997. 180 с. ISBN5-88581-006-0.

128. Образцов И.В. Армия как социальный институт государства: российский опыт в контексте мировых тенденций / И.В. Образцов // Вестник Московского государственного лингвистического университета. 2013.№2. С. 151-171.

129. Образцов И.В. Военная социология: проблемы исторического пути и методологии / И.В. Образцов // Социологические исследования. 1993. №12. С. 4-20.

130. Образцов И.В. Социология войны и мира: теоретико-методологические проблемы анализа / И.В. Образцов // Тезисы докладов семинара «Социология войны и мира», МГУ им. М.В. Ломоносова // http://worldspol.socio.msu.ru/ 28.02.2005.

131. Олифриенко Е.П. Экстремистская деятельность и противодействие терроризму на Северном Кавказе (на примере Карачаево-Черкесской республики) / Е.П. Олифриенко // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2011. №1. С. 292-295.

132. Омельчук Р.К. Вера и фанатизм. Определение границ понятий / Р.К. Омель-чук // Проблемы социально-экономического развития Сибири. 2011. №4. С.165-169.

133. Островская Е.А. Концепции институционализации в германской теоретической социологии второй половины XX века / Е.А. Островская // Вестник РУДН, серия Социология. 2003. №1(4). С. 96-113.

134. Охтинский Б. Упала-отжалась. Женский вопрос в армии США глазами русского антифеминиста / Б. Охотинский // Армейский сборник. 2000. №3. С. 70-71.

135. Парето В. Компендиум по общей социологии / В. Парето. М.: ГУ ВШЭ, 2008. 512 с. ISBN 978-5-7598-0573-1.

136. Парсонс Т. О структуре социального действия / Т. Парсонс. М.: Академический Проект, 2000. 880 с. ISBN 5-8291-0016-9.

137. Парсонс Т. Система современных обществ / Т. Парсонс. М.: Аспект Пресс, 1998. 270 с. ISBN: 5-7567-0225-3.

138. Певень Л.В. Гражданско-военные отношения в России и национальная безопасность / Л.В. Певень // Власть. 2009. №2. С. 38-42.

139. Певень Л.В. Гражданско-военные отношения в современной России: необходимость трансформации / Л.В. Певень // Социология власти. 2009. №2. С. 185-193.

140. Певень Л.В. Состояние и перспективы решения социальных проблем военнослужащих / Л.В. Певень, А.И. Шишканов // Социологические исследования. 2002. №5. С. 88-95.

141. Пензина Е.В. Феномен глобализации: глобализация и вестернизация / Е.В. Пензина // Вестник Красноярского государственного аграрного университета. №8. 2012. С. 228-233.

142. Петров Д.Е. Гражданский контроль над вооруженными силами: теория и практика западных государств / Д.Е. Петров, А.Ю. Полтораков // NB: Национальная безопасность. 2013. №3 // e-notabene.ru/nb/article770

143. Печуров С.Л. Гражданско-военные отношения в англо-саксонской системе руководства вооруженными силами / С.Л. Печуров // Военная мысль. 2008. №10. С. 38-51.

144. Плотинский Ю.М. Модели социальных процессов / Ю.М. Плотинский. М.: Логос, 2001. 296 с. ISBN 5-94010-045-7.

145. Погам С. Исключение: социальная инструментализация и результаты исследования / С. Погам // Журнал социологии и социальной антропологии. Спецвыпуск: Современная французская социология. 1999. Т.2. С. 140 156.

146. Полт П. Наблюдения омбудсмена: соблюдаются ли конституционные права военнослужащих срочной службы? / П. Полт // Гражданин в военной форме. Будапешт: Ин-т Конституционной и правовой политики, 1999. С. 75-81. ISBN 9630377519.

147. Попов И.М. Влияние национального характера и традиций на военно-гражданские отношения / И.М. Попов // Конституционная демократия и гра-жданско-военные отношения. М.: Научная книга, 1997. 198 с.

148. Почепцов Г.Г. Информационные войны / Г.Г. Почепцов. М.: Рефл-бук, Киев: Ваклер, 2000. 576 с. ISBN 5-87983-087-х.

149. Пригожин А.И. Современная социология организаций / А.И. Пригожин. М.: Интер-Пракс, 1995. 294 с. ISBN 5-85235-193-8.

150. Профессиональный имидж социальной работы и роль СМИ в повышении ее престижа: информационно-аналитический отчет / под ред. Ю.Р.Вишневского. Екатеринбург: УГТУ-УПИ, 2009. 184 с.

151. Пчелинцева JI.M. Право на жилище военнослужащих в Российской Федерации / J1.M. Пчелинцева // Современное право. 2003. №9. С. 37-42.

152. Рагог А.И. Соотношение между экстремизмом и терроризмом / А.И. Рагог // Юристъ-Правоведъ. 2010. №6. С. 67-69.

153. Радаев B.B. Социальная стратификация / B.B. Радаев, О.И. Шкаратан. М.: Аспект Пресс, 1996. 318 с. ISBN 5-7567-0119-2.

154. Разов П.В. Социальная защита граждан, уволенных с военной службы, как социальный институт / П.В. Разов // Вестник Военного университета. 2010. №3 (23). С. 57-60.

155. Райт О.Э. Марксистские концепции классовой структуры / О.Э. Райт // Рубеж. 2000. №15. С. 36-85.

156. Ревон М. Основы философии войны и мира. Трезвый взгляд / М. Ревон // Сравнительное изучение цивилизаций: хрестоматия / сост. Б. Ерасов. М.: Аспект Пресс, 1999. С. 298-301.

157. Римашевская Н.М. Тендерные стереотипы и логика социальных отношений. // Тендерные стереотипы в современной России / под ред. И.Б. Назаровой и Е.В. Лобза, М.: МАКС Пресс, 2007. С. 7-22. ISBN 978-5-317-02187-0.

158. Ритцер Дж. Современные социологические теории / Дж. Ритцер. СПб.: Питер, 2002. 688 с. ISBN 5-318-00687-6.

159. Рождественская Е.Ю. Биографический метод в социологии. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. 381 с. ISBN 978-5-7598-0960-9.

160. Рождественская Е. Социальная память как объект социологического изучения / Е. Рождественская, В. Семенова // INTER. 2011. №6. С. 27-49.

161. Розенхольм А. «Роди патриота спаси Россию!» (нация и тендер в демографическом дискурсе российских печатных СМИ, комментировавших «демографическое послание» В.В. Путина) / А. Розенхольм, И. Савкина // Тендерные исследования. 2009. №18. С. 266-282.

162. Романов П.В. Социальные изменения и социальная политика / П.В. Романов, А.Н. Гатвинский // Журнал исследований социальной политики. 2003.Т.1. №1. С. 45-69.

163. Российская армия: социальные проблемы и способы их решения // Министерство обороны РФ // http://ens.mil.ru/science/sociologicalcenter/armyin numbers/more.htm?id=11481135@cmsArticle. Дата обращения к ресурсу 25.03.2013.

164. Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование / под ред. Г.Ф. Кривошеева. М.: Олма-Пресс, 2001. 608 с. ISBN 5-224-01515-4.

165. Роцеска С. Глобализация: взаимодействие в рамках многообразия / С. Роце-ска // Глобализация и крупные полупериферийные страны. М.: Международные отношения, 2003. С. 44-60. ISBN: 5-7133-1167-8.

166. Рыбка Л.П. Механизм правового обеспечения и реализации равного доступа женщин к военной службе / Л.П. Рыбка // Бизнес в законе. 2009. №5. С. 1317.

167. Рыков С.Л. Личностная самореализация военнослужащих-женщин в военно-социальной среде / С.Л. Рыков // Тендерные стереотипы в современной России. М.: МАКС Пресс, 2007. С. 169-186.

168. Рыков С.Л. Правовая защищенность военнослужащих-женщин в рамках профессиональной подготовки социальных работников / С.Л. Рыков // Право и образование. 2001. № 1. С.99-102.

169. Сакс М. Социология профессий: государство, медицина и рынок в Великобритании / М. Сакс, Дж. Олсоп // Профессиональные группы интеллигенции / отв. ред. В.А. Мансуров. М.: Ин-т социологии РАН, 2003. С. 36-56. ISBN 589697-073-0.

170. Самойлов В.И. Военный институт российского общества (теоретико-методологический анализ) / В.И. Самойлов. М.: Издательский дом «Академия», 2007. 320 с.

171. Сандомирская И. Книга о Родине: опыт анализа дискурсивных практик / И. Сандомирская // Wiener Slawisticher Almanach. Sonderband 50. Wien: Gesellschaft zur Foerderung slawistischer Studien, 200l.C. 232-286.

172. Сен А. Развитие как свобода / А. Сен. М.: Новое изд-во, 2004. 425 с. ISBN: 598379-009-9.

173. Сенявская Е.С. Психология войны в XX веке: исторический опыт России / Е.С. Сенявская. М.: РОССПЭН, 1999. 383 с. ISBN 5-8243-0084-4.

174. Серебрянников В.В. Социология армии / В.В. Серебрянников, Ю.И. Дерюгин. М: ИСПИ РАН, 1996. 446 с. ISBN 5-900887-09-Х.

175. Серебрянников В.В. Социология войны / В.В. Серебрянников. М.: Научный мир, 1997. 398 с. ISBN: 5-89176-027-4.

176. Сидорина Т.Ю. Операция «Weifare State»: решило ли государство всеобщего благосостояния проблемы идеального государства? / Т.Ю. Сидорина // Terra Economicus. 2012. Т.Ю. №3. С. 84-99.

177. Смирнов А.И. Взаимодействие общества и армии как социального института в современной России / А.И. Смирнов. М.: Ин-т социологии РАН, 2010. 254 с. ISBN 978-5-89697-187-0.

178. Смирнов А.И. Женщины на военной службе: новые возможности и социальные права / А.И. Смирнов. М.: Центр общечеловеческих ценностей, 2000. 140 с.

179. Смирнов А.И. Факторы формирования доверия к российской армии / А.И. Смирнов // Социологические исследования. 2009. №12. С. 100-107.

180. Соболев В.А. Сотрудничество структур и институтов гражданского общества в борьбе с терроризмом / В.А. Соболев // Право и безопасность. 2010. №2. С. 99-100.

181. Советская социальная политика: сцены и действующие лица, 1940-1985 / под ред. Е. Ярской-Смирновой, П. Романова. М.: ООО «Вариант», ЦСПГИ, 2008. 376 с. ISBN 978-5-903360-11-6.

182. Сорокин П. А. Причины войны и условия мира / П.А. Сорокин // Социология в России XIX-XX веков. Вып. 4. Военная социология. Тексты / под ред. В.И. Добренькова. М.: Междунар. ун-т бизнеса и управления, 2002. С. 269-274. ISBN 5-89313-047-2.

183. Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика / П.А. Сорокин. М: Аст-рель, 2006. ISBN 5-271-13359-1.

184. Социальная антропология насилия / В.Н. Ярская, В.В. Щебланова, И.Ю. Суркова и др. Саратов: СГТУ, 2005. 116 с. ISBN 5-7433-1512-4.

185. Социальная политика в современной России: реформы и повседневность / под ред. П. Романова и Е. Ярской-Смирновой. М.: ООО «Вариант», ЦСПГИ, 2008. 456 с. ISBN 978-5-903360-02-4.

186. Социальная политика современной России: социологический анализ тенденций инклюзии / под ред. Д.В. Зайцева, В.Н. Ярской-Смирновой. Саратов: СГТУ, 2010. 132 с. ISBN 978-5-7433-2234-3.

187. Социально-психологическая адаптация кадровых военнослужащих, уволенных в запас или отставку: теория и практика / под ред. Н.Г. Осуховой, И.П. Лотовой. М. : Логос, 1999. 136 с. ISBN 5-88439-023-8.

188. Степанова Е.А. Военно-гражданские отношения в операциях невоенного типа / Е.А. Степанова. М.: Права человека, 2001. 268 с. ISBN 5771201863.

189. Судаков А.Ю. Военно-социальная работа в системе социальной защиты военнослужащих / А.Ю. Судаков // Вестник ПАГС. 2009. №1(18). С.147-152.

190. Суркова И.Ю. Социальная политика в армии: тендерный контекст. Саратов: Научная книга, 2006. 204 с. ISBN 5-9758-0179-6.

191. Сыкеева И.Н. Взаимодействие специалиста по социальной работе с семьями военнослужащих как одно из слагаемых успеха в профессиональном становлении / И.Н. Сыкеева // Известия Института инженерной физики. 2009. №13. С. 76-79.

192. Тарская О.Ю. Профессионализм деятельности субъектов образовательного процесса военного вуза / О.Ю. Тарская // Вестник Поволжской академии государственной службы. 2008. №4. С. 134-141.

193. Терборн Г. Глобализация и неравенство: проблемы концептуализации и объяснения / Г. Терборн // Социологическое обозрение. 2005. Т.4. №1. С. 31-62.

194. Титов В. О необходимости усиления социальной защиты военнослужащих / В. Титов // Человек и труд. 2003. №2. С. 22-23.

195. Тихонова Н.Е. Социальная стратификация в современной России: опыт эмпирического анализа / Н.Е. Тихонова. М.: Ин-т социологии РАН, 2007. 320 с. ISBN 978-5-89697-130-6.

196. Тишин Р. Жилье ветеранам Великой Отечественной войны: четырехлетняя эпопея / Р. Тишин // Жилищное право. 2012. №4. С. 65-72.

197. Тюшкевич С.А. Философия и военная история / С.А. Тюшкевич. М.: Наука, 1975.311 с.

198. Федотова В.Г. Хорошее общество / В.Г. Федотова. М.: Прогресс-Традиция, 2005. 544 с. ISBN 5-89826-247-4.

199. Физелер Б. «Нищие победители»: инвалиды Великой Отечественной войны в Советском Союзе / Б. Физелер // Неприкосновенный запас: дебаты о политике и культуре. 2005. №2-3 (40-41). С. 290-297.

200. Филимонов О.В. Социальная структура внутренних войск: структурно-функциональный анализ / О.В. Филимонов // Вестник военного университета. 2010. №3. С. 181-188.

201. Филимонов O.B. Управление социальной сферой в вооруженных силах: опыт США / О.В. Филимонов // США ❖ Канада. Экономика, политика, культура. 2010. №6. С. 35^17.

202. Филимошин М.В. Военные потери Вооруженных сил СССР / М.В. Филимо-шин // Мир России. 1999. Т. VIII. №4. С. 92-101.

203. Филиппова О.Н. Гражданско-военные отношения в современной Германии как фактор безопасности государства / О.Н. Филиппова // Вестник Московского государственного лингвистического университета. 2010. №604. С. 147163.

204. Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы / М. Фуко. М.: Ad Marginem, 1999. 480 с. ISBN 5-93321-010-2.

205. Фуко М. Рождение биополитики / М. Фуко. М.: Наука, 2010. 448 с. ISBN 9785-02-025439-8.

206. Хальбвакс М. Социальные рамки памяти / М. Хальбвакс. М.: Новое издательство, 2007. 348 с. ISBN 978-5-98379-088-9.

207. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций / С. Хантингтон. М.: ООО «Издательство ACT», 2003. 603 с. ISBN 5-17-007923-0.

208. Хоманс Дж. К. Возвращение к человеку / Дж. Хоманс // Американская социологическая мысль / под ред. В.И. Добренькова. М.: Междунар. ун-т бизнеса и управления, 1996. С. 45-59. ISBN 5-89313-001-4.

209. Хьюз Э. Социальная роль и разделение труда / Э. Хьюз // Социологические исследования. 2009. №8. С. 46-52.

210. Цыбаева JI. Социально-психологическая адаптация участников боевых действий / Л. Цыбаева // Развитие личности. 2007. №1. С. 165-171.

211. Шаева О.Н. Основные подходы к анализу гражданско-военных отношений в западной социологии / О.Н. Шаева // Вестник Московского государственного лингвистического университета. 2011. №631. С. 249-266.

212. Шишк Н.Ф. Фронтовики та швалщи вшни у сощальнш структур! сталшсько1 област1 в nepnii повоенш роки / Н.Ф. Шитк // www.nbuv.gov.ua/portal/socgum/nsid/2009l 718/09shipik.htm. Дата обращения к ресурсу 10.11.2009.

213. Шипунова Т.В. Социальное исключение и воспроизводство преступности / Т.В. Шипунова // Журнал социологии и социальной антропологии. 2005. Т. VIII. №4. С. 120-136.

214. Шишкина Е. А. Социология глобального экологического кризиса: теоретико-прикладные исследования / Е.А. Шишкина. Астрахань: ГП АО ИГЖ «Волга», 2008. 175 с. ISBN 978-5-98066-0567.

215. Шкаратан О.И. Новый средний класс на Западе / О.И. Шкаратан, С.А. Иня-севский // Общественные науки и современность. 2007. №4. С. 49-66.

216. Шлыков В. Миф об американской «профессиональной армии» / В. Шлыков // Отечественные записки. 2002. №8. С. 42-48.

217. Шмерлина И.А. Понятие «социальный институт»: анализ исследовательских подходов / И.А. Шмерлина // Социологический журнал. 2008. №4. С. 53-69.

218. Штейнберг И. Качественные методы. Полевые социологические исследования / И. Штейнберг, Т. Шанин, Е. Ковалев. СПб.: Алетейя, 2009. 352 с. ISBN 978-5-91419-185-3.

219. Штейнметц Р. Философия войны / Р. Штейнметц. Пг.: Образование, 1915. 328 с.

220. Штомпка П. Социология социальных изменений / П. Штомпка. М.: Аспект Пресс, 1996. 416 с. ISBN 5-7567-0053-6.

221. Штомпка П. Социология. Анализ современного общества / П. Штомпка. М.: Логос, 2005. 664 с. ISBN 5-98704-024-8.

222. Щебланова В.В. Динамика рисков современного терроризма / В.В. Щеблано-ва. Саратов: СГТУ, 2010. 292 с. ISBN 978-5-7433-2223-7.376

223. Щепанская Т.Б. Антропология профессий / Т.Б. Щепанская // Журнал социологии и социальной антропологии. 2003. Т.VI. №1 (21). С. 139-161.

224. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. М.: Прогресс, 1969. 240 с.

225. Эветтс Дж. Новые вызовы доверию и профессионализму / Дж. Эветтс // Свободная мысль. 2009. №11. С. 127-142.

226. Энциклопедия социальной работы: в 3 т. Т.1. М.: Центр общечеловеческих ценностей, 1993. 480 с.

227. Юридический справочник военнослужащих-женщин / сост. JI.E. Иванова. М.: За права военнослужащих, 2001. 272 с. ISBN 5-93297-014-6.

228. Юрченко И.В. Адаптационные аспекты социальной безопасности в условиях глобализации / И.В. Юрченко // Теория и практика общественного развития. 2011. №4. С. 189-191.

229. Якобсон Л.И. Социальная политика: коридоры возможностей / Л.И. Якобсон // Общественные науки и современность. 2006. № 2. С. 52-66.

230. Яницкий О.Н. Кризис и социология / О.Н. Яницкий // Социологические исследования. 2009. №5. С. 3-13.

231. Яницкий О.Н. Россия как общество риска: методология анализа и контуры концепции / О.Н. Яницкий // Общественные науки и современность. 2004. №2. С. 5-15.

232. Ярская В.Н. Социальная инклюзия в молодежной политике / В.Н. Ярская // Поволжский торгово-экономический журнал. 2010. № 1. С. 63-73.

233. Ярская В.Н. Темпорализм в политике социального государства / В.Н. Ярская // Вестник Саратовского государственного технического университета. 2011. №4(60). С. 312-319.

234. Ярская В.Н. Язык мой враг мой: расистский дискурс в российском обществе / В.Н. Ярская // Социологические исследования. 2012. №6. С. 46-47.

235. Ярская-Смирнова Е.Р. Профессионализация социальной работы в России / Е.Р. Ярская-Смирнова// Социологические исследования. 2001. № 5. С. 86-95.

236. Ясавеев И.Г. Конструирование «не-проблем»: стратегии депроблематизации ситуаций / И.Г. Ясавеев // Журнал социологии и социальной антропологии. 2006. Том IX. № 1 (34). С. 91-102.

237. Abbott A. The system of professions: an essay on the division of expert labor. Chicago: the university of Chicago press, 1988. ISBN 0226000699.

238. Adler A.B., Castro C.A., Britt T.W. Military life: the psychology of serving in peace and combat. Vol.2. Greenwood Publishing group, 2006.

239. Advanced Social Work Practice in Military Social Work. Council on Social Work Education // www.cswe.org/File.aspx?id=42466. Дата обращения к ресурсу: 06.08.2010.

240. Altinay A.G. The Myth of the Military-Nation: Militarism, Gender, and Education in Turkey. New York: Palgrave Macmillan, 2004. 206 p. ISBN 1403972834.

241. Ambrose S.E. The Military Impact on Foreign Policy // The Military and American Society / eds. by Ambrose S.E., Barber J.A., New York: Free Press, 1972.

242. Angrist J., Krueger A.B. Why do World War II veterans earn more than nonveter-ans? Cambrige: National Bureau of Economic Research, 1989.

243. Armed Forces in the Middle East. Politics and Strategy / edit, by B. Rubin, Th.A. Keaney. London, New York: Routledge, 2002.

244. Arts W., Gelissen J. Three worlds of welfare capitalism or more? A state-of-the-art report // Journal of European Social Policy. 2002. №12. P. 138-159.

245. Aydinli E. Is the Prerogatives Approach Obsolete? A Reconsideration of Civil-Military Relations Theories // Symposium 1998 // http://cda-cdai.ca/cdai/symposia/1998-graduate-student-symposium. Дата обращения к ресурсу 27.12.2012

246. Bessler М., Seki К. Civil-Military Relations in Armed Conflicts: Humanitarian Perspective // Journal of Civil-Military Humanitarian Relief Collaborations. 2006.Vol.III. №3. P. 4-10.

247. Bland D.L. Unified Theory of Civil-Military Relations // Armed Forces & Society. 1999. Vol. 26. №1. P. 7-25.

248. Bowman, K.S. Militarization, Democracy, and Development: The Perils of Praetorianism in Latin America. University Park: Pennsylvania State University Press, 2002. 289 p.

249. Brannon R.B. Russian Civil-Military Relations. Burlington: Ashgate, 2009. 335 p.

250. Brende J.O., Parson E.R. Vietnam veterans: The Road to Recovery. New York, London: PLENUM Plenum Press, 1987.

251. Burr V. An Introduction to Social Constructionism. London and New York: Routledge, 1995.

252. Callaghan J.M., Kernic M., The Military Profession: Institution versus Occupation // Armed Forces and International Security: Global Trends and Issues, Münster : Lit; Piscataway, New York, 2003. P. 31-36. ISBN: 3-8258-7227-0.

253. Chandra A., Martin L.T., Hawkins S.A., Richardson A. The Impact of Parental Deployment on Child Social and Emotional Functioning: Perspectives of School Staff// Journal of Adolescent Health. 2010. №46 (3). P. 218-223.

254. Cimbala St. Civil-Military Relations in Perspective: Strategy, Structure and Policy. Farnham: MPG Books Group, 2012. ISBN: 978-1-4094-2979-1.

255. Civil-Military Relations in Medvedev's Russia / ed. by S.J. Blank. Carlisle Barracks: U.S. Army War College, Strategic Studies Institute, January 2011. 102 p. // www.strategicstudiesinstitute.army.mil/pubs/download. cfin?q=l038.

256. Coletta D. Venezuelan Civil-Military Relations as a Coordinate System // Armed Forces & Society. 2010. Vol. 36. № 5. P. 843-863.

257. Comstock W.R. After the War: Emergence of Nihilism. 1977 // www.colorado.edu/ReligiousStudies/chernus/4820ColdWarCulture/Readings/Hom eFromTheWar.pdf. Дата обращения к ресурсу 22.04.2010.

258. Cooley С.Н. Social organization: a study of the lager mind, New York: Transaction Pablishers, 2005. 425 p. ISBN 0-87855-824-1.

259. Cottey A., Edmunds Т., Forster A. Democratic Control of the Military in Postcommunist Europe: Guarding the Guards. New York: Palgrave, 2002. 273 p.

260. Daley J.G. Military Social Work. A Multi-Country Comparison // International Social Work. 2003. 46 (4). P. 437-448.379

261. Dandeker С. New Times and New Patterns of Civil-military Relations // Military and Society in 21st Century Europe: A Comparative Analysis / edit, by Kuhlmann J., Callaghan J., Hamburg: Lit, 2000. P. 27-43.

262. Dingwall R. Professions and social order in a global society// Revista Electrónica de Investigación Educativa, 2004, Vol. 6, No. 2, 2004

263. Edmunds Т. British civil-military relations and the problem of risk, 2012. // www.chathamhouse.org/sites/default/files/public/International%20 Affairs/2012/882/882edmunds.pdf. Дата обращения к ресурсу 24.12.2012.

264. Esping-Andersen G. The Tree Worlds of Welfare Capitalism. Cambridge: Polity Press, 1990.

265. Feaver P. D. Armed Servants: Agency, Oversight and Civil-Military Relations. Harvard: Harvard University Press, 2005. 381 p. ISBN 0674-010515.

266. Feaver P.D. The Civil-Military Problematique: Huntington, Janowitz, and the Question of Civilian Control // Armed Forces & Society. 1996. Vol. 23. №2. P. 149-178.

267. Forman J.M., Welch C. Civil-Military Relations: Usaid's Role. Burlington: Associates in Rural Development, 1998. 47 p.

268. Flynn M. & Hassan A. Unique Challenges of War in Iraq and Afghanistan // Journal of Social Work Education. 2010. № 46. P. 169-173.

269. Frazier, J. The Military Profession: What Happens When Values Collide? Strategy Research Project. Carlisle Barracks: U.S. Army War College, 22 March 2006. (AD-A449-655) // http://handle.dtic.mi1/100.2/ADA449655. Дата обращения к ресурсу: 12.10.2012

270. Freidson Е. Professionalism Reborn: Theory, Prophecy and Policy. Cambridge, 1994, 248 p. ISBN 0226262219.

271. Fuchs St. Ontological and Constructivist Observing // Ontologien der Moderne, Innovation und Gesellschaft, Wiesbaden: Springer Fachmedien, 2013. P. 15-33.

272. Giddens A. Power, the Dialectic of Control and Class Structuration // Social Class and the Division of Labour. Cambridge: Cambridge University Press, 1982.

273. Greenberg G.A., Rosenheck R.A. Are male veterans at greater risk for nonemployment than nonveterans? // Monthly Labor Review. 2007. №12. P. 2330.

274. Herspring D. Russian Civil-Military Relations. Bloomington : Indiana University Press, 1996. 230 p. ISBN 0-2533322-57.

275. Hill M. Understanding Social Policy. New York: John Wiley & Sons, 2003. 320 P

276. Social Policy / ed. by J. Baldock, N. Manning, ets. New York: Oxford University Press, 1999.

277. Hooker, R.D. Soldiers of the State: Reconsidering American Civil-Military Relations // Parameters. 2003-2004. Vol. 33. № 4. P. 4-18.

278. Huntington S. The Soldier and the State: the Theory and Politics of Civil-Military Relations. USA: Harvard University Press, 1957. 534 p.

279. Huntington S. Reforming Civil-Military Relations // Journal of Democracy. 1995. Vol.6. №4.

280. Improving the Presumptive Disability Decision making Process for Veterans / edit, by J.M. Samet, C.C. Bodurow. Washington: the National Academies Press, 2007.

281. Janowitz M. The Professional Soldier: a Social and Political Portrait. Illinois: Glencoc. Free Press, 1960.

282. King D.W., King L.A., et. al. Posttraumatic stress disorder in a national sample of female and male Vietnam veterans: Risk factors, war-zone stressors, and resilience-recovery variables // Journal of Abnormal Psychology. 1999. №108. P. 164170.

283. Larson M. The Rise of Professionalism. London: University of California Press, 1977.

284. Leland A., Oboroceanu M.J. American War and Military Operations Casualties: Lists and Statistics // Congrassional Research Service. // www.fas.org/sgp/crs/natsec/RL32492.pdf. 15.09.2009.

285. Lifton RJ. Home from the War: Vietnam Veterans: Neither Victims Nor Executioners: by Robert Jay Lifton. New York: Simon & Schuster, 1973. 478 p.

286. Lutterbeck D. Arab Uprisings, Armed Forces and Civil-Military Relations // Armed Forces & Society. 2013. Vol. 39. №1. P. 28-52.

287. Marcuse P. The Language of Globalization // Monthly Review: An Independent Socialist Magazine. Vol. 52. №3, 2000 // http://monthlyreview.org/2000/07/01/the-language-of-globalization.

288. Marshall T.H. Citizenship and Social Class // Inequality and society / ed. by J. Manza, M. Sauder. New York: W.W. Norton and Co, 2009. P. 148-154.

289. Mason P.H.C. Recovering from the War: A Woman's Guide to Helping Your Vietnam Vet, Your Family and Yourself. New York : Viking, 1990. 444 p.

290. Matsakis A. Vietnam Wives: Women and Children Surviving Life With Veterans Suffering Post Traumatic Stress Disorder. Kensington, MD Woodbine House, 1988. 447 p.

291. McLuhan M. Understanding Media: The Extensions of Man. New York: Signer Books, 1964.

292. McNally R.J. Can we solve the mysteries of the National Vietnam Veterans Readjustment Study? // Journal of Anxiety Disorders. 2007. № 21. P.192-200.

293. Milburn A. R. Breaking Ranks: Dissent and the Military Professional // JFQ // www.ndu.edu/press/breaking-ranks.html. 2010. №59.

294. Military Sexual Assault Epidemic Continues to Claim Victims As Defense Department Fails Females // The Huffington Post // www.huffingtonpost.com/2012/10/06/military-sexual-assault-defense-departmentnl 834196.html. 10.09.2012.

295. Millis W., Mansfield H.C., Stein H, Arms and the State: Civil-Military Elements in National Policy. New York: Twentieth Century Fund, 1958. 436 p.

296. Moskos Ch. From Institution to Occupation: Trends in Military Organization //

297. Armed Forces & Society. 1977. Vol. 4. №1. P. 41-50.

298. Moskos Ch. The All-Volunteer Military: Calling, Profession, or Occupation? // Parameters, Journal of the US Army War College. 2010. Vol. 40. №4. P. 23-31.

299. Moskos Ch.C., Williams J.A., and Segal D.R. The Postmodern Military: Armed Forces after the Cold War. New York: Oxford University Press. 2000. 286 p.

300. Nielsen S.C. Civil-military relations theory and military effectiveness // www.iskran.ru/cddata/disk2/rr/051 .pdf .8.11.2012.

301. Nuciari M. Models and Explanations for Military Organization: An Updated Reconsideration // Handbook of the Sociology of the Military / edit, by G. Caforio. NewYork: Kluwer Academic, 2006. P.61-85. ISBN: 10:0-387-32456-9.

302. Pallin K.V. Russian Military Reform: a Failed Exercise in Defence Decision Making. New York: Routledge, 2009. 226 p.

303. Parkin F. Marxism and Class Theory: a Bourgeois Critique. Cambridge: Cambridge University Press, 1979. 213 p. ISBN: 0-422-76790-5.

304. Parsons T. Essays in Sociological Theory. New York: the Free Press, 1966.

305. Patten E., Parker K. Women in the U.S. Military: Growing Share, Distinctive Profile // Pew Research Social & Demographic Trends. 22.12.2011

306. Price J. L. Findings from the National Vietnam Veterans' Readjustment Study. 2007 // http://ptsd.va.gov/professional/pages/vietnam-vets-study.asp

307. Robertson R. Globalization: Social Theory and Global Culture. London: Sage, 1992. ISBN 0-8039-8187-2

308. Sarkesian S.C., Williams J.A., Briant F.B. Soldiers, society and national security. London: Lynne Rienner Publishers, Boulder. 1995. 216 p.

309. Savitsky L., Illingworth M., DuLaney M. Civilian Social Work: Serving the Military and Veteran Populations // Social Work. 2009. № 54 (4).

310. Schelling Th. Arms and Influence. New Haven, London: Yale University Press, 2008. 312 p. ISBN 978-0-300-14337-9.

311. Schiff R. L. Civil-Military Relations Reconsidered: a Theory of Concordance // Armed Forces & Society. 1995. Vol. 22. № 1. P. 7-24.

312. Schiff R. L. The Military and Domestic Politics: a Concordance Theory of Civil-Military. Relations. New York: Routledge, 2009. ISBN 0203892305. 173 p.

313. Servas S. Professional Soldiers and Politics: a Case of Central and Eastern Europe // Armed Forces & Society. 1999. Vol. 26. № 1.

314. Sexual Assault Prevention and Response Office // Annual reports 2011 // www.sapr.mil/index.php/annual-reports.

315. Simmons, C.A. & Rycraft, J.R. Ethical challenges of military social workers serving in a combat zone // Social Work. 2010. №55(1). P. 9-18.

316. Social Work Practice in the Military / ed. by Daley, J.G. Binghamton, New York: Haworth Press, 1999.

317. Strobino J., Salvaterra M. School Transitions Among Adolescent Children of Military Personnel: A Strengths Perspective // Social Work in Education. 2000. № 22 (2). P. 95-107.

318. Stryker S. Symbolic Interactionism: a Social Structural Version. Menlo Park, CA: Benjamin Cummings, 1980.

319. Tallant S.H. & Ryberg R.A. Social Work in the Military: Ethical Dilemmas and Training Implications // http://isme.tamu.edu/JSCOPEOO/ Tallant00.html. Дата обращения к ресурсу 27.01.2000.

320. Tunac De Pedro K.M., Avi Astor R. The Children of Military Service Members Challenges, Supports, and Future Educational Research // Review of Educational Research. 2011.№ 81 (4). P. 566-618.

321. Tyner J.A. Military legacies: a world made by war. New York: Kent State University, 2010. 226 p. ISBN 0-415-99593-0.

322. Unterseher L. European Armed Forces of Tomorrow: A New Perspective. 20.10.2003 // www.comw.org/pda/0310unterseher.html. Дата обращения к ресурсу 6.02.2013.

323. VA History in Brief // Department of veterans Affaires // wwwl.va.gov/opa/feature/history/history4.asp. Дата обращения к ресурсу 12.12.2009.

324. Van Doom J. The Soldier and Social Change. Beverley Hills: Sage Publications, 1975.

325. Williams K., Staub M.E. Love my rifle more than you. Young and female in the U.S. Army. New York: W.W. Norton & Company, 2005.

326. Women in the Military Statistics // www.statisticbrain.com/women-in-the-military-statistics. 4.04.2012.

327. Social Theories of Risk and Uncertainty. Maiden: Blackwell Publishing, 2003. 252 p. ISBN 978-1-4051-5335-5.

328. Что означает для Вас понятие патриот?1. Человек, любящий Родину

329. Человек, готовый отдать жизнь за Родину

330. Человек, работающий на благо страны

331. Человек, обладающий определенными положительными качествами (законопослушный, честный, добросовестный, смелый, бескорыстный)5. Пустые слова6. Глупец7. Герой8. Патриотов не существует

332. Другое, напишите, что именно98. Затрудняюсь ответить

333. Считаете ли Вы себя патриотом?1. Да2. Скорее да, чем нет3. Скорее нет, чем да4. Нет98.Затрудняюсь ответить

334. С Вашей точки зрения, какую часть россиян можно назвать патриотами?1. Большинство2. Половину3. Меньшинство4. Никого98.Затрудняюсь ответить

335. Может ли патриотичный человек совершать следующие действия? (обведите одну из цифр выбранного варианта ответа)

336. Утверждения Может Не Затрудняюсьможет ответить

337. Критиковать власти своей страны 1 2 98

338. Стараться избежать армии 1 2 98

339. Не знать гимна своей страны 1 2 98

340. Быть равнодушным к родной природе 1 2 98

341. Не знать историю своей страны 1 2 98

342. Не ходить на выборы 1 2 98

343. Предпочитать иностранную литературу 1 2 98

344. Уезжать жить и работать за границу 1 2 98

345. Какие фильмы, вызывающие у Вас чувства патриотизма, Вы можете назвать? (напишите не более трех фильмов)

346. Как Вы полагаете, могут ли художественные фильмы способствовать воспитанию патриотических чувств?

347. Авторская разработка инструментария1. Да, могут2. Частично могут3. Нет, не могут

348. Затрудняюсь ответить 7. Как Вы можете охарактеризовать понятие патриотизм?

349. Безусловная любовь к Родине2. Служба в армии3. Любовь к своей культуре4. Самопожертвование6. Другое, что именно

350. Затрудняюсь ответить 8. Какие мероприятия, по Вашему мнению, могут способствовать формированию патриотизма? ((отметьте не более 2 вариантов)

351. Походы по местам боевой славы2. Посещение музеев3. Возложение венков

352. Почитание воинов, павших за Отечество

353. Участие в поисковых отрядах6. Другое, что именно98.3атрудняюсь ответить 9. Патриотизм должен воспитываться в .

354. Семье 4. Военно-патриотических клубах

355. Школе 5. Другое, что именно

356. Религиозных учреждениях 98.Затрудняюсь ответить Ю.Какие военно-патриотические организации г. Саратова Вы знаете?

357. Хотели бы Вы состоять в какой-либо патриотической организации?1. Да 4. Не думал об этом

358. Нет 5. Не считаю это нужным

359. Уже состою 98.Затрудняюсь ответить

360. Для чего нужны военно-патриотические клубы?

361. Для воспитания военно-патриотических чувств2. Для физической подготовки

362. Для подготовки к службе в армии

363. Для приобщения к истории Родины 98.Затрудняюсь ответить

364. Проводятся ли в Вашей школе военно-патриотические мероприятия?1.Да2.Нет98.3атрудняюсь ответить14.Назовите эти мероприятия

365. Участвуете ли Вы в этих школьных мероприятиях?1.Да

366. Нет (переход к вопросу 17) 98.Затрудняюсь ответить

367. Объясните, почему Вы участвуете в этих школьных мероприятиях? (переход к вопросущ:

368. Объясните, почему Вы НЕ участвуете в школьных мероприятиях?

369. Какие мероприятия, посвященные воспитанию патриотических чувств, Вы хотели бы, чтобы проводились в школе?

370. В Вашу школьную программу включен такой предмет как ОБЖ?1.Да2. Нет98.3атрудняюсь ответить

371. Как Вы считаете, предмет ОБЖ нужен в школьной программе? 1-Да2. Нет98.3атрудняюсь ответить

372. Как Вы полагаете, предмет ОБЖ способствует военно-патриотическому воспитанию?1.Да2. Нет98.3атрудняюсь ответить

373. Что, по Вашему мнению, необходимо рассказывать на уроках ОБЖ? {отметьте не более 2 вариантов)

374. Об основах самообороны и системах оружия2. Об истории военного дела

375. Об основах патриотического воспитания

376. О навыках действий в чрезвычайных ситуациях

377. Давать спортивную подготовку6. Другое, что именно98. Затрудняюсь ответить

378. Какие полезные знания и навыки может Вам дать урок ОБЖ? (напишите свой вариант ответа)

379. Как Вы относитесь к военнослужащим?

380. Очень плохо 4. Скорее хорошо, чем плохо

381. Скорее плохо, чем хорошо 5. Очень хорошо

382. Безразлично 98.Затрудняюсь ответить

383. Какое чувство у Вас вызывают военнослужащие? (отметьте не более 2 вариантов ответа)1. Гордость 6. Жалость2. Ненависть 7. Равнодушие

384. Равнодушие 8. Никаких чувств не испытываю

385. Подозрение 9. Другое, что именно

386. Уважение 98. Затрудняюсь ответить

387. Что для Вас означает служба в армии?

388. Долг 5. Возможность карьеры2. Обязанность 6. Глупость

389. Возможность развития 7. Другое, что именно

390. Незаменимый опыт 98.Затрудняюсь ответить

391. Какое чувство Вы чаще всего испытываете, думая о нынешней российской армии?1 .Гордость 5 .Страх2.Уважение б.Стыд

392. Сопереживание 7.Не испытываю никаких особых чувств

393. Тревогу 98.Затрудняюсь ответить

394. Планируете ли Вы служить в армии?1.Да2. Нет98.Затрудняюсь ответить

395. Готовы ли Вы морально к службе в армии?1.Да2. Нет98.Затрудняюсь ответить

396. Как Вы полагаете, почему молодые люди идут служить в ряды Вооруженных сил?

397. Не поступили в институт 5. По принуждению

398. Нет денег откупиться от армии 6. Надежда на продвижение по службе

399. Выполнять свой гражданский долг 7. Другое, что именно

400. По убеждению 98.3атрудняюсь ответить

401. Как Вы полагаете, почему молодые люди стараются уклониться от службы в армии?

402. По семейным обстоятельствам 5. Желание получить в/о

403. Боятся за свою жизнь 6. Не считают это нужным

404. По религиозным убеждениям 8. Другое, что именно

405. По состоянию здоровья 98.3атрудняюсь ответить

406. Гордитесь ли Вы своей страной?1.Да2. Нет98.Затрудняюсь ответить

407. Скажите, пожалуйста, что именно в историческом прошлом нашей страны вызывает у Вас чувство гордости?

408. Готовы ли Вы предпринять какое-либо действие в случае угрозы для Вашей страны?1.Да2. Нет98.Затрудняюсь ответить

409. В случае нападения врага готовы ли Вы отдать жизнь за Родину, как это было в годы Великой Отечественной войны?1.Да2. Нет98.Затрудняюсь ответить

410. Как Вы считаете, сегодня в нашей стране нужно ли уделять больше внимания патриотическому воспитанию молодежи?1.Да2. Нет98. Затрудняюсь ответить1. НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ О ВАС:37. Ваш пол?1. Мужской2. Женский38. Ваш возраст?

411. СПАСИБО ЗА УЧАСТИЕ В ОПРОСЕ!

412. Список респондентов экспертного интервью на тему «Патриотизм и гражданственность в российском обществе»548

413. Ф.И.О. Населенный пункт Должность Возраст

414. Николай Волгоградская область, Старополтавский район Старший помощник начальника 2-го отделения военного комиссариата 54

415. Владимир Астраханская область Помощник начальника 2-го отделения районного военкомата по профотбору 54

416. Оксана Липецкая область Специалист по профотбору 30

417. Антонина Алтайский край, г. Барнаул Специалист по профотбору 50

418. Михаил Архангельская область Специалист по профотбору 59

419. Ольга Архангельская область Холмогорский район Старший помощник по профотбору 40

420. Мария Липецкая область Специалист по профотбору 39

421. Алексей Волгоградская область Помощник начальника 2-го отделения военного комиссариата 53

422. Сергей Саратовская область Помощник начальника 2-го отделения военного комиссариата 50

423. Елена Саратовская область Старший помощник по профотбору 43

424. Светлана Самарская область Специалист по профотбору 41

425. Марина Саратовская область Заместитель директора по учебной работе 44

426. Екатерина Саратовская область Учитель литературы 59

427. Анастасия Саратовская область Учитель истории 42

428. Юлия Саратовская область Учитель истории 32

429. Мария Саратовская область Учитель литературы 32

430. Галина Саратовская область Учитель истории 53

431. Вера Саратовская область Учитель истории 55

432. Людмила Саратовская область Заместитель директора по воспитательной работе 40

433. Александр Саратовская область Учитель истории 36

434. В целях соблюдения конфиденциальности имена респондентов изменены

435. Список респондентов экспертного интервью на тему «Патриотизм и гражданственность в российском обществе»548

436. Ф.И.О. Населенный пункт Должность Возраст

437. Николай Волгоградская область, Старополтавский район Старший помощник начальника 2-го отделения военного комиссариата 54

438. Владимир Астраханская область Помощник начальника 2-го отделения районного военкомата по профотбору 54

439. Оксана Липецкая область Специалист по профотбору 30

440. Антонина Алтайский край, г. Барнаул Специалист по профотбору 50

441. Михаил Архангельская область Специалист по профотбору 59

442. Ольга Архангельская область Холмогорский район Старший помощник по профотбору 40

443. Мария Липецкая область Специалист по профотбору 39

444. Алексей Волгоградская область Помощник начальника 2-го отделения военного комиссариата 53

445. Сергей Саратовская область Помощник начальника 2-го отделения военного комиссариата 50

446. Елена Саратовская область Старший помощник по профотбору 43

447. Светлана Самарская область Специалист по профотбору 41

448. Марина Саратовская область Заместитель директора по учебной работе 44

449. Екатерина Саратовская область Учитель литературы 59

450. Анастасия Саратовская область Учитель истории 42

451. Юлия Саратовская область Учитель истории 32

452. Мария Саратовская область Учитель литературы 32

453. Галина Саратовская область Учитель истории 53

454. Вера Саратовская область Учитель истории 55

455. Людмила Саратовская область Заместитель директора по воспитательной работе 40

456. Александр Саратовская область Учитель истории 36

457. В целях соблюдения конфиденциальности имена респондентов изменены

458. БЛАГОДАРИМ ЗА УЧАСТИЕ В ИССЛЕДОВАНИИ!

459. Анкета «Проблемы обеспечения социальной безопасности»549

460. В какой степени Вы чувствуете свою причастность к следующим группам жителей?

461. Свое Близкое, но не свое Безразличное Далекое, но не чужое Чужое Затр. ответить

462. Города, в котором я живу 1 2 3 4 5 98

463. Моего региона 1 2 3 4 5 98

464. Москвы столицы России 1 2 3 4 5 984. Всей России 1 2 3 4 5 98

465. Бывших республик СССР 1 2 3 4 5 98

466. Если бы Вы увидели, как происходит что-то противозаконное, Ваши действия?

467. Обязательно бы вмешался в ситуацию

468. Сам бы вмешиваться не стал, но вызвал бы полицию

469. Привлек бы внимание прохожих или соседей

470. Это не мое дело, прошел бы мимо 98.Затрудняюсь ответить

471. Помогли бы Вы человеку, подошедшему к Вам на улице с просьбой?

472. Конечно, все должны друг другу помогать

473. Если просьба не будет касаться денег, то помогу

474. Помогу, если человек прилично выглядит, а не как нищий

475. Помогу только в экстренном случае, касающемся здоровья 98. Затрудняюсь ответить

476. Приняли бы Вы участие в митингах и забастовках по социально значимым проблемам?1. Да, обязательно2. Скорее да, чем нет3. Скорее нет, чем да4. Нет98. Затрудняюсь ответить

477. В каких мероприятиях в городе Вы согласились бы принять добровольное участие в свободное время? {Выберите любое число вариантов ответа)

478. Участвовать в посадке деревьев и цветов

479. Принимать участие в уборке парковой зоны

480. Организовать детские игровые площадки

481. Возглавить детские секции и кружки по интересам

482. Участвовать в рейдах по охране правопорядка как представитель добровольной дружины

483. Осуществлять ночные дежурства по району в целях предотвращения террористических угроз7. Ни в каких

484. Хотели бы Вы принять участие в добровольной деятельности инициативной группы по решению социальных и культурных проблем в городе?1. Да, хотел бы

485. Меня посещали такие мысли, но активных действий я не предпринимал

486. Нет, не хочу принимать участия 98.Затрудняюсь ответить549

487. Инструментарий разработан исследовательским коллективом при участии автора

488. Оцените, пожалуйста, насколько Вы доверяете следующим социальным институтам

489. Социальные институты Не доверяю Сложно сказать Доверяю1. Здравоохранение 1 2 3

490. Общественные организации 1 2 33. Образование 1 2 34. Судебная система 1 2 3

491. Законодательная власть 1 2 3

492. Армия, правоохранительные органы 1 2 37. Политические партии 1 2 3

493. Высшие должностные лица государства 1 2 3

494. Религиозные институты 1 2 3

495. Средства массовой информации 1 2 3

496. Бизнес, предприниматели 1 2 3

497. Оцените, пожалуйста, насколько Вы доверяете (если Вы не работаете, переходите к вопросу №9)

498. Не доверяю Сложно сказать Доверяю1. Коллегам по работе 1 2 3

499. Непосредственному начальнику (руководителю структурного подразделения, в котором работаете) 1 2 3

500. Директору/руководителю организации, в которой работаете 1 2 3

501. Собственнику (-кам) организации, в которой работаете (если Вы работаете в коммерческой/частной организации) 1 2 3

502. Чувствуете ли Вы себя защищенным в нашей стране?1. Да2. Скорее да3. Скорее нет4. Нет98. Затрудняюсь ответить

503. С чем могут быть связаны причины Вашей неуверенности в завтрашнем дне? (2-3 варианта ответа)

504. Причина в моих личных и семейных проблемах

505. Нестабильность экономической и социально-политической ситуации в стране

506. Рост цен, стоимости жизни, ухудшение материального положения4. Опасение потерять работу

507. Рост преступности, опасение за личную безопасность и жизнь близких

508. Обострение межэтнических отношений

509. Ухудшение экологической ситуации в регионе

510. Что Вы лично готовы предпринять или уже предпринимаете, чтобы снизить риск угроз, обезопасить свою жизнь и жизнь своих близких? (Отметьте несколько вариантов)

511. Повышаю квалификацию, учусь, чтобы всегда иметь надежный заработок

512. Делаю сбережения на «черный день»

513. Усиливаю свою личную безопасность (замки, надежные двери)

514. Слежу за своим здоровьем, лечусь, занимаюсь спортом, фитнесом

515. Избегаю авиаперелетов, поездок на автотранспорте6. Молюсь, посещаю церковь

516. Стараюсь поддержать на выборах политические силы, которые не допустят ухудшения ситуации

517. Не выхожу из дома после наступления темноты

518. Ничего не предпринимаю, потому что все равно не уберечься 98. Затрудняюсь ответить

519. Кто, в первую очередь, способен обеспечить безопасность Вашей жизни и здоровья? (.Выберите любое число вариантов ответа)

520. Вы сами 5. Судебные органы

521. Прокуратура 6. Органы внутренних дел

522. Президент России 5. Вооруженные силы

523. Уполномоченный по правам человека 6. Другое

524. Считаете ли Вы, что государство в достаточной мере заботится о своих гражданах?

525. Да, считаю, что государственная под держка граждан вполне достаточна

526. Поддержка есть, но она могла бы быть и больше

527. Нет, считаю уровень заботы государства о гражданах явно недостаточный4. Другое98. Затрудняюсь ответить

528. Насколько, по-Вашему, чиновники знакомы с проблемами населения?1. Не знакомы

529. Знакомы со всеми основными проблемами населения

530. Знакомы только с проблемами, о которых население заявляет 98. Затрудняюсь ответить

531. Как Вы считаете, на что должны в первую очередь расходоваться бюджетные средства? (Отметьте не более 3 вариантов)

532. Охрана правопорядка 5. Социальные нужды 7. Выплата государственного долга

533. Образование и наука 6. Здравоохранение 8. Развитие спорта

534. Культура и искусство 7. Поддержка отечествен- 9. Другоеных производителей

535. Национальная оборона 8. Дотации на жилищно- 98. Затрудняюсь ответитькоммунальное хозяйство

536. Как Вы считаете, оправдано ли то, что в России планируется увеличить расходы бюджетных средств на оборону?1. Это полностью оправдано

537. Думаю, что можно было бы сократить расходы, поскольку нет реальной угрозы

538. Расходы на оборону необходимо минимизировать 98. Затрудняюсь ответить

539. Справляются ли вооруженные силы с обеспечением безопасности страны?1. Полностью2. Скорее да, чем нет3. Скорее нет, чем да4. Нет98. Затрудняюсь ответить

540. Военнослужащим повысили заработную плату в несколько раз. Насколько справедливо такое повышение?

541. Полностью оправдано условиями службы

542. Оправдано в военное время, но не в ситуации, когда на страну никто не нападает

543. Считаю это несправедливым по отношению к другим бюджетным работникам, зарплата которых низкая

544. Считаю это несправедливым, потому что это провоцирует инфляцию (рост цен)5. Другое, что именно98. Затрудняюсь ответить

545. Какая должна быть минимальная зарплата (в руб.), которую необходимо установить в России?

546. Какая должна быть в России минимальная пенсия (в руб.)?

547. Какие права, на Ваш взгляд, чаще всего нарушаются в России? (Выберите любое число вариантов ответа)1 .На собственность 7.На социальное обеспечение

548. На жизнь 8. На бесплатное образование

549. Гарантированное рабочее место и оплата 9. Избирать своих представителей в труда органы власти

550. Неприкосновенность личности и жилища Ю.Медицинское обслуживание

551. На получение информации 11 .На свободу вероисповедания 6 .На гарантированный прожиточный минимум 12 .Другое

552. Как Вы относитесь к современному поколению молодёжи?1 .Оно меня полностью устраивает З.Это полностью потерянное поколение 2.Удовлетворительно отношусь 4.Другое, что именно

553. Известны ли Вам молодежные организации?1.Да2. Нет (переходите к 26)

554. Затрудняюсь ответить (переходите к 26)

555. Какую роль играют молодёжные организации в обеспечении безопасности общества?

556. Отметьте несколько вариантов)1 .Занимаются воспитанием молодёжи б.Работают на политические партии

557. Только портят молодёжь 7.Ничего не делают, бесполезны

558. Работают в интересах государства и об- 8.0казывают влияние на защиту прав че-щества ловека в России

559. Работают в интересах других государств 9.Другое

560. Провоцируют молодёжные беспорядки 98. Затрудняюсь ответить

561. Ваше отношение к мигрантам

562. Им не место в нашем обществе

563. Мигранты полезны, заполняют рабочие места и трудятся на благо страны

564. Нужно принимать только специалистов высокого класса

565. Пусть приезжают и учат русский язык, культуру, соблюдают правила поведения

566. Они мне безразличны 98. Затрудняюсь ответить

567. Ваше отношение к поведению мигрантов в Вашем городе, районе (поселке)

568. Каждый должен жить, где и как хочет

569. Поселение легче контролировать правоохранительным органам

570. В кругу представителей своей этнической группы легче переносятся проблемы переезда на новое место жительства

571. Лучше, чтобы мигранты жили в своем кругу, не мешая местному населению

572. Это рассадник криминала и угроза безопасности местного населения

573. Мигранты игнорируют культуру, обычаи и законы страны, в которую приехали

574. Мигранты не учат язык той страны, в которую переехали

575. Они живут обособленно, это затрудняет приспособление к новым условиям жизни

576. Мигранты специально «вытесняют» местное население98. Затрудняюсь ответить

577. Кто, на Ваш взгляд, прежде всего, должен заниматься проблемами мигрантов?

578. Федеральная власть 4. Общественные организации

579. Региональная власть 5.Другое

580. Муниципальная власть 98. Затрудняюсь ответить

581. Ваш пол 1. Мужской 2. Женский30. Ваш возраст31. Семейное положение

582. Холост / не замужем 4. Разведен / разведена

583. Женат / замужем 5. Вдовец / вдова

584. Живем вместе без регистрации брака

585. Имеете ли Вы детей? 1. Да 2. Нет33. Какое у Вас образование?

586. Неполное среднее 4. Незаконченное высшее2. Полное среднее 5. Высшее

587. Среднее специальное 6. Ученая степень

588. Проходили ли Вы срочную службу в армии (только для мужчин)! 1. Да 2. Нет

589. Ваш основной род занятий в настоящее время?

590. Сотрудник коммерческой организации 6. Пенсионер

591. Работник бюджетной сферы 7. Студент, не работаю

592. Сотрудник негосударственной некоммер- 8. Студент, работаю ческой организации

593. Домохозяйка (-ин) 9. Безработный

594. Частный предприниматель, бизнесмен 10. Другое

595. Каково материальное положение Вашей семьи?

596. Мы едва сводим концы с концами; денег не хватает даже на продукты

597. На продукты денег хватает, но покупка одежды вызывает серьезные затруднения

598. Денег хватает на продукты и одежду

599. Можем без труда приобретать вещи длительного пользования

600. Можем позволить себе достаточно дорогие покупки квартиру, дачу

601. Большое спасибо за участие в анкетном опросе!

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.